Классика литературная: Серии книг издательства ЭКСМО

Содержание

Понятие литературной классики

Определение 1

Литературная классика — это произведения художественной литературы, считающиеся эталоном для того или иного жанра.

История возникновение понятия литературной классики

В литературе само понятие классики сложилось в последние три столетия эпохи античности и обозначало категорию писателей, которые по каким-либо причинам, не всегда ясным, считались достойными быть наставниками и служить образцами во всем, что касается получения знаний и владения словом. Первым классическим писателем считается Гомер. Уже в классический период развития Греции его поэмы «Илиада» и «Одиссея» считались недосягаемой вершиной драмы.

Замечание 1

У древних греков понятия «драма» и «литература» были практически тождественными.

В 5-8 вв. н. э. сформировался канонический список авторов, которые обладали текстами, определявшими теории и нормы. Эти нормы и теории передавались в процессе обучения. При этом канон не был абсолютно незыблемым, но в разных школах его ядро остается постоянным, да и сам он варьируется в минимальной степени. К 14 веку возникает тенденция к расширению этого списка. В этот период наряду с писателями эпохи Августа в этот перечень включаются авторы более поздних эпох и представители язычества и христианства 4-8 веков. Эти авторы служат общим достоянием, им постоянно подражают, их цитируют, сочиняют к ним глоссы.

Определение 2

Глосса – это непонятное или иноязычное слово в тексте с объяснением, которое помещается либо под самим словом, либо над ним, либо на полях.

Современное значение понятия классической литературы своими корнями уходит в эпоху Ренессанса. В этот период в процессе секуляризации европейской культуры писатели интересовались античными авторами. В результате в литературе воцарилась эпоха классицизма. Писатели подражали античными драматургам, в частности, Софоклу, Эсхилу, Эврипиду.

В своей работе «Поэтическое искусство» Николя Буало описывает канон классической драмы.

С этого момента понятие классической литературы приобрело несколько значений:

  • В узком смысле классическая литература – это вся античная литература
  • В широком понимании понятие «классический» стало применяться по отношению к любому литературному произведению, которое стало эталоном для своего жанра. Например, существует классика модернизма (Джойс, Пруст), классика романтизма (Байрон), классика массового романа и т.д.

Сущность литературной классики

Понятия «литературный верх», «высокая литература» не имеют полной смысловой определенности. При этом они служат логическому выделению из всей «литературной массы» части, верной своему культурно-художественному предназначению и достойной уважительного внимания. Вершиной высокой литературы является классика – часть художественной словесности, которая авторитетна и интересна для ряда поколений. Классика составляет «золотой фонд» литературы.

Литературоведческое понятие «классический стиль» связано с представлениями о гармонической цельности. Это понятие выступает в качеств ориентира для каждой национальной литературы. В отечественной словесности, например, классический стиль наиболее полно воплощен в творчестве А. С. Пушкина.

В понятии «литературная классика» содержится представление о масштабности, значимости, образцовости произведений. Как говорил Д. С. Мережковский, писатели-классики являются «вечными спутниками человечества».

Художественная (литературная) классика – это совокупность произведений первого ряда. Как правило, она опознается только из последующей эпохи.

Замечание 2

Суть классической литературы состоит в том, что она активно включена в трансисторические диалогические отношения.

Преждевременное же возведение автора в ранг классика не всегда полезно и желательно. Автор, признанный своими современниками, является всего лишь «кандидатом» в классики. Есть немало примеров, когда литераторы, не по праву объявленные современной им публикой классиками, затем часто еще при жизни, отцветают, теряют свою значимость в глазах последующих поколений. Таким образом, вопрос о том, кто имеет право называться классиком, решают не современники писателей, а последующие поколения, их потомки. Например, в настоящее время принадлежность Б. А. Баратынского и К. Н. Батюшкова к числу поэтов-классиков не вызывает сомнений, но на протяжении долгого времени они находились во «втором ряду», вместе с Н. И. Гнедичем, В. К. Кюхельбекером, И. И. Козловым, чья заслуга перед отечественной литературой не вызывает споров, но их популярность у публики и размах творческой деятельности недостаточно велики.

Вопреки популярному мнению, литературная классика не является «окаменелостью». Бытование классических творений полна динамики при стабильно высокой репутации писателей. Как писал М. М. Бахтин, каждая эпоха по-своему переакцентирует литературные произведения прошлого. Поэтому жизнь произведений в большом историческом времени связано с их обогащением. Смысловой состав произведений может досоздаваться далее, расти, на фоне новых событий классические творения раскрывают новые смысловые моменты. При этом эти произведения в разные исторические моменты воспринимаются по-разному, часто вызывая споры и разногласия. Ярким примером является широкий диапазон трактовок творчества А. С. Пушкина и Н. В. Гоголя, множество совершенно разных интерпретаций трагедий Шекспира, разнообразные прочтения творчества Гёте.

Для существования классики являются неблагоприятными и авангардистское небрежение культурным наследием, произвольная модернизация произведений, и канонизация, догматическая схематизация классических произведений. Часто такая крайность по отношению к классике оспаривалась. Нормой отношения к художественной классике является свободное, неимперативное признание ее авторитета, не исключающее спора, несогласия, критического отношения.

Призвание классики заключается в том, чтобы, находясь вне современности читателя, помогать ему понять самого себя в перспективе культурной жизни. Она обращена в первую очередь к людям, живо интересующимся историческим прошлым и причастным ему, «духовно оседлым».

Часто в силу присущей ей общезначимости, классика становится предметом профанации и объектом пародии. Но если пародия придает классическим произведениям новый контекст, то профанация уничтожает произведения. Например, в постсоветский период на книжном рынке появилось множество классических произведений, адаптированных до уровня массового читателя и изданных с сокращениями.

"Художественная литература" презентовала 15 томов книжной серии "Классика литератур СНГ" — Российская газета

В год своего 80-летия издательство "Художественная литература" провело презентации в столицах Австрии, Бельгии и Франции 15 томов книжной серии "Классика литератур СНГ" и особого, сводного, двуязычного тома "Под парусом вечного неба", издаваемых при содействии Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств - участников СНГ.

Всего в этой серии будет 60 томов, она станет в известной степени преемницей знаменитой "Библиотеки всемирной литературы", выпускавшейся этим издательством в советское время. Книги создаются при непосредственном участии высококлассных специалистов академий наук и профильных академических институтов стран СНГ. Совсем недавно вышел энциклопедического формата том "Под парусом вечного неба" на русском и английском языках. Он вобрал вершинные произведения фольклора и литературной классики одиннадцати стран СНГ.

Наряду с книгами издательских программ Дома Русского зарубежья им. А. Солженицына и Фонда Б. Ельцина серия "Классика литератур СНГ" была представлена в Российском центре науки и культуры в Вене, где состоялся III Международный фестиваль русскоязычных писателей "Литературная Вена-2010". В нем участвовали представители 19 стран Европы, Азии и Северной Америки.

В Брюсселе ретроспективная выставка изданий "Худлита" и книг серии "Классика литератур СНГ" была развернута в Российском центре науки и культуры. Ее посетителями стали руководители всех ассоциаций наших соотечественников, проживающих в Бельгии. Там же состоялась и оживленная читательская конференция.

Делегация "Художественной литературы" приняла участие и в Парижском книжном салоне в Российском центре науки и культуры. В те же дни двуязычный том "Под парусом вечного неба" был вручен Генеральному директору ЮНЕСКО Ирине Боковой. Презентация всей серии состоялась и в парижском представительстве России при ЮНЕСКО. Здесь собрались практически все аккредитованные при этой авторитетной межгосударственной организации высшие дипломаты из стран СНГ, от имени которых на встрече выступил посол Казахстана, знаменитый поэт Олжас Сулейменов.

Литературная гостиная: «Архитектура: классика и современность»

01.12.2020

Литературная гостиная: «Архитектура: классика и современность»

25 ноября 2020 г. Научная библиотека университета вновь распахнула двери своей Литературной гостиной. Тема мероприятия: «Архитектура: классика и современность». Организаторы совместили широкую культурную направленность мероприятия со специализированными аспектами, актуальными для студентов, обучающихся по направлению подготовки «Архитектура».

В первой части мероприятия обучающимся была представлена выставка-просмотр, состоящая из двух блоков:

1.               Новые поступления. На выставке представлены издания, поступившие в библиотеку в рамках сотрудничества университета с Институтом медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка».

