Кавказский меловой круг спектакль: Кавказский меловой круг

Кавказский меловой круг

В основе пьесы Бертольта Брехта — притча царя Соломона, повествующая о споре двух матерей. Когда мир превращается в войну, Груше спасает жизнь чужого ребенка и отправляется с ним в долгий путь вопреки законам здравого смысла, наперекор опасности и мнению окружающих. Спектакль Никиты Кобелева о ценности бескорыстного поступка и в то же время о том, какую цену приходится за него заплатить.

Джазовое роуд-муви по просторам Грузии, созданное по законам эпического театра Брехта, полное азарта и музыки Пауля Дессау в живом исполнении квартета «Круглый бенд», заканчивается в суде. Спор двух матерей предстоит разрешить пройдохе, жуликоватому писарю Аздаку, заодно дав свой ответ на вопрос, что такое истинная справедливость.

Одна из самых культовых пьес Бертольта Брехта, «Кавказский меловой круг», уже шла в репертуаре Театра Маяковского. В 1964 году в спектакле Владимира Дудина в роли Груше блистала Галина Анисимова, а в роли Аздака — Лев Свердлин.

 

Никита Кобелев, режиссер: «Как писал Брехт: «Дурные времена делают человечность опасной для человека». Для меня один из главных вопросов сегодня: почему добрый поступок обязательно должен обернуться страданиями? Как выжить в эпоху перемен? В трудные времена не спасает ни закон, ни привычная справедливость, спасти может только такое человеческое проявление, как поступок Груше, только внутренняя свобода. Аздак — воплощение этой внутренней свободы, это абсолютно карнавальный персонаж. Придумать жизнь, придумать роли — единственная возможность выжить в этом хаосе и помочь выжить кому-то еще».

Кобелев выстраивает спектакль большой формы на сложном, обремененном интеллектом материале мастерски и так увлекательно – то смешно, то трогательно, – что не оторваться все 3 часа 15 минут.
Елена Левинская, «Театральная афиша»

При всей серьезности темы и мелодраматичности сюжета у Никиты Кобелева спектакль получился очень яркий, объемный, наполненный живой музыкой и драйвом.


Ирина Удянская, портал «Watch Russia»

Двадцать два актера нескольких поколений Маяковки существуют в спектакле на равных, независимо от размера роли, большинство с увлечением и драйвом исполняют по несколько персонажей, создавая точный и чуткий ансамбль.
Светлана БЕРДИЧЕВСКАЯ, «Экран и сцена»

Премьера спектакля состоялась 23 апреля 2016 года. 

Спектакль Кавказский меловой круг — смотреть бесплатно онлайн в хорошем качестве. Актеры и роли

Из статьи Майи Мамаладзе «Роберт Стуруа» в журнале «Театрал» (2008 г.):

«Мировой бум вокруг имени Стуруа начался в 1975-м со спектакля «Кавказский меловой круг» Брехта, ставшего визитной карточкой театра. Спектакля, который выглядит абсолютно живым по сей день и еще более актуален сегодня, чем в год премьеры. Иные из его первых исполнителей умерли, иные продолжают играть свою роль по сей день. Но есть один, незаменимый категорически — великий Чхиквадзе. Он более не числится в труппе по причине тяжелой болезни сердца и редко, но все же приходит играть на сцене одну роль — судьи Аздака.

С разорванного белого кокона, в который запеленал «Кваркваре» художник Мириан Швелидзе, в говорящую художественную форму заключены все постановки Стуруа. Так, в «Меловом круге» настоящим сценографическим откровением стали находки Георгия Алекси-Месхишвили — свисавшие с колосников тряпки, нечто среднее между паутиной и колесами телеги, муляж коня, жертвенный агнец на подставке с колесиками, утыканной пасхальными свечечками. С «Круга» начался постоянный творческий симбиоз и личная дружба Стуруа с Гией Канчели, теперь одним из лучших композиторов мира, тогда — завмузчастью театра Руставели».

Из интервью «Роберт Стуруа об артистах и работе над спектаклем «Кавказский меловой круг» в «Российской газете» (2008 г.):

«Готовишься всегда к определенным главным моментам, вехам, от которых отталкиваешься, указателям на то, что ты задумал. Кстати, потом эти указатели надо разрушать — или они сами рушатся после первой же репетиции. Я как-то незаметно очень сроднился со своими артистами. Мы с ними сейчас практически одинаково мыслим. Точнее, они мыслят, как я думал двадцать лет назад. Я сейчас стал как-то по-другому подходить к спектаклям, иногда даже повторяться. Но они вдруг находят какие-то ходы, которые я когда-то изобрел, и мы поднимаем записи — да, вот они, мои придумки. Мне иногда говорят, что я тяжелый и гордый человек. Но режиссер в принципе должен раз и навсегда забыть о гордости и самолюбии, я так считаю.

— На телеканале «Культура» к вашему юбилею показывают ваш спектакль «Кавказский меловой круг». Что он значит сейчас для вас? Изменилось спустя столько времени что-то в вашем отношении к нему?

— Сейчас он вызывает прежде всего ностальгию, потому что он уже не тот, что раньше. Он вроде как постарел вместе со мной. Ну… можно догадаться, каким он был. Это как старые, осыпавшиеся фрески, которые смотрятся лучше, чем тогда, когда они были новыми, неосыпавшимися, целыми. Иногда эта старина, патина времени — она придает свою эстетику вещи. Вот той же Венере Милосской — можно было бы ей обратно приделать руки, но это было бы уже нечто другое, это был бы китч. Впрочем, я тут написал к своему юбилею несколько маленьких эссе, и вот один из тезисов там — я прошу никогда не говорить со мной о «Кавказском меловом круге».

Из интервью Роберта Стуруа в журнале «Итоги»:

— Вы привезли в Москву свой давний легендарный спектакль 1975 года «Кавказский меловой круг», который недавно возобновили. Он как-то изменился с тех пор?

— Я ничего не менял в нем. Я вообще не очень хорошо его помню, актеры, которые в него вошли, лучше его знают. До конца сам не понимаю, в чем тут секрет. Мне приятно, что он так нравится, что он все еще жив, если, конечно, зритель не находится под впечатлением слова «легенда». Я лучше промолчу, скажу только, что у меня были спектакли и получше. Во всяком случае, я так считаю. Но они умерли, а он жив.

Из статьи Е. Эткинда к книге «Бертольт Брехт. Театр. Пьесы. Статьи»:

«Пьеса «Кавказский меловой круг» была написана Б. Брехтом за два месяца в 1945 г. и переработана в 1953–1954 гг. впервые опубликована в 1948 г. в журнале Sinn und Form и окончательная редакция — в сборнике Versuche, Heft 13, Aufbau-Verlag, Berlin, 1954. Русский перевод — С. Апта — опубликован в кн.: Б. Брехт, Пьесы, М., «Искусство», 1956.

Замысел пьесы относится к двадцатым годам, когда Брехт увидел в берлинском Лессинг-театре старинную восточную драму «Меловой круг», обработанную Клабундом (1890–1928). Лишь спустя почти четверть века Брехт написал прозаическое произведение, в котором использовал сюжет, обработанный Клабундом: в 1948 г. была опубликована новелла «Аугсбургский меловой круг» (BadenBaden, Das goldene Tor, III, I, S. 80–92).

В качестве еще одного сюжетного источника следует назвать известную библейскую притчу о суде царя Соломона, повелевшего мечом разрубить младенца и отдать по половинке каждой из женщин, претендующих на него: так он обнаружил настоящую мать, которая воспротивилась этому убийству и была готова отказаться от ребенка в пользу своей соперницы. У Брехта оба сюжета оказались существенно переработанными: и в новелле, и в пьесе настоящей матерью признается не та, которую связывают с ребенком узы крови, а та, которая вырастила и воспитала его. Подлинно человеческие отношения важнее формальной родственности — такова идея Брехта».

Спектакль в Москве Кавказский меловой круг

Бывают такие спектакли, которые как бы вовсе и не спектакли, а совершенно настоящее эмоциональное проживание чужой жизни, с полным отключением тебя от сегодняшней реальности и полным вовлечением в события, происходящие не сцене.
Таков «Кавказский меловой круг» на сцене Театра им. Маяковского (премьера состоялась в апреле 2016 года).
Автор пьесы — Бертольд Брехт – немецкий драматург, поэт, прозаик, театральный деятель, теоретик искусства, основатель театра «Берлинер ансамбль»!
Пьеса «Кавказский меловой круг» (нем. Der kaukasische Kreidekreis) была написана в 1945 году! А в 1954 году поставлена Брехтом в знаменитом драматическом театре Берлина «Берлинер Ансамбль», тогда же музыку к пьесе написал композитор Пауль Дессау, тоже, как вы понимаете, немец.
После спектакля, когда ещё в тебе все пережитые чувства бурлят как река Терек, невозможно поверить в то, что Брехт не грузин, что он не имеет грузинских корней, что он вообще не имеет никакого отношения к Грузии! В 1975 году «Кавказский меловой круг» был поставлен Робертом Стуруа в Тбилисском театре им. Шота Руставели, с музыкой Гии Канчели, и стал ярчайшим событием театральной жизни. И это понятно – выдающийся грузинский режиссер, грузинские актёры, грузинский композитор. А Брехт – немец! Тогда остаётся вывод один – он гений, поскольку только гении могут настолько глубоко, мощно, достоверно прочувствовать и описать такую далёкую от него культуру.
Место действия – Кавказ.
Время – «феодальная Грузия» (для справки: «Грузия находилась в составе Российской империи с 1801 по 1917 год. С 15 по 18 век Грузия была раздроблена и находилась между мусульманскими Ираном (Персией) и Турцией»). Но время в спектакле как таковое весьма условно.
Кавказский меловой круг – это круг, очерченный мелом на земле, внутрь которого вступают две женщины, которым предстоит бороться за право материнства. Это вымышленный символ праведного суда, вряд ли он существовал в Грузии подобный метод правосудия. Но да будет так – меловой круг. Мелом. На земле. Ребенок. И две матери.

Спектакль идёт по восходящей, от ноты «до» к ноте «си». Медленно, подробно, обстоятельно развёртывается хронологическая цепочка событий.

