Музей в переделкино: Недопустимое название

Содержание

Музей-галерея Евгения Евтушенко в Переделкино в Москве

Музей-галерея в знаменитом подмосковном поселке писателей был открыт 18 июля 2010 года — в день рождения Евгения Александровича.

Евтушенко за свою жизнь много путешествовал, побывал практически в ста странах и везде брал с собой фотокамеру. Увлечение хозяина фотографией бросается в глаза на входе в дом — здесь представлены снимки, которые он привез с самых разных уголков земного шара. Фотовыставку хозяин назвал «Мое человечество» и посвятил ее памяти выдающегося фотографа XX века Эдварда Стейхена.

Кумир советских интеллигентов всегда трепетно относился к живописи. Следующие два зала первого этажа отданы под вернисаж. Музей славится большой коллекцией картин, которую Евтушенко собирал на протяжении всей жизни, среди них — полотна Шагала и Пикассо, подаренные ими лично. Особо хочется отметить произведение Эрнста (родоначальника сюрреализма). Стены помещений украшают произведения Пиросмани и Шемякина, Пизани и Бибина, Юрия Васильева и Татьяны Шевченко, Леже и Сикейроса.

Второй этаж воссоздает творческую лабораторию поэта. Посетители увидят рабочий кабинет, архив, мемориальные вещи, награды, часть авторской библиотеки, в которой на почетном месте находятся произведения самого автора — они издавались на 72 языках по всему миру, только на русском издано более 130 книг. Часть комнаты посвящена детским и отроческим годам поэта — его сибирскому периоду жизни. Каждая вещь в комнате имеет свою историю, о которой гостям рассказывают экскурсоводы, а, если повезет, то и сам хозяин — его дача находится по соседству.

За свою жизнь писатель неоднократно был отмечен наградами и орденами. Он занесен в списки почетных граждан во многих городах бывшего СССР, является почетным доктором и членом академий российских и зарубежных университетов. В настоящее время Евтушенко — профессор Питсбургского университета, где до сих пор читает лекции. Поэт и сейчас пор много работает — завершает очередной роман, выпускает пятитомную антологию русской поэзии.

После проведения масштабных реставрационных работ 3 июля 2014 года в музее открылась обновленная экспозиция. Она пополнилась картинами Оскара Рабина, Татьяны Коробейниковой и работами скульптора Леонтия Усова, подаренными поэту.

Если вы нашли опечатку или ошибку, выделите фрагмент текста, содержащий её, и нажмите Ctrl+

Дом-музей Б.Окуджавы в Переделкино: адрес, фото, как добраться и что посмотреть

В писательском поселке Переделкино на улице Довженко расположен дом-музей знаменитого барда и поэта Булата Окуджавы. В небольшом домике дачного типа Окуджава проживал на протяжении десяти лет вплоть до своей смерти в 1997 году.

Интерьер дома-музея полностью сохранен. Войдя в дом, гости попадают в гостиную, в которой на стенах развешены картины – подарки художников, с которыми Окуджава был лично знаком. В кабинете поэта — множество фотографий с известными людьми, обширная библиотека, стол, за которым работал Окуджава. Здесь же стоит топчан, который Булат Шалвович сделал собственноручно.

В кабинете под стеклом можно осмотреть коллекцию колокольчиков: первый из экспонатов этой мини-выставки подарила Окуджаве поэтесса Белла Ахмадуллина.

В Переделкино Окуджава переехал в 1987-ом году. Небольшой домик-дачу поэту выделил Союз писателей СССР. Поселок Окуджава называл «заснеженным раем», здесь им было написано множество стихов.

Музей Окуджавы в Переделкино появился благодаря энтузиастам-любителям творчества барда. Учреждение получило название «Народный музей Булата Окуджавы». Коллекция музея была собрана благодаря друзьям поэта – знаменитым писателям, журналистам, сотрудникам ведущих музейных учреждений столицы. В 1999 году Министерство культуры РФ присвоило музею государственный статус, вдова Окуджавы была назначена на должность директора. В 2016-ом году Минкульт сделал музей Окуджавы частью Государственного литературного музея.

В небольшом домике поместился зал для мероприятий и выставочный зал, посвященный жизни и творчеству барда. В лекционно-концертом зале проходят мастер-классы, встречи с творческими людьми, съемки телевизионных передач, круглые столы. В доме-музее Окуджавы с 2000 года проводятся Булатовы субботы – встречи писателей, художников и музыкантов.

Музей с удовольствием принимает детские группы: школьников ждут интерактивные экскурсии, концерты и спектакли.

В доме-музее есть небольшой кинозал, в котором показывают документальные фильмы об Окуджаве, военную кинохронику (знаменитый бард прошел через всю войну), артхаусные киноленты.

При музее работает киоск с сувенирами, посвященными Окуджаве и эпохе, в которую он жил и работал.

писательские музеи в Переделкино — дома Пастернака, Чуковского, Окуджавы и Евтушенко

Кроме музея важное место памяти – будка Лидии Чуковской, дочери Корнея Ивановича, редактора, писателя и, как бы мы сейчас сказали, политического активиста необыкновенной смелости. Будка – крошечный сараюшка, в которой она жила, будучи на даче. Жила по ряду причин, в основном в поисках тишины и из-за разного с отцом графика (он страдал бессонницей и очень рано вставал). Будка находится недалеко от основного дома, если идти вглубь участка. Там есть калитка в ограде и сама дверь в домик обычно открыта. Можно заглянуть, оценить размеры и попробовать немного почувствовать Лидию Корнеевну.

«… мы много виделись с ними, потому что ведь я теперь — впервые! — могу в Переделкине жить и спать: мне выстроена на участке бука и я там живу! Девять метров. В глубине, в лесу. Если бы вы знали, как чудесно там просыпаться — рано утром — и сразу видеть лес — изнутри леса — и слышать птиц. И сразу выбираться на пень и — писать. Скоро этому конец, потому что будка без печки.

Будка — прелесть, очень благоустроено внутри: свет, ковер, тахта, вентилятор. Но снаружи она похожа на ларек, и Марина прозвала ее: «Пиво-воды»… Лида ушла в Пиво-воды…» (из письма Л. Чуковской А. Пантелееву 11.08.1959 г.)

 

Интересные факты.

  • До будки этой не могла в последние годы дойти Анна Ахматова, общавшаяся с отцом и дружившая с дочерью. В Записках об Анне Ахматовой описано, как та собралась было, опираясь на руку Чуковской, дойти до будки, но поняла, что не сможет – осталась на лавочке перед домом посидеть.
  • В начале 70-х Валентин Юмашев (будущий зять Бориса Ельцина) работал на даче Корнея Чуковского дворником. На самой даче живал тогда Александр Солженицын. Мать Юмашева работала в поселке уборщицей, жили они совсем небогато, соседская писательская дочка Груня Васильева (будущая писательница Дарья Донцова) дарила Юмашеву старые вещи.
  • Про будку и Чуковскую подруга дома, поэтесса Инна Лиснянская написала стихотворение Топтун («топтун» — агент органов, осуществляющих слежку за неблагонадежными элементами).

        Обшарпаны стены,
        Топтун у ворот:
        «Опасная стерва
        В том доме живет.
        О русском народе
        Бесстыдно скорбит,
        Транзистор заводит
        Да суп кипятит.
        Перлового супу
        Хватает на пир,
        Читает сквозь лупу,
        А слышит весь мир,
        И в колокол Герцена
        Яростно бьет!»…

        Топтун свое зеркальце
        Вдруг достает,
        Чтоб вновь убедиться,
        Что он человек
        И с ним не случится
        Такого вовек.

        1974

  • Перед входом на дачный участок Чуковский, напротив, на ограде дома творчества висят любопытные картины. В музее нам сказали, что их повесили лет 15 назад местный трудовик с детьми.

Дом-музей Бориса Пастернака в Переделкино ждет реставрация — Комплекс градостроительной политики и строительства города Москвы

1 июля 2012 года территория Москвы увеличилась в 2,4 раза. К ней присоединили земли на юго-западе Подмосковья, образовались Троицкий и Новомосковский административные округа (ТиНАО), которые состоят из 21 муниципального образования. Это и есть Новая Москва.

На северо-востоке она граничит со старой территорией города, на юго-западе – с Калужской областью, с остальных сторон окружена Московской областью.

В состав Новой Москвы входят поселения Сосенское, Воскресенское, Десёновское, Мосрентген,  Московский, Филимонковское, Внуковское, Рязановское, Марушкинское, Кокошкино, Щаповское, Краснопахорское, Михайлово-Ярцевское, Вороновское, Клёновское, Роговское, Первомайское, Новофёдоровское, Киевский, а также городские округа Щербинка и Троицк.

Назад

Вопрос транспортного обслуживания новых территорий был одним из самых острых. В результате реконструировали две основные магистрали ТиНАО – Киевское и Калужское шоссе, строятся дороги, создаются поперечные связки между радиальными направлениями.

Так, с 2012 года в Новой Москве и на прилегающих территориях было построено около 300 км дорог, возведено 58 эстакад, тоннелей и мостов, 36 пешеходных переходов.

В 2021 году в ТиНАО будет открыто движение на 49,5 км дорог, в том числе восьми искусственных сооружений и трех пешеходных переходах.

Дороги в ТиНАО строятся с учетом современных требований к комфорту и безопасности. Все съезды имеют разгонные полосы.

До 2023 года появятся новые поперечные дорожные связки, дублирующие МКАД, а также большое количество важных для местных жителей трасс.

Дачные поселки и садовые некоммерческие товарищества (СНТ) занимают 6 тыс. га (около 4%) территории ТиНАО. Власти столицы активно развивают инфраструктуру садовых товариществ и сельских населенных пунктов – газифицируют поселки, проводят электричество, водопровод, канализацию и строят удобные подъездные дороги.

Назад

Если раньше покупатели квартир обычно выбирали между жилыми комплексами Подмосковья и Новой Москвы, то сейчас решение принимается в пользу ТиНАО, ведь вместе с квартирой горожане получают бонус в виде статуса столичного жителя.

Потенциальные покупатели выбирают тот или иной ЖК из-за действующих детсадов, школ, поликлиник. Большое внимание уделяется развитию дорожно-транспортной инфраструктуры – строятся и реконструируются дороги, прокладываются линии метро.

За почти девять с лишним лет в Новой Москве построено и введено в эксплуатацию 21,8 млн. кв. метров недвижимости, из них 16,9 млн. кв. метров жилья.

В 2021 году планируется к вводу 2,3 млн. кв. метров жилья и около 0,5 млн. «квадратов» нежилья. 

 

Назад

Детские сады и школы строит в Новой Москве не только город, но и инвесторы. Столичные власти договорились с крупными застройщиками увеличивать в строящихся микрорайонах количество садиков и школ.

С 2012 года в Новой Москве построено и введено в эксплуатацию 90 социальных объектов:

57 дошкольных учебных заведений;

20 школ;

15 объектов здравоохранения.  

В 2021 году планируется ввести в эксплуатацию два объекта здравоохранения.

Назад

Площадь новых территорий в полтора раза больше старой Москвы. Развивать их решили комплексно, для этого были определены 12 точек роста.

Каждая из них стала центром градостроительной активности – здесь строят жилье, развивают транспортную инфраструктуру, создают высокооплачиваемые рабочие места.

12 точек роста Новой Москвы:

  • офисный парк в Румянцево;
  • поселок Мосрентген;
  • поселок Коммунарка;
  • поселок Внуково;
  • поселок Киевский;
  • поселок Щапово;
  • поселок Рогово;
  • деревня Рязаново;
  • деревня Ярцево;
  • город Троицк;
  • село Вороново;
  • инновационный центр «Сколково».

Наиболее активно развиваются пять точек роста: АДЦ Коммунарка, офисный парк Comcity и ЖК Homecity, зона вблизи Внуково, зона рядом с ТПУ «Саларьево», Прокшино (реализация проекта ГК «А101»).   

Назад

Три рождения маленького музея Булата Окуджавы в Переделкине

Удивительна история создания нашего маленького музея в Переделкине. Когда отгремят юбилейные торжества по случаю 95-летия Булата Шалвовича, собираюсь организовать выставку, которая будет называться так: «Вот приедет Путин… Три дня рождения маленького музея». А зарождалась идея выставки из истории о трех чудесах, посланных Булату Шалвовичу.

Дома в Переделкине давали очень крупным партийным писателям, чиновникам советской власти, но в 1960-х началось послабление, власть линяла и сходила на нет, и тогда дачи начали давать Евгению Евтушенко, Белле Ахмадулиной — тем, кому такое и не снилось. А ведь здесь намоленное место, тень Пастернака скользит по аллеям, место творческое… Пустили в Переделкино новописателей, новопоэтов — Вознесенского, Рождественского…  И до Булата Окуджавы дошла очередь. После долгих сомнений ему тоже предоставили дом. Здесь была наша дача. Прелестный чистый воздух, тишина, сосны, птицы узнавали Булата, он здесь прекрасно себя чувствовал, здесь был его кабинет — кабинет писателя…

Ах, как же здесь было отрадно, а какие соседи!  Единомышленники, союзники — поэт Олег Чухонцев, через забор — Белла Ахатовна Ахмадулина, чуть в стороне Анатолий Рыбаков, дальше Евтушенко, Вознесенский…

Когда не стало Булата, было понятно, что вся память о нем только здесь…

Гости у Дома-музея Булата Окуджавы в Переделкине на вечере в канун 80-летия со дня рождения поэта, 8 мая 2004 года

© Эмиль Матвеев/ТАСС

Не знаю, как сработал этот механизм, но появилось слово — музей. Но тогда выступило Министерство культуры с крайним недоумением: какой-то гитарист с усиками, и вдруг ему музей в Переделкине? Здесь музей Пастернака, Чуковского, при чем тут Окуджава? 

Не могу сказать, что я одна сражалась и воевала. Сражались все, писали письма. Мне же говорили, что, понятно, конечно, Ольга Владимировна, вы ведь дачу хотите себе сохранить. .. А ведь я ни одной ночи после того, как Булата не стало, не могла провести в этом доме. Я вернулась из Парижа одна в горьком июне 1997 года, а уезжали мы вдвоем. Вошла в наш тихий дом, сняла с полки четыре-пять книг, повернулась и ушла. Я никогда не претендовала, никогда даже и не думала присваивать эту дачу себе. Но музей для Булата, для памяти о нем был необходим. И я тоже начала воевать.

Говорили мне так: «Каждая вдовица хотела бы здесь поселиться, но это невозможно. Извините, большая очередь». Потом говорили: «Знаете, Ольга Владимировна, все-таки есть более великие поэты, которые не имеют своего музея, как-то неловко будет предоставить музей Булату Шалвовичу». Неловко.

Я написала письмо Владимиру Путину. Шел 1998–1999 год. По легенде, я точно не знаю, но, возможно, его передала Ирена Лесневская Валентине Матвиенко, а та — по адресу… Тогда еще такое было возможно. 

Результат говорил сам за себя: письмо прочел премьер-министр, которым тогда был Владимир Владимирович. На краешке он написал: сделать, как она просит. И тут уже все сказали: «Ах, какая прелесть, какая прекрасная идея».

Государственный мемориальный музей Булата Окуджавы в дачном поселке Переделкино, 2016 год

© Артем Геодакян/ТАСС

Я хотела, чтобы нас сделали самостоятельным музеем федерального подчинения, и никто уже не смел противиться. Нам дали очень высокий статус. Это был первый день рождения музея.

Конечно, хотелось доказать, что мы достойны. В музее всегда работали ревнители, помощники, у меня собралась чудесная команда людей. Так мы просуществовали много лет.

А потом нас вдруг перевели в подчинение Московской области.  Это был 2003–2004 год. Областные были в ужасе, что мы им сели на шею, денег не давали. И мы страдали, и все страдали. Мы писали, мы молили. К президенту обращался даже губернатор области Громов. Жили трудно. Концы с концами едва сводили. И тогда я снова написала Путину, но до него не доходило мое письмо. И в это время появился новый министр культуры — изумительный, чудо природы, таких министров очень немного — Александр Алексеевич Авдеев. Он заехал в музей, попил чайку, посмотрел, поговорил с сотрудниками и забрал еще одно письмо для президента. Что именно тогда написал Владимир Владимирович на «краешке письма», я не знаю, но нас буквально на следующий день перевели обратно в Москву — с федеральным статусом. Состоялось второе рождение музея. 

Мы вновь зажили счастливо. Нас всех соединяла любовь к Булату Шалвовичу, объединяло почти родственное отношение к нему, к его творчеству, к значению его творчества, и твердая уверенность, что маленький музей достоин своего высокого статуса и что мы должны все самое лучшее нести людям — не только стихи Булата. Мы проповедовали любовь и дружбу, совесть, благородство, достоинство, доброжелательность, музыку, поэзию. Это не просто красивые слова, у нас действительно так было всегда. Люди приходили и говорили: «Какая аура! Какая атмосфера!» Даже невесты приходили в белых платьях. Есть такая байка: если под нашей осиной посидеть на скамейке, будет в семье счастье. Нам несли цветы, нам несли яблоки ведрами. Нас все очень поддерживали. И мы старались, очень старались. Вот так мы счастливо и жили. А потом наступил конец счастью. 

© Михаил Джапаридзе/ТАСС

Пришли очень серьезные люди и сказали: «Хватит — вы будете не музей, а отдел». Мне предложили быть заведующей этим отделом, а я отказалась. Мой кабинет опечатали, сторожам сказали не пускать меня даже на территорию. Сотрудников уволили, ликвидировали прекрасный сайт. Сорвали с потолка колокольчики, которые так его украшали и были нашей фишкой. Размонтировали витрины и вывезли всю мебель, ничего не осталось. Остались голые стены и потолок, все было ликвидировано и куда-то вывезено. При этом многое был утрачено. У нас была прелестная картина, которую нарисовал Владимир Войнович, — «Роза красная в бутылке из-под импортного пива», она пропала. История на этом должна была закончиться навсегда, но нам повезло и в третий раз. 

На защиту маленького музея встали известнейшие люди. К Владимиру Владимировичу шли письма, Спиваков обращался лично. Но все послания, просьбы разворачивали и отвечали, что они отправлены в Министерство культуры. А это все и сделано было министерством — какой смысл был посылать туда наши мольбы?

Все будто бы кончилось, я ушла. У меня на этой улочке есть собственный небольшой дом, дача. Конечно, ездить мимо своего музея было совсем некомфортно. Но жила я счастливо, лечилась от серьезной болезни и, слава Богу, вылечилась. Потом у нас появилось помещение на Арбате, которое существует и поныне.

Культурный центр и музей Окуджавы «Дом Булата»

© Сергей Карпухин/ТАСС

Я вздохнула свободно, занялась экспозицией, мы создали изумительный маленький музейчик в центре Москвы. Но с Переделкиным проститься сразу я так и не смогла. Там жила память. И здесь судьба вновь улыбнулась нам. Или Госпожа Удача. Не буду описывать детали, но мне удалось встретиться с Владимиром Владимировичем еще раз.  Я попросила его вмешаться. Мне удалось сказать ему лично: «Беда…» 

Письма, которые подписывали, тут же ему передали. А они были подписаны 24 крупнейшими деятелями нашей культуры. На защиту встали: Хуциев, Данелия, Захаров, Миронов, Калягин, Спиваков, Мацуев, Норштейн, Бардин, Владимир Васильев, Дашкевич, Камбурова и многие другие. И Владимир Владимирович услышал меня, он сейчас же потребовал это письмо, увидел все имена, и уже на следующий день меня вызвали в Министерство культуры, чтобы сказать, что мечтают вернуть нам наш музей и статус федерального подчинения.