2.               Из фонда Научной библиотеки. На выставке собраны классические издания, не утратившие актуальности в современном образовательном процессе, из фонда абонемента научной литературы.

Выставка будет развернута в течение месяца. Все желающие могут познакомиться с изданиями в читальном зале библиотеки.

Далее состоялась встреча, ставшая уже традиционной, с историком, краеведом, публицистом А.В. Урусовым. Алексей Валерьевич представил собравшимся свою новую книгу «Польская кровь. Историческая драма. Хроника Смутного времени в Калуге».

В своей новой работе автор воссоздаёт события окончания периода Смутного времени в начале XVII века. Книга состоит из двух частей. Первая часть издания – литературное произведение,  драма в стихах. Во второй части А. Урусов раскрывает значимость событий, произошедших в Калуге, и выстраивает их хронологию на основании уникальных исторических источников. 

Книга богато иллюстрирована работами художника – мастера архитектурного пейзажа Александра Рахаева и известных калужских фотохудожников, что особо ценно для наших студентов, будущих архитекторов.

Также на встрече соавтор проекта «Тайны старой Калуги» Наталья Новосельцева представила свое новое информационное издание «Старинные лестницы и двери особняков уходящей Калуги».


Литературная классика в соблазне экранизаций, 2018

ВВЕДЕНИЕ

РАЗДЕЛ I

«Нотная грамота» экранизаций

Глава I

Литература плюс кино: обретения и потери. «Солнечный удар»

Глава II

Литературоцентризм как позиция. Режиссер-экранизатор и музыкант-исполнитель

Глава III

«Азбука» литературы и «ноты» ее экранных трансформаций. «Даун Хаус». «Сад». «Кориолан»

Глава IV

Картины, снятые «по мотивам и ассоциациям». «Две женщины». «Сатисфакция». «Дуэлянт»

РАЗДЕЛ II

Опыты трансформации слова в картинку

Глава I

Mashap-компиляции и mashap-экранизации: «Гордость и предубеждение и зомби», «Vampire Hunter». Сиквелы, фанфики и бриколажи

Глава II

Приключения сюжета. Вольные адаптации «Шерлока Холмса». «Кроткая» в «Клетке»

Глава III

Национальное и универсальное. История и география «Белых ночей»

Глава IV

Перемена мест и судеб. Британские «The Paradise», «Onegin» и «The Double»

РАЗДЕЛ III

Раздвинуть рамки оригинала...

Глава I

Право на вольность, или События в театре Шекспира

Глава II

«Дубровский»: экзистенциальный кризис два столетия спустя

Глава III

Иллюзия буквальности. Приключения «кинобесов»: «Бесы» как эксперимент и авантюра

Глава IV

Князь Мышкин в Бомбее, на курортах Гоа и в других краях.

Принципы адаптации

РАЗДЕЛ IV

Русская литературная классика как кислород кинематографа

ГЛАВА I

Киномания: Пушкин, Лермонтов, Гоголь – и следующие за ними...

Глава II

Лев Толстой в раннем российском кинематографе

Глава III

Дискуссия об «Анне Карениной»: поклонники и противники

Глава IV

«Анна Каренина» в кинематографе: от первых немых до последних звуковых

РАЗДЕЛ V

Вечное и злободневное русской классики – в книгах и на экране

Глава I

Фантом раскаяния Родиона Раскольникова в киноверсиях романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»

Глава II

Задача и сверхзадача экранизации романа А.И. Солженицына «В круге первом»

Глава III

Балы русской литературы как территория любви и смерти

Глава IV

Бальные коллизии русских романов в экранных проекциях

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

«Современная литература должна быть ниточкой, которая приведет к классике»

В январе Образовательный центр «Сириус» посетил ректор Литературного института имени А.М. Горького, профессор филологического факультета МГУ, писатель, публицист, автор серии книг «Жизнь замечательных людей» Алексей Варламов. Известный прозаик не только прочитал лекцию для участников образовательной программы по литературному творчеству «Современный литературный поток», но и заглянул на чаепитие в клуб «Основы журналистики». Своими мыслями о писательстве, литературном образовании, нынешнем поколении и современной литературе он поделился во время интервью.

— Алексей Николаевич, когда вы поняли, что хотите связать свою жизнь с литературой?

— Повлиял, наверное, выбор вуза, в котором я стал учиться. Так получилось, что возник вариант поступить на филфак в МГУ, на специальность «Русский язык как иностранный». Туда был отдельный конкурс для мальчиков, который был намного меньше, чем для девочек. Я воспользовался этой опцией, проучился в МГУ: это были прекрасные годы. По окончании факультета мне предложили остаться на кафедре, и я очень много лет преподавал русский язык иностранцам. Но моим интересом в какой-то момент стала литература, и я начал писать прозу. Моя первая публикация — рассказа «Таракан» — была в журнале «Октябрь» в 1987 году. Мне было 24 года, и с того момента я сидел на двух стульях.

— Большинство тех, кто сейчас находится в «Сириусе» на литературном направлении тоже пишут: стихи или прозу. Но, возможно, когда мы станем старше, нам будет это казаться как-то по-детски. В каком возрасте можно уже начинать свои работы кому-то показывать, публиковать?

— Это все, конечно, очень индивидуально. Вопрос надо разделить на две части: публиковать и показывать это не одно и то же. Показывать можно в любом возрасте. Вы можете показывать маме, брату, сестре, подруге, учительнице. И вам будет интересно мнение этих людей. Тут никаких возрастных ограничений не существует.

Что касается публикации, понимаете, сейчас само понятие публикации очень размытое. В те времена, когда я был в вашем возрасте, публиковаться было ну очень серьезно. Публикация в толстом литературном журнале — это было прям круто. И возраст здесь значения не имеет. Сегодня ситуация немножко другая, потому что многие уходят в интернет-ресурсы. С одной стороны, ничего плохого в том, чтобы выложить свои сочинения в интернет нет: это тоже путь в литературу. Но путь немножко маргинальный, исключительный, непредсказуемый. Не надо выкладывать свои произведения в интернете, и ни в коем случае не надо издавать их за свои деньги. Надо жить по пушкинскому принципу «Не продается вдохновение, но можно рукопись продать». Надо написать такое сочинение, чтобы оно кого-то заинтересовало, кто готов его купить, опубликовать. Если вы хотите быть профессионалом, то на мой взгляд, самый правильный путь — идти в толстые литературные журналы. Они уже не имеют того значения, как раньше, но там есть профессиональный отбор. Если вас там напечатают, то это признак того, что вы получили знак качества. Есть форум молодых писателей, всякого рода литературные премии, литературные конкурсы. Нужно просто отслеживать информацию в интернете и запускать туда свои работы. А возраст значения не имеет, можно написать очень хорошую вещь рано, а можно за всю жизнь ничего хорошего не написать.

— Где вы берете вдохновение, когда что-то не получается, когда оно пропадает?

— На мой взгляд, его не существует, его придумали поэты. Прозаику нужно точно забыть про вдохновение, потому что прозаик, как сказал один писатель, должен иметь усидчивый зад. Ему нужна трудоспособность, и он не может оправдывать себя, дескать «У меня сегодня вдохновения нет, поэтому я ничего не написал». Прозаик садится и пишет. Если вы серьезно и профессионально относитесь к тому, что вы делаете, то должны писать через «не хочу». А слово «вдохновение» будет вам мешать. Но бывает, конечно, что тебе не хочется писать. Может быть, даже не надо себя сильно неволить и заставлять, но потом все равно проходит какое-то время, и тебе опять начинает хотеться. Бывают более сложные случаи, когда ты довольно долгое время пишешь какую-то вещь и вдруг на середине понимаешь, что она у тебя не получается. Писательский труд вам ничего не гарантирует. Никто не говорит, что ваш новый роман будет успешным. Каждый раз, когда ты пишешь, ты рискуешь. Поэтам еще хуже. Людей, которые зарабатывают поэзией, очень мало. Нужно десять раз подумать, перед тем как идти в литературу.

— Если, предположим, школьник все-таки надумал идти в литературу и хочет поступить в литературный институт, то какими качествами должен обладать абитуриент для этого? Что должен сделать для поступления?

— Качества — вещь индивидуальная, а если говорить конкретно, то нужно иметь приличные оценки по ЕГЭ. По русскому языку и литературе. У нас минимальный порог — 65 баллов. Конечно, если мы видим талантливого человека, мы ему баллы поднимаем, но наши возможности не безграничны. Дальше нужно представить работу на творческий конкурс, за которую вы получаете оценку. Если эта оценка выше 65 баллов, то приезжаете поступать и пишете творческое эссе. Последний экзамен — творческое собеседование. Если вы наберете достаточное количество баллов, то добро пожаловать!

— Какие перспективы могут ждать студента после выпуска?

— Все в ваших руках. Если вы талантливы, то вы можете написать книгу, которая принесет вам успех. Гарантий мало, случаев таких крайне мало (максимум 3-4%), но они были. Остальные получают хорошее гуманитарное образование. Это люди, которые умеют писать самые разные тексты. С этими навыками и с нашим дипломом молодых людей, как правило, берут и в государственные органы, и в частные компании, и в международные организации.

— Как, на ваш взгляд, поменялась современная молодежь, если сравнивать, к примеру, с молодыми людьми вашего поколения?

— Я думаю, что есть какие-то константы, то, что было во все времена: и при диктатуре, и при демократии. Мы все взрослеем и проходим через одно и то же. Нынешняя молодежь живет в гораздо больших условиях свободы получения информации, передвижения. А у нас была дикая духовная жажда: информация поступала очень дозировано, поскольку нам все время лгали, и хотелось докопаться до правды. Была потребность много читать, ходить в кино, ходить в театр, какие-то крупицы информации собирать. Понятно, что у современного ребенка этой радости, что он наконец-то увидел, встретил, понял и почувствовал, быть не может. Хотя есть какие-то другие радости.

— Что вы думаете о включении современной литературы в школьную программу?

— Как современный автор я, конечно, заинтересован в том, чтобы современных писателей читали. Моя личная заинтересованность и мотивация говорят о том, что да, конечно, нужно читать современную литературу, есть интересные авторы. Но все-таки я считаю, что важнее, чтобы дети читали классику. И я бы согласился с включением современных текстов в базовую школьную программу только при условии, что они будут ниточкой, которая приведет к классике. Если таким образом можно заинтересовать ребенка чтением, то да. Но современная литература не должна быть самоцелью и не должна заменять классику.

— Каких современных авторов вы бы включили в школьную программу?

— Из писателей старшего поколения я бы в первую очередь назвал Бориса Екимова. Я считаю, что он очень классный автор, умный, глубокий, тонкий. И у него есть очень хороший рассказ «Фетисыч», с помощью которого можно перекинуть мостик к «Филиппку» Толстого или «Урока французского» Распутина. Еще из современных авторов можно читать Захара Прилепина, но не все его рассказы подходят для школы. Но пишет он ярко, интересно, убедительно, доходчиво. Леонид Бородин — классный автор. У него есть повесть «Год чуда и печали». Для меня это такой абсолютный авторитет. Я бы читал рассказы Солженицына, помимо включенных в школьную программу. Романа Сенчина можно читать, Наринэ Абгарян, Водолазкина, Гузель Яхину.

— Как вы относитесь к возрастным ограничениям в литературе?

— Я вам так скажу. Мой роман «Душа моя Павел» получил ограничение 18+. Это полный бред. Там в одном месте герой поет нецензурную частушку, причем нецензурное слово я запикал точками. Мне сказали, что это повод для того, чтобы поставить 18+, но вы зато можете убрать точки. Частушку я исключать не хотел, поэтому роман получил ограничение. Если вы проводите красную линию, то любознательный ребенок захочет ее перейти. Вы просто сделаете рекламу. Я думаю, что, в принципе, в художественной литературе очень мало аморальных книг. Да и ребенку с нормальным чувством просто будет скучно, а если вы скажете, что это нельзя читать, то он будет продираться. Поэтому я против красных линий в литературе.

— Можете в заключении назвать три обязательных к прочтению книги для каждого человека?

— Ну, конечно, библия. Но это слишком общий ответ. А если, например, ограничиваться русской художественной литературой, то это «Капитанская дочка», «Преступление и наказание» и «Белая гвардия».

Арина Клепикова

Литературная классика XX века

5 декабря на филологическом факультете Воронежского госуниверситета состоялась международная научная конференция «Литературная классика XX века», посвященная 100-летию со дня рождения доктора филологических наук, профессора, основателя кафедры советской литературы Анатолия Михайловича Абрамова (1917–2005). С приветственным словом от ректората к участникам конференции обратился проректор по науке и инновациям Василий Попов.

О профессиональных интересах и человеческих качествах ученого, педагога, литературного критика говорили декан филологического факультета Ольга Бердникова, заведующий кафедрой русской литературы XX и XXI веков, теории литературы и фольклора Тамара Никонова, советник ректора Владимир Листенгартен, заведующий кафедрой теоретической и прикладной лингвистики Алексей Кретов.

На открытии конференции были зачитаны приветственные адреса, поступившие от Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН, Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН, Воронежского регионального отделения Союза российских писателей, д-ра Лиане Кляйн из университета им. Эрнста Морица Арндта (Грайфсвальд), приветствия от коллег из Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина, Ульяновского государственного технического университета, «Научного центра изучения Арктики» Ямало-Ненецкого национального округа, Барановичского государственного университета (Беларусь), от учеников профессора Абрамова, продемонстрировано видеообращение Светланы Шетраковой, директора государственного музея С.А. Есенина (Москва), аспирантки А.М. Абрамова.

Профессор Абрамов был не только педагогом, но и организатором науки, активным исследователем. Организовав в 1960 году кафедру советской литературы, он заложил прочные научные основания для ее дальнейшего развития, определил ее нравственный климат. Интерес к истории литературы ХХ века органически сочетался у А.М. Абрамова с заинтересованным участием в живом литературном процессе, в работе с начинающими поэтами. Кафедра русской литературы ХХ–ХХI веков, теории литературы и фольклора продолжает традиции, заложенные профессором в далекие 1960-е годы.

На заседаниях 4 секций участники конференции обсудили проблемы истории русской литературы ХХ века, ее советского периода, отдельная секция была посвящена А.М. Абрамову – литературному критику, педагогу, исследователю в рамках разрабатываемого кафедрой проекта «”Воронежский текст” в русской культуре». По материалам конференции готовится к опубликованию сборник научных работ «Литературная классика ХХ века» в рамках 100-летия Воронежского государственного университета.

Пресс-служба ВГУ  

Журнал Международная жизнь - Архив 8 номера 2011 года Классика литератур СНГ Фольклор и литературные памятники

Начиная с середины 2009 года в издательстве «Художественная литература» выходит уникальная в своем роде серия «Классика литератур СНГ» - фольклор и литературные памятники.

Решение о реализации такого проекта было принято главами правительств государств - участников СНГ по инициативе и при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества (МФГС) с целью содействия в развитии интеграционных процессов и сохранения единого культурного пространства стран Содружества.

Эти книги не поступают в свободную продажу, их направляют на безвозмездной основе в национальные библиотеки, библиотеки высших учебных заведений, в культурно-просветительские учреждения стран ближнего и дальнего зарубежья, в том числе библиотеки представительств Федерального агентства - Россотрудничество, а также распространяются по всей территории России.

К настоящему времени издано 18 томов, литература некоторых республик уже представлена двумя-тремя томами. Вышел особый двуязычный сводный том «Под парусом вечного неба», включивший в себя выдающиеся произведения из литературного наследия стран СНГ на русском и английском языках. Этот том с успехом был презентован в ЮНЕСКО.

Такая большая многогранная работа по подготовке книг серии литературного наследия стран Содружества ведется совместными усилиями специалистов издательства и ученых профильных академических институтов, посольств государств - участников СНГ в России. Большая заслуга в реализации этого проекта принадлежит помощнику Президента Российской Федерации Д.Поллыевой* (*Д.Поллыева - председатель Совета СНГ по гуманитарному сотрудничеству (2006-2010 гг.), а также директору издательства, известному писателю Г.Пряхину.

Создание библиотеки «Классика литератур СНГ», как показало время, приобрело глубокую значимость не только как фактор сбережения многовековых духовных и философских ценностей, но и как имеющее большое прикладное значение - в вузах и школах ряда стран СНГ книги используют в образовательных процессах, знакомя молодежь с истинными ценностями многонациональных культур.

Уходящие в глубь веков традиции письменного и устного фольклора многочисленных народов стран Содружества неразрывны с исторической памятью. Связывая поколения и эпохи, они остаются для нас неисчерпаемым источником формирования морально-этических норм.

Уже на этапе предварительной проработки возможностей совместной работы с институтами академий наук Содружества по созданию этой уникальной серии была продемонстрирована их искренняя заинтересованность в творческой работе. Этому способствует и то, что ходом работы над национальными томами серии активно интересуется не только интеллектуальная элита, но и руководство республик.

Народы бывшего Советского Союза в новейшей истории, в дни крушения духовных традиций, разрыва межкультурного диалога жизненно ощутили настоятельную необходимость осмысления заветов предков, сохранения и умножения культурного многообразия и народного творчества.

Поэтому так важна библиотека серии «Классика литератур СНГ», вобравшая в себя лучшие произведения из литературного наследия каждого государства - участника СНГ. Они становятся все более востребованными не только на обширном пространстве Содружества, но и в странах дальнего зарубежья.

«Издание свода литературных памятников на русском языке возвращает нас в утраченный духовный мир и вносит большой вклад в изучение особенностей мировосприятия наций и народностей, в сохранение культурного наследия, сближение и взаимообогащение этнических отношений», - говорит в обращении к читателю Президент Киргизии Р.И.Отунбаева.

Также трепетно, с гордостью и чувством большой ответственности перед обширной русскоязычной читательской аудиторией представляют свое литературное наследие и известные на всем постсоветском пространстве видные ученые, известные политические и литературные деятели независимых государств.

Отдельные произведения, включенные в состав сборников, в силу разных причин ранее на русском языке нигде не публиковались и включены в эту серию впервые. Некоторые публикуются в новых переводах или адаптированном виде. В каждой книге имеется подробный научный комментарий, примечания и словарь. Книги снабжены иллюстрированными вкладками с произведениями живописи национальных художников. Художественным оформителем всех книг является известный художник-оформитель В.В.Гусейнов.

Так зачем нам, живущим сегодня в XXI веке, нужна древняя литература, устное и письменное литературное наследие?

Без памятников письменности и без знания древней литературы нам не понять ни значения памятников культуры и истории, ни богатства русской литературы XIX и XX веков и современной литературы, ни ее высоких идеалов и гуманистических целей. Зная историю, прошлое культуры, мы можем ощущать взаимосвязь между различными народами, лучше чувствовать свои корни. «Забота о прошлом - это забота о будущем. Мы храним прошлое для будущего. Мы способны далеко заглянуть в будущее, если только умеем глядеть в прошлое. Любой современный опыт есть одновременно и опыт истории. Чем яснее мы видим прошлое, тем четче прозреваем будущее», - писал академик Д.С.Лихачев.

В этой серии уже вышло три российских тома, включивших богатое литературное наследие народов, населяющих многонациональную страну, в которой разнообразие устного и письменного литературного творчества - не только бесценное наследие. Это наше достояние, выполняющее в обществе объединяющую роль, способствующее сближению и взаимопониманию между людьми, утверждению мира и согласия.

Именно в литературном наследии мы находим истоки российской государственности и духовности. Именно духовная основа, выраженная в традициях и культуре народа, является регулятором моральных принципов и нравственных установок, норм социальных и семейных отношений, преемственности поколений.

Русская литература существует уже более тысячелетия. Развитие литературы, включая фольклор, в жизни любого народа решительно влияло на его историческое и нравственное самосознание. Так и первые исторические произведения древней Руси позволили народу осмыслить свою роль в историческом процессе и свою ответственность перед будущим. Они проникнуты верой в человека, его способность к духовному самосовершенствованию, несут глубокую идею служения Русской земле и ее народу.

Древнерусская литература стала важной частью русской истории. Она ее сопровождала, описывала, основываясь на исторических фактах и событиях, впоследствии эта литература воспринималась как документ. Таким образом, литература становилась как бы свидетельством жизни.

Вполне объяснимо, что серия «Классика литератур СНГ» издается на русском языке. Значение русского языка велико не только как государственного, это еще и большая, объединяющая российскую культуру сила. Русский язык несет гуманитарную функцию, являясь культурным кодом нации, инструментом развития и трансляции культурных ценностей и сохранения исторического наследия. Ведь богатство русского языка - итог почти тысячелетнего развития русской литературы.

Во многом благодаря русскому языку литература народов России, литература народов, населяющих государства - участников СНГ, вошла в мировое культурное пространство. В России же русский язык - так уж сложилось в многовековой нашей истории - был понятен значительной части населения страны и в силу этого вобрал в себя многое, что создавалось фольклором, литературой, наукой и способствовало взаимопроникновению и взаимодополнению этнокультурных традиций. Русский язык - не только средство общения миллионов людей. Это язык национального духовного богатства.

Для сотен миллионов россиян и соотечественников в странах ближнего и дальнего зарубежья, составляющих сегодня Русский мир, понятия «Россия», «русский язык» и «культура» - важнейшая часть их человеческой идентичности, сформированной произведениями Л.Толстого, А.Пушкина, Ф.Достоевского, А.Чехова, вдохновленной лирикой С.Есенина и Ф.Тютчева, патриотической поэзией М.Лермонтова и Н.Некрасова и многих других.

Благодаря книгам серии «Классика литератур СНГ» в нашу жизнь возвращается великая литература, возрождая и утверждая истинно гуманистические ценности. В этом ее высокая просветительская миссия.

Приглашаю тебя, дорогой читатель, прикоснуться к прекрасному наследию национальных литератур, ибо, как говорил французский просветитель Дени Дидро, «люди перестают мыслить, когда перестают читать».

 

10 литературных классиков, которые мы (не так) тайно ненавидим ‹Literary Hub

Я думаю, что у самых серьезных читателей есть отношения любви / ненависти к« литературному канону ». У него есть очевидные проблемы (слишком старый, слишком мужской, слишком белый, слишком скучный), но он все же содержит множество чудес (например, Beloved ), и есть что-то утешительное в том, чтобы иметь своего рода общий культурный язык для всех, кто достиг высоких результатов. школа в Америке. Но при этом одним из неизбежных результатов наличия литературного канона является то, что люди его возненавидят.Чего еще вы ожидаете, когда заставляете всех в стране читать одни и те же 30 книг? Читатели особенные, книги тоже. Некоторые нам понравятся, а некоторые нет. Сейчас мы часто классифицируем людей на основе их лайков (см. Сцену из обеденной комнаты в каждом школьном фильме), но часто наши антипатии могут быть еще более яркими. Кроме того, приятно говорить правду власти, даже если эта сила - затхлый роман XIX века. С этой целью я опросил сотрудников Literary Hub, чтобы узнать, какие классические книги, по их мнению, должны понравиться , но это так.. . не надо. Результаты представлены ниже.

Виктор Гюго, Горбун из Нотр-Дама

Понятно, приятель, ты много знаешь о зданиях Парижа. Я изо всех сил старался прочитать Горбун из Нотр-Дама один раз, правда, я сделал, но что касается мистера Гюго, если бы я хотел прочитать книгу об архитектуре на 1000 страниц, я бы пошел в архитектурный раздел библиотеки . Это позор, потому что человеческая история мрачна, прекрасна и полна испорченных чудаков, но в отличие от Moby-Dick и китобойного промысла, разумное редактирование тайно привезенных автором исследовательских тетрадей не принесло бы никакого вреда.Боковое примечание: адаптация Диснея Горбун из Нотр-Дама - это мой jaaaaaaaaam. Представьте, что вы пытаетесь снять детский фильм с подобными песнями, снятыми сегодня. Представьте себе солнечный день 1995 года, когда Рой Дисней с сияющей улыбкой на лице заходит в комнату сценаристов и говорит: «Эй, банда, какого ужасного злодея вы, ребята, придумываете для нас?» и вы отвечаете: «Ну, Рой, ты знаешь этого развратного архидиакона из романа Виктора Гюго девятнадцатого века? Тот, кто убивает цыган и пытается утопить их уродливых детей в колодцах и сжигает женщин на костре, потому что хочет заняться с ними сексом, но также, знаете, уничтожает их? Что ж, это тот парень, которого мы хотим для следующего большого релиза.”

- Дэн Шихан

Эрнест Хемингуэй, И восходит солнце

Раньше я любил И восходит солнце , когда я был молод, наивен и мог уверенно отождествлять себя с леди Бретт. Она была изысканной блондинкой, а я хотел быть изысканной блондинкой. У нее был парень, влюбленный в нее, и мне не приходилось прикладывать ни грамма работы, я также хотел быть таким ленивым в любви. Ей приходилось пить каждую ночь со своими друзьями и говорить угрюмые вещи с прохладным, недовольным акцентом, и для меня подросткового возраста это звучало как рай.Но затем эмоциональная потребность отождествить себя с еврейскими персонажами сменила мое подростковое желание быть ярким в истории, и я никогда не смог бы снова взять Солнце также восходит , не морщась от антисемитизма Хемингуэя или не размышляя о том, как увольнение столь жалкий, может нанести гораздо больший вред психике, чем быть злодеем.

–Молли Одинц

Эрнест Хемингуэй, Прощай, оружие

Быть женщиной, ненавидящей Эрнеста Хемингуэя, стало почти таким же клише, как быть мужчиной определенного типа, некритически поклоняющимся ему.Аргументы против него, к настоящему времени, предсказуемы и исчерпаны: бездонные женские персонажи, гипер-мужская иконография, насилие и женоненавистничество в личной жизни, которые могут казаться неотделимыми от тем его художественной литературы. И все же, как бы мне ни не нравилось подчиняться шрифту, это правда: я тоже терпеть не могу Хемингуэя, и ни один роман больше, чем A Farewell to Arms . И хорошо, контекст, в котором я впервые познакомился с этой книгой - обязательный урок композиции на первом году обучения в колледже - возможно, повлиял на мои первые впечатления от нее.Но возражения у меня более элементарные. Моя самая большая претензия: это невозможно скучно на уровне предложения, вялое из-за фирменного стиля прозы Хемингуэя, для которого, на мой взгляд, характерна убийственная монотонность. (Избавьте меня от «теорий айсберга», если они не относятся к Титанику.) К тому времени, когда Кэтрин и ее мертворожденный сын повествовательно принесены в жертву ради демонстрации, я не знаю, травмы и сложной мужской внутренней сущности Фредерика, я был спал слишком долго, чтобы рассердиться.

- Джесс Бергман

Герман Мелвилл, Моби-Дик

Как и многие люди, я устал от обширных уроков анатомии китов из Moby-Dick .Я пытался вникнуть в это - вы когда-нибудь думали о таких китах? Вы когда-нибудь думали о том, чтобы кто-то еще так думал о китах? - но этого было недостаточно, чтобы поддержать мой интерес. Мне очень понравились философские, поэтические аспекты книги; или я убедил себя, что мне достаточно нравятся эти части, чтобы «читать» книгу в течение нескольких лет, упаковывая и распаковывая ее, перемещаясь между пятью разными домами. В какой-то момент я решил пропустить подробные главы, сосредоточившись на приключениях и отношениях на борту Pequod.Я пробовал аналогичный план с Секретные материалы за несколько лет до этого, пропуская эпизоды «Монстра недели» исключительно с намерением следовать арке заговора. Я не реализовал ни один из планов. Может быть, мне нужен этот дополнительный жир (жир?) В качестве контекста или подушки. Тем не менее, мне кажется, что попытка прочитать книгу в течение нескольких лет - это более чем справедливая попытка. И я давно отказался от своей копии Moby-Dick .

- Алисия Кроэлл

Сэмюэл Ричардсон, Памела; или, Награда за добродетель

Я перестаю читать большинство вещей, которые мне не нравятся - например, я так и не закончил Над пропастью во ржи , когда он был назначен в мой класс средней школы, что по сути лишает меня возможности вступать в тоску подросткового возраста, - но я развил невероятно напряженные отношения с классическими книгами (последствия которых могут длиться годами).Одним из самых разочаровывающих таких переживаний было чтение «Памела » Сэмюэля Ричардсона, что, по-видимому, очень важно для истории романа, так что, полагаю, спасибо. Это ужасный старый извращенец, пытающийся изнасиловать свою невероятно добродетельную, девственную 15-летнюю служанку, пока она не влюбится в него. Кроме того, это самая скучная и мучительная книга, которую мне когда-либо приходилось читать. Однако после нескольких сотен страниц он начал меня поглощать; Я сделал обои для рабочего стола своего компьютера, это изображение Памелы и мистера Фрэнка.Б, я говорил об этом постоянно, я назвал опоссума, который рылся в нашем мусоре, в честь главного героя. Надеюсь, она все еще там, ест мусор.

–Blair Beusman

Дж. Д. Сэлинджер, Над пропастью во ржи

Я не читал эту книгу, пока не стал взрослым, так что вы можете возразить, что я просто пропустил окно. За исключением того, что я пробовал читать , будучи угрюмым подростком, и, прочитав несколько страниц, сдался, сказав отцу, что меня не беспокоит проводить больше времени с таким отвратительным персонажем.В конце концов, я уже знал кучу скучающих парней, которые думали, что все, с чем они сталкиваются, было самым отстойным. Хотя мне нравятся рассказы Сэлинджера, когда я наконец заставил себя прочитать их пару лет назад, мое мнение о Холдене не изменилось - я все знаю о доводах о том, что он скорбит, но я просто никогда не мог купить его тоску.

- Эмили Темпл

Джек Керуак, На дороге

Дорогой школьный бойфренд, который подарил мне свою бывшую в употреблении копию On The Road , надеясь, что он покажет такое же выражение безродности и духовной свободы, которое даровал вам ... Мне очень жаль.Путешествие Сэла и Дина всегда казалось мне токсичным, и проза Керуака так и не пробудила во мне то, что роман, казалось, пробудил в мужчинах по всей Америке (и недавно Аманда Петрусич, которая, несмотря на свою любовь к книге, формулирует все причины, по которым она не очень хороший). Может быть, это потому, что я не вожу машину, но OTR просто не делает этого за меня.

- Эмили Файертог

Эмили Бронте, Грозовой перевал

Я знаю, никому из нас не нравится думать о культуре как о соревновании, но факт остается фактом: мы можем прочитать только определенное количество книг за свою жизнь (общее количество можно вычислить по этой простой формуле).Мое возмущение по поводу Грозового перевала проистекает из школьного английского, когда у меня отняли шанс обсудить Метаморфозы Кафки дольше недели, потому что Грозовой перевал и сопутствующий ему бесконечно скучный романтизм заняли два месяца утомительного времени для обсуждения в классе я никогда, никогда не вернусь.

–Молли Одинц

Джордж Оруэлл, Животноводческая ферма

Дайте мне в любой день плонжеры Down and Out в Лондоне и Париже .С самого начала я всегда считал Animal Farm деспотичным и неуклюжим. (Может ли рука делать и то, и другое одновременно? Оруэлл уверен.) Символизм и сатира нанесены так плотно, что не остается места ни для бьющегося сердца, ни для развлечения любого рода, ни для драмы, ни для тонкости. Я не понимаю, как эта книга до сих пор витает в воздухе как вечная книга «утверждений». (Сильно ли я так сильно отношусь к «Скотному хозяйству»? По правде говоря, нет. Я не думал об этом лет пятнадцать, по крайней мере, может быть, двадцать.Если подумать, я тоже не очень-то забочусь о Паутине Шарлотты. Так что вполне возможно, что это не Оруэлл или Э. Белая проблема, но я держу еще большую обиду на сельскохозяйственных животных.)

- Дуайер Мерфи

Генри Дэвид Торо, Уолден

Я прочитал Walden в том, что, по моему мнению, было бы наиболее подходящим из обстоятельств: между сессиями сидячей практики на медитационном ретрите на выходных в Монреале, где я останавливался один в почти заброшенном общежитии.Вспышка новостей: это было неуместно, потому что ничего, кроме того, что мои глаза запрограммированы в стиле Заводной апельсин , не позволило бы мне уснуть для этой книги, а медитация уже заставляет меня спать. Я даже не говорю о том, что Walden - это более или менее чушь собачья, потому что написание очень важной книги о самообеспечении и «жизни в лесу» на самом деле не работает, когда вы просто устраиваете вечеринки на дому. время, а твоя мама все еще стирает твою стирку. Можно подумать, что если Торо собирался написать сфабрикованные мемуары, он, по крайней мере, я не знаю, немного приправил бы ситуацию.

- Эмили Темпл

14 классических произведений литературы, которых вы не знали, могут помочь вам стать лучшим предпринимателем

Читать 6 мин

Мнения, высказанные предпринимателями. участников являются их собственными.

Правильное чтение может вдохновить и обучить вас, держать вас в курсе последних событий в своей области и помочь адаптироваться к неизбежным изменениям в деловом мире.

Однако иногда вам нужно вдохновение из книг другого типа. Фактически, уроки, которые вам больше всего нужны для развития вашего бизнеса, могут быть получены из неожиданного источника, включая следующие 14 классических художественных произведений:

1. О мышах и людях

Изображение предоставлено: Amazon

Темы о потерянных мечтах и ​​печали делают этот выбор необычным, но новелла Джона Стейнбека содержит важные уроки о верности и защите слабых. Когда вы поймете важность уважения ко всем, независимо от их должности или работы, вы станете стремительно успешнее как предприниматель.

