Фото луиза казати – Луиза Казати — женщина — иллюзия

Луиза Казати - женщина - иллюзия

Луиза Казати родилась в 1881 году. Своё детство Луиза провела в Милане,где её отец,выходец из Австрии,богатый промышленник,получил  от короля Умберто I титул графа. Свой титул маркизы Луиза  получила в 19 лет, выйдя замуж за двадцатитрехлетнего Камило Казати . Их медовый месяц в Париже пришелся на время Всемирной выставки 1900 года.

1905

Парижский художник, мастер «сухой иглы» Поль Сезар Элле стал автором первого портрета Луизы после ее замужества. На гравюре в технике сепии, сделанной во время свадебного путешествия, изображена изысканная женщина в стиле "прекрасной эпохи" бель эпок (модерн) в шляпке с чёрными перьями с живописно растрепанными волосами и чудесными большими глазами с гипнотическим взглядом,в которые она позже закапывала белладонну, чтобы ещё более их увеличить и придать блеск.

По возвращении из Парижа новобрачные поселились на вилле Казати в Риме. Как большинство богатых супружеских пар, они не довольствовались одной резиденцией. На только что приобретенном «мерседесе » их возит из одного дома в другой специально нанятый шофёр.Маркиза занимается собой и много внимания уделяет на  обустройство их дворцов,у неё изысканный вкус,который она приобрела ещё в детстве,рассматривая с матерью журналы мод. Вскоре внешность маркизы обсуждается так же широко, как и ее дома. На публике она появляется в венецианских кружевах ручной работы, ее наряды отличают пышные рукава, длинные шлейфы и парчовые пояса, отделанные бриллиантами. Природную бледность лица она подчеркивает пудрой, а глаза обводит углем, делая их неестественно огромными и пугающими. Ее любимые цвета — черный и белый.Основная деталь туалета — длинная нитка жемчуга, в несколько слоев обвивавшая шею.

Адольф де Мейер  фото  1912

Отношения с мужем вскоре перестают интересовать маркизу, как и воспитание родившейся дочери. Муж спокойно относится к ее многочисленным увлечениям, посвящая все свое время собакам и лошадям.В 1914 году они разъедутся и будут жить отдельно,однако окончательно супруги расстанутся лишь в 1924 году. При этом Казати станет первой католичкой в мире, получившей официальный развод.

Д. Болдини  Маркиза Луиза Казати с павлиньим пером

Интересно,что в детстве Луиза ни внешностью, ни особой сообразительностью не отличалась,она рано лишилась родителей,была застенчивым,замкнутым ребёнком,не любившим гостей. Единственное, что привлекало в девочке, были ее огромные изумрудные глаза. «Хочу стать живым шедевром» — сказала она однажды. И сделала из себя шедевр… Маркиза Казати стала знаменитейшей музой начала прошлого века. Художники писали и лепили ее, поэты воспевали красоту, кутюрье соревновались за право ее одевать. Героиня нескольких романов и вдохновительница сотен стихов, она коллекционировала дворцы и экзотических животных, спускала целые состояния на роскошные пиршества, устраивая восхитительные вакханалии...На русском языке о ней есть книга «Неистовая маркиза: жизнь и легенда Луизы Казати». Авторы: Скот Д. Райерссон, Майкл Орландо Яккарино. Вышла в издательстве «Слово/Slovo» в 2006 году с многочисленными  иллюстрациями.

Леон Бакст  Луиза Казати в индийском костюме  1912
( один из почти 40 костюмов,сделанных для неё Бакстом)

Среди  её поклонников и возлюбленных были Габриеле д’Аннунцио, Маринетти, Робер де Монтескью, Жан Кокто,но всё же главным человеком ее жизни на долгие годы становится знаменитый поэт и драматург того времени Габриэль Д’Аннуцио. Их знакомство состоялось на охоте, и первое впечатление маркизы от поэта было чудовищным. «Маленького роста ,он был лыс и походил на яйцо, сваренное вкрутую и установленное в подставку от Фаберже» — так описывали внешность Д’Аннуцио. Но мужчина был настолько учтив и обаятелен, что недостатки его наружности забывались,когда он начинал говорить. Недаром среди покоренных им дам была сама Элеонора Дузе и Ида Рубинштейн.Вскоре об их романе судачат все кому не лень, а газеты публикуют карикатуры на тройственный союз Луизы, Камило и Габриэля. Но скандальная слава не только не расстраивает влюбленных, но, кажется, наоборот - вдохновляет. Луиза каждый день появляется в свете в новом наряде, потрясая воображение публики их роскошью и элегантностью, о ней начинают говорить как о самой элегантной женщине Европы - музе своего времени.

Габриэль Д" Аннунцио

Вскоре маркизе наскучивает Рим. Она вообще довольно быстро устает от любых, даже приводивших ее некогда в восторг вещей. Вместо римского дворца Казати маркиза решает взяться за обустройство венецианского палаццо. Тем более что Д’Аннуцио в каждом письме уговаривает ее перебраться в этот город — «творение искусства и любви».Несмотря на бесконечные разговоры о ее чудачествах, Венеция, похоже, безоговорочно приняла созидательницу эпатажа (недовольными оставались лишь соседи). Как только на водах Большого канала появлялась гондола, в которой Луиза восседала в умопомрачительных нарядах в обнимку с гепардами, — публика застывала от восторга,потом следовали аплодисменты. Вскоре Казати слилась с атмосферой города настолько, что устраивала балы прямо на площади Сан-Марко. Разве мог отыскаться во власти города такой смельчак, который решил бы что-либо запретить Казати?

Мануэль Орацци Казати встречает гостей на ступенях палаццо дей Леони  1913

Тед Коконис  Луиза Казати  2003

Жозеф Паже- Фредерикс 1940

Первые наброски её знаменитого портрета   Болдини (к которому она особо благоволила) были сделаны в Венеции. Завершать работу пришлось в Париже, куда маркиза перебралась специально для того, чтобы позировать знаменитому портретисту. Каждое утро она приезжала к нему в студию, облаченная в облегающий туалет от Поля Пуаре из черного атласа, отороченный горностаем. К поясу был приколот букетик шелковых фиалок, а руки маркизы в шелковых перчатках обвивал лиловый шарф. В ногах маркизы сидела черная борзая в серебряном ошейнике.Через год портрет был выставлен на парижском салоне. Героиня «Портрета молодой дамы с собакой» становится притчей во языцех. С Казати хочет познакомиться вся Франция. Но она, заплатив художнику 20 000 франков, сумасшедшие по тем временам деньги, уже далеко: в Венеции начинается самая интересная глава ее жизни.

Адольф де Мейер  фото Луизы Казати  1912

Мэн  Рей   Луиза Казати в костюме императрицы Елизаветы Австрийской

Казати в костюме императрицы Феодоры

Большой знаток живописи, Луиза слыла великим меценатом,она патронировала множество имен, известных и неизвестных. Поддерживала художников, поэтов, музыкантов: Филиппо Томмазо Маринетти, Альберто Мартини, Джованни Больдини, Артура Рубинштейна и многих других. Знакомство Казати с Рубинштейном началось с большого недоразумения: впервые он заметил маркизу в приглушенном освещении в салоне одного отеля, увидел ее черные, подведенные углем глаза, фиолетовые волосы и ,испугавшись, вскрикнул… Но потом Казати совершенно очаровала музыканта и поддерживала его материально, о чём он сам упоминал в своих   воспоминаниях . Ей посвящены страницы в воспоминаниях Феликса Юсупова и Айседоры Дункан, танцевавшей в её дворце и являвшейся её подругой. Маркиза давала балы, на которых Нижинский танцевал с Айседорой Дункан; она стала музой итальянских футуристов; при её содействии был поставлен бесподобный спектакль театра марионеток на музыку Равеля. Казати была законодательницей, она повсюду вдохновляла гениев и развлекала самых пресыщенных аристократов.

Огастес Джон  Луиза Казати  1919

Огастес Джон  1942

Ее жизнь – шикарная игра, спектакль с единственной актрисой – Луизой Казати.В своей жизни она больше всего любила животных,искусство и мужчин,с женщинами предпочитала не общаться .Образ маркизы Казати стал поводом для создания модных коллекций  для Джона Гальяно, Кристиана Диора,  Карла Лагерфельда, Джорджо Армани,Эрте. . Мир моды и кино не забыл её экстравагантности,  по существу, совсем даже и некрасивой женщины, но элегантной и сумевшей так преподнести себя обществу, что эта ее некрасивость стала ее фирменной маркой и покоряет многих до сих пор. Её бесчисленных живописных, скульптурных, фотографических портретов хватит, чтобы заполнить огромную галерею.

Лев Бакст Набросок  1912

Потеряв богатство, обремененная долгами (к 1930 году её личный долг составлял 25 млн долларов), Луиза Казати переехала в Лондон к дочери, где долгие годы прожила довольно скромно, без прежнего блеска.Забытая и обнищавшая маркиза Луиза Казати скончалась в возрасте 76 лет от кровоизлияния в мозг во время спиритического сеанса,на руках своей внучки, пережив собственную дочь.

Роберто Монтенегро   Портрет Лизы Казати  1914

Слава пришла к ней и после смерти,сначала романист Морис Дрюон, который сдружился с Казативо время войны, описал ее в романе «Сладострастие бытия»,позжев пьесе «Графиня», написанной на его основе, главную роль играли Эльвира Попеску и Вивьен Ли,  а в экранизации Винсенте Минелли «Время покажет» — Ингрид Бергман. В 1964 году знаменитый драматург Теннеси Уильямс написал пьесу "Молочные реки здесь пересохли",где опять главным прототипом стала Казати,позже в кино "Бум" её сыграла Элизабет Тейлор. Образ Музы прошлого века по сей день  продолжает будоражить умы художников, писателей, драматургов, кинорежиссёров, дизайнеров моды, вдохновляя и восхищая всё новые и новые поколения.«В жизни эта женщина ни разу не изменила легенде», - сказал о ней  писатель Филипп Жюлиан.

Наталья Гончарова  Портрет Луизы Казати  1917

По материалам интернета

agent-40.livejournal.com

Луиза Казати (итал.Luisa Casati) 1881-1957

01:18 pm - Луиза Казати (итал.Luisa Casati) 1881-1957

Полвека назад на Кенсингтонском кладбище в Лондоне появился скромный памятник. Три слова, выбитые на могильном камне, — «Маркиза Луиза Казати» — в начале ХХ века повергали в трепет всю Европу. Дружбой с этой женщиной гордились вдохновитель и организатор «Русских сезонов» Сергей Дягилев и пианист Артур Рубинштейн, балерина Анна Павлова и модельер Эльза Скьяпарелли, ее портреты писали Джованни Больдини и Пабло Пикассо, костюмы для нее создавали Поль Пуаре и Лев Бакст. Получить приглашение на балы и карнавалы, устраиваемые маркизой в лучших дворцах мира, было делом чести для самых знатных фамилий…


Джованни Болдини. Маркиза Луиза Казати со своей борзой, 1908


Это любимый портрет Казати, написанный Ромейн Брукс в 1914 году

«Из одежды на ней были только духи» — эта популярная шутка венецианцев была посвящена именно маркизе Луизе Аделе Розе Марии Казати.
Джованни Больдини. Маркиза Луиза Казати с павлиньим пером. 1914 год

Титул маркизы Луиза Аделе Роза Мария получила в 19 лет, выйдя замуж за двадцатитрехлетнего Камило Казати Стампа. Впрочем, еще неизвестно, кто от этого брака выиграл больше — знатное, но обедневшее семейство Казати Стампа или богатейшая фамилия итальянских промышленников Аман, в поместьях которых часто гостил король Умберто I. Детство будущей маркизы проходило между миланскими музеями и соборами, по которым ее и старшую сестру Франческу водили гувернантки, и старинной виллой «Амалия» с потолочными росписями великого Луини. Гордостью родителей была красавица Франческа. Но судьба распорядилась иначе..И известной стала..


Маркиз Казати жену побаивался и позволял ей все. А она увлеклась оккультизмом и черной магией. Она буквально боготворила знаменитую Кристину Тривульцио, о которой говорили, будто она ведьма, будто в квартире хранит труп семнадцатилетнего любовника... Маркиза Казати даже дочь назвала в честь Кристины. И решила стать не менее знаменитой.

Дочь, кстати, тут же сдали нянькам и мать ею не интересовалась совсем. Потом отправили в частный пансион – где девочку лет до тринадцати перед визитами мамы переодевали в короткие платьица, панталоны и чепчики, чтобы мама не чувствовала своего возраста рядом с взрослеющей дочкой...

Главным человеком ее жизни на долгие годы становится самый знаменитый поэт и драматург того времени Габриэль Д’Аннуцио.


Невысокий, лысый и бесконечно энергичный, Д'Аннунцио был откровенным дамским угодником, имел многочисленные романы с состоятельными женщинами, среди которых числилась и неподражаемая актриса Элеонора Дузе. Луиза к этому времени уже заскучала в замужестве, Камилло больше всего интересовали охота и собаки, а она занималась поддержанием порядка в их многочисленных домах и виллах. На некоторых фотографиях этого периода в глазах Луизы — тоска.
Их знакомство состоялось на охоте, и первое впечатление маркизы от поэта было чудовищным.

Казати тоже не остается равнодушна к чарам драматурга. Об их романе судачат все кому не лень, а газеты публикуют карикатуры на тройственный союз Луизы, Камило и Габриэля. Но скандальная слава не только не расстраивает влюбленных, но и, кажется, наоборот, вдохновляет. А вскоре о маркизе Казати начинают говорить как и о самой элегантной женщине Европы. Миллионы мужа, проводящего время в конюшне или на псарне, открывают для нее двери лучших портных. Во время карнавальной недели в Риме Луиза каждый день появляется в свете в новом наряде, потрясая воображение публики их роскошью и элегантностью. Газеты сменяют гнев на милость, а затем и вовсе переходят на восторженный тон, описывая костюмы маркизы.

Мэн Рей. Портрет Луизы Казати
Она покупает дворцы, она меняет наряды, во время карнавала в Риме меняет роскошнейшие костюмы каждый день! Ее современник вспоминал: «В первый вечер маркиза Казати появилась в наряде Сары Бернар. Во второй — в точной копии одеяния византийской императрицы Феодоры. В третий — в платье из белых кружев и черной атласной накидке, отороченной горностаем. Что дальше?»
Лев Бакст создал для нее около 4 тысяч нарядов, а великий Фортуни – еще больше!

Влюбленный в нее Габриэле Д’Аннуцио описал ее в одном из романов:
«Она завернулась в длинный восточный палантин из тех материй, что маг Мариано Фортуни погружает в свои красильные чаны и вынимает окрашенными в цвета грез… Ей нравилось подчеркивать свою двадцатипятилетнюю свежесть красным и черным: густо чернить веки над горящими глазами и кровенить уста киноварью… При всем при том ее хрупкость, гибкость и сладострастие были сродни творениям Микеланджело. Платья были неотделимы от нее, как зола неотделима от угольев… Всем своим существом она демонстрировала, что колдовство есть искусно внушенное помешательство».
И Луиза действительно гуляет по набережным в алом плаще от Фортуни – как живая иллюстрация к роману.
Эльза Скьяпарелли

Это она последняя попробовала покрыть мальчика позолотой на каком-то празднике в ренессансном стиле – и он чуть не умер. После мальчиков позолотой уже не покрывали.


Это она ночами прогуливалась по набережным Венеции в сопровождении сначала – двух великолепных борзых, черной и белой, в ошейниках, усыпанных бриллиантами, а потом – в сопровождении живого павлина... Потом появился гепард и чернокожий слуга с факелом.

Каждый сезон, приезжая в Венецию из Рима, маркиза перевозила черно-белое мраморное покрытие полов. Лишь одна комната выделялась по оформлению среди других залов — ее стены украшали пластины из старинного золота.
В разбитом во дворе палаццо саду Казати устраивает зоопарк. На ветвях деревьев сидят дрозды-альбиносы, которых каждый день перекрашивают под цвет волос маркизы, по дорожкам разгуливают белые павлины. Компанию самой хозяйке дома составляют змеи и два гепарда, вместе с которыми она на гондоле прогуливается по венецианским каналам. Однажды она даже вызвала гнев городских властей, позволив себе перекрасить гондолу из традиционного черного цвета в белый. Прохожие, завидевшие с мостов приближение гондолы маркизы, неизменно встречали ее бурными аплодисментами...»

Ее балы, на которые мечтали попасть все европейские знаменитости, устраивались прямо на площади Сан-Марко – главной площади Венеции. У Казати хватало для этого денег и влияния. Горожане арендовали окна, выходящие на площадь, чтобы посмотреть, как веселится знать...
Светский обозреватель тех лет Габриэль Луи Пренгуэ так описывает в своих мемуарах вечера Казати: «Дверь в комнате, где мы сидели и беседовали, вдруг распахнулась и вошла покойница. Ее великолепная фигура была туго обтянута платьем из белого атласа с длиннющим шлейфом, грудь прикрывал букет белых орхидей. Огненно-рыжие волосы подчеркивали алебастровую бледность лица, которое полностью пожирали два огромных глаза; расширенные угольно-черные зрачки составляли зловещий контраст с ярко-алыми губами, казавшимися открытой раной на фоне этой бледности. На руках у нее примостился детеныш леопарда.
Она поглядела на гостей в маленький, усыпанный бриллиантами лорнет и пригласила всех на маскарад, который должен был состояться через несколько дней в ее дворце на берегу Большого канала… В ночь карнавала маркиза прислала гондолы с разодетыми в пух и прах гондольерами, чтобы перевезти приглашенных (человек двести) на небольшую пристань, выделенную ей по особому распоряжению городского головы… Там гостей уже ожидал оркестр. По всему периметру площади стояли на расстоянии метров десяти друг от друга черные великаны в алых шелковых одеяниях. Между ними была натянута золотая цепь, преграждавшая доступ толпе…

Под восторженные выкрики собравшихся маркиза Казати вышла из гондолы. Гигантские черные и белые перья фламинго колыхались на атласном платье цвета лунного сияния, перехваченном в талии черным бархатным поясом; одной рукой она обхватила букет черных ирисов, в другой держала на поводке двух леопардов. Вечер был сказочным».

Прогулка маркизы Казати. Худ. Ольга Балабанова
В 1924 году Пабло Пикассо создает для нее необычный костюм, главным элементом которого были электрические лампочки. Но поразить публику на сей раз маркиза не успела — головной убор застрял в дверном проеме и его обладательницу ударило током. Да так сильно, что какое-то время Казати в конвульсиях билась на полу.

Маркиза окончательно рассталась с супругом в 1914 году, а официальный развод получила лишь в 1924-м. Кристине в 1914-м исполнилось 13 лет, она осталась с матерью. Хотя что означает «осталась»? Дочь сначала жила в строгом римско-католическом монастыре, а потом училась в Оксфордском университете, который так и не окончила. А карнавал жизни Луизы по-прежнему продолжался, правда, теперь с меньшим размахом: увеселительные мероприятия европейского бомонда сократились в связи с Первой мировой войной. А после войны мир и вовсе стал другим, и это не могла не почувствовать Казати. Изменился и ее образ жизни, хотя, конечно, менее эксцентричной она не стала.

Судьба Кристины оказалась совсем непохожей на судьбу матери. В 1925 году она вышла замуж за Фрэнсиса Джона Кларенса Уэстерна Плантагенета, виконта Гастингса, вопреки воле родителей возлюбленного и обосновалась в Англии. Ее супруг занимался живописью и даже создал впоследствии портрет своей скандально известной тещи. В 1928 году Кристина родила девочку, которую назвали Мурея.

Внучка маркизы сыграет в ее закатной жизни особую роль: она одна из немногих будет рядом с Луизой в старости. Кристина расстанется с Гастингсом, выйдет замуж второй раз, но уйдет из жизни в 51 год. Так, постепенно близкие люди будут покидать маркизу…


Особо громкую и подчас скандальную славу Казати придали события, связанные с чередой ее балов 1927 года. Один из них, майский (он, правда, оказался, наиболее «тихим»), запечатлела помощница Айседоры Дункан Мэри Дести в книге «Нерассказанные истории»: «Мы прибыли около полуночи в страшное ненастье. Нам показалось, перед нами возникло сказочное видение. Дом был окружен вереницей крохотных электрических лампочек… По тропинкам сновали лакеи в роскошных, шитых золотом камзолах, атласных штанах и шелковых чулках. В доме, невзирая на потоп, собрались все звезды «Комеди Франсез» и самые знаменитые поэты и художники того времени. Прием воистину поражал великолепием… Росту в этой худой женщине было что-нибудь метр восемьдесят, и вдобавок она надела очень высокую черную шляпу, усеянную звездами. Лица было не видно под маской, из-под которой сверкали под стать бриллиантам, усыпавшим руки, шею и плечи, огромные глаза. Как сомнамбула, прошла она по залам, раскланиваясь со всеми, будто одна из приглашенных…» Это называлось балом Золотой розы. Далее Мэри Дести отмечает, что в память об увиденном великолепии она долго хранила золотую розу, внутри которой находилась крошечная капсула с розовой эссенцией — золотые цветки раздавали гостям перед разъездом. Этот бал прошел на удивление спокойно, а вот другой — в память о графе Калиостро, устроенный месяцем позже, провалился. Он готовился в парижском особняке Казати — Пале-Роз, принадлежавшем до нее графу Роберу де Монтескью. Приготовления к празднику были грандиозными. Перед приездом гостей дворцовый сад был уставлен горящими факелами, столы изобиловали яствами, прислугу нарядили в парики и костюмы, соответствующие духу времени великого чародея. Кого здесь только не было! Петр Великий, Мария Антуанетта, граф Д'Артуа… Но действо развернули вспять сами силы природы, началась такая гроза, что молния, казалось, вот-вот спалит всех присутствующих. Возникла жуткая паника, и гости в ужасе стали разбегаться во все стороны прямо по потокам воды, да еще и поливаемые сверху. Все смешалось: костюмы, кринолины, парики, грим растекался по их лицам ручьями. Это было страшное зрелище.

Оплатить все счета за этот маскарад Луиза сможет с большим трудом, изыскивая средства уже из остатков своего состояния.

И с этого момента ее долги неуклонно росли. С молотка пошло сначала содержимое дворца, а потом и само сооружение, а главное — необыкновенный «Эрмитаж» Казати, где, говорят, насчитывалось около 130 посвященных ей работ. И если представить, какие имена присутствовали в этой галерее, то можно составить представление о величине долга. Хотя маркиза никогда не умела быть рачительной, чего стоят такие факты, что она могла расплачиваться с таксистом драгоценными камнями. Кстати, одну из золотых газелей приобрела в то время Коко Шанель…

В 1938 году умер ее самый задушевный друг — Д'Аннунцио. На его похороны Казати не поехала.

В преклонном возрасте маркиза продолжала оставаться Луизой Казати и все так же как магнитом притягивала к себе людей. Последние пятнадцать лет не единожды проверили ее на прочность, и она не изменила своей жажды жизни. Как пишут биографы, Скот Д. Райерссон и Майкл Орландо Яккарино, обстановка, в которой она пребывала, совершенно не походила на прежнюю. Некогда одна из самых богатых женщин Европы довольствовалась диваном, набитым конским волосом, старой ванной и сломанными часами с кукушкой. При этом Казати продолжала развлекать себя и навещавших ее друзей, число которых сильно сократилось: она составляла коллажи из газетных и журнальных вырезок. И ее творчество как всегда было проникнуто выдумкой и оригинальностью.

1 июня 1957 года Луиза Казати стала частью вечности. Она умерла за любимым развлечением — по окончании спиритического сеанса. В другом месте я прочитала, что причиной смерти стало острое нарушение мозгового кровообращения..хотя одно не исключает другого.
Внучка одела ее в легендарный леопардовый костюм, последний друг маркизы, Сидни Фармер, принес для нее новые накладные ресницы, а также чучело любимого пекинеса, который приютился в ногах дражайшей хозяйки.


На похоронах светской королевы Европы присутствовало всего шесть человек. Некогда одна из самых богатых женщин мира оставила после себя набитый конским волосом матрас, сломанные часы с кукушкой и букетик искусственных цветов…
Похоронена она в Лондоне на Бромптонском кладбище

отсюда
отсюда
отсюда
отсюда

pheonae.livejournal.com

Платья Маркизы Луизы Казати


«Маркиза Луиза Казати жила фантастической жизнью, буквально сделав себя живым произведением искусства».
Джорджина Чепмен.


Платье Marchesa в стиле ар-нуво

Платье в стиле ар-нуво

Маркиза Луиза Казати любила одежду Мариано Фортуни и Поля Пуаре. Одно из платьев 1912 года, о котором сейчас пойдёт речь, было воссоздано в 2011 маркой Marchesa. Типичная для Пуаре туника в форме «абажура» поверх узкой и длинной юбки, заканчивающейся на полу в виде веера.

Маркиза Луиза Казати – самая эксцентричная красавица прошлого века.

Она изумляла общество своими фантастическими и роскошными нарядами. Она была всегда в центре внимания общества, ею всегда восхищались – её красотой, богатством… Луиза Казати имела самые дорогие дома, самые изысканные интерьеры, она давала самые грандиозные балы и приёмы. А экстравагантные наряды для Луизы создавали самые лучшие художники-модельеры того времени: Лев Бакст, Поль Пуаре, Мариано Фортуни.

Она покоряла Париж, прогуливаясь по его улицам в нарядах Фортуни, держа на поводках двух борзых, на которых были ошейники из бирюзы. В парижской Опере она предстала перед публикой в платье из перьев цапли, которые при каждом её движении облетали и постепенно «раздевали» маркизу. Часто с ней на прогулке были её спутники – гепарды с бриллиантами в ошейниках.


Платье Маркизы Луизы Казати

Скульптор Екатерина Барятинская оставила одно из самых живописных описаний стиля Казати: «Я увидела не женщину, а произведение искусства… Широкие персидские шаровары из тяжёлой золотистой парчи, туго стянутые у щиколоток бриллиантовыми застёжками искусной работы. На ногах золотые босоножки на высоких алмазных каблуках. Декольте кончалось у широкого парчового пояса…».


Платье Маркизы Луизы Казати

Она шокировала всех своими нарядами, и это её забавляло, ведь на самом деле жизнь без эпатажа для неё была просто скучна.

И наконец, прекрасное платье марки Marchesa, которое воссоздано как память о прекрасной маркизе и выдающихся творцах искусства.


Маркиза Луиза Казати – эксцентричная красавица XX века

Оригинальная туника «абажур», в которой жёсткая верхняя юбка-баска, украшенная кордовым кружевом. Корсаж платья напоминает крылья бабочки – на нежно-розовом фоне – чёрные линии узора, которые повторяют свои фантастические завитки и в баске, и в подоле платья. Баска на уровне талии спереди короче, сзади она изящно опускается с красивым изгибом.

Шёлковый нежно-розовый тюль составляет основу узкой юбки, которая ниспадает в пол, приобретая чуть ниже колен веерный клёш, который ложится на пол. Дизайнерами этого шедевра стали Джорджина Чепмен и Керен Крейг, основавшие марку.

Легендарная модель, вдохновлённая восточными костюмами Леона Бакста для Русского балета Дягилева, продолжает восхищать своей роскошью и красотой.


27-03-2014, 10:10

4 244 просмотров

mylitta.ru

самая эксцентричная модница XX века — FW-Daily. Женский журнал о моде, стиле, брендах


Странность не сделает из вас козла отпущения в моде. Как и любая креативная индустрия, мода не имеет границ в трех вещах: безумстве, мастерстве и уникальности. Сегодня, как и несколько веков назад, в моде правят бал не серые массы со стандартным мышлением, а по-доброму сумасшедшие гении. Маркиза Луиза Козати – одна из них. Предлагаем узнать, почему после нее мир моды уже не будет прежним и как ее любовь к странным вещам породила новый стиль.


Итак, имя итальянской маркизы Луизы Казати вы наверняка слышите впервые. Однако прожить такую насыщенную жизнь, как она, точно хотел бы каждый гедонист. Маркиза никогда нигде не работала, что не мешало ей вдохновлять художников, модельеров и поэтов своего времени: Габриэле Д’Аннунцио, Дягилева, Артура Рубинштейна, Т. Э. Лоуренса. Ее огромное богатство давало ей возможность проводить время в безумных пиршествах, где происходили настоящие вакханалии.

Поговаривали, что маркиза заказывала восковые фигуры покойных любовников и хранила внутри них прах, красила золотой краской слуг, выгуливала на поводке леопардов, целовалась со змеями.

 Луиза Казати в костюме «Царица ночи», 1922 год 

Казалось бы, кто-то все же должен был найти управу на эту молодую особу. Однако остановить ее не могли даже новоиспеченные опекуны – Эдоардо Амман и его жена Фанни, которые взялись за управление семейным бизнесом после смерти отца Луизы. Девушка стала сиротой, унаследовав огромное состояние своего отца, Альберто Аммана (крупного поставщика хлопчатобумажных тканей). Он был настолько богат, что мог позволить себе заботиться о своих рабочих: Альберто создал для них  достойные условия труда, предоставлял жилье в специально построенных общежитиях, обеспечивал дневной уход за детьми и строил для них школы. Предприятие одним из первых в отрасли учредило страховой и пенсионный фонды. Производимую фабрикой продукцию рабочие могли покупать по сниженным ценам. Помимо этого, на предприятии действовала даже собственная пожарная команда, так как для текстильного производства огонь особенно губителен. Такие условия труда гарантировали и высокую производительность. Доходы отца маркизы стремительно росли.

После его смерти Луиза получила полную свободу  действий, к тому же девушка отличалась изобретательностью. Например, когда она выходила на площадь Сан-Марко в Венеции, всю площадь покрывали персидскими коврами, чтобы Казати могла пройтись по ней босиком.

Авторы книги о маркизе «Неистовая маркиза: жизнь и легенда маркизы Казати», Скот Д. Райерссон и Майкл Орландо Яккарино, пишут, что ее эксцентричный образ был выдуман итальянским писателем и драматургом Габриэле Д’Аннунцио, в который она вжилась настолько, что пронесла его сквозь всю свою жизнь. Впрочем, она поражала публику не только громкими и чудаковатыми карнавалами и балами, но и внешним видом.

Все в ней говорило об эксцентричности: бледное лицо, которое обрамляли огненно-рыжие волосы, густые брови и будто обведенные углем изумрудные глаза.

Театральность своих образов Луиза отчасти унаследовала от матери, которая рассказывала дочери о светских мероприятиях и пьесах в опере. Когда мать выходила в свет, маркиза тайком примеряла наряды от тогдашних кутюрье – Чарльза Фредерика Уорта и Жака Дусе. Впоследствии фантазийные образы для нее также создавали Эльза Скиапарелли и Лев Бакст. Когда Луизе было всего 11 лет, ее мать умерла, однако ее образ всегда стоял у девушки перед глазами. Маркиза как-то сказала: «Моего лица касались кружева, бриллианты и жемчуга, а ноздри еще долго щекотал запах ее духов».

Костюм от Льва Бакста

Костюм от Эльзы Скиапарелли

Став взрослой, Луиза начала пользоваться своим статусом, показывая, что аристократизм далек от консерватизма, по крайней мере в одежде. Ее магнетическая красота поразила и Эрте, художника и иллюстратора, который посвятил ей букву L в своем «Алфавите Эрте». Буква выполнена в виде женщины с гепардом, что было не просто выдумкой художника.

Буква L из алфавита Эрте

Маркиза любила шокировать публику, выходя на улицу с гепардами, которых у нее было два. Кроме того, в ее саду можно было также увидеть газелей и двоих питонов. Однажды в разгар веселья Луизу вынесли два темнокожих мавра – Луиза была полностью голой, вся перемазанная кровью, а по ее телу ползали питоны. Также она появлялась в костюмах Арлекина, дрессировщицы с попугаем на одном плече и мартышкой на другом, персидской принцессы, в образе Сары Бернар, Медузы Горгоны, Клеопатры и графа Калиостро.

Луиза Казати была музой не только своих современников, но и кутюрье нашего времени. Например, Джона Гальяно. Будучи на посту креативного директора Dior, он посвятил ей знаменитую коллекцию Opéra, которая является одной из самых лучших в его карьере.

Dior Haute Couture  SS’98

Выходки маркизы забавляли, удивляли и даже пугали, но равнодушными никого не оставляли. Погрузиться в ее безумный мир хотя бы на несколько мгновений желали даже самые выдающиеся умы того времени, чтобы сотворить чтобы сотворить нечто необычное, претендующее на гениальность. Это доказывают не только восхищенные отзывы о маркизе, но и количество ее портретов, найденных после смерти Луизы, – их было 130!

Карин Ройтфельд в образе Луизы Казати


Читайте также:

От первых леди до хайпбистов: история модного Дома Gucci

fw-daily.com

Биография маркизы Луизы Казати | БЛОГ ПЕРЕМЕН. Peremeny.Ru

23 января 1881 года родилась маркиза Луиза Казати.

«Хочу стать живым шедевром» — сказала она однажды. И сделала из себя шедевр… Маркиза Казати стала знаменитейшей музой начала прошлого века. Художники писали и лепили ее, поэты воспевали красоту, модельеры дрались за право ее одевать. Героиня нескольких романов и вдохновительница сотен стихов, она коллекционировала дворцы и экзотических животных, спускала целые состояния на роскошные пиршества, устраивая восхитительные вакханалии (к примеру, в полуразвалившемся палаццо на берегу венецианского Большого канала и в красномраморном дворце парижского предместья). Поражала воображение Габриэле Д’Аннунцио, Дягилева, Артура Рубинштейна, Т. Э. Лоуренса.

Говорили, будто она заказывала восковые фигуры покойных любовников и хранила внутри них прах, красила золотой краской слуг, выгуливала на поводке леопардов, целовалась со змеями. Впрочем, скорее всего, так оно и было, ведь, как сказал Филипп Жюлиан, «в жизни эта женщина ни разу не изменила легенде».

Можно сказать, что созданный ею образ стал наиболее популярным женским образом в мире после Девы Марии и Клеопатры: ее бесчисленных живописных, скульптурных, фотографических портретов хватит, чтобы заполнить огромную галерею. Список тех, кого она вдохновляла, можно множить и множить: Теннесси Уильямс, Джек Керуак, Морис Дрюон…

На русском языке о ней есть книга «Неистовая маркиза: жизнь и легенда Маркизы Казати». Авторы: Скот Д. Райерссон, Майкл Орландо Яккарино. Вышла в издательстве «Слово/Slovo» в 2006 году, 200 иллюстраций, 304 страницы. Издательство «Слово/Slovo» любезно предоставило нам для публикации первую главу этой книги.

Неистовая маркиза: жизнь и легенда Маркизы Казати

Легенда гласит, что маркизу Луизу Казати выдумал Габриэле Д’Аннунцио. Похоже, она сама поверила в этот миф и до самой смерти не уставала увековечивать созданный им эксцентричный образ. Мертвеннобледная маска, огромные изумрудные глаза, обведенные углем, и копна огненнорыжих волос делали ее живым воплощением загадочных и манящих героинь знаменитого итальянского декадента.

На одной из самых впечатляющих фотографий Казати, снятой бароном Адольфом де Мейером в 1912 году, в расцвете ее сногсшибательной карьеры, Луиза предстает этакой современной горгоной Медузой. Изображенная на размытом фоне женщина сверлит нас гипнотическим взором. Несколько нарочитая поза, напряженное лицо, длинные белые руки, пальцы, прижатые к обтянутым кожей скулам, — все призвано привлечь наше внимание к ее громадным, пугающим, колдовским глазам.

На первой же выставке этот фотопортрет произвел неизгладимое впечатление на обозревателя «Интернэшнл студио мэгезин»:

Портрет маркизы Казати, представленный на выставке, пожалуй, самый выдающийся из всех существующих шедевров фотоискусства. Таинственный, почти зловещий образ, полный клокочущей жизненной силы, потрясает зрителя даже больше, чем величайшие полотна Сарджента, ибо камера способна уловить оттенки, находящиеся за гранью человеческого восприятия, и воссоздать их с четкостью, неподвластной кисти художника. Магнетические глаза из-под пышной копны волос пронзают зрителя с такой настойчивой силой, что у него остается полное ощущение личного контакта.

Но этот журнальный критик, как и другие почитатели Казати, не имел возможности сравнить портрет, созданный одним из ведущих мировых фотохудожников, с фотографиями из семейного альбома в период, когда маркиза еще не пользовалась столь громкой славой.

Снимок, сделанный в декабре 1901 года на свадьбе Франчески Амман и графа Джулио Падулли, запечатлел нарядных людей на ступеньках виллы «Амалия», фамильной резиденции Амманов в городке Эрба близ Милана. Невеста в белом платье с высоким воротом и вышитым корсажем стоит рядом с женихом в парадном кавалерийском мундире. Молодых окружают богатые и знатные гости. Блестящие цилиндры пожилых усатых политиков отражают лучи яркого зимнего солнца. Дородные вдовушки в перьях и темных кружевах растроганно улыбаются в объектив. На мраморных ступенях виллы сидит девочка с кукольным личиком в широкополой шляпе, а возвышающийся над нею офицер в каске придирчиво разглядывает рукав своего шитого золотом мундира.

Есть на снимке и сестра невесты Луиза, тоже полускрытая полями собственной шляпы и шляпы соседки. Ее как будто подавляют внушительные колонны и тяжелые шторы на высоких окнах виллы. Рядом с нею муж — маркиз Камилло Казати Стампа, отпрыск знатнейшей итальянской фамилии. У них совсем недавно, несколько месяцев назад, родилась дочь. По представлениям всех присутствующих, юная маркиза уже достигла наивысшего благополучия, уготованного женщине. На снимке Луизе Казати двадцать лет.

Родилась она в 1881 году, когда Милан переживал небывалый экономический и культурный подъем. Чуть меньше четверти века назад ее родной город освободился от иноземного владычества и вошел в объединенное Итальянское королевство, однако сохранил космополитический дух, приобретенный во времена французского, испанского и австрийского господства.

Милан конца ХIХ столетия отмечен бурным развитием предпринимательства, хотя и не утратил репутации одного из самых аристократических городов мира. Новые булыжные мостовые, множество банков, театров, контор и художественных галерей стали символами богатства и процветания. Союз культуры и коммерции обеспечил городу прочное место деловой столицы страны.

Милан всегда славился хлопчатобумажными тканями, а с развитием техники и технологии превратился в одного из крупнейших в мире экспортеров текстиля. Естественно, это привело и к прогрессу смежных отраслей — производства красителей, химикатов, одежды; в модельном бизнесе Милан уже мог конкурировать с Парижем. Связи с банковскими кругами Швейцарии и Германии, бум на собственной бирже положительно сказались на развитии торговли, ремесел и финансовой системы страны.

Отец Луизы Альберто Амман был одним из самых крупных поставщиков хлопчатобумажных тканей. Он родился в 1847 году в семье австрийцев Франца Северина Аммана и Розы Вайнцирль. Перебравшись в Верону из родного Брегенца, Франц поставлял в империю Габсбургов ткани и пряжу. Со временем Франц Северин сменил гражданство, переделал имя на итальянский манер — Франческо Саверио — и основал ткацкие фабрики в Леньяно, близ промышленного Милана, и в Кьявенне, маленьком городке у подножия Швейцарских Альп. Юный Альберто под руководством отца обучился всем тонкостям ремесла и отправился попытать счастья в Милане.

В начале 1870-х годов он познакомился с неким Эмилио Вепфером и основал с ним на паях современную текстильную фабрику. Компаньон был постарше, имел деловой и управленческий опыт, отточенный в Англии и Франции, и хорошо разбирался в технологиях и оборудовании, чему не преминул обучить Аммана. Финансовую поддержку при строительстве фабрики они получили от правительства, которое шло навстречу предпринимателям, осваивавшим недавно аннексированные районы Итальянского королевства.

Для будущего предприятия избрали городок Порденоне, находившийся практически на равном расстоянии между австрийской границей и Венецией. Этот район всегда отличался хорошим энергоснабжением и влажным климатом, благоприятным для производства хлопка. Железная дорога Венето— Иллирия открывала легкий доступ к рынкам Милана, Вены и Рима. Не менее важным было и наличие дешевой рабочей силы с опытом текстильного производства в нескольких поколениях. Фабрика Аммана— Вепфера официально открылась в сентябре 1875 года. Союз Альберто Аммана и Эмилио Вепфера себя оправдал: дело пошло как нельзя лучше. Несомненным достоинством был высокий жизненный уровень, созданный для рабочих предприятия. Им предоставляли жилье в специально построенных общежитиях и обеспечивали дневной уход за детьми. Одни из первых в отрасли компаньоны учредили страховой и пенсионный фонды. Для детей постарше выстроили школу. Свою продукцию рабочие могли покупать по сниженным ценам. На фабрике даже существовала собственная пожарная команда, поскольку для текстильного производства огонь особенно губителен. Хорошие условия и щедрость фабрикантов гарантировали высокую производительность труда рабочих; вместе с капиталами рос и престиж предприятия.

Амман наезжал в Порденоне лишь по необходимости: административные обязанности не позволяли ему надолго покидать Милан. К тому же он основал мощную гильдию — Ассоциацию итальянской хлопчатобумажной промышленности, которая контролировала всю отрасль в стране. Вскоре имя крупнейшего промышленного магната Аммана стало известно всей Ломбардии. За большой вклад в увеличение национального дохода он получил от короля Умберто I графский титул.

В 1879 году Альберто Амман женился на Лючии Бресси. Она родилась в Вене в 1857 году в семье итальянца Джедеоне Бресси и австрийки Йоханны Фойт. Благосостояние Альберто неуклонно росло, и супруги имели возможность содержать несколько домов: один рядом с фабрикой — для продолжительных наездов в Порденоне, другой неподалеку от королевской «ВиллаРеале » в Монце, где частым их гостем бывал король Умберто. Но оба эти дома не шли ни в какое сравнение с виллой «Амалия ». Построенная в греческом стиле в холмистой Эрбе, на берегу озера Комо, она включала в себя бывший монастырь с потолочными росписями Луини. Вокруг виллы раскинулся парк, благоухавший азалиями, камелиями, магнолиями, розами. На ветвях мимозы нежно позвякивали от ветра крошечные серебряные колокольчики. В парке выстроили амфитеатр, храм любви, беседки с мозаичными узорами и фонтан, в котором мраморные лебеди орошали фигуры Леды и нимф. У Амманов была также квартира в центре Милана, на виа Брера, неподалеку от административного офиса Аммана, что разместился на виа Монтеди-Пьета.

Старшая дочь Амманов Франческа появилась на свет 22 января 1880 года в их городской квартире. Следующий год был тоже ознаменован радостными событиями: во время Национальной выставки в Милане предприятие Аммана— Вепфера получило золотую медаль за большие заслуги в текстильном производстве, а 23 января 1881 года Лючия родила вторую дочь. Граф и графиня Амман при крещении нарекли ребенка Луиза Аделе Роза Мария, но в семье все ласково называли ее Джинеттой.

Сестер Амман воспитывали, как всех женщин этого круга. За ними ходили традиционно сменявшиеся гувернантки. Луиза с малых лет интересовалась живописью, ее нередко водили в пинакотеку соседнего палаццо Брера (ХVII век) смотреть полотна итальянских и европейских мастеров или в монастырь Санта Мария делле Грацие — любоваться осыпающимся велико лепием «Тайной вечери » Леонардо.

Рисовать Луиза училась сама. Могла часами сидеть и перерисовывать картинки из парижского «Иллюстрасьон », любимого журнала матери. В те времена журналы часто помещали семейные портреты знаменитостей; Луиза в той же манере делала наброски своей семьи. Дядьев, теток, двоюродных братьев и сестер она изображала в торжественных позах, как на фотографии, или в непринужденной обстановке — скажем, за игрой в крокет на лужайках виллы «Амалия ». Хотя отец Альберто редко бывал дома, на рисунках он, как правило, — главная фигура. Старшая сестра завидовала успехам младшей, зато мать и ее подруги с интересом рассматривали эскизы юной художницы, пытаясь узнать на них себя.

Повышенное внимание к ее персоне оставляло безучастным довольно замкнутого ребенка, страдавшего недостатком общения, как и все дети из обеспеченных семей. За исключением семейных торжеств им негде было видеться со сверстниками, поскольку образование было преимущественно домашним. Застенчивости способствовала и внешность Луизы. К тринадцати годам она уже осознала, что старшая сестра гораздо привлекательнее ее. По-мальчишески скуластое лицо, большой рот, тонкий нос с широкими ноздрями и жесткая, непослушная копна каштановых волос делали сравнение меж сестрами не в пользу младшей. Но одна черта с детства привлекала к Луизе все взоры — ее неестественно большие магнетические глаза. Миндалевидные, изумруднозеленые, они мгновенно заставляли забыть о прочем. Но, несмотря на прекрасные глаза, точеную фигурку и грацию прирожденной танцовщицы, Луиза с годами становилась болезненно нелюдимой.

Амманы принимали много и широко, но Луизе больше нравилось проводить вечера с Франческой и матерью. Втроем они странствовали по сказочному миру, открывавшемуся на страницах французских модных журналов. Много лет спустя Луиза вспоминала, как мать желала ей спокойной ночи, перед тем как выехать в свет: «Моего лица касались кружева, бриллианты и жемчуга, а ноздри еще долго щекотал запах ее духов». Не чуждая театральности графиня увлекала дочерей романтическими рассказами о своей юности в Вене. Иной раз, тайком забираясь в материнский гардероб, Луиза примеряла туалеты от Дусе и Уорта и воображала себя героиней любимых книжек или утренников в «Ла Скала », которые часто посещало семейство Амман.

Впрочем, графине Амман для развлечения дочерей ни к чему было прибегать к сказочным персонажам, поскольку жизненные перипетии реальных особ королевской крови порой не уступали самым смелым фантазиям. Луизе было пять лет, когда при загадочных обстоятельствах утонул король Баварии Людвиг II. Этот безумный монарх, прозванный Королем Грез, был не слишком озабочен управлением и политической стабильностью своего государства, его больше увлекало строительство сказочных готических замков, по которым он бродил в полном одиночестве, предаваясь бесплодным мечтаниям. Императрица Елизавета Австрийская хотя и была несколько ближе к реальности, чем ее двоюродный брат Людвиг, но тоже не всегда вела себя, как подобает. Эта сказочная красавица, супруга императора ФранцаИосифа, любила путешествовать под вымышленным именем графини фон Гогенембс. Однако этим авантюрам пришел конец после трагических событий, связанных со смертью ее сына. В январе 1889 года наследный принц Рудольф застрелил свою семнадцатилетнюю любовницу Марию Вецеру, а потом и себя в ставшем легендой замке Майерлинг. Немногим позже гибель на острие стилета наемного убийцы настигнет и мать-императрицу.

Власть коронованной особы распространяется, как правило, на одно государство, а общепризнанная царица подмостков Сара Бернар почти полвека правила всем миром, захватив ХIХ и ХХ век. La magnifique (фр.: великолепная) играла, увлекалась живописью и скульптурой, делала эскизы своих костюмов и интерьеров домов в несколько вычурном стиле с непременным добавлением патологического штриха, что так восхищало декадентов и символистов.

Юной Луизе Амман было у кого учиться искусству перевоплощения, а подробности блестящих и нередко трагических судеб волновали ее до глубины души. Много лет спустя она подарит своим детским кумирам новую жизнь.

В марте 1890-го умер Эмилио Вепфер, и управление текстильной фабрикой в Порденоне полностью перешло к Альберто Амману. Советником и помощником управляющего он сделал своего младшего брата Эдоардо.

Весной 1894 года Альберто планировал отдохнуть всей семьей в Турине, но долгожданные каникулы пришлось отложить: его срочно вызвали по делам во Флоренцию. Жена поехала с ним, и вскоре пришло известие о том, что графиня внезапно слегла от непонятной болезни. Ее смерть вечером 11 апреля была столь скоропостижна, что дочери даже не успели приехать из Милана, чтобы проститься с ней. Лючии Амман было всего тридцать семь лет.

Ни этот удар, ни настойчивые просьбы брата поберечь себя не могли отвлечь графа Аммана от дела его жизни, хотя теперь к его многочисленным заботам добавились хлопоты по воспитанию девочек, оставшихся без матери. Вероятно, такой нагрузки его организм не выдержал. Через два года, 11 июля 1896 года, Альберто ушел вслед за женой.

Эдоардо Амман и его жена Фанни взяли на себя опеку над осиротевшими племянницами и управление семейным бизнесом. Дядино руководство было совершенно необходимо Франческе и Луизе, ибо теперь они стали очень богаты. Текстильные фабрики Аммана, виллы в Эрбе и Монце, апартаменты в Милане, вклады в банках, акции, фонды — вот неполный перечень унаследованной ими собственности. По окончании траура было решено, что жить им следует на вилле «Амалия».

Хотя дядя не оставлял их своими заботами, Франческа и Луиза явно тяготились жизнью, приличествующей обладательницам огромного состояния. Общение с кузенами и кузинами и поездки по семейным виллам не слишком их развлекали. А под боком был Милан с его музеями, библиотеками, театрами и, конечно, магазинами. Стремительно менялись моды; в сознании европейских барышень все более утверждался эталон молодой американки, так называемой «Гибсон гёрл» (Чарльз Гибсон — художникрисовальщик), с ее спортивной фигурой, пружинистой походкой, властноигривыми манерами. Следуя этому образцу, сестры Амман учились играть в теннис и скакать верхом, что, впрочем, не слишком повлияло на природную застенчивость Луизы.

В 1898 году младшей сестре исполнилось семнадцать: пора вывозить в свет. Тем временем окружающий мир бурлил в преддверии грядущего века. Луиза Амман на свой лад отдала дань новизне — остригла волосы.

Взмах ножниц — и спутанные каштановые прядки на лбу превратились в стильную челку, которая неожиданно подчеркнула изумрудный блеск ее необыкновенных глаз. Впоследствии Луиза неоднократно перекрашивала волосы, порой меняя цвет на прямо противоположный, но стрижку собственного изобретения сохранила на всю жизнь.

В свет Луиза выезжала неохотно. Бесчисленные балы, театральные представления и званые обеды ее не прельщали. Но на одном из светских раутов робкая восемнадцатилетняя богачка привлекла внимание маркиза Камилло Казати Стампа ди Сончино. Камилло родился 12 августа 1877 года и был старшим сыном рыцаря Мальтийского ордена Джана Альфонсо Казати и его супруги Луиджи Негрони Пратти. Красавцу с пышными усами только что исполнился двадцать один год; он был приписан в чине лейтенанта ко Второму резервному кавалерийскому полку, но жил, руководствуясь родовым девизом «Свобода и независимость ». На военной службе он обучился отлично ездить верхом и был изрядным охотником, но главными его достоинствами были титул и принадлежность к одному из старейших аристократических семейств Милана. В итальянской истории было немало герцогов, маркизов и графов, а еще больше епископов, сенаторов, посланников и авантюристов, носивших фамилию Казати. Словом, такой союз был желанен для обоих семейств, так как нувориши Амманы не могли похвастаться древностью рода, так же как денежные сундуки маркизов Казати полнотой. Началось церемонное ухаживание. Камилло был представлен Эдоардо Амману и Франческе на вилле «Амалия »; Луиза посетила родовое гнездо Казати постройки XVI века в городке ЧинизеллоБальсамо. Сразу после официального оглашения помолвки Луизе, не считаясь с расходами, начали готовить приданое. Первые месяцы нового, XX века она провела в вихре светских событий и примерок туалетов, вся в ожидании предстоящей свадьбы.

По тогдашнему европейскому обычаю, богатую невесту, особенно приобретающую титул маркизы, полагалось увековечить на полотне. Луиза без особой охоты подчинилась этому требованию. Модному портретисту Вителлини досталась незавидная участь: позирование так утомляло Луизу, что больше получаса она высидеть не могла. Неоконченный портрет выдает ее полнейшее нежелание помочь художнику. Руки он так и не сумел дописать — они лишь намечены. А в итоге на полотне отображена довольно чопорная глазастая особа на фоне какогото банального пейзажа.

Наконец 22 июня 1900 года после долгих приготовлений маркиз Камилло Казати и графиня Луиза Амман обвенчались. Их медовый месяц в Париже пришелся на время Всемирной выставки 1900 года. Стояла страшная жара, но даже она не могла удержать миллионы людей от посещения этой грандиозной экспозиции, которая была открыта с апреля по ноябрь. Шедевры ар-нуво и прочие экспонаты со всех концов земного шара завораживали публику, стекавшуюся в изысканные павильоны на площади Согласия. Клод Дебюсси наслаждался экзотической музыкой восточного театра на берегу Сены; Огюст Роден с экс-императрицей Евгенией прогуливались по залам выставки, представившей скульптуры этого знаменитого мастера, и даже скандально известный Оскар Уайльд, которому оставалось жить всего несколько недель, потягивал вино за столиком «Кафе д’Эжипт».

Парижский художник, мастер «сухой иглы» Поль Сезар Элле стал автором первого портрета Луизы после ее замужества. На гравюре в технике сепии, сделанной во время свадебного путешествия, изображена изысканная женщина из бель-эпок: живописно растрепанные волосы увенчаны шляпкой с черными перьями. Особенно поражают на этом портрете всевидящие, кажется, глаза модели8. В том же году Луиза позировала известному представителю академического классицизма Витторио Маттео Коркосу в его римской студии. Правда, поясной портрет так и остался незавершенным, но мэтр позднее напишет Луизу маслом в костюме амазонки.

По возвращении из Парижа новобрачные поселились на вилле Казати в Чинизелло-Бальсамо. Как большинство богатых супружеских пар, они не довольствовались одной резиденцией. На только что приобретенном «мерседесе » их возил из одного дома в другой специально нанятый шофернемец. Зиму и весну супруги проводили в Чинизелло-Бальсамо или в особняке в центре Милана, близ Соборной площади, а летом пережидали жару в Швейцарских Альпах. Зимой Камилло частенько выезжал на охоту в окрестности родового замка в Кузаго или посещал свои несравненные конюшни на вилле «Сан-Мартино » в Аркоре.

Благодаря мужу Луиза вошла в круг молодых аристократов и промышленников; среди них были представители таких славных семейств, как Сфорца и Висконти ди Модроне. Помимо светских сплетен и деловых разговоров, великосветская молодежь в ту пору проявляла большой интерес к оккультизму, и в салонах нередко устраивались гадания и спиритические сеансы. На исходе века в высшем свете царила мода на черную магию; одной из самых загадочных фигур, воплотивших в себе эту мрачную стихию, была Кристина Тривульцио.

Кристина Тривульцио, княгиня ди Бельджойозо, была кумиром итальянских романтиков начала XIX века. Мертвеннобледное лицо в обрамлении волос цвета воронова крыла, высокая болезненно худая фигура излучали странное очарование, сразившее таких гениев, как Шопен, Бальзак, Делакруа и Альфред де Мюссе. Но особенно оживленные толки вызвал частично набальзамированный труп мужчины, обнаруженный в будуаре Тривульцио. Покойным оказался двадцатисемилетний чахоточный юноша Гаэтано Стельци, который якобы был одним из многочисленных любовников княгини. Когда вскрыли его захоронение, в гробу обнаружилось деревянное полено. Эта история до сих пор покрыта мраком: во всяком случае, Тривульцио сумела избежать судебного разбирательства.

Камилло и его друзья были совершенно потрясены некоторым сходством Луизы с этой легендарной особой, которая, по слухам, хранила сердца своих поклонников в золотых шкатулках. Мюссе называл колдовские глаза Тривульцио «les yeux terribles de sphinx» (фр.: «ужасные глаза сфинкса»). По общему мнению, у Луизы был тот же неумолимый взор, отчего в салонных шарадах она неизменно играла княгиню. Золотая молодежь обожала представлять сцену обнаружения загадочного трупа (его изображал Алессандро, младший брат Камилло) и вызывать дух Тривульцио на спиритических сеансах.

Княгиня ди Бельджойозо оставила такой глубокий след в душе Луизы, что та заручилась согласием Камилло: если у них будет дочь, они назовут ее Кристиной. Уговор был исполнен, когда 15 июля 1901 года Луиза родила их первого и единственного ребенка.

Еще одной итальянской красавицей, поразившей воображение Луизы, была Вирджиния Ольдоини, графиня Кастильоне, любовница Наполеона III11. Белокурая зеленоглазая пассия императора любила представать полураздетой на костюмированных балах, которые давала без конца. Ощущая постоянную потребность любоваться собой, она заказала фотографам свыше четырехсот своих портретов. По дошедшим до нас снимкам можно составить представление о жизненном пути великой куртизанки — от жемчужины Тюильри до обрюзгшей, беззубой, почти лысой старухи. Новоиспеченная маркиза всегда была неравнодушна к потустороннему, а в начале века ее тяга к мистицизму расцвела пышным цветом. Она жаждала новых знаний, всюду выискивая книги о магии, телепатии, чародействе. Муж, семья и друзья не видели в этом ничего странного, ибо и сами отдавали дань моде, но Луиза увлеклась этим всерьез. Хотя это не мешало и вполне земным развлечениям. Так, отправившись верхом на охоту вместе с мужем, она обратила на себя внимание человека, которому было суждено изменить ее жизнь. Он не обладал сверхъестественной силой, но в каком-то смысле, несомненно, был магом, творцом слов, войн и страстей.

www.peremeny.ru

ПРЕКРАСНАЯ МАРКИЗА КАЗАТИ — ЛИКИ ЛЮБВИ

Читать и скачать книгу в интернет-магазинах Amazon, Литрес,Ozon.ru, ТД «Москва» (moscowbooks.ru), Google Books (books.google.ru),Bookz.ru,Lib.aldebaran.ru,Bookland.com, на витринах мобильных приложений Everbook, МТС, Билайн и др.

Луиза Казати (Casati Luisa Adele Rosa Maria) (1881-1957), итальянская маркиза.

Augustus John. Portrait of   Marchesa Casati,1919 [aged 38]

Родилась 23 января 1881 в Милане. Младшая дочь крупного промышленника австрийского происхождения Альберта Аммана и его жены, урожденной Лючии Бресси. Отец являлся официальным поставщиком текстиля итальянского короля Умберто I и получил от него титул графа. Девочка выросла в родительском доме  в Милане. С детства впитала вкус к роскоши и изысканной утонченности.

Luisa Amman (Marchesa Luisa Casati). 1886

Полностью осиротела в 1896. Вместе со старшей сестрой Франческой унаследовала огромное состояние и превратилась в богатейшую невесту Италии.

В 1900 вышла замуж за Камилло Казати Стампа ди Сончино (Camillo Casati Stampa di Soncino, 1877-1946), маркиза ди Рома.

Спустя год родила единственную дочь Кристину (1901-1953). После этого супруги отдалились друг от друга и с 1914 фактически проживали раздельно. Официальный развод был оформлен в 1924.


Кристина Казати

Почти три десятилетия Л.Казати оставалась иконой стиля и образцом роковой женщины.

La Marchesa Casati by A. De Meyer, 1919


Marquise Luisa Casati by Adolph de Meyer, 1912

С 1910 ее резиденцией являлся Палаццо Веньер деи Леони на Большом Канале в Венеции (ныне там располагается музей современного искусства Пегги Гуггенхейм). Экстравагантные суаре (soirées), которые устраивала Л.Казати, собирали весь цвет европейской аристократии и художественной интеллигенции. Иногда приемы происходили прямо на площади Сан-Марко. Л.Казати поражала воображение своих гостей, появляясь перед ними с двумя гепардами и живыми змеями вместо драгоценностей.


Marchesa Luisa Casati, wearing Arlecchino Bianco — 1913 — Costume by Guiglio de Blaas


Marchesa Luisa Casati besides one of her leopards, wearing Leon Bakst’s Arlecchino Bianco costume at her masquerade, c. 1913.


Leon Bakst: Marchesa Luisa Casati, with two cheetahs, 1912


Danse perse (Luisa Casati) par Leon Bakst, 1912

Л.Казати покровительствовала футуристам Филиппо Маринетти, Фортунато Деперо, Умберто Боччионе и др. Дружила с Пабло Пикассо, Леоном Бакстом и др. Носила туалеты самых известных модельеров того времени Мариано Фортуни и Поля Пуаре. В разные годы к числу поклонников и друзей Л.Казати принадлежали французский режиссер, поэт, художественный критик Жан Кокто, фотограф английского королевского дома  Сессиль Битон, русский художник Эрте, граф Роберт де Монтескье, американский писатель Джек Керуак и др.
В 1903 Л.Казати познакомилась с Габриелем Д’Аннунцио. Находилась с ним в близких отношениях на протяжении последующих десяти лет. Предположительно, Л.Казати явилась прототипом Изабеллы Ингирами в романе Г.Д’Аннунцио “Forse che si forse che no” (1910).
К концу жизни Л.Казати практически разорилась. В 1930 ее долг перед кредиторами составил 25 миллионов долларов. Не имея другой возможности расплатиться, она распродала с аукциона дом и личное имущество. По некоторым сведениям, часть вещей приобрела ее подруга-соперница Коко Шанель. Скрываясь от бывшего окружения, Л.Казати поселилась в Лондоне. Вела почти нищенский образ жизни: по слухам,  даже рылась в  мусорных контейнерах в поисках перьев для шляпки.
Скончалась 1 июня 1957; похоронена на кладбище Бромптон в Лондоне.

На надгробной плите высечена цитата из “Антония и Клеопатры” У.Шекспира:
Ее разнообразью нет конца.
Пред ней бессильны возраст и привычка.
(перевод Б.Пастернака)

Образ Л.Казати запечатлен более чем на 130 портретах работы Ромейн Брукс, Джованни Больдини, Паоло Трубецкого, Киса ван Донгена, Ман Рея, Огастуса Джона и др.

The Marchesa Luisa Casati, Giovanni Boldini and a friend


Marchesa Casati with greyhounds.  Portrait by Giovanni Boldini, 1908


Marchesa Luisa Casati — detail — 1896 — by Giovanni Boldini


The Divine in Blue — Giovanni Boldini


Kees van Dongen — Luisa Casati, 1921.


Marchesa Casati by Kees Van Dongen, 1920


Alastair — Sketches of Luisa Casati (1914)


Federico Beltrán Masses, Marchesa Luisa Casati, 1920


Marchesa Luisa Casati — by Augustus Edwin John


Marchesa Luisa Casati — 1914 — by Roberto Montenegro


Marchesa Luisa Casati — by Man Ray

Л.Казати является действующим лицом  двух романов Мишеля Жоржа-Мишеля (“Dans la fete de Venise”, 1922 и  “Nouvelle Riviera”, 1924). В кино образ Л.Казати запечатлела Вивьен Ли (“La Contessa”, 1965) и Ингрид Бергман (“A Matter of Time”, 1976). В 1998 модельер и дизайнер Джон Гальяно в память Л.Казати создал свою весенне-летнюю коллекцию. В 2007/2008 один из ансамблей Джорджио Армани, посвященный Л.Казати, выставлялся на балу высокой моды Диор.

doclibido.wordpress.com

Неистовая маркиза Луиза Казати - Ретро-дамы


«ХОЧУ СТАТЬ ЖИВЫМ ШЕДЕВРОМ»
Луиза Казати


Тед Коконис. Маркиза Луиза Казати. 2003 год

В течение трёх десятилетий XX века маркиза Казати была самой яркой звездой европейского высшего света. Художники писали и лепили её, поэты воспевали необычную красоту маркизы, кутюрье сражались за право её обшивать. Ей суждено было стать героиней нескольких нашумевших романов. Она жила то в Венеции, то в Риме, то в Париже, то на Капри, коллекционировала дворцы и экзотических животных, спускала целые состояния на роскошные пиршества. Она поразила воображение Габриэле Д’Аннунцио, очаровала Дягилева, напугала Артура Рубинштейна, шокировала Т.Э. Лоуренса. Её одевали Бакст, Пуаре, Фортуни, Эрте. Она давала балы, на которых Нижинский танцевал с Айседорой Дункан; она стала музой итальянских футуристов; при её содействии был поставлен бесподобный спектакль театра марионеток на музыку Равеля. Она была законодательницей, она повсюду вдохновляла гениев и развлекала самых пресыщенных аристократов.

Публика жадно впитывала сплетни об этой светской львице: смаковала подробности её брака с титулованным миланским охотником, судачила о романтической связи со скандальным итальянским поэтом, обсуждала детали бракоразводного процесса в Будапеште. Читатели только руками разводили, узнавая о вакханалиях в полуразвалившемся палаццо на берегу венецианского Большого канала или в красномраморном дворце парижского предместья. Ходили слухи, что она заказывала восковые фигуры покойных любовников и хранила внутри них прах, что красила золотой краской слуг, выгуливала на поводке леопардов, обожала змей. И конечно, публика была бы весьма разочарована, если бы маркиза не оправдала её ожиданий или заблуждений; казалось, эпатаж общества был самой притягательной её чертой. По словам писателя Филиппа Жюлиана, «в жизни эта женщина ни разу не изменила легенде».

Пожалуй, созданный ею образ стал наиболее популярным женским образом в мире после Девы Марии и Клеопатры: её бесчисленных живописных, скульптурных, фотографических портретов хватит, чтобы заполнить огромную галерею. Её писали Больдини, Огастас Джон, Ван Доген и Сулоага, рисовали Драйан, Мартини и Аластер, лепили Балла, Барянская и Эпстайн, фотографировали Ман Рей, Битон и де Мейер. Эта женщина заинтриговала таких непохожих писателей, как Теннесси Уильямс, Джек Керуак и Морис Дрюон, а также многих кинематографистов – и при жизни, и после смерти. На сцене и на экране её образ воплотили такие известные актрисы, как Теда Бара, Таллула Бэнкхед, Вивьен Ли, Валентина Кортезе, Ингрид Бергман.


Вкратце жизненный путь Неистовой Маркизы был таким. Она родилась в 1881 г. в Милане. Её отцом был текстильный магнат Альберто Амман, австриец по происхождению, получивший за свои промышленные достижения от итальянского короля Умберто I графский титул, а матерью – полуитальянка-полуавстрийка Лючия Бресси. В 1900 г. она вышла замуж за маркиза Камилло Казати, в браке с которым родила дочь Кристину. Однако вскоре брак фактически распался, хотя официальный развод был оформлен лишь в 1924 г. Роковую роль в размолвке супругов сыграло знакомство Луизы в 1903 г. с уже успевшим широко прославиться Габриэле Д’Аннунцио, положившее начало самому блестящему и скандальному европейскому роману эпохи, который продолжался с перерывами вплоть до самой смерти Д’Аннунцио в 1938 г. Освободившись от семейных уз и имея в полном распоряжении огромные финансовые средства, маркиза получила возможность претворять в жизнь свои самые безумные фантазии. В 1910 г. она купила старинный дворец Веньер дей Леони в Венеции, ставший на последующие несколько лет её домом и местом проведения её знаменитых приёмов и балов-маскарадов. Разразившаяся спустя четыре года Великая война положила жестокий конец этой череде роскошных празднеств. Но маркиза не собиралась сдаваться. В 1921 г. она купила особняк Пале-Роз в Везине под Парижем, принадлежавший незадолго до того скончавшемуся Роберу де Монтескью, и приложила все усилия для того, чтобы возродить свой довоенный стиль жизни. Однако Belle Époque с её аристократическими балами и маскарадами безнадёжно ушла в прошлое, и даже энтузиазм маркизы вкупе с её финансами оказалось недостаточно для её возрождения. Тем более что финансы эти стремительно таяли. В июне 1927 г. маркиза устроила в Везине грандиозный костюмированный бал в память графа Калиостро, оказавшийся последним. Её долги постоянно росли. В оплату их в 1932 г. она вынуждена была продать Пале-Роз и почти всё своё имущество, а в 1939 г., спасаясь от кредиторов, перебралась в Англию, где жила её дочь. Оставшиеся ей годы маркиза прожила на съемных квартирах в британской столице в состоянии, близком к нищете. 1 июня 1957 г. она умерла в возрасте семидесяти шести лет от кровоизлияния в мозг и была похоронена под скромным надгробием на Бромптонском кладбище Лондона.

По материалам книги: Скот Д. Райерссон, Майкл Орландо Яккарино. Неистовая маркиза. Судьба легендарной Луизы Казати. М., 2006


Луиза Казати. Ок. 1905 года

Казати в костюме императрицы Феодоры. 1905 год

Джованни Больдини. Маркиза Луиза Казати с борзой. 1908 год

Ренато Бертелли. Кувшин в форме головы. Ок. 1910 года

Луиза Казати. Фотография Адольфа де Мейера. 1912 год

Лев Бакст. Маркиза Казати. Набросок. 1912 год

Гондольер Казати у Палаццо дей Леони. Венеция. Ок. 1913 года

Мануэль Орацци. Казати встречает гостей на ступенях Палаццо дей Леони. 1913 год

Юлий де Блаас. Казати в костюме «Белый Арлекин». 1913 год

Казати (в центре) в костюме «Белый Арлекин» Льва Бакста на одном из своих маскарадов. Венеция. 1913 год

Павел Трубецкой. Бронзовая статуэтка Казати. 1913 год

Казати с художниками Полем Сезаром Элле (слева) и Джованни Больдини в парке Палаццо дей Леони. Венеция. 1913 год

Казати в индо-персидском костюме работы Льва Бакста. Венеция. 1913 год

Роберто Монтенегро. Портрет Казати. 1914 год

Джованни Больдини. Маркиза Луиза Казати с павлиньим пером. 1914 год

Джакомо Балла. Маркиза Казати с борзой и попугаем. Ок. 1915 года

Джакомо Балла. Маркиза Казати со слюдяными глазами и деревянным сердцем. 1915 год

Наталия Гончарова. Портрет Казати. Ок. 1917 года

Сара Липска. Бюст Казати. Дерево. Ок. 1920 года

Ромейн Брукс. Портрет Казати. 1920 год

Ман Рей. Сюрреалистический портрет Казати. 1922 год

Казати в костюме «Царица ночи». 1922 год

Казати в костюме Чезаре Борджи. 1925 год

Альберто Мартини. Большой каньон. 1927 год

Дриан. Казати в костюме графа Калиостро. Рисунок. 1927 год

Ман Рей. Казати в костюме императрицы Елизаветы Австрийской. 1935 год

Огастес Джон. Маркиза Казати. 1942 год

Жозеф Паже-Фредерикс. Казати в облике нефритовой змеи. 1940-е годы

Карл Рейтлингер. Портрет Казати. 1942 год

Могила Луизы Казати на Бромптонском кладбище в Лондоне



retro-ladies.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о