Moroni sawaya: Мебель фабрики SAWAYA & MORONI из Италии купить в Студии Миланский Дом

Содержание

SAWAYA MORONI:

Это два очень милых человека. С очень специфическим чувством юмора - в этом нетрудно убедиться. Общение с ними сразу вызывает "привыкание", завораживает. Никакой мании величия, никаких специальных имиджевых эффектов. Свой успех воспринимают как нечто само собой разумеющеесяSALON: Как давно началось Ваше сотрудничество?

 - Что Вы имеете в виду: с того момента, как мы поженились, или с момента, как начали работу?

S: (?!)... Наверное, это как-то связано?

(Видя мое замешательство, Савайа и Морони смеются.)

Вильям Савайа: Я уточняю: это свадьба интересов. Ничего сексуального.

S: Ну, в таком случае, с того момента, как Вы работаете.

В. Савайа: Мы работаем вместе уже 25 лет, с 1976 года. Сначала Паоло продавал мебель, а я выступал в роли архитектора. Позже, когда мы начали делать какие-то проекты вместе, мы поняли, что наши интересы совпадают. В 1984 году началось производство нашей собственной мебели. До того мы работали только как архитектурная мастерская SAWAYA & MORONI.

Паоло Морони: И сейчас у нас два направления в работе: проекты под ключ и, конечно, производство предметов интерьера. Как ни странно, все еще очень много времени отнимает архитектурная мастерская.

S: Мне всегда было интересно, как люди работают в тандеме. Ведь это особый принцип работы. Я, например, даже представить никогда не могла, что буду работать вместе с кем-то. Я одна, и мне так проще. Как Вы работаете?

П. Морони: Это не так трудно, как Вы думаете. Потому что проблемы возникают, только когда люди очень похожи друг на друга, когда у них одни и те же интересы и вкусы. И вот когда два одинаковых человека идут к одной цели, тут и начинаются разногласия. У нас с Вильямом абсолютно разные интересы и взгляды на жизнь. Поэтому можно сказать, что мы очень хорошо дополняем друг друга.

В. Савайа: Обычно у нас каждый день - это бой, так как часто у нас совершенно противоположное видение одних и тех же вещей. Случается спорить чуть не насмерть.

П. Морони: Дело в том, что у нас работа построена таким образом, что если мне не нравится что-то в плане дизайна, то я говорю, что это некрасиво, нехорошо, здесь линия не та и т. д. Вильям же, в свою очередь, защищает то, что сделано, и рассказывает преимущества этого объекта. Таким образом, мы практически всегда избегаем ошибок, потому что разными глазами смотрим на одно и то же. Я думаю, в том случае, когда двум людям что-то нравится одинаково сильно, ошибок не избежать. Поскольку отсутствует критическое мнение.

S: Как же все-таки удается избежать окончательного "смертоубийства" во время споров?

В. Савайа: Очень просто. Наспорившись, мы "расходимся". У нас разные роли в компании, потому что Паоло занимается по большей части коммерцией и PR, а я веду проекты, занимаюсь творчеством. Хотя какие-то вещи мы, безусловно, обсуждаем вместе и в итоге приходим к общему решению.

S: Если представить, например, такую ситуацию, что я прихожу к Вам и говорю: "Я хочу сделать себе квартиру от SAWAYA & MORONI в доме напротив", то как в дальнейшем будут развиваться события?

В. Савайа: У нас все начинается немножко по-другому, не так, как у всех. Во-первых, клиент, который к нам приходит, должен быть знакомым человеком. Мы вряд ли будем работать с человеком, которого не знаем, поскольку очень тщательно отбираем своих клиентов. Если к нам пришел человек по знакомству, мы сначала пытаемся с ним подружиться, узнать его, понять его внутреннее состояние, насколько это, конечно, возможно.

Когда клиент приходит к нам, он уже знает, кто мы. Он проходит с нами всю подготовительную часть, формальную, так сказать, то есть он показывает, какого размера у него апартаменты, когда ему нужно все закончить, сколько денег он хочет потратить - это помогает нам понять стиль его жизни. Для того чтобы сделать проект "под него". Не просто "напялить" на него красивую кепочку, которая на нем смотреться не будет, но сделать дом, который будет именно его домом. И поскольку мы делаем очень немного проектов за год, мы выбираем немного клиентов. Мы пытаемся сблизиться с человеком, чтобы понять, чего он хочет от своего дома, потому что каждый человек в душе точно знает это. Сила настоящего архитектора в том, чтобы "вытащить" эту информацию. Так что из 10 предложений по проектам мы соглашаемся всего на два-три.

S: То есть в некотором смысле Вы - психологи?

В. Савайа: Да, конечно. Но я, например, не в состоянии выполнить эту задачу в одиночку. А вот у Паоло очень хорошо получается поговорить с человеком по душам. Поэтому, как правило, мы встречаемся с будущим клиентом всегда вдвоем.
П. Морони: Архитектор вообще со временем превращается в психолога. Потому что пока работаешь, общаешься с очень разными людьми, и каждому хочется чего-то индивидуального, неповторимого, как он сам.

S: По какому принципу Вы отбираете дизайнеров для совместной работы? Почему, например, Вам понравилась Заха Хадид?

П. Морони: По принципу дружбы. Мы с Захой друзья уже очень много лет. Мы знакомы 12 лет, с того времени, когда у нее еще не было никаких контрактов, и она не была знаменита. Наша задача всегда была как раз в том, чтобы знакомиться с молодыми архитекторами, потому что из них обязательно кто-то станет или Майклом Грейсом, или Жаном Нувелем, или Захой Хадид. У нас очень много молодых друзей, с которыми мы поддерживаем хорошие отношения. Поэтому, приезжая куда-либо, мы стараемся посмотреть работы молодых архитекторов.

S: А дружеские отношения никак не мешают Вашей работе? Например, эта коллекция Захи Хадид Вам кажется интересной, а следущая - нет. И что тогда? Ваши отношения не разрушатся после этого?
В. Савайа: Ну, тут мы не говорим про дружбу. Если Заха делает ужасные вещи, то мы говорим, что они ужасны. Если делает красивые, говорим, что они красивы. Такое уже случалось. Я не хочу называть имен в этом интервью, но у нас были прецеденты, когда архитекторы с мировым именем, значительно более знаменитые, чем Заха Хадид, работая с нами, создавали какие-то вещи, которые, на наш взгляд, были некрасивыми, - мы не принимали их в работу. Потому что SAWAYA & MORONI - собрание проектов, а не собрание имен. А потом, совершенно не обязательно, что великий архитектор может сделать отличный прикладной проект. Не потому что архитектор на это не способен, а потому что это совершенно два разных направления. Можно быть великим архитектором, но никогда не сделать стула.

S: Как Вам удается сохранить хорошие отношения с дизайнером в том случае, когда Вы говорите, что его детище ужасно? Ведь это творческая среда. Где всем свойственны определенные амбиции.
В. Савайа: Дизайнеры, кстати сказать, принимают это как должное. Потому что мы в состоянии оценить работу прежде всего с технической точки зрения. Они к нам приходят за советом.

S: Творчество Захи Хадид мне, например, не нравится, но почему-то при этом пройти мимо сделанной ею вещи просто невозможно.

П. Морони: Еще бы! С 1984 года в дизайне произошла целая револ

ВЫСТАВКА SAWAYA & MORONI в Галерее дизайна/ bulthaup

14 мая в петербургской в Галерее дизайна/bulthaup открылась выставка "Уильям Савайя. Против течения". В новом выставочном пространстве галереи, сохранившем элементы родного декора конца 18 века, итальянский дизайнер и архитектор представляет свою модель жилого пространства с использованием предметов современного дизайна. Кроме обхектов по дизайну самого Уильяма Савайя, представлены объекты Даниэля Либескинда, Матта Синдала, Кристиана Гиона.
Выставка проходит в рамках проекта The Rooms. Концепция выставочного пространства The Rooms - показать живой интерьер, используя дизайнерские предметы мебели, чтобы посетители могли примерить на себя жизнь с дизайном.

В новую экспозицию вошло около 15 предметов из коллекций Sawaya & Moroni Barock & Roll и Spring Furniture: стол Pink Dime, зеркало Frame It, диван и кресла Blu Velvet, барные стулья Count Down, стулья Maxima и Meteo, столы Fergus и Kino, стойки-сталлажи для CD Oh Babe, декоративные кактусы-ширмы Barbarie и подсвечники Maua Huni.


William Sawaya, Blue Velvet

О своей работе Уильям Савайя и Паоло Морони говорят просто и ёмко: «Мы делаем жизнь роскошной». Для них роскошь – это философское понятие, в центре которого -память и связь времен, прошлого - с настоящим и будущим.

Многие предметы Sawaya&Moroni имеют черты исторических стилей, будучи при этом ультрасовременными.

Деревянная резьба рамы зеркала сочетается с акриловым пластиком, уютные формы мягкой мебели лишены громоздкости, инкрустация уступает место витиеватым узорам на стекле, а яркие анилиновые цвета подчеркивают простоту форм стульев и столов. Это не буквальные цитаты из прошлого; представления о прошлом превращаются в своего рода знак, идею, которая выражается с помощью современных средств. Прошлое входит в образ объекта как необходимая часть, из которой вырастает настоящее.


Подсвечники Maua Huni, Design William Sawaya, 2005

Уильям Савайя сам спроектировал интерьер выставки и выбрал для нее пространство, в котором располагался книжный магазин Галереи дизайна – Book Café. Высокие сводчатые потолки здания постройки XIII века, большие окна, сохранившаяся гипсовая лепнина на потолках и стенах – создают историческое обрамление для экспозиции Sawaya& Moroni. Это помещение пронизано временем, словно подчеркивая связь времен и стилей.

Открывали выставку легендарные Уильям Савайя и Паоло Морони.

Сотрудничество Уильяма Савайи и Паоло Морони началось уже более 30 лет назад.

Тогда Савайя, работавший над сложным архитектурным проектом, обратился за помощью к Морони, продававшему мебель. Результатом этого дуэта, в котором Савайя выступает как автор творческих идей, а Морони – как их трезвый критик и организатор процесса по их воплощению, стали студия архитектуры и дизайна Sawaya&Moroni, создающая проекты в Европе, США и России, и одноименная компания, выпускающая дизайнерскую мебель.

Кроме дизайна Уильяма Савайя, компания также представляет работы таких всемирно известных архитекторов и дизайнеров, как Даниэль Либескинд, Заха Хадид, Майкл Грэйвс.


Столы Fergus, Design Matt Sindall, 2002

Даты проведения выставки: с 15 мая по 15 июля 2013
Место: Галерея дизайна/bulthaup, Большая Конюшенная ул. дом 2, 2-й этаж
Открытие выставки: 14 мая в 19.30.
Санкт-Петербург

Стол Маха Захи Хадид - ее последний предмет мебели для Sawaya & Moroni

Стол Маха Захи Хадид - ее последний предмет мебели для Sawaya & Moroni

Милан 2016: итальянский мебельный бренд Sawaya & Moroni представил стол, разработанный архитектором Захой Хадид, который неожиданно умер в прошлом месяце.

Согласно бренду, стол Мью был одним из последних предметов мебели Хадид, прежде чем она перенесла смертельный сердечный приступ в марте в возрасте 65 лет.

Изготовленный из формованного полиуретанового пластика, стол Mew предназначен для двух отдельных переплетенных поверхностей с изогнутыми внутренними краями, но на самом деле представляет собой одну деталь.

Столешница сидит на двух ножках - одна толще другой - и, кажется, вливается в ее опорную конструкцию.

Он доступен в ярко-красном, черном или белом цвете - всегда только одного цвета и из одного материала - и предназначен для использования в качестве письменного стола или столовой.

«Несмотря на то, что это удачное обобщение двух отдельных поверхностей, стол стола Mew начинается с одной обволакивающей фигуры, которая принимает форму футуристического, магически изменчивого оригами», - сказал Савая и Морони.

«Прорезанная горизонтальной жилой, которая изгибается там, где она встречается, у вершины образуются почти чувственные складки на вершине, а затем она спускается вертикально, образуя две скульптурные опоры», - продолжил он.

«Это порождает преднамеренную нерегулярность, которую только эта королева архитекторов знала, как привить ее дизайн».

Sawaya & Moroni описал свои отношения с Хадидом как «партнерство и доверие, которые переросли в дружбу, уважение и привязанность».

На протяжении многих лет Hadid сотрудничал с итальянским брендом для производства ряда изделий, в том числе стула из круглого пластика и Z-образного сиденья из полированной нержавеющей стали.

«Отношения Захи Хадид с Sawaya & Moroni были такими, которые многие архитекторы и дизайнеры, будь то итальянцы или иностранцы, создали вместе с драйверами многогранной итальянской системы дизайна мебели», - сказал бренд.

Несмотря на то, что она больше всего известна своими нападающими зданиями, включая Олимпийский центр водных видов спорта в Лондоне 2012 года и Музей MAXXI в Риме, архитектор выпустил широкий ассортимент продукции, в том числе последние украшения, в том числе украшения для Георга Йенсена, кроссовки Adidas, прозрачную мебель для галереи Дэвида Гилла. и скульптурные мраморные вазы для Citco.

Sawaya Et Moroni Карманное Зеркало

Sawaya Et Moroni Карманное Зеркало - Farfetch

8690458 7565616 5899504 6264706 7955321 seotmstmp

Загружается...

Загружается...

0 предложения

 

Бренды, которые вам могут понравиться

Пожалуйста, выберите Пол !

Пункт назначения или регион Ваша страна доставки Украина и ваш счет будет выставлен в EUR € .

Этот товар распродан

Оцените похожие варианты

Возможно, вы найдете что-то интересное в других разделах

Подробная информация о товаре

Серебряное карманное зеркало от Sawaya Et Moroni.

Страна производства: Италия

Состав

Серебро 100%

Артикул дизайнера: 9206

Почему Farfetch?

Превратите свою мечту в реальность

Более 100,000 моделей.

Подробнее ​

Общий рейтинг 4.7/5 из +25,000 отзывов

Вы можете нам доверять.

Подробнее ​

Бесплатный возврат товара

Передумали? Без проблем.

Подробнее

Пункт назначения или регион Ваша страна доставки Украина и ваш счет будет выставлен в EUR € .

Произошла ошибка при поиске страны или региона

Пожалуйста подождите

  • Украина (выбрано )EUR €
  • По вашему запросу ничего не найдено

Если вы хотите поменять страну/регион, выйдите из аккаунта и войдите заново.

ОтменитьПродолжить

Поиск

НОВЫЕ ВЕЩИ С АННОЙ ФОЛМАНИС – Weekend – Коммерсантъ


Дизайнер Паоло Морони создал из крокодиловой кожи очень элегантный предмет, кажется, что совершенно непонятного назначения. Размером предмет — с маленькую дамскую сумочку. Если открыть магнитную застежку — выглядит как выкройка той же сумочки, изнутри выложенная сафьяном и отделанная небольшими шипами из латекса. Между тем предмет функционален, Это персональная подкладка на скамейку, которую благодаря ее размерам удобно носить с собой. Морони — страстный футбольный болельщик, потому и придумал такую штуку. Подкладка может стать актуальным и оригинальным подарком, к примеру, молодой матери или любителю прогулок по бульварам. Цена: €420 (Room. Design service).
       

Штоф Daum


       Новинка коллекции limited edition Daum — штоф Theatre. Создатель штофа, дизайнер Доминик Виале посмотрел на ар-нуво с современной точки зрения. Дизайн штофа он построил на сочетании прозрачного параллелепипеда и сложной по форме пробки из цветного хрусталя. Эта пробка — произведение скульптуры, изображающее два сплетенных человеческих тела. Именно очертания пробки напоминают об органичности искусства 1910-х годов. Цена штофа: €1000 (Gallery Royal).
       

Светильники от IDD


       Дизайнеры IDD решили поиграть с самой простой формой светильника — прозрачным плафоном в форме капли с подвеской. Вариантов оказалось много. Капли бывают разные по форме, и подвески тоже разные. И предметы тоже получаются совершенно непохожие друг на друга. Например, красная шелковая кисть, подвешенная к плафону муранского стекла, сделает светильник похожим на китайский фонарик. А если на месте кисти окажутся также стеклянные кораллы и ракушки, то получатся светильники в средиземноморском стиле. Новые светильники IDD могут быть напольными или настольными, есть и люстры, которые можно подвешивать к потолку или располагать на стене рядом друг с другом. Напольный вариант стоит €795, подвесные — от €425 и выше (галерея дизайна Gempico).
       

Особенные лейка и горшок от Christofle


       Набор Garden party — новинка от Christofle — серебряные кувшин и два стакана. Необычность их заключается в том, что кувшин исполнен в виде уменьшенной в несколько раз садовой лейки, а стаканы — в виде цветочных горшков конической формы. Набор пригодится летом, когда принимать гостей можно прямо на террасе, а зимой приятно наливать из "лейки" в "горшки" чай или кофе в зимнем саду. Цена: €1000 (бутик Christofle).
       

Sawaya & Moroni Architects - Архитектурная практика и студия дизайна

Sawaya & Moroni Architects - Архитектурная практика и студия дизайна
Salon du Meuble - Париж, Macef - Милан, Выставочный зал - Москва
Прочитать статью

Мы встречаемся с господами.

Sawaya & Moroni, пионеры современного дизайна мебели - Official Bespoke

Что касается дизайна мебели, то осталось немного настоящих пионеров, но Sawaya & Moroni - исключение. Независимые производители постоянно ищут новые направления, раздвигая границы и создавая исторически значимые изделия.

Этим утром в канун Рождества мне повезло. На счастье, Уильям Савая и Паоло Морони были в Бейруте на каникулах, и мне было поручено позавтракать с выдающимся дизайнерским дуэтом.И наша встреча была назначена в Сиднее, баре и ресторане на крыше отеля Le Vendôme, где государственные деятели, художники и другие светлые лица общались на протяжении десятилетий, обычно в предрассветные часы ночи - факт, который Морони не упускает из виду.

«Мы приезжали сюда, в этот отель, с Захой Хадид много лет назад. Она приедет навестить своего брата Хэйтема, который умер в прошлом году. Он был исключительным парнем, который говорил на пяти языках ». - вспоминает Мороний.

«И он был настоящим денди», - вмешивается Савая.

Это своего рода разговоры о том, что вы являетесь частью внутреннего круга, которые поддерживают разговор с основателями миланской компании Sawaya & Moroni, бренда, который поднялся. с 1984 года, чтобы стать одним из главных действующих лиц итальянской дизайнерской сцены, и этот факт наиболее остро ощущается на ежегодной выставке Salone del Mobile, когда все с нетерпением ждут их коллекций. Их последние «Структурированные показатели» 2019 года не стали исключением. Шесть работ (не считая вариаций), три из которых были созданы в сотрудничестве с некоторыми из самых известных архитекторов мира, уже мгновенно стали классикой.Можно утверждать, что их дизайн задает тон в отрасли и определяет творческое направление некоторых крупных коммерческих итальянских мебельных брендов.

Коллекция Alessandro состоит из трех шкафов разного размера, каждый со смелым геометрическим узором. Этот конкретный блок является самым большим из трех, и в его центре находится флуоресцентный зеленый блок, который скрывает угол бара внутри.

«В мире нет другого события в области дизайна, более важного, чем Salone del Mobile.Новинки поступают только в Милан », - утверждает Савая. «Ничего нового не приходит из Франкфурта или Кельна».

«Вы должны смотреть на это как на мероприятие, на котором вы представляете концепции, тенденции и инновации», - добавляет Морони.

В прошлый раз концепция включала необычайно привлекательный Gu, стул плавной формы с плавными извилистыми изгибами, который был разработан основателем компании MAD Architects из Пекина Ма Янсун. «У него нет единой прямой линии, поэтому создание формы очень затруднено», - отмечает Савая.Но он также включал журнальный столик Mew, новую адаптацию обеденного стола, созданную Захой Хадид Дизайн для Sawaya & Moroni в 2016 году, всего за месяц или около того до ее безвременной кончины.

«Она была очень требовательной, и ей следовало быть», - вспоминает Савая об их долгом сотрудничестве. «У нее был непростой характер, но мы были такими хорошими друзьями, что мы к этому привыкли. Она настаивала на том, чтобы каждая маленькая деталь была идеальной, что я очень ценил. Я был немного похож на нее, но стал еще больше после совместной работы.”

Оказывается, отношения Савайи и Морони с Хадид восходят к концу 1990-х, и за два десятилетия совместной работы им удалось произвести более 20 продуктов (часто ограниченными сериями), которые попали в руки коллекционеров и музеев. .

Идея объединения усилий с признанными архитекторами - формула, которая сослужила им хорошую службу и, хотя сейчас она вполне нормальна, была далеко не распространенной, когда они начинали в 1980-х годах. Можно даже предположить, что генезис идеи в какой-то мере проистекает из основы, на которой была основана их компания.Видите ли, Савая, ливанский архитектор, является творческой силой, а Морони, итальянский филолог (то есть изучающий язык, его происхождение и значение), занимается деловой стороной дела. Вместе они управляют мебельным брендом в дополнение к Sawaya & Moroni Architects, фирме, которая стоит за рядом известных домов в Италии, Греции, России и Саудовской Аравии, а также за гостиничными проектами в Сингапуре, Бангкоке, Сардинии и Риме. «Мы тратим восемь месяцев в году на архитектуру и четыре месяца на дизайн.

Доступный в красном или белом цвете с полированной поверхностью, журнальный столик Mew от Захи Хадид продолжает исследование взаимосвязи между поверхностью и структурой, очевидной во всем репертуаре Хадид.

Несмотря на то, что именно их продукция и дизайн мебели продвинули их в мейнстрим, можно утверждать, что их умение выбирать и сотрудничать с некоторыми из самых новаторских архитекторов мира также сыграло важную роль. Показательный пример: коллекция 2019 года включает дизайн архитекторов из Осло Snøhetta, фирмы, создавшей первый подводный ресторан в Европе Norway’s Under.Тем не менее, у Савайи и Морони есть свои собственные идеи, и многие из их лучших продуктов принадлежат только им. Возьмем, к примеру, Alessandro (названный в честь плодовитого дизайнера Алессандро Мендини, который скончался в феврале прошлого года, когда Савая работал над дизайном) - яркая черно-белая серия ламинированных шкафов с лазерной резкой и геометрической инкрустацией интарсии. «Это безумная работа для деревообрабатывающего предприятия, потому что если отклониться даже на миллиметр, все готово», - говорит Савая, добровольно пытаясь объяснить цену примерно от 13 000 до 16 000 долларов за каждую деталь.

Очевидно, я не спрашивал. Тем не менее, учитывая предполагаемый рост стоимости, которую эти изделия могут иметь в будущем, кажется вероятным, что изделие от Sawaya & Moroni будет разумным вложением средств.

Sawaya & Moroni - Мир согласно WSB. Статьи. Блог. Книги.

Лондон. 1976 год. Уильям Савайя, сын Захле, выпускник Бейрутской ALBA и недавно получивший квалификацию архитектора, курирует проект в Персидском заливе. Он живет в Саудовской Аравии и часто ездит в Европу за материалами.Столкнувшись с логистической проблемой, он указал на Паоло Морони, сына миланских купцов с хорошими связями и своего рода посредника. Без предупреждения Савая входит в офис Морония.

Их разговор краток. Уильям просит помощи у Паоло. Паоло заинтригован, но не уверен в способностях Уильяма. Не желая принимать отрицательный ответ, Уильям передает первоначальный взнос и уходит. Удивленный (и, возможно, немного польщенный) доверием Уильяма, Паоло соглашается на работу и даже не выходит из бюджета.

Звучит как декорация для фильма «Бадди 50-х», но именно так зародилось одно из самых прочных дизайнерских партнерств. Спустя почти 40 лет он все еще остается сильным. Описанный в голливудских терминах, это больше Маттау и Леммон, чем Фрэнки и Дино, потому что Савая и Морони не только заканчивают предложения друг друга, но и ссорятся. Постоянно. Это добродушно, но на уме говорят.

Что касается двойных действий, то их игра увлекательна (оба обладают острым умом) и поучительна. Хотя очевидно, что у него есть много общего - для начала, любовь к книгам, искусству и дизайну - ясно, что Паоло твердо стоит на ногах Уильяма и что Уильям ценит критическую практичность Паоло.Противоположности, как говорится.

В 1978 году они переехали в Милан и основали архитектурное бюро. Когда они сделали себе имя, ум Уильяма повернулся в другом направлении. В 1984 году он объявил, что хочет заняться дизайном мебели и предметов домашнего обихода.

«Я всегда мечтал изобретать что-то», - говорит он, когда я сижу лицом к ним в конференц-зале их выставочного зала на модной сейчас улице Виа Манцони. - Знаешь, Паоло был против всего этого.

«Уильям, - говорит Паоло, поворачиваясь к партнеру и прерывая его, - это неправда.Он снова поворачивается ко мне. «Когда Уильям хотел начать проектировать объекты, я понял, что буду вынужден взять на себя роль, в которой не хочу; будучи промышленником ».

Чувствуя, что Уильям вот-вот ответит, Паоло двинулся вперед.

«Я филолог по образованию и всегда был более литературным по наклонностям. Я не хотел ничего делать, да и вообще я понятия не имел, как быть производителем. Вот почему я действительно не хотел идти в этом направлении ».

В каком-то смысле они этого не сделали.Не проявляя интереса к тому, как тогда делали мебель и предметы, они решили сделать свою по-другому.

«[Мебельная] промышленность была основана на количестве. Сначала вы сделали дизайн, затем вы сделали машину, чтобы сделать дизайн, а затем вы сделали сотни и тысячи деталей », - объясняет Уильям. «Мы были постмодернистами. Мы не хотели использовать машины, и мы не были заинтересованы в структурировании или индустриализации ».

Хотя в то время они не могли этого знать, Савая и Морони только что изменили определение отрасли.Однако первой реакцией Милана был смех. Логика того времени требовала, чтобы одна компания делала все, от проектирования до производства, и была настолько прочно закреплена, что никто не мог представить, что все будет иначе.

«Мы предали правила с самого начала», - добавляет Паоло, вмешиваясь. «У нас не было преданности сектору, поэтому мы не стеснялись отказаться от того, как он действовал».

Итак, они полностью обошли систему. Вместо того, чтобы собирать мощности, чтобы делать все самостоятельно, они искали мастеров, специалистов, которые могли бы выполнить одну часть работы и по крупицам собрать свои объекты.Хотя это было более трудоемко, это давало им гибкость в производстве такого количества - или минимального количества - каждого изделия, которое они хотели, что, в свою очередь, давало им свободу рисковать.

«Если структуры нет, вы можете организовать ее так, как считаете нужным. Это то, чем сейчас занимаются все. Двадцать шесть лет назад, если вы сказали это, это было бы так, как если бы вы сказали грубое слово публично, все обратились против вас, - продолжает Паоло. «То, что мы сделали, было чистым богохульством. Мы говорили на новом языке. Мы заявили, что мы редакторы, а не производители.

Это обычное дело сегодня, когда почти каждый является либо редактором, либо куратором, но в 1984 году редакторы редактировали книги, а не мебель. Со временем, по мере того, как концепция укоренилась, все больше и больше людей стали следовать ее примеру. Освободив дизайн от производителей, Уильям и Паоло открыли двери для сотен, а возможно, даже тысяч людей, которые не смогли бы воплотить свои идеи в жизнь при прежней системе.

Сегодня будет справедливо сказать, что этот дуэт наиболее тесно связан с их постоянно развивающейся коллекцией стульев, столов, посуды и осветительных приборов, продаваемых под марками Sawaya и Moroni.Такие изделия, как Fei Fei от Sawaya, обтягивающее двухцветное пластиковое кресло, Zaha абстрактный чувственный диван Хадид Moraine или Odissey Аристотеля Франджиса, почти мебиусное кресло-кресло, которые стали современной классикой.

Созданная ими самими или «гостями», иногда, но не всегда, громкими именами, коллекция всегда немного опережает свое время, что объясняет, почему, если она была критически успешной - а так оно и было, - то не всегда было коммерчески успешным.Но затем Уильям и Паоло могут позволить себе роскошь рассматривать свою коллекцию как развлекательный проект, возможность поиграть с идеями, не требуя оплаты по счетам.

Это сделано в их конструкторском бюро. Как всегда, архитектура и дизайн интерьера отнимают большую часть времени Уильяма и Паоло. Новые клиенты Офиса, пользующиеся большим спросом, должны быть готовы присоединиться к списку ожидания, который в настоящее время составляет около трех лет.

Если эта сторона карьеры Уильяма и Паоло менее известна, чем их коллекции, то потому, что она гораздо менее известна.Большинство их клиентов пользуются большим авторитетом и поэтому избегают огласки.

Две половины бизнеса являются симбиотическими. Без конструкторского бюро у коллекции Савая и Морони не было бы средств для существования. Без коллекции дизайн-бюро может не иметь такого же профиля. Что еще более важно, в то время как их архитектура и дизайн интерьера ограничены желаниями клиентов, коллекция дает им свободу действий, возможность защищать тех, кто привлек их внимание, и рисковать.

«Ключевое слово - эксперимент», - говорит Уильям о коллекции. «Мы любим путешествовать по менее привычным дорогам».

Однако в наши дни они чувствуют, что с ними путешествует меньше людей. По второй иронии судьбы, поскольку это, возможно, обратная сторона революции, которую начал дуэт, позволив большему количеству людей заниматься дизайном, Уильям и Паоло открыли дверь для людей, которым, возможно, не следовало этого делать.

«Дизайн стал ругательством, потому что им злоупотребляли. Сегодня любой, кто создает объект, является «дизайнером», но это просто неправда », - продолжает Уильям.«Все выглядит хорошо (на поверхности), но если присмотреться, можно увидеть, что все однородно. Вы получаете одни и те же формы и идеи снова и снова, и в любом случае почти все они были реализованы раньше ».

Частично обвиняя компьютеры в этом развитии, Морони продолжает.

«Люди менее смелы. Раньше можно было различать «мусор» и «мусор с идеей», но сегодня, - говорит он, ощупывая профессиональную фишку, которую программное обеспечение для рендеринга, такое как AUTO-CAD, дает даже самую несущественную идею, - «вы получаете оптимизированный мусор.