2. Убить пересмешника

Изображение предоставлено: Amazon

Из классического произведения Харпера Ли можно многому научиться, в частности, способность видеть вещи с точки зрения других и проявлять стойкость перед лицом плохие прорывы. Только эти два навыка сделают вас более успешным предпринимателем.

Связано: 10 предпринимательских книг, которые необходимо прочитать, чтобы начать свой летний список для чтения

3. Изображение Дориана Грея

Изображение предоставлено: Amazon

Эта поучительная история может многое сказать о том, что может случиться когда желаниям позволено беспрепятственно работать.Как бизнесмену, имеющему (потенциально) доступ к финансированию в миллионы долларов, важно понимать уроки сдержанности, которые можно найти в романе Оскара Уайльда. Защищать себя от делового гедонизма так же важно, как и защищать свою личную неприкосновенность.

4. Приключения Гекльберри Финна

Изображение предоставлено: Amazon

В этом классическом романе Марка Твена рассказывается история мальчика, который рос и учился доверять своим инстинктам правильного и неправильного, а не тому, что ему говорит общество.Для предпринимателя очень важно научиться доверять своей интуиции, а не мнению других людей.

5. Эмма

Изображение предоставлено: Amazon

Нам всем хотелось бы видеть себя «красивыми, умными и богатыми», особенно если мы владеем бизнесом. Однако этот роман Джейн Остин является поучительным, поскольку Эмма часто сбивается с пути из-за убеждения, что она всегда права (и в результате попадает в серьезные неприятности). Это предостережение важно и для потенциальных предпринимателей - не ослепляйтесь своими собственными идеями настолько, что вы упустите правильный путь.

6. Большие надежды

Изображение предоставлено: Amazon

Этот классический роман преподает важные уроки о роли богатства в счастье. По мере того как Пип движется по жизни, обретая богатство и престиж, он обнаруживает, что это не приносит автоматически того счастья, которого он ожидал. Моральное развитие Пипа - главная тема книги и важная тема для вас как предпринимателя. Из этой книги вы узнаете, что богатство и престиж не сделают вашу жизнь прекрасной. Великая жизнь превращает богатство и престиж в благословение.

7. Три мушкетера

Изображение предоставлено: Amazon

«Три мушкетера» - это книга о приключениях, отваге, дружбе и щедрости. В высшей степени занимательная история, которую также стоит прочитать предпринимателю. Увидеть, как мушкетеры работают вместе во время своих приключений, - отличный способ узнать о важности совместной работы и позаботиться о тех, кто работает с вами. В это время удаленных связей вневременной посыл дружбы действительно находит отклик.

8. Хоббит

Изображение предоставлено: Amazon

В этой книге есть три темы, которые важны для предпринимателей. Первый - это ощущение того, что вас зовут в путешествие, к которому вы не совсем уверены, что готовы. Любой, кто начинает бизнес, знает это чувство.

Вторая - это тема защиты вашей команды и заботы друг о друге, которая идет рука об руку с идеей о том, что иногда то, что, по вашему мнению, вы хотите больше всего, в конечном итоге контролирует вас.Как успешный предприниматель, вы никогда не можете позволить себе слишком увлекаться «своим драгоценным».

Связано: 6 книг Даймонд Джона Акулы Танка хочет, чтобы вы прочитали

9. Маленькие женщины

Изображение предоставлено: Amazon

«Маленькие женщины» - это постоянное любимое чтение, особенно для молодых девушек. Этот идеализированный взгляд на семейную жизнь контрастирует с нашей нынешней культурой сарказма и цинизма. Уже одно это может помочь вам стать более успешным предпринимателем - оптимизм - важная черта.Непреходящие темы книги - семья, прощение и щедрость - также побуждают всех нас быть лучшими.

10. Маленький принц

Изображение предоставлено: Amazon

Эта классика напоминает всем нам, что мы никогда не должны терять наши детские чудеса с миром. Никогда не становитесь настолько скучными, что видите шляпу, когда на самом деле смотрите на змею, поедающую слона. Следуйте своим инстинктам, исследуйте и узнавайте, что вас окружает.

11. Лев, колдунья и платяной шкаф

Изображение предоставлено: Amazon

C.Классика С. Льюиса - это великая приключенческая история, которая не только напомнит вам, что невозможное возможно, но и преподает вам важные уроки о прощении, жертве и вере.

12. Питер Пэн

Изображение предоставлено: Amazon

Как и главный герой, я думаю, что все взрослые сталкиваются с днями, когда они хотят, чтобы они никогда не выросли. Нам не нравятся обязанности и испытания. Но эта история гораздо глубже. Когда вы ее читаете, вы узнаете о погоне за мечтами, преодолении сомнений и поиске приключений - все это поможет вам стать более успешным предпринимателем.

13. Робинзон Крузо

Изображение предоставлено: Amazon

Классический приключенческий рассказ Даниэля Дефо побуждает всех нас быть благодарными за то, что у нас уже есть. Мы сталкиваемся с испытаниями, но, по крайней мере, мы не потерпели кораблекрушение и не получаем корм для рыбы. Кроме того, настойчивость Крузо при создании своего глиняного горшка - мощный урок для всех предпринимателей о том, как важно никогда не сдаваться.

14. Дон Кихот

Изображение предоставлено: Amazon

Чему наклон и ветряные мельницы могут научить вас лидерству? Достаточно много.Несмотря на неудачу за неудачей, Кихот упорствовал в своей приверженности своему видению. Чтобы быть успешным предпринимателем, вам нужна такая приверженность, чтобы жить своей жизнью со страстью и дисциплиной.

Хотите добавить еще одну книгу в этот список? Поделитесь своими рекомендациями в разделе комментариев ниже!

По теме: 50 глобальных предпринимателей рекомендуют 50 книг, которые навсегда повлияли на их жизнь

10 классических литературных произведений, которые должен прочитать каждый бизнес-лидер

Биографии вдохновляющих людей, руководства по руководству и тематические исследования в области управления дадут вам отличное представление о том, как стать лучшим предпринимателем и лидером, но если это все, что вы читаете, вы На самом деле не получается полноценный книжный рацион.

Научные исследования и столь уважаемые лидеры, как Барак Обама, Илон Маск и Марк Цукерберг, согласны с тем, что если вы хотите получить максимум от времени, проведенного за чтением, вам действительно нужно добавить немного литературы.

Знакомство с классикой литературы не только сделает вас более информированным гражданином и более интересным собеседником, но и преподаст вам глубокие уроки о том, что мотивирует, сбивает с толку, вдохновляет и развращает людей. Это как раз то, что вам нужно знать, чтобы стать великим лидером.

Чтобы помочь тем, кто хочет расширить кругозор чтения, я поискал в Интернете рекомендации от экспертов и лидеров, особенно в поисках предложений по классическим книгам, которые содержат ценные уроки, которым можно научить начинающих лидеров. Вот что я нашел.

Если вам не удалось пройти через эту классическую историю взлета и падения миллионера, заработавшего свои деньги (или если вы полностью забыли ее со школы), сейчас самое время поднять ее.

От Гэтсби мы можем узнать, «как можно изменить жизнь, поставив свою жизнь выше повседневной практичности, выше стремления к безопасности, выше стремления к власти.Я не думаю, что многие из нас могут постоянно жить на уровне идеализма Гэтсби, - говорит Скотти Макленнан из Стэнфордской школы бизнеса. ограничения его идеалов ».

Автор Джон Коулман включил эту классику в список обязательных к прочтению книг для молодых лидеров, которые он собрал для HBR.« Император Рима с 161 по 180 год нашей эры, Марк Аврелий считается одним из философов истории королей », и его Meditations были, пожалуй, его самым продолжительным наследием», - объясняет Коулман.«Они остаются прекрасным заглядыванием в сознание человека, который правил самой почитаемой империей в истории в возрасте 40 лет, и дают удивительно практические советы для повседневной жизни».

Название более свежего урожая, веселого романа Ферриса 2007 года, повествующего о последних днях рекламного агентства после краха доткомов. «Книга предлагает глубокое понимание того, как даже самые раздражающие коллеги могут стать вашими лучшими друзьями - и как даже самая изнурительная работа может быть выполнена на каком-то уровне», - объясняет Шана Лебовиц в статье о мире. Экономический форум.Если вы ищете название, достаточно легкое, чтобы брать его с собой в отпуск, но при этом полностью наполненное мудростью руководства, эта книга может быть для вас.

Эта классика экзистенциализма определенно не является пляжным чтением, но, по словам Макленнана, это «довольно мощный способ очистить колоду». Это заставит вас отложить в сторону мелкие повседневные заботы и столкнуться с самым трудным вопросом из всех - в чем смысл жизни (или есть ли вообще какой-то смысл).

Этот роман, действие которого происходит в небольшой нигерийской деревне под британским колониальным правлением, полон мудрости лидерства, по словам Макленнана и Лебовица, которые утверждают, что «поднимают вопросы о том, что делает лидера успешным и что происходит, когда его амбиции вступают в противоречие с интересы группы.«

Даже если вы уже читали его в школе, попробуйте еще раз, - предлагает МакЛеннан. - Одна и та же книга выглядит по-разному каждые десять лет», - настаивает он.

Поучительный рассказ для лидеров, этот роман каталогизирует, что происходит, когда в результате авиакатастрофы группа школьников оказалась в одиночестве на необитаемом острове (подсказка: в этом нет ничего красивого). "Для людей на всех уровнях бизнеса книга предлагает важные уроки об отношениях между лидерами и последователями и напряженности между командной работой. и индивидуальность », - отмечает Лебовиц.

Фаворит Ричарда Брэнсона (а также потрясающе хорошая сказка), этот роман о приключениях мальчика на довоенном американском юге был рекомендован предпринимателем Суджаном Пателем в книге Entrepreneur . Это «история о мальчике, который рос и учился доверять своим инстинктам правильного и неправильного, а не тому, что ему подсказывает общество. Для предпринимателя очень важен урок того, чтобы доверять своей интуиции, а не мнениям других людей», - пишет он.

Высшая рекомендация Джеффа Безоса из Amazon. МакЛеннан называет недооцененный роман о британском дворецком с тайным прошлым «полезным исследованием разницы между Востоком и Западом».«Это также убедительный портрет сожаления, тематическое исследование этического принятия решений и исследование того, как подавленные мысли выходят на поверхность (это тоже один из моих личных фаворитов).

Психиатр, переживший Холокост, Франкл пишет как о своем ужасающем опыте жизни в концентрационном лагере, так и о своей теории психологии человека, известной как логотерапия. "Сама его история заслуживает того, чтобы ее прочитать - напоминание о глубинах и высотах человеческой природы - и центральное утверждение. Логотерапия - то, что жизнь - это прежде всего поиск смысла - вдохновляла лидеров на протяжении поколений », - утверждает Коулман.

Британская газета Independent включила эту в свой список книг, которые должен прочитать каждый разносторонний человек. Почему? Он «делает философию понятной и понятной» и «наполнен вневременными советами о том, как жить лучше и более полноценной жизнью». Кто не мог использовать эту мудрость? К тому же это довольно забавное чтение.

Мнения, выраженные здесь обозревателями Inc.com, являются их собственными, а не мнениями Inc.com.

Графические новеллы классических произведений литературы, показавшиеся низкими.Больше не надо.

Форма комиксов часто ассоциируется с практикой адаптации - от высокобюджетных, неизбежных, взрывоопасных, масштабных фильмов о супергероях, которые доминировали в прокате в последнее десятилетие, до устойчивых традиций Classics Illustrated, который подарил миру комикс-версию «Моби-Дика». Издательское предприятие, начавшееся в 1941 году и предлагающее более короткие адаптации известных литературных произведений в форме комиксов, Classics Illustrated помогло укрепить веру в то, что комиксы легче воспроизводят более сложные и достойные вещи.

Куда бы вы ни повернулись в наши дни, кажется, есть комиксная итерация той или иной важной книги, от официального отчета о 9/11 до «Убить пересмешника» 2018 года, санкционированного печально известным трудным состоянием Харпер Ли. Учитывая колоссальный объем визуальной культуры, уже созданный вездесущим повествованием Маргарет Этвуд «Рассказ служанки», неудивительно найти СКАЗКА РУКОВНИЦЫ: Графический роман (Nan A. Talese / Doubleday, 22,95 доллара США), адаптированный и иллюстрированный канадцем. художник Рене Нолт.(Этвуд, которая только что получила свою вторую Букеровскую премию, опубликовала свои собственные комиксы: в 2016 году она вместе с художником Джонни Кристмасом была соавтором серии графических романов «Ангел-кошка-птица».) Нолт справляется с чем-то сложным, а именно: сделать визуальный мир антиутопии Этвуда «Галаад» своим собственным, интерпретируя униформу и даже культовые головные уборы служанок иначе, чем в популярном телешоу; она даже бросает вызов описанию Этвуда и представляет главного героя Оффреда темноволосым.Графический роман дает другое видение антиутопии Этвуда, но тонкие, тонкие персонажи Нолта отвлекающе выглядят как модные иллюстрации; даже якобы унылый наряд «Экономистов» выглядит гламурно в мечтательной рендеринге Нолта. Эффект в целом слишком красивый.

Если идиома Classics Illustrated предполагает, что комиксы литературных произведений являются своего рода шпаргалкой и, следовательно, менее ценными, то новый урожай адаптаций показывает эффективность и сложность графического оформления знаменитых историй.Наиболее заметным среди них является работа Гарета Хайндса ИЛИАДА: Адаптация графического романа (Кэндлвик, 27,99 долл. США), в которой тщательно, информативно и убедительно передается греческая эпическая поэма о легенде о Троянской войне - в частности, отражения спора между воин Ахиллес и царь Агамемнон. Рисунки Хиндса яркие и мускулистые. Благодарности показывают, что он провел восемь месяцев, раскрашивая книгу, в которой бессмертные изображены как светящиеся существа, очерченные в очертаниях с идентифицирующими оттенками.Они обычно взаимодействуют с людьми более непрозрачной окраски; Как это ни трогательно, мы видим эфирных богинь, грустно убаюкивающих своих более воплощенных на вид взрослых сыновей.

Подход Хайндса к повествованию слов и изображений активно расширяет пространство страницы, используя нерегулярные диагональные панели и полные страницы, смешивая композицию - это динамично, в отличие от многих утомительных адаптаций. Наряду с полезным «Составом персонажей» книга также предлагает впечатляющий раздел заметок, красиво оформленный и заполненный крошечными изображениями со страниц, которые мы только что прочитали.Будучи экспертом в сжатии истории, не теряя ее серьезности, Хайндс также талантлив в преобразовании сложных литературных и исторических традиций в ясную и читаемую прозу. Например, он объясняет, что, хотя «Гомер» - это «больше название традиции» - давняя устная традиция - «чем имя отдельного человека», для простоты он будет называть Гомера индивидуумом, а «всякий раз, когда Гомер - упомянутого, вы можете мысленно добавить «барды гомеровской традиции» ». Хиндс цитирует пять переводов (с гомеровского греческого), которые он рисовал во время работы над книгой; адаптация «Илиады » имеет особый смысл, так как Хайндс не ограничивался одним оригинальным текстом, запечатлев податливую историю, которая изначально была спета и воспета.

Хайндс сделал карьеру, создавая высококачественные комиксы на основе великой литературы; его предыдущие адаптации включают произведения Шекспира и Эдгара Аллана По, а также «Беовульф» и «Одиссею». Самопровозглашенный «ребенок-ботаник», который все время рисовал, «хорошо учился в школе, много читал и увлекался боевыми искусствами», Хиндс создал успешные видеоигры, прежде чем стать художником-мультипликатором. Обо всем этом вы можете судить по его «Илиаде» - особенно в батальных сценах: это издание не только научное, но и хороший темп, много крови и, как отметили предыдущие рецензенты, много говядины. « Илиада » - о жестокости; Хайндс ничего не скрывает, хотя его вероятный рынок сбыта - это молодая взрослая аудитория. В разделе предыстории, посвященном актуальности стихотворения, он смягчает его сюжет: «Гневные споры, движимые гордостью, превращаются в личные трагедии, к которым, я думаю, мы все можем относиться».

Что касается уродливой правды, то в этом году также выходит ЖИВОТНАЯ ФЕРМА: Графический роман (Houghton Mifflin Harcourt, 22 доллара), адаптированный из аллегорической новеллы Джорджа Оруэлла 1945 года и иллюстрированный бразильским карикатуристом Одиром.«Скотный двор» ранее появлялся в сопровождении рисунков известных иллюстраторов - Ральфа Стедмана и Квентина Блейка, чьи очаровательные линии можно узнать по многим изданиям Роальда Даля. Но Одир, используя яркую палитру, полностью адаптировал то, что Оруэлл назвал «сказкой», высмеивающей Сталина, - и в результате получился элегантный и душераздирающий. Образы Одира животных, сбрасывающих свои узы, а затем живущих с результатами своей революции, живописны и вызывают воспоминания, одновременно свободно и ярко.Вместо сокращения оригинала, воображаемый мир скотного двора Одира увеличивает глубину персонажей: его свиньи, лошади, овцы и куры имеют выразительные лица и позы, раскрывая как милость, так и злобу.

История с животными в другом ключе, шокирующие графические описания которой, кажется, требуют визуальной адаптации (некоторые уже существуют), ДЖУНГЛИ Аптона Синклера (Ten Speed, 24,99 доллара США) теперь в почти 400-страничном графическом романе. адаптировано и проиллюстрировано немецкой художницей Кристиной Германн, переведено Иванкой Ханенбергер.Карикатуристы, такие как Питер Купер - также один из редакторов давно выходящего в свет журнала политических комиксов World War 3 Illustrated - ранее взялись за «Джунгли»; Новейшая адаптация Купера - это JOSEPH CONRAD’S HEART OF DARKNESS (Norton, 21,95 доллара США) . Германн - подвижный и контролируемый художник, и ее захватывающий взгляд на разоблачительную новеллу 1902 года, разоблачающую нечистые, небезопасные и эксплуататорские скотные дворы Чикаго и жизнь его иммигрантской рабочей силы, в некоторых существенных отношениях отличается от оригинала.Но он хорошо работает сам по себе: он листает страницы. Больше всего в книге запечатлевают сцены с животными - живыми, мертвыми или готовыми к убийству, готовыми к расколу или обрезке трупов. Некоторые персонажи, такие как главный герой Юргис Рудкус, молодой литовский иммигрант, имеют упрощенные и преувеличенные черты лица, подчеркивая его искреннее качество обывателя. Но животные - такие как маленькие больные свиньи, которых Юргису платят за переработку на работе после того, как инспекторы ушли домой, - присутствуют на странице с поразительной точностью.И хотя «Чикаго» Германа повсюду проявляется в мрачных серых тонах, она изобретательно окрашивает кусочки и детали в светло-красный, который пульсирует. Иногда это кровь, сочащаяся из животного, но иногда это шарф любимого персонажа; в конце концов, зловеще красный цвет распространяется и становится небом. В отличие от красного пальто маленькой девочки в черно-белом «Списке Шиндлера», который Спилберг использовал для отслеживания и очеловечивания, красный цвет Германа, безмолвный визуальный рассказ, движется свободно, не сдерживаясь, появляясь здесь и там, отмечая экзистенциальный характер. болезнь.

Награды и обзоры на книги литературной классики - Home

Стремясь поощрять и продвигать передовые достижения в области литературы, мы учредили премию «Литературная классика для детей и молодежи». Наша отборочная комиссия активно ищет в литературе те названия, которые соответствуют критериям, установленным комитетом CLCA.

Как получатель премии «Классическая литература для детей», ваша детская книга получит дополнительное признание в виде пресс-релизов, а также публикаций на этом веб-сайте и в нашем блоге.Также всем получателям награды доступна возможность приобрести наградные печати с логотипом Literary Classics Book Award, означающим, что ваша книга была признана достойной этой престижной награды. PDF-файлы для использования в будущей печати также доступны всем получателям книжных наград.

Лауреатам премии «Классическая литература» также будет вручен сертификат награды с печатью CLC Awards, подписанный председателем отборочной комиссии. Этот привлекательный сертификат признания напечатан на высококачественной архивной бумаге и подходит для обрамления.

Авторитет и признание, полученные благодаря награде за книгу «Классическая литература», предоставят безмерные возможности для продвижения вашей книги, а также вас самих как автора, поэта или иллюстратора.
В «Литературной классике» мы полностью понимаем ценность положительного отзыва о вашей книге. Комитет CLC публикует обзоры только тех книг, которые набирают как минимум 4 звезды из 5-звездочной рейтинговой системы. Все положительные отзывы также будут размещены на Amazon.com (4 звезды и выше).Кроме того, все книги, получившие Знак одобрения литературной классики, будут размещены на блоге CLC Review.

Вам не обязательно указывать свою работу для получения награды, чтобы подать книгу на рецензирование.

Любая книга или собрание сочинений, представленных в Детской литературной классике для рецензирования или признания награды, могут рассматриваться для получения Знака одобрения CLC. Знак одобрения CLC присуждается на постоянной основе в течение года.Не существует минимального или максимального количества книг, которые могут быть удостоены этой награды ежегодно. Чтобы увидеть обзоры книг, удостоенных Знака одобрения CLC, посетите нашу страницу обзора CLCSA.

Любая работа, отмеченная знаком качества CLC, может быть украшена наклейкой с изображением знака одобрения CLC. Этикетки можно приобрести в «Классике детской литературы».

Хронология классической литературы: авторы, произведения и тенденции

Так много классики! Когда начать? Ознакомьтесь с нашими списками чтения для предложений.

Прочтите классику - но что это такое?

Если вы хотите лучше узнать литературную классику, что вам следует прочитать? Как известные произведения, которые вы могли бы подобрать, соотносятся в хронологическом порядке с важными историческими датами и друг с другом?

Вот начало моего короткого списка авторов и репрезентативных произведений, которые часто выбираются как литературные достопримечательности. У них есть по крайней мере один из нескольких факторов, делающих их классическими:

  • Лучшее выражение важных идей той или иной эпохи.
  • Прекрасный образец стиля и литературных новшеств определенной эпохи.
  • Лучшее или наиболее типичное произведение великого автора.
  • Ценится читателями на протяжении многих лет.
  • Эстетическое чудо.

Мне понадобится время, чтобы закончить этот список! Я начну со списка американских работ, включая важные исторические даты каждой эпохи. Я прокомментирую некоторые объявления, но не все. Со временем буду добавлять в список. В конце концов, я надеюсь охватить и английскую литературу.

Ссылки на предлагаемые списки для чтения и важные исторические даты

Сделайте выбор и покопайтесь в замечательной литературе.

АМЕРИКАНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Ранняя колониальная эра: 1600-е годы
Федеральная эра: 1700-е годы
Эра американского романтизма / довоенная эра: 1800-1860-е годы
Позолоченный век: 1865-1914
Американская модернистская литература: 1915-1945 гг.

АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
Древнеанглийская литература: 450 А.Д. - 1066
Средневековая английская литература – ​​Средневековье: 1066–1485
Литература английского Возрождения, часть I: эпоха Тюдоров, 1435–1603 гг.
Литература английского Возрождения II: якобинско-пуританская эра 1603-1660 гг.
Реставрация и английская литература восемнадцатого века: 1660-1789

Проверьте позже. Больше списков для чтения и графиков впереди. . . .

CFP: литературная классика и интеллектуальная автономия в советском мире с 1920-х по 1980-е годы | H-Announce

Литературная классика и интеллектуальная автономия в советском мире с 1920-х по 1980-е годы.

Онлайн-конференция: 26 марта 2021 г.

Цель этой однодневной конференции - изучить, как классические произведения «иностранной» литературы воспринимались различными группами читателей в Советском Союзе с 1920-х по 1980-е годы. Для многих советских граждан, независимо от их социального статуса и политических взглядов, вымышленные миры прошлых веков и чуждые культуры сформировали альтернативную реальность, позволившую им избежать трудностей повседневной жизни. Перевод и издание классических произведений помогли тем интеллектуалам, которые не следовали линии партии, выжить как физически, так и морально.Пытаясь использовать концепцию мировой литературы в пропагандистских целях, государство невольно создало зону интеллектуальной автономии, в которую оно не могло проникнуть. Нас особенно интересуют статьи, в которых исследуются идеологические позиции и модели интерпретации, независимо от того, направлены ли они на рассмотрение институциональных или индивидуальных аспектов литературного восприятия.

Мы приветствуем предложения по статьям по:

  • Советское критическое прочтение классики

  • перевод как форма чтения

  • литературная классика в советском книжном дизайне и иллюстрации

  • история чтения

  • вымышленных / беллетризованных ответов на классику

  • «вульгарная социология»

  • академическое изучение зарубежной литературы

  • неправильное прочтение и неверное толкование.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *