Художник фрэнсис бэкон картины: Francis Bacon (artist) — Biography, Interesting Facts, Famous Works

Френсис Бэкон — 323 произведения

Фрэ́нсис Бэ́кон (англ. Francis Bacon; 28 октября 1909, Дублин — 28 апреля 1992, Мадрид) — английский художник-экспрессионист, мастер фигуративной живописи. Основной темой его работ является человеческое тело — искажённое, вытянутое, заключённое в геометрические фигуры, на лишённом предметов фоне. Триптих — излюбленная форма в творчестве художника: как он говорил, «я вижу изображения последовательно». Сохранилось 28 триптихов разных размеров, а несколько других было уничтожено самим Бэконом: он очень критично подходил к своим работам. В молодости Бэкон не получил художественного образования и долгое время находился в неведении относительно своей будущей профессии, экспериментируя с различными родами деятельности, поэтому его стиль — особое смешение его собственного восприятия и ярких заимствованных образов, которые прослеживаются во многих работах художника. Переломный момент в его творчестве наступил в 1944 году с триптихом «Три этюда к фигурам у подножия распятия (англ.

)русск.», который привлёк внимание публики своим ярким, грубым изображением страдания и крика и получил высокие оценки критиков. Последующие работы также вызывали значительный интерес и получали как лестные, так и отрицательные отзывы. Например, Маргарет Тэтчер назвала его «человеком, который рисует эти ужасные картины». Так или иначе, в поздний период жизни за ним прочно закрепился статус одного из ведущих британских художников XX века, и в настоящее время его работы высоко ценятся — несколько произведений входит в список самых дорогих картин.

Фрэнсис Бэкон родился 28 октября 1909 года в Дублине в доме № 63 по улице Лоуэр Бэггот. Его отец — капитан Эдвард Мортимер Бэкон, отставной военный, занимался разведением лошадей. Он происходил из старинного, но обедневшего рода. Мать — Кристина Винифред Локсли Бэкон, урождённая Фёрт, из семьи стальных магнатов из Шеффилда. В семье было пятеро детей — три сына и две дочери, которых воспитывала няня Джесси Лайтфут. С няней Бэкона связывали дружеские отношения, продолжавшиеся до её смерти в 1951 году.

Во время Первой мировой войны семья переехала в Лондон, где отец Фрэнсиса служил в военном министерстве. В 1918 году они вернулись в Ирландию, однако там началась сначала война за независимость, а затем гражданская война. Это вынудило их постоянно менять место жительства. Из-за частых переездов, начальное образование Фрэнсиса ограничилось лишь двумя годами в школе Дин Клоуз в Челтнеме. Отец Бэкона, человек строгих нравов и пуританской морали, воспитывал сына сурово. Как вспоминал сам художник впоследствии, он заставлял его кататься верхом, хотя знал, какой губительный эффект оказывает присутствие рядом с Бэконом, страдающим хронической астмой, лошадей и собак. В 1926 году отец изгнал Фрэнсиса из дома после того, как застал его наряжающимся в одежды матери. Бэкон переехал в Лондон, где жил на 3 фунта в неделю, посылаемые ему матерью, а также перебивался случайными заработками.

В 1927 году Бэкон по настоянию отца совершил полугодовое путешествие в Берлин вместе с другом семьи Сесилом Харкорт-Смитом. Отец надеялся, что бывший военный положительно повлияет на Фрэнсиса. Однако по приезде они вступили в сексуальную связь. В Берлине Бэкон встречался с людьми искусства и посещал ночные клубы. Состоялось его знакомство с фильмами Сергея Эйзентшейна и Фрица Ланга. Как он сам отмечал позже, их работы оказали на него большое влияние, особенно «Метрополис» и «Броненосец Потёмкин». Следующие полтора года Бэкон провел во Франции, проживая у своей знакомой пианистки мадам Бокентен в Шантийи. Он изучал французский язык и посещал художественные выставки. Посетив выставку Пикассо в галерее Поля Розенберга в Парижe, Бэкон решил также заняться живописью. В начале 1929 года Бэкон возвратился в Лондон, поселился в доме № 17 по улице Куинсбери Мьюс Уэст в Южном Кенсингтоне и занялся дизайном интерьеров. В августе 1930 его работы появились в журнале «The Studio» как примеры «1930 года в британском декоративном искусстве». Тогда же Бэкон познакомился с Эриком Холлом, который на долгое время стал его любовником и спонсором, и Роем де Мейстром, австралийским художником-кубистом, с которым впервые опробовал рисование маслом.

В конце 1930 года он вновь посетил Берлин, где получил большой заказ на дизайн и реставрацию мебели. В апреле 1933 года он среди прочих художников принял участие в выставке в Мейор Гэллери, и его картина «Распятие, 1933», созданная под влиянием творчества Пикассо, была приобретена коллекционером Майклом Сэдлером. Однако, последующие работы были приняты хуже: картины и рисунки, выставленные в феврале 1934 года на его персональной экспозиции, продавались плохо и были отмечены негативной рецензией в «Таймс», а летом 1936 года ему отказали кураторы Международной Сюрреалистической выставки, сочтя его работы «недостаточно сюрреалистическими». После ряда неудач, Бэкон уничтожил большинство своих работ и некоторое время не занимался живописью.

Это часть статьи Википедии, используемая под лицензией CC-BY-SA. Полный текст статьи здесь →


ещё …

Самый пугающий английский художник: зачем Френсис Бэкон рисовал монстров?

Ф. Бэкон. Вторая версия триптиха. 1944. Тейт Британ, Лондон

Френсис Бэкон – самый шокирующий из английских художников XX века. Гениальный самоучка перевернул с ног на голову все современное искусство и заставил мир содрогнуться перед его монстрами. Распятие в виде кровавой туши, парализованный ребенок, оскаленная пасть без глаз и носа – вот обычный для Бэкона набор сюжетов. Его сломанные формы и мрачные краски пугают и отталкивают. Так почему же крупнейшие музеи мира мечтают заполучить хотя бы одну картину великого и ужасного?

Сын конюха

Ф. Бэкон. Кричащая голова. 1952. Йельский центр Британского искусства, Нью-Хейвен

Как водится, все началось еще в детстве. Френсис Бэкон родился в Дублине, в семье бывшего военного. Глава семейства Эдвард Бэкон владел большой конюшней и был настоящим деспотом. Он держал в страхе всю семью, требуя от детей беспрекословного послушания. Частенько эта строгость доходила до настоящей жестокости. Младшее поколение Бэконов регулярно пороли. А больного астмой Френсиса отец заставлял охотиться на лис, несмотря на то, что каждый раз столкновение с животными вызывало новые приступы болезни.

Но настоящая трагедия разразилась, когда отцу стало известно о гомосексуальности Френсиса. Мечтавший сделать из сына «настоящего мужчину», Эдвард Бэкон совершенно рассвирепел, обнаружив его переодетым в женскую одежду. Френсиса Бэкона с позором выгнали из дома, детство кончилось.

Освободившись от домашней тирании, молодой человек отправился в Лондон. Там он с головой погрузился в богемную жизнь: дорогие рестораны, многочисленные любовники, азартные игры и алкоголь. Словно наперекор отцу, он пустился во все тяжкие. И профессию выбрал себе совершенно не респектабельную – Френсис решил стать художником!

Ф. Бэкон. Живопись 1946. Нью-Йоркский музей современного искусства (МоМА), Нью-Йорк

Папа Римский

Живописи Френсис Бэкон, впрочем, никогда не учился. Ко всему, что он умел, он пришел самостоятельно.

Единственными его учителями были великие художники прошлого. Бэкон бесконечно перелистывал альбомы с иллюстрациями, разглядывая картины Веласкеса, Пуссена, Рембрандта, Энгра и Микеланджело. Его собственные работы 1940-1950-х годов стали вариациями на тему любимых художников.

Самые известные среди них – это парафразы картины Диего Веласкеса «Портрет Папы Иннокентия X». Бэкон считал этот портрет одним из величайших произведений искусства и рисовал его бесчисленное количество раз. Как признавался художник, больше всего его занимали роскошные красные оттенки папского одеяния и фона.  Хотя не исключено, что причина была не только в «роскошных красных». Рисуя Папу Римского, Бэкон изживал мучительные воспоминания о собственном отце.

Ф. Бэкон. Эскиз портрета Папы Иннокентия X. 1954. Частная коллекция

Ф. Бэкон. Эскиз портрета Папы Иннокентия X. 1989. Частная коллекция

На первый взгляд, кажется, что Бэкон действительно подражает Веласкесу: очертания фигуры, ракурс, сюжет повторяют оригинальный портрет Иннокентия X.

Но в действительности на картинах Бэкона почти ничего не осталось от Веласкеса. У Бэкона Папа окрасился в тревожные фиолетовые и грязновато-красные оттенки, а лицо заменила искаженная криком гримаса. У Веласкеса парадный портрет Папы – это прежде всего рассказ о его высоком статусе. Под пышным одеянием совершенно потерялось тело Иннокентия. Да и разве оно важно, если речь идет о самом духовном лице в мире – самом Папе Римском?

Бэкон перевернул все с ног на голову. Ему совершенно не важны ни статус, ни характер Папы. Все это ушло на второй план перед главной эмоцией картины – криком. Папа Бэкона весь превратился в этот крик: исчезли глаза, а лицо заполнил огромный разинутый рот. Кажется, что заточенная плоть наконец вырвалась наружу, и животное начало подчинило себе все остальное. Здесь Папа – больше не глава Римской католической церкви и не хитрец с портрета Веласкеса. У Бэкона Папа – это просто животное, животное из плоти и крови.

Еще одна любопытная деталь: Бэкон рисовал своего Папу по открыткам и репродукциям. Самой картины Веласкеса художник так и не увидел. Даже когда Бэкон приехал в Рим, где хранился портрет кисти Веласкеса, он отказался идти в галерею, потому что испугался встретиться лицом к лицу с оригиналом.

Распятия

Портреты Папы Римского – не единственные картины Бэкона на религиозный сюжет. Одна из самых популярных тем его творчества – распятие. Хотя художник и позаимствовал этот сюжет из христианского искусства, бэконовские распятия изображают на кресте не Иисуса, а каких-то странных существ. Ни то люди, ни то животные – больше всего они напоминают скелеты или окровавленные туши. Бэкон всегда подчеркивал, что его картины не имеют ничего общего с религией и что сам он ни во что не верит. Что же тогда означают эти распятые туши?

Ф. Бэкон. Три этюда к фигурам у подножия распятия. 1944. Тейт Британ, Лондон

Распятия Бэкон начал писать в 1930-1940-е годы, в преддверье Второй мировой. Ужас и жестокость войны в сочетании с трагической судьбой самого художника превратились в растерзанных существ, распятых на холсте. Это были образы вселенского страдания, войны, да и образы самого Бэкона – такой своеобразный автопортрет. Художник говорил, что его «Распятия» показывают то, что люди могут сотворить друг с другом: то, что происходило в печах Освенцима; то, что творилось на полях сражений в мировых войнах; то, что его родной отец делал с маленьким беззащитным мальчиком, больным астмой.

Когда Бэкона упрекали в излишней драматизации, он равнодушно пожимал плечами: «Невозможно быть более ужасным, чем сама действительность». Все самое страшное уже сотворили люди, а Бэкон лишь напоминает об этом. Поэтому  картины Бэкона столь пугающие – они рассказывают о боли и страдании слишком правдиво, а принимать мир в его несовершенстве не всегда просто…

Другие интересные статьи в рубрике «Арт-ликбез»:

Действительно ли «Мадонну в скалах» написал Леонардо?

Лондонские адреса Люсьена Фрейда

 

Фрэнсис Бэкон.

Одиноко стоящая фигура | Публикации

«В одном из своих писем Ван Гог говорит о необходимости подвергать реальность изменениям, которые становятся ложью более правдивой, чем буквальная истина. Это единственный возможный для художника способ вернуть глубину той реальности, которую он пытается отразить. Я считаю, что реальность в искусстве есть нечто в корне надуманное и что ее необходимо воссоздавать». Фрэнсис Бэкон, который художник

Существовало в Англии такое «Общество Бэкона», изучало философское наследие основоположника эмпиризма Фрэнсиса Бэкона (Bacon, англ.). А им все время приходили письма о плохом качестве бекона (bacon, англ.). Достали, короче. Измучили донельзя своими глупыми кляузами не по адресу. Люди вечным занимаются, а им тут все время про тленное напоминают. В общем, разместили они в прессе объявление, что «Общество Бэкона» переименовывается в «Ассоциацию памяти лорда Бэкона». Тут им приходит письмо: «Вместо того чтобы менять названия, вы бы лучше следили за качеством бекона».

Эту историю я прочитал лет сорок назад. С тех пор, когда речь заходит о каком-нибудь Бэконе – а их целая прорва, одних философов две штуки — или беконе, я ее рассказываю, и она пользуется неизменным и заслуженным успехом. Ну не мог же я ее тут не рассказать. Кроме того, этот Френсис Бэкон (1561-1626) – какой-то там прямой предок нашему Френсису Бэкону (1909-1992). Бекон тут тоже к месту оказался, поймете потом, почему.

А может, я просто оттягиваю время. Ибо у меня для вас плохие новости – Фрэнсис Бэкон* был очень глубоко отвратительным человеком. Он был атеист, игрок, пьяница, наркоман, гомосексуалист и еще любил переодеваться в бабское. В наше время, когда у нас кругом распустились и цветут хорошие традиционные ценности, душа такого плохого и опустившегося художника, конечно, никак не принимает.

Вот папа у него был хороший. Полноценный WASP, офицер, потом бывший офицер, конезаводчик – поставлял коней в королевскую армию. Строгий, конечно. Когда он увидел, как его шестнадцатилетний сынок переодевается в бабское, и еще узнал, что тот затевал безобразные половые акты с грумами из его конюшни, он приказал конюхам на тех же конюшнях выпороть сынка розгами, а потом выгнал его из дома, к дядьке, в Берлин – не исправили сынка розги чёта. Т.е. с насилием – я ж говорю, папа был семейный деспот – Бэкон был знаком с детства. Он еще родился и некоторое время жил в Дублине, где тогда насилие было практически нормой – там за независимость от Великобритании боролись.

Плюс астмой он болел, Бэкон-то. Из-за нее да еще из-за частых переездов образования он толком не получил. А в 1927 году, уже после Берлина, он оказался в Париже. Там ему по мозгам стукнули две вещи: выставка Пикассо и «Андалузский пес» Бунюэля и Дали. И решил Бэкон стать художником.

Учителем его стал взрослый дядька – он еще служил Бэкону любовником – австралийский художник Рой де Мейстр. Вот его работа.


Рой де Мейстр. Мастерская Бэкона

Нам она интересна тем, что на ней можно увидеть ранние работы Бэкона, которых осталось очень мало – в середине 30-х гг. он их в массовом порядке уничтожил по причине недовольства ими**. Какой-то декоративный экспрессивный сюрреализм, если такой существовал.

Вот еще его работы 30-х гг.


Портрет

 

Фигуры в саду

Тут тоже, конечно, сильно поночевал сюрреализм. А что будешь делать – он тогда одним из главных трендов в авангардизме был.

Потом, как теперь стало известно, началась война, и Лондон усердно бомбили. Бэкон служил в гражданской обороне и насмотрелся всякого, в том числе и искореженных человеческих тел. В 1944 году он делает свою первую знаменитую работу.

Три этюда фигур у подножия Распятия

 

Это, конечно, никакая не божественная история. Вообще, несмотря на свой атеизм, Бэкон сделал несколько работ на тему Распятия, но всегда это были работы про человеческое, про жестокость и страдание. Собственно, в таком подходе к теме ничего оригинального не было, так ее трактовали многие еще со времен Ренессанса. Повернул он ее нестандартно. Христа тут нет, этим он полностью убрал тему божественного. Есть только какие-то существа, видимо, соотносящиеся с родственниками и последователями Христа, присутствовавшими на казни – это следует только из названия. В принципе, эти монстры — просто некая живая плоть, у которой из всех ее многочисленных функций осталось две – дико страдать и жутко об этом страдании кричать. Все остальное – несущественно, поэтому и органов чувств, отвечающих за другие плотские проявления, почти нет. Ну, ухо еще торчит, на вход работает, т.е. опять же на страдание.

Безусловно, эта работа заставляет вспомнить «Гернику» Пикассо – своей экспрессией, животностью страдания – помните, там орущая, не ржущая, именно орущая лошадь, — и степенью символического обобщения. Дали тоже заставляет вспомнить, прежде всего, конечно, «Предчувствие гражданской войны» — опять же экспрессией и жуткими манипуляциями с телом.

Если сильно обобщить, то можно сказать, что главной темой Бэкона было существование плоти в мире, ее страдания, беззащитность, одиночество, конечность, изменчивость, наслаждение, ее экстремальный опыт, ее красота в любом, даже в расчлененном и уродском состоянии, потому что она все равно – живая***.


Парализованный ребенок, ходящий на четвереньках

 

Бэкон как алкан, наркоман и гей гораздо острее переживал приключения своего тела, нежели приличные граждане. Увлечения-то у него были все больше непристойные и осуждаемые, даже преступные****. Он хорошо знал, что дух живет в туловище, а не сам по себе, и от его, туловища, состояния во многом зависят его, духа, взлеты и падения. Собственно, мы тоже немного об этом знаем. Ну, бухали-то все. И на следующий день все жили. И сентенций о том, какими философами становятся люди, когда у них болит зуб, тоже много. Опять же, война была для Бэкона богатым источником знаний о жизни и смерти плоти.


Триптих на тему «Орестеи» Эсхила

 

Я вот тут по стандартной искусствоведческой привычке пытаюсь ввести творчество Бэкона в контекст искусства ХХ века, к чему-то его привязать, а это непросто. Больно он какой-то совсем отдельный персонаж. Вот пишут, что он к сюрреализму отношение имеет. Так ведь очень отдаленное, на уровне приема. Бэкон просто очень вольно сочленял куски человеческого тела***** и помещал их в странную среду, но он не описывал иные психические реальности и не звал бросить все и в них уйти как в царство свободы. 


Фигуры в движении

 

Еще Бэкона производят от экспрессионизма. Вот тут – да. Прежде всего, конечно, это полная и окончательная искренность Бэкона, на разрыв души. Его работы – это вопль отчаяния, потому что мир жесток, и человек в нем хрупок, несчастен и одинок, и одиночество это – окончательное и онтологическое, оно не преодолевается даже любовью, которая мало чем отличается от агрессии.


Фигуры на кровати


Две фигуры

 

И одиночество это еще и публичное – Бэкон, как представитель несимпатичного большинству меньшинства, об этом хорошо знал. Поэтому в его работах фигуры находятся в условном, слегка намеченном пространстве, которое не должно отвлекать от главного – этих самых фигур, словно выставленных на обозрение в чем-то, напоминающем прозрачные витрины, которые вдобавок еще и ограничивают свободу этих хорошо обозреваемых фигур.


Портрет Изабель Раусторн


Спящий человек

Тут еще фигура и сплющена, как лист в гербарии.

Еще с экспрессионизмом его роднит склонность к деформации.

 


Три этюда Люсьена Фрейда******

 


Этюд корриды

 

Как и там, у Бэкона эти деформации возникают из-за агрессивного влияния окружающей среды, скажем так. Мир корежит тела. Но не только поэтому. Тут это еще и признание в невозможности зафиксировать образ реальности, изменчивой, движущейся, без-образной, подвижной как ртуть.


Три наброска к портрету Люсьена Фрейда

 

Возможно, именно поэтому – ртуть – формы у Бэкона шарообразные. Хотя, скорее, шарообразные они потому, что тело такое же уязвимое и недолговечное, как надувной шарик – формы у него, действительно, как надутые.

Самое странное – не самое, конечно, это так, фигура речи — что искусство Бэкона, при всей его нелюбви к абстракционизму и, конкретно, к абстрактному экспрессионизму, по технологии близко к последнему. Ну, во-первых, он говорил, что живопись – это дело, скорее, руки, а не глаза художника. Т.е. по сути утверждал старый дадаистический принцип, что мысль рождается на кончике языка — в данном случае, на кончике кисти – на котором во многом стоял этот самый абстрактный экспрессионизм. Во-вторых, он пользовался многими его приемами: кидал в холст шарики краски, бросал тряпки, измазанные краской, брызгал краской на холст и отводил очень большую роль случаю. Он, допустим, начинал что-то писать – писал он без наброска — а первые мазки напоминали что-то совсем другое. Он это другое и писал. Т.е. свое представление о реальности как о чем-то изменчивом он превратил в формо- и смыслообразующий принципы.

Три этюда фигур у Распятия

Когда Бэкон красил эту работу, он вдруг запил на две недели. А когда он пришел в себя, то обнаружил на ней капли краски – что-то он делал с краской, пия, и случайно брызнул ею на работу (ни в коем случае он не писал – в пьяном виде он до работы себя не допускал). И он сохранил эти капли, и для наглядности обвел их кружочками – в центральной композиции, над кроватью.

Отсюда же, из изменчивости, и постоянные «наброски», «этюды», «штудии», встречающиеся в названиях его работ – это ведь означает, что представленная работа не есть что-то законченное, хотя она именно законченная и никаких дальнейших манипуляций с ней проделывать не предполагается.

Уже в 60-е гг. Бэкон стал одним из самых знаменитых и высокооплачиваемых художников в мире. И то, и другое ему было по барабану. От званий и премий он легко отказывался, деньги так же легко тратил на своих любовников и просто случайных соратников по бухлу. Если набрать в поиске «Фрэнсис Бэкон», то вывалится куча документов о нем, как о самом-самом – ценовые рекорды, разные топы и т.д. Ну и Фрэнсис Бэкон, который философ, между ними. Зачем я его сюда приплел, я не знаю. Надо же как-то заканчивать текст, а так даже несколько многозначительно получилось. Вот о Жане Лепелетье мало что найти можно.

БОНУС

Этюд к портрету папы Иннокентия X

 

Этюд к портрету папы Иннокентия X


Этюд к портрету папы Иннокентия X

Этюд к портрету папы Иннокентия X

Это вариации на тему знаменитой работы Веласкеса, вот этой.

Диего Веласкес. Папа Иннокентий X

Ну, тут вроде все понятно. Бэкон берет не папу-папу, а папу-человека и переносит его в пространство своего искусства. По поводу же первоисточника наш университетский преподаватель, знаменитый Иван Людвигович Маца, говорил так: «Это такой реализм, такой реализм – хочется подойти и плюнуть», имея в виду силу разоблачительного реализма Веласкеса. Бэкон тоже от этой работы шалел, настолько, что, живя в Риме несколько месяцев, так и не смог сходить и ее посмотреть. Боялся разрушить свое представление о ней, видимо.

 


Памяти Жоржа Дайера

 

Триптих май – июнь 1972

Эти две работы – о любовнике Бэкона. Он покончил с собой в день открытия огромной бэконовской выставке – выпил снотворное и алкоголь. Нашли его сидящим на унитазе. Так его Бэкон и изобразил.

 


Магдалена

 


Фигура в пейзаже

 


Женщина

 


Генриетта Мораес в красном


Распятие

Редкая работа 30-х гг. Похожа на рентгеновский снимок. Этими снимками Бэкон восхищался – они наглядно демонстрировали, насколько хрупко человеческое тело. Собственно, о этом и картинка.

 


Ориентир канонического ХХ века 

Этот триптих купил за 86,2 млн долларов Роман Абрамович в 2008 году.


Кадр из фильма «Броненосец «Потемкин»»

Бэкон считал кричащий рот самой красивой частью лица. Очень любил этот кадр. Сделал по нему работу:

 

Этюд к портрету няни из фильма «Броненосец «Потемкин»»

 


Распятие

Здесь, как и во многих других работах, появляется разделанная туша. Тушу и вообще мясо Бэкон ценил – это же квинтэссенция страдающей плоти. Кроме того, мясо красиво, хотя и ужасно. По этой причине он так любил «Папу Иннокентия X» — у него форма одежды напоминает цвет мяса. И работы Хаима Сутина. Помните, я в начале текста писал о беконе? Вот.

 


Подпись: Хаим Сутин. Коровья туша

 

Кровь на полу

Одна из поздних работ. Плоти нет. От нее осталась только кровь.


Пейзаж

 

* Чтобы больше не путаться во Френсисах Бэконах, гори они огнем, я просто Френсисом Бэконом буду называть того Френсиса Бэкона, который художник. А если мне придется писать про Френсиса Бэкона, который философ, то я так и буду писать – Френсис Бэкон, который философ. Это позволит вам не путать Фрэнсиса Бэкона, который художник, с Фрэнсисом Бэконом, который философ. Если же откуда-то появится третий Фрэнсис Бэкон – ну мало ли – я его тоже как-нибудь обозначу, не знаю еще, как. Это же пока неизвестно, что за Фрэнсис Бэкон.

** Он такие штуки и позже делал. Один мужчина вспоминал, как Бэкон увидел свою работу в витрине галереи, как она ему не понравилась, как он купил ее за 50 тыс. фунтов стерлингов и тут же порвал. И это была не разовая акция.

*** По этой причине Бэкон совершенно не любил абстракционизм и ругался на Ротко и Поллока.

**** Гомосексуализм в Великобритании перестал быть уголовкой только в середине 60-х гг.

***** Бэкон, как известно, работал не с натуры, а по фотографиям. Так ему было легче. Это, конечно, никакой не фотореализм, он не заменял реальность ее фотовоспроизведением. Просто со сфотографированным объектом легче работать – он не шевелится, с ним не нужно вступать в общение и т.д. Он и себя-то писал с фотографий. Так вот, Бэкон эти фотографии – глянец, репродукции, медицинские, спортивные и репортажные фотки, порнуху и т.д. – складывал так, что часть изображения исчезала в складках. А потом это перерисовывал.

****** Самое дорогое произведение искусства, когда либо проданное на аукционе. 142,4 млн долларов, в прошлом году.

 

Как Фрэнсис Бэкон стал самым несокрушимым титаном британской живописи?

Как ни крути, но Бэкон и почти через 20 лет после смерти кажется живее всех живых художников. Может, дело в том, что последующие поколения совсем разленились рисовать, а мазок Бэкона до сих пор всасывает в себя взгляд посетителя музея, словно сверхмощная адская воронка. А может, это потому, что Бэкон, родившийся в 1909 году, стал первым по-настоящему современным художником, увернувшимся от «арт-обстрела» бесконечных измов и объявившим себя равным только ­самому себе и той единственно важной секунде, за которую краска перетекает с кисти на холст? Или виноват художественный язык Бэкона – распятые свиные каркасы, скрученные в дугу двуногие, испускающие дух на унитазе, орущие благим матом католические священники со снесенными черепами? Весь этот беспрерывный апокалипсис плоти, давно ставший азбукой визуальной культуры, на которой выучилось не только современное искусство, но и дизайн, и кинематограф, и вся виртуальная реальность с ее пиксельными потрохами. Или все-таки дело в том, что этот демонический коротышка-макроцефал с циничной ухмылкой на неестественно круглом лице слыхом не слыхивал ни о какой башне из слоновой кости и жил, переползая из одного питейного заведения в другое и от одного интимного ­партнера к другому?

Главное, однако, вот в чем: Бэкон был и остается самым физиологичным художником всех времен.

Приключения плоти стали не только основным сюжетом его картин, но и лейтмотивом биографии. Он и рисовал на грубой, необработанной изнанке холста – проиграв однажды все деньги в Монте-Карло и не имея больше холстов для работы, ­Бэкон принялся заполнять обратную сторону уже нарисованных картин. «Это было откровение, – говорил художник. – Изнанка холста подошла мне куда больше – с нее ничего нельзя стереть; попав на холст, мазок остается на нем навсегда. Только такую картину я считаю произведением искусства». Кроме грубой фактуры полотна, не менее важным для Бэкона было и ощущение своего тела внутри мастерской – всю жизнь художник рисовал в крошечных студиях-чуланах, посреди неописуемого хаоса и беспорядка. «В детстве, когда я плохо себя вел, нянька часто запирала меня в шкаф на несколько часов. Ощущение скомканного пространства стало определяющим для меня – я могу работать только в таких условиях». Сидение в шкафу было не единственным телесным наказанием, которому близкие подвергли юного Бэкона. Отец, застукав однажды Фрэнсиса перед зеркалом в нижнем белье своей благоверной, снарядил кучера еженедельно производить над Бэконом-младшим сеанс элегантной порки кнутом. Ко всему прочему у будущего художника рано обнаружилась астма (вкупе с аллергией на шерсть животных), которую в то невинное время лечили морфином.

«Набросок головы Джорджа Даера» (1967), выставленный на Sotheby̓s в 2008-м за восемь миллионов фунтов.

Творческий подход к воспитанию отпрыска имел корни в богатой генеалогии семьи: Фрэнсис приходился прямым потомком своему тезке, философу Фрэнсису Бэкону, а прапрабабка художника была любовницей Байрона и адресатом посвящения его «Чайльд-Гарольда». Закаленный морфином и поркой юноша уже в 17 лет сбежал из отчего дома на съемную квартиру, чтобы предаться сладостному безделью, мелкому воровству из ближайших лавок и чтению Ницше. Вскоре, при непосредственном участии верной няньки (той ­самой), ­Фрэнсис нашел более серьезный способ ­заработать на жизнь – поместил в The Times объявление о готовности выступить «компаньоном для джентльмена». В качестве такового предприимчивый отрок провел несколько приятных месяцев в Париже (где испытал эстетический шок от выставки Пикассо) и Берлине самого пышно-декадентского периода («Для меня, жителя пуританской страны, одна прогулка по ночной Курфюрстендам была открытием Америки»). Вернувшись в Лондон, Бэкон решил попробовать себя на артистическом поприще – и уже к 25 годам состоялся в качестве преуспевающего дизайнера интерьеров.

Интересно, что «созревание» Бэкона-художника произошло достаточно поздно – сам Фрэнсис объяснял это тем, что он просто долго не мог найти подходящий предмет для запечатления. Епифания случилась в 1935-м в Париже. Тогда в течение одного дня Бэкон сделал две вещи, определившие его художественный стиль на полвека вперед – купил атлас болезней ротовой полости человека и посмотрел «Броненосец «Потемкин». Бэкон нашел свой вожделенный предмет: физиология крика, подсмотренная на ступенях Потемкинской лестницы, и флора гниющего рта из медицинской книги станут наваждением художника. По словам его биографа Майкла Пеппиа, «тот, кто сможет разгадать происхождение и значение этого вопля, подберет самый большой ключ к искусству Бэкона». Впрочем, нет ничего странного в том, что катализатором артистического самоопределения Бэкона стал именно кинокадр, а не скульптура или картина – художник, одержимый телесностью, прежде всего должен решить для себя проб­лему передачи движения. Бэкон, разумеется, эту проблему решил – его конвульсирующие сгустки плоти станут, наверное, самым эффектным образчиком запечатления движения в живописи. Недаром уже в более зрелом возрасте Бэкон увлекся коллекционированием фотографий и докинематографическими опытами Майбриджа – по словам художника, они служили ему моделями в той же степени, в какой натурщик является моделью для скульптора.

«Три наброска к портрету Люсьена Фрейда» (1969).

В конце 1930-х Бэкон познакомился с античной трагедией – в особенности его взволновали образы фурий-эвменид из эсхиловой «Орестеи». Кровожадная цитата из пьесы отца греческой трагедии – «Запах крови улыбается мне» – стала последней каплей, переполнившей бурлящий котел бэконовского воображения. Итогом стала картина, ставшая для Бэкона отчетом его канона (более ранние работы художник сжег, а те, что не смог, старался не допускать до арт-рынка), – триптих «Три наброска фигур у подножия распятия» (1944). Это ­именно тот Бэкон, которого мы знаем: троица фаллических мутантов с широко раскрытыми человеческими ртами на фоне томатно-оранжевых бэкграундов. Дебютировавшая на первой персональной выставке Бэкона в апреле 1945-го в атмосфере всеобщего ажиотажа по случаю окончания войны, картина стала сенсацией и тут же превратила Бэкона в самого горячего художника Англии. Что же касается связи кошмарного имажинариума с образами войны (которую астматик Бэкон пересидел в Хэмпшире), то сам художник, естественно, всячески ее отрицал – проблематика деформации плоти якобы волновала его куда больше. Отсюда, кстати, и его излюбленная форма триптиха – «образы всегда порождают во мне другие образы».

Бэкон сильно удивился успеху «Триптиха», но и обрадовался финансовым перспективам нового статуса. И именно тут начинается история Бэкона-бонвивана, развратника, пропойцы, чревоугодника и иконического старожила богемного Сохо. Продав на волне успеха «Триптиха» очередную картину, Бэкон сразу же умотал в Монте-Карло, где прожигал ­гонорар в течение двух лет, не нарисовав за это время ни одной картины. Страсть Бэкона к игре была всепоглощающей – еще во время войны его мастерская на Кромуэлл-плейс по ночам «подрабатывала» подпольным ­казино.

Вернувшись в Лондон, Бэкон вошел в долю нового питейного ­заведения The Colony Room, организованного энергичной еврейкой-лесбиянкой Мэрион Белчер.

Белчер «удочерила» Бэкона и платила ему 10 фунтов в неделю (плюс бесплатная выпивка) за привод клиентуры из своего круга. В «Колониальной комнате»­ Бэкон бывал ежевечерне все следующие 40 с лишним лет, и со временем этот шалман на Дин-стрит стал не меньшей достопримечательностью Сохо, чем Чайнатаун. Кто только не пил в «Колониальной» – Дилан ­Томас ­заблевал там ковер, принцесса Маргарет любила заскочить на стаканчик джина, а Кейт Мосс работала в баре официанткой.

Фрэнсис Бэкон, Париж, 1984 год.

Бэкон царил в The Colony Room на правах древнего божества – душа компании в неизменной двойке на белый свитер и кожаном плаще. Бэкон был вообще неравнодушен к кожаным вещам – но в отличие от фассбиндеровских косух предпочитал более сдержанные плащи и куртки, которые в лондонской артистической среде с тех пор называют не иначе как «бэконовскими». Обожал Бэкон и сочетание коричневых джинсов, рубашки и кожаной куртки, бывшее для него Сохо-версией «экзистенциального» look̓а париж­ского ­Левого ­берега. Ближе к старости мэтр переключился с затейливых триптихов на портреты друзей и собутыльников из The Colony Room, среди которых особое положение занимали любовники художника – и прежде всего его главный натурщик и самый трагический спутник Джордж Даер. Даер был странноватым скромнягой-воришкой из Ист-Энда, который как-то пытался забраться к художнику домой – да так и остался там на правах сожителя, собутыльника и музы. Портреты Даера и, разумеется, посвященный ему посмертный триптих – вершина «гуманистической» части наследия Бэкона, в том числе – по своему запредельному эмоциональному накалу. Даер был конченым алкоголиком, плохо вписывался в утонченную тусовку Бэкона и, кроме того, любил досадить патрону – разбрасывал марихуану по квартире, а потом звонил в полицию, несколько раз пытался демонстративно покончить с собой. В 1971-м Бэкон взял Даера в Париж на открытие своей ретроспективы – и уже вечером второго парижского дня художнику сообщили, что Даер умер в гостиничном номере от овердозы барбитуратов. Неудивительно, что после романа с Даером Бэкон нашел себе в том же Ист-Энде партнера попроще – тихого безграмотного юношу по имени Джон Эдвардс, с которым прожил в платоническом союзе последние 20 лет и которому завещал все состояние.

Фрэнсис Бэкон любил рисовать пьяный: «Когда я пью и рисую, то сам не понимаю, что делаю. И так чувствую себя гораздо свободнее». Маргарет Тэтчер называла его «человеком, рисующим эти ужасные картинки». В прошлом году Роман Абрамович купил его «Триптих 1976» за 55 миллионов фунтов. Он не верил в загробную жизнь. Он верил только в то, что можно потрогать своими руками, в то, что живет и движется. Он верил в то, что есть только то, что есть, а ничего другого нет и быть не может.

Материал был впервые опубликован в номере GQ за февраль 2010 года.

Фото: Getty Images

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

5 триптихов Фрэнсиса Бэкона | BURO.

Сегодня 105-й день рождения Фрэнсиса Бэкона. Деформированные, гротескные работы сделали его одним из главных живописцев ХХ века. Мы решили вспомнить знаковые произведения художника

Фрэнсис Бэкон, пожалуй, один из самых мрачных художников ХХ века. При этом его полотна неизменно хочется рассматривать. Человеческие фигуры кисти Бэкона в лучшем случае напоминают странные, «размазанные» фантомы, в худшем — хаотичные куски мяса (художник действительно не раз попадал под воздействие снимков боен и разделанного мяса). При этом однажды Бэкон умудрился сказать, что считает «мрачноватыми» полотна абстрактных экспрессионистов, безобидные на фоне его собственных работ. Неудивительно, что одним из главных поклонников художника стал Дэмиен Херст, известный своими расчлененными акулами и коровами.

Впрочем, творчество живописца вовсе не о деформации плоти или уродстве. Бэкон изображает трагичность существования, метания души, боль утраты, а порой просто экспериментирует с формой, пытаясь одновременно изобразить различные состояния и восприятия окружающего мира. Один из излюбленных жанров британца — триптих. К 105-летию Фрэнсиса Бэкона мы решили вспомнить его знаковые работы.

«Три этюда к фигурам у основания распятия». 1944

«Три этюда…» — первый и, пожалуй, самый известный триптих Фрэнсиса Бэкона. Художник избирает библейский сюжет и форму, традиционную для церковной живописи, будучи убежденным атеистом. Его герои — гротескные, пугающие фигуры, аморфные сероватые монстры с острыми зубками. Каждый из них выражает плач, вопль, тоску. Отказавшись от изображения людей, Бэкон максимально обобщает тему. На это рассчитан и оранжевый фон, который избавляет полотно от конкретных декораций и контекста. Сам сюжет распятия тоже условен: картина была написана в 1944 году, когда мир был потрясен ужасами войны. Получилась работа о страдании и ответственности человека за него вне времени и пространства. Триптих оказался очень оригинальной формой — в последующие годы Бэкон взял этот формат на заметку.

В 40-е: в начале 40-х молодой Бэкон, освобожденный от военной службы из-за хронической астмы, был призван в отряд гражданской обороны. В эту эпоху художник всерьез увлекается живописью. «Три этюда…», выставленные в 1945 году в галерее Лефевр, производят настоящую сенсацию. С 1946 года Бэкон участвует в крупных групповых выставках, продает свои первые картины. В 1949 году нью-йоркский МоМА приобретает для своей коллекции «Картину 1946». До 1950 года Бэкон живет в Монте-Карло, предаваясь страсти к азартным играм.

«Три этюда головы человека». 1953

Бэкон понимает, что триптих — отличный формат не только для абстрактных сюжетов, но и портретных работ. Впрочем, даже изображая конкретных людей (Люсьена Фрейда, Изабель Росторн, Джорджа Дайера и других), художник старается передать переживания человека вообще. Вплотную портретами Бэкон начнет заниматься с 60-х годов. «Три этюда головы человека» — предтеча будущих шедевров Бэкона-портретиста. Работа 1953 года напоминает раскадровку киноленты, скриншоты самых выразительных моментов какого-то фильма или «испорченные» смазанные снимки, которые делают в полицейском участке. Перед нами предстает один и тот же человек в разных ракурсах, позах, состояниях. Бэкон пытается отойти от статичного, фотографического представления о человеке, изобразить впечатление, возникающее при живом общении, когда люди говорят, выражают эмоции мимикой и жестами.

В 50-е: Бэкон возвращается в Лондон, несколько месяцев преподает в Королевском колледже искусств, начинает работать над знаменитой серией полотен по мотивам «Портрета папы Иннокентия Х» кисти Веласкеса. В 1954 художник представляет Великобританию на 27-й Венецианской биеннале. В 1957 году в Париже проходит первая персональная выставка Бэкона. А в 1959 живописец принимает участие в Documenta II и 5-й биеннале в Сан-Паулу.

«Три фигуры в комнате». 1964

На этот раз в центре внимания художника — пластика человеческого тела. Бэкон сталкивает вечные переживания человека и повседневность: его герои праздно лежат на кушетке, сидят на унитазе. Даже в столь прозаичной обстановке художнику удается передать трагичное состояние души: на это работают приглушенный, болезненно-зеленоватый фон, пустое пространство, в котором люди кажутся маленькими и беззащитными, изломы обнаженных тел, выполненных в несколько трупных, синюшных тонах.

