Коллаж гамлет: Театр Наций

Содержание

Театр Наций

«Гамлет | Коллаж» стал лауреатом XXIII Театральной премии  «Хрустальная Турандот» в номинации «Лучшая мужская роль» (Евгений Миронов), лауреатом премии  «Сделано в России»,  журнала «Сноб», лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Лучший спектакль». 

В постановке о человеке, оказавшемся один на один с собственным сознанием, все роли исполняет Евгений Миронов. Его герои как бы замкнуты в пространстве запрограммированного куба-конструктора, на котором с помощью новейших методов видеоизображения проецируется то зала дворца, то библиотека, то беседка сада, то кабинет, то корабельная каюта. Здесь убивают Полония, здесь умирает Офелия, здесь Гамлет общается с «бедным Йориком» и произносит великий монолог: «Быть или не быть…». 

«Гамлет | Коллаж» – первый спектакль Робера Лепажа в Москве, крупнейший совместный культурный проект России и Канады. Во всем мире зрители знают работы Робера Лепажа «Обратная сторона луны», «Проект Андерсон», «Липсинк», знаменитое шоу Cirque du Soleil и многие другие.

Предложение поставить спектакль в Москве Робер Лепаж принял после личного знакомства с Евгением Мироновым и посещения реконструированного здания Театра Наций.

Робер Лепаж: «Главная проблема Гамлета в том, что он слишком много думает. Он не находит решения задачи. Это персонаж, который все время работает мозгом. В конце концов, мощный символ театра и «Гамлета» – череп. Поэтому Шекспир сочиняет огромную сцену, где есть череп, это тоже, в конце концов, человеческая голова. У меня нет, конечно, всех ответов на мои многочисленные вопросы. Поэтому было интересно сделать что-то с одним актером, с головой одного актера»
 
«Гамлет | Коллаж» был выдвинут на национальную премию «Золотая маска» в номинациях: 

драма / спектакль большой формы
драма / мужская роль (Евгений Миронов)
драма / работа режиссера (Робер Лепаж)

драма / работа художника (Карл Фийон)
драма / работа художника по костюмам (Франсуа Сен-Обен)
 
Спектакль гастролировал в Санкт-Петербурге (Россия), Сингапуре, Тель-Авиве (Израиль), Бухаресте (Румыния), Стамбуле (Турция).

Евгений Миронов представил в Театре Наций свой первый моноспектакль — «Гамлет. Коллаж» в постановке Робера Лепажа

Евгений Миронов сыграл на сцене руководимого им Театра Наций свой первый моноспектакль — им стал «Гамлет. Коллаж» в постановке прославленного канадца Робера Лепажа.

Вместо сцены в воздухе висит трехмерный куб. Он непрерывно вертится, крутится, переворачивается, играет всеми своими гранями — так, что теряется всякое представление о «верхе» и «низе», «правом» и «левом». На каждой из его стенок – ежесекундно сменяющиеся проекции с интерьерами, но их не воспринимаешь как видео; кажется, они трехмерны и существуют на самом деле. Дворцовый зал за секунду превращается то в библиотеку (в которой среди виртуальных полок вдруг найдется и реальная, откуда Гамлет возьмет настоящую книгу), то в звездное небо, то в мрачный корабельный трюм, покачивающийся на волнах в сильный шторм.

В центре этого куба – человек. Точнее – актер Евгений Миронов, играющий Гамлета. Точнее, играющий в «Гамлета». Сказать так будет вернее всего: в программке, где действующие лица перечислены «в порядке появления на сцене», первым в списке указан «Актер». Робер Лепаж ставит спектакль не про принца Датского, но про актера, разыгрывающего в одиночку всю пьесу Шекспира.

Собственно сюжет «Гамлета» уходит немного на второй план: это история о бесконечном и неудержимом лицедействе, об актере-Протее, непрерывно сменяющем десятки масок и доходящем до безумия в своей страсти к игре.

Игра, поначалу детская и невинная, затем все более серьезная и увлекающая, перерастающая в жизнь и – неизбежно – в смерть. Абстрактный «актер» напоминает артиста из средневековой легенды, который играл христианского святого – и вдруг сам стал мучеником. Миронов начинает и заканчивает спектакль в одной и той же мизансцене – в смирительной рубашке, жалко сидя в углу палаты сумасшедшего дома, со стенами то ли из грубого кафеля, то ли из «противоударных» подушек. Все, что произойдет от первой сцены до последней, – просто видения безумного актера, только спектакль, показанный в психбольнице тем, кому уже давно негде играть.

Это ситуация, о которой поется в звучащей в спектакле песне Rolling Stones «As tears go by»: «Вот и наступил вечер этого дня… / Я сижу и наблюдаю за тем, как играют дети, / Вижу их лица, сияющие улыбками…но не мне. / Я лишь сижу и смотрю… и слезы бегут по щекам». «Гамлет. Коллаж» — воспоминания о прошедшей игре, тоска по театру, которого не было и быть не могло.

Режиссер Робер Лепаж был одним из тех постановщиков, чьи спектакли Евгений Миронов назвал в числе ожидаемых на сцене Театра Наций, после того как в 2006 году возглавил эту площадку. Лепаж – не только один из самых титулованных и почитаемых режиссеров в мире, но и один из самых любимых в России. Благодаря Международному театральному фестивалю имени Чехова в Москве побывали, кажется, все его лучшие спектакли, от легендарной «Обратной стороны луны» (существующей еще и в киноверсии), которую Лепаж играет сам, до многочасового «Липсинка».

К «Гамлету», кстати, Лепаж уже обращался — в 1995-м он поставил эту пьесу Шекспира, назвав постановку «Эльсинор». Это тоже был моноспектакль, причем в его собственном исполнении, – и строился он на похожих принципах: это был монтаж разных фрагментов из «Гамлета», разыгрываемых единственным актером, который перевоплощается сразу во всех персонажей.

В нынешнем «Гамлете» Лепаж выстраивает на сцене ренессансную картину мира.

Куб, вертящийся вокруг своей оси, и человек в этом кубе как бы воплощают ту космическую модель, в которой человек все еще ощущал себя центром вселенной, но уже чувствовал, что от него самого ее движение не зависит.

Когда Миронов-Гамлет читает «Быть или не быть?», пустое пространство вокруг куба вдруг загорается мириадами зеленоватых звезд, сам же куб растворяется в темноте, и герой Миронова ползает по его поверхности маленькой жалкой фигуркой с непомерно громким голосом.

Перевоплощения Миронова действительно изумительны. Он, пусть с помощью Лепажа и с использованием сложных технических эффектов, показывает поистине удивительную способность меняться до неузнаваемости.

Стоит провести помадой по губам, надеть черный парик и темные очки – и он Гертруда. Смыть помаду, надеть парадный мундир и бороду – и получается Клавдий. «Маленький человек» Полоний важно ходит в шляпке-котелке и почесывает свой чуть выдающийся вперед живот. Офелия расчесывает свои длинные золотистые волосы. У каждого из героев – собственный голос, от тоненького и в самом деле совсем не мужского у женщин до глухого баса у призрака.

Но есть у них и одна общая на всех болезнь, которая давно уже остается главной для героев всех спектаклей Лепажа, – одиночество.

Шекспировские диалоги разнимаются, превращаются в монологи, обращенные в пустоту. Иногда на сцене благодаря участвующему в спектакле актеру и каскадеру Владимиру Малюгину оказывается два человека – но, как правило, каждый из героев Миронова остается наедине со своей инфракрасной, «компьютерной» тенью.

Гамлет не говорит с Офелией, а читает ее письмо, Полоний беседует с сыном исключительно по телефону, а Розенкранц и Гильденстерн и вовсе оказываются просто двумя видеопроекциями профиля Гамлета, повернутыми в разные стороны.

Это мир, в котором в каждый из моментов есть только один человек, а все остальные – лишь фантомы. Ближе к концу спектакля Миронов все чаще переходит из роли в роль, почти не меняя внешность и обозначая новый образ лишь поворотом головы или быстрым переходом. Это театр одного актера, последнего на планете, которому играть давно уже не с кем и не для кого, – и именно в этом главная трагедия лепажевского «Гамлета».

Проблема в спектакле Лепажа одна, и та, которую меньше всего можно было бы ожидать. Как уже говорилось в этой статье, театр Лепажа глубоко человечен и живет мельчайшими перепадами чувств. Евгений Миронов – актер, которого тоже было бы странно упрекнуть в холодности. Однако «Гамлет. Коллаж» пока остается прежде всего серией очень красивых картинок, эмоциональное движение в которой уходит на второй план. И по визуальной красоте и совершенству, точно так же, как и по технологической сложности и безупречности воплощения, премьере Театра Наций в России равных на сегодняшний день нет.

Гамлет-превращение / «Гамлет|Коллаж» в Театре Наций

Выпуск № 9-169/2014, Премьеры Москвы

«…До этого дойти! / Два месяца как умер! Меньше даже. / Такой достойнейший король…» Неохотно и вместе с тем весомо рождается каждое слово Гамлета-принца — человека в белой смирительной рубашке. «…Она к нему тянулась, / Как если б голод только возрастал от насыщенья…» Он не говорит — выдыхает по слову, и отчего-то кажется важным, что начал он именно со смерти. Не своей ли?

Такими были первые слова Гамлета — Евгения Миронова в спектакле «Гамлет | Коллаж», поставленном Робером Лепажем в Театре Наций. Знаменитый канадский режиссер, «крупнейший совместный культурный проект России и Канады», один из самых знаменитых российских актеров, исполняющий все роли трагедии Уильяма Шекспира, самая знаменитая пьеса самого знаменитого драматурга, ожившая в Театре Наций в год 450-летнего юбилея ее автора, удивительная и новаторская сценография

Карла Филйона, более полусотни упоминаний в прессе. .. Ну вот, все нужные слова сказаны, атмосфера, окружающая эту недавнюю премьеру, — пускай и поверхностно, — очерчена.

А Гамлет между тем продолжает: «Не думать бы об этом! Бренность, ты / Зовешься: женщина! — и башмаков / Не износив, в которых шла за гробом…»

И пустоты пауз между словами, рождающимися с таким трудом и болью, все сокращаются. На смену отчаянью приходит гнев, и маленький человечек, запеленутый в белое и забившийся в угол безликой комнаты (три ее стены — соседние грани куба, парящего над сценой, позади — пустота), начинает наполняться силой. Крепнет голос, строки Шекспира в знакомом переводе М.Лозинского все меньше ломаются где-то посередине. Освободились руки, рубашка вывернута черной изнанкой наружу, и перед зрителем — Гамлет-принц. Только в сумасшедшем доме.

На смену великолепно исполненному Евгением Мироновым прологу (а это именно пролог, поскольку после него — как в кино — на стенах появляются титры с названием спектакля, исполнителем главной роли и т.  д.) приходят сцены из трагедии. Чаще всего — отдельными отрывками, объединенными в коллаж, с известным каждому школьнику сюжетом. Только все роли здесь исполняет Евгений Миронов. Платье, парик, тонкий голос — и перед нами Офелия; белый военный мундир — призрак отца Гамлета; серый костюмчик, накладной живот, очки — Полоний, и так далее. Но дело, конечно, не только во внешних изменениях. Другой тембр голоса (иногда поддержанный дополнительными звуковыми эффектами), иная походка, манеры, характер — одним словом мастерское и иногда мгновенное переключение-переход из одного образа в другой. Однако за огромным количеством внешних мелочей, приспособлений, режиссерских фокусов с мгновенным переодеванием, иногда очень трудно разглядеть и главное почувствовать, человек ли в данный момент перед тобой или просто усредненный типаж одного из персонажей. Возможно, всему виной те предлагаемые обстоятельства, правила игры, которые задал режиссер в самом начале: Гамлет один на сцене, Гамлет — сумасшедший.

Сумасшествие — это в равной мере часть режиссерского решения и индульгенция всему последующему действию. Такие режиссерские приемы как «сон», «кошмар», «видения» и «сумасшествие» одного из героев давно уже стоит внести в учебник по мастерству с пометкой «не рекомендуется». Ими можно объяснить и оправдать буквально любую режиссерскую «находку». Сумасшествие Гамлета и спектакль, построенный по принципу его видений (воспоминаний? бреда?), безусловно, нечто большее, чем просто режиссерская прихоть. Однако в этом случае в каждом персонаже спектакля: в Клавдии, Полонии, Офелии, Горацио и других в той или иной степени не хватает самого важного — отношения к ним самого Гамлета. Не Евгения Миронова, способного на мгновенное перевоплощение, а тени взгляда его главного героя — датского принца, которая не может не лечь на персонажей, уж коль каждый из них — лишь часть сознания Гамлета. Точка зрения на происходящее размывается и не принадлежит более тому маленькому человечку в белом, который начинал спектакль, тому, который его закончит многоточием, облегченно протянув: «Дальше тишина». И из сложной философской истории спектакль мало-помалу превратится в игру — череду блестящих превращений.

И превращения эти будут многократно умножены тем пространством, в котором существует актер и все его маски. В пространстве этом заложен яркий конфликт простой геометрической формы (три соседние грани куба — пол и две стенки, меняющиеся ролями во время его вращения) и кажущиеся бесконечными фантазии видеохудожника Лионеля Арну, чьи картины возникают на этих гранях (каждая из них поделена на много маленьких экранов, на которых точно и согласованно появляются те или иные изображения). Действие мгновенно переносится из комнаты психиатрической лечебницы со стенами, кажущимися мягкими, в залы замка с белыми дверьми и золотой лепниной, в тюремные застенки, грязную ванную комнату, в трюм корабля и так далее. Иногда это пространство становится абстрактным, иногда в нем возникают, словно отражения, лица и фигуры других персонажей, но все они в исполнении одного актера — Евгения Миронова. Найдется здесь место и изобретательно вплетенному в ткань спектакля теневому театру (в сцене убийства Полония), и удивительной по красоте сцене самоубийства Офелии, и точно выстроенной сцене короткой схватки между Гамлетом и Лаэртом прямо в могиле Офелии (на короткое время в этом и в нескольких других эпизодах на сцене появится второй артист — Владимир Малюгин).

Однако зрительское восприятие упорно не может совместить в одно целое удивление от технических, кажущихся волшебными, превращений пространства, смену масок главного героя, историю Гамлета, сошедшего с ума, и, ко всему прочему, ненавязчивого перенесения времени действия пьесы во вторую половину XX века (Полоний шпионит за Гамлетом с помощью скрытых камер, на Клавдии и призраке отца Гамлета военные мундиры соответствующей эпохи, вместо черепа в руках у героя рентгеновский снимок и прочее). Театральные зрители эпохи Шекспира довольствовались малым, а именно — своим воображением, охотно принимая театральную условность. Но если они были способны буквально «видеть» на сцене замки, дворцы, корабли, битвы и магию, то нашим современникам, по-видимому, это уже не доступно. Во всяком случае, в спектакле «Гамлет | Коллаж» режиссер решил не утруждать зрителей их собственной фантазией, и при помощи великолепного актера и новейших технических средств создать спектакль-превращение, спектакль-игру, спектакль-фокус.

Но как же быть с безумием Гамлета, заявленным в начале спектакля? Куда пропали те выверенные до мелочей интонации: «Я безумен только при норд-норд-весте; когда ветер с юга, я отличаю сокола от цапли». Никуда, они остались. Просто под действием и обилием всевозможных превращений, смыслы и живые человеческие интонации как-то смущенно отступили. Так ли важно, умер ли Гамлет и сны ли это его «смертного сна» или бред сумасшедшего в надежде на вечный покой? Удивительно, но выходя из театра, думаешь совершенно о другом. Думаешь, что несмотря на немалые затраты при постанове и эксплуатации этой постановки, она представляется чуть ли не идеальным коммерческим спектаклем. Посудите сами. Знаменитый иностранный режиссер, один из самых знаменитых российских актеров, фантастически привлекательные описания сценографии, передаваемые из уст в уста зрителями и критиками, легкий налет осовременивания и в то же самое время явная отсылка к советскому времени… Что еще надо?

Любопытно, что несомненный успех спектакля основан на знакомом нам триединстве, высказанном не Шекспиром, а устами героя другого гениального писателя, в другое время. Вот оно, это триединство: «чудо, тайна, авторитет». Но это уже другая история.

Фото С. ПЕТРОВА

Хованский Дмитрий

Фотогалерея

«ГАМЛЕТ/КОЛЛАЖ» ИЛИ WOW ЭФФЕКТ ШЕМИЛЕ: ШЕКСПИР/МИРОНОВ/ЛЕПАЖ — ТЕАТРОН

Фото ©Сергей Петров с сайта Театра Наций

Историю датского принца режиссер Робер Лепаж рассказал языком сложнейших компьютерных технологий. Метаморфозы света, цвета, объема, которые происходят в пространстве сцены-куба восхищают. Так же, как и перевоплощения Евгения Миронова, все роли: Гамлета, его мать Гертруду, призрак отца, короля Клавдия, Офелию и все их окружение – играет один артист. Миронову помогает актер-каскадер Владимир Малюгин, чье мелькание на втором плане заставляет всякий раз усомниться в законах физики.


Для технической реализации замысла был создан гигантский вращающийся куб-трансформер, дополненный множеством мультимедийных приспособлений. В принципе, эту живую инсталляцию, созданную под руководством сценографа Карла Фийона, можно было бы выставлять где-нибудь на биеннале современного искусства. Всё действие спектакля происходит внутри этого куба. Он разомкнутый — плавно вращающийся угол из трех стен-экранов. Технологии превращают этот куб с выдвигающимися блоками, открывающимися дверьми и люками во что угодно — от палаты психиатрической клиники и королевских покоев до душевой кабины и телефонной будки. Ограниченное пространство, в котором правдоподобно сходит с ума, слишком много думающий Гамлет. У Лепажа — сумасшедший, запертый в комнате, выложенной кафелем. Комната как символ сознания, выйти за пределы которого Гамлету не дано. Пьеса, в которой действие происходит его в голове.

Пустое темное пространство, в котором подвешен огромный куб, каждая его сторона представляет собой плоскость, покрытую небольшими квадратными объёмными подушками, как в камере для душевнобольных, а в нем – будущий Гамлет сидит на полу, скорчившись в углу. Его руки связаны удлиненными рукавами рубашки. И он произносит свой первый монолог.

«Два месяца как умер», – говорит он об отце, а затем рассказывает, как отец обожал мать, а она его. И вот – он умер, а мать вышла замуж за брата отца – «и башмаков не износив, в которых шла за гробом». Произнося это безжизненным голосом, актер начинает корчится, его душевные муки переходят в физические.
Представление об идеальной семье, идеальных родителях, о мире, в котором он жил, – в одно мгновение развалилось. Его сознание оказалось неспособно ни принять, ни пережить это. Он находит единственный способ сохранить связь с отцом – отрицать реальность. Так он отгораживается от мира, чувствует себя неживым, но сохраняет связь с отцом, бессознательно веря, что отец жив. Актер поднимается, осознает, что рукава не завязаны и освобождает себя, выворачивает белую рубашку наизнанку, и она оказывается черным камзолом, – так перед нами «рождается» Гамлет. Стены меняют цвет и форму, для него распахивается дверь в новый мир. Разворачивается трагедия Гамлета, вся шекспировская история.

Костюмы в спектакле намеренно «путают» эпохи. Герои ведь живут только в воображении Гамлета, а значит аутентичность их нарядов не важна. Важнее вневременные грехи, которые герои символизируют. Перевоплощения Миронова действительно молниеносны, стоит провести помадой по губам, надеть черный парик и темные очки – и он Гертруда. Смыть помаду, надеть парадный мундир и бороду – Клавдий. Полоний важно ходит одетый как брежневский чиновник и почесывает свой чуть выдающийся вперед живот. Офелия расчесывает свои длинные золотистые волосы. У каждого из героев – собственный голос и мимика. Но есть у них и одна общая особенность – одиночество.

Шекспировские диалоги, превращаются в монологи, обращенные в пустоту. Иногда на сцене оказывается два человека – но, как правило, каждый из героев Миронова остается наедине со своей «компьютерной» тенью. Гамлет не говорит с Офелией, а читает ее письмо, Полоний беседует с сыном исключительно по телефону. Розенкранц и Гильденстерн – и вовсе видеопроекция двух профилей Гамлета, повернутые в разные стороны, иллюзия раздвоения личности…
Разговор с матерью, дуэль с Лаэртом и убийство Полония — различные вариации театра теней. Интерактивная дуэль, где тень, отбрасываемая Гамлетом, появляется с опозданием, когда он уже перебегает на противоположную сторону и делает выпад. Убийство Полония, где за ширмой – Гамлет, а перед ней, спиной к зрителям, Полоний. Это намного страшнее. Виден тот, кого убивают, а не тот, кто убивает: жертва, а не палач.
Офелия рожает, корчится на кафельном полу, баюкает плачущий кулечек, и вдруг – топит его в воде, разливающейся по полу. А потом тонет сама, брыкаясь в ткани, на которую проецируется изображение водной ряби, и постепенно погружается в люк в полу, как в воронку. Рассказ королевы о смерти Офелии изображён, как пресс-конференция для СМИ. Череп покойного шута Йорика Гамлет рассматривает не на кладбище, а в рентген-кабинете, исследуя его на световом экране с неподдельным научным интересом.

В этом царстве призраков сам Гамлет, по-прежнему остается главным героем, а также сценаристом, режиссером и исполнителем происходящего. В ванной комнате во время бритья Гамлет начинает один из своих главных монологов. Обращённый к отражению в зеркале взгляд переносится на лезвие и надолго фокусируется на нем. Наш герой садится на край своей планеты, свешивает ноги над бездной, заглядывает в нее “быть или не быть”, принимает решение вскрыть вены и в этот момент возносится на самую вершину куба, к звездному небу, но не решается на последний шаг “о, если бы предвечный не занес в грехи самоубийство” и возвращается вниз, в обитель скорби.

Постановка начинается и заканчивается одной и той же мизансценой: актер в смирительной рубашке сидит на полу белой стерильной камеры. Все, что происходит между началом и концом спектакля, – это лишь плод воображения, фантазия человека, о котором мы, наверняка, знаем только два факта: у него умер отец, а его мать сразу вышла замуж за другого.

Фотографии Сергея Петрова, с сайта театра

Анна Оконова

Поделиться ссылкой:

Понравилось это:

Нравится Загрузка…

Похожее

Continue Reading

Гамлет | Коллаж: luukphi_penz — LiveJournal

luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz
Categories: Господа, мы вчера в театр ходили, смотрели нашумевший в Москве спектакль «Гамлет | Коллаж». Вы не удивляйтесь, вертикальная палочка часть названия. Представление приводит на ум множество ассоциаций, цитат разных. В начале действия перед внутренним оком светилось вот это, чеховско-гоголевское: Душенька! Ты мне лягушку хоть сахаром обсыпь, так я ее все равно есть не стану.
Но давайте начнем со сцены. Как известно, ничто не ново… Что увидели Бендер и Воробьянинов в театре Колумба на представлении «Женитьбы»? Декорация выполнена из фанерных прямоугольников, раскрашеных во все цвета радуги, Агафья Тихонова ходит над залом по проволоке, ну и т.д. 
А  что мы увидели на сцене? Три больших квадрата соединены друг с другом под прямым углом. Эта конструкция подвешена над сценой и прикреплена к скрытому в темноте механизму, который поднимает и опускает ее, а также и вращает вокруг невидимой оси, так что пол время от времени становится стеной.  Квадраты снабжены множеством проемов. Иногда это двери, иногда окна, иногда технические проемы, через которые подаются необходимые детали. Для того, чтобы проем стал дверью или окном, на квадрат проецируются изображения соответствующих действию стен. Не менее удачно выглядят потоки воды, каюта плывущего по морю корабля или река, в которой тонет Офелия. Механика и мультимедия, синхронность их действия великолепны и в особо сложных местах вызывают подлинный восторг. А концепт спектакля? Концепт-то какой? Очень простой — все роли будет играть один актер! А почему один? Видимо потому, что на квадрате, который много меньше сцены, большему количеству не развернуться. Но ведь есть эпизоды, где кто-то еще совершенно необходим? Ну, добавим еще одного актера. А как же концепт, в котором только один актер? А фиг с ним, с концептом.                          
Итак, на сцене, в основном, один актер – это Евгений Миронов (народный артист России, лауреат десятков премий, член Совета по культуре при Президенте), но иногда его подменяет или с ним взаимодействует Владимир Малюгин (каскадер, преподаватель фехтования и сценического движения).
Как справляется народный артист с множеством ролей? На мой вкус, плоховато. У него есть какая-то проблема с речью. Речь невнятна. Очень многое произносится скороговоркой, так что о содержании сказанного догадываешься по отдельным словам, благо пьеса знакома дословно. Что же касается движения, то очень часто артисту приходится двигаться по наклонной, а то и движущейся поверхности, что приводит к неестественной напряженности актера.
Ой, совсем забыл. У спектакля есть именитый постановщик – Робер Лепаж, канадский француз. Он поставил десяток спектаклей, несколько опер, и он постоянный режиссер цирка дю Солей, который гастролирует по всему миру. Лепаж признанный знаток в области самых сложных театральных технологий. Режиссеру явно хотелось Шекспира несколько осовременить. Первая и последняя сцена происходят в палате психиатрической лечебницы, где главный герой пребывает в смирительной рубашке. А все события ему привиделись в болезненных галлюцинациях. Сцены с Офелией также изумляют. Перед отплытием Лаэрта Офелия отправляется купаться в душевую. Вам отчетливо видно, как она, (конечно он) снимает халатик перед душевой. Мужская, отчетливо мускулистая спина и мужские же ягодицы сцену не украшают. Лаэрт свои наставления произносит, обращаясь к двери душевой. Но вот он замолкает, дверь приоткрывается и уверенная голая рука протягивается к Лаэрту за полотенцем, а затем за халатиком. Лаэрт нюхает халат, а потом передает его и скрывается. Сцена откровенно сексуальна, что ставит под сомнение его братские наставления.
А вот знаменитое «Быть или не быть?». По Лепажу, у монолога был повод. Гамлет начинает бриться и режется. Появление крови предшествует монологу. Миронов начинает его, сидя на полу. Конструкция приходит во вращение и движется так, что в конце монолога голова актера оказывется в самой высокой точке движения. Понятно, что в процессе подъема актер должен несколько раз перехватить удерживающие его элементы конструкции. Вот эти реальные усилия не грохнуться с верхотуры и составлют суть происходящего, а слова монолога — дело десятое.
Ну, хватит! Перейдем к главному! Рекомендую ли я пойти посмотреть это шоу? Скорее да, чем нет. Только надо заранее принять, что «Гамлет», сакральная основа всей современной драматургии, выбран как самый яркий бренд для демонстрации возможностей современной техники на сцене.
 
  • «Холостяки и холостячки» в Гешере

    После двухлетнего коронавирусного перерыва пошли в театр. «Холостяки и холостячки» по Ханоху Левину в Гешере. Тут я отступлю от темы,…

  • Об одном слове из романа А. Курчаткина

    Прочел недавно роман Анатолия Курчаткина «Минус 273 градуса по Цельсию». Это антиутопия, книга многослойная с захватывающим сюжетом и…

  • «Повторное расследование» в Гешере

    В Гешере смотрели «Повторное расследование». Детектив, детектив! Поэтому о содержании ни звука, ни знака. Поговорим о том, что вокруг…

Photo

Hint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

Евгений Миронов сыграл «Гамлет. Коллаж» в Театре Наций — Российская газета

Когда знаменитый канадский режиссер Робер Лепаж впервые приехал в Москву, он поразил публику своим спектаклем «Обратная сторона Луны», где играл то ли себя, вспоминающего о детстве, то ли маленького мальчика, рассказывающего о своих мечтах. Вокруг него, как спутник вокруг планеты, вертелась огромная театральная машина, с технической виртуозностью порождавшая и разоблачавшая иллюзии.

Искушение самому оказаться в центре театрального мироздания, сотворенного для него одного, овладело Евгением Мироновым настолько, что он убедил Робера Лепажа поставить в Театре Наций спектакль. Логично, что им оказался шекспировский «Гамлет» — пьеса, о которой часто говорят, что все ее коллизии и персонажи увидены глазами одного человека — меланхоличного (или безумного) датского принца. Напомним, что Миронов уже играл Гамлета двадцать лет назад в постановке Петера Штайна, а тема безумия стала одной из главных в его театральной карьере со времен спектакля Фокина «Еще Ван Гог», где Миронов сыграл художника в сумасшедшем доме.

Представления о человеческой душе и космическом пространстве как-то связаны в воображении Лепажа. Так, по крайней мере, может показаться зрителю, пораженно разглядывающему открытый с двух сторон куб, висящий в безвоздушном пространстве сцены. Внутренность куба выложена мягкой белой плиткой — так бывает в цивилизованном боксе для сумасшедших. Связанный человек пытается снять с себя путы, и когда снимает — оказывается принцем Гамлетом на брачном пиру матери и дяди, или Лаэртом, интимно мнущим в пальцах колготки Офелии, или самой Офелией, уходящей вниз головой в космические глубины речных вод, или высокогрудой Гертрудой, царственно выпивающей бокал с отравленным вином. Театральный мотив перевоплощения оказывается в спектакле Лепажа шизофренической мультипликацией личности, сквозь которую просвечивает ветхозаветная целостность Адама и Евы, видящих друг в друге неотъемлемую часть себя самих.

Так лепажевский куб становится многогранным символом одинокой, лишенной рая человеческой вселенной, где сродственное бытие всех со всеми превратилось в инцест, извращение. В ванной комнате, где белокурый Гамлет начинает монолог «Быть или не быть?», ему в руки легко ложится бритва, вместе с нею он выходит в открытый космос — по граням вертящегося куба влезает на его внешний верхний край и, спустив ноги в звездную бездну, прикладывает бритву к шее. Смерть — это весь космос, это тоска по нему, это все люди, убивающие себя и друг друга, смерть — это не любовь.

Стилизованный, холодноватый ритор, говорящий, кстати, на возвышенном языке какого-то архаического перевода — мироновский Гамлет пытается преодолеть все гендерные и иные границы, надевая то роскошные одежды женщин, то мундиры мужчин. Его голос, преображаемый модулятором, порой неузнаваем, а его внешние трансформации столь же стремительны, как у Аркадия Райкина. Но достигает ли он внутренних преображений, и если достигает — чего нам из зала не разглядеть, — то с какой целью? В спектакле Лепажа, который ставил, кажется, не столько «Гамлет. Коллаж», сколько «Гамлет-машину» (так называлась знаменитая пьеса Хайнера Мюллера), идеальный куб вертится с математически точным расчетом, и так же — подобно идеальному механизму — работают травести Миронова-Гамлета.

И здесь, кажется, возникает некий логический предел в диалоге человека и машины — машина побеждает, подчиняя себе человека. Порой кажется, что это и есть самое главное — помимо философем о смерти и безумии — послание Лепажа театральному человечеству.

Прямая речь

Робер Лепаж , режиссер

-В театре должно сочетаться несочетаемое. Совершенный театр меня утомляет. Сегодня западный театр стремится к упорядоченности, контролю. Он оставляет мало места для поэзии, мало обращается к сотворчеству самого зрителя. Я часто смотрю спектакли, в которых все прекрасно, но не включается воображение. В нем нет той свободы, которая есть в японском театре. Мне хотелось бы не всего понемножку, как в буфете, а сразу и всего. Барочный театр как раз все смешивает и дает пищу для воображения. Я вообще считаю, что мы живем в мире барокко.

Евгений Миронов сыграет в Театре наций премьеру моноспектакля «Гамлет/Коллаж» — Культура

МОСКВА, 21 декабря. /Корр. ИТАР-ТАСС Ольга Свистунова/. Худрук Государственного Театра наций, народный артист РФ Евгений Миронов сыграет премьеру моноспектакля «Гамлет/Коллаж». Проект, созданный специально для российского актера, задумал и осуществил выдающийся канадский режиссер Робер Лепаж, впервые работавший в Москве.

Своим уникальным искусством он прославился на весь мир. Лепаж ставит драматические спектакли, оперы, цирковые представления и даже рок-концерты и во всем добивается триумфального успеха. Его работы всегда психологически точны, изобретательны и масштабны, высокотехнологичны и актуальны. Неслучайно, международная критика признала его театральным гением.

К счастью, спектакли Лепажа знакомы и москвичам: их неоднократно привозил в российскую столицу Международный Чеховский фестиваль. И каждый раз отечественные театралы переживали культурный шок — настолько неординарными были эти зрелища, не укладывающиеся в рамки традиционного театрального искусства и скорее напоминающие какое-то необъяснимое космическое чудо. Оригинальное творчество талантливого канадца дважды отмечено Российской национальной театральной премией «Золотая маска». Он также является лауреатом престижной Международной премии Станиславского, присуждаемой в Москве.

Между тем, имея столько российских наград, Робер Лепаж никогда не работал в России. Так, наверное, продолжалось бы и по сей день, если бы однажды судьба не свела канадского режиссера с замечательным российским артистом.

«С Евгением Мироновым мы познакомились лет пять назад, во время моего визита в Москву, — рассказал Робер Лепаж. — Тогда же договорились о совместном проекте. И сразу решили, что это будет «Гамлет».

Кстати, прежде Евгений Миронов уже играл заглавную роль в шекспировской пьесе. И опять же, в международном проекте, который осуществил в Москве знаменитый немецкий режиссер Петер Штайн.

Но «Гамлет» в постановке Лепажа абсолютно иной: все роли в нем исполняет один актер — Евгений Миронов. Спектакль готовился долго. Сначала репетиции проходили в Квебеке, а на финальном этапе переместились в Москву. В минувшую пятницу состоялся предпремьерный прогон.

Театр наций был забит до отказа. Публика жаждала увидеть долгожданный спектакль. И ей показали такого «Гамлета», которого доселе она никогда не видела.

Действие разворачивается не на привычной сцене, а в каком-то загадочном гигантском кубе, который постоянно трансформируется, молниеносно сменяя внутреннюю декорацию. Спектакль идет 2,5 часа без антракта, и за это время происходит 32 такие перемены. Еще чаще переодевается главный и единственный герой — Евгений Миронов, который один играет все роли шекспировской трагедии — и мужские, и женские. Разумеется, на службу актеру поставлены самые современные технологии, но даже они не способны подменить талант перевоплощения, который у Миронова феноменален, что он блистательно демонстрирует в спектакле «Гамлет/Коллаж». Кстати, несмотря на название, постановка полностью сохранила стройность сюжета и все основные монологи шекспировского шедевра. Так что «Быть или не быть?» в ней тоже звучит.

Публика заворожено следила за происходящим, но все же не могла удержаться от аплодисментов по ходу пьесы. А в финале устроила актеру бурную овацию.

Когда зрители покидали зал, корреспонденту ИТАР-ТАСС не пришлось заметить ни одного недовольного или недоуменного лица. Казалось, все были абсолютно счастливы. Так случается крайне редко. Только при встрече с настоящим искусством.

Эту точку зрения охотно подтвердили профессионалы. К примеру, известная актриса Евдокия Германова буквально фонтанировала эмоциями. «Кто еще может пригласить самого лучшего, самого технологичного режиссера?» — вопрошала она, и сама же отвечала: «Только Женя. Это какая-то метафизика. Грандиозно. Я в восторге».

Такое же впечатление испытали и другие актеры, присутствовавшие на спектакле, в частности Алла Покровская и Михаил Янушкевич. Своим мнением поделился с корр.ИТАР- ТАСС и режиссер-экспериментатор Дмитрий Крымов. «Я рад, — сказал он. — Удивительный актер, высокотехнологичные визуальные эффекты и глубокое содержание соединились в роскошный спектакль. Таких спектаклей мы не видали. Я думаю, он в каком-то смысле совершенство».

Словом, как говорили в старину, спешите видеть. Премьерные показы состоятся 21 декабря и в воскресенье, 22 декабря. Далее «Гамлет/Коллаж» можно будет посмотреть 26, 27 и 28 января.

ГамлетКоллаж – Лайонел Арнольд

КОЛЛАЖ ГАМЛЕТ
Представлен в Театре Наций, Москва.

Шекспир Уильям
Продюсер: Роберт Лепаж

ПЕРСОНАЖИ И ИСПОЛНИТЕЛИ
играет все роли в спектакле: Евгений Миронов
принимает участие в спектакле: Владимир Малюгин

Production Group
Autor: William Shakespeare
Набор: Carl Fillion
Костюм дизайнер: François ST-aubin
Звуковая среда и музыка: Josuė Beaucage
Видео Артист: Lionel Arnould
Освещение Дизайнеры: Bruno Matte, Robert Lepage
Пропроживания: Claudia Gendreau
Assistant Режиссер: Catherine Dorion
Assistant Режиссер, сценический менеджер: Adele Saint-Amand
Агент директора: Lynda Beaulieu
Директор по производству: Bourgeois Julie-Marie, Vanessa Landry-Claverie
Видео-консультант: Catherine Guay
Stage-Manager: Anastasiya Galitcina, Evgenia Antonuk
Координатор: Anna Kukes
Headhand: Pierre Gagne
Консультант по автоматизации: Хорсвилл Тоби
Парики: Ричард Хансен 9000 4 Драматург проекта: Роман Должанский
Продюсер Ex Machina:  Мишель Берначес
Видео менеджер (создание): Томас Пайетт
Менеджер по костюмам (создание): Эвелин Хед3 создание 4 90 вручную: Госселин

Спектакль о человеке, который сталкивается со своим сознанием. Все роли в трагедии Шекспира исполнил Евгений Миронов.

В спектакле использован широкий спектр современных методов видеотехники. В центре сценической композиции находится специально запрограммированный композитный куб.

Гамлет | «Коллаж » — крупнейший совместный культурный проект России и Канады, а также первое выступление Робера Лепажа в Москве. Люди во всем мире знакомы с произведениями Робера Лепажа – «Обратная сторона Луны», «Проект Андерсена», «Липсинк», «Ка» – знаменитое шоу Cirque du Soleil и многие другие.Робер Лепаж принял предложение поставить спектакль в Москве после того, как лично познакомился с Евгением Мироновым и посетил обновленное здание Театра Наций.

Робер Лепаж: «Главная проблема Гамлета в том, что он слишком много думает. Он не находит решения задачи. Он персонаж, который всегда использует свой мозг. В общем, череп служит мощным символом театра и Гамлета. Вот почему Шекспир придумал большую сцену с черепом, который, в конце концов, является головой человека. У меня точно нет ответов на мои многочисленные вопросы. Поэтому было интересно поставить спектакль с одним актером, с актерской головой».

Гамлет | Коллаж:

– лауреат 23 театральной премии «Хрустальная Турандот» в номинации «Лучшая мужская роль» (Евгений Миронов)

– лауреат премии журнала «Сноб» «Сделано в России»

– лауреат премии «Звезда Театрала» в номинации «Лучший спектакль»

У этого Гамлета не двойная, а множественная личность.Все персонажи пьесы — просто фантомы. Они родились в расстроенном сознании ужасно одинокого человека, единственного обитателя парящей во Вселенной кубической планеты со сметенной крышей. Оно ненадежно, неустойчиво, косо к земле, и Гамлет постоянно находится на грани падения в какую-то космическую бездну. Вернее, Евгений Миронов, играющий все роли – один за всех – рискует упасть.

Миронов, как упоминается в шекспировских текстах, играет человека во многих ипостасях.В пьесе сказано, что «назначение искусства — держать в зеркале природу», однако сам человек есть зеркало мира, в котором он живет. В распавшемся мире распадается и человек. Его разум растерян и разрывается, а сам человек подобен разбитому зеркалу.
«Размножение личности» . Марина Тимашева. ЭКРАН И СЦЕНА

Евгения Миронова навсегда запомнят как лучшего Гамлета театра нашего недеревенского времени.Надо ли говорить, что среди других московских постановок «Гамлет» Театра Наций воспринимается как подлинный шедевр театрального искусства.
«Гамлет в суперкубе» . Алексей Бартошевич. COLTA.RU

По сути, это фактическая постановка забытой концепции монодрамы, разработанной Николаем Евреиновым, утверждавшим, что каждое сценическое действие иллюстрирует процессы, происходящие в одном человеке.
« Гамлет | Коллаж » . Алексей Киселев. АФИША

В Театре Наций произошло чудо. Спектакль «Гамлет» | Коллаж в постановке выдающегося режиссера Робера Лепажа стал беспрецедентным событием в истории российского театра. Евгению Миронову – художественному руководителю Театра Наций – удалось создать нечто большее, чем просто хороший спектакль. Пригласив Лепажа в постановку и сам сыграв все партии в своем двухчасовом спектакле, Евгений Миронов улетел в космос.

Театр Наций наглядно показал, каким может быть современное искусство, если в него вкладывать не только талант и деньги, но и трудолюбие, трудолюбие и компетентность. Этот урок упорного труда жизненно важен для нашей домашней традиции, где предпочтение отдается спонтанности и спонтанной гениальности. Я хочу, чтобы этот урок был усвоен.
«Урок трудолюбия» . Алена Солнцева. МОСКОВСКИЕ НОВОСТИ (МОСКОВСКИЕ НОВОСТИ)

Лепаж и Миронов возвращают нас к истокам шекспировского театра и вообще античного театра, где такие преобразования были самым важным и перспективным средством, а наивный зритель воскликнул бы – Ах! Когда буч Лаэрт дает наставления своей сестре Офелии, а всего секунду назад мы видели верного Горацио, а еще две минуты назад был опустошенный психически неуравновешенный Гамлет – начинаешь ощущать совершенно забытое театральное удовольствие: он преображается, он все виды!
« Быть или не быть? Нет вопросов . Наталья Каминская». ПЕТЕРБУРГСКИЙ ТЕАТРАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ

Беда в том, что после прочтения томов шекспироведов и просмотра всех фильмов, находя новые смыслы в известном тексте (перевод Лозинского совмещен с Пастернаковским, так что Миронов не использует в спектакле ни одной избитой фразы и интонации ), этот хипстер-принц так и не нашел выхода. Вот, пожалуй, и главное, о чем говорит нам на этот раз Лепаж: современный человек, который научился преодолевать земное притяжение, но не может укротить судьбу.
«Гамлет в кубе. Евгений Миронов в спектакле Робера Лепажа » . Алла Шендерова. КОММЕРСАНТ

Спектакль Лепажа похож на визуальное приключение, на бесконечно меняющуюся инсталляцию, где самые интересные моменты спектакля происходят именно тогда, когда актер становится частью этого воображаемого пространства.
« Гамлет | Коллаж Робера Лепажа в Театре Наций». Анна Банасюкевич. ТЕАТРАЛЬНЫЕ ДНЕВНИКИ

Миронову удается слиться со сложным набором, как если бы он был его частью. Актер полностью осваивает загадочное пространство. Пространство меняется, и Гамлет надевает парик и превращается в Гертруду, приклеивает бороду и произносит монолог Клавдия. Он временами клоунадает или возвышается до высот серьезности – диапазон актерской экспрессии столь же широк, как и режиссерский замысел. Разносторонний характер актерского мастерства – еще одна идея постановки.
« Он слишком много знал. В Театре Наций состоялась премьера долгожданного спектакля Гамлет | Коллаж с участием художественного руководителя».Анна Чужкова. ГАЗЕТА КУЛЬТУРА (ГАЗЕТА КУЛЬТУРЫ)

Поразительно, как часто Лепаж показывает не только технологию, но и красоту идеи. Куб с тремя открытыми сторонами висит над сценой. Евгений Миронов живет в кубе. Он Гамлет, Гертруда, Горацио, Клавдий, Офелия, Лаэрт, Призрак, Полоний, Осрик, Розенкранц и Гильденстерн. Однако в начале и в конце 135-минутного спектакля его персонажа называют просто актером. Он носит смирительную рубашку. Он заперт в тюрьме своего воображения.
« Гамлет | Коллаж Робера Лепажа: Принц вынул куб из головы». Олег Зинцов. ВЕДОМОСТИ

Некоторые эпизоды этого Гамлета вызывают недоумение, даже если сто раз готов увидеть актерский талант, которым обладает Миронов. Кому как не ему было легко перескочить из лихого обличия Лаэрта в печальный характер Офелии. Понятно, что без помощи помощника, упомянутого в брошюре, не обошлось.Однако в этом прыжке есть не только актерское мастерство, но и мастерство иллюзиониста на уровне Дэвида Копперфильда: он действительно удваивает!
«Евгений Миронов построил Гамлета в кубе». Вадим Рутковский. СНОБ

Гамлет | Коллаж

по пьесе Уильяма Шекспира
в переводе Бориса Пастернака и Михаила Лозинского
в адаптации Роберта Лепажа
Театр Наций
Сингапурский международный фестиваль искусств 2016: Dr. , Сингапур

Пожалуй, простительно ожидать чего-то абстрактного от этой постановки.В конце концов, им руководит изобретательный французско-канадский режиссер Робер Лепаж. И все же Гамлет | Коллаж , представленный в рамках Сингапурского международного фестиваля искусств в этом году, оказался довольно точной версией великой трагедии Шекспира.

Ключевое отличие в том, что весь спектакль исполняет один человек — известный российский актер театра и кино Евгений Миронов. Он берет на себя все главные роли в тексте и выступает на постоянно вращающемся открытом кубе с набором скрытых дверей и отделений.Для достижения этого подвига требуется команда из тринадцати человек, работающих за кулисами.


Фото: Сергей Петров

Лепаж и его творческая команда объединяют музыку, кино и свет, чтобы создать постоянно захватывающее театральное зрелище, которому помогают видеопроекции, превращающие голые стены куба во множество декораций. Впечатляющая мультимедийная работа напоминает трехмерный калейдоскоп.Небольшие корректировки текста и сеттинг эпохи холодной войны также придают постановке ощущение шпионского триллера. Постоянно остается гадать, что будет дальше.

Спектакль изобилует памятными сценами. Во время кульминационного спектакля в спектакле Евгений движется вдоль скамейки, ловко изображая выражения лиц всех персонажей, наблюдающих за труппой игроков. В поединке по фехтованию между Гамлетом и Лаэртом мужчины сражаются с видеопроекциями друг друга, как в компьютерной игре в натуральную величину.В одном из самых захватывающих образов спектакля тонущая Офелия растворяется в синей ткани и исчезает в дыре в земле. Когда куб вращается, мы видим ее тело, подвешенное под «водой», мерцающее и эфирное.

Обратной стороной всего этого визуального великолепия является то, что характер Гамлета как бы заглушается. Человека настолько привлекают физические, похожие на хамелеона превращения Евгения в каждого персонажа — будь то скромная Офелия, пузатый, вспыльчивый Полоний, царственный Клавдий или манерный Осрик, — что в конце концов теряешь интерес к самому датскому принцу.


Фото: Сергей Петров


Есть явное предположение, что этот Гамлет — человек, заключенный в тюрьму своими мыслями. Пьеса начинается и заканчивается образом усталого Гамлета в смирительной рубашке, рухнувшего на пол, и события пьесы кажутся продуктом переутомленного ума. Есть что-то очень трогательное в этой версии Гамлета как грустного, одинокого аутсайдера, заключенного (в буквальном смысле) в мир, который он не в состоянии понять.Однако абсолютное разнообразие постановок и неустанно изобретательная постановка лишают пьесу эмоциональной направленности.

Продолжительность постановки составляет 145 минут, что короче, чем у большинства версий пьесы. Тем не менее, действие имеет тенденцию затягиваться из-за постоянной бомбардировки изображениями. Множество английских субтитров (в основном основанных на оригинальном тексте) также утомляют глаза, и вы не можете не испытывать беспокойства, пока спектакль идет без антракта.

В конечном счете, нельзя отрицать, что «Гамлет » Лепажа | Коллаж                                                           .Мощный союз театра, технологии и технического изящества, это Гамлет, который одновременно является одним человеком и всеми людьми.


Оценка Crystalwords: 3,5/5

Обзор театра: Гамлет | Коллаж

СИНГАПУР — Чего только не ждешь от спектакля «Гамлет» | Коллаж, заявленный как постановка с использованием «поразительной видеотехнологии», вряд ли мог быть таким: удивительно точное исполнение оригинальной пьесы Шекспира.

Драматург В адаптации Романа Должанского добавлено несколько строчек, намекающих на место действия постановки (Советская Россия), но в целом и, судя по шекспировскому стиху, мелькнуло в титрах, Гамлет | Коллаж, который был показан в прошлую пятницу и субботу (12 и 13 августа) в рамках Сингапурского международного фестиваля искусств, остается удивительно верным исходному материалу.

От большинства постановок этой пьесы отличается изобретательностью исполнения и постановки.

Например, спектакль представляет собой моноспектакль знаменитой трагедии Шекспира, поставленный во вращающемся белом ящике. Всего с 20 персонажами «Гамлет» покажется сложной задачей для любого человека, который надеется превратить его в моноспектакль.

Однако Должанскому и режиссеру Роберу Лепажу это удается стильно, и в результате получается мастерство русского артиста Евгения Миронова, который в одиночку берет на себя роли 11 персонажей пьесы Шекспира в течение двух с половиной часов (при содействии Владимира Малюгина, время от времени предоставляющего дублера рук и туловища).

Время от времени с помощью техники (в одной памятной сцене он обращался к персонажам Розенкранца и Гильдернштерна, разговаривая с двумя проекциями себя по обе стороны от него), Миронов чаще переключался между персонажами старомодным способом: с быстрая смена костюма, парик или два, понижение или повышение тембра его голоса, а также проникновение в тики и причуды каждого персонажа.

Однако поначалу захватывает дух от постановки. Миронов исполняет всю пьесу на большом кубе с открытыми сторонами, спроектированном Карлом Филлионом, который подвешен и вращается в воздухе над сценой. Стены куба начинаются с сетки и обивки, чтобы напоминать камеру приюта.

Когда Миронов освобождается от ограничений смирительной рубашки, дверь внезапно распахивается, и с помощью выступов мягкая поверхность его камеры рябит и превращается в каменные стены и полы большой комнаты с большими окнами по бокам. .

За первым моментом транспортировки (из приюта в «Эльсинор») последовали другие.Обнаруживаем отверстия в полу и стенах куба, через которые вылезли телевизоры, мониторы видеонаблюдения и прочий реквизит; мы видим, как куб, раскачивающийся из стороны в сторону, может напоминать движение движущейся лодки; а смерть Офелии от утопления мечтательно оживает благодаря сочетанию дыры в полу куба и выступов журчащей воды.

Какой бы изобретательной и интересной ни была эта постановка, в постановке Лепажа есть и промахи. Во-первых, наблюдение за одним кубом, вращающимся вокруг оси, и проекциями после того, как проекции растворяются и исчезают друг в друге в течение двух с половиной часов, оказывает сильное усыпляющее действие.Сказочное качество спектакля может сочетаться с концепцией «Гамлета» как пьесы, действие которой происходит в сознании одного (сумасшедшего) человека, но у него есть и другие, менее желательные побочные эффекты (я видел, как многие зрители ерзали в попытке не заснуть).

Постановка также низводит Гамлета до уровня наименее интересного персонажа в его собственной пьесе. В спектакле Миронова все остальные персонажи, населяющие Эльсинор, как бы происходят от самого Гамлета, красочны, живы и отчетливы.Есть Полоний, суетливый, неуклюжий и глотающий таблетки советский бюрократ КГБ; Гертруда, обожающая папарацци модница в солнцезащитных очках; Клавдий, ленинский персонаж с хромой и негнущейся ногой.

По сравнению с ними характер Гамлета кажется пресным — простой шаблон, по которому можно было бы написать все другие, более интересные выдумки его воображения. Лепаж и Миронов, возможно, намеревались прокомментировать то, как шекспировский Гамлет в конечном итоге становится персонажем, потерянным и сбившимся с пути в своей собственной пьесе о мести, но были и другие постановки, которые смогли подчеркнуть этот аспект Гамлета, охватив при этом характерный огонь его персонажа. и остроумие.

Мироновский Гамлет, однако, кажется усталым и бесцветным. Вместо этого все остроумие и изобретательность актера направлены на других персонажей, и в первой половине пьесы я действительно забыл о Гамлете, поскольку Миронов погрузился в изучение других персонажей, населяющих Эльсинор.

В конце концов, Гамлет | Коллаж рисует красивую картину, но в конце концов возникает вопрос, насколько на самом деле может быть похож на Гамлета спектакль, который так пренебрегает своим центральным персонажем.

Гамлет / Коллаж — FNT

Гамлет / Коллаж — FNT

в честь Уильяма Шекспира

Гамлет / Коллаж — FNT

в честь Уильяма Шекспира

Директор:

Роберт Лепаж

Комплекты:

Карл Филлион

Костюмы:

Франсуа Сент-Обен

Звук:

Хосуэ Босаж

Музыка:

Хосуэ Босаж

Видео:

Лайонел Арнольд

Дополнительная музыка:

As Tears Go Автор: Marianne Faithfull

Дополнительные изображения:

Европейская южная обсерватория (ESO) Млечный Путь

Дополнительные изображения фильма:

Le Temps des Bouffons де Пьер Фалардо

100 леев

80 леев

50 леев

 

Спектакль, представленный в рамках Национального театрального фестиваля 2017

А Производство Театра Наций, Москва, Россия

 

Показать на русском языке с переводом на румынский и английский языки

Это первая российская постановка легендарного канадского театрального режиссера Робера Лепажа. Подготовка длилась более двух лет, и в результате получилось высокотехнологичное шоу для одного актера и более двадцати членов команды, состоящей из техников и режиссеров-постановщиков, электриков, реквизиторов, звукорежиссеров и инженеров по изображению.

Заключенный в кубе, парящем над сценой, Гамлет должен воплотить подряд всех персонажей шекспировской пьесы; он закончит тем, что зарежет, отравит и утонет. Все сюжеты пьесы происходят в воображении Гамлета, а его персонаж раскрывается зрителям в его комнате в психиатрической больнице.Роберу Лепажу и Евгению Миронову удалось создать масштабную трагедию разума, которая оказалась более тревожной, чем трагедия реальной жизни.

„Главная проблема Гамлета — чрезмерное обдумывание. Его персонаж постоянно использует свой мозг. Череп — мощный символ театра и Гамлета. По этой причине Шекспир создал важную сцену черепа, который, в конце концов, является человеческим, представляет собой голову человека. Конечно, я не держу ответов на свои многочисленные вопросы. По этой причине я счел интересным разыграть пьесу с одним актером, с умом актера». Роберт Лепаж

 

Команда проекта:

Канада

Декорации: Карл Филлион

Реквизит: Клаудия Жендро

Звук и музыка: Josue Beaucage

Свет: Робер Лепаж, ассистент Бруно Матте

Костюмы: Франсуа Сент-Обен

Изображения: Лайонел Арнольд

Ассистент режиссера: Катрин Дорион и Адель Сент-Аман

Агент директора: Линда Больё

Руководители производства: Жюли-Мари Буржуа и Ванесса Ландри-Клавери

Технический директор (создание) : Мишель Госселин

Менеджер по набору (создание): Адель Сент-Аман

Видео (создание): Томас Пайетт

Костюмы (создание): Эвелин Тангуай

Главный машинист (создание): Пьер Ганье

Технический консультант (создание): Тоби Хорсвилл

Видеоконсультант: Катрин Гуай

Парики: Ричард Хансен

Ex Machina производитель: Мишель Берначес

 

Россия

Драматург: Роман Должанский

Ассистент и переводчик Евгения Миронова: Гурген Цатурян

Менеджеры группы: Анастасия Галицына, Евгения Антонюк

Консультанты по сценическому движению: Владимир Малюгин, Леонид Тимцуник

Консультант по сценическому искусству: Авангард Леонтьев

Руководители технических производств: Андрей Ялович, Юрий Гнутов, Юрий Романов

Машинисты: Валерий Гвоздев, Степан Леванков, Максим Болотыко, Дмитрий Нечепуренко, Леонид Кравцов, Владислав Нифонтов, Дмитрий Беляев

Техники: Кобзев Евгений, Ермоленко Антон, Мотин Евгений

Свет: Анна Третьякова, Алексей Фролов, Александр Матвеев, Владимир Рябов

Звук: Павел Михайлов, Андрей Борисов

Видео: Константин Дмитриев, Иван Новиков

Костюмы: Елена Куликова

Макияж: Анна Никулина

Реквизит: Юлия Мартыненко, Светлана Грушникова, Надежда Салтыкова

Туры: Иван Самохин

 

Перевод Симоны Никитеану

 

Кубический коллаж Гамлета встряхивает городской театр

«Гамлет/Коллаж» в Театре Наций, без сомнения, одно из крупнейших событий — хотя и не достижений — этого театрального сезона.

Он объединяет известного канадского режиссера Робера Лепажа и популярного российского актера Евгения Миронова в работе, которая устанавливает новые высоты технического мастерства на российской сцене. Нельзя недооценивать то, чего Лепаж и дизайнер Карл Филлион достигли со своим набором. Это потрясающе, это очень сложно и работает как швейцарские часы.

Мы получаем более полное представление о том, насколько это сложно, во время показа спектакля, когда для того, что, по сути, представляет собой моноспектакль, выходят 14 человек, чтобы поклониться.

«Гамлет/Коллаж» выглядит великолепно. Филлион подвесил к мухам огромный куб с открытыми сторонами, который крутится, пока Миронов, сам играя всех персонажей, ловко ходит, бегает, прыгает и отдыхает на его стенах, полу и потолке. Несколько проемов — двери и окна — с треском открываются и закрываются и позволяют Миронову быстро сбежать и через несколько секунд снова вернуться в совершенно новых обличьях. В этом ему помогает актер Владимир Малюгин, дублер звезды во многих более быстрых и сложных перестановках.

Куб Филлиона трансформируется во все, что пожелает Лепаж, с помощью чрезвычайно точных видеопроекций Лайонела Арнольда. Куб — это сначала камера в сумасшедшем доме, где Миронов съеживается в углу в своей смирительной рубашке. Но вскоре он мутирует в бесчисленное множество других локаций — интерьер библиотеки, гостиную, дворцовый зал и травяной луг, и это лишь некоторые из них.

По сути, Лепаж оживляет состояние сна. Это мир мутаций и метаморфоз, которые бросают вызов логике и законам физики.Саундтрек Жозуэ Бокажа балансирует на грани между жуткостью и мечтательностью.

Александр Иванишин

Но эта визуально впечатляющая работа дает сбои, когда мы уходим от технологии в область характеристик и истории.

Лепаж агрессивно сократил текст Шекспира. Само по себе это неудивительно, ведь никто больше не играет Барда без купюр. Но в этой пьесе, где один человек носится туда-сюда, как и все в пьесе, мы теряем нить повествования.Нет никаких отношений, просто односторонние истории или статичные визуальные картины известных сцен.

Самый смешной из них представляет Полония как своего рода охранника, следящего за людьми на нескольких экранах наблюдения. Самая красивая сцена, опустив руки, изображает Офелию, погружающуюся в луговой пруд, а затем извивающуюся и поворачивающуюся, когда она тонет в бурлящей, бурлящей воде.

Я упомянул эти два случая специально, потому что, кроме них, есть очень немногие, которые на самом деле делают больше, чем иллюстрируют.Да, Гамлет, держащий рентгеновский снимок черепа Йорика на свету, вызывает смех, но, как и многие другие сцены, это в основном милая шутка, которая не говорит нам ничего нового о пьесе Шекспира.

При этом самый страшный враг театра — скука — наступает с удвоенной силой по мере приближения вечера — он идет почти три часа без перерыва. Негромкая музыка приобретает усыпляющую силу, а отсутствие повествовательной нити лишает спектакль направленности и динамики.

Рано или поздно «Гамлет/Коллаж» превращается в почти бессмысленную и очень длинную инсталляцию визуальных образов.

Я не сомневаюсь, что качество «установки» было задумано. Неподходящие парики Миронова и часто громоздкие костюмы, несомненно, были созданы Франсуа Сент-Обаном, чтобы подчеркнуть тот факт, что мы смотрим не на реальных людей, а скорее наблюдаем, как актер играет этих персонажей. Другими словами, это театр. Это подделка. Это воображается. Я понимаю. Но даже выставка картин в музее нас куда-то ведет — если она хорошая.

«Гамлет/Коллаж» требует много времени на исполнение, но никуда не уходит после первых 15 минут.Подобно тому прекрасному кубу, висящему над сценой, он вращается на месте, редко побуждая нас увидеть что-то новое или открыть для себя то, что мы до сих пор не представляли.

Технически это огромный шаг вперед для московского театра. Я никогда не видел здесь ничего такого изощренного и замысловатого, как этот набор.

С точки зрения театрального воздействия, «Гамлет/Коллаж» значительно уступает работе Лепажа, привезенной нам из Канады в прошлом.

«Гамлет/Коллаж» (Гамлет/Коллаж) играет февраль.17, 18, 19, 9 и 10 марта в 19:00. в Театре Наций, расположенном в Петровском переулке, 3. Метро Чеховская. Тел. 495-629-3739. theatreofnations.ru .

Связаться с автором по адресу [email protected]

Картина Пола Рудника «Я НЕНАВИЖУ ГАМЛЕТА» в галерее Woodwalk в понедельник, 18 октября

Дор Каунти, Висконсин

29 сентября 2021 г.

 

Door Серия «Чтение Шекспира» представляет произведение Пола Рудника «Я ненавижу Гамлета».

 

Художественный руководитель-постановщик Door Shakespeare Майкл Стеббинс и управляющий директор Эми Энсайн с гордостью объявляют о серии «Осенняя дверь для чтения Шекспира»: «Я ненавижу Гамлета» Пола Рудника. «Я ненавижу Гамлета» будет представлен в понедельник, 18 октября, в 19:00. в галерее Woodwalk в Эгг-Харбор, штат Висконсин. Чтение бесплатное, поощряются пожертвования. Для получения информации звоните по телефону 920.854.7111.

 

Door Shakespeare — это полностью вакцинированное рабочее место, и вам потребуется подтверждение вакцинации или подтверждение отрицательного текста Covid в течение последних 72 часов.Все зрители должны быть в масках. Актеры будут разоблачены.

 

«

: Я ненавижу Гамлета» — это фильм о популярном, но безработном лос-анджелесском телевизионном актере и певце джинглов Эндрю Ралли, который получает роль Гамлета в одноименной постановке в Центральном парке Нью-Йорка. У Эндрю очень мало произведений Шекспира, и его уверенность поставлена ​​на кон. Когда он прибывает в Нью-Йорк на репетиции, он обнаруживает, что квартира, которую нашли для него его подруга Дейдра и агент по аренде Фелиция, когда-то жила не кем иным, как величайшим шекспировским актером своего времени, Джоном Бэрримором.Совпадений предостаточно, поскольку у агента Эндрю, Лилиан Трой, однажды был роман с Джоном Бэрримором. Всего этого более чем достаточно, чтобы призвать призрак самого Джона Бэрримора, чтобы творить шалости и, надеюсь, привести Эндрю к спектаклю всей жизни.

 

Когда «Я ненавижу Гамлета» открылась на Бродвее в 1991 году, «Нью-Йорк Таймс» написала, что это было «…непростительно глупо, а временами весело…», в ​​то время как «Виллидж Войс» написала, что это было «…болтовно и смешно… старомодные бродвейские добродетели яркости без претензий и сентиментальности без морали.

 

Режиссер «

» Майкл Стеббинс сказал: «Ассоциация Дора Шекспира с Гамлетом была похожа на американские горки. Наш летний сезон 2020 года был построен вокруг полноценной ансамблевой постановки Гамлета, а также современной комедии Дэвида Давалоса Виттенберг, в которой также фигурирует Гамлет. Что ж, у пандемии были другие идеи, и наши надежды рухнули. К счастью, прошлым летом нам удалось поставить успешную версию Гамлета с участием одного актера. Было бы правильно связать наше путешествие с Гамлетом театральной валентинкой с самим Гамлетом в пьесе «Я ненавижу Гамлета».

 

В фильме Я ненавижу Гамлета в роли лос-анджелесского телевизионного актера и певца Эндрю Ралли играет актер из Чикаго Александр Джонсон. Александр дебютировал в «Доре Шекспира» в роли обнадеживающего романтика Чарльза в виртуальной постановке «Розалинды» Дж. М. Барри.

 

Театральную легенду и призрака Джона Бэрримора сыграет Чарльз Фрейзер. В последний раз г-на Фрейзера видели в роли Дромио Сиракузского и Дромио Эфесского в виртуальной постановке Дора Шекспира «Комедия ошибок».

 

Пегги О’Коннелл дебютирует в «Доре Шекспира» в роли Лилиан Трой, агента Эндрю Ралли и бывшей любовницы Джона Бэрримора. Мисс О’Коннелл появилась на Бродвее вместе с Томми Тьюном и Сэнди Дунканом в постановке «Мой единственный и неповторимый». Она активно выступала в Театре Гатри (Миннеаполис) и Историческом театре (Сент-Пол), а также в La Jolla Playhouse (Сан-Диего), в Сиэтле и на Шекспировском фестивале в Юте.

 

Также дебютирует в Дор Шекспир (в роли подруги Эндрю Ралли) актриса из Мэдисона Кристин Саенс.Г-жа Саенс приняла участие в апрельских виртуальных чтениях «Потерянного Леонардо» в рамках серии чтения «Плейворкс» на Третьей авеню. Она также появилась в спектакле «Тибет через красную коробку» в Детском театре Мэдисона.

 

Режиссура Я ненавижу Гамлета – художественный руководитель-постановщик Дор Шекспира Майкл Стеббинс. С момента прихода в Door Shakespeare поздней осенью 2017 года Майкл руководил серией чтения Door Shakespeare Reading Series, получившими признание критиков виртуальными постановками «Розалинды» Дж. М. Барри и «Комедии ошибок» Уильяма Шекспира, а также постановкой прошлым летом «Гамлета» Уильяма Шекспира. , адаптированный Гаем Робертсом.

 

«Мы рады приветствовать как старых друзей, так и новых лиц в серии осенних чтений», — делится управляющий директор Door Shakespeare Эми Энсайн. «Галерея Woodwalk — отличное место, где можно приятно провести время за чтением. Присоединяйтесь к нам 18 октября!»

 

Для получения дополнительной информации о Door Shakespeare и их предстоящей серии книг для чтения посетите сайт doorshakespeare.com или позвоните по телефону 920. 854.7111.

 

Театр

Door Shakespeare был основан в 1995 году под эгидой тогдашнего Американского фольклорного театра.С тех пор, как в 1999 году организация стала собственной некоммерческой организацией, она поставила 43 ярких постановки классического театра драматургов, включая Шекспира, Мольера и Оскара Уайльда. Door Shakespeare вернется в поместье Garden of Björklunden площадью 405 акров на озере Мичиган в гавани Бейлис на летний сезон 2022 года.

 

«Гамлет 2000» никогда не был более осмысленным

В этом году исполняется 20 лет «Гамлету » Майкла Алмерейды , скрытому шедевру адаптации и режиссуры.В то время это привлекало поклонников, но в 2000 году все было American Beauty ; он получил «Оскара» за лучший фильм, а его звезда Кевин Спейси в лучшие дни выиграл лучшую мужскую роль, сыграв развратника средних лет, который жаждет подростка и из-за этого в какой-то степени благороден. Этот фильм, кажется, закрывает гроб опасного тропа 20-го века, родившегося в 1955 году с Лолитой, который предполагал, что растление малолетних со стороны недовольных мужчин представляет собой вершину авангардного восстания. «Гамлет » (иногда его называют «Гамлет 2000»), напротив, открывает новое видение существования, движимое не жестокими героями-мужчинами, а экранами, которые доставляют нам осколки человечества в наклонном виде.

Если Красавица по-американски лучше всего забыть, Гамлет в его 420-м году всегда должен быть под рукой. Изобретательная экранизация Альмерейды особенно необходима сейчас, во времена чумы, когда во всем мире темнеют театры, а наша плоть наследует тысячи природных потрясений этой проклятой пандемии. Альмерейда помещает пьесу в Нью-Йорке, где многовековая гниль шекспировской Европы становится совершенно новой гнилью Соединенных Штатов 21-го века. Гамлет — независимый кинорежиссер до прозака (Итан Хоук), Клавдий — блефовый генеральный директор (Кайл Маклахлен), а Полоний — вымытый комик (Билл Мюррей).Для большей сладости Сэм Шепард, умерший в 2017 году, играет отца Гамлета, призрака.

Гамлет — это фильм о голубых галлюцинациях и головокружениях в странный, нервный год, который, кажется, предвосхищает тоску 2020 года. Фильм Альмерейды изобилует мелькающими наклонами экранов, отражениями и проекциями, наряду с неуверенной переходной технологией, которая определил годы так называемого аналогового заката. «Тот факт, что большая часть этой технологии сейчас устарела, может сделать фильм одновременно и пронзительным, и комичным», — сказал мне Алмерейда недавно по электронной почте.В 1992 году снял фильм на игрушечную камеру от Fisher-Price; удовольствие-боль эфемерной технологии не проходит мимо него.

Поддельный выпуск WIRED также появляется в одной из сцен, пролистанный Розенкранцем или, может быть, Гильденстерном. Я спросил об этом Альмерейду, и он сказал мне, что на обложке Кейси Аффлек изображен в роли Фортинбраса, принца, который делает Гамлета устаревшим в пьесе, которого Альмерейда считает «многообещающим техническим гением, готовым захватить мир». ” Аффлек на обложке мало чем отличается от Марка Цукерберга, но этого не может быть; В 2000 году Цукербергу было всего 16 лет, и он не запускал Fortinbras — то есть Facebook — только через четыре года после выхода фильма. Или Альмерейда знала что-то, чего не знали мы?

Такова природа этого фильма. Он представляет людей и технику на пути к столкновению, как Гамлет и Фортинбрас, и, кажется, знает гораздо больше, чем должен. Цифровые явления противостоят всем персонажам, когда они шагают и шатаются по Манхэттену автомобильных телефонов, персональных DVD-плееров, видеокамер, потребительских устройств слежения, видеоблокбастеров. За кадром, но отбрасывающие длинную тень, Башни-Близнецы, конечно, еще не были убиты в трагедии — если не шекспировской, то, может быть, греческой, — которая постигнет их в следующем году.Нью-Йорк здесь, прежде всего, временный. Альмерейда снимал фильм на пленку, но ни сырую Супер 8, ни гламурную 35 мм; он выбрал где-то между 16 мм, а это означает, что внешний вид фильма, похоже, также соответствует пороговому периоду в истории кино. Многие из его последующих фильмов, в том числе Tesla , который вышел в прошлом году и в котором также снимались Хоук (в роли Теслы) и Маклахлан (в роли Эдисона), были сняты на цифровое видео.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.