Луи гаррель друзья: Фильм Друзья (2015) описание, содержание, трейлеры и многое другое о фильме

Фильм Друзья (2015) описание, содержание, трейлеры и многое другое о фильме

Мона – заключенная, которую днем отпускают, чтобы она могла работать продавщицей в привокзальном кафе. Каждый вечер она обязана возвращаться обратно в тюрьму. В нее влюбляется застенчивый Клеман, работающий актером на второстепенных ролях. Мона всячески пытается отвадить от себя Клемана, говоря ему, что между ними ничего не может быть. Лишь несколько раз она соглашается встретиться с Клеманом, но каждый раз она уезжает вечером на поезде, говоря, что ей надо к маме.

У Клемана есть друг – красавчик Абель, который крутит роман с молоденькой девушкой, учащейся в старших классах. Клеман описывает Абелю свои переживания по поводу Моны. Однажды Абель приходит к Клеману, но тот громко слушает музыку и не слышит сигнал домофона. Тогда Абель начинает стучать по его машине, чтобы сработала сигнализация. Это привлекает внимание Клемана, но когда тот спускается Абеля задерживает полиция. Клеман пытается объяснить, что это его машина, а Абель его друг, но в результате обоих везут в полицейский участок. После пары часов проверки их отпускают.

Клеман просит Абеля сходить посмотреть на Мону, чтобы он дал ему совет, как быть дальше и продолжать ли ему свои попытки сблизиться с Моной. Абель говорит Клеману, чтобы тот не дал Моне сесть на поезд и удержал ее на один вечер, тогда ему удастся добиться ее расположения. Клеман сомневается. Видя это, Абель сам вытаскивает Мону из поезда. В результате Мона впадает в истерику из-за того, что не будет в срок в тюрьме. Клеман извиняется перед ней. Они с Абелем соглашаются подождать с ней следующего поезда.

Мона соглашается пойти к Клеману на работу. Они приходят на съемочную площадку, где играют участников восстания. Там Клеман признается Моне в любви, но Мона говорит ему, что не любит его. Клеман от горя режет себе вены. Абель замечает это и спасает его. Мона и Абель оставляют Клемана в больнице. Тот просит Абеля покормить его птицу и дает ему ключи от своей квартиры. Немного погуляв с Абелем, Мона признается ему, что хочет его. Они отправляются в квартиру Клемана и там занимаются любовью.

Утром Абель грубо выпроваживает Мону из квартиры, а затем сам убегает прочь. Абель отправляется в больницу к Клеману и пытается тайком через окно вывести его оттуда. Клеман с шумом вываливается из окна, и тут же к нему подбегает врач. Абель объясняет врачу, что Клеман порезал себя из-за несчастной любви, и что это уже не в первый раз. Абель подписывает бумаги о том, что в ближайшие 48 часов он будет отвечать за Клемана. Клеман говорит, что хочет найти Мону. Абель говорит, что ему не надо больше встречаться с Моной, но Клеман не слушает его и убегает. Абель догоняет его и соглашается сходить с ним попрощаться с Моной навсегда.

Моны нет на ее работе, но Клеман от сотрудницы кафе узнает всю правду о ней. Клеман хочет отыскать Мону и помочь ей. Они приходят к квартире Клемана и там встречают Мону. Клеман уговаривают Мону быть друзьями, а Абелю говорит, что он ему не нравится, и он не хочет больше быть его другом. Они отправляются в клуб, а после него Мона зовет их в отель. Она снимает отдельные номера для них и для себя, но Клеман и Абель оба приходят к ней, чтобы пожелать ей спокойной ночи. Та целует их обоих и отправляет обратно в номер. Затем Мона звонит своей надзирательнице и сообщает ей, где находится.

Ночью Абель выходит из номера и идет в бар, чтобы выпить. Клеман думает, что он пошел к Моне. Клеман долго стучит в дверь Моны, но та ему не открывает. Клеман выбегает из отеля, тут его замечает Абель. Догнав его, Абель просит Клемана не уходить, поскольку кроме него у него нет больше никого. Тем временем Мону забирает полиция. Клеман говорит Абелю, что все ему прощает, но просит того признаться, что он переспал с Моной. У Абеля на глазах наворачиваются слезы, но при этом он говорит Клеману, что ничего такого не делал.

"Друзья" Луи Гарреля: о них и о нас

Денис Катаев посмотрел фильм «Друзья» — режиссерский дебют Луи Гарреля — и теперь делится впечатлениями

В прокат вышел дебютный полнометражный фильм Луи Гарреля. На самом деле даже странно, что это случилось только сейчас. Молодой и прекрасный актер мало того, что представитель известной французской кинематографической династии, так еще прослыл интеллектуалом и киноманом. Момента, когда Гаррель окажется в режиссерском кресле, все ждали давно. Первую попытку трансформации актер предпринял еще в 2008 году с короткометражкой «Мои друзья». И вот спустя несколько лет выпустил уже полную версию этой истории, премьера которой, конечно, состоялась на родном для него Каннском кинофестивале, правда, в параллельной программе «Неделя критики». Надо признать, многие кинокритики через губу говорили про это кино, мол, ну что нам ваш Гаррель, с ним все и так понятно. К тому же обилие французских картин в различных секциях Канн в прошлом году тоже не сыграло на руку фильму, французская гегемония была очевидна, и потому, конечно, «Друзья» затерялись в насыщенной жизни на Круазетт.

Но в нашем прокате «Друзья» точно не пройдут незамеченными. Французские романтические комедии у нас любят исторически, это зашито в генах. А Луи Гаррель, насмотревшись «папиного» кино, именно это и предлагает — легкую ироничную историю про типичный любовный треугольник. Уж сколько их упало в эту бездну: вспоминаются и те же «Мечтатели» Бертолуччи, и многие фильмы Филиппа Гарреля, и «Все песни только о любви» Оноре (он, кстати, соавтор сценария «Друзей»), и даже новые размышления на тему «Воображаемых любовей» дерзкого Ксавье Долана. Только у Луи все еще нарочито старомодно, как и он сам, все в духе французского кино прошлого века, отцовской «новой волны». Его герои — два друга, такие же неудачники, как персонажи Жерара Депардье и Пьера Ришара из комедий нашего детства. Один — ловкий герой-любовник, философ и начинающий писатель, которого играет сами понимаете кто, а второй — его антипод, бородатый увалень-невротик, зарабатывающий на жизнь, играя в массовках. Оба влюбляются в одну девушку: ее однажды случайно встретил на вокзале Винсент — тот, что чувствительный и нервный. Это, может, было бы слишком угрюмое проходное кино, не добавь Гаррель социальной проблематики.

«Друзья» — политкорректная и очень актуальная для сегодняшней Франции лента. Прямо в точку, особенно на волне последних событий. Ведь победил же на Каннском кинофестивале фильм «Дипан» Жака Одиара про иммигрантов, которые как могут пытаются интегрироваться во французское общество. Вот и здесь у Гарреля — молодая героиня, ссорящая двух друзей, прекрасная восточная красавица. Ее играет Голшифте Фарахани, известная по ролям в фильмах Ридли Скотта и Джима Джармуша иранская актриса, теперь живущая в Париже и добавляющая так красящий фильм этнический колорит в порыве своих танцев. С ней по сюжету что-то не так, есть тайна, которую она никак не хочет раскрывать своим ухажерам. Зрители, впрочем, узнают о ней сразу же, в первых кадрах. Преградой на пути становится пенитенциарная система: Мона досиживает срок, так что днем ее отпускают на работу на вокзал, а вечером она, как Золушка из замка, должна исчезать из Парижа, чтобы вернуться в камеру, — но как такое объяснить горе-любовникам.

 

«Друзья» Гарреля выглядят как поклон любящего сына, адресованный старшим. Оммаж всему французскому кино, его ценностям и традициям, которые были заложены еще тогда, в бурные революционные шестидесятые, идеалами которых до сих пор, как и сам Луи, живет современная молодежь, — из этого и рождаются красивые шедевры про прописные истины. А в данном случае это поэтическое и хрупкое, местами неуклюжее, но в целом довольно ироничное высказывание о дружбе, которая, конечно, оказывается высшим проявлением любви, намного важнее каких-то внезапных страстей. В мире всего передового и современного, в мире хардкора и клипового сознания, в мире переизбытка информации иногда так важно остановиться и хотя бы на полтора часа оказаться в чем-то очень уютном и знакомом. И именно такое кино снял Луи Гаррель — близкое и понятное каждому. А главное — очень честное и личное: когда Гаррель в прошлом году приезжал в Москву, все рьяно стремились с ним познакомиться, и, думаю, лучшего способа сделать это, чем посмотреть «Друзей», пока, наверное, и нет.

Американский оборотень в Париже – Журнал «Сеанс»

Друзья. Реж. Луи Гаррель, 2015

Чудаковатый бородатый статист в кепке по имени Клеман (Венсан Макен) влюблен в официантку Мону ближневосточной внешности (Голшифте Фарахани). Каждый вечер он безуспешно пытается ее задержать, но Мона упорно сбегает на пригородной электричке — она заключенная, имеющая право работать на свободе, потому что ее срок подходит к концу. Отчаявшись, Клеман обращается к красавчику-другу Абелю (Луи Гаррель), в надежде повлиять на строптивую девицу. Абель умеет обращаться с женщинами, и, зная о порочных наклонностях друга, Клеман предостерегает: «Только не ее!». Зрителям ясно: между Абелем и Моной что-то будет.

Но любовный треугольник в духе «Мечтателей» обманывает ожидания и оборачивается не тем, чем кажется поначалу. Сценарий Луи Гаррель писал вместе с режиссером, у которого крепко прижился — Кристофом Оноре. Их «Друзья» — по сути, адаптированная пьеса «Прихоти Марианны» Альфреда де Мюссе. Перерабатывать классику для Оноре задача не новая: семь лет назад он снял «Прекрасную смоковницу» по мотивам «Принцессы Клевской» мадам де Лафайет. В любовном романе тогда Луи Гаррель и Леа Сейду не по-детски страдали. В «Друзьях», на первый взгляд, главным страдальцем оказывается герой Венсана Макена — Клеман режет вены из-за неразделенной любви. И делает это не где-нибудь, а прямо на съемочной площадке, где идет реконструкция событий майской революции 1968 года. Такой оммаж фильмам Бертолуччи и Филиппа Гарреля («Постоянные любовники»), в которых снимался Луи, мог бы показаться дешевым самолюбованием, если б не трагикомический сарказм, в который пускается автор. Отвезя Клемана в больницу, Абель и Мона неизбежно идут на сближение.

Друзья. Реж. Луи Гаррель, 2015

Когда смотришь «Друзей», в голову приходят и «Жюль и Джим» Франсуа Трюффо, и «Вальсирующие» Бертрана Блие, и «Посторонние» Жана-Люка Годара, и даже «Дурная кровь» Леоса Каракса (есть, например, момент, когда Абель совершает точно такую же пробежку по парижской улице, как Алекс Дени Лавана). Понятно, что у человека с такой кинематографической биографией (отец — режиссер Филипп и дед — актер Моррис), все эти отсылки и цитаты просто в крови и на подкорке. Но Гарреля-младшего не синефилия интересует, не красота кадра (фильм снимала оператор «Незнакомца у озера» Клэр Матон), и не многозначительность мизансцен, а — вы не поверите — смешные диалоги и нелепые ситуации. Картина начинается как любовная драма, но постепенно перерастает в разговорный слэпстик с диапазоном трюков от комического прыжка из больничного окна до падения в витрину. Не обходится и без вечных французских тем, которые уверенно эксплуатирует в каждом фильме Оноре и которые, впрочем, лежат на поверхности —

l’amour de trois и бисексуальные отношения (Абель настолько красив, что его пытаются соблазнить представители обоих полов). Потомок самого романтичного и непростого французского режиссера оказался приверженцем классического нарратива. Истинный жанр этой трагикомедии с тюрьмой, неудавшимся суицидом и разбитыми сердцами — трогательный броманс в духе «Странной парочки» Джина Сэкса. По правде говоря, начинающему режиссеру можно простить и некоторые сценарные несостыковки, и однообразную актерскую игру (ни для кого ни секрет, что в каждом фильме Луи Гаррель играет самого себя) за одну лишь адекватность и отсутствие излишних амбиций. Гаррель-младший не пытается быть ни новым Годаром, ни Бертолуччи, ни — упаси бог — Гаррелем-старшим. Кажется, все, чего бы он хотел — быть французским Апатоу, и снимать уютные драмеди о слезливой мужской дружбе в стиле «Приколистов».

Читайте также

«Теперь не буду опаздывать на съемки» – Культура – Коммерсантъ

В России выходит фильм «Друзья», в котором и постановщиком, и одним из главных актеров выступает Луи Гаррель. Для своего режиссерского дебюта он выбрал типично французскую историю о статисте кино, который вместе со своим другом пытается покорить сердце юной продавщицы закусочной на Гар дю Нор. АНДРЕЙ ПЛАХОВ встретился в Париже с ЛУИ ГАРРЕЛЕМ.

— Ваш фильм выглядит, как будто он снят в 1980-е годы — тогда было много таких сентиментальных историй об инфантильных героях. Сходство усиливается оттого, что персонажи вашей картины не увлечены мобильными телефонами, мало и других примет современности. Вы сознательно их избегали?

— Я хотел рассказать о Париже, о тридцатилетних жителях этого города, которые никак не могут перейти во взрослую жизнь. Наверное, это вечный сюжет, и в то же время фильм о моем поколении.

— С какой целью вы вводите в картину религиозные мотивы? Героя зовут Авель, одна из важных сцен разыгрывается в церкви…

— Да, героя зовут Авель, это наводит на мысль о конфликте между двумя братьями, и второй должен оказаться Каином. Конфликт есть, но скорее он идет от любви, библейское имя я выбрал просто потому, что оно мне нравится. Родители не воспитывали меня в религиозном духе, для меня церковью стал театр, потом кинотеатр, так что кино — моя религия. Для меня искусство — что-то святое, это, наверное, и есть ответ на ваш вопрос.

— Фильм еще и про Париж. Тоже святое место для вас?

— Я парижанин и с детства люблю фильмы про мой родной город, где не сразу узнаешь место съемки, начинаешь гадать, возникает простор для воображения. Чувствуешь себя словно бы заезжим путешественником в собственном городе. Особенно таинственно и неузнаваемо он выглядит ночью. Говорят, Нью-Йорк никогда не спит, но Париж все же иногда засыпает. И тогда он становится совсем другим. В нем открывается много потаенных мест. Вы словно в Париже — и в то же время в каком-то совсем другом городе.

— Вы сын режиссера Филиппа Гарреля и внук актера Мориса Гарреля, вы успешный молодой актер, и все же вы подались в режиссуру. Зачем и почему именно сейчас?

— Ответ прост: мне хотелось стать режиссером. Для этого были простые и более сложные пути. На первый взгляд кажется, что «Друзья» — еще один фильм, исполненный так называемой французской меланхолии, но дело в том, что я больше всего ненавижу порожденное ею кино. Взяв меланхолию в качестве исходной точки, я стремился насытить ее энергией. Именно это было моей задачей в работе с актерами, когда я видел, что они уставали и выдыхались на съемочной площадке.

— Но все же это классический французский фильм — интимный, авторский…

— Да, это правда. Я делал его с группой близких друзей. Вместе с актером Венсаном Макенем мы читали и обсуждали сценарий. Идея и метод заключались в том, что чувства обнажены перед камерой, которая видит все-все-все. И фильм правда получился интимным. Иногда глупым, иногда медленным — поверьте, я знаю, что в нем есть ошибки и недостатки. Но чувствую, что при всем при том он обладает неотразимой энергией, способной творить чудеса.

— С какими проблемами вы столкнулись, встав по другую сторону камеры и одновременно продолжая играть как артист?

— Это был рискованный переход. К тому же у нас был мизерный бюджет. Что скрывать, я волновался, представляя свою картину в Канне на «Неделе критики». Но реакция профессиональной публики оказалась адекватной: люди смеялись в тех местах, где это было необходимо.

— Перейдя на другую, режиссерскую, сторону, вы извлекли какой-то урок как актер?

— Теперь не буду опаздывать на съемки. Нет, серьезно… Вы ведь знаете, я пришел в кино по наследству. Когда мне исполнилось пятнадцать, я уже был вовлечен в интимное «семейное» кино. Это и хорошо, и плохо, так или иначе, я был обречен играть более или менее одно и то же, предопределенное происхождением и семейными легендами. Но теперь, после моего первого режиссерского опыта, постараюсь вернуться в актерскую профессию немного другим.

— Тема вашего фильма — дружба двух мужчин и ее столкновение с женщиной. Это тоже что-то очень интимное? Кстати, какую роль в вашем проекте сыграл Кристоф Оноре, заявленный в титрах как сценарист?

— Когда речь заходит о мужской дружбе, я чувствую особенную хрупкость этой материи и теряю границу, проходящую между дружбой и любовью. Потому снимать кино об этом трудно и болезненно. Мы с Кристофом работали очень много, каждый день обменивались имейлами, в итоге появился сценарий.

— В России вас запомнили и полюбили как актера после «Мечтателей» Бертолуччи. Сегодня, спустя тринадцать лет, вы по-прежнему мечтатель?

— Смотрите мое кино. Да, я надеюсь на это. Но время идет, и оставаться просто мечтателем все труднее. А может, это и не нужно — давайте дадим дорогу более молодым.

Фильм Друзья (2016) (Les deux amis): фото, видео, список актеров

Французская романтическая комедия режиссера Луи Гарреля, созданная по мотивам пьесы Альфреда де Мюссе «The Moods of Marianne». Главный герой фильма «Друзья» (Les deux amis) –Клеман – мечтает стать киноактером, но получает только второстепенные роли в малобюджетных фильмах. Несмотря на это он верит, что когда-нибудь его заметит известный сценарист или режиссер и предложит ему главную роль в фильме...

Сюжет фильма Друзья / Les deux amis

Главный герой фильма «Друзья» Клеман (Винсент Макен) – простой статист, изредка получающий роли в кино. Клеман мечтает стать актером и надеется, что когда-нибудь он попадет в поле зрения известного сценариста или режиссера. Пока же он довольствуется тем, что есть.

Клеман влюблен в продавщицу Мону (Голшифте Фарахани) из закусочной на Северном вокзале. Но девушка не обращает на парня внимания, а его настойчивость и вовсе начинает ее раздражать. Девушка ведет себя замкнуто, и парню никак не удается узнать ее поближе.

Клеман не собирается сдаваться и обращается за помощью к своему другу Абелю (Луи Гаррель). Вместе они разрабатывают план по завоеванию сердца девушки. Совместными усилиями друзьям удается добиться успеха – Мона наконец-то обращает на Клемана внимание, но все равно старается держаться от него в стороне. Позднее Клеман и Абель узнают, что Мона имеет условный срок и каждый вечер отправляется в колонию.

Фильм «Друзья» был номинирован на «золотую камеру» на Каннском кинофестивале.

Съемочная группа фильма Друзья / Les deux amis

  • Режиссер: Луи Гаррель.
  • Авторы сценария: Луи Гаррель, Кристоф Оноре.
  • Продюсеры: Энн-Доминик Туссэн, Реми Бура, Оливье Пере.
  • Актеры: Голшифте ФараханиЛуи Гаррель, Винсент МакенЭмилин Валаде, Мао Адам, Эммануэль Мэтт, Тибо Лакруа, Франческа Тэа Капассо, Пьер Мэйллет, Кристель Делоз, Ризлен Эль Коэн и другие.

A-ONE | Друзья

A-ONE | Друзья

LES DEUX AMIS

Друзья
LES DEUX AMIS
Режиссер Луи Гаррель
Сценарий Кристоф Оноре, Луи Гаррель
В ролях Голшифте Фарахани, Венсан Макень, Луи Гаррель
Дата проката 24.03.2016

Настоящее кино, исследующее глубинную суть человека, весь сложный спектр его чувств и эмоций, которое подаётся в качестве лёгкого и красивого десерта.

Олеся Трошина, Киноафиша

Гаррель берётся за историю, которая была многократно рассказана до него, но умудряется сделать личный фильм со своим лицом, относясь к себе с иронией и не воображая много.

Алиса Таёжная, The Village

Красивый фильм с красивыми актерами о красивых странных отношениях на троих, который, что немаловажно, приятно вспоминать и хочется пересматривать.

Дарья Слюсаренко, Газета.ru

О фильме

Клеман (Макень) безумно влюблен в Мону (Фарахани), продавщицу кофейного киоска на Северном вокзале в Париже. Но у Моны есть тайна, тщательно ею оберегаемая. Когда Клеман теряет надежду добиться ее расположения, его единственный и лучший друг, Абель (Гаррель), решает ему помочь.  Вместе двое друзей бросают все силы на завоевание Моны. Любовный треугольник, то нелепый, то опасный, складывается сам собой.

В режиссерском дебюте актер Луи Гаррель предлагает легкую, ироничную, но совсем не простую историю.

На Каннском кинофестивале фильм тут же окрестили новым «Жюлем и Джимом».

Мы занимаемся дистрибуцией независимого кино
с сильным коммерческим потенциалом на
территории России и стран СНГ.

Друзья (фильм, 2015) — смотреть онлайн трейлер, описание и список актеров

Мелодрама Луи Гарреля об испытании настоящей дружбы на прочность.
Два друга — серьёзный малый Абель и начинающий актёр Клеман случайно познакомились с очаровательной продавщицей из кофейного киоска на вокзале. Она умная, веселая и красивая. Она нравится обоим друзьям. И она скрывает тайну, которая мешает ей заводить отношения. Крепкая дружба героев оказывается под угрозой.

Сюжет

Мона работает в киоске на Парижском вокзале. Там-то с ней и знакомится робкий Клеман, который сразу же влюбляется в девушку. Но возникает проблема: Мона держит Клемана на расстоянии, явно не желая вступать с ним в отношения. Лишь пару раз ему удается позвать её на свидание, но каждый раз в определённое время она садится в поезд и куда-то уезжает. Клеман понимает, что девушка что-то скрывает от него.

Не в силах решить проблему сам, молодой человек просит помощи у своего друга Абеля. Выследив красавицу, Абель раскрывает ужасную тайну её вечерних исчезновений. Но теперь уже поздно: он тоже влюбился в девушку. Между друзьями начинается соперничество за любовь Моны. Но стоит ли эта любовь того, чтобы предать многолетнюю дружбу?

Луи Гаррель, выступивший в этой картине одновременно и постановщиком, и исполнителем одной из главных ролей, подарил зрителю довольно занятное кино. В принципе, это становится ясно тем зрителям, которые знают французский язык и уже заметили, что оригинальное название фильма звучит не как«Друзья», а как«Два друга». В то время, как русская локализация названия вкупе с постером картины даёт зрителю обманчивое ощущение, что сейчас он будет смотреть фильм о дружбе двух мужчин и одной женщины, оригинальное название бесцеремонно заявляет — нет тут никакой компании друзей, есть только два друга, и именно об их отношениях пойдёт речь.

Загадочная же Мона в исполнении иранской красавицы Голшифте Фарахани служит лишь катализатором для реакции между главными героями. Эти двое так давно дружат, что уже не различают, где кончается личность одного, и где начинается личность второго. Конфликт на почве общего любовного интереса не только поможет им разобраться кто есть где, но и выявит в каждом из парней те черты характера, о существовании которых они даже и не подозревали. Очень неприятные, надо сказать, черты.

Критики оценили драматическую составляющую картины по достоинству, хотя у них и были робкие претензии по качеству постановки. Что ж, признали они, для работы дебютанта эта картина весьма хороша: интрига не подводит, сюжет развивается динамично и логично, а все исполнители — однозначно на своих местах. Замечательная картина для того, чтобы потом порассуждать о природе человеческой глупости и существовании логики.

Причины посмотреть

▪ Интересно раскрытая тема истинной дружбы.
▪ Номинация на премию «Золотая камера» за лучший режиссёрский дебют. Каннский кинофестиваль, 2015 год.
▪ Номинация на премию «Квир-Пальмовая ветвь за освещение ЛГБТ-темы в кино». Каннский кинофестиваль, 2015 год.

Интересные факты

▪ Сценарий фильма написан по мотивам пьесы «Настроения Марианны» Альфреда де Мюссе.
▪ Премьера фильма прошла 18 мая 2015 года в рамках Международной недели критиков на 68-м Каннском кинофестивале 2015 года.
▪ Эта картина первая, в которой Луи Гаррель пробует себя в режиссёрском деле.
▪ Голшифте Фарахани — актриса иранского происхождения, но из-за того, что в своё время она снялась обнажённой для журнала«Madame Figaro», возвращаться на родину для неё равносильно смерти.

Обзор двух друзей: Луи Гаррель направляет живой французский любовный треугольник

Некоторые любовные истории на большом экране заставляют задуматься о том, что центральная пара вообще видела друг в друге, но не «Двух друзей». В первом кадре шумного, страстного режиссерского дебюта Луи Гарреля зрители влюбляются в Гольшифте Фарахани, которой удается найти момент личного экстаза в душе женской тюрьмы, где она отбывает срок за неясное преступление. Итак, когда дело доходит до расшифровки химии этого невероятного любовного треугольника, загадка сосредоточена на связи между его главными персонажами, двумя друзьями, которых играют Гаррель и Винсент Макень.Как эта пара несовместимых личностей вообще стала друзьями? И почему после истории предательств сентиментальный парень все еще доверяет игроку, который напал на него и избавился от всех его прошлых навязчивых идей? Французское кино кажется уникальным для подобных парадоксов, и его приверженцы должны оценить то, что Гаррель делает с этой динамикой, хотя и в очень скромном фильме.

Молодой сердцеед с его беззаботным вихрем черных волос и ленивыми полуприкрытыми глазами известен во Франции как сын независимого автора Филиппа Гарреля, и многие задавались вопросом, может ли дебют юного Луи слишком многого позаимствовать у чрезвычайно необычного отца. саморефлексивная работа, большая часть которой анализирует эпизоды его личной жизни.Однако за границей зрители по-прежнему склонны ассоциировать Гарреля с трехсторонним шипящим фильмом Бернардо Бертолуччи «Мечтатели», что, возможно, заставляет их лучше настроиться на «Двух друзей» - фильм, отправной точкой которого является пьеса Альфреда де Мюссе « Настроения Марианны »(еще одна пьеса, которую Гаррель сыграл в начале своей карьеры), привнесла свежую энергию и много юмора в знакомый французский шаблон любовника, разрывающегося между двумя совершенно разными женихами.

Гаррель играет Абеля, который заправляет бензоколонку на заправочной станции, но считает себя великим писателем (по крайней мере, в процессе становления), читая отрывки из своих стихов симпатичным девушкам, которые заходят попить.Несмотря на то, что он очень очарователен, он также явно подлец, бегающий с несовершеннолетней девушкой (Махо Адам), тусующийся с проститутками и, тем не менее, всегда готов соблазнить любое новое завоевание, попадающее в его прицел. Это одна из причин, по которой он так плохо подходит для дружбы с Винсентом (Макень), профессиональным кинематографистом, который сильно влюблялся в женщин за пределами своей лиги - и терял их из-за Абеля, чье самое надежное качество, кажется, разочаровывает его друга. .

Последняя любовь Винсента, Мона (сияющая Фарахани), работает в кондитерской на парижском вокзале Гар-де-л'Эст.Он знает ее меньше недели, но после того, как за неделю до этого взял ее в пьяный бокал, он поражен и теперь слоняется вокруг в надежде на второе свидание. Мона вежливо отказывается, предпочитая не упоминать настоящую причину ее комендантского часа, подобного Золушке (что она в тюрьме), или тот факт, что ее больше интересует друг Винсента Абель (и кто может ее винить?). Одна из сильных сторон сценария Гаррела, который он написал в соавторстве с постоянным соавтором Кристофом Оноре («Песни о любви»), - это чистая дисциплина, необходимая для того, чтобы казаться столь случайным, охватывая эту фундаментальную человеческую способность к спонтанному, безрассудному и часто противоречивому поведению. этим так часто жертвуют при написании вымышленных персонажей.

Действие разворачивается в течение всего трех дней, и в конце смены Мона пытается забрать свой поезд обратно в тюрьму. В результате грубого вмешательства, подобного пещерному человеку, Абель срывает Мону с места и уносит с поезда, всю дорогу крича. Хотя двое мужчин надеются, что этот дикий жест может стать началом чего-то, Мона знает, что на самом деле означает отсутствие ее поезда: конец ее и без того ограниченной свободы - и это наполняет все своего рода трагическим фатализмом, связанным с любовниками-на- Мне нравятся такие фотографии, как «Бонни и Клайд» и «Задыхаясь.”

Между тем, уникальная химия между маниакальным, притягательным Гаррелем и аутсайдером Макенем (талантливым, хотя и в некоторой степени ограниченным актером, который быстро позволяет себе изображать типаж) ощущается как возврат к одной из самых известных пар французских экранных друзей: а именно, анархической комбинации. Жерара Депардье и Патрика Деваэра в таких ранних фильмах Бертрана Блиера, как «Хождение по местам» и «Достань носовые платки» - и хотя результат не такой сюрреалистичный, поездка иногда может казаться столь же непредсказуемой.В один момент трио воссоздает студенческие восстания мая 1968 года на съемочной площадке (что Гаррел сделал и в «Мечтателях», и в «Постоянных любовниках» его отца), а в следующий - они разыгрывают французский фарс на низком уровне. -конечный мотель (где ночной клерк принимает двух друзей за гей-пару и соответственно флиртует).

Хотя различные противоречия - сексуальные и другие - дают этим трем потрясающим актерам множество возможностей для работы, большая часть духа фильма исходит непосредственно от режиссуры Гаррела. Используя прямой звук и минимальное дополнительное освещение, чтобы минимизировать расстояние между аудиторией и действием, его неугомонная камера всегда кажется движущейся, не тошнотворно управляемой рукой, как во многих недавних инди-дорамах, а сканирует сцену и подталкивает к действию, как если постоянно пытаешься подобраться поближе, более интимно, прочитай персонажей.

Несколько интенсивных музыкальных инъекций великого французского композитора Филиппа Сарда находят и усиливают трагическую подоплеку фильма, в то время как несколько хорошо подобранных современных поп-треков (например, «Я влюбился в мертвого мальчика» Энтони и Джонсонов) приглашают всех желающих. новое измерение меланхолии в уже измотанной эмоциональной среде персонажей. Хорошо осведомленный о минном поле клише, которое представляет любая история о любовном треугольнике, Гаррел сочетает свои актерские инстинкты с уроками, которые он извлек, работая с другими режиссерами, чтобы отточить основную истину, зафиксированную в его дебютной прогулке (которая извлекает выгоду из практики на трех предыдущих короткометражках). чувство искренних эмоций, которое многие режиссеры никогда не испытывают за всю свою карьеру.

ДВА ДРУГА (Луи Гаррель) |

Французский

На этой неделе ÉCU Movie Review посвящен французам с фильмом « Два друга », режиссером которого является французский протеже Луи Гаррель.

Для тех, кто никогда не слышал об актере-режиссере с густыми бровями, Луи Гаррель родился тридцать два года назад с серебряной катушкой во рту (70 мм, конечно). С тех пор он пробился в киноиндустрию, особенно в фильме Бертолуччи «Мечтатели » Бертолуччи и неоднократно сотрудничал с французским режиссером и сценаристом Кристофом Оноре.

Two Friends - в каком-то смысле идеальный пример «гаррелизма»: в высшей степени парижский, фильм пахнет сигаретами и дешевым пивом, а сюжет, что неудивительно, построен вокруг любовного треугольника. «Трехсторонняя» концепция, очевидно, является навязчивой идеей молодого человека: «на нее так приятно и кинематографически интересно смотреть». Излишне говорить, что вся его фильмография, похоже, подтверждает эту идею: Мечтатели (2003), Le Mariage à trois (2010), Love Song (2007), The Beloved (2011), а затем его короткометражный фильм La Règle de trois (2011). ).Для Луи три - определенно волшебное число.

Но вернемся к делу. Two Friends рассказывает историю любовного треугольника между красивой и загадочной Моной (Golshifteh Farahani), заключенной ночью, продавцом бутербродов днем, и двумя bffs : Клеманом (Винсент Макень) и Абелем (Луи Гаррель). Последний, подражатель писателя и служащий на заправке, помогает первому, идиоту и влюбленному, в его поисках Моны. Как мы все знаем, женщину нужно покорить, и одной пары вряд ли хватит.

Бледный по сравнению с мифическими Жюля и Джима , эта особенность вдохновлена ​​французской пьесой « Настроения Марианны » Альфреда де Мюссе, но никогда не достигает ее изысканности. Это довольно просто: все, что должно было случиться, происходит. Мона какое-то время на свободе, но со временем обращает внимание на Авеля, не обращая внимания на хрупкие чувства Клемента. Конечно, первый, будучи тем человеком, которым он является, не может не влюбиться в возлюбленную своего лучшего друга, предаваясь самобичеванию и мучительно мучаясь своим предательством.В конце концов она возвращается в свою камеру, оставив двух друзей наедине лицом к лицу.

Все настолько ожидаемо, что мы с самого начала чувствуем себя утомленными. И тенденция фильма к прозрачности на этом не заканчивается, поскольку каждая тонкость в конечном итоге объясняется. Сцена разрыва между двумя друзьями призвана помочь вам понять сходство между любовными отношениями и дружбой. Последнее письмо заключенной к матери дает вам дополнительную уверенность в том, что вы осознали тот факт, что фуга девушки была вызвана страхом.Такой же вывод можно сделать и относительно персонажей, чье легкомыслие оставило нас по большей части равнодушными. Клеман, уродливый, иногда нежный и всегда сверхчувствительный, тянется к самоубийству и глупости. Авель, плейбой, живет поэзией и любовью, будь то арендованный, несовершеннолетний или предательский.

Мона, надо признать, абсолютно красива. Она тоже абсолютно клише . Свободный дух в заключенном в клетку теле, чувственный, сильный и смелый, но хрупкий и уязвимый в одном и том же испытании.Соберитесь с духом, миф об освобожденной женщине снова в ходу. Она поддается уединенным удовольствиям в общественной ванной и танцует сама по себе для единственной выгоды Авеля, Авель, пожирающий ее, боготворить ее. Естественно, она вытатуировала на своей щедрой плоти птицу, тонкое напоминание о том, что Мона - свободная душа. Излишне говорить, что даже в заключении ее жизнь все еще более увлекательна, чем ваша, и что когда вы танцуете в пустом баре, без бюстгальтера, дико жестикулируя, на лицах людей вы не видите восхищения.

С другой стороны, реплики и ситуации часто бывают юмористическими; все остаётся достаточно лёгким, чтобы не захотелось выколачивать глаза ложкой. Музыка хоть и немного кричащая, но все же классная. Но сложно не раздражаться отсутствием новизны, неожиданности, дерзости. Гаррель от Гарреля для Гарреля. Достаточно, чтобы вызвать у нас расстройство желудка. —- (Не знаю, что здесь писать, так как не хочу

Просмотр двух друзей по крайней мере дал нам возможность открыть для себя этот тамблер, который должен был называться Настроения Людовика. Немного насмешек никогда не помешает!

https://garrelouvreuse.tumblr.com/

вопросов и ответов с Луи Гаррелом - журнал Anthem

Добавив изюминку в сценарий двух парней и девушки, который можно найти в таких культовых французских фильмах, как « Жюль» и «Джим », Луи Гаррель, ставший режиссером, предлагает очаровательный, хотя и не совсем убедительный полнометражный дебют с фильмом « Les deux» amis ( Два друга ). Это хорошо проведенное городское свидание, в котором Гаррель играет вместе со стойким инди Винсентом Макэном и проживающей в Париже иранской актрисой Гольшифте Фарахани, создает атмосферу Новой волны.Написанный в соавторстве с Кристофом Оноре, в чьих любовных песнях Гаррель сыграл парня, попавшего в бисексуальный любовный треугольник, эта история дает трио множество моментов, чтобы продемонстрировать свое мастерство, причем Фарахани буквально делает это во время незабываемого выступления в баре. .

Первая сцена показывает красавицу 30-летия Мона (Фарахани, отлично), принимающую душ в замедленной съемке под мелодии трудолюбивой партитуры Филиппа Сарде. Только когда сцену обрывают, мы понимаем, что Мона на самом деле осужденная, отбывающая срок в тюрьме, едущая в Париж несколько дней в неделю, чтобы работать на вокзале.Жизнь Моны еще больше перевернула Клеман (Макень, вечно тупой), профессиональный кинематографист и нервная развалина, с которым у нее были платонические интриги, хотя Клеман надеется пойти еще дальше. Он вербует своего приятеля Абеля (Гаррель, соблазнительный), чтобы тот помог ей победить, но план дает обратный эффект, когда Мона и Абель встречаются глазами и губами.

После специального показа Les deux amis в рамках Недели критиков мы встретились с Гаррелем во всплывающем лаундже Cannal + для разговора.

68-й Каннский кинофестиваль проходит с 13 по 24 мая.

Ощущали ли вы какое-либо давление, пытаясь реализовать свой первый фильм в тени своего отца?

Когда вы снимаете фильм, давление ощущается повсюду. С пяти лет я работал с ним четыре раза. Это было похоже на цирк. Он научил меня многому. Приятно узнавать что-то у него с каждым новым фильмом. Но мы делаем совершенно разные вещи. Еще он художник.Я пытался снять комедию.

Каково было впервые руководить своим собственным спектаклем?

Сцена с фильмом внутри фильма была кошмаром для съемок, потому что на это ушло пятнадцать часов. Вначале я не думал, что смогу это сделать. Восемьдесят человек тянут вас в разные стороны. Это был большой беспорядок, но самое главное - сохранить энтузиазм экипажа. Им жаль вас, потому что они видят, как вы бегаете как сумасшедший: «Ты в порядке? У тебя все нормально??" Все нежны с вами и полны сострадания.Они все посмотрят и расскажут, что работает, а что не работает.

Вы всегда хотели попасть в фильм?

Да, с самого начала. Раньше я снимал несколько короткометражных фильмов, просто чтобы попробовать. Я понял, что делать это одно удовольствие. И я знал, что хочу что-нибудь сделать с Винсентом [Макенем]. Я хотел иметь этих двух французских парней, высокого и поменьше. Я знал, что они будут на дуэли, понимаете? Это как в мультике. Я хотел сделать что-то похожее на французские комедии 80-х в стиле [Джима] Джармуша.

Вы когда-нибудь смотрели Adam & Paul , фильм Ленни Абрахамсона?

Les deux amis напомнил мне этот фильм.

Адам и Пол ? Я хочу увидеть это.

А сцена в мае 68-го напомнила мне вашего отца.

Есть также связь с [Бернардо] Бертолуччи, потому что я снимался в двух фильмах примерно в 1968 году. Парень, которого я использовал в сцене мая 1968 года, - тот же парень из фильма Бертолуччи.Не знаю, почему я устроил эту сцену ... Думаю, мне понравилась идея, что Винсент сделает самое индивидуальное - пытается убить себя - в разгар коллективного восстания. Мне понравилась комическая идея его одиночества, когда он окружен толпой людей.

По сути, это фильм о дружбе.

Дружба важна, но я не хотел снимать фильм про друзей. Я хотела снять женственный фильм о дружбе двух мужчин. Вот почему я хотел, чтобы они были неудачниками.Они не интегрированы в общество - они неудачники. Я хотел показать, насколько они привязаны к чувствам. Чувства - единственный способ, которым они могут относиться к миру. Мне понравилось, что Кристоф [Оноре] попытался показать разрыв между двумя мужчинами именно так, как это происходит в реальной жизни. У вас есть классическая сцена из фильмов, когда кто-то говорит: «Я больше не люблю тебя» в спальне. Я хотел показать это между этими двумя клоунами. [ Смеется ]

Что послужило вдохновением для создания этого фильма?

Главный аргумент в пользу фильма основан на пьесе Альфреда де Мюссе « Настроения Марианны» .В пьесе есть парень, который не может пойти на свидание с этой девушкой, поэтому он спрашивает своего друга, который очень циничен: «Пожалуйста, сделай это для меня. Пожалуйста, помогите мне устроить свидание с этой девушкой ». И девушка замужем за этим очень буржуазным парнем. Они должны «похитить» ее из этой ситуации. Мы не хотели делать Мону замужней женщиной, поэтому посадили ее в тюрьму. Нельзя сказать, что брак - это тюрьма! [ Смеется ] Мы должны были отвести ее от чего-то очень сильного. Потом Кристоф [Оноре] написал сцену с поездом - я знаю, совершенно странно.Когда мои друзья посмотрели фильм, они сказали: «Винсент сумасшедший, но ваш персонаж, возможно, еще более сумасшедший». Было очень забавно снимать эту сцену на вокзале Гар дю Нор. Гольшифтех [Фарахани] кричал и плакал, и никто не знал, что происходит.

Как началось это продолжающееся сотрудничество с Кристофом?

Он искал актера, когда мне было восемнадцать. Это было для Ma mère , адаптации Жоржа Батая. Сценарий был ужасен из-за сексуальности, но когда я встретил его, я обнаружил, что он действительно скромный и очень милый.Итак, мы сняли этот фильм - там было так много любовных сцен! - и он написал « Dans Paris », что я считаю очень хорошим фильмом.

Танцевальная последовательность в Les deux amis напомнила мне интерлюдию из Dans Paris , где Ромен Дюрис поет Ким Уайлд.

Да, да, да! Я даже не думал об этом. Я хотел танцевальную сцену, но не хотел, чтобы это была типичная сцена в романтических комедиях. Даже мой продюсер сказал мне: «Ты уверен, что хочешь сохранить ту сцену, где она танцует для него?» и я сказал: «Не беспокойся об этом.Я сделаю это. Кто-то рассказал мне об этом сингле King Krule, и контраст был хорош. Знаете, весь фильм построен на нарушении ритма? Когда у вас есть грустный момент, вы должны прервать его, перейдя в веселый. Я всегда так работал с Кристофом. Мы хотели, чтобы что-то постоянно менялось. Когда вы пишете сценарий, вы должны быть тем парнем за ужином, который прерывает разговор с юмором. Это тот парень, которого вы хотите пригласить на ужин.

Комедия - ваш любимый жанр?

Я не знаю об этом, но вчера вечером, когда показывали фильм и я услышал смех, я испытал оргазм.Мне это понравилось, потому что я провел так много времени в одиночестве в своей комнате, записывая сцены: «Я хочу слышать, как люди смеются, , здесь ». Производство фильмов стоит так дорого. На то, чтобы объяснить, чем вы хотите заниматься, уходит много времени. Вы снимаете, монтируете, показываете фильм, слышите смех людей - это такое облегчение. Смехом вы похищаете людей с чего-то.

Люди смеялись там, где вы не ожидали?

Нет, никогда. Вы смеялись?

Нет.

[ Смеется ]

Нет, я просто балуюсь с тобой.

От юмора можно получить много хорошего - хорошего юмора, а не глупого юмора. Вы можете видеть ситуации с большей ясностью.

Может ли что-то вроде кампании Valentino способствовать вашей кинокарьере?

Не знаю ... не знаю. [ Смеется ] Я правда не знаю! Я не очень хорошо отношусь к рекламе в целом, но иногда полезно попробовать что-то подальше от вас.Парень, который руководил рекламной кампанией Valentino, был маньяком, но снимки у него хорошие. Странный мир. Моя мечта как актера - играть с конкретными режиссерами. У меня никогда не было этой голливудской мечты, потому что я знаю, что им не нужны французские актеры. Думаю, иногда им нужно, чтобы этот француз курил, но в Америке нет французской общины. Вы никого не представляете, кроме французских туристов.

Вы уже думаете о своем следующем фильме?

Иногда я думаю об этом, но больше думаю о отдыхе.Сейчас я чувствую себя немного опустошенным. Однажды я был сытым, но теперь чувствую себя опустошенным.

Вы также снимаетесь в фильме Майвенн, который в этом году участвует в конкурсе. Вы играете женатого, надежного парня, а это не та роль, которую вы обычно играете. Это вас взволновало?

Да, я был очень взволнован работой с Майвенн. Она очень напряженная и первая степень. Иногда вам приходится говорить ей: «Не будь таким напряженным!» У меня также была сильная связь с Венсаном Касселем. У меня была роль Джимини Крикета в фильме, типа: «Эй, не делай этого!» В нем есть клоунская сторона, и это был хороший персонаж для игры.

Что вас расстраивает в режиссуре?

Не так уж и много. Я просто хочу больше смеха. Прошлой ночью люди смеялись, а потом замолкали. Но, возможно, они просто смотрели фильм… Я хотел, чтобы это был смех, смех, смех, смех, смех.

Я полагаю, для вас было довольно приятно редактировать собственное исполнение. Актеры часто говорят о том, что чувствуют себя беспомощными во время постпродакшна.

Да, но со мной работал редактор, и мы вместе смотрели монитор.Я действительно обращал внимание на ее мнение. Знаете, у вас много разных точек зрения? Вот чему я научился при создании короткометражных фильмов: вначале вы хотите все контролировать. Затем вы научитесь давать людям свободу творчества на съемочной площадке. Вы возлагаете на людей обязанности, потому что это коллективная работа. Моя мечта - снимать фильмы, в которых люди настолько вовлечены, что чувствуют, что это тоже их фильм.

Вы показывали фильм отцу?

Да, конечно.

Самый лучший совет, который он дал вам по поводу кинопроизводства?

Предоставьте редактору свободу - работа станет более увлеченной.

Два друга Луи Гарреля - Броманс с французским уклоном

Les deux amis
Автор Луи Гаррель и Кристоф Оноре
Режиссер Луи Гаррель
Франция, 2015

В наши дни много заламывают руки из-за какой-то повседневной темы, я уверен, что вы сталкивались с этим.Об этом говорят в комментариях, и теперь создатели фильмов тоже осознают это, и в его основе лежит переключение ролей человека-змеи между мужчиной и женщиной - мужчины все больше соприкасаются со своими чувствами и больше проявляют себя. там в то время, когда женщины принимают эстафету, проверяют и ужесточают. Обращение к этому сдвигу - это хорошо и, возможно, надолго для американцев, но для тех из нас, кто смотрел французские фильмы вместе с едой в США, вряд ли стоит писать домой.Если, конечно, мы не говорим о первом фильме Луи Гарреля, над которым он пишет не кто иной, как Кристоф Оноре. Les deux amis определенно заслуживает внимания хотя бы потому, что показанная здесь безграничная близость настоящей дружбы выходит далеко за рамки трюизмов, которые мы обычно называем определяющими бромансами нашего времени.

Не переосмысливая тему своей коллекции короткометражек, La règle de trois, Гаррель позволяет актерскому трио, в котором он участвовал, жить в своем первом полнометражном фильме, который дебютировал вне конкурса на прошлогодних Каннах.Только Les deux amis, The Two Friends занимают центральное место в этом французском романс-а-trois, который дает веские аргументы в пользу того, чтобы открыть шлюзы и просто почувствовать то, что кажется правдой. Правда, кстати, не всегда освобождает вас, что является частью того, что Гаррель пытается здесь понять с помощью сценария, который не ощущается ничего, если не естественным, необоснованным и эмоционально сырым, подтверждая высказанную ранее мысль: тридцать действительно - это новый двадцать.

По сути, это фильм об одиночестве и тех немногих мимолетных шансах, которые у нас есть, чтобы поделиться своими с кем-то еще, если мы открыты для приключений, которые могут пойти в любом направлении.Авель, любовник-парень (Гаррель) и его наивный лучший друг, коренастый Клеман (Винсент Макень), попадают в этот вихрь под воздействием Моны (Гольшифте Фарахани), служащей в кафе днем ​​и, тайком, заключенного в тюрьме ночью. . По уши влюблен в нее после пары пропитанных выпивкой свиданий, где ее жажда свободы могла ввести в заблуждение любого мужчину на своем месте, Клеман, довольно тупоголовый тридцатилетний мужчина, потрясен ее внезапным отказом увидеть его снова. . Он обращается за помощью к Авелю, чьи мальчишеские выходки грубо обходят тщательно продуманный план Моны изо дня в день, и оттуда дела идут по спирали.

В течение трехдневного моратория на этику, братские кодексы и самоконтроль Гаррель рассказывает нам, как выглядит дружба, которую бросили в кольцо. В самой своей забавной форме это переодевание во взрослую жизнь и переодевание на съемочной площадке кинематографической реконструкции студенческих беспорядков в мае 1968 года (вершина шляпы по сравнению с тяжелыми фильмами, которые ознаменовали взятие Гаррела индустрией, теперь уже из-за камеры). В самом разгаре это неприличное предложение, шепотом шепотом в церкви, клубная ночь, импровизированное пребывание в отеле и, конечно же, намек на секс втроем.

Но хотя фильм временами рискует выйти на банальную территорию, он никогда не бывает скучным; когда Фарахани на экране чаще, чем нет, а легкость и тень олицетворяются и отражаются плавной игрой света кинематографиста Клэр Матон, невозможно отвести взгляд. К счастью, Гаррель погружается в жаркий воздух Парижа, чтобы поцарапать более универсальные темы, перемежающиеся маленькими взрывоопасными музыкальными карманами, которые живут своей собственной жизнью, почти как музыкальные клипы сами по себе. Такие песни, как «I Fell in Love with a Dead Boy» Энтони и Джонсонов, «Fog» Джаббервоки или «Easy Easy» короля Крула с вкраплениями длинных отрезков диалогов без оценок, могут ускорить пульс, если вы не из тех, кто слишком внимательно прислушивается к лирике (на носу).

Безусловно, Гаррель временами балуется кинематографической легкостью, но в меньшей степени, чем большинство новичков, и этот подвиг вполне может быть связан с его плодотворной актерской карьерой и множеством великих людей, от которых он получал реплики на этом пути. И как только экспозиция (к сожалению, слишком изменчивая, чтобы нарисовать что-то близкое к четкой картине) перестала быть в стороне, он находит свой ритм, не в последнюю очередь благодаря тому, что его персонажи управляют историей. Его собственная экранная личность является главной движущей силой, временами обыгрывая его комическую сторону, а иногда, более остро, глубоко погружаясь в сантименты.Все это, кажется, напрямую вытекает из его самопровозглашенной роли, старшего брата Клеману, безусловной любви, которая, как мы чувствуем, ему нужна, чтобы уравновесить его беспечное плутовство в другом месте. (И следите за тем, кто кикер, когда путешествие по гендерному спектру «а что, если» заставляет Авеля больше контактировать со своими собственными глубинами, чем когда-либо прежде.)

Плата за услугу этого броманса? С самого начала стало ясно, что болезненно беспомощный Клеман Макейна ужасно нуждается в руководстве. С другой стороны, как раз тогда, когда его потусторонность угрожает стать театральной, актер искусно добавляет ему глубины благодаря своему острому пониманию Авеля.С другой стороны, Мона - закрытая книга, даже после того, как двое друзей узнают о ее заключении. Это извечная тайна, проистекающая из необузданных объятий женственности, с которыми рождаются немногие счастливчики моего пола, и Фарахани владеет ею в избытке. На бумаге ее можно было бы назвать предлогом, который использовал Гаррель, чтобы конкретизировать броманс, но, тем не менее, она просто крадет каждую сцену, в которой находится. Если она - «инструмент», то она решающий и неуловимый инструмент, и двое мужчин работают над своими отношениями вокруг ее приходов и уходов.В конце дня Мона обжигает, ловко жонглируя интенсивными, многослойными приступами печали, яркими взглядами и широкими, сверхъестественно детскими улыбками.

Возможно, именно сочетание трудных попыток с реальностью и целенаправленной амнезии игрового времени придает очарование Les Deux Amis , что является твердым шагом на пути к тому, чтобы Гаррель заработал свои режиссерские полосы. Добавьте к этому социальную основу - то, как взаимозависимость Абеля и Клемана говорит о духе времени - и вы получите дебютный фильм, который стоит пересмотреть через десять лет.

Два друга от Луи Гарреля

Любители геометрии и ромкома будут счастливы, любовный треугольник вернулся в театр. Но что нового, если вы уже прочитали «Опасные связи», посмотрели его подростковую экранизацию из «Жестоких намерений» 90-х или открыли для себя восстановленную версию «Сезара и Розали» (Клод Соте, 72 ')?

Луи Гаррель , сыгравший в качестве актера около 20 фильмов, главным образом в фильме своего отца, Филипп (Постоянные любовники) выбрал «Сезар и Розали» в качестве вдохновения для своего первого фильма «Два любовника».Фильм о людях чуть за 30, которые немного сбиты с толку, которые говорят о любви так, как мы могли бы говорить о дружбе.

Мона ( Golshifteh Farahani , замечена в Exodus и Syngué Sabour - Камень терпения, а вскоре и в Pirates of Caribbean 5) днем ​​работает в небольшой пекарне в Гар дю Нор, но ночи проводит в тюрьме, где занимается время, когда она ушла с работы. Клеман ( Винсент Макейн, , одна номинация Сезара как лучший актер-новичок в «La fille du 14 Juillet» и замеченный в «Tonnerre») - актер второго сорта и глубоко влюбляется в нее.Он каждый день ходит в Гар дю Нор за улыбкой, но никогда не проводит много времени с тем, кто видит в нем друга. Когда он решает представить ей своего лучшего друга Абеля, между ними что-то витает в воздухе.

Некоторые темы в кино вне времени, если вы можете по-новому взглянуть на них или адаптировать их к своему времени. Луи Гаррель снял современный фильм, в котором молодые люди продолжают мечтать о жизни, которой у них, вероятно, не будет, имеют случайную работу и полностью потеряны в своей личной жизни.

Это настоящий угол этого фильма и этого треугольника. Клеман и Абель дружат уже долгое время, но не решаются говорить вместе о важных вещах. А когда появляется тайная женщина, их дружба взрывается. В этом фильме любовь никогда не проявляется (эллипс и размытость делают свое дело), ​​дружба обсуждается и оценивается, как это показано в чудесной сцене, где Клемент ясно разъясняет свою точку зрения с Авелем.

«Ему повезло, он все время думает обо мне, он менее одинок, чем я», - сказала Мона.Это предложение прекрасно отражает образ мыслей персонажей. Они эгоистичны и пытаются цепляться за все чувства, как только могут заполнить свою пустую жизнь.

Три главных действующих лица превосходны. Гольшифтех Фарахани (писать не так-то просто) идеально подходит для роли молодой женщины, сосредоточенной на собственных желаниях, которая горит внутри и готова взорваться. Винсент Макейн имеет этот постоянный облик Друпи и эту особую фразировку, исходящую прямо с Луны на протяжении большей части фильма, но когда его персонаж поражен или разгневан, вы видите в нем широкий спектр эмоций.В 2013 году The Observer сравнил его с Жераром Депардье в ранние годы. Не заходя так далеко, его харизма и эмоции, которые он может показать, должны сделать его одним из самых важных французских актеров, если он согласится присоединиться к большему количеству основных проектов.

Сценарий не является революционным, и у вас есть ощущение, что актеры много импровизировали, используя в своих интересах великую химию между и трио . На самом деле это не комедия, забавная часть часто исходит от Клемана и его абсурдной манеры говорить или видеть вещи.

Освещение почти естественное, фотография визуально холодная, в постановке часто используются фиксированные кадры, и в итоге зрители могут полностью сосредоточиться на актерах и их эмоциях. Это делает этот фильм сырым и глубоко реалистичным.

Наконец, музыка разделена между очень хорошей партитурой Филиппа Сарде (композитор Соте, опять же…), используемой в качестве идеальной замены диалогов в ключевые моменты жизни персонажей, и некоторыми поп-песнями, играемыми, когда они расслабляются и наслаждаются. (Невероятная гипнотическая танцевальная сцена Моны в заброшенном пабе посреди ночи в ритме «Easy Easy» короля Круле).

Это не веселый фильм или фильм, который вы, возможно, захотите смотреть с семьей каждое Рождество. Но это хороший первый фильм, связанный с его эпохой, и вы будете рады (заново) открыть для себя его через 10 лет, чтобы проверить фильмографию этих прекрасных актеров. К этому времени я продолжаю практиковаться, записывая как следует « Golshifteh Farahani».

Каннский обзор - Голливудский репортер

Добавление изюминки к сценарию двух парней и девушки из таких культовых французских фильмов, как Жюль и Джим и Женщина - это женщина , актер, ставший режиссером Луи Гаррель предлагает очаровательный если не совсем убедительный дебют полнометражного фильма с трехсторонней романтической драмедией, Два друга ( Les Deux Amis ).

В главных ролях - сам Гаррель вместе с инди-стойкой Винсент Макейн и иранской актрисой из Парижа Гольшифте Фарахани ( About Elly ), это хорошо проведенное городское свидание передает атмосферу Новой волны, хотя и не всегда дает необходимый уровень авторитета. Премьера на Каннской неделе критиков должна помочь продвинуть этот проект « très français» и «» за границу.

Суть Соблазнительная трехсторонняя драма, привлекательность которой в основном лежит на поверхности.

В соавторстве с Кристофом Оноре - , в чьей собственной парижской игре на троих, Love Songs , Гаррель сыграл парня, попавшего в бисексуальный любовный треугольник - сценарий предлагает множество моментов для талантливых трио, чтобы продемонстрировать свое мастерство, причем Фархани буквально делал это во время запоминающегося выступления на дайв-баре.Но такие сцены на самом деле не создают достаточно мощного финала, в котором в конечном итоге кажется легким галльским бромансом, более близким к Джадду Апатоу , чем к Жан-Люку Годару .

Первая сцена показывает 30-летнюю красавицу Мона (Фарахани), принимающую душ в замедленной съемке под мелодии трудолюбивой партитуры Филиппа Сарде , которая, как и в фильме, чередуется между игривостью и переходами тьмы. Только когда сцену обрывают, мы понимаем, что Мона на самом деле осужденная, отбывающая срок в тюрьме, которая несколько дней в неделю едет в Париж, чтобы поработать на прилавке на вокзале Gare de l’Est.

Подробнее Канны: Прибытие с красной дорожки (фотографии)

Сложная жизнь Моны была еще больше перевернута Клементом (Макейн), профессиональным кинематографистом и полным нервным расстройством, с которым у нее был платонический роман, хотя Клемент надеется пойти еще дальше. Он привлекает своего лучшего друга - высокого, смуглого и красивого начинающего писателя Абеля (Гарреля) - чтобы помочь ей покорить ее, но этот план неизбежно дает обратный эффект, когда Мона и Абель впервые встречаются глазами.

Действие происходит в течение трех бурных дней и ночей, свободное повествование лучше всего работает во время нескольких энергичных декораций, в первую очередь расширенной съемки фильма, где трио переодевается студентами во время беспорядков в мае 1968 года - очевидный намек в пользу Бернардо Бертулуччи «Мечтатели» и Филиппа Гарреля «Постоянные любовники» , оба из которых играли главную роль в юном Гарреля. (Между тем, в этом году в Каннах у Гаррела-старшего показывают фильм о мужчине, пойманном между двумя женщинами.Как говорят во Франции: «tel pere, tel fils » .)

Но когда история подходит к концу, и все трое оказываются в одном и том же парижском отеле, становится ясно, что Two Friends полностью соответствует своему названию, а Мона служит главным образом предлогом для работы Клемента и Авеля. из своих проблем с чуваком - как будто Сет Роген и Джеймс Франко внезапно оказались на улице Шато д'О в 2 часа ночи. Таким образом, то, что могло быть неотразимым портретом трех отчаявшихся 30-летних, превращается в серию шуток, перемежающихся полууспешными попытками драмы, запечатленными в красочных оттенках DP Клэр Матон ( Stranger by the Lake ).

Несмотря на то, что ее персонаж немного разочаровывает, Фарахани, которая играла похожую девушку в Миа Хансен-Лав Eden - отлично справляется с ролью непредсказуемой роковой женщины , освещая экран в течение двух буйные танцевальные последовательности, когда Мона снова переходит от холода к горячему и снова холодному. Макейн изображает свое обычное невротическое «я», переключаясь между комедией и трагедией за несколько секунд, в то время как Гаррель, как правило, соблазнителен как писатель-подражатель, сердце которого разрывается на части из-за всей этой истории.

«Только не эта», - говорит Клемент в самом начале, говоря о новой девушке в их жизни, хорошо осознавая убийственную сексуальную привлекательность своего лучшего друга. Как и Абель, Гаррель, безусловно, заманивает нас своим фильмом, но он не совсем скрепляет сделку.

Кинокомпания: Les Films des Tournelles, Arte France Cinema
В ролях: Гольшифте Фарахани, Винсент Макень, Луи Гаррель
Режиссер: Луи Гаррель
Сценаристы: Луи Гаррель, Кристоф Оноре
Продюсер: Анн-Доминик Туссен
Оператор-постановщик: Клэр Матон
Художник-постановщик: Жан Рабасс
Художник по костюмам: Жюстин Пирс
Редактор: Жоэль Хаш
Композитор: Филипп Сард
Международные продажи: Инди-продажи

Нет оценок, 102 минуты

Луи Гаррель в разговоре о двух друзьях (Les Deux Amis) и My King (Mon Roi)

Луи Гаррель о Поле Томасе Андерсоне, Эрике Ромере, Жаке Деми и Федерико Феллини, Моменты Вителлони Фото: Анн-Катрин Титце

Арно Деплешин, My Golden Days и лучший режиссер фильма член жюри вместе с Валерией Голино, Дональдом Сазерлендом, Катаюном Шахаби, Мэдсом Миккельсеном, Кирстен Данст, Ванессой Паради, Ласло Немесом во главе с Джорджем Миллером объявил, что в его следующем фильме сыграют Матье Амальрик, Шарлотта Генсбур, Марион Котийяр и Луи Гаррель. , Les Fantomes D'Ismaël.

Мона (Гольшифте Фарахани) с Абелем (Луи Гаррель) и Клеман (Винсент Макень)

Два друга Гарреля (Les Deux Amis), сценарий по сценарию Онэтиф Метаморфофос (звезды) из «Об Элли» Асгара Фархади), Винсента Макена («Эдем» Миа Хансен-Лёв) и Гарреля. Режиссер также играет в «Мой король» Майвенн (Mon Roi) с Эммануэль Берко, Исильд Ле Беско и Венсаном Касселем.

Мировая премьера обоих фильмов состоялась на Каннском кинофестивале в прошлом году, а в этом году они были показаны на «Rendez-Vous with French Cinema» в Нью-Йорке.

Мой король работает волнами. Нас затягивают и выплевывают, чтобы задуматься о том человеческом горе, свидетелями которого мы являемся. Возникают две параллельные цепочки повествования: одна нападающая показывает болезненный прогресс Тони (Эммануэль Берко) в морском лечебном центре после аварии на лыжах, которая привела к разрыву связки, а другая назад, рассказывая о своей насыщенной событиями жизни вместе с Джорджио (Венсан Кассель), который предупреждает: «Я не придурок, я король придурков."Бабет (Исильд Ле Беско) и брат Тони Солаль (Гаррель) знают, что то, что они видят, слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Режиссер «Мой король» Майвенн Фото: Анн-Катрин Титце

Режиссерский дебют Луи Гарреля «Два друга» начинается с того, что женщина принимает душ. Душ находится за решеткой, и Мона (Golshifteh Farahani) должна возвращаться в свою камеру каждую ночь после смены в киоске кафе на Гар-дю-Нор.Клеман (Винсент Макень) - один из ее клиентов, убежденный, что любит ее, хотя ничего о ней не знает. Его лучший и единственный, а может быть, и ненамного дольше друг Абель (сам Гаррель) возвращается к своей огромной незрелости в отношениях.

Анн-Катрин Титце: Кристоф Оноре прислал мне электронное письмо с вопросом, собираюсь ли я поговорить с вами, пока вы будете в Нью-Йорке.

Луи Гаррель: О, да? Вы встречали его, когда он приезжал сюда?

AKT: Мы сделали с ним две большие работы, последняя - о мифах.О двух последних его фильмах. Начнем с него. Я чувствовал, что в «Двух друзьях» было несколько моментов Оноре. Я думаю о танце.

LG: Любопытно, что танец был моим желанием.

AKT: Это было связано с другими моментами и возвращением к Одри Хепберн в «Забавном лице».

Абель с Моной

LG: А, да.В кино очень много моментов, когда девушка танцует. Говорят, это как обязательный навязанный момент. Мне хочется сказать, что это момент, которого требует или требует зритель. У меня была маленькая глупая теория, что время от времени американское кино бессознательно соперничает с Бродвеем, тогда как французское кино бессознательно соперничает с французским театром.

Вот почему, например, когда вы смотрите фильм Пола Томаса Андерсона, вы видите балет плюс оперу плюс плюс, тогда как когда вы смотрите фильм Эрика Ромера, у вас возникает ощущение, что вы идете в Театр де ла Коллин или Театр де л'Одеон - это высококачественные публичные французские театры.Мне хотелось сделать эту маленькую сцену как своего рода цитату из того, что нам время от времени нравится иметь во французском кино. Иногда это могло быть похоже на музыкальную комедию.

AKT: Был еще один момент, когда я подумал, не войдете ли вы в музыкальный номер. На заправке, когда вы разговариваете с блондинкой в ​​машине. Для вашего персонажа это момент "Шербурских зонтиков", а для нее - момент, который представляет собой рывок.

Абель с Клеманом и Моной

LG: Я думаю, что это больше похоже на момент Вителлони, знаете ли.Это персонаж, которому тридцать лет, и у него ничего нет. Они пытаются быть кем-то другим, но они слишком ленивы, слишком незрелы, чтобы кем-то стать. Та нежность, которую заставляет нас чувствовать этот персонаж. Эстетически это происходит от Жака Деми, но я думаю, что я цитирую эти итальянские фильмы, которые способны с большой нежностью описывать очень незрелых персонажей.

AKT: Гольшифте Фарахани - великая актриса. Я любил ее в «Об Элли» Асгара Фархади.Здесь вы впервые ее увидели? Как вы ее выбрали?

LG: Я снял короткометражку, которую снял за три дня ни с чем. Я спросил Клотильду Хесме, французскую актрису, но она не смогла сыграть в нем. А мне нужна была актриса. Итак, мы искали с Винсентом Макэном в Интернете. И вдруг он сказал мне: «Я думаю, что эта актриса иранка». И поскольку Винсент Макейн наполовину иранец, он сказал мне: «О, было бы хорошо с ней познакомиться». Так я встретил ее в первый раз.

Абель поддерживает Клемана и Мону

AKT: Сцена, в которой я был больше всего вовлечен, была сцена на вокзале. Когда двое парней вытаскивают ее из поезда. Какая жестокость!

LG: Некоторые феминистки ненавидят эту сцену. Я читал это в Интернете. Как два таких глупых парня могут быть двумя персонажами? Они ужасны с женщиной, как тебя могут привлечь эти мужчины? Кристоф написал эту сцену, и он написал ее в комической манере.Наконец, я как режиссер сделал интерпретацию как более драматичную. Винсент сделал комическую интерпретацию, а Гошифте - драматическую интерпретацию.

Весь этот микс делает эту сцену очень странной, и поэтому я думаю, что это интересная сцена. Это исходит с разных точек зрения. Иногда это комично, иногда драматично. Никогда не знаешь, на что она злится.

AKT: Для парней это комическая сцена, и мы в зале знаем, что для нее это почти жизнь или смерть.

Клеман и Мона

Луи получил несколько советов от Винсента Касселя относительно его персонажа в «Моем короле».

LG: Венсан Кассель, когда мы начали снимать, сказал мне: «Хорошо, Луи, мы должны знать, что это фильм, сделанный женщиной. Также мы должны снимать фильм не против мужчин». Что думает Кассель, если я прав, мне нужно сыграть сцену, в которой я не только ублюдок.Она думает, что я ублюдок, но я собираюсь показать ей, что на самом деле я король ублюдков. Как вы сказали бы в математике, минус, умноженный на минус, равен плюсу.

AKT: Когда вы вошли в кадр, мой король?

LG: Майвенн рассказала мне о своем желании снять разрушительную историю любви. Поскольку я знал ее немного, я знал, что она сделает это очень хорошо. Потом она рассказала мне о характере брата. Потом я прочитал сценарий, и мы этого не сделали.Она писала строки, которые ей не нужны ... Она снимала 25 минут мои импровизации, и, наконец, никаких строк из сценария в фильме нет.

Плакат Les Deux Amis

И я чувствовал, что этот молодой брат может быть эмоциональным персонажем, потому что в той войне, которую она должна вести, в этой битве, которую она должна вести в своей жизни, Я чувствовал, что в фильме мне очень понравится очень умиротворяющий персонаж.История про мужчину и женщину. Все дело в стратегии и попытке понять, что правда, а что нет. Со стороны мужчины, это игра извращений или настоящая игра?

Знает ли он сам, что делает что-то очень болезненное для женского персонажа? Вы также можете рассматривать фильм как фильм о стратегии - узнать, что реально, а что нет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *