Кирилл серебренников на прогулке: Как Кирилл Серебренников водит экскурсии по Пречистенке

Содержание

Как Кирилл Серебренников водит экскурсии по Пречистенке

Журналист и режиссер Михаил Зыгарь и продюсер Карен Шаинян объявили старт проекта «Мобильный художественный театр». Первая премьера – спектакль-путешествие «1000 шагов с Кириллом Серебренниковым». Лидер «Гоголь-центра» уже больше года живет под домашним арестом; раз в день ему можно выходить на прогулку – но только по утвержденному маршруту в районе Пречистенки. Этот маршрут и предстоит повторить зрителям спектакля: так они смогут хоть отчасти пережить повседневный опыт арестованного режиссера. Участники экскурсии собираются в ресторане «Воронеж», надевают наушники и пластмассовые браслеты на лодыжки – вместо электронных, которые положено носить домашним арестантам (так было на первых показах – скоро спектакль можно будет услышать, просто скачав приложение). В наушниках звучит голос Серебренникова: если не считать каких-то старых записей, сейчас его можно услышать только здесь и в зале суда. За полтора часа прогулки режиссер берется рассказать абсолютно все, что он знает о районе и его знаменитых обитателях.

Серебренников отлично разбирается в истории культуры – не хуже, чем в современном искусстве (в широком смысле), которое для него далеко не ограничивается театром. Причем, рассуждая о кино, литературе, музыке, он никогда не повторяет общих мест: этим индивидуальным подходом к классике он во многом и заработал имидж «эпатажного режиссера», который не вполне соответствует истине.

Коллективное знание о культуре для Серебренникова почти всегда ошибочно. В 2013 г. вышел его мемориальный спектакль к юбилею Станиславского. Проект назывался «Вне системы» – в пику каноническому представлению об основателе Художественного театра. А три года назад он поставил в «Гоголь-центре» поэму Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» – книгу, над которой все зевали в школе и которую никто потом не перечитывает: даже филологи почти ничего про нее не пишут. Серебренников полностью реабилитировал поэта: оказалось, это, что называется, про сегодня. К тому же режиссер увидел, что стихи Некрасова на удивление пластичны и можно произносить их десятками разных способов – как бытовой диалог, как ораторию, как рэп, как частушку.

В экскурсии по Пречистенке и окрестностям заметно то же личное отношение – и к месту, и к населявшим его людям. Тургенев, Пастернак, Булгаков, Есенин, Айседора Дункан, архитектор Шехтель для Серебренникова скорее соседи, чем персонажи толстых энциклопедий. Иногда рассказчик старается отменить историческую несправедливость. Скажем, институт Сербского – цитадель советской карательной психиатрии – носит имя психиатра, который на рубеже веков боролся за гуманное отношение к душевнобольным: теперь его фамилия ассоциируется с репрессиями. Сама Пречистенка – с ее необычной для Москвы концентрацией модерна, чудом сохранившимися аутентичными деревянными дверями и оконными рамами – тоже становится героем спектакля: «экскурсовод» иронизирует над лужковским новостроем и новыми памятниками и сокрушается, что фрески Борисова-Мусатова в одном из шехтелевских особняков доступны только австралийскому послу и его гостям. По всему району мелькают серебряные дощечки «Последнего адреса» – многие местные жители не пережили Большой террор; этот сюжет то и дело всплывает в рассказе Серебренникова, заставляя вспоминать обстоятельства, в которых выходит спектакль, – и чувствовать пластмассовый браслет, затянутый вокруг лодыжки.

Какие еще спектакли-путешествия есть в России

Прогулки с браслетом на ноге – Газета Коммерсантъ № 212 (6450) от 17.11.2018

Журналист и режиссер Михаил Зыгарь, продюсер Карен Шаинян и студия «История будущего» объявили об открытии Мобильного художественного театра, спектакли которого будут разыгрываться в голове зрителя, шагающего по московским улицам. Гидами и героями станут знаменитые жители этих улиц. По маршруту Кирилла Серебренникова от Пречистенки до Остоженки прошлась Алла Шендерова.

К весне создатели променада обещают выпустить мобильное приложение, а пока спектакль начинается в ресторане «Воронеж» (Пречистенка, 4): в холле вам выдают наушники и резиновый браслет — его придется надеть на ногу. Похожий, но электронный носит на лодыжке Кирилл Серебренников. Он живет неподалеку и по постановлению суда может выходить из дома на два часа в день — таковы реалии его жизни с 22 августа 2017 года.

Если не считать погоды, «1000 шагов…» сначала кажутся приятной прогулкой.

Вы идете в группе, но каждый сам по себе. То сзади, то сбоку следует юноша, не позволяющий потеряться. А в наушниках звучит тот самый голос, чей обладатель уже полтора десятилетия будоражит театральную публику. Последний год этот голос можно услышать только в зале суда или по трансляции.

Как выяснилось, Кирилл — отличный рассказчик: его интонации лишены менторства, а голос артистичен ровно настолько, чтобы едва намекнуть на акцент вождя народов в соответствующей цитате — и виртуозно раствориться в музыке (звукорежиссер Леонид Андрулайтис).

В принципе все происходящее можно назвать секретным театром — это разновидность иммерсивного искусства, когда вы передвигаетесь по городу, но получаете через наушники информацию, которой нет у горожан вокруг. Хотя у «1000 шагов…» есть одно отличие: променад не предлагает взглянуть на город и ощутить себя в нем по-новому, как, скажем, в знаменитом «Remote X» группы Rimini Protokoll. В этом смысле новый променад вполне традиционен: вам рассказывают, кто что строил, кто где жил и что происходило с начала XX века в окрестностях Пречистенки.

Но выводы в финале вы сделаете сами. В доме на Пречистенке, 10 в 1942–1948 годах находился Еврейский антифашистский комитет. История его уничтожения известна. Пречистенка, 24 — «калабуховский дом», где бывал молодой Булгаков и где он потом «пропишет» профессора Преображенского. Неподалеку — маленькая приземистая избушка, где будет жить писатель, женившись на Любови Белозерской, в том же доме он поселит своего Мастера. Пречистенка, 6 — здание бывшего ЗАГСа, там Булгаков расписался с Белозерской, а Есенин — с Дункан. Пречистенка, 20 — особняк, пожалованный Луначарским американке Дункан, решившей открыть школу танца в самом справедливом на земле государстве. Ослепление скоро прошло: впервые попав на прием к советским чиновникам, Дункан ужаснется нарушению всех идеалов равенства. А потом смирится — и будет принимать кремлевские пайки.

Модерн, эклектика, поздний ампир — что ни здание, то шедевр. Совсем рядом с этими шедеврами будет умирать старый Федор Шехтель — в нищете, без своего угла. Автор нескольких пречистенских особняков Лев Кекушев закончит дни в сумасшедшем доме. Именем профессора Сербского, протестовавшего против нарушений гражданских свобод, в 1921 году назовут расположенную тут же клинику — со временем она станет столпом репрессивной психиатрии. А пока, в 1930-е, приходится действовать привычными методами: проживающий неподалеку писатель Владимир Ставский пишет письмо наверх: просит решить вопрос с Осипом Мандельштамом, вернувшимся из Воронежской ссылки. Его услышат.

«1000 шагов…» провоцируют память — так, в спектакле нет знаменитой ахматовской фразы, но, рассказывая о нем, без нее не обойтись: «Мы шли по Пречистенке, о чем говорили — не помню. Свернули на Гоголевский бульвар, и Осип сказал: «Я к смерти готов»». К тому времени стихи Мандельштама о Сталине уже написаны. И его тоже услышали.

В общем, дело не в дожде, сопутствовавшем нашей прогулке. «1000 шагов…» — променад мрачный. Чем дальше по Пречистенке, тем яснее: вся эта художественная элита, даже те, кто строил сам район, никогда не были здесь хозяевами. Лишь квартирантами, легко переходящими в статус подсудимых. И потому, когда возле бассейна «Чайка» (финальная точка маршрута, единственный бассейн, доступный Серебренникову, чтобы уложиться в два часа) появляется человек в бушлате и требует сдать наушники, ему не нужно полицейских корочек. За полтора часа экскурсанты освежили в памяти историю и не будут ничему сопротивляться.

Михаил Зыгарь выпускает аудиоспектакль-прогулку «1000 шагов с Кириллом Серебренниковым»

10 и 11 ноября 2018 года на московских улицах проходят закрытые предпремьерные показы аудиоспектакля «1000 шагов с Кириллом Серебренниковым». Автор сценария и режиссер спектакля – политический журналист Михаил Зыгарь. Текст озвучил режиссер Кирилл Серебренников.

«1000 шагов с Кириллом Серебренниковым», говорится в официальном релизе проекта, это спектакль о художниках, которые, несмотря на сопротивление, в разные времена пытались сломать стереотипы и раздвинуть границы, и о том, что из этого получалось.  Напомним, что Кирилл Серебренников находится под домашним арестом с августа 2017-го года. Один раз в день ему позволено выходить на прогулку в строго очерченных пределах.

«Надев наушники, – рассказали журналу ТЕАТР. организаторы, – зрители смогут услышать голос режиссера Кирилла Серебренникова, узнать из его уст подробности о домах, в которых жили великие люди прошлого, об их жизни и творчестве, об отношениях с властью. Участники проекта смогут пройти по тем же улицам, что Серебренников и его соседи в прошлом: Михаил Булгаков, Сергей Есенин, Айседора Дункан, Борис Пастернак, Лев Кекушев, Вера Мухина, Александр Герцен и другие”.

Как стало известно журналу ТЕАТР., маршрут проходит по треугольнику между улицами Остоженка и Пречистенка.

Это спектакль станет первой работой Мобильного художественного театра – инновационного приложения со спектаклями, которые разыгрываются в воображении зрителя. Проект придумали и реализовали в студии «История будущего» журналиста Михаила Зыгаря и продюсера Карена Шаиняна. Декорациями спектаклей будут улицы городов, персонажами – реальные люди из прошлого, озвученные голосами известных артистов. Технической основой этого театра станет мобильное приложение, в котором будут регулярно выходить новые спектакли. Официально Мобильный театр откроется весной 2019 года. Однако, Михаил Зыгарь и его соратники посчитали важным, выпустить первый проект именно сейчас, в дни, когда в Москве начался суд на режиссером Кириллом Серебренниковым и его коллегами.

«История будущего» – это студия по созданию сайтов, мобильных приложений, анимационных фильмов, которая придумывает экспериментальные форматы и новые способы рассказывать истории. Самые известные проекты — «1917. Свободная история» – документальная мобильная история в виде постов реальных людей из прошлого в поворотный для России год, а также международный документальный сериал для мобильных телефонов, выпущенный на трех языках, «1968.DIGITAL».

Михаил Зыгарь – российский писатель, режиссёр, политический журналист, военный корреспондент, бывший главный редактор телеканала «Дождь», автор бестселлера «Вся кремлёвская рать» и «Империя должна умереть». Лауреат Международной премии за свободу прессы, учрежденной Комитетом по защите журналистов (International Press Freedom Award by CPJ).

Проект «1000 шагов с Кириллом Серебренниковым» проходит при поддержке Центра документального кино.

Фото: ЕКБ

1000 шагов с Кириллом Серебренниковым

Жанр иммерсивного театра стал очень популярен в наши дни. Это понятие стало настолько размытым, что часто нельзя предугадать, что скрывается за тем или иным перфомансом. С уверенностью можно сказать лишь то, что «иммерсивный спектакль» — это спектакль с полным погружением в атмосферу действия, успех которого зависит от того, насколько зритель вовлечен в сюжет, и как сильно задействованы его органы чувств.

Помимо спектаклей-променадов, с которых все началось, стали появляться все новые и новые форматы. Сам зритель далеко не всегда понимает, чего ждать от представления. Порой, желая посетить интерактивное мероприятие, человек получает совсем не то, чего ожидал.

Именно поэтому мы разработали уникальный инструмент под названием «10-бальная шкала иммерсивности», благодаря которой вы сможете разобраться, что к чему.

Итак, мы оценили все иммерсивные шоу по следующим параметрам:

1. Визуальная составляющая.

Это возможность видеть происходящее во время  Так как большинство спектаклей все-таки подразумевает визуальное действие, оценивается эта графа всего в 0,5 балла. Не получил их только «Морфеус», где во время всего действия у участников завязаны глаза.

2. Аудиальная составляющая.

Во время представления используются различные аудиоэффекты. Оценивается в 0,5 балла, по той же причине, что и визуальная составляющая.
Таким образом, самый обыкновенный спектакль получил по 1 балл по шкале иммерсивности.

3. Воздействие на органы чувств.

Подразумевается ли во время представления воздействия на такие органы чувств как обоняние, осязание и вкус.

За использование различных запахов и ароматов, которые еще больше погружают зрителя в атмосферу действия, мы даем 1 балл («Анна Каренина» Казань, «Морфеус»).

За возможность прикасаться к декорациям и рассматривать их более детально с помощью тактильных ощущений дается 0,5 балла, а вот целый 1 балл дается в случае, если предметы, имеющиеся в руках у гостей, играют важную роль в ходе всего представления (Например, как в шоу «Картель» и др.).

Если при погружении в сюжет зрители могут что-нибудь попробовать, используют вкусовые ощущения, шоу также получает 1 балл. В этом случае мы присудили баллы не только тем перфомансам, где угощают абсолютно всех участников («Зеркало Карлоса Сантоса», «Затмение» и др.), но и тем, где гости могут воспользоваться баром только по VIP-билету («Вернувшиеся», «Пиковая дама»).

Дальше – самое интересное.

4. Влияние на сюжет

Поскольку возможность не только смотреть, но и участвовать в действии и даже немного повлиять на сюжет, является одним из самых интересных способов погружения в иммерсивном шоу, мы оцениваем эту возможность до 2 баллов. Соответственно, если публика никаким образом не влияет на сюжет, как в любом променаде, спектакль получает 0 баллов.

1 балл получают те шоу, в которых степень зрительского влияния немного выше – это такие постановки, как «Совместные переживания» и «Параллель», где каждый имеет возможность высказаться наравне с актерами и задавать им вопросы.

1,5 балла награждаются перфомансы, где в сюжете есть несколько ответвлений и от зрительского участия зависит, как будет происходить и чем закончится действие. Это «Морфеус», «Картель» и «Москва 2048».

2 балла присуждаются театрам, в которых зрителю дается определенная роль, и он строит сюжет от начала и до конца. Забавно, что представлений с таким уровнем зрительского участия на Российском рынке пока нет.

5. Взаимодействие с актерами.

Какое же иммерсивное шоу без актеров? А вот такое, как «Время, которое…», например. Там, как и в Remote Moscow, вы можете услышать актеров только через наушники. Поэтому такие аудиоспектакли не получают ни одного балла.

1 балл дается тем постановкам, где предусмотрено небольшое взаимодействие с актерами, одинаковое для всех участников. Это «Чайка», «Анна Каренина» (Казань), «Идиот», и др.

1,5 балла мы наградили шоу, где избранные гости получают более детальное взаимодействие с персонажами. Возможно, и вы станете счастливчиком, и именно вас выберут актеры спектаклей «Дом 1097» или «Безликие» для того, чтобы сыграть с вами небольшую сцену.

2 балла вручаются постановки, где актеры взаимодействуют с каждым участником индивидуально. Это такие шоу, как «Картель» и «Морфеус».

6. Взаимодействие зрителей друг с другом

Большинство спектаклей-променадов запрещают зрителям обсуждать увиденное прямо во время представления, поэтому шоу «Вернувшиеся», «Пиковая дама», и проч. получают 0 баллов.

Возможность поговорить с товарищем во время действия оцениваются в 0,5 баллов. При условии, что ваш разговор не имеет никакого влияния на ход действия и сюжет («Параллель», «Неявные воздействия»).

А вот если гостям необходимо совещаться и принимать какие-то решения для того, чтобы двигать сюжет, то такое шоу зарабатывает 1 балл. («Морфеус», «Москва 2048»).

7. Возможность перемещения

Вы любите прогулки? Или вам больше нравится сидеть в удобных креслах? Сейчас существуют форматы на любой вкус. Так, полное отсутствие перемещения мы оценили в 0 баллов («Совместные переживания», «Морфеус». Необходимость передвигаться строго по намеченной схеме (без возможности отклониться от маршрута) – 0,5 («На трубе», «Декалог на Сретенке» и др.). Свободное перемещение по локации – 1 балл («Безликие», «Вернувшиеся» и др.).

Все люди разные, и каждому комфортен свой уровень иммерсивности. Надеемся, что эта шкала поможет вам выбрать иммерсивное шоу, которое точно придется вам по душе!

режиссер Кирилл Серебренников – Москвич Mag – 26.06.2020

О прогулках по Москве «второго ряда», сократившейся дистанции между людьми в мире вопреки коронавирусу и о том, что привычку ходить по вечерам в театр ничто не изменит.

Я москвич недавно…

Лет двадцать или, наверное, даже чуть меньше. В Москву приезжал и в детстве, и в юности, ходил в театры, смотрел спектакли и всегда понимал, что это тот город, в котором хочу жить.

Когда переехал и на телевидении получал достаточно скромную зарплату, почти всю ее тратил на такси. Я решил не погружаться в метро, а понять, как Москва устроена «с земли». Ездил, изучал город, смотрел по сторонам, на дома, на архитектуру.

Сейчас живу…

Как немосквичу мне хотелось жить в историческом центре, там, где красивые дома и тихие улицы. Я поселился на Пречистенке. Тихий центр. Но за все те годы, что живу здесь, тихо не было ни одной минуты. Каждое мое утро начинается со звуков стройки. И этим тоже интересна Москва. Обаяние ее в том, что тут все время что-то происходит, что-то бесконечно меняется, этот город зыбкий, неуловимый.

Отличие москвичей от жителей других городов…

Скорость и включенность в большой мир.

Москва — наше «окно в Европу» сегодня, каким когда-то был Петербург. Сейчас то «окно» немножко заколочено, вернее, оно настолько хрупкое и ценное, как раритет, что к нему лучше не прикасаться. А Москва — живой портал общения с внешним миром, мировой культурой, мировыми знаниями, мировыми индустриями. Живя в Москве, ты становишься гражданином мира.

Составить портрет москвича невозможно. Москва — многомиллионный город, огромный мегаполис. В его районах живут не похожие друг на друга люди, увлеченные разными делами и работающие в разных сферах. Поэтому я не понимаю, как из миллиона лиц сделать одно. Москва — это именно многообразие, это diversity.

Люблю гулять…

Много времени я провожу в театре на улице Казакова. Иногда гуляю по бульварам, Покровке, по набережным. Ночами люблю гулять по Москве «второго ряда». Там, за парадными фасадами главных улиц, внутри, скрываются настоящие сокровища. По Генеральному плану реконструкции Москвы улицы застраивались фасадами на проспекты, а за ними оставались старые дворцы, усадьбы, небольшие городские дома, и все это разглядывать очень интересно.

Два года я гулял по району Хамовники.

Куда давно хотел попасть, но никак не мог добраться…

Скоро откроется дом Наркомфина на Новинском бульваре. Постройку Моисея Гинзбурга 1930-х годов сейчас восстанавливают. Она будет жилой. Хочу посмотреть, как там все получилось.

Меня волнует все, что связано московской архитектурой, с конструктивизмом в особенности. Любое проявление этого стиля в Москве считаю невероятной ценностью. Много про это читал и интересно сличать впечатления с реальностью.

А еще я пока не побывал в новом концертном зале в «Зарядье». Когда зал только открывался, не смог попасть, потому что «Зарядье» было вне зоны разрешенной прогулки. А потом вихрь жизни закрутил, и было уже не до этого. Но пойти туда и проверить акустику собираюсь.

Любимые рестораны…

Мои любимые — Selfie Анатолия Казакова, «Уголек», «Северяне», Pinch Ильи Тютенкова, White Rabbit Бориса Зарькова и Владимира Мухина, их же «Горыныч». Они первыми во время карантина открыли доставку. Часто бываю в «Токио» на Никитской улице. Там потрясающие запеченные суши.

Современный театр вернется к прежней жизни…

Как только зрители почувствуют безопасность и ситуация позволит без страха собираться в одном помещении, все вернется. Привычка ходить в театр по вечерам вырабатывалась годами, десятилетиями, и, я надеюсь, ее уже ничто не изменит.

Наши любимые авторы уже все, что могли, написали и предрекали подобный кошмар и безумие. Кто-то оказался ближе к картине происходящего, кто-то дальше. Я, кстати, думаю, что возникнет новое поколение авторов, которые сформулируют то, что с нами происходило, происходит и будет происходить. Это может быть не обязательно связано только с вербальностью, но с «аудиальностью» или визуальностью, с какими-то медиа эмоционального проникновения, с дополненной реальностью.

Я думаю, что люди захотят забыть все это побыстрее, как-то по-новому развлечься и отпраздновать победу над бациллами, но уже с новым опытом.

Эта эпидемия так всех сблизила, что люди разных стран стали лучше чувствовать друг друга. Проблемы американцев, немцев и китайцев теперь сделались и нашими проблемами, мы чувствуем то же, что и они. А они теперь прекрасно понимают нас. Все в одной лодке.

На самом деле, дистанция между людьми сократилась, даже несмотря на то что она сейчас физически огромна, виртуально все стали намного ближе.

Отдельные отрасли достигли таких успехов в диджитализации, что просто диву даешься, как это круто. Это касается и доставки, и каких-то новых сервисов и услуг, возникших в создавшейся ситуации.

Страшная трагедия, теракт, с которого начинался XXI век (я имею в виду 11 сентября), приучила нас проходить через рамки, через просвечивающие устройства, перед посадкой в самолет в аэропортах сдавать воду. Теперь же у человечества наверняка останутся антиэпидемиологические навыки, что неплохо.

Мы будем лучше относиться к гигиене, собственному здоровью, а заодно и потреблению. Потребление чего-то ненужного снизится, а чего-то полезного и толкового останется. Кризис смоет пену, все мыльные пузыри, в том числе и в экономике, лопнут.

Люди наконец поймут, что не надо все «хапать» без разбора. Знаете, в гробу карманов нет! И, в конце концов, когда тебя запирают в квартире, не так много вещей и нужно.

Надежда Оболенцева, Екатерина Варнава, Кирилл Серебренников, Иван Дорн и другие на премьере фильма «Петровы в гриппе»

Кирилл Серебренников

Вчера вечером в Москве в кинотеатре «Художественный» состоялась премьера фильма Кирилла Серебренникова «Петровы в гриппе», который ранее уже был показан в конкурсной программе Каннского кинофестиваля.

Гостями светского мероприятия стали Надежда Оболенцева, Софья Капкова, Федор Бондарчук, Александра Ревенко, Александр Молочников и Екатерина Варнава, Варвара Шмыкова, Марина Александрова, Лолита Милявская, Лия Ахеджакова и многие другие.

Были, конечно, и члены съемочной группы, в том числе режиссер Кирилл Серебренников, оператор Владислав Опельянц, продюсер Илья Стюарт, актер Семен Серзин и сыгравший в фильме певец Иван Дорн.

Софья Капкова и Надежда ОболенцеваМарина АлександроваАлександр Молочников и Екатерина ВарнаваЛолита МилявскаяНателла КрапивинаФедор БондарчукСветлана Устинова и Илья СтюартИван Дорн

К столичной премьере фильм, снятый по книге Алексея Сальникова, подошел с внушительным багажом из хвалебных рецензий и профессиональных наград. Так, в Каннах, где фильм встретили овациями, был отмечен оператор ленты Владислав Опельянц — он получил премию Высшей технической комиссии.

Владислав Опельянц с женойДаниил Радлов и Варвара ШмыковаВарвара ШмыковаКирилл СеребренниковЛия АхеджаковаАлександр ГудковДарья ЧарушаРезо Гигинеишвили

Семен Серзин

На этом, впрочем, фестивальная история фильма вовсе не заканчивается. Накануне московской премьеры стало известно, что фильм «Петровы в гриппе» покажут и на Лондонском кинофестивале, который пройдет с 6 по 17 октября 2021 года. Столичный показ, к слову, состоялся в день рождения Кирилла Серебренникова. Так что в зале в этот вечер звучали не только поздравления с премьерой, но песня Happy Birthday в исполнении Ивана Дорна.

Кирилл Серебренников и Иван Дорн

В центре сюжета фильма — история самой обычной семьи, которая принимает самый неожиданный оборот. Заболевшие гриппом люди внезапно открывают в себе неизвестные ранее грани личности — странные и даже пугающие. Сами они становятся участниками порой весьма необычных событий, и в охватившей всех лихорадке сложно понять, где же реальность, а где фантазии.

Александр МолочниковЕкатерина ВарнаваАлександр Горчилин и Александра РевенкоСергей КапковКирилл Серебренников и Илья СтюартАндрей Бурковский с женойАлександр ГорчилинИван ДорнЮлия АугНаталья и Мурад ОсманнМаксим ЛагашкинИлья Бачурин

В российский прокат лента выйдет 9 сентября. Ее также закупили в ряде европейских стран.

Дом, который построил Кирилл | Colta.ru

Их трое. Рояль, человек и пристав. Левой рукой человек исполняет на рояле Чакону Баха, а правой прикован к равнодушному миру, который воплотился вот в этом безликом представителе системы.

Эта сцена собирает самые громкие и продолжительные аплодисменты у премьерной публики «Гоголь-центра». Понятно почему: басманное правосудие, арестованный по решению суда рояль Yamaha и прочие всем известные обстоятельства дела «Седьмой студии».

Но спектакль Кирилла Серебренникова — все-таки не о тех наручниках, что на правой руке, а о куда более сильных узах, не позволяющих художнику оторваться от своего рояля или монтажного стола. Первая рифма, что приходит в голову, — с фильмом Ларса фон Триера «Дом, который построил Джек», где есть похожий кадр: вокруг безумие и ад, а Гленн Гульд, не отрывая взгляда от клавиш и подпевая сам себе, раз за разом повторяет Партиту № 2 все того же Баха.

Эту картину Серебренников, конечно, видеть не мог: прошлой весной, когда Триер привез ее в Канны, он уже сидел под домашним арестом и сочинял будущий спектакль. Но и «Барокко», и «Дом, который построил Джек» — примерно об одном и том же: о природе творчества и об аде, окружающем художника. Ну и о себе, конечно.

© «Гоголь-центр»

Как и новое триеровское кино, «Барокко» полно отсылок к собственным и чужим работам: внимательный зритель найдет здесь самоцитаты из недавней «Машины Мюллер» и старенькой «Голой пионерки», из «Обыкновенной истории», «Сна в летнюю ночь» и даже из «Идиотов» по фильму Триера, поставленных в «Гоголь-центре» пять лет тому назад.

Если говорить о структуре этого гезамткунстверка, то «Барокко» из последних спектаклей Серебренникова больше всего походит на его же «Машину Мюллер»: место действия — везде, время действия — всегда. Энди Уорхол может запросто столкнуться на прогулке с Жанной д’Арк, арии из опер Монтеверди и Генделя наплывают на философские тексты Жиля Делёза и Жоржа Батая, а кадры из «Забриски-пойнт» или «Красоты по-американски», начавшись на экране, перетекают в зал. Туда же, в зал, в какой-то момент спустится и актер Никита Кукушкин, чтобы перебить спектакль превеселой интермедией с прегрустным лейтмотивом «Мы все умрем». Нет никаких правил, ребята, это же барокко.

И «Барокко», и «Дом, который построил Джек» — примерно об одном и том же: о природе творчества и об аде, окружающем художника.

Десять эпизодов смонтированы в причудливом порядке, и сама эта причудливость роднит спектакль Серебренникова с барочным миропониманием. Созданный режиссером мир он сам в предисловии к буклету «Барокко» именует «третьим местом», которое находится где-то между реальностью и воображением. А раз так, то самое важное здесь — не сам сон, а, скорее, личность сновидца. «Если написать “человек Барокко”, то речь пойдет о человеке эпохи Барокко, но если между этими словами поставить всего лишь одну горизонтальную черту, то получится “человек-барокко”, то есть неправильный человек, странный человек. Человек, выпадающий из нормального, привычного, годного. Человек-ошибка. Человек-аффект. Человек-боль», — пишет Серебренников.

Человек-боль — это извечный герой спектаклей Кирилла Серебренникова. Пытаясь вырваться из унылой реальности, он обречен на изгойство: такими были и 14-летний Максим из сигаревского «Пластилина», когда-то принесшего режиссеру славу, и героиня Чулпан Хаматовой в «Голой пионерке», и даже триеровские идиоты в одноименной постановке «Гоголь-центра».

© «Гоголь-центр»

Но человек-боль — это и триеровский Джек, так возмутивший зрителей Каннского фестиваля своим гипертрофированным насилием. Хотя дом, построенный им, находится в том же «третьем месте», описанном Серебренниковым, и насилие, которым грезит этот мнимый серийный убийца, происходит исключительно в его воображении. Казнясь и видя в своем Джеке любого художника и самого себя, Триер уготавливает ему финальный спуск прямо в дантовский Ад — так называемый катабасис. Инфернальный огонь следует за ним по пятам на протяжении всего фильма.

Огонь — один из главных героев и в спектакле «Гоголь-центра»: его подзаголовком даже стал хэштег #игрысогнем. Но если для Джека единственным способом покинуть этот гребаный мир становится катабасис, то есть сошествие в преисподнюю, то для Серебренникова огонь — это путь к анабасису, то бишь к восхождению. Привычный ад — это место, где ты до конца жизни выплачиваешь ипотеку и терпишь унижения от начальника, но всегда найдутся люди, готовые взойти на костер и улететь в небо в виде пепла. Жанна д’Арк, Ян Гус, чешский студент-самосожженец Ян Палах и безумец из «Ностальгии» Тарковского — каждый из них восходил на костер и совершал свой собственный анабасис.

А финальным кадром «Барокко» становится соблазнительно прекрасная сцена из фильма Антониони «Забриски-пойнт», где на воздух взлетает не просто человеческий прах, но целый особняк. Жжете, ребята.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА КАНАЛ COLTA.RU В ЯНДЕКС.ДЗЕН, ЧТОБЫ НИЧЕГО НЕ ПРОПУСТИТЬ

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA. RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

«В первую очередь нацелены на деятелей культуры» — митинг российских звезд перед судом над режиссером | Россия

Кирилл Серебренников явился в суд на этой неделе в черной футболке с посланием для России, цитатой из «Мертвых душ» Николая Гоголя: «Русь, что тебе от меня нужно?»

Это был уместный вопрос от ведущего российского режиссера-авангардиста, которому грозит мучительный многомесячный уголовный процесс, который рассматривается как проводник свободы творчества в стране.

Серебренникову предъявлено обвинение в хищении, ему грозит 10 лет лишения свободы.Сторонники сравнили суд над ним с чисткой режиссеров во время Советского Союза и цензурой ведущих писателей при царях.

«Люди культуры всегда занимали самое опасное положение в России», — заявила Guardian во вторник в суде Лия Ахеджакова, знаменитая актриса, сыгравшая в таких советских классических фильмах, как «Служебный роман». «Они первыми становятся мишенью».

Прокуратура утверждает, что Серебренников и трое других обвиняемых присвоили 1,2 миллиона долларов (937 000 фунтов стерлингов) у театральной труппы Studio Seven в 2011–2014 годах.Защита утверждает, что деньги пошли на постановку.

Критики считают, что проблемы Серебренникова больше связаны с его политикой, чем с деньгами. Режиссер-виртуоз зарекомендовал себя как режиссер пьес и фильмов, бросающих вызов социальным нормам, в карьере, которую отстаивали некоторые кремлевские чиновники, но при этом он заработал себе могущественных врагов.

«Студент», постановка 2016 года о подростке, который использует религию, чтобы подчинить своих одноклассников и учителей, была воспринята как резкая критика Православной церкви.Дебют балета «Нуреев» в постановке Серебренникова в 2017 году в Большом театре отложен из-за опасений по поводу открытого изображения гомосексуальности танцора.

Сейчас человек, создавший очаг авангардного театра в Гоголь-центре в Москве, проводит дни в суде, разбирая отчеты о расходах.

Во время семичасового судебного заседания во вторник он вызвал смех в галерее, когда рассказал, как подтвердил просьбу о покупке музыкального инструмента. «Ура! Давай купим пианино! » он вспомнил слова.

Он сказал, что больше сосредоточен на производстве, чем на закупках.

«Я был художественным руководителем», — заявил он во вторник в Мещанском суде Москвы. «Я ничего не знал о бухгалтерском учете».

Дело стало заметным среди российской интеллигенции. В суде вы, скорее всего, столкнетесь с некоторыми звездами кино и кино, а также с известными журналистами, наблюдающими за процессом.

В недавний вторник 80-летняя Ахеджакова дремала в первом ряду, пока защитник часами проверял зарплаты своих сотрудников.Рядом с ней сидела Чулпан Хаматова, Прощай, Ленин! звезда, высказавшаяся в поддержку Серебренникова.

«Как будто никогда раньше в театре не работали», — вздохнула Ахеджакова после слушания.

Среди других участников были известная писательница Людмила Улицкая и актер Ксения Раппопорт. Ряд зарубежных артистов также высказались в поддержку Серебренникова, в том числе актриса Кейт Бланшетт и немецкий театральный режиссер Томас Остермайер.

Но по мере того, как судебный процесс превращается в месяцы детальной проверки финансовых документов, наметился элемент усталости.Суд был заложен только в день открытия. Теперь на задних скамейках места предостаточно.

«Эта часть процесса менее драматична», — сказала Зоя Светова, известный журналист и правозащитник, присутствовавшая в суде в среду. «Люди высказали свое мнение. И теперь они ждут, чтобы увидеть, чем это закончится ».

Нарушение монотонности — одна из причин смены звезд, прибывших в поддержку Серебренникова и его сообвиняемых Алексея Малобродского, Софии Апфельбаум и Юрия Итина.

Это может также объяснить новые ежедневные цитаты на рубашке Серебренникова, каждая из которых взята из его постановок. Одно сообщение гласило: «Сжечь» — отсылка к постановке «Маленьких трагедий» Александра Пушкина. Другая — «топить все», как говорит Фауст Мефистофелю в пушкинской «Сцене из Фауста». Третий гласит: « Deus conservat omnia » — Бог хранит все — этот слоган был показан неоновым светом на сцене во время «Ахматовой» Серебренникова. Поэма без героя.

Другие искали собственные способы сохранить дело свежим.

Михаил Зыгарь, известный российский журналист и писатель, разработал пешеходную экскурсию по Москве, рассказанную Серебренниковым.

Серебренников находится под домашним арестом, но ему разрешают выходить на улицу на два часа каждый день, а пешеходная экскурсия проходит по обычному маршруту автора.

Зыгарь сказал, что хотел бы отпустить пешеходную экскурсию во время суда, чтобы дать россиянам понять, что «это может случиться с любым из нас» и потому, что «то, что шокировало, может начать казаться нормальным.».

Во время экскурсий Серебренников рассказывает историю своего района в Москве, который был домом для культурных деятелей, таких как Михаил Булгаков, Борис Пастернак, поэт Сергей Есенин или философ и писатель Александр Герцен.

«Рассказы каждого из этих деятелей культуры напоминают личную историю Кирилла, у каждого писателя или художника есть свой конфликт с властью», — сказал Зыгарь.

Затем он добавил: «Надеюсь, его история не будет такой трагичной, как некоторые другие.»

Кирилл Серебренников на Каннском конкурсе« Грипп Петрова »

Спустя три года после того, как его музыкальная драма «Лето» поклонилась на набережной Круазетт, Кирилл Серебренников вернулся на главное соревнование Канн с «Гриппом Петрова», невозмутимой галлюцинаторной игрой по постсоветской России, охваченной таинственной эпидемией гриппа, которая адаптирован из отмеченного наградами романа Алексея Сальникова 2018 года. В этом месяце фильм будет показан на кинофестивале в Сараево.

Серебренников, однако, не смог пройти по красной лестнице у знаменитого Каннского театра Люмьер на премьеру фильма.51-летнему Хельмеру запретили выезд из России после того, как в июне 2020 года он был приговорен к трем годам лишения свободы условно и оштрафован по делу о хищении, что, по мнению его сторонников, является сфабрикованным обвинением.

В этом году российский режиссер не приедет на набережную Круазетт после того, как он был вынужден пропустить премьеру «Лето» 2018 года, находясь под домашним арестом. Примерно в то же время к нему обратились с просьбой написать сценарий «Гриппа Петрова», который был снят, когда Серебренников предстал перед судом Москвы — опыт, который он описал как «параллельные жизни».”

Фильм, который продюсировал Илья Стюарт из Hype Film и продает Charades, был готов к премьере в Каннах-2020 до того, как пандемия коронавируса перечеркнула эти планы. Это также сделало «Грипп Петрова» устрашающим даром предвидения, поскольку ведущий Семен Серзин кашляет и прокладывает себе путь через лихорадочный сон, рожденный бредовым воображением Серебренникова.

Известный театральный и кинорежиссер не сидел сложа руки, освежая свой немецкий, удаленно монтировал постановку «Парсифаля» в Венской государственной опере и приступил к работе над своим следующим полнометражным фильмом, исторической драмой XIX века. Россия о девушке, которая влюбляется в музыканта.

В разговоре с Variety Серебренников рассказал о том, как жить в страхе и максимально использовать одиночество, шутя о том, что он отбыл домашний арест задолго до того, как мир оказался в изоляции: «У меня была собственная история об изоляции. Теперь это общемировая тенденция. Я как пионер изоляции ».

Как вы попали в «Грипп Петрова»?
Меня наняли написать сценарий. И я начал читать [роман, по которому снят фильм] и понимать, как взять эту очень сложную современную русскую литературу и превратить ее в фильм.В процессе я влюбился в эту историю, потому что многие из них были для меня очень личными. И когда я закончил сценарий, я не хотел отдавать его кому-то другому.

Что вы в нем увидели?
С моей точки зрения, это очень русский фильм и очень личный фильм о наших страхах: советских и постсоветских страхах, а также о людях, у которых было одинаковое детство. Но выбор нашего фильма для конкурса [Канны] показывает, что люди из разных культур и с разным опытом имеют что-то общее, и они могут испытывать одни и те же страхи и испытывать одни и те же чувства по поводу одиночества, связи с чем-то невероятным и страшным и странный.

Вы снимаете фильм о России во времена загадочного гриппа. А потом, по этому жуткому совпадению, мир поразил загадочный грипп. Это как-то повлияло на фильм?
Думать наперед всегда очень сложно. Вы не можете думать наперед, вы можете только чувствовать себя впереди. Я всегда говорю, что фильм снимается сам; это не я снимаю фильм. Фильм извлекает из реальности, из вселенной то, что он хочет.

На съемках этого фильма вас судили в московском суде.На что это было похоже?
Это были параллельные жизни. С утра до вечера я [был в суде]. Ночью я пришел в павильон и на локации и снял эту историю. Было время, когда я вообще не спал, но съемка помогла мне не думать обо всем этом абсурдном, кафканском процессе.

Вам не разрешают выезжать из России с 2017 года. Какие у вас планы на день, когда вы сможете?
Я надеюсь, когда весь мир сможет путешествовать, я присоединюсь ко всему миру.[Под домашним арестом] У меня была своя история об изоляции. Теперь это общемировая тенденция. Я как пионер изоляции.

Что вы посоветуете людям, которые справляются с этим во время пандемии?
Изучайте языки, которые вы даже не планировали изучать. Теперь у вас есть время читать самые большие книги. Смотрите фильмы, которые вы никогда раньше не видели. Позвоните кому-нибудь по телефону и попробуйте возобновить связи с людьми из вашей прошлой жизни. Тогда у вас будет достаточно времени, чтобы подойти к зеркалу и сказать: «Привет, я», задать себе основные вопросы и попытаться получить основной ответ о себе.

Вы прислушивались к собственному совету?
Я начал учить немецкий язык. Я много работал над музыкой и писал новые оперы. Я читал действительно огромные книги, которые купил много лет назад, которые лежали в дальних углах моей квартиры. И я задавал себе очень важные вопросы, на которые старался откровенно ответить. Сосредоточиться на себе — это не так уж плохо. Иногда это открывает много новых источников для будущего, для следующего шага в вашей жизни. В этом уединении нужно найти что-то действительно хорошее. И это возможно.

дополнительный экранный ридер

Подробнее о:

«Грипп» Кирилла Серебренникова приезжает в Россию

На прошлой неделе в элегантном Художественном театре Москвы с грохотом прошла премьера фильма Кирилла Серебренникова «Грипп Петрова», первого фильма режиссера после его освобождения из-под домашнего ареста.

Фильм уже был показан западной фестивальной публике. На Каннском фестивале «Грипп Петрова» оператор Владислав Опельянц получил заслуженную премию CST за техническое артистизм.Серебренников не присутствовал ни на одной из европейских премьер, так как ему до сих пор не разрешено выезжать из страны.

Подъемник

Пока актеры и другие звезды российского кино прогуливались и позировали фотографам по красной дорожке, из ниоткуда появился аккордеонист, который исполнил виртуозную версию «Маруси Раз, Два, Три» в центре изысканного зала. Гости вытащили телефоны и начали снимать представление, прежде чем сообразили, что музыкант — Айдар Салахов, один из композиторов фильма, который также играл на аккордеонисте в одной из сцен фильма.

Перед показом программный директор театра Стас Тыркин поприветствовал зрителей видеообращением из Венеции, где проходил кинофестиваль. Серебренников и весь состав вышли на сцену вместе с Алексеем Сальниковым, автором романа «Петровы в гриппе и вокруг него», по которому был снят фильм.

Серебренников сказал зрителям: «Вы видите, что нам очень понравилось во время съемок. Мы любили друг друга и весело проводили время.Надеюсь, вы почувствуете эту атмосферу настоящей любви, товарищества и взаимной поддержки ».

Кирилл Серебренников Дмитрий Васин / MT

Он добавил, что самым странным в фильме было то, что все кашляют, но при этом никто не носит маски, поскольку фильм был снят до пандемии, когда жизнь была другой. В конце Серебренников попросил спеть украинского певца и звезды фильма Ивана Дорна.Дорн запел режиссеру «С Днем Рождения» — Серебренникову 7 сентября исполнилось 52 года, — к нему присоединились актеры и съемочная группа. Режиссер задул свечи на праздничном торте. По крайней мере на мгновение им удалось развеять вездесущую осведомленность о продолжающейся пандемии.

Серебренников сказал Moscow Times, что фильм — это «черная комедия, которую люди могут смотреть в течение двух с половиной часов». Потом ты идешь домой и думаешь об этом ». Он добавил, что после премьеры собирался на занавес своего спектакля «Декамерон» — еще одного литературного произведения об эпидемии — в Гоголь-центре, театре, который он возглавлял до ареста в 2017 году.

Шатер Художественного театра Дмитрий Васин / MT

Сто лет зимы

Затем зрители устроились смотреть фильм о простых людях с обыкновенной фамилией — Петров, которые живут в большом провинциальном городе Екатеринбурге, но без каких-либо опознавательных ориентиров. Это могло быть где угодно. Время остановилось на заснеженных улицах, машины побитые, мебель убогая, дома ветхие.Но жители не борются со своим отчаянием и не жалуются, что не могут подняться по лестнице успеха. Они озабочены гриппом и галлюцинациями, которые он вызывает. В начале фильма реальность сливается с их видениями.

Это смешно и мрачно одновременно. Петрова (Чулпан Хаматова) работает в библиотеке, охотится на маньяков и перерезает глотки в нерабочее время — или действительно? Мы никогда не узнаем. Ее бывший муж Петров (Семен Сержин) разбирает старые машины на СТО, рисует по ночам комиксы и видит НЛО. Он становится реальной моделью литературного персонажа, созданной архетипичным писателем-неудачником Сергеем (Иван Дорн). Постоянно пьяный Игорь (Юрий Колокольников) или Айд (Аид) следует за Петровым на протяжении всей истории — но настоящий ли он?

Трудно также сказать, какой год идет на экране — у людей уже есть сотовые телефоны, но город выглядит как 90-е. Интернет впервые упоминается в середине фильма, но технологии не играют никакой роли в жизни города. Единственный, кто сбегает из этого болота, — это мертвец, которого играет рэпер Хаски, который встает из своего гроба.Его бегство по извилистым улицам сопровождается одной из его песен, из которой следует, что действие фильма происходит сегодня; Хаски стал известен после 2016 года. Но перед сценой его побега из гроба было долгое воспоминание о позднесоветской эпохе с тем же снегом и бесперспективностью. Кажется, что время идет по кругу.

Круглая структура и камера Опелянца скрепляют части фильма, особенно в великолепном 18-минутном непрерывном кадре, который следует за Петровым через несколько сцен. Но на этом фильм еще не закончился. Ничего не объясняется, и история может продолжаться бесконечно.

«Почти никто не снимает такие концептуальные фильмы»

Зрителям Художественного театра фильм, кажется, понравился, хотя некоторым было нелегко его описать. Актриса Лия Ахеджакова, которая незабываемо сыграла в абсурдистской драме Серебренникова 2006 года «Игра жертву», назвала режиссера «очень талантливым» и сказала, что новый фильм «сложный».”

Варвара Шмыкова, сыгравшая мать младенца Петрова в воспоминаниях его советского детства, сказала, что у нее не было проблем с этой ролью, поскольку она имела в виду свою мать. «Я впервые смотрю фильм и очень рада», — сказала она The Moscow Times. «Трудно сформулировать свой ответ сразу после просмотра, но ощущение полного сюрреализма — это именно то, что я ожидала», — сказала она.

Дизайнер Роман Уваров сказал, что «Грипп Петрова» не был похож на российский фильм.«В нашей стране почти никто не снимает такие концептуальные фильмы… Я давно знаю Кирилла (Серебренникова) и думаю, что он растет с каждым новым фильмом», — сказал он.

Актриса Изабель Эйдлен сказала The Moscow Times: «Здесь нет конца. Фильм потрясающий — в нем потрясающие эффекты, которые вселяют надежду в наше кино… Действительно интересно смотреть на человеческие страхи и интересы не только сквозь грязь, но и сквозь призму темноты », — сказал Эйдлен. Она тоже хвалила кинематографию и изображение временной петли.

«Мы все заболели собственным гриппом, который можно вылечить, а может и нет. У каждого своя болезнь, но понять ее можете только вы — это ваша книга или фильм, ваша темная сторона… но для некоторых людей это не имеет значения », — сказала она. «Они могут заболеть при температуре 40 ° C, но при этом выкурить сигарету и запить ее водкой».

прокуроров добиваются тюремного заключения режиссеру театра

Российская прокуратура в понедельник потребовала шестилетнего тюремного заключения для известного театрального режиссера, обвиняемого в хищении государственных средств — дело, которое многие считают политически мотивированным.

Кирилл Серебренников, 50 лет, возможно, самый известный в России режиссер театра и кино, и его соратники были обвинены в хищении 133 миллионов рублей (около 2 миллионов долларов) государственного финансирования театрального проекта.

В понедельник обвинение изменило сумму якобы присвоенных средств почти до 129 миллионов рублей (более 1,8 миллиона долларов) и попросило суд взыскать деньги с обвиняемых.

Первоначально следователи утверждали, что режиссер и его соратники украли средства, выделенные на постановку нескольких спектаклей, одна из которых так и не увидела свет — на самом деле, постановка была встречена с одобрением критиков. Позже следователи отозвали это заявление и с тех пор не уточнили, откуда, по их мнению, были украдены деньги.

На этой фотографии 12 апреля 2019 года российский режиссер театра и кино Кирилл Серебренников идет на заседание суда в Москве, Россия (AP Photo / Alexander Zemlianichenko)

Серебренников отверг обвинения как абсурдные, и многие в России рассматривали обвинения как наказание за его антиправительственные взгляды. Его постановки, от драмы до оперы и фильмов, высмеивают официальную ложь, коррупцию и растущий социальный консерватизм.

Получите ежедневное издание The Times of Israel по электронной почте и никогда не пропустите наши главные новости

Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями

С августа 2017 года по апрель 2019 года директор провел под домашним арестом почти два года. Несколько его соратников провели в тюрьме несколько месяцев.

В прошлом году Серебренников, отец которого еврей, привез две пьесы в Тель-Авивский театр Cameri.

Арест Серебренникова вызвал шок по всей стране.Ведущие представители российского художественного сообщества неоднократно обращались к президенту Владимиру Путину и другим высокопоставленным правительственным чиновникам с призывом прекратить дело против Серебренникова, и многие видные международные деятели искусства присоединились к призыву.

Ты серьезно. Мы ценим это!

Нам очень приятно, что вы прочитали статей X Times of Israel за последний месяц.

Вот почему мы приходим на работу каждый день — чтобы предоставить таким взыскательным читателям, как вы, обязательные к прочтению материалы об Израиле и еврейском мире.

Итак, теперь у нас есть запрос . В отличие от других новостных агентств, у нас нет платного доступа. Но поскольку журналистика, которую мы делаем, стоит дорого, мы приглашаем читателей, для которых The Times of Israel стала важной, поддержать нашу работу, присоединившись к The Times of Israel Community .

Всего за 6 долларов в месяц вы можете поддержать нашу качественную журналистику, наслаждаясь The Times of Israel AD-FREE , а также получая доступ к эксклюзивному контенту, доступному только для членов сообщества Times of Israel.

Присоединяйтесь к нашему сообществу Присоединяйтесь к нашему сообществу Уже участник? Войдите, чтобы больше не видеть это

Кирилл Серебренников: Российский суд приговорил нарушившего табу директора к условному сроку | The Independent

Это была мелодрама, которая длилась 90 судебных заседаний. Когда упал последний занавес и судья приговорил режиссера Кирилла Серебренникова к трем годам лишения свободы условно, публика, собравшаяся у зала суда, вздохнула с облегчением.

Немногие из примерно 500 друзей и журналистов ожидали такого благоприятного развития событий. Приговор судьи Олесии Менделеевой, растянутый на пять с половиной часов, казалось, оставлял мало шансов на то, что прославленному творцу разрешат гулять на свободе.

Вначале Менделеева развеяла все надежды на оправдательный приговор, объявив Серебренникова ответственным за «создание преступного синдиката» с целью обмана российского государства на 129 миллионов рублей (1,5 миллиона фунтов стерлингов). Деньги связаны с грантами, выделенными тогдашним президентом Дмитрием Медведевым на развитие экспериментального театра.

Соучастники Серебренникова — директор театра Алексей Малобродский и продюсер Юрий Итин — также были признаны виновными в соучастии в мошенничестве. Другой сообвиняемый, бывший чиновник министерства культуры София Апфельбаум, была признана виновной в менее серьезном преступлении — халатности.

Неожиданно приговорив Серебренникова, Малобродского и Итина к двум-трем годам лишения свободы условно, г-жа Менделеева заявила, что она учитывала положительные характеристики и государственные награды.Тем временем Апфельбаум был оштрафован на 100 000 рублей (1200 фунтов стерлингов).

Те, кто вне суда в Москве, реагируют на оглашение приговора в пятницу

(AFP / Getty)

Якобы сосредоточенный на сером бухгалтерском учете в искусстве, трехлетний судебный процесс также был интерпретирован как нападение на свободу творчества.

На протяжении всего судебного разбирательства утверждения о серьезных финансовых нарушениях со стороны кого-либо из подсудимых никогда не были по-настоящему убедительными, а судебное разбирательство часто граничило с абсурдом.

Государственные следователи первоначально обвинили подсудимых в хищении денег, предназначенных для пьесы, которая никогда не показывалась. На самом деле, «Сон в летнюю ночь» не только увидел свет, но и получил театральные награды и продолжает заполнять залы.

Долгое время прокуратура и Минкультуры не могли определиться с суммой якобы хищения.

Первая претензия составила 216 миллионов рублей (2,5 миллиона фунтов стерлингов), затем они превратились в 133 миллиона рублей (1,5 миллиона фунтов стерлингов) и, наконец, на 128.9 млн руб. Следователи представили разные версии одних и тех же свидетельских показаний, предполагая, что способ их получения был вредным.

Когда один из подсудимых настоял на том, чтобы подписи в документах были подделаны, судья отказался проводить расследование.

По большей части обвинение опиралось на показания Нины Маслаевой, бывшего бухгалтера группы, которая утверждала, что обвиняемые сговорились с ней для открытия параллельных счетов с наличными деньгами.

Сторонники Серебренникова утверждают, что бывшего бухгалтера шантажировали с целью дать показания против них.На суде бывший помощник Маслаевой засвидетельствовал, что на нее оказывали давление с целью дать показания против группы. Бухгалтер была преклонного возраста, с плохим здоровьем и предыдущим обвинительным приговором суда, так что у прокуратуры, безусловно, были рычаги воздействия.

Судья отклонил предложение о шантаже или давлении со стороны следователей. Утверждения об обратном были «безосновательными», сказала г-жа Менделеева.

Учитывая небольшой размер грантов, большинство аналитиков полагают, что первоначальная претензия государства к новаторскому творчеству заключалась не только в деньгах.

Кажется вероятным, что экспериментальный, разрушающий табу театр Серебренникова, который часто затрагивает темы протеста, Бога и гомосексуализма, сделал его мишенью для консервативных политических элит. Взятие денег на производство этого искусства также могло быть фактором.

Но даже если у Серебренникова были враги в правительстве, у него тоже были сторонники. Двое из ближайших союзников президента — его пресс-секретарь Дмитрий Песков и бывший вице-премьер Алексей Кудрин — высказались в поддержку директора.

После того, как Серебренников был освобожден из-под домашнего ареста в апреле прошлого года, власти надеялись, что найдут место для компромисса. Так как процент оправдательных приговоров в российских судебных процессах составляет менее 0,1%, оправдательный приговор не ожидался. Но многие надеялись, что государство будет добиваться приговоров, не связанных с лишением свободы.

Новости в понедельник о том, что прокуратура требует реальных приговоров от четырех до шести лет, прозвучали как гром среди ясного неба и шокировали адвокатов Серебренникова.

Серебренников рассказал об этом разочаровании во время окончательного признания, сделанного в понедельник, на заседании перед вынесением приговора. Он был представлен в виде типично концептуализированного кода, в котором первые буквы каждого абзаца означали его собственный вердикт. «Я ни о чем не жалею», — гласил код. «Сочувствую.»

В этом случае директор вышел из приговора свободному человеку. Поблагодарив своих сторонников после приговора, явно вздохнувший директор заявил, что не виновен ни в каком преступлении.

«Спасибо за веру в нашу невиновность», — сказал он. «За справедливость нужно бороться».

Адвокат Серебренникова подтвердил, что он намеревался обжаловать приговор по уголовному делу.

Грипп Петрова (2021 г.) — IMDb

Если честно, я не особо смотрю современные российские фильмы, может быть, один / два в год, в основном из-за не очень хорошей репутации российской киноиндустрии (самой большой, самой дорогой, рекламируемые фильмы довольно часто бывают непростительно плохими и плохо сыгранными), но этот привлек мое внимание. Во-первых, потому что он отправился в Канны, во-вторых, потому что он происходит в моем родном городе (Екатеринбурге), а после Каннской премьеры здесь раньше, чем где-либо еще. Так что об этом фильме я слышал повсюду, и синопсис только увеличил мой интерес.Я пошел в кино из страха, что буду очень разочарован (снова), НО, к моему большому удовольствию, «Грипп Петрова» — очень хороший фильм.

История (по роману Алексея Сальникова) в основном о типичной семье, все члены которой заболели гриппом незадолго до празднования Нового года. Сюжет представляет собой смесь повседневных жизненных ситуаций, фантазий, галлюцинаций, воспоминаний с участием вампиров, инопланетян, кровавых убийств — всего, что может придумать безумный разум.

Этот фильм поражает своей сумасшествием и непредсказуемостью, но при этом остается правдивым по отношению к тому, что он представляет.Серебряков умело рисует людей среднего и низшего сословия, живущих в провинциальном российском городе. Сцены в общественном транспорте особенно аутентичны, демонстрируя зрителям разнообразие персонажей и их поведение (немного преувеличенное), характерное для российских реалий. Есть множество юмористических и абсурдных ситуаций, смешанных с философскими «кухонными» разговорами о жизни, семье, религии, политике, всех других аспектах человеческого существования, которые так оригинально передают уникальную природу нации.

Не могу не упомянуть кинематографию, она безупречна, столько интересных переходов, есть свой хорошо развитый авторский стиль. Пейзажи города отчасти театральные, преувеличенно мрачные, бедные и грязные, как будто это какой-то выдуманный город из комиксов вроде Готэма, что прекрасно сочетается с гротескностью событий, показанных в фильме.

И последнее, но не менее важное — актерское мастерство. Эта роль в современных российских фильмах меня чаще всего расстраивает, и я не всегда могу сказать, почему мне не понравился конкретный спектакль.На первый взгляд все в порядке, но что-то не так, например, вы не видите реальных людей, вы видите, как актеры выполняют свою работу, и вы просто не можете сопереживать их персонажам, потому что вы полностью осознаете, что это вымысел и волшебство кино просто исчезает. !! НО !! этот фильм — другой случай. Впервые ЗА ПОКА я действительно верил каждому сказанному слову, каждому движению на экране. И это было лучшее чувство, когда я знал, что в этой стране остались хорошие актеры и режиссеры.

Такой фильм точно никого не оставит равнодушным. Это подлинный, провокационный, уникальный опыт, который я на 100 процентов рекомендую вам попробовать.

ПУТИН-шоу: Кирилл Серебренников и консервативная революция в России

Дело было возбуждено рано утром 23 мая 2017 года, когда были совершены обыски в 17 различных помещениях, в том числе в Гоголь-центре, театре, основанном Кириллом Серебренниковым. Те, кто оказался поблизости, подумали, что это была угроза взрыва: периметр центра был оцеплен, люди в масках с оружием бегали внутри и снаружи здания, всех актеров и рабочих сцены загнали на сцену, у них забрали телефоны. прочь, и им не разрешали покидать здание в течение нескольких часов.Тогда уже было ясно, что это не обычный случай хищения, а операция, устроенная для того, чтобы устрашить весь театральный мир. Но почему именно тогда? Почему Кириллу Серебренникову досталась роль главной жертвы? И почему уголовное дело, как можно было ожидать, не имело отношения к Гоголь-центру, а касалось «Платформы» — проекта, в котором Серебренников участвовал с 2011 по 2014 годы, еще до того, как центр был создан?

На все эти вопросы есть простой ответ. В течение некоторого времени Алексей Навальный, ведущий оппозиционный деятель современной России, ведет крестовый поход против коррупции, которая процветает в высших эшелонах российской власти. Дело против Серебренникова стало, среди прочего, прямым ответом на разоблачения Навального.

Кремль по возможности предпочитает зеркальные ответы. Если люди в Москве собираются на митинги против фальсификации парламентских выборов, большое количество «путингов» (публичные митинги в поддержку Путина — прим. Ред.) вскоре организуются в поддержку высших властей страны. Если оппозиционный деятель приступит к разоблачению серьезных финансовых проступков в высших эшелонах власти, аналогичные разоблачения в отношении членов оппозиции или либеральной интеллигенции обязательно последуют. Конечно, эти разоблачения должны сопровождаться огромной оглаской, ориентированной на известного общественного деятеля.

Театральный мир — особенно удобная цель. С одной стороны, он может похвастаться высокой концентрацией известных имен. С другой стороны, русский театр больше зависит от государственного финансирования, чем любой другой вид искусства. В-третьих, финансовое законодательство страны разработано настолько абсурдно, что практически невозможно сделать что-либо в театре, не нарушая закона. Театральный режиссер, который всегда неукоснительно соблюдает букву закона, не сможет платить за туалетную бумагу, не говоря уже о костюмах. Это делает театр очень удобной мишенью для разоблачений: когда им это удобно, власть имущие могут найти примеры «хищений», связанных с кем-то, кто попал в немилость.

Но это только верхушка айсберга. То, что лежит под поверхностью, гораздо интереснее. Оглядываясь назад, мы можем увидеть, что в 2011 году, когда был запущен проект «Платформа», мы жили в совершенно иную эпоху. Крым еще не был аннексирован; контакты с Западом не только не запрещались, но и поощрялись; поправка к закону, касающаяся оскорбления религиозных чувств, еще не была принята; и люди на сцене современного искусства еще не считались предателями нации. Более того, именно во время президентства Дмитрия Медведева (реальное или номинальное зависит от вашей точки зрения) — впервые в истории Российской Федерации — режим фактически публично заявил, что он желает и может поддерживать то, что считалось современным искусством.

Четыре года правления Медведева (с 2008 по 2012 год) часто игнорируются в России, и тем более на Западе, где считалось само собой разумеющимся, что Медведев был всего лишь регентом Путина на троне.На самом деле вопрос не в том, какой властью обладал Медведев. Важно то, что именно во время его президентства некоторые сферы общества — такие как промышленность, экономика, наука и другие — были вынуждены модернизироваться и вестернизироваться.

За годы правления Медведева были предприняты большие шаги по либерализации законодательства, регулирующего бизнес. Два года службы в армии сменились одним. В университетах была введена система единых государственных экзаменов, что приблизило стандарты российского образования к западным. Интересно, что именно в эти годы российские правоохранительные органы изменили свое название с «милиця» на «полица». «Полиция» подразумевает что-то «западное», а «милиция» — что-то более советское.

На втором году президентства Медведева, в рамках процесса модернизации и вестернизации, кремлевский истеблишмент внезапно вспомнил об искусстве. К тому времени стало ясно, что провести существенные реформы в экономике будет чрезвычайно сложно, а косметические изменения (например, изменение названия полиции) еще недостаточно.Культурные реформы стали своего рода заменой настоящей модернизации, которой не удавалось провести в других странах.

Стенографическая запись встречи Медведева с рядом деятелей культуры 24 марта 2011 года недвусмысленно свидетельствует о том, что на тот момент Кремль не просто стремился к новым тенденциям и модернизирующим усилиям в искусстве, но в определенной степени , способствующий их побуждению. Эта прямая цитата президента является показательным примером: «На мой взгляд, модернизация, о которой я и другие коллеги много говорили в последнее время, модернизация нашей жизни, основ нашей экономики и политической системы, должна выполняться людьми, которые поддерживают развитие. И это, как правило, люди, которые ценят и понимают современное искусство. То есть есть прямая ссылка, если хотите… »[курсив автора.]

Однако одна из составных частей культуры — театр — довольно сложна. Его модернизация была особенно сложной задачей. В России театр оказался наиболее устойчивым к ветрам перемен. В то время как буквально все остальное могло перейти на новые треки (были ли эти треки хорошими или плохими — другой вопрос), громоздкие, негибкие репертуарные театральные труппы и столь же негибкие и консервативные театральные академии практически не изменились с 1975 года, а может быть, даже со времен Сталина. время.Власти внезапно стали нуждаться в людях, которых можно было бы привлечь к своим скромным модернизационным усилиям (в первую очередь организационного, но отчасти и эстетического характера).

Кирилл Серебренников оказался из тех людей, которые, повторюсь, худощавые в русском театре.

Принято считать, что прославленный режиссер пошел в Кремль с шляпой в руке, выпрашивая деньги на свои различные проекты. Но это чистый миф. На самом деле произошло прямо противоположное.В рамках своей модернизации власти в лице конкретных бюрократов стали оглядываться и спрашивать: а кто нам лучший выбор в театре? Кто такая символическая фигура? И человек, которого они придумали, был Серебренников.

Он всегда был уникальным в театральном мире России. В отличие от подавляющего большинства российских режиссеров, он не окончил драматическую академию (режиссерский диплом в одной из них в России — своего рода фетиш; режиссер без него никогда не избавится от ярлыка дилетанта).Он первым вывел «новую драму» (от братьев Пресняковых до Марка Равенхилла) из андерграунда на самые почитаемые русские сцены, такие как МХТ, МХТ. Он никогда не уклонялся от открытого решения социальных проблем, чего презирает традиционный русский театр, где искусство должно иметь дело с вечным, а не эфемерным. Фактически он нарушил все неписаные законы русского театра, но, тем не менее, его обожали величайшие актеры страны, став одним из самых известных российских режиссеров.

Этот факт вызвал страстную зависть и раздражение у многих театральных деятелей, считавших, что слава, приобретенная «этим дилетантом без диплома», была построена исключительно на «разрушении традиций русского театра». Однако все качества, которые довольно консервативное театральное сообщество в России считало опасными и вредными, были в годы Медведева внезапно востребованы политическим истеблишментом. Итак, по иронии судьбы, в какой-то момент чиновники оказались более прогрессивными, чем театральное сообщество.

Именно в этом контексте в 2011 году Серебренников запустил свою платформу, проект, объединивший четыре направления: современный танец, современная музыка, современный театр и мультимедиа. Невозможно перечислить всех хореографов, композиторов, дизайнеров, музыкантов, актеров и исполнителей, которые участвовали в широкомасштабной деятельности Платформы. Столь же сложно оценить количество реальных мероприятий, которые были организованы: когда участники попытались воссоздать фактический отчет о тех годах, они собрали более восьмидесяти плакатов! Следует также подчеркнуть, что в те годы большинство русских театров не тронуло бы многих художников, композиторов и режиссеров, привезенных Серебренниковым, с баржевым шестом. Фактически это было попыткой наладить параллельную культурную жизнь, основанную на новых идеях и европейских моделях развития.

В 2012 году Сергей Капков, в то время прогрессивный руководитель Департамента культуры Москвы, назначил Серебренникова художественным руководителем унылого Гоголевского театра, куда ни один театральный критик много лет не ступал. В итоге известный режиссер превратил его в Гоголь-центр, оплот авангардных театральных экспериментов. По сути, он основал в Москве театр нового типа, двери которого были открыты для публики практически круглосуточно и который, помимо театральных представлений и премьер, принимал постоянный поток круглых столов, политических дискуссий, лекций и кинопоказов. привлечение либерально-оппозиционно настроенных людей.Все это произошло в эпоху Медведева.

Показательно, что создание этого нового заведения вызвало волну протестов и скандалов, особенно в театральной среде: актеры старой труппы Гоголевского театра были категорически против модернизации и вышли на улицы Москвы. под патриотическими знаменами, призывая власти положить конец «разрушению ценностей национального театра». Они стали писать отчеты в самые разные инстанции, от Государственной Думы до прокуратуры, осуждая постановки новоназначенного художественного руководителя и обвиняя их во всевозможных грехах: нецензурной брани, оскорблении чувств верующих, пропаганде. гомосексуальность и педофилия, а также присвоение государственных средств.

Эти разоблачения ясно показывают, что то, что западная журналистика часто представляет как конфликт между российским обществом и российскими властями, не адекватно отражает ситуацию. Сторонников модернизации, а также сторонников статус-кво, людей, придерживающихся как либеральных, так и проправительственных взглядов, можно найти во всех сферах российской жизни, от вершины пирамиды власти до самого театрального сообщества. Достаточно сказать, что в главном театре Ростова-на-Дону, города, где родился и вырос Серебренников, до сих пор показывают пьесу «Сталин. Часовщик», представляющую Сталина как эффективного менеджера, в постановке Александра Пудина. лучшие социалистические традиции.Было бы наивно предполагать, что Пудин был вынужден поставить пьесу кем-то из высокопоставленных лиц. Он сделал это, слушая свое собственное сердце. В России полно таких людей, как Пудин. И каждый из них готов при необходимости осудить «ненадлежащего» директора.

Однако если во время президентства Дмитрия Медведева сказки консервативных театральных деятелей об ужасном разрушителе русской морали и русской театральной традиции интересовали только их самих и их близких, то в последующие годы атмосфера в стране началась. кардинально измениться.

В 2012 году Владимир Путин был избран президентом на третий срок. Точнее, он снова взошел на трон, который временно освободил для Медведева, любезно предложив своему бывшему преемнику должность премьер-министра. В своей предвыборной кампании Путин делал упор на консервативные ценности, а не на модернизацию. Он правильно подсчитал, что в тяжелые экономические времена (цена на нефть уже начала падать) единственный способ сохранить власть — это использовать самые архаичные потребности, исходящие из самых глубин национальной психики, а именно имперскую идею, которая: Парадоксально, но объединяет русские православные традиции с прославлением советского прошлого.

Фактически, восемнадцать лет путинской эры включают несколько отдельных эпох. Представьте, что вы пришли в театр. Занавес опущен, на нем написано имя ПУТИН. Однако вы не знаете, какое шоу вы увидите, когда поднимется занавес. Это в двух словах история «путинизма». Верховный правитель на самом деле не придерживается какой-либо конкретной идеологии. Он руководствуется целесообразностью и желанием удержать власть. В 2012 году он счел полезным продвигать идею возрождающейся великой России, которая хранит свои традиции и противостоит разлагающемуся и аморальному Западу, стремящемуся поработить его.Однако, если вы выбираете идеологию исходя из соображений целесообразности, вам неизбежно придется полагаться на людей, для которых эта идеология составляет raison d’être .

Таким образом, пост министра культуры в кабинете Путина в 2012 году перешел к Владимиру Мединскому, стойкому антизападу и стойкому патриоту, имеющему тесные связи с самыми обскурантистскими кругами Русской православной церкви и ФСБ. В документах, подготовленных Министерством культуры во времена Медведева, каждое третье слово было «инновация».После 2012 года эти документы были переписаны, в результате чего «традиция» была тщательно заменена на «инновации».

Интересно, что отношения между новым министром и премьер-министром Медведевым с самого начала были почти откровенно враждебными. Мединский не воспринимает своего непосредственного начальника всерьез, правильно полагая, что покровительство высокопоставленных силовиков сделало его собственное положение практически неприкосновенным.

Министерство Мединского было одним из центров консервативной революции в России.Министерство стояло за введением широко распространенной в настоящее время идеи финансовой цензуры, которая оказывается гораздо более коварной, чем идеологическая цензура в советском стиле. На какой риск пошел режиссер, поставив в советское время нонконформистский спектакль? Он рисковал, что Управление культуры (так в то время называлось ответственное учреждение) могло запретить производство или наложить на него изменения. Сейчас ставки намного выше. Формально цензуры нет, но на самом деле происходит следующее: если вы производите что-то, что не нравится неформальным цензорам, любое нарушение абсурдных финансовых правил (и, как я уже сказал, практически невозможно функционировать, не нарушая их) будет использоваться против вас.Режиссер, решивший поставить сегодня радикальное театральное представление, ставит под угрозу не только сам спектакль, но и свободу руководителя театра, подписывающего все финансовые документы. Иногда, как мы видим сейчас, он или она также может рисковать своей собственной свободой. Степень самоцензуры со стороны российских театральных режиссеров сделала реальную цензуру излишней.

Есть серьезные основания полагать, что «дело Серебренникова» спровоцировали Мединский и его союзники из РПЦ и ФСБ. По сути, это не только война нового поколения чиновников против свободного театрального сообщества. Битва ведется и с чиновниками, проводившими политику модернизации при Медведеве, в своего рода косвенном разговоре с ними. Пока мы нацелились на вашего протеже, но рано или поздно мы доберемся до тех из вас, кто осмелился превратить великую и независимую Россию в часть упадочного Запада. Владимир Путин выпустил из бутылки джинна консерватизма, но джин зажил собственной жизнью.Еще неизвестно, над кем он теперь будет доминировать.

Все, что я здесь описываю, можно описать словом «люфт». Это реакция на модернизационный тренд предыдущего периода, на скачок общества. А точнее попытка прыжка. В России такие скачки всегда были недолговечными.

Стоит вспомнить пропасть, образовавшуюся между русским авангардом 1920-х годов и тяжеловесным сталинским имперским стилем, пришедшим на смену ему к концу того десятилетия.Конечно, политика Сталина в первую очередь определялась его автократическими устремлениями, которые привели к безжалостному устранению всех потенциальных соперников и их соратников. Но в игре имелось кое-что еще, помимо личных амбиций: Сталин поспорил, что большинство людей вернулись к былым временам и предпочли всем антизападную идею построения новой (советской) империи с новым царем-отцом. революционные начинания предшествующего периода. Чтобы описать, как один проект модернизации 1920-х годов сменялся другим (от сексуальной революции до прорывов в педагогических подходах), потребовалось бы много времени.И потребуется много времени, чтобы перечислить все авангардные направления в театре, литературе и изобразительном искусстве, которые были уничтожены при Сталине. Это происходило не день за днем, а шаг за шагом.

Тем не менее, к концу сталинской эры, то есть к началу 1950-х годов, ушли Театр Всеволода Мейерхольда, Камерный театр Александра Таирова, Еврейский театр Соломона Михоэлса, а также коллектив ОБЭРИУ, ответственный за замечательный расцвет русского абсурдизма.Ничего даже отдаленно напоминающего 1920-е годы не осталось. Фактически, при Сталине революционный проект, который ранее реализовывался в стране различными способами, был заменен проектом реставрации, хотя левые лозунги продолжали украшать фасад Советского Союза.

Конечно, кратковременный модернизационный подъем, произошедший при Медведеве, нельзя сравнивать с экстраординарной эпохой русского авангарда, так же, как, к счастью, нынешний консервативный поворот не такой кровавый, как тот, что был семьдесят лет назад.Но это не меняет сути. И неизбежно, как и в конце 1920-х годов, искусство становится главной мишенью новой консервативной революции. В стране, где со времен Сталина пристрастие к авангардным экспериментам и подражанию западным тенденциям сравнивалось с государственной изменой, и где классика превратилась в иконы, которые должны почитаться в соответствии с жесткими правилами, политические вопросы всегда требовали эстетики. Проверка.

Логика новых консерваторов проста: если модернизация проводилась людьми, которые «ценят и понимают современное искусство», все его практикующие автоматически становятся подозрительными.Став символом модернизационного направления, Кирилл Серебренников, очевидно, должен был стать жертвенным агнцем новой консервативной революции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.