Сцена первая: Знатный ребёнок
Сцена вторя: Бегство в северные горы
Сцена третья: В северных горах
Сцена четвёртая: История судьи
Сцена пятая: Меловой круг

Декорации в спектакле трёхъярусные, и на каждом уровне может происходить действие.

В спектакле много красного. Красные платья носят судомойка Груше Вахнадзе и княжна Нателла Абашвили. Красный цвет имеют декорации. Красный символизирует и пожар, и кровь, и опасность, он тревожит и будоражит.

В спектакле много музыки. Спектакль музыкальный. Музыку, как вы помните, написал немецкий композитор. Но она … грузинская. Такая страстная, яркая, звучная, такое ощущение, что у Музыки в этом спектакле отдельная роль. В оркестровой яме находится ансамбль, музыканты которого одеты в круглые сванские войлочные шапочки. Звучат саксофон, кларнет, труба, аккордеон, бас-гитары и др.

В спектакле много песен – живой вокал. Почти все герои поют (на сцене микрофоны), а не только обмениваются репликами.

В спектакле много любви. Нас всегда удивляет нежный цветок, пробивающий асфальт, в стремлении к свету. Так и в жизни нашей самое важное, сильное, незабываемое – это любовь. А уж материнская любовь вообще категория не имеющая определения. Разве её можно описать словами, измерить чем-либо?

Роль главной героини Груше Вахнадзе (крестьянки, судомойки) исполняет Юлия Соломатина. Эта роль создана для неё. А может вернее и так — она создала потрясающий образ Истинной Матери. Она держала, приковывала, притягивала к себе внимание весь спектакль – и прежде всего безграничной душевной отдачей, распахнутой искренностью. Я бы даже заметила, что для актрисы ТАК вживаться в роль может быть опасно. Потому что нет грани, нет границы между сценическим образом и настоящим человеком. На сцене нет актрисы Соломатиной, на сцене есть Груше Вахнадзе (крестьянка, судомойка). Но для нас зрителей быть свидетелями столь щедрого перевоплощения — счастье.

Иногда думаешь, да что же она за человек – еле идёт, её преследуют, она дрожит от холода, она хочет есть, но она забывает о собственных лишениях и прежде всего добывает пропитание для ребёнка, а кружка молока при этом стоит половину её недельного заработка. По идее героиня под ударами судьбы должна заплакать, ну хотя бы чуть-чуть. Как же без слёз обойтись в её ситуации. Но Груше Вахнадзе не только не плачет, она умудряется ещё и петь! В этом человеке – маленьком, хрупком, на вид беззащитном живёт любовь такой силы, что об неё можно греться как на солнце.

Да брось же этого ребенка – тебя же убьют сейчас.
Да брось ты этого ребенка — поешь сама.
Да брось ты этого ребёнка — не привлекай позор на свою голову, ты же безмужняя, тебя закидают камнями.
Да брось ты этого ребёнка – он же чужой! Чужой!


Я купила програмку в антракте и не успела прочитать имена актеров. Поэтому когда на сцене появился деревенский писарь Аздак, то по особой концентрации внимания, по притихшему залу, было понятно, что играет мастер. Да, это был Игорь Костолевский! Старик Аздак весьма непростой персонаж. Он мудр, многоопытен, он прожил долгую жизнь и многое перевидал, но этот человек далеко не свят, охоч до выпивки, нечист на руку, хитер. Поэтому никому неизвестно в какую сторону подует ветер, на какую чашу весов добавит гирьку судья Аздак.
Меловой круг это его решение.
Меловой круг и определит ту, которая есть настоящая истинная мать маленького Михаила.

Понравилась Ольга Прокофьева в роли свекрови. Я её тоже не узнала, и также, не узнав, была впечатлена актёрской страстностью. Вообще все актерские работы прекрасны. Не очень убедительным показался только рисунок роли у Дарьи Поверенновой (Нателлы Абашидзе), показался слишком поверхностным, мешала излишняя жестикуляция.

Спектакль находит такой отклик в душе, накрывает такой волной сопереживания, что, льющиеся по щекам слёзы в финале явление совершенно предсказуемое.

Кавказский меловой круг — РусДрамТеатр

Б.Брехт

Кавказский меловой круг

Романтическая притча

«Кавказский меловой круг» – знаменитая пьеса-притча немецкого драматурга Бертольта Брехта.

В «проклятом» грузинском городе Нуке царил губернатор Георгий Абашвили. Богатый и счастливый, он жил в свое удовольствие, имел красавицу жену, обожал новорожденного сына Михаила. Нищие и просители были облагодетельствованы им. Князья выражали свое почтение. Ясное небо было над городом.

И тем неожиданнее раздался гром. Восстали князья, казнили губернатора. Губернаторша бежала, успев захватить дорогие наряды. А крошку Михаила, которого берегли от малейшего сквозняка, в суматохе сборов забыли…

Хитрая нянька, поняв, что бунтовщикам наследник еще нужнее самого губернатора, велела приглядеть за ребенком судомойке Груше – и была такова.

«Не смогла Груше Вахнадзе бросить беспомощное дитя, подаренное ей судьбой именно в тот день, когда она обручилась с возлюбленным – Симоном Хахавой. Проводила на войну своего солдата, подобрала чужого младенца – думая, что на несколько минут! – и обрекла себя на голод, холод, скитания. Слишком силен оказался соблазн доброты.

Предательства, убийства, подлость, насилие – кажется, все человеческие грехи и пороки сконцентрировал здесь Брехт. Но светом и теплом озаряется мир от любви, доброты и улыбки Груше.

Только ведь вернется Симон, возвратится и блудная мать… Как объяснить любимому, что ребенок – подкидыш? как отдать малыша нерадивой родительнице?

Ни один человек на свете не смог бы рассудить их. И тогда мудрый судья Аздак велит по старинному обычаю начертить на земле меловой круг, который и должен решить судьбы…

Рейтинг «Пресса – 2003»

Сообщество журналистов, освещающих театральную жизнь столицы республики, провело рейтинг, целью которого стало определение лучших из лучших на уфимской сцене:

«Лучший спектакль сезона» 
«Лучшая мужская роль» – Рассказчик, Лаврентий, Аздак в исполнении Владимира Абросимова
«Лучшая женская роль» – Груше Вахнадзе в исполнении Татьяны Григорьевой

«Лучшая женская роль второго плана» – Нателла Абашвили и Анико в исполнении Татьяны Макрушиной

 IV Открытый фестиваль-конкурс «Золотой конек» (2004)

«Лучший спектакль фестиваля» 
«Лучшая мужская роль второго плана» Первый: Врач, Адвокат, Ефрейтор в исполнении Сергея Басова 
Приз зрительских симпатий – Татьяна Григорьева  за роль Груше Вахнадзе

Кавказский меловой круг — спектакли в Воронеже 2021, афиша и билеты

Когда в 1954 году труппа Бертольта Брехта «Берлинер Ансамбль» переехала в свое нынешнее здание на Шиффбауэрдамм, именно «Кавказский меловой круг» стал первой постановкой на новой сцене.

В спектакле Михаэля Тальхаймера переплетаются традиции «эпического театра» Брехта и экспрессия, присущая современной немецкой режиссуре. И драматург, и постановщик совпадают в однозначном отношении к теме войны: это не романтика, а кровь, жестокость и уродство. В спектакле нет декораций, он целиком строится на энергетике актеров, их особом способе построения образа и существования на сцене.

В основе пьесы лежит притча о ребенке из знатного рода, которого во время мятежа в средневековой Грузии спасла судомойка Груше. По окончании восстания настоящая мать требует вернуть ребенка, а новая – не хочет его отдавать. Для разрешения спора судья Аздак прибегает к мудрости Соломона и воссоздает его испытание меловым кругом. Роль Груше в спектакле «Берлинер Ансамбля» исполняет звезда австрийской и немецкой сцены Штефани Райншпергер.

«Мощный, самый настоящий Брехт, которого только можно пожелать»

Süddeutsche Zeitung

«Штефани Райншпергер грандиозна»

Die Zeit

«Штефани Райншпергер играет с чрезвычайной, ужасающей энергией, разжигаемая риффами электрогитары, которыми музыкант громыхает на сцене – это Брехт XXI века»

RBB Kulturradio

Михаэль Тальхаймер – известный немецкий режиссер, корифей современной европейской сцены и постоянный участник театральных фестивалей.

С 2005 по 2008 год был главным режиссером Дойчес Театра в Берлине. Также ставил спектакли в Бургтеатре в Вене, Шаушпильхаусе во Франкфурте-на-Майне, Резиденцтеатре в Мюнхене, Театре Талия в Гамбурге и Шаубюне в Берлине. С 2017 года – постоянный режиссер «Берлинер Ансамбля».

Лауреат Премии телеканала 3Sat за инновации, немецкой Премии Фридриха Люфта, дважды – российской «Золотой Маски» и несколько раз – австрийской премии «Нестрой». Участник фестивалей: Театртреффен (Берлин), Винер Фествохен (Вена), Зальцбургского фестиваля, Латиноамериканского театрального фестиваля в Боготе и других.

«Берлинер Ансамбль» – один из главных театров Германии, получивший всемирную известность благодаря постановкам пьес Бертольта Брехта. Театр на Шиффбауэрдамм был основан в 1892 году и получил название «Берлинер Ансамбль» в 1954 году, когда был передан труппе Брехта. В разные годы театром руководили Елена Вайгель, Рут Бергхауз, Манфред Векверт, Хайнер Мюллер (вместе с Маттиасом Лангхоффом, Фрицем Марквардтом, Петером Паличем и Петером Цадеком), Мартин Вуттке и Клаус Пайман.

Сейчас интендант театра – Оливер Риз. В репертуаре «Берлинер Ансамбля» идут спектакли Роберта Уилсона, Хайнера Мюллера, Франка Касторфа и других известных режиссеров.

Самый добрый Брехт: «Кавказский меловой круг» в театре имени Маяковского

Режиссер Никита Кобелев поставил в «Маяковке» пьесу Бертольта Брехта «Кавказский меловой круг». Рассказываем, что говорит эта премьера о нашем времени

Бертольт Брехт захватил российскую сцену. Экспансия началась несколько лет назад — в 2013-м Юрий Бутусов поставил в театре им. А. С. Пушкина «Доброго человека из Сезуана», затем он же со своими студентами прогремел на петербургской сцене театра им. Ленсовета с «Кабаре Брехт» (исполнитель главной роли в «Кабаре» Сергей Волков, напомним, удостоился в минувшем апреле «Золотой маски»). В конце нынешнего сезона — целых две брехтовских премьеры, «Мамаша Кураж и ее дети» Кирилла Вытоптова с «фоменками» и «Кавказский меловой круг» Никиты Кобелева в театре им. Маяковского. На примере последнего разбираемся, почему сейчас без Брехта никак нельзя.

Молодой режиссер Никита Кобелев уже хорошо знаком театральной Москве — за четыре года службы в театре им. Вл. Маяковского он успел создать семь спектаклей (среди них даже один променад, сегодня без этого жанра, кажется, уже совсем никуда). Последние полгода он в компании 22 артистов разных поколений репетировал сложнейшую вещь, самый «чистый» пример эпического театра Брехта. Пьеса «Кавказский меловой круг» была написана в 1945 году, претерпела серьезную редакцию чуть позже, была доведена практически до идеала и впервые шагнула на сцену театра «Берлинер ансамбль» в середине 50-х. Как ни странно, в СССР и России этот текст Брехта ставили нечасто.

Театральная критика связывает это с колоссальным успехом спектакля Роберта Стуруа в Тбилисском театре им. Шота Руставели. Именно этот спектакль открыл «Кавказский меловой круг» и Брехта вообще с новой стороны — не только для советского зрителя, но и для мира. По соображениям великого Георгия Товстоногова, дело было в том, что Стуруа впервые добавил в Брехта настоящего национального колорита. В принципе, в пьесах Брехта дальние страны условны — и Китай «Доброго человека из Сезуана», и Грузия «Кавказского мелового круга». Просто автор пытался максимально удалить место действия от Германии, чтобы возник так важный в каждой его работе взгляд со стороны, остранение. Но Стуруа со своими артистами подарили героям плоть и кровь. Его спектакль просуществовал много лет. И на многие же годы закрыл тему с «Кавказским меловым кругом».

Наше неспокойное время потребовало ее открытия и переосмысления. Справедливо будет сказать, что когда, если не сейчас, попробовать всколыхнуть в людях все самое доброе? Собственно, над этим и работает команда «Маяковки» с Кобелевым во главе. А команда, надо сказать, подобралась разношерстная. Тут тебе и легендарный Игорь Костолевский (Аздак, деревенский писарь и затем судья), и эксцентричная Ольга Прокофьева (свекровь), и восходящая звезда театра Павел Пархоменко (Симон Хахава), и Сергей Рубеко (рассказчик Аркадий Чхеидзе), и, наконец, молодая актриса Юлия Соломатина, с достоинством несущая роль Груше Вахнадзе.

Работа Соломатиной — это, без сомнения, актерский подвиг. Весь многонаселенный спектакль большой формы все-таки завязан на ней. Она — связующее звено, основной «клей» всего со всем. В ней сосредоточена духовная идея всего огромного дела, инициированного режиссером. Чтобы все состоялось, ей необходимо стать воплощением добра и любви. Юлия находит это воплощение в простой и очевидной вещи: мы видим, как обычная девушка, благодаря стечению обстоятельств (тут и случайность, и ее доброта — все вместе), начинает преображаться в мать. И затем именно это материнское чувство ведет ее всю дорогу — в горы, из гор обратно в город, для спасения своего дитяти. Просто существование такого материнского чувства — одновременно инстинктивного, но совершенно святого, непоколебимого и незамутненного — доказывает, что, грубо говоря, у мира есть шанс. Дело ведь в том, что героиню Соломатиной победить нельзя. Совсем. Ни продажные чиновники, ни злые люди, ни война неспособны ее сломать. Она одна с младенцем на руках — сильнее любого оружия, любой войны. Все потому, что любовь сильнее смерти. Актриса в этом уверена. И заставляет поверить в это зрителей. Рассказчик в исполнении Сергея Рубеко лавирует между поддержкой и порицанием Груше. Неуловимо образуется актерский дуэт — он как бы голос в голове Груше. Не то чтобы совесть, но вечный «старший товарищ», так необходимый в сложные моменты, в моменты тяжелых перемен и потрясений.

Все остальные, кроме сына Михаила, для Груше Вахнадзе, в общем-то, фон. То есть она, конечно, любит Симона Хахаву, но может без него жить. Без всех других — не просто может, а, скорее, хотела бы. Но фон этот создает полноту жизни — с ее иронией, шуточками и песнями, то траурными, то забавными. Кстати, музыка в спектакле — дело рук группы «Круглый Бенд». В целом за музыкальное руководство, в том числе аранжировки, отвечает Николай Орловский. Актер и композитор служит в театре «Мастерская Петра Фоменко». И так вышло, что одновременно он работал над двумя спектаклями по Брехту — как музыкальный руководитель над «Кавказским меловым кругом» и как артист над «Мамашей Кураж». Благодаря Орловскому и музыкантам история обрела легкость и игровую природу: джаз, простые (но не упрощенные) мелодии. Для артистов музыкальная составляющая спектакля — еще один вызов. Поют в «Кавказском меловом круге» почти все и делают это с невероятным азартом. Оттого зонги не уводят спектакль в абстракцию, а, напротив, добавляют полноты жизни.

Хотя в широком смысле постановка Кобелева существует в отрыве от какой-то конкретной эпохи и даже страны. Пространство художника Михаила Краменко — условно. Вначале алый, «дышащий», колыхающийся задник как предчувствие и предсказание войны вместо Пасхального воскресенья. Затем — черное, заброшенное, опустошенное войной место. В костюмах работы Марии Даниловой есть отсылки к грузинским национальным нарядам, но не у Груше. Ее красное платье — это уже не тревожный признак, а утверждение жизни.

Этот красный на Груше пробивается и через ватник, и горит ярче дорогого платья Нателлы (Дарья Повереннова). Этот красный, как вечная любовь и вечный материнский подвиг, побеждает все. В спектакле нет назидательности, есть только надежда, что любую войну и любые беды можно победить — пока есть хоть одна судомойка, способная спасти младенца.

«Кавказский меловой круг» в Театре Маяковского

Бывают такие спектакли, которые как бы вовсе и не спектакли, а совершенно настоящее эмоциональное проживание чужой жизни, с полным отключением тебя от сегодняшней реальности и полным вовлечением в события, происходящие не сцене.
Таков «Кавказский меловой круг» на сцене Театра им. Маяковского (премьера состоялась в апреле 2016 года).
Автор пьесы — Бертольд Брехт – немецкий драматург, поэт, прозаик, театральный деятель, теоретик искусства, основатель театра «Берлинер ансамбль»!
Пьеса «Кавказский меловой круг» (нем. Der kaukasische Kreidekreis) была написана в 1945 году! А в 1954 году поставлена Брехтом в знаменитом драматическом театре Берлина «Берлинер Ансамбль», тогда же музыку к пьесе написал композитор Пауль Дессау, тоже, как вы понимаете, немец.
После спектакля, когда ещё в тебе все пережитые чувства бурлят как река Терек, невозможно поверить в то, что Брехт не грузин, что он не имеет грузинских корней, что он вообще не имеет никакого отношения к Грузии! В 1975 году «Кавказский меловой круг» был поставлен Робертом Стуруа в Тбилисском театре им. Шота Руставели, с музыкой Гии Канчели, и стал ярчайшим событием театральной жизни. И это понятно – выдающийся грузинский режиссер, грузинские актёры, грузинский композитор. А Брехт – немец! Тогда остаётся вывод один – он гений, поскольку только гении могут настолько глубоко, мощно, достоверно прочувствовать и описать такую далёкую от него культуру.
Место действия – Кавказ.
Время – «феодальная Грузия» (для справки: «Грузия находилась в составе Российской империи с 1801 по 1917 год. С 15 по 18 век Грузия была раздроблена и находилась между мусульманскими Ираном (Персией) и Турцией»). Но время в спектакле как таковое весьма условно.
Кавказский меловой круг – это круг, очерченный мелом на земле, внутрь которого вступают две женщины, которым предстоит бороться за право материнства. Это вымышленный символ праведного суда, вряд ли он существовал в Грузии подобный метод правосудия. Но да будет так – меловой круг. Мелом. На земле. Ребенок. И две матери.

Я в и


Спектакль идёт по восходящей, от ноты «до» к ноте «си». Медленно, подробно, обстоятельно развёртывается хронологическая цепочка событий.

Сцена первая: Знатный ребёнок
Сцена вторя: Бегство в северные горы
Сцена третья: В северных горах
Сцена четвёртая: История судьи
Сцена пятая: Меловой круг

Декорации в спектакле трёхъярусные, и на каждом уровне может происходить действие.

В спектакле много красного. Красные платья носят судомойка Груше Вахнадзе и княжна Нателла Абашвили. Красный цвет имеют декорации. Красный символизирует и пожар, и кровь, и опасность, он тревожит и будоражит.

В спектакле много музыки. Спектакль музыкальный. Музыку, как вы помните, написал немецкий композитор. Но она … грузинская. Такая страстная, яркая, звучная, такое ощущение, что у Музыки в этом спектакле отдельная роль. В оркестровой яме находится ансамбль, музыканты которого одеты в круглые сванские войлочные шапочки. Звучат саксофон, кларнет, труба, аккордеон, бас-гитары и др.

В спектакле много песен – живой вокал. Почти все герои поют (на сцене микрофоны), а не только обмениваются репликами.

В спектакле много любви. Нас всегда удивляет нежный цветок, пробивающий асфальт, в стремлении к свету. Так и в жизни нашей самое важное, сильное, незабываемое – это любовь. А уж материнская любовь вообще категория не имеющая определения. Разве её можно описать словами, измерить чем-либо?

Роль главной героини Груше Вахнадзе (крестьянки, судомойки) исполняет Юлия Соломатина. Эта роль создана для неё. А может вернее и так — она создала потрясающий образ Истинной Матери. Она держала, приковывала, притягивала к себе внимание весь спектакль – и прежде всего безграничной душевной отдачей, распахнутой искренностью. Я бы даже заметила, что для актрисы ТАК вживаться в роль может быть опасно. Потому что нет грани, нет границы между сценическим образом и настоящим человеком. На сцене нет актрисы Соломатиной, на сцене есть Груше Вахнадзе (крестьянка, судомойка). Но для нас зрителей быть свидетелями столь щедрого перевоплощения — счастье.

Иногда думаешь, да что же она за человек – еле идёт, её преследуют, она дрожит от холода, она хочет есть, но она забывает о собственных лишениях и прежде всего добывает пропитание для ребёнка, а кружка молока при этом стоит половину её недельного заработка. По идее героиня под ударами судьбы должна заплакать, ну хотя бы чуть-чуть. Как же без слёз обойтись в её ситуации. Но Груше Вахнадзе не только не плачет, она умудряется ещё и петь! В этом человеке – маленьком, хрупком, на вид беззащитном живёт любовь такой силы, что об неё можно греться как на солнце.

Да брось же этого ребенка – тебя же убьют сейчас.
Да брось ты этого ребенка — поешь сама.
Да брось ты этого ребёнка — не привлекай позор на свою голову, ты же безмужняя, тебя закидают камнями.
Да брось ты этого ребёнка – он же чужой! Чужой!


Я купила програмку в антракте и не успела прочитать имена актеров. Поэтому когда на сцене появился деревенский писарь Аздак, то по особой концентрации внимания, по притихшему залу, было понятно, что играет мастер. Да, это был Игорь Костолевский! Старик Аздак весьма непростой персонаж. Он мудр, многоопытен, он прожил долгую жизнь и многое перевидал, но этот человек далеко не свят, охоч до выпивки, нечист на руку, хитер. Поэтому никому неизвестно в какую сторону подует ветер, на какую чашу весов добавит гирьку судья Аздак.
Меловой круг это его решение.
Меловой круг и определит ту, которая есть настоящая истинная мать маленького Михаила.

Понравилась Ольга Прокофьева в роли свекрови. Я её тоже не узнала, и также, не узнав, была впечатлена актёрской страстностью. Вообще все актерские работы прекрасны. Не очень убедительным показался только рисунок роли у Дарьи Поверенновой (Нателлы Абашидзе), показался слишком поверхностным, мешала излишняя жестикуляция.

Спектакль находит такой отклик в душе, накрывает такой волной сопереживания, что, льющиеся по щекам слёзы в финале явление совершенно предсказуемое.

Театр Маяковского для меня первый театр, где можно аккуратно делать фотографии спектакля. Никто тебя не лупит лазерной указкой, не возмущается и тп. Очень благодарна администрации и персоналу за эту толерантность.

ФОТО СПЕКТАКЛЯ
Паника во дворце губернатора, жена которого, приказывает паковать все платья и забывает своего ребёнка

Судомойка Груше Вахнадзе волею судеб не может расстаться с малышом

На последние деньги покупает ему кружку молока

За ней организована погоня (прячет корзинку с ребёнком под столом)

По трухлявому мостику с ребенком за спиной переходит горное ущелье

Брат находит ей фиктивного жениха

На свадьбе все жду кончины жениха

Но вместе с вестью об окончании войны, оживает и жених

Жених ждёт от Груше исполнения своих супружеских обязанностей.
А девушка ждет возвращения с войны своего возлюбленного Симона Хакаву

Времена в Грузии продолжают быть очень неспокойными

Судья Аздак

Появляется Нателла Абашвили. Которая требует вернуть ей её «похищенного» ребенка

Судья Аздак должен принять решение – кому присудить ребенка

И вот он – Меловой круг!

Кто победил в этом споре?

Сцены из спектакля

Артисты на поклонах

ФОТО ТЕАТРА

Сайт Театра им.В.Маяковского
Группы театра в соцсетях: в Фейсбуке и ВКонтакте

Благодарю театр и ketosha за такую мощную эмоциональную встряску и чудесно проведённый сентябрьский вечер!

Посты по тэгу «я/Кино-Театр»:
Театр под рук. Армена Джигарханяна:
«Жанна Д’Арк – Белая ворона» в Театре под рук. Армена Джигарханяна
Театр им. А.С.Пушкина:
«Дом, который построил Свифт» в Театре Пушкина
Театр АпАРТе:
«С любимыми не расставайтесь» в театре АпАРТе
«Агата Кристи. Детектив» в театре АпАРТе
«Сказка о царе Салтане» в театре «АпАРТе»
Театр Стаса Намина:
«Нью-Йорк. 80-е. Мы» в театре Стаса Намина и немного светской хроники
Театр русской драмы под рук. М.Г.Щепенко:
«Сердце не камень» в Театре русской драмы под рук. Щепенко
«Куликово поле» в Театре русской драмы под рук. М.Щепенко
«Не унывай!» в Театре русской драмы под рук.М.Щепенко
«Бенгальские огни» в Театре русской драмы под рук. М.Щепенко
Книжный клуб «Гиперион:
Камерный мюзикл «Штирлиц» в книжном клубе «Гиперион»
Театр EtCetera под рук. А.Калягина:
«Утиная охота» в театре “EtCetera”/ Премьера 2015

Ю.Грымов/К.Дойль, «Затерянный мир» в КЦ «Москвич»
«Белоснежка и семь гномов» в Театре «Вернадского, 13»
Ты и я одной крови — спектакль «Маугли» в Губернском театре (худ. рук. С.Безруков)
Мюзикл «Принцесса и солдат» в Театре Российской Армии
«Рождество» в театре «Учёный медведь»
Симфоническая музыка с 3D-визуализацией в очках/ Московская Консерватория
«Сказки Гофмана» в особняке Смирновых на Тверском бульваре
«Алые паруса» в РАМТе… Дайте мне валерьянки! *;о
О «Солнечном ударе» Михалкова, Белой гвардии, России и не только
Ты и я одной крови — спектакль «Маугли» в Губернском театре (худ. рук. С.Безруков)

Выдающийся спектакль WTAMU — PRAIRIE

12 и 13 ноября театральный факультет Западно-Техасского университета A&M представил прямую трансляцию спектакля «Кавказский меловой круг», пьесы Бертольта Брехта, впервые поставленной в 1948 году.

Действие пьесы происходит после Второй мировой войны и повествует о споре об опеке над брошенным ребенком. Губернатор и его жена бегут из города, оставив своего маленького мальчика. Молодая служанка спасает ребенка и путешествует повсюду, чтобы найти того, кто возьмет ребенка.Она сталкивается с решением оставить его себе или оставить матери-природе. Она оставляет младенца как своего собственного и выходит замуж. Истинная мать маленького мальчика отправляет уведомление о поисках пропавшего сына, но служанка отказывается его отдать. Две женщины обращаются за ним в суд. Судья решает, что тот, кто сможет вытащить ребенка из круга, нарисованного белым мелом, будет объявлен победителем и сможет оставить ребенка как своего. Служанка проигрывает битву, опасаясь вреда, который может причинить младенцу.Из-за ее большой симпатии к ребенку она вознаграждена им и навсегда становится его матерью.

Несмотря на все изменения, внесенные в этом году при просмотре постановок, все актеры и актрисы великолепно изображали своих персонажей, уделяя особое внимание тому, какие камеры использовались и с каких углов зрители смотрели историю. Камеры действительно добавляли сюжету положительный эффект, они давали зрителям разные точки обзора на протяжении всего спектакля, которых у публики изначально не было.

«Выступление перед публикой сильно изменило бы шоу», — сказал младший актерский мастер Арден Хиншоу. «Постановка и блокировка шоу кардинально изменились бы, так как мы не будем выступать перед камерами. Хотя камеры представляли свои собственные проблемы, они также много добавили к шоу ».

Понятно, что у этих студентов-актеров возникли проблемы с подготовкой к постановке. COVID-19 повлиял не только на то, как зрители смотрели постановку, но и на то, как актеры, актрисы и съемочная группа репетировали и готовились к просмотру. Старший специалист по театральному представлению Мэйси Фултон объяснил основные вопросы, которые были решены во время репетиции.

«Когда для производства любого типа продукции требуется столько людей, здоровье каждого всегда было самым большим приоритетом. Было несколько раз, когда актерам приходилось помещать в карантин, и приходилось вмешиваться их дублерам. Ежедневно переключаться между актерами всегда было сложно, потому что вы никогда не знали, с кем можете работать, и всегда меняли и адаптируемся », — сказал Фултон.
Несмотря на то, что были трудности, подобные этим, и многие другие, театральный департамент WTAMU преодолел их и продолжает процветать. Это свет в темноте, когда студенты-актеры и актрисы усердно трудятся, чтобы доставить радость обществу. Такие постановки, как «Кавказский меловой круг», даже без живых выступлений, для этого времени являются настоящим сокровищем.

«Просто потому, что мир вокруг нас сумасшедший, и у нас нет живой публики, это не значит, что мы не можем создавать что-то прекрасное на сцене и при этом показывать людям то, что мы создали», — сказал Фултон.

Кавказский меловой круг | Сценический шепот

Бертольд Брехт — перевод Алистера Битона. WAAPA Третий курс Повышение успеваемости студентов. Режиссер Эмили Маклин. Студия Enright, WAAPA, Университет Эдит Коуэн, Маунт Лоули, Вашингтон. 25-31 марта 2021 г.

Кавказский меловой круг — это часто изучаемая работа, которую часто ненавидят, но эта постановка, выполненная студентами третьего года обучения WAAPA, представляет собой динамичное, прекрасно сплоченное и тонко выполненное воплощение, которое очаровывает его (слишком маленькую) аудиторию. и это просто лучшая версия этой пьесы, которую я когда-либо видел (и я видел ее много, много раз).

Используя перевод Алистера Битона, это во многом ансамблевое производство, поскольку мы присоединяемся к городу, который ставит спектакль для эксперта из столицы. Сознательно театрально — все, кроме одного исполнителя, много ролей — с центральной ролью Груши, разделенной между актрисами. Персонажи чудесно различимы и очень быстро устанавливаются, а темп быстрый, с отличной физикой и некоторыми трогательными музыкальными моментами.

Джейкоб Сгурос прекрасно описывает шоу как Певец — наш рассказчик, который движет действие и привлекает наше внимание к недосказанным вещам.Прекрасное присутствие на сцене, хорошее пение и игра на гитаре.

Прекрасная работа трех женщин, играющих главного героя Грушу (все они также играют множество других ролей), и все это дает нашей героине сильное чувство долга и приверженность добру. Отличные выступления Клеа Пуркис, Бет Уилкинсон и Фиби Имс. Другой постоянный персонаж — ребенок Майкл, которого играет марионетка, которой манипулирует Лия Селлвуд, причем выражение лица Лии также дает нам представление об эмоциях ребенка.Кукольным наставничеством занималась Кайли Байуотерс. Любовный интерес Саймона очаровательно и глубоко играет Натан Калверт.

Это шоу полно ярких и коротких выступлений. Уильям Гаммел и Элиза Смит сияют как одержимые собой и неприятные губернатор и его жена. Астерия Гао, сильная повсюду, особенно сочувствует как слуга, который подвергается гневу жены, с Джошем Колосом, сильным в роли адъютанта, Шалвы.

Люсия Мерривезер дает нам отличный образ жены фермера, а Линдси Макдональд великолепна в роли закадычного брата Груши Лавренти.

Бен Салливан играет Джессопа опытно, с отличным переходом от «почти мертвого» к «властному придурку», в то время как Шэй Уоткинс прекрасно справляется с ролью его властной матери. Монаха играет с прекрасным комическим мастерством Тейла Конвей.

Стоит дождаться появления в четвертом акте Аздака, искусно изображенного с юмором Люси Вонг, который красиво отскакивает от полицейского Делейни Бруклин Берк Шаува. Толстого принца играет Рэй Тикл, по-видимому, направляющий Леонарда ди Каприо, хорошо работающий с племянником Брэда Питта (снова Бен Салливан).

Прекрасно выглядящий, шоу представляет собой сложную многоуровневую декорацию и включает в себя множество костюмов с большим использованием цвета — оба хорошо спроектированы Чарли Стриклендом. Дизайн освещения хорошо адаптирован к настроению Джолин Уибли, а эффективный звуковой дизайн — Рори Нивен. Студенты-исполнители внесли большой вклад в шоу за кулисами, в том числе помощники режиссеров Лили Мюррелл и Джефферсон Нгуен, сочинения и писательские работы Джейкоба Сгоуроса, Линдси Макдональд и Клеа Пуркис.

Performance Making — это курс WAAPA, о котором иногда забывают, но эта постановка является свидетельством как сильных сторон курса, так и качества исполнителей, которые он создает. Очень впечатляющая постановка.

Кимберли Шоу

Фотограф: Стивен Хит

Кавказский меловой круг (Игра) Сюжет и персонажи

Краткое содержание

Среди обломков разбомбленной деревни в горах Кавказа, в Советской Республике Грузия, эксперт Государственного комитета реконструкции пришел на встречу с членами двух колхозов (иногда переводится как колхоз ) или колхозов. На кону судьба долины после Второй мировой войны. Жители села Галинских колчосов, которые разводили коз и использовали долину до войны, хотят вернуть землю под выпас скота, а жители села Колчос Розы Люксембург занимаются выращиванием фруктов и хотят посадить фруктовый сад. Фермеры Розы Люксембург предложили план орошения долины и экспоненциального увеличения продуктивности земли. Чтобы подтвердить свое заявление, фермеры наняли известного местного певца и подготовили музыкальный спектакль « Меловой круг », основанный на китайской притче.После того, как эта рамка установлена, Брехт никогда полностью не возвращает нас к встрече колчосов, вместо этого он сосредотачивается на игре внутри пьесы для оставшихся пяти сцен; классический пятиактный эпос. История начинается в разгар революции, губернатора казнят, а его жене приходится бежать. В хаосе остался их маленький сын Майкл. Когда никто другой не возьмет на себя ответственность за ребенка, слуга по имени Груша берет его на руки и бежит. Следующие три года разворачиваются в серии эпизодов, показывающих, как выживают Груша и Майкл.Как всегда, Брехт исследует противоречия в своей работе, открывая обе стороны для каждой сделки и исследуя причины, по которым люди действуют вопреки своим собственным интересам, в то время как другие слепо преследуют их. Груша чуть не оставляет ребенка крестьянской паре, но не может вопреки здравому смыслу. Как писал Брехт в своих заметках: «Чем больше Груша делает для спасения жизни ребенка, тем больше она подвергает опасности свою собственную» (Brecht, Collected Plays: Seven 304). На время она укрывается со своим братом, но ее невестка не приветствует ее, и хотя она пообещала дождаться своей настоящей любви Саймона Чачавы, она должна выйти замуж за кого-то другого, чтобы они с Майклом могли выжить.История меняет направление, и мы узнаем, как Аздак, умный, но коррумпированный судья, использовал свой разум, чтобы сохранить свое положение в годы революции и войны и, наконец, после восстановления старого режима. В конечном итоге именно он услышит иск жены губернатора, которая вернулась из ссылки и хочет вернуть своего сына. Если она сможет доказать, что Майкл принадлежит ей, он станет ключом к власти и станет наследником поместья умершего губернатора. Имея привычку пить на работе, склонность брать взятки и репутацию правителя в пользу проигравшего, Аздак должен решить, какая мать имеет больше прав на опеку над ребенком, или, скорее, он должен определить «требование ребенка». к лучшей матери.Он придумывает тест в виде кружка мелом, вокруг Майкла рисуется круг, и обе матери-участницы должны взять за руку и попытаться вытащить мальчика. Когда Груша отпускает, становится ясно, что она лучшая мама. Хотя представление крестьянином Меловой круг — это притча для спорной долины колчосов, более широкая пьеса Кавказский меловой круг предлагает способ размышления о собственности и собственности, а также о большей ответственности человека перед коллективным благом. то, что Брехт назвал «потенциально образцовой позицией» в контексте восстановления европейского континента, который был опустошен войной — как по земле, так и по духу. Авторство разделяет с давним и часто не указанным в титрах соавтором Брехта Рут Берлау.

Кавказский меловой круг преуспевает в производстве высокой энергии — Оберлин Ревью

Пять лет назад я сидел в кругу с 12 другими начинающими актерами и читал «Полет в северные горы» — сцену из знаменитой пьесы немецкого драматурга Бертольда Брехта. Кавказский меловой круг. Мы специально выбрали это произведение из-за его действия и напряжения, и наше чтение должно было проникнуться этими темами.Моменты перед чтением были наполнены беспокойным ожиданием. В конце концов, мы почувствовали, что уничтожили сцену. В попытке сохранить ту небольшую оставшуюся уверенность в своих актерских способностях мы списали нашу неудачу на необычный модернистский стиль письма Брехта и поклялись никогда больше не говорить о Брехте.

Я сдержал свое слово до пяти дней назад, когда я сидел в зале театра Оберлин-колледжа на спектакле «Кавказский меловой круг». Я никогда не испытывал такого стыда до той ночи; шоу было невероятным.Пьеса Брехта, поставленная профессором Оберлина Хизер Андерсон Болл, актрисой, прекрасно ожила. Любой читатель Брехта может получить удовольствие от его диалога: он остроумный и умный, острый и едкий, но одновременно сладкий и нежный. Любой читатель также знает, насколько утомителен его сценарий и насколько утомительным он может быть без адекватной анимации. Болл и студенты, стоящие за этим гениальным творением, устроили спектакль, который потребовал внимания публики.

Брехт написал Chalk Circle в 1944 году, когда жил в Соединенных Штатах.С момента своего дебюта пьеса Chalk Circle была провозглашена шедевром Брехта, а также одной из самых популярных немецких пьес всех времен. Поучительная история рассказывает о путешествии крестьянской девушки, спасающей младенца могущественных правителей. Как притча, эта история очень напоминает такие народные сказки, как «Мальчик, который кричал Волк» и «Златовласка и три медведя». На сцену выходят такие архетипы, как коррумпированный правитель, девица в беде, честный крестьянин и многие другие.

Брехт представил и задумал пьесу как эпический театр.Однажды он заявил, что «спектакль не должен заставлять зрителя эмоционально отождествлять себя с персонажами или действием перед ним или с ней, но вместо этого должен вызывать рациональное саморефлексию и критический взгляд на действие на сцене». Театральное отделение, казалось, восприняло этот совет близко к сердцу. Каждый аспект спектакля был деконструирован и прозрачен для зрителей. Сцена была открытой, так что никакие занавески не закрывали реквизит или актеров за кулисами, костюмы были минимальными, а гендерные роли были размыты.Из-за этого спектакля зрителям было сложно влюбиться в персонажей или увлечься красивыми декорациями. Эстетика шоу была суровой и непоколебимо ясной. Брехт хотел, чтобы его рассказ был услышан и понят. На сцене Hall Auditorium это все, что получила публика.

Актерский состав из 13 человек был необычайно и невероятно силен по всем направлениям. Часто постановки состоят из нескольких сильных актеров, многих посредственных актеров и нескольких отставших. Этот состав не содержал слабых звеньев.Каждый актер пробовал свои силы в игре нескольких персонажей, что придавало сюжету движущую силу и придавало сцене уникальный вид энергии. Эта пульсирующая, вездесущая энергия удерживала зрителей в напряжении, насыщала все аспекты спектакля и служила прочной основой, которую актеры использовали для улучшения своей игры.

Игра, казалось, была вызвана какой-то неведомой силой. Актеры использовали свои сильные стороны в дополнение к диалогам и постановкам Брехта, чтобы создать идеальный шторм.Они использовали свои диафрагмы, чтобы выделить строки, взывали к природным инстинктам к юмористическому ритму и делали свои лица выразительными и читаемыми для аудитории. Каждый аспект этого выступления был сильным и целеустремленным. Наблюдать за этим было невероятно приятно, похоже на то, что испытываешь после того, как наконец решишь сложную головоломку. Представление театра Оберлинского колледжа « Chalk Circle » будет нелегко забыть, и я предвижу появление Брехта в Оберлине в ближайшем будущем.

Отзыв: «Кавказский меловой круг» — захватывающий спектакль с полезным сюжетом

В «Кавказском меловом круге» есть момент, когда все щелкает.

Страстные, но ничем не примечательные вступительные акты сменяются четвертым и последним, где все разворачивается в ярко выраженных художественных проявлениях человечности и огромных масштабах человеческих ошибок и беспечности, смешивая воедино надрывную комедию и навязчиво мрачные темы сексуального и физического насилия. , кульминацией которого стало его взрывное откровение в финале.

Это все, чтобы сказать, что «Кавказский меловой круг» не похож ни на один другой спектакль. Написанная Бертольдом Брехтом в 1948 году, пьеса представляет собой мастер-класс по немецкому модернизму, отмеченный многими и считающийся лучшей и самой известной работой Брехта. Его влияние обширно и обширно, элементы его стиля и темы проявляются как в театре, так и в кино, что является основным источником вдохновения для режиссера французской новой волны Жана-Люка Годара и Ларса фон Триера.

«Кавказский меловой круг» происходит во времена Советского Союза, сразу после Второй мировой войны, и представляет собой пьесу в рамках пьесы, в которой рассказывается о женщине по имени Груша, которая оказывается с ребенком, оставленным губернатором и его женой. во время переворота города Нуха.Повествование следует за ее испытаниями и невзгодами, когда она пытается уберечь ребенка от рук приближающегося капрала и его армии.

Первые три акта в основном связаны с этими сюжетными битами, которые могут быть немного непонятными для тех, кто не привык к этому стилю. В этой постановке используется интересный и свежий подход к тематическому материалу, сочетающий современный язык, ссылки, деловые костюмы и многое другое в обстановке середины двадцатого века, делая вещи захватывающими и неожиданными.

Но большая часть хорошо написанного юмора и диалогов пьесы для меня проявляется в основном в четвертом и пятом актах, где текст действительно стал для меня сиять. Первые три акта могут быть несколько сухими в некоторых областях, но, к счастью, превосходная игра актеров поднимает обыденное до приятного. Если вы окажетесь среди очень немногих, кто в итоге ушел из спектакля посреди ночи, когда я пошел, я бы посоветовал вам придерживаться этого, поскольку выигрыш в финальных актах огромен и щедро вознагражден.

Технические аспекты спектакля были первоклассными и добавили множеству глубины и измерения его постановке, особенно звуковому оформлению. Актеры скомкают бумагу на заднем плане, чтобы имитировать дикое мерцание огня; барабаны бьют в устойчивом ритме, постепенно нарастая, чтобы соответствовать безумному нарастающему хаосу переворота и разрушения Нухи; деревянные блоки сталкиваются во время сцен насилия, добавляя тяжести и интуитивной реакции хореографии; сценическое освещение тускнеет, и в драматические моменты все затихает, а цветные прожекторы осыпаются на персонажей, производящих пугающий эффект.

И этот обзор был бы неполным, если бы я ничего не сказал о музыкальных номерах, которые были великолепно мелодичными и разнообразными по октавному диапазону, и все они исполнялись красивыми голосами.

По общему признанию, есть некоторые трудности в прохождении первых полутора часов этой трехчасовой пьесы, но характеристики Аздака, а также химия и комедия между ним, его труппой и Толстым принцем были чрезвычайно интересными и стоили внимания второй просмотр, хотя бы для того, чтобы полностью уловить элементы повествования, которые, возможно, ускользнули от меня в первый раз.Однако настоятельно рекомендую покупать билет. Вы не пожалеете.

«Кавказский меловой круг» в Театральной труппе «Антей»

«О, кто-то хочет договориться, не так ли? Нет ничего более бесстыдного, чем это. Он хочет договориться. Мужчина сходит с ума от укусов, а комар хочет как-то договориться. — Аздак

Бертольт Брехт и его теории отчуждения и «Эпический театр» могут отпугнуть некоторых театралов при одном упоминании его имени, но самые мудрые из них преодолеют любые предположения, чтобы увидеть Кавказский меловой круг в театральной труппе «Антей». Режиссер Стефани Шройер мастерски овладел переводом пьесы Алистера Битона с разноплановым ансамблем, который вполне комфортно себя чувствует в своих многочисленных сменяющихся ролях, не позволяя нам избежать эмоциональных переживаний и забыть о том, что поставлено на карту. Пока начинается война и режим узурпируется посредством обезглавливания и восстания, ребенок брошен, и молодая женщина по имени Груша Вачнадзе (Лиза Сенека) не может оставить его, хотя это означает, что она должна бежать от солдат и спрятать ребенка Майкла. рискуя собственной любовью и будущим счастьем с солдатом Симоном Чачавой (Михаил Хачанов).

Слева направо: Тернер Франкоски, Джанеллен Штайнингер, Лиза Сенека, Джордж Виллас и Стив Хофвендал в фильме Кавказский меловой круг . Фото Дженни Грэм.

Шоу начинается в вестибюле, поэтому постарайтесь не поддаться соблазну расположиться рядом с прекрасной библиотекой компании и выбрать место поближе к дверям, чтобы ничего не пропустить. После короткой встречи с общественностью, посвященной землепользованию, приезжает Аркадий Чаидзе (Стив Хофвендал), и ансамбль приглашает нас в театр, чтобы посмотреть его спектакль. Без особых усилий мы превратились в горожан и сограждан актеров таким образом, что теперь мы чувствуем себя частью чего-то. Как и следовало ожидать, игровое пространство лишено квартир и занавесок, чтобы стать открытой ареной, где актерам негде спрятаться. Когда они не на сцене, играя свои различные роли, их можно заметить, играющими на музыкальном инструменте для своих коллег-актеров или открыто меняющими свой костюм, чтобы трансформироваться из одной роли в другую. То, что похоже на дверь в раздевалку, также открыто за кулисами слева.Оказавшись внутри, мы все окунаемся в иллюзию товарищества, которая слегка нарушается в антракте, когда рабочие сцены, одетые в черное, появляются, чтобы подготовиться ко второму акту.

Как только актеры вернутся, мы можем легко вернуться в их мир, полный прекрасной физической работы в каждой сцене. Участники ансамбля лежат на боку в ряд, их голова опирается на ноги своих коллег-актеров, их руки двигаются каждый своим особым образом, а некоторые из них создают звуковые эффекты, чтобы завершить образ текущей реки или ручья. Изменения сцены сливаются с действием без заминки: скамейки, чемоданы и одна движущаяся декорация, которая скользит мимо и вокруг, превращаясь в несколько небольших домиков, карету и одну гостиницу без единого изменения своего внешнего вида. В тот момент, когда Груша стоит на скамейке и зимой ночью подходит к опасному пешеходному мосту, когда все вокруг обещают, что она может только упасть, она кладет ребенка в свой рюкзак, когда ее окружают ее коллеги-актеры, взяв ее за руки — а затем ее ноги, когда она сошла со скамейки, по одной ноге за раз, и она пересекает мост, зависая в воздухе.Это один из самых захватывающих вариантов, которые я когда-либо видел.

Слева направо: Стивен Хофвендал, Коннор Келли-Эйдинг, Джордж Виллас, Джанеллен Штайнингер, Трой Гатри (лежа), Лиза Сенека, Габриэла Боне, Алекс Нокс (в FG), Мехрназ Мохаммади, Мадалина Настасе, Ноэль Артур в году. Кавказский меловой круг . Фото Дженни Грэм.

Ребенок — это красиво сделанная кукла с шарнирно-сочлененной конструкцией, по крайней мере, в двух версиях: младенец и малыш. Габриэла Боне (она также играет Певицу, Мать Юссупа и других) за несколько мгновений оживляет малыша, но два из них завораживают.Первый — когда брат Груши Лаврентий Вачнадзе (Алекс Нокс) кротко сообщает ей, что она должна готовиться к отъезду к его жене Анико (Клаудия Элмор, которая также играет противоположную крестьянку в роли жены губернатора), недовольна. Габриэла сидит позади малыша и оживляет его руки, чтобы они играли с шалью Груши, время от времени глядя на взрослых в комнате и реагируя на то, что им говорят. Вторая — в зале суда, когда Аздак приказывает поместить ребенка в середину круга, нарисованного мелом, а затем приказывает двум женщинам, борющимся за роль матери, вытащить ребенка из круга; тот, кто сделает это первым, побеждает.Подвигая ногами куклу вперед, она оживляет мальчика и заставляет нас задыхаться, когда Губернатору и Груше приказывают тянуть.

Перевод звучит современно и не чурается ненормативной лексики. Это делает ситуацию Груши еще более опасной, когда сержант (Трой Гатри) угрожает ей и называет ее стервой. Это заставляет судью Аздака (Ховфендала), откровенно говоря, показаться слишком знакомым, возможно, поскольку он просит пожертвования, говорит о Груше с точки зрения того, что она привлекательный человек, и штрафует других за такой же скверный язык, который он свободно использует.Правосудие справедливо только в конце, потому что оно обманывает — Аздак не более квалифицирован, чтобы быть судьей, чем мог бы быть Груша, и он использует это отсутствие квалификации, чтобы предоставить ей опеку над Майклом. Затем он «по ошибке» аннулировал брак Груши с Джусупом (Гатри), тем самым гарантируя, что она, наконец, сможет быть со своей возлюбленной Саймоном Чачавой. Ее мечты сбываются… хотя пожилой паре, умоляющей о разводе, отказывают в собственном. Ансамбль объединяется в одной заключительной песне, в которой нам напоминают о «мудрости веков: что все принадлежит по праву тем, кто о ней заботится».Это напоминание, которое мы все можем использовать. Мы не должны забывать эту мудрость.

Слева направо: Лиза Сенека, Алекс Нокс, Тернер Франкоски, Габриэла Боне, Стив Хофвендал, Клаудия Элмор и Трой Гатри в фильме Кавказский меловой круг . Фото Дженни Грэм.

Представления

продолжатся до 26 августа 2019 года в Центре исполнительских искусств Кики и Дэвида Гиндлера в Глендейле, Калифорния. В состав ансамбля входят Джон Апичелла, Ноэль Артур, Пол Бэрд, Габриэла Боне, Клаудия Элмор, Тернер Франкоски, Трой Гатри, Стив Хофвендаль, Коннор Келли-Эйдинг, Майкл Хачанов, Алекс Нокс, Мехрназ Мохаммади, Мадалина Настасе, Джанила Сененининг, Лиза Сененинг. и Джордж Виллы.Живописный дизайн Фредерики Насименто. Художник по костюмам Анджелы Калин. Художник по свету Кен Бут. Звуковой дизайн Джеффа Гарднера. Реквизит, разработанный Эрин Уолли. Драматург — Райан Макри. Режиссер-постановщик — Тейлор Энн Каллен.

Этот пост был написан автором в личном качестве. Мнения, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не отражают точку зрения The Theater Times, их сотрудников или сотрудников.

Кристин Дейтнер Стенограмма подкаста

PMA: эпизод 8, Кавказский меловой круг

Вы здесь

Крис: Здравствуйте и добро пожаловать в подкаст PMA. Это восьмая серия. Я ваш ведущий, Кристофер Кристенсен, и сегодня мы обсуждаем Кавказский меловой круг Бертольда Брехта. Это первый спектакль осени 2017 года здесь, в Центре Шварца, и он будет проходить с 21 по 23 сентября. Сегодня ко мне присоединилась режиссер Бет Миллес. Бет, добро пожаловать на шоу.

Бет: Спасибо. Я так счастлив быть здесь.

Крис: Да, конечно. Сегодня все немного по-другому. Обычно мы находимся в студии, но сегодня мы болтаемся на первом балконе Кипа с видом на сцену, и, э-э, люди работают вокруг нас, пока мы говорим.Спектакль открывается в этот четверг. Как ты себя чувствуешь?

Бет: Я чувствую себя хорошо. В театре весело. Это очень похоже на стиль Брехта — смотреть, как идет работа, пока мы говорим о пьесе.

Крис: Потрясающе. Раз уж мы сидим здесь и смотрим на сцену, не хочешь нам немного об этом рассказать?

Бет: Итак, «Кавказский меловой круг» — это пьеса, которую Бертольт Брехт написал в 1944 году. Он написал ее в Америке, когда был в изгнании из гитлеровской Германии. Гм, и это адаптация китайской притчи, сказки, а наш Кавказский меловой круг — это постановка пьесы Брехта «Кавказский меловой круг», основанной на ансамбле. У нас есть 12 актеров, и они разыгрывают эту пьесу в пьесе о добре, я думаю, в современном обществе. Это невероятно своевременный спектакль, поскольку все работы Брехта кажутся невероятно своевременными. Я много говорил об этом на этой неделе.

Крис: [Смеется] Хорошо.

Бет: Гм, он отвечал на вызовы общества против правительства, против коррупции, тоталитаризма, фашизма.Всевозможные беды в обществе, когда потребности людей часто игнорировались людьми, которые имели власть принимать решения.

Крис: Хорошо. Есть проблемы? Есть ли проблемы в этом спектакле до сих пор?

Бет: При создании? Он огромный —

Крис: Хорошо.

Бет: [продолжение], но у нас есть ама — у меня прекрасный состав, и мы прекрасно проводим время, исследуя пьесу. Я выбрал пьесу, на самом деле, несколько лет назад я знал, что хочу создать эту пьесу здесь, в Корнелле, и я не имел ни малейшего представления о том, каково это будет делать это в 2017 году, и я бы сказал только за последние две недели. так много неразберихи, что-то вроде присущего —

Крис: Хм.

Бет: [продолжение] общественно-политические беспорядки как в университетском городке, так и в нашем мире, что они улучшают наш процесс работы над пьесой, и для наших студентов стало опытом проработать свой опыт того, что значит достичь совершеннолетия в нашем нынешнее общество.

Крис: Мне это очень интересно. Вы можете рассказать об этом подробнее?

Бет: Конечно. Гм, пьесы Брехта — он, ммм, поощрял стиль игры, который всегда привлекал внимание аудитории к тому факту, что актеры были исполнителями, ммм, и бросал вызов модам расслабленной публики.

Крис: Хорошо.

Бет: Гм, и поэтому ученики постоянно живы в своей работе, пока они выступают. Они никогда не поддаются наркозу, играя персонажа.

Крис: Хм.

Бет: Они всегда сами и персонажи, и, кроме того, пьеса написана как пьеса в пьесе: рассказ о притче —

Крис: Хорошо.

Бет: [продолжение] и притча используется для передачи сообщения, но я думаю, что это сообщение часто зависит от аудитории.

Крис: Хорошо. Я собирался подождать попозже, чтобы поднять этот вопрос, но раз уж ты почти у цели, ты хочешь поговорить об эпическом театре сейчас?

Бет: Меня всегда восхищал Брехт — стиль его работ. Это очень спорно. Я думаю, что у каждого театрального деятеля, работающего над пьесой Брехта, есть своя версия эпического театра —

.

Крис: Хорошо.

Бет: [продолжение] или что означает этот стиль. Так что, эм, часть эпического театра должна быть сосредоточена на жестах и ​​физической работе, которая рассказывает историю или выдает ее, но также и то, о чем я говорю, которая никогда не скрывает швов спектакля.Не скрывать атрибутов выступления. Так что обычно сцена открыта, и вы можете увидеть, как создается театральная пьеса. Я помню, как рос в Нью-Хейвене, ну, это — ходил на работу в Йельский репертуарный театр в 70-х, и одним из моих первых театральных опытов было посещение пьесы Брехта в Йельском репертуарном театре, и актер вошел позади меня, начал выступление, и это напугало меня до глубины души, взволновало и увлекло меня, и с тех пор я влюбился в этот стиль, который призван удивлять и разжигать разговор в аудитории и возбуждать ее.

Крис: Вы делали что-нибудь подобное в прошлом здесь, в Центре Шварца?

Бет: Наверное, все.

Крис: Все? Хорошо.

Бет: Я имею в виду, что как режиссер — как режиссер меня всегда интересует грань ожидаемого —

Крис: Хм.

Бет: [продолжение] для аудитории, и я думаю, что привлечение публики к участию в действии — это то, что меня всегда восхищало в моей работе, ммм, но у меня не было возможности сделать здесь пьеса Брехта —

Крис: Хорошо.

Бет: [продолжение] и, как я уже сказал, опять же, работа и стиль работы, работа его компании — Berliner Ensemble — работа эпического театра, вся работа, связанная с созданием пьесы, которая он написал, это захватывающе, но делать эту работу с нашими учениками прямо сейчас, в обществе, в котором мы живем —

Крис: Хм.

Бет: [продолжение] гм, это может быть сложно и напряженно для наших учеников, это сложно и напряженно. Опять же, как я уже сказал, на этой неделе в кампусе произошло два или три неприятных, невыносимых события.

Крис: Ммм, да.

Бет: Гм, мы все изо всех сил пытаемся осмыслить эти события, и поэтому иметь возможность сделать театральную пьесу о социальных изменениях, пока это происходит, гм, это привилегия, подарок и очень необходимый прямо сейчас.

Крис: Обсуждение — открытое обсуждение —

Бет: Каждый день.

Крис: [продолжение] относительно тех ситуаций?

Бет: Каждый день.

Крис: Ага?

Бет: Каждый день. У меня есть очень, ммм, сознательные, проснувшиеся, умные, талантливые студенты, которые хотят участвовать как люди в обществе, а также заниматься искусством —

Крис: Хорошо.

Бет: [продолжение] и они, ммм, я думаю, ведут эти обсуждения. Я всегда заинтересован в том, чтобы побудить студентов рассказать о своих чувствах, о том, что им интересно, и о том, что, по их мнению, происходит в сцене, и такой дух сотрудничества стал основным в этой работе. .

Крис: На кого вы рассчитываете стать аудиторией? Кого вы хотите привлечь?

Бет: Итаканы.

Крис: Итаканы?

Бет: [Смеется].

Крис: Только итаканцы?

Бет: Ага.

Крис: Хорошо.

Бет: Я думаю, что один из самых серьезных вопросов для всех нас сейчас — это то, какова роль живого театра в нашей жизни, и я… я вернулась в прошлом году после двухлетнего перерыва. Я жил в Нью-Хейвене и работал в Театре Лонг-Уорф, и это был невероятный опыт. Я был директором по образованию, и мне приходилось часто и из первых рук задумываться о роли региональных театров и театров в обществе. Итака — такое яркое сообщество чувствительных, умных, хороших людей, эм, но мы все очень заняты, и наша жизнь больше не всегда поддается посещению живых мероприятий.

Крис: Хм. Ммм.

Бет: Мы все очень заняты, и у нас разные жизни.

Крис: И в этом городе много всего происходит.

Бет: Хм, я полагаю, что частично… Я не снималась в большом пространстве уже несколько лет. Я, ммм, хотел вернуться в большое пространство, чтобы побеседовать с другими и напомнить всем, что мы все еще здесь и делаем работу —

Крис: Хм. Да, конечно.

Бет: [продолжение] и что работа яркая, а наши студенты умны, увлечены и, эм, изобретательны, и поэтому я надеюсь, что аудитория — итаканцы — не только корнельцы —

Крис: [Смеется].

Бет: [продолжение] не только взрослые, не только дети, но я надеюсь, что все придут, потому что спектакль предназначен для вовлечения аудитории в вопросы общества в целом.

Крис: Хорошо. Музыка играет в этом спектакле большую роль, да?

Бет: Да, значит, Брехт был поэтом, прежде чем стал драматургом. Он был драматургом — он был многим, многим. Гм, но спектакль перемежается повествованием. В «Кавказском меловом круге» есть рассказчик, который поет, рассказывает историю и комментирует ее.Мы представили это совместно. Я попытался привлечь всех 12 наших актеров к участию в повествовательной части нашей пьесы, но музыка была написана заново моим давним соавтором — композитором Льюисом Флинном из Нью-Йорка. Он и раньше работал со мной здесь, в Корнелле.

Крис: Хорошо.

Бет: Хм, но поразительно, что повествование, хотя и несентиментальное или предназначенное для несентиментального исполнения, тоже очень красивое. Так что это вкрапление и этот вызов, э-э, или эта несогласованность в значительной степени является частью замысла работы.Есть эти прекрасные, ммм, полосы повествования или спетого повествования, перемежающиеся сценами, которые могут быть ужасающими, или удивительными, или шокирующими, ммм, так же, как повседневная жизнь может быть ужасающей или шокирующей временами.

Крис: Хорошо. Может, послушаем какие-нибудь аудиоклипы?

Бет: Ага! Определенно.

Крис: Хорошо. С какого из них вы хотите начать?

Бет: Итак, я думаю, у вас есть несколько повествований, так что давайте сыграем «Те, кто в центре, возвращаются домой».”

Крис: Хорошо.

[Начало медленной, меланхоличной фортепианной музыки]

Льюис: [Поет]. Когда она села у ручья, чтобы стирать белье, она увидела его изображение в воде, и его лицо потемнело.

Бет: И я должна сказать, что это наш композитор, поющий в демо все голоса.

Льюис: [продолжал, соглашаясь с самим собой] по прошествии месяцев.

Бет: Он послал это нам, чтобы мы учились.

Льюис: Когда она поднялась, чтобы позвонить в белье, она услышала его голос из

.

Бет: А, а музыку играет наш актерский состав

Льюис: [продолжение] журчащий клен

Бет: [продолжение] и исполнена нашими актерами.

Крис: Ого, очень талантливый состав.

Льюис: [продолжение] и его голос стал тише

Бет: Ага.

Крис: О, фантастика.

Льюис: [продолжал, соглашаясь с самим собой] по прошествии месяцев. Отговорки и вздохи участились

Бет: Итак, эти повествования перемежаются сценами и помогают рассказать историю по-другому.

Льюис: [продолжение] слезы и пот текли быстрее

Бет: [продолжение] после того, как сцена приземлилась

Льюис: [продолжение] Шли месяцы.[Гармонизирует с самим собой], когда ребенок рос.

Бет: [продолжение] и пусть музыка прогрессирует.

Льюис: Ребенок вырос.

[Окончание фортепианной музыки]

Крис: А я, возможно, только что сыграл их в обратном порядке.

Бет: Ничего страшного.

[Начало оптимистичных аккордов для фортепиано]

Льюис: [Поет] Сестра была слишком больна. Трусливому брату пришлось дать ей приют. Прошла осень. Пришла зима. Зима была долгой. Зима была короткой.Люди не должны знать. Крысы не должны кусаться. И весна не должна наступить.

[Фортепиано приобретает более меланхоличный тон]

Льюис: [Поет] Затем любовник начал уходить. Потом его девушка умоляла его побежать. [Гармонируя с самим собой] Дорогая моя, самая дорогая моя. Как вы сейчас идете в бой, так как вам теперь предстоит сражаться с врагом. Не бросайтесь на передовую. Не отталкивайтесь задней линией. Впереди красный огонь. Сзади — красный дым. Оставайтесь мудрыми между ними. Держитесь возле флага.Первые всегда умирают. Последние попали. Те, кто в центре, возвращаются домой. Те, кто в центре, возвращаются домой.

Бет: Итак, эти повествования предназначены для того, чтобы рассказать историю другим способом. Вы услышите, что лирика очень скупая.

Крис: Хм.

Бет: Гм, и, э-э, я думала, когда слушала это об этом термине — термине театральность, который, я думаю, работа Брехта в высшей степени театральна, но не театральна, как мы ожидали бы от бродвейского мюзикла —

Крис: Хорошо.

Бет: [продолжение] где все, гм, о свете, и звуке, и декорациях, и всем остальном, и красивых эффектах. Это сделано не для того, чтобы, как я сказал ранее, не скрывать атрибуты создания театра, а театральность — это тело на сцене, текст, музыка, все эти элементы и то, как они играют одновременно. Так что это очень скупые интерпретации. Большая часть музыки — а капелла. Иногда это сопровождается щелчками, или когда кто-то стучит по банке, или актер просто играет отдельные аккорды на пианино.Хм, но на секунду это предназначено для того, чтобы рассказать историю по-другому, давайте отпустим то, что мы только что видели, и послушаем историю, свидетелями которой мы только что стали, в другой — на самом деле это нарушает все правила [смеется] —

Крис: Хорошо.

Бет: [продолжение] повествования в фа — таким образом, что вы можете как бы наблюдать сцену, а затем ее пересказывают, или сцена вводится, а затем мы ее видим, в отличие от того, чтобы позволить театральному устройству своего рода кульминация, а затем событие.

Крис: Хорошо.А две другие, у нас есть, более традиционные песни? Да?

Бет: Гм, нет.

Крис: Или не обязательно традиционно?

Бет: Итак, история разбита на две части. Эээ, первая часть — это история Груши. Груша — женщина, которая работает во дворце губернатора Абашвили, и она забирает Майкла, ребенка жены губернатора — ребенка губернатора — после того, как вспыхнули беспорядки, потому что люди просто оставляют его повсюду, а она забирает его и заботится о нем, и вторая часть истории — это судья, который рассматривает дело — много дел, — но судья Аздак, который в конечном итоге судит, эм, ее суд в конце пьесы, и поэтому он разбит на две части, чтобы не раскрывать все на выезде —

Крис: Хорошо, да.

Бет: [продолжение] но я не думаю, что Брехт будет возражать [смеется]. Гм, и э-э, Аздак — один из самых известных, культовых персонажей театра: коррумпированный судья или коррумпированный? Может он и в порядке. Мы не знаем. Я думаю, что Брехт всегда хочет ставить эти вещи под сомнение и заставлять публику принимать собственные решения по этому поводу, но напряжение незнания создает вторую часть пьесы. Итак, это одна из его песен.

Крис: Хорошо.

[Бодрая фортепианная музыка в сопровождении щелканья пальцами]

Льюис: [Поет] Сестра, спрячь лицо.Скрыть! Брат, возьми свой нож. Возьми это! Времена вышли из строя. Да, они. Дворяне полны жалоб. Почему я? А простой народ радуется. Ву! Город говорит: давайте изгоним сильных из своей среды. Штурмуйте правительство, уничтожьте список крепостных. Его разорвать! Мастера пристегнуты к жерновам. Выходят те, кто никогда не видел дневного света. [Соглашаясь с самим собой] Где вы, генерал? Пожалуйста пожалуйста пожалуйста. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, наведите порядок.Порядок. Восстановить порядок. Порядок. Восстановить порядок.

[Громкая нота фортепьяно завершает песню]

Бет: Хорошо.

Крис: [Смеется].

Бет: Думаю, я хочу подвергнуть сомнению это слово «традиционное».

Крис: Да, конечно.

Бет: Итак, эта идея — я не думаю, что есть что-то традиционное —

Крис: Хм.

Бет: [продолжение] или, возможно, Брехт использует все эти традиции, которые мы считаем традиционными, вращая их и переворачивая с ног на голову.Как известно, актеры часто говорят песни на брехтском языке. Они не всегда их поют. Хм, это больше похоже на исполнение в стиле кабаре.

Крис: Хм.

Бет: И, мм, это снова призвано бросить вызов гладкости того, как мы хотим, чтобы это было просто гладко и театрально, и чтобы у нас был хороший опыт, и позволить себе просто уплыть на чувствах, которые мы будем испытывать, ммм, от прослушивания кого-то петь в современной музыке, но это не то, что он делает.

Крис: Хорошо.Любопытный. Эти звуковые клипы, которые мы сейчас слышим, на самом деле будут звуковыми репликами из спектакля —

Бет: №

Крис: [продолжение] или актеры действительно будут их исполнять?

Бет: Ага. Нет-нет-

Крис: Все исполнены.

Бет: [продолжение] звуковые подсказки —

Крис: Хорошо.

Бет: [продолжение] как в пьесе.

Крис: Хорошо. Хорошо.

Бет: Ага.

Крис: И еще один.

Бет: Да, у вас есть другая песня Аздака.

Крис: Хорошо. Вы хотите представить это или сразу же приступить к делу?

Бет: Нет, просто играй.

Крис: Хорошо.

[Фортепианная музыка в сопровождении щелчков]

Льюис: [Поет] Офисы забиты, чиновники работают на улицах. Работа на улице. Реки выходят из берегов и опустошают поля. Засыпайте поля. Мужчины, которые не могут сами спустить штаны, — правящие страны.Они правят странами. Они не могут помочь бедным, но едят восемь блюд. Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь. Фермеры оглядываются в поисках покупателей, но видят только голодающих. Голодные! Ткачи уходят со своих ткацких станков в лохмотьях. В тряпках! Это правильно? Это правильно? Да, да, да, да, да, верно. [Примиряется с самим собой] Вот почему наши сыновья больше не истекают кровью. Наши дочери больше не плачут. Поэтому только у телят на бойне кровь, а у ив утром на озере Урми — слезы.

Бет: Верно, и поэтому сцена — первая сцена Аздака — сцена пятая в нашей пьесе, начало второго акта, — это много случаев и много обезглавливаний, и происходит много довольно жестоких вещей, и все такое. внезапно эта песня появляется посреди нее, и песни о бедах общества, или о попытках помочь друг другу, или о том, что не так, и все же она исполнена в такой удивительной манере, что кажется, что она о что-то совсем другое

Крис: Хорошо.

Бет: Ага.

Крис: Мы знаем, к кому вы хотите прийти. Мы знаем, что это Итаканцы. Как вы надеетесь, что из этого спектакля выйдет вывод, когда люди выходят за дверь?

Бет: Что ж, я надеюсь, что люди отлично проводят время —

Крис: Хорошо.

Бет: [продолжение] участвует в игре.

Крис: Хм.

Бет: [продолжение] и наблюдаю за своего рода эпическим пространством этой истории, но я надеюсь, они вернутся и посмотрят здесь еще одну пьесу.

Крис: Хорошо.

Бет: Я думаю, что это именно то, что я — я хочу, чтобы люди либо захотели узнать больше о Брехте, либо захотели вернуться и посмотреть здесь еще одну пьесу, либо отправили мне электронное письмо о том, что только что произошло [смеется].

Крис: Хорошо, фантастически. Что ж, Бет, большое тебе спасибо за то, что ты здесь на подкасте.

Бет: Спасибо, Крис. Мне было приятно.

Крис: Конечно.

Бет: Спасибо.

Крис: Спасибо, что слушали подкаст PMA. Спектакли «Кавказского мелового круга» в Театре Киплингера Шварц-центра 21, 22 и 23 сентября в 19:30.м. и 23 сентября в 14:00. Билеты можно приобрести на schwartztickets.com или в кассе Schwartz Center, расположенной по адресу 430 College Avenue, Итака, Нью-Йорк.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.