В 60-е: Бэкон обзаводится постоянной мастерской, в которой десятилетиями будут рождаться его шедевры. Tate Gallery устраивает в 1962 году первую ретроспективу художника, а в 1963 в Музее Гуггенхайма в Нью-Йорке открылась его первая американская выставка. В том же году Бэкон знакомится со своим возлюбленным и источником вдохновения Джорджем Дайером. В 1968 году художник впервые побывал в Нью-Йорке.

Триптих «Май-июнь 1973». 1973

Этот триптих — одна из немногих сюжетных работ Бэкона, основанных на реальных событиях. Она посвящена смерти Джорджа Дайера, любовника художника. В октябре 1971 года в Гран-Пале в Париже открылась большая ретроспектива, представившая более 100 полотен Бэкона. Дайера нашли мертвым в номере отеля накануне вернисажа. Его смерть стала большой трагедией для Бэкона и не раз возникала в последующих работах художника. Для того чтобы покончить с собой, Дайер выбрал очень «бэконовское» место — уборную. На первой «створке» триптиха умирающий мужчина сидит на фаянцевом стульчаке, подобно первой из «Трех фигур в комнате», на втором полотне в свете тусклой лампочки Дайер отбрасывает жутковатую инфернальную тень, а на правой части работы — нависает над раковиной, на месте которой два «кадра» назад располагался унитаз (очередная фирменная условность художника). Абсурдность подобных декораций лишь подчеркивает трагический финал жизни человека.

В 70-е: Бэкон теряет Джорджа Дайера, но в 1974 году встречает Джона Эдвардса, нового спутника жизни и впоследствии своего наследника. В 1975 художник знакомится с Энди Уорхолом. Работы Бэкона выставляются в Мадриде, Барселоне, Мехико.

«Этюд к автопортрету». 1985—1986

Героями триптихов Фрэнсиса Бэкона становились абстрактные эмоции, обобщенные человеческие лица, его близкие друзья. Наконец, в триптихе 1985—1986 годов художник изображает самого себя. Он и раньше создавал автопортреты, однако эта работа, одна из поздних, служит своеобразной кульминацией творческого пути Бэкона. Если сравнить триптих 1944 года с «Этюдом к автопортрету», становится видно, как изменился «почерк» художника: на смену жестким, несколько рваным мазкам оранжевого фона первой работы приходит монохромное, гладкое исполнение второй. Как и монстры с «Трех этюдов. ..», художник устроился на стуле, безуспешно пытаясь занять удобное положение. Тело все же не самый удачный сосуд для мятежной души.

В 80—90-е: В 1988 году работы Бэкона выставляют в Третьяковской галерее. В 1990 художник посещает выставку обожаемого Веласкеса в мадридском Музее Прадо. Фрэнсис Бэкон ушел из жизни в 1992 году.

Фрэнсис Бэкон — фото, биография, личная жизнь, причина смерти, картины

Биография

Фрэнсис Бэкон с ранних лет отличался вычурным стилем и экстравагантностью поведения. Это отразилось в его картинах, которые стали образцом экспрессионизма.

Детство и юность

Фрэнсис Бэкон родился 28 октября 1909 года в Дублине, Ирландия. Его отец был потомком сэра Николаса Бэкона — старшего сводного брата философа и мыслителя Фрэнсиса Бэкона, а мать происходила из семьи владельцев Шеффилдского металлургического предприятия. Мальчик рос вместе с братьями Харли и Эдвардом, а также сестрами Иантой и Уинифред.

Глава семьи стремился вырастить из сыновей настоящих мужчин, учил их охотиться и ездить на лошади. Но Фрэнсис был слишком болезненным и слабым, чтобы оправдать надежды отца. К тому же у него обнаружилась тяга к переодеванию в женскую одежду, и отношения с родителем окончательно испортились, когда тот застал юношу примеряющим мамино нижнее белье. Единственной, кто понимал художника, была няня Джесси Лайтфут.

Embed from Getty ImagesФрэнсис Бэкон в молодости

По решению отца молодой человек отправился в Лондон, где жил впроголодь, получая скудное финансирование от матери. Чтобы сэкономить, Фрэнсис уклонялся от оплаты аренды жилья и начал участвовать в мелких кражах. Он пытался подрабатывать домашней прислугой и телефонистом в магазине женской одежды, но нигде не задержался надолго.

Вскоре парень, который еще в ранние годы осознал свою гомосексуальность, начал развлекать богачей, они делали ему дорогие подарки, угощали деликатесами и хорошим вином. Одним из любовников стал родственник по линии матери Сесил Харкот-Смит, к которому юношу отправил отец, надеясь, что тот сможет положительно повлиять на сына.

Поездка в Берлин оказала большое влияние на формирование интереса молодого человека к живописи. Он очутился в окружении немецкой богемы, посещал кинотеатры и выставки. Там Бэкон впервые увидел фильмы Фрица Ланга и Сергея Эйзентшейна. После этого парень отправился в Париж, где продолжил посещать картинные галереи и загорелся идеей стать художником.

Личная жизнь

Будучи гомосексуалом, мужчина не женился и не завел детей. На пике популярности его личная жизнь была частой темой для обсуждения в СМИ. Бэкона связывали отношения с Эриком Холлом, Питером Лейси и Джорджем Дайером. В последние годы он проводил много времени с Джоном Эдвардсом, с которым живописца связывали теплые платонические отношения.

Живопись

В 1929 году Фрэнсис вернулся в Лондон, где снял студию вместе с другом Эриком Олденом и няней. Он пытался работать дизайнером интерьеров, но услуги парня не пользовались спросом. В тот же период живописец разместил в журнале объявление, в котором описал себя как «спутника джентльменов». На него откликнулся брат Дугласа Купера, который помог молодому человеку устроиться оператором в лондонский клуб и развить навыки дизайна.

Embed from Getty ImagesАвтопортрет Фрэнсиса Бэкона

Первой картиной мастера, которая привлекла внимание общества, было «Распятие», вдохновленное «Тремя танцорами» Пабло Пикассо. Но работа была раскритикована, и парень почти на 10 лет прекратил рисовать. В этот период он приобрел иллюстрированную книгу о болезнях ротовой полости, которая поразила художника и отразилась на дальнейшем творчестве.

Когда началась Вторая мировая война, Бэкону удалось избежать призыва в армию из-за болезни — он страдал астмой. Молодой человек вызвался добровольно служить в гражданской обороне, но был вынужден уйти из-за обострения недуга. Тогда живописец вместе со своим любовником открыл подпольное казино.

Успех пришел к Фрэнсису в 1944 году, когда появилась картина «Три этюда к фигурам у подножия распятия», задавшая тон последующим работам в жанре экспрессионизма. После появления в галерее Лефевра работа была с восторгом принята критиками. В последующие годы мужчина много путешествовал и продолжал рисовать.

Фрэнсис Бэкон — «Три этюда к фигурам у подножия распятия» / TATE

Вместе с популярностью Бэкона захватила жизнь лондонской богемы. Он стал частым гостем казино и увеселительных заведений, обзаводился новыми знакомствами. Несмотря на мрачность и жестокость, царившие на картинах, в жизни живописец оставался остроумным и обаятельным, что сбивало с толку журналистов, приходивших брать интервью.

Вскоре наступила темная полоса в биографии знаменитости: последовательно умерли четверо его друзей, няня и любовник, которому мужчина посвятил серию портретов под названием «Черные триптихи». Фрэнсис все больше пил и рисовал преимущественно автопортреты, аргументируя этот тем, что у него больше не осталось близких людей, которых он мог бы изобразить.

Смерть

Художник умер 28 апреля 1992 года, причиной смерти стал сердечный приступ. Тело подвергли кремации, а прах развеяли. В память об экспрессионисте остались его картины и фото.

Картины

  • 1933 – «Распятие»
  • 1944 – «Три этюда к фигурам у подножия распятия»
  • 1953 – «Этюд по портрету папы Иннокентия X работы Веласкеса»
  • 1962 – «Три этюда к распятию»
  • 1964 – «Три фигуры в комнате»
  • 1966 – «Портрет Изабель Роусторн»
  • 1966 – «Портрет говорящего Джорджа Дайер»
  • 1971 – «В память Джорджа Дайера»
  • 1971 – «Автопортрет»
  • 1972 – «Обнаженная женщина в дверном проеме»
  • 1981 – «Триптих по мотивам «Орестеи» Эсхила»

Гротескные и честные картины Фрэнсиса Бэкона

Фрэнсис Бэкон рисовал боль, страх и гнев. Он хотел создать искусство, которое отражало бы грубые и честные эмоции. Его интенсивный, гротескный стиль изображал похожие на животных формы, человеческие фигуры, часто кричащие от ужаса.

Хотя Бэкон дебютировал как художник, когда ему было уже за тридцать, он быстро приобрел известность.

Тревожные образы Бэкона — сырое мясо, распятие, кровь и биоморфы, привлекло к нему внимание и укрепило авторитет Бэкона как ведущего послевоенного художника.

Он часто сосредотачивался на одном образе и регулярно использовал форматы триптиха и диптиха для своих картин — чтобы изобразить множество изменяющихся мотивов. Среди его серий были  распятия и кричащие папы.

Он достиг значительной славы и богатства при жизни. И при этом был мот.
Но это неважно – важно то, что он был ошеломительным, правдивым и новатором — его выдающиеся экзистенциалистские картины находили отклик в муках, переживаемых послевоенными поколениями, и даже сегодня у них много последователей.

На самом деле, картины Бэкона являются одними из самых востребованных в мире.

Кто такой Фрэнсис Бэкон?

Бэкон родился в Дублине, Ирландия, 28 октября 1909 года. Его детство было разделено между временем в Ирландии и Англии, в течение которого он проявлял интерес к моде и рисованию.
У Бэкона были плохие отношения со строгим отцом, и в 1926 году, когда Бэкону исполнилось 17 лет, они поссорились, и его попросту выгнали из дома. Драматичная история, правда?

Бэкон работал, где придется – и дизайнером интерьеров и телефонистом, периодически воровал – по мелочи. Его тайком поддерживала мать, но это были крохи.

В 1927 году отец предпринял отчаянную попытку вернуть сына к «нормальной» жизни.
Он настоял, чтобы Фрэнсис поехал на полгода в Берлин вместе с Сесилом Харкот-Смитом – родственником по материнской линии. Сесил обладал внешностью крутого самца. Кроме того, он тоже был отставным офицером – как папаша Эдвард, и тот не сомневался, что такая компания повлияет на его непутевого сына самым положительным образом — как же, как же — ведь такой мужественный мачо будет подавать ему пример!!!

Но Смит совратил его сына — вступил в связь с юным Бэконом практически сразу по прибытию в Берлин.

Из Берлина Бэкон уехал в Париж, где побывал на выставке Пикассо, которая окончательно снесла ему голову. Последние надежды капитана Эдварда Бэкона рухнули: Фрэнсис решил стать художником.


Он начал рисовать, находя вдохновение в искусстве Пикассо, медицинских фотографиях и сюрреализме.

А уже после войны, когда прошли годы экспериментов в живописи, Бэкон появился ошеломляющей, заметной фигурой на арт — сцене Лондона с выставкой трех Распятий в 1945.
Этот триптих рассматривается как кульминация ранних работ художника, и Предвестник его пожизненного интереса к эмоциональной и экзистенциальной послевоенной живописи.
«Брызжущая животной агрессией, во всех смыслах кричащая, бескомпромиссная работа «Три этюда к фигурам у подножия распятия» сходу поделила реальность на «до» и «после». Она мало кому понравилась. Впрочем, никто не сомневался: Бэкон – явление, с которым отныне придется сосуществовать и считаться».


Распятие, фрагмент

Несколько картин Бэкона исследуют изображение распятия, которое рисовали многие его вдохновители. Для художника распятие, казалось, воплощало глубокую эмоциональную бурю, чувствовавшую в человечестве после Второй мировой войны.



Кричащий рот
«Кричащий рот» остается одним из его самых знаковых мотивов.

С 20-ти лет художник собирал медицинские фотографии больных ртов, а затем, в 1935 году, увидел немой фильм Сергея Эйзенштейна «Броненосец Потемкин», в котором медсестра кричит от ужаса. Она вся залитая кровью. Эти образы слились в идею, которой он был одержим большую части его творческой карьеры.


Он жил полнокровной, бурной жизнью. Его обожали в казино и барах 😊. Он пил, бузил и скандалил. Случалось, едва стоящий на ногах Бэкон выступал с гневными обличающими тирадами в адрес, к примеру, «всех этих жалких размалеванных педерастов». Сам он притом нередко бывал густо накрашен и одет в кружевное белье. И при этом писал невероятные картины.

У него было много друзей – несмотря на его скандальный характер, его любили. Он дружил и с женщинами — натурщицей Генриеттой Мораес, куратором Прадо Мануэлой Мена Маркес, владелицей «Colony Room” Мюриэл Бэлчер. Отдельный пункт в этом списке – Изабель Роусторн – художница, вошедшая в историю еще и как единственная женщина, с которой у Бэкона, по его собственным словам, «кажется, что-то было».


Из-за чрезвычайно эмоциональной тематики и ультрасовременного стиля, искусство Бэкона потрясает. Его портфолио драматической, экзистенциалистской живописи продолжает рассматриваться как краеугольный камень послевоенного искусства, отражая травму, которую многие люди испытывали тогда и испытывают сегодня.

Несколько картин Бэкона фигурируют в списке самых дорогих: в 2013 году его работа «Три наброска к портрету Люсьена Фрейда» была продана за 142.4 миллиона долларов.

Как сказал мне один мой друг – Френсис Бэкон царапает душу. «Мне неудобно смотреть на его картины – как будто он докопался до чего-то внутри меня, что я сам не хочу знать. И это притягивает, и повергает в шок».
А как вам искусство Бэкона?


1960-е | Фрэнсис Бэкон

В 1962 году Бэкон был удостоен чести провести ретроспективу в галерее Тейт Британ в Лондоне, для которой он как раз вовремя завершил Три этюда для распятия . Бэкон ценил тему распятия с его историческими, культурными и религиозными коннотациями как «великолепную арматуру, на которую можно повесить все типы чувств и ощущений» . Три этюда к распятию знаменует возвращение этого предмета в репертуар Бэкона после последнего упоминания о нем в 1944 году.Однако Бэкон прямо упомянул об этом только в последний раз, в Распятие , 1965.

Три этюда к распятию вызвало немедленную череду крупномасштабных триптихов, таких как Три фигуры в комнате , 1964 и Три этюда Люсьена Фрейда , 1969.

В 1963 году в жизнь и искусство Бэкона вошла новая муза. Джордж Дайер, мелкий преступник из лондонского Ист-Энда, стал его партнером и героем многих картин, таких как Три этюда к портрету Джорджа Дайера, 1963.Портреты стали главной темой десятилетия. Бэкон утверждал, что предпочитал рисовать людей, которых он хорошо знал, и что многие из его натурщиков, такие как Генриетта Мораес, Изабель Росторн, Люсьен Фрейд и Джордж Дайер, были близкими друзьями или любовниками. Тем не менее, он не рисовал их с натуры, объясняя это тем, что «даже в случае друзей, которые придут и будут позировать, у меня есть фотографии, сделанные для портретов, потому что я предпочитаю работать по фотографиям, а не по ним». Многие из них. Фотографии были сделаны его другом Джоном Дикином, уличным фотографом и модным фотографом, ранее работавшим для Vogue , и чьи портреты Бэкон считал «лучшими со времен Надара и Джулии Маргарет Кэмерон».Примерно с 1960 года Бэкон заказал у него несколько серий портретов для использования в качестве рабочего материала, и многие из оригинальных серебряно-желатиновых отпечатков, часто скомканные, сложенные, порванные и частично разложившиеся, были найдены в его студии Риса Мьюза после смерти Бэкона.

Фрэнсис Бэкон — 323 произведения

Британский художник ирландского происхождения Фрэнсис Бэкон — один из самых выдающихся художников ХХ века. Бэкон родился в Дублине 28 октября 1909 года в семье англичан, недавно переехавших в Ирландию.Его семья переехала из Англии в Ирландию в послевоенные годы, но его домашняя жизнь стала напряженной, когда он вступил в период полового созревания и начал осознавать свою гомосексуальность. В 1926 году, будучи изгнанным из семейного дома, 16-летний Бэкон прибыл в Лондон с небольшими деньгами и без четкого плана. В следующем году он побывал в Берлине и Париже — там он увидел выставку Пабло Пикассо 1927 года, которая произвела на него глубокое впечатление. В конце 1928 года Бэкон вернулся в Лондон, где работал дизайнером мебели и интерьеров.Он начал выставлять некоторые из своих работ на студийных выставках с художниками Жаном Шепардом и Роем де Местром. Бэкон также встретил одного из своих первых покровителей, бизнесмена Эрика Холла, с которым у него были интимные отношения, которые длились более 15 лет. Бэкон начал переключать свою энергию на живопись, и в 1933 году он написал свою первую значительную картину « Распятие » (1933), которая показывает влияние Пикассо и его биоморфных форм.

Несмотря на некоторый скромный успех, Бэкон изо всех сил пытался жить своей работой.Он также стал недоволен своими ранними работами и уничтожил большинство картин того периода. В начале Второй мировой войны Бэкон был освобожден от военной службы из-за астмы, но он пошел добровольцем на гражданскую службу, где до 1943 года проработал в отделе предотвращения воздушных налетов. Три этюда для фигур у основания распятия (1944) привели его в центр послевоенной художественной сцены Лондона.В 1948 году Бэкон пережил веху в карьере, когда Музей современного искусства в Нью-Йорке приобрел картину Painting (1946). В это время Бэкон создал некоторые из своих самых известных и важных работ, серию «Голова» (1949), и начал серию кричащих пап, которые в значительной степени были вдохновлены «Портретом папы Иннокентия X » Диего Веласкеса «» (1650 г.). После долгого участия в сериале «Папа» Бэкон представил серию, вдохновленную картиной Винсента Ван Гога « Художник на дороге в Тараскон » (1888).Такие картины, как «» Этюд для портрета Ван Гога I «» (1957), представляют собой явный отход от предыдущих монохромных картин художника.

В 1961 году Бэкон поселился в Южном Кенсингтоне, Лондон, где оставался до конца своей жизни. Картины периода, такие как Три этюда к распятию (1962), были крупномасштабными триптихами, популярным форматом, который присутствует в работе Бэкона. В 1963 году ретроспектива Бэкона открылась в Музее Соломона Р. Гуггенхайма в Нью-Йорке, что еще больше укрепило его международный статус.Спустя годы, в 1971 году, на открытии своей большой ретроспективы в Париже он узнал о самоубийстве друга и бывшего любовника Джорджа Дайера. Многие последующие картины были посвящены этой теме, например, Триптих Март 1974 года (1974). На протяжении 1980-х Бэкон получил международное признание благодаря ретроспективе Тейт в 1985 году и международным выставкам в Москве (1988) и Вашингтоне (1989). Фрэнсис Бэкон умер от пневмонии 28 апреля 1992 года во время визита в Мадрид.

Более …

Фрэнсис Бэкон (28 октября 1909 — 28 апреля 1992) — британский художник-фигуралист ирландского происхождения, известный своими смелыми, гротескными, эмоционально заряженными и грубыми образами. Он наиболее известен своими изображениями пап, распятиями и портретами близких друзей. Его абстрактные фигуры обычно изолированы в геометрической клетке, как пространства, на плоском невзрачном фоне. Бэкон сказал, что он видел изображения «последовательно», и его работа обычно фокусируется на одном предмете в течение продолжительных периодов времени, часто в форматах триптиха или диптиха.Его продукцию можно в общих чертах описать как последовательности или вариации одного мотива; Начиная с 1930-х годов, проинформированных Пикассо, фурий, переходя к мужским головам 1940-х годов, изолированным в комнатах или геометрических структурах, кричащим папам 1950-х, животным и одиноким фигурам середины и конца 1950-х, портретам друзей 1960-х, нигилистическим 1970-м. автопортреты и более крутые, более техничные работы конца 1980-х.

Бэкон занялся живописью, когда ему было под 30, когда он работал декоратором интерьеров, бонвиваном и игроком.Он сказал, что его артистическая карьера была отложена, потому что он слишком долго искал темы, которые могли бы поддержать его интерес. Его прорывом стал триптих 1944 года «Три этюда для фигур у основания распятия», закрепивший за ним репутацию уникально мрачного летописца положения человека. С середины 1960-х годов он в основном создавал портреты друзей и собутыльников в виде отдельных панно или триптиха. После самоубийства его возлюбленного Джорджа Дайера в 1971 году его искусство стало более мрачным, обращенным внутрь себя и озабоченным течением времени и смертью.Кульминация этого более позднего периода отмечена шедеврами, включая его «Этюд для автопортрета» 1982 г. и «Этюд для автопортрета — Триптих», 1985–86 гг.

Несмотря на свое мрачное экзистенциалистское мировоззрение, укрепившееся в общественном сознании благодаря четкой и яркой серии интервью с Дэвидом Сильвестром, Бэкон лично был очень обаятельным и харизматичным, красноречивым, начитанным и открытым геем. Он был плодовитым художником, но, тем не менее, проводил многие вечера своего среднего возраста за едой, питьем и азартными играми в лондонском Сохо с друзьями-единомышленниками, такими как Люсьен Фрейд (хотя эти двое поссорились в середине 1970-х по причинам, которые ни для кого не было). объяснил), Джон Дикин, Мюриэл Белчер, Генриетта Мораес, Дэниел Фарсон, Том Бейкер и Джеффри Бернард.

После самоубийства Дайера он в значительной степени дистанцировался от этого круга, и, хотя его общественная жизнь все еще была активной, а его страсть к азартным играм и выпивке продолжалась, он установил платонические и несколько отеческие отношения со своим возможным наследником Джоном Эдвардсом. Искусствовед Роберт Хьюз описал его как «самого непримиримого лирического художника в Англии конца 20-го века, возможно, во всем мире», а вместе с Виллемом де Кунингом — как «самого важного художника тревожной человеческой фигуры 50-х годов прошлого века. 20 век.«Фрэнсис Бэкон был предметом двух ретроспектив Тейт и крупной выставки в 1971 году в Большом дворце. После его смерти его репутация и рыночная стоимость неуклонно росли, а его работы стали одними из самых известных, дорогих и востребованных. В конце 1990-х годов ряд крупных работ, которые ранее считались уничтоженными, в том числе портреты римских пап начала 1950-х и портреты 1960-х, снова появились, чтобы установить рекордные цены на аукционах. В 2013 году его Три исследования Люсьена Фрейда установили мировой рекорд как самое дорогое произведение искусства, проданное на аукционе. .

Это часть статьи в Википедии, используемой в соответствии с непортированной лицензией Creative Commons Attribution-Sharealike 3.0 (CC-BY-SA). Полный текст статьи здесь →


Подробнее …

Картины, биография, идеи Фрэнсиса Бэкона

Краткое изложение Фрэнсиса Бэкона

Фрэнсис Бэкон создал одни из самых знаковых изображений раненого и травмированного человечества в послевоенном искусстве.Заимствуя вдохновение у сюрреализма, кино, фотографии и старых мастеров, он создал особый стиль, который сделал его одним из наиболее широко известных представителей фигуративного искусства 1940-х и 1950-х годов. Бэкон сосредоточил свои силы на портретной живописи, часто изображая завсегдатаев баров и клубов лондонского квартала Сохо. Его предметы всегда изображались как сильно искаженные, почти куски сырого мяса, которые представляют собой изолированные души, заключенные в тюрьму и мучающиеся экзистенциальными дилеммами. Репутация Бэкона, одного из самых успешных британских художников 20-го -го и -го веков, еще больше повысилась во время повсеместного возвращения к живописи в «мире искусства» в 1980-х годах, а после его смерти он стал считаться некоторыми одним из самых влиятельных людей в мире. художники.

Достижения

  • Холсты Бэкона передают мощные эмоции — кажется, что кричат ​​целые картины, а не только люди, изображенные на них. Эта способность создавать такие сильные утверждения была основой уникального достижения Бэкона в живописи.
  • Сюрреализм и, в частности, биоморфизм, сформировали стиль Трех этюдов для фигур у основания распятия (1944), работы, которая положила начало репутации Бэкона, когда она была выставлена ​​в Лондоне в последние недели Второй мировой войны.Работа установила многие темы, которые будут занимать оставшуюся часть его карьеры, а именно способность человечества к самоуничтожению и его судьбу в эпоху глобальной войны.
  • Бэкон сформировал свой зрелый стиль в конце 1940-х годов, когда он развил свой ранний сюрреализм в подход, заимствованный из изображения движения в кино и фотографии, в частности, из исследований фигур в действии, произведенных ранним фотографом Эдвардом Мейбриджем. Исходя из этого, Бэкон не только открыл новые способы предложить движение в живописи, но и объединить живопись и фотографию в более цельный союз.
  • Хотя успех Бэкона основывался на его поразительном подходе к фигуре, его отношение к живописи было глубоко традиционным. Старые мастера были для него важным источником вдохновения, в частности, «Портрет Папы Иннокентия X » Диего Веласкеса (около 1650 г.), который Бэкон использовал в качестве основы для своей собственной знаменитой серии «кричащих пап». В то время, когда многие потеряли веру в живопись, Бэкон сохранял свою веру в важность этого средства, говоря о своих собственных работах, что его собственные картины «заслуживают либо Национальной галереи, либо мусорного бака, без чего-либо промежуточного.»

Биография Фрэнсиса Бэкона

Фрэнсис Бэкон родился в Дублине и был назван в честь своего знаменитого предка, английского философа и ученого. Его отец, Эдвард, служил в армии, а затем во время мировой войны работал в военном министерстве. I. В интервью критику Дэвиду Сильвестру Бэкон объяснил коннотации насилия в своих картинах бурными обстоятельствами своей ранней жизни. Британский полк дислоцировался недалеко от дома его детства, и он вспомнил, как постоянно слышал, как солдаты тренируются в маневрах.Естественно, положение его отца в военном министерстве предупредило его об угрозе насилия в раннем возрасте. Вернувшись в Дублин после войны, он достиг совершеннолетия в ходе первых кампаний ирландского националистического движения.

Купить Фрэнсис Бэкон — 1 оригинальное произведение на продажу

Биография Фрэнсиса Бэкона

Искаженные абстрактные формы Фрэнсиса Бэкона, самого влиятельного и оригинального художника-фигуратора второй половины 20-го -х годов века, запечатлели травмированную послевоенную эпоху.В основном сосредоточившись на портретной живописи, Бэкон, известный ночной гуляк, изобразил членов баров и клубов лондонского квартала Сохо. Эти большие, чем жизнь персонажи изображались изолированными и измученными, заключенными в клетки своего собственного экзистенциального кризиса.

Родившийся в 1909 году и выросший в Ирландии, Фрэнсис Бэкон чувствовал себя подавленным своим строгим воспитанием и воинственным отцом, а еще больше его раздражал расцветающий в то время гомосексуальность.Его первые набеги на искусство были на самом деле дизайном мебели, формы которой можно было увидеть во многих его картинах. Лишь когда он написал Три этюда для фигур у основания распятия в 1944 году, критики начали уделять ему внимание, и Бэкон начал период беспрецедентного развития как художника. К 1954 году Бэкон выставлялся в Британском павильоне на Венецианской биеннале. После смерти его возлюбленного Джорджа Дайера в 1971 году искусство Бэкона стало более рефлексивным и сосредоточилось на времени и смерти.Этот период был особенно успешным для Бэкона, и он завершил многие из своих величайших шедевров. В 1971 году, к удивлению художественного сообщества, Бэкону предстояла ретроспектива в Большом дворце в Париже — исключительная честь для живого художника. В 80-е годы Бэкон упростил свой живописный язык; его образные работы часто ссылались на человеческую форму, а не всегда изображали ее.

В 1985 году в лондонской галерее Тейт состоялась крупная персональная выставка, в которой было представлено 125 работ, а в 1988 году первой крупной выставкой в ​​Советском Союзе, посвященной западному художнику, стала ретроспектива Бэкона.Фрэнсис Бэкон умер в 1992 году как один из самых востребованных художников в мире, его результаты на аукционах сегодня достигают огромных сумм. Поразительно, что все еще возможно иметь ограниченное издание работы художника такого уровня.

Знакомство с Фрэнсисом Бэконом в 9 картинах

Фрэнсис Бэкон. Три этюда к автопортрету (1967) | © cea + / Flickr

Художник ирландского происхождения Фрэнсис Бэкон был одним из самых влиятельных художников Великобритании 20 века.Его гротескные, воздушные изображения блестяще отражают вневременную агонию человеческого бытия; одни работы исследуют жуткую тему неизбежной смерти, другие прославляют любовь и дружбу.

Один из классических триптихов Фрэнсиса Бэкона, Три этюда для фигур у основания распятия подробно исследует второстепенных персонажей, изображенных у подножия креста на религиозных картинах. Бэкон переводит их кажущуюся агонию и преданность в трех гибридных зверей, похожих на «Эвмениды, мстительные ярости греческого мифа», согласно Тейт.Впервые картина была выставлена ​​в 1945 году — в том же году были выпущены фотографии и фильмы о нацистских концлагерях. «Для некоторых, — продолжает анализ музея, — триптих Бэкона отразил пессимистический мир, открывший путь Холокосту и появлению ядерного оружия».

[B] Фрэнсис Бэкон — Три этюда для фигур у основания распятия (1944) | © cea + / Flickr

Изображая то, что MoMA описывает как «косвенное, но осуждающее изображение анонимного общественного деятеля», картина Картина является грубым проявлением реакции Бэкона на унизительные события Второй мировой войны.Над нижней половиной угрожающего лица центральной фигуры парит черный зонтик, возможно, отсылая к бывшему премьер-министру Великобритании Невиллу Чемберлену, которого часто фотографировали с зонтиком в руке. На фигуре черный костюм, формально украшенный желтой розой, установленный на жестоком фоне изрубленной коровьей туши. MoMA объясняет, что «мертвенный цвет лица и зубастая гримаса предполагают глубокую жестокость, скрытую за его внешностью», — объясняет MoMA — неприятное сопоставление, также подкрепленное кусками мяса, проткнутыми прямо над роскошным ковром, проходящим через комнату, напоминающую внутреннюю часть бункера Гитлера.

Одна из самых известных картин Бэкона, «Этюд по мотивам портрета Папы Иннокентия X Веласкеса», — одна из почти 50 визуализаций фигуры 17 века, созданных художником. Изображение Папы, созданное Диего Веласкесом в середине 17 века, послужило главным источником вдохновения для Бэкона, несмотря на то, что никогда не видел портрета лично. Но в то время как изображение Веласкеса собранно и авторитетно, Бэкон рисует хаос в вечном движении, запечатлевая своего объекта в вечном первобытном крике. Как отмечает Центр искусств Де-Мойна, где находится картина, изображение Бэкона Папы Иннокентия X является явной отсылкой к знаменитой сцене Линкор Потемкин , в которой женщина беззвучно кричит после выстрела через очки.

Фрэнсис Бэкон, этюд по портрету Папы Иннокентия X Веласкеса Живопись | © libby rosof / Flickr

Еще одна картина, вдохновленная картиной Веласкеса Портрет Папы Иннокентия X (ок. 1650), Фигурка с мясом — тревожное изображение Папы Иннокентия X, сидящего перед разрезанной пополам тушей коровы. Туша — распространенный мотив, который проходит через все работы Бэкона, результат давнего увлечения художника мясными лавками и признательности старых мастеров за изображения мяса в натюрмортах.Включение Бэкона туши — прямое напоминание о том, что в конце концов смерть ждет каждого из нас.

Фрэнсис Бэкон, Фигура с мясом (1954) | WikiCommons

Спустя почти 20 лет Бэкон вернулся к теме своей картины 1944 года « Три этюда для фигур у основания распятия». Но вместо призрачных зверей этот более поздний триптих демонстрирует три ужасные сцены бойни. Бэкон рассматривал Распятие как парадигму как личных, так и коллективных человеческих страданий, которые, по мнению покойного художника, лучше всего представлены в виде убитых животных — возможно, символов убитой невинности или, возможно, примеров неизбежной гибели.Бэкон считал, что животные могут предчувствовать надвигающуюся гибель, экзистенциалистская концепция, к которой он относился и пересматривал на протяжении всей своей карьеры. «Мы мясо», — сказал он. «Мы потенциальные трупы».

Фрэнсис Бэкон познакомился с Джорджем Дайером в начале 1963 года. К тому времени Бэкон был одним из самых уважаемых британских художников, и он вспоминал историю их первой встречи как волнующую; а именно, что он поймал Дайера, который ворвался в его студию. Дайер, почти на 15 лет младше Бэкона, станет любовницей и музой виртуозного художника. Три этюда к портрету Джорджа Дайера был написан на раннем этапе их отношений, «когда страсть Бэкона к молодому человеку была наиболее острой», — объясняет Christie’s. «Это было завершено в период наибольшего личного и профессионального удовлетворения в карьере Бэкона».

Фрэнсис Бэкон (1909–1992) Три этюда к портрету Джорджа Дайера холст, масло — Триптих каждый: 14 x 12 дюймов Написана в 1963 году. Смета: 50 000 000–70 000 000 долларов. Реализованная цена: 51 767 500 долларов / 40 067 724 фунтов стерлингов / 46 518 628 фунтов стерлингов

Продано более чем за 23 000 000 фунтов стерлингов на Sotheby’s London, Три этюда к портрету Люсьена Фрейда были написаны на пике карьеры Бэкона.Но что делает этот триптих особенно значимым, так это его сюжет. Наряду с Бэконом Люсьен Фрейд был одним из самых уважаемых британских художников. Эти двое также были неразлучными друзьями, что придает мягкости рендерингу Бэкона. «Среди этих феноменальных исследований персонажей блестящий цвет, драматические мазки и анализ лицевого пейзажа на трех полотнах настоящей работы поистине исключительны», — сказал Sotheby’s о шедевре.

[B] Фрэнсис Бэкон — Три этюда к портрету Люсьена Фрейда (1964) | © cea + / Flickr

Поздний триптих Бэкона с изображением Люсьена Фрейда необычен своей цветовой палитрой.В то время как художник обычно использовал глубокие насыщенные оттенки бордового, оранжевого и черного, Три этюда Люсьена Фрейда довольно легкие и воздушные. В отличие от Три этюда к портрету Люсьена Фрейда (1964, выше), триптих Бэкона 1969 года изображает его друга (и художественного соперника) издалека. Заключенный в чистую призму, Фрейд кажется одушевленным, меняя положение на каждом кадре. Три исследования Люсьена Фрейда был написан в то время, когда отношения между Бэконом и Фрейдом были наиболее сильными.В последующие годы их дружба испортилась из-за профессиональной напряженности. Три этюда Люсьена Фрейда был продан на Christie’s в Нью-Йорке в 2013 году за рекордную сумму в 142 405 000 долларов.

Трехчастный автопортрет Бэкона, выставленный в Метрополитен-музее, был исследованием как черт, так и черт художника. психика. Глубина черного фона искажает взгляд зрителя на пространство, хотя каждый угол лица художника — несмотря на его размытость и нечеткость — дает ощущение плавного движения неземного.«Я ненавижу собственное лицо, — сказал Бэкон в 1975 году. — Я сделал много автопортретов, потому что люди умирали вокруг меня, как мухи, и мне больше некого рисовать, кроме меня».

[B] Фрэнсис Бэкон — Три этюда к автопортрету (1981) | © cea + / Flickr

Фрэнсис Бэкон | Christie’s

«Я жажду жизни; и я жадный как художник, — сказал британский художник ирландского происхождения Фрэнсис Бэкон. «Жадный к еде, питью, к людям, которые тебе нравятся, к волнению происходящего.’Вместе со своим современником Люсьеном Фрейдом Бэкон широко считается самым важным британским художником современности — мастером-самоучкой 20-го века, который прожил свою жизнь в богемном излишестве и чьи работы возродили фигуративную традицию благодаря уникальным исследованиям. человеческой фигуры во всем ее гротескном и изолированном виде.

Бэкон родился в Дублине, в семье английского дрессировщика скаковых лошадей. Он не имел формального образования. В 17 лет он уехал из дома в Берлин, а затем в Лондон, где работал декоратором интерьеров и дизайнером мебели и ковров.Бэкон начал рисовать и рисовать в Берлине, но только в 1931 году он начал заниматься своим искусством. Однако он не получил большого успеха ни у критиков, ни в коммерческом плане, и после разочаровывающего сольного шоу 1934 года его производительность резко сократилась. Это был его триптих 1944 года Три этюда для фигур у основания распятия , который привлек к нему более широкое внимание. В то время как его ранние работы были вдохновлены кубизмом и более поздними работами Пикассо, посвященными биоморфному искажению, Three Figures стал уникальным образным стилем.

К 1950-м годам Бэкон стал одним из самых неоднозначных художников в Великобритании и, вместе с Фрейдом и Фрэнком Ауэрбахом, стал ведущим светилом авангарда Сохо. В мире искусства, где доминировала абстракция, работы Бэкона были не только подчеркнуто образными, но и основывались на традициях фигурации, от распятий эпохи Возрождения, замеченных в Трех этюдах для распятия (1962), до работ мастеров барокко, ставших примером его бесконечных переделок. портрета Иннокентия X (ок.1650 г.). По мере того, как его карьера развивалась, искаженный биоморфизм превратился в более явную фигуру, что прекрасно видно в его шедевре конца 60-х годов, Три этюда Люсьена Фрейда (1969) и Этюд для автопортрета — Триптих (1985-86).

Картины Бэкона, наряду с картинами Фрейда, являются одними из самых ценных и важных произведений современного искусства в мире.

Фрэнсис Бэкон и искусство темного портрета | Али Питарг

Три этюда к портрету Джорджа Дайера (1963)

Первой картиной Фрэнсиса Бэкона, которую я когда-либо видел, была Три этюда к портрету Джорджа Дайера (1963).На самом деле это был его первый портрет Дайера, написанный через несколько месяцев после их знакомства. Мы находим черты лица Дайера искаженными, как если бы его лицо было поглощено темным фоном. Это было адаптировано из фотографий, сделанных Джоном Дикином, одним из близких друзей Бэкона из района Сохо. Я помню, что думал, что он имеет сходство с The Picture of Dorian Grey — романом Оскара Уайльда о молодом человеке, который достигает вечной молодости, но взамен должен содержать портрет самого себя, который иллюстрирует уродство его души.Конечно, душа Джорджа Дайера отличается от души развратного вымышленного персонажа, такого как Дориан Грей, но мне показалось интересным, как и Фрэнсис Бэкон, и Оскар Уайльд преподносили безупречную манеру поведения своих юных подданных.

Я до сих пор восхищаюсь тем, как он смог исказить образ своей возлюбленной и превратить его в довольно демоническую фигуру. Я сразу почувствовал, насколько сложна их динамика. Фактически, все портреты Дайера излучают смешанные чувства боли и удовольствия.И это заставило меня понять, что такой портрет может родиться только из близкого знакомства.

Это заставило меня задуматься о том, как я воспринимаю окружающих меня людей. Я спрашиваю, насколько мы готовы смотреть дальше человека за пределы того, что кажется им на самом деле. Особенно, если это означает раскрытие нелестных и устрашающих сторон их личности. Когда Фрэнсис Бэкон рисовал Джорджа Дайера, особенно в работах после его смерти, мы можем только ошеломить множество возможных уровней сложности, которые развивались на протяжении их отношений.

Триптих, август 1972 г.

Многие утверждают, что работы Бэкона после смерти Дайера относятся к повествованию о том, как он смирился со своей утратой. Однако, несмотря на то, что он сам признал, что это было самое близкое, что он когда-либо подходил к созданию повествования в своих произведениях искусства, он никогда не был из тех, кто заставляет все идти по кругу. Когда я смотрю, например, на Триптих , август 1972 года , я вижу статичную историю. На левой панели изображен Дайер, на правой — Бэкон, а на центральной панели показаны их две абстрактные фигуры, занимающиеся агрессивной любовью.Правая панель показывает Дайера с высоко поднятой головой, исчезающего в темноте на заднем плане, в то время как левая панель показывает Бэкона в торжественном созерцании в союзе с духом за его спиной. Его не покидают любовные и нежные воспоминания о Дайере, его голова опущена, а его разваливающаяся фигура остается на переднем плане сцены. Он показывает, как потеря не имеет конца, и что вам остается вспомнить, что позади вас.

Гений Фрэнсиса Бэкона — его отвращение к откровенности повествования. Он подавляет открытое повествование, даже используя свою методологию использования триптихов (трехпанельных картин) и диптихов (двухпанельных картин).Вместо этого он изображал своих подопечных как переживающих длительные периоды, не имевшие смысловой нагрузки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.