Интервью аркадий волож: Интервью — Аркадий Волож, генеральный директор компании «Яндекс»

Содержание

«Мы странные, замкнутые интроверты» - Ведомости

Почти три года продолжалась борьба «Яндекса» с его главным конкурентом – Google. Российский поисковик начал стремительно терять долю рынка: люди стали чаще пользоваться смартфонами, а в мобильной среде Google оказался более силен – в том числе из-за контроля над самой популярной в мире операционной системой для мобильных устройств Android. «Яндекс» заявил, что Google запрещает производителям смартфонов предустанавливать его сервисы и навязывает собственные. «Яндекс» пожаловался в Федеральную антимонопольную службу и выиграл – Google признан нарушителем, он заключил с ФАС мировое соглашение и пообещал больше не дискриминировать конкурентов. О том, как компания будет жить после этой исторической битвы, «Ведомостям» рассказал основатель «Яндекса» Аркадий Волож

– В апреле закончилось ваше почти трехлетнее противостояние с Google – эта компания заключила мировое соглашение с ФАС. Как вы его оцениваете?

– Я начну с небольшого лирического отступления: зачем мы вообще все это делаем?

Я считаю, что в нашей стране уникальная математическая школа, была и есть.

И математика все больше и больше становится частью повседневной жизни. Если раньше мы держали в руках предметы из пластика и металла (автомобили, телефоны), то теперь в наш обиход вошли сервисы вроде поиска или навигатора. Поэтому часто знание математики становится важнее, например, умения обрабатывать материалы. И если с материалами у нас исторически не сложилось (мы не лидеры, «все, что вы делаете руками, ужасно» и т. д.), то с математикой у нас есть шанс прорваться и быть конкурентными – быть полезными и в своей стране, и, очень хочется надеяться, для всего мира.

Есть и второй аспект. Мы неуклонно идем к созданию искусственного интеллекта. Сегодня это нейросети, завтра – другого рода алгоритмы. И все это естественным образом стремится к централизации. Чем больше данных, на которых они обучаются, тем умнее нейросети. Больше данных – лучше алгоритмы – больше данных. И, конечно, вспоминая прочитанные еще в детстве фантастические романы, лично я волнуюсь от мысли, что у такой системы не будет альтернативы.

Возможно, мы – одна из таких необходимых альтернатив. Именно поэтому существование такой компании, как «Яндекс», я считаю абсолютным императивом.

Возможность хоть какой-либо альтернативы базируется на нескольких вещах: необходима работающая уже на уровне школ система воссоздания и обучения талантов, нужно постоянное поддержание творческой среды в стране и в компании, важны четко работающие процессы производства массового продукта и, конечно, свободные каналы доступа к пользователю. Вот с последним у нас и возникли проблемы. Если бы мы не добились урегулирования через ФАС, не исключено, что в какой-то момент «Яндекса» бы просто не стало. И от этого, как мне кажется, мир стал бы хуже.

– Каковы будут последствия для рынка в целом, для «Яндекса» в частности?

– Я оцениваю это соглашение как исторический прорыв. Это ведь мировой прецедент, мы стали первой страной, где на операционной системе Android восстановлена конкуренция. Поскольку Android доминирует в мобильной среде, а мобильная среда сейчас доминирует во всем интернете, то это очень важная победа в очень важном месте.

– Это победа локальная или глобальная? Может ли быть учтено российское антимонопольное дело в других странах?

– Юридически это, конечно, локальная победа, но по последствиям, я предполагаю, она шире. Можете называть меня идеалистом, не мне ведь об этом судить, но мне кажется, что руководители Google пересмотрели свои позиции. Пессимисты скажут, что они просто посчитали и решили, что договориться с нами дешевле. Но мне хочется верить, что они вернулись к своим прежним принципам: строить бизнес, основанный на морали.

– Что вы имеете в виду?

«Мы стали первой страной, где на операционной системе Android восстановлена конкуренция» / Хабр

На технологическом рынке «Яндекс» достаточно успешен, особенно по российским меркам: в мае 2011 года компания разместила свои бумаги в Нью-Йорке и привлекла $1,3 млрд. В июне 2014 года она была зарегистрирована на Московской бирже, а в последние годы открыла офисы в Китае, Франции, Германии, Нидерландах, Швейцарии и Турции.

Фото Alexander Zemlianichenko Jr. / Bloomberg via Getty Images

Корреспондент издания «Ведомости» долго беседовал с основателем и генеральным директором «Яндекса» Аркадием Воложем о последствиях конфликта с Google, о планах развития, о проблемах компании на Украине и многом другом. Geektimes приводит самые интересные цитаты из интервью.

Поддержим отечественного производителя


Господин Волож полагает, что его компания должна рассматриваться как российская альтернатива Google.
Возможность хоть какой-либо альтернативы базируется на нескольких вещах: необходима работающая уже на уровне школ система воссоздания и обучения талантов, нужно постоянное поддержание творческой среды в стране и в компании, важны четко работающие процессы производства массового продукта и, конечно, свободные каналы доступа к пользователю. Вот с последним у нас и возникли проблемы. Если бы мы не добились урегулирования через ФАС, не исключено, что в какой-то момент «Яндекса» бы просто не стало. И от этого, как мне кажется, мир стал бы хуже.

После драки кулаками не машут


Почти три года продолжалась борьба «Яндекса» с его главным конкурентом – Google. Российский поисковик начал стремительно терять долю рынка: люди стали чаще пользоваться смартфонами. В то время Google уже занимал крепкие позиции в мобильном сегменте рунета. «Яндекс» пожаловался в Федеральную антимонопольную службу, заявив, что Google запрещает производителям смартфонов предустанавливать его сервисы и навязывает собственные.
Сначала специально для России был снят экран выбора поисковика: Google его оставил в тех странах, где у него не было сильного конкурента. Затем на фоне все большего распространения Android ситуация обострилась еще сильнее. Когда у Google был уже не только самый популярный браузер, но и самая популярная операционная система, компания начала ставить условия производителям устройств на предустановку только собственных сервисов, а при определенных условиях – на прямой запрет предустанавливать сервисы конкурентов. Это было не просто незаконно, но и нечестно.
В результате Google был признан нарушителем. Компания заключила с ФАС мировое соглашение и пообещала больше не нарушать правила честной конкуренции.
Я оцениваю это соглашение как исторический прорыв. Это ведь мировой прецедент, мы стали первой страной, где на операционной системе Android восстановлена конкуренция. Поскольку Android доминирует в мобильной среде, а мобильная среда сейчас доминирует во всем интернете, то это очень важная победа в очень важном месте.

Можете называть меня идеалистом, не мне ведь об этом судить, но мне кажется, что руководители Google пересмотрели свои позиции. Пессимисты скажут, что они просто посчитали и решили, что договориться с нами дешевле. Но мне хочется верить, что они вернулись к своим прежним принципам: строить бизнес, основанный на морали.


Чей поиск лучше


Конечно, наш! И хотя внутри мы себя привыкли ругать, находить изъяны и точки для развития, но по очень многим объективным параметрам я считаю наш продукт лучшим на рынке. База документов в поиске на наших рынках у нас больше и свежее. Фактов мы находим больше, и они точнее. Запросы мы подсказываем лучше, а потом лучше угадываем ответы.

Голос на наших языках мы распознаем лучше. Карты наши свежее, прогноз погоды точнее. У нас есть множество специализированных поисков, заточенных именно под наши рынки, начиная от товаров и видео и заканчивая музыкой.

Наша доля на компьютерах, где ситуация более конкурентная, стабильно сильна уже много лет и даже немного подросла. Сейчас она в районе 65%. В тех мобильных средах, где «Яндекс» предустановлен по умолчанию, у нас более 80% доли.

В общем, если вы хотите искать по-русски и получать самые правильные результаты, – вам сегодня без «Яндекса» не обойтись.


О создании собственной мобильной ОС и конкуренции


Это невозможно для локальной компании [а «Яндекс» как раз такая]. Мобильная операционная система, как и любая платформа, – это экосистема, тяготеющая к естественной монопольности. Всем выгодно, чтобы такая платформа была единой для всех: и для производителей железа, и для продавцов услуг, и для разработчиков. Например, компаниям, разрабатывающим мобильный софт, просто дорого портировать его на несколько платформ. Вы можете написать свою операционку, но вы не можете заставить 1,5 млн компаний-разработчиков писать версии их софта еще и для вашей платформы. Всем нужен единый стандарт.

Мы не хотим, чтобы всюду Google заменили на «Яндекс». Мы – за конкуренцию. Только в конкуренции можно обеспечить качество и развитие.

Поэтому мы целиком поддерживаем утвержденное судом [по делу Google] решение, где есть экраны выбора, а не предустановка «Яндекса». При запуске нового телефона в России у пользователя среди дюжины прочих установочных экранов появится экран со списком из двух-трех поисковиков – и каждый сам сможет выбрать, чем именно он хочет пользоваться. Все.


На чем планирует зарабатывать «Яндекс»


Мы давно уже не только поисковая компания, у нас есть большой бизнес «Яндекс. Такси», у нас есть «Яндекс.Маркет». Но начать я хочу именно с поиска.

Поисковое приложение «Яндекса» становится умнее день ото дня. Представьте, что можно подойти к цветку, сфотографировать его, сразу получить его название на русском языке или латыни, а потом перевести на любой из 90 языков, которые есть в переводчике. Дальше голос произнесет это слово на каком-нибудь немецком или эльфийском языке и так далее. Все это уже работает или вот-вот появится.

Сегодня основные деньги нам приносит поиск и реклама. Но это временно, у нас сейчас потрясающе растут новые направления. Я думаю, наши сервисы такси или электронной коммерции в будущем станут вполне сопоставимы по размеру с нашим рекламным бизнесом. «Яндекс.Маркет» после определенных шагов может превзойти по размерам бизнеса даже поиск.


Такси, такси, вези, вези


«Яндекс.Такси» – самый быстрорастущий бизнес. Он начинался в 2010 году как маленький эксперимент одного молодого менеджера. Менеджера поддержали опытные товарищи, и сервис постепенно пошел. Хотя отнюдь не сразу. В 2012 году его даже чуть не закрыли.

Уже второй год «Яндекс.Такси» – это отдельная компания. Пока она финансируется «Яндексом». Но это пока, в любой момент туда могут прийти и внешние инвесторы. «Яндекс.Такси» уже приносит прибыль в Москве и Санкт-Петербурге.

В Москве две трети вызовов такси делаются через приложение на смартфоне (из них около 60% – это «Яндекс.Такси»). Этот рынок все еще растет в 4–5 раз в год по количеству поездок и будет расти в разы еще несколько лет. Плюс такси выходит на новые территории гораздо активнее, чем это делает поисковый «Яндекс». Например, такси работает в странах Закавказья, где о «Яндексе» редко слышат, но это не мешает нашему сервису такси быть популярным.


О нейросетях, сервисе Prisma, Пикассо и Ван Гоге


Это не наша тема… Ну… наверное, потому, что мы странные, замкнутые интроверты (смеется).
На самом деле, я думаю, это потому, что компания сейчас находится на более взрослом этапе, что ли. Нас заводят не маленькие приколы, а что-то, что сдвигает какие-то большие стены, создает новые рынки.

Вот пример из той же области: приложение, которое создает картины в стиле других картин. Это тоже про нейросети. Мы подумали, что картинки можно не только стилизовать «под Ван Гога» или «под Пикассо». Если объяснить автомату, что такое «хорошая», «качественная» картинка, то он все плохие картинки сможет рисовать «в стиле хороших картинок» – например, размытые картинки делать четкими.

А поскольку мы индексируем весь веб, в котором миллиарды самых разных картинок, то мы провели небольшой эксперимент. Мы показали машине примеры одинаковых картинок, но в разном разрешении. Только мы машину немного обманули, сказав, что из нечетких картинок люди делают картинки высокого разрешения. На самом деле, конечно, наоборот. А машина поверила и научилась улучшать разрешение слабых картинок.

Казалось бы, ничего особенного. Но мы нашли серьезное применение этой технологии – стали таким образом улучшать качество цифровых спутниковых карт. Дело в том, что карты высокого разрешения очень дорогие. Можно купить карты среднего качества и научить машину делать эти карты как бы в лучшем разрешении.

Получается, что небольшие на первый взгляд эксперименты влияют по факту на экономику спутниковой картографии. Это не так прикольно, как массовое приложение, но приносит гораздо большее творческое удовлетворение.


О «Яндекс.Маркете»


Розничная торговля товарами – это огромный бизнес, а доля онлайн-торговли в России пока очень мала – 4%, здесь есть куда расти. Для сравнения: в Китае это 16%, в США – 10%. Логично предположить, что 30–50% этого рынка рано или поздно станет онлайн.

«Яндекс.Маркет» исторически стоял на двух китах: выбор модели и сравнение цен, и в этом ему не было равных. Но за 15 лет это перестало быть уникальным, и мы будем делать кое-что новое.

В этой области очень много места для улучшения: от автоматизации простых логистических процессов до более умных вещей, которыми мы сейчас активно занимаемся. Разные задачи с применением машинного интеллекта там очень уместны – посоветовать что-то, например. Сейчас советы очень односложные, надо их сделать гораздо умнее.

Но начинать надо с выстраивания базовых офлайновых процессов, которых до этого в «Яндекс.Маркете» просто не было. Мы всегда сторонились этого, стараясь не нарушить сложившейся экосистемы. Но сейчас ситуация взорвана, прежней экосистемы больше не существует, на рынок пришли новые игроки. И наш продукт будет перестроен под новые реалии.


О проблемах компании на Украине


Наша абсолютная цель – полезные сервисы для пользователей. Как продуктовая технологическая компания, мы всегда концентрируем внимание именно на этом. В каждой стране присутствия мы учитываем все особенности рынка и стараемся быть максимально законопослушными. Точно так же мы вели себя и на украинском рынке.

Каждая страна вправе вводить свои правила работы на рынке. И бизнесы просто должны действовать по ним или не выходить на рынок вовсе. Мы видим это в любой стране, где работаем, – Турции, России, Европе… Все, что сейчас произошло с украинским рынком, случилось на абсолютно ровном месте.

Очень жаль, что надуманные теории заговора влияют на принятие таких решений. Мы строили свои сервисы более 10 лет, все время инвестируя в Украину. Только-только начали выходить на прибыль.

Мы слышим: мол, не страшно, нам другие таких же сервисов понастроят. Давайте трезво смотреть на ситуацию. Мы видим (измеряем) качество сервисов на неконкурентных рынках. Через три года в отсутствие конкуренции никто не будет заниматься специально Украиной. Качество абсолютно всего интернета на Украине деградирует очень быстро. И простые пользователи начнут ощущать это очень скоро. Не будет не только хорошего поиска, или такси, или карт. Не будет мелочей: не будет расписаний кинотеатров или электричек.

У стран на границе двух миров есть выбор: быть мостом или быть забором. Моя жизнь сложилась так, что мне приходится жить в разных странах. Поэтому я не люблю заборы.


О выходе на новые рынки


Выходить с поиском мы больше точно никуда не будем, пока антиконкурентные практики в мире не изменятся. Если будут изменения – посмотрим. Возможно, будем выходить с «Такси», с какими-то приложениями. Пока самым удачным нашим нероссийским опытом являются «Карты» и «Навигатор» в Турции. Настоящий народный продукт получился, любимый и самый популярный в своей нише.

О развитии в сфере интернет-рекламы


Рекламные технологии в интернете меняются буквально на глазах. Раньше везде, даже в сети, все оперировали понятиями целевой аудитории, которая определялась в основном по полу, возрасту, географии и, может быть, социальному положению. Все.

Эти несколько признаков – максимум, чем может оперировать человек. Это был универсальный язык отрасли. Рекламодатели в этих бедных терминах общались с агентствами, агентства – с площадками («хочу мужчин среднего возраста из больших городов», «да-да, наша газета как раз для мужчин»).

Но появились технологии, которые позволяют учитывать гораздо больше факторов, показывать меньше рекламы, но приводить при этом больше покупателей. Потому что сейчас подход к рекламе совершенно другой: машина помогает понять, кто реально купит товар и в каком месте разместить рекламу, чтобы это действительно произошло. У машины 400 000 классов пользователей, у нас в языке столько и слов-то нет, чтобы их просто назвать.


О перспективах


Я считаю, что в нашей стране уникальная математическая школа, была и есть. И математика все больше и больше становится частью повседневной жизни.

Поэтому часто знание математики становится важнее, например, умения обрабатывать материалы. И если с материалами у нас исторически не сложилось (мы не лидеры, «все, что вы делаете руками, ужасно» и так далее), то с математикой у нас есть шанс прорваться и быть конкурентными – быть полезными и в своей стране, и, очень хочется надеяться, для всего мира.

Есть и второй аспект. Мы неуклонно идем к созданию искусственного интеллекта. Сегодня это нейросети, завтра – другого рода алгоритмы. И все это естественным образом стремится к централизации. Чем больше данных, на которых они обучаются, тем умнее нейросети. Больше данных – лучше алгоритмы – больше данных. И, конечно, вспоминая прочитанные еще в детстве фантастические романы, лично я волнуюсь от мысли, что у такой системы не будет альтернативы. Возможно, мы – одна из таких необходимых альтернатив. Именно поэтому существование такой компании, как «Яндекс», я считаю абсолютным императивом.

О Google, втором миллиарде и новой кадровой политике — Офтоп на vc.ru

О работе в условиях кризиса

Как отметил в интервью Аркадий Волож, кризис не должен сильно повлиять на бизнес-модель компании.

У нас бизнес даже не рекламный, это канал продаж для 300 000 мелких бизнесов. А каналы продаж отключают в кризисы в последнюю очередь.

Крупные рекламодатели часто снижают бюджеты на придумывание новых брендов. К счастью, для «Яндекса» медийная реклама — совсем маленький бизнес, мы от этого почти не зависим. Единственная наша проблема в том, что у нас есть какие-то затраты в долларах, например на серверы, да и зарплату надо держать конкурентной.

О кадровой политике

Вопрос «Ведомостей» о программе сокращения расходов и возможных изменениях в кадровой политике Волож прокомментировал так:

Поскольку мы пока растем на 30%, то речь идет не о сокращении расходов, а о несильном их наращивании. Мы уже замедлили наем в этом году: мы опять нанимаем только тех, кто нужен, а не всех подряд.

О втором миллиарде

Ранее Аркадий Волож заявлял, что одна из основных его задач — понять, где найти второй миллиард долларов. В интервью он отметил, что эта цель еще актуальна, и он ей активно занимается.

Меня сейчас интересуют макровопросы бизнеса. Например, как нам выживать в условиях доминирования мобильных платформ — когда наши конкуренты нас не пускают никуда.

Вторая тема — где мы еще можем применить наши знания и технологии.

Третья — можно ли применить наше умение считать большие данные. Это одна из идей, где может быть наш следующий миллиард.

О способах применения Big Data

В декабре 2014 года компания представила новое направление по работе с «большими данными» — Yandex Data Factory. Основатель «Яндекса» перечислил четыре направления, в которых технологии машинного обучения Big Data Analytics могут применяться.

Во-первых, это поведенческая аналитика — предсказание покупок, отток пользователей и тому подобное.

Еще одна группа кейсов — анализ данных, сгенерированных какой-то аппаратурой: например, датчиками водопровода или видеокамерами.

Третья группа — распознавание образов и голоса.

Четвертая группа — геопространственная аналитика: такие технологии могут быть полезны для решения задач логистики, управления дорожной сетью и так далее.

О создании своей операционной системы

Рассказывая о соперничестве с корпорацией Google, Аркадий Волож отметил, что создание своей операционной системы и продуктов для нее никак не поможет «Яндексу».

Невозможно убедить разработчиков писать приложения под твою платформу. Даже если я раздам наш «Яндекс.Кит» каждому пользователю в России, Турции лично в руки. А потом я должен буду прийти к Rovio и сказать: вот вы уже сделали Angry Birds для iPhone и Android, вложите еще энное количество миллионов и сделайте игру для «Яндекса».

О продуктивной конкуренции с Google

2 декабря 2014 года глава «Яндекса» поддержал иск Microsoft и Nokia к Google, но до сих пор не пытался пожаловаться на корпорацию в Федеральную антимонопольную службу, хотя противостояние длится уже не первый год. Свою позицию он объяснил так:

Потому что пока мы бьемся с хулиганами сами.  Мы всегда выступали за честную конкуренцию. Если не будет Google, никого не заставишь работать. А если не будет качества, то никакие другие рынки нам не светят. А мы хотим быть мировой компанией.

О диверсификации бизнеса

По словам основателя «Яндекса», у компании много разных идей и потенциально масштабируемых продуктов, не только в рамках поиска.

Мы ожидаем, что видеореклама будет хорошо расти. Количество просмотров фильмов и сериалов в интернете сильно растет и будет постепенно доминировать. Это значит, что видеореклама тоже постепенно переедет в интернет. ТВ-реклама — это $5 млрд в России, $500 млрд в мире. Это интересные деньги, поэтому мы копаем эту тему тоже.

Также Волож отметил, что новый «Кинопоиск» со встроенным суперрекомендатором появится в начале 2015 года.

Почему глава «Яндекса» верит в казахстанских программистов — Forbes Kazakhstan

Фото: Олег Спивак

Аркадий Волож.

Естественный отбор

Как уже сообщал Forbes.kz, в середине октября в Казахстане был запущен образовательный проект «Яндекс.Лицей». В Алматы он создан на базе Республиканской физико-математической школы (РФМШ). По этому поводу в город приехал генеральный директор группы компаний «Яндекс» Аркадий Волож. Выбор на это учебное заведение пал не случайно – именно здесь еще школьниками познакомились будущие основатели «Яндекса» Аркадий Волож и Илья Сегалович.

После презентации лицея мы прошлись с г-ном Воложем по коридорам школы. Аркадий Юрьевич вспоминал школьные годы и много говорил об образовании и будущих программистах. Вот любопытная ситуация: сам Волож из Казахстана, но свою цифровую империю начал строить в России. В беседе он часто говорит: «у нас». И не понимаешь, что собеседник имеет в виду – или Россию, или Казахстан, или некогда общую страну, или нынешний экономический союз двух соседей. А уточнять при каждом случае (значит, перебивать собеседника) не хотелось. Вот и приходится догадываться…

F: Аркадий Юрьевич, гуляя по коридорам РФМШ, ничего не ёкает?

- Я приезжаю сюда регулярно, в прошлом году, например, был. Да, каждый кабинет – это воспоминания. Раньше мне школа казалась менее узнаваемой, а сейчас кажется, что здесь всё родное. Вот – кабинет Василия Егоровича; там - наш кабинет математики, где работала Валентина Афанасьевна; а здесь сидела учительница английского Клара Михайловна. Всё на месте!

F: Бегали вы с другом Ильей по коридорам и даже не представляли, какое будущее вас ждет… Понятно, что в 1997, когда был создан «Яндекс», вы вряд ли думали, что через 20 лет будете заниматься беспилотными автомобилями и нейронными сетями. Ну, а вот сейчас вы представляете, куда двигаться дальше и что вам делать в ближайшие пять лет, например?

- У нас есть тактические планы на этот и следующий годы, но надолго ничего не планируется. «Давайте копнем там, ведь через десять лет человечество будет делать так-то» – это фантазийный подход. Наша ежедневная работа – это создание условий, чтобы что-то новое вообще происходило, чтобы каждый год появлялось не менее 10-20 новых продуктов. Мы заранее думаем даже над тем, где брать людей в команду, как их рассаживать. А когда есть условия, люди, собираясь вместе, что-то придумывают.

F: При реализации и запуске нового сервиса вы как опытный бизнесмен всегда думаете, что новинка обязательно должна приносить прибыль?

- Наши пользователи видят лишь то, что у нас получилось. А того, что погибло в планах, никто не видит. Любой работающий проект – это результат отбора из десяти, которые не случились. Никогда не знаешь заранее, какого размера и популярности сервис получится.

F: Можете назвать популярные нынче, но убыточные сервисы? «Яндекс.Музыка», например?

- Может, этот сервис сейчас уже и начал получать прибыль. Но до того мы десять лет делали «Музыку» в убыток. При этом мы понимали, что нам надо научиться как-то работать с легальной музыкой. И тратили деньги.

Все лучшие – в «Яндекс»

F: В Алматы на базе РФМШ вы открыли «Яндекс.Лицей». Явно с расчетом на то, что он будет для вашей компании кузницей кадров.

- Да, «Лицей» – начальная ступень этой кузницы. Дальше – бакалавриат и магистратура.

F: Зачем вам это нужно? У вас проблемы с кадрами?

- Десять лет назад наш стартап рос, всё было весело, мы просто плыли по течению. Но потом задались вопросом: мы – правда производитель мирового уровня, или наш успех случаен? Мы копнули глубже: успехи в математике, сильное программирование – это тоже случайно, или у нас и правда одна из мировых школ?

Я уверен: советская школа анализа данных до сих пор существует. Мы доказали много теорем, наших ученых цитируют, наши программисты на вес золота во всем мире. Тогда мы поняли: наш регион – один из мировых центров, которых сейчас на планете два-три. И то, что здесь происходит – это не случайность.

10 лет назад у нас было триста разработчиков. И мы задались вопросом: а три тысячи мы сможем найти, если что? А 30 тысяч? Посмотрев вокруг, мы решили: коль скоро математика и программирование у нас сильные, мы можем что-то построить. И тогда мы открыли Школу анализа данных для обучения специалистов в области машинного интеллекта.

Сначала мы стали обучать магистров. Потом – бакалавров. Сегодня идем глубже, в школы. Здесь у нас месторождения людей и идей, которые можно отбирать. И обученные люди становятся величинами мирового класса.

Эту систему отбора и обучения мы постарались построить так, чтобы в «Яндексе» собирались лучшие люди нашего региона. Я считаю, что союз наших стран очень удачно позволяет людям беспрепятственно перемещаться внутри, «тереться» друг о друга, от чего всем хорошо.

F: Но, говорят, сейчас уровень образования в СНГ катастрофически упал.

- Он не упал катастрофически, просто за последние два десятилетия количество студентов в наших странах если не удвоилось, то значительно выросло по сравнению с советскими временами. И количество студентов высокого уровня размылось. Хорошие школы есть, остались места с фундаментальным образованием в математике и физике. В России мы это видим по выпускникам – мы таких даже из Европы не можем набрать. В общем, фундаментальное образование у нас по-прежнему хорошее. А с программированием «Яндекс» немножко помогает рынку. Ведь нашей науки, например машинного обучения или компьютерного зрения, раньше вообще не существовало, и мы пытаемся внедрить наши образовательные программы в университеты.

Фото: Олег Спивак

Кадровый сквозняк

F: Велика ли для вас проблема утечки кадров в ту же Кремниевую долину, например?

- Есть такое дело. Мы живем на кадровом сквозняке, кто-то от нас уезжает. Но и появляется много новых, даже больше, чем уезжает. У нас здесь достаточно людей, которые мотивированы на образование и которых есть, кому «образовывать». Часть людей «утекает», да. Но это, скорее, проблема тех, кто их принимает, ведь у них нет «своих», они просто собирают сборную мира. А у нас есть свои, мы их «производим».

Есть приток и с Запада. Многие, кто проработал там семь, десять и даже 15 лет, возвращаются к нам, но уже с опытом работы на мировых рынках. У нас таких ярких кадров много.

F: Не хочу показаться грубым, но давно мучает вопрос: многое из того, что сейчас создается в сфере IT в СНГ – вторично, является калькой. Так зачем изобретать велосипед?

- Есть известный анекдот про японскую делегацию, которая приехала на российский автосборочный комбинат. Ну приехали, посмотрели. А улетая, японцы жмут всем руки, кланяются и говорят: «Какие у вас замечательные дети! Ну просто потрясающие дети!». А им отвечают: «Что же вы всё про детей? Вы же на заводе были, поделитесь впечатлениями». Японцы отвечают: «Ну, знаете, всё, что вы делаете руками, слова доброго не стоит. Но вот дети у вас красивые!».

Вот и мы, возможно, что-то плохо делаем руками, так сложилось исторически. Может, у нас не так хорошо развиты продуктовая оболочка и маркетинг. Но наука, ядерные исследования, программирование у нас на очень высоком уровне. Программист из СНГ – это бренд в любой компании мира. Поэтому нам нечего стыдиться, а нужно гордиться.

И вообще, очень много вещей и программ, которыми мы пользуемся сегодня и которые, как нам кажется, сделаны за рубежом, на самом деле созданы нашими людьми.

Экосистему менять надо?

F: В Казахстане, как и в России, экономики подсели на ресурсную иглу (вот только в РФ рынок в десять раз больше нашего). Многие эксперты говорят, что Казахстану нужно диверсифицировать экономику, однако не нужно развивать высокотехнологичное производство – производить те же планшеты, смартфоны или самолеты (был печальный опыт). Вроде как это не наш конек и никогда им не будет. Вы в Казахстане «свой» человек, но в то же время у вас есть взгляд со стороны. Скажите, стоит ли нам строить и развивать свою Кремниевую долину?

- Казахстан – это 18 млн человек. Думаю, это не так много. Я верю в большие числа. Сборная мира всегда сильнее, чем сборная района. И если у нас единый рынок, мы вместе можем производить лучше, чем, скажем, отдельно взятая Новосибирская область. Не обязательно что-то делать руками, что-то собирать. Можно просто писать: программирование не требует большой инфраструктуры – сделайте доступным интернет, обеспечьте хорошее образование, позвольте людям легко собираться в кучки, и у вас появятся компании, которые будут работать на весь мир.

А если рассуждать дальше, то будущее будет развиваться где-то в области искусственного интеллекта, который станет основным производственным трендом. Просто производить планшеты, возможно, скоро смогут везде. А вот делать для них софт или какие-то другие умные вещи на машинном уровне смогут только в двух-трех точках мира. Надеюсь, мы будем одним из этих центров.

F: Если у вас одни из самых лучших кадров в мире, почему «Яндекс» не занялся мировой экспансией?

- Мы как-то с самого начала позиционировали себя как локальную компанию. И отличаемся от других тем, что знаем локально гораздо лучше, чем другие. Потому нам очень сложно перестроиться и начать производить что-то за рубежом. Тем не менее, что-то у нас происходит и на других рынках. «Яндекс.Навигатор», например, – номер один в Турции.

Вообще в области софта и онлайн-сервисов всё очень сильно зависит от местных экосистем. Если где-то уже давно создалась экосистема, то кому-то другому прийти и влезть в нее со своими продуктами уже очень трудно.

На тех рынках, где мы работаем, у нас «экосистемности» достаточно – и данных, и пользователей, да и сервисы наши отличного качества.

Сейчас, чтобы покорить новый рынок, нужно выйти с тем продуктом, которого там еще не было.

F: Недавно было объявлено о том, что «Яндекс.Такси» и Uber будут объединяться в странах бывшего СССР, в том числе в Казахстане. Отчего? Не усталость ли это от бесконечной конкуренции? 

- С чьей стороны (смеется)?

Вообще конкуренция в сервисах такси строится на двух уровнях – технологическом и финансовом. В каждой системе чем больше участников (водителей, пассажиров), тем лучше сервис. Поэтому все сервисы на первом этапе вкладывают много денег, чтобы собрать побольше участников. А дальше надо вкладывать в технологии.

Так получилось, что и мы, и Uber много вкладывали в создание этой среды. Каждая компания вкладывала большие деньги. И такси стало очень дешевым. Трудно говорить за Uber, но мне кажется, что в какой-то момент там поняли: они вкладывают деньги, а их доля не растет. Это, в частности, происходило потому, что на технологическом уровне нам стоило гораздо дешевле создавать систему и привлекать новых водителей и пользователей; и сколько бы денег они ни вкладывали, они не смогут нас победить.

F: То есть это было предложение Uber об объединении?

- Это было их предложение. И мы, подумав, решили согласиться.

Своя страничка в Forbes

F: В 2013 после IPO «Яндекса» вы впервые попали в список 200 богатейших россиян по версии Forbes Russia. Наши коллеги тогда оценили ваше состояние в $1,15 млрд. Расскажите, что вы испытывали?

- Поскольку всё это сопровождалось портретами в журналах, мне стало трудно ходить по улицам и сидеть в кафе – люди стали ко мне подходить. А я так устроен, что мне это не очень нравится. Поэтому я предпринимал специальные действия. Усы сбрил, например (смеется).

F: Да, сей факт в «Википедии» даже преподносится как важная веха в вашей биографии. Но для вас попадание в список Forbes не стало сюрпризом?

- Мы знали, что компания стоит много. И Forbes тот вышел еще до нашего IPO. Просто уже пошли разговоры о том, сколько это может стоить. Хотя у нас как у собственников тогда никаких миллиардов не было. Их и сейчас нет – есть акции, которые теоретически стоят что-то.

Списки Forbes – это не про то, сколько у вас наличных денег, а о том, на какие денежные потоки вы можете оказывать влияние, какой стоимостью вы управляете.

F: Но вы гордились этим?

- Как-то в Париже перед вылетом в аэропорту меня допрашивала служба безопасности израильской авиакомпании. Они долго меня мучили, пытаясь понять, кто я. Там была стажер, которую на мне обучали. После 40 минут мучений мне это надоело, я достал смартфон, открыл сайт Forbes и сказал: вот кто я. Молодая девушка тогда сказала: «О, да у тебя есть своя страничка на Forbes!» И это мне сильно помогло.

Аркадий Волож рассказал о будущем «Яндекса»

Основатель компании «Яндекс» Аркадий Волож в интервью «Ведомостям» рассказал о перспективных направлениях деятельности компании и итогах конфликта с Google.

Сейчас «Яндекс» движется к созданию искусственного интеллекта. «Сегодня это нейросети, завтра — другого рода алгоритмы. Все это естественным образом стремится к централизации. Чем больше данных, на которых они обучаются, тем умнее нейросети», — продолжает основатель Яндекса.

Аркадий Волож рассказал, что Россия стала первой страной, где на ОС Android удалось восстановить конкуренцию. Мировое соглашение с Google, заставило топ-менеджмент американской компании пересмотреть позиции и вернуться к принципам ведения бизнеса, который основан на морали. Получение доступа к Android открыло дорогу для создания собственного смартфона от «Яндекса», добавил Волож.

На сегодняшний день основные доходы «Яндексу» приносит поиск и реклама, однако это временно, — у компании растут и новые направления, рассказал Волож. По его прогнозам, сервисы такси и электронной торговли могут выйти на один уровень с рекламным бизнесом.

В «Яндексе» не исключают покупок активов, среди которых могут оказаться проекты в области электронной торговли. Аркадий Волож сообщил об интересе к перемещению грузов. «В России почти 4 млн грузовиков, и все они куда-то едут», — рассказал он изданию.

Самый реальный проект — самодвижущиеся автомобили. «Это настолько реально, что ограничения будут скорее юридического, чем технического характера», — отметил Волож.

Он признался, что «Яндекс» не планирует выходить с поиском на другие рынки. Этого не произойдет, пока не изменятся мировые антиконкурентные практики. Он не исключил возможность выхода с «Такси» и приложениями. Аркадий Волож отметил, что компания продолжает развивать голосовые технологии.

Ранее Inc. сообщал, что «Яндекс» показал прототип беспилотного автомобиля. Компания также запустила блог-платформу для издателей и брендов. Кроме того, в «Яндексе» научили нейросеть сочинять музыку в стилях композиторов.

Аркадий Волож — о противостоянии с Google и будущем «Яндекса»

Сооснователь и генеральный директор компании «Яндекс» Аркадий Волож дал большое интервью «Ведомостям» и рассказал об отношениях с главным конкурентом, текущем состоянии дел, перспективах компании и как работается в условиях жёсткого государственного регулирования интернета.

Недавно «Яндекс» одержал победу над Google в России: ФАС запретила американской компании ограничивать производителей устройств в выборе предустановленных приложений. Волож сравнил эту ситуацию с тем, как когда-то Евросоюз запретил Microsoft навязывать собственный поиск в Internet Explorer, причём одним из инициаторов разбирательства была компания Google.

«Когда-то Google был в той же ситуации, что и мы. Вспомните, как 10 лет назад Microsoft объявил, что запускает свою собственную поисковую систему и будет распространять ее в собственном браузере Internet Explorer, который привязан к его же операционной системе Windows. Тогда Google всем популярно объяснял, что злоупотреблять доминированием в одной области для того, чтобы вытеснять конкурентов из другой, не только незаконно, но и нехорошо. И когда Google выиграл антимонопольное дело в Европе в 2009 г., то в своем браузере Chrome начал предлагать пользователям окно выбора поисковых систем, при этом они не были обязаны это делать — ведь это Microsoft, а не Google проиграл в тот раз дело».

Волож считает, что основателям Google Сергей Брин и Ларри Пейдж очень сложно управлять огромной компанией, поэтому они выделили слишком много полномочий локальным подразделениям.
«Google построил успешную структуру, которая рассылала легионы для покорения непослушных провинций. Легионам дали цели, но не ограничили в методах их достижения. И случайно оказалось, что у них в руках атомное оружие для борьбы с партизанами».

По мнению Воложа, сервисы «Яндекса» лучше, чем у Google. Кроме того, российская компания предлагает несколько специализированных продуктов, которые заточены именно под Россию и аналогов которым нет и не может быть у зарубежных компаний.
«База документов в поиске на наших рынках у нас больше и свежее. Фактов мы находим больше, и они точнее. Запросы мы подсказываем лучше, а потом лучше угадываем ответы. Голос на наших языках мы распознаем лучше. Карты наши свежее, прогноз погоды точнее».

Волож считает, что «Яндекс» не смог бы создать собственную операционную систему для мобильных устройств. Даже если бы компания разработала её, она оказалась бы никому не нужна. Разработчики выделяют ресурсы только на поддержку популярных платформ, а без стороннего софта операционная система бесполезна.

Волож уверен, что «Яндекс» должен конкурировать с Google на рыночных условиях без каких-либо привилегий для одной из сторон. Оптимально — при первом включении смартфона должен открываться экран с выбором сервисов, чтобы любой мог указать, чем ему хочется пользоваться. При этом Волож считает не зазорным обращаться за помощью к государственным регуляторам и, по собственному признанию, в один момент начал думать, что «Яндекс» не сможет нормально конкурировать с Google. Эта мысль пропала после того, как он осознал, что его компания может предоставлять более качественные сервисы для локальных рынков. В качестве примера Волож привёл Турцию: когда «Яндекс» зашёл в эту страну с картографическим сервисом, у конкурентов на картах не везде были нанесены номера домов, а теперь многие компании стремятся работать в этой стране.

До сих пор приложения «Яндекса» предустанавливали на свои смартфоны лишь мелкие вендоры вроде Fly и Prestigio, однако скоро ситуация может измениться. Кроме того, теперь «Яндекс» может задуматься о выпуске собственных смартфонов.

«Надеюсь, что всё будет лучше. Конечно, важно, как поведут себя крупные вендоры. Нас действительно довольно сильно зажимали, так что сейчас любое изменение ситуации в лучшую сторону сравнимо с поступлением порции кислорода».

Одним из наиболее перспективных сервисов Волож считает «Яндекс.Такси». 30 мая компания продемонстрировала прототип беспилотного автомобиля, который в перспективе будет осуществлять пассажироперевозки. «Яндекс» — уже давно не поисковик, а компания, вышедшая на многие другие рынки, в том числе автомобильный.
«Количество денег, которое через этот сервис проходит, уже вышло за миллиард долларов в год. И бизнес растет на полпорядка в год. При этом „Яндекс.Такси“ начинался в 2010 г. как маленький эксперимент одного молодого менеджера. На Западе нас любят называть Google of Russia, но мы давно уже гораздо больше: мы и Uber of Russia, и Spotify of Russia, и „много чего еще of Russia“».

Волож прокомментировал запущенную несколько дней назад блогерскую платформу на основе рекомендательного сервиса «Дзен». Он считает, что в будущем подобным образом на основе рекомендаций, собранных на основе интересов пользователя, будут распространяться все виды контента, в том числе музыка. При этом Волож не исключает, что в какой-то момент российская власть заинтересуется регулированием «Дзена», но до этого ещё долго, тем более, что «Яндекс» обходит политику стороной.
«Это будет точно не раньше регулирования социальных сетей. Перед нами большая очередь. Важно, что у „Дзена“ совсем другая направленность, там мало политических новостей. В нем в основном материалы по нишевым интересам. В обществе есть какой-то консенсус между свободой и страхами. Я, например, люблю свободу, некоторым в этом неуютно и хочется защиты».

Аркадий Волож интервью - все новости на Atameken Business

Сооснователь и генеральный директор международной компании «Яндекс» Аркадий Волож рассказал в беседе с abctv.kz, как развивается компания, какие новые проекты у нее есть, с какими проблемами в Казахстане она сталкивается, чего удалось достичь и как дальше будет меняться мир в век высоких технологий.

– Ни для кого не секрет, что недавно завершились почти трехлетние судебные тяжбы федеральной антимонопольной службы России с Google о злоупотреблении ими доминирующим положением на рынке. Что Вы можете сказать о ситуации на рынке Казахстана? Ведь у нас пока на всех смартфонах на базе операционной системы Android предустановлен Google.

– В Казахстане пока не дают предустанавливать «Яндекс» на мобильных телефонах. В России такая ситуация была вплоть до августа, сейчас она поменялась. Хотелось бы, чтобы и в других странах человеку на старте давали выбор, каким поиском он хочет пользоваться, а не навязывали приложения производителя операционной системы.

– Подобное желание понятно. Но есть ли это в планах компании?

– Мы рассматриваем разные варианты.

– Есть вероятность урегулировать данный конфликт полюбовно или вопрос вновь будет решаться через суд?

– Мы всегда хотим договориться. Лишь в том случае, если это не удается, обращаемся в суд.

– «Яндекс» запустил для Казахстана портал yandex.kz в конце 2009 года. Можете рассказать о том, чего за восемь лет удалось достичь? Чем можно похвастаться?

– Мы вторые и по доле поиска, и по так называемой рекламной доле поиска (когда учитывается, в каких поисковиках пользователи видят нашу рекламу). Рекламная доля поиска несколько выше обычной, в Казахстане она порядка 30%, потому что, когда казахстанские компании покупают контекстную рекламу своих товаров и услуг в «Яндексе», она показывается не только в «Яндексе», но и в Mail.ru. Каждый месяц поиском «Яндекса» пользуются почти семь миллионов жителей Казахстана, и это без учета мобильных. Популярны здесь и другие сервисы «Яндекса». Огромным спросом пользуется «Яндекс.Такси» – оно ездит уже в десяти городах страны. Летом мы договорились о создании совместного предприятия с Uber, сотрудничество распространяется и на Казахстан.

– И что данное объединение даст пользователям, как улучшится сервис?

– После объединения «Яндекс.Такси» и Uber продолжат работу под своими брендами, ведь у каждого пользователя свои предпочтения, кто-то любит одно, кто-то – другое. Но водители и таксопарки перейдут на единую платформу заказов на базе «Яндекс.Таксометра». И пользователям обоих сервисов от этого станет лучше, ведь доступных машин будет больше, время подачи сократится, вырастет качество сервисов в целом.

– Можете рассказать, в каком направлении сейчас развивается поисковая система? Ведь поток информации очень большой, как «Яндексу» удается все это обрабатывать, структурировать, чтобы работала бóльшая часть сервисов, которые у вас есть? Чего ожидать в ближайшее время?

– В обработке информации все сильнее задействован машинный интеллект. Недавно мы внедрили новый поисковый алгоритм под названием «Королёв», который c помощью нейросети сопоставляет смысл запроса и веб-страницы. Он не просто показывает документ, если в тексте встречаются нужные слова. Он пытается угадать, что вы хотели спросить, и подбирает документы, где таких слов может и не быть, но, тем не менее, это будет релевантный запросу документ.

Сильно продвинулось компьютерное зрение. Машине можно показать картинку, например кошку на фоне здания и машины, выделить на этой картинке фрагмент и сказать: «Я хочу найти такую кошку». И поисковик вам покажет таких же кошек в Интернете. Раньше все оперировали текстами, и даже поиск по картинкам осуществлялся по тексту рядом с картинкой. Сейчас это уже не так. Сейчас машина смотрит на картинку и без всяких текстов находит другие картинки, похожие на эту.

Еще мы теперь чаще говорим, а не печатаем. Началось с автомобильных навигаторов: у водителей заняты руки, неудобно вбивать адрес в навигатор. И теперь мы говорим навигатору, куда хотим поехать, а система распознает речь. Поиск тоже работает с голосом. Совсем недавно мы запустили голосового помощника Алису. В отличие от других систем, которые существовали на рынке, она не просто справочник с набором готовых ответов. Алиса – собеседник, с ней можно просто поболтать, причем собеседник с характером и своеобразным чувством юмора. Важно, что качество распознавания речи у нее близко к человеческому. А сказанное для нее не просто текст, она понимает, что за смысл был в словах. Она понимает, как вести диалог, а это тоже большая наука и требует обучения. Она отвечает вам человеческим голосом, который лишь частично основан на записях живого человека – остальное программа генерирует сама, прямо на ходу.

– Есть ли вероятность, что когда-нибудь Алиса заговорит по-казахски? Ведь только для начитки текста для ее обучения на русском языке у диктора ушло много часов?

– Точно так же обучить с помощью диктора можно и казахскому.

– Это есть в планах?

-Мы следуем за спросом. Когда-то, когда Интернет только начинался, запросов на казахском было очень мало. Сейчас мы видим, как подрастает новое поколение, говорящее по-казахски всё больше и больше. И поэтому вслед за пользователями мы будем обучать машину. Пока казахским владеет наш переводчик, поиск умеет искать по-казахски, и, конечно, распознавание и синтез речи со временем тоже могут появиться.

– А почему систему назвали именно Алиса, а не, скажем, Катя или Люся?

– Был большой конкурс, имена тестировались на огромном количестве пользователей, проводились опросы. Десятки тысяч человек в Интернете отвечали, с чем у них ассоциируются разные имена. И по разным параметрам выиграло имя Алиса.

– То есть это было желание рынка?

– Да. Ну, для моего поколения, точнее, для поколения чуть младше моего, это еще и ассоциация с фильмом «Гостья из будущего»: «Алиса, миелофон у меня!» (Смеется.)

– У нашего поколения, у миллениалов, тоже возникают такие ассоциации.

– На самом деле ассоциаций много. Например, еще одна – Алиса в Стране чудес. В общем, сначала была победа Алисы в конкурсе, а уже потом мы стали думать, с чем у нас ассоциируется это имя, и стали вспоминать, что и тут Алиса, и там Алиса.

– Очень интересная история. А можете рассказать, как Алиса распознает голос? Не возникает ли сложностей, если у человека необычный говор, акцент, заикание, картавость и так далее?

– Мы эту ситуацию уже видели в навигаторах. Они распознают акценты русского языка лучше, чем человек, потому что навигаторами пользуется большое количество людей с очень разными особенностями речи – акцентами, дефектами. Я вот сам говорю с дефектами речи. (Смеется.) И машина, когда у нее десятки и сотни миллионов пользователей, постепенно учится слышать и понимать речь лучше, чем человеческое ухо.

– Отсюда у меня вытекает следующий вопрос. Что Вы думаете о грядущей роботизации? В каких областях, по Вашему мнению, роботы уже в ближайшем времени массово заменят людей? Представителям каких профессий стоит задуматься об освоении новых специальностей?

– Тенденция здесь понятная. Роботы существуют уже давно. Автомобили или лифты, которые нас перевозят, станки, конвейеры – это все роботы. И обычно у робота лучше всего получаются повторяющиеся действия, которые человеку неинтересны. Робот с ними справляется замечательно. Производить какую-нибудь деталь на конвейере по несколько сотен штук в сутки человек устает, а машина это делает, и ей все равно.

Интеллектуальных роботов, которые сейчас приходят в жизнь, тоже прежде всего будут использовать в тех рутинных делах, которые нам не интересны. Если вам нужно перевести огромный объем текста, вы можете, конечно, посадить за эту работу тысячу человек. Но зачем тратить их время, когда черновой перевод делается машиной за секунды? А дальше нужно этот текст просто отредактировать.

Другой пример. Раньше за диктором печатали, записывали его речь. Вот сейчас вы будете расшифровывать это интервью. Но гораздо проще прогнать его через программу распознавания речи.

Все машинное обучение, я думаю, уйдет в эти области – туда, где неинтересные, рутинные процедуры.

– Вопрос по поводу коммерческого офиса «Яндекса» в Казахстане, который открыли в этом году. Испытываете ли вы нехватку рекламодателей?

– Проблема была как раз в обратном. Мы начали испытывать такой наплыв рекламодателей в Казахстане, что старая схема (мы работали через агентство) перестала справляться. Поэтому мы открыли офис. Кстати говоря, директор офиса переехал из Санкт-Петербурга в Алматы, перевез свою семью и стал настоящим алматинцем.

– Ну, стать алматинцем легко, а вот прекратить им быть невозможно.

– Да, по себе сужу. (Смеется.) Невозможно!

– Судя по поисковым запросам, насколько разнятся интересы пользователей в Казахстане и в России? Какие существуют явные отличия?

– Сейчас, как я уже сказал, увеличивается доля запросов на казахском, и нам надо с этим лучше работать. А вообще, у нас очень близкие культуры. У меня сотни друзей в России и сотни в Казахстане, и я не чувствую границ. Единая культура, единая среда, и потому запросы, в общем, схожи. Думаю, если дать кому-нибудь со стороны посмотреть на два потока запросов и попросить определить, какой из них из Омска, а какой из Павлодара, никто не увидит разницы. Да, есть региональные особенности, но в целом запросы об одном и том же.

– Недавно глава Google Сундар Пичаи в своем интервью Guardian упомянул о том, что не уверен, будто человечество готово к стремительным технологическим изменениям. Разделяете ли Вы его мнение?

– Действительно, поток изменений просто огромный. Я начинал свою деятельность 30 лет назад, и, глядя на то, как изменилась жизнь за эти 30 лет, в это действительно трудно поверить. Но человечество показало очень высокую приспосабливаемость почти к любым условиям. Я надеюсь, что и с этим потоком мы тоже справимся.

– То есть, Вы не согласны с г-ном Пичаи?

– Ну, я думаю, что у нас будет много проблем, но, в конце концов, мы как-нибудь с ними справимся. В конце концов, технологии наваливаются на нас не в первый раз.

– Может, поделитесь секретом, как Вам удается сохранять на плаву компанию, в то время как многие переживают кризис, копируют друг друга?

– Во-первых, все всегда копируют друг друга. Например, мы образовались раньше, чем Google или Facebook, но это абсолютно не значит, что кто-то кого-то копирует. Как это происходит в научном мире: берутся две-три идеи, которые были еще до тебя, потом добавляется маленькая деталь, и получается что-то новое. Так и устроен прогресс.

В нашей области, в прикладной области абсолютно то же самое. Где-то есть какой-то сервис, идея. На каждом рынке, в каждых условиях она немного преломляется по-своему, и появляется что-то новое. А потом это новое копируется где-то еще.

– Кстати, касательно создания Facebook. У режиссера Дэвида Финчера есть об этом фильм «Социальная сеть». Не планируете ли Вы создать художественный фильм про «Яндекс», про основание компании, про то, как она зарождалась?

– Вообще, попытки создать такой фильм уже были. Но, наверное, пока мы живы, лучше, чтобы фильмов не было. (Смеется.) Фильм пишется самой жизнью. Это потом уже можно будет снять фильм, который будет как памятник.

– Мне кажется, тем, кто активно пользуется «Яндексом», его сервисами, все же было бы интересно такой фильм посмотреть.

– Ну, зато появилась «Яндекс.Книга». (Смеется.)

– Хотелось бы еще узнать, что Вы думаете про развитие мессенджеров? Будет ли это новым трендом или же интерес пользователей угаснет? Стоит ли отказываться от социальных сетей в пользу мессенджеров?

– Я не лучший проповедник в этой области. Очень трудно давать прогнозы. Я думаю, что граница между мессенджерами и социальными сетями очень зыбкая. Если посмотреть на эволюцию человеческого общения, то картина получится примерно такая. Когда-то мы ходили друг к другу в гости. Потом мы стали звонить друг другу по телефону, потом стали писать sms, потом видели статусы в социальных сетях.

Кстати говоря, про сетевой этикет. Телефон стал массовым, по крайней мере, в Алма-Ате, примерно в моем детстве. В 1974 году у нас в семье появилась первая телефонная линия. И старшее поколение нас учило: прежде чем пойти в гости к друзьям, надо позвонить и предупредить их об этом. До этого мы просто приходили, без всяких звонков. И, если посмотреть на современный этикет, то сегодня невежливо человеку просто так позвонить. Сначала вы пишете sms или в мессенджер, спрашиваете, можно ли позвонить? Мало кто замечает, как это все меняется. Но если посмотреть, как все обстоит сегодня и как было 30 лет назад, то разница большая. Поэтому сложно сказать, что будет дальше.

– Действительно. Вопрос касательно развития ваших сервисов. Можете приоткрыть завесу тайны, что новенькое и интересное нам стоит ожидать?

– У нас много чего «варится». Я не могу сказать, что появится, по одной простой причине: мы сами не знаем, что из этого «выстрелит». У нас постоянно в работе около двух десятков идей новых продуктов. И что-то интересное всегда прорывается наружу. «Яндекс.Дзен» – хороший пример из недавнего. И, конечно, Алиса.

– А какие-либо сервисы замораживаете?

– Конечно, регулярно. Про это мало кто пишет, потому что мы замораживаем те сервисы, к которым нет интереса. Просто перекидываем ресурсы на что-то более интересное. И наша задача – просто обеспечить среду, в которой это самое интересное и возникает. Не предсказать, что будет, а создать систему, при которой все время появляется что-то новое.

– Ну и заключительный вопрос, немного шутливый. Google славится своими неординарными собеседованиями при приеме на работу. А легко ли попасть в «Яндекс»?

– Я точно могу вам сказать, что сегодня я бы в «Яндекс» не попал, судя по нашим собеседованиям. (Смеется.) Там много-много уровней, задачи сложные. И я думаю, что меня бы сегодня не взяли.

– Каверзными вопросами и заданиями соискателей мучают?

– Там чего только нет. Но к нам приходят несколько сотен человек в месяц, значит, каким-то образом прорываются.

Мы растем довольно быстро, сейчас у нас уже около 7000 сотрудников, 17 офисов в девяти странах. Наши основные офисы разработки – это Москва, Питер, Екатеринбург, Нижний Новгород, Новосибирск, очень большой офис в Минске, еще есть небольшой в Берлине. Есть и коммерческие офисы, потому что мы продаем рекламу по всему миру. У нас есть офисы в Швейцарии, США, Китае, Турции. Но основные центры разработки «Яндекса» – это пока Россия и Беларусь.

Элина Гринштейн

Поделиться публикацией в соцсетях:

Аркадий Волож, главный основатель и генеральный директор, Яндекс

НЬЮ-ЙОРК, 26 мая 2011 г. (GLOBE NEWSWIRE) - Ветеран бизнес-журналиста Джилл Беннетт присоединяется к Аркадию Воложу, основателю и генеральному директору Яндекса (YNDX), чтобы обсудить отрасль, стратегия, финансы и позиционирование компании.

Щелкните здесь, чтобы просмотреть видео:

http://investor.shareholder.com/ceosignature/webcast.cfm?mediaid=47953&k=D6A0C3FBE95922655B7AF3194592159A

Главный исполнительный директор Аркадий Володерж

, главный исполнительный директор

Аркадий Володерж Волож является основным учредителем Яндекса и является генеральным директором и директором с 2000 года.Серийный предприниматель с опытом работы в информатике, г-н Волож стал соучредителем нескольких успешных ИТ-предприятий, в том числе InfiNet Wireless, российского поставщика беспроводных сетевых технологий, и CompTek International, одного из крупнейших дистрибьюторов сетевого и телекоммуникационного оборудования в России. В 2000 году Аркадий покинул пост генерального директора CompTek International и возглавил Яндекс. Г-н Волож начал заниматься поиском в 1989 году, в результате чего в 1990 году он основал компанию «Аркадия», занимающуюся разработкой программного обеспечения для поиска.Его ранние достижения включают разработку электронного поиска для использования в патентах, русской классической литературе и Библии. Г-н Волож имеет диплом по прикладной математике в Институте нефти и газа им. И.М. Губкина.

О Яндексе (YNDX):

Яндекс - ведущая интернет-компания в России, которая управляет самой популярной поисковой системой и самым посещаемым веб-сайтом. В 2010 году мы генерировали 64% всего поискового трафика в России и были крупнейшей российской интернет-компанией по размеру выручки.В марте 2011 года наш сайт yandex.ru привлек 38,3 миллиона уникальных посетителей. Мы также работаем в Украине, Казахстане и Беларуси. Наша миссия - ответить на любой вопрос, который может возникнуть у интернет-пользователей. Яндекс N.V. зарегистрирован в Нидерландах. ООО «Яндекс», наша основная производственная дочерняя компания, зарегистрировано в России, головной офис находится в Москве.

Для получения дополнительной информации о возможности обсудить с генеральным директором вашу компанию, пожалуйста, позвоните в NASDAQ CEO Signature Series, 978 / 461-3141.

Логотип NASDAQ CEO Signature Series доступен по адресу http: // www.globenewswire.com/newsroom/prs/?pkgid=4839

Непростое сосуществование Яндекса и Кремля

Новые сервисы появляются с бешеной скоростью. Под Москвой Яндекс тестирует парк из более чем 100 беспилотных автомобилей, работу, которую не смог остановить даже коронавирус. Яндекс Лавка («Яндекс Магазин»), приложение для доставки продуктов, запущенное в июне прошлого года, гарантирует доставку в течение 15 минут - быстрее, чем все, что предлагает Amazon. Один из авторов проекта, 33-летний Илья Красильщик, вспоминает, как во время бурного перехода России к рыночной экономике в начале 1990-х его мать вернулась из поездки с ведром какао-порошка на случай, если семья не захочет. смог получить его дома.Теперь, десятилетия спустя, у москвичей излишество под рукой: самым популярным товаром Лавки летом 2019 года был четвертичный арбуз, доставленный, конечно же, холодным.

Велосипедисты Яндекса по доставке еды оставались вездесущими на улицах Москвы даже во время изоляции от COVID-19.

АНАТОЛИЙ ЖДАНОВ / КОММЕРСАНТ / СИПА США

Снежным днем ​​в конце февраля, незадолго до того, как пандемия охватила Россию, я свернул с оживленной московской улицы в тихий двор. Я встречался с Ростиславом Мещерским, 28-летним менеджером одного из так называемых «темных магазинов» Лавки, мест, где товары, заказанные через Интернет, скрытно хранятся на складах для распространения.Мещерский провел меня к открытой двери гаража в глубине двора, которая вела в подвал, уставленный полками, заполненными всем, от макаронных изделий до фруктового сока и туалетной бумаги. «Я шучу со своими друзьями, что сразу знаю, куда идти в Москве в случае апокалипсиса», - сказал он.

Всего несколько недель спустя это уже не такая шутка. В апреле Lavka получила около 900 000 заказов от россиян, застрявших дома на карантине, в то время как количество клиентов, пользующихся услугами Яндекс, включая доставку из ресторана, увеличилось более чем вдвое.Хотя компания пострадала в таких сферах, как каршеринг, когда весь ее автопарк был выведен с улиц во время изоляции в России, люди, застрявшие дома, увеличили трафик на платформах поиска и потокового видео компании.

Но успех Яндекса дорого обошелся. Кремль уже давно рассматривает Интернет как поле битвы в его усиливающейся напряженности с Западом и все больше обеспокоен тем, что такая компания, как Яндекс, с огромным количеством данных о российских гражданах, может однажды попасть в иностранные руки.

Это означает, что управлять технологическим гигантом в России - это тонкий танец. С одной стороны - Кремль; с другой - Нью-Йорк, где инвесторы требуют, чтобы компания сохранила свою независимость. Но в мире, охваченном пандемией, все больше внимания уделяется защите границ и регулированию технологической индустрии, дилемма Яндекса может быть не только российской историей.

Золотая композиция

«Яндекс» - сокращение от «еще один индексатор» - не всегда был внимателен ко всему.Начав свою деятельность в 1997 году, компания в течение многих лет соперничала за превосходство в области локальных поисковых систем с другой российской компанией Rambler.

В конце концов, Рамблер стал Yahoo для Яндекс Google. Но вскоре на рынок вышел сам Google, и хотя Яндекс имел преимущество, внедряя в свой поисковый алгоритм особенности русского языка, его калифорнийский конкурент начал его догонять. «Примерно за полгода до того, как Google стала публичной, она сделала предложение о покупке« Яндекса », и я должен сказать, что мы очень серьезно рассматривали это предложение, - сказал мне Леонид Богуславский, один из первых инвесторов компании.

Предложение было сделано в 2003 году. Но один из соучредителей «Яндекса» Илья Сегалович сказал: «Давайте бороться», - напомнил Богуславский. Хотя Сегалович умер в 2013 году от рака желудка, борьба продолжается и по сей день: хотя Google периодически обгоняет Яндекс, российская компания в настоящее время имеет около 59% российского поискового трафика по сравнению с 39% поискового трафика Google.

В том же году, когда умер Сегалович, Яндекс нанял Грега Абовского, украинского аналитика хедж-фондов, получившего образование в Гарвардской школе бизнеса, который начинал свою карьеру в Morgan Stanley в Нью-Йорке.«Примерно в то время, когда я приехал сюда, мы осознали, что поиски в какой-то момент замедлятся», - говорит Абовский, который в настоящее время является одновременно финансовым директором и операционным директором. Когда он пришел, реклама в поисковой сети приносила около 99% доходов компании. Сегодня она составляет около 64%, а общая выручка выросла с 1,2 млрд долларов в 2013 году до 2,8 млрд долларов в 2019 году.

Но по мере того, как Яндекс превратился в доминирующего игрока на российском технологическом рынке, он также неизбежно попал под бдительный надзор властей.

Один из первых моментов был в августе 2008 года, когда Россия вела пятидневную войну с соседней Грузией. По мере развития конфликта в Яндекс Новостях появлялись статьи на русском языке, посвященные обеим сторонам раскола. В следующем месяце, как сообщают журналисты Андрей Солдатов и Ирина Бороган в своей книге The Red Web , два кремлевских чиновника посетили штаб-квартиру Яндекса. Одним из них был Владислав Сурков, заместитель главы администрации президента России - человек, придумавший оруэлловский термин «суверенная демократия» для описания российской системы управления, которая не допускает иностранного вмешательства в свои дела.

В 2008 году, когда Россия вела пятидневную войну с Грузией, Яндекс Новости публиковали статьи на русском языке, освещавшие обе стороны разрыва. В следующем месяце два кремлевских чиновника посетили штаб-квартиру Яндекса.

Лев Гершензон, в то время директор Яндекс Новости, получил задание объяснить официальным посетителям, как работает сервис. Согласно книге, он вспомнил, как показывал скриншоты статей, которые алгоритм агрегатора выбрал в качестве главных новостей.- перебил Сурков. «Это наш враг», - сказал он, указывая на либеральный выход. «Это то, что нам не нужно!»

Компания пообещала с тех пор поддерживать открытую связь с Кремлем, хотя Гершензон сказал, что всегда будет повторять, что главные новости выбирает алгоритм, а не человек. Тем не менее, он не всегда был согласен с тем, как поддерживалась линия общения.

«Мы с Воложом несколько раз ходили в здание администрации президента, и я ему сказал:« Слушай, у тебя такой мощный бизнес, зачем ты к ним ездишь? Если это действительно необходимо, позвольте им прийти к вам », - вспоминал Гершензон в документальном мини-сериале Holy War о русскоязычном Интернете.«Даже такой выродок, как я, знал, что если ты наклонишься ради них, они никогда не позволят тебе снова согнуться».

В том же году Яндекс отбился от возможного поглощения связанным с Кремлем олигархом Алишером Усмановым, который лоббировал поддержку президента Дмитрия Медведева по соображениям национальной безопасности. В 2009 году, чтобы удовлетворить интересы государства, Яндекс передал крупнейшему кредитору России, государственному Сбербанку, так называемую золотую акцию, которая позволила банку наложить вето на транзакции с участием более четверти акций Яндекса.В течение десяти лет такая договоренность умиротворяла российские власти - пока этого не произошло.

Прогулка по канату

В мае прошлого года Россия приняла закон о создании так называемого «суверенного Интернета», государственной коммуникационной инфраструктуры, которая позволила бы стране отключиться от глобального Интернета, оставаясь при этом онлайн в пузыре. сервисов, принадлежащих России. Закон требует, чтобы поставщики интернет-услуг устанавливали оборудование, предоставленное правительством, для противодействия широко определенным «угрозам» стабильности и целостности Интернета, и дает властям широкие полномочия по установлению контроля над сетью в случае возникновения таких угроз.Прошлой зимой за чаем в своем офисе Игорь Ашманов, который в начале августа был директором конкурента «Яндекса» - Рамблера, а теперь является сторонником суверенного интернета на государственном телевидении и на правительственных слушаниях, изложил его цель.

«Представьте, что вы живете в небольшой деревне недалеко от города, который обеспечивает ваше электричество, и мэр города сказал, что вы его враги и что если он может причинить вам вред, то он сделает это», - сказал мне Ашманов. «Возможно, вы решите купить генератор, чтобы обеспечить бесперебойную работу электричества на случай, если этот сумасшедший мэр выключит выключатель.В этом суверенный Интернет ».

Возможно, более важным для Кремля является то, что суверенный Интернет также даст России больший контроль над тем, что ее граждане могут видеть в Интернете. В 2011 году «арабская весна», поддерживаемая социальными сетями, прокатилась по Ближнему Востоку. В декабре того же года, после того как Владимир Путин объявил, что снова будет баллотироваться в президенты после временного пребывания на посту премьер-министра, массовые протесты, запланированные на Facebook, потрясли Россию. После демонстраций Кремль начал рассматривать иностранные технологические компании как инструмент, используемый другими правительствами для вмешательства в его дела.Сам Путин озвучил эти опасения на пресс-конференции в 2014 году, когда он назвал Интернет «проектом ЦРУ» и намекнул, что «Яндекс» подвергся «давлению», чтобы он включил в свое руководство иностранцев, и был зарегистрирован за границей «не только для налоговых целей, но по другим причинам ». (Материнская компания зарегистрирована в Нидерландах, и шесть из 12 нынешних членов совета директоров - иностранцы, в том числе Джон Бойнтон, председатель, который находится в Массачусетсе.)

Этот страх перед иностранным вмешательством только усилился с годами. .Во время правительственных слушаний по национальной безопасности в 2018 году Ашманов назвал Facebook, Instagram и Twitter американским оружием, направленным против России. «Я даже не хочу думать о том, что американцы могут сделать с такой компанией, как« Яндекс », - сказал мне Ашманов.

По словам Бойнтона, председателя совета директоров, «Яндекс» изо всех сил пытался сохранить равновесие. «Мы сделали все возможное, чтобы держаться подальше от политики», - сказал он в телефонном интервью.И все же, добавил он, компания обнаружила, что ее все чаще «втягивают в те области, где мы не обязательно хотим быть».

Дела достигли апогея в четверг утром в октябре 2018 года, когда просочились слухи о том, что Сбербанк ведет переговоры о покупке до 30% акций Яндекса, чтобы защитить компанию от «потенциальных проблем». Когда торги открылись в Нью-Йорке, его акции упали на 9,4%, потеряв более 1 миллиарда долларов в рыночной стоимости из-за опасений, что государственный кредитор может взять под контроль компанию.«Это был момент, когда мы поняли, что за этим стоит нечто большее, - вспоминал Бойнтон.

На следующий день компания потеряла еще 1 миллиард долларов. Как сообщает Financial Times, на экстренном совещании, которое состоялось рано утром в субботу, Волож решил не продвигать сделку со Сбербанком.

Яндекс начал переговоры с администрацией Путина о новой структуре управления, но давление на нее продолжало усиливаться. В июне 2019 года малоизвестный депутат Антон Горелкин внес на рассмотрение законопроект об ограничении иностранного участия в компаниях, которые правительство России считает «значительными информационными ресурсами».«Внешним инвесторам будет разрешено владеть только 20% таких компаний, что станет серьезным ударом для« Яндекса », 85% акций которого торгуются на рынках США. Когда несколько месяцев спустя Кремль выступил в поддержку закона Горелкина, опасения в Нью-Йорке стерли еще 1,5 миллиарда долларов с оценки «Яндекса» за один день.

В ноябре прошлого года, после 13 месяцев изнурительных переговоров, Яндекс объявил о решении. Это передало бы золотую акцию Сбербанка - право вето на крупные сделки - недавно сформированному «фонду общественных интересов» с тесными связями в правительстве.Право вето также будет усилено, чтобы включить сделки и сделки, связанные с интеллектуальной собственностью или передачей данных российских пользователей. Хотя у нового фонда будет 11 мест в совете директоров, только три будут принадлежать «Яндексу»; остальное будет разделено между влиятельными бизнес-группами и государственными университетами. Возможно, наиболее важным с точки зрения Кремля, новый фонд сможет помешать Яндексу заключать соглашения с любым иностранным правительством.

Это, казалось, сняло жар.Горелкин сказал, что вернет свой закон на чертежную доску. Несколько дней спустя российский парламент принял закон, требующий, чтобы российские технологии были автоматически предварительно загружены на устройства, продаваемые в России, и этот шаг, по подсчетам аналитиков, повысит стоимость Яндекса на 1,4 миллиарда долларов. Через несколько недель после этого Путин, который несколько лет назад подверг критике иностранные связи «Яндекса», похвалил его проекты с иностранными партнерами и положительно отзывался о встрече за закрытыми дверями с высшим руководством.

И все же, даже если Кремль, кажется, умиротворяют, не все.Власть в российском правительстве разделена между соперничающими группами, между которыми выступает Путин. Для избирательного округа, известного как силовиков - чиновников, связанных с правоохранительными органами, - создание «Яндекса» было воспринято как полупобеда, говорит Татьяна Становая, основательница сайта политического анализа R.Politik. «С одной стороны, они видят, что Яндекс косвенно обязан правительству», - говорит она. «С другой стороны, это чисто технический характер. Яндекс не будет просто выполнять любые требования. И если противостояние с Западом будет обостряться, [власти] могут переосмыслить эту договоренность.

Когда я разговаривал с Бойнтоном прошлой зимой, когда улеглась пыль, он был в приподнятом настроении. Но он также отметил, что все может снова быстро измениться. «В России, - сказал он, - ничего не гарантировано».

Шаблон для Big Tech?

Если силовиков видят в Яндексе ненадежного сотрудника, либеральные критики видят все больше признаков того, что он находится в кармане властей. Например, в конце февраля полицейский, обвиняемый в подбрасывании наркотиков репортеру-расследователю, сказал, что нашел адрес журналиста, попросив Яндекс Такси предоставить его.Яндекс ответил, что он всегда уступает просьбам служб безопасности «помочь спасти жизни», хотя группа по борьбе с цензурой «Роскомсвобода» указала, что это не всегда требуется по закону.

По мере роста пандемии вопросы о независимости компании становились все более острыми. В начале апреля появились новости о том, что московские власти рассматривают возможность наблюдения за иностранными туристами по данным их мобильных телефонов, когда границы снова откроются, и что Яндекс может разработать этот инструмент.Компания отклонила иск.

Генеральный директор Яндекса Аркадий Волож (слева) с президентом Владимиром Путиным, который посетил офис Яндекса в 2017 году, чтобы отметить его 20-летие.

ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО ИТАРТАСС / ФОТО АЛАМИ

Затем, когда рядом с правительственными зданиями в Яндекс-навигаторе стали появляться критические комментарии активистов оппозиции в качестве цифровой альтернативы уличным протестам, Яндекс удалил сообщения, заявив, что они не по теме . Наконец, однажды вечером в конце апреля некоторые пользователи Интернета заметили, что поисковые запросы лидера оппозиции Алексея Навального в Яндексе возвращают в основном негативный контент.Яндекс извинился, сказав, что это был «эксперимент», показанный лишь небольшому количеству пользователей. Один российский обозреватель Александр Плющев отметил, что такое тестирование является обычным для всех технологических платформ, но добавил: «Любой инцидент с Яндексом теперь интерпретируется через призму контроля со стороны властей».

Если Яндекс слишком сильно капитулирует перед государственным контролем, он рискует потерять свой самый ценный актив: свой талант. «Я всегда говорю, что мои главные конкуренты - это [московские аэропорты] Шереметьево и Домодедово», - говорит Миша Биленко, возглавляющий подразделение Яндекс.

В феврале полицейский, обвиняемый в подбрасывании наркотиков репортеру-расследователю, сказал, что нашел адрес журналиста, попросив Яндекс Такси предоставить его.

Сам Биленко провел 23 года в США, в том числе десять лет в Microsoft, прежде чем вернуться в Россию несколько лет назад. По его словам, его привлекло то, что он получил доступ ко многим различным ресурсам в «Яндексе» и возможность в массовом порядке помочь улучшить жизнь россиян. Но, как сказал мне один сотрудник, пожелавший говорить анонимно, Яндекс потеряет такую ​​привлекательность и власть, если правительство будет слишком стараться их приручить.«У нас здесь много прогрессивных людей», - сказал этот человек. «Если нам не нравится то, что мы видим, мы уйдем».

Сегодня Яндекс, по крайней мере публично, утверждает, что все хорошо. Его уступки Кремлю могли быть намного больше. Это также те, которые скоро могут рассмотреть другие. «То, что сделал Яндекс, актуально не только в контексте путинской России», - заявил в прошлом году обозреватель Bloomberg Леонид Бершидский. «Это можно рассматривать как образец для Big Tech».

Как и Яндекс, продолжил Бершидский, такие компании, как Google или Facebook, могут создавать квазиавтономные структуры управления с правом вето на определенные решения.«Если такая структура может получить одобрение даже со стороны авторитарного режима, такого как российский… она, вероятно, могла бы удовлетворить и большинство критиков больших технологий в демократических странах», - написал он.

Действительно, в мае этого года Facebook назвал первых членов своего «наблюдательного совета» в ответ на недовольство его непрозрачным процессом модерации контента. Тело заполнено светилами в области права и прав человека, которые могут пересматривать и отменять некоторые решения платформы. Хотя правление не имеет ничего общего с силой фонда общественных интересов Яндекса, это была большая уступка со стороны компании, которая всегда яростно защищала свой контроль над тем, что происходит на ее платформе.

Поскольку политики на обоих концах политического спектра США призывают к усилению регулирования крупных технологий, такие шаги, вероятно, будут происходить и дальше. Гибкость, которой пришлось усвоить Яндекс, может оказаться существенной для компаний, которые хотят не только выжить, но и процветать.

Основатель и генеральный директор Яндекса Аркадий Волож уходит в отставку - The Calvert Journal

Основатель крупнейшей в России поисковой системы в Интернете Яндекс Аркадий Волож ушел в отставку с поста главного исполнительного директора. В СМИ распространялись слухи о разногласиях с президентом Владимиром Путиным по поводу контроля над Интернетом.

Волож, возглавлявший интернет-гигант с 2000 года, подтвердил, что останется главным исполнительным директором холдинговой компании Yandex NV С 1 сентября Александр Шульгин, нынешний финансовый директор Яндекс, займет место Воложа на посту генерального директора компании. .

В интервью Forbes.ru Волож сказал: «Я всегда искал и готовился к новому поколению менеджеров. Трудно одновременно вести административную работу, связанную с управлением такой большой компанией, и в то же время думать о стратегиях развития и расширении бизнеса.Теперь я смогу сосредоточить свою энергию на более широких стратегических инициативах, включая выход на новые бизнес-модели и рынки ».

Некоторые медиа-эксперты считают отставку Воложа частью сдвига в медийном ландшафте, который становится все более негостеприимным по отношению к тем, кто выступает против усиления контроля Кремля над распространением информации.

Популярный блогер Антон Носик назвал отставку Воложа «знаковым событием, а с точки зрения интересов компании - попыткой спасти то, что можно спасти в такой ситуации».В своем блоге Носик сказал: «Отставка Воложа - неизбежное следствие нынешнего состояния интернет-сферы, вроде выдавливания Павла Дурова из ВКонтакте… Надеюсь, каким-то образом [ Яндекс ] продолжит работу, несмотря на отставку Воложа. ”

Он добавил: «С контролем или без него любой Интернет (даже китайский Интернет) - это свободный обмен информацией. В конце концов, будет проще закрыть Яндекс и ВКонтакте, чем пытаться эффективно контролировать их, переписав их системы управления контентом в сторону автоматической политической цензуры.”

Хотя Волож не привел политических причин своей отставки, российские журналисты указали на конференцию в мае, на которой Путин назвал Интернет «проектом ЦРУ», раскритиковал Яндекс за регистрацию в Нидерландах и обвинил Интернет гигантское пребывание под иностранным влиянием, как переломный момент. Комментарии, которые, как считается, привели к падению курса акций «Яндекса» на акций, ознаменовали усиление враждебных действий Кремля по отношению к интернет-фирме.

Ранее в этом году Яндекс присоединился к множеству веб-сайтов и интернет-компаний, которые отказались публиковать статистику, которая показывает, превышает ли аудитория блога 2500 читателей. Отказ последовал за объявлением «закона о блоггерах», который требует от блогов, которые получают более 3000 уникальных посещений в день, регистрироваться в Роскомнадзоре, контролирующем СМИ.

Правительство также пыталось ограничить Яндекс своим законопроектом в мае, чтобы заставить агрегатора новостей компании, Яндекс Новости , зарегистрироваться в качестве средства массовой информации, тем самым обязав его проверять точность статей и гарантировать отсутствие «пропаганды» в публикуется поддержка кандидатов на выборах.

За последние несколько месяцев Кремль усилил контроль над распространением информации: отставка Воложа присоединилась к растущему списку людей, работающих в сфере Интернета и социальных сетей, которые оставили свои посты из-за подавления правительством свободы СМИ.

См. Также:

Вступил в силу Закон о СМИ для блогеров

Павел Дуров, основатель социальной сети ВКонтакте, уволен с должности генерального директора

Путеводитель по неспокойному миру независимой журналистики в России

Ответственный редактор журнала «Афиша» Юрий Сапрыкин ушел в отставку

ИНТЕРВЬЮ - Российский Яндекс имеет международные амбиции

Меган Дэвис, Алина Селюх

НЬЮ-ЙОРК (Рейтер) - поисковая интернет-компания Яндекс, только что собравшая 1 доллар.3 миллиарда долларов от IPO, теперь имеет влияние, чтобы оказать влияние на более далекую территорию России.

Основатель и генеральный директор Яндекса Аркадий Волож (C) празднует, что Яндекс котируется на фондовой бирже Nasdaq во время IPO на торговой площадке Nasdaq в Нью-Йорке 24 мая 2011 года. REUTERS / Mike Segar

IPO - крупнейшее в США интернет-размещение листинг с тех пор, как Google Inc стал публичным в 2004 году, и это давний план для двух основателей, которые познакомились в подростковом возрасте в школе.

Главный исполнительный директор Аркадий Волож сказал, что успех компании является символом новой России, отличной от экономики страны, ориентированной на энергоресурсы, и сказал, что в мире есть место для «глобальной технологической компании, рожденной в России».

«Россия славится своими ресурсами, - сказал Волож. «Но в России также много талантов ... Россия заслуживает наличия технологической компании мирового уровня».

IPO оценивает Яндекс примерно в 8 миллиардов долларов, но дуэт, основавший Яндекс в 1997 году, сохранит большую часть своих активов.

Их рост отличается от роста многих других российских миллиардеров, некоторые из которых построили свои империи в 1990-е годы и нажились на резком росте цен на сырье.

Главный технический директор Илья Сегалович, 46 лет, рассказал, как пара познакомилась в школе, преуспела в математике и физике и получила такие хорошие оценки, что учителя заподозрили их в копировании.

Волож, специалист по прикладной математике, начал заниматься поисковыми технологиями в 1989 году. Годом позже он основал собственную фирму по разработке программного обеспечения для поиска, где к нему присоединился Сегалович, который учился на геофизика.

Яндекс был основан в 1997 году.

В 2000 году Яндекс потерял 2 миллиона долларов при выручке в 72 тысячи долларов. В прошлом году выручка компании составила 445 миллионов долларов, а прибыль - 135 миллионов долларов.

«Я считаю, что это один день в пути, а не конец», - сказал Сегалович.

Сейчас компания рассматривает несколько идей, которые позволят выйти за рамки ее текущей бизнес-модели, например, дальнейшее расширение за пределами России, хотя он отказался сообщить подробности.

«У нас есть несколько идей о том, как выйти за рамки наших текущих бизнес-моделей», - сказал Сегалович. «Безусловно, есть несколько новых бизнес-моделей, которые мы пытаемся изучить, а также международная экспансия - одна из новых областей для нас».

Сегалович сказал, что Яндекс еще не решил, как использовать выручку от IPO, но что это может быть потенциально полезно для покупок, отметив, что конкуренты Яндекса сами имеют большие денежные запасы.

«Пейзаж может измениться очень быстро, - сказал Сегалович. «Нам может потребоваться приобретение или изменение стратегии ... Интернет очень динамичен и очень быстро растет, а все наши большие конкуренты очень богаты».

СЛОЖНЫЕ АЛГОРИТМЫ

Алгоритм поиска Яндекса, первоначально разработанный для поиска по ключевым словам в патентах, русской классической литературе и Библии, был прорывом, поскольку учитывал сложную грамматику русского языка.

Дуэт придумал название «Яндекс» - где «Ya» означает русский эквивалент английского местоимения «I» - поскольку Сегалович экспериментировал с производными слов, описывающих суть технологии.

Полное название изначально расшифровывалось как «Еще один iNDEX». Сегодня слово «Яндекс» стало синонимом поиска в Интернете в русскоязычных странах, поскольку люди предлагают «попросить у Яндекса» ответы на свои запросы.

Сегалович сказал, что Яндекс не зависит от языка и может создавать продукты мирового класса. По его словам, у Яндекса есть веб-сайт с ограниченным охватом англоязычных страниц, охарактеризовав качество этих страниц как хорошее.

Запуская IPO на Nasdaq во вторник, Волож назвал российский слоган «Яндекс» «Все будет найдено» и дал несколько советов для технологических предпринимателей в России, которые хотят стать следующим «Яндексом».

«Придерживайтесь своих идей, превращайте их в настоящий бизнес, обслуживайте свою аудиторию, сосредоточьтесь на качестве, получайте удовольствие и разбогатейте», - сказал он.

Акции Яндекс подорожали на 55%, или на 13,84 доллара, до 38,84 доллара.

Репортаж Меган Дэвис, редактирование Мэтью Льюис и Кэрол Бишоприк

Аркадий Волож расскажет о будущем беспилотных автомобилей на WCIT

26 сентября 2019 - 14:04 AMT

PanARMENIAN.Net - 2019 В четверг, 26 сентября, оргкомитет Всемирного конгресса по информационным технологиям (WCIT 2019) объявил, что основатель и генеральный директор Яндекс Аркадий Волож присоединится к Конгрессу в рамках серии выдающихся спикеров, которая состоится в следующем месяце в Ереване.

WCIT 's Distinguished Speakers Series - это особая серия выступлений и задушевных бесед с влиятельными фигурами изнутри и за пределами индустрии ИКТ, включая основателей некоторых из наиболее признанных и уважаемых имен в сфере технологий, чье видение, воображение и смелость имеют сделали возможной информационную революцию и специальные гости, чьи голоса должны быть услышаны.

Волож основал российскую технологическую компанию «Яндекс» в 1997 году и стал ее генеральным директором в 2000 году. Сегодня Яндекс - одна из крупнейших технологических компаний в Европе.На момент основания Яндекса Волож уже был устоявшейся и успешной силой в ИТ-индустрии, он уже стал соучредителем российского провайдера беспроводных сетевых технологий InfiNet Wireless, а также CompTek International, одного из крупнейших дистрибьюторов сетевых и сетевых технологий. телекоммуникационное оборудование в России.

В рамках серии «Выдающиеся спикеры» Волож обсудит будущее транспорта и беспилотных автомобилей.

«Яндекс, представленный в более чем 10 странах и более 60 миллионов онлайн-пользователей только в России, является крупнейшей и самой влиятельной интернет-компанией в России и СНГ, а также глобальным игроком на передовых рубежах в области искусственного интеллекта и беспилотных автомобилей. .Все это происходило под видением и руководством г-на Воложа, мы рады видеть его в качестве выдающегося спикера и участника WCIT 2019 ». сказал Александр Есаян, председатель оргкомитета WCIT 2019 в Ереване, президент Союза предприятий передовых технологий Армении (UATE) и соучредитель UCom !, крупнейшего телекоммуникационного провайдера в Армении.

В этом году WCIT рассмотрит тему «Сила децентрализации: обещание и опасность» и исследует, как информационные и коммуникационные технологии меняют нашу жизнь к лучшему и к худшему, а также их влияние на прибыль и процветание, безопасность, демократию и человечество.

WCIT 2019, как ожидается, соберет более 2500 участников из более чем 70 стран. Чтобы узнать больше о докладчиках и повестке дня, а также получить билеты, посетите официальный сайт WCIT 2019.

Илья Сегалович

«Я всю жизнь ненавидел прокрастинацию. Это то, что меня все время ест. Когда у вас есть что-то очень важное, вы вместо этого делаете что-то другое, менее важное, вместо этого тратите время на подготовку - вы затачиваете карандаши, ищете нужную вам статью, отрабатываете носки, не тратите зря. во-вторых, вместо того, чтобы делать то, что важно.

«Если у вас нет ощущения« сейчас или никогда », вряд ли вы будете первым. А может, даже не второй ».

«Есть важное качество, которого не хватает многим - это отсутствие благочестия. Это чувство очень помогает относиться ко всем как к человеческому существу. Это означает, прежде всего, вместо того, чтобы слепо верить во все, что кто-то делает, нужно анализировать, осознавать любые ошибки, не принимать, а признавать их и разделять критику ».

«Нельзя судить человека по его худшим моментам; вам нужно судить о них по их лучшим достижениям.Это как в бильярде или теннисе: вы не столько пропускаете, сколько забиваете ».

«Я хотел бы изобрести указатель времени, как у Гермионы Грейнджер в Гарри Поттере. Между прочим, я перевела все семь книг этого рассказа и прочитала их своим детям ».

«Я хочу делать гораздо больше из того, над чем мы работаем, и не хочу делать то, над чем мы не работаем: иногда приходится ограничивать себя в своих стремлениях».

«Есть очень важная вещь, и я хочу, чтобы она была у нас в Яндексе всегда - это идея, что вам нужно нанимать людей умнее вас, людей, которые могут вас чему-то научить.Это действительно здорово, когда к тебе присоединяются такие люди - сильнее тебя, умнее, образованнее ».

«Оригинальные идеи, конечно, лучше чужих, но зачастую их невозможно отличить друг от друга».

«Важно уметь признавать свои ошибки. Я почти каждый день пишу электронные письма типа «извините, я был глуп». Это освежает. Вы можете стыдиться своих ошибок, но вы не можете их скрыть. Когда ты все это знаешь и всегда, когда ты умный, несмотря ни на что, тебе, в первую очередь, очень грустно, а потом у тебя всегда это кислое лицо, это тяжелое, угрюмое выражение на твоем хмуром лице все время.Все очень мрачно. А когда чего-то не знаешь - чувствуешь себя прекрасно, всегда рад узнать что-то новое ».

«Я воспитывался с мыслью, что быть крутым - это не круто. Я всегда стремился быть «совсем не крутым», но глубоко внутри знал, что действительно крутой был я. Это моя философия, и я никак не могу ее изменить ».

«Размышления для меня - самое естественное занятие. Жаль, что такое случается нечасто ».

Работа, преимущества, бизнес-модель, история основания

Яндекс - публичная интернет-компания, которая управляет крупнейшей поисковой системой в России.Он также предоставляет электронную почту и новостные порталы, а также ряд интернет-услуг, таких как электронные платежи, онлайн-перевод и каталоги.

Яндекс был основан в 2000 году Аркадием Воложом («Волож»), Аркадием Борковским и Ильей Сегаловичем («Сегалович»). Основатели работали над поисковыми технологиями за несколько лет до основания «Яндекса» в небольшой компании под названием «Аркадия», создав программы для поиска по Библии, Классификатору товаров и услуг и Международному классификатору патентов.В 1993 году Сегалович и Волож создали название «Яндекс», которое будет использоваться для новой поисковой программы «Аркадия». Название было игрой на слове index и служило аббревиатурой от «еще одного индексатора».

С момента своего официального запуска Яндекс сделал ряд приобретений, разработал поисковые технологии и решения для контекстной рекламы, а также расширил спектр предлагаемых услуг, зарекомендовав себя как ведущая интернет-компания в России. В 2011 году Компания зарегистрировалась на нью-йоркском рынке NASDAQ по цене 1 доллар США.Первоначальное публичное размещение акций на сумму 3 миллиарда, крупнейшее размещение в технологическом секторе с момента публичного листинга Google в 2004 году. Яндекс добавил листинг на Московской фондовой бирже в 2014 году. Текущая рыночная капитализация компании составляет 6,47 миллиарда долларов.

Бизнес-модель Яндекс

Сегменты клиентов

Яндекс управляет самым популярным интернет-порталом в России, где обслуживает более 53 миллионов пользователей. Также сообщается, что по состоянию на июль 2015 года компания контролирует 57% поискового интернет-рынка страны.

Хотя Россия на сегодняшний день является крупнейшим Яндексом, на него приходится почти 90% веб-трафика, проходящего через его домашнюю страницу, он также обслуживает клиентов в Украине, Беларуси, Казахстане и Турции.

Домашняя страница компании, поисковая система и новостной портал обслуживают обычных потребителей и интернет-пользователей, а более целевые порталы обслуживают более различную аудиторию. Сюда входят аналитическая служба AppMetrica, обслуживающая владельцев веб-сайтов и предприятий, и портал Yandex Realty, обслуживающий тех, кто желает купить или продать недвижимость.

Яндекс также оказывает рекламные услуги бренд-маркетологам и рекламным агентствам.

Ценностные предложения

Основная ценность Яндекса для потребителей заключается в том, что его флагманские службы поиска, электронной почты, новостей и потокового видео доступны бесплатно. Компания предоставляет клиентам ряд продуктов и услуг, позволяя им интегрировать свои учетные записи и предпочтения по нескольким каналам. Яндекс является лидером рынка в своей родной России и имеет репутацию надежного и инновационного поставщика услуг.

Для рекламодателей сетевой портфель услуг и интернет-порталов Яндекса, а также крупных подписчиков предоставляет значительные возможности для расширения охвата бренда и рекламной аудитории.

Каналы Платформа

Яндекс доступна через домашнюю страницу Компании по адресу www.yandex.com, которая содержит ссылки на отдельные порталы для различных услуг.

Компания также предоставляет ряд мобильных приложений для iOS и Android, охватывающих весь свой портфель услуг, включая Яндекс Браузер, Яндекс Почту, Яндекс Навигатор и Яндекс Карты.С Компанией также можно связаться напрямую по телефону по поводу рекламных запросов.

Отношения с клиентами

Сервисы Яндекса в основном являются самообслуживанием и не требуют взаимодействия с представителями Яндекса. Пользователи могут пользоваться многими сервисами Яндекса без регистрации, включая его поисковую систему, новостной портал и службу переводов, а также могут подписаться на различные другие сервисы через главную страницу Яндекса.

Рекламодатели и маркетологи, напротив, должны связываться с Яндексом напрямую по телефону, чтобы обсудить условия, получая более персонализированные и адаптированные услуги.Яндекс оказывает поддержку своим клиентам с помощью справочных материалов и руководств по технической поддержке, доступных через отдельные сервисные порталы, а также предоставляет контактные данные своих офисов на своем основном корпоративном веб-сайте.

Компания также взаимодействует со своими клиентами через учетные записи в социальных сетях, в том числе через Facebook и Twitter.

Основные направления деятельности

Яндекс - многофункциональная российская интернет-компания и технологическая компания, предоставляющая пользователям услуги поиска, связи и цифрового контента в Интернете.Он управляет крупнейшей поисковой системой в России, а также онлайн-порталами для электронной почты, новостей, финансов, недвижимости, музыки, обмена фотографиями, ведения блогов и потокового видео, которые доступны через домашнюю страницу Яндекса.

Компания также предоставляет различные решения для поиска, отображения, видео- и аудиорекламы в своем онлайн-портфолио, на которые приходится большая часть ее годового дохода.

Ключевые партнеры

Яндекс управляет сетью поисковых партнеров, партнеров по рекламе, партнеров по развитию и партнеров по аналитике.Компания сотрудничает с рядом веб-сайтов в рамках своей рекламной сети Яндекса, через которую размещает контекстную рекламу и медийные баннеры, а партнеры получают вознаграждение за привлечение трафика.

Яндекс сотрудничает с различными технологическими компаниями в рамках своей поисковой службы. Компания сотрудничает с Facebook, обеспечивая включение общедоступного контента с сайта социальных сетей в поисковые запросы, выполняемые через движок Яндекс, при этом Facebook доказывает, что Компания имеет доступ к полному списку данных.У Яндекса аналогичная договоренность с местным клоном Facebook Вконтакте. Кроме того, Яндекс стал партнером Mozilla Firefox, который стал поисковой системой браузера по умолчанию в России и предоставляет информацию для поисковых запросов, выполненных через систему DuckDuckGo.

Yandex Data Factory, подразделение компании, занимающееся машинным обучением и анализом данных, сотрудничает с компаниями из различных секторов. У него есть партнерские отношения с Intel, для которых это технология сбора больших данных и аналитики; стратегический альянс с фармацевтической компанией AstraZeneca, работающей с научными данными; и партнерство с международной консалтинговой компанией Accenture, предоставляющей вычислительные мощности для ее исследовательских и опытно-конструкторских проектов в России.

Ключевые ресурсы

Ключевые ресурсы Яндекса - это технологические и интернет-порталы, ИТ-инфраструктура, персонал и стратегические партнерства. Компания имеет ряд патентов, поданных в Управление по патентам и товарным знакам США через его дочернюю компанию Yandex Europe AG, базирующуюся в Швейцарии.

Сюда входят приложения, озаглавленные «Экран дисплея или его часть с графическим пользовательским интерфейсом, показывающий страницу результатов поисковой системы изображений», «Экран дисплея с графическим пользовательским интерфейсом» и «Способ отображения положения на карте».

Структура затрат

Яндекс несет расходы за счет развития своих веб-порталов, обслуживания своей ИТ-инфраструктуры и удержания персонала. У Яндекса также большой маркетинговый и рекламный бюджет.

В компании работает большой международный персонал, насчитывающий более 5400 человек, и на нее накапливаются значительные расходы, связанные с заработной платой и льготами.

Он также имеет сеть офисов в России, Украине, Беларуси, Турции, Германии и Швейцарии, которые генерируют расходы на аренду и коммунальные услуги.

Потоки доходов

В 2015 году Яндекс зафиксировал годовую выручку в размере 59,8 млрд рублей (примерно 820,4 млн долларов США). Основным источником доходов компании является реклама. Выручка от рекламы в 2015 году составила 58,2 млрд рублей, что составляет более 97% от общей выручки Компании за год.

Яндекс предоставляет ряд рекламных решений, в том числе поисковую рекламу на порталах Яндекс Директ и Яндекс Маркет, а также медийную, аудио- и видеорекламу на своих страницах новостей, путешествий, финансов, погоды, вакансий и недвижимости.Рекламные решения оцениваются по цене за показ или за тысячу показов, цена варьируется в зависимости от типа и местоположения рекламы, при этом поисковая реклама стоит 30 копеек за показ, а медийная реклама на главной странице Яндекса - 180 рублей за тысячу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *