Гаэтано пеше: Гаэтано Пеше: патриарх дизайна

Содержание

Gaetano Pesce. Гаэтано Пеше | Знаменитые архитекторы и дизайнеры

Гаэтано Пеше (Gaetano Pesce) — архитектор, педагог и теоретик, один из самых ярких и последовательных представителей арт-дизайна, основоположник «эмоционального» и «поведенческого» дизайна. Его работы, соблюдая номинальные правила утилитарного служения человеку, на самом деле отдают пространству свою особую гармонию, энергию, эмоцию, что переводит их в плоскость произведений искусства.

 

«Я верю, что хороший дизайн — это комментарий сегодняшней жизни. Это не просто выражение формы и стиля, а то что происходит в каждодневной жизни. Это комментарий реального мира».

 

Несмотря на ясность и своеобразную гладкость творческой карьеры Пеше, его безоговорочное признание во всем мире, фигура мастера все же окружена аурой загадочности, свойственной явлению, которое по масштабам превосходит свое время, а потому не может быть в полной мере понято и оценено современниками. Помимо безусловно высочайшего профессионального уровня работ Пеше, их своеобразной классичности, объективные основания для такого восприятия коренятся в особом, типе художественного сознания и художественного поведения Пеше.

 

Его творчество — своего рода абсолютный, идеальный образец артдизайна, реализующий предельный исторический и типологический смысл этого феномена: это не просто аналогия или подражание Большому искусству, но полноправное наследование его основополагающих принципов. 

 

Прежде всего, Пеше абсолютно чужд авангардистскому синдрому непрестанного говорения и манифестирования, для которого типична необязательность мысли или ее тавтологичность. Гаэтано Пеше отличает строгая выверенность, отточенность концептуальных высказываний. Характерная особенность творчества мастера — поразительно малое число доведенных работ (из нежелания увеличивать «белый шум» современной культуры, по собственным словам Пеше), каждая из которых долго, неторопливо и сосредоточенно взращивается до уровня шедевра и противостоит истеричной энергетике «производства культуры» в наши дни.

 

Кроме того, своеобразная интравертность и добровольное аутсайдерство исключили не только превращение авторского стиля Пеше в расхожую стилистику, но и формирование слоя учеников-эпигонов (при всей социально-художественной и педагогической активности Пеше, концептуальной и формально-пластической мощи его творчества, способной питать не одну группу и направление). И наконец, для Гаэтано Пеше характерно полное равнодушие к столь привлекательной для многих его соратников роли менеджера культуры.  

 

Все это свидетельствует о решительном нежелании Пеше включаться в коммуникативно-производственную активность постмодернистской проектной культуры, об отказе безостановочно тиражировать в многочисленных отражениях свой образ и торговать им. Эти качества ставят его в один ряд с наиболее загадочными фигурами итальянского дизайна и итальянской архитектуры, как, например, И. Гарделла и К. Скарпа, то есть с теми, кто в наиболее чистом виде воплощает национальный идеал, своего рода мифологему творческой личности в Италии — «абсолютного художника», Маэстро, аристократа духа.

 

Пеше, с его искренней душевной и духовной включенностью в постмодернистский Вавилон, демонстрирует, насколько эта мифологема далека от подменившей ее в Новое время пародии — фигуры Мэтра, высокомерного и отрешенно-равнодушного академического небожителя. В отличие от подобного напыщенного Олимпийца, Пеше пребывает не в разреженной атмосфере горнего эстетического культа, но дышит густым, насыщенным воздухом дольней, живой культуры, не пропуская ни одного из земных событий и приключений. Но в то же время, в отличие от рядового жителя земли, он оказывается неподвластным суете обыденности, умея поднять культурный быт до бытия культуры, сиюминутное до метаисторического.

 

Трудно найти в современной проектной культуре мастера, который сумел бы извлечь из сумятицы постмодернистского культурного быта, из таких его «низких» реалий, как рынок, производство, технология, массмедиа, суетливая конъюнктурная деловитость и синдром всеобщей купли-продажи, столь величавый, даже культовый проектно-художественный космос, звучащий гулом бурлящей подземной лавы; сумел бы сообщить дизайну такой царственный аристократизм, явив непреложность благородства его «художественных кровей», как это сделал Пеше. Его поэтика сопоставима разве что с неотмирной монументальностью Этторе Соттсасса и, в более широком культурном контексте, с онтологической грандиозностью художественной мысли П. Пазолини.

 

Совершая своеобразную возгонку культурного обихода, Пеше реализует одну из фундаментальных метафор художественного творчества — метафору путешествия, странничества. Это творческое поведение, движимое обобщенным любопытством туриста и бескорыстной страстью к перемене мест бродяги, инстинктивной необходимостью перемещения номада и истовым поиском смысла странника-скитальца, целеустремленностью паломника, знающего путь, и тайноведением проводника, путь указывающего. Творческий путь Пеше почти буквально воспроизводит символическую парадигму жизни Артиста: он есть не прекращающееся путешествие по странам и континентам, по культурному и духовному ландшафту современности.

 

Это вечное странствие («Пешепутешественник» и «проблема границ» — сквозные сюжеты творческой жизни мастера), его мотивы и его цели составляют одну из главных загадок для тех, кто берется разгадать Пеше.

 

Экзистенциальный опыт такого путешествия составляет суть пластической темы всего творчества Пеше. Его проектирование — это своего рода эпос, преображающий мерцающую и фонящую неразбериху, суматоху и столпотворение постмодернистского периода в монументальный образ энергетической пульсации. В художественном мире Пеше происходит непрестанное превращение хаотичной, бесформенной витальной лавы в твердую породу культуры, непрочной и скоротечной земной материи — в надежную опору. И, наоборот, опоры и ориентиры, мнящиеся ограниченному уму неколебимыми, непрестанно возвращаются в первозданное состояние бесформенного смешения. Этот создаваемый Пеше образ парадоксальной взаимообратимости энтропии и пассионарности можно считать одним из самых выразительных воплощений современного культурного сознания, ищущего онтологическое оправдание своему отраженному бытию.

 

Гаэтано Пеше родился в 1939 году в городе Специя (Италия). В 1959 — 65 изучал архитектуру и промышленный дизайн в Университете Венеции. С 1962 года занимается проектированием мебели (для Cassina, B&B Italia, Bernini, Venini, Meritalia и др.). Жил в Падове, Венеции, Лондоне, Хельсинки, Париже, с 1980-го года живет в Нью-Йорке. Выступает с лекциями во многих университетах Америки и Европы, в том числе в институте Cooper Union в Нью-Йорке и в Институте архитектуры Страсбурга.

 

Первый успех и международную известность в 1969 году ему принесло пенополиуретановое

кресло Up 5 для C&B Italia. Спроектированная Пеше в 1969 году серия состоит из семи изделий различных размеров, обтянутых особым материалом. Их антропоморфические формы остаются неизменными и спустя 30 лет после своего появления. Самое знаменитое из этой серии, ставшее истинным эталоном — кресло «UP 5» или «Donna» — полиуретановое кресло, повторяющее антропоморфные формы богини плодородия. Круглый мяч, одновременно служивший пуфом и подставкой для ног, прикреплялся к креслу шнуром и отлетал при ударе на небольшое расстояние.

 

«Это дизайн, в котором я выразил свой взгляд на женщину: поневоле она является пленницей самой себя. Мне так понравилась идея придать креслу форму женского тела с мячом у ног… Это традиционный образ пленника». Работая над созданием серии «UP», Пеше содействовал изучению функциональных качеств полиуретана: были проведены исследования полиуретана в соответствии с особенностями производства антропоморфных форм. Изготовленные целиком из полиуретана без какой-либо жесткой конструкции, кресла «UP» упаковывались под давлением и поступали к потребителю в сплющенном виде, но при вскрытии упаковки начинали на глазах обретать форму и объем, подвергая людей в состояние веселой жути. Одновременно это и вариант «открытой формы», характерной для программированного кинестического искусства.

 

Презентация серии «Up» стала одной из легендарных акций арт-дизайна 1960-х. Реклама «Up» являла собой следующую картину: на фоне седых скалистых гор расположились семейство кресел, манекенщицы-эльфы в черных трико и черных шапочках или белых трико и белых париках, и над всем этим радужным миром нависала огромная ступня, специально спроектированная Пеше.

 

В 50-е годы функциональный дизайн находился в глубоком кризисе. Гаэтано Пеше одним из первых предложил дизайнерам быть проще и относиться к создаваемым объектам как к взрослым игрушкам. Это и превратило недавнего выпускника Венецианского университета в мировую знаменитость. Сразу же попав в разряд классики итальянского дизайна, серия «UP» стала своего рода эмблемой триумфального прорыва «итальянской линии» сквозь заслоны академического «хорошего дизайна».

 

В 2000 году В&B Italia выкупила авторские права на серию «UP» у Гаэтано Пеше и возобновила ее производство, но уже под названием «UP 2000». Комплект мебели, как и раньше, включает семь объектов, в том числе огромную декоративную ступню. В новой серии кресло «UP 5» окрашено в черный, красный, желтый, глубокий фиолетовый и серый цвета.

 

В 1972 году на нью-йоркской выставке «Италия: новый ландшафт» Пеше представил проект гипотетического подземного города, якобы возникшего в «Период великого загрязнения» после 2000 года и откопанного археологами где-то в 3000 году. Дизайн Пеше выражает его собственную точку зрения на жилую среду и основан на концепции зонированного жилого ландшафта, тревожной и зловещей архитектуры как нового средства отрицания. В причудливой стереометрии фантастического города выразились модные в то время черты экзистенциализма. Пеше становился дизайнером-экзистенциалистом, воплощавшим в предметах психологизм утопии, человеческие чувства: беспокойство, тревогу, желание смерти, страх. Идеи Пеше не иссякают до сих пор. Среди его работ — «Органическое здание» в Осаке (1990), галерея Mourmans в Кнокке-Зут (1994) и оформление Дворца изящных искусств в Лилле (1996). Себя и тех, кто начинал работать вместе с ним, он называет «сумасшедшими архитекторами».

 

Один из проектов Пеше — «Московская комната». Впервые эта инсталляция была показана на Миланском мебельном салоне 2002 года в рамках спецпроекта с участием 10 крупнейших дизайнеров и архитекторов мира. Каждый из них представил «комнату в отеле» в одной из десяти мировых столиц. Задача у объектов была одна — максимально выразить индивидуальности и природу города. Куратор акции, американский дизайнер Адам Тиани, сказал: «Пеше — художник с буйной, избыточной фантазией. Он отлично сумел выразить яркий характер Москвы». Стоит отметить, что и сам Пеше считает Москву «городом с огромной энергией, городом будущего».

 

В российской столице «Московская комната» Гаэтано Пеше выставлялась в наиболее органичном для нее интерьере — в легендарной гостинице «Москва», одном из лучших воплощений сталинского ар деко. Специально на презентацию этого проекта Гаетано Пеше приезжал в Москву. Это было не первое посещение Пеше России. В 1958 году он приезжал в Москву, чтобы своими глазами посмотреть на коммунизм. Как и следовало ожидать, Гаэтано Пеше уехал разочарованным в социалистических идеалах пост-сталинского СССР. Создатель инсталляции «Московская комната» считает, что дух российской столицы как нельзя лучше передаст орнамент из значков «Серп и Молот» — красных на белом фоне — в качестве напольного покрытия. А также силиконовые лампы в форме луковиц церквей; диван, состоящий из «мужского торса» и «женской спины»; покрывало, изображающее карту Москвы, с вкраплениями фотопортретов Путина и Сталина; красные стены; «подтаявший» пол, испещренный изображениями серпа и молота; веселенький унитаз с аксессуарами в форме женских губ. «Я создавал «Московскую комнату» с наслаждением. Это — единственная комната, в которой я сам хотел бы остановиться. Она очень радостная и оптимистичная. И очень сексуальная». Инсталляция Пеше произвела настоящий фурор и почти единодушно была признана самой удачной.

 

Сейчас Пеше живет в Нью-Йорке. Его работы выставляются в таких музеях как Museum of Modern Art, Metropolitan Museum of Art в Нью-Йорке; Musee des Arts Decoratifs и Centre Georges Pompidou в Париже; Museo d’Arte Moderna в Турине; Keski Suomen Museum в Хельсинки; Centre Canadien d’Architecture и Musee des Arts Decoratifs в Монреале.

 

Все дизайнерские работы Пеше отличаются особой чувственностью, присутствием некоторой доли провокации и, часто, политического подтекста. Творческий метод дизайнера характеризуется использованием богатой цветовой палитры, активным применением синтетических материалов — пенополиуретана, пластика, силикона — в сочетании с деревом, металлом и папье-маше, развитием на практике теории «poorly made» (создание дизайнерских объектов из дешевых материалов — папье-маше, макулатуры и т.д). Гаэтано любит создавать серии, главная цель которых — подчеркнуть индивидуальность каждого экземпляра, «непохожесть» его на другие объекты той же серии, например в серии «Nobody s perfect» предметы одинаковой формы созданы из платика разного состава и цвета. Об этой серии дизайнер говорит: «Я старался показать, что никто, ни один дизайнер не может создать совершенный предмет идеальной формы или окраски. Достоинство этой коллекции — в ошибках. Суть этой коллекции в том, что все вещи по-своему красивы».

 

«Fish Design» — многоплановая, разносторонняя коллекция предметов для дома. Для самого Пеше это, по его выражению, «новое волнующее приключение».

 

Эластичные резиновые вазы и браслеты, по его замыслу, должны вносить в жизненное пространство позитивные эмоции и добрый юмор. В этой серии ярко проявилось стремление дизайнера уйти от стандарта, выразить в вещах все многообразие мира: его чувственность, его красоту и даже его дефекты. Философия «Fish Design» строится на непредсказуемости: особенность состоит в том, что в результате смешения жидкостей всегда получается новое, неповторимое изделие. Это дает возможность бесконечного варьирования. Поэтому все предметы гарантированно уникальны в своем роде.

 

«Традиционная мебель несет в себе такие ценности, как удобство, комфорт, практичность. Мои же предметы, помимо перечисленного, несут некий message — чувство, которое передается владельцу. Нетрадиционная мебель позволяет людям раскрыться, в ней заключен контакт, чувственность. Предметы должны улучшать нашу жизнь, добавлять ей больше тепла, больше цвета, больше ощущений. Мне кажется, чем больше этим наделен предмет, тем лучше. На мой взгляд, назначение дизайна в будущем — улучшать психологическое состояние человека, делать жизнь не только удобной, но и радостной».

 

 

 

Гаэтано Пеше (Gaetano Pesce) на archi.ru

 

 

Использованы материалы:

 

 

Гаэтано Пеше: оригинальные работы с глубоким философским смыслом — Статьи — Атмосфера стиля

О чем хотел поведать мастер, создавая несовершенную мебель?

Среди талантливых дизайнеров есть мастера, чьи работы долгие годы не теряют свою актуальность. В их числе и Гаэтано Пеше (Gaetano Pesce). Он любит удивлять публику своими творениями, критикует современников и постоянно ищет новые идеи для вдохновения. О работах итальянского дизайнера Гаэтано Пеше мы и поговорим подробнее.

Формирование гения Гаэтано Пеше

Известный дизайнер Гаэтано Пеше родился в 1939 году в итальянском городе Специя. В 20-летнем возрасте он стал студентом Венецианского университета, где изучал архитектуру и промышленный дизайн. По словам самого Гаэтано, его стремление к творчеству всегда находило отклик у преподавателей. Во многом благодаря им он поверил в себя. Как результат, успех к нему пришел уже через четыре года после получения диплома дизайнера.

Гаэтано Пеше известен не только как дизайнер, но и как философ. Он прославился как автор «эмоциональных» предметов интерьера, но всегда был уверен в том, что в современном мире понятие архитектура как таковое уже не существует. Есть лишь строительство в разных своих проявлениях, а архитектура как понятие, по мнению Гаэтано Пеше, всегда была в определенной степени вне времени. По словам мастера, стиль сейчас неважен, но большая роль отводится индивидуальности.

Работы именитого дизайнера

Первые работы Гаэтано Пеше — надувное кресло Up5 (позднее его стали назвать культовым) и огромная металлическая лампа. Up5 (или Donna) — ключевой объект первой коллекции предметов интерьера. Он имеет антропоморфные очертания, в которых легко можно угадать формы пышнотелой дамы, к «ноге» которой привязан шар. Сам Пеше говорил, что этим предметом он хотел выразить свой взгляд на женщину, которая сама того не желая находится в плену у самой себя.

Предметы мебели, созданные Гаэтано Пеше, оригинальны и несовершенны. Они вызывают двоякие чувства, восторг и неприязнь одновременно. Это — «живая» мебель, у которой есть свои недостатки, свой характер и индивидуальность. Работы Гаэтано Пеше словно хотят нам сказать, что не нужно стремиться к перфекционизму, а нужно обязательно переосмыслить отношение к себе.

В 2002 году Гаэтано Пеше выпустил необычную коллекцию Nobody’s Perfect. Это — мебель, не совершенная, но достаточно дорогая. Еще один известный и необычный проект дизайнера — Sessantuna (2010 год) — посвящен 150-летию со дня объединения родины мастера, Италии. Коллекция состоит из 60 столов, каждый из которых имеет форму прямоугольника с нечетким контуром в цветах государственного флага. Особенность этой коллекции в том, что ее элементы, если их соединить, образуют карту Италии размером 20х25 метров.

Гаэтано Пеше и его «Донна»

В 1969 году молодой итальянский дизайнер Гаэтано Пеше (Gaetano Pesce) придумал для B&B Italia коллекцию объектов Up, презентация которой стала одной из легендарных акций поп-арта 1960-х.

А сама серия принесла дизайнеру первый успех и международную известность. Серия состоит из семи пенополиуретановых изделий различных размеров, обтянутых особым материалом. Самое знаменитое из этой серии, ставшее истинным эталоном — кресло «UP 5» или «Donna» — резиновое надувное кресло, повторяющее антропоморфные формы богини плодородия — большие материнские колени. Круглый мяч, одновременно служивший пуфом и подставкой для ног, прикреплялся к креслу шнуром и отлетал при ударе на небольшое расстояние.

Гаэтано говорит: «Это дизайн, в котором я выразил свой взгляд на женщину: поневоле она является пленницей самой себя. Мне так понравилась идея придать креслу форму женского тела с мячом у ног… Это традиционный образ пленника». Работая над созданием серии «UP», Пеше содействовал изучению функциональных качеств полиуретана: были проведены исследования полиуретана в соответствии с особенностями производства антропоморфных форм. Изготовленные целиком из полиуретана без какой-либо жесткой конструкции, кресла UP упаковывались под давлением и поступали к потребителю в сплющенном виде, но при вскрытии упаковки начинали на глазах обретать форму и объем, подвергая людей в состояние веселой жути.

В 50-е годы функциональный дизайн находился в глубоком кризисе. Гаэтано Пеше одним из первых предложил дизайнерам быть проще и относиться к создаваемым объектам как к взрослым игрушкам. Это и превратило недавнего выпускника Венецианского университета в мировую знаменитость. Сразу же войдя в разряд классики итальянского дизайна серия «UP» стала своего рода эмблемой триумфального прорыва «итальянской линии» сквозь заслоны академического «хорошего дизайна».

В феврале нынешнего года в парижской галерее Sotheby проходила выставка-продажа произведений Гаэтано Пеше. На выставке помимо множества объектов, созданных великим мастером, можно было увидеть и оригинальные версии знаменитого кресла Up5 , например деревянную или одетую в костюм. 

Подробнее о Гаэтано Пеше >>
www.gaetanopesce.com
www.bebitalia.com

Гаэтано Пеше строит дом в Бразилии: фото оригинального фасада и интерьеров

Дом Пеше – это главное здание, соединенное мостками с семью домиками, пока еще не завершенными. С высоты птичьего полета линии этой хаотичной на первый взгляд группы оказываются изображением лица (“портрет хозяина”, по задумке Пеше). Во всех домах есть гостиная, кухня и ванная, а в центральном блоке – еще и терраса на крыше с видом на океан.

Фасад облицован черепицей из полиуретана — одного из любимых материалов Пеше.

РУЙ ТЕЙШЕЙРА

Каждое здание также должно представлять свой материал; полностью отвечает этому условию пока лишь главное, из цементных блоков и деревянных конструкций. Его изолированные полистиролом стены покрыты в интерьере фанерой с “морской” штукатуркой.

Деревянная лестница ведет на террасу на крыше, где Пеше любит загорать.

РУЙ ТЕЙШЕЙРА

На фасаде – прибитая гвоздями черепица из полиуретановой смолы. Стены ванной – из цементно-известнякового раствора, перемешанного с зеркальными осколками. А соединительные мостки и лестница, ведущая на террасу, сделаны из необыкновенно прочной породы местного дерева (в XIX веке оно шло на решетки в тюремных окнах).

Все блоки в доме Пеше связаны мостками.

РУЙ ТЕЙШЕЙРА

Пеше, показавший в свое время коллекцию мебели под названием Nobody’s Perfect, любит повторять, что даже гениальный дизайнер не в состоянии создать абсолютно совершенную вещь. “Я не боялся ошибиться, разрушая в этом доме традиционные геометрические структуры – яркие, запоминающиеся образы часто являются как раз следствием дизайнерских ошибок”. Входные двери здесь похожи на лицо в профиль, окна – на глаза, а строящаяся водонапорная башня – на птицу с длинной шеей.

Одно из окон-глаз, которыми “смотрит” фасад дома.

РУЙ ТЕЙШЕЙРА

Впрочем, результаты некоторых ошибок стали для Пеше слишком уж неожиданными. Рядом с цементным могло бы стоять здание из каучуковых блоков, но их уложили неправильно, и вся конструкция рухнула. Сейчас Пеше рассчитывает, что до конца строительства осталось три года. “Но, знаете, теперь я как-то не особо боюсь “нарушить режим”. Как можно загадывать в случае с архитектурой, которая всегда – разновидность насилия над пространством? Только представьте, каким диким для греков был когда-то “классический” храм! Для Бразилии, до сих пор считающей авторитет Ле Корбюзье непререкаемым, мой дом, конечно, странноват. Что ж, посмотрим, посмотрим!”

“ Пространство входного холла я выстроил на контрасте пола и стен”, — говорит Гаэтано Пеше.

РУЙ ТЕЙШЕЙРА

Текст: Антонелла Боизи

Фото: РУЙ ТЕЙШЕЙРА

Гаэтано Пеше: «Дизайн — это комментарий к сегодняшней жизни»

Гаэтано Пеше (Gaetano Pesce) можно с уверенностью назвать живой легендой. Основоположник «эмоционального» дизайна, наряду с другими бунтарями эпохи 60-х вроде  Марио Беллини (Mario Bellini) и Чезаре Кассина (Cesare Cassina), уже более полувека не перестает нас удивлять. Его работы не ограничиваются  вниманию к функции, набору ожидаемых ощущений, зрительных и тактильных. Пеше — один из тех, кто уверен, что хороший дизайн — «это комментарий к сегодняшней жизни».

Слагаемые стиля

В  течение всей жизни Гаэтано исповедует идею эластичной архитектуры, которая прозвучала из его уст еще в 1965 году, на конгрессе «Общество и архитектура». Пеше искренне верит, что современная архитектура переживает кризис идентификации. Кирпичная коробка может в равных шансах оказаться и многоквартирным домом, и фабрикой, и церковью. После окончания архитектурного факультета в Венеции, Гаэтано Пеше становится одним из учредителей художественного объединения программированного искусства — «Группы N» (Падуя), но уже в начале 60-х быстро меняет концепцию своего творчества в пользу ассоциативного дизайна. Возможно, это происходит под влиянием  американского поп-арта. С тех пор работы Гаэтано отличает четкое следование идее и концепции. Любимые материалы Пеше — каучук, резина, смолы, кристаллы.

«Мне кажется, каждое время должно иметь свои материалы. Было время, когда архитектура реализовывалась в дереве, кирпиче или мраморе. Сегодня мы пользуемся материалами, которые в основном применялись в прошлом — металл, бетон и стекло. Я же пытаюсь использовать новые материалы. Я открыл для себя возможности резины после окончания университета. Я связался с разными химическими компаниями и лабораториями, чтобы узнать об использовании и потенциале силиконов и сплавов. С тех пор я потрясен этими удивительными материалами и всегда использую их в своих проектах», — считает великий маэстро.

«Возрождение» в дизайне

Мировую славу Пеше принесла серия кресел UP, выполненная по заказу компании В&B Italia. Самое знаменитое кресло из этой серии — UP 5 или как его иначе называют —Donna, изобретенное еще в 60-е годы. Это огромное надувное кресло, имитирующее формы богини плодородия — фантазия с фрейдистским подтекстом, эротическая составляющая этого объекта, вне всякого сомнения. Сам Гаэтано говорит: «Это дизайн, в котором я выразил свой взгляд на женщину: поневоле она является пленницей самой себя».  И действительно, подставкой для ног служит мяч, который прикрепляется к креслу с помощью шнура, выполняющий роль символической «гири каторжника». Примечательно то, что полиуретановые кресла серии UP упаковывались вакуумным методом и при вскрытии прямо на глазах изумленного зрителя принимали притягательные объемы. Выразительная пластика поп-арта и сложный ассоциативный ряд сближали творения Пеше со скульптурными произведениями. Много лет спустя будучи выкупленным компанией В&B Italia, этот же дизайнерский объект был воспроизведен под названием UP 2000.

Пеше отмечает, что мир дизайна можно разделить на «мужской» и «женский». «В «мужском» дизайне создано много красивых и важных вещей, но теперь этот стиль рискует постоянно повторять и воспроизводить себя. По моему мнению, будущее за женственностью в дизайне, мягкими и округлыми формами без резких очертаний, — говорит маэстро.

К женственным объектам Пеше можно отнести виниловые вазы, изготовленные для FISH DESIGN в 1994 году, напоминающие одновременно кокон из спагетти, сплетенную корзину или глиняный сосуд. «Если такая ваза, скажем, упадет с небоскреба, с ней  ничего не случится, она просто будет долго прыгать внизу», — рассказывает дизайнер. 

Пеше постоянно экспериментирует с материалами, ищет им новое необычное применение. Его поиски выражаются в концептуальной идее пластичного дизайна, где объекты свободно перетекают из состояния жесткого в мягкое, из аморфного в конструктивное. Среди подобных работ можно выделить стул Golgotha  из стекловолокна, кресло Dalila с причудливыми формами, полученными благодаря использованию синтетических смол.  В серии  Nobody s perfect  дизайнер через разнообразие форм и цветов представленных предметов  в очередной раз доказывает, что нет совершенного дизайна, и каждая вещь по-своему красива.

Футуристические мысли

В начале своего творческого пути Пеше создает экспериментальную компанию радикального дизайна под названием Braccio di Ferro, что означает «стальная рука» и занимается поиском новой экспрессии. В 70-е он активно участвует в жизни архитектурно-дизайнерского авангарда радикального круга. В этот период он создает множество ярких проектов. Эпохальным является проект «Археологический ландшафт», представленный на нью-йоркской выставке «Италия: новый домашний ландшафт» в 1972 году. Дизайнер разработал проект подземного города, возникшего после «великого загрязнения» и найденного археологами спустя тысячу лет. Футуристический город Пеше выражает весь психологизм архитектуры будущего, где есть место человеческим чувствам — беспокойству, страху, тревоге.

В 90-х он продолжает свои искания. Среди его творений — «Органическое здание» в Осаке (1993), галерея Mourmans в Кнокке-Зут (1994) и оформление Дворца изящных искусств в Лилле (1996).

Собственное отношение к трагедии 11 сентября Пеше выразил в проекте здания Всемирного торгового центра Нью-Йорка. Дизайнер предложил восстановить здания-близнецы, соединив надписью с сердцем «I love New York» («Я люблю Нью-Йорк»). «Если бы нью-йоркские «Близнецы» были бы построены из какого-нибудь эластичного материала, трагедия не была бы столь ужасающей. Я думаю, что в будущем архитектура будет гораздо более мягкая, легкая, подвижная, твердость уже в прошлом, мягкость — будущее. Стена сможет менять расположение и размеры в течение дня, и когда вы коснетесь ее рукой, на ощупь она будет мягкой, но не как прогибаются стены из некачественных материалов, а из-за подвижности самой ее структуры», — размышляет дизайнер.

Москва как она есть

В начале 2000-х весь мир потрясла «Московская комната» Пеше — инсталляция для проекта с участием 10 крупнейших дизайнеров и архитекторов мира. В своих объектах они  должны были наиболее полно отразить характер выбранного города. В этом проекте смешались фантазии на тему эпохи Советского союза и Москвы златоглавой. Гаэтано Пеше мастерски вписывает в пространство символы времени, аккуратно перемежая их с собственными впечатлениями. Стоит отметить, что дизайнер впервые  побывал  в СССР в 1958 году. Ожидая увидеть страну, которая идет к светлому будущему, увидел страну жестокого тоталитарного режима, где человеческая жизнь становится винтиком в огромной государственной машине и теряет свою ценность. Свои впечатления он отразил в  инсталляции, созданной уже в наше время. В «Московской комнате»  Орнаменты в виде «серпа и молота» символично расположены на полу.

 «Если теперь люди смогут спокойно по ним ходить, по этим символам угнетения, то это приятно. Знаете, есть такой тип удовольствия — победить то, что тебя угнетает», — рассуждает Пеше. Им вторят красные стены,  силиконовые лампы имитируют церковные купола, покрывало в виде карты Москвы с политическим портретами лидеров, унитаз в виде женских губ и диван, состоящий из «мужского торса» и «женской спины». Стоит отметить, что сам Пеше считает Москву «городом с огромной энергией, городом будущего».

Послание Пеше

В 2007 году в петербургской Галерею дизайна Bulthaup Гаэтано Пеше открывает другую экспозицию под названием «Вопрос времени». Фирменным знаком маэстро стал стол Fish Table, выполненный в форме рыбы. Антропоморфные объекты Пеше, например, светильники серии Friends Lamp и светильники-маски, подчеркивают глубокую связь этих объектов с человеком.  Так, светильник 54 Arms Lamp, сделанный из полиуретановой резины, приобретает нужную форму только благодаря человеческим рукам. Изображая свой итальянский профиль, то в серии пластиковых стульях, то в спинке кресла, то в переплете книги, Гаэтано Пеше «раздает» именные автографы своим вещам. «Традиционная мебель несет в себе такие ценности, как удобство, комфорт, практичность. Мои же предметы помимо перечисленных качеств, несут некий message к чувство, которое передается его владельцу», — подчеркивает дизайнер.

В 2010 году Гаэтано Пеше представляет серию красно-бело-зеленых столов Sessantuna, созданных для Cassina. Если сложить все 61 стол в единый пазл, то получится полуостров, размером 25 на 20 метров — аналогичный  «итальянскому сапогу». При этом соблюдается неровная береговая линия.

Дизайнерские объекты Гаэтано Пеше выполнены в определенной стилистике. Все  со своим набором провокационных ходов и чувственных посланий. Использование новых синтетических материалов — пенополиуретана, пластика, силикона — в сочетании с деревом, металлом и папье-маше — создает огромное поле для креативных возможностей.

С 80-х годов и по сей день Гаэтано Пеше живет и работает в Нью-Йорке. До этого маэстро успел пожить в разных городах мира, что отразилось  на дизайне его вещей, в которых отсутствуют черты традиции и моды. Уже почти полвека Пеше сотрудничает с такими мебельными компаниями как  CASSINA, B&B Italia, BERNINI, VENINI, MERITALIA и другими. Его работы представлены в таких музеях как Museum of Modern Art, Metropolitan Museum of Art в Нью-Йорке; Musee des Arts Decoratifs и Centre Georges Pompidou в Париже; Museo d’Arte Moderna в Турине; Keski Suomen Museo в Хельсинки; Centre Canadien d’Architecture и Musee des Arts Decoratifs в Монреале.

«На мой взгляд, назначение дизайна в будущем — улучшать психологическое состояние человека, сделать жизнь не только удобной, но и радостной», — считает дизайнер. И если заказчик ориентируется на традицию, то задачей архитектора и дизайнера — ее изменить, — считает маэстро.
Гаэтано Пеше убежден, что дизайн будущего будет обращаться к символам. Хотя бы для того, чтобы различать предназначения тех или иных предметов. Пример тому его собственный дом в Бразилии — если приглядеться к большому окну, то профиль волнистой рамы напоминает очертание человеческого лица, взывая к чувствам званых гостей и случайных прохожих.

Гаэтано Пеше и его кресло | Кот Кокос

Вы знали, что есть множество дизайнеров, которые создают мебель, после которой, вы точно не захотите подобрать себе традиционную модель?😨

Предлагаю рассмотреть работу дизайнера Гаэтано Пеше и его легендарное кресло «Up 5». С момента своего появления (1962г) оно стало ярким шедевром арт-дизайна.

Гаэтано Пеше

Гаэтано Пеше

Итальянский дизайнер Гаэтано Пеше (Gaetano Pesce, родился 8 ноября 1939) вложил в уникальные формы женский образ, который сдерживается оковами.

Up 5 (Источник Яндекс.Картинки)

Up 5 (Источник Яндекс.Картинки)

Сам дизайнер говорит о своем творении так: «Это дизайн, в котором я выразил свой взгляд на женщину. Поневоле она является пленницей самой себя. Мне так понравилась идея придать креслу форму женского тела с мячом у ног… Это традиционный образ пленника». Дизайнер относится к своему творению, как будто это целая история его жизни, что очень удивляет людей.

UP 5 в дизайне интерьера (Источник Яндекс.Картинки)

UP 5 в дизайне интерьера (Источник Яндекс.Картинки)

Кресло «UP 5» самый яркий арт-объект из серии UP. Изготовленные целиком из полиуретана без какой-либо жесткой конструкции, повторяющее антропоморфные формы богини плодородия. Круглый мяч, одновременно служивший пуфом и подставкой для ног, прикреплялся к креслу шнуром и отлетал при ударе на небольшое расстояние, символизируя связанные ноги женщины.

UP 5 (Источник Яндекс.Картинки)

UP 5 (Источник Яндекс.Картинки)

Нетрадиционная мебель позволяет людям раскрыться. В ней заключены контакт и чувственность.😌

«Предметы должны улучшать нашу жизнь, добавлять ей больше тепла, больше цвета, больше ощущений. Мне кажется, чем больше этим наделен предмет, тем лучше. На мой взгляд, назначение дизайна в будущем – улучшать психологическое состояние человека, делать жизнь не только удобной, но и радостной», – говорит культовый дизайнер Гаэтано Пеше (Gaetano Pesce).

Как вы видите, это один из тех дизайнеров, который описывает свою мебель, как поэт!

Понравилось ли вам такое кресло?😍

Гаэтано Пеше. Комментарий реального мира

Где живет творческое вдохновение? Пожалуй, Гаэтано Пеше знает ответ на этот вопрос. Его профессия позволяет ему много путешествовать по миру, вдохновляясь… реальностью всего происходящего. Культовая фигура мирового дизайна, архитектор, теоретик и педагог черпает стимул и идеи  для творчества в окружающем его мире…

Он считает, что предназначение дизайна (и его назначение в будущем) – улучшать психологическое состояние человека, делать его жизнь не только удобной, но и радостной.  Не согласиться – невозможно! Ведь все мы думаем так же, только… не всегда способны выразить свои мысли словами: «Традиционная мебель несет в себе такие несомненные ценности, как удобство, комфорт и  практичность.  Мои же предметы помимо перечисленного несут некое послание  —  чувство, которое передается владельцу. Нетрадиционная мебель позволяет людям раскрыться, в ней заключен… контакт, ощущения. Предметы должны улучшать нашу жизнь, добавлять ей больше тепла, больше цвета, больше эмоций. Мне кажется, чем больше этим наделен предмет, тем лучше… для всех нас.»

Кто бы спорил…

Не угнетайте женщину!  

Дизайнер Гаэтано Пеше родился в 1939-ом году в небольшом итальянском городке Специя. В двадцать лет «определился» с профессиональным направлением в жизни – решил, что будет изучать в университете Венеции архитектуру и промышленный дизайн. И не прогадал. С 1962-го года маэстро занимается проектированием мебели. Он работал в Италии, Франции, Германии, Бельгии, Японии, Америке, Бразилии и – более чем успешно.

Специалисты в один голос утверждают, что Гаэтано Пеше еще сорок лет назад придумывал то, что и сейчас кажется фантастикой. Кстати, первый успех – и международная известность   –  к Гаэтано Пеше пришли вместе с созданием  пенополиуретанового кресла под названием UP 5  для компании C&B Italia. Резиновое надувное кресло напоминало круглые женские колени, а мяч, одновременно служивший и пуфиком, и подставкой для ног, прикреплялся к креслу шнуром и при ударе отлетал на небольшое расстояние. «Это дизайн, в котором я выразил свой взгляд на женщину: поневоле она является пленницей самой себя, — рассуждал Гаэтано. — Мне так понравилась идея придать креслу форму женского тела с мячом у ног… Это традиционный образ пленника». Забавно, что эти кресла поступали к покупателям  в сплющенном виде, но при вскрытии упаковки начинали – прямо  на глазах! — обретать форму и объем, подвергая людей в состояние веселой паники.

Предложения  «быть проще», обращенные к дизайнерам интерьеров, а также «относиться к создаваемым ими объектам как ко взрослым игрушкам» превратило недавнего выпускника Венецианского университета в мировую знаменитость, а кресла UP стали своего рода эмблемой триумфального прорыва сквозь заслоны академического дизайна.

О времени и о себе

Кстати, спустя почти сорок лет  мебельная фабрика В&B Italia выкупила у Гаэтано Пеше авторские права на серию UP и возобновила  производство кресел теперь уже под названием «UP 2000». Но Гаэтано Пеше это интересует постольку – поскольку. В дизайне его привлекает только то, что открывает дорогу в будущее – принципиально иные формы, материалы, идеи. «Время идет безостановочно, и пока вы думаете: «Будущее…», проходит время, и будущее уже становится прошлым. Не стоит думать о времени. Время движется, оно все время разное. Так почему же мы должны быть окружены одинаковыми вещами?»   – вопрошает Пеше. И каждый созданный им предмет подтверждает кредо дизайнера.

«Все дизайнерские работы Гаэтано Пеше отличаются особой чувственностью, присутствием некоторой доли провокации и зачастую — политического подтекста, — пишут модные критики. —  Творческий метод дизайнера характеризуется использованием богатой цветовой палитры, активным применением синтетических материалов — пенополиуретана, пластика, силикона — в сочетании с деревом, металлом и папье-маше, созданием        дизайнерских объектов из дешевых материалов — папье-маше, использованной бумаги и т. д).»  

Гаэтано – любитель  создавать коллекции, главная цель которых — подчеркнуть индивидуальность каждого экземпляра, его непохожесть его на другие объекты той же серии: «Я стараюсь показать, что никто в мире, ни один дизайнер не может создать совершенный предмет идеальной формы или окраски. Да и не бывает ничего идеального. Достоинство каждого предмета  — в его ошибках. А достоинство коллекции в целом – в том, что все вещи по-своему красивы.»

Истории на языке дизайна

Когда-то давно, тридцать с лишним лет назад,  Гаэтано  Пеше представил проект гипотетического подземного города, якобы возникшего в «Период великого загрязнения» после 2000-го года и найденного археологами где-то примерно в 3000-ом году. Публику впечатлило… А на поверку оказалось, что все… гораздо реальнее, чем когда-то рисовали фантазии дизайнера. Тем не менее, отличительная черта Пеше – он находится в постоянном движении, не замечая, что уже давно оставил позади своих коллег-дизайнеров, мебельную моду и вообще… окружающий мир. Себя и тех, кто работает с ним, он называет «сумасшедшими архитекторами». Возможно. Кто еще может создать, например, софу, напоминающую вид города, где живет Пеше, стулья и столы из расплавленного пластика, коллекцию мебели под символическим названием «Ничто не совершенно»…

Дизайнер и философ, Гаэтано Пеше не боится экспериментировать. И каждая его работа — это отдельная история, рассказанная на языке дизайна. Думающих людей он приглашает поразмышлять, прочим же предлагает просто забавную игру, которая никогда не наскучит.

А критики не смолкают:  «Несмотря на ясность и своеобразную гладкость творческой карьеры Пеше, а также его безоговорочное признание во всем мире, фигура мастера окружена аурой загадочности, свойственной явлению, которое больше своего времени, а потому не может быть в полной мере понято и оценено.»  Он, в принципе, согласен с такой формулировкой… Почему бы и нет?

Московские фантазии

А лет семь назад Гаэтано Пеше создал инсталляцию «Московская комната», представив, какой могла бы быть комната в отеле в столице России, если бы в ней максимально ярко были выражены индивидуальность Москвы, ее природа и энергетика. Считая этот город «местом сосредоточения огромной энергии, городом будущего», Пеше придумал вот что…

«Я создавал «Московскую комнату» с наслаждением. Это, пожалуй,  единственная комната, в которой я сам хотел бы остановиться. Она очень радостная и оптимистичная. И очень сексуальная.»

«Московская комната» появилась в гостинице «Москва»: орнамент из значков «серп и молот» — красных на белом фоне — в качестве напольного покрытия,  силиконовые лампы в форме луковиц церквей; диван, состоящий из «мужского торса» и «женской спины»,  покрывало, изображающее карту Москвы, с вкраплениями фотопортретов Путина и Сталина, красные стены,  унитаз с аксессуарами в форме женских губ… Такая она, комната, передающая настроение самого главного города России.

«Глобализация, имеющая место в мире, хороша для экономики, финансов, политики, потому что, если везде демократия – это здорово, — рассуждает Гаэтано Пеше. — Что в глобализации плохо, так это тенденция пренебрегать различиями мировых культур. Мне хочется создать пространство, отвечающее своеобразию места, – как «Московская комната». Или создать пространство, которое могло бы стать портретом человека. Но не в отношении стиля, а с точки зрения психологической характеристики… Например, если человек радостный – и пространство должно быть радостным. А если он грустит или подавлен, пространство должно вернуть хорошее настроение благодаря цвету, свету. Вот что мы должны делать сегодня…»

Дизайнер часто выступает с лекциями во многих университетах Америки и Европы. И завершает их, как правило, своей коронной фразой:  «Я верю, что хороший дизайн  — это комментарий сегодняшней жизни. Это не просто выражение формы и стиля, а то, что происходит в каждодневной жизни. Это комментарий реального мира».

Без комментариев!..

 

Текст: Марина Царева  

Декабрь 2009

Гаэтано Пеше

Гаэтано Пеше

Магазин не будет работать корректно, если куки отключены.

Похоже, в вашем браузере отключен JavaScript. Для наилучшего взаимодействия с нашим сайтом обязательно включите Javascript в своем браузере.

  1. Дом
  2. О
  3. Дизайнеров
  4. Гаэтано Пеше

ПРОКРУТКА

ДИЗАЙНЕР

Гаэтано Пеше, архитектор, художник и дизайнер, за сорок лет карьеры реализовал государственные и частные проекты в США, Европе, Латинской Америке и Азии в области архитектуры, городского планирования, дизайна интерьеров, промышленного и выставочного дизайна, движимый постоянным стремлением к инновациям и экспериментам.

Пеше родился в Ла Специи в 1939 году, изучал архитектуру в Венецианском университете и в юности написал манифест в защиту права на непоследовательность в искусстве, необходимости меняться, быть свободным, а не повторяться. Границы между искусством, дизайном и промышленностью теряют значение в его творчестве, потому что даже искусство — это продукт, это творческий ответ на потребности времени, в котором мы живем. Его постоянные исследования в области передовых материалов, языков и технологий привели к созданию культовых постановок, таких как серия Up (1969), состоящая из семи примеров сидений роскошных форм, включая кресло Up5_6, первое изделие промышленного дизайна. призваны передать политический посыл, осудить положение женщин в мире.

Междисциплинарная работа Пеше представлена ​​в постоянных коллекциях самых важных музеев мира, включая MoMa и Музей Метрополитен в Нью-Йорке, Музей Виктории и Альберта в Лондоне, Центр Жоржа Помпиду в Париже, Музей Витра в Германии и Монреальский музей искусств и многие другие. Его подход к дизайну вошел в историю, и его работы были отмечены на выставках исключительной важности. Его проекты выпускают многочисленные компании.

Добро пожаловать в отдел A&D

Наши услуги, посвященные миру профессионалов

В 80 лет Гаэтано Пеше остается пионером дизайна

В рамках нашего ежегодного портфолио «Оригиналы» мы попросили креативщиков — пионеров в области искусства, дизайна, моды, комедии, активизма и многих других — поделиться своими идеями о том, чтобы оставаться верными себе и расширять творческие границы в хаотичном году.Прочтите все вопросы и ответы от группы этого года здесь.

В 80 лет вас определенно считают оригиналом после того, как вы построили свою дизайнерскую карьеру на радикальных экспериментах с процессами и материалами. Это практика, которая стала довольно популярной среди нынешнего поколения дизайнеров, но считалась весьма необычной в то время, когда вы только начинали, когда модернизм был на пике своего развития. В 1960-х годах у вас начался многолетний роман с промышленными материалами, такими как пенополиуретан, смола и пластмассы.Что вдохновило на такой подход?

Когда я сдавал экзамен по материалам в архитектурной школе, я понял, что меня спрашивают только о традиционных материалах — камне, кирпиче, дереве. Ничего из моего времени. Поэтому я отправил письмо нескольким химическим компаниям в Европе, спрашивая, можно ли их посетить. Ответили две компании. Никогда не думал о поролоне или резине! Я заинтересовался этими материалами и обнаружил кое-что очень важное: существует связь между современными материалами и нашим временем.Наше время больше не является жестким, с ценностями, которые существуют на протяжении столетия. Наше время очень подвижно; ценности развиваются.

Во многих ваших работах присутствует образный элемент: лицо, гора, попугай.

В какой-то момент я понял, что определяющей характеристикой нашего времени было общение, поэтому в моей работе много вещей, которые вы узнаете. Мы общаемся с людьми, которые не говорят на одном языке, с помощью узнаваемых форм. Компьютеры используют символы, такие как смайлики, которые всем понятны.

Некоторые работы Пеше в его студии.

Фотография Джеффа Хенриксона. Фото Ассистент: Ромек Расенас.

Вам удалось осуществить такую ​​массовую настройку в более крупном масштабе с вашей компанией Fish Design. Каждая залитая смолой ваза или поднос немного отличается — разного цвета или разного уровня прозрачности. Эти работы также намного доступнее, чем ваши работы в галерее. Для вас важно, чтобы у каждого была возможность иметь дома произведение Гаэтано Пеше?

№Мои объекты интересуют только определенных людей. Моя работа заключается в выражении свободы, а не в правилах. Кому-то это нравится, а кому-то нет. В архитектуре было движение под названием «Международный стиль», где везде использовалась одна и та же архитектура, что совершенно неправильно. Я хочу, чтобы утром было красное здание; в полдень синий; сегодня он черный — влажность в воздухе меняет пространство. Много лет назад в Бразилии я спроектировал небольшой гостевой дом из резиновых блоков.Рядом была каучуковая плантация, поэтому я пошел, и от каучука исходил ужасный запах. Мне сказали, что если смешать с можжевеловым соком, каучук пахнет лекарством. Мы так и сделали, и появился этот прекрасный запах. Однажды, поскольку резина была эластичной, все рухнуло. Но эксперименты — это исследование. Иногда у вас получается, иногда нет. Когда Леонардо да Винчи создал фреску во Палаццо Веккьо во Флоренции, через три месяца фрески не было, потому что он использовал новую технику.Такие несчастные случаи случаются, но они напоминают вам, что архитектура может чувствовать запах, может иметь духи. Это не должно быть просто визуальным. Может быть, прикоснешься к нему, и стена станет упругой, как кожа.

Эти идеи — что вы должны уважать и использовать материалы из вашего местного сообщества, что дизайн может реагировать на окружающую среду — были давно забыты и только недавно начали возвращаться в моду. Что о вас говорит то, что вы обдумывали эти идеи с самого начала?

Мое образование было очень важным.Я узнал, что нет разницы в выражениях. Вы можете быть художником в один день, скульптором в другой день, поэтом в другой день, музыкантом в другой. Нет никаких преград. В моей архитектурной школе нам пришлось сдавать экзамен по философии. Ты можешь представить? Сегодняшние архитекторы немного невежественны; они думают, что башня, похожая на суппозиторий, хороша для Лондона. Я читал лекцию в Королевской академии и спросил двух человек: «Каковы отношения между вами и суппозиторием?» [ Смеется ]

Я читал интервью, в котором вы сказали, что «важно быть бессвязным.«Что вы имели в виду?

В XVIII и XIX веках ценности были более или менее одинаковыми в течение ста лет. Сегодня мы вольны меняться: сегодня я люблю красный, а завтра синий, а потом вишню, а потом груши. Однажды я слышал, как жена жаловалась мужу: «Ты изменил представления!» Я подумала: «К счастью, он изменился, а то было бы скучно!» Изменение интересно. Это провоцирует. Несогласованность представляет это. Тенденция к тому, чтобы всегда быть одним и тем же, но реальность подталкивает вас к тому, чтобы отличаться, и вы должны это принять.

Связано: The Originals: 19 креативщиков, выходящих за рамки категоризации

«Дизайнеры должны понимать, что они создают искусство», — говорит Гаэтано Пеше

Гаэтано Пеше умоляет молодых дизайнеров подумать о том, как решать социальные проблемы с помощью своей работы, о чем он говорит обладает большей способностью общаться с людьми, чем искусство, в нашем последнем сотрудничестве с Фридманом Бендой для VDF.

«Дизайн — это инструмент, а не только для создания красивых вещей очень декоративным способом», — сказал итальянский архитектор и дизайнер Гленну Адамсону в последнем интервью нью-йоркской галереи «Дизайн в диалоге» Фридмана Бенда, которое мы публикуем как часть Virtual Фестиваль дизайна.

«Дизайн — это намного сложнее. Дизайн — очень мощная форма коммуникации, очень важная форма выражения. На мой взгляд, это искусство».

Гаэтано Пеше сказал, что считает дизайн формой искусства. Портрет Марка О’Флаэрти

«Молодые дизайнеры должны понимать, что они занимаются чем-то, что является искусством и, возможно, лучше, чем искусство», — продолжил он.

«Потому что искусство идет в галерею, идет в музей. Но дизайн достается семьям. Объекты остаются внутри семьи, и люди контактируют с ними каждую минуту дня.Это очень, очень мощно ».

Стулья Пеше для B&B Italia были его «первыми образными выражениями»

Пеше сделал комментарии перед презентацией, посвященной некоторым из его самых влиятельных дизайнерских проектов с конца 1960-х до начала 1990-х годов.

Пеше наполнил многие из этих проектов религиозным смыслом или политическими комментариями, например, свою культовую серию стульев 1969 Up для итальянского мебельного бренда B&B Italia, который в то время назывался C&B Italia.

Кресло Up5 и пуфик Up6 Гаэтано Пеше были предназначены для демонстрации отсутствия свободы женщин в обществе.

Самыми известными предметами этой серии, которые вызвали споры на Миланской неделе дизайна в прошлом году, когда перед Дуомо были установлены нестандартные версии, являются: Кресло Up5 и пуфик Up6.

Последний прикреплен к первому с помощью шнура, который Пеше намеревался представить отсутствие свободы женщин в обществе, вызывая образ шара и цепи.

«Для меня это было одним из первых образных выражений», — сказал Пеше.«Для меня наиболее важным является изображение женщины без свободы, что, к сожалению, очень заметно во многих странах мира».

Стол и стулья Голгофы — «очень хороший пример того, что может выразить дизайн»

Пеше также рассказал о своем столе и стульях Golgotha, которые он спроектировал в 1972 году для Браччиодферро, экспериментального подразделения Cassina, которое он основал вместе с коллегой-дизайнером Алессандро Мендини.

Города «утопают в экзотических формах, которые можно создать с помощью компьютера», — говорит Джеймс Вайнс.

Стол, имеющий форму распятия, если смотреть сверху, сделан из деревянных блоков, скрепленных между собой красной полиэфирной смолой.

Стол был сконструирован в перевернутом виде, так что капли красной смолы между деревянными блоками поднимаются вверх, когда стол установлен, по-видимому, вопреки силе тяжести.

«Это символ воскресения», — сказал Пеше. «На мой взгляд, это одна из самых сильных вещей, которые я создал. Я написал эту историю, потому что считаю, что дизайн как художественное выражение может говорить о различных концепциях, а также о религии».

Пеше описал свой стол и стулья на Голгофе как изображения воскресения

. Вместе со столом Пеше разработал серию стульев, сделанных из листов стекловолокна и дакрона — синтетического полиэфирного материала, который оборачивают вокруг мебели из пеноматериала, прежде чем ее обтягивают.Пеше накинул пропитанный смолой материал на формы, которые затвердевали и превратились в жесткие стулья.

Согласно Пеше, стулья относятся к льняной погребальной пелене, в которую Иисус был завернут после того, как был распят.

«В целом, это очень хороший пример того, что может выразить дизайн», — сказал Пеше. ]

«Конечно, вы можете есть с этого стола, конечно, вы можете рисовать, вы можете работать, используя стол. Но есть еще кое-что очень важное, что может сделать дизайн, а именно смысл.«

Стулья Pratt Pesce — это «упрощение искусства и дизайна»

Пеше продолжал экспериментировать со смолами на протяжении всей своей карьеры, например, с его проектом Pratt Chair 1984 года, серией из девяти экспериментальных стульев, сделанных из уретановой смолы.

Пеше отрегулировал плотность смолы в стульях, чтобы каждый стул в серии был прочнее, чем предыдущий. Первый стул не выдержал даже собственного веса и рухнул, как только его вынули из формы.Но начиная с четвертой версии стулья могли выдерживать вес человека, становясь прочнее и функциональнее с каждой итерацией.

Серия стульев Pratt компании Pesce была сделана из уретановой смолы различных составов

. По словам Пеше, проект был направлен на изучение взаимосвязи между искусством и дизайном.

«Это очень хорошее упрощение искусства и дизайна», — сказал он. «Когда формула меняется, мы либо создаем искусство, либо объект дизайна. Объект может быть искусством, в зависимости от химической формулы, или он может быть объектом дизайна.«

Это отношение дизайна к искусству, которое, по мнению Пеше, молодые дизайнеры упустили из виду из-за озабоченности абстрактными формами и декором.

«Дизайн сегодня — это очень мощный способ общения, который позволяет людям обсуждать важные вопросы, будь то политические, религиозные или философские», — сказал Пеше. «Это то, что я хотел бы сказать вашей аудитории».

Дизайн в диалоге

Беседа Пеше с Адамсоном — шестая из серии выступлений Фридмана Бенды «Дизайн в диалоге», которые мы транслируем в рамках фестиваля виртуального дизайна в течение мая и июня.

Предыдущие интервью в серии, которые мы опубликовали, включают беседы с архитектором-новатором Джеймсом Вайнсом, который сетовал на преобладание форм, созданных цифровым способом, в архитектуре, и дизайнером Фэй Тугуд, которая рассказала, что страдает синдромом самозванца.

Рон Арад сказал Адамсону, что «бизнес — это всегда неизбежное зло», Стивен Бёркс обсуждал отсутствие разнообразия в индустрии дизайна, а Джорис Лаарман обсуждал «магию» цифровых технологий в предыдущих выступлениях из серии, которую мы опубликовали.

Как дизайнер Гаэтано Пеше создает свои фантастические творения

ФОТО АНТУНА БУТА

21 апреля 2020

Пеше создал игривое приглашение из полиуретановой смолы для своего выступления в MOCA.

3 сентября 2016 года «Molds (Gelati Misti)» («Смешанное мороженое»), персональная выставка и презентация работ выдающегося итальянского многопрофильного художника, дизайнера и архитектора Гаэтано Пеше из Нью-Йорка, открылась в MOCA, Музей современного искусства Тихоокеанского центра дизайна в Лос-Анджелесе.

В дополнение к показу некоторых из самых известных работ Пеше, а также представлению некоторых новых, на выставке были представлены формы, которые придавали форму этим предметам, подчеркивая уникальный процесс изготовления Пеше, который считается таким же важным для его творчества, как сами предметы.

Пеше известен тем, что использует вязкие материалы, в частности, смолу, силикон и полиуретан, которые застывают в формах, образуя скульптуры и мебель. Его выбор материалов отражает его жизненную философию и важность способности адаптироваться в постоянно меняющемся обществе.«Плавный, гибкий, эластичный — дизайн должен отражать то, как люди должны вести себя в наше время», — пояснил он.

Прошлые и настоящие дизайны, а также модели объединяются в студии. Фотография: Antoine Bootz

.

Желая отказаться от традиционных методов производства, которым присущи творческие ограничения, Пеше привнес элемент случайности в процесс производства, предоставив свободу материалам и обратив внимание на недостатки. Смешивая цвета и варьируя количество в пределах ограничений форм, он смог создать уникальные предметы в больших количествах, преодолев утомительную работу массового производства и преодолев разрыв между искусством и дизайном.

«Это похоже на приручение неопределенного», — сказал он. Нарушая безличный производственный процесс, Пеше восстанавливает примат человека над машиной. Отвращение дизайнера к повторениям и стандартизации не более очевидно, чем в его студии недалеко от Бруклинской военно-морской верфи в Нью-Йорке, где все предвзятые представления о промышленном дизайне проверяются прямо у порога.

Стул с обивкой выполнен в одной из многочисленных цветовых комбинаций фетра и фетра Пеше и является частью коллекции, которую он создал в 1987 году для Cassina.Фото: любезно предоставлено Cassina

.

Фантастические архитектурные миниатюры соседствуют с огромными стульями, стеллажами, выложенными яркими полупрозрачными вазами из смолы, и большими яркими кожами. Гибкие работы Пеше, некоторые из которых натянуты, как занавески, на потолок, и его стол «Голгофа» 1972 года, а также его «Il Piede» 1969 года UP7 делают это впечатление еще более сюрреалистичным.

Пеше гораздо более сдержан, чем работа, которой он известен. Даже в своей студии, которая может быть довольно хаотичной, он сохраняет своего рода заразительное спокойствие.Его сотрудники работают быстро и тихо, совмещая задачи от заливки форм до изготовления моделей. С момента своего основания более пяти десятилетий назад Пеше продолжает создавать работы, которые являются полностью оригинальными и уникальными. Его формы, никогда ранее не выставлявшиеся на выставках, займут центральное место, предлагая редкую возможность заглянуть в гениальный творческий процесс, лежащий в основе его мощного сочетания искусства и дизайна.

Версия этой статьи впервые появилась в нашем осеннем выпуске 2016 года под заголовком «Pesce in Progress».Подпишитесь на журнал.

Обложка: Гаэтано Пеше в своей бруклинской студии делает одну из своих ваз из смолы и вручную корректирует ее форму.

Фото: Антуан Бутц

Новый артбук Гаэтано Пеше отражает форму самого художника

Мастер радикального итальянского дизайна переосмыслен через призму современных художников в музее «Вне света с Гаэтано Пеше»

В свои 81 год итальянский дизайнер и архитектор-иконоборец Гаэтано Пеше все еще борется за границы искусства, дизайна и промышленности из своей студии на Бруклинской военно-морской верфи.В новой 116-страничной книге « Out in the World с Гаэтано Пеше » представлены невиданные ранее работы художника за последний год, набор портретов котят легендарного фотографа Дуэйна Михалса (который снял человек на каждого человек). , от Энди Уорхола до Марселя Дюшана), резкое интервью с New York Times критиком Софи Хейни и многочисленные коллекции фотографий, заказанные современными фотографами, которые исследуют постоянно пересматриваемые работы Пеше через новые объективы.

На текстурированной зеленой обложке книги есть трехмерная пухлая пластина с изображением, первая в своем роде для издателя Literal Matter. На фотографиях запечатлена работа Пеше вне галереи и в мире: мать Чарли Энгмана ползет под высоким прототипом стула Grown из войлока и эпоксидной смолы, Стив Харрис снимает вазы Fish Design с манипуляциями в камере, а Леонардо Скотти фотографирует натурщиков. на Nobody’s Perfect стульев на улицах Милана.

Out in the World знаменует собой начало новой главы в бывшем журнале о современном искусстве и моде Museum выпусков в твердом переплете, которые бросят вызов традиционной форме книг по искусству.В связи с выпуском книги, Лора Баннистер, половина из Museum родившихся в Австралии, проживающих в Нью-Йорке, братьев и сестер дуэта села с Document, чтобы обсудить переход от журналов к книгам, новый авангард документирования искусства, и конечно, Гаэтано Пеше.

Слева: фото Тины Тирелл.

Справа: фото Пэта Мартина.

Меган Халландер : Как появился музей ?

Лаура Баннистер : Мы издаем журнал о моде и искусстве два раза в год уже около полувека. Каждый выпуск был концептуально тематическим — например, целый выпуск мог быть посвящен носам. Мы устраивали презентационные мероприятия, которые открывали новое измерение этой проблеме: для выпуска «Носов» это была яркая, чувственная вечеринка в пекарне, где пекари производили свежий хлеб.Для нашей вечеринки по случаю выпуска сувениров мы создали сувенирный магазин, рассчитанный только на одну ночь, внутри галереи с собственной валютой.

Меган : А что спровоцировало переход от журналов к книгам?

Лаура : После пяти лет создания журналов мы с Мэтью начали говорить о следующем этапе создания Museum . Мы всегда рассматривали его как непрерывный печатный проект, который может менять свою форму и развиваться. Нас интересовала идея, что книга может функционировать как своего рода выставка, формат, который может как отражать, так и адаптироваться к своему предмету.Каждая книга Museum будет посвящена тому или иному художнику, группе или движению. Форма будет меняться каждый раз — она ​​полностью соответствует тому, кому посвящена книга. Для нас есть что-то действительно освобождающее в том, что мы не привязаны к единой форме, композиции и размеру.

Меган : Как работа Пеше воплотилась в форму для Out in the World ?

Лаура : Работа Пеше настолько осязаема; Для нас было важно, чтобы книга ощущалась и на ощупь.На обложке изображена пухлая пластина с портретом Пеше Дуэйном Михалсом, сделанным в его мастерской в ​​прошлом году. Это как пухлые фотонаклейки, которые вы использовали в детстве, действительно игривые и трехмерные. Наши принтеры в Италии впервые работали с пухлыми наклейками, поэтому пришлось немного поэкспериментировать.

Megan : Даже с этим переходом, Museum очень ориентирован на печать. В чем вы видите роль печати сейчас? Потому что это совсем не то, что было до бума цифровых технологий.

Лаура : Мэтью и я всегда интересовались печатью, не столько цифровой. Самое захватывающее в печати — это ее физичность: объект заставляет людей перемещаться по нему. Они несут это с собой, чувствуют в своем пространстве. Это другой тип связи. Я не думаю, что печать никоим образом заменяет цифровую, но для нас всегда было интереснее взаимодействовать с ней.

Меган : Как появилась эта книга? Почему вы выбрали Пеше для запуска этого проекта?

Лаура : Мы разговаривали со студией Пеше с 2019 года.Они были очень любезны и щедры, предоставив нам невероятный доступ. Мы с братом всегда любили его работу. Вероятно, первое, что я увидел во плоти — за исключением его ваз — было одно из его огромных скульптурных сидений для ног. Нога была действительно , что-то еще , черная как смоль, отделенная от тела, огромная, как диван, требовала вашего внимания.

Пеше сейчас за 80; у него была долгая и плодотворная практика. А это означает, что существуют другие (отличные) книги о его работах, поэтому для нас было важно по-другому относиться к документации его работ.Существующие книги используют более традиционный подход к изображениям, документируя стулья, как произведения искусства в галерее, или используя уже существующие архивные изображения.

Меган : Чем эта книга отличается от предыдущих?

Лаура : За исключением некоторых архивных изображений, которые появляются в эссе и интервью, все фотографии в книге сделаны заново. Мы снимали в течение 2020 года и немного в 2021 году, взяв взаймы у коллекционеров, музеев и других дизайнерских учреждений, из магазинов и самого Пеше.Некоторые из этих изображений полностью переносят его работы в другое место — они связаны не только с объектом, но и с фотографом. Например, Стив Харрис фотографировал натюрморты различных ваз Fish Design. Они залиты вручную и кажутся твердыми, но чрезвычайно гибкими и пластичными. Фотографии Стива абстрагируются от материальности своих поверхностей, манипулируя их формами в камере. Подобные вазы запечатлены не раз. Стив приносит что-то новое, что меняет то, как мы взаимодействуем с материалом и поверхностью.

Меган : Как вы думаете, почему его работы актуальны и сегодня?

Лаура : Несколько работ в книге были сделаны в 2020 году. Пеше все еще работает каждый день, в своей мастерской на Бруклинской военно-морской верфи или дома. На самом деле он не ссылается на других производителей, но часто ссылается на себя. Иногда отрывок рифмуется с другим, написанным несколько десятилетий назад. Он необычайно любопытен и работает со многими молодыми людьми. И он заставляет себя вводить новшества с новыми материалами или находить новые способы манипулирования пластиками, с которыми он экспериментировал на протяжении десятилетий.

Меган : Как вы думаете, есть ли в этой книге особенное нью-йоркское качество?

Лаура : На самом деле я не уверена, что это книга New York , хотя Пеше живет и работает здесь, а многие фотографы, с которыми мы работали, живут в Нью-Йорке. Мы фотографировали его работы и во многих других городах: Милане, Лондоне, Сиднее, Токио. Нельзя сказать, что практика Пеше не вдохновлена ​​этим городом — например, сейчас в его мастерской в ​​Бруклине есть новое гигантское скульптурное произведение, которое открывается наружу с помощью пульта дистанционного управления.Он показывает мгновенное оформление офиса: письменный стол и стеллаж. Ему понравилась идея, что в Нью-Йорке можно получить все, что угодно и когда угодно, поэтому сделал стол по запросу. Но в целом, я бы сказал, что его практика — будь то архитектурная или интерьерная — связана с людьми за пределами одного места. Даже если он соединяется самым простым способом, благодаря мягкой материальности пластика, прочной религиозной символике или антропоморфным элементам, как стул, который смотрит на вас.

современный архив — Гаэтано Пеше

Гаэтано Пеше

б.1939, Ла Специя, Италия

Гаэтано Пеше изучал архитектуру в Венецианском университете с 1958 по 1963 год и участвовал в Gruppo N, посвященном программному искусству, вдохновленному Баухаусом. Во всех своих работах он воплощает руководящий принцип, согласно которому модернизм — это не стиль, а метод сохранения и прославления индивидуальности как в настоящем, так и в будущем. Пеше регулярно — и успешно — игнорирует границы между искусством, дизайном и промышленностью, заявляя, что «в будущем мы не захотим, чтобы один объект был выполнен миллион раз, а чтобы множество разных вещей производилось небольшими сериями».«Действительно, во всех его работах можно увидеть неразрывно связанные аспекты как современных промышленных технологий, так и индивидуализированного ремесленного производства. Его проекты напоминают традиционные предметы и уникальность предметов ручной работы, но каждый из них использует передовые материалы и производственные процессы, которые делают их воспроизводимыми, комбинация, которая стала одной из торговых марок Pesce.

За четыре десятилетия своей карьеры Пеше выполнил заказы в области архитектуры, городского планирования, интерьера, выставочного и промышленного дизайна по всему миру.Он преподавал архитектуру в Institut d’Architecture et d’Etudes Urbaines (Страсбург, Франция), Карнеги-Меллон (Питтсбург), Domus Academy (Милан), Политехнический институт Гонконга, Архитектурная школа Сан-Паулу и Cooper Union в Нью-Йорк. Помимо академических кругов, он сотрудничал с такими компаниями, как B&B Italia, Vitra и Cassina. Работы Пеше представлены в более чем 30 постоянных коллекциях самых важных музеев мира, таких как MoMa (Нью-Йорк и Сан-Франциско), Музей Метрополитен (Нью-Йорк), Музей Витра (Германия), Музей Виктории и Альберта (Лондон), а также Центр Помпиду и Музей декоративного искусства (Париж).

Его проекты снискали ему международное признание, а его награды включают престижную премию Chrysler в области инноваций и дизайна (1993), премию за выдающийся дизайн Художественного музея Филадельфии (2005), награду Architektur и Wohnen Designer of the Year (2006). , премия Лоуренса Дж. Израэля от Технологического института моды в Нью-Йорке (2009 г.) и награда IIC Lifetime Achievement Awards (2010 г.).

отрывков из новой книги «Выйти в мир с Гаэтано Пеше»

Стили расцветают, исчезают и возвращаются, в то время как Гаэтано Пеше остается вне времени.В свои 81 год итальянский дизайнер продолжает воплощать человеческие качества в своих податливых формах и смелых цветах. По мере того, как тенденции меняются и развиваются, для каждой волны есть свой Пес. Будь то выпуклое кресло Up 1969 года или статное кресло Jefferson 2012 года, его радикальное сочетание синтетических материалов с телесностью бросает вызов кодировкам поколений.

Именно эта вневременность в творчестве бруклинского дизайнера побудила креативного директора Мэтью Баннистера и его сестру-редактора Лору Баннистер исследовать Пеше с неизведанной точки зрения. Out In The World With Gaetano Pesce , который был опубликован Literal Matter этой весной, приближает полувековую практику дизайнера к внешнему виду, как в буквальном, так и в вдохновляющем смысле. В соответствии со своим названием, 120-страничная книга избегает стерильного и категоричного представления дизайнерских каталогов, чтобы запечатлеть культовые произведения Пеше в окружении реальной жизни.

«Выйти в мир с Гаэтано Пеше» от Музея; редактор: Лаура Баннистер; креативный директор: Мэтью Роланд Баннистер.

«Книга не привязана к какой-либо одной части практики Пеше или какому-либо конкретному времени, но включает в себя ряд особенностей», — говорит Баннистер Interior Design . Предыдущий опыт братьев и сестер в издании журнала « Museum », выходящего два раза в год, помог им сформировать особое видение, чтобы повествовать о Пеше через искусство фотографии. «Аукционные дома и галереи хорошо справляются с каталогизацией работ Пеше, поэтому мы не собирались делать более традиционную документацию», — отмечает Баннистер.«В частности, стулья Пеше являются одновременно предметом мебели и предметом искусства, поэтому их использование в обоих контекстах имело смысл». Для самого дизайнера время было решающим. «Работа над книгой началась в тот момент, когда я работал над кризисом ручного управления , что, на мой взгляд, очень важно, потому что руки способны развивать и делать более инновационные процессы, предлагаемые мозгом», — говорит Пеше. .

Баннистер считает, что книга совпадает с растущим интересом к инновационному дизайну.«В последние два года мы наблюдаем повышенный интерес к дизайну интерьеров и мебели со стороны молодого поколения, поэтому книга также служит введением в Пеше для менее знакомой аудитории», — говорит он. Книга представляет собой гибрид длинного журнала и высококлассного фанзина. Книга включает в себя эссе писательницы Софи Хейни и фотографии, сделанные по заказу 20 фотографов, в том числе обложку, снятую Дуэйном Михалсом. Сам Пеше является поклонником текстурированной трехмерной пухлой наклейки на обложке, «потому что она тактильная, а не только визуальная. Я считаю, что у тактильных есть будущее, потому что это еще не sfruttato [постучал]», — говорит он.

Картины гармонируют с радикальными биоморфными творениями Пеше, которые по своей сути создают причудливые связи между телом и объектами. Кажется, что стулья стоят на конечностях или держат лица на спине. Самая длинная серия фотографий посвящена 19 стульям, снятым 18 фотографами. «Мы хотели включить широкий спектр работ — от культовой серии Up до менее известных работ, а также прототипов и масштабных моделей», — говорит Баннистер, который был соавтором книги во время пандемии, когда путешествия и производство столкнулись с серьезными остановками. .

По-прежнему плодовитый, дизайнер представит свои новейшие творения на предстоящей персональной выставке в галерее Salon 94 в Верхнем Ист-Сайде в сентябре этого года. А пока вот восемь основных моментов стульев Interior Design из Out In The World With Gaetano Pesce.

La Sorgente Бенджамин Прабово Секстон

Гаэтано Пеше, кресло La Sorgente (прототип), 2010 г., смола, производство Le Fablier. Кресло любезно предоставлено Октавиусом Ла Роса.Фотография Бенджамина Прабово Секстона.

Прабово живописно запечатлел диморфный стул с кожаным сиденьем и просачивающейся спинкой с тремя отверстиями. То, что обе секции выполнены из эпоксидной смолы, но имеют поразительно отличные текстуры и формы, несколько объясняет название стула, которое переводится как «источник». Секстон закрасил свой первоначальный принт, чтобы добавить сказочную отделку соседству, которое показывает стул 2010 года среди смеси геометрических и рыхлых мазков.Стул на фотографии — один из четырех, принадлежащих коллекционеру из Мельбурна, который был выставлен на Триеннале в 2010 году на полу и подвешен вверх ногами к потолку.

Nobody’s Perfect Томас Браун

Гаэтано Пеше, стул Nobody’s Perfect, 2002 год, цветной полирезин, производство Zerodisegno. Стул любезно предоставлен Cris Contini Contemporary, Лондон. Фотография Томаса Брауна.

Браун не стал больше, чем его собственный сын, чтобы сыграть роль натурщика для съемок этой пьесы начала 2000-х годов.Отвечая на увлечение эпохи спиритизмом пост-нью-эйдж своим названием, стул из полиуретановой смолы своей смущенно свободной формой и жидким присутствием поражает человеческое несовершенство, почти как если бы эксперименты художника с акварелью превратились в объект. Две дырочки в виде глаз украшают спинку сиденья, как и в многочисленных рисунках Пеше, и придают стулу из потустороннего мира гуманоидный акцент.

Далила Уно Лорна Бауэр

Гаэтано Пеше, стул Dalila Uno, 1980 г., твердый полиуретан и эпоксидная смола, производство Cassina.Стул любезно предоставлен Монреальским музеем изящных искусств. Фотография Лорны Бауэр.

Скромная и загадочная, бежевая версия этого черного рисунка из пенополиуретана и эпоксидной смолы 1980 года была на обложке книги Франса Ванлаэтема 1989 года, Gaetano Pesce: Architecture Design Art . Баннистер обратился к мультимедийному художнику из Монреаля Лорне Бауэр с просьбой улучшить его массивное, почти бронзовое качество, придав его силуэту скульптурную неподвижность. «Художественная практика Бауэр включает фотографию и скульптуру, поэтому было интересно посмотреть, как она решила изобразить более свободную форму стула», — говорит он.Издание на фотографии происходит из постоянной коллекции Монреальского музея изящных искусств.

Gli Amici Эстер Тикер

Гаэтано Пеше, кресло Gli Amici (Друзья), 2009 г., дерево, сталь, полиуретан и хлопок с цифровой печатью, производство Meritalia. Стул любезно предоставлен Валерией Наполеоне. Фотография Эстер Тикер.

Это невероятно яркое кресло, обитое хлопковой тканью, более мягкое и более традиционное по сравнению с предметами из эпоксидной смолы Пеше.Квинтет мультяшных персонажей — «друзей», как следует из названия, — создан для того, чтобы передать ощущение лаунджа, в котором слон является сиденьем, а живот свиньи — спиной. Фигуры, однако, можно разделить, и слон станет пуфиком. Theaker снял это изображение в доме коллекционера Валерии Наполеоне, близкого друга Пеше и владельца нескольких изданий, выпущенных до закрытия производителя Meritalia. Помимо Gli Amici , Баннистер является поклонником другого кресла Pesce с обивкой, Montanara , сиденья из двух частей, полностью покрытого изображениями горных пейзажей из 2009 года.

Жанна стул Стивена Льюиса

Гаэтано Пеше, стул Jeanne 3, 2016, полиуретан. Председатель любезно предоставлен компанией Pesce Ltd. Фотография Стивена Льюиса.

Стул Jeanne 2018 года, один из последних дизайнов книги, имеет неожиданно геометрическую рамку и определенные цвета. Фирменное отверстие в виде глаза на спинке забавно превращает стул в циклопа. Льюис нарушает стандартную дизайнерскую фотографию, делая свои кадры многослойными. В результате оригинальные зеленый, красный и желтый цвета кресла превращаются в огненную смесь оттенков в дополнение к бирюзовому оттенку синего.Окончательное изображение — это дань уважения фотографическому средству и его техническим возможностям, а также умению Пеше уравновесить точность и прихоть. Баннистер отмечает, что фотография подчеркивает неровности стула ручной работы, хотя его силуэт гораздо более геометрический, чем у других в книге.

Стул Grown Чарли Энгмана

Гаэтано Пеше, Кресло для выращивания (прототип), 2012 г., войлок, покрытый эпоксидной смолой. Председатель любезно предоставлен компанией Pesce Ltd. Фотография Чарли Энгмана.На фото: Кэтлин Маккейн Энгман.

Чарли Энгман сфотографировал свою мать Кэтлин в течение десяти лет и недавно превратил серию в монографию под названием MOM . Поэтому неудивительно, что фотограф пригласил свою мать, чтобы запечатлеть стул Пеше 2012 Grown , который точно намекает на взрослую жизнь с детским уклоном. Форма высотой 86 футов, покрытая фетром из эпоксидной смолы, напоминает монстра своими конечностями, которые заменяют ножки стула. Две руки, а не ступни, сядьте там, где ноги соприкасаются с полом спереди и сзади.На снимке обнаженная женщина прячется под стулом, ее голова с любопытством торчит из-за сиденья.

Стул Umbrella от Parker Woods

Гаэтано Пеше, кресло-зонтик, 1992 г., пластик и алюминий, производство Zerodisegno. Председатель любезно предоставил JF Chen. Фотография Паркера Вудса. Мода: Шон Лакин. На фото: Де Анджело Максвелл «Д-Ло» Джонсон в топе JW Anderson.

Стул Umbrella , один из самых культовых стульев Pesce и победитель премии Interior Design Award в 1995 году, содержит множество реплик из философии дизайнера.Юмор и функциональность сочетаются с яркими цветами и современными материалами, в то время как перформативный элемент не нарушается. В закрытом состоянии стул работает как трость, а при открытии кнопкой, как зонт, превращается в стул. Эстетика зонта по-прежнему сохраняется благодаря ручке на спинке стула. Перформанс перекликается с тремя изображениями стула Паркера Вуда, на которых изображена модель и само кресло в рубашке JW Anderson с галлюцинаторным рисунком и очень длинными рукавами.

Кресло Shadow от Сары Паннелл

Gaetano Pesce, Кресло Shadow, 2007 г., полиуретановый пенополиуретан с тканевой обивкой, производство Meritalia. Председатель любезно предоставлен компанией Castorina & Co., Мельбурн. Фотография Сары Паннелл.

Фотограф из Мельбурна Сара Паннелл берет на улицу культовое кресло Shadow 2007 года выпуска. На снимке виден пухлый синий стул со спины, одиноко стоящий на улице перед витринами.Этот дизайн особенно подходит для объединения двух важнейших сред Пеше, эпоксидной смолы и мягкой ткани, в едином корпусе. Уникальный для каждого исполнения процесс включает введение полиуретана в ткань, позволяя синтетическому материалу наполнять ткань различными формами. Мягкий и свободный на поверхности, каждый стул с наполнителем из смолы сочетает в себе элемент случайности и типичную точность дизайна.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *