Книга история служанки: Рассказ Служанки | Этвуд Маргарет Элинор

Содержание

Книги из подборки: Книги для поклонников сериала «Рассказ служанки»

Спустя 35 лет после первой публикации своей знаменитой антиутопии «Рассказ служанки», Маргарет Этвуд возвращается с неожиданным продолжением – романом «Заветы», за который она была удостоена Букеровской премии в 2019 году.

В мире Галаада прошло больше 15 лет, и страшному тоталитарному государству под давлением общества пришлось измениться. За его рождением, развитием и неизбежным концом следят три разные женщины: Тетка Лидия, знакомая читателям по предыдущему роману серии, молодая женщина из Галаада по имени Агнес и жительница соседней Канады Дейзи. О свободе и цене, которую приходится платить за нее, – читайте в новом романе Маргарет Этвуд «Заветы»!

СИНОПСИС

В мире, описанном в предыдущем романе серии «Рассказ Cлужанки», прошло больше пятнадцати лет. В центре «Заветов» три героини: уже хорошо знакомая читателям Тетка Лидия, молодая жительница Галаада по имени Агнес и девушка из свободной Канады Дейзи. Тетка Лидия, которая выступала в роли одного из антагонистов в «Рассказе служанки», теперь получает возможность рассказать свою личную историю взросления, которое как раз приходится на время становления и развития Республики Галаад и ее идеологии, подавляющей любую свободу личности и права человека. Она вспоминает все, через что ей пришлось пройти, чтобы выжить и приспособиться к жизни в государстве, которое считает женщин существами второго сорта. В это же время девушка из высокопоставленной галаадской семьи Агнес не желает примиряться с предназначенным ей судьбой замужеством по расчету и начинает сомневаться в идеях, которые ей внушали с самого детства. А в Канаде шестнадцатилетняя Дейзи включается в политическую борьбу против Галаада, еще не зная, что она сама связана со страшным тоталитарным государством куда сильнее, чем ей казалось до этого.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

«Заветы» Маргарет Этвуд – продолжение антиутопического романа «Рассказ Служанки», который Этвуд написала в 1985 году.

- В романе историю Галаада рассказывают три героини: известная поклонникам «Рассказа Служанки» тетка Лидия; молодая девушка, которая выросла и живет в Галааде; девушка-подросток из свободной Канады. У каждой из них своя загадочная история.

Оригинальное название романа «Заветы» – The Testaments. В нем зашифрована игра слов – это одновременно «заветы», написанные от руки теткой Лидией, и «свидетельства», которые под запись дают молодые героини.

«Заветы» пытались украсть. Издателю Этвуд и ей самой приходили «фальшивые электронные письма» от киберпреступников, пытавшихся получить еще неопубликованный роман.

Роман еще в формате рукописи был номинирован на «Букера» в 2019 году. Что стало достаточно редким явлением, поскольку при номинации на Букеровскую премию содержание произведений должно быть известно, а в данном случае на разглашение содержания «Заветов» до публикации стоял очень жесткий запрет.

Вышло долгожданное продолжение культового романа «Рассказ служанки» — Радио JAZZ

В издательстве «Эксмо» вышла новая книга Маргарет Этвуд «Заветы» – долгожданное продолжение культового романа «Рассказ служанки».

Еще до публикации новый роман Этвуд был номинирован на Букеровскую премию и в финале разделил награду с феминистским текстом Бернардин Эваристо «Девушка, женщина, другая». Продолжения истории о Галааде, начатой в романе «Рассказ служанки», с нетерпением ждут не только читатели современной прозы, но и поклонники культового одноименного сериала – ведь сюжет «Заветов» может лечь в основу новых сезонов.

В финале первой книги за главной героиней, Служанкой Фредовой, захлопывается дверь фургона, и ее везут в неизвестном направлении. Что ее ждет: свобода, тюрьма или смерть? Действие «Заветов» разворачивается через пятнадцать лет после этой сцены. По-прежнему существует теократическая республика Галаад, где женские тела принадлежат государству, а фертильные женщины исполняют роль служанок, чья единственная функция – деторождение. Сама Этвуд так пишет о продолжении:

«Но прежде чем слова попали на бумагу, «Заветы» отчасти создавались в умах людей, которые читали их предшественника, «Рассказ Служанки», и все спрашивали и спрашивали, что же было дальше, когда роман закончился.

Тридцать пять лет – долгий срок, хватит времени обдумать ответы, а ответы меняются по мере того, как меняется общество и возможности оборачиваются реальностями. Граждане многих стран, в том числе и Соединенных Штатов, живут сейчас под напряжением гораздо острее, нежели три десятилетия назад», – пишет Этвуд в послесловии к «Заветам».

На этот раз автор дает возможность рассказать о жизни в Галааде не только служанкам, но и другим кастам женщин. Сюжет развивается вокруг трех разных женщин. С одной из них мы уже знакомы по «Рассказу служанки» – это Тетка Лидия, известная своей жестокостью по отношению к Служанкам, в которых она воспитывает покорность. Почему эта умная женщина добровольно стала столпом этого тоталитарного государства? Что движет ею и какую роль ей предстоит сыграть?

Две других героини скрываются под свидетельскими показаниями 369А и 369Б. Это молодые женщины, принадлежащие новому поколению. Одна из них живет в Галааде и готовится выйти замуж за военачальника. Другая находится в свободной Канаде, но жизнь кажется ей ненастоящей, будто сфабрикованной.

Девушки как-то связаны между собой, по ходу романа они шаг за шагом раскрывают тайну этой связи и ее значение для будущего.

Новый роман получился одновременно и мрачнее, и в чем-то оптимистичнее первой книги. Героини постепенно узнают шокирующую правду о внутренних механизмах Галаада, и теперь, когда любой возможный вариант будущего не сулит ничего хорошего, каждая должна решить, во что она верит и как далеко готова зайти в борьбе за свободу. Стать пособницей режима или обречь себя на пытки? Подчиниться судьбе или совершить побег?

«Заветы» – достойное продолжение «Рассказа служанки». Маргарет Этвуд не только погружает читателей в захватывающую антиутопию, но и откликается в своем тексте на нашу реальность, буквально позволяет чувствовать, как меняется мир, сдвигаются границы, образуются новые государства и как изнутри разлагаются тоталитарные режимы, чтобы однажды исчезнуть.

 

Об авторе

Маргарет Этвуд – канадская писательница и поэт, дважды лауреат Букеровской премии и обладательница почетного Ордена Канады. Книги Этвуд стали бестселлерами во всем мире и переведены более чем на 20 языков. Один из самых известных ее романов «Слепой убийца» принес Этвуд первого «Букера» в 2000 году. Второй «Букер» она получила за свой последний роман «Заветы» – долгожданное продолжение «Рассказа служанки», вышедшего в 1985 году.

Дилогия о Галааде – это антиутопическая фантазия на тему нашего будущего, сложившаяся из осколков и фрагментов реальных тоталитарных режимов, с которыми сталкивалось человечество. Этвуд удивительно живо рисует перед читателем государство патриархальной теократии – Галаад, где женщины лишены свободы и любых прав. Им нельзя читать, писать, работать, любить и повторно выходить замуж. В этом мире есть самая бесправная каста – Служанки. Они являются сосудом воспроизводства и должны рожать детей своим хозяевам и их женам, неспособным к деторождению. Если же Служанки не справляются со своей главной миссией, их ждут пытки и смерть.

 

Подписывайся на нас:

Читать Рассказ Служанки (Маргарет Этвуд) онлайн бесплатно

Каков этот мир, где женщины его бессловесный придаток? Мир, в котором им отведена единственная роль – не матери, не жены, а служанки и рабыни? Произведение Маргарет Этвуд «Рассказ служанки» приоткроет завесу над многими тайнами и ответит на многие вопросы.

Этот роман весьма неоднозначен и, по мнению некоторых, его можно даже назвать провокационным. Но как бы там ни было, вдумчивый читатель найдёт в нём много интересного для себя.

Читать онлайн Рассказ Служанки

 

скачать книгу    /   читать онлайн

Любите читать книги? На нашем книжном портале вы можете скачать бесплатно книги в формате fb2, rtf или epub. Для любителей чтения с планшетов и телефонов у нас есть замечательный ридер.

О книге

Хотите знать, как живётся женщине в мире, где нет любви, где отношения между мужчиной и женщиной регламентируются жёсткими законами общества? В мире, где нужно молча и бессловесно подчиняться его законам, скрупулезно выполняя свои обязанности и подчиняясь такому понятию, как долг. Там, где раз за разом накатывает чувство безысходности, с которым, стиснув зубы, нужно уметь справляться.
В мире, где даже беременность может стать долгожданным подарком и, одновременно, проклятием женщины.


Ответы на эти и другие вопросы читатель сможет узнать, прочтя эту книгу.

Представим, что такое будущее наступило. Женщина лишена всех прав, у неё нет своего имущества, ей запрещено высказывать своё мнение, нет права голоса. Она всего лишь служанка и живёт для господина и ради господина. Всё решает он.

Раз в день можно выйти и купить что-то для дома. Идти следует, опустив глаза, не рассматривая окружающих, а уж, тем более, мужчин.
Раз в месяц господин позволит разделить с ним ложе. Так заведено. Тогда можно мечтать о ребёнке.

Как принято, Фёдорова – служанка, принадлежащая своему господину. Она молит Бога, чтобы тот дал ей ребёнка. В отведенный день месяца девушка делит ложе с Командором. Она будет счастлива, если сможет родить ребёнка. Но если это будет девочка? Какой будет её судьба в этом странном и жестоком мире? Скорее всего, одна. Ей уготована участь рабыни — служанки своего господина.

«Рассказ служанки» – несомненно, неординарное, достойное вашего внимания произведение, в котором затрагиваются многие серьёзные вопросы. Произведение адресовано, прежде всего, вдумчивому читателю, поклоннику серьёзной литературы. Вопросы, касающиеся человеческой морали и общества многогранны и неоднозначны. Допускаемая неоднозначность их трактовки может поставить это произведение под запрет. Если вы еще не читали «Рассказ служанки», поторопитесь, пока эта книга есть в доступе.

 


Каким будет продолжении книги "Рассказ служанки" Маргарет Этвуд | Vogue Ukraine

Новый роман Маргарет Этвуд "Заветы", продолжение книги "Рассказ служанки", еще до своего выхода попал в лонг-лист Букеровской премии. Почему весь мир так ждет продолжения популярной антиутопии, знает Vogue.ua.

Новая книга канадской писательницы и финалистки Букеровской премии Маргарет Этвуд будет называться "Заветы" (The Testaments). Ее выход запланирован на 10 сентября 2019 года, но говорят о ней уже год – благодаря сериалу "Рассказ служанки" одноименная книга Этвуд получила вторую жизнь и пристальное внимание со всего мира, и очевидно, что выход продолжения сейчас очень ко времени.

Писательница признается: на создание второй части ее сподвигнули вопросы зрителей сериала об устройстве Гилеада – вымышленного тоталитарного государства, в котором происходит действие романа. "Все, что вы когда-либо спрашивали меня о Гилеаде и его внутренней работе, стало источником вдохновения для этой книги. Ну, почти все! Еще один источник вдохновения – это мир, в котором мы с вами живем", – говорит Этвуд.

Маргарет Этвуд для W magazine

Напомним, что роман "Рассказ служанки" вышел в 1985 году, а его действия происходят в тоталитарной Республика Гилеад, где к власти пришли христианские радикалы, которые ненавидят женщин и используют их как служанок и рожениц. Книга была номинирована на Букеровскую премию, а в 2017 году получила мировое признание благодаря экранизации канала Hulu, главную роль в которой сыграла талантливая драматическая актриса Элизабет Мосс. Сериал продлили уже на три сезона, а Этвуд тем временем взялась за продолжение. Действия новой книги "Заветы" будет происходить через 15 лет после событий "Рассказа служанки", а повествование идти от лица сразу трех героинь.

Подробности о сюжете пока не разглашают, но это будет одно из главных литературных событий года. Как говорит Питер Флоренс, судья Букеровской премии, "договор о неразглашении спойлеров  не позволяет мне описать, кто, как, почему и даже где будет происходить ... это ужасно и волнительно, потому что книга невероятная". Члены жюри Букеровской премии уже прочли неопубликованный роман – и то, что книга уже попала в лонг-лист, только добавляет интриги.

"Завет" ждет большая промо-кампания. Этвуд сообщила, что осенью она отправится в тур по Великобритании, чтобы поддержать книгу. 9 сентября мировая премьера "Завета" состоится в лондонском книжном магазине  Waterstones на Пикадилли, а 10 сентября Этвуд представит книгу в Национальном театре, где ее обсуждение будет транслироваться в тысячах кинотеатров по всему миру.  

Смысл книги Рассказ служанки: объяснение сюжета и концовки

Книга «Рассказ служанки», принадлежащее перу канадской писательницы Маргарет Этвуд, ярко освещает экологические и социальные проблемы, ожидающие все население Земли в недалеком будущем. Население планеты уже в начале ХХI века ощущает на себе все последствия неразумного хозяйствования человека. Экологическая катастрофа отразилась не только на флоре и фауне Земли, но и на способности женщин к воспроизведению рода. Глубокий смысл книги «Рассказ служанки» заключается в том, что писательница честно и открыто говорит о проблемах женщин, об их социальном положении и неравенстве полов, которое пока еще невозможно уничтожить даже в самом прогрессивном обществе.

Реальность без прикрас

Книги о смысле жизни, к которым можно отнести и данный роман, заставляют задуматься о целях жизни, о выборе правильного пути, о мировоззрении. А порой заставляют пересмотреть свою социальную позицию.

Герои книги «Рассказ служанки» — это, прежде всего, женщины, а вернее одна женщина Фредова (ее фамилия символична — принадлежащая Фреду). Она не совсем служанка, а скорее суррогатная мать, которая вынашивает ребенка для богатой и высокопоставленной пары.

Интересно! Первая книга вышла в свет в 1985 году, а продолжение только спустя 15 лет. В 1990 году на экраны вышел одноименный фильм, а в 2017 году – сериал «Рассказ служанки» по мотивам книги.

 

Краткое содержание

Книга написана в форме дневника от имени главной героини. У нее отняли ее настоящее имя, теперь она только Фредова. У нее одно единственной назначение — родить здорового ребенка для своих хозяев.

В мире победившего теократического тоталитаризма женщины не имеют никаких прав. Они не могут учиться и думать, мечтать и творить. Женщины – это просто сосуды для вынашивания детей. Воспроизводство себе подобных – их единственный удел.

Служанка Фредова описывает в своем дневнике день за днем. Она живет, чувствует, думает, страдает. Ее мысли скорбные, тяжелые, безрадостные. Женщина тоскует о прежних временах, когда она была свободной и на что-то надеялась.

Немного о героях книги:

  • Служанка- главное действующее лицо, именно ее чувства и мысли мы узнаем по мере чтения;
  • Командор – глава дома, от которого и нужно родить здорового младенца,
  • Жена Командора- бесплодная женщина, которая молча ждет и терпит;
  • Домочадцы в доме Командора, подчиняющиеся одному владыке.

Интересно! Автор книги Маргарет Этвуд во время съемок сериала постоянно присутствовала на съемочной площадке и даже снялась в небольшом эпизоде.

Объяснение сюжета

В романе очень мало действия, но много размышлений и рассуждений. Это произведение оставляет несколько гнетущее впечатление. Критики называют эту книгу антиутопией, причем феминистической антиутопией.

Женщины уже несколько столетий борются за свои права. Но, по мнению автора, получается, что в недалеком будущем представительницы слабого пола эти права совершенно утратят. На них будут смотреть только как на живой инкубатор, не владеющий собственными желания и мечтами. Служанка Фредова обязана родить здорового ребенка для бесплодной богатой женщины. В этом заключается ее главное предназначение. Автор порой позволяет себе резке высказывания. Но только таким образом можно показать боль и отчаяние бесправных людей, их тревогу и страх перед властью и законом.

Смысл книги «Рассказ служанки» нельзя уловить с первых страниц. Объяснить замысел писательницы можно, прочитав книгу до конца. Книги со смыслом не дают прямых ответов на все вопросы, которые ставит общество перед людьми, но заставляет читателей самостоятельно искать эти ответы.

В чем суть концовки

Чем же закончилась книга «Рассказ служанки»? В первых главах книги женщина, главная героиня, гордая, пылкая, пытается протестовать против существующего положения вещей. В конце она превращается в забитую, покорную серую массу, одну из миллионов, которых запугивают служители закона.

Смысл книги «Рассказ служанки» не лежит на поверхности, но внимательный читатель поймет: писательница говорит о том, что следует ценить то, что имеешь, жить сегодняшним днем и находить радость в самых простых вещах. Ведь никто не знает, что произойдет завтра и, может быть, все станет еще хуже.

Цитаты из книг со смыслом всегда указывают на позицию автора. Например, в начале романа служанка думает, что она живет и дышит и это не кара, не наказание, но чествование. Таким способом она самоутверждается.

А вот в конце произведения она смиренна, сравнивает себя с мебелью. Где – то в глубине души женщина еще хочет сопротивляться, но ее воля подавлена установленными правилами и законами.

Идея романа чрезвычайно актуальна в наше время, когда много говорят о правах человека, но постоянно их нарушают. И хотя писательница не дает решения этой проблемы, читатели должны решить каждый для себя, на какой они стороне.

Во что превратился "Рассказ служанки", лишившись литературной основы — Российская газета

Антиутопия, описывающая общество, построенное на страданиях беззащитных женщин, увидела свет в 1985 году и была экранизирована в 1989-м видным немецким режиссером Фолькером Шлёндорфом. Фильм, шедший чуть более ста минут, добросовестно следовал букве первоисточника, вполне успешно уместив и сюжет, и основную идею в относительно скромный хронометраж. Но для того чтобы снискать тот триумф, который обрела современная телевизионная адаптация того же романа, ему не хватало определенных условий.

Понятно, что он не обладал такой пышностью и амбициозностью, но это мелочи. Главное - то, что в начале девяностых, когда он появился в прокате, благоприятная среда для агрессивной агитации подобного рода еще только зарождалась. Зато теперь час настал.

Феминистский дискурс шагает по Америке (уверенным шагом) и Европе (пока чуть более робко) - достаточно взглянуть на то, что происходит с кинематографом, от комикс-блокбастеров DC и вестернов до фестивальных инди-драм.

Но даже при всем этом шоураннеры проекта не могли бы рассчитывать на столь оглушительный успех, если бы не дьявольское везение. 2017-й - год, на который был запланирован выход первого сезона, начался со вступления в должность президента США Дональда Трампа. Политик, ставший настоящей страшилкой для впечатлительных либералов, неожиданно для большинства занял кресло в Овальном кабинете - и это почти перед самой премьерой! Да еще и обойдя в драматичной борьбе Хиллари Клинтон, которую весь мир уже видел первой женщиной-хозяйкой Белого дома! О таком подарке продюсеры "Служанки" и мечтать не могли, ведь что может быть лучше для нагнетания коммерчески питательной для такого произведения атмосферы паранойи и страха?

А лучше, как оказалось, могут быть только непрекращающиеся голливудские секс-скандалы, очаги которых до сих пор вспыхивают то там, то тут. Харассмент-безумие, периодически выплескиваясь в сферу политики и с аппетитом пожирая своих родителей (актриса Азия Ардженто, одна из первых обвинившая злосчастного Харви Вайнштейна, теперь сама оказалась изгоем после выплывшей вдруг на поверхность истории ее отношений с несовершеннолетним), стало такой удачей для проекта Hulu и MGM, что можно подумать, будто они это все и затеяли. А заодно и Трампа к президентству привели.

Шутки шутками, а "Рассказ служанки" из наград собрал после первого сезона все, что только мог.

А что не смог - подобрала близкая по духу "Большая маленькая ложь", где богатые домохозяйки вяло, но настойчиво мстят распускающим руки козлам. На волне успеха изначально планировавшаяся как мини-сериал экранизация тоже была продлена и пустилась в свободное плавание, оставив литературный источник позади.

Вообще это довольно распространенная в наше время тенденция - то же случилось и с "13 причинами почему", и с "Террором", внезапно мутировавшим из экранизации книги Дэна Симмонса в антологию. "Рассказ служанки" же на продление был просто обречен. Когда вышел второй блок серий, сюжетно почти не связанный с книгой, третий был уже давно заказан. У телебоссов планы наполеоновские - они рассчитывают, что сериал проживет очень долгую счастливую жизнь.

Впрочем, даже американская публика встретила второй сезон куда прохладнее первого.  Тот тоже, прямо скажем, не блистал динамикой и свежестью идей. По большому счету, первые десять серий только подтвердили, что Шлёндорф вполне сносно справился со своей задачей в 1989-м. Но снайперское попадание в конъюнктуру заставило миллионы следить за странненькой антиутопией, в которой власть в части американских штатов захватили какие-то нелепые фанатики-шовинисты, сделавшие фертильных женщин бесправными секс-рабынями. Ради сохранения популяции в условиях растущей эпидемии бесплодия (распространяющейся и на мужчин, но эти лицемеры, по своему обыкновению, все валят на хрупких барышень) они превратили подконтрольные земли в теократическое государство Галаад (или Гилеад) с очень причудливой идеологией и отдающей безумием социальной структурой. И все это - на основе тщательно выдранных из контекста ветхозаветных цитат.

Глядя на этот горе-рейх, Замятин и Оруэлл разрыдались бы в обнимку, но и сама Этвуд, и ее последователи-телевизионщики в один голос твердят: Галаад - не бредовая фантазия, а завтрашний день Америки, "если ничего не изменится в лучшую сторону". "Не меняется" уже, как мы видим, с 1985 года, однако вместо Галаада мы имеем хэштег #MeToo и священную борьбу против сексизма по всем фронтам.

На этом фоне второй сезон, лишенный исчерпанного десятью предшествующими сериями сюжета книги, выглядит совсем спекулятивно и бледно. Особо изощренным издевательством выглядит решение удвоить (а то и утроить) число крупных планов лица и других частей тела исполнительницы главной роли Элизабет Мосс - удовольствие, надо сказать, не совсем очевидное.

Принявшись не столько развивать, сколько "углублять" галаадскую трагедию посредством флэшбэков и натуралистичных сцен, он не просто провисает, а безнадежно висит на протяжении всех тринадцати эпизодов (да, второй сезон еще и длиннее на три часа), во всех подробностях демонстрируя неприглядные стороны дремучего патриархального общества и дискомфорт - бытовой и внутренний, который главные герои (то есть героини в основном, конечно) в нем испытывают. И завершается смехотворнейшим твистом и претензией на т. н. "клиффхэнгер". Понятное дело: уже пора думать о третьем заходе.

Любопытно, что и первый сезон избегает кое-каких акцентов, расставленных в свое время Этвуд. В частности, в сериале сознательно (что в интервью подтвердил продюсер Уоррен Литтлфилд) проигнорирована расистская подоплека галаадского режима: в романе речь идет о власти белых, которые таким необычным образом заботятся о генофонде. В телеверсии же никаким расизмом не пахнет.

Сейчас межрасовые конфликты, еще недавно сотрясавшие Североамериканский континент (вспомним вакханалию под вывеской #OscarsSoWhite), заметно отошли в тень гендерных разборок и очередной волны борьбы за права ЛГБТ-сообщества. Так что страданиям последнего отведено значительное количество экранного времени. Авторы нового "Рассказа служанки" так и кричат: если сегодня геям запретят браки, то уже завтра - ну вы поняли, Галаад.

Пути толерантных пассионариев неисповедимы, а настроения их - непредсказуемы. И Бог весть, куда они могут завести такой чутко реагирующий на их повестку проект, как "Рассказ служанки". Гарантированно он нам предложит еще больше Элизабет Мосс, а также разнообразные измывательства над прекрасным полом (и геями). Так себе перспектива, честно говоря.

Оригинал текста читайте на сайте "Года литературы"

книга и экранизация – тема научной статьи по языкознанию и литературоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 821.111-312.2

«РАССКАЗ СЛУЖАНКИ» М. ЭТВУД: КНИГА И ЭКРАНИЗАЦИЯ

Е.П. ЖАРКОВА,

аспирант кафедры зарубежной литературы, Воронежский государственный

университет, 394018, Воронеж, пл. Ленина, 10, тел. +7 (473) 220-85-37, e-mail: [email protected]

Аннотация

Жаркова Е. П. «Рассказ Служанки» М. Этвуд: книга и экранизация.

Целью данной статьи является сравнение текста антиутопии канадской писательницы М. Этвуд «Рассказ Служанки» и его кинематографической интерпретации. При подготовке статьи использовался метод сопоставительного анализа. Автор приходит к выводу, что в киноадаптации антиутопии Эт-вуд было значительно обеднено содержание романа, а также изменен образ главной героини, которая превращается из жертвы режима в активного участника бунта против него. Делается вывод о том, что эти трансформации, хотя и продиктованные стремлением к целостности и зрелищности фильма, упрощают проблематику романа и его идейно-художественное своеобразие.

Ключевые слова: антиутопия, канадская литература, Маргарет Этвуд, тоталитаризм.

Summary

Zharkovа E.P. «The Handmaid's Tale» by M. Atwood: Book and Screen Version.

The purpose of this article is to compare the text of the dystopia «The Handmaid's Tale» by the Canadian writer M. Atwood and its cinematic interpretation. The comparative method of analysis was used in preparing of the article. The author concludes that in the film adaptation of Atwood's dystopia the content of the novel was significantly depleted and the image of the main character also changed, so she turns from the victim of the regime to an active participant in the rebellion against it. The conclusion is that these transformations, though motivated by a desire for film integrity and entertainment, simplify the range of problems in the novel and its ideological and artistic originality.

Keywords: Canadian literature, dystopia, Margaret Atwood, totalitarianism.

Введение

Роман-антиутопия канадской писательницы Маргарет Элеанор Этвуд «Рассказ Служанки» с момента публикации стал объектом

© Е. П. Жаркова, 2016

пристального внимания не только широкой читательской аудитории, но и профессиональных критиков, высоко оценивших художественные качества произведения Этвуд. Об этом свидетельствовало, в частности, присуждение М. Этвуд премии Артура Кларка за лучшую научно-фантастическую работу, опубликованную в Британии в 1986 году. Роман был включен в шорт-лист Букеровской премии, на родине писательницы награжден Премией генерал-губернатора, одной из самых авторитетных литературных премий Канады, а также вошел в учебные программы многих американских и канадских колледжей и университетов.

Однако, несмотря на столь явный интерес к роману и широкое признание его литературных достоинств, экранизация «Рассказа Служанки» оказалась намного менее успешной. Фильм по мотивам антиутопии М. Этвуд, снятый в 1990 году немецким режиссером Фолькером Шлендорфом и сценаристом Гарольдом Пинтером, так и не вышел на широкие экраны, а критики оказались более чем сдержаны в его оценке. Причины столь явного несоответствия экранизации ожиданиям читательской аудитории и кинематографического сообщества, по-видимому, зависят от целого ряда факторов. Не пытаясь дать полный анализ этих факторов, в этой статье мы стремимся указать на некоторые расхождения фильма с текстом романа, на наш взгляд, ключевые для понимания «Рассказа Служанки» в русле антиутопической традиции XX века.

Изложение основного материала

Роман М. Этвуд ставит в центр повествования судьбу одной из жертв тоталитарного режима Галаад, в котором в результате радиоактивного загрязнения большинство жителей оказываются бесплодны. Героиню, которая еще сохраняет способность к деторождению, лишают собственной семьи и отправляют в семьи влиятельных функционеров, чтобы она выполняла там роль «Служанки», вынашивая детей для своих «хозяев». При этом у нее отбирают не только близких, личные права и свободы, но и имя - в романе, и этот факт неоднократно подчеркивается, она фигурирует только как «Фредова» то есть в буквальном смысле «принадлежащая» Фреду, его собственность.

Следовательно, стоит обратить особое внимание на тот факт, что героиня фильма получает простое и совершенно обыденное

личное имя - Кейт, намека на которое ни разу не возникает в тексте романа. Между тем, по мнению некоторых исследователей творчества канадской писательницы, М. Этвуд в некотором смысле «зашифровала» подлинное имя свое героини уже на первых страницах романа: во вступительной главе есть перечисление имен женщин, попавших в так называемый «Красный центр» для подготовки к будущей роли Служанки, и в этом списке единственным не упоминающимся впоследствии применительно к другим персонажам именем оказывается имя Джун [2, с. 8]. Это отмечает, в частности, англоязычный критик М. Майнер, одновременно связывая прозвище героини, Offred, с красным цветом, доминирующим в романе (of-red), и особенностями истолкования рассказа Служанки (off-read) [7, c. 34].

Следовательно, обезличенность героини, ее безымянность является одной из основополагающих характеристик романного пространства Этвуд. Подобный прием является достаточно устойчивым для жанровой схемы антиутопии: напомним, к примеру, что в «архетипическом» романе данного жанра, «Мы» Е. Замятина, герои также не имеют имен, у них есть только «нумера». Отечественный исследователь проблемы антиутопического Б. Ланин называет подобный художественный прием «квазиноминацией» [1, с. 157], явлением, при котором те или иные названия и личные имена изменяются или вообще устраняются из пространства антиутопии. Лишая героев имен, тоталитарное государство лишает их индивидуальности, сводит их существование к определенной социальной роли. В случае с романом Этвуд эта ситуация предельно обостряется, и в сознании героини ее личное,«тайное» имя становится своеобразным паролем к глубинам ее личности, дает ей силы внутренне сопротивляться режиму. Это имя она сообщает только самым близким людям - сестрам по несчастью из Красного центра и возлюбленному Нику, уподобляя открытие имени обнажению. В конце романа именно это имя становится для нее тайным знаком: Ник, участник сопротивления режиму, приходит, чтобы освободить ее, и «называет настоящим именем» [2, с. 326]. На наш взгляд, в данном моменте несоответствие книги и фильма проявляется особенно отчетливо, что, несомненно, несколько снижает остроту антиутопического пафоса экранизации.

Обозначенная только прозвищем, героиня романа предельно овеществляется, что маркируется в тексте антиутопии Этвуд не только квазиноминацией. На это указывает и ее внешний облик, намекающий на ограничение любых проявлений ее индивидуальности. Фредова существует в «шорах», на ее лице - обязательные «белые крылышки» огромного чепца: «Дабы мы не видели, дабы не видели нас» [2, с. 11]. Сама писательница, не связывая этот головной убор с какими-то конкретными религиозными или национальными предпочтениями, отмечает в одном из своих эссе, что его прообразом послужила картинка на этикетке «голландского чистящего средства» [3, с. 88]. Тем не менее, в романе этот несколько карикатурный образ становится символом ограничения не только взгляда, но и видения героини. В связи с этим примечательно, что создатели фильма, сохраняя общую цветовую схему распределения женщин по «кастам» в тоталитарном обществе, оставляют Служанкам лишь почти прозрачную, едва прикрывающую волосы красную вуаль, которую героиня при первой возможности снимает. Проигнорированы оказываются и красные туфли героини, в фильме превращенные в черные, в то время как исследователи романа подчеркивают связь между этой деталью и еще одним кинематографическим продуктом, вольной интерпретацией сказки «Красные башмачки» - одноименным фильмом 1948 года [5, с. 149]. На эту аллюзию указывает и имя одного из ключевых персонажей романа М. Этвуд, подруги Фредовой Мойры (напомним, в фильме «Красные башмачки» сыграла известная балерина тех лет Мойра Ширер).

Все эти несоответствия носят частный характер, хотя и искажают некоторые ключевые черты антиутопического пространства романа Этвуд. Тем не менее, при анализе содержательной канвы романа и фильма оказывается, что создатели последнего полностью отказываются от центральных сюжетных ходов романа, жертвуя во имя динамизма действия и внешнего драматизма коллизии внутренним драматизмом и психологизмом романа, его глубиной.

Логично заключить, что многие характеристики литературного произведения просто не могли быть воплощены в кинематографических рамках. Так, роман М. Этвуд - это своеобразный внутренний монолог героини, ее «рассказ» неизвестному читателю или

слушателю и одновременно исповедь перед самой собой. Эти повествовательные особенности и находки романа нельзя было, вероятно, в полной мере отобразить средствами кинематографа, однако создатели фильма, не вполне последовательно, оставляют за героиней «последнее слово» в виде закадрового голоса на заключительных минутах экранизации, ни разу не давая ей прямо высказаться на протяжении ее действия.

Однако изменения касаются не только передачи нарратива романа визуальными средствами: гораздо более «фатальным» для сохранения духа антиутопии Этвуд оказывается искажение самого образа главной героини, что полностью отменяет многие основополагающие моменты романа. На первый взгляд, Фредова-Кейт в фильме оказывается гораздо более активной и самостоятельной, чем в романе, что, по-видимому, должно вызывать сочувствие и симпатию зрителей. Так, если в книге Этвуд Фредова лишь сочувствует своей подруге Мойре в ее стремлении к побегу, то в фильме Кейт активно помогает ей бежать из «Красного центра». Однако наиболее очевидным это несоответствие оказывается в финальной сцене фильма: героиня экранизации вершит свою судьбу, убивая Командора, своего хозяина, а затем уезжает вместе с членами сопротивления в черном фургоне, чтобы потом, в эпилоге, оказаться в отдаленной местности, не контролируемой режимом, в ожидании ребенка от своего возлюбленного, предвкушая встречу с ним и дочерью. В романе же героиня оказывается внешне бездеятельной до конца, побег устроен без ее ведома, а дель-нейшая судьба оказывается неизвестной: предположительно, Фредовой удается бежать, однако такой исход не очевиден.

Такие повороты сюжета фильма, делая героиню активной участницей действия, тем не менее идут в разрез с основной идеей романа, в котором Фредова оказывается в совершенно другой позиции: это позиция наблюдателя и жертвы, не проявляющей себя внешне, но осуществляющей принципиально иное, внутреннее, психологическое, глубоко личное сопротивление режиму. Не случайно в романе все персонажи, стремящиеся к активному бунту (побегу, сопротивлению), оказываются побежденными и поверженными: в публичный дом «Иезавель» попадает непокорная и дерзкая Мойра, в радиоактивных колониях заканчивается жизнь убеж-

денной феминистки, матери Фредовой, самоубийство выбирает другая служанка, участница группы Сопротивления Гленова. В итоге только Фредовой, внешне бессильно пасующей перед режимом, удается сопротивляться ему на уровне своего сознания и одновременно вынести тоталитаризму бесстрастный и тем более убедительный приговор: по словам Глена Дира, именно «наивный наблюдатель» оказывается самым действенным рассказчиком [4, с. 94].

Безусловно, трудно реализуется в кинематографическом формате и еще одна особенность повествования в романе - его многовариантность, множественность интерпретаций и версий. Так, М. Дворак насчитывает в романе три возможных варианта, три версии судьбы мужа Фредовой Люка и три версии ее отношений с Ником [5, с. 148], причем все эти версии равнозначны и ни одной из них не отдается предпочтения. Это, по мнению исследователя, создает в романе особый эффект «коллажности» повествования, его фрагментарности и неоднородности. В фильме же все эти версии сведены к однозначным сюжетным поворотам: Люк погибает от выстрелов пограничников уже на первых минутах фильма, в причастности Ника к сопротивлению и искренности его чувств сомнений не возникает. В результате фабула оказывается целостной, но однолинейной, утрачивается глубина повествования.

Кроме того, характерной особенностью хронотопа романа является постоянное смещение временных пластов, их «переключение» в сознании героини, в потоке ее мыслей и переживаний, что, по мнению Дворак, также усиливает эффект коллажа, создавая переходы между различными отрезками времени. В романе, по словам Хильде Стелс, «соединяется прошлое и будущее, видимое и невидимое, сознательное и бессознательное» [8, с. 120]. В фильме же действие, по сути, развивается последовательно, а незначительные «флэшбэки» в сознании героини связаны исключительно с образом маленькой дочери героини Джил (как и сама героиня, безымянной в романе), которую она представляет одиноко бредущей по заснеженному лесу. В романе возвращения в прошлое не менее важны, чем рассказ героини об ее существовании в Галааде, поскольку они проливают свет на многие аспекты тоталитаризма, его причины и следствия, мотивы персонажей и логику их развития.

И, наконец, за пределами изображения в фильме оказывается так называемый «Комментарий историка», сопровождающий роман текст, якобы являющийся стенографической записью некоего симпозиума, посвященного теме Галаада и проходящего двумя веками позже, 25 июня 2195 года. Для основного действия романа важным оказывается тот факт, что эта временная перспектива (на что неоднократно указывали западные исследователи) придает тоталитарному режиму, изображаемому в романе, эфемерность [6, с. 136], отмечает краткость его существования, что в целом не характерно для жанра антиутопии, где тоталитарное зло стремится к бесконечному утверждению себя. В фильме же никак не постулируется возможное падение Галаада или скорый успех сопротивления, хотя героиня и надеется на это. Его действие заканчивается единичным спасением Фредовой от зверств режима в неком безопасном анклаве, где она может выносить и родить ребенка и воссоединиться с близкими.

Выводы и возможные перспективы исследования

Таким образом, не делая предположений о причинах возможного неуспеха фильма в сравнении с романом, тем не менее, можно прийти к выводу, что в процессе кинематографической адаптации роман утратил многие свои специфические особенности: произошло не только обеднение проблематики романа, но и упрощение, стереотипизация образа главной героини. Безусловно, многие изменения были неизбежным следствием трансформации текста в визуальный ряд, однако нельзя объяснить нарушения логики повествования и мотивации персонажей исключительно интересами художественной целостности фильма.

Нельзя с уверенностью сказать, что фильм оказался исчерпывающим по отношению к книге. К тому же, каждое кинематографическое произведение - продукт своего времени. Возможно, пришло время для новой экранизации известного романа Этвуд, выход которой - на сей раз в формате сериала - планируется в 2017 году. Это открывает новые перспективы исследования романа Этвуд в сфере его истолкования средствами кинематографа, в том числе и для углубления и прояснения многих литературоведческих аспектов.

Список использованных источников

1. Ланин Б. Жизнь в антиутопии: государство или семья? // Общественные науки и современность. - 1995. - №3. - С. 149— 160.

2. Этвуд М. Рассказ Служанки. М.: Эксмо, 2010. 352 с.

3. Atwood M. In Other Worlds: SF and the Human Imagination. London : Virago, 2011. 255 p.

4. Deer G. The Handmaid's Tale: Dystopia and the Paradoxes of Power // Margaret Atwood's The Handmaid's Tale. Philadelphia: Chelsea House Publishers, 2001. P. 93-112.

5. Dvorak M. What is Real/Reel? Margaret Atwood's «Rearrangement of Shapes on a Flat Surface,» or Narrative as Collage // Margaret Atwood's The Handmaid's Tale. Philadelphia: Chelsea House Publishers, 2001. P. 141-153.

6. Ferns C. Narrating Utopia: Ideology, Gender, Form in Utopian Literature. Liverpool: Liverpool University Press, 1999. 268 p.

7. Miner M. «Trust Me»: Reading the Romance Plot in Margaret Atwood's The Handmaid's Tale // Margaret Atwood's The Handmaid's Tale. Philadelphia: Chelsea House Publishers, 2001. P. 21-39.

8. Staels H. Margaret Atwood's The Handmaid's Tale: Resistance through Narrating Power // Margaret Atwood's The Handmaid's Tale. Philadelphia: Chelsea House Publishers, 2001. P. 113-126.

Рассказ служанки (The Handmaid's Tale, # 1) Маргарет Этвуд

13. 02.21
Сегодня 43 республиканца, предатели своей страны, обеспокоенные потерей работы, решили не растить пару. Портман из Огайо, который не баллотируется на переизбрание, - это портрет трусости. Он мог бы признать виновным, но он этого не сделал. Московский Митч проголосовал «невиновным», а затем немедленно повернулся, чтобы произнести речь о том, насколько виноват Дональд в подстрекательстве к восстанию! Митч, у тебя не может быть и того, и другого! Почему он проголосовал «невиновным»?
Из-за процесса.... невозможно провести суд над президентом за его преступления после того, как он ушел с должности за преступления, которые он совершил, находясь на посту (тем не менее, президент не может нести ответственность за свои преступления, находясь у власти) ... Но, Между 6 и 20 января Митч закрыл сенат и отказался отозвать его обратно, чтобы держать след, когда, по его мнению, это было подходящее время для проведения судебного процесса. Все это полная чушь. Дональду объявили импичмент, когда он еще находился у власти, поэтому было вполне уместно (фактически, требовалось) предать его суду после того, как он покинул свой пост. Моя голова болит.

Кто-нибудь, пожалуйста, засуньте Митчу салат в рот и включите его скорлупу.

01.06.21

К сожалению, пора обновить.

В этой книге Галаад взял под свой контроль правительство Соединенных Штатов посредством насильственного переворота, в ходе которого они убили всех членов конгресса в Капитолии. Затем было введено военное положение.

Продолжайте.
22.05.19

Оглядываясь назад на мой первоначальный обзор, он кажется странным по сравнению с недавно принятыми драконовскими законами штата, одним из которых является мой штат Огайо.Не заблуждайтесь, это не о «жизни», а о контроле над женщинами. Если вы не можете решить, что происходит с вашим собственным телом, у вас нет свободы. Это о телесной автономии.

Женщины имеют ПРАВО на легальные и безопасные аборты без какой-либо квалификации. Вызывает беспокойство тот факт, что в повествовании говорится о «случаях изнасилования и инцеста». Изнасилование ... инцест ... жизнь матери . .. ужасные врожденные дефекты ... вы молоды, одиноки и не готовы ... у вас пятеро детей и вы не можете позволить себе больше, это не так ' неважно!

Это медицинская процедура, и беременность - опасное состояние, оно может привести к смерти.Каждая женщина имеет право решать, хотят ли они пойти на такой риск. Период.

У мужчин нет ничего, что могло бы сравниться с этим. Ни один закон не заставляет их делать вазэктомию или даже отказывает им в приеме таблеток бонера.

7/7/17 Я просто оставлю это здесь .... ебать Пола Райана .... но не буквально, фу.

Женщины без рукавов? Мои звезды и подвязки!

31.03.17. Итак, эта история с Россией .... Я прав?

05.02.17 ..... просто еще один гигантский шаг на пути к воплощению этой книги в реальность, о которой они всегда мечтали.

Оригинальный обзор написан на 2o12:

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Этот обзор написан после того, как я отработал 13 часов в день, завтра на горизонте еще один, бокал вина и во время просмотра шоу Рэйчел Мэддоу. Текущие события заставили меня задуматься над этой книгой, и, черт возьми, мне нужно ее выпустить.

Я никогда не писал рецензий на «Рассказ служанки», потому что я люблю эту книгу, а так сложно написать о книге, которую ты любишь.

Эхх, какого черта.

ОфФред была обычной повседневной женщиной с карьерой, именем и жизнью, как все женщины привыкли ожидать и принимать как должное в этом веке. Когда к власти пришли Правые Религии, они начали претворять в жизнь свои безумные убеждения, лишающие женщин их идентичности, прав, тела и самого имени. Женщин следует называть Оф (кем бы они ни были), а не, скажем, Беатрикс. Репродукция является проблемой, потому что все токсины в окружающей среде сделали многих женщин бесплодными.Но если вы плодовиты, горе вам, вы превратитесь в детскую фабрику против своей воли, вас пообещают какому-то придурку, которого вы не любите или даже не любите, потому что кто-то посчитал его достаточно важным для размножения. Да ладно же!

Эта книга была написана в 1986 году, к вашему сведению. Когда я впервые прочитал это, я подумал, что это страшно и вроде как возможно, но надуманным. Это НИКОГДА не могло произойти в Соединенных Штатах Америки. Никогда бы этого не допустили, мы слишком образованы.

Итак ………

Я включаю новости (в двадцати тысячах и двенадцати тысячах), и некоторые религиозные фракции справа пытаются оплачивать запланированное отцовство, потому что они делают аборты, что составляет всего 3% от того, что они делают (без федерального финансирования). к ним).В основном PP предоставляет медицинскую помощь женщинам, которые иначе не получили бы ее ……… .. плохие бедные женщины.

Теперь о контроле над рождаемостью? Серьезно? Контроль рождаемости??????? Я проснулся в 1950 году? Я застрял в романе Этвуда? 98% католических женщин (формально я одна из них) используют противозачаточные средства. Даже спрашивают, чё?

Я не понимаю, что эти люди пытаются делать. Женщин больше, чем мужчин, и мы голосуем… если только это не следующая правая решетка.

------------------------------------------------ ------------

В этом обзоре есть несколько обновлений, которые я удалил, чтобы освободить место для следующего.то, что следует ниже, является самым последним.

------------------------------------------------ ------------
Прошла почти неделя с тех пор, как случилось невообразимое, и мне пришлось позволить шоку утихнуть, прежде чем я смог разместить связное, не наполненное яростью обновление этого обзора. Не то чтобы у меня нет гнева, у меня есть много лишнего, но я думаю, что сейчас он находится на уровне, которым я могу управлять, чтобы не набирать просто строку непристойности. При этом…

Обновление от 14.11.16: Неквалифицированный, расистский, ксенофобский, сексистский, патологический лжец, звезда психопатической реальности был избран 45-м президентом Соединенных Штатов и лидером свободного мира.

Бля!

Соединенные Штаты официально разбили кровать. Немногие предвидели это, но, оглядываясь назад, можно сказать, что это продолжалось очень долго. Соединенные (разделенные) Штаты проголосовали за Хиллари Клинтон в целом (народное голосование) более чем 2000000 голосов и их подсчет (например, в Калифорнии миллионы все еще отсутствуют), но Дональд Трамп - наш избранный президент (кляп) из-за устаревшей коллегии выборщиков. system (что я мог бы объяснить, но я не потому, что Google может сделать это лучше меня.) Теперь я полностью за то, чтобы бросить коллегию выборщиков, если только избиратели не решат сделать то, что было задумано в данных обстоятельствах; чтобы спасти нас от самих себя. Видите ли, наши отцы-основатели знали, что мы влюбимся в какого-нибудь мошенника, демагога в какой-то момент в будущем, поэтому они мудро создали коллегию выборщиков, группу реальных людей, которым доверяли остановить такое бедствие. Я умоляю членов нынешней коллегии выборщиков признать эти выборы коллективной потерей рассудка менее четверти населения этой страны и 19 декабря отдать свои голоса победителю народного голосования Хиллари Клинтон.Я понимаю, что это маловероятно, но мечтать можно.

Как это произошло? Здесь задействовано множество факторов. Множество возможностей показывать пальцем и драться между собой, что я признаю, что являюсь участником… ..виновен. Но, на мой взгляд, все сводится к следующим четырем вещам: разделение, дезинформация, апатия и страх перед «другим».

Подразделение: Мы все находимся в своих удобных пузырях, переваривая информацию, которая нам наиболее удобна. Например, я никогда не верил, что в этой стране столько ненависти, потому что я не хотел на нее смотреть; Я, конечно, знал, что это было, но не на том уровне, который кажется.Каждый хочет жить там, где, по его мнению, принадлежит. Среди единомышленников и подтверждающих вашу правоту. Либералы не хотят жить в Индиане (или Огайо ... вздох) не больше, чем консерваторы хотят жить в штате Вашингтон. Мы даже делаем это в наших социальных сетях (снова виноваты). Вот что нас испортило с коллегией выборщиков.

Дезинформация: я не собираюсь говорить вам, кто здесь прав, а кто виноват, я позволю этому исследованию говорить само за себя.

Апатия: Половина… ПОЛОВИНА… страна не голосовала.Вы, ребята, отстой.

Страх перед другим: В этой стране больше расизма, чем я могу себе представить. Белые люди в этой стране казались немного рассерженными на черного человека в белом доме, а белые мужчины были твердо настроены не допускать, чтобы женщина (белая или нет) следовала за ним. Я не имею в виду всех белых мужчин, просто их слишком много (холодно). «Преимущество Трампа среди мужчин больше, чем 7-балльное преимущество Ромни в 2012 году, и сильно отличается от того, что было в 2008 году, когда мужчины предпочитали Обаму Маккейну. на одну точку.»-PewResearchCenter. Но есть белые женщины, 53% пошли за Трампа ... О, сестры, у меня нет слов.

Это подводит меня к причине, почему это обновление имеет отношение к этому обзору и к этой книге (для тех, кто говорит мне, что мое мнение необоснованно .... еще раз.) Являются ли Соединенные Штаты более расистской страной или более сексистская страна? Америка высказалась, по крайней мере, те, кто хотел высказаться, и ответ - «много и того, и другого», но на этих выборах сексизм победил, а женщины проиграли.

Вы хотите, чтобы Галаад сбылся? - The... Q&A

Следует учитывать, что если бы страна с такой идеологической предпосылкой и предполагаемой целью, основанной на продолжении человеческого рода, когда-либо существовала, она привлекла бы всех видов отсталых мыслителей, разбросанных по нескольким правым, евангелистским и маргинальным либертарианским движениям по всему миру.

Единственная причина, по которой Галаад встречает какое-либо сопротивление во вселенной Этвуда, заключается в том, что они свергнули основы могущества самой могущественной страны в мире, сместив этих могущественных действующих лиц, но не ограничив их влияние.Этот процесс не является постепенным и предлагает такой четкий контраст, как ночь и день, позволяет миру легко увидеть навязанные радикальные изменения и возразить против реформ Галаад.

Тем не менее, «гилеадизм» жив и процветает во всем мире, выживая в карманах, которые не привлекают внимания мира, потому что они не важны, слишком разбросаны или слишком далеки, чтобы заставить нас понять, насколько они велики, когда их все вместе взвешивают

В то же время основы, которые дают гилеадизму среду для процветания на наших задних дворах, закладываются не в шуме ночных переворотов, а постепенно и коварно, как очень медленно растущая трава «под глазами» избранные правительства, которые рассматривают эти протоидеологии как еще один справедливый набор мнений, заслуживающих столько же места, как и любая другая идеология, ради «баланса», «свободы слова» и «демократии».

Несомненно, слава богам, отсутствует катализатор, который заставлял бы людей и правительства применять свои извращенные идеологии под предлогом «большего блага человечества», но задумывались ли вы когда-нибудь о том, что с практической точки зрения мы ничего не разъясняем? универсальные правовые предрасположенности, которые диктуют, что в ситуации, когда на карту было поставлено будущее человечества, мы, как раса, скорее вымерли бы, чем потеряли бы свою человечность, порабощая и эксплуатируя других людей в стремлении к нашему сохранению?

Я считаю, что если нам когда-либо пришлось столкнуться с нашим вымиранием, мы должны просто принять это, отпраздновать большой концерт, который у нас был, и прожить наши последние дни наилучшим образом с бесплатным Интернетом, открытым доступом Netflix и Amazon Kindle и массовыми психологическое лечение для всех.Прямо как «Конец детства».

Маргарет Этвуд о том, как она пришла к написанию сказки служанки ‹Literary Hub

Некоторые книги не дают покоя читателю. Остальные не дают покоя писателю. Рассказ служанки справился и с тем, и с другим.

Рассказ служанки не распродавался с тех пор, как был впервые опубликован в 1985 году. Он был продан миллионами копий по всему миру и появился в ошеломляющем количестве переводов и изданий. Это стало своего рода ярлыком для тех, кто пишет о сдвигах в сторону политики, направленной на контроль над женщинами, и особенно женскими телами и репродуктивными функциями: «Как что-то из Рассказ служанки » и «А вот и Рассказ служанки » стали знакомые фразы.Его исключили из средних школ, и он вдохновил странные блоги на веб-сайтах, обсуждая в нем описания репрессий против женщин, как будто они были рецептами. Люди - не только женщины - присылали мне фотографии своих тел с вытатуированными на них фразами из The Handmaid’s Tale , Nolite te bastardes carborundorum и Есть вопросы? - самый частый. У книги было несколько драматических воплощений, среди них фильм (сценарий Гарольда Пинтера и режиссура Фолькера Шлендорфа) и опера (Пол Рудерс). Гуляки наряжаются служанками на Хэллоуин, а также на марши протеста - эти два варианта использования костюмов отражают его двойственность. Развлечение или ужасное политическое пророчество? Может быть и то, и другое?

Я не ожидал ничего из этого, когда писал книгу.

*

Я начал эту книгу почти 30 лет назад, весной 1984 года, когда жил в Западном Берлине, который в то время все еще был окружен печально известной Берлинской стеной. Книга сначала не называлась Рассказ служанки - она ​​называлась Оффред - , но я отмечаю в своем дневнике, что ее название изменилось 3 января 1985 года, когда было написано почти 150 страниц.

Это все, что я, , могу отметить . Хотя я сделал множество дневниковых записей о книге, которую я писал незадолго до начала Рассказ служанки - многослойной саги, действие которой происходит в Латинской Америке, которая стала заболоченной и которую пришлось оставить на произвол судьбы, - я не замечаю, что пишу много вообще о Рассказ служанки .

«Нации никогда не строят явно радикальные формы правления на фундаменте, которого еще нет».

В моем дневнике есть обычные писательские нытья, такие как: «Я возвращаюсь к письму после слишком долгого отсутствия - я теряю самообладание или думаю вместо ужасов публикации и того, в чем меня обвинят в рецензиях. .«Есть записи о погоде; Особого упоминания заслуживают дождь и гром. Я веду хронику нахождения затяжек, всегда вызывающих ликование; званые обеды со списками пришедших и того, что было приготовлено; болезни, мои собственные и чужие; и смерть друзей. Читаются книги, произносятся речи, совершаются поездки. Есть количество страниц; У меня была привычка записывать заполненные страницы, чтобы подбодрить себя. Но здесь нет никаких размышлений о фактическом составе или предмете самой книги.Возможно, это было потому, что я думал, что знаю, куда он идет, и не чувствовал необходимости допрашивать себя.

Я вспоминаю, что писал от руки, затем расшифровывал с помощью пишущей машинки, затем писал наброски на печатных страницах, а затем отдавал их профессиональной машинистке: персональные компьютеры были в зачаточном состоянии в 1985 году. Я вижу, что уехал из Берлина в 1985 году. В июне 1984 года вернулся в Канаду, провел месяц на острове Галиано в Британской Колумбии, всю осень писал, а затем провел четыре месяца в начале 1985 года в Таскалузе, штат Алабама, где я возглавлял МИД.Я закончил книгу там; Первым, кто ее прочитал, была писательница Валери Мартин, которая тоже была там в то время. Я помню, как она сказала: «Думаю, у тебя здесь что-то есть». Сама она вспоминает больше энтузиазма.

С 12 сентября 1984 года по июнь 1985 года в моем журнале все пусто - там вообще ничего не записано, даже пустышки - хотя по моим подсчетам страниц кажется, что я писал с невероятной скоростью. 10 июня появляется загадочная запись: «На прошлой неделе закончили редактировать Рассказ служанки .«Корректура страницы была прочитана к 19 августа. Книга появилась в Канаде осенью 1985 года в виде сбитых с толку, а иногда и тревожных отзывов - Может ли это случиться здесь? - , но в журнале нет моих комментариев к ним. 16 ноября я нахожу еще одно писательское нытье: «Я чувствую себя отстойным». На что я добавил: «Но функционально».

Книга вышла в Великобритании в феврале 1986 года и в то же время в США. В Великобритании, где несколько столетий назад был момент Оливера Кромвеля и который не был настроен повторять его, реакция была примерно Jolly good yarn .Однако в Соединенных Штатах - и несмотря на пренебрежительный отзыв Мэри Маккарти в газете New York Times - более вероятно, что это будет . Как долго у нас есть ?

Рассказы о будущем всегда содержат посылку «а что, если» , а Рассказ служанки - несколько. Например: если бы вы хотели захватить власть в Соединенных Штатах, отменить либеральную демократию и установить диктатуру, как бы вы это сделали? Какой была бы ваша история на обложке? Это не походило бы ни на какие формы коммунизма или социализма: они были бы слишком непопулярны.Он мог бы использовать название демократии в качестве предлога для отмены либеральной демократии: это не исключено, хотя я не считал это возможным в 1985 году.

«Поскольку режим действует под прикрытием строгого пуританства, эти женщины не считаются гаремом, предназначенным не только для детей, но и для удовольствия. Они скорее функциональные, чем декоративные ».

Нации никогда не строят явно радикальные формы правления на фундаменте, которого уже нет; таким образом, Китай заменил государственную бюрократию аналогичной государственной бюрократией под другим названием, СССР заменил устрашающую имперскую тайную полицию еще более устрашающей тайной полицией и так далее.Глубоким фундаментом Соединенных Штатов, как я думал, были не сравнительно недавние Просвещенческие структуры Республики 18-го века с их разговорами о равенстве и отделении церкви от государства, а деспотичная теократия 17-го века. Пуританская Новая Англия - с ее явным предубеждением против женщин - которой потребуется лишь возможность периода социального хаоса, чтобы вновь заявить о себе.

Как и первоначальная теократия, эта выбрала бы несколько отрывков из Библии, чтобы оправдать свои действия, и сильно склонялась к Ветхому Завету, а не к Новому. Поскольку правящие классы всегда следят за тем, чтобы они получали самые лучшие и самые редкие из желаемых товаров и услуг, и поскольку одна из аксиом романа заключается в том, что фертильность на промышленно развитом Западе находится под угрозой, редкие и желанные будут включать фертильных женщин - всегда в списке желаний человека, так или иначе, и репродуктивный контроль. Кто будет иметь детей, кто будет требовать и растить этих детей, кого винить, если с этими младенцами что-то пойдет не так? Это вопросы, которыми люди занимались долгое время.

Было бы сопротивление такому режиму и метро, ​​и даже подземная железная дорога. Оглядываясь назад и принимая во внимание технологии 21-го века, доступные для шпионской работы и социального контроля, это кажется слишком простым. Несомненно, командование Галаада предприняло бы шаги, чтобы устранить квакеров, как это сделали их пуританские предки в 17 веке.

Я установил для себя правило: я не буду включать то, что люди еще не сделали в каком-то другом месте или в другое время, или для чего технология еще не существует. Я не хотел, чтобы меня обвиняли в мрачных, извращенных изобретениях или искажении человеческого потенциала для прискорбного поведения. Групповые повешения, раздирание людей, одежда, специфическая для каст и классов, принудительное деторождение и присвоение результатов, дети, украденные режимами и переданные для воспитания высокопоставленным чиновникам, запрет на грамотность , отрицание прав собственности - все они имели прецеденты, и многие из них можно было найти не в других культурах и религиях, а в западном обществе и в самой «христианской» традиции.(Я заключаю слово «христианин» в кавычки, поскольку считаю, что большая часть поведения и доктрины Церкви в течение ее двухтысячелетнего существования как социальной и политической организации вызывала отвращение у человека, в честь которого она названа.)

Рассказ служанки часто называют «феминистской антиутопией», но этот термин не совсем точен. В чистой феминистской антиутопии все мужчины имели бы больше прав, чем все женщины. По структуре он будет двухслойным: верхний слой мужской, нижний слой женщины.Но Галаад - это обычный вид диктатуры: он имеет форму пирамиды, на вершине которой находятся могущественные представители обоих полов, причем мужчины обычно превосходят женщин по рангу на одном уровне; затем нисходящие уровни власти и статуса с мужчинами и женщинами в каждом, вплоть до самого низа, где неженатые мужчины должны служить в своих рядах, прежде чем они будут награждены Econowife.

Сами служанки - каста изгоев внутри пирамиды: их ценят за то, что они могут дать - за свое плодородие, - но в остальном неприкасаемые.Однако обладание одним из них является признаком высокого статуса, как всегда было много рабов или большая свита слуг.

Поскольку режим действует под прикрытием строгого пуританства, эти женщины не считаются гаремом, предназначенным не только для детей, но и для удовольствия. Они скорее функциональные, чем декоративные.

*

Три вещи, которые давно интересовали меня, сошлись во время написания книги. Первым был мой интерес к антиутопической литературе, интерес, который начался с чтения подростками книг Оруэлла 1984 , Хаксли О дивный новый мир и Брэдбери Фаренгейта 451 и продолжился в период моей работы в аспирантуре Гарварда в начале 1960-х годов. .Если вас заинтриговала какая-то литературная форма, у вас всегда есть тайная йена, чтобы самому написать ее пример. Вторым было мое исследование Америки 17-го и 18-го веков, опять же в Гарварде, которое представляло для меня особый интерес, поскольку многие из моих предков жили в те времена и в том месте. Третий - мое восхищение диктатурами и тем, как они функционируют, что было обычным явлением для человека, родившегося в 1939 году, через три месяца после начала Второй мировой войны.

Как Американская революция, Французская революция и три главных диктатуры 20-го века - я говорю «крупная», потому что их было больше, Камбоджа и Румыния среди них - и, как пуританский режим Новой Англии до него, Галаад исповедует утопический идеализм. течет по его венам, в сочетании с возвышенным принципом, его вездесущей тенью, сублегальным оппортунизмом и склонностью сильных мира сего предаваться закулисным чувственным наслаждениям, запрещенным для всех остальных.Но такие выходки за запертую дверь должны оставаться скрытыми, поскольку режим в качестве своего raison d’être поддерживает идею о том, что он улучшает условия жизни, как физические, так и моральные; и, как и все подобные режимы, он зависит от своих истинно верующих.

Возможно, я был слишком оптимистичен, чтобы закончить историю Служанки полным провалом. Даже 1984 , это мрачнейшее из литературных видений, заканчивается не тем, что сапог навсегда врезается в человеческое лицо, или сломленным Уинстоном Смитом, испытывающим пьяную любовь к Большому Брату, а сочинением о режиме, написанным в прошедшем времени. и на стандартном английском.Точно так же я позволил моей служанке возможный побег через Мэн и Канаду; и я также разрешил эпилог, с точки зрения которого и Служанка, и мир, в котором она жила, ушли в историю. Когда меня спрашивают, скоро ли «Рассказ служанки» «сбудется», я напоминаю себе, что в книге два варианта будущего, и что, если первое сбудется, второе может сделать то же самое.

Рассказ служанки - очень наглядная книга. Те, кому не хватает власти, всегда видят больше, чем говорят.Уместно, что иллюстрации в этом издании Folio отражают как ощущение, так и цветовую палитру 1930-х и 40-х годов, эпоху подъема великих диктатур, а также вывески и брендинг будущего Галаад, равный интерес к пропаганде и презентациям в сочетании с его североамериканским умением создавать запоминающиеся лозунги. Именно этот аспект кажется мне наиболее вероятным в те непростые моменты, когда я обнаруживаю, что убеждаю даже себя в правдоподобности моего собственного ужасного творения.

© O. W. Toad Limited, 2012. Дизайн обложки и иллюстрации Анны и Елены Бальбюссо для издания The Handmaid’s Tale, выпущенного The Folio Society.

Что происходит в Заветах? Маргарет Этвуд раскрывает заговор

Когда большинство людей думает о The Handmaid’s Tale , классическом романе-антиутопии Маргарет Этвуд 1985 года, они думают о красном цвете. Длинные красные мантии и белые шляпы, которые носили женщины, попавшие в репродуктивное рабство в Республике Галаад, стали символом угнетения, привлекательной репликой, которая представляет как влияние Этвуд, так и глобальные проблемы, которые она исследует в своей художественной литературе. Поклонники обратили внимание, когда ее издатель представил ярко-зеленую обложку The Testaments.

В недавних интервью для обложки легендарного автора Этвуд ответила на вопросы TIME о самых интригующих аспектах ее долгожданного продолжения, включая цвет обложки.На последнее у нее есть удивительно простой ответ: «Я раскрасила его карандашами и сказала:« Думаю, он будет лучше выглядеть зеленым »». Она добавляет, что цвет «весенний зеленый» вселяет надежду.

Долгожданное продолжение Этвуд к фильму The Handmaid’s Tale сегодня попадает на прилавки магазинов. Как и оригинал, The Testaments устанавливает баланс между вдохновляющим повествованием и мрачными ссылками на прошлое и настоящее. Но хотя новая книга отвечает на некоторые важные вопросы о Галааде, она также оставляет много возможностей для интерпретации - как это делает Этвуд. Автор предпочитает позволить читателям сделать собственные выводы. "Я человек, который против диктатуры, помните это?" она сказала. «Я не собираюсь говорить читателю, что думать».

Фотография Микален Томас для TIME

Заглавная статья

TIME об Этвуде избегает искажения деталей из The Testaments за пределами общих личностей трех его рассказчиков.Эта статья основана на интервью с Этвудом, чтобы ответить на несколько наиболее важных вопросов о книге и проанализировать значение этих вариантов повествования. Не читайте дальше, если вы еще не прочитали Заветы и не хотите узнавать больше о его содержании.

Вот ответы Этвуда на девять животрепещущих вопросов о The Testaments .

Выживает ли Оффред?

История Оффред в Рассказ служанки заканчивается тем, что она садится в фургон, который уводит ее «во тьму, внутрь; или же свет.В интервью TIME Этвуд говорит: «Мы узнаем достаточно, чтобы понять, что это было больше похоже на свет, чем на тьму».

Одним словом, да. Оффред жив в The Testaments . Но мы говорим об Этвуде, и все не так просто, как кажется.

Почему книга называется Заветы ?

Этвуд дает трехсторонний ответ на этот вопрос, опираясь на структуру романа, рассказанную тремя рассказчиками, и религиозные аспекты Галаад.«Он имеет несколько разных значений: последняя воля и завет, Ветхий и Новый Заветы. А что дает свидетель? Свидетельство, но также и завещание », - говорит она. «Итак, это три: свидетель, воля и« Я говорю вам правду »».

Кто рассказчики Заветов ?

Когда она объявила Заветы , Этвуд дразнила, что новый роман рассказывают три женщины, но она ничего не раскрыла об их личности.Поклонники, которые надеялись, что Оффред, рассказчик The Handmaid’s Tale , может оказаться одним из трех, будут разочарованы. Новая книга больше не приходит в голову женщине, которая первой описала нам все ужасающие обычаи Галаада. Одна из причин, по которой Этвуд так долго ждала, чтобы написать продолжение, она сказала TIME, заключалась в том, что она чувствовала, что воссоздать голос Оффреда будет невозможно. «Она произнесла свое мнение довольно тщательно», - говорит Этвуд. Но как только она поняла, что может получить доступ к Галааду через разных персонажей, она поняла, что может написать продолжение.

Так кто эти женщины? Один из трех рассказчиков - это кто-то, кого читатели уже знают: тетя Лидия, печально известный злодей из оригинальной книги. С тех пор ее оживила Энн Дауд в адаптации Хулу The Handmaid’s Tale . (TIME недавно раскрыл, что Дауд также читает эту роль в аудиокниге, выпуск Заветов ). В новой книге Этвуд усложняет давние предположения читателей о Лидии, которая обучает женщин становиться служанками и часто усугубляет их страдания. ее оскорбительная тактика.Чтобы конкретизировать историю Лидии, Этвуд говорит, что она спросила себя: «Как тебе удалось стать таким человеком? Как вы действуете в этой структуре? Каковы ваши страхи, каковы ваши цели, когда вы в этом положении направляете Эдгара Гувера, который собирал компромат на всех? »

Повествование Лидии составляет самую содержательную треть из Заветов , одного из самых показательных из внутренних механизмов Галаад, потому что она видит - и записывает - все. Как Этвуд указывает TIME, Лидия - женщина, обладающая тайной, но значительной властью в режиме.В Галааде такие женщины редки, и их опасно недооценивают. Посредством повествования Лидии Этвуд позволяет нам получить доступ к гораздо более сложному сознанию, с гораздо большим количеством оттенков серого, чем это было показано в ее оригинальном романе.

Второй рассказчик - это еще один человек, которого мы знаем по оригиналу, но не так хорошо. Когда к власти пришел Галаад, Агнес Джемима была слишком молода, чтобы помнить, какой была жизнь до него. Она растет в красивом доме со своими матерью и отцом, могущественным командиром, и изучает обязанности, которые она должна выполнять как жена.Но когда ее мать умирает, она узнает, что когда-то у нее была другая мать: женщина, которая теперь работает служанкой. И у нее есть смутные воспоминания о пробеге по лесу с неизвестной женщиной в раннем детстве. Если это звучит так, как будто она могла быть дочерью Оффреда - той, которую вырвали из ее рук, когда она и ее муж Люк пытались сбежать в Канаду - ну, возможно, вы что-то поняли. (Подробнее об этом позже.)

Третий рассказчик совершенно новый - опять же, вроде того. Дейзи - подросток, живущий в Торонто, со странно чрезмерно заботливыми родителями, которые владеют магазином подержанной одежды.Галаад - постоянная тема политических разговоров в ее школе. Дейзи написала эссе о Малышке Николь, ребенке, который был «украден» ее служанкой и увезен в Канаду, а теперь гилеадцы считают его символом зла, существующего за ее пределами. Однажды Дейзи участвует в митинге против Галаад вопреки желанию своих родителей. На следующий день, когда ей исполнилось 16 лет, они умерли. И все их друзья ведут себя так, будто Дейзи тоже в опасности. Вскоре они раскрывают правду: она Бэби Николь. Ее «родители» были агентами сопротивления Mayday, кампании по свержению Галаада, которым было поручено защищать ее.

Связаны ли два молодых рассказчика с Оффредом?

Читатели Рассказ служанки вспомнят, что, когда Оффред вошла в фургон в конце романа, она подумала, что может быть беременна ребенком Ника. Это было, по словам Этвуда, примерно за 15 лет до начала действия «Заветы ». А вот и младенец - Дейзи / Николь - который родился у служанки 16 лет назад и тайно вывезен в Канаду.Простая математика предполагает, что этим подростком могла быть дочь Оффреда и Ника.

Тогда разумный читатель мог бы заключить, что оба этих молодых рассказчика - Дейзи / Николь и Агнес Джемима - дочери Оффреда. Что сделало бы их сводными сестрами. И да, на самом деле, в конце концов мы узнаем, что у этих двоих одна мать, которая была служанкой.

Давайте назовем эту теорию разумной, а не достоверной, потому что Этвуд, опять же, предпочитает позволять читателям принимать самостоятельные решения.Нигде в The Testaments не говорится, что мать Дейзи / Николь и Агнес Джемаймы когда-либо носила имя Оффред. Да и сама автор не подтвердит. «Мы почти уверены», - говорит Этвуд. «Но мы действительно не знаем». Безымянность их матери напоминает The Handmaid’s Tale , поскольку мы никогда не узнаем настоящего имени Оффред. Ее анонимность подчеркивает тот факт, что ужасы, от которых страдает Оффред, могут случиться с кем угодно.

Но есть еще один уровень в этом вопросе: хотя в двух книгах не используются имена, в адаптации Hulu The Handmaid’s Tale есть.Этвуд имел прямое отношение к этим именам; она тесно сотрудничает с командой, стоящей за шоу.

До этого момента в сериале Хулу, который транслировался три сезона и был выбран в четвертом, Оффред (известная как Джун) имеет двух дочерей. Старшая, Ханна, от брака с Лукой до Галаада. Ее забирают у родителей, как в книге, перед событиями первого сезона. Намного позже Джун узнает, что Ханна получила новое имя в Галааде.Вторая дочь Джун в сериале - ребенок, которого она родила с Ником. А как зовут этих дочерей? Агнес и Николь. Последнее было решением Этвуда. Брюс Миллер, шоураннер Handmaid’s Tale , рассказал TIME, что ждать Этвуда, чтобы назвать новорожденного, было похоже на ожидание объявления нового Папы: «Я ждал белого дыма», - говорит он.

Итак, у нас в сериале Агнес и Николь в роли дочерей Джун / Оффред.И Агнес Джемима и Николь / Дейзи в роли детей служанки в The Testaments . Это означает, что если вы прочтете две книги и сериал вместе, то да, две молодые рассказчики из «Заветы » - дочери Оффреда. Я предлагаю Этвуду, чтобы читатели могли выбрать, хотят ли они включить шоу в свое чтение двух романов. Она дает очень точный ответ: «Мне нравится такой выбор».

Итак, подождите, что происходит с Оффредом в The Testaments ?

История действительно о Лидии, Дейзи / Николь и Агнес Джемайме.Но мы кое-что узнаем о матери девочек. Если мы сделаем вывод, что этим человеком является Оффред, то вот несколько важных моментов ее жизни после событий Рассказ служанки .

Во-первых, она живет.

Вторая - неудивительно - она ​​работает с Mayday где-то в Канаде.

В-третьих, она издалека следит за жизнью своих детей и надеется воссоединиться с ними.

Тетя Лидия оказалась хорошей?

Критики уже обсуждают моральное положение тети Лидии, мотивы которой в Заветы оказываются гораздо более сложными, чем они представлялись в Рассказ служанки .Этвуд рассказывает TIME, что она не особо задумывалась о причинах, по которым Лидия поддерживала режим, когда писала оригинальный роман. Но она вовремя подхватила нерв, расширив характер персонажа в The Testaments , исследуя опасную территорию соучастия женщин в плохом поведении мужчин и проводя линию, которая оставляет читателям место для споров. Этвуд не будет взвешивать. «Пусть тетя Лидия говорит сама за себя и принимает собственное решение», - говорит она.

Как The Testaments вписывается в мир телешоу Handmaid’s Tale ?

Шоу является продолжением оригинальной истории Этвуд, действие которой происходит в мире, который она создала, и автор дает советы по поводу его истории в регулярных беседах с Миллером.В «Заветы » есть элементы, которые узнают зрители шоу. Но The Testaments берет начало спустя годы после нынешней жизни июня в сериале, поэтому, хотя они тесно связаны, истории совершенно разные. Этвуд говорит TIME, что для нее было важно не писать новеллизацию шоу Handmaid’s Tale , а также не вводить противоречий между ними. Есть несколько деталей, которые самые бдительные фанаты могут признать отличными между новой книгой и сериалом, но в целом они работают как дополнительные элементы.

Что касается экранного будущего The Testaments , TIME сообщило, что Hulu и MGM разрабатывают новый роман для экрана, работая с Миллером над определением наилучшего способа производства материала. На данном этапе неясно, какую форму примут переплетенные истории Лидии, Дейзи / Николь и Агнес Джемимы - будут ли они включены в существующее шоу или будут созданы другим способом.

Что означают буквы на подоконнике?

Этот вопрос имеет смысл только после того, как вы прочитали роман, но это дразняще. Так же, как в The Handmaid’s Tale , Этвуд заканчивает The Testaments расшифровкой стенограммы конференции по галиадским исследованиям спустя много времени после падения режима. В нем профессор Джеймс Дарси Пиейшото обсуждает недавно обнаруженные рукописи, составляющие Заветы , и анализирует их содержание.Он рассказывает, что буквы N, A, G, V и AL вырезаны на подоконнике второго этажа в коттедже Рузвельта, который когда-то функционировал как центр беженцев для сбежавших гилеадцев, и говорит, что Агнес Джемима и Дейзи / Николь, возможно, остались там в течение время. Пиейшото предполагает, что буквы могли быть вырезаны сводными сестрами и могли быть инициалами главных действующих лиц в их рассказах: Николь, Агнес или Ада (член Сопротивления Первомая), Гарт (также Мэйдэй), Виктория (другое имя Проходит Агнес Джемима) и тетя Лидия.Но он указывает, что мы никогда не узнаем наверняка. Этвуд, со своей стороны, предполагает, что он на правильном пути. «Я думаю, что наш профессор делает довольно хорошее предположение», - говорит она.

Напишет ли Этвуд больше романов о Школе Галаад?

Использование Этвудом Лидии, Агнес Джемаймы и Дейзи / Николь для расширения и углубления нашего понимания Галаад является эффективным. Если The Handmaid’s Tale было психологическим исследованием - клаустрофобным взглядом на изолированность и внутреннюю жизнь одной женщины, то The Testaments - более социологический аналог.Читатель Оффред знал ровно столько же, сколько и она: очень мало. Но три рассказчика вместе предлагают захватывающий взгляд на мир, созданный Этвудом на более высоком уровне. Легко представить, что Этвуд мог бы добавить больше перспективы к Галааду глазами других персонажей. И она написала книгу отчасти потому, что считает, что мир больше движется в сторону Галаад, чем от него, и вряд ли это чувство исчезнет в ближайшем будущем.

Но Этвуд не особо любит обсуждать свои планы на будущее - она ​​говорит TIME, что это часто приводит к сожалению.Тем не менее, она также не говорит, что не напишет еще романов о Школе Галаад. Когда я прошу ее подтвердить, что она не возражает против такой возможности, она отвечает: «Я никогда не говорю никогда».

Подпишитесь на нашу информационную рассылку о развлечениях. Подпишитесь на More to the Story, чтобы получить контекст, который вам нужен для любимой поп-культуры.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили письмо с подтверждением на указанный вами адрес.Щелкните ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени. Если вы не получите подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Напишите Люси Фельдман по адресу [email protected]

Почему Маргарет Этвуд вернулась в «Рассказ служанки»

В начале прошлого месяца я пересек международную границу из Соединенных Штатов в Канаду - относительно простой поступок, который в наши дни кажется еще более опасным, чем раньше.Во время заключительного этапа третьего контрольно-пропускного пункта в аэропорту Билли Бишопа Торонто Сити, так близко к концу, что я мог видеть озеро Онтарио, сверкающее через большие окна, у сурового пограничника возникли некоторые вопросы. Почему ты здесь? Для работы. Чем ты занимаешься? Я журналист, беру интервью. Кто с? Маргарет Этвуд.

Сказав это, темноволосый охранник посмотрел на меня почти с разочарованием. «О, , ее », - сказала она, махая мне рукой.«Все всегда приходят за ней».

Забавно представить, но не невероятно: орды дерзких репортеров ежечасно штурмуют вежливый Торонто, требуя не Дрейка, не Абеля «The Weeknd» Тесфайе, даже не бывшего Raptor или Maple Leaf, а 79-летнего автора Этвуда. и верховная жрица литературного искусства Канады. Прекрасная идея, но это неправда, - сказала мне Этвуд позже, когда мы поселились в номере отеля, после того, как она совершила набег на мини-бар в поисках соленых кешью и коротко расспросила меня о беззакониях нового премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона.Вы не можете писать и нажимать одновременно; это слишком отвлекает. А Этвуд почти всегда пишет. Дело не в том, что она против интервью - она ​​предпочитает это сейчас, когда она только начала заниматься прессой, в 1960-х и 1970-х годах, когда репортеры «не могли понять, как пишут женщины-женщины, а также пишут канадцы. »И казался довольно враждебным к идее того и другого. А теперь все по-другому, потому что?

Она царственно приподняла шею, взъерошивая свои седые кудри так, что они выскочили наружу, властная семидесятилетняя Сирота Энни в нежном полуденном свете.«Потому что, - ее глаза сверкнули на меня, - я почтенный».

Королева Маргарет, прорицательница, поэтесса, иногда Фанат Игры престолов , историческая энциклопедия, обладательница Букеровской премии, действительно почтенная. Тридцать четыре года назад она опубликовала Рассказ служанки , произведение спекулятивной фантастики, представляющее репрессивную теократию в Соединенных Штатах, и с тех пор ее имя проверяли практически каждый раз, когда репродуктивные права ограничиваются или для оправдания используются библейские слова. ужасающие действия.Книга рассказана служанкой, единственный титул которой связан с человеком, которому она назначена рожать детей в результате изнасилования. Ее зовут Оффред, что означает, что она является собственностью «Фреда» Уотерфорда, элитного командира тоталитарной Республики Галаад. .

Почти мгновенно, Рассказ служанки стал современной классикой. Его изображение радикальных религиозных фанатиков, устраивающих переворот в Америке, разоренной бесплодием, загрязнением окружающей среды и болезнями, было в немалой степени вдохновлено книгой Джорджа Оруэлла 1984 , которая также была годом, когда большая часть книги была написана, в то время как христианские правые Морали Движение большинства было на пике.Этвуд начал работу над этим, когда жил в тогдашнем Берлине, обнесенном стеной; она закончила его в Таскалусе, штат Алабама, где ее предупредили, чтобы она не ездила на велосипеде на улице, что заставило бы местных жителей подумать, что она коммунистка, и попытаться сбить ее с дороги. Советский авторитаризм и надоедливая американская паранойя закончили создание ее рассказа.

Хотя История служанки никогда не выходила из печати, и хотя Этвуд утверждает, что интерес к ней повышается с каждыми выборами в Америке, это стало еще более явным явлением в конце 2016 года, после того, как победил билет Дональда Трампа и Майка Пенса. в U.С. президентские выборы и всего за несколько месяцев до телеадаптации романа дебютировали на Hulu. Визуальная иконография служанок - женщин, обезличенных алыми плащами и обезличенных белыми шляпами с запахом, - стала неотъемлемой частью протестов и собраний по всему миру. Но прежде, чем что-либо из этого произошло, Этвуд уже решил, в начале 2016 года, написать продолжение.

Nan A. Talese

Мы встретились в этом гостиничном номере в Торонто, чтобы обсудить The Testaments , самую ожидаемую книгу года и роман настолько захватывающий, что первое мероприятие Этвуда в день выхода, 10 сентября, транслируется в прямом эфире. в более чем 1000 кинотеатров по всему миру.Книга находится под такой строгой охраной, что, когда в августе мне доставили камбуз, на ней было вымышленное имя и фальшивое название, а также было подписано соглашение о неразглашении. «Заветы », действие которых происходит примерно через 15 лет после событий «Рассказ служанки » и построенное вокруг свидетельств трех женщин, - это то, о чем мечтают продавцы книг, с соответствующими панельными дискуссиями и костюмированными вечеринками. (Одно мероприятие в лондонском книжном магазине посвящено вышивке и изготовлению плакатов.) И каждый раз, когда я задавал Этвуд вопрос по этому поводу, она отклоняла его с инстинктивной ловкостью Роджера Федерера на Центральном корте.

Вопрос о том, изменило ли телешоу ее восприятие своих персонажей, вызвал диссертацию о 50 оттенках красного, которые использовала дизайнер костюмов Hulu Ане Крэбтри, чтобы правильно подобрать наряды служанок. Вопрос о том, как она пыталась передать голос 16-летней девушки, породил анекдот о Дастине Хоффмане и Лоуренсе Оливье на съемочной площадке Marathon Man .Споры о том, почему она хотела вернуться к антагонисту The Handmaid's Tale , тете Лидии, чье чувство юмора и самосознание в The Testaments острее, чем кто-либо мог представить, заставил Этвуда сказать: «Конечно, вопрос в том, о чем думают Мать-Настоятельница в свободное время? А что насчет Хильдегард фон Бинген? Она определенно прожила свою жизнь на грани ".

Примерно через час, после того как мы с Этвудом обсудили детей хиппи, утопические романы Натаниэля Хоторна, предостережения Мадлен Олбрайт против фашизма, танец Морриса («Мы не совсем понимаем, что это значит.Было ли это языческим делом? Ритуал плодородия? »), И Марджери Кемпе,« мистик, который много плакала », я начинал понимать, что Этвуд не хотел говорить о Заветы , и что вопросы, которые я задавал ее раздражало, потому что они продолжали требовать интерпретации книги, которую она не хотела интерпретировать. Последняя строка Рассказ служанки - «Есть вопросы?» - намекает на преднамеренную двусмысленность ее рассказов. Все, что я пытался заставить ее сделать - объяснить персонажей, которых она создавала, или события, которые она придумывала для них, - казалось, было всем, что она вежливо, но горячо сопротивлялась делать.

Отчасти, я полагаю - она, очевидно, не сказала бы мне, - потому что Этвуд танцует вокруг очереди. Рассказ служанки был фильмом 1990 года, оперой, пьесой, балетом, шоу одной женщины и вдохновением для концептуального альбома группы Lakes of Canada. Но за последние три года, когда волна читателей провозгласила роман символом «сопротивления», а телеадаптация Хулу расширила ее историю в новых, иногда сомнительных, направлениях, вымышленный мир Галаада превратился в феномен. что угрожает вырваться из-под контроля автора.

Этвуд сказала, что она не против. Она метается взад и вперед между принятием шумихи - прямая трансляция выпуска книги, как она гордо сказала мне, является «самой большой», которую когда-либо делали продюсеры, - и преуменьшением ее. (По ее словам, больше всего суеты, которую она когда-либо испытывала дома в Торонто, было, когда она столкнулась с мэром Робом Фордом, пытаясь сохранить достаточное финансирование для местных библиотек.) В работе Этвуд так много говорится о двойственности: пары или двойники, или противостоящие силы, поражающие друг друга.И если The Handmaid’s Tale - это все о пассивности и бессилии Оффред, то The Testaments определяется действием. Его персонажи находят силу в неожиданных местах. Они заключают сделки, которые решают их судьбу. Они обладают влиянием и значительной властью над другими. Они принимают решения, и читатели тоже.

Характер тети Лидии, в частности, имеет дугу, которая бросает вызов упрощенному чтению Рассказ служанки . Ее рассказ можно интерпретировать как попытку автора восстановить власть над своей собственной вселенной, при этом оставляя достаточно места для читателей, которые, как она знает, вынесут свой собственный вердикт.«Есть разные виды и уровни суждения людей», - сказал Этвуд. Она сказала, что не хочет явно формулировать книгу, потому что знает, что каждый читатель «привносит в каждую книгу то, что он есть, и каждый из тех, кто они есть, индивидуален». Столкнувшись с теми же ситуациями, что и персонажи из «Заветы », «вопрос для них, вероятно, заключается в том, что бы вы, , сделали? Что бы вы сделали, , ? "

Тетя Лидия - слабое присутствие в Рассказ служанки, , но она отбрасывает тяжелую тень.Когда в романе Оффред впервые попадает в плен агентами Галаад при попытке бежать в Канаду, ее переносят в Центр Рэйчел и Лии, названный в честь отрывков Ветхого Завета, на которых основан режим Галаада. («И когда Рахиль увидела, что она не рожает Иакова детей, Рахиль завидовала своей сестре и сказала Иакову: дай мне детей, иначе я умру ... И она сказала: вот, служанка моя Валла, войди к ней; и она буду стоять на коленях, чтобы и у меня были дети от нее ».

Руководит центром Рахили и Лии, где женщин накачивают наркотиками, дисциплинируют и учат быть служанками, - тетя Лидия, одна из женщин, которым поручено обеспечение соблюдения этой новой системы репродуктивного назначения.Отфильтрованная через точку зрения Оффреда, тетя Лидия - не столько человек, сколько генератор лозунгов - изречения, которые она изрекает о женщинах, выполняющих свой долг, мешают повествованию Оффреда, которое невозможно стереть из ее памяти. С «дрожащей улыбкой нищего, слабым миганием глаз и взором вверх» тетя Лидия изображается скорее как раздражитель, чем как активный угнетатель. Когда Этвуд написала Рассказ служанки , она сказала мне своим сухим ровным голосом, что «совсем не думала о [Лидии].До тех пор, пока она не прочитала книгу Джин Риса « Wide Sargasso Sea », она никогда не обращала особого внимания на жену мистера Рочестера. «Она что-то вроде светильника, вроде лампы или чего-то такого. Вы не думаете о ее прошлом, ее внутренней жизни или о чем-то еще. Она просто помеха на пути Джейн Эйр к замужеству. Она предложила мне кешью.

На протяжении многих лет люди спрашивали Этвуд, напишет ли она продолжение к « Рассказ служанки », и она все время отвечала «нет». Потому что, подумала она, они спрашивали, продолжит ли она рассказ о Оффреде, и ответ на этот вопрос был окончательным.«Это было бы невозможно», - сказала она. «Вы не могли действительно воссоздать этот голос, вы не могли больше его воссоздать». Но прыжок вперед во времени с целью изучения второго поколения Галаад казался более многогранным и вероятным. Как бы выглядел Галаад, когда он перерос свой «первый прилив идеологической странности», как выразился Этвуд? По ее словам, с каждой революцией наступает фаза разбивания витражей (Оливер Кромвель) и фаза расправы с казаками (большевики), а затем что происходит дальше.Что в Галааде будет дальше?

Пока она думала о продолжении рассказа, тетя Лидия - слабоглазая, моргающая, неодушевленная - показалась ей довольно очевидным выбором персонажа для повторного посещения. («Я всегда был поклонником Ричарда III», - сказал Этвуд наклонно.) Книга разделена на три повествования: одно принадлежит Лидии, незаконно написано синими чернилами и спрятано внутри копии Apologia Pro Vita Sua кардинала Ньюмана: Защита собственной жизни. Одно из них - записанное свидетельство молодой женщины по имени Агнес о том, как она росла в Галааде.(Имя будет знакомо зрителям сериала Hulu.) Третий - свидетельство девочки-подростка по имени Дейзи, которая выросла за границей в Канаде, и которая не может избавиться от чувства, что ее родители что-то скрывают от нее. . Когда я упомянул Этвуд, что мне нравится контраст между голосами Агнес и Дейзи, она пристально посмотрела на меня загадочным взглядом и сказала: «Ага, хорошо бы, не так ли?»

Лидия, однако, является наиболее динамичным персонажем, и она привлекает наибольшее внимание со стороны автора.Не вдаваясь в подробности, ее точка зрения доминирует над The Testaments и предлагает важные новые детали и контекст о том, как был основан Gilead. Повествование Лидии названо в романе «Голографией Ардуа Холла», при этом голограмма , , кажется, имеет двоякое значение: некогда плоский объект становится трехмерным на наших глазах.

В адаптации Брюса Миллера для Hulu Handmaid Лидия - грозное существо, которого играет удивительная Энн Дауд, персонаж, дезориентирующий между фанатизмом, сочувствием и ритуальным садизмом.По словам Этвуд, очень сложно ответить на вопрос, повлиял ли сериал на то, как она думает о своих собственных персонажах. «Конечно, в некотором роде это должно быть. Я не сижу и не думаю о том, на какой миллиметр он меняет то или это ». По ее словам, слова всегда можно интерпретировать, в то время как кино и телевидение более буквальны. В оригинальном романе , Лидия видна полностью снаружи. В телесериале она становится более глубокой благодаря многослойному исполнению Дауда и расширению биографии Миллера.Но The Testaments снова делает ее чем-то другим: летописцем Галаада, который в некотором смысле оспаривает как оценку ее Оффреда, так и оценку читателя.

Хотя продолжение Этвуда и телесериал не придерживаются строго одних и тех же сюжетных линий, у них завораживающе симбиотические и сердечные отношения, которые не похожи ни на какие другие в литературе или Голливуде. «Мы на связи», - так Этвуд описала свое общение с Миллером, которое она характеризует как «очень уважительное».«Цель обеих сторон - не делать ничего, что прямо противоречит тому, что другой человек сделал или мог бы захотеть сделать. (HBO Игра престолов , неспособная дождаться финальных романов Джорджа Мартина до того, как закончить сериал, как известно, пошла в своем собственном направлении.) Оффред, которого играет Элизабет Мосс, назван Джун в сериале, что понимает Этвуд, потому что она говорит, что невозможно иметь телевизионного персонажа без имени - нельзя заставлять всех повторять «Эй, ты» несколько сезонов.Точно так же, в то время как Галаад в романе представляет собой государство с белым национализмом, политика многообразия Хулу, по ее словам, вынудила Миллера сделать свою версию Галаад по сути дальтоником.

Прыгая вперед во времени с The Testaments , Этвуд покидает место Миллера, чтобы закончить рассказ Джун. Есть также откровения в Завещаниях , которые подтверждают определенные детали в серии, включая имена двух детей Оффреда. Для этого, сказал Этвуд, каждая сторона должна выбрать имя.Телеведущие выбрали Агнес, что означает «святая» или «целомудренная». Она выбрала Николь, что означает «победа народа». Этвуд очень старалась не сказать ничего оценочного о сериале Hulu, хотя и сказала, что любит Миллера. (Она также обожает Сару Полли, которая, по ее словам, проделала «отличную работу», адаптировав свой роман 1996 года, Alias ​​Grace , для CBC и Netflix.) И все же, сосредоточив так много внимания в The Testaments на тетушке Лидии. Этвуд также, кажется, заявляет о своих неоспоримых правах на персонажа.

На протяжении всей ее карьеры люди пытались запихнуть Этвуд в ящики - писательница, писательница-феминистка, политическая писательница, канадская писательница, Пророк. (Единственный ярлык, который она, кстати, ценит, - это «ясновидящая», поскольку мир несколько раз милостиво доказывал ее правоту.) В ярком эссе 1976 года под названием «О том, как стать женщиной-писателем», Этвуд критикует против людей, которые пытались заявить о ней по разным политическим причинам, против того, что она считает «развитием одномерной феминистской критики», и против интервьюеров, которые настаивают на «попытках выяснить, что вы за человек.«Худший интервьюер из всех, - пишет она, - это« мисс Сессия », человек, неспособный понять свою работу таким, каким она является (вымысел), и безумно пытается заставить ее сказать что-то о проблеме, которая превращает ее в «Экспонент, представительница или теоретик». (Когда я прочитал это эссе через несколько недель после нашего интервью, я сглотнул.)

Принятие Рассказ служанки как основополагающего феминистского текста всегда беспокоило ее - большая часть романа является отрицанием второй волны. феминизм, воплощенный в воспоминаниях Оффред о ее матери.По тем же причинам Этвуд имела тенденцию не идентифицировать себя как феминистку, хотя в большинстве современных интерпретаций этого термина она соответствует всем требованиям. Она хотела написать The Handmaid's Tale , она задокументировала в своей книге 2005 года Moving Targets , в качестве контрапункта к спекулятивным работам, таким как 1984 , в которых были оттеснены женские персонажи - чтобы создать «антиутопию с женской точки зрения». ” Однако, поясняет она, «это не делает серию « Рассказ служанки »« феминистской антиутопией », за исключением того, что предоставление женщине голоса и внутренней жизни всегда будет считаться феминистским теми, кто считает, что женщины не должны иметь этих вещей.

Таким образом, ее отказ от ярлыка «феминистка» объясняется не тем, что она не считает, что женщины равны и должны быть равны мужчинам по интеллекту, статусу и человечности. Похоже, это связано с несовершенными способами, которыми ее работа кооптировалась на протяжении многих лет. Более чем когда-либо со времени выборов 2016 года феминизм превратился в инструмент маркетинга - прозрачную, безумно прибыльную подножку, взрывающую плейлисты Spotify, носящую киску шляпой. Злополучный анонс в 2018 году фирменной коллекции вин Handmaid's Tale , включающей «землистое» Пино Нуар Оффреда, «смелое» Каберне Офглен и «утонченное» Серена Джой Бордо Блан, стало примером самых бесстыдных инстинктов позднего капитализма. продавать вещи женщинам.(Коллекция вин была отменена из-за серьезной негативной реакции, всего через 24 часа после ее объявления.)

Оффред Этвуда - убедительный, проницательный и совершенно бессильный - не является иконой феминизма. (Сериалы Hulu могут не согласиться с этим.) Она персонаж романа. Тетя Лидия тоже. Решив посвятить так много из Заветов повествованию Лидии, Этвуд заботится о том, чтобы читатели помнили это о ее работе. Ее персонажи не предназначены для того, чтобы их цитировали в вдохновляющих мемах, или воспроизводили на плакатах, или выставляли в качестве образцов расширения прав и возможностей или феминистской добродетели.Они созданы для того, чтобы о них было интересно читать. Этвуд давно раздражала мысль, что она оказывает женщинам медвежью услугу, изображая их сложными личностями, способными быть такими же хорошими и плохими, как мужчины. Женщинам, как персонажам, так и людям, пишет она в эссе 1978 года «Проклятие Евы, или то, что я узнала в школе», нужно «допускать их недостатки». (Когда я совершил роковую ошибку, сказав банальность о том, что женщины могут делать, когда они работают вместе, Этвуд мгновенно ответил: «Они и шимпанзе бонобо.»)

« Заветы », таким образом, являются одновременно романом и исправлением. Быть столь почитаемым, как Этвуд, неизбежно означает, что мир будет востребован вами, а быть востребованным миром означает, что ваша работа будет интерпретироваться (и кооптироваться) людьми, чьи намерения и идеи не всегда совпадают с вашими. Это означает, что сценаристы кино и телевидения переделывают ваши истории в разные формы, растягивают и переделывают их таким образом, чтобы вы могли быть в порядке, а могли нет. Несовершенная интерпретация работы Этвуд настолько неизбежна, что она записана в Рассказ служанки , в заключительном разделе романа, действие которого происходит на сотни лет в будущем, когда профессор «Исследования Галаад» пытается проанализировать записи, на которых рассказывается оффред. был записан, внося в процесс свои собственные предубеждения.

Этвуд это понимает. «Когда вы издаете книгу, это больше не ваша книга», - сказала она мне. «Это принадлежит читателям. Если книгу никто не читает, значит, она просто лежит. Он инертный, как партитура, которую никто не играет ». У такого высокого уважения есть свои преимущества: по словам Этвуд, было весело пойти к Эмми - она ​​забрала двух женщин из своего офиса, и они «потрясающе хорошо провели время». Она бы солгала, если бы сказала, что ей не нравится, что так много людей все еще читают «Рассказ служанки» , а «Заветы » с нетерпением ждали.«Но это не имело бы значения, если бы я был недоволен. То же самое будет происходить и по сей день ».

И все же, публикация продолжения по прошествии столь длительного времени неизбежно предполагает, что это ее книга и ее мир, в конце концов. The Testaments - это не та история, которую могли бы ожидать многие набожные читатели Handmaid’s Tale . Он усложняет персонажей, которые когда-то казались простыми, и запутывает простые суждения. Он утверждает печать своего автора на вымышленном пейзаже, не закрываясь для субъективной интерпретации.Когда я спросил Этвуд, почему в ее работах так много свидетельств женщин, она на секунду задумалась, а затем описала это как «археологический» интерес к ненадежной природе рассказывания историй. «Вещи, которые были закопаны, обнаруживаются. То, что скрыто, раскрывается ». Но, «будучи таким писателем, - сказал Этвуд, - обычно есть - а на самом деле всегда есть - то, чего мы не знаем».

Продолжение «Сказки служанки» здесь

Четвертый сезон находится в разработке. А пока смотрите все наши репортажи о шоу на NYT Watching и транслируйте шоу на Hulu.

Погрузитесь глубже

Этвуд рассказала о том, как нынешний политический климат, особенно события, начавшиеся после избрания президента Трампа, повлияли на ее взгляд на книгу.

В статье для Book Review в 2017 году Этвуд размышляла о том, был ли это «феминистский» роман, и размышляла о процессе написания: «Еще в 1984 году основная посылка казалась - даже мне - довольно возмутительной. Смогу ли я убедить читателей в том, что Соединенные Штаты пережили переворот, превративший бывшую либеральную демократию в теократическую диктатуру с буквальным мышлением? »

И наш главный телевизионный критик Джеймс Поневозик провел параллели между Галаадом и нашим сегодняшним днем.«Ненавижу говорить, что эта история актуальна недавно, как будто этого не было три десятилетия», - написал он. «Но посмотрим правде в глаза: когда у вас есть президент, который говорит о женщинах, как если бы они были игрушками для выжимания, это подразумевало, что у жесткой журналистки в свои месячные, администрация которой собрала комнату, полную мужчин-политиков, чтобы обсудить медицинское страхование женщин - ну, вирусный маркетинг позаботится о себе сам ».

И, конечно же, история имела огромный культурный охват, оказывая влияние на все, от активизма до высокой моды.

Ищете еще антиутопическую литературу?

Здесь много. Женский гнев подпитывает совершенно новую область книг, от триллеров до научной фантастики.

Вы можете посмотреть роман Лени Зумас «Красные часы», который представляет мир, в котором аборты снова запрещены. Дебютный роман Джоан Рамос «Ферма» поднимает вопросы о фертильности, материнстве и деньгах, поскольку более бедные женщины действуют как суррогаты для более богатых людей.

«Водное лекарство» Софи Макинтош задает, казалось бы, простой вопрос: что, если бы мужественность была буквально токсичной?

Наконец, в книге Наоми Олдерман «Сила», одной из 10 лучших книг Book Review за 2017 год, появление «электростатической силы» переворачивает гендерную динамику во всем мире, но служит напоминанием: никто не застрахован от опьяняющего эффекты власти.

Следите за New York Times Books на Facebook , Twitter и Instagram , подпишитесь на наш информационный бюллетень или наш литературный календарь . И послушайте нас в подкасте Book Review .

Рассказ служанки S4: Почему шоу не выдержало сопротивления книги

Рассказ служанки Hulu

В конце третьего сезона сериала «Рассказ служанки » Хулу Джун Осборн (Элизабет Мосс) успешно освободила почти 100 детей от женоненавистнической теократии Галаада с помощью ума, сердца и короткой кампании партизанской войны, бросающей камни.Сезон 4 продолжается в том же духе крутого сопротивления. Джун вдохновляет смелые атаки, ведет еще более смелые побеги и решительно противостоит своим мучителям. Она герой боевиков. Она крутая. Она боец.

Это тем более поразительно, что в романе Маргарет Этвуд 1985 года, на котором основан сериал, главный герой категорически не был ни одним из этих элементов. Вместо этого оригинальный Handmaid’s Tale был тихой, меланхоличной историей о том, как тоталитаризм и патриархат сужают возможности для сопротивления и самости.Телесериал - это история вдохновляющих лидеров и катарсиса мести.

Этот рассказ во многих отношениях более удовлетворителен. Но это также более знакомо. Поп-культура любит изображать людей, сбрасывающих кандалы. У него меньше ресурсов, чтобы рассказать историю о ежедневном весе цепей.

Поп-культура любит показывать, как люди сбрасывают оковы. У него меньше ресурсов, чтобы рассказать историю о ежедневном весе цепей.

Рассказ служанки , книга и серия, повествуют о недалеком будущем, в котором ухудшение состояния окружающей среды привело к бесплодию большинства людей. Паника, вызванная этой катастрофой, помогла радикальной правой христианской патриархальной секте свергнуть большую часть Соединенных Штатов, основав нацию под названием Галаад. Чтобы обеспечить высокую рождаемость, Галаад заставляет плодородных женщин, совершивших различные «грехи» (прелюбодеяние, лесбиянство, аборт), становиться служанками. Служанки назначаются высокопоставленным командирам, которые каждый месяц ритуально насилуют их во время овуляции.Роман Этвуда - повествование от первого лица одной из этих служанок. Ее зовут Оффред - имя, указывающее на то, что она является собственностью командира Фреда Уотерфорда.

С самого начала версии «Рассказ служанки » Хулу, у Оффред гораздо больше свободы воли и гораздо больше возможностей для самореализации, чем в романе. Во-первых, Оффред часто называют ее настоящим именем Джун, которое почти не упоминается в книге.По мере того, как сериал продолжается, она участвует в нескольких попытках побега, ударяет мистера Уотерфорда (Джозеф Файнс) по лицу и убеждает жестокую жену Уотерфорда Серену Джой (Ивонн Стшеховски) попытаться заставить Галаад изменить законы, мешающие женщинам учиться читать. . К началу 4 сезона она убила как минимум одного солдата Галаад и стала легендарным лидером сопротивления, напоминая Гарриет Табман. (К сожалению, сериал в основном сосредоточен на белых женщинах, что фактически уводит в сторону свой долг антирасистскому и аболиционистскому сопротивлению.)

В четвертом сезоне июнь не просто героический персонаж. Он открыто и с энтузиазмом выступает за расширение прав и возможностей насилия и мести. Несколько бывших служанок делятся своим опытом в терапевтической группе, которая в основном посвящена исцелению и прощению. Затем наступает июнь. Она побуждает других женщин принять свой гнев и гнев и фантазировать об убийстве и нанесении увечий своим бывшим мучителям. По сути, это извинение или оправдание самого сериала Hulu со всеми его образами мести.Джун сопротивляется, чтобы те, кто смотрит, особенно женщины, могли испытать заместительный катарсис.

Июнь и сериал убедительно доказывают; гнев - вполне оправданный ответ на жестокость и угнетение. И все же в исходном материале предлагается небольшая заместительная месть. Оффред в книге редко бывает злой, и уж точно не крутой или агрессивной. Повествование у нее в основном тоскливое и грустное. «Я хочу, чтобы все было так, как было», - размышляет она. «Но в этом нет никакого смысла, это желание.”

Книга Акты сопротивления Оффреда, такие как они есть, в основном включают в себя небольшие удовольствия. Она пьет сок с добавками, когда ей этого не следует. Она мягко флиртует с охранниками. У нее роман с Ником, водителем Уотерфорда. Когда ее подруге Мойре удается сбежать, Оффред взволнован и горд. Но она не видит в этом возможности для себя. «Мы уже теряли вкус к свободе, мы уже находили эти стены безопасными», - пишет она. Оффред действительно участвует в двусмысленной попытке побега в конце романа, но это происходит не по ее собственной инициативе.Она просто делает то, что говорит ей Ник, к лучшему или к худшему.

Короче говоря, книга Этвуд « Рассказ служанки » не очень вдохновляет и не обнадеживает. Он не поощряет, не празднует или не моделирует сопротивление. Серия Hulu, очевидно, видит в этом слабость, и не без причины. Угнетенные люди часто сопротивляются; например, порабощенные люди до гражданской войны без устали пытались бежать. Вы можете возразить, что нам нужно больше призывов к действию и меньше призывов к отчаянию.

Отчасти в Оффред в романе звучит и мощно то, что она не Джун.Она не герой боевиков, не боец ​​сопротивления или не кто-то другой важный. Она просто средний человек, столкнувшийся с жестокой, невозможной ситуацией.

Но дело в том, что поп-культура дает нам примеры отважных, решительных аутсайдеров, которые все время преодолевают огромные препятствия - от восстания, взорвавшего Звезду Смерти, до Последней девушки, добившей этого слэшера, и до Китнисс, ведущей атаку против нее. собственное антиутопическое будущее. Поп-культура любит истории, в которых происходит много всего, и героические люди совершают героические поступки.Предполагается, что главные герои идут на огромный риск и все же каким-то образом избегают увечий и смерти, нанесенных всем окружающим. В литературной фантастике игра в скрэббл может вызывать напряжение. Но в мейнстримовом телесериале, рассчитанном на массовую аудиторию? Здесь вам нужен кто-то храбрый и смелый, который продолжает сопротивляться смерти. Тебе нужна июнь.

Отчасти в Оффред в романе звучит и мощно то, что она не Джун. Она не герой боевиков, не боец ​​сопротивления или не кто-то другой важный.Она просто обычный человек, столкнувшийся с жестокой, невозможной ситуацией, с которой она сталкивается при ограниченных ресурсах, и нет никаких гарантий, что она выживет, потому что она громкая звезда с многосезонным контрактом. Ее пассивность, отчаяние и беспомощность расстраивают. Но именно поэтому они так ценны. Когда каждая история угнетения связана с героизмом и триумфом, становится трудно вспомнить, что угнетение по своей природе часто делает людей слабее, чем сильнее.

Нам всем нравится думать, что когда случится худшее, мы станем больше жизни, как июнь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *