Кирилла семеновича серебренникова: Серебренников Кирилл

Содержание

Кирилл Серебренников

Актер Режиссер Сценарист Костюмер

7film.ru

7,1зрители

6,7IMDb

6film.ru

5,5зрители

-IMDb

-film. ru

6,7зрители

-IMDb

7film.ru

6,9зрители

-IMDb

8film.ru

6,6зрители

6,8IMDb

-film.ru

5,4зрители

-IMDb

-film.ru

6,5зрители

-IMDb

7film. ru

6,5зрители

6,5IMDb

-film.ru

6,1зрители

-IMDb

8film.ru

6,7зрители

7,1IMDb

-film.ru

-зрители

-IMDb

-film.ru

-зрители

6,2IMDb

-film. ru

6,5зрители

-IMDb

-film.ru

-зрители

-IMDb

6film.ru

5,5зрители

-IMDb

-film.ru

6,7зрители

-IMDb

7film.ru

6,9зрители

-IMDb

8film. ru

6,6зрители

6,8IMDb

-film.ru

6,5зрители

-IMDb

-film.ru

-зрители

-IMDb

-film.ru

-зрители

-IMDb

Коллеги Кирилла Серебренникова — о работе с ним :: Герои :: РБК Стиль

9 февраля на своей странице в Instagram Кирилл Серебренников опубликовал уведомление департамента культуры Москвы, в котором сообщается, что его трудовой договор в качестве главы «Гоголь-центра» заканчивается 25 февраля.

«Все в этом мире, начавшись, заканчивается. Но начинается что-то новое… Постарайтесь сделать так, чтобы театр оставался живым, а свобода была необходимой для вас. Не надо унывать. В унынии нет ни жизни, ни свободы. Вы знаете, что надо делать. Всем — мир и любовь», — написал он.

«РБК Стиль» поговорил с Ян Гэ, Александром Филиппенко, Александром Горчилиным, Валерием Печейкиным и Юлией Ауг и узнал об их впечатлениях от работы и общения с Серебренниковым.

Ян Гэ,

актриса, певица и режиссер

Кирилл Семенович научил меня не сдаваться, не бояться и мыслить свободно. Он верил в меня и поддерживал. Говорил о том, что нужно заниматься, в первую очередь, профессией, много работать, а уже потом думать о популярности. Ну и, конечно, ценить все, что у тебя есть, а еще терпеть. Терпеть все плохое в глобальном смысле.

За восемь лет работы с Кириллом я ни разу не слышала, чтобы он хоть на кого-то кричал, хотя у многих режиссеров по-другому. Если ему что-то не нравилось, то он, наоборот, молчал, и вот эта тишина действовала эффективнее любого крика. Все сразу понимали, что это недобрый знак и надо срочно что-то делать.

Серебренников подтвердил увольнение из «Гоголь-центра» словами о свободе

В свое время я очень хотела играть роль Прокны в спектакле «Метаморфозы». Два месяца готовилась к прослушиванию, чтобы доказать Кириллу, что я способна. Он тогда сказал, что если ему понравится, как я прочитаю монолог героини, то, пожалуйста, — могу играть. А монолог там был сложнейший — про греческие мифы да еще и на древнерусском языке, который вообще не похож на современный. Сложнее текста, признаюсь, я еще не видела. Но я очень постаралась, и Кирилл остался доволен результатом. С тех пор, как мне кажется, он стал смотреть на меня по-другому. Он понял, что я хоть и китаянка, но могу играть роли и с очень сложными монологами. Сейчас я задействована в двух самых популярных спектаклях Кирилла — Outside и «Декамерон», которые мы играем не в России.

Поэтому мы не расстаемся и продолжаем работать. И если Кирилл меня еще куда-то позовет, то я, не раздумывая, брошу все, даже голливудские проекты, и уйду к нему.

Александр Филиппенко,

актер

Впервые мы встретились еще в «Современнике» на потрясшем меня спектакле «Голая пионерка». Это был даже не ветер, а шторм, обдавший свежестью все театральное сообщество. С тех пор я следил за Кириллом и счастлив, что мне выпала возможность работать с ним и его прекрасной командой. Вся команда, которую собрал Кирилл, совершенно уникальна. От кассы и гардероба через всемогущий пиар-отдел до дирекции и помрежей.

Кирилл для меня, в первую очередь, человек уникального спокойствия. Он глубоководная рыба, которая действует под совершенно другим давлением, чем все мы. Хотелось бы это почерпнуть, научиться этому, но получается так только рядом с Кириллом. Репетировать с ним легко — как будто мы всю жизнь вместе это делаем. Я внимательно следил и записывал за ним все его задачи. Я уверен, что еще много всего предстоит сказать, о чем поговорить и посоветоваться. Главное, хочется всегда говорить Кириллу, что я его бесконечно уважаю и люблю.

Новость о назначении Алексея Аграновича (актер станет новым художественным руководителем «Гоголь-центра». — «РБК Стиль») стала облегчением и счастьем. Представляю, как Алексею сложно сейчас, но это мудрое решение. Он сможет не только сохранить «тот самый «Гоголь-центр»», но и развить направления, которые обозначил Кирилл. Театр остается на фундаменте, который выстроил Серебренников, — и это самое главное. А от того, занимает Кирилл какой-то пост или нет, он не перестает быть истинным большим художником. И надеюсь, что ставить спектакли никакие чиновники ему не запретят.

Александр Горчилин,

актер и режиссер

Моя первая встреча с Кириллом Семеновичем произошла в 2008 году, когда он не пропустил меня дальше первого тура при поступлении во МХАТ. Потом мы с ним случайно пересеклись в коридоре, и он, высказав свое мнение обо мне, как-то ясно дал мне понять, что я больше ни с кем и ни у кого не хочу учиться и работать, кроме как у него. Если вкратце, то он сказал, что я — дурак, мол, стану я студентом какого-то вуза, потом актером… «А для чего тебе это надо?» — спросил он у меня. И вот я понял, что хочу быть учеником этого человека. И узнавать что-то тоже только у него.

Критики оценили угрозу «ломки» в «Гоголь-центре» при новом худруке

Потом я все-таки стал его студентом и окончил школу-студию МХАТ. Я научился у Кирилла Семеновича определять для себя направления в жизни и искусстве, в которых хочу развиваться и двигаться, а также не идти на компромиссы со своими убеждениями. И, естественно, художественному восприятию прекрасного.

Валерий Печейкин,

драматург

В 2011 году он сам позвонил мне с предложением поработать вместе. Помню, что ответил ему: «Кирилл Семенович, рад знакомству». Он сказал: «Можно только без «Семенович»? Просто Кирилл». А личная встреча состоялась уже в Центральном доме литераторов. Нашей первой работой стал спектакль «Метаморфозы», который был поставлен в рамках проекта «Платформа» на Винзаводе.

Восемь лет в «Гоголь-центре» пролетели просто мгновенно, и я сейчас не шучу. Я очень хорошо помню день, когда впервые пришел в театр. То есть сначала я попал в Московский университет геодезии и картографии — перепутал здания, они похожи. Потом я наконец-то физически оказался в «Гоголь-центре». Я помню почти каждый свой шаг, все сохранилось в памяти, как будто это было вчера. А сейчас в моей голове, как говорят режиссеры в кино, возникла монтажная склейка того дня восемь лет назад и дня сегодняшнего.

Когда театр только открылся, туда приходили пожилые зрительницы, которые думали, что это все еще драматический театр имени Гоголя. В то время здание изменилось изнутри. Как вы знаете, у нас стены с открытыми кирпичами. Так вот одна из дам как-то подошла ко мне и спросила: «Молодой человек, я вижу, что вы из новой команды. Можете мне сказать, когда доделают ремонт?» Я пытался ей объяснить, что в здании теперь все по-новому. Однако зрительница стояла на своем: «Я понимаю, не первый день живу, но ремонт не закончен, вот голые кирпичи, ободранные! И их нужно побелить!» Я же сказал, что они теперь будут такими, то есть открытыми, чтобы все их видели. По-моему, она мне не поверила, но не ушла, что важно. Мы же тогда показали людям прекрасный кирпич, сняв старую советскую побелку. Но не стоит забывать, что «Гоголь-центр» — это небольшая сердцевина внутри огромного здания с богатой историей, которое до этого было театром Гоголя, а еще раньше Центральным театром транспорта.

Еще я вспоминаю самый первый спектакль Кирилла Серебренникова «Идиоты», который мы поставили на большой сцене. Там была сцена в бассейне, которая задумывалась как комедийная. Во всяком случае, на репетициях мы очень смеялись. А на премьере стояла гробовая тишина. Тогда, находясь в зале, я получил от Кирилла Семеновича сообщение: «Валера, не мог бы ты ко мне зайти?» «Валера, никто не смеется», — сказал он мне при встрече. И мы стали думать, почему это произошло. Я очень сильно переживал по этому поводу. А потом вдруг выяснилась еще одна вещь: зритель напряжен, в шоке и напуган, он не знает, как к этому относиться, и потому предпочитает молчать. Ему нужно время, чтобы переварить это. И вот примерно то же самое происходит со всеми нами сейчас в свете последних событий. Нужно перетерпеть. Я уверен, что мы это переживем и всем станет легче.

Юлия Ауг,

актриса и режиссер

Еще до личного знакомства я очень хорошо знала, кто такой Кирилл Серебренников. Дело в том, что я ушла из театра, Санкт-Петербургского ТЮЗа, в 2005 году и возвращаться туда не планировала. А в 2006-м увидела спектакль «Голая пионерка» и сказала своим однокурсникам по ГИТИСу (на тот момент я училась на режиссерском факультете), что единственный режиссер, ради которого я бы вернулась в театр, — это Кирилл Серебренников.

Прошло семь лет. Кирилл Семенович в фейсбуке написал, что ищет актрису для своего спектакля «Идиоты». И один мой друг порекомендовал ему меня. Рассказал про фильм «Овсянки», где у меня одна из главных ролей. Якобы картина имела такой успех, что сам Тарантино аплодировал после просмотра. Кино удостоилось нескольких престижных наград. После этого Кирилл Семенович сам написал мне и предложил встретиться.

Мы встретились в фойе «Гоголь-центра», сели, поговорили минут пять. Серебренников рассказал про новый театр, а затем предложил пойти репетировать. Я ужасно волновалась, ведь восемь лет не выходила на театральную сцену. А тут сразу попала в репетиционный процесс. Я испытала страх, азарт и в то же время ощущение счастья.

Мне посчастливилось поработать с Кириллом не только в театре, но и в кино. Потом еще три года длилось «театральное дело». То время по большому счету было украдено, но, даже сидя под домашним арестом, Серебренников умудрялся выпускать спектакли с помощью своих близких людей. Во многом помогал Интернет. Надо сказать, что Кирилл создал такой театр и механизм, собрал вокруг себя таких людей, которые, несмотря на все происходящее, не разбежались, а, наоборот, сплотились и поддерживали его в трудную минуту. Такое возможно только в том случае, если в основе всего лежит любовь. Никак иначе.

Кирилл к каждому человеку относился с большим уважением. Ни разу никого не унизил и не повысил голос. Если даже были серьезные замечания, то он отводил в сторону, но ни в коем случае не говорил при всех. Вот это для меня было невероятно важно. И второе, Кирилл никогда не боялся сказать: «Ребят, что-то я тут зашел в тупик, кажется, я двигаюсь не в том направлении. Дайте мне подумать». От других режиссеров я такого никогда не слышала. То есть он настолько доверяет тем, кто рядом с ним, и настолько адекватно и просто к ним относится, что ему не надо ничего придумывать и делать вид. Он такой, какой есть — невероятно настоящий.

Путем действия: как Кирилл Серебренников изменил театр и нас.

Серебренников, Кирилл Семёнович — это… Что такое Серебренников, Кирилл Семёнович?

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Серебренников.

Кири́лл Семёнович Сере́бренников (7 сентября 1969, Ростов-на-Дону, СССР) — российский режиссёр театра и кино, лауреат Национальной премии в области телевидения «ТЭФИ», победитель конкурсных программ Открытого российского кинофестиваля «Кинотавр», Римского международного кинофестиваля. Не имеет высшего профессионального образования в области режиссуры.

Биография и карьера

Закончил ростовскую среднюю школу с золотой медалью. Будучи школьником, поставил свой первый спектакль, посвященный Ф. Энгельсу[1]. В 1992 году с красным дипломом закончил физический факультет Ростовского государственного университета. Занимался режиссурой ещё когда был студентом: сначала в любительской студии «69», с 1990 года — на профессиональной сцене.

За семь лет поставил десять спектаклей во всех ростовских театрах: театре «Ангажемент», Академическом театре драмы имени М. Горького, Академическом театре юного зрителя. Постановки неоднократно признавались лучшими спектаклями сезонов и получали призы на всероссийских фестивалях.

Театральное существование начал совмещать с телевизионным с 1991 года, сначала в телекомпании «Южный регион», потом в ГТРК «Дон-ТР». За те же семь лет снял 11 видеоклипов, 2 документальных фильма, 4 телеспектакля, 1 видеоартовскую картину, 1 музыкальный телефильм, 3 многосерийных проекта: два — о музыке, третий — о кино, около 100 рекламных роликов.

В 1998 году Кирилл Серебренников увлёкся кинематографом: снял телесериал, документальный фильм и кинокартину.

В 2007 году вёл программу «Другое кино» на телеканале ТВ-3.

С 2008 года ведёт курс в Школе-студии МХАТ[2]. Из этого курса к выпускному 2012 году вырос проект «Седьмая студия»[3][4].

В августе 2012 года Кирилл Серебренников без объявления открытого конкурса на замещение вакантных должностей назначен департаментом культуры г. Москвы новым художественным руководителем Московского драматического театра им. Н. В. Гоголя[5], что вызвало протест труппы театра[6].

Живёт и работает в Москве.

Награды

Творчество

Режиссёр театра

Театры Ростова-на-Дону
В театрах Москвы и Санкт-Петербурга

Режиссёр кино

Сценарист

  • 1998 — Раздетые
  • 2002 — Дневник убийцы (Сериал)

Клипы

Примечания

Ссылки

Сменяемость власти: почему Кирилл Серебренников покидает «Гоголь-центр»

Кирилл Серебренников уходит с поста художественного руководителя «Гоголь-центра». Об этом активно стали писать в телеграм-каналах в день 8-летия театра. И теперь об этом официально сообщил сам Серебренников, опубликовав в инстаграме фотографию официального уведомления.

Посмотреть эту публикацию в Instagram           Публикация от Kirill/Кирилл (@kirillserebrennikov)

После первых слухов прошла уже неделя, и в театре все свыклись с мыслью, что Серебренников уходит.  Но гораздо сильнее волновались внешние наблюдатели. Я сам получал от знакомых и родственников сообщения поддержки. Они были написаны так, будто нам сообщили не о смене худрука, а о полном закрытии. Так это было воспринято. И, конечно, началась ностальгия — многие вспомнили, что было сделано за эти восемь лет. В начале 2013 года театр Гоголя превратился в «Гоголь-центр» и получил полностью обновленный репертуар. Двери центра стали открываться в полдень, чтобы зрители могли приходить заранее, проводить здесь встречи или работать. Изменилась сама концепция места: теперь это не театр, а центр. Слоганом стал «Гоголь-центр» — территория свободы», а первым спектаклем Серебренникова — «Идиоты». История об арт-акционистах, которые делают искусство здесь и сейчас, буквально своими телами и судьбами. Тогда еще никто не знал, что пройдет восемь лет и этот спектакль станет выглядеть как самосбывающееся пророчество.

Реклама на Forbes

И вот начало 2021 года. В начале праздничного концерта Алексей Агранович и Кирилл Серебренников вспоминают, что день рождения театра — 2 февраля — это и День сурка, и день, когда расстреляли Мейерхольда.  В финале концерта Серебренников читает «прощальный монолог», стоя на фоне восьмерки. Только она лежит на боку, символизируя бесконечность. Этим словом Серебренников и заканчивает свое выступление: «Восемь с половиной лет и «Гоголь-центр» — это то, что останется со мною на всю оставшуюся бесконечность».

И тут началось самое интересное. Но не с Серебренниковым, а вокруг него. То, что через несколько дней превратилось в открытое письмо Ассоциации театральных критиков руководителю Департамента культуры Москвы Александру Кибовскому. «В 2021 году «Гоголь-центр» Серебренникова не исчерпал ни своей творческой идеи, ни мощного контакта с аудиторией — например, в тот момент, когда мы пишем это письмо, объявлены творческие планы театра на 2021 год и проданы все билеты до весны».

Как говорится, трудно с этим не согласиться. Но вопрос в другом. Для начала в том, что сам Серебренников несколько лет назад ясно сказал о своих планах и обязательствах. Вот цитата из интервью Серебренникова журналу «Коммерсантъ-Власть».

— Когда у вас кончается контракт?

— Через пять лет — мне его продлили на второй срок. Отработаю его и уйду. Власть в театре, как и во всех сферах, должна быть сменяемой.

Дата интервью — 20 июля 2015 года. То есть пять лет назад.

Здесь, на самом деле, мое рассуждение можно закончить. Это чистая арифметика. Пять лет назад Серебренников говорит, что собирается уйти. Пять лет прошло — он уходит. В чем проблема?

Видимо, в том, что Серебренников — публичная фигура и художественный руководитель, поэтому он не вполне принадлежит себе. И тут в дело вступают многочисленные советчики, друзья, ассоциации критиков, доброжелатели. Те, которые всерьез говорят: не стоит переоценивать данные обещания. Ну, сказал и сказал. Ситуация была другой, ведь потом началось следствие, аресты, суд. Серебренников на два года был лишен полноценной возможности руководить театром. То есть еще на пару лет можно было продлить контракт. И в этом не было бы ничего удивительного или предосудительного.

Но вопрос в другом. В том, что мы незаметно сами оказались в ситуации, где готовы к «обнулению», «рокировке» — ко всему тому, что уже случилось в российской политике. Всему, что вызывало у нас эти годы смех и неприязнь. И мы вдруг разрешили себе то, что запрещали другим. Тогда чем «мы» отличаемся от «них»? Как в фильме Маккея «Власть» герой Кристиана Бейла спрашивает своего старшего коллегу: «Во что мы верим?» И тот начинает смеяться.

Мы ни во что не верим. Единственным человеком, который верил в «сменяемость власти», оказался сам Серебренников. Человек, который не захотел превратить себя и свой театр в «чугунную табуретку».

Поэтому я буду считать, что Серебренников ушел по собственной воле, а не исполнял чужую. Этого практически никто не захотел видеть и замечать. Потому что этого никогда не было в опыте российского театра. Сами театралы умеют жаловаться, плакать и практически не умеют бороться. Собственно, это и показал опыт «театрального дела». Поведение «театральной общественности» понятнее всего, если поставить его рядом с поведением журналистов в деле Голунова. Ярче всего позицию Серебренникова тогда отстаивали… профсоюзы европейских театров. В России его коллеги в основном ограничились письмами и речами на церемониях. Также несколько человек надели майки Free Kirill и пришли в них на банкет одной большой премии. Спасибо хотя бы за это.

Я сам обнаружил, что фигура Серебренникова оценивается как «опасная», когда стал снимать о нем фильм. Это была дипломная работа студента ВГИКа Артема Фирсанова, которая обернулась серией скандалов. Сначала нам срывали съемки фильма, а затем его показ. Закончилось все тем, что на апелляцию институт вызвал… Росгвардию. Это не шутка. К счастью, фильм был доснят и опубликован в прошлом году сразу после приговора.

«Театральное дело» показало мне, что «Гоголь-центр» — место по-настоящему опасное. Не случайно в верхнем фойе театра написаны слова Хайнера Мюллера о том, что в театре должен быть «переизбыток криминальной энергии». Тогда Гоголь-центр был ею переполнен: обысками, страхами, судами. На самом деле существовать в такой энергии очень сложно, если вы творческий человек. Да и вообще, если вы просто человек. Вы устанете.

Реклама на Forbes

А если вы еще много работаете, то устанете вдвойне. А если вас еще и судят, то устанете как Сизиф. И в этот момент, когда вы смертельно устанете, доброжелатели начнут уговаривать вас остаться навсегда. Не стоит объяснять, к чему привела эту логика в политической истории России… Сначала устаешь ты, потом — от тебя. Поэтому еще раз повторю: уходить — это правильно. Иначе превратишься в «чугунную табуретку».

Главную опасность в уходе Серебренникова видели в том, что на его место придет кто-то другой. Так накануне в телеграме Ксении Собчак появился опрос: «Кто займет место Кирилла Серебренникова?» И три варианта ответа: Алексей Агранович, Чулпан Хаматова и «кто-то а-ля Захар Прилепин». Самым популярным ответом оказался «Захар Прилепин», на втором месте — Чулпан Хаматова. Но в итоге новым художественным руководителем оказался Алексей Агранович. Все выдохнули. Но опрос показал, что настроения были апокалиптические. Как в старом анекдоте, нам казалось, что власть прочла пушкинскую фразу «души прекрасные порывы» как указание к действую — «души». Оказалось, что нет. (Пока нет.)

Поэтому как драматург хочу попросить: не драматизируйте. Это еще не финал. Это фрагмент бесконечности.

Кирилл Семенович Серебренников вступил в должность художественного руководителя Московского драматического театра имени Н. В. Гоголя в августе 2012 года. Вскоре он переименовал театр в «Гоголь-центр», в программе появились не только театральные постановки, но также кинопоказы, открытые дискуссии, концерты, лекции. За восемь лет он поставил более десяти спектаклей, в том числе «Мертвые души» по Гоголю (приз за режиссуру «Хрустальная Турандот»), «Маленькие трагедии» по Пушкину («Золотая маска» в номинации «Драма/Работа режиссёра»), «Барокко» («Спектакль года» Ассоциации театральных критиков).

Реклама на Forbes

В 2012-м Серебренников создал театральную труппу «Седьмая студия», которая стала постоянным резидентом «Гоголь-центра». В мае 2017 года Следственный комитет РФ провел обыски в «Гоголь-центре» и квартире Серебренникова — расследование было связано  с нецелевым использованием государственной субсидии, выделенной «Седьмой студии». 23 августа того же года Серебренникова поместили под домашний арест, который продлился почти два года (до 8 апреля 2019 года). 

26 июня 2020 года Кирилла Серебренникова признали виновным в хищении бюджетных средств и приговорили к трем годам условно. Режиссер решил не обжаловать приговор по делу. 

актриса Яна Гладких – Москвич Mag – 19.12.2020

О нелюбви к ресторанам, красоте Кутузовского проспекта и о новом фильме Кирилла Серебренникова «Антонина» про жену Чайковского.

Я родилась…

В Москве. До 20 лет прожила на Университете. Воробьевы горы и аллеи возле МГУ до сих пор самые дорогие сердцу места.

Сейчас живу…

На Кутузовском проспекте у Триумфальной арки, возле «Бородинской панорамы». Возвращаясь домой после работы, девять раз из десяти я подумаю: «Все-таки как красиво!» Здание панорамы круглое, замечательного нежного цвета морской волны и смотрится обалденно и осенью, и зимой, а уж весной! Нечего и говорить. Очень довольна этим пятачком вокруг панорамы. Вокруг множество парков, скверов, малюсенький музей «Кутузовская изба», где, как я понимаю, состоялся тот самый «совет в Филях». Всего один ресторан (это тоже, на мой взгляд, из числа достоинств) и пара недорогих кофеен на территории бывшего приборостроительного завода Казакова.

Люблю гулять…

Если без детей и в своих мыслях, то Бульварное кольцо, Рождественка. Летом вся набережная от Фрунзенской до пешеходного моста. С детьми — Филевский парк, «Музеон», парк Победы.

Мой любимый район в Москве…

Сложно сказать. С каждым что-то связано особенное. Ленинский проспект — детство, Петровка, Брюсов переулок, Малая Дмитровка, Камергерский — студенчество, съемные квартиры, тусовки, ежедневная учеба в школе-студии, а затем ежедневная, без выходных, работа в родном театре — МХТ им. Чехова.

Мой нелюбимый район…

Капотня. Не была там ни разу, но не сомневаюсь, что это именно Капотня!

В ресторанах…

Часто бывала раньше в «32.05». Там в любое время дня и ночи можно встретить знакомого. На самом деле очень не люблю рестораны. Здорово, что сейчас появляется все больше стильных, недорогих, вкусных мест, что-то между кофейней и рестораном — и перекусить, и поработать, и с подружкой поболтать.

Место в Москве, в которое все время собираюсь, но никак не могу доехать…

Зарядье! Казалось бы, проще простого, самый центр, недалеко от дома, но почему-то не удается.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Затрудняюсь сказать. Кого мы называем москвичом? Таких знакомых, которые прямо коренные москвичи в шестом колене, сразу могу вспомнить только двух. А если называть москвичом всех имеющих тут прописку, то на этот вопрос ответить сложно. Все так перемешались.

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

Это родной город, он всегда особенный. У меня тут случился инсайт. Вернувшись из глухой деревни после трех месяцев карантина, я смогла посмотреть на Москву как приезжий, как иностранец. Не было никаких украшательств в духе тех, что мы видим на новогодних или пасхальных праздниках, можно увидеть перспективу улиц, небо в переулках, восхитительную архитектуру. Я была поражена и влюбилась в свой родной город.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Меня до сих пор поражает масштаб двух затей — запретить курить в общественных местах и убрать хаотичную парковку из центра. В тот момент это казалось мне абсолютной утопией. Мой вуз находится на Тверской, во время учебы я сама парковала свою машину иногда третьим рядом или на тротуаре, прямо на Тверской. Кремль через 600 метров! Сейчас я даже не могу такое вообразить. Это определенно было решение, пошедшее на пользу внешнему облику центра. Но вот эти вот «украшательства», о которых я говорила выше — это чудовищно. Кондовая безвкусная «иллюминация» на бульварах с октября по март. Все это меня угнетает. В этом году я что-то не вижу ничего из этого, вот с замиранием сердца надеюсь, что так и останется.

Мне не хватает в Москве…

Я бы хотела, чтобы повсюду были электрические трамваи — они прелестны! Я не велосипедистка, но мне нравится видеть людей, передвигающихся на велосипедах и самокатах. Хочется, чтобы им было удобно и безопасно. Хочется больше пандусов для детских и инвалидных колясок. И не каких попало, а таких, чтобы реально для удобства, а не для галочки.

Если не Москва, то…

Нидерланды.

В Москве меня можно чаще всего застать кроме работы и дома…

В парке с коляской. Пока дети маленькие — одному год, другому два с половиной, мои маршруты не очень разнообразны.

На данный момент…

Я готовлю параллельно три проекта как режиссер. Два сериала для платформ и один полный метр, которые должны запуститься поочередно с весны по зиму 2021 года. В ближайшее время, вероятно весной, появятся три релиза с моим участием как актрисы. Это сериал с рабочим названием «Чиновница» для Первого канала и платформы МТС, а также восьмисерийный фильм «Пищеблок» кинокомпании «Среда» для платформы «Яндекс» по одноименному роману Алексея Иванова про пионеров-вампиров и короткий фильм Кирилла Семеновича Серебренникова «Антонина», где я исполнила роль жены Чайковского Антонины Милюковой. Чайковского сыграл Евгений Витальевич Миронов, надеюсь, Кирилл Семенович найдет финансирование на полнометражную историю, насколько я знаю, он давно пытается запустить этот прекрасный, тонкий, сложный и совершенно замечательный сценарий.

 Фото: Татьяна Полосина 

«Нужно выводить зрителя из зоны комфорта». Фильмы режиссера Кирилла Серебренникова | Арт Пикчерз

Вам что в жизни то надо? Вы ее как прожить хотите? Притворяться научились, вот ведь. Поняли, что чтобы от них отстали, надо притвориться.

Кирилл Серебренников прежде всего театральный режиссер. Но и кинематограф не чужд для Кирилла Семеновича. Его фильмы, как правило, очень театральны в плане эмоций, к этому нужно привыкнуть. Но, конечно, это не телеспектакли, а самое настоящее кино со свойственным кинематографу символизмом и семиотикой.

Изображая жертву (2006)

Фильм снят по пьесе братьев Пресняковых. Серебренников первоначально поставил одноименный спектакль в МХТ им. Чехова, фильм появился несколько позднее.

Кадр из фильма «Изображая жертву»

Кадр из фильма «Изображая жертву»

У Валентина интересная работа — он изображает на следственных экспериментах жертву преступления.

Парень он вроде весёлый и юморной, но это только определенная маска. У него полно своих тараканов в голове. Среди них фобии высоты и воды. Ему уже 30, а он не собирается не то, что жениться, а даже не готов к каким-либо серьезным отношениям. По ночам ему снятся кошмары и является умерший отец, которого он почему-то ужасно боится.

Кадр из фильма «Изображая жертву»

Кадр из фильма «Изображая жертву»

В общем ведёт себя странно для своего возраста, как инфантильный подросток, постоянно дурачится. Еще и по-детски ревнует мать к новому ухажеру.

Ну а под конец решает облегчить себе жизнь и избавиться от надоевших ему своим присутствием близких людей.

Кадр из фильма «Изображая жертву»

Кадр из фильма «Изображая жертву»

Апофеозом кино является монолог капитана милиции в исполнении Виталия Хаева. Приведу лишь часть его небольшую часть, в переводе с ненормативного на литературный.

«Откуда у тебя пистолет? Откуда у вас вообще всё? Вы откуда прилетели сюда? Я сколько жил, никогда не думал, что в такое попаду. Вы откуда все прилетели? Вы же в тех же школах учились, у тех же учителей, ваши родители почти мои ровесники, как ты то получился? Из чего? Вам что в жизни то надо? Вы ее как прожить хотите? Я вас не понимаю. Не понимаю, хотя я ведь не старый. Вы ведь не такие сопляки все, по 30 лет уже всем. И главное, то что все равно и то что все равно тоже все равно. А потом везде, везде упадок наступает в обществе. Притворяться научились, вот ведь. Поняли, что чтобы от них отстали, надо притвориться. Глобальный обман, на всех ступенях общества».

Ученик (2016)

Фильм снят по пьесе современного немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга, которая уже несколько лет идет в «Гоголь-центре» Кирилла Серебрянникова. И затрагивает темы весьма актуальные, вне зависимости от страны, от людей. Это то, что мы называем «общечеловеческими ценностями».

Кадр из фильма «Ученик»

Кадр из фильма «Ученик»

Фильм в свое время изрядно покритиковали, обвиняя режиссера в чернухе, в «беспросветном конце» фильма, в отсутствии «художественной ценности».

Я бы не назвал фильм плохим, он захватывает и его просто интересно смотреть. Рискну предположить, что фильм мог бы быть лучше, но на мой взгляд, причина этого в том, что автор не стал (не смог, не захотел) ничего менять в первоисточнике, то есть пьесе Майенбурга.

Кадр из фильма «Ученик»

Кадр из фильма «Ученик»

Тема фильма – религиозный фанатизм. Возможно, на момент создания, настолько серьезно эта тема в современном кинематографе была поднята впервые, по крайней мере в российском.

Фильм дает пищу для размышлений. Вот прочитал главный герой фильма Вениамин священное писание, сделал свои выводы о том, что хорошо, а что плохо и как людям надо жить, и вперед, на амбразуру, против прелюбодейства, разврата, инакомыслия, заткнуть всех несогласных и словом и булыжником. Еще интересный момент в фильме, когда учитель биологии произносит тираду о тоталитаризме, сзади на стене маячит портрет президента. Совпадение, случайность? Не думаю, но и настаивать не буду. Может быть автор когда-нибудь сам расскажет об этом.

Кадр из фильма «Ученик»

Кадр из фильма «Ученик»

Мы наконец перестали бояться показывать обнаженное тело, причем не только женское. По крайней мере Кирилл Серебренников этого не боится вообще. Не слишком ли часто и много? Всего пара эпизодов, не вульгарных и не пошлых, всё к месту.

Шикарная игра актеров. Виктории Исаковой очень органично и естественно удалась роль «вменяемого» учителя и, по совместительству, школьного психолога. Антон Васильев исполнитель роли физрука с печатью интеллекта на лице, весьма интересный персонаж. Ну и безусловно Петр Скворцов и Александр Горчилин, играющие центральных персонажей фильма.

Ну а теперь насчет «беспросветного» конца – да, конец фильма не веселый. Но далеко не беспросветный. Вспомнить хотя бы «Левиафан» Андрея Звягинцева. Вот пример реально беспросветного конца, случилось все худшее, что только можно было предположить. Или вот из детства вспомнилось – «Белый Бим…» Ростоцкого / Троепольского, что может быть беспросветней человеческой жестокости. Здесь – надежда все же есть, конечно не на то, что Вениамин осознает, искупит…Нет, надежда на то, что такие люди всё же в меньшинстве, хотя бы пока.

А насчет художественной ценности фильма – время покажет, оно лучший судья.

Если вам понравилась публикация, ставьте лайк, мне будет приятно!

Чтобы не пропустить новые интересные материалы, не забудьте подписаться на канал.

Бояков — о значении традиционных ценностей, театре и деле Серебренникова — РТ на русском

Современная культура и информационная среда развивается как грибница — она не даёт проявляться глубине или вертикали. Такое мнение в интервью Антону Красовскому в программе «Антонимы» высказал режиссёр, художественный руководитель МХАТ им. М. Горького Эдуард Бояков. Он рассказал о том, как пришёл к православию и разочаровался в либерализме, а также поделился своим видением того, в каком направлении должны развиваться русский театр и русская культура.

— У нас в гостях тоже ненавидимый вами Эдуард Бояков, художественный руководитель Московского художественного академического театра имени Алексея Максимовича Горького. Здравствуйте, Эдуард. Как ваша жизнь вообще?

— Здравствуйте, Антон.

— Как вы вообще? Вот мы сейчас с вами говорили, вы говорите: «Я не помню, кто такая Ксения Ларина». Помните, кто такая Ксения Ларина?

— Нет, помню. Я не сказал, что я не помню. Я помню, я просто сказал, что я лет пять точно совершенно не читал ни одного её поста и не слушал ни одной её передачи.

— Она на радио ведёт радиопередачи.

— Когда-то к ней ходил в гости, мы общались, а иногда очень мило даже.

— А что случилось? Вас тоже ведь говном считают?

— Наверное.

— И как тебе?

— Наверное. Здесь мы с вами в разной ситуации, потому что я не отслеживаю…

— Давай на «ты». Мы же с тобой на «ты» много лет.

— Конечно, с радостью.

— Как тебе вообще живётся с этим ощущением, что ты говно в этом мире?

— Мне хорошо живётся.

— Да не ври.

— Нет, я не вру. Ты знаешь, есть опыт предшественников, не буду перечислять всех людей, которых считали говном, и с них надо брать пример, со всех великих людей. Так что не волнуемся.

— Ну есть не только великие. Давайте не будем брать с великих. Есть действительно говно.

— А надо брать с великих.

— Думаешь?

— Да, конечно. Я, конечно, говно. Я и сам себя считаю не каким-то чудесным цветочком, но, если кто-то говорит или думает плохо обо мне, это повод для того, чтобы мне задуматься и о себе, потому что, безусловно, значит, нет дыма без огня, что называется. А с другой стороны, это способ познания людей. Наш президент, которого ты тоже похвалил в своей блестящей проповеди, ведь совсем недавно точно сказал: «Кто как обзывается, тот так и называется».

Также по теме

«Будьте здоровы»: Путин ответил Байдену на его заявления

Владимир Путин в ходе общения с жителями Крыма и Севастополя прокомментировал недавние заявления президента США Джо Байдена. В…

— Он это второй раз уже говорит. Так и называется, да. Он это уже говорил лет десять назад, да.

— Отлично. Правильно. Хорошие поговорки на то и поговорки, чтобы повторять, повторять и повторять.

— (Ксюш, кто как обзывается, тот так и называется.) Эдуард, как так случилось, что ты из, так сказать, либерального директора «Золотой маски» превратился в консервативного апологета всех вот этих, так сказать, православных мразей?

— Не был я никогда либеральным.

— Ну не ври.

— Во всяком случае в ХХI веке точно. В 1990-х — да, признаюсь, были заблуждения.

— Каюсь, надо говорить.

— Каюсь, каюсь. Был грешок. Действительно, будучи в бизнесе, увидев вот этот чудесный, невероятно красивый, привлекательный западный мир, я желал России быть похожей на него.

И у меня есть вот близкие друзья, которые говорят: «Я всю жизнь считал вот так вот» за 30 своих сознательных лет не изменили своим убеждениям. Захар Прилепин или Михаил Тюренков, который ведёт религиозную православную рубрику на «Царьграде», — я им завидую, но, с другой стороны, у каждого человека свой путь. И я не буду перечислять количество великих писателей, философов, художников, которые достаточно серьёзно, достаточно радикально меняли свои убеждения. Я действительно верил в Запад.

— Нет, ну вот что произошло? Что стало триггером? Я последний раз с тобой делал интервью, я посмотрел, это было 20 ровно лет назад. Ровно 20.

— Вот видишь. Да.

— Я работал в «Независимой газете», а ты был генеральным директором «Золотой маски».

— Да.

— И вполне себе ты вписывался, так сказать, в общий концепт московской богемы.

— Ты понимаешь, концепт московской богемы, если тебе интересно об этом поговорить, — он предполагает достаточно широкую палитру разнообразных людей.

— Предполагает?

— Да-да-да. Вот концептуально, понимаешь, например, есть какая-нибудь идея того, что нужно разрешить однополые браки. И когда эту идею начинают критиковать, то люди, которые защищают идею, говорят: «Да нет, мы не против. Посмотрите, у нас же есть прекрасные семьи гетеросексуальные, мы просто за равноправие».

— А ты против равноправия?

— Я — конечно. Я против равноправия. Я за иерархию, я мракобес в этом отношении категорический.

— Господи. Как тебя носит московская земля?

— Прости.

— Уезжай обратно в Дагестан. Кизилюрт.

— Дагестан, Кизилюрт. Как я скучаю по этому месту.

— Делай там театр. Ну а что? Иди возвращайся домой.

— Как я хочу привезти Кизилюрт сюда, к вам, дорогие москвичи. 

— Господи. Вот Эдуард Бояков, который хочет сделать из Москвы Кизилюрт.

— Да.

— Как тебе не стыдно?

— Почему? Это прекрасное место.

— Да Москва тоже прекрасное место.

— Я не против. Я, конечно, шучу, когда говорю про Кизилюрт. Тем не менее и в Дагестане есть православные храмы. В Дагестане есть невероятный опыт мультикультурализма тогда, когда этого слова не было и в помине, когда я учился в школе. Я учился в школе…

— Ты учился в школе. Это какой был год? Какие были годы? Ты какого года рождения, я забыл?

— Я 1964-го. 35 человек в классе. Я не говорю про невероятный уровень преподавания. Учителя английского, литературы были вот такие. Из этих 35 человек больше всего русских: нас было пять или шесть. Там четыре аварца, четыре кумыка, три даргинца, лезгины, табасаранцы, осетины и так далее, и так далее, и так далее.

Мы умели жить в невероятно красивом, богатом, не хочется повторять слово «мультикультурализм», что-нибудь давай придумаем другое, там типа…

— То есть было нормально?

— Типа симфоническим. Это было прекрасное время. Я благодарен, я в прошлом году привёз свою жену и детей маленьких в Дагестан. Мы жили в доме моей одноклассницы, которая мать олимпийского чемпиона по дзюдо.

— Какого?

— Мансура Исаева. И мои дети, моя жена, которая из Сибири, которые никогда не были в Дагестане, моментально, с первых буквально дней были просто поражены.

— Ну Дагестан вообще хороший. Мне тоже очень нравится.

— Да-да. Количество любви, приязни, деликатности, которые проявляют эти люди, и иерархия, иерархия, иерархия.

— А что такое иерархия? И чем она хороша, скажи мне.

— Иерархия — это что-то, что противостоит либеральному такому полю, которое мой любимый американский философ называет «торжество поверхности». То есть ризома, грибница, современная культура, современная информационная среда развивается как грибница, то есть она как бы окутывает, она делает поверхность ну типа такой полиэтиленовой плёнкой, которая закрывает всё живое, и не даёт проявляться глубине или вертикали. Вот что такое.

  • © Антонимы / youtube.com

— Это очень сложное понимание не только для зрителей, но и тем более для такого тупого человека, как я.

— Да перестань. Хорошо. Тогда проще. Иерархия…

— То есть тебе нравится, что у тебя есть начальник и подчинённые?

— Конечно.

— Почему?

— Иерархия — это когда…

— Почему ты хочешь быть начальником или подчинённым?

— Потому что я знаю, что в мире именно так всё устроено: через начальство и через подчинение. Я знаю, что у любого человека должно быть огромное уважение к родителям. Я знаю, что у любого здорового человека должно быть огромное уважение к дедушкам и к бабушкам.

— Зачем?

— А без этого разрушается. Без этого человек становится одиноким, больным, фрустрированным, чтобы не сказать задроченным. 

— А тебе не кажется, что уважение — это неправильное понятие и ты подменяешь им понятие любви?

— И уважение, и любовь — это близкие вещи. Я думаю, что одного без другого не может быть. Конечно, это разные вещи, но уважать и любить мы должны.

— А чем тебе, стесняюсь спросить, в контексте твоего иерархического представления о мире, мешают гей-браки?

— Гей-браки?

— Да.

— Ну, господи, я приводил пример. Да не особо мешают, но…

— Слава богу, Эдуарду не особо мешают гей-браки.

— Не особо мешают, потому что их в ближайшее время в России не предвидится.

— Это мы ещё посмотрим.

— Ох. Придется эмигрировать, боюсь.

— Куда? Куда, Эдуард? В Гану?

— В Индию, например, или да.

— В Индии точно гей-браки будут раньше, чем в России.

— Я боюсь вот этого, что в моей любимой Индии тоже это наступит. На самом деле не будет у нас этого.

— Нет?

— Нет, не будет.

— Почему?

— Потому что президент, которого мы с тобой одинаково уважаем, очень чётко и ясно сказал: «Семья — это мальчик и девочка, которые принимают решение…»

Также по теме

Путин рассказал об отношении к нетрадиционным бракам

Президент России Владимир Путин во время форума «Россия зовёт!» рассказал о своём отношении к нетрадиционным бракам.

— А гражданские партнёрства тебе мешают?

— Нет, конечно. Абсолютно.

— То есть если мальчик с мальчиком, its OK?

— Это их дело. Вот это вот их дело.

— Я тогда всё-таки не понял. Тебя просто слово «брак», что ли, мучает?

— Конечно.

— То есть если брак будет называться гражданским партнёрством…

— Потому что брак — это семья. Семья — это ячейка, это рождение человека другого.

— То есть просто тебя слово мучает.

— Не просто слово. Меня не слово мучает. Меня не мучает, у меня вызывает возражение идея того, что семьёй могут назвать вот такие институты, которые на самом деле к семье не имеют отношения ни в историческом, ни в биологическом, ни в каком, хотя гомосексуальные проявления, как известно, есть у разных…

— То есть тебе просто слово «семья» нравится, что семья — это мальчик и девочка?

— Семья — это…

— Мужчина важнее, чем женщина, в семье?

— Нет, конечно. Нет.

— А в иерархии?

— Есть разные иерархии, и в какой-то иерархии мужчина сильнее, в какой-то слабее.

— В семье. Мужчина важнее, чем женщина?

— В семье «да прилепится жена к мужу»… В семье — нет. Всё равно не могу сказать, что важнее. Есть вещи, есть темы, за которые отвечает мужчина. Есть темы, за которые отвечает женщина.

— Ну вот «да прилепится жена к мужу» — значит, это какая-то прилипала. Да?

— То, что религиозные доктрины создавались в отличное от сегодняшнее время, — это безусловно. Но это не значит, что вот эта иерархия, например, просто касающаяся того, что мужчина сильнее…

— То есть в этом смысле религиозные доктрины не очень правы?

— Они видоизменяются. Они видоизменялись всегда. Разница между православием XVIII века и православием XVI века невероятная, Антон.

— А почему тогда ты считаешь, например, что в религиозных доктринах…

— Так же, например, как разница между православной архитектурой XII века или XVII века.

— Да-да, понятно. А почему тогда религиозные доктрины не изменить и не ввести, например, гей-браки? Меняли же доктрины много раз.

— Я — смиренный член паствы.

— Как скажут, так и сделаешь.

— Да-да-да.

— То есть как тебе скажет начальство…

— Ну, во всяком случае да. Если начнётся…

— Господи. То есть ты за веру свою на крест не взойдёшь?

— Конечно, взойду.

— То есть начальство тебе там руководит.

— Начальство, моё начальство, я не знаю…

— Моё — Маргарита Симоновна Симоньян.

— Ну прекрасно. Я её, кстати, правда уважаю. Без дураков всяких. Но моё начальство никогда не предаст Христа, я это знаю.

Также по теме

Худрук МХАТа имени Горького поздравил RT с 15-летием

Художественный руководитель Московского Художественного академического театра им. М. Горького Эдуард Бояков поздравил телеканал RT с…

— Да. Так я же тебе говорю, ты же сам сказал, что Христос в XVI веке и Христос в XVIII — это два разных представления.

— Это касается очень тонкой стилистической, идеологической… Существует развитие, существует даже то, что можно называть прогрессом, для консерваторов ненавистное слово. Но основы — они вечные.

— Как ты стал таким набожным человеком, расскажи, пожалуйста. Что с тобой случилось?

— В 2006 году я пережил сильнейший кризис.

— Какой?

— Ну такой экзистенциальный. Знаешь, когда…

— Депрессия, что ли, у тебя?

— Нечеловеческая. Да. Самая сильная в жизни. У меня не раз они были, но это был, наверное, самый тяжёлый кризис. Я неделями не выходил из дома. Неделями не мог ни с кем видеться вообще. Ну, просто ползал на четвереньках, прости за подробности. Это было связано с тем, что мой брат был убит. Брат, которого я нашёл всего несколько месяцев назад.

— Вы не были знакомы до этого, да?

— Мы не были знакомы.

— А у тебя такая же история с дочерью ведь, да, с одной из дочерей?

— Я 15 лет не общался с отцом. Вообще. Ну то есть он бросил семью, ушёл из семьи, не будем говорить «бросил». Он развёлся с мамой тогда, когда я не мог его запомнить. Потом нас были какие-то отношения, ну мы там общались время от времени, очень редко, и последние 15 лет совсем не общались. Появился брат, нашёл меня случайно, я не буду говорить, это отдельная история часа на два. Как-то всё произошло совершенно…

— Старший или младший?

— Младший. Ему 33 года было тогда, а мне, соответственно, 42. И он нашёл меня и через меня… Он воспитывался в семье, где удивительная какая-то история. Есть семьи русские, где ненавидят мужиков, которые бросили женщин. Есть семьи, где любят. Вот он не принадлежит ни к первой, ни ко второй категории семьи. Он воспитывался в семье, где удалось, в которой бабушке и матери удалось стереть вообще упоминание об отце, и 33-летний человек вырос с пониманием, что отца вообще нет. И всё. Точка. И в 33 года благодаря мне он просто узнаёт, что у него есть отец.

  • © Антонимы / youtube.com

Он меня вот, правда, он меня вот трогал, дотрагивался до меня, с тем чтобы… «Расскажи, какой он». А я не мог рассказать, потому что я 15 лет его не видел. Я его отправил к отцу, он встретился с отцом, они очень сблизились, потому что отец… я думаю, что он переживал и по поводу того, что у нас с ним ничего не было. Отец умер несколько месяцев назад. Об этом мне немножко легче, наверное, рассказывать, потому что я не знаю, как бы я себя чувствовал, если бы ты спросил у меня про отца год назад, когда он был жив, но тем не менее это всё правда. И его сын, мой брат, приехал из Красноярска с вещами, с чемоданами. В этот момент отец делал вино, собирал виноград.

— В Дагестане?

— Знаешь, где он живёт? В Кринице.

— Это какой-то Краснодарский край, что ли?

— Нет, ну вот этот скандал, который раскручивал Навальный, дворец.

— Геленджик.

— Да-да-да, под Геленджиком. Вот этот дворец стоит аккурат в станице Криница. Я думаю, что ты понимаешь, что такие дачи, кому бы они ни принадлежали…

— Я просто не смотрел Навального, поэтому я…

— Я тоже не смотрел, но я знаю, что это в Кринице, потому что это невероятно красиво, невероятно такое волшебное место.

— Владельцы дворца тоже так думают.

— Да-да. Я к этому и веду всё. Та вот сын приезжает к отцу, кладёт чемоданы, они радуются, что он наконец-то уже с концами приехал, не первый раз к отцу приехал, и он уезжает в Абхазию навестить могилу бабушки и дедушки, и его там убивают при абсолютно непонятных обстоятельствах — и всё. Отец, который находит сына, грузит гроб в самолёт и везёт его в Красноярск, к матери, которую он тоже никогда не видел после рождения Олега. Это история, которая была полна абсолютно не только такими тяжёлыми для каждого человека переживаниями, но и совершенно фантастическими, не хочу говорить слово «чудесными»… Я был несколько месяцев в поле, когда чувствуешь, слышишь.

Ты сходишь с ума, но, как описывают в общем-то многие, тот же Карл Густав Юнг, обожаемый мною, все твои парапсихологические, какие-то тонкие способности — они достигают передела. У меня сейчас и близко нет той интуиции, которая была тогда. Я мог с точностью сказать, кто сейчас позвонит. Идёт звонок, и я понимал, что я знаю, кто звонит, без определителя, ну и так далее. Происходили чудеса вокруг меня. У меня ехала крыша.

И в этой депрессии, в понимании, когда я увидел эту судьбу отца, когда я первый раз, первый и единственный раз видел слёзы у него, потом мы очень сблизились. Он невероятно сильный человек, невероятно красивый, невероятно талантливый. И, наблюдая за отцом, я понял, что моя жизнь — это действительно повторение всего сценария. Как так могло быть?

— Его сценария?

— Да, абсолютно. 15 лет. 15 лет я его не видел.

— А что? Почему он вас всех бросил?

— Гордыня. Гордыня. Он обиделся на маму, которая что-то там сказала своё. Знаешь, вот эти вот дагестанские…

— А он дагестанец?

— Нет, он русский.

— Но выросший в Дагестане?

— И мама, и папа русские дагестанцы. У меня нет ни капельки…

— Дагестанцы — в смысле русские, живущие в Дагестане?

— Да-да. Которые родились в Дагестане. Поэтому…

— То есть ты казак?

— Я казак, да, у меня огромные проблемы были в первое время с самоидентификацией, когда ко мне приезжали…

— Я всегда считал, что ты какой-то как раз северокавказец.

— Нет-нет-нет, я русский. Казачья кровь, бабушка казачка.

— Ну как ты в поповщину свою ушёл всё-таки? Я понял, была депрессия. Может, надо было антидепрессанты попить?

— Нет, меня уговаривали, да.

— То есть ты отказался от доказательной науки?

— Да-да.

— Господи, да что же такое.

— И я начал просто слушать себя дальше и почувствовал, что вот она — правда. Это всё очень близко. И потихоньку, потихоньку я не воцерковился в 2006 году, я просто вернулся к жизни через первую молитву в жизни, через первое обращение.

— Это какая-то твоя была самостоятельная молитва, ты её сам придумал или это был какой-нибудь «Отче наш»?

— Нет. Это была каноническая молитва.

— Какая?

— Каноническая молитва и канонический…

— Какая?

— «Отче наш» и молитва Иоанну Крестителю, который с тех пор стал моим заступником, и я его чувствую.

— Ты его как-то сам выбрал?

— Нет. Он меня выбрал.

— Он тебя выбрал? А как он тебя выбрал? Расскажи.

— Ну…

— Ну расскажи, колись.

— Я об этом промолчу.

— Ну как? Он тебе позвонил по сотовой связи?

— Да. Вот по той, по вот этому небесному Wi-Fi связался со мной.

— АТС-1. А как ты воцерковился? В каком году это произошло?

— Это произошло после Донбасса.

— Чем, прости, пожалуйста, на тебя Донбасс так повлиял?

— Я шёл к церкви сознательно, долго, понятно. Я уже венчался, то есть я называл себя христианином.

— И ты был крещён, да?

— Да. Я был крещён в детстве, последние 15 лет точно я всегда говорил, что я христианин. Другое дело, что я не знал, что называть себя христианином и быть христианином — это разные вещи, потому что невозможно быть христианином, если ты не причащаешься. Вот пост и молитва, как поёт Борис Гребенщиков, являются обязательными, но недостаточными условиями для того, чтобы ты стал христианином. Надо ещё соблюдать третий закон, то есть это таинство. И когда ты…

 Так что произошло в Донбассе такого или у тебя в Донбассе, что ты так?

— Я приехал к Захару вместе с Настей Михайловской, которая занималась благотворительностью, помогала, собирала деньги для детей. Звонил Лизе Глинке как раз, мы договаривались встретиться.

— Это в каком году было?

— Это было в начале 2015-го. В начале 2015-го, когда всё было, ну ещё дымилось, кое-что ещё дымилось. Конечно, какие-то районы Донецка просто невероятно тогда выглядели. Сейчас всё либо закрыто, либо почищено, а тогда ты сидишь в центре города, вот в этом януковичевском отеле.

 Да. В «Рамаде».

— Да-да. Пятизвёздочном. Тебе приносят капучино.

 Он Рината Ахметова на самом деле.

— Да-да-да. Тебе приносят этот капучино.

 RamadaPlaza. Там лучший маникюр в Донецке.

— Вообще вышколенные, всё хорошо. И ты приходишь, ты пьёшь этот капучино, потом садишься на машину и через 15 минут оказываешься… То есть это район, это ближе, чем от центра до «Электрозаводской».

Ты оказываешься в аду, то есть ты видишь, как на картинках выбитые, разрушенные наполовину пятиэтажки, девятиэтажки. Ты видишь десятки, если не сотни домов одновременно — то есть у тебя просто в кругозоре, — где нет ни одного окна. Я утром после этого шока, это было 8 марта, это было воскресенье…

— 2015 года.

— Да, 2015 года. Я думаю, что я не ошибаюсь. В общем, это было воскресенье. Кажется, это было 8 марта, надо будет проверить. Я вышел из гостиницы и попал в храм. Я, конечно, очень много заходил в храмы, но то, что я там увидел, для меня, для впечатлительного человека, было шоком. На двери храма бумажечка: «Вход с оружием запрещён».

— А там везде так, там и в «Рамаде» так было написано.

— Ну в храме, понимаешь? В «Рамаде»-то ладно, в храме! Соответственно, внутри храма люди, которые причащаются, стоят в очереди. Я вошёл в конце службы, то есть перед началом причастия, когда заканчивается литургия. Я театральный человек. Я не низкого мнения о себе как о профессионале. Я чувствую людей, я чувствую мизансцену, я чувствую энергию, понимаешь. Я чувствую пространство, я знаю, что у меня есть этот дар. То, что я там увидел, очень дорогого стоит. Я увидел людей, которые невероятно и очень красиво друг с другом были в отношениях. Наверное, так в Ленинграде люди…

— Тебе стало легче от того, что ты воцерковился?

— Я понял, что я должен быть с ними — и всё.

— Да?

— Да. И всё.

— Вот в Донбассе?

— Да. И я приехал домой, и первый и последний раз мне жена сказала: «Ты стал другим человеком». Она произнесла эту фразу.

— А что тебя вообще понесло в этот Донбасс?

— Солидарность, любовь к русской земле, к русской культуре, к русскому языку.

— Ну ладно. Я не понимаю, что такое любовь к русскому языку, я поехал жить в Ramada Plaza в Донецке.

— Да. Ну любовь к русскому языку — это когда (почему я уверенно говорю, что я никогда не был либералом), когда в начале 2000-х, я каждый год проводил месяц или полтора в Крыму, в самом начале 2000-х. Опять же я театральный человек, я филолог, я наблюдаю за людьми, я словечки люблю читать, я такой в этом отношении: у меня скромные какие-то способности, но они есть.

И когда ты едешь по городу, например, по Севастополю, по городу, в котором никто никогда не говорил на украинском языке, и ты видишь (а тогда ещё реклама сигарет был разрешена) эти огромные американские рекламные имиджи, слоган на английском, чуть меньше (это важно) — слоган на украинском — и всё, и ты находишься в семиотическом, прости за это слово, в знаковом пространстве.

— Хотя бы помните, Эдуард, что семиотика — это наука о знаках.

— Я рад, что вы тоже это помните, как студент литинститута.

— Это да. Я тоже в некотором смысле филолог.

— Я об этом не забывал. Не знаю, как ты. И ты понимаешь, что человека программируют. Я это в Грузии сейчас увидел, например. Ты точно понимаешь, что через 20 лет здесь не будут говорить на русском действительно. Ну, может, через 30.

— А может, и к лучшему было бы?

— Да иди ты.

— Нет?

— Да как?

— Почему?

— Когда я говорю про иерархию, когда я говорю про семью, я не закрываю, понимаешь, семью. Семьёй не заканчивается всё, семьёй только начинается. Вот после семьи, после вот этой ячейки, есть следующее. Знаешь, что такое холон? Это такой феномен, который включает в себя несколько частей, а в свою очередь, он является частью чего-то большего. То есть мы холоны. У нас есть печень, это наша часть, сердце, ещё что-то, лёгкие, но есть что-то, что больше нас. Есть семья, но семья — это часть, это часть следующей, это закон, биологический закон, как угодно, закон животных. Человек — это млекопитающее. Он не только млекопитающее, но он и млекопитающее. И в этом отношении язык — это невероятное единство и невероятно красивое общество.

  • © Антонимы / youtube.com

— Ну если ты вот говоришь, что ты ехал по Севастополю, а там были эти плакаты англо-украинские и ты понял, что реклама сигарет Camel — она уничтожит русский язык великий…

— В Донецке, когда там ещё не меняли указатели… Указатели на дороге — они же международного стандарта, они синие, и белыми буквами написано. Я не помню эти слова, представь, улица Шарикоподшипниковская и написано на украинском «Шарикоподшипниковска» и на английском через s, h, a, и вот это слово они воспроизводят в английском спеллинге.

— И что? У нас тоже сейчас так в метро.

— Да нет. Ну нет, в метро русские буквы побольше.

Tekstilschiki. Побольше, да?

— Конечно.  

— А там по-английски побольше?

— Конечно.

— Ну бедный, конечно, несчастный русский Крым. Стал бы украинским от того, что там сигареты Marlboro.

— Ну перестань. Ты сейчас просто…

— Я, конечно, тебя троллю, но я…

— Ты сам так не считаешь. У тебя просто передача называется «Антонимы», и ты должен придумывать конфликт.

— Нет, я действительно сам так не считаю, но я просто никогда не считал, что Крым может стать украиноязычным. Он им за 50 лет не стал. Почему он должен был превратиться?

— Стал бы. Как — за 50 лет не стал?

— Не стал. Украиноязычным?

— Да.

— Никто там не говорил по-украински.

— Подожди.

— И не умел читать.

— Когда в 1990 году, ну в начале 1990, возникло самостоятельное государство, там достаточно долго была реальная автономия. Ты же помнишь это. И они были русская автономия в составе…

— Да они и остались. Если бы они не были русской автономией, они не вошли бы в состав России.

— Нет. Их начали…Конечно, конечно. Но это была операция…

— «Ы».

— В которой участвовали не только крымчане.

— Операция «Ы», операция «Крым». Скажи, пожалуйста, вот ты превратился в художественного руководителя Московского художественного академического театра. До тебя худруком была Татьяна Васильевна Доронина. Превратился в такого ретроградного деятеля культуры.

— Ещё раз повторяю: не превращался.

— Всегда был, хочешь сказать? Ну театр «Практика» и МХАТ — это разные вещи.

— Как? Театр «Практика», ты, видимо, редко там был.

— Я вообще никуда не хожу.

— Первый спектакль мой в театре «Практика» и вообще — «Папа, я давно хочу тебе сказать», это суперантиевропейский спектакль, понимаешь?

— О господи.

— Супер. Написанный молдавской девушкой. Это 2005-й…

— Хорошо. А что тебя так мучает, раздражает в Европе? Скажи, пожалуйста.

— Отсутствие иерархии, отсутствие уважения к истории.

— То есть ты считаешь, что в Европе нет уважения к истории?

— Нет. Конечно.

— То есть у тебя вот, у дагестанца, она есть?

— Конечно.

— А у итальянцев с Микеланджело и Леонардо её нет?

— У итальянцев её побольше, чем у…

— Бельгийцев.

— Скандинавов. Нет, у индийцев там…

— Бельгийцев.

— А, бельгийцев. Всё непросто. На самом деле когда мы говорим про Европу, то надо понимать, насколько европейские политики отличаются от реальных людей, в частности итальянские политики, которые воюют с итальянскими консерваторами, очень сильно отличаются от того невероятно консервативного религиозного общества. В Италии воцерковленных людей раза в два больше как минимум, чем в России.

— Да в России их вообще мало.

— Да. К сожалению, да.

— А в Италии как раз очень много. Я поэтому и говорю: с чего это ты вдруг решил…

— Понятно, потому что в России не взрывали храмы.

— С чего это ты вдруг решил, что Европа такая неиерархичная, такая не любит свою культуру?

— Ну потому что они разрушают свою культуру.

— Эдуард, ну что это за глупости?

— Они беснуются. Ну как? Ну что за глупости? Опять ты заставляешь меня говорить эти, я не знаю, мемы анти…

— Ну так действительно это у тебя…

— Но это же правда.

— Нет. А с чего это правда?

— Фильм Ханеке — это не про разрушение культуры и семьи?

— Человек может снимать какие угодно фильмы.

— Нет. Это доминирующая идея. Я его, кстати, очень люблю. Или фильмы Триера, или даже фильмы глубоко мне ненавистного — антипатия, даже не антипатия, к кому у меня такой вот страх — это Гаспар Ноэ. Смотрел последнее его — «Экстаз» (Climax). Смотрел картинку, где первый кадр, люди одним кадром шесть или семь минут, невероятный танец, а потом начинается вечеринка, и там кто-то добавил ЛСД в сангрию. Это страшно, это ужасно, и это правда. Легализация наркотиков — это катастрофа.

— Господи.

— Это просто запредельные вещи.

— Что у тебя в голове? Ну что это за бред? Легализация наркотиков, отсутствие иерархии.

— Да. Неуважение к семье.

— Ты говоришь, как какая-то полуграмотная попадья из Северодвинска.

— Ты знаешь, ты можешь считать как угодно, но я считаю…

— То есть вот в России…

— Извини, пожалуйста, позволь закончить. Я считаю, вот эти идеи, которые для тебя имеют отношение к полуграмотной попадье, мне кажется, они просто — это самое крутое, самое яркое и самое завтрашнее, что вообще может быть. Это я говорю, прости меня, как человек, который отслеживал какие-то тренды и чувствовал. Потому что я, создавая «Золотую маску», создавал то, что будет популярно завтра. Её не было. Я творил эту реальность, я знаю себе цену. Создавая театр «Практика», я делал то, что будет…

— Какой ты нескромный. Где твоё смирение? «Я знаю себе цену». Кто тебе назначил цену?

— Я реалист просто, и всё. Кирилл Семёнович Серебренников мне говорил: «Ну конечно, ты же первый всё начал. Создавая «Гоголь-центр», конечно, идём за тобой».

— То есть Кирилл Семёнович за тобой шёл, ты считаешь?

— Он говорил, он так считал. Это совершенно точно. Он, конечно, сейчас так не скажет.

— Не скажет?

— Не знаю. Нет. Думаю, нет. Нет, он может так сказать, но при этом добавить, что Бояков сошел с ума или продался кровавому режиму. Это неважно.

— Нет, не кровавому режиму, ты реально северодвинской попадье продался.

— Нет. Это смешно.

— Это кровавый режим сейчас над тобой смеётся.

— Это смешно. Конечно, нет. То, что из себя представляет философия, да, и практика традиционализма, которые мне очень дороги, — это интеллектуальные сливки. Это касается и Юлиуса Эвола, и Рене Генона, первую книгу которого мне подарил Олег Кулик, представляешь, кстати?

— Человек-собака.

— Да. Это был какой-то тоже год…

— Вот он хотел, чтобы ты сошёл с ума, — и ты сошел с ума.

— Прекрасно. Посмотри, как я сошёл с ума.

— Точно так же, как Олег Кулик.

— Кто?

— Точно также, как Олег Кулик. Он сошёл с ума, и ты сошёл с ума.

— Я не знаю, читает ли сейчас Олег Кулик Рене Генона, но то, что это крупнейший мыслитель, — это да, то, что среди священников есть невероятно продвинутые, прости за это слово, умные, глубокие, образованные и трезвые в самом…

— И чудовищно лицемерные.

— В самом прекрасном смысле этого слова люди — это совершенно факт.

— Ну и что?

— Достаточно вспомнить одного Георгия Ореханова, который в прошлом году ушёл из жизни, который издал невероятно важную книгу, написал «Пророк без чести» про Льва Толстого. Это вообще один из важнейших таких трудов.

А то, что мы, консерваторы, почти никогда не были в фаворе, — это факты, поэтому то, что ты сейчас говоришь про вот этих либералов, вспоминая Ксению Ларину, — это обычная ситуация. Ну давай поговорим. Может, это не формат передачи, но мы можем сейчас, я могу рассказать, минут 20 рассказывать, как Победоносцев тот самый, которого клеймили, которого ненавидели за то, что он отлучил Толстого от церкви…

— Но он не мог отлучить Толстого от церкви, он не был иерархом церкви. Толстого от церкви…

— Он был руководителем, да. Руководителем государственного образования, которое после, слава богу, это всё закончилось с возвращением патриаршества, но главное, что он не хотел этого. Он не хотел, он был глубочайшим, настоящим демократом, если уж пользоваться этим словом. Нам не привыкать. Вот и всё.

— Да?

— Да.

— Не мучаешься?

— Я никогда так хорошо не спал и никогда так не радовался.

— Ну врёшь.

— Антон, клянусь тебе, клянусь. Сегодня понедельник, вчера я провёл чуть больше времени с детьми, чем обычно, и вчера в гости приходил Антон Адасинский, с которым мы сильно расходимся во взглядах, ну так же, как и с моими многими другими друзьями. С тем же Захаром Прилепиным спорим иногда так, до слюны, и он обзывает меня белогвардейцем, а я его, соответственно…

— Коммунякой?

— Да-да-да. Но это время, эти наблюдения за детьми, эти отношения с женой, эти звонки маме, эти воспоминания о дедушке и бабушке, которые меня…

— Ты считаешь, что у либералов нет, что ли, звонков маме?

— Конечно. Их мало.

— Семьи нет?

— Они заморочены. Они разговаривают. Я сейчас не про русских. Наши перекуются, мы их возвратим в нормальную эту… 

— Готовьтесь, братья Дзядко, готовьтесь, Ксения Ларина, Ирина Петровская. Вас Эдуард Бояков перекуёт.

— Не перекуёт. Мы их примем с любовью, конечно, и мы готовы это сделать.

— Господи. Вот ты тоже издеваешься. Никого ты не перекуёшь.

— Да иди ты вообще. Куда я издеваюсь? Я искренне говорю то, что для тебя это кажется каким-то…

— Канал «Закулиска». Вот я сейчас написал, что ты едешь…

— О господи.

— Канал «Закулиска», я честно, не знаю, кто ведёт канал «Закулиска», но это главный Telegram-канал про театр.

— Далеко уже не главный.

— Ну а кто главный?

— Ну, кажется, они — нет. Я вот не читаю. Мне мои пиарщики говорят, что они уже сошли с ума.

— Господи, я ничего не читаю, но знаю, а они говорят, что ты сошёл с ума, и пишут, что… Это же устойчивое мнение в городе, что вот слушают тебя про либерализм уже много нет, а театра так и не случилось.

— Ну надо спросить…

— Ну так любой скажет, знаешь. Надо спросить у моих зрителей вот эту всю глупость.

— Нет. У них надо спросить. Ну что они видели? Не у моих зрителей. Да, ты уже сказал, что я нескромен в самооценках, но это так, я знаю себе цену. Это спокойно, и это не исключает моих разборок с самим собой и огромного количества дерьма, которое есть в моей голове, и в моей душе, и в моём сердце, это так. Но что касается профессионального поля, знаешь, здесь я действительно белый, пушистый, компетентный…

— Нет, не знаю.

— Состоятельный.

— Ну вот есть в городе Москве…

— И все знают. Даже эти «Закулиски» это тоже знают, потому что это так.

— Есть в городе Москве режиссёры, на которых все ходят, не могут достать билеты. Константин Богомолов тоже сейчас борется с либерализмом, Кирилл Семёнович Серебренников какой-нибудь. Хрен купишь билеты в МХТ имени Чехова, прости Господи.

— Ты так думаешь? И ты думаешь, что на Богомолова хорошо продаются билеты?

— Думаю, да.

— Ты ошибаешься.

— Вот сейчас прямо за пять минут, говорят, Тинькофф продавал билеты с какой-то скидкой 5% — смели.

— Мы сделали спектакль «Лавр» по Водолазкину. Мы в апреле поставили четыре подряд спектакля. В апреле.

— Аншлаг?

— Нет, за несколько дней. То есть давным-давно. В начале марта всё было сметено моментально. Нет ни одного билета. То есть мы построили… Сегодня главный театр в Москве, конечно, МХАТ имени Горького.

— Ну Эдуард, ну глупости.

— Это очевидно.

— Ну это шизофрения. Ты сейчас троллишь.

— Нет-нет.

— Ну нет, конечно.

— Это констатация.

— Констатация чего? Это сумасшествие.

— Это констатация.

— Тебя Господь сейчас покарает. Сейчас прямо так молнией в тебя.

— Нет-нет-нет. А что ты думаешь? Ты думаешь, что «Гоголь-центр», театр, который создавал очень талантливый человек, я с огромным уважением отношусь к профессиональным компетенциям…

— Кирилла Семёновича?

— Да. Конечно. Безусловно, да.

— Но?..

— Но это театр, который ничего не сказал по-настоящему большого, серьёзного.

— Ну ты понимаешь, как смешно ты сейчас выглядишь?

— Нет.

— Ты ещё и не понимаешь этого.

— Я не думаю об этом. Я могу выглядеть смешно в твоих глазах, но театр «Практика», который я создал, открыл драматургов Дурненкова, я назову сейчас, конечно, не всех, но назову драматургов, пьесы которых…

— Первый раз пьесы которых пошли на сцене.

— Да-да-да, на сцене в России. Михаил Дурненков. Слава Дурненков, Юрий Клавдиев, Игорь Симонов, Ольга Погодина-Кузьмина, Иван Вырыпаев ну и так далее.

— Ох, Иван Вырыпаев сейчас тебя проклянёт.

— Нет. Ну это факты, понимаешь, и в этом отношении…

— Я с тобой не про театр «Практика».

— Если легкоатлет говорит: «Я чемпион мира, то есть не просто чемпион мира, я мировой рекордсмен» или: «В мире есть кто-то лучше, но я хороший профессионал», это совершенно нормально. Есть люди, режиссёры, рядом с которыми я себя, ого-го, никогда не поставлю.

— Например?

— Додин.

— Так. Лев Абрамович.

— Гинкас.

— Кто?

Гинкас. Гинкас.

— Кама Миронович.

— Да-да. Безусловно.

— Ещё кто? А кто-нибудь твои ровесники есть, с которыми ты рядом себя не поставишь?

— Ну, Клима я очень люблю, ценю, но это уже эзотерика такая, но я действительно его считаю значительно более состоятельным, но при этом он не строит театр.

— Как тебе Богомолов?

— Как правило, предсказуемо, скучно и бессодержательно, но иногда у него что-то случается. И вот задолго до «Манифеста», широко обсуждаемого, он поставил в БДТ у Могучего спектакль «Слава». Знаешь, что такое «Слава»? Это поэма в стихах 1931 года или 1932-го. Вообще то, с чего начался соцреализм, как считают, в театре. Это была пьеса, которая шла во всех домах культуры. То есть это был такой абсолютный рекордсмен. Ну такой просталинский. И вот здесь случилось чудо, я думаю, что такое в искусстве случается, когда результат оказывается неожиданным, не то, что ты планируешь. Богомолов стебался над этим сталинизмом.

  • © Антонимы / youtube.com

— И сам стал сталинистом.

— А народные артистки и заслуженные артисты и артистки Большого драматического театра на Фонтанке, те артистки ещё, пожилые, выходили и читали абсолютно со слезами, с невероятной культурой, с невероятной точностью, с невероятной дикцией читали текст стихотворный, не самый великий, но неплохой, о том, как мать теряет сына, которого убили фашисты, например, и, понимаешь, в этот момент они были настолько убедительными. И Богомолов правильно их подсветил, правильно сделал видео, правильно это всё оформил, что я ему искреннее сказал, что это блестяще. И у Серебренникова есть спектакли, которые мне нравятся, и есть спектакли, которые я считаю пустыми, а есть — отвратительными.

— Например?

— Ну вот «Ученик», вот этот «Мученик», то, на основе чего он сделал кино. Это какая-то прямо лажа откровенная.

— Почему? Потому что это против попов?

— Антиклерикальная. Да.

— Ну вот. То есть тебе всё, что против попов, кажется гадким.

— Не только против попов. Против русского языка, против русской культуры.

— То есть пьеса «Мученик», ты считаешь, против русского языка?

— Кстати, я бы не хотел это сказать, но она очевидно против русского языка, потому что там, знаешь, пьеса-то не такая плохая, как получился спектакль.

— Я просто не помню. Это братья Пресняковы?

— Майенбург.

— Майенбург.

— Это немецкий очень популярный автор.

— Это я знаю, да.

— Суперлиберальный, супер-супер.

«Откровенные полароидные снимки» — это же?..

— Это Равенхилл.

— Равенхилл. Господи, я уже всех забыл.

— Я сейчас буду напоминать тебе. Так вот. Майенбург написал неплохую пьесу про понятно какую Германию, лютеранскую, понимаешь.

— …святую православную Русь.

— Кирилл Семёнович взял схему Майенбурга, поменял ситуацию, сделал там какую-то Марию Ивановну. И в общем, это какая-то…

— Безобразие. Поклёп на святую Русь нашу.

— Да перестань, нет, конечно. Конечно, всё это — хорошо, что это есть, и это нужно обсуждать, в отличие от 90% московских театров, о которых вообще нельзя говорить, потому что говорить сегодня можно о нескольких театрах в Москве и о нескольких режиссёрах, кроме названных, конечно, можно и нужно говорить о том, что происходит в Театре Наций, потому что там появляются интересные вещи. К сожалению, немножечко там что-то опаздываю смотреть… Знаешь, проблема в чём? Когда мы ещё общались и дружили с Вырыпаевым, я что-то сказал про «Гоголь-центр», куда я, конечно, ходил, я много спектаклей видел. Вырыпаев говорит: «А Кирилл не видел ни одного моего спектакля».

— Твоего или Вырыпаевского?

— Нет. Вырыпаевского. И вот здесь у меня к тому моменту Вырыпаев уже всё поставил. Ну что делает его значительнейшей фигурой: он действительно важнейший драматург, один из важнейших нашего времени, и очень важный такой, ну не знаю, как сказать, деятель, да. Вот. Хотя театр он, который я создал, развалил.

— Театр «Практика».

— Да, конечно. Он развалил театр тем, что он начал ставить, то есть качество его собственных спектаклей, очевидно, не коррелировало с качеством того, что он делал как продюсер, и поэтому театр начал рассыпаться. И когда Вырыпаев уехал в Польшу и пришёл Брусникин, тогда Брусникин точно совершенно в «Практике» ничего не сделал, хотя он создал потрясающую, прекрасную, прекрасную, прекрасную…

— Мастерскую.

— Студию, мастерскую. До сих пор всё равно есть там, конечно, вот эти вот пацаны, особенно хорошие. Там целая линия актёров качественных. Так вот мы очень мало смотрим друг друга.

— А почему?

— И когда я так высокомерно говорю, я просто имею право, потому что я видел. Я видел спектакли Григоряна в Театре Наций.

— Не нравится тебе Григорян?

— Ну как? Григорян тоже первый режиссёр, первый, спектакль которого я поставил в государственном театре, это тоже спектакль, который я делал вместе с ним как режиссёр.

— Ну неважно. Был, был.

— Не говоря о художниках. Галя Солодовникова, Полина Бахтина.

— Григорян не нравится тебе?

— Те два спектакля, которые я видел в Театре Наций, совсем пустые.

— Говно?

— Да. Формальные. Не говно, не надо так говорить. Он талантливый человек, он визионер. У него есть визия, у него есть видение такое. Но содержание он не может сформулировать и ухватить.

— Как ты вообще решил стать режиссёром? Ты же не был режиссёром. С чего ты вдруг решил, что ты можешь стать режиссёром? Кто тебе дал такое право?

— Ты знаешь, я думаю, что ни Тарантино, ни Кирилл Семёнович Серебренников, не буду это список продолжать людей, у которых нет образования, особо не спрашивали ни у тебя, ни у меня.

— А я не про образование. Нет, я же не прошу разрешения, не требую спрашивать у меня разрешения.

— Я в «Практике», и здесь мои коллеги мне не дадут соврать, которые со мной работали, я имею в виду в административной зоне, я в «Практике» достаточно быстро, с первого сезона сумел выстроить такую модель, когда все понимали вокруг, что у меня есть право ставить спектакли, потому что мой второй спектакль — «Пьеса про деньги» — был одним из самых успешных по продаваемости вообще в истории театра «Практика». Он хорошо продавался, его любили зрители, все те профессионалы, которым я доверял. Ну, например, режиссёр Маликов. Я считаю, что…

— Дима Маликов?

— Нет, Руслан Маликов.

— Окей.

— Я считаю, что это мощнейший режиссёр, это талантливейший режиссёр. К сожалению, он сейчас не очень в форме, как мне кажется, но тогда он делал крутейшие спектакли. Вот до «Кеды». Спектакль «Кеды» — это был последний мой сезон, это один из последних спектаклей, которые я продюсировал. Режиссёр Маликов, ещё какие-то люди, Агеев покойный, мы были в очень серьёзном, в очень тесном контакте, и у них вообще не было вопросов, режиссёр я или нет. Они понимали, что, конечно, режиссёр. При этом, здесь очень важно, при этом я являюсь худруком. Любому человеку в театре давал понять, что главное в театре — это не мои спектакли. Вот упомянутый мною спектакль «Пьеса про деньги» и все спектакли, которые я ставил в театре «Практика», были не только дешевле, чем спектакли других режиссёров, которых я звал, даже репетиционное время — все знали, что я не получу больше репетиций. У Вырыпаева было намного больше репетиций. А репетиционное время в театре «Практика» — это…

— Может, надо было побольше репетиций?

— Нет. Всё. Хватало, хватало. 

— Скажи, пожалуйста, вот сейчас ты, являясь художественным руководителем МХАТа, ощутил, что в реальной жизни ты оказался со своим консерватизмом на периферии всего художественного процесса?

— Это если под художественным процессом подразумевать либеральную критику.

— Ну всё же либеральное. Любой театр — либеральный. Все артисты — либералы.

— Не все. Перестань.

— Ну кто? Пускепалис не либерал? Нет, либерал.

— Не либерал.

— Нет. А ещё кто? Вот все перечисленные тобой. Вот ты говоришь «хорошие мальчики в мастерской Брусникина». Ну все же либералы, все молодые артисты.

— Ну они ничего не делают, они ничего сделать не могут.

— Ну как — не сделают? Все ходят на их спектакли.

— Да ну, путь ходят. Ну мало ли на кого ходят. И во время Пушкина, знаешь…

— Ну ладно, не надо про Пушкина, пожалуйста. Я про тебя.

— Ну Серебряный век тогда. Можно?

— Хрен с ним. Все умерли.

— Как я тебе докажу, что иерархия, о которой ты говоришь… Ты сам отрицаешь, а сам говоришь, ты на последнем месте в иерархии. Как тебе доказать, что они бывают разные? Есть разные системы координат. Это как футы там, дюймы, километры или там Фаренгейт.

— И Цельсий.

— Или Цельсий. Есть разная система подсчёта, понимаешь? И в этом отношении…

— Ну вот чем твоя система подсчёта отличается от системы подсчёта, например, Кирилла Семёновича Серебренникова?

— Я думаю, что я принадлежу к театральной традиции, которая растёт из той самой…

— Великой русской культуры.

— К русскому языку и к русской культуре, о которой ты уже говоришь, которая мыслит, и это традиция Станиславского, ну я так сразу замечу, потому что…

— А Кирилл Семёнович из другой традиции?

— Да.

— Из какой?

— Я думаю, что это тонкое такое, это тонкий профессиональный разговор, но я думаю, что уже в 1920—1930-х годах, наверное, Мейерхольд был самым европейским режиссёром.

— То есть ты от Станиславского, а он — от Мейерхольда?

— Я думаю, что он от западной… К Мейерхольду далеко, не буду туда идти, но то, что театр и метод Серебренникова очень близок немецкому театру 1990-х и 2000-х годов, потому что там всё перевёрнуто.

— Ну он сам начал в это время. 

— Он вторичен, он вторичен.

— Кирилл Семёнович вторичен?

— Да-да-да. По отношению к вот этой европейском доктрине он, очевидно, вторичен.

— То есть Кирилл Семёнович такой, как это сказать, не апологет, а эпигон какого-нибудь Шаубюне, да?

— Ну это же неплохо. Нет, Шаубюне — великий театр.

— А он просто говно какое-то?

— Ну какого-то Штутгартского театра, Дюссельдорфского, я много видел их… Нет, ну и Шаубюне тоже. Фольксбюне лучше, чем Шаубюне, но это такой, это левацкий. Вот Фольксбюне — это как раз театр, который я уважаю, я люблю, я ценю, хотя…

— За что Серебренникова мучали столько? Уголовное дело из-за чего было?

— Откуда я знаю?

— Ну не знаю. Ты же наверняка всё знаешь.

— Что это за такая вводная? Конечно, я ничего не знаю. Я не знаю подробностей. Я понимаю, что, конечно, там была политическая составляющая. Это очевидно. Это политический процесс. Не говорить это — просто врать. Но также очевидно, я тебе как менеджер, как продюсер, как руководитель театра говорю, также очевидно, что деньги были обналичены. Понимаешь? Они обналичены.

Также по теме

«Разработал сложный механизм преступления»: режиссёра Серебренникова приговорили к трём годам условно

Мещанский городской суд вынес приговор по делу «Седьмой студии». Кирилл Серебренников, Юрий Итин и Алексей Малобродский признаны…

Я не утверждаю, что Серебренников купил квартиру на эти деньги, положил их в карман или ещё что-нибудь, оплачивал свои какие-то утехи. Деньги были обналичены, это совершенно точно. Серебренников не мог, конечно, об этом не знать. Это тоже совершенно точно. Билеты там и всякая вторичная документация не велась совсем, и всё, что было небольшого отчётного, было сожжено. Это факты, которые я знаю не из суда, а от ближайших Кирилловских людей, ближайших его просто соратников. Это я знаю. Всё.

— То есть это было политическое дело, которое просто экономическими какими-то такими уликами было сфабриковано?

— Ну я не знаю, сфабриковано или нет. Я честно…

— Ну то есть если бы не было политического заказа, то не было бы этих улик, правильно я понимаю?

— Не знаю. Может быть, и были бы, просто это был бы менее политический процесс. Но, наверное, не было бы, потому что, конечно, мы же помним, как и что там происходило с тем же, царствие ему небесное, Табаковым, когда там были какие-то…

— Когда всё было разрешено. И обналичивать, и списывать, и билеты продавать, и всё что угодно.

— Да. И тем не менее даже в то время у Табакова обнаружилась какая-то невероятная совершенно зона самовольства такого… 

— А вам это можно, как Табакову?

— Мы безупречны.

— Ну ладно? Вот главный же тезис по делу Кирилла был, заключался в том, что по-другому невозможно.

— Нет-нет. Давно уже, значительно раньше, чем… Естественно, и я этим всем занимался, и взятки мы давали, и обналичивали. Это даже разговора нет.

— Значит, я прошу Следственный комитет обратить внимание сейчас на Эдуарда.

— Обратите внимание, да-да.

— Это уголовник, хуже, чем губернатор Белозерцев и только что арестованный Шлегель или Шпигель. Шпигель. Шлегель пока на свободе.

— Все крутились, все жили в 1990-е, но достаточно, ты знаешь, задолго до, и вот с этим я точно не соглашусь, это меня, конечно, злило, когда вся либеральная рать кричала, что по-другому нельзя. Задолго до всех этих скандалов, всех этих дел стало понятно, что можно. Государство действительно очень сильно подкрутило, действительно за государственными контрактами начали следить. Это факт. В лужковские времена там такое творилось не только в театрах.

— Я не понимаю, что такое «лужковские», потому что твой-то академический театр, он же не в Департаменте культуры находится?

— Я говорю: в лужковские времена.

— Так я понимаю. Вы и не были никогда лужковским театром.

— Нет. Я говорю: лужковские времена. Это деньги когда обналичить…

— Так это лужковские времена — это было десть лет Путина.

— Да-да.

— То есть ты так и скажи: в путинские времена.

— Нет. Это окончание этой линии, которая идёт из 1990-х. И Путин, придя к власти, во всяком случае с 2005—2006 года, опять же я, как человек, который в деньгах что-то понимает, утверждаю, начал планомерно, серьёзно закручивать гайки в правильном направлении.

— Просто стало всё более белое?

— Конечно. Именно это я и хочу сказать.

— Нет, у меня есть вопросы по делу Кирилла Серебренникова, по поводу того, зачем столько наличили. Вопрос только один. Почему нельзя было пойти в Министерство культуры и сказать: «Ребят, а увеличьте нам, пожалуйста, на 42% весь бюджет»?

— А это Министерство культуры не решает. 

— Ну хорошо, там президент.

— Ты же знаешь, что это Сурков. Ты что, не знаешь?

— Пойти к Суркову?

— Ты этого не знаешь?

— Я вообще ничего не знаю.

— Это 200… сколько там? 60 млн или сколько?

— Я не знаю, сколько миллионов. Это всё Сурков?

— Да. Это выделил он, конечно.

— То есть Кирилл Серебренников сидел с Сурковым, и Сурков говорит: «Давай я тебе дам 200 млн».

— Угу.

— Тогда у меня дополнительный, ещё один вопрос.

— «Я оформлю постановление правительства».

— Это был указ президента. Почему нельзя было пойти к Суркову и сказать: «Слав, мне не хватает ещё 42%, чтобы налоги заплатить»?

— Я не знаю.

— Белые же деньги лучше, чем обналичка.

— Конечно, конечно.

— То есть вот это для меня была главная загадка, что нельзя просто было, я не знаю, дешевле сделать или…

— Не будем, не будем. Это какая-то достоевщина, если туда нырнуть. Откуда мы знаем все обстоятельства? Опять же, эти слова для меня не впроброс, а ты относишься к ним как впроброс, как к фигуре речи. Я сказал, я не знаю того, на что эти деньги шли. Может быть, они шли, я надеюсь, они шли на творческие программы.

  • © Антонимы / youtube.com

— А ты думаешь, на что они шли?

— Я не думаю. Я не знаю. Если я не знаю, я не думаю.

— Нет, ну ты же понимаешь, что спектакли были?

— Спектакли были, некоторые из них я видел, да.

— Ну то есть ты же не станешь утверждать, что их не было.

— Нет, конечно.

— Ну, соответственно, деньги, очевидно, шли на эти спектакли.

— Вопрос: сколько? Как? И как это оформлялось? Где оптимизация? Была она или нет?

— Хорошо. Вернёмся все-таки к поголовному либерализму. Вот тебе трудно, например, найти новых коллег: новых артистов, новых режиссёров и так далее? Есть люди, которые говорят: «Мы с тобой, мразь, общаться и работать не будем?»

— Абсолютно не буду скрывать, что да, конечно. Ну слово «мразь»…

— Кто тебе отказал?

— Андрей Родионов, например. Андрей Родионов, прекрасный поэт, которого я позвал на поэтический вечер. Вере Полозковой я даже не звонил.

— Вы же с ней друзья были.

— Ну не то слово, ещё какие, и очень близкие. Она чуть ли меня не за отца творческого держала.

— И что произошло?

— Ну вот этот скандал с Прилепиным.

— Я не знаю ничего. Я тебя искренне спрашиваю.

— Да бог с ним. Ну что вспоминать? В общем, что произошло, то произошло.

— А что произошло? Ну расскажи, я действительно не знаю.

— Ну она написала ужасный текст про Прилепина, про то, что хорошо было бы, если бы ему бы прострелили башку. Это похоже на то, что ты цитировал в своей начальной проповеди, но намного жёстче и талантливее литературно, всё-таки Полозкова…

— Ну Вера действительно выдающийся поэт.

— Да. И я не смог этого вынести.

— И что ты сделал?

— Публичный текст.

— Написал ей ответ?

— Да. Публичный.

— Где сказал, что она сошла с ума.

— Нет. Ну, можно и так сказать. Конечно, не эти слова, но о том, что это катастрофа. 

— Ну мы все друг друга обвиняем в том, что все сошли с ума.

— Да-да.

— И поэтому ты даже не стал звонить Верочке. А ты уверен, что, например, ты изменился, а она не изменилась?

— Я её невероятно высоко ценю по-прежнему как мастера слова, как поэта. Раньше она дарила мне книги, теперь я…

— Покупаешь в магазине.

— Куплю, конечно. Это никак моё отношение ни к Родионову, ни к Полозковой не изменит. Но у них был, понимаешь, куда я звал, теперь вопрос, кто наверху и кто самый актуальный театр. Да, это сегмент — поэтический театр, но он невероятно важный. Я не знаю, чувствуешь ты это, понимаешь ты это, как бывший студент поэтического семинара в литинституте, или нет, но я действительно считаю, что поэтический театр — это один из вообще главных таких моментов для всего театра, потому что поэтический театр, являясь, с одной стороны, с точки зрения рынка, маргинальным достаточно… Поэтический спектакль — что это такое?

— Ну в Политехе были полные залы.

— Да. Именно так. Да, на моих спектаклях в Политехе конная милиция была, как на Есенине, когда Политех закрывался. И поэтический театр даёт невероятные тренды и невероятно воспитывает актёра, то есть актёр, у которого есть правильная прививка, правильный опыт поэтического театра, играет Достоевского или Чехова уже намного круче, если так просто говорить. Так вот, я звал Родионова в такую компанию. Я звал Родионова в начале программы, а потом она случилась, и это была программа, где состоялись невероятной красоты, невероятной глубины и прелести спектакли. В хорошем смысле слова «прелесть», не в христианском. Спектакли Юрия Кублановского, Александра Кушнера.

— Стихи. Не спектакли, а стихи.

— Да. Поэтические спектакли, где Кублановский…

— Ну ладно. Ты это так называешь, да.

— Это поэтический спектакль. Это так есть.

— Кублановский, Кушнер.

— Они читали свои стихи, актёры МХАТа читали свои стихи.

— То есть Кушнер читал у тебя стихи?

— Конечно. Он приехал из Питера.

— В тот момент, когда Верочка, Родионов прокляли тебя.

— Ну да, отказали, да.

— То есть Кушнер считал, что ты не очень отвратителен?

— Евгений Рейн.

— Господи, Евгений Борисович. Ну он вообще мразь, он «Чухлому» или как это, «Рухнаму»… господи, «Чухлому» говорю… «Рухнаму» якобы переводил. То есть он за бабки Туркменбаши переводил.

— Понимаешь.

— Ну вот они твои… старые.

— Рейн, Кушнер, Кублановский, Олеся Николаева, Дмитрий Воденников, то есть весь цвет поэзии русской.

— То есть все старые упыри?

— Какие старые? Ты что? Воденников старый?

— Воденников, конечно, старый.

— Алексей Шмелёв, который моложе Верочки. Иван Куприянов. Да ты что! Юлия Мамочева. Там всё идеально.

— То есть эти люди тебя не прокляли? Евгений Борисович, Кушнер? Кушнеру сколько, 82 года?

— Вот у меня сейчас в журнале «Свой»…  

— А что такое журнал «Свой», стесняюсь спросить?

— Это журнал Михалкова. Вышла…

— Господи. Даже ему смешно.

— Да-да.

— Никита Сергеевич, простите, ради бога, я вас очень люблю, но журнал — г…

— Мне смешно, потому что я услышал твою реакцию. Вышел, мне кажется, потрясающий диалог.

— С кем?

— Нет, не диалог. Это интервью. С Юрием Михайловичем Кублановским. Пришлю тебе, почитай.

— Твой с Кублановским?

— Да. И то, что было на этих спектаклях… Пандемия, конечно, нас обломала, потому что мы стали бы новым Политехом, безусловно, очень быстро, потому что центр поэтической жизни, конечно…

— Ну вот ты, скажи, пожалуйста. На самом деле ведь я тоже испытываю эти трудности, как ты понимаешь, да.

— Я догадываюсь.

— И трудности с мироощущением, переосмыслением и ощущением. Я пытаюсь как-то сохранить себя, в отличие от тебя. Ты, мне кажется…

— Мой совет: не пытайся.

— Не пытаться?

— Нет. Ныряй просто.

— Ныряй? Не хочу никуда нырять, похожу пока по кромке, на вас посмотрю, поплюю на вас.

— Хорошо. Может быть, мы тебя всё-таки утащим.

— Затянем. Не приведи господи, конечно, что вы меня затянете к себе. И я понимаю, как работать в месте, куда не идёт большое количество людей, потому что как бы брезгуют. К тебе же тоже брезгуют?

— Как — не идёт? Я же только что рассказывал про…

— Ну ты мне говоришь про старый, про людей 1938 года рождения.

— Я тебе сразу называю потрясающих молодых поэтов.

— Дмитрия Воденникова?

— Нет-нет. Алексея Шмелёва, Юлию Мамочеву, Ивана Куприянова.

— Ну, может, с поэтами попроще?..

— Да. Ну а перед этим я тебе рассказывал, как…

— …чем с артистами-то.

— Нет. Перед этим я тебе рассказывал.

— «Закулиска» вот пишет уже, что ты сошёл с ума, и подтверждает мой диагноз.

— Да? Хорошо. Я рад за вас. Оставайтесь дружить с Лариной.

— Я не дружу с Лариной.

— Как — не дружишь? Ты сказал «родные мои».

— Родные. Все мои родные. И ты мой родной, и Ларина моя родная. Конечно, я хочу с вами со всеми сохранять отношения.

— Я тоже. Без всяких шуток. Я, конечно, хочу сохранять отношения, потому что…

— Ну тебе тяжело, например, ты говоришь про Театр Наций. Ты раньше там дружил, общался, был близким другом с Ромой Должанским, который сейчас заместитель художественного руководителя.

— Да, конечно.

— Ты же не продолжаешь с Ромой общаться?

— Нет, совсем. Уже лет… Причём я с ним начал общаться задолго до воцерковления.

— Это правда. Тебе же тяжело от того, что эти разрывы произошли?

— Я не скажу, что это хорошо, и я никогда не скажу, что да, они козлы, такие-сякие. Да нисколько. Конечно, тяжело, конечно, я вспоминаю, но это мои опыт, это моя жизнь, моя дружба с этими людьми, общение с Ромой или с Мариной Давыдовой, когда я этих молодых критиков вытаскивал сам, будучи молодым…

— Откуда?

— Вытаскивал в «Золотую маску», в пространство экспертного совета. Как я воевал с…

— Александром Александровичем Калягиным?

— Ну нет. Ещё даже не с секретариатом. С этими старпёрами, которые ненавидели. При слове «Должанский» или «Давыдова», они ненавидели не потому, что они были…

— Потому что они были молодые.

— Именно так. Потому что это были молодые критики. А то время прошло. Иногда грустно это вспоминать.

— И теперь мы все уже немолоды.

— Антон, это такое счастье — что осталось то, что осталось, в том числе и дружба. Она же настоящая. Я же не перестал дружить с Азаматом Цебоевым, с Русланом Маликовым тем же, который ставит спектакли, с Алисой Гребенщиковой. Ты говоришь артисты, назвав одного Пускепалиса. То, что делают в спектакле «Лес» Мерзликин и Сиятвинда, — это просто, это высший класс. Спектакль, который поставил Виктор Крамер, — это высший класс. Если кто-то, «Шмакулиска», «Закулиска», «Подкулиска» или ещё кто-то этого не знает, не понимает, ну это их проблема. Я готов к открытому диалогу, причём не к баттлу, а к диалогу с любым профессиональным человеком, который хочет разобраться в том, что мы делаем, потому что есть огромный дефицит рефлексии. Конечно, мы не проговорены. И это огромная проблема. Мы, то, что мы делаем во МХАТе имени Горького, — это не проговорено. Это проблема. Об этом нужно думать, и я думаю, что и спектакль «Лавр», который я поставил, и спектакль «Лес», который сделал Витя Крамер, две наши невероятные реконструкции, «Три сестры» Немировича-Данченко 1940 года…

— И «Синяя птица».

— «Синяя птица» — нет. Это, наверное, третья. И «Вишнёвый сад». У тебя такая улыбка — хочется тебя пнуть просто. Такая хитренькая.

— Я просто улыбаюсь, слыша знакомые словосочетания.

— Это святыня. Это невероятно.

— Ты правда считаешь, что в театре должны быть святыни?

— Конечно. И «Синяя птица» — это то, что, ну…

— Я вот был на спектакле «Синяя птица», там ещё Николай Николаевич Озеров Хлеба играл.

— Представляешь?

— Хлеб.

— Большая вероятность, я не знаю, на каком спектакле ты был, но большая вероятность, что ты был на плохом спектакле.

— Почему?

— Потому что, когда я пришёл во МХАТ имени Горького, это был спектакль-ссылка.

— Нет, ну ты пришёл в каком году? А я-то был детстве. Это был, например, 1979 год.

— Ну не знаю. Тогда да, тогда Десницкий его восстанавливал, и, вполне возможно, это был хороший спектакль. А теперь Десницкий, которому в этом году исполняется 80 лет, ставит спектакль о взаимоотношениях Книппер и Чехова. И это потрясающая работа.

— Было бы смешно, если бы это было взаимоотношение одного человека: Ольги Книппер-Чеховой с Ольгой Книппер и Ольгой Чеховой. Ну это я так, шучу.

Скажи, пожалуйста, ты сказал в одном интервью, что против тебя, это хитро было как-то выстроено, по заказу, вернее, так, что против тебя либералы, каким-то образом это было в твоей голове — против тебя и такие люди, которые привыкли здесь отождествляться с таким консервативным православием. То есть как бы все против тебя. Такая была фраза. Ты чувствуешь, что ты против всех?

— Нет, конечно.

— Нет? Ты за кого?

— Есть огромное количество невероятных писателей. Ты просто заставляешь меня назвать фамилии.

— Фёдор Михайлович Достоевский. Толстого ты уже обосрал.

— Евгений Водолазкин, выдающийся русский писатель. Алексей Варламов. Мой любимый русский писатель, просто невероятный, просто выдающийся, действительно очень большой. Мы начинаем работу над его текстом «Рождение». Андрей Рубанов — это бомба просто, а не писатель.

— Ну ты опять про писателей. Я тебя в общем спрашиваю.

— Ты говоришь: «Ты с кем?» — я тебе называю фамилии крупнейших режиссёров.

— Я сказал: «Ты за кого?»

— Нет. Ты говоришь: «Ты один», ты хочешь нарисовать. Я говорю: «Вот Мерзликин, вот Дима Певцов, вот Алиса Гребенщикова».

— Ой, Певцов там — да. Певцов там начал последнее время какую-то общественную деятельность.

— Невероятные совершенно музыканты. Мы правда счастливы, я не придумываю вот этого изгоя. Может быть, и бывает определённому психотипу приятно себя чувствовать изгоем, мучеником, непризнанным гением. Ничего такого во мне нет. Я не считаю себя гением. Я ещё раз повторяю.

— Ты только что говорил, час назад, что ты лучший режиссёр в этом городе.

— Нет. Ничего подобного я не говорил. Я говорил, что самое интересное, что происходит сегодня в московском театре, — это МХАТ имени Горького. Я не говорил, что я лучший режиссёр. Я говорил обратное. Я говорил, что я не лучший режиссёр, но я никогда не скажу, что я одинок. Я нормальный режиссёр, интересный. Приходи на спектакль «Лавр». Искренне тебя зову. И потом дай рецензию, вспомни молодость.

— Ой, не приведи господи вспоминать молодость. Эдуард Бояков, не лучший режиссёр в лучшем театре города Москвы, был сегодня в «Антонимах». 

Кирилл Серебренников считает обвинения в мошенничестве абсурдными — Общество и культура

МОСКВА, 22 августа. / ТАСС /. Российский режиссер Кирилл Серебренников, задержанный по подозрению в организации мошенничества на сумму 68 миллионов рублей (1 миллион долларов), считает обвинения «абсурдными», заявил журналистам во вторник его адвокат Дмитрий Харитонов.

«Кирилл Семенович [Серебренников] считает это обвинение абсолютно абсурдным.« Платформа »была тем проектом, который был реализован, и деньги, выделенные государством, были потрачены на этот проект», — сказал он.

Во вторник спецподразделение СК РФ задержало художественного руководителя московского театра «Гоголь-центр» Кирилла Серебренникова. Его подозревают в организации хищения не менее 68 млн рублей, предназначенных для проекта «Платформа» в 2011–2014 годах.

Его предполагаемая деятельность классифицируется следователями по части 4 статьи 159 Уголовного кодекса России (мошенничество в особо крупных размерах).

Судебное заседание по вопросу об избрании меры пресечения для Серебренникова назначено на 23 августа.Оно состоится в Басманном суде Москвы в 12:00 мск. «Мы пока не знаем, какими будут эти ограничения. Заявление о введении досудебного ограничения будет подано в суд завтра, в 10 часов утра», — сказал Харитонов. Он сообщил, что после допроса Серебренников был доставлен в СИЗО «Матросская тишина» на востоке Москвы.

Ранее пресс-секретарь Следственного комитета Светлана Петренко сообщила, что следователи задержали режиссера Кирилла Серебренникова по подозрению в организации мошенничества на сумму 68 миллионов рублей (1 миллион долларов).

«Отделом специальных расследований СК задержан художественный руководитель московского театра« Гоголь-центр »Кирилл Серебренников», — сообщила она. Петренко заявил, что на допросе не признал себя виновным.

По этому же уголовному делу задержаны бывший директор Гоголь-центра и бывший продюсер автономной некоммерческой организации «Седьмая студия» Алексей Малобродский, а также бывший генеральный директор организации Юрий Итин и старший бухгалтер Нина Масляева.Нина Масляева признала себя виновной.

Кирилл Серебренников: личная жизнь и творчество

Кирилл Серебренников — известный в нашей стране производитель. В его творческой копилке десятки театральных и киноработ. Хотели бы вы увидеть биографию Серебренникова? Он представлен в статье. Желаем приятного чтения!

Биография: детство и юность

Режиссер Кирилл Серебренников родился 7 сентября 1969 года в Ростове-на-Дону. В какой семье он вырос? Его родители не имели отношения к кино и театральному искусству.Мама Кирилла, Ирина Александровна, имеет украинские корни. Она много лет проработала в школе, где преподавала русский язык и литературу. Его отец, Семен Михайлович, из зажиточной еврейской семьи. Получил высшее медицинское образование по специальности хирург.

Кирилл вырос активным и умным мальчиком. Он посещал разные кружки, что обеспечивало ему всестороннее развитие.

В 15 лет Серебренников увлекся театром. Свой первый спектакль он поставил в школе.Это была пьеса, посвященная Энгельсу. Центральным персонажем стала Лионская ткачиха — девушка без рук. Присутствующие в зале высоко оценили работу Кирилла. В конце выступления они громко аплодировали и кричали: «Браво!»

Студент

В 1987 году Кирилл окончил среднюю школу (с математическим уклоном) с золотой медалью. К тому времени он уже знал, где продолжит обучение. Его выбор пал на физический факультет Ростовского государственного университета.

В 1992 году получил диплом об окончании школы.Но по специальности я не работал. Кирилл Семенович решил серьезно заняться режиссурой. Серебренников стал участником студии «69», созданной энтузиастами.

Кирилл Серебренников неоднократно ездил в Москву и Санкт-Петербург для приобретения опыта. Плюс у него появились полезные знакомства.

Фильмы Кирилла Серебренникова

До 1998 года занимался театральной постановкой. В какой-то момент он захотел внести свой вклад в развитие отечественной киноиндустрии.В 1998 году он представил зрителям три полнометражных фильма: «Раздетый», «Тайны грозы» и «Ласточка». За короткое время ему удалось обзавестись армией поклонников.

В период с 2001 по 2004 год вышло еще четыре его работы. Среди них два сериала и два фильма.

Настоящий успех принесла лента Серебренникова «Изображающая жертву». Его высоко оценили члены жюри Российского Кинотавра и итальянского фестиваля Festa del Cinema.Этот фильм — комедия, щедро сдобренная черным юмором.

Нельзя не упомянуть еще об одной крупной работе Кирилла Семеновича Серебренникова. Это про его фильм «Измена». В главных ролях режиссер привлек таких зарубежных артистов, как Деян Лилич (Македония) и Фрэнсис Петри (Германия). В съемках участвовала экс-солистка группы ВИА Гра Альбина Джанабаева.

Кирилл Серебренников: личная жизнь

Многим поклонникам хотелось бы знать, разве это сердце режиссера.Специально для них сообщаем: вот уже несколько лет он состоит в законном браке с любимой женщиной. Имя, фамилия и род занятий его избранницы не разглашаются. Известно лишь, что она дочь одного из московских театральных режиссеров.

Кирилл Семенович пока не думает о преемниках. Немного подозрительно относится к детям. И режиссер боится такой большой ответственности.

Интересные факты

Кирилл Серебренников уже много лет вегетарианец.Мясо он категорически не употребляет. Он жалеет животных, которых разрешено убивать. Но режиссер не смог отказаться от рыбы. Он уверен, что без него голова не работала бы так хорошо.

Свободное время директор посвящает йоге. Это помогает ему успокоить нервы и обрести душевное спокойствие.

Серебренникова можно назвать реальшопоголиком. В Москве и за рубежом он покупает большое количество одежды. При этом Кирилл совершенно не помешан на брендах. В гардеробе он может найти простые и дешевые вещи.

У известного режиссера странная привычка — носить разные носки. Например, один из них может быть зеленым, а другой — красным.

Наконец-то

Мы рассказали о том, как внести свой вклад в развитие отечественной киноиндустрии, представил Кирилл Серебренников. В статье подробно рассказывались о личной жизни и биографии режиссера. Пожелаем этому выдающемуся человеку творческого вдохновения и счастья в семейной жизни!

Кирилл Серебренников: 개인적인 삶 과 창의력

Кирилл Серебренников — 나라 에서 유명 합니다.감독. 그의 창조적 인 돈 상자 에서 수십 개의 연극 과 영화 작품. Серебренников 의 일대기 를 보고 싶 습니까? 그것은 기사 에서 선물 된다. 즐거운 독서 를 기원 합니다!

: 어린 시절 과 청소년

시릴 세레브 레니 코프 감독 은 7 일 에 태어 났다 .1969 년 9 월 로스토프 온 돈 에서. 어떤 가족 에서 자랐 는가? 그의 부모님 은 영화 와 연극 예술 과 아무 관련 이 없습니다. Кирилл 의 어머니 Ирина Александровна 는 우크라이나 의 뿌리 를 가지고 있습니다. 그녀 는 학교 에서 수년 동안 일 했으며 러시아어 와 문학 을 가르쳤 습니다. 그의 아버지, Семен Михайлович, 부유 한 유태인 가족 출신. 그는 외과 전문 분야 에서 더 높은 의학 교육 을 받았다.

시릴 은 활발 하고 지적인 소년 으로 자랐다. 그는 다양한 서클 을 방문 하여 모든 면 에서 발전 을 이룩 했습니다.

15 세 의 나이 에 세레 브레 니 코프 가 도망 갔다.극장. 그는 학교 에서 첫 공연 을 했습니다. 그것은 엥겔스 에게 헌정 된 연극 이었습니다. 중심 인물 은 리옹 (Лион) 위버 — 손 이 없는 소녀. 홀 에 있는 사람들 은 시릴 의 작품 을 높이 평가 했습니다. 퍼포먼스 가 끝나자 큰 소리 로 큰 소리 로 외쳤 습니다. «브라보!»

학생

1987 년 Кирилл 은 고등학교 를 졸업 했습니다. 수학 편견) 과 금메달. 그때 까지 그는 자신 이 어디 에서 공부 를 계속할 것인지 이미 알고 있었습니다. 그의 선택 은 로스토프 — 온 — 돈 (Ростов-на-Дону) 대학교 의 물리적 능력 에 떨어 졌습니다.

1992 년 에는 졸업장 을 받았다. 그러나 나는 전문 분야 에서 일 하지 않았다. Кирилл Семенович 는 진지 하게 연출 에 관여 하기 로 결정 했습니다. Серебренников 는 열광 자 들이 만든 스튜디오 «69» 의 참가자 가 되었습니다.

Кирилл Серебренников 는 경험 을 쌓기 위해 반복적 으로 모스크바 와 상트 페테르부르크 로 여행 했습니다.게다가 그는 유용한 지인 을 얻었 습니다.

Кирилл Серебренников 의 영화

1998 년 까지 그는 연극 에 종사 했다. 스테이징. 어느 시점 에서 그는 국내 영화 산업 의 발전 에 기여 하고자 했습니다. 1998 에 그는 «Без одежды», «Гроза 비밀» 및 «Ласточка» 의 3 편의 장편 영화 를 관객 에게 발표 했습니다. 짧은 시간 에 그는 그의 추종자 군대 를 점령 했습니다.

2001 년 에서 2004 년 까지 그의 작품 중 네 출판 되었습니다. 그 중에는 두 개의 시리즈 와 두 개의 영화 가 있습니다.

진정한 성공 은 Серебренников 의 리본 으로 가져 왔습니다. «피해자 를 대표 합니다.» 그것은 러시아 키노 타브 (Русский Кинотавр) 의 배심원 과 이탈리아 영화제 페스타 델 시네마 (Festa del Cinema) 에서 높이 평가 되었습니다. 이 영화 는 흑인 의 유머 감각 이 풍기는 코미디 영화 입니다.

하나 더 중요한 일 을 언급 하는 것은 불가능 하다. Серебренников Кирилл Семенович. 그것은 그의 영화 «반역죄» 에 관한 것 입니다. 주도적 역할 에서 감독 은 Деян Лилич (마케도니아) 와 Фрэнсис Петри (독일) 와 같은 외국 예술가 들을 참여 시켰 습니다. ВИА Гра 의 전 독창자 인 Альбина Джанабаева 가 총격 에 참여 했습니다.

Кирилл Серебренников: 개인적인 삶

많은 팬 이 무료 인지 여부 합니다. 감독 의 마음. 특별히 그들을 위해: 우리 는 몇 년 동안 지금 은 사랑하는 여자 와 법적 으로 결혼 했습니다. 그의 이름, 성 및 직업 은 공개 되지 않았다. 그녀 가 모스크바 연극 감독 중 한 명인 것으로 알려졌다.

Кирилл Семенович 는 아직 후계자 에 대해 생각 하지 않습니다. 그는 아이들 을 조금 의심 스럽게 취급 합니다.그리고 감독 은 그러한 큰 책임 을 두려워 합니다.

재미있는 사실

Кирилл Серебренников 는 이미 오랜 세월 을 보냈 습니다. 채식주의 자. 고기, 그는 절대 사용 하지 않습니다. 그는 학살 이 허용 된 동물 을 학대 합니다. 그러나 감독 은 물고기 를 거부 할 수 없었다. 그는 머리 가 없으면 머리 가 잘 움직 이지 않을 것이라고 확신 합니다.

자유 시간 감독 은 요가 에 바친다. 그것은 그의 신경 을 진정 시키고 마음 의 평화 를 찾는 데 도움 이 됩니다.

Серебренников 는 진짜 라고 부를 수 있습니다. 쇼핑 중독자. 모스크바 와 해외 에서 그는 많은 옷 을 사다. 동시에, 시릴 은 전혀 브랜드 에 사로 잡히지 않습니다. 그는 그의 옷장 에서 간단 하고 값싼 물건 을 찾을 수 있습니다.

유명한 감독 은 다른 양말 을 착용 하는 이상한 을 가지고 있습니다. 예 를 들어, 그 중 하나 는 녹색 일 수 있고 다른 하나 는 빨간색 일 수 있습니다.

결론적 으로

우리 는 발전 에 기여 하는 방법 에 대해 이야기 했습니다. 국내 영화 산업 은 Кирилл Серебренников 를 소개 했습니다. 감독 의 개인적인 삶 과 전기 는 이 기사 에서 자세히 논의 되었습니다. 우리 는 이 탁월한 사람 이 가족 생활 에서 창의적인 영감 과 행복 을 누리기 를 바랍니다!

p >>

12078499

00
ID записи Действие Время
LC | no2007019879 добавить 2009-03-03T12: 03: 39 + 00: 00
ISNI | 0000000042783585 добавить 2014-05-14T22: 19: 01 + 00: 00
WKP | Q1974774 добавить 2015-04-14T18: 56: 54 + 00: 00
DNB | 1062034988 удалить 2015-05-12T00: 14: 00 + 00: 00
DNB | 1051751071 добавить 2015-05-12T00: 14: 00 + 00: 00
BNE | XX5539084 добавить 2015-11-17T21: 03: 08.592024 + 00: 00
LNB | LNC10-000225912 добавить 2016-05-09T19: 15: 53.138217 + 00: 00
NTA | 40 добавить 2017-07-04T06: 07: 44.450489 + 00: 00
LIH | LNB: Bc0x; = Bt удалить 2018-12-03T05: 51: 53.304371 + 00: 00
LIH | LNB: B_c_0_x _; = B_t_ добавить 2018-12-03T09: 44: 33.472724 + 00: 00
PLWABN | 9810651152105606 добавить 2019-06-09T13: 23: 58.726379 + 00: 00
DBC | 87097919211053 добавить 2019-07-07T11: 38: 14.919223 + 00: 00
SUDOC | 236204017 добавить 2019-07-07T11: 38: 14.927676 + 00: 00
NLP | a3302960x удалить 2019-07-14T18: 00: 49.501312 + 00: 00
BNC | a1762471x удалить 2020-05-10T13: 01: 18.443697 + 00: 00
RERO | vtls027304467 удалить 2020-06-17T12: 02: 33.579115 + 00: 00
RERO | A027304467 добавить 2020-06-17T23: 07: 50.758869 + 00: 00
CAOONL | ncf11919849 добавить 2020-07-14T14: 27: 23.307492 + 00: 00
NUKAT | № 2014147830 добавить 2021-01-18T05: 30: 56.030585 + 00: 00

Кирилл Серебренников: ການ ເຮັດ ວຽກ ແລະ ຊີ ວິດ ສ່ວນ ບຸກ ຄົນ

Кирилл Серебренников -.ເປັນ ທີ່ ຮູ້ ຈັກ ໃນ ຜູ້ ອໍາ ນວຍ ການ ພວກ ເຮົາ ໃນ piggy ສ້າງ ສັນ ຫຼາຍ ອາຍ ແກ ັ театральный ແລະ ຮູບ ເງົາ ເຮັດ ວຽກ. ຕ້ອງ ການ ທີ່ ຈະ ອ່ານ биография Серебренников ແນວ ໃດ? ມັນ ແມ່ນ ນໍາ ສະ ເຫນີ ໃນ ບົດ ຄວາມ. ເພີດ ເພີນ ໄປ ກັບ ການ ອ່ານ ຂອງ ທ່ານ!

ຂໍ້ ມູນ ທົ່ວ ໄປ ໃນ ໄວ ເດັກ ແລະ ໄວ ລຸ້ນ

ຜູ້ ອໍາ ນວຍ ການ Кирилл Серебренников ເກີດ ໃນ ເດືອນ ກັນ ຍາ 7, 1969 ໃນ Ростов-на-Дону. ໃນ ສິ່ງ ທີ່ ປະ ເພດ ຂອງ ຄອບ ຄົວ ໄດ້ ຂະ ຫຍາຍ ຕົວ ຂຶ້ນ? ພໍ່ ແມ່ ຂອງ ລາວ ໄດ້ ທີ່ ກ່ຽວ ຂ້ອງ ກັບ cinema ແລະ ສະ ແດງ ລະ ຄອນ ສິ ລະ ບໍ່ ມີ. ແມ່ Кирилл ຂອງ, Ирина, ມີ ຕົ້ນ ກໍາ ເນີດ ອູ ແກຣນ. ນາງ ໄດ້ ເຮັດ ວຽກ ສໍາ ລັບ ເວ ລາ ຫຼາຍ ຢູ່ ໂຮງ ຮຽນ ບ່ອນ ທີ່ ເພິ່ນ ໄດ້ ສອນ ພາ ເຊຍ ແລະ ວັນ ນະ ຄະ ດີ.ພຣະ ບິ ດາ ຂອງ ພຣະ ອົງ, Семен Михайлович, ຈາກ ຄອບ ຄົວ ຊາວ ຢິວ ທີ່ ຮັ່ງ ມີ. ເຂົາ ໄດ້ ຮັບ ປະ ລິນ ທາງ ການ ແພດ ລາວ ໃນ хирург ພິ ເສດ.

Кирилл Рось ເດັກ ມີ ການ ເຄື່ອນ ໄຫວ ແລະ ສະ ຫລາດ. ເຂົາ ໄດ້ ເຂົ້າ ຮ່ວມ ວົງ ການ ຕ່າງໆ ທີ່ ຫນອງ ໃຫ້ ມີ ຕະ ຫຼອດ ການ ພັດ ທະ ນາ.

ຕອນ ອາ ຍຸ 15, ເຂົາ ໄດ້ ກາຍ ເປັນ ຄວາມ ສົນ ໃຈ ໃນ ລະ Серебренников. ປະ ສິດ ທິ ພາບ ທໍາ ອິດ ພຣະ ອົງ ໄດ້ ເອົາ ໃຈ ໃສ່ ໃນ ໂຮງ ຮຽນ. ມັນ ແມ່ນ ການ ຫຼິ້ນ ລະ ຄອນ ອຸ ທິດ ຕົນ ​​ເພື່ອ ພາ ສາ ອັງ ກິດ. ໃນ ລັກ ສະ ນະ ຂັ້ນ ສູນ ກາງ ໃນ Лайонс Уивер — ສາວ ໂດຍ ບໍ່ ມີ ໃຜ ໄດ້. ໃນ ຫ້ອງ ການ ຍ້ອງ ຍໍ ວຽກ ຂອງ Кирилл ໄດ້. ໃນ ຕອນ ທ້າຍ ຂອງ ຫຼິ້ນ ຂອງ ພວກ ເຂົາ ເຈົ້າ аплодировал ແລະ ຮ້ອງ ຂຶ້ນ ວ່າ «Браво!»

ນັກ ສຶກ ສາ

ໃນ 1987 Кирилл ຈົບ ການ ສຶກ ສາ ຈາກ ໂຮງ ຮຽນ ສູງ (ມີ ອະ ຄະ ຕິ ຄະ ນິດ ສາດ) ມີ ຫຼຽນ ຄໍາ.ໂດຍ ໃຊ້ ເວ ລາ ຂ້າ ພະ ເຈົ້າ ຮູ້ ແລ້ວ ບ່ອນ ທີ່ ທ່ານ ການ ຝຶກ ອົບ ຮົມ ລາວ. ທາງ ເລືອກ ຂອງ ກະ ຊວງ ຟີ ຊິກ ຂອງ ວິ ທະ ຍາ ໄລ ລັດ Ростов-на-Дону.

ໃນ ປີ 1992 ເຂົາ ໄດ້ ຮັບ ຊັ້ນ ສູງ ຂອງ ຮຽນ ຈົບ ແລ້ວ. ແຕ່ ບໍ່ ໄດ້ ເຮັດ ວຽກ ໃນ ພິ ເສດ ຂອງ ເຂົາ ເຈົ້າ. Кирилл Семенович ຕັດ ສິນ ໃຈ ທີ່ ຈະ ດໍາ ເນີນ ຢ່າງ ຈິງ ຈັງ ໃນ ການ ຄວບ ຄຸມ. Серебренников ກາຍ ເປັນ ສະ ມາ ຊິກ студия «69», ສ້າງ ໂດຍ ຜູ້ ທີ່ ຊື່ນ ຊອບ.

Кирилл Серебренников ຊ ້ ໍ າ ໄດ້ ເດີນ ທາງ ໄປ ກູ ແລະ ທີ່ Санкт-Петербург, ມີ ປະ ສົບ ການ. ນອກ ເຫນືອ ໄປ ຈາກ ທີ່ ເຂົາ ໄດ້ ຮັບ ການ ຕິດ ຕໍ່ ທີ່ ເປັນ ປະ ໂຫຍດ.

ຮູບ Кирилл Серебренников

Up ຈົນ ກ ່ ວາ 1998, ໄດ້ ເຂົ້າ ຮ່ວມ ໃນ ການ ຜະ театральный.ໃນ ບາງ ຈຸດ, ທ່ານ ຕ້ອງ ການ ທີ່ ຈະ ກອບ ການ ພັດ ທະ ນາ ຂອງ ອຸດ ສາ ຮູບ ເງົາ ພາຍ ໃນ ປະ ເທດ. ໃນ ປີ 1998, ໄດ້ ນໍາ ສະ ເຫນີ ການ ສົນ ທະ ນາ ສາມ ຮູບ ເງົາ ຄຸນ ນະ ສົມ ບັດ ໄດ້: «ປິດ», «ຄວາມ ລັບ ຂອງ ການ ປົກ ຄອງ ຂອງ» ແລະ «ກືນ». ໃນ ທີ່ ໃຊ້ ເວ ລາ ສັ້ນ ເຂົາ ແມ່ນ ສາ ມາດ ໄດ້ ຮັບ ເຂົາ поклонников.

ໃນ ໄລ ຍະ ເວ ລາ ຈາກ ປີ 2001 ຫາ 2004 ມາ 4 ຫຼາຍ ຂອງ ການ ເຮັດ ວຽກ ຂອງ ເຂົາ. ໃນ ບັນ ດາ ພວກ ເຂົາ ແມ່ນ ສອງ ຊຸດ ແລະ ສອງ ຮູບ ເງົາ.

ຜົນ ສໍາ ເລັດ ນີ້ ໄດ້ ນໍາ ເອົາ ຮູບ ເງົາ Серебренников «ົ່ນ ຜູ້ ຮັບ ເຄາະ». ນາງ ໄດ້ ຍ້ອງ ຍໍ ສະ ມາ ຂອງ ແນວ Юрис ໄດ້ ໃນ ລັດ ເຊຍ «Кинотавр» ແລະ ງານ ບຸນ Итальянский фестиваль кино.ຮູບ ເງົາ ນີ້ комедия, ລະ ດູ ການ ເປີດ ເສລີ ທາງ ກັບ юмор ສີ ດໍາ.

ແຕ່ ຄວນ ສັງ ເກດ ຄົນ ອື່ນ ເຮັດ ວຽກ ທີ່ ສໍາ ຄັນ Кирилла Семеновича Серебренникова. ພວກ ເຮົາ ກໍາ ລັງ ລົມ ກັນ ກ່ຽວ ກັບ ຮູບ ເງົາ ລາວ «Предательство». ນໍາ ສະ ແດງ ໂດຍ ຜູ້ ອໍາ ນວຍ ການ ໄດ້ ມີ ສ່ວນ ສິນ ຕ່າງ ປະ ເທດ ເຊັ່ນ: Деян Лилич (Македония) ແລະ Франциска Петри (ເຢຍ ລະ ມັນ). ໃນ ທີ່ ກໍາ ນົດ ໄວ້ ຂອງ ຮູບ ພາບ ທີ່ ກ່ຽວ ຂ້ອງ ແລະ экс- ນັກ ຮ້ອງ ຂອງ ກຸ່ມ «ВИА Гра» Альбина Джанабаева ໄດ້.

Кирилл Серебренников: ຊີ ວິດ ຄວາມ ຮັກ

вентилятора ຫຼາຍ ຄົນ ອາດ ຈະ ຕ້ອງ ການ ທີ່ ຈະ ຮູ້ ຫົວ ໃຈ ໄດ້ ຖືກ свободно.ໂດຍ ສະ ເພາະ ສໍາ ລັບ ພວກ ເຂົາ, ໄດ້ ລາຍ ງານ: ເປັນ ເວ ລາ ຫລາຍ ປີ, ລາວ ໄດ້ ແຕ່ງ ງານ ຍິງ ເຂົາ ຮັກ. ຊື່ ແລະ ອາ ຊີບ ຂອງ ຫນຶ່ງ ເລືອກ ຂອງ ພຣະ ອົງ ບໍ່ ໄດ້ ຖືກ ເປີດ ເຜີຍ. ພວກ ເຮົາ ພຽງ ແຕ່ ຮູ້ ວ່າ ມັນ ມີ ການ ລູກ ສາວ ຂອງ ຫນຶ່ງ ໃນ ອໍາ ນວຍ ການ ແດງ ລະ ຄອນ ກູ.

ກ່ຽວ ກັບ наследники Кирилла Семеновича ແມ່ນ ບໍ່ ທັນ ຮູ້ ສຶກ. ເດັກ ນ້ອຍ ໄດ້ ຮັບ ເຂົາ ປະ ຕິ ບັດ ຕໍ່ ສົງ ໃສ ພຽງ ເລັກ ນ້ອຍ. ແລະ ຜູ້ ອໍາ ນວຍ ການ ແມ່ນ ຄວາມ ຢ້ານ ຂອງ ການ ດັ່ງ ກ່າວ ເປັນ ຄວາມ ຮັບ ຜິດ ຊອບ ອັນ ໃຫຍ່ ຫຼວງ.

ຂໍ້ ເທັດ ຈິງ ທີ່ ຫນ້າ ສົນ ໃຈ

Кирилл Серебренников ໄດ້ ຍາວ вегетарианец ເປັນ. ການ ຊີ້ນ ເຂົາ ເພດ ບໍ່ ໄດ້ ໃຊ້.ເຂົາ ຮູ້ ສຶກ ເສຍ ໃຈ ສໍາ ລັບ ສັດ, ຊຶ່ງ ສາ ມາດ ອະ ນຸ ຍາດ ໃຫ້ ໄດ້ ຮັບ ການ ຂ້າ. ແຕ່ ໂດຍ ອໍາ ນວຍ ການ ຂອງ ປາ ແລະ ຂ້າ ພະ ເຈົ້າ ສາ ມາດ ປະ ຕິ ເສດ. ລາວ ເຊື່ອ ວ່າ ໂດຍ ບໍ່ ມີ ເສັ້ນ ທາງ ສັນ ຫົວ ຂອງ ໄດ້ ເຮັດ ວຽກ ໄດ້ ດີ.

ຜູ້ ອໍາ ນວຍ ການ ທີ່ ໃຊ້ ເວ ລາ ຟຣີ ໄດ້ ອຸ ທິດ Йога. ນາງ ຈະ ຊ່ວຍ ໃຫ້ ເຂົາ ທີ່ ຈະ ເສັ້ນ ປະ ສາດ ທ່ານ ແລະ ຊອກ ຫາ ສັນ ຕິ ພາບ ຂອງ ຈິດ ໃຈ.

Серебренникова ສາ ມາດ ໄດ້ ຮັບ ການ ເອີ້ນ ວ່າ шопоголик ທີ່ ແທ້ ຈິງ. ໃນ Москва ແລະ ການ ເດີນ ທາງ ຕ່າງ ປະ ເທດ ເຂົາ ຊື້ ຈໍາ ຂະ ຫນາດ ໃຫຍ່ ຂອງ ເຄື່ອງ ນຸ່ງ ຫົ່ມ. ດັ່ງ ນັ້ນ ຈຶ່ງ Кирилл одержим ທັງ ຫມົດ ທີ່ ມີ ຍີ່ ຫໍ້. ເຂົາ ຢູ່ ໃນ шкафчик ທີ່ ທ່ານ ສາ ມາດ ຊອກ ຫາ ສິ່ງ ທີ່ ງ່າຍ ດາຍ ແລະ ລາ ຄາ ຖືກ.

ໃນ ຜູ້ ອໍາ ນວຍ ການ ທີ່ ສຽງ ມີ ປະ ເພດ ພືດ странно — ໃສ່ ຖົງ ຕີນ ທີ່ ແຕກ ຕ່າງ ກັນ. ສໍາ ລັບ ຕົວ ຢ່າງ, ຫນຶ່ງ ຂອງ ເຂົາ ເຈົ້າ ອາດ ຈະ ມີ ສີ ຂຽວ, ແລະ ອື່ນ ໆ — ມີ ສີ ແດງ.

ສະ ຫລຸບ ລວມ ແລ້ວ

ພວກ ເຮົາ ເວົ້າ ລົມ ສິ່ງ ທີ່ ປະ ເພດ ຂອງ ການ ການ ພັດ ທະ ຂອງ ອຸດ ສາ ຫະ ກໍາ ຮູບ ເງົາ ພາຍ ເທດ Кирилл Серебренников. ຊີ ວິດ ສ່ວນ ບຸກ ຄົນ ແລະ ຊີ ວະ ຂອງ ຜູ້ ອໍາ ນວຍ ການ ໄດ້ ຖືກ ປຶກ ສາ ຫາ ລາຍ ລະ ອຽດ ໃນ ບົດ ຄວາມ. ພວກ ເຮົາ ຕ້ອງ ການ ນີ້ ຜູ້ ຊາຍ ທີ່ ຍັງ ຄ້າງ ຄາ ການ ດົນ ໃຈ ແລະ ຄວາມ ສຸກ ໃນ ຊີ ວິດ ຄອບ ຄົວ!

Кирилл Серебренников — Возраст, биография, лица и день рождения

Кирилл Серебренников родился 7 сентября 1969 года в Ростове-на-Дону Ростовской области, РСФСР, СССР как Кирилл…
Кирилл Серебренников — член Директора

Кирилл Серебренников жив или мертв?

Согласно нашей текущей базе данных, Кирилл Серебренников все еще жив (согласно Википедии, последнее обновление: 10 мая 2020 г.).

🎂 Кирилл Серебренников — Возраст, биография, лица и день рождения

На данный момент Кириллу Серебренникову 52 года 2 месяца и 4 дня. В среду, 7 сентября 2022 года, Кириллу Серебренникову исполнится 53 года. Ниже мы обратимся к предстоящему дню рождения Кирилла Серебренникова.

Популярное как Кирилл Серебренников
Род занятий Директор
Возраст 51 год
Знак Зодиака Дева
Родился 7 сентября 1969 г. (Ростов-на-Дону, Ростовская область, РСФСР, СССР [ныне Россия])
День рождения 7 сентября
Город Ростов-на-Дону, Ростовская область, РСФСР, СССР [ныне Россия]
Национальность СССР [ныне Россия]

🌙 Зодиак

Знак зодиака Кирилла Серебренникова — Дева.По мнению астрологов, Девы всегда обращают внимание на мельчайшие детали, и их глубокое чувство человечности делает их одним из самых осторожных знаков зодиака. Их методичный подход к жизни гарантирует, что ничто не будет оставлено на волю случая, и хотя они часто нежны, их сердце может быть закрыто для внешнего мира. Этот знак часто неправильно понимают не потому, что им не хватает способности выражать свои мысли, а потому, что они не принимают свои чувства как действительные, истинные или даже актуальные, когда они противопоставляются разуму.Символика, стоящая за именем, хорошо говорит об их природе, рожденной с чувством, что они впервые все переживают.

🌙 Знаки китайского зодиака

Кирилл Серебренников родился в Год Петуха. Рожденные под знаком китайского зодиака Петух практичны, находчивы, наблюдательны, аналитичны, прямолинейны, доверчивы, честны, перфекционисты, аккуратны и консервативны. Совместим с Быком или Змеей.

Некоторые изображения Кирилла Серебренникова

Кирилл Серебренников родился 7 сентября 1969 года в г. Ростове-на-Дону Ростовской области РСФСР, СССР, Кирилл Семенович Серебренников.Он режиссер и сценарист, известен по фильмам «Студент» (2016), «Юрьев день» (2008) и «Лето» (2018).

Кирилл Серебренников Фильмы

  • Студент (2016) в роли директора
  • Юрьев день (2008) в роли директора
  • Лето (2018) в роли режиссера
  • Изобразительная жертву в роли директора

Кирилл Серебренников тренд

Кирилл Серебренников: Стоимость бронирования, Контакты, Выставка, Событие: PartyMap.в

Знать процесс бронирования

Почему стоит бронировать Кирилла Серебренникова?

Одна из причин, по которой мы в PartyMap гордимся тем, что являемся лучшими в бизнесе, заключается в том, что мы делаем процесс заказа ваших любимых артистов полностью бесшовным. Через PartyMap вы можете мгновенно связаться с менеджером Кирилла Серебренникова или агентом по бронированию и узнать цену, тариф и номер Кирилла Серебренникова. В конце концов, если вы не живете под скалой, мы уверены, что вам, возможно, понравился его удивительно уверенный и обаятельный характер и первоклассные актерские способности.Мастерство и талант Кирилла Серебренникова очевидны, когда мы видим, как он становится самым популярным артистом среди всех возрастных групп, особенно среди молодежи. Поскольку у нас представлен широкий спектр артистов со всего мира, вы можете положиться на нас, чтобы узнать, как заказать Кирилла Серебренникова на концерт, свадьбу или шоу. А теперь давайте, мы не можем не быть поражены его исключительными актерскими способностями, обаянием и личностью, поэтому, если вы ищете кого-то, кто может добавить незабываемые ощущения к вашей свадьбе или мероприятию, запуску продукта, это должен быть он .Так что независимо от случая, вы можете проверить доступность Кирилла Серебренникова, чтобы он мог подготовить сцену, а также ваши сердца в состоянии транса. У нас также есть наша служба поддержки клиентов премиум-класса, которая поможет вам узнать процесс бронирования и сколько Кирилл Серебренников взимает плату за шоу. Так что, если вы еще не фанат, поверьте нам, Кирилл Серебренников передумает менее чем за минуту. В конце концов, вы можете бежать, вы можете спрятаться, но вы не можете игнорировать его невероятный талант.Так почему бы не сделать так, чтобы все звезды ожили на вашей свадьбе или мероприятии, запуске продукта, нажав кнопку бронирования для Кирилла Серебренникова через лучшую платформу бронирования артистов — PartyMap.in

Как мне заказать Кирилла Серебренникова на спектакль?

PartyMap позволяет легко связаться с Кириллом Серебренниковым. Как только мы получим ваш запрос на бронирование, мы поделимся с вами доступностью и расценкой Кирилла Серебренникова. Мы также обсудим с вами договор на исполнение.После его подписания вы сможете внести предоплату для подтверждения бронирования Кирилла Серебренникова. Во время шоу мы будем участвовать, чтобы убедиться, что оно станет хитом.

Сколько стоит Кирилл Серебренников за шоу?

Актуальные билеты на шоу Кирилла Серебренникова вы получите после заполнения формы. PartyMap отправит вам расценки по электронной почте и смс. Поэтому нажмите BOOK, чтобы начать заполнение формы. Наши агенты обычно отвечают быстро, однако ждут 48 часов. Это дает возможность ответить Кириллу Серебренникову.

Могу я узнать номер телефона Кирилла Серебренникова?

У нас есть прямой контакт с представителем, и мы поделимся с вами информацией о бронировании. Остерегайтесь тех, кто предложит вам прямой номер телефона Кирилла Серебренникова.

Вы официально представляете Кирилла Серебренникова?

Нет, не делаем. Мы упрощаем связь с представителем Кирилла Серебренникова.

Сколько стоит PartyMap за свои услуги?

PartyMap вернет комиссию представителю Кирилла Серебренникова



Bio

Кирилл Серебренников родился 7 сентября 1969 года в Ростове-на-Дону Ростовской области РСФСР под именем Кирилла Семеновича Серебренникова.Он является режиссером и сценаристом, известен по фильмам «Студент» (2016), «Лето» (2018) и «Играя жертву» (2006) .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.