Так в третий раз случилось чудо. Спасение. И конечно, я не могу об этом не помнить, не могу не быть благодарной тем трем моментам в жизни музея, когда нам была протянута всемогущая рука. И выставку я сделаю, соберу в экспозицию все казенные письма, все отказы, отписки, всю эту документальную историю.

© Сергей Карпухин/ТАСС

А что сейчас?

Сейчас наша задача — «заманивать» людей в культурное пространство. Одна из необходимых тем для музея — пытаться найти дружеский контакт с детьми и школьниками, участвовать в их воспитании. Методы применять самые разные — завлекательные, рекламные, если хотите. Это особая культурная политика. В музей идут за счастьем, однажды сказала директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова. Именно за счастьем приходят в наш маленький музей. Тот, кто однажды зашел, получает здесь тепло, любовь. Мы пытаемся донести до посетителей почти забытые нынче такие понятия как пресловутые «совесть, благородство и достоинство».

И когда в наш маленький музей приходят школьники, изумительные экскурсоводы рассказывают о Булате Шалвовиче, говорят о поэзии, о музыке. А школьники сидят с жвачкой во рту, слушают вполуха. А потом выходит во двор такой шалопай, подходит к экскурсоводу с уже проснувшимися глазами: «Вот вы читали этот стишок, а где его можно найти?» Ура! Значит — зацепило! И для нас это праздник, который мы стараемся устроить.

Про Булата Шалвовича говорят, что он национальное достояние. Нет. Он — маленькая часть национального богатства. И мы, пользуясь его наследием, учим детей — совести, благородству, достоинству, любви к Родине — не основам шумного, часто фальшивого патриотизма, а подлинной любви к Отечеству, к его истории, к его победам.

© Михаил Джапаридзе/ТАСС

И еще хочу сказать: Булат всегда считал, что есть вещи, о которых надо скорее молчать, чем кричать. Главное — дело. А красивые слова нынче значат все меньше. 

И вот сейчас кто-то обвиняет Булата Шалвовича в том, что он не патриот. Я скажу одно: есть люди, которым просто недоступно понимание личности Окуджавы, его искренней и подлинной любви к Родине, без крика и ура-патриотизма, показного главным образом.  Всем бы быть такими подлинными патриотами.

Надо хранить и защищать Переделкино, чтобы было где говорить о Булате, помнить о нем, помнить его удивительную прозу, его чудесные мудрые стихи и изумительные песни. Переделкино — это весомый шанс оставить подлинный отпечаток его личности. 

Очень боюсь, что, когда меня не станет, все здесь действительно превратят в отдел кластера. И школьники здесь ничего такого необходимого для их будущего уже не услышат. Будет все казенно. Надеюсь, что любовь к Булату и память о его несравненно редком таланте и уникальной личности спасут это место.

 

Музеи Пастернака, Чуковского, Окуджавы в Переделкино сольют в кластер | Статьи

На базе музеев Пастернака, Чуковского и Окуджавы в Переделкино создадут музейный кластер под эгидой Государственного литературного музея (ГЛМ). Для этого самостоятельный Государственный мемориальный музей Б.Ш. Окуджавы будет реорганизован и превратится в филиал ГЛМ. Об этом «Известиям» сообщил глава департамента культурного наследия Михаил Брызгалов.

— Нововведение происходит в рамках плановой оптимизации, мы исполняем поручение правительства. Не все музеи работают сегодня с большой эффективностью исполнения государственного задания. Соответственно принято решение сделать музей Окуджавы филиалом Гослитмузея. Смысл оптимизации в том, что административный аппарат уходит, бухгалтерия уходит, музей становится частью крупной структуры, у него появляется больше возможностей для рекламы и привлечения посетителей, а Гослитмузею будет увеличено финансирование, — рассказал Брызгалов.

Чиновник подчеркнул, что музей Окуджавы продолжит работу в новом качестве, а его директору Ольге Арцимович предложена должность заведующего филиалом. По мнению министерства, реорганизация объединит все три музея (дома-музеи Корнея Чуковского и Бориса Пастернака уже принадлежат Гослитмузею) и позволит создать на базе знаменитого писательского поселка музейный кластер. При этом ведомство пообещало увеличить финансирование музея Окуджавы в 2016 году.

В свою очередь, директор Музея Окуджавы и вдова поэта Ольга Арцимович заявила «Известиям» о своем уходе в случае реорганизации. 

— Я возмущена до глубины души. Происходящее неграмотно, неправильно и противоречит решению Путина. Министерство культуры всегда было против нашего музея, и в свое время он был создан именно благодаря Путину. Владимир Владимирович дал нам статус музея федерального подчинения, трогательно сообщил об этом в СМИ, и у нас с ним была личная встреча, во время которой мы говорили о судьбе музея Окуджавы. Что произошло сейчас, я не знаю. Вечером в пятницу, в последнюю рабочую неделю перед Новым годом, мне в категоричной форме было сказано, что у нас забирают статус музея федерального подчинения. Тогда я сообщила им, что уйду, а вместе со мной заявление на стол готовы положить и мои сотрудники.

По словам Арцимович, после реорганизации, музей лишат «элементарных вещей, от которых зависит жизнедеятельность дома Окуджавы». 

— В первую очередь меня беспокоит то, что сокращают заместителей. Например, заместителя по хозяйственной части, без которого строение просто не сможет существовать. Домик, где размещается музей, — древний, у него гнилой фундамент, крыша протекает, постоянно лопаются трубы, — отметила Арцимович.

Директор Государственного литературного музея Дмитрий Бак сообщил «Известиям», что считает преждевременным комментировать реформу.

— Приказ о реорганизации музея Окуджавы поступил в Гослитмузей только сегодня, в понедельник, поэтому комментировать это событие пока рано, тем более что с пятницы я нахожусь в отпуске. Могу заверить, что культурное наследие Булата Окуджавы ни в коем случае не уйдет из фокуса общественного внимания. Попробуем выяснить возможности и условия начала реализации специальной программы по изучению жизни и творчества Окуджавы, популяризации его поэзии, одним словом, приложим все усилия, чтобы в результате выиграли все — и музейщики, и посетители музеев, и поклонник стихов и песен Булата Окуджавы, — подчеркнул Дмитрий Бак.

Музей Окуджавы в Переделкино стал государственным в 1999 году. Его фонд насчитывает около 2 тыс. единиц хранения поэта и барда. 

Государственный литературный музей (ГЛМ) — крупнейший в России музей истории русской литературы. Инициатором его создания и первым директором был Владимир Бонч-Бруевич. Сегодня фонды ГЛМ насчитывают свыше 500 тыс. единиц хранения.

Переделкино: писательские музеи: moscow_i_ya — LiveJournal

Помните:

Как у наших у ворот

Чудо-дерево растёт…

Не листочки на нём,

Не цветочки на нём,

А чулки да башмаки,

Словно яблоки!

Вот оно, чудо-дерево!
И растет оно конечно же перед дачей Корнея Ивановича Чуковского. Росло при его жизни, осталось и сейчас, когда дача стала музеем.
В Переделкине не меньше четырех таких дач-музеев. Говорю так осторожно, потому что о четвертой мы не подозревали, пока не наткнулись случайно на указатель. Так что возможно, их и больше: среди дачников немало тех, кто музея достоин.
Я уже писала, что у меня сложные отношения с Переделкиным, поэтому я намеренно ехала смотреть музеи только снаружи. Впрочем, сама природа и дух Переделкина связаны с писательской судьбой не меньше, чем, к примеру, любимый стол или диван. Так что давайте посмотрим.

Дом Чуковского

Перед домом

Аллея, ведущая от калитки в дому Пастернака

А вот и дом

Здесь был кабинет поэта

Где-то на этих грядках он снимался (есть очень хорошее фото)

Дом Окуджавы. Здесь я на пару минут зашла в мемориальную часть (то есть в те комнаты, где раньше жила семья поэта).  И… как будто унеслась на машине времени в свое детство и  дачную жизнь, казалось бы прочно забытую. Этот неповторимый запах прихожей… плотно закрывающаяся дверь (совсем не так, как городская). Деревянная вешалка. Комната с какими-то мелочами, которые и не упомнишь, но которые узнаваемы памятью детства. Стол со скатертью. огромный матерчатый абажур. Как удивительно все это увидеть. .. узнать… а потом прикрыть дверь и вернуться в XXI-й век.

Коллаж у дома Окуджавы

Это тоже обитатель музея.

И совершенно неожиданно, гуляя по Переделкину, мы наткнулись на указатель: к музею-галерее Евтушенко. Мы так удивились, что именно туда все-таки зашли.

Мало кому удалось создать музей имени себя при жизни. Да еще как филиал музея современной истории России, да еще с заметным  указателем на шоссе (другие музеи найти гораздо труднее) и с немаленькой входной платой (фото оплачивается дополнительно, поэтому их не будет).

При всем нашем скептицизме, музей очень интересный. В первом зале — фотографии, снятые поэтом. Мне трудно оценить его фотомастерство, но очень любопытно сравнивать лица на фотографиях 60-х годов 20 века и современных. Второй и третий залы — зарубежная и отечественная живопись: в основном подарки поэту. Есть Пикассо (небольшой, но выразительный рисунок), Шагал, Пиросмани; есть очень незаурядные работы художников, чьи фамилии нам ничего не говорили. В ассортименте представлены портреты самого Евтушенко, а также картины его сына.

Второй этаж посвящен творчеству поэта — многочисленные издания его книг, фото и пр, а также рабочий стол и пиджак. Несколько странно для ныне здравствующего человека, но если рассматривать экспозицию как отражение истории последнего полувека, то даже интересно.
Стоит сказать, что в музее нас встретили очень доброжелательные сотрудники, которые сокрушались, что мы пришли перед самым закрытием, и они не успеют нам ничего рассказать. Но на все наши вопросы нам отвечали, тем более, что мы были единственными посетителями.

Практическое Три музея имеют прекрасные сайты или страницы, которые стоит изучить безотносительно поездки в Переделкино: Чуковский (небольшая но душевная страница), Пастернак (сайт), Окуджава. Для музея Евтушенко есть только контактная информация
Адреса. Музей Чуковского: улица Серафимовича, дом 3: Пастернака — улица Павленко, дом 3, Окуджавы: улица Довженко, дом 11, Евтушенко: улица Гоголя, дом 1 а. Найти все музеи непросто, потому что это просто дачные дома в ряду таких же домов. Музеи Пастернака и Чуковского находятся недалеко друг от друга. К музею Окуджавы есть указатели от станции Мичуринец, но даже с указателями можно запутаться. На сайте музея Пастернака написано просто: Если вы заблудились – звоните нам по такому-то телефону. Впрочем, до этого вряд ли дайдет: дорогу скорее всего подскажут местные жители, мы их помощью при поисках пользовались неоднократно

Еще про Переделкино
Указатели блога: Мои экскурсии. Музеи Культура. Памятники Скульптура. Храмы.
Парки Природа Вокруг Москвы Лучшие сюжеты. Поесть. Полезное Вопросы и ответы
Из любимых постов Таруса:город великих дачников

File:Dommuzejpasternak.jpg — Wikimedia Commons

Этот файл содержит дополнительную информацию, такую ​​как метаданные Exif, которые могли быть добавлены цифровой камерой, сканером или программой, использованной для его создания или оцифровки. Если файл был изменен по сравнению с исходным состоянием, некоторые детали, такие как метка времени, могут не полностью отражать детали исходного файла. Временная метка настолько точна, насколько точны часы в камере, и она может быть совершенно неправильной.

1 1 1 1 1 . 46 1 1
Производитель камеры NIKON
Модель камеры E2100
Время экспозиции 0048567265662943)
F-NUME F / 2.9 0 F / 2.9
ISO Скорость Рейтинг 100
Дата и время генерации данных 15:14, 1 апреля 2005 г.
Объектив фокус 6.1 мм 6.1 мм
Ориентация Normal
DPI
300 DPI 300 DPI 300 DPI 300 DPI
Software Software Используется ACD Systems Digital Imaging
Изменение файлов Дата и время 20:50, 22 июня 2005 г.
y и c позиционирование
y и c Расточки yourced
Программа экспозиции нормальная программа
EXIF ​​версия 2.2
Дата и время оцифровки 15:14, 1 апреля 2005
Режим сжатия 2
Apex Exposure Bias 0
Максимальная примерная диапазона 3 Apex (f / 2.83)
Дубитель Узор
Signal
Unknown
Flash Flash не пожаровал, обязательное подавление флэш-памяти
DateIme Supports
Цветовое пространство SRGB
Обработка пользовательских изображений Нормальный процесс
Режим экспозиции Auto Excire
Баланс белого белого Авто Белый Баланс
Цифровой зум-коэффициент масштабирования 0
Фокусное расстояние в пленке 35 мм 47 мм
Сцена захвата типа пейзаж 1
Нормальный Нормальный
Sharptess Нормальный
Дальность дальности
Unnown

Скульптура на дисплее в Музее-студии Зураба Церетели в Москве.

.. News Photo

Соглашение о легком доступе

Следующие активы содержат неопубликованный и/или ограниченный контент.

Изображения, помеченные как Загрузки для быстрого доступа , не включены в пакет Премиум-доступа или подписки Getty Images, и вам будет выставлен счет за любые изображения, которые вы используете.

Легкий доступ к загрузкам позволяет быстро загружать изображения высокого разрешения без водяных знаков. Если у вас нет письменного соглашения с Getty Images, в котором указано иное, загрузка в режиме простого доступа предназначена для коммерческих целей и не лицензируется для использования в окончательном проекте.

Ваша учетная запись Easy-access (EZA) позволяет сотрудникам вашей организации загружать контент для следующих целей:

  • Тесты
  • Образцы
  • Композиты
  • Макеты
  • Черновой монтаж
  • Предварительные правки

Он имеет приоритет над стандартной комбинированной онлайн-лицензией для неподвижных изображений и видео на веб-сайте Getty Images. Учетная запись EZA не является лицензией.Чтобы дополнить свой проект материалами, загруженными из вашей учетной записи EZA, вам необходимо получить лицензию. Без лицензии дальнейшее использование невозможно, например:

  • презентации фокус-групп
  • внешние презентации
  • итоговые материалы, распространяемые внутри вашей организации
  • любые материалы, распространяемые за пределами вашей организации
  • любые материалы, распространяемые среди населения (такие как реклама, маркетинг)

Поскольку коллекции постоянно обновляются, Getty Images не может гарантировать, что какой-либо конкретный элемент будет доступен до момента лицензирования.Пожалуйста, внимательно ознакомьтесь с любыми ограничениями, сопровождающими Лицензионные материалы на веб-сайте Getty Images, и свяжитесь с вашим представителем Getty Images, если у вас возникнут вопросы по ним. Ваша учетная запись EZA останется на месте в течение года. Ваш представитель Getty Images обсудит с вами продление.

Нажимая кнопку «Загрузить», вы принимаете на себя ответственность за использование неопубликованного контента (включая получение любых разрешений, необходимых для вашего использования) и соглашаетесь соблюдать любые ограничения.

Элитные виллы портят деревню, вдохновившую доктора Живаго | Россия

Почти 30 лет она была источником вдохновения для Бориса Пастернака. Из своего кабинета на первом этаже русский поэт и писатель смотрел на богатый пейзаж с березами и соснами. За ним было поле, а затем церковь с золотым куполом.

Сейчас же деревня советских писателей, где Пастернак жил с 1936 года до своей смерти в 1960 году, преобразилась. На поляне, всего в 50 метрах от исторической деревянной дачи Пастернака, строится жилой комплекс для московских сверхбогатых.На прошлой неделе разработчики вносили последние штрихи в серию особняков. Вместо «ясного, влажного, флейтистого напева» дрозда, как выразился Пастернак, деревня теперь гудит от стука и свиста рабочих.

Вниз по дороге от дома Пастернака застройщики построили гигантскую канализационную трубу рядом со святым источником — очевидно, чтобы смахивать отходы с неоклассических вилл и имитировать кирпичные таунхаусы в «английском стиле», выросшие на близлежащем склоне холма .

— Это карбункулы, — сказала вчера Наталья Пастернак, невестка поэта.«Вид из дома Пастернака был совершенно изумительный. Это был типичный русский пейзаж с церковью на холме. Теперь он разрушен.

Наталья Пастернак, управляющая музеем в доме, где жил ее свекор и написал свой нобелевский лауреат роман «Доктор Живаго», сказала, что автор был бы потрясен тем, что случилось с Переделкино, деревней в 25 км от Москвы. . «Ему было бы грустно, — сказала она.

Дачный комплекс был основан в 1934 году как место, где могли жить и работать ведущие писатели Советского Союза.Несмотря на падение коммунизма, в колонии по-прежнему проживает около 100 писателей и философов, которые платят символическую арендную плату в литературный фонд. Они протестовали против нового сословия, но безрезультатно.

Поле принадлежало колхозу. По словам Натальи Пастернак, два руководителя хозяйства, выступавшие против продажи земли, были загадочным образом застрелены. Новая усадьба затмевает вид между дачей Пастернака и кладбищем, где он похоронен. Вчера доброжелатель оставил там гвоздики.

«Это ужасно, — сказал Леонид Латынин, писатель, живущий на даче по соседству с Пастернаком. «Это было дикое место». На вопрос, кто может позволить себе купить новые особняки, которые продаются по цене от 1,5 до 4 миллионов долларов каждый, он ответил: «Люди с криминальными деньгами».

Пастернак часто гостил на соседней даче, увитой диким виноградом, добавил он. Дом принадлежал Лиле Брик, музе и любовнице поэта-футуриста Владимира Маяковского. Новые мегабогатые жители поселка редко общались с писателями, сказал Латынин, добавив: «Мы живем в двух разных мирах.

Пастернак приехал в Переделкино в 1936 году. Считается, что пасторальная обстановка вдохновила его на написание цикла лирических стихов в то время, когда, подавленный арестом многих своих друзей, он практически перестал писать. Они также наполняют удивительную группу из 25 стихотворений в конце «Доктора Живаго»

Одно, «Август», вызывает в памяти переделкинскую спальню автора на первом этаже: «Солнце позвало меня ярким и ранним / Как и обещал, я не был введен в заблуждение. /Наклонный стержень шафрана/Тянущийся от занавески к кровати.В поэме отмечены «нищая, голая, редкая, дрожащая ольшаница» и «притихшие вершины скорбящих деревьев». По словам Латынина, Пастернак часто ходил через поле к деревенской церкви. Он также купался в озере. После смерти Пастернака, 48 лет назад на прошлой неделе, Переделкино привлекло тысячи литературных паломников, жаждущих увидеть дом лауреата Нобелевской премии.

«Пастернак любил это место», — сказала вчера жена Латынина Алла, сама литературный критик. «Он был очень привязан к этому.Он думал о том, чтобы уехать из Советского Союза, чтобы получить Нобелевскую премию [которую он получил в 1958 году за доктора Живаго, но которую советские власти не позволили ему принять]. Он мог уйти. Правительство было им недовольно. Это дача держала его здесь.

Осажденное сообщество писателей в Переделкино отмечает, что статус художников и интеллектуалов в России упал после распада Советского Союза. «В советское время писатели были аристократами.Теперь к нам относятся как к писателям в Европе», — сказал Латынин.

Они признают, что перемены неизбежны, учитывая новое процветание России. Между тем никто из жителей не был проинформирован о новостройке, которая была окутана тайной. Построившая его фирма «Стольный Град» подтвердила, что почти все особняки проданы. Он отказался сказать, сколько они стоят. «Мы не рекламируем», — добавила пресс-секретарь.

Вчера Наталья Пастернак вспоминала, как советские власти закрыли дом Пастернака в восьмидесятые годы, выбросив большую часть мебели поэта в сад.«Доктор Живаго» был опубликован на Западе в 1957 году, а в СССР был разрешен только в 1988 году. «Мы сохранили мебель. Дом не стал музеем до девяностых, — сказала она.

Один из экскурсоводов музея сказал, что Пастернак явно был счастлив в Переделкино, несмотря на его двойственное отношение на протяжении большей части его жизни к советской власти. «Он любил гулять в том поле, — сказала Татьяна Нешумова, глядя в окно. «Это культурный ландшафт. Строительство здесь не может быть правильным.’

Настоящее Варыкино: Дача Бориса Пастернака

Переделкино Пастернака

Текст и фото Ян Митчелл

« L оставьте этого обитателя облаков с миром», — сказал Иосиф Сталин подчиненному в разгар Большого террора, когда предлагалось арестовать Бориса Пастернака (1890–1960). Год спустя поэт, переводчик и прозаик переехал в просторный загородный дом, где позже написал «Доктора Живаго» — любовную историю, действие которой происходит во время хаоса русской революции и последовавшей за ней гражданской войны.

Сегодня этот дом — музей, где посетитель может увидеть настоящий письменный стол, за которым писал Пастернак. Хотя его кабинет находится на втором этаже, он не совсем в облаках. Но в том, что в то время было бы земным эквивалентом: в сосновом лесу в 20 километрах от Москвы.

Это было почти так же далеко от застенков Сухановки и братских могил Бутово (см. февраль и март 2008 г. вып. Паспорт ), которые действовали в то время, когда история буржуазного доктора и его красавицы-любовницы излагалась на бумаге. .Ничто в Переделкинском лесу не могло нарушить деревенского покоя, необходимого для написания стихов Лары, среди которых есть одна из самых известных строк Пастернака: «Жизнь не прогулка по полю».

Сегодня Переделкино совсем другое. Начнем с того, что он находится в черте сильно разросшейся Москвы. Во-вторых, новое Минское шоссе находится менее чем в километре, и немецкие грузовики с ревом мчатся в сторону Москвы с грузами итальянской кухни, французских вин и австрийского лыжного снаряжения.С другой стороны, за железнодорожной веткой, в лесу возвышаются многоквартирные дома.

Рядом с кладбищем, где похоронен Пастернак, в полумиле, Спасо-Преображенская церковь достраивается новыми постройками, в том числе второй церковью. Действительно, поле, по которому несли гроб великого писателя к его могиле, — смерть для него была прогулкой по полю, — выровнено, строятся новые огромные дачи.Полицейский и по совместительству охранник, которые подвезли журналиста, сказали, что он был потрясен их показной показухой и безобразием.

Так стоит ли еще посетить Переделкино? Ответ – решительное да. Поселок строился как приют для писателей и художников всех мастей, их дачи и дома разбросаны по еще тихим улочкам среди еще прохладных сосновых лесов. Посередине величественный псевдоклассический Дом Творчества, построенный в 1955 году.Он до сих пор находится в ведении государственного Литературного фонда и используется писателями, которые приезжают сюда, чтобы работать в тишине и покое.

Переделкино — место, где каждый, кто интересуется русской культурой ХХ века, может увидеть виньетку как советского прошлого, так и капиталистически-потребительского настоящего, и понаблюдать за их любопытным, но не совсем безуспешным взаимодействием. Хорошая обстановка для такой медитации — подвальный бар Дома Творчества, где пиво стоит 50 рублей за пол-литра — колоссальное подспорье для творческого мышления.

Самого Пастернака преследовали до такой степени, что при присуждении Нобелевской премии по литературе в 1958 году он был вынужден послать организаторам в Стокгольм телеграмму следующего содержания: «Учитывая значение этой премии в обществе, к которому я принадлежу, я должен отказаться Это. Пожалуйста, не обижайтесь на мой добровольный отказ».

Местный союз писателей пожаловался властям на новоявленного знаменитого соседа: «Мы не можем дальше дышать одним воздухом. Необходимо просить правительство исключить Пастернака из предстоящей переписи населения». Мелкая, злобная война продолжалась и в 1980-е годы, когда писательская организация выселила семью Пастернаков из дома, который они занимали с 1939 года.

С тех пор он был возвращен им и теперь является музеем, но это не единственная причина посетить Переделкино. Здесь жили многие другие интересные личности, в том числе кинорежиссер Андрей Тарковский, бард-полудиссидент Булат Окуджава и какое-то время Александр Солженицын.В доме, где раньше жил детский писатель Корней Чуковский, находится второй музей.

Писатель и советская икона Максим Горький был первым председателем Союза писателей, органа, созданного в 1932 году для обеспечения того, чтобы творческие писатели соблюдали принципы социалистического реализма. Именно Горький предложил Сталину построить дачный поселок в Переделкино, на месте бывшего дворянского дворца. Дома должны были распределяться на основе аренды, чтобы привилегия могла быть отозвана в любое время, когда оккупант вызовет недовольство властей. Дом Пастернака представлял собой деревянное здание, в котором, что было необычно для того времени, вместо традиционной кирпичной печи имелось центральное отопление. Комнаты были большими и хорошо освещенными. В большом саду Пастернак выращивал фрукты и овощи.

Переделкино тихо приходил в упадок, пока не был частично приватизирован в 1990-х годах. Сегодня это один из самых желанных и дорогих пригородов Москвы. Писателям, отказавшимся выселяться из арендованных домов, которые хотел захватить олигарх, угрожали заложить бомбу.Прогуливаясь по лесу, видно, что некоторым это удалось, хотя и не всем. Музей Пастернака — красивый и интригующий островок спокойствия на окраине быстро меняющегося города. Мимо него не должен пройти тот, кто интересуется русской литературой.

Как туда добраться

Дом-музей Пастернака (Дом-музей Пастернака)
3 ул. Павленко
Открыт с четверга по воскресенье с 10:00 до 16:00.
Вход: 50 руб.

Поездом от Киевского вокзала до Переделкино, стоимость проезда 19 руб. Обслуживание частое, время в пути менее 30 минут.

От станции Переделкино перейти пути и пройти по дороге мимо Спасо-Преображенской церкви. Кладбище, где похоронен Пастернак, в 100 ярдах впереди с другой стороны. От кладбища повернуть направо и пройти 600 м, миновав слева Дом Творчества.На улице Павленко вы увидите небольшую вывеску, указывающую на музей.


Auf den Spuren von Бориса Пастернака

Wenn man dem Großstadttrubel in Moskau für kurze Zeit entfliehen will, bietet sich eine Fahrt in den Datschenvorort «Переделкино» ан. Die Siedlung wurde Mitte der 1930er Jahre gebaut, um sowjetischen Schriftstellern (den Mitgliedern des Schriftstellerverbands) bessere Lebens- und Arbeitsbedingungen zu bieten.

Gerade einmal 24 Minuten dauert die Fahrt mit der Elektritschka vom Kewer Bahnhof in Moskau bis nach Peredelkino. Ein Ticket für eine Einzelfahrt kostet 34 Rubel und ist so mehr als erschwinglich. Die Fahrt in der Elektritschka ist unterhaltsam: Verkäufer laufen durch den Zug und bieten Snacks und Getränke an, und Akkordeonspieler untermalen die Fahrt musikalisch.

Die Fahrt mit der Elektritschka dauert nur 24 Minuten.

Ankunft in Peredelkino

Am Bahnhof von Peredelkino angekommen trifft man zunächst auf die Sommerresidenz des Patriarchen der Russisch-Orthodoxen Kirche.Daneben steht die Kirche des Heiligen Igor von Tschernihiw, die mit ihren bunt verzierten Zwiebeltürmen der Basilius-Kathedrale am Roten Platz ähnelt.

Die Kirche des Heiligen Игорь фон Чернигов возглавил Базильский собор на Ротенплац.

Прямой намек на церковь Фридхоф фон Переделкино, ауф дем андерем Борис Пастернак seine letzte Ruhe fand. Der Friedhof wirkt idyllisch und etwas verlassen, sieht man nur vereinzelt Besucher über die schmalen Wege huschen.

Auf dem Friedhof von Peredelkino legt auch der Schriftsteller Борис Пастернак begraben.

Das Pasternak-Museum

Geht man vom Friedhof aus aus die Schreibersiedlung zu, gelangt man in die Uliza Pawlenko, in der Man das Pasternak-Museum besuchen kann. Борис Пастернак война auch auf der Liste der privilegierten Schriftsteller, die in die Datschensiedlung ziehen durften. Obwohl er 1936 die Datscha Nr. 3 erhielt, zog er erst 1939 in das braun-weiße Holzhaus ein. Das Museum ist nicht einfach zu finden, das das Hinweisschild zum Museum etwas unter herabhängenden Ästen versteckt ist.

Das Hinweisschild zum Museum ist etwas verstectt.

In den verschiedenen Räumen der Datscha kann man das Leben Pasternaks nachempfinden, der hier zum Beispiel seinen Роман „Доктор Шиваго“ schrieb. Im Esszimmer können die Besucher ein Exemplar des ersten sowjetischen Fernsehapparats bewundern. Pasternak selbst aber sah kaum fern, er bevorzugte lange Spaziergänge und Gartenarbeit.

An diesem Schreibtisch schrieb Pasternak zum Beispiel seinen Roman «Доктор Шиваго» Ein Exemplar des ersten sowjetischen Fernsehers.

В переделькино Gehen Die Uhren Langsamer

Beim Spaziergang Derch Datchenschensiedlung Liegt der Duft Von Kiefern в Der Luft. Hier in Peredelkino scheint die Zeit noch etwas langsamer zu gehen – und das weniger als eine halbe Stunde vom pulsierenden Zentrum Moskaus entfernt. Datschen, Holzäuser und auch moderne Villen säumen die Straßenränder. Die meisten Gebäude sind gut überwacht und von hohen Mauern umgeben.Nicht selten steht ein Schild mit der Aufschrift «Slaja Sobaka» (wütender Hund) am Zaun – diesem möchte man lieber nicht persönlich begegnen.

Zwei Frauen tragen ihre Einkäufe durch die Datschensiedlung nach Hause.In Peredelkino sind die meisten Gebäude gut überwacht.“Slaja Sobaka” – dem wütenden Hund möchte man lieber nicht zu Nahe kommen.

Zu Besuch beim Kinderbuchautor Tschukowski

In Peredelkino Liegt auch die Datscha, in der von Februar 1938 bis October 1969 Kornei Tschukowski lebte und arbeitete. Чуковский начал заниматься литературной критикой и писать книги для детской литературы. Sein erstes Kinderbuch heißt «Das Krokodil» und ist über die Grenzen Russlands hinaus bekannt.

Das Wohnhaus Tschukowkis ist heute ein Museum.Im Baum vor dem Tschukowski-Museum hängen Kinderschuhe. Eltern Bringen die Schuhe mit dem Wunsch hierher, dass die Kinder berühmte Schriftsteller werden.

Im Museum werden Führungen auf Russisch und Englisch angeboten und die freundlichen Museumsführer geben gerne Auskunft.Zunächst werden die Besucher gebeten, ihre Jacken an der Garderobe aufzuhängen. Die Kleiderhaken an der Garderobe stehen symbolisch für Tschukowskis Freundschaften und so gibt es auch einen Kleiderhaken für Tschukowskis langjährige Freundin Анна Ахматова. Die Museumsführer begleiten die Besucher auf dem Rundgang durch die verschiedenen Räume des Hauses, wie etwa Tschukowskis Arbeitszimmer. Die Zimmer sind warm und freundlich eingerichtet, man fühlt sich zum Verweilen eingeladen.

In Tschukowkis Arbeitszimmer möchte man gerne etwas länger stöbern. Чуковис Арбайтсплац.

Anekdoten gehören zum Rundgang durchs Museum

Beim Rundgang erfährt man vieles Interessantes über Tschukowskis Leben, sein Werk und seine Arbeit als Linguist. Besonders der Englischen Literatur fühlte sich Tschukowski verbunden und so zählen Übersetzungen von Kipling und Mark Twain zu seinen Arbeiten. Die Museumsführer haben einige Anekdoten zu den an den Wänden hängenden Familienfotos parat. Auch geben sie dem Museumsbesucher eine erste Einführung in die russische Linguistik und erklären zum Beispiel, wie sich die Bedeutung russischer Wörter über die Zeit gewandelt hat.Bei einem Preis von 250 Rubel lohnt sich eine Führung durch Tschukowskis Datscha allemal.

Neben dem Wohnhaus befindet sich eine Kinderbibliothek, die von Tschukowski gestiftet wurde. Sie ist mit bunten Buchstaben bemalt und erinnert the Pippi Langstrumpfs Villa Kunterbunt.

Die Kinderbibliothek neben dem Tschukowski-Museum erinnert an Pippi Langstrumpfs Villa Kunterbunt.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.