Это идеальный шторм. Производство было отнято у производителей, изящное программное обеспечение лишило мастерства (и, возможно, мысли) рисования эскизов, трехмерные принтеры позволят каждому делать все, что он хочет, в любое время. Уорхол был прав. В будущем все будут всемирно известны по 15 минут.

«С глобализацией всего, - добавляет Уильям, - дифференциации больше нет. Возьмем, к примеру, моду. Отправляйтесь в любую точку мира, и вы получите те же самые магазины.

Другими словами, Gucci - это Gucci - это Gucci. В Милане. В Шанхае. В Киншасе. Мороний думает, что эта вездесущность влияет не только на образ мыслей людей, но и на их желания.

«Проблема больших концентраций люксовых [брендов] в том, что они развивают способность навязывать, формировать», - говорит он, отталкиваясь от того, что, как мне кажется, может быть широко обсуждаемой темой chez Sawaya and Moroni. «Их сила создает своего рода tabula rasa, где во имя большей доступности у вас фактически остается меньше выбора.Это колониализм ».

Это также звучит как еще одна машина, которую нужно сломать, еще один человек, к которому нужно приставить. Это будет не в первый раз. Второй раунд?

Первоначально опубликовано в Bespoke

Sawaya and Moroni Maxima Chair Pair

Идентификатор лота
228486

Размеры
21 дюйм (ширина) x 19 дюймов (глубина) x 31 дюйм (высота)

Варианты доставки
Только пикап

Начальная заявка
75 долларов.00

Участник высокой ставки
да ******

История торгов
29 Ставка (и)

da ******: 264 доллара.00

Si ****** (авто): 260,00 долл. США

Si ******: 256,00 долл. США

da ******: 248,00 долл. США

Si ******: 240,00 долл. США

da ******: 232,00 долл. США

Si ****** (авто): 225 долларов.00

Si ******: 224,00 долл. США

da ******: 216,00 долл. США

Si ****** (авто): 210,00 $

Si ****** (авто): $ 208,00

da ****** (авто): 200,00 $

Si ******: 196 долларов.00

da ****** (авто): 188,00 $

Si ****** (авто): 180,00 $

Si ******: 157,00 долл. США

da ****** (авто): $ 149,00

Sa ******: 141,00 долл. США

da ****** (авто): 133 доллара.00

ma ****** (авто): 125,00 $

da ******: 120,00 долл. США

ma ******: 112,00 долл. США

ки ****** (авто): 110,00 $

ки ******: 104,00 долл. США

Ro ****** (авто): 100 долларов.00

Ro ******: 96,00 долл. США

ax ****** (авто): 88,00 $

ma ******: 83,00 долл. США

топор ******: 75,00 долл. США

Категория
МЕБЕЛЬ / Места для сидения
Бренды
NA

Описание

* Седла из формованного полиуретана

* Основания из хромированной стали

* Акриловые направляющие

* Сатинированная

* 18.5 "Высота сиденья

* Маркировка под сиденьями

* Дизайн Уильяма Савая

* Сделано в Италии

* Очень легкие следы износа, очень легкие потертости на сиденьях

Савая и Морони [WorldCat Identities]

Обзор

Работы: 6 работает в 7 публикации в 3 языки и 25 библиотечные фонды

Наиболее распространенные произведения о Савая и Морони

Уровень аудитории

0 1
Дети Общий Специальный

Связанные личности

Альтернативные имена

Савая и Морони

Современная мебель Sawaya & Moroni

Sawaya e Moroni

Sawaya et Moroni

Société Sawaya et Moroni

языков

Ettore Sottasass, украшения для Sawaya & Moroni

В историях дизайна вы можете найти предметы, которые выдержали испытание временем и впоследствии стали иконами после того, как были проигнорированы публикой и забыты историками, поскольку их было трудно понять. или просто не появился в нужный момент.Это дизайны, которые не умирают, те, которые, как и некоторые страсти, делают огромные объездные пути, а затем возвращаются снова. Оставаться. Именно это произошло с украшениями, созданными Ettore Sottsass для Sawaya & Moroni в период с 1998 по 1999 год, в то время, когда мир дизайна не проявлял особого интереса к таким вещам из-за их элитарной коннотации, которая противоречила радикальному видению. дизайна как средства социальной критики. Поэтому неудивительно, что даже украшения такого мастера, как Соттсасс, созданные двумя отважными предпринимателями, такими как Уильям Савая и Паоло Морони, не получили должного внимания.Сам Соттсасс писал в 1968 году: «Орнаменты должны где-то заканчиваться, что-то вроде знака любви, немного похоже на подношение для страстного путешествия по жизни. Они блестят и становятся непрозрачными, они находят руки, чтобы обнять их, а затем остаются одни и навсегда покинутыми ».

Изысканный дизайн никогда не остается одиноким надолго, и, к счастью, Sawaya & Moroni, напомнив им об их формальной красоте и представительной силе, спасли украшения Соттсасса от забвения. «Изначально наши клиенты не сразу осознали свою ценность, - комментирует Морони, - возможно, потому, что они были сосредоточены на его мебели, а после смерти Этторе мы не хотели создавать впечатление, что пользуемся его именем».Но сейчас мы считаем допустимым и правильным напоминать об этом проекте людям, которые оценили его работу. Касание мастера хорошо видно. Решительный, уверенный и сильный жест этих украшений источает исключительную женственность и элегантность ». Соттсасс был выдающимся и плодовитым дизайнером ювелирных украшений, одним из первых, кто исследовал сложность орнамента еще с первых дней своего пребывания в Милане, когда он показал небольшую золотую брошь, посвященную его жене Фернанде Пивано, в секции 9 th Миланская триеннале, посвященная ювелирному искусству в 1957 году.Затем была выставка ювелирных изделий Lui (Sottsass) e gli ornamenti per le donne , открывшаяся в Галерее Ла Сестанте в Милане 18 июня 1964 года, а затем ювелирные изделия для Клето Мунари, Акме и Арнольфо да Камбио, отобранные Cartier и многочисленные частные подарки.

Для Sawaya & Moroni он разработал пять наборов украшений, среди последних в его долгой карьере, которые представляют собой «итог» и наследие его видения дизайна в форме орнамента. Два из пяти проектов были запущены в производство: Foglina и Chissà , две коллекции брошей и подвесок, вдохновленных скульптурой, которые украшают тело с той же элегантностью и индивидуальностью, что и мебель миланского бренда.Их невозможно не заметить, ибо сила знака, которая при взаимодействии с телом становится гармонией и чувственностью, намеком и игрой. Foglina имеет мягкие и нежные линии, которые выделяются на лацкане пиджака или на декольте платья извилистым волнообразным профилем. Отделка из полированного или матового желтого золота и серебра и различных размеров делает его идеальным как для вечернего платья, так и для повседневного использования. Простота естественных форм, мягкие завитки и завитки напоминают нам о любви Этторе к природе, а также о чистых и лаконичных формах, характерных для ряда различных предметов: от керамики до стеклянной посуды, от меха до ковров.А также украшения.

Брошь / кулон Foglina поставляется с отделкой из полированного или матового желтого золота и серебра и разных размеров. (тел. Энрико Суа Умарино)

Chissà , с его органической формой и центральным кораллом, кристаллизует интерес Соттсасса к эросу, который он описал как «биологическое предназначение, бессознательное космическое использование жизни». Радостный намек этих брошей и их подчеркнутая чувственность усиливается центральным кусочком кроваво-красного коралла, раздутым, как сама жизнь.Соттсасс продумывал предметы и украшения, используя их для отражения центральных тем своей поэтики, таких как личность, память и тело. Он никогда не считал украшения символом богатства и роскоши, но украшениями, подчеркивающими красоту женского тела, «шумерской жрицы, а не светской леди». Его пристрастие к архетипическим формам, которое мы снова находим в украшениях для Sawaya & Moroni, определяет его представление об украшениях как о знаках, которые нужно носить: «Подношения для страстного путешествия по жизни, ибо жизнь формируется, воспринимается чувствами. а не интеллектом ».Да здравствует жизнь.

Брошь и кулон Chissà. Два украшения сделаны Sawaya & Moroni. (тел. Энрико Суа Умарино)

Кисса с ее центральным кораллом. (тел. Энрико Суа Умарино)


Abitare © Все права защищены.

MAD разрабатывает топографические стулья для Sawaya & Moroni

MAD объявила о своем новом сотрудничестве с Sawaya & Moroni для разработки набора стульев, а MAD раскрыла свое сотрудничество с Sawaya & Moroni во время Миланской недели дизайна. с 4 по 9 апреля 2017 г. Стул Called Mogu, разработанный Ма Янсонгом, вдохновлен гладкими очертаниями грибов.

Задуманный как единое целое в семье, «Могу» предназначен для объединения в социальные структуры при поддержке потребностей множества пользователей, что позволяет по-разному интерпретировать его форму и игровые подразделения пространств, которые «Могу» 'группируются в.

Образуемый мягкой, но неоднозначной топографией, стул допускает либеральную интерпретацию использования, которая разрушает традиционно прямые отношения между креслом и его пользователем и вызывает ощущение места отдыха в естественной среде.

'' Приятно сотрудничать с Sawaya & Moroni в создании этого уникального дизайна. Форма Могу, кажется, естественным образом растет из земли, приспосабливаясь к разнообразным пространственным конфигурациям и влияя на восприятие его более обширной среды. Его поверхность образует органический ландшафт, который позволяет людям реагировать своим телом и поощрять различные социальные взаимодействия '', - утверждает Ма Янсун.

Компания Sawaya & Moroni, основанная в 1984 году, известна как производитель высококачественной дизайнерской мебели.Благодаря этому сотрудничеству Ма Янсонг присоединяется к группе смелых архитекторов и дизайнеров, таких как Заха Хадид, Жан Нувель и Кадзуо Шинохара, которые в прошлом создавали уникальную мебель с Sawaya & Moroni.

Логическая диаграмма «Могу»

«Могу» изначально создавалась для крупномасштабной инициативы в области паблик-арта. Он не должен был быть ни общественной мебелью, ни скульптурой, а вместо этого занимал место где-то посередине.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *