Медицина в сериале: 12 лучших медицинских сериалов

Содержание

Медицина в сериале

  Технический консультант сериала, доктор Лиза Сандерс, известна своей медицинской колонкой в газете «Нью-Йорк Таймс». Именно её статьи навели Пола Аттаназио, одного из исполнительных продюсеров сериала, на идею сериала о медицинском расследовании.

Несмотря на то, что медицина является важной частью сериала, действие обычно принимает своеобразный детективный характер (в частности, доктор Хаус практикует незаконное проникновение в дома пациентов в поисках улик, которые могут помочь поставить диагноз).

В начале некоторых серий можно увидеть персонажей, медицинские симптомы которых заставляют зрителя думать, что это им суждено стать пациентами доктора Хауса. Но обычно серьёзно болен оказывается другой персонаж, симптомы которого до определённого момента вообще не проявлялись или казались незначительными.

Как и в любом другом медицинском сериале, в «Докторе Хаусе» можно заметить висящие вверх ногами рентгеновские снимки, непонятные записи на бланках рецептов, ошибки в медицинских терминах и даже такую странную вещь, как бактериальный вагиноз во рту. Работающие в диагностическом отделении врачи обычно сами проводят лабораторные тесты, требующие специального образования, диагностические операции и даже вскрытия, а также с лёгкостью обращаются с абсолютно любым диагностическим оборудованием, что далеко от реальности, но идёт на пользу зрелищности сериала. Но, как правило, самые незрелищные серии оказываются важными для понимания взаимоотношений Хауса с миром вокруг.

Большинство диагнозов, поставленных командой Хауса и им самим, связаны с инфекционными, аутоиммунными, неврологическими заболеваниями или заболеваниями печени, то есть в основном связаны со специализацией врачей, работающих в отделении диагностической медицины.

Волчанка

Одно из аутоиммунных заболеваний, волчанка, стало своеобразным рефреном сериала. Однако, как будто осознав это, создатели сериала в конце концов вывели волчанку из такого назойливого появления в каждой серии (волчанка упоминалась как один из предполагаемых диагнозов, вероятно, из-за большого числа противоречивых симптомов, характерных для этой болезни). Тем не менее, эта болезнь осталась символической для Хауса. В DVD-издание второго сезона сериала даже был включён сюжет под названием «It Could Be Lupus…», смонтированный из сцен, в которых различные врачи (в основном доктор Кэмерон) озвучивают предположение о волчанке. В одном из эпизодов можно узнать, что Хаус прячет запас викодина в книге, посвящённой волчанке, оправдывая это тем, что книгой никто не пользуется.

 

20 лучших сериалов про врачей

1. Доктор Хаус

House, M. D.

  • США, 2004–2012 годы.
  • Медицинская драма.
  • Длительность: 8 сезонов.
  • IMDb: 8,7.

«Доктор Хаус» в своё время перевернул представление о сериалах как о бессодержательном мыле и доказал, что качественные телевизионные проекты способны составить конкуренцию голливудскому кино.

Центральная фигура сюжета — резкий и циничный доктор Грегори Хаус в исполнении британского актёра Хью Лори, дважды получившего за эту роль «Золотой глобус». Серии обычно строятся на раскрытии очередной диагностической загадки, из-за чего «Доктор Хаус» иногда напоминает детектив — только не о криминальных, а медицинских расследованиях.

2. Больница «Никербокер»

The Knick

  • США, 2014–2015 годы.
  • Медицинская драма.
  • Длительность: 2 сезона.
  • IMDb: 8,5.

Обязательный к просмотру масштабный проект талантливого американского режиссёра Стивена Содерберга. В центре сюжета — хирург Джон Тэкери, страдающий от наркотической зависимости. Также сериал рассказывает о персонале нью-йоркского госпиталя «Никербокер» в начале XX века, когда ещё не существовало ни антибиотиков, ни современных методов лечения.

3. Чёртова служба в госпитале МЭШ

M*A*S*H

  • США, 1972–1983 годы.
  • Медицинская драма, чёрная комедия.
  • Длительность: 11 сезонов.
  • IMDb: 8,4.

Популярный и по сей день сериал в жанре чёрной комедии рассказывает о жизни передвижного военного госпиталя MASH (Mobile Army Surgical Hospital) во время Корейской войны.

Сценарий во многом основан на реальных событиях из рассказов военных врачей. Сериал получил 14 премий «Эмми» и восемь «Золотых глобусов». А финальный эпизод «До свидания, прощайте и аминь» считается самой просматриваемой серией за всю историю ТВ. В тот день перед экранами телевизоров собралось от 105 до 125 миллионов зрителей.

4. Вызовите акушерку

Call the Midwife

  • Великобритания, 2012 год — настоящее время.
  • Драма.
  • Длительность: 8 сезонов.
  • IMDb: 8,4.

Действие сериала разворачивается в 50-х годах прошлого века в восточном Лондоне. Самоотверженная акушерка Дженни Ли помогает обитателям дома «Ноннатус» наладить работу гинекологического отделения местной больницы, которая принимает самых бедных жительниц района.

5. Клиника

Scrubs

  • США, 2001–2010 годы.
  • Медицинская драма, чёрная комедия.
  • Длительность: 9 сезонов.
  • IMDb: 8,4.

Признанная классика медицинской комедии, выдержавшая девять сезонов. Показанные в сериале события основаны на реальных историях болезней, которые настоящие медицинские работники присылали создателю и главному сценаристу Биллу Лоуренсу.

6. Хороший доктор

The Good Doctor

  • США, 2017 год — настоящее время.
  • Медицинская драма.
  • Длительность: 2 сезона.
  • IMDb: 8,3.

Ремейк успешного одноимённого корейского сериала 2013 года. Главный герой — молодой хирург с диагнозом «аутизм» Шон Мёрфи. Роль блестяще сыграл английский актёр Фредди Хаймор, известный как Норман Бейтс из телесериала «Мотель Бейтс». За «Хорошего доктора» Хаймора номинировали на премию «Золотой глобус».

Мёрфи в каком-то смысле полная противоположность доктору Хаусу: из-за личных особенностей ему плохо удаётся понимать даже чужой сарказм, а тем более самому отпускать ироничные шуточки. Но зато синдром саванта помогает герою в поисках нетривиальных решений.

7. Зелёное крыло

Green Wing

  • Великобритания, 2004–2007 годы.
  • Чёрная комедия.
  • Длительность: 2 сезона.
  • IMDb: 8,3.

Хулиганский сериал-пародия, рассказывающий о буднях вымышленной больницы «Ист-Хэмптон». Сюжет построен вокруг отношений эксцентричных сотрудников госпиталя и представляет собой юмористические скетчи, высмеивающие типичные комедии положений и мыльные оперы.

8. Пациенты

In Treatment

  • США, 2008–2010 годы.
  • Медицинская драма.
  • Длительность: 3 сезона.
  • IMDb: 8,3.

Успешная американская адаптация израильского одноимённого телесериала («В лечении»), выпущенная каналом HBO. В центре сюжета — профессиональная и личная жизнь психотерапевта Пола Уэстона. Он полностью отдаётся своим пациентам, но у него самого хватает проблем и переживаний.

Кроме самой известной американской, вышло ещё множество иностранных адаптаций этого сериала, в том числе отечественная психологическая драма «Без свидетелей».

За роль доктора Уэстона ирландский актёр Гэбриел Бирн удостоился премии «Золотой глобус».

9. Новый Амстердам

New Amsterdam

  • США, 2018 год — настоящее время.
  • Медицинская драма.
  • Длительность: 1 сезон.
  • IMDb: 8,1.

Телесериал, основанный на мемуарах бывшего врача, рассказывает о докторе Максе Гудвине, которого назначают управляющим старейшей государственной больницей США «Новый Амстердам». Медучреждение мало финансируют, а оборудования не хватает. Новый главврач вступает в неравную борьбу с бюрократией, чтобы вернуть больнице былое величие.

10. Сирены

Sirens

  • Великобритания, 2011 год.
  • Чёрная комедия, драма.
  • Длительность: 1 сезон.
  • IMDb: 8,1.

Британский комедийный сериал, несколькими годами позже переснятый в США, рассказывает о безбашенной команде парамедиков. Она состоит из марокканского иммигранта Рашида, открытого гея Эшли и неформального лидера Стюарта. Парни постоянно попадают в дурацкие, смешные, а порой и трагичные ситуации, но всегда находят из них достойный выход.

11. Реанимация

Code Black

  • США, 2015–2018 годы.
  • Медицинская драма.
  • Длительность: 3 сезона.
  • IMDb: 8,1.

Серьёзная драма о работе приёмного отделения лос-анджелесского госпиталя. Персоналу приходится не только вести борьбу за жизни пациентов, но и сражаться с бюрократией. В роли умного и самодостаточного главврача Линн Рориш снялась американская характерная актриса, лауреат премии «Оскар» Марша Гей Харден.

12. Красные браслеты

Red Band Society

  • США, 2014–2015 годы.
  • Медицинская драма, комедия.
  • Длительность: 1 сезон.
  • IMDb: 8,0.

Единственный в подборке сериал не о врачах, а о пациентах. Американская адаптация испанского сериала рассказывает о группе юных обитателей педиатрического отделения больницы. Они решают объединиться, назваться Красными браслетами и помогать друг другу в трудную минуту.

13. Скорая помощь

ER

  • США, 1994–2009 годы.
  • Медицинская драма.
  • Длительность: 15 сезонов.
  • IMDb: 7,8.

Настоящая классика телевидения, придуманная Майклом Крайтоном. Это американский писатель-фантаст, сценарист и кинорежиссёр, создатель «Парка Юрского периода» и «Мира Дикого Запада». В сериале свою первую серьёзную роль — педиатра Дага Росса — сыграл Джордж Клуни.

14. Старость не радость

Getting On

  • США, 2013–2015 годы.
  • Медицинская драма, комедия.
  • Длительность: 3 сезона.
  • IMDb: 7,7.

Остроумная американская адаптация одноимённого британского сериала, заслужившая много положительных отзывов критиков. Сюжет рассказывает о жизни сотрудников и обитателей дома престарелых. Центральное действующее лицо — директор Дженна Джеймс в исполнении Лори Меткалф, трёхкратного лауреата премии «Эмми».

15. Сестра Джеки

Nurse Jackie

  • США, 2009–2015 годы.
  • Медицинская драма, чёрная комедия.
  • Длительность: 7 сезонов.
  • IMDb: 7,7.

Ещё один идейный наследник «Доктора Хауса», рассказывающий о непростых буднях грубой и циничной нью-йоркской медсестры Джеки Пейтон. Роль досталась американской актрисе Эди Фалко, лауреату двух «Золотых глобусов» и четырёх «Эмми». Подобно Грегори Хаусу, Джеки справляется с рабочими тяготами при помощи викодина, которым её щедро снабжает больничный фармацевт.

16. Части тела

Nip/Tuck

  • США, 2003–2010 годы.
  • Драма, чёрная комедия.
  • Длительность: 6 сезонов.
  • IMDb: 7,7.

Успешный телевизионный проект создателя «Американской истории ужасов» и легендарного сериала «Хор» Райана Мёрфи. Главные герои — два друга, владельцы частной клиники эстетической хирургии. Но между приятелями часто возникают разногласия из-за противоположных взглядов на жизнь и работу.

17. Анатомия страсти

Grey’s Anatomy

  • США, 2005 год — настоящее время.
  • Медицинская драма.
  • Длительность: 15 сезонов.
  • IMDb: 7,6.

Один из самых долгоиграющих и популярных современных сериалов, породивший спин-оффы «Частная практика» и «Пожарная часть № 19». В центре сюжета — бурная профессиональная и личная жизнь интернов и докторов больницы «Сиэтл Грейс».

18. Медики Чикаго

Chicago Med

  • США, 2015 год — настоящее время.
  • Медицинская драма.
  • Длительность: 4 сезона.
  • IMDb: 7,5.

Сериал «Медики Чикаго» — часть обширной франшизы производства NBC, включающей «Пожарные Чикаго», «Полиция Чикаго» и «Правосудие Чикаго». Самоотверженной команде врачей каждый день приходится работать в страшной суматохе и порой сталкиваться с нестандартными случаями.

19. Ночная смена

The Night Shift

  • США, 2014—2017 годы.
  • Медицинская драма.
  • Длительность: 4 сезона.
  • IMDb: 7,3.

Американский драматический сериал рассказывает о жизни медицинского персонала, работающего в ночную смену в отделении скорой помощи города Сан-Антонио. Руководят процессом опытные хирурги-ветераны. Они знатоки военной медицины не только в теории, но и на практике.

20. Доктор Куин: Женщина-врач

Dr. Quinn, Medicine Woman

  • США, 1993–1998 годы.
  • Вестерн, семейная драма, медицинская драма.
  • Длительность: 6 сезонов.
  • IMDb: 6,7.

Легендарный драматический телепроект, отмеченный множеством премий и в значительной мере повлиявший на современное ТВ. Сериал рассказывает о жизни талантливого доктора Микаэлы Куин в маленьком городке Колорадо-Спрингс на Диком Западе, её борьбе со стереотипами и необычных случаях из врачебной практики.

Читайте также 🍿🎥💻

«Медицина — это любовь, иначе она ничего не стоит»: 23 лучших сериала про врачей

По своей популярности сериалы о медиках не уступают процедуральным. В 2020-м мы в очередной раз убедились, что врач — одна из самых важных профессий. В нашей подборке — 23 отличных сериала, которые помогут погрузиться в непростой врачебный мир и покажут все его грани.

Скорая помощь (ER)

1994 — 2009, США
15 сезонов

Культовый сериал, который в девяностые смотрел весь мир, включая Россию (правда, у нас его начали показывать только в 1999 году, когда канал НТВ купил права на показ). В сериале показана жизнь приемного отделения чикагской окружной больницы. Именно так сериал и называется на английском — «Приемное отделение», а не «Скорая помощь», как перевели на русский. Любимым героем почти у всех был, конечно, доктор Даг Росс, которого играл молодой Джордж Клуни. Но и кроме него в сериале снялось огромное количество талантливых актеров — Энтони Эдвардс в роли Марка Грина, Ноа Уайли в роли Джона Картера и Джулианна Маргулис в роли Кэрол Хэтэуэй. Всего за 15 лет в сериале снялись больше 5 тысяч актеров. «Скорая помощь» была номинирована на «Эмми» 124 раза и получила 23 премии, в том числе в категории «Лучший драматический сериал» (в 1996 году).

Кадр из сериала «Скорая помощь». Courtesy photo

Доктор Хаус (House, M. D.)

2004 — 2012, США
8 сезонов

Один из первых сериалов, с которых часто принято отсчитывать наступление так называемой золотой эпохи телевидения, когда сериалы по качеству сравнялись с полнометражными фильмами. Главный герой — гениальный врач-диагност Грегори Хаус в исполнении Хью Лори. Он берется за самые сложные диагностические загадки, из-за чего его называют Шерлоком Холмсом медицины. При этом коллеги и пациенты его не особенно любят — он замкнут, резок и циничен, а его любимое утверждение — «все лгут». Сериал получил огромную популярность и принес британцу Хью Лори всемирную славу.

Кадр из сериала «Доктор Хаус». Courtesy photo

Клиника (Scrubs)

2001 — 2010, США
9 сезонов

«Клиника» — самый удачный представитель жанра медицинской комедии. Молодой ординатор американской клиники по имени Джей Ди (в исполнении Зака Браффа) неисправимый оптимист, который считает, что чуткость, доброта и любовь — самые эффективные лекарства. Все события, которые происходят в клинике, Джей рассказывает от первого лица. Несмотря на позитивный тон сериала, иногда здесь можно и поплакать — главные герои нередко встречаются с личными переживаниями и, конечно, смертью своих пациентов. Сериал хорош тем, что можно включить его практически на любой серии, и она будет понятна и интересна без всякого контекста.

Кадр из сериала «Клиника». Courtesy photo

Больница «Никербокер» (The Knick)

2014 — 2015, США
2 сезона

Самый стильный сериал из нашего списка. Действие разворачивается в нью-йоркском госпитале в начале 20 века, где врачи борются за жизни пациентов без высоких технологий и лекарств. До уровня современной медицины еще далеко, поэтому фактически врачи в «Никербокере» лечат пациентов методом проб и ошибок. Главный герой Джон Тэкери (Клайв Оуэн) — гениальный хирург, но у него есть одна проблема: он тайный наркоман. Также в сериале большое внимание уделяется персонажу Элджернону Эдвардсу (Андре Холланд). Он — единственный темнокожий врач в госпитале, и за уважение и признание коллег и пациентов ему приходится бороться ежедневно.

Кадр из сериала «Больница „Никербокер“». Courtesy photo

Новый Амстердам (New Amsterdam)

2018 — настоящее время, США
2 сезона

Главный герой — доктор Макс Гудвин — становится главврачом старейшей государственной больницы США «Новый Амстердам». Больнице не хватает персонала, оборудования и финансирования, и Макс пытается это изменить. Его цель — сделать из «Нового Амстердама» место, где каждый может получить необходимую высококвалифицированную помощь вне зависимости от того, кто он — президент страны или бывший заключенный. Параллельно со всем этим главный герой борется с раком и пытается не потерять свою семью. Сериал снят по мотивам книги бывшего врача нью-йоркской больницы «Белвью» доктора Эрика Мэнхеймера. Пока вышло 2 сезона, но сериал продлен еще минимум на 3. Главную роль исполнил Райан Эгголд.

Чертова служба в госпитале МЭШ (M*A*S*H)

1972 — 1983, США
11 сезонов

История о группе врачей-хирургов, которая работает в передвижном военном госпитале во время Корейской войны в начале пятидесятых. Они лечат, спасают, веселятся и пытаются не сойти с ума от жестокости и ужасов войны. Сериал полон юмора и трагичности и особенно понравится тем, кто хочет отдохнуть от современных сериалов и насладиться настоящим ретро — первый сезон вышел почти пятьдесят лет назад.

Кадр из сериала «Чертова служба в госпитале МЭШ». Courtesy photo Кино «Светлячок», «Девочки Гилмор», «Клан Сопрано» и еще 10 сериалов, которые можно пересматривать бесконечно

Вызовите акушерку (Call the Midwife)

2012 — настоящее время, Великобритания
11 сезонов

Один из самых успешных драматических сериалов в истории телеканала BBC One. Он рассказывает о буднях группы медсестер-акушерок, работающих в монастыре Ноннатуса в 1950–1960-х годах. Монастырь расположен в Ист Энде — беднейшем районе в восточной части Лондона. Первоначально сюжет был основан на мемуарах Дженифер Уорт — английской медсестры и писательницы, но постепенно его значительно расширили, включив новые исторически подтвержденные материалы. Сериал понравится любителям атмосферных исторических картин.

Хороший доктор (The Good Doctor)

2017 — настоящее время, США
3 сезона

Один из самых популярных медицинских сериалов последних лет. Среди создателей — шоураннер «Доктора Хауса» Дэвид Шор и звезда «Остаться в живых» Дэниел Дэ Ким. Главный герой Шон Мерфи — гениальный молодой хирург с аутизмом и синдромом саванта, блистательно сыгранный Фредди Хаймором. Шону приходится бороться не только за спасение чужих жизней, но и за право полноценно проживать свою, ведь не каждая больница готова принять на работу врача с особенностями. «Хороший доктор» — адаптация корейского сериала и отличный пример качественного ремейка.

Зеленое крыло (Green Wing)

2004 — 2007, Великобритания
2 сезона

Еще один отличный ситком о сотрудниках госпиталя, занятых больше своей личной жизнью, чем лечением больных. В сериале нет ярко выраженной сюжетной линии — в основном это небольшие зарисовки, не связанные друг с другом. Так что, как и «Клинику», его можно включать с любой серии — когда хочется чего-то легкого и смешного.

Промо-постер сериала «Зеленое крыло». Courtesy photo

Пациенты (In Treatment)

2008 — 2010, США
3 сезона

Американская версия израильского телехита, который рассказывает о жизни и работе психотерапевта Пола Уэстона. Ежедневно он помогает своим пациентам, но часто помощь нужна и ему самому. Сериал понравится любителям длинных и глубоких разговоров. За роль в этом сериале Гэбриел Бирн получил «Золотой глобус» — и вполне заслуженно!

Кадр из сериала «Пациенты». Courtesy photo

Реанимация (Code Black)

2015 — 2018, США
3 сезона

В главной роли «Реанимации» — лауреатка премии «Оскар», великолепная Марша Гей Харден, поэтому посмотреть стоит хотя бы ради нее. Сериал основан на документальном фильме Райна МакГарри, который рассказывает о лос-анджелесском госпитале, где врачам ежедневно приходится сталкиваться со сломанной системой управления, невыносимыми условиями работы и бюрократией.

Кадр из сериала «Реанимация». Courtesy photo

Красные браслеты (Red Band Society)

2014 — 2015, США
1 сезон

Американская версия одноименного испанского сериала, который рассказывает историю шестерых подростков, столкнувшихся с тяжелыми болезнями и вынужденных жить в больнице «Оушен Парк» в Лос-Анджелесе. Несмотря на неутешительные диагнозы, герои не теряют оптимизма и жизнелюбия. При всей тяжеловесности сюжета сериал получился очень легким. Главную роль в англоязычной адаптации исполняет лауреатка премии «Оскар» Октавия Спенсер — она играет медсестру.

Кадр из сериала «Красные браслеты». Courtesy photo Кино «Я никогда не…», «Голливуд», «Водоворот» и другие новинки Netflix, которые стоит посмотреть

Старость — не радость (Getting On)

2013 — 2015, США
3 сезона

Остроумный и очень компактный (всего три сезона по шесть серий, каждая из которых длится меньше 30 минут) сериал, рассказывающий о непростой работе медицинского персонала дома престарелых. В центре сюжета находятся директор Дженна Джеймс (ее роль исполнила Лори Меткалф) и ее подчиненные, пытающиеся заботиться о пожилых людях и сталкивающиеся с многочисленными бюрократическими правилами и ограничениями.

Кадр из сериала «Старость — не радость». Courtesy photo

Сестра Джеки (Nurse Jackie)

2009 — 2015, США
7 сезонов

Сериал получил огромную популярность и признание в США, но почему-то о нем мало кто знает в России. Это история жизни медсестры Джеки Пейтон, несущей тяжелую службу в нью-йоркской больнице и борющейся со стрессом при помощи викодина. Исполнительница главной роли Иди Фалько прославилась еще в «Клане Сопрано», но «Сестра Джеки» — ее настоящий успех, за который ее пять лет подряд номинировали на «Эмми».

Кадр из сериала «Сестра Джеки». Courtesy photo

Части тела (Nip/Tuck)

2003 — 2010, США
6 сезонов

Шон и Кристиан — не только великолепные пластические хирурги, руководящие частной клиникой в Майами, но и хорошие друзья. Но они очень разные, и часто между ними возникают разногласия из-за взглядов на жизнь и на профессию. Шон (Дилан Уолш) старается полностью погрузиться в работу, чтобы отвлечься от семейных хлопот. Он работает самоотверженно и даже готов делать бесплатные операции тем, кому они действительно необходимы. А Кристиан (Джулиан Макмэхон) работает исключительно ради денег и возможности переспать с очередной пациенткой. Сериал получил множество номинаций на разные премии, среди которых «Золотой глобус» и «Эмми». Создатель шоу Райан Мерфи уверяет, что все медицинские случаи, показанные в сериале, взяты из жизни.

Промо-постер сериала «Части тела». Courtesy photo

Анатомия страсти (Grey’s Anatomy)

2005 — настоящее время, США
17 сезонов

Уже снято 17 сезонов, и сериал официально продлен еще на два — похоже, создатели не собираются останавливаться. «Анатомия страсти» показывает жизнь Мередит Грей — ее путь от стажера до главного хирурга в больнице Сиэтла. По словам создательницы Шонды Раймс, она хотела сделать шоу, в котором покажет сильных и многогранных женских персонажей, ведь их так не хватает на экране. Успех сериала помог Раймс запустить еще несколько знаковых проектов, а исполнительница главной роли — Эллен Помпео — получила мировое признание и стала одной из самых высокооплачиваемых актрис на телевидении.

Записки юного врача (A Young Doctor’s Notebook & Other Stories)

2012 — 2013, Великобритания
2 сезона

Мини-сериал по мотивам «Записок юного врача» Булгакова с Дэниелом Рэдклиффом и Джоном Хэммом в главных ролях. Это черная комедия с элементами трагедии и драмы и потрясающей актерской игрой. Дэниэл Рэдклифф не раз признавался, что Михаил Булгаков — один из его любимых писателей, а участие в такого рода проекте всегда было для актера настоящей мечтой. Создатели большое внимание уделили мелочам, которые особенно придутся по душе русскому зрителю. Например, время от времени за кадром звучит русская народная музыка или отрывки из классических произведений Чайковского и Прокофьева.

Кадр из сериала «Записки юного врача». Courtesy photo

Следствие по телу (Body of proof)

2011 — 2013, США
3 сезона

После автомобильной аварии главной героине Меган Хант приходится отказаться от успешной карьеры нейрохирурга, потому что она больше не может выполнять тонкие манипуляции руками, которые необходимы при сложных операциях. Это полностью меняет ее профессиональную жизнь: она устраивается на работу в центр судебно-медицинской экспертизы, и теперь ее основная задача — раскрывать причины смерти пациентов. Главную героиню, роль которой блестяще исполнила Дана Дилейни, часто сравнивают с доктором Хаусом. «Следствие по телу» стал первым сериалом американского эфирного телевидения, который был показан в России раньше, чем в США. Премьера у нас состоялась в феврале 2011, а в Америке — в конце марта. К сожалению, после второго сезона у сериала упали рейтинги, поэтому создатели решили, что третий сезон станет последним. Были разговоры, что следующие сезоны будет снимать уже другой канал, но желающих так и не нашлось, хотя в соцсетях было даже движение #BodyOfProof4 — поклонники требовали продолжения, которого так и не получили.

Кадр из сериала «Следствие по телу». Courtesy photo

Доктор Куин: Женщина-врач (Dr. Quinn, Medicine Woman)

1993 — 1998, США
6 сезонов

Классика жанра медицинской драмы. История женщины-врача, богатой наследницы, которая променяла респектабельный Бостон на глухой уголок Дикого Запада, где ей предстоит не только лечить жителей Колорадо Спрингс, но и ежедневно доказывать им, что женщина-врач способна превзойти в профессионализме своих коллег мужского пола. Сериал был отмечен множеством наград за игру актеров, высокое качество исторических декораций и костюмов, а также является последним на данный момент успешным телесериалом в жанре вестерн. Главную роль исполнила английская актриса Джейн Сеймур.

Кадр из сериала «Доктор Куин: Женщина-врач». Courtesy photo

Ординатор (The Resident)

2018 — настоящее время, США
3 сезона

Только что окончивший учебу молодой Девон Правеш (Маниш Дайал) устраивается работать младшим ординатором под руководством опытного врача Конрада Хоукинса (Мэтт Зукери). Со временем Правеш понимает, что на практике все намного сложнее, чем он себе представлял, и ему еще многому нужно научиться у главного ординатора. На сегодняшний день вышли 3 сезона, но недавно создатели объявили, что продлили сериал еще минимум на один сезон.

Склифосовский

2012 — настоящее время, Россия
7 сезонов

Молодой и талантливый хирург Олег Брагин (Максим Аверин) фанатично предан своей работе, но при этом относится к ней с долей цинизма. Брагин давно утратил сентиментальность и не утруждает себя мыслями о чувствах других. Ему противопоставлен другой персонаж — врач Лариса Куликова (Ольга Красько). Она рассудительная, мудрая и относится к своим пациентам, как к родным. Отношения этих героев развиваются на фоне обычного больничного хаоса: переживающие и орущие пациенты, вечные недосыпы, нервное напряжение, неопытные интерны и служебные романы. «Склифосовский» показывает русскую медицину такой, какая она есть.

Тест на беременность

2014 — 2019, Россия
2 сезона

Сериал, который снимали в роддомах Санкт-Петербурга, рассказывает историю блестящего врача-акушера и заведующей родильного отделения Натальи Бахметьевой, которая ежедневно спасает жизни матерей и новорожденных. Главную роль сыграла талантливая Светлана Иванова, известная по фильмам «Легенда № 17» и «Герой». Сериал основан на реальных врачебных историях и без прикрас показывает, что происходит в роддомах.

Земский доктор

2010 — 2014, Россия
5 сезонов

На счету хирурга Ольги Самойловой большое количество сложнейших операций. Но после гибели мужа Ольга впадает в депрессию и частично утрачивает свои профессиональные навыки. Она больше не может проводить сложные операции и из столицы переезжает в провинцию, где устраивается терапевтом в местную больницу. Работа в провинции кардинально отличается от столичной — здесь Ольге приходится не только лечить пациентов, но и помогать им решать их психологические и семейные проблемы. В главной роли — Ольга Будина.

Кадр из сериала «Земский доктор». Courtesy photo

Американские медицинские сериалы. Феномен доктора Хауса [Правда и вымысел в сериале о гениальном диагносте]

Американские медицинские сериалы

Одна из сквозных тем «Доктора Хауса» – борьба Грегори Хауса за право смотреть телевизор где угодно, когда угодно и зачастую не в свободное от работы время, а вместо нее. У заведующего диагностическим отделением есть портативный черно-белый телевизор с выдвижной антенной, который занимает все его время, если он не отвлекается на игру на гитаре, метание дротиков в мишень, развлечения с баскетбольным мячом или детскими автомобильчиками.

Доктор Хаус смотрит ТВ в палате коматозного больного (кадр из сериала).

Когда главный врач больницы Лиза Кадди хочет наказать Хауса или чего-то добиться от него, она ограничивает ему доступ к телевизору. После отключения телевидения в кабинете Хауса Лиза рискует найти его в отделении для коматозных больных, где он с увлечением предается любимому занятию, так как в этом отделении телевидение отключать запрещено. Доктор Хаус часто устраивается перед телевизором в приемном покое, мешая работать всему персоналу больницы.

Где бы Хаус ни смотрел телевизор, тот все время настроен на один и тот же канал, по которому транслируют некий бесконечный медицинский сериал. На каком же сериале «сидит» доктор Хаус, и что хотели сказать этой деталью создатели фильма?

Дэвид Шор и его команда прямо намекают зрителям на первоисточники своей истории, одновременно давая понять, что они – новаторы, уважающие существующие традиции. Ведь медицинское «мыло», от которого не может оторваться Грегори Хаус, – традиционно, привычно и потому скучно. Не имея ничего общего с реальными проблемами больницы Принстон-Плейнсборо, в которой разворачивается основное действие «House M. D.», выдуманный мир телевизионной больницы отвлекает самого Хауса от его собственных проблем. Показательно, что сериал, который он смотрит, не раздражает только его одного: другие врачи терпеть не могут медицинские сериалы.

Тем не менее своему немалому успеху «House M. D.» во многом обязан тому, что американские телезрители любят именно медицинские сериалы, к которым сами врачи зачастую относятся скептически. Американцы вообще внимательно и, если можно так выразиться, болезненно относятся к собственному здоровью. Худшее, что может произойти в жизни заточенного на жизненный успех среднестатистического трудолюбивого гражданина США, – утрата трудоспособности, временная или, не дай Бог, пожизненная. Поэтому они следят за своим здоровьем и любят консультироваться у доктора по любому, даже самому нелепому, поводу.

Подобные эпизоды присутствуют почти в каждой серии «House M. D.», и они всегда самые смешные – как Грегори Хаус, так и его создатели открыто высмеивают манию американцев лечиться чем угодно от чего угодно.

Хаус: Понос с кровью, газы. Вы делали клизму стероидами. Я поражен!

Пациент: Когда каждый час бегаешь в сортир – это одно. Но когда у меня на коленях дети сидят… Пропишите мне месолазин. Может быть, он поможет.

Хаус: Нет. Я выпишу вам… кое-что. Стоит дешево, что хорошо, поскольку страховка это не покроет.

Пациент (читая рецепт): Что это? Са-га-рит…?

Хаус: Сигареты. По одной каждый день. Исследования показали, что сигаретный дым прекрасно справляется с воспалением внутренних органов. Плюс с сигаретой во рту вы будете выглядеть еще круче.

Пациент: Вы издеваетесь?

Хаус: Насчет крутизны – да. Все остальное – правда.

Пациент: Разве никотин не опасен?

Хаус: Большинство лекарств, которые я выписываю, опасны. Единственная разница в том, что сигареты абсолютно законны.

Но больше, чем лечиться, американцы любят смотреть, как лечатся другие. Учитывая трепетное отношение жителей США к медицине и медицинским учреждениям, нет ничего удивительного в том, что первые медицинские сериалы появились в середине 1950-х годов именно в Америке. Тогда были установлены основные законы жанра: действие происходит в больнице, главный герой – обаятельный доктор, каждая серия посвящена истории болезни одного пациента.

Такие сериальные форматы называются «вертикальными». Вертикальный сериал – это многосерийный телевизионный фильм, в котором действует герой или группа постоянных героев, а каждая серия представляет собой законченную историю, отдельное драматургическое произведение. Когда Владимир Высоцкий в песне «Жертва телевидения» говорит: «Фильм, часть седьмая – тут можно поесть, я не видал предыдущие шесть», он объясняет формулу популярности именно вертикальных сериалов. Вертикальный формат удобен тем, что сюжетно серии не связаны и можно включаться в просмотр с любой серии, не боясь потерять основную линию повествования. Пример такого сериала в СССР – «Следствие ведут ЗнаТоКи».

Поначалу американские продюсеры считали, что такие сериалы должны быть не только увлекательными, но и познавательными. Так, например, доктор Конрад Стайнер из популярного в свое время сериала «Медик» (1954—1956 гг.) в конце каждой серии обращался с напутственным словом к зрителям и кратко рассказывал о современных методах лечения какой-нибудь болезни. В 1960-е годы познавательность отошла на второй план – стало понятно, что зрителям нравятся молодые и смазливые доктора. Уловив тенденцию, телеканалы NBC и ABC одновременно запустили похожие по концепции сериалы, где главными героями были врачи-красавцы. Впрочем, небольшая разница между ними все же была: сериал «Доктор Кайлдер» (1961—1969 гг. ) был ориентирован на девочек-подростков, в то время как герой сериала «Бен Кейси» (1961—1969 гг.) претендовал на повышенное внимание со стороны домохозяек. Оба проекта имели большой успех, а актеры, исполнившие главные роли, стали секс-символами своего поколения.

Однако медицинским «мылом всех времен и народов» следует признать сериал «Центральная больница» (GeneralHospital), премьера которого состоялась 1 апреля 1963 года. С той поры прошло уже почти 50 лет, а сериал продолжает выходить в эфир. За это время снято более 11 500 серий, состав съемочной группы многократно менялся, половины актеров первого состава уже нет в живых, а актриса, которая в середине 1980-х годов играла маленькую девочку, в 2005 году вернулась в сериал уже в роли взрослой женщины.

Кадр из сериала «Центральная больница» (серия 1981 г.).

Учитывая, что «House M. D.» стартовал в 2004 году, можно понять, что именно «Центральную больницу» увлеченно смотрит Грегори Хаус. В нескольких эпизодах первого сезона он даже сбегает от своих пациентов, чтобы не пропустить очередную серию этого фильма.

Впрочем, лечение как таковое играет в этом и большинстве подобных сериалов незначительную роль. Герои в основном устраивают свою личную жизнь. Потому главная линия таких историй – все-таки мелодраматическая. Советские зрители так и не оценили основную направленность комедии Сидни Поллака «Тутси» (Tootsie). Мы просто ничего не знали о традициях американского медицинского «мыла», которым на момент выхода фильма в американский прокат (1982 г.) уже насчитывалось без малого три десятка лет.

Дастин Хоффман в образе Эмили Кимберли (кадры из кинофильма «Тутси»).

В советский прокат вышла, к тому же, купированная версия, и нас занимала прежде всего история с переодеванием исполнителя главной роли Дастина Хоффмана из мужчины в женщину. Но мы совсем не принимали во внимание, что актер Майкл Дорси, персонаж Хоффмана, задействован в некоем популярнейшем медицинском телевизионном сериале «Больница Саутвест», где по сюжету должен появиться новый персонаж – администратор больницы Эмили Кимберли. Необычайную и мгновенную популярность новый персонаж завоевал у зрителей не только потому, что актер-самозванец изобразил даму феминистических убеждений, обладающую независимым и даже склочным характером, но именно благодаря тому, что вся Америка «сидела» на очередном медицинском сериале. В своем фильме Сидни Поллак безжалостно пародировал подобные сериалы за излишний мелодраматизм. Таким образом он определил новые требования поклонников медицинского «телемыла»: меньше слез и любви до гроба, больше медицинской практики и выздоровевших пациентов.

Фильм, выразивший мнение зрительского большинства по поводу утраты медицинскими многосерийными историями именно медицинской составляющей, получил 10 номинаций на «Оскар», назван Библиотекой конгресса США «самым значимым явлением культуры своего времени» и отобран для хранения в Национальном реестре фильмов. Картина «Тутси» оказала влияние на изменение направленности медицинских сериалов, тем самым создав предпосылку для появления – через двадцать лет после ее премьеры – истории о докторе Хаусе.

Но все-таки новое направление медицинскому «мылу» задал в середине 1990-х годов сериал «Скорая помощь» (E. R.), мировая премьера которого состоялась 16 сентября 1994 года.

Кстати, почти день в день ровно через десять лет (16 ноября 2004 года) стартовал и «House M. D.». Сценарий «Скорой помощи» был написан еще в 1974 году писателем Майклом Крайтоном, будущим автором мировых бестселлеров «Парк Юрского периода» (JurassicPark) и «Восходящее солнце» (RisingSun). Идея «Скорой помощи» зародилась еще тогда, когда Крайтон учился в Гарвардской медицинской школе и проходил практику в отделении неотложной хирургии в госпитале штата Массачусетс, где получил степень доктора медицины. Рассказ начинающего литератора был о 24 часах работы скорой медицинской помощи в некоем большом городе (когда пришел черед экранизации, этим городом был выбран Чикаго). Крайтон наполнил свою историю многочисленными сценами реанимации и множеством медицинских терминов. Этот рассказ не укладывался в рамки сценария обычной драмы.

Кадры из сериала «Скорая помощь» (серии 1994 г. и 2003 г.).

«Я хотел написать что-то реалистичное, отличающееся от обычного «мыла», – рассказывал Крайтон позднее, когда «Скорая помощь» уже получила признание зрителей и критиков и обросла внушительным списком более чем 20 профессиональных наград: 22 премии «Эмми» – абсолютный рекорд в истории телевидения. «Скорую помощь» культурологи уже торжественно объявили золотым стандартом медицинского сериала. Действительно, здесь есть все, что нужно: обаятельные врачи, у которых сложные взаимоотношения друг с другом, несчастные пациенты, которых каждую серию доставляют в больницу с самыми экзотическими травмами, и постоянный драйв. «Мы его теряем! Семь кубиков пинефрина внутривенно!» – подобные фразы создают напряжение, а выражение «Мы теряем его!» перекочевало в категорию крылатых и применяется по любому, не обязательно медицинскому, поводу. Например, такой фразой реагирует мужская компания, когда один из верных друзей решает жениться или когда во время застолья кто-то слишком увлекается спиртным.

Сценарист и продюсер сериала «Скорая помощь» Майкл Крайтон.

Своим успехом «Скорая помощь» во многом обязана удачно подобранному актерскому составу. Главной звездой сериала стал Джордж Клуни, для которого роль доктора Дага Росса, педиатра и реаниматолога, стала пропуском в большое кино. Клуни снимался в «Скорой помощи» пять первых сезонов, а затем ушел, объявив, что устал от изматывающего графика съемок. Сразу же после «Скорой помощи» Клуни снялся в фильме Роберта Родригеса «От заката до рассвета» (FromDuskTillDawn, 1995), обеспечив себе статус культового актера и сегодня удерживая в выборе ролей баланс между коммерческим кино и авторскими проектами.

Джордж Клуни в образе врача Дага Росса.

После ухода Джорджа Клуни из проекта рейтинги «Скорой помощи» поползли вниз. Постепенно и другие звезды сериала стали покидать съемочную группу. К 2007 году в «Скорой помощи» не осталось ни одного актера из первого состава. Недавно было объявлено, что начаты съемки пятнадцатого сезона сериала, однако продюсеры признают, что он будет последним. Так что в феврале 2009 года с бригадой «Скорой помощи» поклонникам пришлось попрощаться.

За что мы любим «медицинские сериалы»? | Культура

Долгие столетия медицина, умение врачевать людей были тайной за семью печатями — врачи могли спасти жизнь, помочь в критической ситуации и были кем-то типа наместников ангелов-хранителей на земле. Они знали и умели то, чего не знали и не умели все остальные, но от прочих профессий их отличал тот факт, что они могли вытащить человека из цепких лап смерти. Короче говоря, трепет перед людьми в белых халатах, думаю, у каждого из нас сохранился еще с детства.

И когда на экраны стали выходить сериалы о профессии врача, показывающие «кухню» практической и научной медицины, неудивительно, что зрители хлынули к экранам, потому что узнавать секреты всегда приятно и интересно. К тому же нельзя отрицать образовательную ценность медицинских сериалов — поглощая один за другим сезоны, мы запоминаем симптомы, учимся вести себя в кризисных ситуациях, зазубриваем названия препаратов и медицинских приборов, надеясь, что все это обязательно пригодится в жизни. А потом идем в местную поликлинику и раздражаем своих участковых врачей своим сериальным знанием всех болезней. В Интернете есть даже популярная шутка:

 — У тебя медицинское образование есть?
 — А как же! Семь сезонов «Доктора Хауса»!

Но не стоит забывать, что медицинский сериал — это все же, хоть и многосерийное, но кино, а кино — огромная иллюзия. В глубине души мы, конечно, понимаем, что не все врачи красивые и умные как на подбор, что не все больницы блещут чистотой, красотой и суперсовременным оборудованием и что на месте счастливчиков, к которым бросаются по первому требованию лучшие врачи мира, вряд ли окажутся простые смертные, живущие, к примеру, по соседству. Но как хочется в это верить!

Кроме того, медицинские процедуралы привлекательны тем, что показывают блестящих медиков — хирургов, диагностов, психотерапевтов — в интерьере их повседневной жизни. А в этой жизни есть любовь, ненависть, сплетни и интриги, собственные драмы и даже несчастья, то есть все то, чем наполнена жизнь любого из нас.

«Доктор Куин, женщина-врач» («Dr. Quinn, Medicine Woman»)

Попробуем вспомнить, с какого именно сериала началась повальная любовь телезрителей к медицинским телешоу. Вернее, в Соединенных штатах-то медицинские сериалы начали культивировать как жанр еще в 50-х, а вот наш зритель познакомился впервые с ними благодаря сериалу «Доктор Куин, женщина-врач», который вышел на экраны России в 1994 году.

Сочетая в себе жанр медицинской драмы и вестерна, сериал очень тепло был встречен и зрителями, и критиками. Четыре премии «Эмми», «Золотой глобус» — это хороший показатель качества для истории о милой барышне Микаэле Куин, приехавшей на Дикий Запад, чтобы стать врачом в мире мужчин, не признающих ничьих авторитетов. Я даже помню, как мы с бабушкой и мамой дружно вздыхали перед экраном, на котором Джейн Сеймур и Джо Ландо, сыгравший Байрона Салли, вели к любви своих героев.

«Скорая помощь» («ER»)

Примерно в одно время с сериалом «Доктор Куин, женщина-врач» отечественное телевидение начало трансляцию медицинского процедурала, которому суждено было растянуться на целых пятнадцать сезонов и стать поистине культовым. Это сериал «Скорая помощь», который познакомил нас с умопомрачительным Джорджем Клуни. И хотя в 2009 году сериал закончился, по сей день рекорды «Скорой помощи» не смог побить даже нашумевший «Доктор Хаус».

Создатель сериала Майкл Крайтон написал сценарий, основываясь на своем личном опыте работы стажером в одном из приемных отделений скорой помощи. Наверное, тем и заинтересовал сериал российских зрителей, что давал возможность посмотреть, а как там у них все это происходит, как работают медики в Америке, а ведь Америка в 90-е годы казалась многим пределом мечтаний. Из «Скорой помощи» вышли многие звездные актеры, которые до сих пор сияют не только на сериальном, но и на кино-небосклоне. Кроме Джорджа Клуни, мы благодаря телешоу узнали Ноа Уайли («Белый олеандр», «Донни Дарко»), Лору Иннес («Хранилище 13», «Событие», «Столкновение с бездной»), Эрика Ла Салля («24 часа», «Квантовый скачок», «Цвет ночи») и, конечно же, Джулианну Маргулис («Клан Сопрано», «Правильная жена»).

«Доктор Хаус» («House M.D.»)

С тех пор медицинские телешоу о жизни врачей разных специализаций то и дело будоражили сериальный мир. Настоящем явлением в этом жанре стал, конечно, сериал «Доктор Хаус», который, приправив гремучую смесь медицинской драмы и детектива шикарным юмором, харизматичным героем, нетривиальными сюжетами, прекрасным техническим обеспечением, выдал зрителю процедурал принципиально нового формата, обеспечив себе тем самым высокие рейтинги.

Популярностью своей «Доктор Хаус» во многом обязан исполнителю главной роли Хью Лори, которому удалось настолько гениально воплотить образ вредного и несчастного, остроумного и ранимого, по-своему очень сексуального, необыкновенно талантливого врача, что уже непонятно, подбирали актера под роль или роль под актера. Сериал был закрыт после 8 сезона, но вовсе не потому, что история исчерпала себя. Наверное, дело в том, что персонаж Грегори Хаус был интересен публике тем больше, чем более загадочным он оставался. По мере его раскрытия, по мере обнажения различных черт его характера в различных жизненных ситуациях, публика теряла к нему интерес. Продюсеры вовремя остановились и сумели сделать красивый финал, хотя критикой финальный 177 эпизод был встречен по-разному. Тем не менее на сегодняшний день сериал «Доктор Хаус» остается одним из популярнейших медицинских процедуралов современности.

«Анатомия Грей» («Grey's Anatomy»)

Говоря о медицинских телешоу, нельзя не упомянуть о сериале «Анатомия Грей» или «Анатомия страсти», как еще переводят его название у нас. В 2005 году создатель сериала Шонда Раймс представила миру поистине смотровое окно в медицинский мир Сиэтла, позволив заглянуть в такое здравоохранение, каким оно должно быть в идеале. В Америке сериал популярен невероятно!

От прочих медицинских драм он отличается тем, что мы видим на экране не готовых уже великих хирургов, а только постигающих трудности профессии интернов. К тому же, это очень красивый сериал, несмотря на то что в большинстве серий присутствуют съемки хирургических будней с кровью, органами и прочими медицинскими подробностями. «Анатомия Грей» снята очень качественно, актеры не особенно известные, но все очень красивые. По большому счету, сериал представляет собой длинную медицинскую мелодраму, красивую и интересную.

Популярность медицинских процедуралов можно сравнить разве что с полицейскими — и по высоким рейтингам, и по количеству актеров, получивших путевку в профессию после участия в таких телешоу. Можно перечислять бесконечно: есть еще «Клиника», «Частная практика», «Клиент всегда прав» («Royal Pains»), «Военно-полевой госпиталь M*A*S*H» и «Части тела», а также «Без координат» («Off the map»), «Зои Харт из южного штата» («Hart of Dixie») и многие другие. И каждый из них заслуживает вашего внимания. Главное, погружаясь в мир медицинского сериала, все же помнить, что телешоу — это часть великой иллюзии кино, и с реальной жизнь в большинстве случаев оно не имеет ничего общего.

Частые ошибки в медицинских сериалах — Wonderzine

Текст: Ольга Лукинская

мир профессий — неисчерпаемая тема для сериалов. Шоу дают погрузиться в жизнь больницы, юридической фирмы или киностудии и подсмотреть, как там работают. В США ещё двадцать лет назад многие студенты решали стать врачами именно благодаря медицинским сериалам; да и в России найдутся те, кого вдохновил, например, доктор Хаус. И всё же мир кинематографа — выдуманный, а происходящее в кадре нацелено не на передачу реальности, а на максимально впечатляющую картинку. Разбираем шесть самых частых ошибок, встречающихся в шоу о врачах.

Агрессивная первая помощь

По словам Алексея Водовозова, автора лекции «Медсериалы: искажённая действительность», принимать происходящее в шоу за правду может быть по-настоящему опасно — например, если вы попытаетесь оказать первую помощь на манер того, как это делают актёры. Так, при судорожном припадке экранные врачи часто стараются зафиксировать пациента, насильно разогнуть руки и ноги и даже делают уколы. В действительности же судороги остановить нельзя, можно лишь дождаться их окончания. Единственное, что можно сделать, — обезопасить человека от потенциальной травмы, подложив что-то мягкое под голову. Ни в коем случае нельзя пытаться засунуть в рот ложку или другой предмет: вы либо повредите зубы, либо пострадавший прокусит вам палец.

Другой типичный пример — начинать делать непрямой массаж сердца человеку, которого только что вытащили из воды. «Целебный» эффект можно опознать по эффектному фонтану изо рта пострадавшего — на деле устранить воду из дыхательных путей таким способом невозможно. Чтобы помочь, нужно перевернуть человека вниз головой: ребёнка можно держать за ноги, а взрослого — перегнуть через колено, сильно наклонить голову. Ещё, конечно, в реальной практике не накладывают жгут на каждую царапину, чтобы остановить кровотечение; это не такая уж простая процедура со строгими показаниями и риском осложнений.

Неправильное использование оборудования

Именно такие моменты заставляют поморщиться каждого практикующего врача. Сценаристы и режиссёры очень любят приём дефибрилляции — удара электрическим током. При этом врач сначала прикладывает электроды друг к другу, как бы потирая руки — в реальной жизни такая манипуляция только испортит дорогое оборудование. Кстати, дефибрилляцию при остановке сердца, когда на мониторе прямая линия, делают только в кино. Это такой режиссёрский ход, ведь внушительно смотрится: на экране нет сердцебиения, к груди приложили электроды, человек изогнулся дугой (так тоже не происходит), сердце забилось. На самом деле показанием к дефибрилляции является фибрилляция, то есть очень быстрое трепетание сердечной мышцы, а при остановке сердца проводят его непрямой массаж, обязательно прямыми руками и со скоростью около ста тридцати ударов в минуту.

Другие частые ляпы — использование неподходящих щипцов для удаления зубов (в действительности их множество, для верхних и нижних, передних и жевательных зубов), «изучение» чего-то под микроскопом без предметного стекла, выполнение сложных, требующих нескольких дней, анализов буквально за считанные минуты. Бывает, что рентгеновские снимки рассматривают наоборот, перепутав левую и правую стороны — так, кстати, было на заставке «Scrubs».

Грубые нарушения этики

Какой же сериал без любовной линии, а то и нескольких: В «Докторе Хаусе» можно насчитать не меньше десяти эпизодов секса в больнице, а в «Анатомии страсти» подобных моментов полсотни. Врачи встречаются с медсёстрами, медсёстры с пациентами, студенты с преподавателями — конечно, такое может случиться и в жизни, но это единичные и часто скандальные ситуации. В реальности связь начальника с подчинённым или студента с учителем может закончиться увольнением или судебным процессом — о том, почему такие отношения недопустимы, мы недавно писали.

К нарушениям этики можно отнести и разглашение медицинских данных, и взятки охранникам или медсёстрам за получение информации, и «экскурсии» в морг, чтобы посмотреть на погибшего. Другие частые и очень далёкие от реальности сюжетные линии — пропажа тела из морга, подмена пробирок с кровью, фальсификация результатов анализов. На деле в больницах ведётся строгая документация, тем более сейчас, когда электронные системы позволяют отслеживать любые изменения.

 

Нарушения техники безопасности

Как одет типичный судебно-медицинский эксперт, выезжающий на место преступления? На нём непроницаемый ни для каких опасных веществ костюм, закрывающий всё тело, пластиковые бахилы, капюшон, очки и перчатки. Но в сериалах это относится только к мужчинам. По мнению шоураннеров, женщина-эксперт приезжает в лес, где произошло убийство, на высоченных каблуках — действительно, зачем же вписывать в сюжет женщин, если не сексуализировать их. В итоге мы наблюдаем, например, за лаборантками, работающими с опасными субстанциями, в том числе кровью, без защитных очков и в наполовину расстёгнутых халатах — а это неуважительно и к женщинам, и к фактам.

 

Смелые пациенты и врачи-универсалы

Сериальные доктора умеют всё сразу: например, Хаус — и инфекционист, и хирург. Конечно, врач любой специальности должен уметь оказать первую помощь или принять неосложнённые роды, но быть профессионалом в нескольких узких областях, далёких друг от друга, практически невозможно.  Специализация подразумевает много лет дорогостоящей учёбы, постоянное повышение квалификации, обновление знаний на конгрессах и конференциях. Проще говоря, одновременно поддерживать надлежащий уровень знаний и практиковать в нескольких сферах не получится.

Пациенты в сериалах и кино тоже похожи на супергероев, которых ничем не проймёшь. Нередко они пытаются буквально сбежать из больницы, придя в себя после нескольких суток комы: человек резким движением выдёргивает из руки катетер капельницы, чуть поморщившись, и твёрдой походкой удаляется по абсолютно пустому коридору. Это не перестаёт поражать врачей, ведь резкий переход в вертикальное положение после нескольких дней в постели приведёт к резкому снижению давления, головокружению или даже обмороку. С другой стороны, чему удивляться: экранные герои после нескольких огнестрельных ранений всегда кивают на вопрос «ты в порядке?» и пробуждаются без следов повреждений мозга после удара по голове.

 

Осложнённые роды и взрослые новорождённые

В подавляющем большинстве случаев беременность оканчивается рождением здорового ребёнка, а небольшие вмешательства в процессе родов не оказывают влияния на здоровье матери и ребёнка. Но только не в сериалах, где обязательно случится опасное осложнение, и на грани жизни и смерти окажутся оба — и женщина, и младенец. Когда нам наконец показывают счастливую семью, вместо новорождённого на руках обычно ребёнок четырёх-пяти месяцев, который практически осознанно смотрит в камеру.

Другая типично киношная ошибка: женщину просят тужиться, она начинает громко и ритмично кричать — и сразу рождается ребёнок. На самом деле в процессе потуги кричать невозможно, потому что нужно вдохнуть и задержать дыхание. И конечно, в сериалах любые лекарства действуют практически мгновенно, а побочных эффектов у них не бывает.

«Из реальной больницы доктора Хауса уволили бы через час». Врачи — о медицинских сериалах

Запоем смотрел «Скорую помощь», а потом решил стать врачом 

Нейрохирург Алексей Кащеев:

Алексей Кащеев

— Так сложилось, что я не очень много в жизни смотрел сериалов, в частности медицинских. Тем не менее, такой опыт у меня был.

В подростковом возрасте я запойно смотрел Emergency — «Скорая помощь». И этот сериал во многом сформировал во мне желание стать врачом. Меня очаровали образы врачей, сочетание серьезного труда, спасения пациентов и в то же время смешных, грустных, трагичных и забавных ситуаций. Во многом именно благодаря этому я стал заниматься медициной. И я такой не один, кто выбрал профессию под воздействием этого сериала.

К современной американской медицине он имеет достаточно условное отношение, тем не менее медицинский сериал сделан достаточно хорошо и был неплохо переведен.

Еще я не систематически, но смотрел некоторые серии «Доктора Хауса», уже будучи студентом. Это сериал, который очень любят современные молодые врачи. Конечно, он привлекает во многом за счет образа, который создает Хью Лори.

С медицинской точки зрения, сериал скорее забавный, потому что ситуации, которые там показывают, всегда слишком театрализованы. Это такой же перебор, как и романтика в «Скорой помощи», и это также не имеет отношения к действительности, потому что большинство ситуаций в медицине довольно стереотипные. Творческие ситуации врач встречает не так часто.

Из тех сериалов, что я смотрел, пожалуй, к реальности ближе «Скорая помощь», но к той реальности американской медицины, которой она была в тот период, когда сериал снимался — конец 90-х – начало 2000-х. Сейчас она стала немного другой.

Если бы я составлял топ медицинских сериалов, на первом месте в нем была бы тоже «Скорая помощь». Во-первых, этот сериал повлиял на меня лично и имеет для меня большое значение. Даже когда я слышу музыку из заставки, у меня замирает сердце.

Во-вторых, несмотря на то, что там многое не соответствует действительности, но именно суть, дух медицинской работы, особенно работы скорой помощи, Emergency отражает хорошо. В принципе, если снять сериал о медицине как она есть на самом деле — это будет скучно. Да и, наверное, о чем угодно, о войне, о работе токаря или психолога. Потому что труд в основном — это довольно рутинное дело.

Если говорить о российских медицинских сериалах, я посмотрел одну или две серии сериала «Склифосовский». Это довольно грустное зрелище, там плохо все, очень нереалистичное кино, которое не имеет вообще никакого отношения к медицине.

Сериал «Интерны» я никогда не смотрел специально, но несколько серий видел. Не могу сказать, что он вызвал во мне какое-то кипучее возмущение. Но, насколько я понимаю, он не претендовал на то, что это сериал о медицине. Это забавная немножко гэговая комедия, которую вытаскивает герой Охлобыстина. На основании просмотра тех серий, которые я видел, могу сказать, что мне кажется, что авторы не пытались его сделать ни реалистичным по медицинской составляющей, ни каким-то еще.

Мне кажется, что врач вряд ли станет смотреть сериал, потому что ему интересна медицинская составляющая. В этом плане, наверное, выделяется «Доктор Хаус», потому что он представляет собой некоторый казуистический случай и даже опытным врачам интересно поразгадывать иногда медицинский кроссворд.

«Клиника» — о том, что происходит с интернами

Реаниматолог Евгений Пинелис:

Евгений Пинелис

— Активно медицинские сериалы я не смотрю, но в свое время смотрел несколько сезонов «Клиники» (Scrubs), «Зеленое крыло» (Green Wing) и «Больницу Никербокер» (The Knick).

Лучший из них, на мой взгляд, «Зеленое крыло» — очень своеобразный сериал, который имеет не очень много отношения к медицине, но в нем задействованы врачи. Это смешное и интересное кино. Это английский юмор, местами гэговый, местами черный, местами это мелодрама, но с точки зрения медицины он не особо что-то из себя представляет.

На втором месте для меня «Больница Никербокер», потому что в нем речь идет о моих любимых вещах — о Нью-Йорке и истории медицины. Это очень интересное сочетание истории Нью-Йорка конца XIX – начала XX века и истории медицины: тифозная Мэри, аддикция, лечение сифилиса — все очень хорошо проработано с исторической точки зрения.

«Клиника» — это приятный, забавный сериал. Он очень реалистичный не с точки зрения медицины, а по тому, что происходит, когда становишься интерном. Этот сериал существенно ближе к современной американской действительности, чем, например, «Доктор Хаус» или «Скорая помощь».

Я очень люблю Хью Лори, он потрясающий актер, но в «Докторе Хаусе» видна вопиющая нереалистичность всех ситуаций, он очень далек от действительности, это просто неинтересно.

«Скорую помощь» я смотрел в детстве с мамой, она, по-моему, была влюблена в Клуни, как и все тогда. Так что воспоминания об этом сериале у меня самые добрые и ностальгические, но мне кажется, что уровень медицинской части не очень высокий, все держится на мелодраме и нагнетании разных пафосных ситуаций, но в целом забавное и развлекательное кино.

«Интерны» — мой единственный опыт просмотра российских медсериалов. Я пытался смотреть этот сериал, он мне ужасно не понравился. Бросил после того, как главный герой сказал одному из интернов: «Надень стетоскоп».

В принципе, врачам медицинские сериалы смотреть примерно как финансисту — фильмы про Уолл-стрит.

Медицина — это скучно и грязно, никто не будет смотреть

Онкопроктолог Бадма Башанкаев:

Бадма Башанкаев

— Любимых медицинских сериалов у меня нет. Я смотрел только начало некоторых, например, «Скорую помощь», «Доктора Хауса», поскольку был профессиональный интерес, но все, что в них показано, нереалистично.

Те сериалы, которые выходят в массовый прокат, — это маскарад вокруг медицинской истории, которая немного приукрашена. Режиссеры пытаются соответствовать, но они никогда не покажут реальной медицины, потому что это скучно, грустно, грязно и это никто не будет смотреть.

Почти во всех медсериалах как таковая медицинская часть плохо прописана. Максимально пытались приблизиться в «Докторе Хаусе» и в «Хорошем докторе», но не учли, что медицина – это командная игра.

Хауса в реальной клинике уволили бы через два часа. Во-первых, потому что есть четкие ограничения того, что врач может делать в соответствии со своим сертификатом, а он ревматолог и не имеет права подходить к пациенту со скальпелем. О его хамстве немедленно узнало бы начальство, поскольку коллеги и медсестры сразу же написали бы на него репорт.

«Клиника» создана на азбуке всех ординаторов, которые учатся в Америке, на книге, которая называется «Дом бога» (House of God). Там четко показывается, как человек, который пришел в медицину наивным, желающим помочь, искренним, мечтающим о медицине и помощи людям, превращается или противится превращению в циника, практика и, на самом деле, достаточно неприятного человека.

Все сериалы — это фантазия, красивая история. Наиболее похож на жизнь сериал «Скорая помощь». Медицинская составляющая — дозировки лекарств, термины, манипуляции — все довольно близко к действительности. Как говорит молодежь — это годный сериал. Я не так много смотрел сериалов, возможно, пять-семь. И, наверное, по приближенности к жизни этот самый достоверный.

Периодически начинаю смотреть сериалы, чтобы понять, неужели кто-то действительно сделает что-то похожее на то, что мы делаем в жизни. И каждый раз разочарование.

«Реанимация» близка к тому, что происходит в настоящей реанимации

Терапевт Василий Купрейчик:

Василий Купрейчик

— Сейчас никакие сериалы я не смотрю, но в анамнезе такое было. В школьную бытность смотрел старый шведский сериал «Королевство». Он был довольно жесткий и с примесью мистики.

«Скорую помощь» я смотрел давно в детстве и с тех пор не пересматривал. Но в те годы мне казалось, что это очень круто.

Всеми любимый сериал «Доктор Хаус», на мой взгляд, привлекает юмором и актерской игрой самого Хью Лори. С медицинской точки зрения, это шоу, максимально далекое от жизни. В реальной жизни этот врач сел бы в тюрьму в первой же серии.

Первый сезон «Реанимации» (Code Black) мне показался довольно близким к тому, что происходит в настоящей реанимации, чем он меня и привлек.

«Клинику» я не могу назвать медицинским сериалом, это творение на уровне «Гриффинов» или «Симпсонов». Легендарная вещь, снятая вокруг медицинской тематики, юмористическое шоу с максимальным количеством гримасничаний.

Довольно редко, возможно, раз в пять лет задаюсь вопросом, что появилось нового и интересного из сериалов, в том числе медицинских, но смотрю скорее не из профессионального интереса, а из любопытства, почему это у всех на слуху.

«Интерны» — это жизненная история

Директор сети клиник «Семейная» Павел Бранд:

Павел Бранд

— Не могу сказать, что смотрел много медицинских сериалов, но несколько видел. Например, «Скорую помощь» и «Доктора Хауса».

«Скорая помощь» — хороший сериал. И «Доктор Хаус» неплохой. Но «Скорая помощь» имеет отношение к медицине, а «Доктор Хаус» вряд ли. Потому что он не про медицину, а про доктора Хауса.

После просмотра пары серий «Хорошего доктора» могу сказать, что это смешная, но полностью вымышленная история.

«Скорая помощь» — довольно реальный сериал, не прямо точь-в-точь, то многие реальные моменты там есть. Я так давно смотрел их, что сейчас даже не вспомню, что меня побудило их посмотреть, но вряд ли это был профессиональный интерес.

С точки зрения воспроизведения реальности того времени, «Скорая помощь» был очень близко к реальности снятый сериал и к медицинскому контексту.

«Интернов» я смотрел, и надо сказать, что это очень жизненная история. Понятно, что она сильно утрированная, но очень жизненная. Это очень условная история с точки зрения медицинской фактуры, но там обыграны юмористические моменты медицинской специальности, которые действительно часто имеют место быть.

12 лучших медицинских драм, выходящих в эфир прямо сейчас

Так же, как копы и юристы, врачи годами прописывали развлечения. Медицинская драма - главный продукт телевидения. Зрители настраиваются на душераздирающие чрезвычайные ситуации почти столько же, сколько существует телевидение. От процедурной драмы ( House ) до мыльной оперы (General Hospital ) и даже ситкома ( Scrubs), больниц и кабинетов врачей стали местом проведения некоторых из самых захватывающих и запоминающихся телевизионных моментов в истории.

СВЯЗАННЫЙ: 10 медицинских драм для поклонников анатомии Грея

Сегодняшний урожай медицинских мелодрам несут знамя жанра, и прямо сейчас на экранах нет недостатка в донорах органов.На самом деле, следующая группа медицинских драм может быть одной из самых сильных за всю историю.

Обновлено 11 марта 2021 года Кристен Паламара: Медицинские драмы продолжают оставаться популярным жанром телевидения, поскольку такие сериалы, как «Анатомия Грея», имеют несколько сезонов и все еще находятся в эфире, поскольку фанаты продолжают настраиваться каждую неделю. Медицинские шоу, даже если они более комичны, часто имеют свои драматические моменты, а в медицинских шоу трудно избежать серьезных моментов.Есть несколько любимых фанатами медицинских драм, таких как «Хаус» и «Скрабы», которые закончились, но есть и другие сериалы, которые фанаты могут посмотреть прямо сейчас.

12 НЕРАЗВЕДЕННЫХ ИСТОРИЙ E.R.

Нерассказанные истории Э. R. - это реалити-шоу TLC, в котором рассказывается именно то, что предлагает название, невыразимые и, как правило, странные истории из E.R., с которыми медицинские работники сталкивались на своей повседневной работе.

Шоу похоже на другие серии TLC, но оно немного более драматично, чем большинство других, даже если реконструкция может быть немного дрянной.Это интересное шоу для любого поклонника медицинских драм.

11 МЕДСЕСТРЫ

Медсестры - это шоу NBC, в котором рассказывается о пяти медсестрах, одновременно приступающих к новой работе в загруженной больнице.Сериал похож на Scrubs или E.R. , где есть несколько случаев из каждого эпизода, на которых обычно фокусируется команда.

Каждая медсестра сталкивается с драматическими случаями - от жертв преступлений на почве ненависти до помощи при пересадке органов жизни и смерти.

10 ТРАНСПЛАНТ

Трансплантация следует за доктором Баширом Хамедом, который вместе со своей сестрой бежит из Сирии, и они обретают новую жизнь в Канаде. Хамед понимает, что ему нужно переучиться, чтобы стать медицинским работником в Торонто, и начинает свое новое путешествие.

Его работа отличается от других, и впереди его ждет трудный путь, но он оптимистичный и обнадеживающий человек, и этот сериал обычно воодушевляет. Это типичная медицинская драма, но в ней есть новая основная сюжетная линия, в которой иммигрант пытается начать все сначала в новой стране в области медицины.

9 БОЛЬНИЦА ПЛЕЙЛИСТ

Плейлист «Госпиталь» - это новая корейская драма, действие которой происходит в области медицины, в которой рассказывается о группе профессионалов-медиков в период их учебы и за ее пределами.Основная группа из пяти человек встретилась во время учебы и продолжает оставаться рядом после окончания учебы и начала своей медицинской карьеры.

Netflix K-Drama также имеет аспект музыки, который пересекается с работой главных героев в той же больнице.

8 ОБЩАЯ БОЛЬНИЦА

Не только самая продолжительная медицинская драма в списке, но и Общая больница также одна из самых продолжительных американских мыльных опер за всю историю. Дневные зрители проверяются с 1963 года, когда шоу началось, и смотрят его до сих пор.

СВЯЗАННЫЕ: 10 крупнейших приглашенных звезд больницы общего профиля, рейтинг

За эти годы приходили и уходили сотни пациентов, в том числе некоторые известные лица.Джеймс Франко и Элизабет Тейлор - лишь некоторые из наиболее известных имен. GH , возможно, не самое свежее шоу в списке, но оно определенно заслуживает похвалы за долговечность.

7 СЛУЧАЙНОСТЬ

Это медицинское мыло, которое давно используется, поступает из-за пруда.Как и General Hospital , это шоу уже некоторое время идет в эфир и по сей день спасает жизни. Casualty впервые появился на экранах США в 1998 году, хотя в Великобритании он работает с 1986 года и породил множество побочных эффектов.

Casualty упоминается здесь просто из-за его долговечности, по крайней мере, если кому-то из гипсовых потребуется новое бедро, они не будут слишком далеко от медицинской помощи.

6 9-1-1

Не совсем медицинская драма, 9-1-1 рассказывает о жизни первых респондентов. Изучение драмы и опыта парамедиков, полицейских и пожарных, которые балансируют свою жизнь и карьеру.

Процедурная драма от создателей Райана Мерфи, Брэда Фалчука и Тима Майнира с Анжелой Бассет в главной роли, в этом шоу есть влияние и медицинский жаргон.

5 ЧИКАГО МЕД

В третьем выпуске франшизы создателя Дика Вольфа Chicago , Chicago Med, , подробно рассказывается о жизни лучших врачей и медсестер Медицинского центра Gaffney Chicago.Конечно, большая часть действий происходит в отделении неотложной помощи, в то время как большая часть драмы происходит из их переплетенных личных связей.

Самым захватывающим элементом CM является возможность пересечения с другими предприятиями Wolf Chicago : Chicago Fire, Chicago P. D, и Чикаго Джастис. Это много процедурной драмы для одного города.

4 НОВЫЙ АМСТЕРДАМ

Основанный на романе Эрика Манхеймера «Двенадцать пациентов: жизнь и смерть в больнице Бельвю», в журнале New Amsterdam недавно назначен медицинский директор д-р.Макс Гудвин (Райан Эгголд) пытается реанимировать увядшую и исчезающую государственную больницу, чтобы омолодить и обеспечить отличную помощь пациентам.

Хотя, по мнению критиков, сериал изо всех сил пытается открыть новые горизонты в жанре, приятно видеть новые лица и новые истории из медицинской профессии.

3 ХОРОШИЙ ДОКТОР

Проведя некоторое время в мотеле Бейтса, Фредди Хаймор надел белую куртку и стетоскоп, чтобы сыграть аутичного ученого в Хороший доктор .Недавно обновленный на третий сезон, TGD разворачивается в Сан-Хосе, где доктор Шон Мерфи из Хаймора пытается сохранить свою хирургическую ординатуру, борясь с проблемами из своего прошлого и своим аутизмом.

СВЯЗАННЫЙ: 20 вещей, которые знают только настоящие фанаты о хорошем докторе

Тем не менее, у него есть фотографическая память, которая, безусловно, полезна при зубрежке перед медицинскими экзаменами или выполнении сложной операции. Хороший доктор имеет свежую и интригующую предпосылку, добавляя уровень осведомленности о психическом здоровье к обычным медицинским процедурам.

2 РЕЗИДЕНТ

The Resident представляет собой более бюрократический взгляд на мир медицины через персонал мемориальной больницы Честейн Парк в Атланте, штат Джорджия.

Решая такие проблемы, как медицинская этика и злоупотребления служебным положением, The Resident дает представление о том, что происходит за пределами отделения неотложной помощи. Премьера The Resident состоится в январе 2018 года.

1 АНАТОМИЯ ГРЕЯ

Ни одна медицинская драма в последние годы не привлекла достаточно внимания публики и не занимала такого места в ландшафте поп-культуры, как Анатомия Грея. По состоянию на февраль этого года Грей «» будет самой продолжительной американской медицинской драмой в прайм-тайм, с 15 сезонами и без признаков замедления, и с момента ее премьеры в 2005 году она остается признанной критиками и дает огромные рейтинги.

Шоу рассказывает о Мередит Грей (Эллен Помпео) и сотрудниках больницы Сиэтл Грейс, которые занимаются своей жизнью и карьерой в качестве медицинских профессионалов.Шоу положило начало карьере Помпео, Кэтрин Хейгл и Сандры О и отличается разнообразием персонажей.

СЛЕДУЮЩИЙ: 10 фильмов с актерами ER, которые стоит посмотреть, согласно рейтингу IMDb

Следующий Хорошее место: 5 способов, которыми хорошие Джанетс становятся лучшими (и 5 способов, которыми плохие Джанетс правят больше)

Медицина в движении - Книга серии

Регион доставки AfghanistanÅland IslandsAlbaniaAlgeriaAmerican SamoaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua И BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBoliviaBonaire, Синт-Эстатиус и SabaBosnia И HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийский океан TerritoryBrunei DarussalamBulgariaBurkina FasoBurundiCambodiaCameroonCanadaCape VerdeCayman IslandsCentral Африканский RepublicChadChileChinaChristmas IslandCïte D'ivoireCocos (Килинг) IslandsColombiaComorosCongoCongo, Демократическая Республика TheCook IslandsCosta RicaCroatiaCuracaoCyprusCzech RepublicDenmarkDjiboutiDominicaDominican RepublicEcuadorEgyptEl SalvadorEquatorial GuineaEritreaEstoniaEthiopiaFalkland (Мальвинских) островах Фарерских IslandsFijiFinlandFranceFrench GuianaFrench PolynesiaFrench Южные территории sHoly Престол (Ватикан) HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIraqIrelandIsle Of ManIsraelItalyJamaicaJapanJerseyJordanKazakhstanKenyaKiribatiKorea, Республика OfKuwaitKyrgyzstanLao Народная Демократическая RepublicLatviaLebanonLesothoLiberiaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacaoMacedonia, бывшая югославская Республика OfMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMarshall IslandsMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMicronesia, Федеративные Штаты OfMoldova, Республика OfMonacoMongoliaMontenegroMontserratMoroccoMozambiqueNamibiaNauruNepalNetherlandsNetherlands AntillesNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorthern Mariana IslandsNorwayOmanPakistanPalauPalestinian край, OccupiedPanamaPapua Новый GuineaParaguayPeruPhilippinesPitcairnPolandPortugalQatarReunionRomaniaRwandaSaint BarthƒlemySaint HelenaSaint Киттс И NevisSaint LuciaSaint MartinSaint Pierre И МикелонСент-Винсент и ГренадиныСамоаСан-МариноСао-Томе и ПринсипиСаудовская АравияСенегалСербия eychellesSierra LeoneSingaporeSint Маартен (Голландская часть) SlovakiaSloveniaSolomon IslandsSomaliaSouth AfricaSouth Джорджия и Южные Сандвичевы IslandsSpainSri LankaSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandTaiwanTajikistanTanzania, Объединенная Республика OfThailandTimor-LesteTogoTokelauTongaTrinidad И TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks И Кайкос IslandsTuvaluUgandaUnited Арабские EmiratesUnited KingdomUnited StatesUnited Штаты Незначительные Отдаленные IslandsUruguayUzbekistanVanuatuViet NamVirgin острова, BritishVirgin острова, U. С.Уоллис и Футуна, Западная Сахара, Йемен, Замбия, Зимбабве,

Плохое лекарство, часть 1: История 98.6 (эпизод 268)

Мы думаем, что современная медицина довольно продвинута, но что, если мы ошибаемся в такой простой вещи, как средняя температура тела? (Фото: Колледж врачей Филадельфии)

Наш последний выпуск Freakonomics Radio называется « Плохое лекарство, часть 1: История 98.6 ». (Вы можете подписаться на подкаст в iTunes или в другом месте, получить RSS-канал или прослушать его через медиаплеер, указанный выше.)

Мы склонны думать о медицине как о науке, но на протяжении большей части истории человечества она была в лучшем случае научной. В первом эпизоде ​​серии из трех частей мы смотрим на гротескные ошибки, сделанные столетиями проб и ошибок, и спрашиваем, может ли новая эра доказательной медицины стать решением.

Ниже приводится стенограмма эпизода, измененная для вашего удовольствия от чтения. Для получения дополнительной информации о людях и идеях, представленных в эпизоде, перейдите по ссылкам внизу этого сообщения.И вы найдете титры музыки в эпизоде, отмеченные в расшифровке стенограммы.

* * *

Начнем с рассказа о 98.6. Вы ведь знаете номер? Это один из самых известных номеров. Потому что температура тела здорового человека составляет 98,6 градусов по Фаренгейту. Не правда ли?

АНУПАМ ДЖЕНА: Итак, теперь я собираюсь измерить вашу температуру, если вы не возражаете, просто откройте рот, и я вставлю термометр.

ПАЦИЕНТ: Ах!

ДЖЕНА: Идеально.

История 98,6…

ФИЛИП МАКОВЯК:… восходит к врачу по имени Карл Вундерлих .

Это было в середине 1800-х годов. Вундерлих был медицинским директором больницы Лейпцигского университета. В этом качестве он…

МАКОВЯК: Курировал уход и контроль жизненно важных функций примерно 25 000 пациентов.

Довольно большой набор данных, да? Двадцать пять тысяч пациентов! А что определил Вундерлих?

МАКОВЯК: Он определил, что средняя температура нормального человека составляет 98.6 градусов по Фаренгейту или 37 градусов по Цельсию.

Это Филип Макковяк , профессор медицины и историк медицины в Университете Мэриленда.

МАКОВЯК: Ну, я терапевт по специальности и инфекционист по специальности. Так что мой хлеб с маслом - лихорадка.

Есть еще одна отличительная черта Мацковяка…

МАКОВЯК: Я по натуре скептик. И в самом начале моей карьеры мне пришло в голову, что эта идея 98.6 было нормальным, а потом, если у вас не было температуры 98,6, вы были чем-то ненормальным, просто не сидели правильно.

Филип Макковяк, вы должны понимать, очень заботится о том, что называется клинической термометрией. И если вас очень волнует клиническая термометрия, вам очень важен термометр, который Карл Вундерлих использовал для установления 98,6.

МАКОВЯК: Его термометр - удивительный ключ к истории 98,6.

Итак, вы можете себе представить, как был взволнован Макковяк, когда во время экскурсии по странному и прекрасному Музею Муттера в Филадельфии куратор сказал ему, что у них есть один из оригинальных термометров Вундерлиха.

МАКОВЯК: Я сказал: «Боже мой, могу я это увидеть?» И она сказала: «Конечно, не хочешь одолжить?» И я сказал: «Конечно!» Так что я смог отвезти этот градусник в Балтимор и провести ряд экспериментов.

Термометр Вундерлиха, понял Макковяк, вовсе не был обычным термометром.

МАКОВЯК: Прежде всего, это был примерно фут длиной, довольно толстый стержень, и он регистрировал почти на два градуса Цельсия выше, чем современные термометры или термометры той эпохи.

На два градуса выше - по Цельсию? Ой ой!

МАКОВЯК: Кроме того, это не регистрирующий термометр, а это значит, что его нужно снимать, пока он на месте. Так что пользоваться было бы неудобно.

Макковяк заметил кое-что еще в первоначальном исследовании Вундерлиха.

МАКОВЯК: В ходе дальнейшего расследования выяснилось, что он не измерял температуру ни во рту, ни в прямой кишке.Он измерял температуру в подмышечных впадинах или подмышечных впадинах, и поэтому во многих отношениях его результаты не применимы к температурам, которые измеряются с помощью современных термометров и современных методов.

Как оказалось, уважаемый доктор Карл Вундерлих…

МАКОВЯК:… не был самым внимательным следователем, когда-либо появлявшимся на месте происшествия.

Чем больше Макковяк изучал данные Вундерлиха и как возникла история 98,6, тем больше он задавался вопросом о ее точности.Поэтому он организовал собственное исследование температуры тела. Он набрал здоровых добровольцев, мужчин и женщин, и измерял их температуру один-четыре раза в день, круглосуточно в течение примерно двух дней, используя хорошо откалиброванный цифровой термометр во рту пациентов. Что он нашел?

МАКОВЯК: Из общего числа измеренных температур только 8 процентов фактически были 98,6. Итак, если вы считаете, что 98,6 - это нормальная температура, то в 92 процентах случаев температура была ненормальной.Очевидно, это даже неразумно.

В своем исследовании Макковяк обнаружил, что фактическая «нормальная» температура составляет 98,2 градуса. Небольшая разница - и все же само понятие «нормальная» температура тела выглядело все более и более подозрительным. Почему? Причин много. Температура варьируется от человека к человеку, иногда настолько, что нормальное состояние у одного человека почти воспринимается как лихорадка у другого.

МАКОВЯК: Это почти как отпечаток пальца.

Температура меняется в течение дня - ночью примерно на градус выше, чем утром, а иногда и больше. И повышенная температура - не обязательно признак болезни:

МАКОВЯК: У женщин он повышается с овуляцией, во время менструального цикла. Температура повышается во время интенсивных упражнений, и это не лихорадка.

Итак, Макковяк заключил ...

МАКОВЯК: Рассматривать повышение температуры как надежный признак инфекции или болезни - неуместно упрощенное мышление.

Неуместно упрощенное мышление. Это заставляет задуматься: если медицинский истеблишмент так долго верил в неуместно упрощенную историю о чем-то столь же простом, как нормальная температура тела, - на что еще они попались? Какие еще ошибки они сделали? Надеюсь, у тебя есть время; это длинный список:

ДЖЕРЕМИ ГРИН: Вы берете больного, вскрываете вену, берете из него несколько пинт крови…

Джена: Сверление отверстий в черепах людей.

ВИНАЙ ПРАСАД: Это буквально забирало кого-то в ад и обратно.

ТЕРЕЗА ВУДРАФ: Это приведет к целому ряду пороков развития и, вероятно, к гибели многих плодов.

Джена: Лоботомии.

КИТ ВАЙЛУ: Чрезмерное использование соединения ртути.

ЭВЕЛИНН ХЭММОНДС: Дело Таскиги.

ВАЙЛУ: Потеря зубов и кровоточивость десен.

WOODRUFF: DES и талидомид.

ПРАСАД: Используем цемент.

WOODRUFF: Заместительная гормональная терапия.

WAILOO: Проблема оксиконтина и опиоидов.

МАКОВЯК: Для меня как историка медицины совершенно очевидно, что будущие поколения будут смотреть на то, что мы делаем сегодня, и спрашивать себя: «О чем думал дедушка, когда делал это и верил в это?» И им придется заново усвоить, что наука несовершенна, и сохранять здоровый скептицизм ко всему, во что мы верим и чем занимаемся в жизни в целом, но в медицинской профессии в частности.

На сегодняшнем шоу: Часть 1 специальной серии из трех частей Freakonomics Radio . Мы будем говорить о новой эре персонализированной медицины; растущее доверие к доказательной медицине; и особенно - обратите внимание, я собираюсь использовать технический термин - мы будем говорить о плохой медицине.

* *

Нам предстоит многое рассказать в этих трех эпизодах: лучшие достижения медицины, самые большие неудачи, где мы находимся сейчас и куда мы направляемся.Чтобы не превращать серию из трех частей о плохой медицине в серию из двадцати частей, мы даже не будем касаться смежных областей, таких как питание и психиатрия. Возможно, в другой раз. Начнем очень кратко с самого начала.

Почти 2500 лет назад у вас был греческий врач Гиппократ, которого до сих пор называют «отцом современной медицины». Вы, конечно, слышали о клятве Гиппократа, кредо, которое декламируют новые врачи. И вы знаете знаменитую фразу Клятвы: «Во-первых, не навреди.Хотя, как выясняется, эта фраза на самом деле не включена в Клятву. Это произошло из чего-то другого, что написал Гиппократ.

Также не многие современные врачи произносят оригинальную клятву Гиппократа; есть современная версия, написанная в 1964 году известным фармакологом Луи Лазанья. Клятва начинается так: «Я клянусь исполнить этот завет в меру своих возможностей и суждений». Это увлекательный, вдохновляющий документ - и я думаю, прежде чем мы зайдем слишком далеко, стоит послушать его…

ЛУИ ЛАЗАНЬЯ АДАПТАЦИЯ ГИППОКРАТИЧЕСКОЙ КЛЯТВЫ: «Я буду уважать с трудом достигнутые научные достижения тех врачей, по стопам которых я иду, и с радостью делюсь своими знаниями с теми, кто будет следовать.… Я буду помнить, что медицина - это не только наука, но и искусство, и что теплота, сочувствие и понимание могут перевесить нож хирурга или лекарство аптеки. Мне не будет стыдно сказать: «Я не знаю», и я не премину позвонить своим коллегам, когда для выздоровления пациента потребуются навыки другого. … Прежде всего, я не должен играть с Богом. Я буду помнить, что я лечу не диаграмму лихорадки, не злокачественную опухоль, а больного человека, болезнь которого может повлиять на его семью и экономическую стабильность.Моя ответственность включает эти связанные проблемы, если я должен надлежащим образом ухаживать за больным. Я буду предупреждать болезнь, когда смогу, потому что профилактика предпочтительнее лечения. … Пусть я всегда буду действовать, чтобы сохранить лучшие традиции своего призвания, и пусть я надолго испытаю радость исцеления тех, кто обращается ко мне за помощью ».

Приятно думать о вдумчивости, нюансах - огромной ответственности - которые берут на себя врачи, прежде чем они попытаются поставить диагноз или исцелить нас. Насколько хорошо это обещание соблюдалось на протяжении всей истории болезни? Сегодня мы поговорим об этом с самыми разными людьми, начиная с этого джентльмена.

ДЖЕНА: Меня зовут Анупам Йена . Я экономист в области здравоохранения и врач Гарвардской медицинской школы.

Итак, Йена как практик и исследователь-аналитик особенно полезна для наших целей. Потому что одна из тем, которые мы затронем сегодня несколько раз, - это медицина, даже если она научная или, по крайней мере, научная, но не всегда была такой эмпирической, как вы думаете, а иногда и вовсе не очень эмпирической. .

ДУБНЕР: Вот простой вопрос: не могли бы вы рассказать мне историю медицины или хотя бы западную медицину, я не знаю трех или четырех минут?

Джена: Позвольте мне сначала ответить на вопрос о смысле жизни.

ДУБНЕР: Так будет проще?

ДЖЕНА: Это займет около пяти-шести минут. Вы знаете, я бы сказал, как насчет трех слов: проб и ошибок. Я думаю, если вы подумаете о медицине и о том, как она развивалась - скажем так, за последние 100-200 лет - виды практик, которые в какой-то момент истории считались действительно законными с медицинской точки зрения, включали сверление отверстий в черепах людей, лоботомии. Еще в 1940-1950-х годах считалось, что лоботомия действительно оказывает лечебный эффект на пациентов с психическими заболеваниями, будь то шизофрения или депрессия. Практика кровопускания, которая в основном пытается удалить, цитирую-не цитирую, плохое настроение из тела, считалась терапевтической для пациентов. Такие вещества, как ртуть, которая, как мы знаем, является совершенно токсичной, в прошлом использовались в качестве лечебных средств. И это было в то время и в месте, когда я думаю, было очень трудно получить доказательства - но не только это, вероятно, существовало восприятие поля, которое не позволяло задавать вопросы самому себе. И за последние 50 с лишним лет, вероятно, от 50 до 75 лет, я думаю, мы увидели огромные успехи в способности профессии постоянно подвергать себя сомнению.

ДУБНЕР: Так что легко возмутиться идеей этих методов лечения, которые оказались настолько ошибочными. Но понять, что такое хорошее самочувствие и болезнь, очевидно, сложно. Итак, когда вы оглядываетесь на историю медицины, не кажется ли вам, что эти вмешательства в некотором роде постыдны - вы не можете поверить, что вы работаете в профессии, которая пробовала такие вещи, - или это просто часть метода проб и ошибок процесс, который вы принимаете?

ДжЕНА: Я бы точно не назвала это постыдным.Единственное, что позорно, - это когда кто-то не верит, что он может ошибаться, и у него нет желания спрашивать, действительно ли что-то работает или не работает. Но идея пробовать что-то, особенно пробовать то, что имеет действительно сильную правдоподобную патофизиологическую основу, я думаю, что в этом нет ничего плохого. Фактически, это то, что стимулировало научные открытия и многие методы лечения, которые у нас есть сейчас.

ДУБНЕР: Итак, у меня к вам широкий вопрос.Человеческое тело, я думаю, согласны с вами, чрезвычайно сложный организм. За всю историю врачи и другие люди узнали об этом многое. Но если мы рассмотрим все человеческое тело - только с медицинской точки зрения, давайте оставим метафизику, теологию и то, что у вас есть, - с медицинской точки зрения, как бы вы оценили долю тела и его функций, которые мы действительно понимаем, и разделяем что мы еще не понимаем?

ДЖЕНА: Ха, это непросто.Мы значительно продвинулись вперед, но, говоря цифрами, я бы сказал, может быть, 30 или 40 процентов, которых мы не знаем.

ДЖЕРЕМИ ГРИН: Ох, мне сложно дать количественную оценку этого вопроса.

Я задал тот же вопрос кому-то другому.

GREENE: Меня зовут Джереми Грин . Я врач и историк медицины в Университете Джона Хопкинса.

Так что же ответил Грин?

ЗЕЛЕНАЯ: Есть ответ Рамсфелда известных известных, известных неизвестных и неизвестных неизвестных.Другой способ ответа на этот вопрос связан с идеей соответствующей науки о медицине.

Например?

GREENE: Если вы возьмете, например, момент в эпоху Возрождения, момент Весалиана, когда вскрытие трупов, их описание и рендеринг на точных трехмерных гравюрах светотени человеческого тела были захватывающей областью для исследований, которые на самом деле гуманистический процесс вскрытие трупов, показывающее, что внутренности не совсем то, что описывали древние греки. И перенесемся в 21 век. Сколько органов еще предстоит открыть? Наверное, ноль, хотя кто точно знает? Итак, как историк, вместо того, чтобы давать вам фиксированный процент того, где мы находимся, я могу дать вам парадокс Зенона: мы продолжаем приближаться к этому конечному моменту, а затем заново изобретаем новую, более широкую комнату, в которой мы можем жить.

И это потому, что мы достигли значительного прогресса в изучении человеческого тела.

Джена: Это грубая анатомия тела, которую вы можете увидеть своими глазами.

Снова Анупам Йена:

Джена: Затем перейдите на следующий уровень, и мы перейдем к микроскопической анатомии тела. Итак, теперь, как выглядят клетки тела, когда они больны под микроскопом.

А теперь…

ДЖЕНА: А теперь перейди на следующий уровень, где ты пытаешься понять в теле то, что не можешь увидеть даже в микроскоп. И это, скажем, на уровне белков в клетке или даже на более низком уровне ДНК, кодирующей этот белок.

GREENE: К концу 20-го века существует очень сильное генетическое воображение, которое действительно помогает затем подпитывать ажиотаж вокруг проекта генома человека. Считается, что, когда мы узнаем весь геном человека, мы узнаем все, что нам нужно знать о телах, здоровье и болезнях.

Конечно, мы уже многое знаем. И, честно говоря, несмотря на все ошибки и упущения в медицине, достигнут невероятный прогресс.Какие из лучших достижений медицины?

ЭВЕЛИНН ХЭММОНДС: Я уверен, что каждый историк научной медицины даст вам разный набор хитов.

Это Evelynn Hammonds . Она профессор истории науки и афроамериканских исследований в Гарварде.

МОЛОЧКИ: Обычно я думаю о введении более эффективных терапевтических средств и лекарств.

КИТ ВАЙЛУ: Я бы поместил что-то вроде открытия инсулина прямо в начало.

Это Keith Wailoo . Он историк из Принстона, специализирующийся на политике в области здравоохранения.

WAILOO: Он превратил диабет из острого заболевания в болезнь, с которой вы живете. Для меня это больше история того, что медицина смогла сделать в 20 веке.

ДЖЕНА: Мне приходит в голову лекарство - статины. Большинство кардиологов считают, что, вероятно, статины уже должны быть в воде. Я имею в виду, что статины - замечательное лекарство. Было доказано, что они помогают предотвратить сердечные приступы и продлить жизнь людям, перенесшим сердечные приступы, а также инсульт и другие формы сердечно-сосудистых заболеваний. Так что они, вероятно, по крайней мере за последние 20 лет, являются самым большим улучшением. Но есть очень много подобных препаратов.

Это действительно потрясающие меры, за которые мы все должны быть благодарны. Одно из самых замечательных событий за последние полтора столетия - невероятное увеличение продолжительности жизни: в США.С., а в других местах - почти вдвое! Было бы естественно приписать этот выигрыш в первую очередь передовым лекарствам. Но на самом деле многое из этого было связано с чем-то другим.

ВАЙЛУ: На самом деле, многие достижения в области смертности и заболеваемости произошли благодаря изменениям в природе общественной жизни. Инфекционные заболевания как источник высокой смертности в начале 20-го века начали сокращаться задолго до появления пенициллина и антибактериальных средств, в середине века, из-за улучшения жилищных условий, санитарии, диеты и своего рода решения городских проблем, которые действительно создавали заторы. и породили обстоятельства, которые сделали такие вещи, как туберкулез, главной причиной смертности.

HAMMONDS: Например, если вы подумаете о реверсе реки Чикаго - она ​​впадала в озеро Мичиган в 19 -м веке, и люди сбрасывали туда свои отходы, и каждое лето, были бы сотни смертей младенцев и детей от детской диареи, потому что вода была настолько загрязнена. Они изменили течение реки, чтобы она текла вниз по течению к Миссисипи. И это значительно улучшило здоровье людей, которые там жили.

Итак, мы должны благодарить за улучшения в области общественного здравоохранения. И да, лучшая терапия и лекарства. Также: новые и лучшие способы поиска доказательств.

PRASAD: Я действительно думаю, что технология, которая действительно произвела революцию в нашем мышлении, - это использование контролируемых экспериментов.

Это Винай Прасад . Он доцент медицины в Орегонском университете здоровья и науки. Прасад лечит больных раком.Но также:

ПРАСАД: Остальное время я посвящаю исследованиям политики в области здравоохранения, решений, которые принимают врачи, того, как врачи применяют новые технологии, и когда это рационально, а когда нет.

Это означает, что Прасад является частью относительно нового, относительно небольшого движения, стремящегося сделать медицинскую науку более научной:

ПРАСАД: Знаете, если вы думаете о медицине, на протяжении тысяч лет, что было медициной, но что-то, что кто-то уважаемый авторитет делал много лет и говорил другим, что это сработало для меня, так что вам лучше сделать Это.

Хотя казалось, что медицинская наука основана на доказательствах, Прасад говорит…

ПРАСАД: На самом деле то, что мы практиковали, было так называемой медициной, основанной на выдающихся способностях. Именно там преобладание медицинской практики было обусловлено действительно харизматичными и вдумчивыми, возможно, в какой-то степени лидерами медицины. И вы знаете, медицинская практика была основана на обрывках доказательств, анекдотах, предвзятости, предвзятых представлениях и, вероятно, на множестве психологических ловушек, в которые мы попадаем.И в значительной степени со времен Гиппократа и римлян до, может быть, даже позднего Возрождения, медицина не изменилась. Так было 1000 лет. Затем произошло нечто замечательное - первое использование контролируемых клинических испытаний в медицине.

* *

АНУПАМ ДЖЕНА: Хорошо, сделай глубокий вдох через рот, вдох и выдох.

ДЖЕНА: Хорошо, хорошо. Еще.

ДЖЕНА: Еще один.

Анупам Йена - доктор медицины и экономист в области здравоохранения.

ДЖЕНА: Хорошо, я подниму тебе рубашку и послушаю твое сердце.

В большинстве развитых стран мы склонны думать о медицине как о строгой науке, а о наших врачах - как о если не непогрешимых, то, по крайней мере, надежных.

Джена: Я думаю, что типичный пациент, вероятно, действительно обращается к своему врачу за ответами, и они очень высоко ценят это мнение.

Но, как мы слышали, история медицины часто была «основана на выдающихся личностях», а не на «доказательствах». Когда доказательства действительно начали преобладать?

Джена: Доказательная медицина приобрела огромное значение за последние 25–30 лет.

По словам Йены, движение является результатом как минимум двух факторов: Номер один:

Джена: Мы проводим больше рандомизированных контролируемых испытаний, и это дает нам больше информации о том, что работает, а что нет.

А, номер два:

ЙЕНА: Улучшения в компьютерных технологиях теперь позволили нам изучать данные так, как мы не могли это сделать 30 лет назад.

Также существует движение по сбору и обобщению всех этих исследований и всех этих данных:

ЛИЗА БЕРО: Наше видение состоит в том, чтобы производить систематические обзоры, обобщающие наилучшие имеющиеся данные исследований для принятия обоснованных решений в отношении здоровья.

Это Лиза Беро , фармаколог по образованию, изучающая достоверность клинических и исследовательских данных.

BERO: Я также являюсь сопредседателем Cochrane Collaboration.

Кокрановское сотрудничество было основано в Великобритании, но теперь это глобальная сеть. «Систематические обзоры», которые они производят…

BERO:… действительно доказательная база доказательной медицины. И мы во многих отношениях были лидерами в разработке систематических обзоров. Мы были первыми, кто регулярно обновлял эти обзоры. Мы были одними из первых, кто проводил рецензирование после публикации и проводил очень строгую политику в отношении конфликта интересов. И фактически мы были одними из первых журналов, которые публиковались только онлайн.

Это означает, что в какой бы области медицины вы ни работали, вы можете получить доступ практически ко всем свидетельствам всех исследований, когда-либо проводившихся в этой области - постоянно обновляемых и доступных на месте. Сравните это с тем, как раньше все работало - поискав какой-нибудь медицинский журнал 5 или 10 лет, чтобы найти одну релевантную статью, которая вполне могла быть профинансирована фармацевтической компанией, чей препарат был отмечен.Как финансируется Кокрейн?

BERO: Мы в основном финансируемся правительствами и некоммерческими организациями.

А как насчет денег отрасли?

BERO: Мы не берем деньги от промышленности для поддержки каких-либо официальных Кокрановских групп.

Это означает, по крайней мере, теоретически, что доказательства, собранные Кокрановским сотрудничеством, являются довольно надежными доказательствами. В отличие от…

IAIN CHALMERS:… целый ряд вещей.Мнение. То, чему доктора учили 30 лет назад в медицинской школе. Традиция. То, что им сказал или посоветовал сделать представитель фармацевтической компании, посетивший их неделю назад.

Это Сэр Иэн Чалмерс , который стал соучредителем Кокрановского сотрудничества. Он бывший врач, специализирующийся на беременности, родах и младенчестве. Он был студентом-медиком в начале 1960-х годов. Когда Чалмерс наблюдал за своими старейшинами на практике, он был поражен тем, насколько разнятся от врача к врачу.

ЧАЛМЕРС: Хорошо, поэтому некоторые врачи - если бы у женщины родился ребенок в результате нарушения, - сделали бы кесарево сечение, как бы без каких-либо вопросов. Или у них могут быть разные взгляды на то, как следует следить за ребенком во время родов. Или степень, в которой препараты следует использовать во время беременности по тем или иным причинам. Так много-много различий в практиках. Его длина равна длине руки. Это безумие, не правда ли?

Когда он сам стал врачом, Чалмерс работал в лагере беженцев в Газе.И, как он обнаружил…

ЧАЛМЕРС: Некоторые вещи, которые я узнал в медицинской школе, были смертельно неправильными.

Например, как вы должны были лечить ребенка, заболевшего корью.

CHALMERS: В медицинской школе меня учили никогда не давать антибиотики ребенку с вирусной инфекцией, которой является корь, потому что вы можете вызвать резистентность, резистентность к антибиотикам. Но эти дети умерли очень быстро после пневмонии, вызванной бактериальной инфекцией, которая приходит поверх вирусной инфекции кори. И что больше всего расстраивало, так это то, что только несколько лет спустя я обнаружил, что было проведено шесть контролируемых испытаний, в которых сравнивали профилактическую антибиотикопрофилактику с ничем не сделанными к тому времени, когда я прибыл в Газу.

И эти исследования показали, что детям, больным корью, нужно давать антибиотики. Но Чалмерс никогда не видел этих исследований.

ЧАЛМЕРС: Мне очень грустно, что, оглядываясь назад, я подвел своих пациентов.

Это побудило Чалмерса предпринять многолетние усилия по систематическому созданию централизованной группы исследований, чтобы помочь атаковать неполный, случайный, субъективный способ, которым слишком много медицины практиковалось слишком долго. К нему присоединился ряд людей со всего мира, многие из которых, кстати, больше разбирались в статистике, чем в медицине.

CHALMERS: Итак, мы приступили к этим систематическим обзорам, около 100 из нас. В результате в конце 1980-х годов появилась массивная двухтомная книга на полторы тысячи страниц. В то же время мы начали публиковаться в электронном виде.

Таким образом, Кокрановское сотрудничество стало первой организацией, которая действительно систематизировала, скомпилировала и оценила лучшие доказательства по заданным медицинским вопросам.Можно было подумать, что это было бы встречено всеобщей похвалой. Но, как и в случае с любой гильдией, чья закоренелая мудрость подвергается сомнению, какой бы неразумной она ни была, медицинское сообщество не было в восторге.

ЧАЛМЕРС: Я бы сказал, со стороны медицинского истеблишмента к нему вызвали большую враждебность. На самом деле, я помню, как мой коллега собирался выступить на местном собрании Британской медицинской ассоциации, который, по сути, вызвал его, чтобы он рассказал о доказательной медицине и о том, что, черт возьми, делали люди, которые были статистиками и другие не врачи думают, что они бездельничают на территории, на которой им не следует возиться.Перед тем как уехать, он спросил меня: «Что мне им сказать?» Я сказал: «Когда пациенты начинают жаловаться на цели доказательной медицины, тогда нужно серьезно отнестись к критике. А до тех пор предполагайте, что в основном корыстные интересы выходят наружу ».

Это заняло много времени, но Кокрановская модель доказательной медицины действительно стала новым стандартом.

ЧАЛМЕРС: Я бы сказал, что этого не было до нынешнего века. Таким образом, вы можете взглянуть на это с одной стороны: там, где есть смерть, есть надежда, поскольку когорта врачей, которые все это стерли, ушли на пенсию, а затем смерть, оппозиция исчезла.

PRASAD: Да, так что это была более медленная эволюция.

Это опять же Винай Прасад из Орегонского университета здоровья и науки.

PRASAD: Самые первые рандомизированные исследования касались туберкулеза.

Это было в конце 1940-х годов.

ПРАСАД: И с тех пор до 1980-х, до конца 1980-х, мы действительно использовали рандомизированные испытания, но они не были обязательными.Они были как бы необязательными.

Одним из больших преимуществ рандомизированного исследования является то, что вы можете четко измерить на основе данных причину и следствие любого лечения, которое вы исследуете. Это может показаться очевидным, но удивительно, сколько медицинских процедур в прошлом проводилось без этих доказательств. Снова Анупам Йена:

JENA: Я думаю, что это одни из самых больших ошибок прошлого века, скажем, с 1900 по 1950 годы - такие вещи, как лоботомия, использовавшаяся для лечения психических заболеваний, депрессии или шизофрении - они кажутся мне одними из самые ужасные вещи, которые можно сделать с человеком без какой-либо действительно твердой доказательной базы.

Это одна из самых сложных вещей в повседневной медицинской практике. Допустим, вы врач, и к вам приходит пациент с постоянной головной болью. Вы ставите диагноз и выписываете рецепт. Что будет дальше? Во многих случаях вы понятия не имеете.

Обратная связь в медицине часто бывает очень и очень небрежной. Пациенту стало лучше? Может быть. Они больше не вернулись. Но, возможно, они пошли к другому врачу. А может они умерли? Если им стало лучше, то это из-за прописанного вами лекарства? Может быть.Или, может быть, они даже не заполнили счёт. Или, может быть, они заполнили суточную, но перестали ее принимать из-за расстройства желудка. Или, может быть, они приняли лекарство, и им стало лучше, но . .. может быть, им стало бы лучше без лекарства? Как я уже сказал, вы понятия не имеете. Но вы можете получить представление о хорошо организованном рандомизированном контролируемом исследовании. Снова Виней Прасад:

ПРАСАД: В тот момент, когда я подумал, что это задало нас на другой курс, было исследование под названием CAST.

CAST расшифровывается как «Испытание по подавлению сердечной аритмии». Он проводился в конце 1980-х годов.

PRASAD: CAST было исследованием, в котором - одна из вещей, которые врачи много делали для людей после сердечного приступа, заключалась в назначении им антиаритмических препаратов, которые должны были поддерживать эти аберрантные ритмы, эти плохие сердечные ритмы, на залив. На самом деле этот препарат в тщательно проведенном рандомизированном испытании оказался не для улучшения выживаемости, как мы все думали, а для ухудшения выживаемости. И это был переломный момент, я думаю, когда люди осознали, что рандомизированные испытания могут противоречить даже лучшему из того, во что вы верите. В медицине действительно не имеет значения, что самые умные люди верят, что что-то работает. Единственное, что действительно имеет значение, - это то, какие у вас есть доказательства того, что это работает.

Рост числа рандомизированных контролируемых исследований привел к увеличению числа так называемых медицинских обращений. Винай Прасад в буквальном смысле написал книгу о медицинских извращениях.Он называется Ending Medical Reversal.

ПРАСАД: А знаете, что такое медицинская реверсия? Доктора десятилетиями занимались чем-то, и многие считали, что это приносит пользу, а затем в один прекрасный день очень плодотворное исследование - часто лучше спланированное, более мощное, лучше контролируемое, чем совокупность ранее существовавших доказательств - оно противоречит этой практике. Дело не только в том, что у него были побочные эффекты, о которых мы не задумывались. Дело в том, что преимущества, которые мы постулировали, оказались неправдой или отсутствовали.

Например…

PRASAD: В 1990-х годах мы рекомендовали женщинам в постменопаузе начинать принимать добавки эстрогена, потому что мы знали, что женщины до наступления менопаузы имели более низкие показатели сердечных заболеваний, и мы думали, что это было из-за благоприятного действия эстрогена. А затем, в 2002 году, тщательно проведенное рандомизированное контрольное исследование показало, что на самом деле оно не снижает сердечных приступов и инсультов; на самом деле, если уж на то пошло, это их увеличивает.

Я спросил Прасада, что в первую очередь заинтересовало его изучением обращения с медициной.

ПРАСАД: Думаю, я начал интересоваться этим, даже когда был студентом, и я увидел, что есть некоторые практики, которым противоречили только в недавнем прошлом, но которые все еще выполнялись изо дня в день. в больнице. Я имею в виду, что на ум приходит стентирование при стабильной коронарной стенокардии. Стент - это небольшая складная металлическая трубка, которая проходит в заблокированную коронарную артерию, и врачи открывают ее, открывая закупорку. А стенты невероятно ценны для определенных вещей.Если у вас сердечный приступ и блокировка произошла всего несколько минут назад, а врач входит и открывает эту блокаду, мы говорим об огромном улучшении смертности, что является одним из лучших методов, которые мы делаем в медицине. Но стентирование, как и любая другая медицинская процедура, имеет то, что называется дрейфом показаний, где, да, оно отлично работает при тяжелом состоянии, но работает ли оно так же хорошо при очень легком состоянии? На протяжении многих лет врачи применяли стентирование для лечения так называемой стабильной стенокардии. А стабильная стенокардия - это просто то медленное, постепенное сужение артерий, которое, к сожалению, случается со всеми нами, когда мы становимся старше. Но основная часть стентирования была связана с отклонением показаний, и мы думали, что это сработало и имело смысл. А затем, в 2007 году, хорошо проведенное исследование показало, что это на самом деле не улучшило выживаемость и не уменьшило сердечные приступы, , которые, даже по сей день, исследования показывают, что большинство пациентов, которые проходят эту процедуру, верят, что она сработает. те вещи, и фактически это опровергалось восемь лет.

И все же: хотя стентирование при стабильной стенокардии действительно снизилось, оно не исчезло. Прасад говорит, что частота несоответствующего стентирования все еще слишком высока. Очевидно, это начинает сказываться на стимулах врачей - финансовых и иных - и мы подробнее рассмотрим во 2 и 3 частях этой серии статей. Как поясняет Прасад, существует длинный-длинный список методов лечения, которые просто не выдерживают эмпирической проверки. Например, некоторые распространенные операции на колене, когда хирурги-ортопеды берут крошечную камеру…

ПРАСАД:… возьмите крошечную камеру, сделайте крошечный разрез и войдите туда, и на самом деле своего рода санация и удаление таких потертостей и царапин на коленях.И на самом деле люди почувствовали себя намного лучше. У них улучшился диапазон движений. Здесь нет аргументов. Но вы учились против, может быть, просто принимаете ибупрофен, а может, просто занимаетесь физиотерапией. Что, если бы вы изучали это против того, чтобы заставить пациента поверить в то, что вы делали операцию, но на самом деле вы этого не делаете? И, по сути, они провели эти исследования. Это называется «фиктивными» исследованиями. Мы делаем вид, что мы собираемся провести эту процедуру, и единственное, что мы упускаем, - это очистка менисков и хрящей.И на самом деле, когда вы делаете это таким образом, вы обнаруживаете, что вся процедура является эффектом плацебо. Есть еще один пример, когда мы используем своего рода цемент, который вводим в сломанную позвоночную кость, и снова было обнаружено, что это не лучше, чем вводить физиологический раствор при фиктивной процедуре, , и сам цемент стоил 6000 долларов, и Я сказал, вы знаете, вы можете сэкономить как минимум 6000 долларов, и вам не нужно использовать цемент.

ДУБНЕР: Что побудит меня провести исследование, которое может привести к обратному результату? Поскольку мы знаем, как работают публикации - будь то в вашей области, в какой-либо академической сфере или в средствах массовой информации, - это сочные, сексуальные, новые открытия, которые вызывают много шума.И это статьи об обслуживании или об отмене, о которых никто не хочет слышать. Итак, я полагаю, что есть довольно слабые стимулы для проведения исследований, которые приведут к разворотам - что также заставляет меня задаться вопросом, есть ли прискорбный дефицит таких исследований, а это означает, что, вероятно, будет еще больше откатов, чем есть.

ПРАСАД: Да, я думаю, что это фантастический вопрос. Одна из вещей, которые мы сделали в ходе нашего исследования, заключались в том, что мы взяли статьи за десятилетие, вероятно, в одном из самых престижных медицинских журналов, New England Journal of Medicine , и там было около 1300 статей, касающихся то, что делают врачи.Около 1000 из этих статей были чем-то новым, чем-то, что вышло из употребления, о новейшем антикоагулянте, новейшем механическом сердечном клапане. И если вы протестировали что-то новое - именно так, как вы и ожидали, 77 процентов опубликованных рукописей пришли к выводу, что чем новее, тем лучше. Но мы также обнаружили, что около 360 статей проверяли то, что врачи уже делали, но если вы проверили то, что врачи уже делали, в 40 процентах случаев мы обнаружили, что это противоречило или было наоборот.

ДУБНЕР: Мне бы хотелось, чтобы вы поговорили о различных последствиях обратных действий, включая, возможно, потерю доверия к медицинской системе в целом?

ПРАСАД: Итак, если вы обнаружите, что что-то, что вы делали на протяжении десятилетий, неправильно, вы причинили вред большому количеству людей, вы подвергали многих людей чему-то неэффективному, потенциально вредному, определенно дорогостоящему, и это не сработало. Второй вред, о котором мы говорим, - это вред задержки. Доктора, мы как линкор. Мы не включаем ни цента.Мы продолжаем это делать еще несколько лет после разворота. И третий вред - потеря доверия к медицинской системе. И самый серьезный вред, и я думаю, что мы видели это за последнее десятилетие, особенно с нашими сменными рекомендациями по маммографии и скринингу на рак простаты, когда люди приходят к врачу и говорят, что вы, ребята, не можете понять свою историю прямо . Что происходит? Это огромная проблема. И я боюсь, что, вероятно, то, что мы делаем, - это то, что мы заставляем людей думать, что из того, что делает врач, нет ничего действительно заслуживающего доверия.И я боюсь, что это самая серьезная проблема, с которой мы сталкиваемся, - это потеря доверия.

ДУБНЕР: Ладно, а как тебе не выплеснуть ребенка с водой из ванны? Какие есть решения для медицинской практики и медицинских исследований, которые приводят к меньшему количеству откатов?

ПРАСАД: Итак, это вопрос на миллион долларов. Один из них - медицинское образование. Вы знаете, что у нас есть медицинское образование, где в течение двух лет студенты обучаются основам тела.Только в последние годы, на третьем и четвертом курсах медицинского факультета, студенты обучаются эпидемиологии медицинской науки, доказательной медицине, думая не только о том, как что-то работает, но и о том, каковы данные о том, что это работает? И я утверждал, что это нужно перевернуть с ног на голову. Корень фундаментальной науки медицинской школы - это доказательная медицина. Это приближается к клиническому вопросу, зная, какие данные искать и как на него очень честно ответить. Так что это одно.Следующая категория - регулирование. И здесь вы понимаете, какова роль FDA и чем занимается FDA. И я думаю, что многие люди в сообществе надеются, что продукты, одобренные FDA, безопасны и эффективны для того, что они делают. Но вы знаете, в 80-х и 90-х мы столкнулись с проблемой, с которой мы никогда раньше не сталкивались, а именно с эпидемией ВИЧ / СПИДа. И правозащитники справедливо сказали, что нам нужен способ быстрее доставлять лекарства пациентам, возможно, даже принимая немного больше неопределенности. Думаю, это было правильно. И я думаю, что это все еще верно для многих очень тяжелых состояний, для которых существует несколько других вариантов лечения и которые иногда имеют очень низкую заболеваемость, поэтому очень сложно провести эти исследования, потому что это очень мало людей. Но произошло то, что механизм был экстраполирован на не ужасные условия. Это очень хорошая выживаемость. У этого не мало вариантов, есть много вариантов, и они есть у многих. Итак, мы снова оказались в некотором роде по скользкой дорожке в отношении того, что подходит для этого ускоренного утверждения. Итак, я думаю, что есть способы, которыми можно отрегулировать регулирование. И последнее, я думаю, это этика практикующих врачей. Вы знаете, у нас должна быть этика, согласно которой, когда мы что-то кому-то предлагаем и есть неопределенность, мы должны очень четко сообщать о неопределенности. Я считаю, что сегодня трагедия состоит в том, что независимо от того, что вы думаете о стентировании при стабильной ишемической болезни сердца, то, что так много людей, которые это делают, верят в то, что явно не соответствует действительности, что это снижает частоту сердечных приступов и смерти.На самом деле это неправда, и тот факт, что многие люди верят в это, я думаю, говорит о том, что как врачи мы позволяем им верить в это.

ДУБНЕР: И позвольте мне задать вам последний вопрос. Я довольно хорошо понимаю, после небольшого разговора с вами, что мешало в прошлом медицине быть более научной или более основанной на фактических данных, но что, по вашему мнению, является основными препятствиями, которые все еще мешают ей стать настолько основанным на доказательствах, каким вы бы этого хотели?

ПРАСАД: Итак, мы должны быть честными в том, что такое медицина.В Соединенных Штатах медицина - это то, на что сейчас уходит почти 20 процентов ВВП. Это колосс в нашей экономике. Мы тратим на медицину больше, чем любая другая западная страна. Вероятно, мы не получаем от этого столько, сколько тратим. Поскольку это такой большой сектор экономики, заинтересованные компании и люди, которые действительно получают прибыль от существующей системы, крайне неохотно меняют ситуацию. Я думаю, мы видим это только в одном случае, когда мы сталкиваемся с проблемой ценообразования на фармацевтические препараты.Думаю, никто не усомнится в том, что фармацевтическая промышленность создала отличные лекарства. Они также сделали несколько не очень хороших лекарств. Но разве каждое лекарство, хорошее или бесполезное, должно стоить 100 000 долларов в год? И это число не я придумываю. Это фактически годовая стоимость среднего лекарства от рака, одобренного в Соединенных Штатах в прошлом году - намного более 100 000 долларов в год на лечение. Я думаю, что должен быть предел, и люди это осознают.

* * *

Freakonomics Radio производится студиями WNYC и Dubner Productions.Продюсером сегодняшнего выпуска выступила Stephanie Tam с помощью Arwa Gunja . Остальные наши сотрудники включают Шелли Льюис , Джей Ковит , Мерритт Джейкоб , Кристофер Верт , Грег Розальский , Элисон Хокенберри , Эмма Моргенстер , Гарри Хаггинс и Брайан Гутьеррес . Если вы хотите больше Freakonomics Radio , вы также можете найти нас в Twitter и Facebook и не забудьте подписаться на этот подкаст в iTunes или где-либо еще, где вы получаете бесплатные еженедельные подкасты.

Вот где вы можете больше узнать о людях и идеях из этого выпуска:

ИСТОЧНИКИ

  • Анупам Йена, экономист в области здравоохранения и врач Гарвардской медицинской школы
  • Филип Макковяк , профессор медицины и историк медицины в Университете Мэриленда
  • Джереми Грин , врач и историк медицины в Университете Джонса Хопкинса
  • Эвелинн Хэммондс , профессор истории науки и афроамериканских исследований Гарвардского университета
  • Кейт Вайлоо , историк политики здравоохранения в Принстонском университете
  • Виней Прасад , доцент медицины Орегонского университета здоровья и науки
  • Лиза Беро , фармаколог и сопредседатель Кокрановского сотрудничества
  • Сэр Иэн Чалмерс , соучредитель Cochrane Collaboration

РЕСУРСЫ

  • Окончание медицинской отмены , Vinay Prasad, 2015, Johns Hopkins University Press
  • Кокрановское сотрудничество
  • «Критическая оценка 98. 6F, Верхний предел нормальной температуры тела и другие наследие Карла Рейнхольда Августа Вундерлиха », Филип Макковяк, Стивен Вассерман и Майрон Левин, 1992, Мэрилендский университет
  • Эффективная помощь при беременности и родах , сэр Иэн Чалмерс, Мюррей Энкин и Марк Кейрс, 1989, Oxford University Press
  • «Десятилетие перемен: анализ 146 противоречащих друг другу медицинских практик», Винай Прасад и др., 2013 г., клиника Майо
  • «Смертность и заболеваемость у пациентов, получающих энкаинид, флекаинид или плацебо: исследование подавления сердечной аритмии», Дебра Эхт и др., 1991, Медицинский журнал Новой Англии
  • «Оптимальная медицинская терапия с или без ЧКВ при стабильной коронарной болезни», Уильям Боден и др., 2007, Медицинский журнал Новой Англии

МУЗЫКАЛЬНЫЕ КРЕДИТЫ

  • Пол Авгеринос, «Times a Tickin»
  • Джек Миле, «Тема Отиса» (из Джек Миле )
  • Кристофер Норман, «Изумруд» (из Strange Games )
  • Поль Авгеринос, «Женский день»
  • Николас Пеши, «Чувство странности» (из All The Feelings )
  • Баба Бринкман, «Seed Pod» (из The Rap Guide )
  • Морелла и его колеса, «Винсент» (из Кораблекрушение )
  • Лерин Херцер и Эндрю Джослин, «Корни» (из Девушка и призрак )
  • Джадсон Ли Мьюзик, «Снупин»
  • Майк Баррези, «Все хорошо» (из Майк Барреси )
  • Дополнительная оценка Джея Коуита
Серия

Precision Medicine - Новости, исследования и анализ - The Conversation - стр. 1

исследований в области социальной медицины - UNC Press

Просмотреть все книги

Посмотреть все серии

«Исследования в области социальной медицины» - это поиск новых творческих способностей на стыке медицины, здоровья и общества.Редакторы серии особенно заинтересованы в оригинальных работах как старших, так и начинающих ученых, которые способствуют нашему пониманию того, как медицина и общество формируют друг друга в историческом, политическом и этическом плане. Исследования в области социальной медицины основаны на убеждении, что медицина - это социальная наука, что медицина является гуманистической, культурной, а также биологической, и что ее следует изучать как социальную, политическую, этическую и экономическую силу.

Книги, опубликованные в этой серии, могут касаться исторических и социальных причин болезней и благополучия; социальное неравенство и неравенство в медицинском обслуживании; социальные детерминанты здоровья; культурные компоненты болезни; политика реформы здравоохранения; моральная ответственность медицинского персонала; новые технологии и их этические, социальные и культурные последствия; глобальное здоровье и медицина; и пробелы между медицинскими знаниями и оказанием медицинской помощи.

Редакторы серии

Аллан М. Брандт, Гарвардский университет
Ларри Р. Черчилль, Университет Вандербильта
Джонатан Оберландер, Университет Северной Каролины в Чапел-Хилл


Интимная история усталости

По Эмили К.Авель

Исследования в области социальной медицины

Опубликовано: апрель 2021 г.

Как сбилась с пути американская система защиты детей

По Микал Раз

Исследования в области социальной медицины

Опубликовано: Декабрь 2020

По Карла Биттель

Исследования в области социальной медицины

Опубликовано: Февраль 2020

История юношеского футбола и истоки кризиса в области общественного здравоохранения

По Кэтлин Бачински

Исследования в области социальной медицины

Опубликовано: Ноябрь 2019

Глобализация и диабет 2 типа в США и Японии

По Мари Армстронг-Хаф

Исследования в области социальной медицины

Опубликовано: декабрь 2018

Споры о расе и интеллекте между Брауном и кривой Белла

По Майкл Э.Staub

Исследования в области социальной медицины

Опубликовано: Ноябрь 2018

Путешествие по системе здравоохранения

По Мюриэл Р.Гиллик, доктор медицины

Исследования в области социальной медицины

Опубликовано: октябрь 2017 г.

По Йоханна Шон

Исследования в области социальной медицины

Опубликовано: август 2017 г.

Новые беседы между дисциплинами

Под редакцией Мара Бухбиндер , Микеле Ривкин-Фиш , Ребекка Л.Уокер

Исследования в области социальной медицины

Опубликовано: ноябрь 2016 г.

Серповидно-клеточная анемия и политика расы и здоровья

По Кейт Вайлоу

Исследования в области социальной медицины

Опубликовано: март 2001 г.,

Серия

«Преподавание медицины» - ACP Books

Сэкономьте 30% на сериях «Преподавание медицины».В этот сборник входят следующие 7 наименований:

Прейскурантная цена: 182,00 $
Цена со скидкой: $ 127,00

Теория и практика преподавания медицины включает практическое применение теорий обучения для лучшего удовлетворения потребностей учащихся, характеристики успешных учителей-медиков, подходы к развитию профессорско-преподавательского состава и совершенствованию клинического обучения.

Обучение в вашем офисе Офисное обучение происходит в динамичной и сложной среде, где учитель и ученик озабочены как результатами обучения, так и уходом за пациентами.

Преподавание в больнице Эта книга предоставляет преподавателям в больницах инструменты и методы для определения и информирования об ожиданиях и обязанностях.

«Методы обучения медицине» исследует не только традиционные методы обучения медицине, но и более современные, и определяет критерии, которые учителя могут использовать, чтобы решить, какой метод использовать.

Лидерские карьеры в медицинском образовании

Лидерская карьера в медицинском образовании служит руководством для нынешних преподавателей и будущих лидеров в том, как начать, поддерживать и развивать свою карьеру в медицинском образовании.

Наставничество в академической медицине обеспечивает уникальный взгляд на медицинский профессионализм в ближайшие десятилетия, а также комплексный подход к разработке программ наставничества и руководства.

Teaching Clinical Reasoning исследует один из самых интересных вопросов клинической медицины, который также имеет решающее значение для медицинского образования: «Что, помимо медицинских знаний, необходимо для клинической экспертизы?»

Офисное обучение происходит в быстро меняющейся и сложной среде, где учитель и ученик озабочены как результатами обучения, так и уходом за пациентами.- См. Дополнительную информацию по адресу: http://www.acppress-ebooks.com/product/teaching-in-your-office-guide-to-instructing-medical-students-residents-second-edition#sthash.vORowSu1.dpuf

.

включает в себя практическое применение теорий обучения для лучшего удовлетворения потребностей учащихся, характеристики успешных учителей-медиков, подходы к развитию преподавательского состава и совершенствования клинического преподавания, виньетки, посвященные конкретным задачам клинического обучения, а также ресурсы и литературу для учителей-медиков для повышения их знаний.- См. Дополнительную информацию по адресу: http://www.acppress-ebooks.com/product/theory-practice-teaching-medicine#sthash.4j15xFZa.dpuf

.

Серия мануальной медицины | МГУ Остеопатическая медицина

2021 График мануальных лекарств

Курсы мануальной медицины доступны лицензированным клиницистам, чья практика включает мануальную терапию или манипуляции. Курсы разработаны таким образом, чтобы дополнять друг друга.Таким образом, посещение разрешено только тем, кто прошел необходимое обучение. Щелкните здесь, чтобы просмотреть последовательность серий.

Регистрация

Регистрация принимается посредством чека или кредитной карты. Из-за стандартов безопасности кредитных карт MSU мы не можем обрабатывать регистрацию кредитных карт по телефону или факсу. Раннее обучение должно быть оплачено полностью за 30 дней до даты начала курса. Требуется предварительная регистрация, и участник должен пройти весь курс, чтобы получить кредит и перейти на следующий уровень курсов.

Регистрация зависит от предварительных условий, наличия свободных классов и разрешения на оплату. Письмо-подтверждение с подробной информацией о курсе будет отправлено на адрес электронной почты, указанный при регистрации.

Чтобы увидеть наш полный календарь и зарегистрироваться, нажмите здесь, чтобы войти на портал CME.

Политика посещаемости

Для того, чтобы пройти курс мануальной медицины, вы должны пройти полный курс.Частичное присутствие не допускается.

Политика отмены

Полный возврат возможен за месяц до начала курса; Возврат 50% возможен за 2-4 недели до курса. По истечении этого срока оплаченная плата за обучение не возвращается. Отправьте сообщение об отмене по адресу [email protected] Управление непрерывного медицинского образования не несет ответственности за расходы, понесенные участниками из-за отмены курса.

Корпус

У нас есть групповой блок в отеле TownePlace Suites в Ист-Лансинге.Укажите курс, который вы посещаете в Колледже остеопатической медицины, чтобы получить оценку конференции. Бронирование должно быть сделано не менее чем за 30 дней до даты начала.

Транспорт

Ежедневно будет предоставляться трансфер от / до отеля TownePlace Suites до East Fee Hall.

Парковка

После платной регистрации вы получите письмо с подтверждением и информацией о парковке. МГУ внедрил систему «Pay-by-Plate» для парковки на территории кампуса, и вы получите код для использования ближе к дате проведения курса.По выходным парковка предоставляется бесплатно.

Аккредитация

Колледж остеопатической медицины Университета штата Мичиган аккредитован Американской остеопатической ассоциацией и Советом по аккредитации непрерывного медицинского образования для обеспечения непрерывного медицинского образования врачей.

Кредит AOA

Эта программа рассчитана максимум на 352,75 зачетных единиц AOA Категории 1-A, и в ней будут регистрироваться зачетные единицы CME и специальные зачетные единицы, соразмерные степени участия врача в этой деятельности.

AMA Кредит

Это живое мероприятие предназначено максимум для 352,75 баллов AMA PRA категории 1. Врачи должны претендовать только на заслугу, соизмеримую со степенью их участия в этой деятельности.

ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: Навыки, приобретенные в этих программах , а не , дают участнику возможность заниматься медицинской практикой в ​​любой форме, если только участник не завершил формальное медицинское образование и не получил лицензию на медицинскую практику от соответствующего лицензионного совета.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *