Лотта волкова стилист: Лотта Волкова Адам: биография стилиста, история успеха и сотрудничества с Гошей Рубчинским | Vogue

Содержание

Лотта Волкова Адам: биография стилиста, история успеха и сотрудничества с Гошей Рубчинским | Vogue

Кто виновница популярности Vetements, верный товарищ Гоши Рубчинского, королева парижского андеграунда, модный арбитр своего поколения и самый-самый крутой стилист нашего времени? Разумеется, это Лотта Волкова Адам. Именно она ввела этот «новый русский» стиль «ребят с района» в большую моду. Формулировка «Demna Factor», которая сейчас мелькает в кипе релизов на коллекции и обозначает явное присутствие влияния Vetements, — тоже отчасти (довольно значительной) ее заслуга.

Лотта родилась во Владивостоке в 1983 году, практически накануне перестройки. Мама назвала ее в честь песни Led Zeppelin — Whole Lotta Love. Вот недвусмысленный намек на происхождение столь неординарной натуры — родители Лотты тоже те еще выдумщики и смельчаки. Для советских времен такое имя — выбор, мягко говоря, неординарный.

Такими, как Лотта, просто так не становятся. Ее папа был моряком, постоянно путешествовал и привозил дочке заграничные подарки. То есть западная мода появилась в ее жизни гораздо раньше, чем захлестнула уже постсоветское пространство. Наверное, поэтому, окончив школу в 17, Лотта махнула в Лондон изучать искусство в Central Saint Martins. В 2004-м она уже основала свою первую марку Lotta Skeletrix. Это была уличная мода, с элементами новой волны, панка и постпанка. Даже на словах ощутимо сходство с тем, что сейчас происходит в Vetements, Gosha Rubchinskiy и Balenciaga.

После первого показа Волкова даже начала продавать свои творения в Dover Street Market, но вскоре поняла, что никогда и не думала заниматься дизайном, переехала в Париж и переквалифицировалась в стилиста. Как она сама говорит, процесс пошел сам собой. В Париже состоялось ее историческое знакомство с Гошей Рубчинским. И это было взаимопонимание с первого слова. Сама Лотта уверена, что они близки на каком-то неосязаемом уровне — родились в один год, росли в похожей среде, у них с Гошей примерно одинаковые воспоминания и идентичный менталитет. Потом она встретила еще и Демну Гвасалию, и понеслось.

Демна смекнул, что у них много общего, и предложил Лотте работать вместе над первой коллекцией Vetements. Взгляды сошлись на постсоветской эстетике, с которой до тех пор западная модная публика была знакома крайне шапочно. Авантюра не была обречена на успех, но провокация всегда вызывает всплеск интереса. В случае с Vetements он имел продолжение — круги по воде идут до сих пор и пока не думают прекращаться.

Так называемой клюкве — псевдорусскости с медведями в валенках, шапками-ушанками и румяными щеками Марфуши из фильма «Морозко» — Лотта Волкова, Демна Гвасалия и Гоша Рубчинский противопоставили новое ностальгическое представление о постперестроечном времени перемен. Тоже утрированное, местами ироничное и китчевое, но все-таки реальное. Даже гиперреальное. Они возвели дурновкусие российской глубинки в ранг самой передовой моды. Кто бы мог подумать 20, даже 10 лет назад, что так произойдет?

Лотта Волкова — самый яркий пример стиля Vetements. Она — его квинтэссенция. Спортивные носки с ботильонами, ковбойские ботфорты по бедро, спортивки с лодочками, огромные мужские пиджаки и переиначенные джинсы — в ее духе. Появление Лотты на подиуме — гвоздь программы каждого показа. Вместе с Демной и Гошей они привели в индустрию моделей необычных типажей, похожих на подростков-рейверов, панков и дворовых ребят. В большинстве своем образы соответствуют реальности.

Особого внимания заслуживает прическа Лотты. Стрижка под горшок, как принято у нас говорить, наделала немало шума на Западе. Все вышеназванное — составляющие того самого стиля, который культивируют ребята и популярность которого — явление на самом деле феноменальное. За ним теперь идет охота. Лотта работает не на один фронт. Стилизует рекламные кампании, съемки и целые коллекции. Дебют Сандера Лака с собственной маркой Sies Marjan в феврале вряд ли стал бы таким успешным без ее участия. Бренд стал самым обсуждаемым среди молодых. Вторую коллекцию ждали с особым нетерпением.

В чем же секрет успеха стилиста Лотты Волковой? Пожалуй, в ее чутье. Лотта чувствует, куда движется мода. По ее словам, в современном мире больше нет субкультур. Границы между ними стерты. Тому, кто сейчас надевает панковскую футболку, совершенно не обязательно быть панком. На секундочку почувствовать свою принадлежность к какой-либо социальной группе приятно. Поэтому стилисту так важно изучать и понимать коды этих униформ. Как вы наверняка успели заметить, у Vetements, а теперь и у Balenciaga подобных отсылок довольно много. Байкерские куртки и кожаные комбинезоны, ковбойские сапоги, школьная форма, клеенчатые и кожаные фартуки, вроде тех, что носят кузнецы, джинсы на ремне, худи и шуршащие спортивные костюмы, как у гопников, уже упомянутые панковские футболки и так далее.

Лотта говорит, что одежда должна передавать настроение, помогать войти в образ. Это всегда приятно примерять на себя какой-то хрестоматийный образ. Играть со стереотипами не зазорно, люди легко ассоциируют себя с ними. «Я воспринимаю моду как бизнес, не как искусство. И понимаю, что финальный результат — это продукт, который должен хорошо продаваться», — говорит Лотта. Где-то мы уже это слышали. Уорхоловский взгляд на вещи однажды уже сорвал джекпот и спустя полвека делает это снова.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Whole Lotta Love: как девушка из Владивостока стала самым влиятельным стилистом современности

Говоря о людях, изменивших мир моды, мы чаще всего вспоминаем выдающихся дизайнеров. Реже — фотографов и моделей. И совсем уж редко в этом контексте упоминаются стилисты. Тем не менее, их работа оказывает не меньшее влияние на формирование наших вкусов, хоть и кажется иной раз менее заметной. В последнее время многое в этом отношении меняется, и некоторые из них любимы публикой не меньше голливудских знаменитостей. И если говорить о ключевых стилистах последних нескольких лет, первым обязательно всплывёт имя Лотты Волковой, приложившей свою руку к оглушительному успеху Гоши Рубчинского и Демны Гвасалии, всколыхнувших мир моды своими аллюзиями на стиль постсоветской России.

Лотта Волкова во Владивостоке в 1998 году

Лотта родилась в 1984 году во Владивостоке. Её интерес к моде был во многом предопределен её происхождением: отец-моряк ещё в советские годы привозил ей модную одежду из рабочих поездок, а мать-профессор физики открыла для Лотты мир рок-музыки (девушку назвали в честь песни Led Zeppelin “Whole Lotta Love”) и авангардных дизайнеров: по воспоминаниям Волковой, её мама больше всего любила Вивьен Вествуд и Джона Гальяно.

С появлением интернета Лотта стала активно изучать зарубежную моду и субкультуры. Всё это вылилось в то, что после окончания школы она покинула родной город и поступила в лондонский Central Saint Martins, чтобы изучать дизайн и искусство. Уже в 2004 году она запустит собственный бренд одежды Lotta Skeletrix, который позднее будет представлен в лондонском Dover Street Market. Примерно в то же время Лотта начала пробовать себя в качестве стилиста, работая с такими изданиями, как Dazed & Confused Japan, Tokion и Harper's Bazaar Россия. В 2007 году она закрывает свой бренд, переезжает в Париж и решает сконцентрироваться на карьере стилиста, но в 2009 снова перезапускает свою марку с обновлённой эстетикой. 

Коллекция Lotta Volkova Весна-Лето 2009

Через какое-то время девушка понимает, что её призвание всё же состоит в стайлинге. Примерно в то же время она знакомится сначала с Гошей Рубчинским, с которым её объединила схожесть происхождения и взглядов на жизнь и одежду, а затем и с Демной Гвасалией. В какой-то момент Демна показывает ей свой первый лукбук. «Отличная одежда, но плохой стайлинг», — ответила ему Лотта. С тех пор стилизацией в Vetements стала заниматься она.

Позднее в её обязанности вошёл также кастинг моделей на показы и консультирование Демны в процессе подготовки коллекций. Так Лотта стала одновременно музой, стилистом и креативным консультантом бренда одежды, который совсем скоро наделает много шума в мире моды. Позднее Волкова стала исполнять те же обязанности и в Balenciaga, где Гвасалия был назначен креативным директором.

  • Лукбук Balenciaga Pre-Fall 2016

В настоящее время внимание стилиста сконцентрировано на других проектах, в частности на длительном сотрудничестве с Prada и Miu Miu, а с недавних пор ещё и с Marc Jacobs. Продолжает Лотта также стилизовать и журнальные съёмки, в том числе для таких гигантов, как Vogue Italia.

Съёмка из Vogue Italia Сентябрь 2018. Фото: Джонни Дафорт, стиль: Лотта Волкова

И всё же возникает вопрос: что сделало Лотту Волкову одним из ключевых стилистов современности? Чем современная мода обязана ей? Попробуем разобраться.

  • Пост-советский стиль, относительно недавно захвативший умы модной публики, — находка Гоши Рубчинского и Демны Гвасалии. Однако их обоих консультировала при создании коллекций именно Лотта, так что их популярность — не в последнюю очередь и её заслуга. Также в модной прессе часто встречается мнение, что весь эффект от первых коллекций Vetements был построен не столько на самой одежде, сколько на грамотной стилизации Волковой. Вероятно, есть все основания так думать, если учитывать, что последние коллекции бренда, вышедшие без участия Лотты как стилиста и консультанта, были многими раскритикованы за нарочитость и самоповтор.
  • Во многом благодаря Волковой поднялась новая дискуссия о значимости стилистов в формировании трендов и модном процессе в целом. Уже не первый сезон ведутся разговоры о том, что они иной раз важнее самих дизайнеров, ведь модный дизайн уже окончательно утратил своё значение в качестве процесса разработки новых форм и силуэтов. Сейчас самые успешные дизайнеры, такие как Алессандро Микеле, Эди Слиман и всё тот же Демна Гвасалия не придумывают ничего принципиально нового, но представляют яркие образы из уже существующих инструментов.
    А создание конечного образа — это и есть работа стилиста. А свою работу Лотта знает прекрасно, что уже оценили Prada, Miu Miu, Marc Jacobs и Kenzo.
Лукбук The Marc Jacobs Pre-fall 2019. Стиль: Лотта Волкова
  • Благодаря Лотте мы все вспомнили о том, что мода — не столько про вещи, сколько про мироощущение и жизненную позицию. «Vetements — это про настроение, характер, потому форма очень важна. Мы стараемся передать настроение через форму, силуэт. Например, мы можем сделать куртку, которая выглядит так, будто вы только что слезли с мотоцикла», — сказала Волкова в интервью журналу 032c в 2016 году. Эту позицию она транслирует через свой стайлинг и по сей день.
Коллекция Vetements Весна-Лето 2016
  • Подход Лотты к стилизации и модной фотографии во многом спровоцировал бум нарочито натуралистичных съёмок в глянце с минимумом ретуши, нестандартными моделями (чаще всего это простые люди с улиц или из инстаграма) и «живыми» локациями. «Мне интересно делать что-то настоящее и правдивое. Я работаю с различными культурами и смешиваю разнообразные субкультурного коды вместо того, чтобы быть «глянцевой» и гламурной», — комментирует Волкова. В результате съёмки «в стиле Лотты» теперь можно увидеть не только в небольших независимых журналах, но и в разных изданиях Vogue по всему миру.
Re-edition Magazine S/S 18, photography Harley Weir, styling Lotta Volkova
  • Из предыдущего пункта следует также то, что Лотта и Демна спровоцировали новый всплеск популярности «уличных кастингов», то есть привлечения непрофессиональных моделей к участию в показах и съёмках. Некогда придуманный Мартином Маржелой приём переживает второе рождение прямо сейчас с лёгкой руки Лотты, которая искала моделей на показы Vetements через Instagram. Не изменяет она себе и в работе с другими брендами. Так, совсем недавно Лотта стилизовала лукбук Miu Miu, в котором Джули Грив сняла простых девушек из Дании, найденных в соцсети.
Лукбук Miu Miu Осень-Зима 2019. Фото: Джули Грив, стиль: Лотта Волкова
  • Также не в последнюю очередь благодаря Лотте мы снова стали носить атрибуты разнообразных субкультур. Сама Волкова говорит о том, что субкультуры в западном мировосприятии уже утратили прежнее значение, поэтому не возбраняется смешивать их визуальные коды между собой. Панковская футболка уже не несёт в себе никакой информации о её носителе — теперь это просто футболка, а не жизненная философия. 
  • Ещё один фирменный приём, который Волковой удалось сделать культовым, — работа с расхожими стереотипами и униформами. «Я всегда вдохновлялась стереотипами. Мне нравится сексуальная секретарша, байкер или подросток-гот. Или русская школьница, которую я изображала на подиуме, открывая показ Vetements. В стереотипах интересно то, что люди очень легко ассоциируют себя с ними», — говорит Лотта. Таким образом, стилист невольно спровоцировала ещё один виток дискуссии об индивидуальности и её соотношении с модой, которая становится всё более массовой и глобальной, заставляя людей по всему миру выглядеть одинаково.
Лотта Волкова в образе школьницы на показе Vetements Осень-Зима 2016
  • Наконец, Лотта как стилист обладает достаточно масштабным видением, чтобы улавливать направления развития моды и крупные тенденции. Об этом говорит то, что её собственный стиль и эстетика меняются со временем. Так, в студенческие годы Волкова находилась под сильным влиянием нео-панка, который позже сменила на прославивший её пост-советский стиль городских окраин. Совсем недавно девушка сменила DIY-стрижку, как прозвал её Vogue, на боб в оттенке блонд и окончательно переоделась из мешковатых свитшотов и гипер-объёмных жакетов Balenciaga в пастельные платья Prada и Miu Miu и изящные лодочки, практически перестав своим внешним видом транслировать стиль Демны Гвасалии и Гоши Рубчинского. Что символически совпало с учащающимися разговорами о конце засилья стиля российских девяностых в моде. Так что есть смысл присмотреться к личному стилю Лотты в поисках next big thing — обычно это срабатывает.
  • Лотта Волкова в Париже в образе от Miu Miu

Присоединяйтесь к нам в соцсетях и читайте Make Your Style, где удобнее: в Telegram или Instagram.

что о ней нужно знать

HYPEBEAST подвели итоги 2020 года и опубликовали ежегодный список 100 главных персон HB100. В рейтинг вошли креативный директор Gucci Алессандро Микеле, Бейонсе, Билли Айлиш, Демна Гвасалия, Симон Порт Жакмюс, Канье Уэст и российский стилист Лотта Волкова. Почему HYPEBEAST выбрал именно Лотту? Скорее всего важную роль сыграла ее коллаборация с Adidas и работа на показе Blumarine, после которого о забытом бренде снова стали говорить.

Blumarine Blumarine

Вообще Лотта занимается модой с 17 лет. Тогда она переехала из Владивостока в Лондон и поступила Central Saint Martins. Через пару лет она уже открыла свой бренд Lotta Skeletrix и параллельно начала работать стилистом. Последнее понравилось ей больше, поэтому в 2007 году Лотта закрыла бренд и переехала в Париж.

Там она познакомилась с Гошей Рубчинским и Демной Гвасалия, встреча с которыми стала для Лотты решающей. Именно она одной из первых увидела дебютный лукбук Vetements и не побоялась раскритиковать стайлинг съемки. Так она и получила работу в модном доме.

Лотта несколько лет стилизовала показы и коллекции, а еще занималась подбором моделей. Кстати, популярность Vetemetns отчасти заслуга именно Лотты. Ее пост-советский стиль сделал бренд особенным и не похожим на остальные.

Vetements Fall 2016

Потом вместе с Демной Волкова перешла в Balenciaga. После сотрудничала с Prada, Miu Miu и стала одним из любимых стилистов итальянского Vogue. А августе 2020 года она выпустила коллаборацию с Adidas. Уверены, в 2021 году мы еще ни раз услышим о Лотте.

Стилист Лотта Волкова: "Меня вдохновляют стереотипы"

Разговоры о моде, стиле, вдохновении, советском феминизме и том, стоит ли ломать систему

Лотта Волкова, стилист и близкая подруга дизайнеров Гоши Рубчинского и Демны Гвасалии, недавно стала героиней летнего спецвыпуска No Fear журнала 032c. Волкова стилизовала одну из обложек номера, а также рассказала редакции о своей работе, взглядах на жизнь, детстве и многом другом. Мы выбрали несколько интересных цитат из этого разговора:

1.

Одежда всегда была для меня важнее, чем мода. То, как ты смотришь на одежду, как смотришься в ней, — вот что меня интересовало. Одежда — это униформа, представляющая определенную культуру, к которой ты хочешь быть причастным. Мне нравится то, сколько о тебе может сказать простая футболка.  

2.

Субкультур больше нет, по крайней мере в западном мире. Дети сегодня мыслят совершенно другими категориями. Если они надевают панковскую футболку, это совершенно не значит, что они слушают панк или протестуют против чего-то. В моей юности, если ты хотел гранжа — ты ударялся в гранж. Это становилось складом ума, образом мышления. Вот почему мне так интересны коды разных социальных униформ. 

3.

Зачем ломать систему? Система нам нужна, если мы хотим наслаждаться тем, что делаем. Система помогает нам в этом.

4.

Я познакомилась с Демной Гвасалией через общего друга. Мы часто встречались на вечеринках. Однажды он показал мне снимки своей первой коллекции — это был лукбук, кажется. Я посмотрела и сказала: "Отличные вещи, плохая стилизация". А он сказал: "Так может, ты займешься стилем?".

5.

В Vetements я провожу кастинг, стилизую съемки и показы и консультирую Демну по поводу самих коллекций. У нас есть совещания, на которых мы обсуждаем формы и направления движения. Для Vetements очень важны формы и силуэты, ведь мы пытаемся передать в одежде настроение. Я никогда не задумывалась об одежде в этом ключе до встречи с Демной. А ему нравится делать вещи, которые передают характер, манеру: например пиджак, который выглядит так, будто ты только слез с байка. Рукава в нем скроены так, что пиджак всегда немного топорщится — так же, как когда сидишь на чоппере. Это совершенно новый подход к крою. Очень скульптурный.

6.

Мне нравится делать что-то настоящее и правдивое. Мне хочется вдохновлять. Я обожаю Instagram. Люблю, когда люди пишут мне, что им нравится моя работа, что она выглядит ново и необычно, потому что я не боюсь смешивать коды разных субкультур.

7.

Меня вдохновляют Демна Гвасалия и Гоша Рубчинский — мне очень повезло с ними работать. Меня вдохновляют фотографы, такие как Харли Вейр. Еще на меня очень повлияла мама. Она научила меня многому, что касалось моды, искусства, музыки. Она научила меня отличаться. Она любила панк и Вивьен Вествуд.

8.

Я росла с очень сильными женщинами. Мама была профессором физики. Бабушка была хирургом. Вчера я говорила со Сьюзи Менкес о феминизме. Так вот, я родилась и выросла в России, где женщины должны быть сильными. В нашей культуре, а особенно на коммунистических плакатах, женщин всегда изображали такими — мощными и способными победить все. Поэтому у меня совершенно свой взгляд на феминизм. Я никогда не чувствовала себя слабее мужчин. 

9.

Я воспринимаю моду как бизнес. Я понимаю, что конечный результат — это продукт. Мы не продаем мечту или произведение искусства. Мы продаем хорошо сделанный продукт. Продукт, обращенный к совершенно разным покупателям. 

10.

Меня вдохновляют стереотипы. Сексуальная секретарша, байкер, мальчик-гот. Или русская школьница, которую я играла, когда открывала показ Vetements. Самое крутое в стереотипах — это то, что люди могут легко ассоциировать себя или других с ними. 

Читайте полное интервью в спецвыпуске № 30 No Fear журнала 032c (лето/2016).

Читайте также: Демна и Гурам Гвасалия: "Единственное, что может тебя вести, — это твой талант".

"Меня больше интересует одежда, чем мода" — FW-Daily. Женский журнал о моде, стиле, брендах

Лотта Волкова — стилист и правая рука креативного директора Balenciaga Демны Гвасалии. Лотта родилась во Владивостоке, но на данный момент живет и работает в Париже. Волкова неоднократно стилизировала съемки для i-D magazine, показы Гоши Рубчинского и Kenzo, сотрудничала с такими изданиями, как SSAW, Man About Town, Vman, Modern Weekly China, Dazed & Confused Japan, Harper’s Bazaar Russia, Tokion и Vogue Nippon. Журналисты издания Bussines of Fashion взяли интервью у российского стилиста, а редакция FW-Daily предлагает узнать всё самое интересное из него.

О моде и субкультурах:

Меня больше интересует одежда, чем мода. Когда ты смотришь на одежду, сразу представляешь себе, что нравится этому человеку, и даже можешь предположить себе, какие у него интересы. Для меня одежда — это униформа культуры, в которой каждый находится в тесной связи. Даже футболка может сказать о вас многое. Я выросла во Владивостоке, в бывшем СССР. У нас не было ничего, но при этом был интернет. Я была одержима информацией и постоянным поиском интересных вещей. Это моя движущая сила — поиск. Я хочу открывать для себя нечто новое.

Очевидно, что сейчас уже нет никаких новых субкультур, по крайней мере, в западном мире. Это больше похоже на некий информационный микс. Сегодня дети и все новое поколения мыслят по-разному. Многие из них даже не знают до конца, что означает субкультура. Все это не актуально для них. Если они хотят носить футболки в стиле punk, это не значит, что они должны слушать punk, rock-музыку или иметь политическую точку зрения. У них совсем другой менталитет. Мое поколение и окружение было очень гранжевым. И это был не просто стиль, это было мышление. Вот почему сегодня я так заинтересована ключевыми кодами социальной униформы. Мы довольно много обсуждали это с Демной.

О Демне Гвасалии:

Мы познакомились через нашего общего друга на вечеринке. Однажды ночью он показал мне свою первую коллекцию. Это был просто какой-то лукбук с множеством образов. Я посмотрела на него и сказала: «Отличная одежда, но оформление плохое!» На что он ответил мне: «Так почему бы тебе не исправить это?»

О работе с Vetements:

В Vetements я участвую в кастингах, занимаюсь оформлением, а также консультирую Демну касательно его коллекций. Мы проводим встречи, на которых обсуждаем ключевые формы и силуэты коллекции. Я никогда не думала об одежде именно так, до того момента, пока не встретила Гвасалию. У него совершенно иной взгляд на конструирование и скульптурирование одежды.

О философии в работе:

Мне интересно создавать то, что является истинным и реальным. Мне нравится вдохновлять кого-то, к примеру, даже в Instagram. Мне правда приятно, когда люди пишут мне, что им нравятся мои работы и что они находят для себя что-то новое и необычное. Я часто говорю о многогранности субкультур и смешениях субкультурных кодов, а не просто о глянце и гламуре. Я не хочу разрушать систему. Нам она нужна. Мы лишь хотим, создавать то, что нам нравится. Система помогает сделать это.

О тех, кто вдохновляет:

Меня вдохновляют все те люди, с которыми я работаю. Мне очень повезло работать с Демной Гвасалией и Гошей Рубчинским. Это могут быть не только дизайнеры, но и фотографы. К примеру Хайли Вейр. Кроме того, моя мама очень повлияла на меня. Она научила меня многому: моде, искусству и музыке. Она любила punk-музыку и Вивьен Вествуд и стала движущей силой в моей жизни. При этом она не была тесно связана  с модой. Моя мама — профессор физики, а бабушка врач, хирург. Я выросла в кругу очень сильных женщин. В разговоре о феминизме с Сьюзи Менкес мы говорили о том, что в России женщины всегда должны быть сильными, поскольку они всегда изображаются волевыми и жизнестойкими, особенно на коммунистических плакатах. У меня совершенно другой взгляд на феминизм. Я никогда не чувствовала себя слабее мужчин. В нашей культуре женщины гораздо сильнее мужчин, или по крайней мере изображают себя так.

О развитии:

Для того, чтобы следовать своему сердцу и придерживаться того направления, в котором вы хотите создать что-либо, необходимо упорно и долго работать. Для того, чтобы делать то, что важно для вас и не поставить под угрозу свою целостность. Я работаю в этом бизнесе в течение длительного времени и научилась многому. Я уже не новичок в этом деле. У меня было время, в течении которого мне удалось проявить свою точку зрения, и у меня есть силы, чтобы придерживаться ее. Я знаю в каком направлении хочу развиваться.

О критике:

В наш адрес было сказано множество шокирующих заявлений. Мы понимали, что привлекаем к себе особое внимание общественности. В наших показах участвовало множество русских парней гомосексуалистов и представителей разных субкультур. Но сейчас мне бы хотелось говорить о будущем. Не потому что я хочу быть политкорректной, мне просто не хотелось бы никого обижать.

О будущем моды:

Будущее моды — это Instagram. Он дает возможность найти кого угодно. Меня это очень вдохновляет. Я встретила так много людей через Instagram. Я просто нахожу их случайно, а потом отправляю им сообщение.

Lotta Volkova - BRANDSHOP — LiveJournal

Лотта Волкова считается королевой парижского андеграунда. Она дружит и сотрудничает с Гошей Рубчинским и Демна Гвасалией. Лотта была стилистом для дебютной коллекции Сандера Лака, работала с Моникой Белуччи и Дайан Крюгер, отменилась в самых популярных глянцевых изданиях и выпустила собственный бренд одежды. Однако больше всего «модный арбитр своего поколения» известна за показы Vetements и Balenciaga. Она считает, что сегодня не существует субкультур. Люди носят одежду в стиле панк и гранж не потому, что погружаются в эту музыку. Но Лотта привносит эти веяния в высокую моду именно опираясь на свое детство, когда одежда означала мировоззрение.

Из Владивостока в Лондон

Lotta Volkova родилась во Владивостоке во времена СССР в 1984 году. Ее отец был моряком, поэтому девочка часто получала в подарок «заграничные наряды». Необычное имя стилист получила благодаря маме, профессору физики, которая обожала Led Zeppelin и их песню “Whole Lotta Love”. Лотта с детства изучала иностранную культуру и моду, особенно немецкую и японскую. Именно поэтому, окончив школу, она уехала в Лондон учиться в Центральный колледж искусства и дизайна имени Святого Мартина. В 19 лет Волкова уже выпустила свою коллекцию рваных джинсов под названием Lotta Skeletrix.

К 2004 году Лотта привлекла внимание таких магазинов британской столицы, как The Pineal Eye и Dover Street Market. Тогда она встретила Рей Кавакубо, японского дизайнера и основательницу Comme des Garçons. Благодаря ей стилист переехала в Париж, начав работу с именитыми модельерами и журналами.

Знакомство с Демна Гвасалией

Лотта Волкова и Демна часто встречались на вечеринках во Франции. Однажды он показал ей свою первую коллекцию Vetements. Это был лукбук, снятый в его парижской квартире. Лотта посмотрела и сказала: «Мне нравится одежда, но стилизация просто ужасна». Тогда Гвасалия предложил поработать над стилем вместе. Вскоре, когда Ветеметс не хватало моделей, он предложил Лотте также выходить и на подиум. Она участвовала во всех последующих коллекциях бренда, включая детские. Волкова находила детей в инстаграм, она до сих пор обожает эту сеть, постоянно выкладывая там свои уникальные решения.

Лотта и Демна сошлись на почве постсоветской моды, которая была близка им обоим. Сам Гвасалия родом из Грузии, они оба жили в СССР в смутное время и теперь могут проецировать свои воспоминания на современные дизайны.

«Мы пытаемся перевести настроения в формы и силуэты. Я никогда не думала об одежде таким образом, пока не встретила Демна. Он действительно заинтересован в создании куртки, которая представляет собой отношение. Например, куртка, которая выглядит так, будто вы только что сошли с мотоцикла. Демна построил рукава так, чтобы они оставались такими же громоздкими, как и сама модель. Это совершенно новый подход к созданию одежды. Это очень скульптурно».

Сегодня Волкова играет важную роль в развитии творческого видения Vetements и недавно возрожденного бренда Balenciaga, креативным директором которого стал Демна. Для них она участвует в кастингах, отвечает за стилистику и проводит консультации. Помимо работы в качестве стилиста, музы и модели для Гвасалия, Волкова работала с Mulberry, i-D magazine, Kenzo и многими другими.

Лотта Волкова и Инстаграм

Лотта до сих пор находит моделей в Инстаграм. Для Vetements и Balenciaga она отобрала около 50 моделей, которые не являются традиционно красивыми, не обязательно худыми и молодыми. Большинство из них никогда не ходили по подиуму раньше и, следовательно, не представляли какое-либо агентство.

«Наши коллекции - ремикс из множества культурных ссылок. Постоянный поток информации и немедленная реакция на все. Я нахожу это чрезвычайно интересным и захватывающим. Это сумасшедший темп жизни. Конечно, я говорю о социальных сетях. Конечно, я говорю об Instagram. У меня был интернет с 12 лет, и я была одержима этим. Я была там все время. Интернет предоставил мне всю необходимую информацию. И это все еще так. Я встретила очень много людей через Инстаграм, я просто нахожу их случайным образом, а затем отправляю им сообщение».

«Легкий», «естественный», «последовательный» и «органичный» - слова, которые Волкова использует для описания своего рабочего процесса, с Гвасалией в частности.

«Мы очень близки, в общем, но особенно в том, как мы думаем. То же самое относится и к Рубчинскому. Он родился в том же году. Та же шкала времени! Для нас то, что мы делаем - просто отсылка на то, что мы видели и находили интересным, когда росли», - говорит Лотта.

10 фактов о гениальном стилисте современности

Фото: @lottavolkova

Лотта родилась во Владивостоке в 1983 году. Мать назвала ее в честь песни группы Led Zeppelin – Whole Lotta Love. Отец Лотты был моряком и часто привозил дочери заграничные подарки.

В 17 лет Лотта отправилась в изучать искусство в Лондон, поступив в знаменитый Central Saint Martins.

В 2004 году Лотта запустила собственный бренд одежды Lotta Skeletrix, который продавался даже в Dover Street Market.

фото из лукбука Lotta Skeletrix

По-настоящему Лотту увлек стайлинг: в 2007 она переезжает в Париж, чтобы сосредоточиться на карьере стилиста. Она работает с такими изданиями, как Dazed&Confused, Harper’s Bazaar, а также консультирует бренды.

Лотта Волкова была в Казахстане, работая для бренда Ainur Turisbek.

Успех бренда Vetements отчасти заслуга Лотты. Она олицетворяла собой маргинальную моду российской глубинки, сделав этот китчевый стиль настоящим культом. Вместе с дизайнером Демной Гвасалия они будут работать и для Balenciaga.

Лотта отлично знает, что даже самая прекрасная одежда не продастся без красивой картинки. Она просто обожает воссоздавать стереотипные образы, чтобы люди могли «примерять» их на себя.

«Я воспринимаю моду как бизнес, не как искусство. И понимаю, что финальный результат — это продукт, который должен хорошо продаваться», — говорит Лотта.

Лотта долго и успешно сотрудничала с Prada и Miu Miu, как креативный консультант.

Лотта «спровоцировала» настоящий бум натуралистичных съемок в глянце. Минимум ретуши и модели «с улицы» — вот, что такое съемка «в стиле Лотты».

Лотта Волкова на показе Vetements Осень-Зима 2016

Очевидно, что интерес Лотты к дизайну одежды не пропал. Еще в марте в своем инстаграм Лотта анонсировала коллаб с Adidas. А сегодня состоялся его релиз. Только посмотри на эти бомбические вещи с налетом театральности и сарказма!

Читайте также

Лотта Волкова | BoF 500

Лотта Волкова - одна из ключевых фигур, стоящих за быстрым подъемом Vetements по карьерной лестнице в парижском модном истеблишменте. Как штатный стилист Vetements и Balenciaga, ее эстетика, основанная на чертах постсоветской уличной культуры, альт-панка и фетишизма, оказалась одной из самых влиятельных в последние сезоны.

Волкова родилась в Новосибирске, Россия, когда страна еще была частью Советского Союза. Выращенная отцом, капитаном флота, который привозил ей подарки со всего мира, Волкова была знакома с иностранными культурами с раннего возраста и была одета в одежду из Германии и Японии.

Покинув свой родной город Новосибирск в 17 лет, чтобы изучать искусство и дизайн в лондонском Central Saint Martins, Волкова стала неотъемлемой частью процветающей клубной сцены британской столицы. Создавая собственную одежду, Волкова стала одевать себя и своих друзей. Основав свой постпанк-лейбл Lotta Skeletrix в 2004 году, Волкова привлекла несколько биржевых магазинов, в том числе The Pineal Eye и Дувр-стрит рынок Лондон, где она познакомилась Рей Кавакубо . После непродолжительной работы дизайнером Волкова переехала в Париж в 2007 году, переключив внимание на стиль.Стилист для ее первой фотосессии заказал немецкий модный фотограф. Эллен фон Унверт , Стилистическая карьера Волковой стремительно развивалась.

Волкова была представлена ​​своему ближайшему соратнику Демне Гвасалия через общего друга на вечеринке. На мероприятии Гвасалия показала ей несколько изображений лукбука ранней коллекции Vetements. Хотя Лотта была заинтригована одеждой, но ее стиль не произвел на нее впечатления, и она поделилась этим фактом с дизайнером, который ответил ей на вопрос: «Почему бы тебе не сделать это тогда?» Сегодня Волкова играет важную роль в развитии творческого видения Vetements. Гоша Рубчинский , Сис Марджан и недавно возрожденная Баленсиага Гвасалии.В Vetements она занимается кастингом, стайлингом, а также консультирует коллекцию.

Помимо работы стилистом, музой и моделью для Гвасалии, Волкова была стилистом для множества ведущих модных изданий, таких как System Magazine, Man About Town, Re-edition , Dazed, iD, V Man и Документ .

Лотта Волкова, стилист Vetements, о плохом вкусе и хорошей одежде

Прямо сейчас, когда все, кого вы знаете, просто умирают от желания утонуть в огромной толстовке с капюшоном Vetements Titanic , Лотта Волкова крутится в своей, как будто эта вещь была сделано для нее.И это, скорее всего, потому, что так оно и было. Ведь вместе с оформлением шоу Волкова ходила в нем последние два сезона. Так что сейчас она самый крутой стилист в индустрии. Черт, даже ее имя круто. «Моя мама назвала меня в честь« Whole Lotta Love »Led Zeppelin. В [в] Советском Союзе! » - говорит Волкова, когда она отдыхала от фотосессии для Innovators для мартовского номера Vogue , на ней был воротник в стиле БДСМ, который она купила в секс-шопе, а также крошечный православный крестик в виде ожерелья.«Это было действительно странно и случайно». Но после того, как вы проведете некоторое время с Волковой, немногое в ее стремительном взлете на вершину моды кажется случайным.

Лотта Волкова Адам

Фото Инез + Винуд, Vogue , март 2016 г.

Волкова, наряду с Гошей Рубчинским и Демной Гвасалией, является частью массового роста русскоязычных, выросших в отрасли из постсоветского Союза, которые либо живут, либо проводят много времени. время в Западной Европе и включили в свою работу собственный уникальный опыт 90-х годов под советским влиянием.Но помимо своей команды, стилист обладает отношением и взглядом, который одновременно раскален, трудно справиться и соответствует эстетике Vetements, сочетающей дурной вкус и хороший вкус, которая захватила моду. Инстаграм-аккаунт Волковой - прекрасный пример этого образа: это пиксельная постсоветская вселенная, сфокусированная на свежей, обретенной свободе, с обменивающимися слюной подростками в спортивных штанах Adidas, таскающими окурки в коридорах жилых комплексов. Это грязное и беззаботное пространство, которое по спирали превращается в горячий охмеленный мир новизны, сосредоточенный на наивном восприятии роскоши и ярлыков, характерных только для постсоветского пространства.Это то, чего Запад никогда не испытывал, и поэтому для нас все это немного андеграундно, это все немного второстепенно.

Но в таких суровых образах нет ничего нового для Волковой - она ​​всегда парила на обочине, всегда просто вне подполья. Даже в советские времена она познакомилась с иностранными культурами, что было редкостью для того времени. «Мой отец был капитаном на корабле, поэтому он постоянно путешествовал. Даже когда это был [] Советский Союз, мой отец всегда привозил подарки, например, одежду из Японии и Германии », - говорит Волкова.«Он приносил видеозаписи с Тиной Тернер. Мой брат был первым, кто стал носить джинсовую ткань в 80-х, а моя мама была первой, кто водил японскую машину в моем городе. В этом смысле нам всегда везло ». +++ вставка слева

Vetements и Balenciaga Стилист Лотта Волкова о будущем модных показов

Лотта Волкова была названа« самым крутым стилистом в отрасли »,« королевой моды ». парижский андеграунд »и« модный арбитр ее поколения ». Помимо редакционных проектов с Юргеном Теллером и Харли Вейром, 32-летний россиянин работает с дизайнером мужской одежды Гошей Рубчинским, стилизовал дебютную коллекцию Sies Marjan Сандера Лака в феврале прошлого года и впервые будет помогать Джонни Кока в Mulberry. время в следующем месяце.Но именно ее продолжающееся сотрудничество с нарушающей правила Демной Гвасалией электрифицировало мир моды и принесло ей эту превосходную степень, а его одежда для Balenciaga и Vetements была одной из самых желанных и копируемых.

Я сел с Волковой накануне ее летних каникул в Калифорнии, чтобы поговорить о стиле, влиянии Instagram и отношениях любви и ненависти со скоростью и излишеством. Она вдумчивая и оживленная по поводу всех трех, быстро смеется и откровенно комментирует.Это интервью является частью серии о будущем модных показов, но в то же время это был разговор о собственном будущем Волковой. Фотография и кинопроизводство - ее интересы. В 19 лет у нее была коллекция рваных и рваных джинсов под названием Lotta Skeletrix, и когда-нибудь она снова сможет попробовать свои силы в дизайне. Однако на данный момент она «вполне удовлетворена», разрушая дела вместе с Гвасалией.

«Срыв» был любимой темой для модных разговоров в этом году, но мне кажется, что это стандартная рабочая процедура для вас и Демны.
Мы будем пить, и я скажу: «А что, если мы [заполним поле]», а он скажет: «Да, мы должны это сделать». И он это сделает. Не многие люди смогли бы довести дело до конца с какой-нибудь сумасшедшей, глупой вещью, как с Depot [подземный парижский клуб, где была показана третья коллекция Vetements]. У меня был небольшой бренд, когда мне было 19 лет в Лондоне. Мой друг, Том Мерфи, стилист, сказал: «Тебе нужно устроить шоу, и ты должен сделать это в Depot, этом секс-клубе в Париже. Сюда ходят все во время Недели моды.Ты устроишь там шоу, и люди будут там автоматически ».

Демна изначально хотел сделать это шоу в Le Queen, в ночном клубе в темном пространстве. Я подумал: «Почему не Депо?» Вначале мы колебались, потому что депо довольно маленькое, но потом он встретил их, и они сказали, что мы можем использовать и внизу, и наверху. Опять же, это было круто, потому что кто-то другой сказал бы, что пространство слишком маленькое, пространство слишком сложное. Мы просто работали над этим и как бы пожертвовали идеей идеального подиума, потому что думали, что это захватывающе для атмосферы.Вот как мы работаем. Если вам что-то действительно нравится, вы заставляете это работать. Люди думают, что это полностью отличается от обычного поведения, но на самом деле это просто случайность.

Гений, стоящий за трендом бывшей советской моды

В феврале Канье Уэст был замечен гуляющим по Калабасасу со стилистом Лоттой Волковой. «Кто такой супер-стильный компаньон Канье Уэста?» - спросил Vogue, указав на осветленные светлые волосы Волковой, солнцезащитные очки в белой оправе и кожаную куртку мятного цвета, и предположил, что они собираются работать вместе.

Волкова может быть инкогнито в анклавах знаменитостей Калифорнии, но ее лицо хорошо знакомо модным толпам Парижа и Лондона. Фактически, она входит в число тех, кто сформировал современное представление о стиле, учит нас, что дело не только в том, как мы одеваемся, но и в том, как мы думаем: сухая ирония пост-нормкора, неясные субкультурные отсылки и крутизна аутсайдера.

Индивидуальное влияние стилистов часто трудно определить. Работа дизайнера, который делает одежду, и фотографа, снимающего рекламную кампанию, легко понять и оценить, но работа стилиста, который объединяет образы, является чем-то ближе к алхимии.Идея стилиста как знаменитости относительно нова и часто связана не только с чьими-то навыками и личностью, но и с культурными сдвигами, которые представляет работа этого человека.

Карла Велч, например, отвечает за эволюцию стиля знаменитостей, в том числе за «скумбро» Джастина Бибера, а Иб Камара - одна из самых влиятельных фигур в современной черной культуре и стиле. Влияние Волковой связано как с бесконечным потоком ссылок и лукавых подмигиваний в сегодняшней визуальной культуре, так и с непреходящей ценностью аутентичности.

Ее подъем неразрывно связан с сейсмическим эффектом лейбла Демны Гвасалии Vetements после его появления в 2014 году. Это сразу же стало самой модной вещью в мире, международная банда угрюмых отверженных, которые стали любимцами нового парижского андеграунда, и все желали этого. приглашение на их вечеринку.

Волкова открыла показ Vetements 'Fall 2016 в коротком коричневом платье, напоминающем школьную форму, и с букетом желтых нарциссов. 52 образа, представленные на показе, представили ряд фирменных знаков Гвасалии, которые с тех пор полностью ассимилировались в современной моде: драматически большие блейзеры, рубашки и тренчи; толстовки с принтами хэви-метал; длинные платья с рюшами и цветочным принтом; кожа фетиш; и толстые сапоги до бедра.

Бренд намеревался троллить истеблишмент и разрушить представление о роскоши, одновременно направляя тревожный и скучный дух молодости. Сегодня толстовки со слишком длинными рукавами и отношением «ты не можешь сидеть с нами» больше не кажутся уместными, но Vetements представила освежающую демократизирующую идею о том, что тебе не нужны деньги или статус, чтобы занять первое место. нужно отношение - а отношение во многом было творением Волковой.

«В Vetements я занимаюсь кастингом, стайлингом и также консультирую Демну по поводу коллекции», - объяснила Волкова 032c в 2016 году. «У нас есть встречи о направлениях и формах. Vetements - это во многом отношение, поэтому формы очень важны. Мы пытаемся воплотить настроение в формах и силуэтах. Я никогда не думал об одежде таким образом, пока не встретил Демну. Он действительно заинтересован в создании куртки, отражающей его отношение. Например, куртка, которая выглядит так, как будто вы только что сошли с мотоцикла ».

В том же интервью Волкова сказала, что всегда больше интересовалась одеждой, чем модой.И через экспериментальную, странную, слегка «неаккуратную» одежду Гвасалия заинтересовалась почти антропологическим аспектом. Вирусные кампании Balenciaga - хороший пример: «семейное ядро» весны 2018, элегантная корпоративная атмосфера осени 2017, красные шторы в стиле Дэвида Линча и сапоги из спандекса весны 2017.

Волкова стилизовала модели как узнаваемые стереотипы (вышибала, панк, солдат ООН, рейвер) для показа Vetements Fall 2017, во многом в духе двух десятилетнего фотопроекта Ханса Эйкельбума, который показал, как мы все одеваемся одинаково в эпоху глобализации.Ее стиль отражает эпоху, когда субкультуры были разрушены, и все уже было видно, как-то вытягивая что-то острое и аутентичное из однородности и приземленности.

«Лотта обладает уникальной эстетикой, сочетающей различные культуры, в которых она жила, с чем-то современным. Это ностальгическая, но актуальная тема », - говорит Ставрос Карелис, основатель и директор по закупкам лондонского концептуального магазина Machine-A. «Я думаю, это связано с тем, что Лотта является частью сцены, а не кем-то, кто смотрит на нее удаленно.Она была частью субкультуры, клубной сцены. Она раньше всех увидела, что такая комбинация - не лучшая история, а способ быть ».

Путь Волковой был нетипичным. Она родилась в 1984 году во Владивостоке на Дальнем Востоке Советской России, к северу от Северной Кореи. Ее отец был капитаном грузового корабля и привозил кассеты, одежду и различные западные товары. Ее тяга к поп-культуре выросла благодаря этим отрывкам и ее раннему опыту в Интернете. Она переехала в Лондон в 17 лет, чтобы учиться в Central Saint Martins, где ей пришлось пройти трехмесячные курсы по искусству, пока она не стала достаточно взрослой, чтобы заниматься фотографией и изобразительным искусством.

Она стала известна на лондонской клубной сцене своими домашними нарядами в стиле панк и начала разрабатывать одежду под именем Lotta Skeletrix, получив небольшую публикацию в прессе и продавая свои изделия на рынке Довер-стрит при поддержке самой Рей Кавакубо.

После переезда в Париж в 2007 году Волкова сконцентрировалась на стилизации. В мультикультурном мире моды многие креативщики оставляют свое наследие, но для Волковой оно остается источником размышлений и вдохновения.Она объединилась с Гошей Рубчинским, еще одним русским завоевателем Парижа, после его первого показа на подиуме при поддержке Dover Street Market в 2014 году.

Волкова и Рубчинский, оба родились в одном году и разделяют одни и те же субкультурные интересы и влияния, представили визуальные ссылки на когда-то очаровательные и незнакомые западным потребителям: православные церкви, песчаные углы улиц и многоэтажки городского пейзажа России. Под рукой Волковой одежда Рубчинского приобрела эклектическую сложность Востока и Запада и стала инструментом идентичности среди подрастающего поколения.

Ее успех оказал особое влияние на Россию, и стилист всегда в курсе последних событий среди молодежи страны. Креативный директор российского коллектива Generation Z Роман Гунт вспоминает встречу с Волковой в КЛУБ, подземном тусовочном месте бывшего петербургского железнодорожного завода.

«Лотта была с Гошей Рубчинским и его командой. Мы встретились и немного поболтали. Это было невероятно, потому что она мой кумир и отличный источник вдохновения, и в ней была такая положительная энергия », - вспоминает Гунт.«Ее работа мне очень близка. Я очень ценю ее неоценимый вклад как художника из моей страны, и я знаю, что молодое поколение ей очень нравится ».

Творчество Волковой - это баланс двойственности: глобального и локального, мейнстрима и субкультурного, корпоративного и индивидуалистического, ироничного и искреннего. Никогда не бывает одного или другого, всегда как-то и того, и другого В ее инстаграм-аккаунте (который является частным) отрывки ее стайлинга для Марка Джейкобса и Баленсиаги размещены рядом с фотографиями случайных граффити, сделанных где-то в маленьком городке России, селфи в костюме-двойке Chanel и некредитованными архивными изображениями яркие интерьеры - нескончаемый поток ссылок.

В интервью The Business of Fashion в 2016 году Волкова сказала: «Субкультуры больше не открываются, по крайней мере, в западном мире. Это больше о ремиксе информации ». Это что-то неотъемлемое для эпохи, сформированной Интернетом - и, возможно, раннее осознание этого - вот что поставило Лотту Волкову впереди игры и на радарах таких мегазвезд, как Канье Уэст.

Как Лотта Волкова стала арбитром моды своего поколения?

В октябре прошлого года в Париже, за несколько дней до того, как Демна Гвасалия должен был представить свою первую коллекцию для Balenciaga, 32-летний стилист Лотта Волкова была в дизайн-студии дома, пробуя образы на моделях - и на себе.Она обернула кажущиеся бесконечными ремни пары диамантовых сандалий высоко по ноге и прикрепила их к талии. Обувь не могла выйти на подиум, но Волкова все равно была поражена. «Это потрясающе», - проворковала она, прежде чем перейти к большому плащу и паре металлических сапог до бедра. Она работала, но еще ходила по магазинам. Ее энтузиазм был заразителен.

Захватывающая внешность Волковой - резкая черная челка, бледная кожа и наклонная осанка - к настоящему времени стала знакомой модным инсайдерам: помимо стиля последних четырех показов для модного дизайнерского коллектива Vetements, на который также выступает Гвасалия, она смоделированы в них.И хотя сама Волкова не участвовала в его дебютном шоу Balenciaga, кастинг Гвасалии sui generis произвел впечатление шествия клонов Волковой с сывороткой на лице.

Действительно, Волкова в какой-то степени является архетипической женщиной Vetements. «На нашу первую презентацию у нас не было денег, чтобы заплатить ей, поэтому я не мог попросить ее работать с нами», - говорит Гвасалия. «Затем она прошла мимо выставочного зала, чтобы увидеть коллекцию, и сказала:« Мне нравятся эти произведения; Ненавижу стиль ». Итак, мы наняли ее со второго сезона." Он смеется. «Она вмешалась, потому что хотела - и я подумал, что нам нужен кто-то не только Vetements. Она любит Prada и вещи, к которым я не отношусь эстетически - это было самое интересное ».

Волкова, на показе Vetements fall 2016

Kay-Paris Fernandes / Getty Images

Больше, чем девушка с плаката Vetements, Волкова - воплощение определенного момента в моде не только как манекен, но и как творческий катализатор, формирующий образ видение дизайнера, который в настоящее время влияет на внешний вид мира.Это не уникальная роль, но она встречается редко. Вы можете отметить полдюжины людей, у которых были похожие симбиотические отношения стилиста и дизайнера: Ив Сен-Лоран и Лулу де ла Фалез в 1970-х; Том Форд и Карин Ройтфельд, Хельмут Ланг и Мелани Уорд в 90-х. Эти женщины помогли определить индивидуальный стиль каждого дизайнера и определить эпоху моды.

Так что назвать Волкову стилистом - ничего не сказать. Она присутствует на каждой примерке для Balenciaga и Vetements. Она взвешивает ткани и поправляет детали.Одежда иногда даже облегает ее тело - и в итоге она носит ее лучше, чем кто-либо другой. «Я действительно интересуюсь продуктом», - говорит мне Волкова вскоре после парижских коллекций, когда мы сидим в ресторане рядом с ее друзьями в Далстоне, лондонском ответе бруклинскому Бушвику. На ней узкие черные спортивные штаны и приталенная толстовка с капюшоном. Они могли быть сделаны для нее - на самом деле, возможно, и были.

«Я всегда тратила все свои деньги на одежду, - продолжает Волкова.«Итак, для меня мода должна выглядеть как то, что вы действительно можете носить; это должно быть желательно ». Через неделю после нашего интервью, на съемках для курортного лукбука Balenciaga, Волкова носит бейсболку - образец, который она сделала себе в дизайн-студии. Этот аксессуар, который легко упустить из виду, позже окажется на голове каждой модели и, как следствие, станет ключевым элементом коллекции. Волкова не вернула.

Волкова, в Западном Лондоне, 2000-е годы;

Предоставлено Волковой

Ее влияние также заметно в коллекциях Гоши Рубчинского, современного дизайнера мужской одежды, чей модельный ряд, как и Vetements, а теперь и Balenciaga, выглядит необычно и в основном уличный; не случайно, одежда представляет собой мешанину в стиле Лотта из негабаритных и заниженных деталей, длинных рукавов и неуклюжих ботинок.Волкова также работает с другими новыми талантами, такими как дизайнер Сиес Марьян, и создает стиль для постоянно растущего числа редакционных статей для небольших, но впечатляющих журналов, таких как Dazed & Confused , i-D , Document Journal и 032c . Проще говоря, происходит целая куча Лотта.

Волкова выросла во Владивостоке, тихоокеанском портовом городе, который является последней остановкой Транссибирского экспресса. «Это не похоже на Москву, - говорит Волкова. «Это очень пригород, очень далеко.Это большое место, но все же… »Ее отец был капитаном грузового корабля, а мать интересовалась искусством и модой. «Мне очень повезло с семьей. Мой папа объездил весь мир. У нас всегда был доступ к музыке, к одежде. Он приносил нам подарки вроде ящиков кока-колы, потому что тогда ее у нас не было. Также видео Тины Тернер, записи Depeche Mode ».

Открытка конца 90-х с изображением Владивостока, ее родного города;

Предоставлено Волковой

Это не стереотипный рассказ о постсоветских лишениях - у нее даже был компьютер и доступ в Интернет.Ей было всего 7 лет, когда СССР был распущен в 1991 году, но это было зарегистрировано в ее сознании как сейсмическое событие. «Я помню это как взрыв, взрыв энергии. Потом были все эти сумасшедшие статьи о ночных клубах, о наркокультуре, о молодежных движениях, моде. Мода - это нечто иное - не просто пальто от Christian Dior, а принадлежность к движению. Моя мама всегда поощряла меня отличаться от всех остальных. Это было очень антисоциалистическим, антикоммунистическим, и это действительно повлияло на меня. Даже сейчас я хочу заняться чем-то творческим, что позволит мне чувствовать себя свободно ».

Журналы начали просачиваться после падения «железного занавеса», и ее мать начала носить такие лейблы, как Alexander McQueen и Vivienne Westwood. «И было пиратское телевидение», - говорит Волкова, имея в виду феномен 90-х годов, связанный с незаконной трансляцией западных фильмов и программ через спутник. «Отрывки из MTV. Выдержки… Бивиса и Батт-Хеда! » Вместе с ними пришли модные образы музыкальных клипов 90-х и анархического британского телешоу Eurotrash, представленного Жаном Полем Готье и французским комиком Антуаном де Коном.«Меня цитировали, что это был мой первый настоящий опыт в моде - и, в некотором смысле, это правда». Именно ее мать предложила моду как карьерный путь. В 17 лет Волкова была слишком молода, чтобы поступить на полную степень в английский университет, поэтому она прошла трехмесячные курсы в Central Saint Martins. «Живопись, шелкография, фотография… субботний курс моды. Случайные классы », - вспоминает Волкова. Раньше она бывала в Лондоне со своей матерью, но на этот раз была предоставлена ​​самой себе.

«Вот где началась вся моя жизнь», - говорит Волкова, которая со временем начала изучать фотографию и изобразительное искусство.«Пока я был в Сент-Мартинсе, я провел клубную ночь под названием Kashpoint». Это ведет нас в кроличью нору лондонской клубной сцены начала 2000-х и к металлическому, насыщенному синтезаторами саундтреку того времени с оттенком 80-х, известному как электроклэш. Модельер Гарет Пью, который тогда был одержим надувной одеждой и каркасными масками, устроил ранний показ в Kashpoint; Волкова с ее русским акцентом и необычными ансамблями, граничащими с модным перформансом (вспомните диско-шары на ее голове), была де-факто музой сцены.Ее даже сфотографировал Вольфганг Тильманс.

Вскоре у нее появилась собственная линия одежды, основанная на том, что она и ее друзья носили, чтобы выйти на улицу. Она назвала его Lotta Skeletrix, потому что хотела, чтобы оно больше походило на название группы, чем на человека. «Это было очень просто. Футболки с заклепками, рваные джинсы. Мы с друзьями сделаем их сами », - говорит Волкова. Дизайнер Никола Формичетти, который в то время работал стилистом и покупателем в бутиках Pineal Eye в Лондоне и Side by Side в Японии, разыскал ее и купил одежду для магазинов.И вот однажды, когда Волкова делала покупки на лондонском рынке Довер-стрит, к ней подошла Рей Кавакубо. «Ей очень понравилось, как я выгляжу», - говорит Волкова. Кавакубо отвела свою зарождающуюся линию на угол в магазине.

Волкова с друзьями Ю Масуи и Саймоном Греем в Kashpoint, начало 90-х

Предоставлено Волковой

Волкова провела несколько шоу в Лондоне и Париже, посвященных «мужской одежде унисекс». В 2006 году она провела видеопрезентацию в рамках лондонской выставки талантов MAN, а позже в том же году провела показ на подиуме в Париже.«Она сама была живой субкультурой, - говорит Лулу Кеннеди, чья некоммерческая инициатива Fashion East финансирует MAN. «Раньше я видел, как она и ее друзья топают по Лондону, выглядят супер-свирепыми и потрясающими… Они были такими красивыми детьми». Волкова пожимает плечами и усмехается комплименту, говоря: «Веселые времена».

В 2007 году Волкова переехала в Париж, где познакомилась с фотографом Эллен фон Унверт, которая впоследствии стала ее хорошим другом. «Я стилизовала свою первую съемку с Эллен, и она мне очень понравилась», - вспоминает она.«Я понял, что это была часть, которая мне нравилась больше всего: художественная постановка картин. Даже когда у меня был лейбл, моей задачей было создать имидж. Это то, что у меня получается лучше всего. Вот что получается легко. И я считаю, что в жизни все должно даваться легко! »

«Легкий», «естественный», «последовательный» и «органичный» - это также слова, которые Волкова использует для описания своего рабочего процесса, особенно с Гвасалией, которого она считает скорее «скульптором», чем дизайнером. он работает с тканью. «В целом мы очень близки, но особенно в том, как мы думаем», - говорит она о грузинском дизайнере. «Мы пришли из схожего происхождения». То же самое и с Рубчинским. «Мы родились в один год, - говорит Волкова. «Точно такие же ссылки. Тот же график! » Именно эта запутанная точка зрения сделала работу Волковой с Гвасалией и Рубчинским столь влиятельной. В этом есть честность, которая во многом объясняет, почему так много людей откликаются на эту одежду. «Для нас то, что мы делаем, - это просто ссылка на то, что мы видели, когда росли, и нашли интересным», - говорит Волкова. «Мы знаем, что в России еще есть люди, которые так одеваются.И мы хотим показать другую точку зрения ».

Портрет Волковой Вольфганга Тильманса, 2002 г.

Предоставлено Дэвидом Цвирнером, Нью-Йорк, Galerie Buchholz, Кельн / Берлин и Морин Пейли, Лондон

Самые популярные видео W можно посмотреть здесь:

Лотта Волкова, стилист - WWD

Лотта Волкова, одна из самых востребованных стилистов в мире моды, не может сохранять невозмутимое лицо достаточно долго, чтобы ее сфотографировали. Скрестив руки на груди, она бросает на фотографа бесстрастный взгляд, знакомый поклонникам ее ленты в Instagram, но периодически впадает в припадки хихиканья между позами.

Не прошло и пяти минут, как сеанс окончен, и Волкова считает, что первое изображение было лучшим. Сессия прошла быстро, весело и инстинктивно, она позволила увидеть рабочий процесс 32-летнего российского стилиста, который играет важную роль в создании культового лейбла Vetements и обновленной Balenciaga.

Волкова входит в группу творческих личностей из Восточной Европы, которые штурмом покорили мир моды своей сырой, андеграундной эстетикой, сформированной благодаря опыту взросления после распада Советского Союза.

Вместе с Демной Гвасалией, грузинским дизайнером, возглавляющим Vetements и Balenciaga, и российской звездой уличной моды Гошей Рубчинским, она отстаивает эстетику lo-fi, отмеченную большими объемами, яркими цветами и плавным подходом к гендерным вопросам. Это группа, которая преуспевает на совместном подходе и постмодернистском взгляде на отсылки, заимствованные из спортивной одежды, униформы и субкультур девяностых. В совокупности они совершают революцию в моде роскоши.

«Я просто чувствую, что у нас есть энергия, чтобы поверить в то, что это может быть весело, а может быть иначе», - сказала Волкова в интервью между встречами в преддверии Парижской недели мужской моды.«Необязательно оставаться в одном месте».

Волкова также является модным директором журналов Re-Edition и Man About Town; стили для других изданий, включая System, Dazed and Confused и i-D, а также модели на показах Vetements, которые проводились повсюду, от китайского ресторана до секс-клуба.

Выросшая в портовом городе Владивосток на восточной границе России, она имела ограниченный доступ к одежде и журналам.

«Мы смотрели на моду как на что-то в некотором смысле недоступное, и поэтому это было очень интересно.Вы не могли пойти и купить все, что захотите. Вам нужно было либо заказать его у швеи, либо попросить кого-нибудь поехать за границу и купить его », - сказала Волкова.

Ее отец, капитан грузового корабля, возвращался домой с иностранной одеждой и музыкой. Ее мать, профессор физики, рано привила ей любовь к искусству и одежде. Но Волкова сказала, что ее тревожный сигнал был вызван просмотром «Евротраша», непочтительной программы, представленной Антуаном де Коном и Жаном-Полем Готье.«Я подумала:« Вау, я хочу быть похожей на этих людей », - вспоминала она.

В раннем подростковом возрасте Волкова поглощала изображения модных показов на своем компьютере. «Забавно, что у детей такая способность узнавать всю эту информацию. Я знала, когда были недели моды, я знала, кто где показывает », - сказала она.

Ее мать посоветовала ей посетить лондонский Central Saint Martins, где работали многие из ее любимых дизайнеров, таких как Джон Гальяно и Александр Маккуин. В перерывах между изучением изобразительного искусства и фотографии она погрузилась в жизнь клуба электроклэш и начала шить одежду для друзей.

«Ничего особенного в этом не было. Это был очень панк-рок, усыпанный шипами - все приукрашено вручную. Тогда это просто прижилось очень быстро. Я думаю, что в этом и есть преимущество Лондона: всякий раз, когда появляется что-то новое, люди так жаждут информации ... что они дают вам шанс », - сказала она.

Ее хобби быстро переросло в линию мужской одежды унисекс, Lotta Skeletrix, которую продавали такие магазины, как Kokon, Zai, The Pineal Eye и Dover Street Market. Тем не менее, Волкова сказала, что никогда не думала о создании бренда.«Мне было 19 лет. Я сделала это, потому что это было весело », - сказала она.

Ее переход к стилю произошел так же спонтанно. После переезда в Париж в 2007 году она начала работать с фотографом Эллен фон Унверт и, не считая недолгого набега на женскую одежду в 2009 году, посвятила себя редакционной работе. «В каком-то смысле это была естественная эволюция. Я была счастлива, что мне не пришлось создавать коллекцию, если честно, а просто фотографировать с ее помощью », - сказала она.

Ее карьера пошла вверх после того, как она познакомилась с Рубчинским и Гвасалией, с которыми она разделяет стремительный подход к использованию культурных отсылок, которые она приписывает социальным сетям.Волкова иронично отметила, что ее фирменная эстетика DIY изначально сформировалась из-за отсутствия доступа к одежде ведущих брендов. Недавно такие лейблы, как Mulberry и Kenzo, заручились ее помощью, чтобы придать своим коллекциям этот яркий вид.

«Это вызов - адаптировать свой вкус, свое видение к видению другого бренда», - сказала она.

В Vetements она не только участвует в кастинге и стилизации, но и выступает творческим катализатором для Гвасалии. Но даже при том, что она признана самостоятельным талантом, Волкова не думает о самостоятельном развитии.

«Я думаю, что лучшая работа, которую я делал, всегда заключалась в сотрудничестве с людьми. Я действительно ценю идею сотрудничества и смешивания разных идей, разных вкусов, разного опыта », - сказала она.

«Речь идет об энергии того, как эти люди подходят друг другу и что они приносят. Честно говоря, я думаю, что это намного интереснее, чем делать что-то в одиночку ».

Adidas x Лотта Волкова: представляем спортивный костюм Aristocratic

Лотта Волкова может быть выдающимся модником, стоящим за парнем.Она давний стилист Balenciaga и Vetements Демны Гвасалии, но ее обязанности для этих двух брендов намного шире, чем эта роль, включая управление новаторским кастингом шоу и взвешивание силуэтов, тканей и продуктов. Сама она работала с дизайнерами, в том числе с Сисом Марджаном, Марком Джейкобсом и Канье Уэстом, и создала стиль для каждого независимого модного журнала, выставленного на продажу в выбранном вами местном инди-киоске. Общий итог ее работы за последнее десятилетие был не меньше, чем это: изменение крутой моды истеблишмента, в процессе создания новой энергии, которая ищет странное, незнакомое и, казалось бы, не роскошное.

Теперь вы можете напрямую покупать в магазине Волковой, как никогда. В пятницу утром она опубликовала изображения долгой работы над совместной работой с Adidas, которая собирает одежду и кроссовки из архивов гиганта спортивной одежды, с акцентом на свободные формы 70-х и громкость логомании середины 2000-х. . По сути, весь проект - это что-то вроде возвращения к форме для Волковой: в 2000-х, когда она переехала из родной России в Лондон, она создала что-то вроде основы ночной жизни - прозрачные майки-гонщики, черные военные куртки, рваные джинсы и заклепки. , кожа и шлейки - под собственным брендом Lotta Skeletrix.

Предоставлено adidas и Лоттой Волковой.

Стилистически, однако, капсула Adidas далека от тех дней электроклэш. В то время как супер-расслабленные спортивные костюмы мятно-зеленого и кобальтово-синего цветов с ремиксом на каблуке, воплощают в себе знаменитые шлепанцы Adidas, соответствующие модному стилю уличной моды, отточенному Волковой в Vetements, общая коллекция определенно - nouveau Volkovian. . Если вы подпишетесь на нее в Instagram (что вы должны!), То заметите, что в последнее время она усовершенствовала что-то вроде сумасшедшего буржуа, сочетание золотых веков моды Парижа 1950-х и 1970-х годов: ее черная металлическая бахрома ушла в прошлое.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *