Классическая проза лучшее список: Классическая проза — топ-100

Содержание

Жанр «Советская классическая проза» — Книги — Страница 1

Проза — Советская классическая проза

{«o»:null}

{«o»:null}

   9.36 (151) 112|25Год: 2007Язык книги: РусскийСтраниц: 160

Книга закончена

«Два капитана» — приключенческий роман советского писателя Вениамина Каверина (1902—1989), созданный в 1938—1944 годах. Роман выдержал более сотни переизданий! За него Каверин был награждён Сталинской премией второй степени (1946). Девиз романа — слова «Бороться и искать, найти и не сдаваться» — это заключительная строка из хрестоматийного стихотворения лорда Теннисона «Улисс» (в оригинале: To strive, to seek, to find, and not to yield). Эта строка также выгравирована на кресте в память о погибшей экспедиции Р. Скотта к Южному полюсу, на холме Обсервер._ В книге рассказывается об удивительной судьбе немого сироты из провинциального города Энска, который с честью проходит через испытания войны и беспризорности, чтобы завоевать сердце любимой девушки.

После несправедливого ареста отца и смерти матери Саню Григорьева отправляют в приют. Сбежав в Москву, он попадает сначала в распределитель для беспризорников, а потом в школу-коммуну. Его неодолимо манит квартира директора школы Николая Антоновича, где живёт двоюродная племянница последнего — Катя Татаринова. Много лет спустя, изучив найденные ненцами реликвии полярной экспедиции, Саня понимает, что именно Николай Антонович стал виновником гибели Катиного отца, капитана Татаринова, который в 1912 г. возглавлял экспедицию, открывшую Северную Землю. После начала Великой Отечественной войны Саня служит в ВВС. Во время одного из вылетов он обнаруживает тело капитана вместе с его отчетами. Находки позволяют ему пролить свет на обстоятельства гибели экспедиции и оправдаться в глазах Кати, которая становится его женой. Работа над книгой. _ Вениамин Каверин вспоминал, что создание романа «Два капитана» началось с его встречи с молодым учёным-генетиком Михаилом Лобашёвым[1][2], которая произошла в санатории под Ленинградом в середине тридцатых годов.
«Это был человек, в котором горячность соединялась с прямодушием, а упорство — с удивительной определенностью цели, — вспоминал писатель. — Он умел добиваться успеха в любом деле»[3]. Лобашёв рассказал Каверину о своем детстве, странной немоте в ранние годы, сиротстве, беспризорничестве, школе-коммуне в Ташкенте и о том, как впоследствии ему удалось поступить в университет и стать учёным. Ещё одним прототипом главного героя стал военный лётчик-истребитель Самуил Клебанов, героически погибший в 1942 году. Он посвятил писателя в тайны лётного мастерства[4]. Образ капитана Ивана Львовича Татаринова напоминает о нескольких исторических аналогиях[5][6]. В 1912 году в плавание отправились три русских полярных экспедиции: на судне «Св. Фока» под командованием Георгия Седова, на шхуне «Св. Анна» под руководством Георгия Брусилова и на боте «Геркулес» с участием Владимира Русанова. Экспедиция на шхуне «Св. Мария» в романе фактически повторяет сроки путешествия и маршрут «Святой Анны». Внешность, характер и взгляды капитана Татаринова роднят его с Георгием Седовым.
Поиски экспедиции капитана Татаринова напоминают о поисках экспедиции Русанова. Судьба персонажа романа штурмана «Св. Марии» Ивана Климова перекликается с подлинной судьбой штурмана «Святой Анны» Валериана Альбанова[7]. Несмотря на то, что книга вышла в годы расцвета культа личности и в целом выдержана в героической стилистике соцреализма, имя Сталина упоминается в романе всего один раз (в главе 8 части 10). Роман был дважды экранизирован: Два капитана (фильм, 1955) Два капитана (фильм, 1976) В 2001 году по мотивам романа был поставлен мюзикл «Норд-Ост».

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

   10 (8) 5|3Год: 1970Язык книги: РусскийСтраниц: 97

В романе «Во имя отца и сына», написаном автором в «эпоху застоя», так же непримиримо, как и в его других произведениях, смертельно сцепились в схватке добро и зло, два противоположных и вечных полюса бытия. В этих острых конфликтах писатель беспощадно высветил язвы общества, показал идеологически-нравственные диверсии пятой колонны — врагов русского общественного и национального уклада. Показал не с банальным злорадством, а с болью сердца, с тревогой гражданина и патриота.

В адрес писателя Ивана Шевцова пошел поток писем. Читатели одобряли книги, помогали автору поддержкой. Романы Ивана Шевцова так молниеносно исчезали с книжных лотков и полок магазинов и библиотек, как будто их сдувал ветер. Несмотря на общенародное признание и любовь, роман имел крайне трудную судьбу — писателя обвинили в страшной крамоле, которая называлась «клеветой на нашу благородную советскую действительность». В ход пошло виртуозное навешивание ярлыков —  «очернитель», «черносотенец», «шовинист», «русофил», началась огранизованная травля писателя…

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

   10 (8) 5|3Год: 1986Язык книги: РусскийСтраниц: 55

Иван Михайлович Шевцов участник Великой Отечественной войны, полковник в отставке, автор 20 книг, среди которых получившие известность произведения «Тля»,»Бородинское поле», «Семя грядущего», «Среди долины ровныя» и др.

Роман «Лесные дали», посвященный вопросам охраны природы, поднимает острые экологические проблемы, воспевает рачительное, бережное отношение людей к дарам земли. Роман отличают острота и актуальность социальных конфликтов, внимание к духовному миру нашего современника.

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

   10 (4) 3|1Год: 1968Язык книги: РусскийСтраниц: 43

«Найти человека» — книга о тех, кого вой-ка разлучила с близкими, разметала по свету, о тех, кто после стольких лет разлуки все еще не потерял надежду обнять друг друга.

История этой книги необычна, она возникла из самой жизни и из поэзии (поэма «Звенигород»).

Известная писательница Агния Барто рассказывает о новом, найденном ею принципе поисков и о том, как участвуют в розысках тысячи советских людей бесчисленные «добровольцы всех возрастов, от студентов до пенсионеров».

Свободно и своеобразно построена книга: повествование о мужестве и испытаниях нашего народа, о поисках разлученных семей перемежается в ней с дневниковыми записями, полными ассоциативных отступлений; размышления писателя о судьбах людей, о современной нравственности чередуются с его жизненными наблюдениями.

***

Художник В. В. Медведев

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

   10 (3) 2|1Год: 1974Язык книги: РусскийСтраниц: 4

Книга закончена

Обыкновенная школьная тетрадь в линейку. Без обложек. Видно, они оторвались, когда автор дневника был еще жив, поскольку с тетрадкой он не расставался ни в эшелоне эвакуированных из Ленинграда детей, ни в дни своей работы и жизни в алтайской степи.

Тетрадь перегнута, на сгибах потерта, некоторые страницы в мазуте и машинном масле: шестнадцатилетний Дмитрий Сидоров брал ее с собою на трактор и в минуты отдыха торопился занести хотя бы несколько строк в свою записную книжку. Из записей встает перед нами вторая половина 1941-го и первое полугодие 1942 года. Дневник подростка, захваченного водоворотом событий военных лет — безыскусный, потрясающий своей искренностью документ. Первые страницы помечены августом 1941 года, когда многочисленная рабочая семья, где Дима был четвертым из семерых братьев, остается без отца, оказавшегося в блокадном кольце, в Ленинграде, где он работал всю жизнь и где погиб через полгода после эвакуации детей. Мать умерла еще раньше. Трое старших братьев Димы воевали, и на его плечи выпала вся тяжесть забот о малолетних братишках. Сестру Зину, которой в то время шел восемнадцатый год, он, пожалуй, не считал главой семьи. Младшим был восьмилетний Толя, близнецам Жене и Шуре едва исполнилось по десяти лет. Драматичность жизненных ситуаций не согнула Диму.
Со страниц дневника перед нами встает цельный характер подростка военного времени. Журнал Аврора № 11, ноябрь 1974 г.   

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

   10 (3) 2|1Добавил: brazolargo 10 октября 2015, 14:27Год: 1990Язык книги: РусскийСтраниц: 42

Книга закончена

Первые читатели этих повестей уже давно стали взрослыми. Но и сегодня мальчишки и девчонки с волнением следят за драматической судьбой своего сверстника Саши Щербинина, попавшего в липкую паутину сектантов-пятидесятников, свивших себе гнездо в глухом полесском углу, на хуторе Качай-болото. Мужество пионера, помощь верных друзей помогают ему с честью выдержать нелегкие испытания.

Повесть «Солнечный круг» — тоже о пионерской дружбе, о веселых затеях и проказах, о романтике подлинной и мнимой.

{«o»:null}

{«o»:null}

   10 (3) 2Добавил(а): Мариза 31 августа 2015, 5:31Год: 2015Язык книги: РусскийСтраниц: 144

Книга закончена

Книга посвящена 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Все авторы произведений — писатели-фронтовики: Василь Быков, Константин Воробьев, Александр Солженицын, Даниил Гранин, Виктор Астафьев. Повести и рассказы участников войны — о человеке один на один со смертью, когда даже неверующие души вспоминают своего Творца и взывают к Нему. Это дошедшие до нас голоса солдат из окопов, их личный фронтовой опыт.

Для этой книги известный художник Игорь Олейников создал 35 уникальных рисунков. Книга для взрослых с иллюстрациями — прекрасный подарок всем любителям художественной литературы. И прежде всего — подарок для всех, кто хочет знать и не забывать правду о войне.

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«g»:»sg61″,»o»:25}

Классическая литература — что это, и почему менялся этот список?

Если у вас хоть раз заходили на кухне разговоры о том, кто что читал или не читал, то у вас определённо есть своё представление о классике.

Казалось бы, такое обычное дело — понимать, какое произведение классическое, а какое нет, — на самом деле далеко не так уж однозначно. Есть общепризнанные имена — Пушкин, Достоевский, Булгаков — но и они далеко не всегда были в пантеоне классиков. Есть такие имена, которые многие сразу и не вспомнят, но они тоже в этом пантеоне. А есть, наоборот, те кто на слуху у всего мира, те, кем зачитываются люди самых разных стран и возрастов, но вряд ли они будут приглашены в тусовку каноничных и самых-самых.

Ведь даже само определение классики вызывает споры, многие люди сами придумывают, что вкладывать в словосочетание «классическая литература», что признавать, а что нет. Так что тут есть что обсудить. Попробуем сегодня выяснить, что такое литературный канон, как эти каноны появляются, нужно ли читать классику и можно ли её не читать.

Что за слово такое — классика?

Сегодня это слово настолько многозначно, что надо прояснить даже и этот вопрос. Классикой в музыке, например, можно назвать и Бетховена, и, скажем, группу Битлз, это полностью зависит от контекста. Можно еще вспомнить классический стиль одежды… что вы представили? Смокинг или «белый верх, чёрный низ»? Тоже сомнительно, потому что ещё век назад классикой была юбка в пол, а ещё раньше — каблуки у мужчин. Если классика одна на все времена (ведь это классика), то почему в античности она одна, в эпоху Возрождения другая, в царской России третья, а в Советский период ещё какая-нибудь? Плюс своя «классика» может быть в любом виде деятельности человека. А ещё, мы можем сказать «классика», если увидим, как кто-нибудь делает что-то очень типичное для себя, или получаем один и тот же результат, который стал для нас привычным. В общем, я хочу сказать, что в повседневной жизни классика — это слово, которым мы разбрасываемся направо и налево. Классический это и привычный, и общий для всех, и устоявшийся, и старый, и типичный, и ожидаемый.

Но нам же нужно разобраться, что такое классика в литературе.

Первоначально это слово применялось по отношению к трём греческим трагикам: Еврипиду, Эсхилу и Софоклу, они были лучшие в свою эпоху.  Все эти три автора заключали в себе некоторые качества, которые их последователи сочли образцовыми и выдающимися. В какой-то момент их начали изучать в школах. Дословно, классика означала «то, что изучается в классах». То, что в какой-то момент эпохи стало образцом для подражания — каноном.

Как классика соотносится с эпохой?

Понятное дело, что при жизни никого классиками не называют, за очень редким исключением. Так вот, те три грека сами себя никаким литературным каноном не объявляли, так сложилось исторически. Афины расцветали, потом из-за Пелопоннесской войны утратили своё влияние, потом и вовсе были захвачены Александром Македонским, а позже и римлянами. И именно римляне начали в своих школах изучать греческую литературу, хотя тот самый греческий мир на тот момент уже был утрачен.

Вот и появилось мнение, что литературный канон — это образцы, которые могут пережить даже крах мира, в котором они были написаны. То есть если произведение способно пережить сотни лет и оставаться всё таким же актуальным, то вероятнее всего это и есть классика. Поэтому, когда говорят о ком-то, что он при жизни уже стал классиком, то время, вполне возможно, ещё это опровергнет.

Скорее всего, у вас нет в запасе пары-тройки сотен лет, чтобы уж наверняка сказать, кто тут классик. Поэтому люди и пытаются научиться определять литературные каноны каким-нибудь другим способом. Так что попробуем рассмотреть подходы к литературным канонам с разных сторон и понять, как эти каноны возникают.

Классика как что-то популярное

Вы согласитесь, что степень классичности писателя очень редко как-то зависит от популярности?

То, что продаётся миллионными тиражами сегодня совершенно не обязательно пополнит список на обязательное чтение будущего школьника. Например, в своё время был очень популярным поэт Евгений Баратынский, живший в одно время с Пушкиным. Но сейчас его знают разве что филологи, многие его фамилию и не вспомнят. Писатель Пётр Боборыкин при жизни издал множество книг и заработал на них немало денег, но вы вообще хоть раз слышали его фамилию?

Может быть, связь обратная? Есть расхожее мнение, что, чтобы быть классиком, нужно чтобы при жизни тебя не оценили. Например, работы Эмили Дикинсон увидели свет только после её смерти. Франц Кафка был бы богатейшим человеком, если бы сегодня имел процент с продаж своих книг, но умер безвестным — если бы не его друг, который не выполнил последнюю просьбу Кафки сжечь его работы, мир бы вряд ли о нём узнал. Джон Китс тоже не был признан при жизни. Эдгару Алану По денег едва хватало на существование, но кто сейчас не знает его имя?

В противовес всем этим писателям и поэтам можно вспомнить хотя бы Толстого, который был чуть ли не самым влиятельным человеком в России в своё время, и даже спустя сотню лет актуальности не потерял. Более того, он один из тех, кого высоко ценят по всему миру, и его место среди канонических литераторов не подвергается сомнению.

Но что объединяет всех их сейчас? Сегодня их произведения популярны, продаются по всему миру, переводятся на десятки языков и, скорее всего, так будет и дальше. Все классические произведения сегодня, по факту, бестселлеры.

Так что нужно сделать оговорку в первоначальном утверждении: степень классичности писателя очень редко зависит от прижизненной популярности.

Классика как верность традициям

За словом «классика» вообще закреплена ассоциация, что это «то, что было раньше», то есть то, что считается на сегодняшний день традиционным. Выходит, что каким-то образом у классических произведений появляется некое ядро — несколько объединяющих черт. Классические традиции могут быть связаны с тематикой произведений — всё, что читают столетиями, всегда задаёт фундаментальные вопросы. Отношение к жизни, смерти, религии, войне, любви, наконец… Традиционные темы, потому что единого мнения на этот счёт не существует, и всё новые и новые поколения людей вынуждены пробираться через эти философские дебри. Потому произведение, посвящённое общечеловеческим ценностям, однажды став классическим, очень долго не устаревает.

Также традиции могут быть в построении текста или сюжета, в жанрах, в способе рифмовки… да во всём.

А теперь самая интересная часть вопроса о том, как стать классиком с помощью традиций. Ведь, если все готовые формулы уже есть, то может показаться, что проще простого взять и написать книгу, которая будет соответствовать всем традициям. Казалось бы, она должна быть обречена на успех.

Но здесь работает очень интересный парадокс: те, кого впоследствии вписывают в канон, очень часто были в своё время новаторами, дерзкими и наглыми.

Да, традиция важна. Но важна она только в том случае, если автор, вобрав её в себя, переработал, приведя её в соответствие со своей современностью.

Получается, классики — не те, кто безоговорочно вписываются в традиции, а те, кто естественным образом продолжает её, задавая тренд всё новым и новым писателем. Писатель-классик — антенна; он должен предчувствовать потребности общества и ответить этим потребностям в соответствии с традицией, хоть и немного видоизмененной.

Классика как то, что изучается в классах

Сейчас мы затронули очень важную тему: любой классик должен быть связан с современностью, он должен быть актуальным, иначе какой в нём смысл? Классики помогают нам вести диалог с вечностью, в них, как в тесте Роршаха, мы можем найти ответы на свои вопросы. Ведь классика -это совокупный опыт многих предыдущих поколений.

Вот представьте, что вы хотите попасть в другую страну: вы можете идти пешком, а можете сесть в самолёт. Если вы хотите со всеми своими жизненными вопросами разобраться самостоятельно, исключительно своим опытом, — вы идёте пешком. А классические книги — это самолёт. И выбор здесь уже зависит от вас: дойти до чего-то самостоятельно или принять помощь прошлых поколений.

Поэтому классику изучают в школах — это уроки мудрости.

Но, к сожалению, то, что реально изучается в школах, может серьёзно расходиться с общепризнанным списком классики.

Ещё кардинал Ришелье в семнадцатом веке придумал управлять литературой в государственных интересах. А как управлять литературой? Правильно, придумать канон и поощрять только тех, кто ему соответствует.  Тогда, например, было придумано, что трагедия должна обладать «тремя единствами»: места, времени и действия. Сегодня эти правила до сих пор изучаются в школах, а тогда практически породили раскол в писательском сообществе.

В общем, примерно с того времени официальные списки литературы цензурируются государством.

У нас есть гораздо более яркий и близкий пример: изучение литературы в СССР. В Советское время, чтобы попасть в канон, нужно было чтобы автор разделял и горячо поддерживал социалистические взгляды. Поэтому культивировалось пролетарское творчество. Поэтому из тридцати рекомендованных книг пять были про Ленина. Да что говорить, многие, кто учился в Советском Союзе, до сих пор верят, что «Капитал» Маркса это самая классическая из всех классик.

Вот, например, список классической литературы для изучения в десятом (выпускном) классе (1960 год):

Максим Горький. «Старуха Изергиль», «На дне», «Мать», «В. И. Ленин» (в сокращении)

Владимир Маяковский. «Левый марш», «Прозаседавшиеся», «Товарищу Нетте — пароходу и человеку», «Стихи о советском паспорте», «Владимир Ильич Ленин», «Хорошо!», вступление к поэме «Во весь голос»

Николай Островский. «Как закалялась сталь»

Михаил Шолохов. «Поднятая целина»

Александр Фадеев. «Молодая гвардия»

Никто не считал классикой «Анну Каренину» или «Мастера и Маргариту», потому что первая — бытовой роман, не относящийся к социализму, а второе — и вовсе запрещённая рукопись.

Да и само чтение строго контролировалось: вспомните эти многостраничные предисловия, в которых читателю чётко и ясно объяснялось, что хотел сказать автор. Все биографии писателей были прилизаны, если раньше все они были непохожими, разными, живыми людьми со своими слабостями, то в Советском Союзе о них писали исключительно как о блестящих высоконравственных личностях, всю жизнь мечтавших о революции. К сожалению, такой подход встречается и до сих пор.

Короче, классика (вопреки дословному переводу) — не всегда «то, что изучается в классах».

Классика как культурный код

Несоответствие официальной литературы настроениям общества очень часто порождает негласное разделение на людей, поддерживающих власть и читающих то, что разрешено, и на андеграунд. В Советское время, например, такая подпольная интеллигенция зачитывалась запрещёнкой, стал очень популярен самиздат. Вот как об этом вспоминал в своей книге Лев Рубинштейн:

«Приходит, допустим, в ваш дом малознакомый человек. Ну мало ли по каким делам. Вы провожаете его на кухню (все тогда сидели на кухнях) и почти автоматически произносите: «Мы с тобой на кухне посидим». А он, этот практически незнакомый тебе человек, на таком же автомате продолжает: «Сладко пахнет…» И с этого момента вы понимаете, что неформальное общение возможно. А уж если он, угощаясь на вашей кухне чем бог послал, ещё и скажет: «Вот какие большие огурцы продаются в наших магазинах», то уже и до закадычной дружбы рукой подать».

Кто что считает классикой — вот что может объединять или разъединять людей. Получается, что классика это культурный код, знать её нужно, чтобы соответствовать тому обществу, в котором она канонизирована.

Сегодня такой жёсткой цензуры нет, но классические произведения всё равно лакмусовая бумажка для тех, кто считает себя образованным человеком. Сегодня можно не читать про Ромео и Джульетту, но вряд ли вы найдёте образованного человека, который даже не в курсе сюжета. Читать классику — значит быть в контексте нравственных традиций и, что тоже важно, трендов. Хотя даже не «читать», а скорее «знать». А знать и изучать классику иногда можно и без непосредственного чтения какого-нибудь Гомера. Умение поддержать разговор, понять отсылки, вовремя вспомнить цитату помогает быть интересным собеседником и возбуждать улыбку дам огнём нежданных эпиграмм. 😉

Это не значит, что нужно читать только классику. В конце концов, что-то, что уже написано сегодня, станет классикой завтра, так почему бы не стать вершителем судеб и не помочь какому-нибудь современному автору заявить о себе?

И да, можно в принципе классику и не знать, это, конечно, ваше дело. Но всё-таки мы живём в обществе, и с его культурным кодом тоже нужно считаться. Да и на самолёте путешествовать легче, чем пешком.

Классическая художественная литература список. Лучшие произведения классической мировой литературы, которые стоит почитать для души

🔥 Для читателей нашего сайта промокод на книги Литрес. 👉 .

Самая признанная классическая литература — список лучших книг. Мировая зарубежная и русская классика. Очень рекомендуем. 😉

Сильвия Плат. Под стеклянным колпаком

Эстер Гринвуд приглашают в Нью-Йорк на стажировку в журнал о женской моде. Она едет туда, полная решимости покорить город и стать писательницей. Но за великолепными кулисами прячутся безразличное общество и трудности взрослой жизни. Эстер перестает себя контролировать, и ею овладевают депрессия и одиночество. Дальше

Кен Кизи. Над кукушкиным гнездом

Произведение, описывающее жесткие и максимально честные образы точек соприкосновения здравого смысла и сумасшествия, принесло Кену Кизи звание самого талантливого писателя. Во времена своего появления роман пользовался популярностью среди представителей битничества и хиппи, но и в настоящее время он не утратил своей актуальности. Дальше

Уильям Сомерсет Моэм. Театр

Что скрывает в себе книга? Изящное и саркастическое повествование бесподобной, остроумной актрисы, которая переживает кризис среднего возраста, встречаясь с молоденьким похитителем женских сердец? Тщеславные истории безудержных двадцатых? Или же это захватывающий роман на все времена? Одно ясно точно, «Театр» будет по вкусу даже самому привередливому читателю. Дальше

Данная книга будет помощником для школьников всех возрастов. С ней ни детям, ни родителям не придется тратить много своего времени на поиски определенного произведения: сборник уже содержит в себе большое количество необходимой литературы, которую советуют читать учителя. Дальше

Главного героя, который является работником в банке, внезапно арестовывают в день, когда ему исполняется 30 лет. Но его не берут под стражу, и он, пользуясь этим, старается разобраться, в чем он провинился. В этом процессе он все больше и больше погружается в судебный мир. Сможет ли герой выяснить, в чем состоит суть обвинения? Дальше

Керуак стал известным во всем мире, благодаря своему произведению «В дороге», хотя отношение к нему разных людей было очень противоречиво. В романе весьма необычным, нелинейным способом повествуется о тяжелой судьбе и страданиях одного поколения людей, а в центре внимания – Дин – остряк, любящий выпить и женщин. Дальше

Известный роман в польской классике, написанный в историческом жанре. События развиваются в середине 16 века. Тогда шведы жаждали завоевать Польшу. Но и поляки наводили смуту среди своего народа: кто-то переходил на сторону врагов, кто-то всеми силами старался защитить свою землю. А в центре событий – приключения влюбленной пары. Дальше

Роман, который будет актуальным абсолютно во все времена. В книге затрагиваются темы религии и философии, прекрасно раскрывающиеся в идеально построенном сюжете: действия каждого героя несут в себе большой смысл. В данном произведении автор показал, как можно избежать безнравственности в обществе. Дальше

Оригинальная противоположность известной всем антиутопии «О дивный мир». Что хуже для людей? Общество с преобладанием потребления, которое довели до бессмысленности? Или же общество с преобладанием идеи, которое привели к идеальному совершенству? Оруэлл считает, что самое страшное – это массовая потеря свободы. Дальше

В книге повествуется о поколениях рода семьи Буэндиа. События во время войны, запретная любовь между членами семьи, появление новых людей, волшебство, — все это можно найти в произведении Маркеса. Роман вовлекает читателя в ощущения каждого героя: остро ощущаются его переживания и одиночество. Дальше

Трагедии людей в военные времена, проблемы потерянного поколения. В этой книге раскроется гамма всех чувств от любви до предательства. Герои романа – три друга, которых объединяет фронт, описываются их ощущения, мысли о прошлом, желания и грезы. Это произведение для тех, кто хочет погрузиться в жизнь прошлого века. Дальше

Книга, которая заложила основу в культуру европейского постмодернизма. Ее можно воспринимать по-разному: шедевральный роман авангардизма, написанный в стиле сюрреалистической философии, или же наоборот, шедевральный философский рассказ, написанный в стиле романа с сюрреализмом. Дальше

Насыщенная жизнь 20-х годов прошлого века, когда популярно было устраивать роскошные вечеринки, когда в людях присутствовала уверенность, что счастье они обретут только после достижения больших вершин власти и богатства. И Гэтсби, который безрезультатно гнался за мечтой о любви, было присуще все это. Дальше

Мальчики, только недавно окончившие школу и еще не успевшие познать взрослой жизни, очутились на войне, которая не щадит никого, вместе со своим учителем. Юноши стараются находить радость в самых обыденных вещах, в том, на что раньше они и не обращали внимания, ведь каждый день может оказаться последним. Дальше

События развиваются в санатории, в котором находятся люди, больные туберкулезом. Остро чувствуется отрезанность от остального мира, с которым изредка получается общаться с помощью почты. Здесь уже никто не боится смерти, все отчаянно цепляются за малейшие проявления отношений между людьми, это помогает не сойти с ума. Дальше

Шедевральное произведение искусства в литературе, которое никогда не утратит своей актуальности: люди во все времена будут читать эту книгу с большим удовольствием. Джейн Остин была первой, кто показала, что роман может быть серьезным жанром, в сюжете которого отсутствует поверхностность. Этим она завоевала всеобщую любовь. Дальше

Книга, вовлекающая с головой в повествование о тяжелых судьбах двух братьев и сестры, которые начинают жить отдельными жизнями после того, как умирает их отец. Каждый на пути встречает много преград, мешающих наконец-то дойти до мечты. Произведение учит находить счастье в том, что вы уже имеете, но еще не научились ценить. Дальше

Гюго пишет о том, как живут люди непринятые обществом. Например, человек, которого осудили на целых 20 лет, потому что он был пойман за вынужденной кражей хлеба, ведь его бедная семья голодала; или мальчик, который жил на улице. В романе затрагиваются темы криминала, полиции, политики и церкви. Дальше

Во времена первой сдачи романа книги подвергались жесткой цензуре, нельзя было допустить публикацию запретных тем, поэтому данное произведение было урезано почти на треть. Данный вариант книги собран по всем материалам, которые были найдены в архиве, он является первым полным изданием, которое вы можете прочесть. Дальше

Отлично написанное произведение, которое удостоилось экранизации. Но если вы хотите ощутить всю гамму эмоций и полностью погрузиться в глубокую историю о сумасшедшей, ни к чему не ведущей, безответной любви красивой парализованной девушки к военнослужащему, то стоит прочитать данный роман Цвейга. Дальше

Это была самая популярная мировая классическая литература — список лучших книг. Здесь далеко не вся русская и зарубежная классика, но, если у вас есть любимые произведения, пишите о них в комментариях и мы будем добавлять в список. 😉

Весь романтический пафос, которым окутаны Средние века, представлен в «Айвенго». Доблестные рыцари, прекрасные дамы, осады замков и политические тонкости вассальных отношений — всё это нашло место в романе Вальтера Скотта.

Во многом именно его творение и способствовало романтизации Средневековья. Автор описал исторические события, которые затрагивают период в истории Англии после Третьего крестового похода. Конечно, не обошлось без серьёзных художественных импровизаций и вымысла, но от этого история стала только увлекательнее и прекраснее.

В эту подборку нельзя было не включить наиболее известное творение Николая Васильевича Гоголя. Для многих школьников изучение «Мёртвых душ» является самым ярким событием на уроках литературы.

Николай Гоголь — один из немногих классиков, который умел писать о проблемах мещанского быта и России в целом в столь саркастично-непосредственном тоне. Здесь нет ни эпичной тяжеловесности Толстого, ни нездорового психологизма Достоевского. Читать произведение легко и приятно. Однако вряд ли кто-либо откажет ему в глубине и тонкости подмеченных явлений.

Приключенческий роман «Всадник без головы» многослоен: в нём переплелись , детективные и любовные мотивы. Сюжетные хитросплетения создают интригу и держат в напряжении до самых последних страниц книги. Кто же этот безголовый всадник? Привидение, плод воображения героев или чей-то коварный трюк? Вы вряд ли заснёте, пока не получите ответ на этот вопрос.

Чарльз Диккенс был крайне популярен при жизни. Люди ждали его следующих романов примерно так же, как мы сейчас ждём выхода каких-нибудь «Трансформеров». Образованная английская публика любила его книги за неподражаемый стиль и сюжетный динамизм.

«Посмертные записки Пиквикского клуба» — самое смешное произведение Диккенса. Приключения английских снобов, провозгласивших себя исследователями человеческих душ, полны нелепых и комичных ситуаций. Социальная проблематика, безусловно, здесь присутствует, но подана она в такой простой форме, что не полюбить английского классика после прочтения просто невозможно.

«Госпожа Бовари» по праву считается одним из величайших романов мировой классики. Это звание нисколько не умаляет увлекательность творения Флобера — вызывающая история любовных приключений Эммы Бовари смела и дерзка. После публикации романа писатель даже был привлечён к судебной ответственности за оскорбление нравственности.

Психологический натурализм, которым пронизан роман, позволил Флоберу ярко раскрыть проблему, актуальную в любую эпоху, — конвертируемость любви и денег.

Самое известное произведение Оскара Уайльда задевает за живое глубоко проработанным образом главного героя. Дориан Грей, эстет и сноб, обладает чрезвычайной красотой, которая контрастирует с развивающимся в течение сюжета внутренним уродством. Упиваться наблюдением за нравственным падением Грея, аллегорически отражённом в визуальном изменении его портрета, можно часами напролёт.

«Американская трагедия» — изнанка американской мечты. Стремление к состоятельности, уважению, положению в обществе, деньгам свойственно всем людям, однако для большинства путь наверх закрыт по умолчанию в силу разных причин.

Клайд Гриффитс — выходец из низов, который всеми силами пытается пробиться в высшее общество. Он готов на всё ради своей мечты. Но общество с его идеалами успешности как абсолютной жизненной цели само является катализатором нарушения морали. В итоге Клайд преступает закон, чтобы достичь своих целей.

«Убить пересмешника» — роман автобиографический. Харпер Ли описала свои воспоминания о детстве. В итоге получилась история с антирасистским посылом, написанная простым и доступным языком. Читать книгу полезно и интересно, её можно назвать учебником нравственности.

Не так давно вышло продолжение романа под названием «Пойди поставь сторожа ». В нём так сильно вывернуты наизнанку образы персонажей классического произведения писательницы, что когнитивного диссонанса при чтении не избежать.

Лайфхакер может получать комиссию от покупки товаров, представленных в публикации.

(оценок: 31 , среднее: 4,26 из 5)

В России литература имеет свое направление, отличающееся от любого другого. Русская душа загадочна и непонятна. Жанр отражает в себе и Европу, и Азию, поэтому лучшие классические русские произведения необыкновенны, поражают душевностью и жизненностью.

Главное действующее лицо — душа. Для человека не важно положение в обществе, количество денег, ему важно найти себя и свое место в этой жизни, найти истину и душевное равновесие.

Книги русской литературы объединены чертами писателя, владеющим даром великого Слова, полностью посвятившим себя этому искусству литературы. Лучшие классики видели жизнь не плоско, а многогранно. Они писали о жизни не случайных судеб, а выражающих бытие в его самых уникальных проявлениях.

Русские классики настолько разные, с разными судьбами, но объединяет их то, что литература признана школой жизни, способом изучения и развития России.

Русская классическая литература создавалась лучшими писателями из разных уголков России. Очень важно то, где родился автор, ведь этого зависит его становление как личности, его развитие, а также это влияет на писательское мастерство. Пушкин, Лермонтов, Достоевский родились в Москве, Чернышевкий в Саратове, Щедрин в Твери. Полтавщина на Украине — родина Гоголя, Подольская губерния – Некрасова, Таганрог – Чехова.

Три великих классика, Толстой, Тургенев и Достоевский, были абсолютно непохожими друг на друга людьми, имели разные судьбы, сложные характеры и великие дарования. Они сделали огромный вклад в развитие литературы, написав свои лучшие произведения, которые до сих пор будоражат сердца и души читателей. Эти книги должен прочитать каждый.

Еще одно важное отличие книг русской классики – высмеивание недостатков человека и его образа жизни. Сатира и юмор – главные черты произведений. Однако многие критики говорили о том, что это все клевета. И лишь настоящие ценители видели, насколько персонажи одновременно и комичны, и трагичны. Такие книги всегда цепляют за душу.

У нас вы можете найти лучшие произведения классической литературы. Вы можете скачать бесплатно книги русской классики либо читать онлайн, что очень удобно.

Представляем вашему вниманию 100 лучших книг русской классики. В полный список книг вошли самые лучшие и запоминающиеся произведения русских писателей. Данная литература известна каждому и признана критиками со всего мира.

Конечно, наш список книг топ 100 – всего лишь небольшая часть, собравшая в себя лучшие работы великих классиков. Его можно продолжать очень долго.

Сто книг, которые должен прочитать каждый, чтобы понять не только то, как раньше жили, какие были ценности, традиции, приоритеты в жизни, к чему стремились, а узнать в целом, как устроен наш мир, насколько светлой и чистой может быть душа и как она ценна для человека, для становления его личности.

В список топ 100 вошли самые лучшие и самые известные работы русских классиков. Сюжет многих из них известен еще со школьной скамьи. Однако, некоторые книги трудно понять в юном возрасте, для этого нужна мудрость, которая приобретается с годами.

Конечно, список далеко не полный, его можно продолжать бесконечно. Читать такую литературу – одно удовольствие. Она не просто чему-то учит, она кардинально меняет жизни, помогает осознать простые вещи, которые мы порой даже не замечаем.

Надеемся, наш список книг классики русской литературы пришелся вам по душе. Возможно, вы уже что-то читали из него, а что-то нет. Отличный повод составить свой личный список книг, свой топ, которые вы бы хотели прочитать.

Произведения классиков, как хорошее вино, – они выдержаны и проверены временем и огромным количеством читателей. Многие из этих книг универсальны: они исцеляют душу, ищут ответы на вечные вопросы бытия, развлекают, расслабляют, поднимают настроение, заставляют задуматься и дарят бесценную возможность приобрести уникальный жизненный опыт.

Русская классика

«Мастер и Маргарита», Михаил Булгаков

Блистательный шедевр мировой классической литературы. Необычайный многозначительный мистический роман, изобличающая людские грехи и пороки. В нем переплелись извечные темы борьбы добра со злом, смерти и бессмертия, а также невероятная линия любви, начавшаяся со случайной встречи людей, созданных друг для друга.

«Евгений Онегин», Александр Пушкин

Хорошее произведение для тех, кто выбирает классическое произведение для саморазвития. Роман в стихах, в котором противопоставлены два характера: пресыщенного скучающего молодого человека Евгения Онегина и чистой наивной девушки Татьяны Лариной, последовавшей искреннему чувству. История о взрослении и развитии одной личности и внутренней опустошенности другой.

«Анна Каренина», Лев Толстой

Замужняя Анна Каренина влюбляется в молодого офицера Вронского. Тот отвечает ей взаимностью. Но окружение отворачивается от «падшей женщины». Отчаянные попытки влюбленных воссоединиться на фоне нравов и порядков дворянства того времени не увенчались успехом.

«Доктор Живаго», Борис Пастернак

История поколения начала 20 века, которое входило в новую эпоху с верой в большие перемены. Однако испытания, которые им пришлось пережить (гражданская и первая мировая война, революция), принесли лишь разочарования и поломанные надежды. Но, несмотря ни на что, люди приобрели бесценный опыт. Книга полна размышлений о судьбах людей и государства.

«12 стульев», Евгений Петров, Илья Ильф

История о двух авантюристах, ищущих бриллианты, спрятанные в стульях гостиного гарнитура мадам Петуховой. Роман-фельетон невероятно увлекательный, пропитан острым юмором и неиссякаемым оптимизмом. Обеспечит несколько увлекательных вечеров, тем, кто еще не читал книгу, и поднимет настроение тем, кто взялся за нее повторно.

«Собачье сердце», Михаил Булгаков

Профессор Преображенский исследует методы омоложения. Однажды он приводит с улицы бездомного пса Шарика и делает ему пересадку гипофиза умершего Клима Чугункина, пьяницы и хулигана. Вместо доброго покладистого животного получается существо с абсолютно отвратительным характером и повадками. Роман демонстрирует историю взаимоотношений интеллигенции с «новой породой» человека.

«Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина», Владимир Войнович

Чудесный выбор произведения, чтобы почитать в отпуске, такой легкий роман-анекдот. Перед началом Великой Отечественной войны в небольшой деревушке из-за поломки садиться самолет. Отбуксировать его нет возможности, поэтому к нему приставляют простодушного и нелепого постового Ивана Чонкина, который со временем переносит место своей службы в дом почтальона Нюры…

«А зори здесь тихие», Борис Васильев

Трагическая история о неравном противостоянии пяти девушек-зенитчиц и отряда немецких диверсантов в составе 16 человек. Мечты о будущем и рассказы женщин о любимых создают ошеломляющий контраст с жестокой реальностью войны.

«Бесприданница», Александр Островский

Пьеса, о женщине, вынужденной связать свою судьбу с неприметным, неинтересным и нелюбимым человеком лишь потому, что она не имеет приданого. Мужчина, которого же она любит и считает идеалом, лишь развлекается с ней, не имея намерения менять на нее богатую невесту.

«Гранатовый браслет», Александр Куприн

Увидев однажды в ложе цирка княгиню Веру, Георгий Желтков влюбился в нее без памяти. Он слал ей письма, ни на что не надеясь, поскольку она была замужем. Любовь длилась несколько лет, пока он не решился подарить ей гранатовый браслет. Прекрасное произведение, которое подойдет тем, кто ищет, что почитать для души.

Зарубежная литература

«Поющие в терновнике», Колин Маккалоу

Эпическая история семьи бедняков, ставших впоследствии управляющими крупного австралийского поместья. Сюжет романа основан на сильных, полных драматизма чувствах между главной героиней Мэги и католическим священником отцом Ральфом. Что же победит любовь или религия? Произведение стало одним из самых востребованных у почитателей любовных романов.

«Унесенные ветром», Маргарет Митчелл

Роман о сильной женщине Скарлетт О’хара, взвалившей на свои плечи заботу о своей родне в тяжелые годы Гражданской войны в Америке. Книга повествует о невероятной истории любви и демонстрирует эволюцию чувств главной героини на фоне испытаний войной.

«Гордость и предубеждение», Джейн Остен

Англия 18 века. Мистер и миссис Беннет, воспитавшие пять дочерей, подумывают о замужестве юных барышень. Поселившийся по соседству мистер Бингли как нельзя лучше подходит на роль жениха. К тому же у него есть много приятелей. Книга о том, как зарождаются чувства, и как любовь помогает преодолеть гордость и предубеждение.

«Великий Гэтсби», Френсис Скотт Фицджеральд

Действие книги происходит в Америке во времена «эпохи джаза». Автор показывает обратную сторону пресловутой «американской мечты». В центре повествования история богача и транжиры Гэтсби, который пытается вернуть любимую женщину, ушедшую от него, когда он еще только добивался успеха. К сожалению, богатство так и не принесло ему счастья.

«Немного солнца в холодной воде», Франсуаза Саган

Этот отличный вариант произведения современной классики. История о романе парижского журналиста Жиля Лантье с замужней женщиной, покинувшей мужа. В произведении поднята тема усталости от жизни, того, что принято называть депрессией. Похоже, что отношения помогли Жилю преодолеть недуг. Но счастлива ли его избранница?

«Триумфальная арка», Эрих Мария Ремарк

Немецкий эмигрант Равик нелегально живет и работает хирургом в Париже довоенного времени. Поздно возвращаясь домой, он замечает женщину, которая пытается броситься с моста. Так, начинается роман между актрисой по имени Жоан и немецким беженцем. Необычайно красивая, страстная и грустная история любви, полная философских размышлений.

«Собор Парижской Богоматери», Виктор Гюго

Это настоящая классика исторического романа, описывающая средневековый Париж. В центре повествования невероятная романтическая история звонаря горбуна Квазимодо и уличной танцовщицы цыганки Эсмеральды. Однако, главным героем романа автор позиционирует сам собор Парижской Богоматери, тем самым привлекая к нему внимание общественности.

«Вино из одуванчиков», Рэй Брэдбери

Мгновения лета, закрытые в бутылках – это и есть вино из одуванчиков. Книга соткана из больших и маленьких историй, происходящих на протяжении лета, каждодневных открытий, главное из которых, что мы живем, мы чувствуем, мы дышим. Само повествование теплое и неторопливое. Братья Дуглас и Том проживают в провинциальном городке и через них мы видим мир глазами 12-летних детей.

«Жареные зеленые помидоры в кафе «Полустанок», Фэнни Флэгг

Эвелин, женщина средних лет, потеряла интерес к жизни и заедает депрессию шоколадом. Раз в неделю она вынуждена навещать в доме престарелых свою свекровь. Там Эвелин знакомится с 86-летней Нинни, которая полна любви и интереса к жизни. Каждый раз старушка рассказывает истории из своего прошлого, что помогает Эвелин пересмотреть свое мировоззрение.

«Над кукушкиным гнездом», Кен Кизи

Главный герой Рэндл опрометчиво выбирает между тюрьмой и психбольницей последнее. Здесь он пытается изменить устоявшиеся правила и научить радоваться жизни других больных. Пожилая угрюмая медсестра противостоит новшествам свободолюбивого пациента из-за страха потерять власть над персоналом и больными.

Классическая проза в электронном виде

В качестве прекрасного инструмента для развития литературного вкуса может использоваться классическая проза в электронном виде, которую удобно читать в любое время на цифровом устройстве. В данной категории собраны издания, ставшие своего рода показателями качества достойной литературы и существенно сказавшиеся на ее развитии. Интернет-магазин PocketBook предлагает пополнить электронную библиотеку бессмертной классикой, прочтение которой оставляет в сердце глубокий след и дает основу для развития навыка осознанного чтения.

Классическая проза в электронном формате в PocketBook

На полках нашего интернет-магазине вы найдете прозаические издания для чтения на цифровых носителях. Здесь вы можете выбрать художественную литературу в электронном формате и купить ее за умеренную  стоимость, а также скачать часть книг бесплатно. В нашем ассортименте классическая литература, вышедшая из-под пера заслуженных писателей, получивших общественное признание: Виктор Гюго, Евгений Замятин, Фридрих Ницше, Франц Кафка, Герман Гессе, Гомер, Антуан де-Сент Экзюпери и другие. Эти книги, как драгоценные камни, огранены авторским слогом и отшлифованы временем, благодаря чему приобрели неповторимый шарм и заняли заслуженное место в перечне литературы «на все времена».

Актуальность классической прозы в современном мире

Относиться к классической литературе можно по-разному: кто-то видит в ней отголоски школьного обучения, другие считают, что к их чтению нужно возвращаться лишь в преклонном возрасте. Но встречаются книголюбы, которые специально концентрируют внимание исключительно на классических книгах, ведь они:

  • Учат красиво говорить. А также справляться со сложными речевыми конструкциями не только устно, но и письменно. Во времена развития социальных сетей, когда каждый говорит и пишет, умение делать это красиво и грамотно особенно ценится. По этой причине купить классическую прозу в электронном формате все чаще хотят не только утонченные книголюбы, но и предусмотрительные карьеристы, директора, топовые менеджеры и даже блогеры с миллионной аудиторией.
  • Поднимают общечеловеческие вопросы. Они используются как в воспитании детей, так и в самообучении. Вы можете приобрести электронные книги в разделе «Классическая проза», чтобы взглянуть на мир глазами выдающихся авторов, живших в разные времена.
  • Помогают разобраться в себе. Некоторые книги работают не хуже дорогих психологов. Они не навязывают мнение, а мягко подсказывают ответы, отчего каждое открытие приобретает особый вес для читателя.

Классическая проза – это основа образования, которым может вооружиться каждый. А благодаря современному цифровому формату и возможности свободно купить классическую прозу в электронном виде вы можете возвращаться к чтению в любой момент.

Электронная классика без сокращений в PocketBook

Часто классическое произведение имеет значительный размер, из-за чего носить его с собой некомфортно. Куда удобнее классическая проза в электронном формате, купить которую вы можете в нашем интернет-магазине. 

Цифровое чтение обретает все больше приверженцев, ведь оно:

  • позволяет возвращаться к чтению в свободную минуту: стоя в очередях, залах ожидания, в пробке, по дороге на работу, в отпуске или просто на прогулке;
  • дешевле, чем бумажные аналоги, а значит, вы можете приобрести больше книг за те же деньги;
  • не требует места для хранения – библиотека из тысячи произведений поместится в небольшом карманном ридере или смартфоне;
  • не пылится, что важно для людей с аллергией.

На сайте PocketBook легко выбрать электронные книги «Классическая проза» и купить нужное издание в пару кликов.

Топ классической прозы — топ книг. Что почитать из классики

Являясь активным читателем, попробую взять на себя роль помощника и набросать несколько идей, составив список самых признанных и самых удачных, с моей точки зрения, произведений как отечественной, так и зарубежной литературы. Большинство этих романов уже завоевало, и продолжает завоевывать популярность, а значит, это именно те книги, которые необходимо прочитать для того, что открыть для себя и познать этот волшебный, загадочный и такой заманчивый мир литературы.

  1. Что почитать из классики? Актуальность вопроса.

Обычно подобный вопрос возникает у тех, кто внезапно осознал необходимость в занятии самообразованием или решил восполнить свои пробелы из школьного курса по русской литературе.

Вот тут-то и возникает главная сложность. Каждый хочет обязательно почитать что-то из коллекции мировых шедевров. Но есть ли вообще такое понятие, как литературный шедевр? Критики утверждают, что однозначно ответить на данный вопрос невозможно: кому-то нравится русская литература, а кому-то зарубежная, кто-то до дыр зачитывает а кто-то не может себе представить вечер без захватывающего любовного романа.

Посетив один из крупных букинистических магазинов столицы, я поинтересовалась у продавцов, какие вопросы чаще всего задают посетители. Как оказалось, одним из самых распространенных обращений является именно просьба посоветовать, что почитать из классики.

Выходит, на самом деле есть множество желающих, литература такого плана востребована, но низкая осведомленность порой отпугивает потенциальных клиентов.

Прежде всего, остановимся на новеллах. Под ними, кстати, следует понимать более краткую форму изложения происходящих событий, чем, к примеру, рассказ или повесть. Для такого типа повествования характерно наличие всего одной сюжетной линии, а количество действующих лиц весьма ограничено.

Я бы выделила следующие произведения:

  1. Августин «Трактаты»
  2. Д. Свифт «Путешествия Гулливера»
  3. Ф. Кафка «Процесс»
  4. М.де Монтейн «Полное эссе»
  5. Н. Хоторн «Письмо Скарлет»
  6. Г. Мелвилл «Моби Дик»
  7. Р. Декарт «Первоначала философии»
  8. Ч. Диккенс «Оливер Твист»
  9. Г. Флобер «Мадам Бовари»
  10. Д. Остин «Гордость и предубеждения»
  1. Эсхил «Агамемнон»
  2. Софокл «Миф об Эдипе»
  3. Эврипид «Медея»
  4. Аристофан «Птицы»
  5. Аристотель «Поэтика»
  6. У. Шекспир «Ричард III», «Гамлет», «Сон в летнюю ночь»
  7. Мольер «Тартюф»
  8. У. Конгрив «Так поступают в свете»
  9. Генрик Юхан Ибсен «Кукольный дом»

Мечтатели и романтики очень часто именно в стихах пытаются найти для себя ответы на поставленные вопросы. Что почитать из классики в поэтическом жанре? Много чего. Но особо я бы выделила:

  1. Гомер «Илиада» и «Одиссея»
  2. Гораций «Оды»
  3. Данте Алигьери «Ад»
  4. У. Шекспир «Сонеты»
  5. Д. Мильтон «Потерянный рай»
  6. У. Вордсворт «Избранное»
  7. С.Т. Колридж «Стихотворения»

Что же касается произведений нашей страны, неужели не существует ничего достойного? — Ну, конечно же, нет! — Если бы меня попросили ответить на вопрос, что почитать из русской классики, я бы, конечно же, порекомендовала «Мастера и Маргариту» М.Булгакова, «Мцыри» М.Лермонтова, стихи и поэмы А.Пушкина.

3. Чтение шедевров мировой литературы. Что это нам дает?

А стоит ли возвращаться к этому направлению или все же лучше и правильнее уделять больше внимания современным произведениям? Ответить однозначно на данный вопрос очень и очень сложно.

Иногда мнения разделяются просто-таки кардинальным образом.

Например, противники утверждают, что она уже окончательно устарела, утратила актуальность, постепенно превратившись в некое подобие утопии. В свою очередь филологи и студенты лингвистических ВУЗов защищают шедевры мирового эпоса, настаивая на том, что, не изучая историю, культуру и тонкости языка, невозможно понять и осмыслить наш сегодняшний мир.

Ну, что ж… Каждая сторона права по-своему… Наверное, все согласятся, что, скажем, «Одиссея» Гомера — это не так называемое бульварное чтиво для отпуска или пустого времяпрепровождения. Читать произведение такого плана сложно и делать это нужно вдумчиво, не спеша и не отвлекаясь, постигая и запоминая детали. Далеко не всякому это под силу.

Именно такие книги могут познакомить читателя с миром как родной, так и зарубежной литературы, помогут лучше понять традиции, культуру и менталитет народов. А еще откроют всю прелесть и богатство красок языка повествования, пополнив тем самым словарный запас читающего.

Бесспорно, прочтение всех упомянутых в данной статье книг может занять несколько лет, но в любом случае это, конечно, не будет время, потраченное зря.

Наверняка многие считают, что классические произведения по своему определению — длинные, скучные, имеют многолетний срок давности написания, а потому не всегда понятны для современного читателя. Это распространённая ошибка. Ведь на самом деле классика это всё то, что не подвластно времени. Темы, раскрывающиеся в таких произведениях актуальны для любого века. И написал бы автор 19 века такую книгу сейчас, она бы снова стала бестселлером. Вашему вниманию предоставляются лучшие классические . Они покоряли миллионы читателей. И даже те, которые утверждают, что недовольны творением автора, поверьте, не остались равнодушными.

1.
Роман состоит из двух разных, но переплетающихся между собой частей. Время действия первой – современная Москва, второй – древний Иерусалим. Каждая часть наполнена событиями и персонажами – историческими, вымышленными, а также страшными и удивительными существами.

2. $
Какие силы движут народом? Они являются результатом действий отдельных личностей – царей, полководцев – или такого чувства, как патриотизм, или же есть третья сила, которая и определяет направление истории. Ответ на этот вопрос мучительно ищут главные герои.

3. $
В основу романа лег опыт, который Достоевский получил на каторге. Студент Раскольников, несколько месяцев прозябавший в нищете, убежден, что гуманная цель оправдает самый ужасный поступок, даже убийство жадной и никому не нужной старухи-процентщицы.

4.
Роман, который опередил свое время и вышел задолго до появления такого культурного явления, как постмодернизм. Главные герои произведения – 4 сына, рожденные от разных матерей, – символизируют собой те неуемные стихии, которые могут привести к гибели России.

5.
Остаться ли с мужем, который всегда был равнодушен к ее внутреннему миру и никогда не любил ее, или же отдаться всем сердцем тому, кто заставил почувствовать ее счастливой? На протяжении всего романа таким выбором мучается героиня – молодая аристократка Анна.

6.
Бедный молодой князь возвращается на поезде домой, в Россию. В пути он знакомится с сыном одного из богатых купцов, который одержим страстью к одной девушке, содержанке. В столичном обществе, зацикленном на деньгах, власти и манипуляциях, князь оказывается чужаком.

7. $
Несмотря на название, само произведение никак не связано с мистикой, которая в основном присуща творчеству этого писателя. В традициях «сурового» реализма описана жизнь помещиков в русской провинции, куда приезжает бывший чиновник, чтобы провернуть свою аферу.

8. $
Молодой петербургский повеса, пресытившись любовными и светскими развлечениями, уезжает в деревню, где завязывается дружба с одним поэтом, который влюблен в одну из дочерей местного дворянина. Вторая же дочь влюбляется в повесу, но он не отвечает на ее чувства.

9.
Знаменитый московский хирург решает провести в своей большой квартире, где и принимает пациентов, очень рискованный эксперимент на бездомной собаке. В результате животное начало превращаться в человека. Но вместе с этим он приобрел и все людские пороки.

10. $
В губернский городок приезжают люди, которые, казалось бы, ничем не могут быть связаны. Но они знакомы друг с другом, так как состоят в одной революционной организации. Их цель – устроить политический бунт. Все идет по плану, но один революционер решает выйти из игры.

11. $
Культовое произведение XIX века. В центре повествования – студент, который не приемлет традиционную общественную мораль и выступает против всего старого, непрогрессивного. Для него представляет цену только научное знание, которое может объяснить все. Кроме любви.

12.
По профессии он был врачом, по призванию – писателем, чей талант полностью раскрылся при создании коротких юмористических рассказов. Они быстро стали классикой во всем мире. В них доступным языком – языком юмора – раскрываются человеческие пороки.

13.
Это произведение стоит в одном ряду с гоголевской поэмой. В нем так же главным героем выступает молодой авантюрист, который готов наобещать всем того, чего в принципе невозможно сделать. А все ради клада, о котором знает еще несколько человек. И никто не собирается им делиться.

14. $
После трехлетней разлуки молодой Александр возвращается в дом своей возлюбленной Софьи, чтобы сделать ей предложение. Однако та отвечает ему отказом и говорит, что теперь любит другого. Отвергнутый влюбленный начинает винить в этом общество, в котором выросла Софья.

15.
Как должен поступить настоящий дворянин, если от него зависит жизнь молодой благородной девушки? Пожертвовать собой, но не уронить при этом чести. Этим и руководствует молодой офицер, когда на крепость, в которой он служит, нападает царь-самозванец.

16. $
Страшная нищета и безысходность душат старого жителя Кубы. В один день он, как обычно, уходит в море, не надеясь на большой улов. Но в этот раз на его крючок попадается крупная добыча, с которой рыбак борется несколько дней, не давая ей возможность уйти.

17.
Рагин самоотверженно служит в должности врача. Однако его рвение сходит на нет, он не видит смысла менять вокруг себя жизнь, потому что нельзя излечить то безумие, что царит вокруг. Доктор начинает ежедневно посещать палату, где содержатся душевнобольные.

18. $
Что губительнее – ничего не делать и только предаваться мечтам о том, как стоит жить, или же встать с дивана и начать реализовывать свои планы? Молодой и ленивый помещик Илья Ильич сначала занимал первую позицию, но после того, как влюбился, он очнулся от своего сонливого состояния.

19. $
Писать великолепные произведения можно не только о жизни большого города, но и о жизни маленького украинского хутора. Днем здесь действуют привычные всем порядки, а ночью власть переходит к сверхъестественным силам, которые могут и помочь и в то же время погубить.

20.
Талантливый хирург поселяется на незаконных основаниях в Париже, но при этом ему не мешают заниматься врачебной практикой. До переезда он жил в Германии, из которой бежал, но при этом дал погибнуть своей возлюбленной. На новом месте у него быстро завязывается другой роман.

21. $
Русский гувернер отправляется в путешествие вместе с семьей, в которой служит. При этом он тайно влюблен в девушку Полину. И чтобы та поняла все его благородство, он начинает играть в рулетку в надежде получить большие деньги. И это удается ему, но девушка не принимает выигрыш.

22.
Мир семейного уюта, благородства и настоящего патриотизма ломается под натиском социальной катастрофы в России. Бежавшие русские офицеры оседают в Украине и надеются, что здесь не подпадут под власть большевиков. Но однажды защита города слабеет, и враг идет в наступление.

23. $
Цикл небольших произведений, которые написаны в различной художественной манере. Здесь можно найти и романтичного дуэлянта, и сентиментальные истории о вечной любви, и суровую картину реальности, в которой правят деньги, а из-за них человек может лишиться самого важного.

24.
То, что в свое время не удалось Пушкину, получилось у Достоевского. Произведение полностью представляет собой переписку между небогатым чиновником и молодой девушкой, которая также имеет небольшой заработок. Но при этом герои не бедны душой.

25. $
Повесть о непобедимости и стойкости человека, который не хочет быть чьим-то верным солдатом. Ради свободы Хаджи-Мурат переходит на сторону императорских войск, но делает это для того, чтобы спасти не себя, а свою семью, которая находится в плену у врага.

26. $
В этих семи произведениях автор ведет нас по улочкам Петербурга, который был возведен с помощью силы и изобретательности на болотистой местности. Под его гармоничным фасадом скрываются обман и насилие. Жителей сбивает с толку сам город, давая им ложные мечты.

27.
Этот сборник небольших рассказов – первое крупное произведение, снискавшее автору признание. Оно основано на личных наблюдениях во время охоты в поместье своей матери, где Тургенев узнал о жестоком обращении с крестьянами и несправедливости российской системы.

28.
Главный герой – сын помещика, чье имущество конфисковал коррумпированный и коварный генерал. После смерти отца герой становится преступником. Для достижения конечной цели – мести – он прибегает к более хитрым средствам: он соблазняет дочь своего врага.

29.
Этот классический роман о войне написан от лица молодого немецкого солдата. Герою только 18 лет, и он, под напором своей семьи, друзей и общества, поступает на военную службу и отправляется на фронт. Там он становится свидетелем таких ужасов, о которых никому не смеет рассказать.

30.
Озорной и энергичный Том наслаждается детскими шалостями и играми со своими друзьями. Однажды на городском кладбище он становится свидетелем убийства, которое совершает местный бродяга. Герой дает обет, что никогда не скажет об этом, и так начинается его путь во взрослую жизнь.

31.
Повесть о жалком петербургском чиновнике, у которого украли его дорогую шинель. Никто не хочет помочь ему вернуть вещь, от чего герой в итоге серьезно заболевает. Еще при жизни автора критики достойно оценили произведение, из которого родился весь русский реализм.

32.
Роман находится в одном ряду с другим произведением автора – «Зов предков». Большая часть «Белого Клыка» также написана с точки зрения собаки, чье имя вынесено в заглавии. Это позволяет автору показать, как животные видят свой мир и как видят человека.

33. $
Роман рассказывает историю 19-летнего Аркадия – незаконнорожденного сына помещика и горничной, – о том, как он изо всех сил хочет исправить свое положение и «стать Ротшильдом», несмотря на то, что Россия по-прежнему привязана к своей старой системе ценностей.

34. $
Роман о том, как герой, который очень сломлен и разочарован из-за неудачного брака, возвращается в свое поместье и находится свою любовь снова – только для того, чтобы потерять ее. Это отражает главную тему: человеку не суждено испытать счастья, кроме как чего-то эфемерного.

35. $
Мрачная и увлекательная повесть рассказывает о борьбе нерешительного, отчужденного героя в мире относительных ценностей. В новаторское произведение введены моральные, религиозные, политические и социальные темы, которые доминируют в поздних шедеврах автора.

36. $
Повествователь прибывает в Севастополь, находящийся в осаде, и делает подробный осмотр города. В итоге читатель имеет возможность изучить все особенности военного быта. Мы попадает на перевязочный пункт, где царит ужас, и на самый опасный бастион.

37. $
Произведение частично основано на жизненном опыте автора, который принимал участие в войне на Кавказе. Дворянин, разочарованный в своей привилегированной жизни, поступает на службу в армию, чтобы убежать от поверхностности повседневной жизни. Герой в поисках полной жизни. 38. $
Первый социальный роман автора, который отчасти является художественным вступительным словом для тех, кто относился к предшествующей эпохе, но жил во времена, когда начались политические и социальные движения. Об этой эпохе уже забыли, но о ней стоит помнить.

39. $
Одно из величайших и успешных драматических произведений. Русская аристократка и ее семья возвращаются в свое имение, чтобы проследить за тем, как идут публичные торги, на которых выставлен их дом и огромный сад за долги. Старые хозяева проигрывают в борьбе новым веяниям жизни.

40. $
Герой по обвинению в убийстве жены был приговорен к казни, но впоследствии сослан на сибирскую каторгу на 10 лет. Жизнь в тюрьме для него тяжела – он интеллигент и испытывает на себе злобу других заключенных. Постепенно он преодолевает отвращение и переживает духовное пробуждение.

41. $
Накануне своей свадьбы молодой аристократ узнает, что у его невесты был роман с царем. Это был удар по его самолюбию, поэтому он отрекается от всего мирского и постригается в монахи. Так проходят долгие годы смирения и сомнений. Пока он не решается стать отшельником.

42.
В руки редактора попадает рукопись, в которой рассказывается о молодом и развратном человеке, работавшем судебным следователем. Он становится одним из «углов» в любовном треугольнике, в котором замешана супружеская пара. Исходом истории становится убийство жены.

43.
Произведение, запрещенное вплоть до 1988 года, в котором через судьбу одного военного врача рассказывается история народа, гибнувшего в смуте революции. От всеобщего безумия герой, вместе с семьей, бежит вглубь страны, где встречается та, которую он не захочет отпустить.

44.
Главный герой, как и все его друзья, – ветеран войны. В душе он поэт, но работает у друга, который держит маленькую контору по производству надгробных плит. Этих денег мало, и он получает дополнительный заработок, давая частные уроки и играя на органе в местной психбольнице.

45. $
На чужой войне Фредерик влюбляется в медсестру и пытается соблазнить ее, после чего начинаются их отношения. Но однажды героя ранит осколком минометного снаряда, и его отправляют в миланский госпиталь. Там, вдали от войны, он исцеляется – и физически, и морально.

46. $
Во время завтрака цирюльник обнаруживает в своем хлебе человеческий нос. С ужасом он признает его за нос постоянного посетителя, который носит чин коллежского асессора. В свою очередь, пострадавший чиновник обнаруживает пропажу и подает в газету абсурдное объявление.

47.
Главный герой, мальчик, стремясь к независимости и свободе, сбегает от своего отца-алкоголика, инсценировав собственную смерть. И так начинается его путешествие по югу страны. Он знакомится с беглым рабом, и они вместе сплавляются вниз по реке Миссисипи.

48. $
Сюжет поэмы основан на тех событиях, которые действительно происходили в Петербурге в 1824 году. Политические, исторические и экзистенциальные вопросы, которые формулирует автор с ослепительной силой и лаконичностью, продолжают быть предметом споров у критиков.

49. $
Чтобы спасти свою возлюбленную, которую насильно унес злой колдун, воину Руслану придется отправиться в эпическое и опасное путешествие, столкнувшись с множеством фантастических и ужасных существ. Это драматичный и остроумный пересказ русского фольклора.

50. $
В самой знаменитой пьесе описывается семья аристократов, которые с трудом находят какой-либо смысл в своей жизни. Три сестры, а также их брат живут в глухой провинции, но они изо всех сил стремятся вернуться в изысканную Москву, где выросли. В пьесе запечатлен упадок «хозяев жизни».

51. $
Герой одержим всепоглощающей любовью к одной княгине, которая о его существовании вряд ли догадывается. Однажды светская дама получает на свой день рождения дорогой браслет. Муж находит тайного обожателя и просит его прекратить компрометировать порядочную женщину.

52. $
В этой классической литературной репрезентации азартных игр автор исследует характер навязчивой идеи. Тайные и потусторонние подсказки чередуются с историей пылкого Германа, который хочет сделать свое состояние за карточным столом. Секрет успеха известен одной старушке.

53. $
Москвич Гуров женат и имеет дочь и двух сыновей. При этом он не счастлив в семейной жизни и часто изменяет жене. Отдыхая в Ялте, он видит молодую даму, прогуливающуюся по набережной с ее маленькой собачкой, и постоянно ищет возможности с ней познакомиться.

54. $
Этот сборник – это в некотором роде кульминация той работы, которую он делал в течение всей жизни. Рассказы написаны накануне страшной мировой войны в контексте разрушающейся русской культуры. Действие каждого произведения концентрируется на любовной тематике.

55. $
История рассказывается с точки зрения анонимного рассказчика, который вспоминает свою юность, в частности пребывание в небольшом городке к западу от Рейна. Критики считают героя классическим «лишним человеком» – нерешительным и не определившим своего места в жизни.

56. $
Четыре лаконичные пьесы, позже известные как «Маленькие трагедии», были написаны в момент подъема творческих сил, и их влияние трудно переоценить. Являясь авторским переложением пьес западноевропейских авторов, «Трагедии» предлагают читателям актуальные проблемы.

57. $
Эта история происходит в Европе, в гедонистическом обществе во времена «бурных двадцатых». Богатая девушка, страдающая шизофренией, влюбляется в своего психиатра. В итоге разворачивается целая сага о проблемных браках, любовных похождениях, дуэлях и инцесте.

58. $
Некоторые ученые выделяют в творчестве этого автора три поэмы, в которых воплощена одна оригинальная идея. Одна из них – конечно же, «Мцыри». Главный герой – 17-летний монах, который в детстве был насильно увезен из своего аула, и однажды он совершает побег.

59. $
Совершенно молодая дворняжка убегает от своего постоянного хозяина и находит себе нового. Им оказывается артист, который выступает в цирке с номерами, в которых участвуют животные. Поэтому для смышленой собачонки тут же придумывается свой отдельный номер.

60. $
В этой повести среди многих ее тем, таких как европеизированное русское общество, прелюбодеяние и провинциальная жизнь, на первый план выступает тема женщины, а вернее, планирование убийства женщиной. В названии произведения есть отсылка к шекспировской пьесе.

61. Лев Толстой — Фальшивый купон
Школьник Митя отчаянно нуждается в деньгах – ему нужно вернуть долг. Подавленный этой ситуацией, он следует злому совету своего друга, который показал ему, как поменять номинал банкноты. Этот поступок рождает цепь событий, которые влияют на жизнь десятков других людей.

62.
Самое выдающееся произведение Пруста, которое известно своей протяженностью и темой непроизвольных воспоминаний. Роман начал формироваться еще в 1909 году. Автор продолжал работать над ним вплоть до своей последней болезни, которая заставила прекратить работу.

63. $
Объемная поэма рассказывает историю семи крестьян, которые вознамерились спросить различные группы деревенского населения, счастливы ли они. Но, куда бы они ни пришли, им всегда давали неудовлетворительный ответ. Из задуманных 7–8 частей, автор написал только половину.

64. $
История о печальной жизни молодой девушки, которая жила в крайней бедности и в один миг стала сиротой, но ее удочеряет богатая семья. Когда она знакомится со своей новой сводной сестрой, Катей, она мгновенно влюбляется в нее, и обе вскоре становятся неразлучными.

65. $
Главный герой – классический герой Хемингуэя: жестокий парень, подпольный торговец спиртным, провозящий контрабандой оружие и перевозящий людей с Кубы на острова Флорида-Кис. Он рискует жизнью, уворачивается от пуль береговой охраны и умудряется ее перехитрить.

66. $
Во время поездки на поезде, один из пассажиров подслушивает идущий в купе разговор. Когда одна женщина утверждает, что брак должен основываться на истинной любви, он спрашивает ее: что такое любовь? По его мнению, любовь быстро перерастает в ненависть, и рассказывает свою историю.

67. Лев Толстой — Записки маркёра
Рассказчиком выступает простой маркёр, человек, который ведет счет и расставляет шары на бильярдном столе. Если игра удается славная и игроки попадаются не скупые, то ему перепадает хорошее вознаграждение. Но однажды в клубе появляется очень азартный молодой человек.

68. $
Главный герой ищет в Полесье покоя, который должен взбодрить его. Но в итоге получает одну невыносимую скуку. Но однажды, сбившись с пути, он набредает на хижину, где его ждут старушка и ее красавица внучка. После такой волшебной встречи, герой становится здесь частым гостем.

69. $
В центре внимания – дворник высокого роста и мощного телосложения. Он влюбляется в молодую прачку и хочет взять ее в жены. Но барыня решает по-другому: девушка достается вечно пьяному башмачнику. Свое утешение герой находит в заботе о маленькой собачке.

70. $
Однажды вечером три сестры делились друг с другом своими мечтами: что бы они сделали, если бы стали женами царя. Но мольбы только третьей сестры были услышаны – ее замуж берет царь Салтан и велит к определенному сроку родить наследника. Но завистливые сестры начинают пакостить.

Можно только предполагать, на какой уровень выдающиеся русские писатели классики подняли нашу культуру, здесь факты говорят лучше нас. Музеи, библиотеки, станции метро, площади, школы и улицы в России, Украины и Беларуси названы в честь многих из них. Произведения русских классиков популярны во всем мире, их воспринимают и любят не только русские, но и иностранцы. Значимый вклад в развитие российского государства внесли и классики российской цивилистики, которых можно назвать классиками отечественного гражданского права 19 и 20 веков. К их числу относятся В.П. Грибанов, Л.А. Лунц, Г.Ф. Шершеневич, Д.И. Мейер, К.П. Победоносцев, О.С. Иоффе и др.

Список русских писателей классиков

Книги взывают к размышлениям, воспитывают самостоятельность суждений, укрепляют силу читателя и рождают мечту:

  • А.А. Блок.
  • А.И. Куприн.
  • А.Н. Островский.
  • А.П. Чехов . Шедевры Антона Чехова, описывающие повседневную жизнь, продолжают вызывать восторг и умиротворение. Его прославленные пьесы не теряют своей актуальности и сегодня, они продолжают идти на сцене театров.
  • А.С. Грибоедов.
  • А.С. Грин. Хочется отметить произведения Грина, в которых рассказано о романтической возвышенной любви к прекрасным женщинам, о верной и крепкой дружбе. Его книги излучают свет, они отмечены тонкой печалью, чистотой и целомудрием. Грин творил Чудо в своем воображении, не сумев найти его в жизни.
  • А.С. Пушкин. Гений Александр Пушкин осветил дорогу последующим поколениям на столетия вперед. Через его произведения читатель воспринимает многообразие и мудрость этого мира.
  • В.В. Маяковский.
  • Д.И. Фонвизин.
  • И.А. Бунин.
  • И.А. Гончаров.
  • И.С. Тургенев. Он написал множество романов, повестей и пьес, рассказов, приумножив, обогатив мировую литературу.
  • К.М. Станюкович. Своеобразны произведения и Константина Станюковича, который по настоянию отца выбрал карьеру военного моряка, отправившись в кругосветное плавание. Писатель повидал многое, он был произведен в гардемарины, переболел лихорадкой. Его событийная жизнь отразилась в творчестве, большинство его произведений описывают жизнь военно-морского флота.
  • Л. Н. Толстой. Русскую литературу поднял на высочайший уровень писатель Лев Толстой, которого читает весь мир. Человек самобытный, с огромным зарядом энергии, крайне разносторонний, он смог в своих произведениях выразить всю глубину и красоту собственного мировоззрения.
  • М. А. Булгаков.
  • М.Е. Салтыков-Щедрин.
  • М.И. Шолохов.
  • М. Ю. Лермонтов.
  • Максим Горький. Он прошел нелегкий жизненный путь, он много повидал на своем веку. От его произведений, где описана реальная, «неприкрытая» жизнь людей, веет силой и жизненной правдой.
  • Н. В. Гоголь. Большой силой, порой даже мистической, и красотой наделены произведения Николая Гоголя, писателя, вошедшего в сокровищницу мировой классической литературы.
  • Н. А. Некрасов.
  • Н. Г. Чернышевский.
  • Н. М. Карамзин.
  • Н. С. Лесков. Он автор произведений «Левша», «Чёртовы куклы», «Некрещеный поп», «Житие одной бабы», считается самым национальным автором России, самым русским писателем.
  • С.А. Есенин.
  • Ф.И. Тютчев.
  • Ф.М. Достоевский. Федор Достоевский, относится к самым известным и значимым писателям России, одним из наиболее уважаемых русских авторов во всем мире.

Список писателей классиков русской литературы не ограничен этими, наиболее востребованными авторами произведений. Каждый из нас может на протяжении всей жизни открывать новые книги, которыми одарили нас классики русской литературы.

Лучшие книги русских классиков

Русские классики учат нас жизни, мудрости. Образованным, в полном смысле этого слова, может себя считать только тот человек, который знает классическую литературу. Для каждого из нас существует перечень произведений, в который входят лучшие книги русских классиков. Все мы их любим, ценим, неоднократно перечитываем.

Наиболее популярные книги русской классики:

  • Ф. Достоевский «Братья Карамазовы». Произведение относится к числу самых сложных и неоднозначных в творчестве писателя. Книга считается одной из лучших, где раскрыта тема самобытной русской души. На Западе этому произведению уделяют особое внимание. Это эмоциональное, глубокое философское произведение об извечной борьбе, сострадании, грехе, о том слитке противоречивых чувств, охватывающем душу человека.
  • Ф. Достоевский «Идиот». Это произведение считают самым неразгаданным романом великого писателя. Князь Мышкин, главный герой книги – человек, воплощающий в себе христианскую добродетель, провел значительную часть жизни в уединении, а затем решился выйти в свет. Столкнувшись с алчностью, лживостью, жестокостью, он теряет ориентиры, а окружение называет его идиотом.
  • Л. Толстой «Война и Мир». Роман-эпопея, где описана жизнь русского дворянства и война с Наполеоном, что отражено во взаимосвязи событий мирной жизни и военных действий. Это одна из выдающихся книг мировой литературы, она принадлежит к сокровищнице вечной классики. В ней описаны рукой великого мастера такие противоположные направления, собранные в единство человеческой жизни, такие как любовь и предательство, жизнь и смерть, мир и война.
  • Л. Толстой «Анна Каренина». В романе описана любовь замужней женщины, Анны Карениной, к красавцу-офицеру Вронскому, окончившаяся трагедией. Это величайший шедевр, тема которого актуальна и по сегодняшний день. «Анна Каренина» — это глубокое, сложное, психологически утонченное повествование, полное достоверности и драматизма, которое очень любят читать женщины .

  • М. Булгаков «Мастер и Маргарита». Этот своеобразный блистательный роман не имеет своих аналогов. Свой труд Булгаков писал на протяжении 11 лет. Однако при жизни писатель так и не увидел его опубликованным. Это мистическое, самое загадочное произведение русской литературы. Книга имеет мировую известность: постичь ее тайну хотят многие читатели со всего мира.
  • Н. Гоголь «Мертвые души». Бессмертное произведение автора о человеческих слабостях, мелочности, хитростях, показывает закоулки человеческого характера. Под «Мертвыми душами» подразумевают не только те, которые выкупал главный персонаж произведения, но и души тех живых людей, которые стонут под бременем своих мелочных интересов, сами того не осознавая.

Наслаждайтесь великими произведениями классиков, радуйтесь вместе с их героями, сопереживайте им, в этих книгах заключена великая сила жизни.

Классики в российской провинции

Россия принадлежит к одной из самых читающих стран мира. Сегодня книги вытесняются интернетом, телевидением, компьютерными играми на 2-й план. Литературная акция под названием «Классики в российской провинции», прошла 1 июня, охватив города Ассоциации малых туристских городов. Мероприятие и было задумано для сохранения ценности литературы. Акция берет свое начало с 2014 года. Тогда, в июне прошлого года, в городе Мышкине можно было наблюдать удивительную живую картину: в купеческой усадьбе Т. В. Чистова неспешно, по-барски, прогуливались дамы, одетые в наряды 19 века. Летний ветерок играл их локонами, а кавалеры, приосанившись, вышагивали по старинной мостовой. Играла классическая музыка, на фоне которой стихи А.С. Пушкина звучали необыкновенно красиво. Так очаровательно начался фестиваль в июне 2014 года. Таким образом, вновь зазвучали своим несмолкающим голосом классики в русской провинции.

Июнь 2015 года продолжает эту замечательную традицию, проводя литературную акцию во 2-й раз. Участники ее, как и в прошлом году, читали в микрофон на протяжении нескольких часов выдержки из произведений русской классической литературы. В честь годовщины Победы зрители услышали произведение «Василий Тёркин» А. Твардовского, которое было включено в программу мероприятия.

Акция в городе Азове прошла на 3-х городских площадках. В Кунгуре выдержки из классической литературы звучали во всех городских библиотеках. В Угличе акция проходила на главной городской площади Успенской. Участники праздника зачитывали произведения М.Чехова и О. Берггольц. В общем, количество людей, участвовавших в литературном мероприятии, достигло 3 тысяч человек. В Гурьевске на главной площади и в Парке культуры и отдыха, где было проведено мероприятие, были установлены книжные выставки.

В общей сложности, литературная акция длилась около 5 часов, напитав участников глубиной и красотой классических произведений.

А каких русских писателей классиков предпочитаете Вы? Чьими книгами зачитываетесь? Расскажите об этом в

В понедельник брошу курить. На следующей неделе начну бегать и запишусь в спортзал. На выходных наведу порядок в комнате и найду работу. Надо бы еще и заняться, да?

На наши плечи опустился 2019-й. Самое время оторваться зад от дивана, продрать глаза, выпить минералочки и наконец-то начать. Я составила для вас 2 списка книг мировой и русской литературы, ознакомиться с которыми надо хотя бы в 2016, если вы этого не сделали ранее. Начнем, пожалуй, с «занудной» русской классики. Внемлите!

Федор Достоевский «Сон смешного человека»

Вы же тоже хотя бы раз в жизни задумывались о суициде? Если нет, то это не повод обойти рассказ Достоевского стороной. Все знают этого автора сугубо по книге «Преступление и наказание», однако, на мой взгляд, чтобы полностью понять суть Достоевского, начать следует именно с рассказа «Сон смешного человека». Как же перед последним выстрелом в голову понять суть существования человека? Как променять рай на мировые войны и ненависть к ближнему своему? И главное – как не спустить курок. Конец рассказа можно озаглавить выражением «Cherchez la femme», если вы поняли, почему, то все было не зря.

Антон Чехов «Палата номер 6»

Как думаете, русская классика под стопку водки идет лучше? У меня на этот счет субъективное мнение, а вот как дела обстоят с взглядами товарища Громова? Как совместить чтение книг, рюмку водки, психиатрическую лечебницу и двух гениальных людей с абсолютно разными и одновременно одинаковыми взглядами на существование в этом мире? Такой себе оксюморон пронизывает весь рассказ о грустной правде веселого Чехова. Вы уже поняли, чем запивать литературу?

Евгений Замятин «Мы»

Основоположником великого жанра антиутопии смело можно считать Евгения Замятина. Уверена, если вы остановили свой выбор на нем, то просто обязаны знать таких великих антиутопистов, как Орруэлл и Хаксли. Если эти фамилии вам о чем-нибудь говорят, то даже не думая приобретайте себе Замятина и начинайте поглощать его столовыми ложками. Строевая система, отношения по талонам и сплошные заглавные буквы. Вместо людей. Вместо имен. Вместо жизни.

Лев Толстой «Смерть Ивана Ильича»

На обложке этой книги я бы написала огромными красными буквами: «Осторожно! Вызывает разочарование, боль и осознание. Сентиментальным глупым людям строго запрещено». Забудьте о заезженной книге «Война и мир», перед вами совсем иная сторона Льва Толстого, которая стоит всех томов огромного романа. Пытаясь найти в рассказе «Смерть Ивана Ильича» глубокий смысловой подтекст, вы упустите самое главное, лежащее на поверхности. Банальная, простая истина которая доступна каждому, всякий раз ускользающая от нас. Если вы нашли ее в рассказе, да и к тому же научились жить по ней, мой вам поклон и белая зависть.

Иван Гончаров «Обломов»

Вот в чем-чем, а в романе «Обломов» найти себя проще простого. Увы. Как прекрасно созерцание этой жизни со стороны, когда глупая суета этого мира обходит тебя стороной. Первая любовь, которая почему-то заставляет подняться с дивана, навязчивые друзья, вечно пытающиеся вытащить твой ленивый зад в свет – как абсурдна вся эта «бурлящая жизнь». Обходить ее стороной, созерцать, мыслить и мечтать, мечтать, мечтать! Если вы единомышленник этого утверждения – поздравляю, ваша родственная душа найдена в главном герое романа «Обломов».

Максим Горький «Страсти-мордасти»

Произведение Горького не случайно получило такое символическое название «Страсти-мордасти», ведь рассказ невозможно прочесть без дрожи в коленях. Если вы чрезмерно любите детей – не читайте. Если вы впечатлительны и эмоциональны – не читайте. Если девушки с сифилисом вызывают у вас сугубо отвращение – не читайте. А вообще, не слушайте сейчас меня, открываете книгу и начинайте пугаться жестоким реалиям этой жизни. Социальное дно, грязь, пошлость и все-таки по-настоящему счастливые, «чистые» люди в детских и взрослых мечах о невозможном счастье.

Николай Гоголь «Шинель»

Маленький человек против огромного страшного социума или как потерять все то, что тебе дорого, даже если это простая шинель. Скупой чиновник, ненужное окружение, маленькое счастье вразмен на великое разочарование и смерть как единственное логическое завершение. Именно на примере Акакия Башмачкина будем рассматривать большую весомую и значимую проблему общества – кражу шинели.

Антон Чехов «Человек в футляре»

Как вы поддерживаете отношения со своими коллегами по работе, одногруппниками или друзьями? Посоветую один отличный способ повышения вашей коммуникабельности – приходите к ним в гости и молчите. Даю стопроцентную гарантию, общество будет от вас в восторге. Зонт в футляре, часы в футляре, лицо в футляре. Некая оболочка, за которую человек пытается спрятаться, оградиться от внешнего мира. Человек, который даже свою искреннюю любовь умудрился запихнуть в чехол и оградить ее не только от объекта любви, но и от себя самого. Так что там насчет поддерживания отношений? Помолчим?

Александр Пушкин «Медный всадник»

И снова мы встречаем большую проблему маленького человека, только на сей раз в произведении Пушкина «Медный всадник». Евгений, Параша, Питер и история любви, казалось бы, что может быть более идеальным для сюжета романтической драмы? Но нет, это же вам не «Евгений Онегин». Ломаем любовь, ломаем город, ломаем человека, добавляем к этому каплю символического образа медного всадника и получаем идеальный рецепт одной из лучших поэм Пушкина.

Федор Достоевский «Записки из подполья»

И замыкающим список русской классики станет тот, с кого мы, собственно, и начали – великий любимый Достоевский. Не случайно «Записки из подполья» я поставила на завершающее место. Ведь это произведение не просто волнующее, оно местами дикое, если можно так выразиться. Усиленное осознание бытия – смертельная болезнь. Деятельность – удел ограниченных и глупых. Если вам нравятся эти трактовки, то Достоевский вам по вкусу, а если вы еще и проституток хотя бы раз в своей жизни унизили, так «подполье» станет любимым местом вашего пребывания.

О 10 лучших зарубежных классических книгах читайте во второй части списка книг на 2016 год. Любите русскую классику.

(русская) — это широкое понятие, и каждый вкладывает в него свой смысл. Если спросить читателей, какие ассоциации она у них вызывает, то ответы будут разными. Для кого-то это основа библиотечного фонда, кто-то скажет, что произведения классической русской литературы — это некий образец, обладающий высоким художественным достоинством. Для школьников это все то, что изучают в школе. И все они будут по-своему абсолютно правы. Так что же это такое — классическая литература? Русская литература, сегодня речь пойдет только о ней. О зарубежных классиках мы поговорим в другой статье.

русской литературы

Существует общепринятая периодизация становления и развития отечественной литературы. Ее история делится на следующие временные отрезки:

Какие произведения называют классическими?

Многие читатели уверены, что классическая литература (русская) — это Пушкин, Достоевский, Толстой — то есть произведения тех писателей, которые жили в XIX веке. Это совсем не так. Классическим может быть и эпохи средневековья, и XX столетия. По каким канонам и принципам определить, является ли классикой роман или повесть? Во-первых, классическое произведение должно обладать высокой художественной ценностью, быть образцом для других. Во-вторых, у него должно быть всемирное признание, оно должно входить в фонд мировой культуры.

И нужно уметь различать понятия классической и популярной литературы. Классика — это то, что проверено временем, а о популярном произведении могут достаточно быстро забыть. Если же актуальность его будет сохраняться не один десяток лет, возможно, оно со временем тоже перейдет в разряд классики.

Истоки русской классической литературы

В конце XVIII века только сложившееся дворянство России раскололась на два противоборствующих лагеря: консерваторов и реформаторов. Такой раскол был обусловлен разным отношением к тем переменам, которые происходили в жизни: Петровские реформы, понимание задач Просвещения, наболевший крестьянский вопрос, отношение к власти. Эта борьба крайностей привела к тому взлету духовности, самосознания, которые и породили русскую классику. Можно сказать, что она была выкована в ходе драматических процессов в стране.

Классическая литература (русская), родившись в сложном и противоречивом XVIII веке, окончательно сформировалась в XIX столетии. Ее основные черты: национальная самобытность, зрелость, самосознание.

Русская классическая литература 19 века

Большую роль в развитии культуры того времени сыграл рост национального сознания. Открывается все больше учебных заведений, усиливается общественное значение литературы, писатели много внимания начинают уделять родному языку. еще больше заставило задуматься о происходящем в стране.

Влияние Карамзина на развитие литературы 19-го века

Николай Михайлович Карамзин, крупнейший русский историк, писатель и журналист, был самой влиятельной фигурой русской культуры XVIII-XIX вв. Его исторические повести и монументальная «История государства Российского» оказали огромное влияние на творчество последующих писателей и поэтов: Жуковского, Пушкина, Грибоедова. Он — один из великих реформаторов русского языка. Карамзин ввел в использование большое количество новых слов, без которых мы не можем представить сегодня современную речь.

Русская классическая литература: список лучших произведений

Выбрать и составить перечень лучших литературных произведений — задача сложная, поскольку у каждого читателя свои пристрастия и вкусы. Роман, который для одного будет являться шедевром, другому покажется скучным и неинтересным. Как же составить список классической русской литературы, который удовлетворял бы большинство читателей? Один из способов — проведение опросов. На их основе можно сделать выводы, какое произведение сами читатели считают лучшим из предложенных вариантов. Такие методы сбора информации проводятся регулярно, хотя данные могут незначительно меняться со временем.

Список лучших творений русской классики, согласно версиям литературных журналов и интернет-порталов, выглядит так:

Ни в коем случае не стоит считать данный список эталонным. В некоторых рейтингах и опросах на первом месте может стоять не Булгаков, а Лев Толстой или Александр Пушкин, а кого-то из перечисленных писателей может и вообще не быть. Рейтинги — вещь крайне субъективная. Лучше самому составить для себя список любимых классиков и ориентироваться на него.

Значение русской классической литературы

Творцы русской классики всегда обладали большой общественной ответственностью. Они никогда не выступали морализаторами, не давали готовых ответов в своих произведениях. Писатели ставили перед читателем сложную задачу и заставляли его задуматься над ее решением. Они поднимали в своих произведениях серьезные социальные и общественные проблемы, которые и сейчас имеют для нас большое значение. Поэтому русская классика и сегодня остается такой же актуальной.

Персидская литература | Британника

Фон

Древний Иран

Иранские языки вместе с индоарийскими языками Индийского субконтинента принадлежат к одной из древнейших ветвей индоевропейской языковой семьи. Существуют документы, написанные на древнеиранских языках, которые сохранились почти три тысячелетия. Самыми старыми текстами являются Гаты, 16 (или, возможно, 17) коротких гимнов, написанных на архаичной форме древнеиранского языка, называемого авестийским, названным в честь Авесты, священной книги зороастризма.Гаты были переданы как часть Авесты вместе с несколькими более поздними текстами. Принято считать, что в них содержится оригинальное учение пророка Зороастра (Заратустры), жившего в первой половине I тыс. до н. э. В его гимнах видны следы стихосложения, точная просодия которого до сих пор не вполне известна. Также важное значение для ранней иранской литературы имеют остатки древних мифов, сохранившиеся в Авесте, особенно в яшт с, которые представляют собой тексты, адресованные иранским божествам.Здесь также упоминаются имена нескольких царей и героев, которые позже появляются как полуисторические фигуры в персидской эпической поэзии; мифы, к которым относятся эти тексты, были хорошо известны первоначальной аудитории, но теперь утеряны.

Единственным другим древнеиранским языком, обнаруженным в дошедших до нас текстах, является древнеперсидский, использовавшийся ахеменидскими царями для надписей клинописью (6–4 века до н. э.). Эти надписи содержат королевские указы и подобные тексты, составленные в очень формальном стиле; они мало способствовали развитию литературы в Иране. Однако в некоторых сопутствующих источниках (включая Библию) есть указания на то, что эпическая литература существовала в устной традиции придворных чтецов.

Завоевание Ахеменидской империи Александром Македонским около 330 г. до н. э. вызвало радикальный перелом в иранской культуре. В новую эру, которая длилась до арабского завоевания 7 века н.э., Иран находился под сильным влиянием эллинизма. Греческий и арамейский стали доминирующими языками. Почти 500 лет иранские языки не использовались в письменной форме.Самые старые сохранившиеся документы, использующие среднеиранские языки, датируются только III веком н.э. Они состоят из надписей сасанидских царей и религиозных текстов манихеев, последователей гностического пророка Мани (3 век н.э.). Наиболее широко используемым письменным языком был среднеперсидский, более известный как пехлеви, который использовался зороастрийцами до исламских времен. С этого периода сохранилось лишь несколько литературных произведений, в частности два эпизода, позже включенные в иранский эпос, как он был записан Фирдоуси в XI веке Шах-наме ( см. ): Ayādgār-i Zarērān («Воспоминания о Заре»), об учреждении зороастризма, и Kārnamag-i Ardashīr , об основателе династии Сасанидов.Мифы, легенды и романтизированные исторические рассказы этой эпической традиции, вероятно, были собраны в непрерывную историю в начале 7 века н.э. при последнем сасанидском царе. После прихода ислама этот текст был переведен с пехлеви на арабскую прозу. Обе версии впоследствии были утеряны, но их содержание сохранилось в трудах историков, писавших на арабском языке.

Лирическая поэзия оставалась устной традицией менестрелей даже при королевском дворе и не оставила следов. Тексты, написанные на других среднеиранских языках, таких как согдийский и хотанско-сакский, оказали лишь незначительное влияние на литературу исламского периода.

Арабское вторжение

Сасанидская империя, которая в начале 7-го века все еще была одной из двух великих держав на Ближнем Востоке, рухнула почти мгновенно, когда бедуины вторглись в Иран. Завоевание было завершено около 640 года. Халифат, который должен был быть создан, был исламским государством, управляемым арабами, но очень скоро неарабы, ассимилировавшиеся с новой ситуацией, стали участвовать в делах мусульманской общины. Вклад потомков сасанидской элиты в развитие политических и административных институтов халифата увеличился в VIII веке после того, как Багдад был основан как столица династии Аббасидов, недалеко от того места, где когда-то жили сасанидские цари. дворец.Иранцы внесли большой вклад в развитие научных традиций ислама. Лингвистические и литературные науки имели дело главным образом с Кораном и поэзией доисламских арабов, обе из которых обеспечили нормы для классического арабского языка и его использования в арабской литературе. К этим наукам относились, с одной стороны, грамматика и лексикография, а с другой — теории метрики, рифмы и риторики. Они также включали филологические соглашения по сбору, расположению и сохранению текстов.Вместе они составили традицию обращения с литературными текстами, которая стала образцом для всех литератур, появившихся впоследствии в исламском мире. Среди его особенностей были диван ( dīwān ) — собрание произведений одного поэта в систематизированном томе — и несколько типов антологий. Инструменты такого рода были важны для сохранения литературы и ее распространения в отдаленных частях обширной империи. Они также способствовали стандартизации формы и стиля в поэзии.

В раннеаббасидский период (VIII–IX вв.) деятельность переводчиков была оживленной. Особенно известна книга индийских басен Kalīlah wa Dimnah («Калила и Димна»), которая в VI веке была переведена с санскрита на среднеперсидский язык. Ибн аль-Мукаффа сделал арабскую версию в 8 веке, которая позже была переведена на персидский язык. Он также перевел Khwatāy-nāmak («Книга царей»), сборник рассказов о царях Ирана, составленных во времена Сасанидов.Эта в основном легендарная история древнего Ирана нашла свое место в исламской историографии и литературе, в частности, благодаря своей ценности как примера жанра «зеркала для принцев» (сборники текстов, предназначенных для демонстрации принципов надлежащего царствования).

Появление Нового перса

Персидский язык стал первым языком мусульманской цивилизации, преодолевшим монополию арабского языка на письменность. Уже при сасанидах возникла стандартная форма персидского языка, которая называлась фарси-йи дари («придворный персидский»).Из центра империи он распространился в провинции и даже вытеснил другие иранские языки с традицией письма, такие как согдийский в Средней Азии. В течение IX века этот престижный вариант персидского снова появился в качестве письменного языка в иранских землях, наиболее удаленных от Багдада, центра власти Аббасидов. Этот новоперсидский (как его называют лингвисты) мало чем отличался от среднеперсидского сасанидского периода, за исключением словарного запаса.Три столетия арабской гегемонии вызвали приток арабских заимствований, которые составили около половины всего словесного материала персидского языка. Персидский алфавит также был заимствован у арабов с добавлением лишь нескольких знаков для персидских звуков, неизвестных арабскому языку. Все арабские заимствования сохранили свою первоначальную орфографию, каким бы ни было их произношение на персидском языке.

Возникновению письменного персидского языка способствовала политическая раздробленность Халифата. Начиная с IX века к власти пришел ряд полунезависимых правителей, которые только номинально приняли сюзеренитет Аббасидов.Наиболее успешными были саманидские эмиры Бухары в западной части Средней Азии. В 10 веке они контролировали большую часть восточного Ирана и современного Афганистана. Саманиды принадлежали к местной иранской аристократии и даже заявляли о своей родословной, восходящей к сасанидским царям. Хотя они оставались верными исламу, они много сделали для развития литературного использования персидского языка и сохранения иранских традиций. Балами, один из их чиновников, адаптировал на персидском языке два важных труда ат-Табари, коренного перса, писавшего в начале X века исключительно на арабском языке: комментарий к Корану и огромную хронику исламской истории, цари Ирана. В то же время сочинение стихов на персидском языке утвердилось как придворная традиция. Произведения Саманидов сохранились лишь в виде фрагментов, но они ясно показывают, что уже в 10 в. использовалось большинство формальных и родовых признаков классической персидской поэзии.

Классический стиль прозы — EnglishComposition.Org

 Энтони Р. Гарсия 

Классический стиль прозы возникает, когда писатель занимает определенную позицию по следующим элементам стиля: писатель , читатель , правда , презентация , мысль и язык .Это стиль, который Стивен Пинкер решительно поддерживает в своей книге «Чувство стиля », где он описывает его как «…самое сильное известное мне лекарство от болезни, ослабляющей академическую, бюрократическую, корпоративную, юридическую и официальную прозу».

Это универсальный стиль, который приятно читать и писать, хотя его простота немного обманчива. Овладение стилем требует полного понимания лежащей в его основе концептуальной позиции. Эта позиция в отношении элементов стиля подробно изложена литературоведами Фрэнсисом-Ноэлем Томасом и Марком Тернером в их книге «Ясно и просто, как правда: написание классической прозы», , которую лучше всего читать более одного раза.

Выбор, ведущий к стилю классической прозы

Любой стиль письма является результатом выбора, который писатель делает перед тем, как начать писать. Но писатели чаще всего учатся стилизовать предложения, концентрируясь на структуре предложения и дикции — поверхностных признаках данного стиля, а не на скрытых выборах, которые приводят к стилю. Если изучение классического стиля кажется трудным или трудоемким, то это только потому, что нелегко порвать с этой традицией анализа почти исключительно поверхностных признаков данного стиля.

Хотя я не разделяю уровень антипатии Томаса и Тернера к изучению поверхностных признаков стиля, я убежден, что понимание концептуальной позиции данного стиля является ключом к возможности использовать этот стиль риторически эффективным способом. Более важным, чем внешний вид стиля, является то, что он делает и как он помогает определить риторическую ситуацию.

Вот краткий обзор концептуальных решений, ведущих к классическому стилю прозы, и несколько примеров.

Роль писателя

В классической прозе писатель занимает равное положение с читателем. Она ведет себя так, как будто она и читатель разделяют одну и ту же точку зрения, и она направляет их внимание на предмет. Писатель не пытается получить что-либо от читателя; скорее, ее интерес заключается строго в представлении предмета.

Это позиционирование отличается от других стилей, которые обычно ставят писателя и читателя в неравное положение (обычно писатель располагается над читателем).Например, учебный стиль позиционирует писателя как учителя, читателя как ученика. Убедительный стиль позиционирует писателя как человека, который хочет чего-то от читателя (согласие читателя) и вынуждает писателя использовать открытую тактику убеждения для достижения своей цели — извращения этого стиля представляют писателя как властного выкручивателя рук. Выразительный стиль позиционирует писателя как обладающего уникальным опытом или превосходной проницательностью, которую он пытается передать читателю. Бюрократический стиль позиционирует писателя как авторитетного и скрытного, а читателя как подчиненного и непричастного к знаниям, которыми владеет писатель.

Даже когда целью письма является убеждение, классический писатель не использует явных сигналов убеждения, а скорее использует то, что Томас и Тернер называют скрытым аргументом посредством представления правды о предмете.

Предположения о считывателе

Писатель-классик предполагает, что читатель компетентен и не нуждается в особых уговорах, чтобы принять идеи и суждения, представленные в письме. Читатель рассматривается как равноправный участник беседы, одинаково способный видеть вещи именно так, как их видит писатель.Даже в тех случаях, когда писатель пишет о предмете, с которым читатель никогда не сталкивался, писатель предполагает, что если бы читатель испытал этот предмет на себе, читатель сделал бы те же самые выводы.

Создание этих предположений о читателе позволяет писателю писать с убеждением, свободным от тяжелой тактики убеждения, убеждением, соблазнительные качества которого в сочетании с истиной и логикой сами по себе убедительны.

Правда

Томас и Тернер заявляют, что «вероятно, нет ничего более фундаментального для позиции, определяющей классический стиль, чем благоприятная конвенция о том, что истина может быть познана.

У многих писателей, особенно академических писателей, утверждение о том, что истину можно познать, может вызвать внутреннюю реакцию, заставляющую автора качать головой в знак несогласия или посмеиваться над наивностью утверждения. Но ключевой фразой является , разрешающая соглашение .

Оказывается, презумпция того, что истина может быть известна, помогает создать ясность и уверенность в стиле письма. Это позволяет писателю писать в стиле, лишенном застенчивости — классический писатель обычно избегает выражений неуверенности или колебаний, известных как хеджирование. Хотя хеджирование является отличным инструментом для модерации претензий, оно также может быть инструментом для запутывания позиций и ограничения ответственности автора по этим позициям. Это также может отвлекать.

Для классического писателя все, что отвлекает внимание читателя от предмета, не относится к письму.

Читатели более искушены, чем считают некоторые писатели, и они вполне способны осознать естественные и общие ограничения, связанные с заявлениями, не обращая на них внимания.Пинкер поднимает этот вопрос в   Чувство стиля , цитируя Томаса и Тернера:

Когда мы открываем поваренную книгу, мы полностью отбрасываем — и ожидаем, что автор отложит в сторону — вопросы, ведущие к сути определенных философских и религиозных традиций. Можно ли говорить о кулинарии? Яйца действительно существуют? Является ли еда чем-то, о чем возможно знание? Может ли кто-нибудь еще сказать нам что-нибудь правдивое о кулинарии?… Классический стиль также отбрасывает как неуместные философские вопросы о своем предприятии. Если бы он взялся за эти вопросы, он бы никогда не смог заняться своим предметом, а его цель состоит исключительно в том, чтобы лечить свой предмет.

Презентация

Для классического писателя целью письма является презентация, а «образцовой сценой» является разговор, который поддерживается тем, что Томас и Тернер называют «классическим совместным вниманием», когда писатель направляет взгляд читателя на предмет. как будто оба смотрят в «неискажающее окно».

Если письмо — это беседа, то она должна быть лишена характеристик, с которыми никогда не сталкиваешься во время беседы, таких как указатели, в которых писатель привлекает ненужное внимание к самому письму, используя метадискурс:

В следующей главе я расскажу о…

После этого мы будем рассматривать… но перед этим мы должны посмотреть на….

В этом эссе я рассмотрю следующие три пункта, затем приведу примеры, подтверждающие эти пункты, затем краткое изложение контраргумента, затем мой ответ на контраргумент, а затем…

Кроме того, классическая проза строит сцену общения как совершенный разговор. Писатель должен представить себе разговор, в котором он сообщает истину о предмете, используя неизбежный язык, язык ясный и изящный, вполне адекватный для выражения этой истины.Конечно, создание этой «выдумки», как ее называют Томас и Тернер, требует подготовки, планирования и тонкого мышления, но эта тяжелая работа не очевидна (или не привлекает к себе внимание) в тексте.

Мысль и язык

Еще одна выдумка классического писателя состоит в том, что думать и писать — не одно и то же. В классическом стиле мысль предшествует письму. Мысль полностью сформирована, очищена и однажды записана в письменной форме, способная стоять отдельно как совершенное представление реальности или правды, которую она передает о предмете.

Классическое письмо — это не презентация того, как писатель обдумывает вещи, и оно не полагается на понимание других текстов. Как заявляют Томас и Тернер, «классическое письмо никогда не является «заметками к»… и это не пятая часть систематического исследования, непонятного тому, кто не знаком с предыдущими четырьмя частями».

Язык тоже достаточен для выражения утонченной мысли. Классический писатель не делает так, чтобы язык выглядел так, будто он борется. Он может выражать любой смысл, даже если предмет сложный и абстрактный.Классический писатель пишет об абстрактных понятиях так же, как он пишет о конкретных объектах, основывая их на сцене физического мира и полагаясь на образную схему или знакомые ментальные модели пространства, силы и движения (и другие), которые читатели узнают и понимают. которые служат вспомогательным средством для понимания.

Примеры классической прозы

Следующие примеры иллюстрируют позицию классического стиля прозы. Первое предложение взято из более длинного отрывка из книги Марка Твена « Жизнь на Миссисипи », который цитируется в « Ясно и просто, как правда »:

«Когда я был мальчиком, у моих товарищей в нашей деревне на западном берегу реки Миссисипи было только одно постоянное стремление. То есть стать пароходом.

Твен направляет взгляд читателя на сцену из своего детства. Читатель, словно глядя в окно, может отчетливо наблюдать эту сцену: Твен и его молодые современники из деревни у Миссисипи хотят однажды поработать на пароходе. Твен выдает «постоянные амбиции», которые он разделяет со своими товарищами, как непререкаемую истину; любой, кто был там, увидел бы то же самое и сделал бы то же самое наблюдение. Конечно, это — это спорно.Твен никак не может знать наверняка, были ли эти амбиции постоянными для всех его товарищей или что они вообще существовали. (Возможно, некоторые из них втайне ненавидели плавание на пароходе, но хотели приспособиться, или, возможно, амбиции были колеблющимися.) Но Твен уместно игнорирует эти возможные противоречия ради простоты, ясности и элегантности.

Здесь — еще один пример. Это от C.S. Lewis, The Discarded Image

В своей наиболее характерной черте средневековый человек не был ни мечтателем, ни чудаком. Он был организатором, кодификатором, строителем систем. Он хотел «место для всего и все на своем месте». Различия, четкость, табулирование были его восторгом. Несмотря на то, что он был полон бурной деятельности, он в равной степени был полон импульса формализовать ее.

Здесь мы видим уверенность классического стиля. Описать нравы людей, живших много веков назад, невозможно с уверенностью, однако Льюис обращается к интерпретациям и абстрактным понятиям (т.э., интеллектуальные тенденции средневекового человека) как ясный и наблюдаемый факт. Если бы читатели совершили путешествие во времени в средневековье, они пришли бы к такому же выводу о характере средневекового человека. Льюис не признает ограниченность своих утверждений (например, ограниченность доказательств, контрпримеры, гендерные и культурные предубеждения, которые формируют его утверждения и т. д.). Он отдает должное читателям за то, что они поняли, что он только приводит аргумент, и он не проявляет опасений, прикрывая этот аргумент правдой.

Элементы поверхности в классическом стиле

В двух приведенных выше пассажах и в других примерах классической прозы вы замечаете отсутствие хеджирования и ноток беспокойства. Письмо уверенное и уверенное. Вы не встретите фраз вроде «насколько мне известно», «мне кажется, что», «по моему мнению» или «насколько я помню, мои товарищи несли в себе постоянное честолюбие…».

Поскольку цель писателя-классика состоит в том, чтобы представить неискаженную истину, писатель вынужден стремиться к ясности, которая достигается экономией слов.Предложения часто бывают ясными, простыми (не упрощенными) и яркими. Классический стиль содержит все элементы простого стиля, но превосходит его, вводя «…утонченность, уточнение или медитацию». Если вы берете утонченную мысль и пытаетесь представить ее в простом стиле, не жертвуя интеллектом, проницательностью и нюансами, вы часто получаете стиль, который выглядит классическим.

Классическая презентация живет и умирает благодаря тонким концептуальным различиям. – Томас и Тернер

Когда использовать стиль Classic Prose

Классический стиль — отличный инструмент для обмена идеями между дискуссионными сообществами.Томас и Тернер особенно рекомендуют его писателям, которые не очень хорошо умеют доносить свои отраслевые знания до широкой аудитории:

«Даже самым образованным членам общества обычно не хватает рутинного стиля для представления результатов их собственной работы над проблемой людям, не относящимся к своей профессии. Писатели, которым нужно обращаться к таким читателям, изобрели классический стиль».

Как и любой стиль, классический стиль подходит не для всех случаев и целей и не для всех аудиторий.Например, в то время как классический стиль может быть освежающим для некоторых читателей, которые читают для практических целей, большинство практичных читателей, вероятно, устанут от целенаправленного и последовательного отказа классического стиля от принципов письма, которые характеризуют практические жанры. Всегда есть риск обмануть ожидания читателя. Иногда это работает, иногда нет.

Классический стиль также может казаться монотонным, особенно в более длинных произведениях, где он может начать превращаться в самопародию — термин, который Томас и Тернер используют для описания одного из недостатков, которые критики приписывают этому стилю.

Афористичность стиля усиливает эффект представления глубокого понимания и правды, но когда понимание на самом деле скучно и банально, афористичность порождает показную, почти комедийную торжественность.

Важно помнить, что вы можете входить и выходить из классического стиля по мере необходимости. Томас и Тернер приводят прекрасный пример в своем анализе Декларации независимости. Декларация не использует классический стиль во вступительной и заключительной частях (и это правильно), но она использует классический стиль в промежутках между ними с большим эффектом.

Такая универсальность делает классический прозаический стиль ценным письменным инструментом, который лучше всего носить на поясе.

 

10 лучших романов в стихах | Книги

Романы в стихах были с нами на протяжении тысячелетий, но когда вы их публикуете, многие удивляются вашему нарушению традиции прозаического романа, а также несколько опасаются пробовать что-то новое.

Любопытно, как мы любим стихи в детстве, а взрослые таскаем их на свадьбы и похороны, а в повседневной жизни чувствуем, что поэзия нам не принадлежит.Когда я выступаю на мероприятиях, моя аудитория подавляющим большинством повторяет, что поэзия сложна и заставляет читателей чувствовать себя невежественными. Но роман в стихах, ну, это немного другое. Как поэт я пишу с мыслью о мелодии, но как писатель, история важнее всего, поэтому, если хвастовство языком затуманит способность моего читателя взаимодействовать с персонажами, я вычеркиваю это и пробую снова, и большинство романистов в стихах, которых я читал повторяй.

Если вы раньше не читали стихов, вот некоторые из моих самых любимых, и в том же ключе, что и моя новая книга «Вот улей», большинство моих подборок — это короткие романы, которые можно прочитать за пару присестов. Стих не требует холста того же размера, что и проза; редкость — вот что придает магию этим романам: белые поля на странице раскрывают почти половину того, что выражают выбранные слова, а иногда это пространство говорит даже больше.

1. «Шарлотта» Дэвида Фоенкиноса
В переводе с французского Сэма Тейлора «Шарлотта» — международный бестселлер. Хотя стих не особенно сложен или изнурителен, его простой и несентиментальный тон делает его еще более душераздирающим.История о потерях и стойкости, действие которой происходит в нацистской Германии, «Шарлотта» — это вдохновляющий роман, который становится еще более сильным, поскольку основан на реальной истории жизни относительно неизвестного художника. Концовка не стала неожиданностью, но я все равно был опустошен ею.

2. «Долгий путь» Робина Робертсона
Этот роман, включенный в шорт-лист Букеровской премии 2018 года, я прочитал залпом, понимая, что стихотворная форма, которую я давно использовал для написания для детей, абсолютно работа для взрослых.Затем я прослушал аудиокнигу, и, услышав мелодию голоса поэта за работой (хоть и прочитанную актером), я пришел в трепет. Это ошеломляющая история, использующая диалоги для ошеломляющего эффекта, об Уокере, ветеране войны, который перемещается между Нью-Йорком, Лос-Анджелесом и Сан-Франциско, страдает посттравматическим стрессовым расстройством и не может вернуться в свой дом и свою потерянную любовь в Новой Шотландии. Я обращаюсь к нему, когда хочу вспомнить, как нужно писать романы в стихах и насколько усерднее мне нужно работать.

3.«Илиада» Гомера в переводе Роберта Фэглеса
Этот перевод уже много лет стоит у меня на книжной полке, и, полагаю, я подумал, что если он останется там, пара стикеров на его страницах, я смогу притвориться перед собой и другие, что я прочитал его полностью. Но я этого не сделал, и, к своему стыду, я не сдался, пока не был ошеломлен «Молчанием девушек» Пэта Баркера. История начинается ближе к концу 10-летней войны между греками и троянцами, людьми и богами, сражающимися за власть, легенда об Ахиллесе лежит в основе.И этот перевод полностью современный, с полезными сносками повсюду, так что вам не понадобится докторская степень, чтобы понять его. Однако это может занять больше времени, чем пара сеансов!

4. Карен Хессе «Из пыли»
Я работал учителем средней школы в Нью-Джерси, когда коллега вручил мне экземпляр романа Гессе «Ньюбери», удостоенного медали, и предложил преподавать его детям. История взросления, действие которой происходит во время пыльной чаши Оклахомы 1930-х годов, в центре внимания 14-летняя Билли Джо и ее путешествие по горю.Я был согласен с этим, но когда я увидел компоновку, я чуть не выплюнул свой бублик. Я много лет работал учителем и знал одно: подростки не выдержат целого романа, составленного из стихов. Подростки ненавидели поэзию. Ах, как же я ошибалась — студентам это нравилось. И менее чем через полгода я начал свой собственный проект в стихах, который впоследствии превратился в мой дебютный роман.

Настоящий Шекспир? … портрет Кристофера Марлоу, 1585 г. Фото: Alamy

5. The Marlowe Papers by Ros Barber
Самое невероятное в феноменальном романе Барбера, который предполагает, что Кристофер Марлоу не погиб в драке, а жил и писал под именем Уильям Шекспира, заключается в том, что он целиком написан пятистопным ямбом.Это оригинально, умно и захватывающе — я не знаю, как ей это удалось.

6. Love That Dog by Sharon Creech
Эта мелочь будет съедена вашими детьми, а затем и вами, за считанные минуты. Это история мальчика, который осторожно начинает заниматься поэзией и своими чувствами, выполняя домашние задания. Если вы не уверены, что поэзия больше говорит с вами, позвольте Кричу исцелить вас, напомнив, что она повсюду и доступна каждому. Сказочный, веселый роман, который вы будете перечитывать снова и снова.

7. Забронировано Кваме Александром
Я слегка вздрагиваю, когда мне представляют новый роман в стихах для подростков, опасаясь, что это будет не более чем нарезанная проза. Кваме Александр, однако, является настоящим мастером формы, используя изощренные поэтические приемы в каждом из своих романов, чтобы продвигать историю и заинтересовать даже самого сопротивляющегося читателя-подростка. Если мне придется выбрать фаворита из его творчества, то это должна быть история об одержимом футболом мальчике, которого беспокоит разлука родителей.Александр уже суперзвезда в США и тоже на пути к завоеванию рынка стихов для подростков.

8. Brand New Ancients by Ka e Tempest
Я дважды видел выступление Tempest, и оба раза оно менялось и немного бормотало. Они общались на каком-то неземном уровне, который не поддается объяснению, поскольку работа доступна, близка и непретенциозна. Это история о насилии и любви, которая ставит перед читателем вопрос о том, что значит быть человеком во всей его мучительной сложности.Если есть возможность, послушайте и аудиокнигу.

9. Citizen by Claudia Rankine
Эта книга подталкивает форму к созданию своего рода документального романа о несправедливости в США. Как белый читатель, я чувствовал себя незащищенным, и это правильно. Как поэт я завидовал; отказ текста от определения и то, как он заставляет читателя постоянно приспосабливаться к его меняющейся форме, делает это мастерски смелым и важным произведением литературы.

10. «Золотые ворота» Викрама Сета
Этот список был бы неполным без отмеченного наградами первого романа Сета.Он был вдохновлен поэтической структурой пушкинского «Евгения Онегина» и написан четырехстопным ямбом, который он использовал. Как и «Записки Марлоу», это триумф просто потому, что ему удалось сохранить свою форму на всем протяжении (в то время как большинство других романов в стихах, которые я включил, написаны свободным стихом). Действие происходит в 1980-х годах в Силиконовой долине. История начинается с того, что успешный, но одинокий Джон Браун размещает рекламу одиноких сердец. Роман движется в довольно быстром темпе, множество персонажей входит и выходит из повествования, исследуются темы от сексуальности до войны.Это более объемное чтение, чем другие, но, безусловно, оно того стоит.

Руководство Стивена Пинкера по классическому стилю

Я стараюсь быть достойным писателем. Я стараюсь донести сложные идеи до более широкой аудитории. Я стараюсь писать в прямом, разговорном стиле. Но я знаю, что часто терплю неудачу в этом. Я знаю, что иногда слишком сильно полагаюсь на техническую философскую лексику, надеясь, что читатель сможет понять. Я знаю, что иногда спешу закончить посты в блоге, не имея возможности отшлифовать или переписать их.Тем не менее, я стремлюсь к ясности и хотел бы улучшить.

Вот почему мне очень хотелось прочитать новую книгу Стивена Пинкера « Чувство стиля ». Пинкер, безусловно, известный лингвист, когнитивист и общественный интеллектуал. И эта последняя книга — его попытка предоставить руководство по стилю для 21-го века. Те из вас, кто знаком с руководствами по стилю, знают обычное упражнение: список принципов, что можно и чего нельзя делать, часто предоставляемый без причины и с учетом множества оговорок и исключений.Некоторые хорошие, некоторые плохие, некоторые просто бесят. Книга Пинкера отличается на . В нем есть некоторые из традиционных списков того, что можно и чего нельзя делать, но с добавлением психологии и лингвистической теории. Кроме того, оно написано в увлекательном стиле (всегда вдохновляет в руководстве по стилю) и может быть первым в своем роде руководством, которое вам действительно захочется прочитать от начала до конца.

Но я не хочу, чтобы этот пост был подхалимским обзором. Вместо этого я хочу поделиться одной из ключевых идей книги.В частности, я хочу поделиться основной теорией общения, на которую опирается Пинкер, и некоторыми из его основных правил и запретов.

1. Классический стиль общения
Начнем с теории. Один из раздражающих аспектов традиционных руководств по стилю — во всяком случае, по словам Пинкера — заключается в том, что в них отсутствует основная теория коммуникации. Когда их авторы заняты раздачей советов, они делают это интуитивно, несколько бессистемно. Вот почему их правила часто бывают такими странными, и поэтому лучшие стилисты-прозаики часто их нарушают.Если бы у гуру стиля была какая-то теория коммуникации, они могли бы объяснить, почему они принимают определенный набор правил и
, почему иногда можно их нарушать.

Вот что делает Пинкер. Его любимая теория общения — это теория классического стиля . Это не то, что он придумал сам. Первоначально он был представлен двумя теоретиками литературы — Фрэнсисом-Ноэлем Томасом и Марком Тернером — в книге под названием «Ясно и просто, как правда ».Суть классического стиля состоит в том, что письмо следует рассматривать как беседу писателя и читателя, в которой писатель разъясняет читателю какой-либо предмет совместного внимания. Как говорит Пинкер:

. Путеводная метафора классического стиля – увидеть мир. Писатель может увидеть то, чего еще не заметил читатель, и он ориентирует взгляд читателя так, чтобы он мог увидеть это сам. Цель письма — изложение, а его мотив — бескорыстная правда.Он преуспевает, когда соответствует истине, доказательством успеха являются ясность и простота.
(Пинкер, 2014 г., стр. 28–29)  90 125

Простейший пример классического стиля в действии — это когда писатель буквально описывает читателю объект или событие реального мира. Предположим, я только что стал свидетелем несчастного случая по дороге домой и пытаюсь описать его вам в письме. Здесь авария является объектом совместного внимания; цель письменного сообщения — «направить взгляд» на этот несчастный случай; и общение удается, когда мне удается точно его описать.

Но не зацикливайтесь на этом примере. Объект совместного внимания не обязательно должен быть таким приземленным. Это может быть гораздо более абстрактно. Например, это может быть научная теория, или философская концепция, или академическая или научная дискуссия. Действительно, я думаю о большей части академического письма как о попытке сориентировать читателя на какой-то абстрактный «объект». В моем случае это обычно аргумент, который я почти буквально хочу, чтобы читатель мог увидеть: я хочу, чтобы он увидел предпосылки, то, как они связаны друг с другом и как они поддерживают один или несколько выводов.Визуальный элемент этой метафоры подчеркивается использованием диаграмм аргументов.

По мнению Пинкера, классический стиль является идеальной моделью общения для академического и описательного письма. В академическом письме вы обычно пытаетесь что-то объяснить или оправдать читателю: вы видели что-то, чего не видели они, и хотите привлечь к этому внимание. Он может быть менее подходящим для других дисциплин. Написание поэзии и художественной литературы, например, не всегда связано с описанием и объяснением какого-либо объекта совместного внимания (хотя это часто бывает, хотя и новым и интересным способом).

Классический стиль является антитезой постмодернистскому стилю. Это не зря. Постмодернисты обычно скептически относятся к «Истине». Они не думают, что она существует, по крайней мере, помимо концепций и теорий, которые мы используем для ее описания. Классический стиль кажется естественным противоположным этому, поскольку он предполагает, что цель письма — донести до читателя некоторую истину. Однако противоречие между постмодерном и классикой может быть скорее кажущимся, чем реальным. Постмодернисты часто действительно хотят донести важные истины.Верно, что знание иногда социально конструируется; это правда, что наши концепции и теории иногда предвзяты. Иногда полезно привлечь внимание читателя к этим вещам.

Другими словами, у постмодернистов нет оправдания.

2. Что можно и что нельзя делать классическим стилистам от Пинкера
Разобравшись с теорией, Пинкер переходит к некоторым рекомендациям и рекомендациям для потенциальных писателей. Эти правила не являются абсолютными или незыблемыми.Из них есть исключения. Но эти исключения имеют смысл в свете лежащей в их основе теории коммуникации. И это главное. Хороший классический стилист склонен следовать правилам, изложенным Пинкером, но не всегда. Это потому, что хороший писатель никогда не упускает из виду главную цель коммуникации. Пока вы никогда не упускаете это из виду, вы тоже можете иногда выставлять напоказ правила.

Пинкер дает много советов, но я попытался свести их к восьми основным принципам вместе с несколькими оговорками:

1.Исключить метадискурс — Метадискурс пишет о письме. Известный пример — указатели («в первом разделе мы сделаем x…», в ​​этом первом разделе мы сделаем…»). Иногда это необходимо, но оно должно быть сведено к минимуму и носить разговорный характер («как мы только что видели»… «давайте начнем с этого»).

2. Не путайте предмет общения с родом деятельности — Вы пытаетесь объяснить читателю какую-то важную тему, не увязайте в дебатах, имеющих отношение только к тем, кто в вашей сфере деятельности , и не твердите постоянно о том, насколько сложным или противоречивым является то, что вы пытаетесь сказать.Это главная проблема академического письма. Например, философы часто говорят о том, что говорят и делают другие философы, а не о реальных аргументах и ​​теориях.

Исключение : Иногда объектом совместного внимания действительно является то, что говорят другие в вашей сфере деятельности, например. Вы хотите поговорить о дебатах между двумя известными учеными.

3. Сведите к минимуму компульсивное хеджирование . Как говорит Пинкер, «многие писатели прикрывают свою прозу комками пуха, которые подразумевают, что они не желают отстаивать то, что они говорят».Таким образом, мы имеем устойчивое употребление определителей обстоятельств «по-видимому», «по-видимому», «почти», «частично». Чтобы быть уверенным, что-то из этого необходимо. Но это утомительно, если переусердствовать, и много раз читатели подразумевают необходимые оговорки. Сохраните квалификации для утверждений, которые действительно нуждаются в квалификации.

Дополнительное правило : Избегайте чрезмерного использования усилителей: они часто отвлекают внимание от того, что вы говорите.

4.Избегайте клише, как чумы . Изначально клише были эффективными и эффектными способами передачи идей — они напоминали мощные сенсорные метафоры и аналогии. Но чрезмерное использование лишило их этой ценности. Вместо этого попробуйте придумать новые, резкие метафоры. Если вам приходится прибегать к клише, не смешивайте метафоры. Например, скажите «провалиться сквозь трещины», а не «провалиться между трещинами».

5. Обязательно обсуждайте абстрактные идеи, но избегайте ненужных абстрактных существительных. — Это требует небольшого объяснения.Совершенно нормально обсуждать абстрактные понятия и идеи, но следует избегать ненужных абстракций. Так что избегайте использования словесных гробов, таких как «проблемы», «модели», «уровни», «перспективы», для передачи абстрактных идей. Пример: «Люди с проблемами психического здоровья могут стать опасными» становится «Люди, которые психически больны, могут стать опасными».

6. Помните: номинализация — опасное оружие. — это процесс превращения глагола в существительное — например, подтверждение в подтверждение .Ученые и бюрократы склонны злоупотреблять номинализацией. Они не только лишают вашу прозу агентов и действующих лиц, они часто используются, чтобы избежать ответственности, например. классическая защита политика «Были допущены ошибки».

7. Примите активный, разговорный стиль — Используйте местоимения первого и второго лица, не говорите о статье или книге, как если бы они были агентом, независимым от вас («эта статья будет утверждать, что…»). Используйте активный залог, если это возможно, например. если вы даете кому-то важные инструкции (Пинкер приводит пример инструкций для опасного продукта: «X может привести к накоплению ущерба с течением времени» vs «Никогда не делайте X: это может убить вас за считанные минуты»).

8. Но можно использовать пассивный залог (иногда) — пассивный залог часто ругается в руководствах по написанию, но иногда его можно использовать. Просто помните руководящий принцип: вы пытаетесь направить внимание читателя на что-то в мире. Действительный залог направляет их внимание на исполнителя действия; пассивный залог направляет их внимание на человека или предмет, с которым совершается действие. Иногда именно на последнее хочется обратить внимание.Например: «Видишь того мима? Дама с хозяйственной сумкой забросала его кабачками». Пассивная конструкция во втором предложении имеет смысл, потому что вы пытаетесь привлечь внимание читателя к миму, а не к даме, забрасывающей его кабачками.

Вот и все: руководство Стивена Пинкера по классическому стилю. Я не хочу, чтобы у вас сложилось впечатление, что это все, что есть в книге. Есть гораздо больше, в том числе несколько очень интересных глав по грамматике и психологии правильного употребления.Рекомендую всем прочитать полностью. Тем не менее, я надеюсь, что это краткое изложение дает представление о его содержании и будет кому-то полезно.

профессоров Baylor Classics выбраны для престижной премии PROSE | СМИ и связи с общественностью

Контакт для СМИ: Baylor Media Communications , (254) 710-1961

Подпишитесь на нас в Твиттере: @BaylorUMedia

Уэйко, Техас (1 мая 2018 г.) — Два преподавателя Бейлора недавно получили награду American Publishers Award 2018 за профессиональные и научные достижения (PROSE) в области классической литературы.Премия PROSE Awards ежегодно присуждается лучшим специалистам в области профессиональных и научных публикаций, привлекая внимание к выдающимся книгам, журналам и электронному контенту в 58 категориях.

Джеффри М. Хант, доктор философии, преподаватель классики, и Р. Олден Смит, доктор философии, заведующий кафедрой классики и заместитель декана Колледжа с отличием, вместе с соавтором Фабио Стоком получили награду за свою работу «Классика». от папируса до интернета: введение в передачу и прием.

Книга представляет собой общий обзор того, как классические тексты сохранялись на протяжении тысячелетий.В нем рассматриваются как процесс передачи, так и проблема приема, а также ключевые справочники и профессиональные онлайн-инструменты для изучения литературной передачи.

«Для меня большая честь быть выбранным для этой награды, присуждаемой консорциумом академических издателей, — сказал Смит. «Мы благодарны администрации Tor Vergata и Baylor за поддержку нашего исследования и особенно нашим студентам, как в Риме, так и в Baylor, за их помощь и вдохновение для этого проекта.”

Для получения дополнительной информации о наградах PROSE посетите их веб-сайт.

Джой Мотон, студентка, обозреватель новостей, (254) 710-6805

ОБ УНИВЕРСИТЕТЕ БЕЙЛОР

Университет Бейлора является частным христианским университетом и исследовательским учреждением национального уровня. Университет представляет собой динамичное кампусное сообщество для более чем 17 000 студентов, сочетая междисциплинарные исследования с международной репутацией превосходного образования и приверженностью преподавателей преподаванию и стипендиям.Учрежденный в 1845 году Республикой Техас благодаря усилиям баптистских пионеров, Бэйлор является старейшим постоянно действующим университетом в Техасе. Расположенный в Уэйко, Baylor приветствует студентов из всех 50 штатов и более чем 80 стран для получения широкого спектра степеней в 12 признанных на национальном уровне академических подразделениях.

Хотите узнать больше новостей из Университета Бэйлор?

Жанр «классическая проза». Классическая проза читать онлайн Краткая проза классиков

Литература как вид искусства чрезвычайно разнообразна.Но в каждом ее жанре есть свои лучшие, так сказать, образцовые работы. Эти книги составляют массив классической литературы, они никогда не выйдут из моды, будут понятны и близки людям разных стран и эпох.

О классике

Итак, мы уже выяснили, что классическая литература представляет собой лучшие, талантливейшие произведения, созданные в определенные периоды … Само понятие классики возникло в конце античности. Тогда под ним подразумевались определенные писатели, которые благодаря своему авторитету были образцами для мастеров слова, а также в области получения различных знаний.

Греки, несомненно, считали знаменитого Гомера первым писателем-классиком. … Уже в древности классического периода Эллады его произведения «Одиссея» и «Илиада» считались абсолютными эталонами драматического жанра, достичь которых не удастся никому.

В конце античной эпохи в Европе начинает формироваться список канонических произведений – тех текстов, которые использовались в образовательных целях. В разных культурных центрах список имен в этом списке варьировался, хотя и в небольшой степени.Костяк канона везде составляли одни и те же авторы.

Только в конце Средневековья к классикам стали причислять не только античных авторов, но и писателей, живших в более поздние эпохи. … Список классической литературы стал постепенно расширяться. Эти произведения считались практически безличными, они были общим достоянием человечества.

Более современная интерпретация классики возникает во времена европейского Возрождения. когда литература отдаляется от религии, происходит секуляризация всех сфер общественной жизни.Тогда величайшими авторитетами считались греческие писатели.

Со временем интерес к древности возрос настолько, что возникло такое культурное течение, как классицизм. Суть его заключалась в подражании лучшим образцам греческого искусства.

Постепенно, помимо узкого понятия классики, куда входила греческая литература, появилось более широкое толкование, включавшее все лучшие произведения литературы того или иного жанра .

Лучшие книги классической литературы

В этой категории есть много замечательных произведений, которые стоит прочитать.Что-то ближе современному человеку, что-то не очень. Но вся классическая литература имеет значительную художественную и человеческую ценность … Однако есть лучшие из лучших, которые в современном мире считаются просто обязательными для ознакомления любому образованному человеку:

  • Лев Толстой ;
  • Федор Достоевский ;
  • Виктор Гюго ;
  • Эрих Мария Ремарк ;
  • Эрнест Хемингуэй ;
  • Михаил Булгаков и многие другие.

Теодор Драйзер

Эта книга известного американского писателя рассказывает о жизни Клайда Гриффитса. Он поставил перед собой цель добиться успеха, подняться по социальной лестнице.

Для этого Гриффитс использует абсолютно любой метод, будь то подлость, предательство или даже преступление. роман , замаскированный под детектива, на самом деле затрагивает ряд важных философских и социальных вопросов, касающихся современного общества .

Уильям Сомерсет Моэм

В этом знаменитом творении классическая британская литература рассказывает историю трагической любви в экзотической обстановке … Молодой и перспективный бактериолог Вальтер Фейн безумно влюбляется в ветреную и поверхностную девушку Китти. Барышня соглашается на брак только на том основании, что «пора».

Поскольку Китти не любит своего мужа, у нее быстро закрутится роман на стороне в Гонконге, куда пара переехала после свадьбы.Когда Уолтер узнает об измене, он решает отомстить жене самым жестоким способом. Далее сюжет становится все трагичнее и заканчивается смертью Уолтера.

Что ж, не теряйте времени и начинайте читать лучшие произведения классической прозы, которые, кстати, размещены на нашем сайте в свободном онлайн-доступе.

Анна Каренина. Лев Толстой

Величайшая история любви всех времен и народов. История, которая не сходила со сцены, экранизировалась бесчисленное количество раз — и до сих пор не утратила безграничного очарования страсти — пагубной, губительной, слепой страсти — но тем более завораживающей своим величием.

Купить бумажную книгу в Labirint.ru >>

Мастер и Маргарита. Михаил Булгаков

Это самый загадочный из романов за всю историю русской литературы ХХ века. Это роман, который почти официально называется «Евангелие от Сатаны». Это «Мастер и Маргарита». Книга, которую можно читать и перечитывать десятки, сотни раз, но главное, которую все равно невозможно понять. Итак, какие страницы «Мастера и Маргариты» продиктованы Силами Света?

Купить бумажную книгу в Лабиринте.ру >>

Грозовой перевал. Эмили Бронте

Роман-загадка, вошедший в десятку лучших романов всех времен и народов! История бурной, поистине демонической страсти, будоражащей воображение читателей уже более полутора сотен лет. Кэти отдала свое сердце двоюродному брату, но честолюбие и жажда богатства толкают ее в объятия богатого человека. Запретное влечение оборачивается проклятием для тайных любовников, и однажды.

Купить бумажную книгу в Лабиринте.ru >>

Евгений Онегин. Александр Пушкин

«Читал Онегина? Что вы можете сказать об Онегине? Вот вопросы, которые беспрестанно повторяются в кругу писателей и русских читателей», — отметил после публикации второй главы романа писатель, предприимчивый издатель и, между прочим, герой пушкинских эпиграмм Фаддей Буль. -гарин. Давно ОНЕГИНА не принято оценивать. По словам того же Булгарина, он «написан в стихах Пушкина.Достаточно. »

Купить бумажную книгу в Labirint.ru >>

Собор Парижской Богоматери. Виктор Гюго

История, пережившая века, ставшая каноном и подарившая своим героям славу нарицательных. История любви и трагедии. Любовь тех, кому любовь не давалась и не дозволялась — по религиозному достоинству, физической слабости или чужой злой воле. Цыганка Эсмеральда и глухой горбун-звонарь Квазимодо, священник Фролло и капитан королевских лучников Феб де Шатопер, красавица Флер-де-Лис и поэт Гренгуар.

Купить бумажную книгу в Labirint.ru >>

Унесенные ветром. Маргарет Митчелл

Великая сага о Гражданской войне в США и судьбах своенравных и готовых пойти по головам Скарлетт О’Хара впервые была опубликована более 70 лет назад и не устарела по сей день. Это единственный роман Маргарет Митчелл, за который она получила Пулитцеровскую премию. История о женщине, которая не стыдится равняться ни на безоговорочную феминистку, ни на убежденную сторонницу домостроения.

Купить бумажную книгу в Labirint.ru >>

Ромео и Джульетта. Уильям Шекспир

Это высшая трагедия любви, которую может создать человеческий гений. Трагедия, которую снимали и снимают. Трагедия, которая не сходит со сцены и по сей день — по сей день звучит так, как будто написана вчера. Проходят годы и века. Но одно остается и навсегда останется неизменным: «Нет на свете повести печальнее, чем повесть о Ромео и Джульетте…»

Купить бумажную книгу в Labirint.ru >>

Великий Гэтсби. Фрэнсис Фицджеральд

«Великий Гэтсби» — не только вершина творчества Фицджеральда, но и одно из высших достижений мировой прозы ХХ века. Хотя действие романа происходит в «лихие» двадцатые годы прошлого века, когда состояния делались буквально из ничего, а вчерашние преступники в одночасье становились миллионерами, эта книга живет вне времени, потому что, повествуя о сломанных судьбах поколения «эпохи джаза».

Купить бумажную книгу в Labirint.ru >>

Три мушкетера. Александр Дума

Самый известный историко-приключенческий роман Александра Дюма повествует о приключениях гасконца д’Артаньяна и его друзей-мушкетеров при дворе короля Людовика XIII.

Купить бумажную книгу в Labirint.ru >>

Граф Монте-Кристо. Александр Дума

В книге представлен один из самых захватывающих приключенческих романов классика французской литературы XIX века Александра Дюма.

Купить бумажную книгу в Labirint.ru >>

Триумфальная арка. Эрих Ремарк

Один из самых красивых и трагических любовных романов в истории европейской литературы. История беженца из нацистской Германии доктора Равика и прекрасной Джоан Маду, запутавшихся в «невыносимой легкости бытия», происходит в довоенном Париже. И тревожное время, в которое этим двоим довелось встретиться и полюбить друг друга, стало одним из главных героев Триумфальной арки.

Купить бумбук в Labirint.ru >>

Человек, который смеется. Виктор Гюго

Гуинплен — лорд по происхождению, в детстве был продан гангстерам-компрачикосам, которые сделали из ребенка ярмарочного шута, вырезав на его лице маску «вечного смеха» (при дворах европейской знати той время была мода на калек и уродов, которые забавляли хозяев). Несмотря на все испытания, Гуинплен сохранил свои лучшие человеческие качества и свою любовь.

Купить бумажную книгу в Labirint.ru >>

Мартин Иден. Джек Лондон

Простой матрос, в котором легко узнать самого автора, проходит долгий, полный лишений путь к литературному бессмертию… Случайно оказавшись в светском обществе, Мартин Иден вдвойне счастлив и удивлен… и проснувшийся в нем творческий дар, и божественный образ юной Рут Морс, не похож на всех людей, которых он знал прежде… Отныне перед ним неумолимо стоят две цели.

Купить бумажную книгу в Labirint.ru >>

Сестра Кэрри. Теодор Драйзер

Издание первого романа Теодора Драйзера было настолько трудным, что его создатель впал в глубокую депрессию. Но дальнейшая судьба романа «Сестра Кэрри» сложилась счастливо: он был переведен на множество иностранных языков, переиздан миллионными тиражами. Все новые и новые поколения читателей с удовольствием погружаются в перипетии судьбы Кэролайн Мибер.

Купить бумажную книгу в Labirint.ru >>

Американская трагедия. Теодор Драйзер

Роман «Американская трагедия» — вершина творчества выдающегося американского писателя Теодора Драйзера. Он сказал: «Никто не создает трагедии — их создает жизнь. Писатели только изображают их. Драйзеру удалось так талантливо изобразить трагедию Клайва Гриффитса, что его рассказ не оставляет равнодушным даже современного читателя.

Купить бумажную книгу в Лабиринте.ру >>

Отверженные. Виктор Гюго

Жан Вальжан, Козетта, Гаврош — имена героев романа давно стали нарицательными, число его читателей за полтора века с момента выхода книги не уменьшается, роман не теряет популярности. Калейдоскоп лиц всех слоев французского общества первой половины XIX века, яркие, запоминающиеся характеры, сентиментальность и реалистичность, напряженный, захватывающий сюжет.

Купить бумажную книгу в Labirint.ru >>

Приключения бравого солдата Швейка. Ярослав Гашек

Отличный, оригинальный и хулиганский роман. Книга, которую можно воспринимать и как «солдатскую повесть», и как классическое произведение, непосредственно связанное с традициями эпохи Возрождения. Это и искрометный текст, над которым смеешься до слез, и мощный призыв «сложить оружие», и одно из самых объективных исторических свидетельств в сатирической литературе.

Купить бумажную книгу в Лабиринте.ру >>

Илиада. Гомер

Привлекательность поэм Гомера не только в том, что их автор вводит нас в мир, отделенный от современности десятками веков и вместе с тем необычайно реальный благодаря гению поэта, сохранившему в своих стихах биение современной жизни. Бессмертие Гомера заключается в том, что его гениальные творения содержат в себе неиссякаемые запасы общечеловеческих ценностей — разума, добра и красоты.

Купить бумажную книгу в Лабиринте.ру >>

Зверобой. Джеймс Купер

Купер смог найти и описать в своих книгах ту самобытность и неожиданную яркость недавно открытого континента, которая успела очаровать всю современную Европу. Каждый новый роман писателя ждали с нетерпением. Захватывающие приключения бесстрашной и благородной охотницы и следопыта Натти Бампо покорили и юных, и взрослых читателей.

Купить бумажную книгу в Labirint.ru >>

Доктор Живаго.Борис Пастернак

Роман «Доктор Живаго» — одно из выдающихся произведений русской литературы, которое долгие годы оставалось закрытым для широкого круга читателей в нашей стране, узнавших о нем только из скандальной и беспринципной партийной критики.

Купить бумажную книгу в Labirint.ru >>

Дон Кихот. Мигель Сервантес

О чем говорят нам сегодня имена Амадиса из Галлии, Пал-Мерина из Англии, Дона Бельяниса Грека, Тирана Белого? Но именно как пародию на романы об этих рыцарях и был создан «Хитрый идальго Дон Кихот Ламанчский» Мигеля де Сервантеса Сааведры.И эта пародия пережила пародируемый жанр на века. «Дон Кихот» был признан лучшим романом в истории мировой литературы.

Купить бумажную книгу в Labirint.ru >>

Айвенго. Вальтер Скотт

«Айвенго» — ключевое произведение в цикле романов У. Скотта, переносящих нас в средневековую Англию. Молодому рыцарю Айвенго, тайно вернувшемуся из Крестового похода на родину и завещанному по завещанию отца, предстоит отстаивать свою честь и любовь прекрасной дамы Ровены… Король Ричард Львиное Сердце и легендарный разбойник Робин Гуд придут ему на помощь.

Купить бумажную книгу в Labirint.ru >>

Всадник без головы. Рид Майн

Сюжет романа выстроен настолько искусно, что держит в напряжении до самой последней страницы. Неслучайно увлекательная история благородного мустангера Мориса Джеральда и его возлюбленной, прекрасной Луизы Пойндекстер, расследующих зловещую тайну всадника без головы, чья фигура при появлении наводит ужас на жителей саванны, чрезвычайно нравится читателей Европы и России.

Купить бумажную книгу в Labirint.ru >>

Дорогой друг. Ги де Мопассан

Роман «Милый друг» стал одним из символов эпохи. Это самый сильный роман Мопассана. Через рассказ Жоржа Дюруа, пробирающегося наверх, раскрываются истинные нравы высокого французского общества, царящий во всех его сферах дух разврата, способствует тому, что заурядный и аморальный человек, такой, как герой Мопассана, легко достигает успеха и богатства.

Купить бумажную книгу в Labirint.ru >>

Мертвые души. Николай Гоголь

Выход первого тома «Мертвых душ» Н. Гоголя в 1842 году вызвал бурную полемику среди современников, расколов общество на поклонников и противников поэмы. «…Говоря о «Мертвых душах» — можно много говорить о России…» — этим суждением П. Вяземского объяснялась основная причина споров. До сих пор актуален вопрос автора: «Русь, куда ты спешишь, дай мне ответ?»

Многие заядлые читатели согласятся, что не все произведения современных прозаиков можно считать шедеврами.Некоторые книги созданы специально для легкого и приятного времяпрепровождения, не содержат нравственных уроков и написаны доступным и несложным слогом. Такие творения идеально подходят для того, чтобы просто убить время и отдохнуть от повседневных забот.

Конечно, есть более серьезные произведения, наполненные глубоким смыслом и требующие максимальной концентрации читательского понимания. Известные российские и советские авторы создавали не просто книги, а настоящие классические шедевры, которые считаются образцовой прозой и позволяют каждому стать частью мира, описанного писателем.

Зарубежная классическая проза — лучший способ продемонстрировать, что талант некоторых писателей действительно дан от Бога, ведь не все могут писать такие федеральные вещи. Многие авторы, считающиеся классиками, прожили очень трудную жизнь, и свои переживания и переживания они часто вкладывают в сюжет собственных произведений. Благодаря такому подходу люди имеют возможность не только развить удивительное проявление таланта писателя, но и узнать об особенностях жизни людей в ту или иную эпоху.

Интересный факт: сегодня многие родители стараются начать знакомить своих детей с классической прозой с раннего возраста, поэтому некоторые издательства начали издавать детские версии известных произведений. Нет, они не упрощены, а лишь значительно сокращены и дополнены яркими иллюстрациями. Этот метод формирования литературного вкуса позволяет познакомить ребенка с лучшими представителями книжного мира еще в юном возрасте.

Современные специалисты отмечают, что классическая проза больше всего нравится девушкам.Это связано с тем, что писатели часто дополняли свои произведения сюжетной линией, в основе которой лежала любовь главных героев. Более того, эротические публикации также были довольно распространены. В таких книгах все описания представлены так красиво, что во время чтения человек полностью поглощен удивительными речевыми оборотами и литературными приемами автора. Никакого отвращения или дискомфорта, все очень красиво и непринужденно.

Очень радует, что сегодня у каждого есть возможность насладиться всеми возможностями классической прозы, ведь он может читать онлайн или скачать любое произведение бесплатно без регистрации.Творения доступны в таких форматах, как txt, epub, rtf, fb2 и pdf, поэтому проблем с выбором типа файла для устройства не возникнет.

(оценка: 39 , среднее: 4,26 из 5)

В России литература имеет свое направление, отличное от любого другого. Русская душа загадочна и непостижима. Жанр отражает и Европу, и Азию, поэтому лучшие классические русские произведения неординарны, поражают искренностью и жизненной силой.

Главный герой — душа. Для человека не важно положение в обществе, количество денег, ему важно найти себя и свое место в этой жизни, обрести истину и душевный покой.

Книги русской литературы объединяют черты писателя, обладающего даром великого Слова, полностью посвятившего себя этому искусству литературы. Лучшие классики видели жизнь не плоской, а многогранной. Писали о жизни не случайных судеб, а выражающих бытие в самых неповторимых его проявлениях.

Русские классики такие разные, с разными судьбами, но их объединяет то, что литература признана школой жизни, способом изучения и освоения России.

Русская классическая литература создана лучшими писателями из разных уголков России. Очень важно, где родился автор, потому что от этого зависит его становление как личности, его развитие, а также это влияет на навыки письма. Пушкин, Лермонтов, Достоевский родились в Москве, Чернышевский в Саратове, Щедрин в Твери.Полтавщина в Украине — родина Гоголя, Подольская губерния — Некрасова, Таганрогская — Чехова.

Три великих классика, Толстой, Тургенев и Достоевский, были совершенно разными людьми, имели разные судьбы, сложные характеры и большие таланты. Они внесли огромный вклад в развитие литературы, написав свои лучшие произведения, которые до сих пор волнуют сердца и души читателей. Эти книги должен прочитать каждый.

Еще одним важным отличием книг русской классики является высмеивание недостатков человека и его образа жизни.Сатира и юмор – главные черты произведений. Однако многие критики заявили, что это все клевета. И только истинные ценители видели, насколько комичны и трагичны герои одновременно. Такие книги всегда берут за душу.

Здесь собраны лучшие произведения классической литературы. Вы можете бесплатно скачать книги русских классиков или читать онлайн, что очень удобно.

Представляем вашему вниманию 100 лучших книг русской классики. В полный список книг вошли самые лучшие и запоминающиеся произведения русских писателей.Эта литература известна всем и признана критиками всего мира.

Конечно, наш список 100 лучших книг – это лишь малая часть коллекции лучших произведений великих классиков. Это можно продолжать очень долго.

Сто книг, которые должен прочитать каждый, чтобы понять не только, как он жил раньше, каковы были ценности, традиции, приоритеты в жизни, к чему он стремился, но и узнать в целом, как устроен наш мир, насколько ярок а чистой может быть душа и насколько она ценна для человека, для формирования его личности.

В список 100 лучших вошли самые лучшие и известные произведения русской классики. Сюжет многих из них известен еще со школьной скамьи. Однако некоторые книги трудно понять в юном возрасте, для этого требуется мудрость, приобретаемая с годами.

Конечно, список далеко не полный, его можно продолжать до бесконечности. Читать такую ​​литературу одно удовольствие. Она не просто чему-то учит, она кардинально меняет жизнь, помогает осознать простые вещи, которые мы порой даже не замечаем.

Надеемся, вам понравится наш список книг классической русской литературы. Возможно, вы уже что-то из нее читали, а что-то нет. Отличный повод составить свой личный список книг, свой топ, который вам хотелось бы прочитать.

Но другое открывает тайну… (А. Ахматова) Кто сказал, что мы умрем? — Оставь эти Суды в себе — В них кроются завихрения: Мы живем много веков В этом мире, И много веков Нам придется жить.Мы пришли не из пустоты, И в годы нам не суждено уйти в пустоту. Мы все не только часть Земли, Мы часть Природы, Мы часть Вселенной, часть мира — Конкретно каждый! Миллиарды лет назад Мы уже дышали, Не знаю — чем, не знаю — как, Но было дело. Возникла Вселенная, Мы ей не мешали, Мы делали, кто, что мог В иных пределах. И пройдут миллиарды лет — В короне Солнца Сгорит уставшая Земля В своем величии, Мы не сгорим! Мы вернемся в другую жизнь, Мы вернемся к себе В другом обличье! Я говорю вам: человек не исчезает! Я говорю вам: человек вложен в бессмертие! Но мы еще не знаем доказательств, И мы не можем еще подтвердить бессмертие.Но через несколько лет мы забудем гири Скинем из памяти И вспомним смело: Зачем мы оказались здесь — В подлунном мире? Для чего нам дано бессмертие? И что с этим делать? Все, что мы сделаем за час, За неделю или даже за год, Все это недалеко от нас В своем собственном мире живет. Книги, которые я издам Спустя какое-то время годы уже разлетаются по городам В мире, которого нет. Невинные миры запутали нас Бессчетное множество этажей, В одном — мы идем на Марс, В другом — мы уже летали.Награды, похвалы и еще звания ждут нас, строя в ряд, А с ними — наши пощечины В соседних мирах горят. Мы думаем: жизнь в сотни лет Это Бог знает: где? А это рядом — незримый свет Тех лет рассеян повсюду. Попробуйте проткнуть Луну пальцем! Не получится — рука короткая, Еще труднее прикоснуться к стране, Заброшенной в веках. Но вот как это работает: каждое мгновение С улиц, офисов и квартир Мы перемещаем весь мир в реальный соседний мир.Блуждая по космосу вместе с Землей Со свежими и старыми идеями, Мы новое время — слой за слоем — Мы арендуем у мира, и не спешим жить в долг, Мы год не ускоряем, Мы знаем из далекой памяти, что мы ожили навсегда. Что границы наши не в тысячелетиях, Что эпоха наша не час мы бесконечность, И Вечность у нас в запасе. И как на экскурсию — только вперед, Шифруя и время суток, Вселенная ведет нас за руку По коридору времени.Включите свет в прошлом и будущем! И ты увидишь новым видением, как город, еще не явившийся во времени, уже предстает в будущем времени, где лишь плывут почти без цвета и очертаний облака наших надежд и наших мечтаний. голубая мякоть жизни улыбнулась теплу и свету, включив свет, вы встретите живую изгородь, которой уже нет. Не беспокойтесь, вы теперь не сошли с ума, видя это, все сохраняется в пространстве, и до времени градус держится спокойно. Но все оживает раньше срока, вдруг, когда чудаки в хорошем настроении включают звук в прошлом и будущем, включают свет в будущем и прошлом, И жизнь, словно круги по воде, вяжет звенья на тысячелетия, и мертвецов нигде нет, есть только уснувшие на мгновенье.Остальное — это лишь временный ил. Люди вечны! На каждой странице вглядывайтесь в их лица — в прошлом и в будущем — одни и те же лица. У природы нет других людей, и одни и те же люди ходят по площадям прошлого и будущего, шлифуя упругими ступенями камни. Включи свет в прошлом и будущем, и ты убедишься в сомнениях. вместо того, что в будущем — там, где тебя еще нет, тебе уже приготовлено место. https://www.stihi.ru/avtor/literlik&book=1#1

10 блестящих пересказов классических мифов писательницами ‹ Literary Hub

В наших самых старых историях есть что-то, что никогда не устареет.Перечитывание классической мифологии для меня является упражнением в удивлении и узнавании, смешанных воедино. Есть вещи, которые я всегда упускал из виду в мифах в прошлый раз, и которые кажутся мне совершенно жизненно важными для понимания их смысла. Я верю, что мифы поражают нас где-то под нашим мозгом, на каком-то иррациональном, похожем на сон уровне, который каким-то образом кажется более правдивым, чем обычные истории. Когда я читаю миф Овидия об Аполлоне, преследующем Дафну, «того, кто стал быстрым благодаря надежде, а другого — страхом», и нимфе, превращающейся в лавровое дерево, чтобы навсегда сбежать от влюбчивого бога, это беспокоит и волнует меня так, что мне трудно объяснить.*

Я хотел запечатлеть этот «мифический» эффект безвременья и неизбежности в своем романе «Красное слово» , современной истории о войне между общежитием и группой ярых молодых феминисток в университетском городке. Поэтому я обратился за вдохновением к, пожалуй, самому масштабному эпосу во всей литературе: «Илиаде » Гомера . Студентки в моем романе посещают курс под названием «Женщины и мифы», и чтение их курса влияет на их точку зрения на скандал, разворачивающийся вокруг них.И жизнь, конечно, кажется эпической, не так ли, когда вы находитесь в позднем подростковом возрасте и в начале двадцатых годов? Ваши взлеты олимпиец, а падения подобны погружению в реку Стикс?

Книги в этом списке — самые умные, самые красивые адаптации классических мифов, которые я когда-либо встречал, и все они написаны женщинами-писательницами. Я перечитывал многие из этих заголовков, сочиняя Красное Слово , и мне нравилось ощущение, что эти мастера-рассказчики перерабатывали тяжелую, затвердевшую глину мифов, сосредоточенных на мужчинах, в гибкий материал для построения новых миров.

Маргарет Этвуд, Пенелопиада
(2005)

Хор конкурирующих женских голосов из Преисподней — голоса 12 служанок Пенелопы, обвиненных в предательском заговоре и повешенных ее сыном Телемахом, — создают фон для этой контрэпопеи к Одиссея . Многие романы Этвуд посвящены мифам и легендам — ее более поздние произведения представляют собой антиутопические мифы, придуманные ею самой, — так что взяться за основополагающий греческий эпос — для нее естественное занятие.Героическая серьезность событий рассказа подрывается фирменным арочным тоном Этвуда и многослойной иронией: например, глава, рассказывающая о похищении/побеге сестры Пенелопы Елены с Парисом, провоцирующем инциденте Троянской войны, озаглавлена ​​«Хелен Руины». Моя жизнь.» Через голос Пенелопы история работает, чтобы установить рекорд в эпических событиях. О своей свадьбе наша героиня рассказывает нам: «И вот я была передана Одиссею, как мешок с мясом. Пакет мяса в золотой обертке, заметьте.Этакий позолоченный кровяной пудинг.

Джудит Батлер, Заявление Антигоны
(2002)

Философ-феминистка и критический теоретик Батлер использует миф Софокла об Антигоне для исследования феминистских концепций родства и гражданства в этом документальном эссе. Столь же сложный и сложный, как и вся проза Батлера, этот текст стоит прочитать из-за его этических рассуждений по вопросу «Что делает жизнь пригодной для жизни?» Отказ подчиняться патриархальным правилам своего общества ставит Антигону в положение сопротивления, но также и смертельный риск.Батлер использует миф как отправную точку для изучения работ Гегеля, Лакана, Иригарея и других крупных мыслителей. Она связывает бедственное положение Антигоны с сегодняшним миром, где растет население без полного гражданства, существующего внутри государств и между ними. Поскольку эти люди не вступают в жизнь законного сообщества, им не предоставляется полный «человеческий» статус, и поэтому они постоянно существуют как «теневое царство», преследующее нашу общественную сферу, подобно тому, как Антигона преследует государство Креонта.Это широкомасштабное, сложное эссе, которое наполняет миф новой смелой актуальностью для современной политики.

Энн Карсон, Автобиография Рэда
(1998)

Этот «роман в стихах» самого знаменитого из ныне живущих поэтов Канады пересказывает историю о десятом подвиге Геракла: краже стада крупного рогатого скота, принадлежащего крылатому красному чудовищу по имени Герион. Монстр — главный герой в версии Карсона, соблазненный и оставленный томиться Гераклом.Это захватывающая дух красота языка, на котором написана эта книга. Карсон держит миф в сфере зрелищной, потусторонней, но также и сразу узнаваемой картины, как здесь, где Герион описывается как типично угрюмый сын-подросток:

Он сгорел в присутствии матери.
Я тебя уже почти не знаю, сказала она, прислонившись к дверному проему его комнаты.
Внезапно за ужином пошел дождь,
Теперь закат пугал каплями в окно. Комнату заполнил затхлый покой старых постельных принадлежностей
.Любовь не делает меня
нежным или добрым, думал Герион, когда они с матерью смотрели друг на друга
с противоположных сторон света.

Герион и Геракл воссоединяются в среднем возрасте в Red Doc>, — истории о путешествии, в которой Геракл — ветеран войны с посттравматическим стрессовым расстройством, а Герион — заблокированный художник, переживающий смерть своей матери. Он более игривый, чем Autobiography , но не менее красивый.

Элен Сиксу, «Смех Медузы»
(1976)

Это эссе, основанное на восприятии Медузы как символа женской ярости в 20-м веке и отвечающее ему, было опубликовано в журнале Signs и стало самой известной работой французской писательницы-феминистки.Это классический манифест феминизма второй волны, мобилизующий (кто-то может сказать) эссенциалистские идеи Женственности, чтобы освободить место для женских голосов в «фаллоцентрической» литературной и критической традиции. Что здесь особенного, так это парящая поэтическая проза Сиксу: ее эссе воплощает и исполняет именно то уникальное женское писание , которое она провозглашает. По словам Сиксу, чтобы действительно что-то изменить, женское письмо должно быть основано на женском теле, без цензуры и без стыда: «В [женщине] всегда есть немного молока этой доброй матери.Она пишет белыми чернилами». Что касается мифической Горгоны, то для Сиксу она символизирует (мужской) страх перед безграничной женственностью. У женского письма есть бунтарский потенциал, способный разрушить статус-кво и превратить старые структуры власти в камень. Но это, конечно, хорошо: «Для того, чтобы увидеть Медузу, достаточно прямо взглянуть на нее. И она не смертельна. Она красивая и смеющаяся».

Аннабель Лион, Золотая середина
(2009)

Вместо того, чтобы адаптировать классический миф как таковой , Лион населяет умы двух древних исторических личностей, окутанных мифическим значением: Аристотеля, «величайшего ума всех времен», и его юного ученика Александра Македонского.Два персонажа представляют собой исследование противоположных темпераментов — Аристотель холоднокровный и рациональный, Александр угрюмый и страстный — и роман вращается вокруг преобразующего воздействия, которое они оказывают друг на друга. Аристотель учит Александра стремиться во всем к золотой середине, к умеренной точке между двумя крайностями, но Александр приравнивает такое отношение к посредственности и трусости. Среди захватывающих правдоподобных сцен насилия дома и на поле боя Лайон мудро оставляет решение своим читателям.

Мадлен Миллер, Песнь Ахилла
(2011)

Отмеченный наградой «Оранжевый» рассказ Миллера о Троянской войне представляет собой воображаемую автобиографию лучшего друга и любовника знаменитого героя Патрокла. Мы знаем от Гомера, что Ахиллес отказывается вступать в войну до тех пор, пока не будет убит Патрокл, после чего его мстительная скорбь и ярость не знают границ. Но именно Миллер убедительно развивает почему этой незначительной детали, приукрашивая масштабные дела жизни и смерти Ахилла яркими повседневными деталями и сокровенными человеческими эмоциями.Миллер — специалист по классике по образованию и учитель латыни и греческого языка по профессии, и ее внутреннее понимание приносит большую пользу в романе. В этой военной эпопее также присутствует неожиданная антивоенная тема, которая усложняет код героя и ставит вопросы о сохраняющейся актуальности мифа для современных читателей.

Анаис Митчелл, Хейдстаун
(2010)

В диком карнавале болотных народных песен сказочный «концептуальный альбом» Митчелла воссоздает миф об Орфее и Эвридике.Здесь Орфей — проникновенный, но сломленный менестрель, а Эвридику заманивают в подземный мир, когда Аид обещает ей достойную еду. На альбоме к Митчеллу присоединяется солист Bon Iver Джастин Вернон, а Ани ДиФранко озвучивает Персефону, богиню, вышедшую замуж за Аида, которая защищает влюбленных, обреченных судьбой. Аид, в ярости, но в рабстве у жены, поет: «Ты и твоя жалость не влезаешь в мою постель / Ты горишь, как солнце, в яме моей постели / и я ворочусь, как птица на вертеле в моей постели / Как долго, как долго, как долго?» Альбом был поставлен как мюзикл вне Бродвея в 2016 году.

Али Смит, Девушка встречает парня
(2007)

Одна из редких нетрагических метаморфоз Овидия, миф об Ифисе и Ианте, изменяющий пол, получает обычную блестяще изобретательную повествовательную трактовку Смита в этой истории двух сестер, Имоджин (Мидж) и Антеи, которые работают в бездушной компании по производству бутилированной воды. . Антея влюбляется в эко-воина-гендерквира по имени Робин, а Мидж поднимается по сексистской корпоративной лестнице. Книга очень забавна с гендерными стереотипами, погружая нас в эпическое счастье новой любви: «Она была храброй, красивой и грубой, как девчонка.Она была хорошенькая, хрупкая и изящная, как мальчишка. . . она была такой мальчишеской, что была девчачьей, такой девчачьей, что была мальчишеской, от нее мне захотелось скитаться по миру и писать наши имена на каждом дереве». Скользкая и местами совершенно глупая, книга Смита, вероятно, является самой счастливой кавер-версией классического мифа, которую я когда-либо читал.

Жанетт Уинтерсон, Вес
(2005 г.)

Этот тонкий томик, похожий на драгоценный камень, был заказан как часть серии мифов Canongate (опубликованной в США издательством Grove Atlantic), издательства, которое также включает в этот список названия Этвуда и Смита (и тем, кто интересуется пересказами мифов, я настоятельно рекомендую все наименований в серии).Уинтерсон предлагает своими душераздирающими словами миф об Атласе, Титане, обреченном держать космос на своей спине. Экзистенциальные страдания Атласа и его временное облегчение, когда появляется Геракл, чтобы облегчить его бремя (еще один подвиг героя), дают простор мощному поэтическому воображению Уинтерсона. Лайка, обреченная маленькая собачка, полетевшая в космос на российском корабле «Спутник », в этой версии мифа спасена Атласом, и свидетельство мастерства Уинтерсона заключается в том, что она отлично работает.

Криста Вольф, Кассандра: Роман и четыре эссе
(1983)

Я обсуждал эту книгу в своей докторской диссертации из-за изощренного способа, которым восточногерманский автор реанимирует миф о греческой пророчице Кассандре, проклятой Аполлоном, чтобы никогда не верить, как способ говорить о неизбежном (в холодной войне 1980-х) опасность глобального ядерного уничтожения. Меланхолический, интроспективный голос провидицы-рассказчика отражает ее опыт в Троянской войне, оплакивая потерю своих близких и подвергая сомнению свою собственную вину в разворачивании судьбы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.