Граффити современное искусство: Ошибка 404: такой страницы не существует

Содержание

Граффити – искусство или вандализм?

В рамках темы месяца «Уличная культура и стрит-арт» приглашенный редактор Design Mate Александр Мущенко размышляет об истории и природе граффити, его ценности, как искусства, и о том, как относиться к граффити в современном мире.  

Александр Мущенко Продакшн-директор Музея стрит-арта в Санкт-Петербурге#AlexanderMushchenko

На этот вопрос можно дать простой ответ. Граффити может быть вандализмом. И искусством тоже. Является оно вандализмом или нет зависит лишь от того, где и с какой целью оно создано. То, что этот вопрос возникает, говорит об отсутствии сформировавшегося отношения к феномену граффити и о широком интересе к нему как со стороны обывателя, так и со стороны участников профессионального сообщества.

Но самое главное здесь отнюдь не соотношение искусства и вандализма. Вопрос скорее в том, является ли граффити искусством, что это такое и как к нему относиться в условиях современного мира. В эпоху постмодернизма искусством может быть все, что угодно. Фактически, на вопрос о причастности граффити к искусству необходимо ответить каждому из нас. Только для того, чтобы ответ был объективен, необходимо знать, что такое граффити, какое место оно занимает в современной культуре и какова история его происхождения.

В первую очередь, отметим, что термин «граффити» рассматривается в двух смыслах – в широком и узком. В широком смысле – от итальянского graffito («царапать») – это изображения или надписи, выцарапанные, написанные или нарисованные краской или чернилами на стенах и других поверхностях. Данный термин известен достаточно давно и в данном контексте применяется преимущественно в среде историков. В узком смысле граффити — это субкультурное явление, ставшее значимой частью уличного искусства. В его основе лежит написание собственного имени или названия команды в как можно большем количестве мест. Чем в более опасном месте находится так называемый «кусок» (произведение), чем больше его тираж. Чем уникальнее стиль художника, тем больше степень уважения, которую он получит внутри сообщества.

Очень часто к граффити причисляют объекты стрит-арта, мурализма.

Это неправильно, потому что самая важная составляющая граффити — это шрифт. Чем он узнаваемее и сложнее, тем лучше. Еще одни отличие граффити от стрит-арта в том, что представители этого направления создают свои работы преимущественно для граффити-райтеров – им не важна оценка их произведения рядовым зрителем и случайным прохожим. Важен респект внутри закрытого комьюнити. А стрит-арт наоборот «работает» на обычного зрителя, взаимодействует с горожанами, городом, его архитектурой. Одним словом, с городской средой. Соответственно, сегодня мы рассматриваем граффити в более узком понимании субкультурного явления.

Исторически феномен граффити связан с Нью-Йорком. В конце 60-х-начале 70-х годов в городе сложилась нестабильная социальная атмосфера. Причин этому несколько: полным ходом идут процессы, связанные с джентрификацией (переселением населения из центральных районов в социальные районы, ставшие гетто на окраинах города), активизацией преступных групп и националистических организаций. Активные общественные изменения, вызванные в том числе нестабильной экономической ситуацией, накаляют обстановку в городе. В этом контексте будет уместно упомянуть о том, что появлению субкультуры граффити способствовало наличие криминальных надписей, которые выполняли чисто информативную функцию: они сообщали о занятости района той или иной бандой. Стены становились инструментом коммуникации в рамках криминального сообщества. Таким образом, последовавшее появление субкультурного граффити в Нью-Йорке во многом навеяно криминальной эстетикой.

Фактически, временем появления граффити принято считать 1971 год. В этот год на первой полосе The New York Times выходит знаменитое интервью под заголовком «Taki 183 Заводит друзей по переписке», в котором было впервые представлено новое молодежное явление – граффити, и в частности история Тaki из 183 района, который в течение долгого времени писал свое имя по всему Нью-Йорку. Данная публикация повлекла за собой появление множества подражателей, движение начало развиваться в геометрической прогрессии и в последующие 10 лет (в том числе благодаря подъему хип-хоп культуры) превратилось в настоящую субкультуру со своими правилами, понятиями и традициями.

Безусловно, с точки зрения обывателя эта культура (или скорее, контркультура) враждебна городскому порядку.

Она вторгается в частное и государственное владение, отрицает право собственности и установленные нормы морали. Но зная предпосылки появления граффити и социальную обстановку того времени, мы можем прийти к заключению, что этот феномен фактически является коммуникационным каналом как между участниками сообщества, так и с окружающим миром. Надписи на стенах, являющиеся именами (никнеймами) художников, говорят о существовании этих людей. Надписи, сделанные на поездах, становятся посланием благополучному центру из гетто и символом зачастую бессознательной борьбы против классового неравенства: «Смотрите, мы есть, хотя вы нас не видите». В условиях развития городов, как системы управления гигантскими массами людей, подобного рода действия можно трактовать, как борьбу индивида за городское пространство, подчиненное четким, не поддающимся сомнению правилам.

В данном контексте интересны мысли французского философа Ги Дебора, который писал о том, что урбанизм является новым эффективным средством для сохранения классовой структуры власти. Поэтому выход индивида в городское пространство с деструктивными посланиями во многом связан с изменением статуса города во второй половине XX века. Феномен нью-йоркского граффити – лишь один из примеров такой борьбы. Но нужно понимать, что схожие процессы происходили во Франции конца 60-х годов, когда во время студенческих выступлений, известных как Красный май, одним из основных инструментов коммуникации выступали художественные практики, осуществляемые в городском пространстве. Также интересен пример Берлина, в котором стена стала символом противоборства двух политических систем и местом для проявления жителями своего отношения к тем или иным политическим и социальным процессам. Таким образом, обладая необходимой информацией, мы можем сформировать собственное отношение к граффити. Причем эти мнения могут быть и позитивными (если рассматривать граффити в контексте борьбы молодежи за городское пространство) и негативными (если рассматривать граффити в контексте порчи имущества — вандализма).

Теперь что касается вандализма и граффити. В общественном мнении эти два понятия чаще всего синонимичны. Однако это не совсем справедливо, т.к. граффити далеко не всегда является вандализмом. С правовой точки зрения «вандализм это осквернение зданий или иных сооружений, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах». С первого взгляда может показаться, что к данному толкованию можно отнести любое граффити. Однако объективная сторона преступления выражается в действиях, оскорбляющих общественную нравственность. И такими действиями могут быть нанесения непристойных рисунков, оскорбительных текстов, бесцельной порчи имущества, порчи исторических памятников и т.п. Таким образом, отнести граффити к вандализму с точки зрения законодателей можно в строго определенных случаях, например, надписи на общественном транспорте, надписи на исторических памятниках.

Что касается значения слова вандализм в культурной сфере, чаще всего его понимают как одну из форм деструктивного поведения человека, в ходе которого уничтожаются или оскверняются предметы искусства, культуры.

Как и в случае с правовой оценкой вандализма, это определение делает акцент на умышленной порче объектов, обладающих высокой культурной и исторической ценностью. Как мы видим, феномен граффити нельзя отнести к вандализму и поставить между ними знак равенства. Поэтому рекомендуем разделять эти два термина и использовать их в правильном месте и в нужный момент.

Интересно и то, что уличная реклама воспринимается нами как нечто естественное, но часто наносит гораздо больший ущерб чем граффити и при этом не считается вандализмом.

Это немного странно, потому что фактически граффити является саморекламой и визуально в городской среде очень часто считывается как рекламная вывеска. Быть может, просто еще не прошло достаточно времени для того, чтобы мы привыкли к этому новому явлению и перестали завышать его общественную опасность? Тут есть над чем подумать.

И последнее. Граффити стало своеобразным мостом, по которому в город вышли уличные художники, отдалившиеся от субкультурной составляющей граффити, увидевшие интерес в работе с городским пространством.

И эти художники, работающие с городской архитектурой, с актуальными темами, визуально вписывающие свои произведения оказали очень большое влияние на глобальную культуры. Некоторые города фактически стали музеями под открытым небом, эти работы стали визитными карточками городов, они легитимны, а их художники популярны и востребованы. Граффити, образно говоря, плохой парень, старший брат стрит-арта, без которого бы младший не смог найти дорогу в городском пространстве. И уже только за это можно относиться к этому проявлению молодежной культуры более снисходительно. К тому же, очень часто мы забываем, что граффити-райтеры, что бы нарисовать свою работу, идут на очень большой риск, берут на себя ответственность, которая гораздо выше нанесенного ущерба.

Но так ли велика общественная опасность от действий, связанных с нанесение рисунков на поверхности городского пространства? Этот и другие вопросы, связанные с историей развития уличного искусства отражены в книге лауреата премии Сергея Курёхина Игоря Поносова «Искусство и город».

Видя очередное произведение на стенах свежевыкрашенного дома, мы не знаем, как к нему отнестись: какие критерии оценки использовать, нравственные, эстетические или правовые?

«Граффити и стрит-арт. Актуальность в современном искусстве»

Цикл лекций «Граффити и стрит-арт. Актуальность в современном искусстве»
5, 12, 19 июня (по средам) в 19.00

В июне резиденты «Дома Маклецкого» «Любовь – стрит-арт во благо» проведут цикл лекций, посвященный уличному искусству. «Любовь» – проект стрит-арт художников с разных концов России, главная цель которых – использовать стрит-арт во благо. Проект обращает внимание на важные проблемы, а также занимается реализацией социальных проектов, направленных на улучшение жизни людей и окружающего пространства в городской среде.

Для людей, живущих в социуме, уже стало привычным, что в городском пространстве много различного информационного шума. Это наружная реклама, вывески, афиши, а также непонятные надписи, сделанные с помощью аэрозольной краски или маркера.

Иногда бывают и исключения, и попадаются большие объемные буквы, живописные фрески или муралы. Граффити и стрит-арт стали не только неотъемлемой частью нашей жизни, но и одним из самых актуальных видов современного искусства. Повсеместно художники уличной волны выставляются в крупных известных галереях, а огромные муралы постепенно приходят на смену безвкусной наружной рекламе. Как это произошло? Как это началось? Какой в этом смысл? Каково у этого будущее? Эти и другие актуальные вопросы мы постараемся осветить в цикле наших лекций.

В первой вводной лекции будет освещена тема истории появления граффити, его постепенного развития и плавного перехода в галерейное пространство. Мы рассмотрим терминологию и инструментарий, как художники монетизируют свои навыки, их психо-эмоциональную мотивацию к рисованию на стенах.

На второй лекции осветим тему стрит-арта более подробно, посмотрим, как он появился и чем этот термин отличается от граффити. Посмотрим самых ярких представителей на сегодняшний день, уделим внимание «феномену Бэнкси», как уличное искусство стало выставляться в крупнейших галереях и стоить больших денег.

Третья лекция-дискуссия с приглашенными гостями:
- Алексей Шахов, The Village Екатеринбург
- Александр Янг, Street Art Hunter
- Рома Инк, стрит-арт художник

Лектор: Денис Благо – представитель проекта «Любовь – стрит-арт во благо», занимается граффити и стрит-артом около 10 лет. Имеет профильное образование. Участник многих форумов, фестивалей и мероприятий, связанных с современным искусством. Художник занимается не только уличным искусством, также активно создает графику, живопись, кастом.

Вход свободный
12+

Следить за проектом «Любовь – стрит-арт во благо» можно здесь:
vk.com/loveandstreets
instagram.com/streetandlove/

Граффити как разновидность стрит-арта | Статья в журнале «Юный ученый»

 

В данной статье рассматривается история и особенности художественного жанра «граффити».

Ключевые слова: граффити, стрит-арт, современное художественное искусство.

 

Творчество играет важную роль в жизни каждого человека. Не зависимо от профессии, каждый из нас хочет получать удовольствие от работы, а это возможно только при внесении в рабочий процесс чего-то своего, иными словами, при наличии творчества. Стать профессионалом своего дела возможно только при наличии в работе творчества.

Можно сколько угодно перебирать знания, ничего не создавая, а можно меняться самому. Нужно стать способным к творчеству, научиться всё время удивляться миру, всё время видеть тайны и проблемы там, где другой ничего подобного не увидит. Творчество — это образ жизни.

Искусство Граффити в XX в. развивалось из простейших надписей, стилизованных «автографов» или авторских логотипов, которые «трудная» молодёжь писала, чтобы заявить о себе, приобрести авторитет, занять определённую социальную нишу.

Творчество граффити неустанно привлекает внимание современных художников, дизайнеров, архитекторов, стремящихся найти свой стиль, а не воспроизводить уже созданное. Ведь это не только одно из самых уникальных урбанистических направлений в хип-хоп культуре; это, прежде всего, искусство, с богатым прошлым и будущим. Из временного местечкового явления граффити преобразовалось в искусство с многими точками применения от декораций помещения, до оформления небольших предметов. Художественный стиль граффити можно встретить не только на улицах, но и в признанных мировых галереях.

Искусство граффити активно развивается, даже в самых отдалённых уголках нашей страны, в самых заброшенных деревнях можно увидеть надписи на стенах домов, асфальте, заборе. Не удивительно, что данное искусство существует и на улицах нашего города, являясь отражением нашей жизни и нас самих.

Данной темой я заинтересовалась в связи с личным увлечением современной живописью. Я веду художественный паблик в одной из социальных сетей и в один прекрасный момент я заметила, что всё современное искусство, в том числе и цифровое искусство, берёт своё начало на городских улицах. Искусство граффити переместилось со стен домов на стены в соц. сетей. Так что секрет современного художника в том числе заключается в знании истории и традиций Степень изученности данного вопроса постоянно углубляется в связи с актуальностью темы. Уличное искусство интересно в разных планах, таких как: социальный, искусствоведческий, психологический, исторический и др. Тема настолько богата и неоднородна, что материала может хватить как на реферат, так и на научную работу, а самое главное, что материал постоянно обновляется. Что касается актуализации данной темы, то она ещё долго будет одной из первых в очереди на изучение. Такая ситуация сложилась в связи с постоянным развитием уличного искусства, с ассимиляцией граффити в разных культурных средах, причём при изменении во всём мире «настенного искусства» можно найти общие черты. Другими словами, можно связать надписи в Нью-Йорке, Пекине и Калуге. Через данное искусство можно лучше понимать процессы, происходящие в обществе.

В качестве метода работы я выбрала исследование. На протяжении некоторого времени я искала в сети Интернет информацию о граффити, далее я изучала образцы данного искусства в моём городе и проводила параллели между изученной теорией и найденными мной образцами.

Стрит-арт. Обращаясь к обычной Википедии, нам дают понятие стрит-арта — это дословно переводится, как «уличное искусство». К нему относятся постеры, трафареты, скульптурные инсталляции. Чаще всего стрит-арт могут спутать с уличным вандализмом, но это не так.

Как говорил Гвидо Бисагни, талантливый стрит-артер: «Уличное искусство — это зеркало, в котором отражается жизнь города. Это следствие, а не причина хорошего или плохого состояния дел. Ведь очень многое зависит от этических качеств самого художника, который собирается создать художественное произведение, а не наоборот».

На слайде вы можете видеть примеры стрит-арта в нашем городе: фигура человека, которую установили неизвестные художники возле корпуса филологического факультета, расположенного на переулке Воскресенском, и обычную автобусную остановку в деревне Звизжи. Из приведённых примеров можно сделать вывод, что стрит-арт помимо художественной, может выполнять и вполне утилитарную функцию.

Многим знакомо одно из направлений стрит-арта, а именно — граффити.

Когда вы слышите граффити, вы, наверное, можете себе сразу представить всякие надписи на гаражах или не особо приличные надписи, выставляющую некую Машу, Любу или Наташу не в лучшем свете. Давайте теперь разберемся, что же такое граффити.

Слово «граффити» с итальянского переводится как «нацарапанный». Ведь самые первые примеры этого мастерства были выполнены в простой, словесной форме. История граффити берет начало еще в Древнем мире. Самые ранние примеры этого искусства датированы 30 тысячелетием до н. э. Это были всем известные наскальные рисунки, которые наносились на стены с помощью костей животных и пигментами.

Первые «граффити» — надписи и рисунки, в первоначальном значении сатирического и карикатурного характера, были обнаружены на античных памятниках и древних сосудах. Древние римляне наносили граффити на стены и статуи, примеры которых также сохранились в Египте. Граффити в классическом мире имели совершенно иное значение и содержание, чем в современном обществе. Древние граффити представляли собой любовные признания, политическую риторику и просто мысли, которые можно было бы сравнить с сегодняшними популярными посланиями о социальных и политических идеалах. Как проявление «низового» творчества, «граффити» заинтересовало многих художников, стремившихся освободиться от условностей и стереотипов. Работы Джоана Миро и Пауля Клее близки по стилю «картинам» уличного творчества. граффити ценилось Пикассо и Гюго. Нечто, подобное граффити, встречается и в пещерах древних людей, а также в Древних Египте и Греции. Граффити существовало в словесной форме только до 70-х годов прошлого столетия, т. к. пришли художники, которые начали использовать разные линии и цвета. Масштабность, индивидуальность, творчество ради души, а не для денег — вот чего хотели и хотят уличные художники.

Граффити могут представлять собой простейшие рисунки или надписи, но обычно это довольно сложные монохромные либо мультицветные композиции. Авторов Граффити называют райтерами — «писателями».

Уличное творчество приобрело множество направлений, течений. Также у каждого установилась своя индивидуальная манера. В период с 1969 по 1974 год начали появляться новые стили.

Виды граффити: Writing, Scratching, или scrabbing, Bombing, Tagging, Bubble letter, Blockbusters, Charaсter, FX или 3D style.

Writing пожалуй главный вид Граффити, поскольку writing обобщает практически все стили, в которых присутствуют буквы (а это основная масса граффити-рисунков).

Scratching, или scrabbing — это царапины которые вы видите в метро или в другом транспорте.

Bombing — экстремальный вид граффити, рисуется на транспорте, преимущественно на поездах. Отличительная черта, это скорость с которой появляется рисунок, при этом зачастую страдает детализация мелких деталей, по причине недостатка времени на рисования граффити.

Tagging — это по-простому подпись граффитиста, его ник. Важно отметить, тэги должны ставиться на своем граффити, когда его рисуют лишь бы где — это вандализм.

Это один из самых первых стилей в граффити, для него характерно написание дутых больших букв и объемность форм, с английского переводится как «пузырь».

Blockbusters — простой стиль рисуется иногда даже одним цветом, отличающийся большими, широкими, часто трехмерными буквами, с

Charaсter — в нем используются образы мультипликационных персонажей, часто с какой-либо репликой, исполненные в стиле комиксов.

FX или 3D style, «объемный стиль» — отличительные особенности этого стиля понятны по названию, стиль отличается абсолютным объемом создаваемых образов.

Еще один больной вопрос — взаимоотношения с городскими властями. Сколько существует граффити, столько оно подвергается гонениям. Стоящие на страже закона и порядка твердят, что роспись муниципального имущества, представляет серьезную угрозу обществу. Немало райдеров поплатились за свое творчество внушительными штрафами, кое-кто угодил за решетку. Во многих мегаполисах граффитистам в свое время отвели так называемые “законные стены и дворы”. Но официально разрешенных площадей на всех желающих не хватает. Сегодня к услугам райтеров прибегают представители различного бизнеса: магазины, стоянки, кафе и даже гос. учреждения. Это делается с целью облагораживания города, маркетингового хода, рекламы какого-либо события. Сегодня дизайнер-оформитель обязан быть образован в области современного искусства для успешного построения карьеры. То, что создавалось на улицах и не признавалось за официальное искусство, сегодня изучается в высших художественных образовательных учреждениях. Общественный заказ также велик, кому-то может потребоваться стилизация кафе под Нью-Йоркские трущобы, кому-то под усыпальницу. Вы можете увидеть калужское кафе, двор гипермаркета, виды при въезде в город, разукрашенные бытовые помещения.

Подводя итог, нужно отметить, что изобразительное искусство «Граффити» во всей своей полноте присутствует в нашем городе и в нашей области. Правомерность этого присутствия колеблется от легальных заказов малого бизнеса, до полукриминальных разукрашиваний электропоездов. Исходя из этого можно сделать вывод, что наш город открыт мировым тенденциям искусства, более того, представители нашего края помимо следования общемировым традициям вносят свою лепту в формирование современного художественного искусства, а эта особенность в свою очередь является признаком здорового общества.

Граффити в современном городе Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

УДК 7. 038

В.Н. Ткачёв

ФГБОУ ВПО «МГСУ»

ГРАФФИТИ В СОВРЕМЕННОМ ГОРОДЕ

Граффити — специфическое явление современного города, порожденное его социальными потрясениями, экономическим неравенством, протестным движением. Граффити реанимировали идущую из древнейших времен практику информационной стенописи и стало средством тайного оповещения в криминальной среде американских городов, а вскоре и формой противозаконного развлечения городской молодежи. Наличие качественных изобразительных средств: красок, фломастеров, аэрозолей — способствовало быстрому развитию своеобразного уличного искусства в андеграунде и его фактически глобальному распространению. В России также существует вполне оформившееся движение райтеров (графферов), стимулированное событиями распада СССР и дальнейшими экономическими преобразованиями страны. Как искусство граффити достигло определенных эстетических высот, как социальное явление свидетельствует о духовной и моральной деградации городского сообщества. Возможны перспективы его легализации и слияния с официальным искусством.

Ключевые слова: граффити, стрит-арт, андеграунд, райтеры, стилевые школы, отношение официального искусства к стрит-арту, суперграфика, легализация граффити.

Современное уличное искусство выросло из практики «мечения» границ территории своего обитания локальными молодежными криминализованными группами. Истоки эпидемии — в США. Граффити первоначально использовались цветной молодежью гетто американских городов как средство фиксации своего контроля над районом символами, аббревиатурой, «посланиями», причем послание может пониматься в более абстрактном, высоком смысле, нежели просто обращение к прохожим или тайная информация наркоторговцев. Стилизация изображений, подписей, индивидуальных по стилю и почерку, стала основой поисков художественной манеры, удостоверяющей точную идентификацию рисунков по авторству и, таким образом, по признаку «хозяина территории». Конечно, в пограничной зоне разворачивались тайные стилевые войны (styles-wars) — c грубым уничтожением произведений соседа-соперника, их символическим или прямым оскорблением, а также демонстрацией более высокого качества своих работ по содержанию, изобретательности, виртуозности исполнения.

Рожденное в преступной среде, отражающее стихийный протест людей, загнанных в угол, занятие это привлекает своей остротой и выразительностью и тех, кто не принадлежит к «падшим» кастам, к «цветным» и «азиатам», освобождается от клейма примитивности и практикуется просто «из любви к искусству» [1].

Отсюда можно начать отсчет истории современных граффити как занятия свободных художников, не терпящих сотрудничества профессионалов и бравирующих презрением к специальному образованию.

Как заметила М. Купер во вступлении к книге Б. Олмквиста и Э. Хаглена «Writers united», «это очень персональная форма самовыражения, практикуе-

14

© Ткачёв В.Н., 2013

мая молодыми энтузиастами — уникальная комбинация авантюризма, искусства, ремесленных навыков и игры» [2].

Отметим сразу, что основным родовым компонентом этого занятия остается неистощимый азарт искателей приключений, мелких, пробных преступлений, извиняемых почти детским уровнем сознания, ибо в эту сферу самостийного творчества рекрутируется преимущественно молодежь не старше 15.. .20 лет.

Наслаждение риском шалости, подвигом самоутверждения перед сверстниками и подружками, преодоление комплекса страха, своеобразная инициация, вроде первой сигареты или понюшки наркотика, суть те дрожжи, на которых замешен азарт графферов.

Понятно, что легализация этого занятия — «коварный» прием городских властей — снимет главный интерес к шкодливому ремеслу, и оно тихо умрет.

Вот почему «настоящие» графферы — их самоназвание райтеры (writers) — избегают контактов с властями, даже идущими им навстречу (с предложениями предоставить поверхности для живописи, снабжением дорогими аэрозольными красками, организацией фестивалей — конкурсов и т.п.), редко выходят из тени на интервью, чураются связей с профессиональными художниками, не терпят надзора.

Социальной предпосылкой саморекрутирования российской молодежи в райтеры стала ее отстраненность от общественной жизни, налаженной когда-то в советские времена (детские и юношеские организации, кружки, художественные, спортивные, музыкальные школы). Пионерия и комсомол ушли в прошлое, школы бальных танцев и фигурного катания требуют финансового напряжения родителей и превращаются в инкубаторы социального неравенства [3].

По статистике, сегодня общественные организации охватывают не более 2 % российской молодежи. В США, для сравнения, 70 %. Так что социальная почва райтерства хорошо удобрена вынужденной готовностью молодых к самостоятельному поиску форм досуга, который управляется уличной стихией.

Кадры райтеров пополняются и сменяются быстро. И само по себе это особое возрастное явление стимулировано и поддержано целой группой факторов, позитивных и негативных.

Обилие свободного времени, анархия городской среды, наличие изобразительных средств, в т.ч. красок, выпуск которых расширяется за счет их активного использования райтерами (лицемерие, свойственное производству сигарет с сопровождающей надписью о вреде курения), тинейджерский азарт нерастраченной энергии и, с другой стороны, противостояние косной и, признаемся, не слишком щепетильной общественной морали провоцируют формирование сплоченных райтерских групп. Небезуспешна также деятельность СМИ по романтизации преступного мира, рекламированию, сознательно или по недомыслию, его жизненных приоритетов. Но граффити относится скорее к сфере виртуальных преступлений.

Возникает своеобразная игра со своими правилами и обеспечением, риском и «кайфом» тайного действа. Приятно почувствовать себя членом секретного союза, мстя обществу за его двойную мораль — декларируемую и «внутреннего» пользования. Те же мотивы, кстати, были катализатором возникновения движения хиппи.

В России, к счастью, граффити не приобрели функций пограничных знаков конфликтующих группировок, нет питающей среды для этнических противостояний. Даже в Москве — перекрестке миграционных процессов — при явной консолидации землячеств не сформировались территориальные национальные гетто. Пока... В принципе это возможно в будущем, но, пожалуй, эти явления уже не совпадут по фазе и у них разные векторы развития.

Московские граффити сейчас выявляют скорее индивидуальные амбиции райтеров, одиночек или групп. И конкуренция — двигатель прогресса — развивается в рамках выдвижения лидеров — креаторов стиля.

Мотивация к действию рождается в пределах реализации психологии возраста полового созревания. Это мальчишеские амбиции, безрассудность, тяга к риску и самоутверждению, стремление к лидерству, преодоление комплексов неполноценности и незащищенности. Может проявить себя и патология сознания, дефекты воспитания: агрессивность, мстительность, склонность к преступлениям «в стае», наркотическая неадекватность.

Все они придают тот или иной нюанс форме художественного выражения замысла «на стене». Группы, не чурающиеся наркотиков, не скрывают, что особого вдохновения и успехов в граффити они достигают в затуманенном состоянии, сообщающем работам максимальную раскованность и непосредственность передачи изображению сокровенных порывов души [4].

К подпольному искусству времен социального затишья тяготеют не озабоченные постоянным заработком люди, а относительно свободные подростки, деклассированные элементы или умеренные борцы с социальной несправедливостью.

Социальный процесс далек от решения художественной проблематики уличного искусства. Взятая на вооружение стихийными уличными демонстрациями лаконичная риторика заимствована и оснащением организованных шествий, и официальными лозунгами недавнего прошлого вроде броских, но абсолютно бесплодных по воздействию призывов, стерильно лояльных («народ и партия едины», «слава труду») или даже оппозиционных, имеющих, например, ксенофобскую окраску. Жизнь лозунга коротка: через небольшой промежуток времени он перестает восприниматься в визуальном пространстве и спокойно выгорает на солнце, никому не досаждая.

Черты художественно осмысленной графики, композиционной грамотности уличная практика росписей стала приобретать лишь с недавних пор, после появления изображений в виде меток-аббревиатур, имеющих образный и вербальный компоненты, допускающих быстрое исполнение и оттого формирующих специфическую стилистику уличных скорописей, вылившуюся в особое направление уличного творчества по формуле «нашкодить и скрыться!», заметнее проявившегося в цивилизованной части респектабельных городов. Но основные стилистические и художественные достижения отрабатывались в малопосещае-мых руинах брошенных предприятий, замороженных новостройках, в периферийных районах с населением, равнодушным к санитарному состоянию среды.

По стилистической дифференциации деятельности райтеров относительно стабильны Bubble letters (округлые буквы), Blockbusters (гигантские квадратные буквы с легким наклоном вправо — влево), Wildstyler («дикий» стилист — райтер, работающий в одиночку или в экстравагантной манере) и 3D, но композиционные находки, позволяющие говорить об оригинальном стиле,

редки; рядовые райтеры чаще пользуются базовыми, уже хрестоматийными приемами, «освежая» тексты разнообразными фишками и кереками.

Кроме того, выделяется школа граффити нью-йоркских гетто Oldschool (старая школа), характерная вначале безыскусностью и прагматикой изображений, функционировавших, как отмечено выше, в качестве пограничных знаков сфер влияния различных преступных кланов, а затем выработавшая практически весь спектр формальных приемов и изобразительных манер.

Понятно, что достижение определенных графических качеств изображения требует длительных тренировок и предварительного эскизирования.

Райтеры хорошо понимают, что успех конкретного тэггинга (красочного панно) зависит от качественных эскизов, при разработке которых используется опыт натурного обследования существующих и достойных подражания работ, журналы, посвященные этому занятию, собственная фантазия и воспитанный практикой вкус [5].

Райтерам, имеющим художественную подготовку, приходится решать противоречивые задачи: сохранить (или продемонстрировать) ощущение непосредственности рисунка как результата чистого наития, не скованного академическими навыками, или все-таки воспользоваться преимуществами профессионального образования, каким бы по уровню оно ни было. Для райтеров важно не перейти черту, отделящую стихию их «подсознательного» творчества от работы дипломированного художника. В этом есть свой резон. Покушение профессионала на имитацию манеры граффити разрушает шарм, который таит в себе уайлдстайл. Парадокс? [6].

Тем не менее, мост, связующий «самостийное» творчество и профессиональное, существует. Каждое новое направление в искусстве вырастает из про-тестной фазы, отвергающей консерватизм устоявшихся эстетических норм, выраженных в накопленных произведениях искусства. Бунтари от искусства черпают свой революционный энтузиазм в образах народного, почвенного искусства, которое никогда не имело рафинированных форм. Новаторам всегда импонируют простота и безыскусность как носители правды и истинно народного духа, не приемлющего снобизма и приторности академизма. Потому и в актах взаимовлияния сильнее выражены векторы заимствования официального искусства от народного творчества.

Полевая работа райтеров в зависимости от масштабов задуманного может быть выполнена индивидуумом мимоходом, в несколько секунд, или требовать длительной организованной деятельности целой группы. Наиболее успешна и весома групповая работа. Важным этапом является выбор места (участок стены, ограды) и его фиксация знаком «занято» или контуром предполагаемого тэггинга. На натуре проще додумать эскизную манеру окраски, оставляя, конечно, возможность экспромта, определить технологию и последовательность работы, распределение обязанностей, включая охрану, — ведь в некоторых странах уже действуют полицейские подразделения, специализированные на пресечении деятельности райтеров.

Для «выпуска пара», поиска путей легализации райтеров в рамках приемлемости их «вклада» в визуальный образ города или хотя бы смягчения напряженности в отношениях этих молодежных групп с городскими властями, а также установления над ними контроля и устраиваются упомянутые фестивали с приглашением иногда зарубежных коллег.

ВЕСТНИК

4/2013

Проведение таких фестивалей в помещениях цехов, из которых выведено производство, стало подсказкой для устройства в подобной среде претенциозных элитарных мероприятий — выставок авангардистской живописи, пер-форманса, амбициозных авторских экспозиций [7]. На Западе функционируют частные галереи, устраивающие выставки граффити, принимающие заказы на художественные работы в стиле стрит-арт.

Специфическая эстетика граффити привлекает не только предпринимателей — промоутеров молодежной моды, обновляющей дизайн одежды, аксессуаров, но и снобов от искусства, например, дизайнеров интерьеров, художников, украшающих аэрографическими страшилками капоты частных автомобилей. «Первобытной» стилистикой в технике граффити украшают свои багги участники соревнований на выживание, что вполне соответствует экстремальному жанру обоих занятий. В июне 2007 г. в Москве была проведена акция по раскрашиванию парковых скамей, установленных напротив Третьяковской галереи.

Как социальное явление граффити будут существовать столько, сколько позволит сцепление благоприятных для него обстоятельств жизни современного города и, конечно, оно оставит свой след в истории, дополняя ее культурное досье, как это было с европейским импрессионизмом, движением хиппи, помпейскими росписями [8].

Нынешняя хип-хоп-культура, в которую вписан и стрит-арт, оплодотворяет поиски «верхней», официальной культурой свежих форм выражения художественных и социальных идей или, по крайней мере, реанимирует и пространственно расширяет практику выноса живописных произведений на фасады зданий, реализованную некогда в Мексике художниками-монументалистами. Востребованность стрит-арта как естественной визуальной составляющей городской среды, освоенной для жизни обывателями, поощряет и лицензированных архитекторов и художников на подвиги, эстетский экстремизм которых значительно превосходит уровень безответственности дилетантов, пачкающих стены. Это, правда, крайний случай, иллюстрируемый, например, работами Ф. Хундертвассера, Ф. Гери и др.

В большинстве своем вызывающая, колористически резкая манера исполнения райтерами граффити-панно трансформируется в более мягкие, гармоничные и архитектурно грамотные композиции цветовых пятен на фасадах. О том, что необходимость утоления цветового голода актуальна, говорят утомительное однообразие вычурности и макетная монохромность новой «компьютерной» архитектуры, уплотняющей наши города, отнимающей у них человеческий масштаб и привычную образность насыщения городской среды соразмерными человеку формами и пейзажами, открытым куполом неба.

Пастельная колористика суперграфики новостроек выглядит слишком пресной в сравнении с энергетикой агрессивной живописи стрит-арта на уровне глаз прохожего. Так бывает, дисгармония и острота «дикого стиля» граффити становятся привычными и адаптированными для наших визуальных впечатлений, без них мир уже кажется обесцвеченным. Нужно учесть и психологический феномен: общество благоприятно реагирует не на ортодоксально положительную и навязываемую его мировоззрению идеологию, а на совсем противоположную систему взглядов, подавляемых официальными догмами, на оппозиционные, загнанные в андеграунд бунтарские идеи. Легкость, с какой

испарилось идеологическое влияние КПСС и распался СССР, подтверждает эту простую обратную зависимость, странным образом непонятую штатными жрецами партийной философии.

По привычке отвергая варварскую природу городских граффити, обитатели города с пониманием и признательностью относятся к уличной стенописи, которая может вырасти до функции суперграфики, но нередко остается в размерах и в нижних ярусах городского пространства, доступных «ближнему» рассмотрению и потому рассчитанных на более тонкую психологическую реакцию прохожего.

В ранге суперграфики настенная живопись решает задачи цветового камуфляжа обнаженных для обозрения брандмауэров домов в процессе реконструкции города, как это было в послевоенном Берлине.

Ныне суперграфика восполняет дефицит зрительных впечатлений, оживляя аскетизм монохромности зданий, образующих архитектурное сообщество квартала, но не выходя за пределы абстрактного рисунка. Такими колористическими приемами, благодаря разработкам доктора архитектуры А.В. Ефимова, значительно повысилась визуальная комфортность городской среды новых жилых районов Москвы [9].

Подобными приемами были украшены крупнопанельные дома неброской архитектуры в центре города Раменское.

Рискнули и московские власти поручить известным в своей среде райте-рам украсить торцовые стены многоэтажек. Начинание в общем полезное, но нужно учитывать разницу между стилистикой суперграфики и граффити и не расслабляться в архнадзоре, иначе город приобретет знойный облик перманентной южноамериканской ярмарки в дополнение к безграничной рекламе.

Совсем другое дело — росписи на уровне пешеходного движения, предполагающие короткую дистанцию обзора. В них есть сюжет, подробность деталей, «послание» зрителю. Удивительной теплотой и человечностью наполнены граффити-панно на улицах Лиона [10]. Некоторые из них представляют «обманки», изображая на глухой стене окна, двери, витрины, даже стоящих рядом людей. На улицах городов (в т.ч. в России) стали появляться скульптуры, изображающие простых обывателей, сказочных персонажей из любимых мультфильмов. Эти произведения искусства, покинувшие музейные залы, должны, по-видимому, смягчить сердца людей, остановить незримый накат волны жестокости в современном городе.

В небольшом городке Боровске художник В. Овчинников взял на себя эту культурную миссию. И на стенах домов появились ностальгические картины, изображающие семейные фотографии знаменитых в городе фамилий, пожарных команд, просто лирические сюжеты в сопровождении стихотворений. Изображения эти неяркие, неброские по размещению, форме, цвету. Да ведь и сам Боровск живет без претензий! Вероятно, есть свои особенности в уличной художественной культуре и других городов, по-своему преодолевающих негативную карму, накопленную горожанами.

Резюмируя сказанное, отметим еще раз, что стрит-арт возникает как естественная реакция на социальные события и имеет в этом смысле своих предшественников. Основная мотивация деятельности райтеров — вдохновение, творческий азарт, авантюризм, присущий в основном молодежи тинейджер-ского возраста. Это запретное (и тем притягательное) занятие опирается на

ВЕСТНИК /./ofMI

4/2013

добротную техническую базу и благодаря фанатизму своих апостолов распространяется со скоростью эпидемии. Несмотря на кажущуюся несерьезность, оно является индикатором весьма неординарных социальных явлений и предвосхищает перспективы цивилизации. Заслуживает внимания и тенденция современного официального искусства к маньеризму стрит-арта, оказывающая влияние на эстетический облик архитектуры города.

Библиографический список

1. Hansen R.F. The creative revolution and the politics. Underground Production ( Sw.). N 27, 2005, pp. 12—14.

2. Almqvist B., Hagelin E. Writers united. The story about WUFC — a Swedish graffiti crew. Sweden, 2005. Introduction, p. б.

3. Костиков В. Народ у театрального подъезда // АиФ. 2007. № б. С. 5.

4. Ткачев В.Н. От петроглифов до граффити. M. i ЫГСУ, 2010. 10б с.

5. CODE RED i graffiti magazine. 200б. № 2—3. 170 с.

6. Галуцци Ф. Пикассо. M.-СПб. i Белый город, 1998. б3 с.

7. Алексеев В. Арт-пространство // Art Best-seller. 2007. № 1. С. 5—7.

8. Помпеи: сгинувший город. Исчезнувшие цивилизации. M. i Терра, 1997. 1б8 c.

9. Ефимов А.В. Колористика города. M. i Стройиздат, 1990. 272 с.

10. Benoit F. Beaute de Lyon et du Beaujolais. Geneve-Paris, Minerva, 1992, p. 15, 17.

Поступила в редакцию в январе 2013 г.

Об авторе: Ткачёв Валентин Никитович — доктор архитектуры, профессор кафедры проектирования зданий и градостроительства, ФГБОУ ВПО «Московский государственный строительный университет» (ФГБОУ ВПО «МГСУ»), 129337, г. Ыосква, Ярославское шоссе, д. 2б, [email protected]

Для цитирования: Ткачев В.Н. Граффити в современном городе // Вестник ЫГСУ 2013. № 4. С. 14—21.

V.N. Tkachev

GRAFFITI IN THE PRESENT-DAY CITY

Graffiti is a specific phenomenon of the modern city originating from social upheavals and economic inequality as a movement of protest. As a practice, graffiti goes down into the ancient times as a means of information-intensive wall paintings and a system of alerts in the criminal environment of the US cities; later it converted into the criminal entertainment for the urban youth. Availability of high-quality paints, felt-tip pens, aerosols has contributed to the rapid development of this kind of street art, and it has a global scale now. In Russia, there is a movement of Martinez (graffiti writers) that emerged in the aftermath of disintegration of the USSR and further painful economic reforms in the country. Graffiti as an art has reached certain aesthetic heights, while as a social phenomenon it personifies both spiritual and moral degradation of the urban community. The author considers potential prospects of its legalization and consolidation with the mainstream art.

Key words: graffiti, street art, underground, writers, style school, relationship between mainstream art and street art, supergraphics, legalization of graffiti.

References

1. Hansen R.F. The Creative Revolution and the Politics. Underground Production (Sw.).

No. 27, 2005, pp. 12—14.

2. Almqvist B., Hagelin E. Writers United. The Story about WUFC — a Swedish Graffiti Crew. Sweden, 2005, Introduction, p. 6.

3. Kostikov V. Narod u teatral'nogo pod"ezda [The Folk at the Theatre Porch]. AiF Newspaper, 2007, no. 6, p. 5.

4. Tkachev V.N. Ot petroglifov do graffiti [From Petroglyphs to Graffiti]. Moscow, MGSU Publ., 2010, 106 p.

5. CODE RED Graffiti Magazine. 2006, no. 2-3, 170 p.

6. Galutstsi F. Pikasso [Picasso]. Moscow - St. Petersburg, Belyy gorod publ., 1998, 63 p.

7. Alekseev V. Art-prostranstvo [Space of Art]. Art Best-seller. 2007, no. 1, pp. 5—7.

8. Pompei: sginuvshiy gorod. Ischeznuvshie tsivilizatsii. [Pompei: the City That Has Vanished. Civilizations That Have Disappeared]. Moscow, Terra Publ., 1997, 168 p.

9. Efimov A.V. Koloristika goroda [Urban Colouristics]. Moscow, Stroyizdat Publ., 1990, 272 p.

10. Benoit F. Beaute de Lyon et du Beaujolais. Geneve-Paris, Minerva publ., 1992, p. 15, 17.

About the author: Tkachev Valentin Nikitovich — Doctor of Architectural Sciences, Professor, Department of Design of Buildings and Urban Planning, Moscow State University of Civil Engineering (MGSU), 26 Yaroslavskoe shosse, Moscow, 129337, Russian Federation; [email protected] ru.

For citation: Tkachev V.N. Graffiti v sovremennom gorode [Graffiti in the Present-day City]. Vestnik MGSU [Proceedings of Moscow State University of Civil Engineering]. 2013, no. 4, pp. 14—21.

Искусство на грани вандализма: известные стрит-художники о граффити | Искусство | Культура

В выставочном центре Artplay открылась необычная выставка. Художники, привыкшие рисовать на улицах, были приглашены в классический зал с белыми стенами, где им была предоставлена возможность показать своё искусство. Как таковой концепции и единой идеи у выставки нет: как и на улицах города, выставка создавалась стихийно, и самые разные произведения известных и начинающих художников из России и других стран соседствуют и уживаются друг с другом в выставочном зале. Проект «Артмосфера» призван дать стимул для развития уличного граффити в Москве, способствовать обмену опытом между отечественными и зарубежными художниками и, кроме того, показать, что московские власти поддерживают современное уличное искусство.
На открытии присутствовал заместитель руководителя Департамента культуры Москвы Владимир Филиппов, который в разговоре с корреспондентом АиФ.ru высказал позицию московского правительства по отношению к уличному искусству: «Город по-разному пытался бороться с нелегальными граффити, но опыт показал, что только лишь запретами ничего решить нельзя, это не работает. Если город будет "закрываться" и называть уличное искусство вандализмом, то ни к чему хорошему это не приведёт. Существует пример государств, которые по-прежнему считают граффити чем-то исключительно противозаконным. В них не перестают рисовать на стенах, при этом вандализма становится больше, чем в тех городах, где власти сотрудничают с художниками».

Guido Bisagni

  • Псеводоним: 108
  • Италия
  • Граффити занимается более 20 лет

Граффити я стал делать в 1991 году, когда мне было 13 лет. Я катался по городу на скейте и рисовал. Первые граффити, которые я увидел, были в Швейцарии и Милане. Начинал я с классических примеров: с «тегов», букв. Этим я занимался все 1990-е годы, но в начале 2000-х я по-другому стал смотреть на искусство и вышел за пределы только лишь граффити. Уличное искусство — неотъемлемая часть городской среды, показатель состояния общества, и чем оно качественней, глубже, тем лучше обстоят дела с культурным уровнем жителей города.

Guido Bisagni. Фото: АиФ / Екатерина Изместьева

Граффити: вандализм или искусство?

Вандализмом чаще всего занимаются подростки, которые в этом ищут выход своим эмоциям, нередко разрушительным. Но нужно понимать, что, во-первых, их к этому подталкивает вся наша современная культура, а во-вторых, если вдуматься, граффити — далеко не самый худший способ самовыражения, который позволяет реализовывать свой творческий потенциал. Поэтому я считаю, что власти должны тесно сотрудничать с художниками.

В остальном, уличное искусство — это зеркало, в котором отражается жизнь города. Это следствие, а не причина хорошего или плохого состояния дел. Ведь очень многое зависит от этических качеств самого художника, который собирается создать художественное произведение, а не наоборот. Поэтому, говоря о современном искусстве, мы должны помнить и обо всех процессах, которые происходят в мире.

К тому же, и я хочу обратить на это ваше внимание, уличное искусство уж точно наносит меньше вреда городской среде, чем реклама, разбросанная по всему городу.

Власти и уличные художники

В Италии мы не имеем никакой поддержки от городских властей, и это означает, что все художники сталкиваются с материальными проблемами. Это приводит к тому, что художникам приходится через силу создавать проекты, которые будут интересны большинству людей, и я считаю, что это очень плохо для искусства.

Расскажи о своей работе

На меня сильно повлиял русский художник Василий Кандинский, и поэтому, выбирая, что привезти на выставку в Москву, я решил остановиться на этих работах, в которых особенно заметно его влияние. Для меня в искусстве всегда присутствуют элементы волшебства, шаманизма. В этих работах я говорю о жизни, смерти, загадочной человеческой душе.

Guido Bisagni. Фото: АиФ / Изместьева Екатерина

Костя

  • Псевдоним: Zmogk
  • Москва
  • Занимается граффити 17 лет

Я рисую всю жизнь. Уж и не помню, кто и когда предложил порисовать баллончиком. Попробовал, и понеслось-поехало. Я считаю, что граффити — неотъемлемая часть любого крупного мегаполиса. Какую роль оно сейчас играет в Москве — сложно сказать, но то, что это не просто вандализм, а именно искусство, уже давно стало понятно всем. Даже власти начинают несколько иначе смотреть на уличных художников. Что вылилось в эту выставку.

Костя на фоне «Конфликта». Фото: АиФ / Изместьева Екатерина

Граффити: вандализм или искусство?

Для меня вандализм — это сознательное, умышленное причинение вреда собственности, как правило, архитектурным памятникам. Это бездумное рисование ради рисования. Многие уличные художники обывателям, возможно, кажутся вандалами, но они более продуманно создают свои произведения, они ведут диалог с архитектурной средой и жителями города.

Власти и уличные художники

Я считаю, что в городе должны «легализовываться» определённые стены и на этом контроль властей над художниками должен заканчиваться. В этом нет ничего сложного: в любом крупном городе есть куча всяких промышленных зон, длинных заборов или опор хайвея, которым рисунки уж точно не повредят. Естественно, туда придут не только художники, но и вандалы, и в какой-то момент это может превратиться в «кашу», но эта каша будет на «естественном отборе», который и есть суть уличного искусства.

Патриотические граффити: хорошо или плохо?

Я считаю, что политике не место среди искусства, и не надо эти вещи смешивать. Притом это спекуляция: вот, уличное искусство, мы делаем фасады. Хотя по сути это никакое не искусство, и никакого отношения к стрит-арту не имеет.

Расскажи о своей работе

Эта картина называется «Конфликт». Идею мне навеяли последние события в нашей стране и за её пределами, в результате которых у многих людей в голове что-то поменялось, и непонятно, почему. Люди, которые нормально общались многие годы, даже дружили, вдруг друг друга знать не хотят. Я этого не понимаю. У каждого могут быть свои взгляды на ту или иную ситуацию. Нельзя полностью отрезать себя и вычёркивать отовсюду своих знакомых.

Фото: АиФ / Изместьева Екатерина

Эрон Эрози

  • Псеводоним: Эрози
  • Голландия
  • Занимается граффити 20 лет

Граффити я занимаюсь очень давно, но на данный момент я не считаю, что это основное направление моей деятельности. Это, скорее, одна из составных её частей. Я считаю, что граффити — это искусство, которое позволяет даже не знающим шифра людям чувствовать то, что закладывал в рисунок художник.

Эрон Эрози. Фото: АиФ / Изместьева Екатерина

Граффити: вандализм или искусство?

Уличное искусство всегда в какой-то мере преступление. Но это маленькое, незначительное преступление, и, на мой взгляд, оно не несёт никакого разрушительного заряда. Из-за него никто не умирал, не распадались семьи и не рушился фондовый рынок.

Власти и уличные художники

Я считаю, что власти должны делать некоторые послабления для уличных художников. Нужно понимать, что, начав с примитивных рисунков, уличные художники переходят к более сложным формам, и для этого нужно несколько лет. В Москве, например, уличное искусство, по моему мнению, продолжает развиваться и скоро выйдет на новый качественный уровень, если власти не будут душить его в зачатке.

Расскажи о своей работе

Для меня граффити — очень быстрый, резкий, прямой вид искусства. Художники рисуют ночью, и чаще всего у них немного времени. При этом чаще всего граффити подразумевают особую форму. Это может быть тэг или надпись, и для проходящих мимо людей они ничего не несут, а для уличных художников являются шифром. Художники по-другому читают город и рисунки на стенах. Я считаю, что для каждого поколения существует свой язык символов. Интересно, что люди могут не понимать, что изображено на граффити, что означает символ, но могут чувствовать, что он означает. Именно этого я и старался добиться в своих работах. Все они совершенно абстрактны: они означают что-то определённое для меня, но зритель должен это почувствовать, а не прочитать.

Саша

  • Псевдоним: Trun
  • Санкт-Петербург
  • Занимается граффити 15 лет

Граффити я занимаюсь с 1999 года. Пришёл я к этому, как и все люди моего поколения: увидел рисунки, решил попробовать, получится ли рисовать так же. У меня получилось, и я нашёл себя в уличном искусстве.

Граффити, на мой взгляд, это показатель экономической развитости региона, и не более. Если есть граффити, значит, с экономикой всё в порядке. Если нет граффити, значит, ты находишься в стране третьего мира. Ведь это довольно дорогое занятие, для него нужны различные материалы, которые в своё время у нас было очень тяжело достать. Как раз из-за того, что Россия развивается экономически, сегодня с красками особых проблем нет.

Саша. Фото: АиФ / Изместьева Екатерина

Граффити: вандализм или искусство?

Есть такая поговорка: «В семье не без урода». Невозможно существование граффити без рисунков на улицах. Не может быть граффити без рисования на поездах. Это основная проблема, потому что сейчас правительство, так или иначе, задумывается, как бороться с граффити. Были попытки закрытия каких-то легальных граффити-мест, где можно было рисовать. Это не помогло. Люди рисуют просто быстрее и, соответственно, менее качественно. Это неправильно, нужно придумывать какие-то другие методы.

Власти и уличные художники

На самом деле, всё упирается в мотивацию. Если власти дадут молодому поколению возможность самореализации, дадут понять, что за счёт уличного искусства можно стать личностью, то никто не будет уродовать стены. Если ты дашь людям мотивацию и дашь им понять, что они нужны обществу, так или иначе, они будут созидать.

Патриотические граффити: хорошо или плохо

Я отрицательно отношусь к таким «граффити», но не могу судить художников, которые участвуют в этих проектах. Все отлично понимают, что в правительстве все деньги. Если ты подписываешься на какой-то правительственный проект, скорее всего, ты нормально зарабатываешь. Но откуда мы знаем, какая у художника ситуация? Может, у него ребёнок больной и ему нужны деньги на лечение, или ещё что-то. Я, например, не согласен, я бы не стал участвовать в таких проектах, а называть художника каким-то нехорошим словом — это лишнее.

Расскажи о своей работе

Это классическая моя работа. Я подобные вещи рисую на улице, и, наверное, это одна из причин, почему я и здесь захотел нарисовать именно такое граффити. Я хотел показать, что галерейное пространство для меня ничем не отличается от улицы. Что касается холстов, тут уже всё менее прозаично. У меня имя Trun, и здесь везде изображены буквы Т в различной стилистике. Когда меня спрашивают: «Ты можешь придумать какие-то описания к своим картинам?» — для меня всегда это ступор. Я назвал их просто — «Буква Т», «Т1», «Т2», «Т3», «Т4».

Фото: АиФ / Изместьева Екатерина

Паша

  • Псевдоним: Wais
  • Россия, живёт в Бангкоке
  • Занимается граффити 14 лет

Граффити я начал заниматься где-то в 2000 году. До этого я уже рисовал. Где-то в 2006–2007 годах мои граффити начали трансформироваться в арт-объекты. Я начал рисовать на больших форматах, на фасадах и на холстах.

Уличное искусство в городе всегда было и всё время будет. Просто со временем стихийные рисунки трансформируются в арт-объекты, то есть люди уже рисуют огромные форматы на 5–6-этажных домах, и на это горожане смотрят уже по-другому.

Паша. Фото: АиФ / Изместьева Екатерина

Граффити: вандализм или искусство?

Это зависит больше от маркетинга, от того, как зрители к этому относятся. Сегодня разрисованный кусок вагона метро могут продать за бешеные деньги, и купивший его, безусловно, будет считать его искусством.

Власти и уличные художники

Сотрудничество с властями обязательно должно быть. В Москве в этом смысле произошли глобальные подвижки. С прошлого года здесь начался проект, в ходе которого художники разрисовывают фасады домов. Это здорово, потому что это поднимает экономику Москвы, делает город красивым, а художникам даёт простор для творчества. Я считаю, что правительство должно давать волю художнику. Если работа будет проходить под тотальным контролем, то это уже коммерция, это уже не искусство.

Патриотические граффити в Москве — хорошо или плохо?

Я не стал бы называть такие рисунки уличным искусством. Это просто пропаганда. Правительство хочет донести информацию людям, хочет настроить народ определённым образом и использует художников.

Расскажи о своей работе

Всё началось в 2000 году, с граффити. Тогда я рисовал плоские шрифты, а потом вдруг переключился на объёмные. Это были рисунки в 3D-формате, и после этого уровня у меня деформировалось восприятие. Я начал накладывать кусок на кусок, букву на букву, и это превратилось в своеобразный калейдоскоп. Как таковой информации или какого-то смысла это не несёт, это просто абстракция: я считаю, что любое творчество — это энергия человека, то, что он видит и пытается показать, а зритель должен её чувствовать.

Фото: АиФ / Изместьева Екатерина 

Наташа

  • Псевдоним: Флокси
  • Санкт-Петербург
  • Граффити занимается более 5 лет

Граффити я стала заниматься потому, что влюбилась в мальчика-граффитчика, и вскоре сама втянулась в это дело. Каждый по-своему относится к уличному искусству, и очень часто сложно бывает сказать, что есть уличное искусство, а что — нет. Для меня это именно творчество, которое живёт в городской среде по определённым законам.

Наташа. Фото: АиФ / Изместьева Екатерина

Граффити: вандализм или искусство?

Мы сейчас находимся на выставке, и картины на стенах — это искусство. Значит, те «вандалы», которые рисуют на стенах, могут создавать произведения искусства и, увидев их работы здесь, можно по-другому посмотреть на то, что они делают за пределами выставочного зала.

Власти и уличные художники

Я считаю, что контролировать уличное искусство должны те люди, которые в этом что-то понимают и могут реализовать то, что они задумали. Потому что часто выделяются дома, а люди, которые не совсем в теме, рисуют там не то, что нужно. В Москве власти уже идут на уступки. В Питере, например, в центре рисовать дома нереально.

Расскажи о своей работе

Мне хотелось сделать что-то новое, мне не свойственное. Не рисовать картины, не расписывать стены. Скульптуры означают три стадии жизни. Первая — рождение человека, когда он появляется на свет целостным, чистым, и сам себя начинает портить. Это просто неизбежно, потому что нужно расти. Вторая — это зрелый, многогранный человек со своими убеждениями и заблуждениями. Третья скульптура означает смерть, которую я изобразила в виде пирамиды, потому что это точка, и она является перерождением. Такой замкнутый цикл, ну то есть как точка «туда».

Фото: АиФ / Изместьева Екатерина

Марта Купер

(Самый известный фотограф, освещающий нью-йоркскую граффити-сцену 70–80х годов).

Как вы начали фотографировать уличное искусство?

Более 36 лет назад я работала штатным фотографом одной из газет. В то время на Манхэттене было множество заброшенных домов, которые стояли в одном из самых престижных мест в современном Нью-Йорке, Ист-Вилладже. Понятно, что в эти дома лазили подростки, и меня заинтересовало, чем там занимаются эти подростки, какие они придумывают себе развлечения. И вот, в одном из домов я встретила мальчика, который показал мне свою тетрадку с рисунком. Он сказал, что этот рисунок скоро будет перенесён из тетрадки на стену. Этот же мальчик познакомил меня с «Королём», который оказался граффитчиком по имени Данди. Данди рассказал мне, что такое граффити, показал, как их читать. Мне объяснили, что граффити на стенах — это, по сути, чьи-то имена, подписи художников. Тогда это произвело на меня глубокое впечатление: я поняла, что рисунки — это не просто вандализм, а графический дизайн, искусство в городской среде.

Марта Купер. Фото: АиФ / Изместьева Екатерина

Станет ли граффити академическим искусством?

Граффити уже стало академическим искусством. Я занимаюсь организацией библиотеки граффити-искусства в Берлине в рамках большого проекта urban nation. Частью моей работы является поиск и систематизация докторских диссертаций на тему уличного искусства, и вы себе не представляете, насколько их много, и насколько глубоко «копают» их авторы.

Как, по Вашему мнению, будет развиваться уличное искусство в Москве?

На мой взгляд, Москва в смысле уличного искусства является прогрессивным городом. Сегодня здесь был помощник руководителя департамента культуры, и он сделал со мной «селфи» на фоне фотографий граффити на стенах Нью-Йорка. В Нью-Йорке такое сложно представить. Многие из русских художников, представленных на этой выставке, показывают очень высокий уровень. Так что я полагаю, что уличное искусство Москвы ждёт большое будущее.

«Артмоссфера» стрит-арта: уличные художники в пространстве музея

«Артмоссфера» стрит-арта: уличные художники в пространстве музея

Граффити (Graffiti) – Что это такое: история, виды, райтеры

Граффити (Graffiti от итал. graffito — надписи) — это уличная живопись. Споры относительно того, стоит ли считать граффити отдельным направлением искусства или актом вандализма не стихают до сих пор. К граффити принято относить любые изображения, размещенные на поверхности стен, зданий, и других общественных объектов. Что это, как появилось это направление, как оно развивается, что принято считать граффити в современном искусстве?

История граффити: от древнего мира к новому времени

Сейчас граффити принято называть любой вид уличного искусства и раскрашивания стен; вне зависимости от степени профессионализма нанесения изображений. В истории этот термин используется уже достаточно давно. Причём раньше происходило разделение на два понятия, такие как “дипинти” и “граффити”. Термин произошел от глагола “graffiare”, что в переводе с итальянского означает “царапать”. Глаголом “дипинти” же обозначали надписи, сделанные краской.

Классическое представление скрэтчинга в граффити — выцарапавание тегов на стеклах Эволюция “скрэтча” за авторством известного стрит-арт художника Vhils’а

Интересный факт: раньше техники царапания и нанесения краски зачастую объединялись. Примеры такой техники наблюдались у гончаров, которые выцарапывали на верхнем слое краски надписи, обнажая таким образом внутренний слой. Конечно, такую методику сейчас сложно назвать граффити в классическом понимании этого слова, но тогда это были одними из первых примеров применения техники. Особенно часто мастера таким способом подписывали свои работы.

Принято начинать отсчет истории граффити с момента, когда были обнаружены настенные надписи. Первые примеры были найдены в странах Древнего Востока, в Риме, а также в Греции. Позже, любая графика, которая была нанесена на поверхность стен, обозначалась как граффити, и во многих странах она расценивалось, как акт вандализма. Невероятно, но первые рисунки появились уже в тридцатом тысячелетии до нашей эры. Именно наскальные изображения стали прототипом этого направления в искусстве. Тогда, в качестве инструментов использовались натуральные пигменты и острые предметы: такие, как кости животных, камни и осколки затвердевших пород.

Родоначальники граффити — древние наскальные рисунки

Первый прототип граффити, такого каким мы привыкли видеть его сейчас, расположен в городе Эфес, который находится в Турции. Ранее он принадлежал Древней Греции и даже сохранил отметки этой культуры. Первым текстом послужила реклама услуг проституток. Рисунок изображал след ладони, отдаленно напоминающий сердце, цифру и отпечаток ноги. Весь этот рисунок трактуется, как сумма оплаты за определенные услуги.

Древние римляне также не были лишены чувства юмора, и зачастую делали карикатурные граффити с изображениями власть имущих. Тогда это направление использовалось как инструмент и для признания в любви, и для передачи своих мыслей и для политической риторики. В Помпеях отображалось извержение вулкана Везувия, различные проклятия, магические заклинания, алфавит, политические лозунги и многое другое. Как становится ясно из этого списка – направление было очень многогранным. Благодаря этим же надписям удалось раскрыть многие загадки и непонятные аспекты разговорной речи. Учитывая невысокий уровень образования у большей части народа, многие надписи оказались серьезной помощью в понимании устной речи.

Примечательно и то, что граффити практически одновременно появилось в разных частях света. Даже в Египте на территории исторического комплекса Гиза исследователи нашли множество надписей и рисунков, которые также были отнесены к этому стилю. Считается, что они были оставлены строителями и религиозными деятелями времени.

Граффити использовалось даже там, где не было никакой связи с цивилизацией. Древние племена Майя, в одном из своих крупнейших городищ – Тикаль, оставили множество отлично сохранившихся рисунков. Долгая и богатая история появления граффити имеется и у восточных славян. В Новгороде сохранились 10 примеров работ, относящихся к одиннадцатому веку. Большая часть посланий этого народа несет молитвенный посыл, хотя, иногда можно найти и какие-то шуточные сообщения. Стоит отметить, что зачастую наносились и народные заклинания, ведь люди тогда были весьма суеверными.

Уже в эпоху Ренессанса, такие известные художники, как Микеланджело и Рафаэль отправлялись в золотой дом Нерона где вырезали собственные имена, после чего они приступали к активной работе. Позже, французские солдаты оставляли надписи во время египетской кампании, возглавляемой Наполеоном. Лорд Байрон также оставил в греческом храме Посейдона свой след. И во время Второй Мировой Войны советские солдаты сделали огромное количество надписей на стенах Рейхстага.

Зарождение современного граффити

Примеры граффити нового времени принято считать базой, на основе которой было создано современное направление. Многие культурологи считают, что современный вид напрямую связан с хип-хопом и брейк-дансом. Однако, это заблуждение, ведь первая волна рисунков появилась 1920-х годах в метрополитене Нью-Йорка, что служит весомым опровержением этой теории. Рисунки часто можно встретить на поверхности вагонов, а также в пешеходных переходах.

Надписи на вагонах поезда в Нью-Йорке, 1920-е

Затем, во время Второй Мировой Войны стало распространяться выражение “Kilroy was here”. Эта надпись появлялась еще долго после окончания войны. Со временем, она стала дополняться и изображением. Эта фраза использовался американскими солдатами во время войны, из-за чего фраза и укрепилась в американской культуре.

Знаменитое граффити времен Второй Мировой “Kilroy was Here”, 1940-е (современная интерпретация)

Затем была волна появления надписей по всему Нью-Йорку, гласивших «Bird Lives». В Париже, при забастовках 1968 года стала популярна фраза “L’ennui est contre-révolutionnaire”, что в переводе означает “Скука контрреволюционна”. Как видно из этих примеров, граффити на протяжение всего существования человека было прочно вплетено в его культуру.

Центр распространения граффити-культуры

Формального и единого центра распространения граффити культуры, как такового, не существует. Одни считают, что центром этого направления является город Сан-Паулу, который является вдохновением для граффитистов со всего мира. Этот город часто сравнивают с Нью-Йорком 1970-х годов, здесь царит похожая атмосфера. Период с 1969 по 1974 год принято считать в истории революционным. Именно тогда зародилось огромное количество направлений, а центр развития этого вида искусства переместился из Филадельфии в Нью-Йорк. С тех пор именно Нью-Йорк принято считать центром развития граффити.

Ежедневные подборки лучших работ из мира уличного искусства в наших социальных сетях:

Мировой опыт противостояния граффити и государства

Во всём мире царит двоякое отношение к уличному искусству. Во многих странах граффити до сих пор принято считать вандализмом, а людей которые наносят рисунки штрафуют или же приговаривают к административному наказанию. В некоторых странах и штатах за такую деятельность даже лишают свободы.

В 1980-х годах в Филадельфии была образована организация, которая занималась борьбой с граффити – “Philadelphia Anti-Graffiti Network (PAGN)”. Власти быстро стали осознавать, что граффити и настенная роспись активно распространяется только в бедных районах городов. В таких случаях граффити является своеобразным отображением уровня жизни людей. Тогда власти США начали бороться с разрухой в городах для того, чтобы исключить вероятность возникновения рисунков на стенах.

Фото документалиста мира граффити Марты Купер для издания Subway Art

В 2006 году член городского совета по имени Питер Валлоне предложил выпустить законопроект, согласно которому всем лицам, не достигшим 21 года, запрещалось иметь при себе настенные маркеры или же аэрозольную краску. Тогда модельер Марк Эко подал в суд за нарушение прав художников и в том же году состоялось слушание. Требования Марка Эко были удовлетворены, а поправки в законодательстве удалили. Известен случай,когда в Чикаго в 1992 году к продаже были запрещены аэрозольные краски и другие средства нанесения рисунков на стены. И в том же году был издан закон, который налагал штраф, размером в 500 долларов на тех, кто наносит граффити на стену.

При этом размер штрафа превышал сумму, которая налагалась за нахождение в алкогольном опьянении в общественных местах, а также за нарушение религиозной службы. В 2005 году была создана система, позволяющая заносить рисунки в единую базу данных, что облегчало поиск художника, ведь по общему очерку было легче обнаружить их автора. Одним из первых посаженных был Джозеф Монтана, которого называли королем граффити. Он расписал более, чем 200 зданий, за что его и приговорили 2,5 годам лишения свободы.

Борьба с уличными художниками происходила и в Европе. Был выпущен закон, запрещающий продажу аэрозольной краски лицам, не достигшим 16 лет. И, несмотря на то, что самая жесткая борьба с граффити наблюдалась в Великобритании, именно здесь появился известнейший художник по прозвищу “Бэнкси”, которого прозвали арт-террористом. Самое интересное, что после долгих лет борьбы, его работы занесли в культурное достояние Великобритании. Художник обрел мировую известь, он выставляется во всех странах, стоимость его работ достигает миллионов долларов. Но, даже несмотря на это – его личность до сих пор не раскрыта.

Полицейские грузят работу Бэнкси в автомобиль. Нью-Йорк, 2014

Ожесточенная борьба с уличной живописью протекает и на Востоке. В Иране и Израиле это направление искусства преследуется законом. А в Сингапуре ученика американской школы приговорили к 4 годам лишения свободы. При этом, в Гонконге очень почитаем райтер (graffiti writer – граффити-художник) по имени Цан Цу Чой, который получил прозвище “Король Коулуна”, и часть его работ находится под официальный защитой.

Обратная сторона: становление граффити как нового направления в искусстве

Одним из первых известных художников принято считать Жан Мишель Баския, который начинал свою карьеру с настенных рисунков. Он оставлял короткие фразы с глубоким смыслом по всему Нью-Йорку, за что и получил известность. Проект был закончен фразой “SAMO IS DEAD”, после чего в жизни художника начался новый этап. Они, совместно с Энди Уорхолом использовали трафаретную технику для нанесения изображений на стены.

Одна из уличных работ Кита Харинга Первую славу Жан-Мишель Баския обрел как граффити-художник под псевдонимом SAMO

Среди современников особую известность получил уличный райтер по прозвищу “Бэнкси”, чья личность до сих пор окутана тайной. Он поднимает актуальные вопросы и высмеивает абсурдность ситуаций в современной политике. Многие его работы были признаны мировыми шедеврами.

Материалы и техника создания

Современными райтерами используется целый ряд инструментов:

  • аэрозольная краска (и множество техник нанесения)
  • маркеры
  • валики
  • кисти
  • наклейки
  • картонные трафареты и др.

В качестве эксперимента использовались магнитные светодиоды и проекции рисунков. Художники занимаются не только реставрацией, но и трансформацией старых работ, используя новую технику нанесения. “Yarnbombing” предусматривает использование трикотажных изделий, которые крепятся к рисунку. Образуется нечто промежуточное между классическим граффити и инсталляцией.

Виды и стили классического граффити

Определенные техники нанесения получили собственные названия. “Tag” (тег) – основная техника, которая подразумевает подпись райтера, нанесение его имени. Отсюда же происходит техника “граффити теггинг”, которая является одной из самых популярных на данный момент. Надпись может иметь инициалы или сообщения, буквы, каллиграфию. “Pissing” – одна из разновидностей теггинга, которая подразумевает наполнение пустого огнетушителя краской, после чего им наносится рисунок. Сложность этой техники заключается в том, что она слишком массивная, что часто делает ее небрежной.

Tag

Pissing

“Троу-ап”, он же “бомбинг” – рисуется быстро, с одним или несколькими цветами. Здесь главное быстро нанести рисунок, подчас жертвуя его качеством. “Masterpiece” – сложное исполнение имени райтера. “Roller” или “blockbuster” – массивные работы, выполняющиеся в печатной манере. При их создании используются ролики и валики, с помощью такой техники краска ложится на всю поверхность стены или объекта. “Wildstyle” – один из сложнейших видов граффити. Для него характерны замысловатые формы букв, переплетенные воедино, с засечками. Отдельно следует упомянуть о таком явлении, как “capping”, которое подразумевает покрытие одного изображения другим. Этот метод используется для порчи чужих работ и не приветствуется среди граффити райтеров.

Граффити – это отдельный мир, где люди общаются на собственном языке. Они несут послания, отражают реальность, заставляют задуматься или улыбнуться. Любить это направление или быть против него – индивидуальный выбор каждого.

Ежедневные подборки лучших работ из мира уличного искусства в наших социальных сетях:

Стрит-арт: как он меняет городскую среду и почему становится современным искусством

Стрит-арт – неотделимая часть почти любого города. Несмотря на то, что мы знаем художника Бэнкси и ежегодно в России и в других странах посещаем стрит-арт фестивали, граффити для многих всё равно остаётся в области чего-то маргинального и не про искусство.

Мы поговорили с организаторами международного фестиваля уличного искусства STENOGRAFFIA. Узнали, как стрит-арт формирует идентичность города, меняет среду и отношение жителей к творческим работам на фасадах зданий. И порассуждали о том, какое будущее у российского комьюнити художников.

Текст: Мария Орехова

Партнерский материал творческого форума Таврида

STENOGRAFFIA – фестиваль уличного искусства, который появился в Екатеринбурге в 2010 году. Руководствуясь желанием изменить отношение людей к общественному пространству с помощью арт-объектов, создатели феста ежегодно собирают десятки стрит-арт художников со всего мира. За десять лет фестиваль вышел за пределы одного города, а среда, которую создавали в этих города застройщики, стала арт-объектами.

Когда тег на стене становится искусством?

В субкультуре стрит-арта нет консенсуса, что такое уличное искусство. STENOGRAFFIA называет стрит-арт тем искусством, которое появляется в общественном пространстве, независимо от цели создания, масштабов, легального или нелегального положения, протестных смыслов или возможности декорирования зданий и улиц. Это всё, что обладает потенцией искусства с направлением и силой коммуникации. Особняком стоят теги, они выпадают из рамок уличного искусства как объекты искусства. Они могут содержать негативный посыл. Люди, которые их создают, не претендуют на создание чего-то ценного. Их цель – захват территории какими-то визуальными метками.

Почему политика не пересекается с искусством?

Уличное искусство неотделимо от лозунгов и политических высказываний, потому что оно отражает нерв времени. Сейчас любое искусство так или иначе затрагивает политику. Миссия STENOGRAFFIA – улучшение городской среды. Она отражена в творчестве, которое STENOGRAFFIA транслирует зрителю. Фестиваль говорит про искусство, которое объединяет. Команда хочет настроить тёплую коммуникацию человека с городом, в котором он живёт. И в их миссии нет политических подтекстов.

Как стрит-арт формирует городскую среду и её идентичность?

Опыт STENOGRAFFIA говорит о том, что сейчас у кого-то из нас складываются враждебные отношения с городом. Некий подросток по имени Вася живёт в спальном районе регионального города и мечтает о красотах столицы, потому что серость одинаковых многоэтажных домов или вид заброшенной спортивной площадки во дворе, или деревянные заборы вокруг школы лишают его удовольствия проводить свободное время на улицах родного места. Город кажется ему чужеродной средой, где серо, грязно и одиноко. Когда с помощью арт-объектов его наполняют эмпатийными точками, для таких, как Вася, создаётся «третье место». Это то пространство города, где человеку комфортно, куда он может беспрепятственно попасть, где он может провести время один или в компании. При этом не обязательно чтобы оно было связано с «первым местом» – домом или «вторым» – работой. Благодаря объектам уличного искусства города попадают в позитивную федеральную, а иногда и мировую повестку. Это тоже очень меняет точку зрения людей по отношению к работам в стиле стрит-арт. Они начинают больше изучать этот город, начинают гордиться своим домом и проявлять по отношению к нему заботу.

Стрит-арт способен скрывать недостатки среды. Можно назвать это визуальной экологией. Или наоборот, привлекать внимание к каким-то важным болевым точкам города, чтобы добиться перемен. У STENOGRAFFIA есть проект «Вид из окна». Художники меняют облик стен напротив окон зданий, например, больниц. И люди, которые вынуждены каждый день смотреть на безликие унылые здания, видят дружелюбный, приятный арт. Это меняет не только настроение человека, но и помогает ему принять город как приветливое пространство. Другой способ подружить человека и среду – предложить ему самому поучаствовать в создании арт-объекта. Так, проект «Город рисует сам себя» привлекает людей к тому, чтобы те украсили свой дом или двор. Чувство причастности меняет отношение к пространству вокруг себя. Появляются осознанность и ответственность. Через такую практику получается донести до людей, что среда вокруг не враждебна, а «ваша» территория не заканчивается за порогом квартиры.

Как объяснить, что граффити – не вандализм?

В отдаленных городах, которые мало знакомы с уличным искусством, до сих пор граффити – это вандализм. Более десяти лет назад, когда STENOGRAFFIA только зарождалась, даже в крупных городах можно было встретить враждебность к работам художников на улицах. Сейчас, когда проект приходит в новый город, он меняет его отношение к искусству стрит-арта. С каждым городом своя коммуникация. Везде создается свой, понятный именно этому месту арт. В маленьком городе, который не знаком с уличным искусством, создается эмпатийная работа. А в городах, которые готовы к этому искусству, делают работу со сложным коммуникационным кодом. Всё связано с тем, что у города формируется потребность на определённое качество уличного искусства. И если в начале жители могут не понимать ценность стрит-арта, считать это актом вандализма, то, когда они видят готовый проект, который визуально понимают, становятся сторонниками и защитниками такого творчества. Здесь все объясняется временем и практикой. Но для этого нужно проделать работу - одними разговорами не переубедить.

Как защитить арт и уберечься от коммунальщиков?

Единственная защита от коммунальных служб – согласование. В каждом городе оно происходит по-разному. Но любые поверхности кому-то принадлежат, а значит, у этого кого-то надо получить разрешение: у собственника, жителей дома или комитета по культуре. Любой арт-объект рискует быть закрашено или испорчено. Бывают случаи, когда коммунальщик приходит закрашивать работу, а потом сам связывается с художником и не даёт работе исчезнуть. STENOGRAFFIA в этом повезло – у проекта иммунитет. Его работы берегут. STENOGRAFFIA занимается проектом по защите артов – «STENOGRAFFIA_REVISION». Этот проект появился, когда стало понятно, что многие работы, особенно с первых фестивалей, уже теряют первоначальный облик, но сохраняют свою ценность.

Вообще, реставрация уличного искусства – неизведанное поле. Нельзя просто взять и перенять техники восстановления картин. Непонятно, кто должен заниматься работой: сам художник или подрядчик. Главное, надо же сохранить работу и одновременно не навредить идеи автора.

Как вандалу стать художником?

Вандалы – это не всегда хулиганы. Они могут быть неравнодушными людьми, у которых нет возможности реализации. У STENOGRAFFIA был случай, когда парень украл со склада краску, которая была нужна для проекта. Потом он раскаялся и решил искупить свой поступок волонтерством на фестивале.

Фестиваль старается всем художникам дать ресурсы для генерирования качественного искусства. Вандализм – это энергия, которой не хватает вектора развития. В субкультуре райтеров есть иерархия отношений. Если у «главных» будет понимании ценности созидания и развития городской среды, есть шансы минимизировать проявление грубого вандализма. Но это не значит, что не будет тегов. Они как лианы в джунглях, с ними невозможно бороться до полного исчезновения. Но можно уменьшить их количество. Не надо запрещать рисовать теги – нужно настраивать коммуникацию. Понимать, почему люди это делают, и давать им возможности создавать искусство, достойное любви зрителей.

Какие есть тренды российского стрит-арта в эпоху цифровизации искусства?

Уличное искусство в России всегда склонялось к нарративу. Большинство наших художников известны именно своими фразами: знаменитый по всему миру Тимофей Радя создавший арт «Я бы обнял тебя, но я просто текст». Если говорить о глобальном, нарративная составляющая превалирует во всём российском искусстве. Один из новых трендов, который сказывается на визуале – выход дизайнеров на улицы. Они работают с графикой и изображением в цифровом поле. Перенести их дизайн на фасады зданий не составил труда – у ребят есть база проработанного креатива. При этом они активно используют технологии. Дроны и нейросети становятся инструментом наравне с банками и кистями. У STENOGRAFFIA и Яндекс есть совместный проект «Нейронный стрит-арт», в котором нейронная сеть воссоздала фреску IV века на стене дома.

Важная миссия художника – это интерпретация сложных, пугающих технологических вещей широкой аудитории. Художник – проводник, он объясняет своим творчеством, что порабощение всего человечества искусственным интеллектом – это фантастика. А реальность в том, что технологии генерируют искусство.

Каким будет будущее стрит-арта?

Сейчас во многих городах России стали проходить фестивали уличного искусства. Стратегия STENOGRAFFIA как трендсеттера в этом направлении – перейти к проектам на стыке искусства и технологии, искусства и науки. Люди уже начали принимать стрит-арт не как нечто враждебное, а как способ изменения среды. Но одно и из ключевых направлений, с которым должен работать стрит-арт, заключается в рассказе людям об уличном искусстве. Когда есть понимание, появляется поддержка, а значит и развитие идёт быстрее. Следующим этапом развития стрит-арта будет своего рода становление гражданского общества, когда люди в любом месте страны будут преображать территорию своего города и заботливо к ней относиться. Сейчас уже есть потенциал. Не просто так же появляются лебеди из шин. Просто пока непонятно, что и как делать. Когда у активных жителей города появятся инструменты, они присоединятся к уличным художникам.

Искусство граффити

История граффити Арт

Движение возникло на фоне городской суеты. уличные протесты по обе стороны Атлантики около 1968 года. возник во время студенческих протестов в Париже и Берлине; в Америке появилось в Филадельфии, затем в Нью-Йорке, где он превратился в крупную форму городское современное искусство.

Нью-Йорк Стрит-арт: 1970-е

Это был основной эволюционный период для креативное граффити.Конкуренция за видимость была жесткой, как граффити. художники изо всех сил пытались повесить как можно больше тегов. Это привело к всплеску граффити на вагонах метро Нью-Йорка, которые - однажды нарисованные - несут бирка художника по городу. Теги становились все более сложными и красочные: работы в стиле пузырей уступили место рисункам в горошек и штриховки. Появились «кусочки» и «сверху вниз». В 1972 году Уго Мартинес основал Razor Gallery и организация United Graffiti Artists (UGA), чтобы помочь участникам достичь представительство в художественных галереях.

Между тем, в 1973-74 годах уличные художники начали включать в свои работы дополнительные функции, например, персонажей мультфильмов в их работу. Известные нью-йоркские художники-граффити этого периода включали ТАКИ 183 (Деметриус Таки, Хулио 204, ФАЗА 2, Риф 161, Стежок 1, Пребывание High 149, Super Kool 223, Joe 182, Junior 161, TF5 (Сказочная пятерка), Жан-Мишель Баския, Барбара 62 и Ева 62.

Середина – конец 1970-х годов, период, когда в муниципальных бюджетах Нью-Йорка не хватало ресурсов для борьбы с увлечение граффити привело к массовому распространению этого движения.Метро «сверху донизу» расширили, чтобы охватить целые автомобили; "рвота" впервые появились, как и «дикий стиль» живописи, и «общегородских» художников, чьи работы можно было увидеть во всех пяти районы.

Это было в 1970-х годах, когда искусство граффити начал прочно ассоциироваться с хип-хоп культурой, со временем став один из трех его ключевых элементов - наряду с музыкой (рэп, диджеинг) и танец (брейк-данс). К концу десятилетия основные арт-дилеры (кроме Уго Мартинеса) начали отвечать: итальянское искусство коллекционер и дилер Клаудио Бруни устроил выставку работ в Риме. от американских художников-граффити Lee Quinones и Fab 5 Freddy .

Нью-Йорк Стрит-арт: 1980-е

В этом десятилетии произошел ряд событий. Во-первых, здесь появился первый жанр трафаретного граффити. Кроме того, Управление транспорта Нью-Йорка (MTA) решило сделать граффити. ликвидация саженцев в метро - главный приоритет, из-за чего многие художники бросили курить писать вообще - ответ еще больше поощряется новыми ограничениями о продаже аэрозольных баллончиков и дополнительных уличных беспорядках, вызванных эпидемия крэк-кокаина.К концу 1980-х только самые стойкие художники все еще были активны в Нью-Йорке, а в 1989 году власти Нью-Йорка спровоцировал движение «Чистый поезд» , чтобы удалить все испорченные метрополитены. автомобили из обращения. Хотя очень успешно удаляет следы граффити из метро, ​​это привело к значительному увеличению количества аэрозолей искусство на улицах Америки. Знаменитые граффити-художники того периода включены: Майк Бидло, Blade, Blitz, Claw Money, Cope2, Crash, Daze, Dondi, Кейт Харинг, Джейон, Ли, Мин 1, № 167, Квик, Раммеллзи, Сане, Кенни Шарф, Виден, Скем, Смит, Т Кид, Токсик, Зефир и Ронда Цвиллинджер.

В то же время это было в 1980-е гг. что несколько художников-граффити перебрались в обычные художественные площадки, достижение международного признания в процессе. Самый известный постмодернист художников, которые достигли этого, были Жан-Мишель Баския (1960-88) и Кит Харинг (1958-90), оба из которых наслаждались стремительными взлетами, прежде чем внезапно самоуничтожение - от передозировки героином и СПИДа соответственно.Видеть также коллажи и стрит-арт жителя Нью-Йорка Дэвида Войнарович (1954-92). С тех пор значительное количество граффити художники добились успеха в мейнстриме постмодернизма искусство - в том числе: Blade, Daze, DZINE, Futura 2000, Mike Giant, Pursue, Rime, Noah, The Mac и, в частности, 123Klan, The Badbc и Экипаж Force Alphabetique.

В 1989 году открылся Музей искусства граффити. в Нью-Йорке.

Программы борьбы с граффити: 1990-2010

В 1995 году мэр Рудольф Джулиани основал Целевая группа по борьбе с граффити для борьбы с граффити-вандализмом в Нью-Йорке. Йорк.Также в 1995 году продажа аэрозольных баллончиков с краской всем лицам, не достигшим возраст 18 лет был признан уголовным преступлением.

В Великобритании новое антисоциальное поведение Закон (2003 г.) ввел ряд мер по борьбе с граффити и был за которым в 2004 г. последовала серия кампаний, рекомендующих запретить продажу аэрозольной краски лицам младше 16 лет, а также "на наложить штрафы на художников-граффити. Все это вызывает повышенное давление. о граффити-террористе из Великобритании Бэнкси, которого теперь считают Робертом Бэнксом, или Робин Ганнингем.

Выставок уличного искусства

Вежливое название "граффити". это «уличное искусство», под которым он был отмечен рядом выставки лучших произведений искусства в мире музеи, в том числе: Галерея Тейт в Лондоне (2008 г.) и Большой дворец в Париже (2009).

5 современных художников-граффити, которых вы должны знать | Кабир | Уроки истории

Бэнкси, пожалуй, самый известный и анонимный художник-граффити в современном мире.Его сатирическое уличное искусство, отражающее различные социальные и политические темы, можно увидеть на стенах и других поверхностях по всему миру.

Его работы в области антипотребительства, антиавторитарности, нигилизма и скуки привлекли много внимания.

Его фреска Девушка с воздушным шаром , несомненно, является самым ценным искусством всех времен. Молодая девушка протянула руку к красному воздушному шару, унесенному ветром.

Оригинальная фреска на мосту Ватерлоо в Лондоне была снята, воссоздана и продана с аукциона через несколько лет.В 2018 году копия работы в рамке была измельчена и создана под новым названием Любовь в корзине.

Этнии Эдуардо Кобра
Источник-Википедия

Эдуардо Кобра - бразильский художник-монумент. Его всемирно известные граффити Etnias (этнические группы) были созданы им на Олимпийских играх 2016 года в Рио. Это граффити побило мировой рекорд как самое большое искусство граффити.

Этнии (этнические группы) изображали пять лиц с пяти разных континентов, чтобы распространять послание единства и единства.

«Пурпурный должен править» Шепард Фейри
Источник-Википедия

Шепард Фейри создал знаменитое граффити «Пурпурное правит » в 2014 году. Это граффити отдает дань уважения Нельсону Манделе и отмечает 25-летие протеста против «Пурпурного дождя». Акция протеста получила свое название после того, как во время движения против апартеида полицейские распыляли воду, окрашенную в фиолетовый цвет, на протестующих.

Фейри - тот же художник, который создал плакат НАДЕЖДА для президентской кампании Барака Обамы в 2008 году.

Боже мой, помоги мне выжить в этой смертельной любви. Дмитрий Врубель.
Source-Wikipedia .

На этом граффити изображен социалистический братский поцелуй между двумя коммунистическими диктаторами, Леонидом Брежневым и Эрихом Хонеккером.

Фреска для Facebook от Дэвида Чоу
Source-Flickr

Дэвид Чоу - американский художник, который создал фрески для Facebook в 2005 году.Шон Паркер, тогдашний президент Facebook, предложил ему создать эту фреску либо на деньги, либо на акции компании.

Чоу выбрал акции с наименьшей надеждой на прибыль от стартапа социальной сети. Но он заработал более 200 миллионов долларов, когда акции Facebook стали публичными в 2012 году.

Уличное искусство и искусство граффити - концепции и стили

Начало уличного искусства и граффити

Предшественники современного граффити и уличного искусства

Граффити, определяемое просто как письмо, рисование или живопись на стенах или поверхностях сооружения восходит к доисторическим и древним временам, о чем свидетельствуют наскальные рисунки Ласко во Франции и другие исторические находки по всему миру.Ученые считают, что изображения сцен охоты, найденные на этих участках, предназначались либо для ознаменования прошлых охотничьих побед, либо использовались как часть ритуалов, направленных на повышение успеха охотников.

Во время Второй мировой войны среди солдат стало популярно писать фразу «Килрой был здесь» вместе с простым наброском лысой фигуры с большим носом, выглядывающим из-за выступа, на поверхностях по пути следования. Мотивация за этим простым ранним граффити заключалась в том, чтобы создать мотив связи для этих солдат в их трудные времена, укрепить их уникальное братство на чужой земле и сделать себя «видимыми»."Это было тесно связано с мотивацией современных граффити, когда авторы стремились подтвердить свое существование и повторить свой знак в как можно большем количестве мест.

Начало современного граффити в Соединенных Штатах

Современное (или" модное ") hop ") граффити датируется концом 1960-х годов, обычно считается, что они возникли в черных и латиноамериканских районах Нью-Йорка наряду с хип-хоп музыкой и уличными субкультурами и были вызваны изобретением аэрозольного баллончика.Ранних художников-граффити обычно называли «писателями» или «тэггерами» (людьми, которые пишут простые «тэги» или их стилизованные подписи с целью пометить как можно больше мест). Действительно, фундаментальным основополагающим принципом практики граффити было то, что намерение «встать», чтобы свою работу увидело как можно больше людей и в как можно большем количестве мест.

Точное географическое положение первого «теггера» определить сложно. Некоторые источники идентифицируют Нью-Йорк (в частности, тегеры Хулио 204 и Таки 183 в районе Вашингтон-Хайтс), а другие идентифицируют Филадельфию (с тегами кукурузного хлеба) как точку происхождения.Тем не менее, он идет более или менее бесспорным, что Нью-Йорк «где граффити культура расцвела, созрел, и наиболее четко отличать себя от всех предыдущих форм граффити», как Эрик Felisbret, бывший художник граффити и лектора, объясняет.

Вскоре после того, как граффити начали появляться на городских поверхностях, вагоны метро и поезда стали основными целями для ранних граффити-писателей и маркировщиков Нью-Йорка, поскольку эти транспортные средства преодолевали большие расстояния, что позволило широкой аудитории увидеть имя писателя.Метро быстро стало самым популярным местом для письма, и многие художники-граффити смотрели свысока на тех, кто писал на стенах. Социолог Ричард Лахманн отмечает, как добавленный элемент движения сделал граффити уникально динамичным видом искусства. Он пишет: «Многие из лучших граффити должны были цениться в движении, когда они проходили через темные и темные станции или на возвышенных дорожках. Фотографии и граффити-холсты не могут передать энергию и ауру движущихся гигантских произведений искусства».

Граффити на вагонах метро начиналось как грубые, простые теги, но по мере того, как теги становились все более популярными, писателям приходилось искать новые способы выделить свои имена.В течение следующих нескольких лет были разработаны новые каллиграфические стили, а метки превратились в большие, красочные и сложные детали, чему способствовало осознание того, что различные сопла для аэрозольных баллончиков (также называемые «колпачками») от других бытовых аэрозольных продуктов (например, для чистки духовки) может использоваться на баллончиках с краской для создания различных эффектов и ширины линий. Необработанные бирки быстро выросли в размерах и превратились в художественные, красочные детали, которые занимали длину целого вагона метро.

«Проблема» граффити в Нью-Йорке

К 1980-м годам город Нью-Йорк рассматривал вандализм, присущий граффити, как серьезную проблему, и на решение проблемы граффити было потрачено огромное количество ресурсов.Как пишет историк искусства Марта Купер, «для [мэра Нью-Йорка Эда] Коха граффити было свидетельством отсутствия авторитарного порядка; как таковое, присутствие граффити имело психологический эффект, который сделал всех граждан его жертвой из-за нарушения визуального порядка, тем самым вызывая чувство замешательства и страха среди людей ». Полиция Нью-Йорка расправлялась с писателями, часто преследуя подозреваемых молодых людей. когда они покидали школу, искали их в поисках принадлежностей, связанных с граффити, наблюдали за своими домами или собирали информацию от информаторов.В 1982 году Управление городского транспорта (MTA) получило значительное увеличение бюджета, что позволило им возвести более сложные заборы и лучше поддерживать железнодорожные станции и станции простоя, которые были популярными целями для писателей (из-за возможности сбить несколько автомобилей). однажды). Однако писатели рассматривали эти меры как простой вызов и работали еще усерднее, чтобы поразить свои цели, одновременно становясь все более территориальными и агрессивными по отношению к другим писателям и «командам» (группам писателей).

В 1984 году MTA запустило свою программу «Чистый вагон», которая включала пятилетний план полного устранения граффити на вагонах метро, ​​исходя из принципа, согласно которому вагон метро, ​​покрытый граффити, не может быть запущен в эксплуатацию до тех пор, пока все граффити на нем не будут нанесены. он был счищен. Эта программа осуществлялась по одной линии метро за раз, постепенно выталкивая писателей наружу, и к 1986 году многие линии города были полностью очищены от граффити. Лейтенант Стив Мона вспоминает один день, когда экипаж ACC сбил 130 автомобилей во дворе Кони-Айленда, предполагая, что MTA не остановит работу и поезда с граффитами будут курсировать.Тем не менее, MTA решило не предоставлять услуги, что сильно доставляло неудобства гражданам, которым в то утро пришлось ждать поезда более часа. Это был день, когда стало очевидным стремление MTA искоренить граффити.

Однако граффити не было уничтожено. В последние несколько десятилетий эта практика распространилась по всему миру, часто сохраняя элементы американского дикого стиля, такие как переплетенные буквы и смелые цвета, но также применяя местные блики, такие как уличное искусство в стиле манги в Японии.

От граффити к уличному искусству: большее разнообразие стилей, техник и материалов

Важно отметить, что современное граффити развилось совершенно отдельно от традиционных, институционализированных форм искусства. Искусствовед и куратор Йоханнес Шталь пишет: «Мы давно привыкли понимать историю искусства как смену эпох [...] Но в то же время всегда существовало что-то помимо официальной истории искусства, непослушный и непокорный искусство, которое происходит не в закрытых помещениях церквей, коллекций или галерей, а на улице.«Художники-граффити сегодня иногда черпают вдохновение из истории искусства, но нельзя сказать, что граффити выросло непосредственно из любого такого канона или типологии. Современные граффити возникли не как форма искусства, а как форма текста. Как отмечает Лахманн, вместо того, чтобы подчиняться критериям оценки, поддерживаемым институционализированным миром искусства, ранние авторы граффити создали совершенно новый и отдельный мир искусства, основанный на своей собственной «качественной концепции стиля». и особые «эстетические стандарты», разработанные в сообществе для оценки содержания и техники писателей.

В конце 1970-х - начале 1980-х годов многие граффити-писатели начали отказываться от текстовых работ и стали использовать изображения. Ключевыми художниками, участвовавшими в этом сдвиге, были Жан-Мишель Баския (который писал граффити с помощью тега SAMO) и Кейт Харинг, чьи простые светящиеся фигуры свидетельствовали об эпидемии СПИДа, оба из которых были активны в Нью-Йорке. Примерно в то же время многие художники также начали экспериментировать с различными техниками и материалами, самыми популярными из которых были трафареты и постеры из пшеничной пасты.

Концепции и стили

С начала нового тысячелетия это распространение продолжалось: художники использовали всевозможные материалы для завершения незаконных работ в общественных местах. Множество подходов стали размещаться под названием «уличное искусство» (иногда также называемое «городское искусство»), которое расширило сферу своей деятельности за пределы граффити, включив эти другие техники и стили.

Граффити

Термин «граффити» происходит от греческого «graphein», что означает «царапать, рисовать или писать», и, таким образом, широкое определение этого термина включает все формы надписей на стенах.Более конкретно, однако, современные граффити, или граффити «хип-хоп», которые пронизывают городские пространства с 1960-х и 1970-х годов, включают использование аэрозольной краски или маркеров. Это связано с определенной эстетикой, чаще всего с использованием смелых цветовых решений, включая сильно стилизованные и абстрактные надписи, известные как «дикий стиль», и / или включая мультяшных персонажей.

Фотограф и автор Николас Ганц отмечает, что практики граффити и стрит-арта характеризуются различными «социологическими элементами», и пишет, что граффити-писатели продолжают «руководствоваться желанием распространить свой ярлык и добиться известности» как за счет качества, так и количества произведений. созданы, в то время как уличные художники руководствуются «меньшим количеством правил и [охватывают] гораздо более широкий диапазон стилей и техник.«Антрополог и археолог Трой Ловата и историк искусства Элизабет Олсон пишут, что« быстрое распространение этого агрессивного стиля письма, появляющегося на стенах городских центров по всему миру, стало международным признаком восстания », и теоретик культуры Жан Бодрийяр призвал это «символическое разрушение социальных отношений».

Трафареты

Трафареты (также известные как трафаретные граффити) обычно заранее готовятся из бумаги или картона, а затем доставляются на место предполагаемой установки произведения, прикрепляются к стене с помощью скотча , а затем закрашенный распылением, в результате чего изображение или текст остаются после удаления трафарета.Многие уличные художники предпочитают использование трафаретов, а не граффити от руки, потому что они позволяют очень легко установить изображение или текст за считанные секунды, сводя к минимуму вероятность столкновений с властями. Трафареты также предпочтительны, поскольку их можно бесконечно многократно использовать и воспроизводить. Иногда художники используют несколько слоев трафаретов на одном изображении, чтобы добавить цвета, детали и иллюзию глубины. Художник из Брайтона Хатч объясняет, что он предпочитает трафарет, потому что «он может создавать очень чистый и графический стиль, который мне нравится при создании реалистичных человеческих фигур.Кроме того, эффект на зрителя мгновенный, вам не нужно ждать, пока он осядет ».

Одним из первых известных уличных художников, которые использовали трафареты, был Джон Фекнер, который начал использовать эту технику в 1968 году для чисто трафаретной печати. текстовые сообщения на стенах. Среди других известных художников по трафарету - французские художники Эрнест Пиньон-Эрнест и Блек ле Рат, британские художники Ник Уолкер и Бэнкси, а также американские художники Шепард Фейри и выше.

Плакаты с пастой из пшеницы

Пшеничная паста (также известная как как мучная паста) представляет собой гель или жидкий клей, полученный из пшеничной муки или крахмала с водой.Многие уличные художники используют пшеничную пасту для приклеивания бумажных плакатов к стенам. Как и трафареты, постеры из пшеничной пасты предпочтительнее для уличных художников, поскольку они позволяют им делать большую часть подготовки дома или в студии, имея всего несколько минут на месте установки, наклеивая плакат на желаемую поверхность. Это очень важно для художников, устанавливающих работы в несанкционированных местах, поскольку это снижает риск задержания и ареста. Некоторые уличные художники, использующие метод пшеничной пасты, включают итальянский дуэт Стен и Лекс, французских художников JR и Ludo и американского художника Swoon.

Скульптурные интервенции в уличном искусстве

Некоторые уличные художники создают трехмерные скульптурные интервенции, которые можно незаметно установить в общественных местах, обычно под покровом темноты. Этот тип работ отличается от паблик-арта тем, что он мятежный по своей природе и завершается незаконно, в то время как паблик-арт официально санкционирован / заказан (и, следовательно, более приемлем для широкой публики). Несанкционированные вмешательства в уличное искусство обычно стремятся шокировать зрителей, представляя визуально реалистичную, но в то же время невероятную ситуацию.Например, в своей серии Third Man Series (2006) художник Дэн Витц устанавливает перчатки на решетки канализации, чтобы создать впечатление, что человек находится внутри канализации и пытается сбежать. Подобные работы часто заставляют прохожих «недооценивать».

Обратное граффити

Обратное граффити (также известное как чистая маркировка, маркировка пыли, нанесение грязи, чистое граффити, зеленое граффити или чистая реклама) - это метод, с помощью которого художники создают изображения на стенах или других поверхностях, удаляя грязь с поверхности. .По словам британского художника-граффити Муса: «Сделав это, вы заставляете людей противостоять тому, любят ли они, как люди моют стены, или у них действительно есть проблемы с самовыражением». Такая работа привлекает внимание к экологическим проблемам в городских пространствах, таким как загрязнение.

Другие медиа

Есть уличные художники, которые экспериментируют с другими медиа, например Invader (Париж), который наклеивает керамическую плитку на городские поверхности, воссоздавая изображения из популярной видеоигры Space Invaders 1978 года.Invader говорит, что плитка - «идеальный материал, потому что он долговечный. Даже после многих лет нахождения на улице цвета не тускнеют».

Многие другие художники используют простые наклейки, которые они наклеивают на поверхности по всему городу. Часто эти наклейки печатаются с биркой художника или простой графикой. Другие приглашают зрителей к участию, например, Джи Ли, который наклеивает пустые комические пузыри с речью на рекламу, позволяя прохожим писать собственные подписи.

Другие до сих пор используют натуральные материалы для украшения городских пространств.Например, в 2005 году Шеннон Спэнхак посадила цветы на различных выбоинах на улицах Тихуаны, Мексика. Она говорит о проекте: «Улицы Тихуаны украшают выбоины, открытые раны, свидетельствующие о провале человеческого Прометеевского проекта по приручению природы, и так или иначе сохранившиеся на задворках заброшенные здания, энтропийные памятники, прославляющие гиперреалистичное видение модернистской утопии. чтобы капиталистическая экспансия пошла наперекосяк ".

Есть также художники, которые создают интервенции стрит-арта с помощью глины, мела, угля, вязания и проецирования фото / видео.Возможности стрит-арта безграничны.

Более поздние разработки - после стрит-арта и граффити

Принятие мейнстрима

Уличное искусство продолжает оставаться популярной категорией искусства во всем мире, и многие из его практикующих достигли известности и стали популярными (например, Бристольский Бэнкси, Париж '' ZEVS и Шепард Фейри из Лос-Анджелеса). Уличные художники, добившиеся коммерческого успеха, часто подвергаются критике со стороны своих коллег за «распродажу» и за то, что они стали частью системы, против которой они раньше восставали, создавая незаконные общественные работы.Профессор связи Трейси Боуэн рассматривает создание граффити как «празднование существования» и «декларацию сопротивления». Точно так же словенский автор-феминистка Теа Хвала рассматривает граффити как «наиболее доступное средство сопротивления», которое угнетенные люди могут использовать против доминирующей культуры из-за его тактических (неинституциональных, децентрализованных) качеств. И для Боуэна, и для Хвала эти уникальные положительные свойства граффити во многом зависят от его расположения в городских общественных местах.Искусствовед и куратор Йоханнес Шталь утверждает, что общественный контекст имеет решающее значение для того, чтобы уличное искусство было политическим, потому что «оно происходит в местах, доступных для всех [и] в нем используются средства выражения, которые не контролируются правительством». Уличный художник BOOKSIIII придерживается мнения, которое не является редкостью для многих современных уличных художников, что для молодых художников нет ничего плохого в том, чтобы пытаться зарабатывать деньги на галереях и корпорациях за свои работы, «если они делают свою работу честно, продают работы, и представляют карьеру », но в то же время он отмечает, что« граффити не остается прежним, когда переносится в галерею с улицы.Ярлык на холсте никогда не будет обладать той же силой, что и тот же самый ярлык на улице ».

Это движение с улицы в галерею также указывает на растущее признание граффити и уличного искусства в господствующем мире искусства и истории искусства. применять ярлык «пост-граффити» к работам уличных художников, которые также участвуют в мире основного искусства, хотя это в некоторой степени неверно, поскольку многие такие художники продолжают осуществлять незаконные публичные вмешательства в то же время, что они участвуют в санкционированных выставки в галереях и музеях.Это явление также представляет трудности для искусствоведов, поскольку огромное количество уличных художников, а также их тенденция сохранять анонимность затрудняют взаимодействие с отдельными художниками каким-либо образом. Более того, сложно включить уличное искусство в исторический канон искусства, поскольку оно не возникло в результате какого-либо развития художественных движений, а, скорее, началось независимо, с ранних граффити и уличных художников, развивающих свои собственные уникальные методы и эстетические стили.Сегодня уличные художники вдохновляют и вдохновляются многими другими художественными движениями и стилями, при этом в произведениях многих художников присутствуют элементы самых разных течений, от поп-арта до искусства эпохи Возрождения.

Законность

Статус уличного искусства как вандализма часто затмевает его статус искусства. В последнее время, как упоминалось выше, многие художники находят больше возможностей для создания произведений искусства в санкционированных ситуациях, выставляя их в галереях и музеях или сотрудничая с организациями, которые предлагают открытые общественные пространства, в которых уличным художникам разрешено исполнять произведения.Однако многие другие продолжают заниматься несанкционированными незаконными работами. Отчасти привлекательность нелегальной работы связана с приливом адреналина, который артисты получают от успешного исполнения произведения без задержания властями. Более того, проведение незаконных / несанкционированных атак на частные поверхности (например, рекламные щиты, сдаваемые в аренду рекламным агентством, или политически окрашенные поверхности, такие как пограничные стены), служит прямой конфронтацией с владельцем этого пространства (быть это маркетинговая фирма или политическая организация).

Технологии и Интернет

С появлением Интернета и развитием различного графического программного обеспечения и технологий у уличных художников теперь под рукой множество инструментов, помогающих создавать и распространять свои работы. Специализированные компьютерные программы позволяют художникам (например, MOMO из Сан-Франциско) лучше планировать свои граффити и готовить трафареты и плакаты из пшеничной пасты, а цифровая фотография, используемая совместно с Интернетом и социальными сетями, позволяет документировать и публиковать произведения уличного искусства , и таким образом увековечены там, где раньше, большинство произведений, как правило, исчезало, когда они были удалены городскими властями или закрашены другими художниками.

Обзор движения уличного искусства и граффити

Краткое описание уличного искусства и граффити

Распространенная идиома «выйти на улицу» долгие годы использовалась для обозначения дипломатической арены для людей, протестующих, бунтующих или бунтующих. Ранние граффити 1960-х и 1970-х годов переняли эту философию, когда начали отмечать свои имена на городских пейзажах Нью-Йорка, Лос-Анджелеса и Филадельфии. По мере того как граффити распространилось по США, уличное искусство эволюционировало, чтобы охватить любое изобразительное искусство, созданное в общественных местах, в частности несанкционированные произведения искусства.

Основной импульс, лежащий в основе стрит-арта, вырос из убеждения, что искусство должно функционировать в противовес, а иногда даже и вне гегемонистской системы законов, собственности и собственности; быть доступным, а не прятаться в галереях, музеях и частных коллекциях; и быть демократичным и расширяющим возможности, поскольку все люди (независимо от расы, возраста, пола, экономического статуса и т. д.) должны иметь возможность создавать искусство и позволять другим видеть его. Хотя некоторые уличные художники действительно создают инсталляции или скульптуры, они более широко известны использованием нетрадиционных художественных средств, таких как аэрозольная краска, трафареты, плакаты из пшеничной пасты и наклейки.Уличное искусство также называют независимым паблик-артом, пост-граффити и партизанским искусством.

Ключевые идеи и достижения

  • Центральным аспектом уличного искусства является его эфемерность. Любая несанкционированная общественная работа может быть удалена или закрашена властями или другими художниками. Никто не может владеть им или покупать его. Зрители видят единственную в своем роде работу, которая вряд ли продлится долго. Эта временность создает непосредственность и электричество вокруг работы.
  • Уличное искусство часто можно рассматривать как инструмент для продвижения личных интересов художника, связанных с современными социальными проблемами, при этом городские фасады играют ту же роль, что и старомодные мыльницы; место, где можно превозносить мнение художника по множеству вопросов, от политики и защиты окружающей среды до консьюмеризма и потребления.
  • Многие уличные художники используют публичные холсты со зданиями, мостами, фонарными столбами, подземными переходами, канавами, тротуарами, стенами и скамейками, чтобы гарантировать, что их индивидуальные сообщения будут видны широкому кругу населения, не отфильтрованы целевой демографией или доступны только для обитатели мира искусства.
  • По мере того, как реклама проникает в общественное сознание на постоянной ежедневной основе, стрит-арт часто превращается в контратаку. Популярный уличный художник Бэнкси сказал: «Некоторым людям врывается в собственность и рисует это может показаться немного невнимательным, но на самом деле 30 квадратных сантиметров вашего мозга ежедневно вторгаются команды экспертов по маркетингу.Граффити - это совершенно пропорциональный ответ на продажу недостижимых целей обществом, одержимым статусом и позором. Граффити - это зрелище нерегулируемого свободного рынка, получающего то искусство, которого он заслуживает ».

Обзор стрит-арта и граффити

Стрит-арт должен быть высшим в демократизированном искусстве; его видят все, никому не принадлежит Но это не помешало Бэнкси стать главным предметом коллекционирования движения: такие знаменитости, как Джастин Бибер, Серена Уильямс и Анджелина Джоли, приобрели работы неуловимого художника.

Urban Contemporary Art Magazine - Журнал Graffiti Art

Уличное искусство никогда не умрет

РЕДАКТИРОВАНИЕ № 54 | Февраль - март 2021 г.

Вот и мы, все еще ждем мир после… Сцена стрит-арта не совсем неподвижна, но и не полностью проснулась, постоянно находясь под угрозой COVID-19. Мы можем только надеяться, что наши коллективные и индивидуальные желания наполнят предстоящие месяцы радостью, безмятежностью и предсказуемостью. Пусть 2021 будет чередой фестивалей, фресок, арт-ярмарок и открытий!

Пока мы ждем лучших дней, пора вернуться к истокам уличного искусства и граффити в метро Нью-Йорка 1970-х годов с Китом Харингом, Донди, Futura 2000, Phase 2 и другими.Мода 1970-х ушла в прошлое, но творчество, которое она порождала, сохраняется во всех его формах: концепция, фигура, активность, территориальное присвоение и т. Д.

После Нью-Йорка и его метро мы проведем вас через многие районы Марселя, а также его культурно разнообразную сцену уличного искусства, где творчество никогда не спит. Вы откроете для себя район Панье, Фриче и многие другие места, где можно насладиться Средиземным морем.

Стрит-арт не сказал своего последнего слова! Мадрид будет украшен новыми фресками на выставке Urvanity Art 2021 года.Musée en Herbe борется за то, чтобы выставлять прекрасные программы для молодых и старых зрителей. У упорства есть и обратная сторона. Столкнувшись с #Mariannepleure (#Marianneweeps), многие из нас задаются вопросом, почему кто-то осветил символическое произведение Шепарда Фейри: артистический обход, политическое заявление или простая самореклама? Правда, вероятно, находится где-то посередине.

Наше путешествие, наконец, приведет нас к художественному произведению Эллы и Питра, где гигантам часто бывает тесно на наших стенах, в красочный мир Мартина Ватсона, который смешивает трафареты и граффити, и во вселенную Фефе Талавера, сторонника универсального сострадание, черпающее вдохновение в культуре майя.Что касается воинов банту Коуки, то они олицетворяют универсальность человеческого существования, в то время как Матиас Мросс ставит под сомнение наше современное общество через свой повседневный опыт и путешествия. В заключение скажу, что странная и смелая работа Бена Фроста воссоединит нас с радостными персонажами, которые населяли наши детские комиксы, и заставит пересмотреть наши отношения с таблетками.

Что, если бы стрит-арт стал лекарством?

10 мастеров современного городского искусства

Adnate

Австралийский художник Аднэйт - художник-портретист, который использует аэрозольную краску и акрил для создания фресок в больших масштабах по всему миру. Его можно увидеть в Нью-Йорке, Берлине, Тулузе и многих других городах.Находясь под сильным влиянием светотени художников эпохи Возрождения, таких как Караваджо, Аднате принимает портретную живопись, как мастера XXI века. Аднэйт всегда поддерживал связь с коренными народами их родной земли, особенно с коренными австралийцами. Он рисует фрески в главных городах Австралии и мира, создавая заявление о возвращении земель, которые всегда принадлежали им. Он старается запечатлеть истории и эмоции каждого предмета, который он рисует, побуждая аудиторию прочувствовать на собственном опыте.Как он сам говорит: «Люди рассказывали истории, оставляя отметки на стенах на протяжении тысячелетий. Это позволяет людям узнать, что они живы, и, в свою очередь, помогает древним культурам выжить. Если бы не было граффити / стрит-арта, мы бы никогда не узнали, что эти люди вообще существуют ».

Эрнест «ЗАХ» Захаревич

Еще один художник, привлекший наше внимание в последние несколько лет, - это Эрнест Захаревич, литовский художник, сочетающий приемы изобразительного искусства со страстью к созданию искусства на открытом воздухе. Эксперименты лежат в основе стиля Эрнеста, он не ограничен традиционными художественными границами, свободно перемещаясь между дисциплинами масляной живописи, трафарета и спрея, инсталляции и скульптуры; создание динамичных композиций как внутри, так и за пределами галерейного пространства.Главный интерес Эрнеста - взаимосвязь между искусством и городским пейзажем, где концепции развиваются как часть спонтанной реакции на непосредственное окружение, сообщество и культуру.

Зак в настоящее время работает над проектом Splash and Burn, который представляет собой информационную кампанию, творчески реагирующую на нерегулируемые методы выращивания пальмового масла в Индонезии. Решение таких проблем, как трансграничная дымка, обезлесение, перемещение людей и животных; фрески / скульптуры и интервенции появлялись повсюду в городах и на обширном природном ландшафте Суматры.

Картина, изображенная выше в Индонезии «Спасите наши души на Суматре», занимает почти 20 гектаров плантации пальмового масла, которая простирается на 100 гектаров. Земля была защищена во время их кампании SOS Sumatra. Плантации будут вырублены и возвращены дикой природе, десятки тысяч деревьев зарастут лесом, чтобы воссоздать процветающую экосистему.

Фелипе Пантоне

Всемирно известный аргентинский художник Фелипе Пантоне находится на особом уровне, когда дело касается современного городского искусства.Его неповторимый стиль характеризуется использованием ярких цветов и геометрических узоров. Его работы, сочетающие традиционные граффити, типографику и абстракцию, объединяют смелые элементы графического дизайна с высокоразвитыми геометрическими формами, чтобы создать ультрасовременную эстетику, которая дополняет и реагирует на суровую современность наших городских пейзажей. Сегодня он считается одной из восходящих звезд международного уличного искусства, одноименным «ребенком эпохи Интернета». Он выходит за рамки традиционного представления о открытых пространствах и объединяет проекты: монументальные фрески, картины, скульптуры и необычные объекты.Под влиянием эпохи Интернета 80-х и 90-х годов, подпитываемой новыми технологиями, он представляет свои геометрические объекты на программном обеспечении для моделирования, берется за эстетику создания трехмерных изображений, которую затем воспроизводит в больших форматах или на холстах. Он оживляет их, накладывая их инсталляции на тревожные иллюзии оптики, которые приводят к взрыву или поражению электрическим током.

Окуда

Психоделические цвета, черепа, геометрические узоры Окуда всегда вызывают умственную стимуляцию и создают визуально приятный стиль.В 2015 году он нарисовал внутренние стены 100-летней церкви Санта-Барбара в Лланере, Астурия, которая мгновенно стала вирусной. Он называется Kaos Temple, и как скейт-парк он собирает фигуристов и любителей адреналина, но для арт-сообщества фрески Окуда в церкви - это настоящее незабываемое впечатление. Яркие цвета и точные формы, это произведение искусства - одно из самых великолепных мест в этом районе.

В прошлом месяце Испания провела традиционный фестиваль в Валенсии, который называется Фальяс. Проводится в память св.Джозеф, кварталы по всему городу тратят год на создание гигантской марионетки под названием фалла. А в этом году Окуда присоединился к традиционному испанскому фестивалю в Валенике - Фальяс - создав 82-футовую фальшивку под названием Equilibri Universal, из-за которой социальные сети снова вышли из строя.

Кобра

Бразильский художник Эдуардо Кобра использует яркие цвета и смелые линии так, как может только он. Техника повторения квадратов и треугольников позволяет ему оживить персонажей, которых он изображает на своих изображениях.Клетчатый узор, наполненный различными текстурами, линиями и оттенками, создает последний шедевр Эдуардо Кобра, фреску большего размера, чем жизнь, на которую все могут взглянуть и полюбоваться.

Способность Эдуардо Кобра достигать фотореализма, сохраняя при этом свой игривый тон, фантастична, создавая поразительный контраст с окружающей средой, в которой он находится. Его использование кистей и аэрозольных баллончиков служит средством оживления известных фигур из прошлого, подчеркивая их истинная достойная природа и красота.

Insa

Известный граффити, ставший художником INSA поднял свою практику на новый уровень и всегда находится в авангарде инноваций в искусстве. Используя амбициозные концепции, такие как съемка из космоса и прыжки по земному шару, для создания анимированных художественных работ, он показал себя визуально уникальным в видении и достижениях.

Известный своими вездесущими произведениями искусства "Graffiti Fetish", которые фокусируются на проблемах современных устремлений, его визуальные мотивы противостоят фетишизации продуктов в современном обществе и превращению успеха и амбиций в товар.Еще один важный факт в практике INSA - это «GIF-ITI», термин, придуманный художником, когда он начал создавать первые в истории GIF-анимации граффити; Кропотливый и трудоемкий процесс, часто требующий от художника перекрашивания всей стены вручную несколько раз. В основе этой работы лежит тема онлайн-жизни в сравнении с офлайновой, художник по-прежнему интересуется смешением концепций времени и пространства, способов, которыми мы обрабатываем и потребляем, а также быстротечности как искусства, так и объекта.

el Seed

Французско-тунисский художник-каллиграфист eL Seed сделал историческое искусство арабской каллиграфии, объединенное с граффити, в мейнстрим, изображающий послания красоты, поэзии и мира во всем мире. Работая в основном с предметами, которые кажутся противоречивыми, искусство eL Seed отражает реальность человечества и мира, в котором мы живем сегодня. Эл Сид установил свои работы в общественных местах на всех континентах, от улиц Парижа до Нью-Йорка, фавел Рио-де-Жанейро или трущоб Кейптауна.

В 2016 году Эль Сид использовал свой фирменный стиль, чтобы нарисовать 50 зданий в Маншият-Насер, районе Каира, Египет, которые можно полностью увидеть только с близлежащей горы.

1010 (десять-десять)

1010 - современный художник из Гамбурга, известный своими загадочными иллюзиями уличного искусства на стенах по всему миру. Этот художник создает свои настенные росписи городского беспорядка, придавая им уникальную эстетику, которая заставляет их казаться порталами в другие миры. Хотя он ведет активную деятельность более десяти лет, личность 1010 окутана тайной, несмотря на многочисленные попытки выяснить, кто он на самом деле - к счастью, этот факт только делает его искусство более загадочным и авантюрным.

Последние несколько лет 1010 в основном ориентировалась на абстрактную концепцию создания «дырок в стенах». Один из его крупнейших уличных порталов на сегодняшний день был нарисован на закрытом участке шоссе в Париже площадью более 4500 квадратных метров.

Nychos

Австрийские художники-граффити Нихос - еще один художник, который на опережение игры сочетает уникальный стиль болезненной корпоративной реальности с красочной, гипербезумной эстетикой, унаследованной от комиксов и мультфильмов, с результатом огромного сногсшибательного эффекта на улицах.Взаимодействуя между стилем и предметом, Nychos нарезает персонажей с непоколебимой графической точностью. Его работы противостоят зрителю с злой настойчивостью, используя шок мультипликационного насилия как средство для исследования более тонких тем смертности и временности. Найчос отдает дань уважения этим бессмертным героям мультфильмов, вскрывая их и давая им человеческую сущность. Используя потрясающие цветовые пейзажи и дикие дымящиеся линии для создания своих персонажей - будь то кисть или баллончик - Найчос работает с непревзойденным динамизмом.Его умение управлять своими инструментами указывает на его трудовую этику, которая обещает от этого художника только более ошеломляющие результаты.

Буги

И, наконец, мы не могли закончить, не включив в нашу выставку художника, которого считают легендой в мире граффити, - буги-вуги. Будучи родом из Германии, но сейчас проживающим в Швейцарии, Boogie известен своими граффити в стиле старых школьных букв, чистыми формами и мощным использованием ярких цветов, которые можно распознать в любой точке мира. Буги - любимый художник в мире современного городского искусства.

Отправляйтесь в магазин Trapped in Zone One / Just Type, чтобы просмотреть футболки ограниченного выпуска. Аутентичный дизайн от реальных людей.

Современное граффити

Новое поколение современных художников со всего мира было призвано собраться в Лос-Анджелесе, находящемся на пороге противоречивых форм искусства. В рамках выставки «Искусство на улицах» Музея современного искусства Лос-Анджелеса уличное искусство, которое часто называют граффити и вандализмом, теперь требует оплаты для известных уличных художников.Среди этих артистов можно узнать такие имена, как Blu, Bank $ y и Shepard Fairey, благодаря их массовому и даже коммерческому успеху. Всемирно известный плакат Барака Обамы «НАДЕЖДА» и выставка «Искусство на улицах» Фейри сигнализируют о введении и принятии уличного искусства в мире современного искусства. Однако анти-истеблишмент и неконтролируемый характер уличного искусства предрасполагают художников к цензуре, которая только подтверждает ценность их художественных посланий.

Blu, псевдоним анонимного уличного художника из Италии, прославился своими фресками в Европе и Южной Америке.Эти картины медленно и кропотливо материализуются на эпическом полотне городской и промышленной архитектуры, и Блю особенно тщательно продумывает расположение своих фресок. Помимо использования архитектурных структур при формировании своих картин, конкретное расположение фресок Блю определяет их темы, часто протестные и комментарии о состоянии общества. Blu путешествует по миру, рисуя фрески, такие как «Глобальное потепление» и «Сектор Газа», которые демонстрируют, соответственно, экологические и антивоенные заботы.Общие темы войны, корпоративной алчности и окружающей среды характеризуют пуристское уличное искусство Блу ​​как противоречивый протест против нынешнего состояния общества.

Bank $ y - сразу узнаваемое имя, имеющее отношение к уличному искусству. Известный своей техникой трафарета, английский художник громко заявляет о своем ниспровержении общества. Квалифицируя граффити и уличное искусство как средство художественного протеста, Bank $ y говорит: «Если у вас нет железнодорожной компании, вы вместо этого идете и рисуете на ней.(3) Бросая вызов так называемым властям, Bank $ y и другие уличные художники выражают свою критику общества через свое искусство, местоположение и тематику. Искусное сопоставление шаблонных изображений с их окружением и привлечение внимания к социальным проблемам позволяет Bank $ y выразить свое разочарование в различных аспектах мира. Как на изображениях выше, он использует ребенка, чтобы изобразить свое разочарование в политическом процессе и войне, в частности, сопоставляя маленькую девочку, гладящую солдата или рисующую по трафарету.Таким образом, Bank $ y демонстрирует абсурдность таких концепций и их актуальность даже для самых невинных членов общества.

3. Лозовский Андрей. «Граффити Бэнкси: книга о думающем уличном художнике (ФОТО)». The Huffington Post . TheHuffingtonPost.com, 30 августа 2012 г. Интернет. 06 декабря 2016 г.

Шепард Фейри
фото Джона Коломбо

Шепард Фейри - пример коммерчески успешного уличного художника, который квалифицирует граффити как жизнеспособный вид искусства.Стрит-арт Фейри, известный своим изображением Андре Гиганта под словом «ПОСЛУШАТЬСЯ», стал коммерчески успешным бизнесом и линией одежды. Фейри направляет доходы от этих коммерческих усилий некоммерческим организациям, таким как «Надежда для Дарфура», «Накорми Америку», помощь пострадавшим от землетрясения на Гаити и заповеднику дикой природы Аляски. В то время как Фейри продолжает повышать осведомленность о социальных проблемах с помощью уличного искусства, его коммерческий успех позволил решить те же самые социальные проблемы, продемонстрировав тактичность и полезность так называемого вандализма.

Пример шляпы OBEY от Fairey Оригинальное изображение граффити Fairey’s OBEY Знаменитый плакат кампании Шепарда Фейри «НАДЕЖДА»

Шепард Фейри - художник, создавший культовый плакат кампании 2008 года в период президентства Барака Обамы. Как и многие другие произведения искусства Фейри, этот плакат начинался как уличное искусство, прежде чем стал коммерчески успешным и узнаваемым в поп-культуре, демонстрируя еще большее признание уличного искусства в мейнстриме.

«Сектор Газа» от Blu в Праге, Чешская Республика

Стрит-арт Blu представляет собой зрелые примеры социальных комментариев, которые часто демонстрируют граффити.По заказу фестиваля, чтобы нарисовать «Сектор Газа», Блю искусно сочетает бульдозеры и танки на бесконечной полосе Мебиуса, чтобы привлечь внимание общественности к продолжающимся конфликтам между израильтянами и палестинцами.

Следует проводить важное различие между искусством городского протеста и мятежными, анархическими, неразборчивыми метками, как это видно на межгосударственных мостах. Уличное искусство широко распространено, и его темы и художественные формы очевидны. Такие темы можно распознать в фреске Блю через анализ его живописи.Посредством изображений, изображенных в его уличном искусстве, Блу протестует против жадной корпоративной военной машины, богатых, которые отправляют бедняков в чужие страны, чтобы бороться за свои финансовые интересы. Относительно сдержанный по сравнению с его предыдущими антивоенными фресками, цензурированное изображение Блю гробов, задрапированных долларовыми купюрами, высмеивает хорошо узнаваемые гробы солдат, задрапированных американскими флагами. Эта сатира ставит под сомнение истинные мотивы зарубежных войн. Тем не менее, аккуратное расположение гробов и самих гробов предназначено для уважения к мертвым, в честь жертвы, принесенной солдатами.Фреска просто ставит под сомнение стоимость и ценность жизни в поддержку солдат и ветеранов войны против произвольной и ненужной отправки солдат и окончательной гибели людей. Частные организации должны ценить свободу слова, особенно в их попытках признать это право в уличном искусстве. Ценность и фактически конституционное право на свободу слова специально предназначены для защиты непопулярных мнений и мнений меньшинств. Теперь, как изображено на фреске Блю, благоприятное и популярное мнение богатых людей и корпораций заглушает протесты городских жителей, призывающих к переменам в обществе, и поощряет войну.Этот протест, протест против цензуры, является идеологией уличного искусства. Цензура уличного искусства, особенно когда ее заказывает организация, имеющая предварительные знания и, следовательно, разумные ожидания, равносильна цензуре непопулярных мнений и протестов, представленных темами уличного искусства.

Побелка антивоенной фрески Блю характеризует цензуру как подавление неконтролируемых, непопулярных мнений. Независимо от того, насколько непопулярно мнение, особенно представленное надлежащим образом и заказанное музеем, ценность свободы слова распространяется и на формы искусства, особенно на те, которые сами яры в протестах и ​​свободе слова.Стрит-арт - это среда неконтролируемого протеста и крика непопулярных мнений. Истинные мотивы цензуры часто заключаются в страхе перед неконтролируемым и в попытке утвердить власть над тем, что нельзя контролировать. Ценность непопулярных мнений и общественного протеста через все средства свободы слова не может быть важнее, чем они становятся после цензуры. Музей современного искусства пытался контролировать неконтролируемое искусство, точно так же, как цензура пытается контролировать неконтролируемый протест людей, которые считают, что обществу пора меняться.

Незавершенная фреска Блю перед побелкой

Стрит-арт характеризуется тем, что ее невозможно контролировать. Он наполняет безжизненную архитектуру и пустые промышленные фоны неконтролируемой средой протеста, гарантируя цензуру протеста и изменений, которые он может вдохновить. Музей современного искусства прямо нарушил основную цель стрит-арта, пытаясь изолировать форму искусства. Уличное искусство в музеях - это как «смотреть на диких животных в зоопарке» (1). Точно так же, как истинная сущность диких животных проявляется только в дикой природе, в их естественной среде обитания, уличное искусство принадлежит улицам и, конечно же, не должно. будет удивительно, если это нарушит условия содержания.Искусство на улицах - это форма протеста. Это спорно. Это неконтролируемо. И это не всегда красиво. Уличное искусство рассматривается как граффити и вандализм массами людей, отключенных от городских центров и городской молодежи из-за его незаконного показа и противоречивых тем. Тем не менее, пытаясь распознать эту форму искусства, Музей современного искусства не смог распознать стилистические и демонстративные истоки, которые определяют уличное искусство. Обеление незаконченного антивоенного фрески Музеем современного искусства способствует цензуре непопулярных мнений, оправдываемых их неспособностью контролироваться.

Посредством побелки незаконченной фрески Блю Музей современного искусства подверг цензуре художественное произведение, призванное способствовать миру и вдохновлять стремление к переменам в обществе. С полным пониманием расписания Blu, местной тематической стратегии и общих тем, Музей современного искусства поручил всемирно известному художнику нарисовать фреску на их здании Geffen Contemporary. Музей и его директора разрешили Блю приступить к работе над картиной по прибытии, но задержка рейса задержала прибытие художника, сжимая крайний срок для показа фрески, который предполагался до полного открытия выставки.Музей почти не пытался связаться с Blu, поэтому, опоздав, уличный художник приступил к работе. Однако еще до того, как его успели закончить, фреска Блю была побелена по приказу директора музея Джеффри Дейча. Цензура фрески Блю вызвала более неоднозначное внимание средств массовой информации, чем сама фреска. Фреска была сочтена слишком противоречивой и чувствительной для его антивоенных настроений, но цензура часто списана как другой случай ремонта вандализма граффити или меток.

1. Вайланкур, Райан. «MOCA заказывает фреску, а затем отбеливает ее». Новости Лос-Анджелеса . 14 декабря 2010 г. Интернет. 11 ноября 2016 г.

Фреска Блу белят

Не отступая от основной цели уличного искусства, невозможность контролировать фреску вызвала цензуру искусства Блу, и попытка оправдания служит для того, чтобы скрыть отсутствие контроля со стороны музея. Несмотря на предварительную информацию о местонахождении стены и ее влиянии на идеи Блю, директор музея Дейч решил, что фреска не подходит для этого района из-за близости к госпиталю по делам ветеранов и памятнику Go For Broke в честь японско-американских солдат в Вторая Мировая Война.Интересно, что надпись на памятнике приносит извинения за интернирование японско-американских граждан в ответ на бомбардировку Перл-Харбора. Подобно тому, как цензурированная фреска Блю содержала антивоенные темы, военный мемориал сохраняет свои собственные темы против произвола американского правительства во время войны. Даже с полным пониманием общих тем Блю против войны и корпоративной жадности, и особенно его художественного процесса, в частности, связанного с координацией с местностью, Дейч назвал памятник Go For Broke своим главным оправданием цензуры скандальной фрески Блю.Хотя намерение художника может быть неверно истолковано, ни один человек не жаловался и просил удаления фрески, как намерение фрески кажется ясным. (2) Изображением спорных уличного искусства, особенно по заказу музея Современное искусство, которое экспонируется только временно, не требует такой цензуры, которую оправдывает директор музея. Вместо этого неправильное толкование и представление непопулярных мнений в уличном искусстве оправдывает цензуру неконтролируемого средства общественного протеста.

2. Ванкин, Дебора. «Блю заявляет, что удаление MOCA его росписей подвергается цензуре». Лос-Анджелес Таймс . Los Angeles Times, 15 декабря 2010 г. Интернет. 28 ноября 2016 г.

«Глобальное потепление» Blu в Берлине, Германия

Настенная роспись Blu в Берлине, Германия, изображает песочные часы с тающим айсбергом и тонущим городом вместо песка, что является особенно мощной метафорой глобального потепления. Картина была удалена в 2014 году, но ее влияние сохранилось и было воспроизведено на многих фотографиях культового уличного искусства.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *