Фото лев гольдштейн: Лев Гольдштейн — Персоны — Эхо Москвы

Содержание

«Чубайс делал дело, но не хотел дразнить гусей»

Чубайс как повод позвонить другу и учителю. Николай Нелюбин после новостей о том, что «Путин нашёл Чубайсу замену» в роли главы «Роснано», вспомнил, что когда-то тогда ещё будущего «отца русской приватизации» подменял ветеран радиожурналистики, старейший журналист «Эха» в Санкт-Петербурге Лев Гольдштейн. О том, как это было в конце 80-х в рамках дискуссионного клуба «Перестройка», куда они оба входили, Лев Иосифович рассказал «Новому проспекту».


Фото из личного архива Льва Гольдштейна

Лев, расскажи про Чубайса «на старте». Ты был свидетелем.

— Вообще я бы про Чубайса говорил с ним самим. Найди его у меня в друзьях в Facebook. Что интересно, не я его там нашёл, а он меня. Я решил ему не отказывать.

С ним желающие побеседовать найдутся. Мне интереснее поговорить с тобой, со стороны человек всегда раскрывается более полно. Тебя лично новость, что Чубайса «уходят» из «Роснано», удивила?

— Я не ожидал такого, конечно. Но на самом деле он ещё месяц назад писал у себя про слухи о его скорой отставке. Его Meduza «уволила». Он очень ёрничал на эту тему. Что-то вроде «видимо, Путин не читает Медузу». Шутил.

«И ведь правда — уйдёт же (когда-нибудь)! Предлагаю «Медузе» развить успех суперточных прогнозов. Например: «После зимы наступит весна», или «Зимой не будет грибов». А можно ещё для кликбейта подпустить ужаса: «Мы все умрем». Опять же — не поспоришь!», — написал Чубайс в Facebook 22 октября .

А потом появилось 15 ноября его сообщение, где он не стал называть издание, но сообщил, что на этот раз ему прочат быть «начальником в Арктике». Опять отшучивался.


Фото: Facebook.com

Ты в этой отставке видишь условный глубинный смысл?

— Очевидно, что-то случилось у них там. По-моему, и для него самого это всё же стало неожиданностью.

Кинодокументалист Виталий Манский, который много снимал вождей времён Чубайса, полагает, что

расставание Путина и Чубайса «уже прошло, а это его оформление». У тебя нет ответа на вопрос про непотопляемость Чубайса?

— Нет, наверное. Он же довольно осторожно себя вёл, и он получил в итоге некий пост, о чём сообщил скриншотом с сайта Кремля.


Фото: Facebook.com
Очень модная в поздней путинской России стилистика. «Спецпредставитель президента РФ по связям с международными организациями для достижения целей устойчивого развития». Главный легальный «иностранный агент» получается?

— Я думаю, что это не совсем так. Здесь я больше согласен с Алексеем Венедиктовым: это назначение более важное для Чубайса, чем его предыдущий пост главы «Роснано» — теперь, по мнению главного редактора «Эха Москвы», он подчиняется только Путину (так Венедиктов расшифровал заявление Пескова про новое назначение). Это связано с победой демократов на президентских выборах в США. Для них важна фигура Анатолия Чубайса как представителя президента Владимира Путина, считает Венедиктов, напомнив об отношениях Анатолия Борисовича с демократами ещё времён президента Клинтона.

«Устойчивый связной?» Его кто-то будет слушать за рубежом в настоящей реальности? Думаешь, он свой человек — хотя бы для той же Европы?

— Безусловно. Устал ли Чубайс работать? Ему 65 лет в этом году исполнилось. Думаю, что при его деятельной натуре он легко может оставаться в системе. При этом какое-то время назад он заразился коронавирусом, но заявил, что чувствует себя хорошо и продолжает работать.

Ты удивишься, если Чубайс сможет договориться с кем-либо о снятии санкций на любом уровне, что будет иметь реальный экономический смысл?

— Нет, не удивлюсь. Он на это способен.

«Нам не стыдно посмотреть на то, что сделано. Мы добросовестно выполнили ту миссию, которую на себя взвалили. Конечно, ошибались, что-то не получалось. Но несомненно, что наноиндустрия России создана», — сказал Анатолий Чубайс

на конференции с коллегами. Поблагодарил сотрудников своих наноцентров, стартаперов. Опустив глаза, отметил, что аналогичную оценку успехам «Роснано» дал и Владимир Путин. Фрагменты записи можно найти в сети. Посмотрел?

— Мне показалось по этому видео, что он очень устал. Не блеск. Может быть, это связано с тем, что приболел.

Я скорее про обязательное «мерси» в адрес его протеже в прошлом. Это такое публичное демонстрирование привилегированности, «у меня и пропуск есть», или что?

— Возможно.

Как вы познакомились?

— Впервые я увидел Чубайса, когда состоялась встреча двух групп. Одна во главе с Петром Филипповым (один из лидеров Ленинградского народного фронта, депутат Ленсовета, издатель газеты «Невский курьер», руководитель Аналитического Центра по вопросам политики и социально-экономической ситуации в администрации президента Бориса Ельцина. — Прим. «НП»)

, клуб друзей журнала «ЭКО» («Экономика и организация промышленного производства», всероссийский журнал, основан в 1970 году, где публиковались статьи по проблемам экономической теории и практики. — Прим. «НП»). Он ездил в Новосибирск, сотрудничал с этим журналом. А я подписывался на этот журнал. Такой малоформатный журнальчик, где выступали ведущие в то время экономисты со всякими идеями насчёт рыночных реформ. И я написал Петру. Даже не помню, каким образом… Видимо, обычным письмом. Он откликнулся. Мы познакомились.

Когда он приехал в Петербург, он сообщил, что собирается организовать у нас в городе клуб друзей журнала. Я к нему присоединился. Одновременно существовала группа молодых экономистов, которые, кажется, никак себя не оформляли, во главе с Чубайсом. Вот они как-то состыковались с Филипповым. И была встреча, чтобы учредить межпрофессиональный дискуссионный ленинградский клуб «Перестройка». Я был на этой встрече. Собралось несколько человек из клуба друзей «Эко» и группа молодых экономистов во главе с Чубайсом. Обсудили и решили. Это происходило в одной из аудиторий Текстильного института на Большой Морской

(Ленинградский институт текстильной и лёгкой промышленности, ул. Герцена, 18; ныне — Санкт-Петербургский государственный университет промышленных технологий и дизайна, ул. Большая Морская, 18.  – Прим. «НП). Не помню, с чьей стороны, наверное, Филиппова, был какой-то мужик, который просто там работал. Он провёл нас в аудиторию, чтобы посидеть поговорить.

Путь в большую политику из Ленинграда в тот момент внезапно пролёг через текстильный ВУЗ!

— И Чубайса, и Филиппова тоже, между прочим. Этот клуб — это была легальная дискуссионная площадка ( по воспоминаниям депутата Ленсовета Михаила Горного, Лев Гольдштейн был одним из авторов клуба «Перестройка», а сам клуб в том числе пытался разрабатывать положения о «совете трудового коллектива», которые можно было бы использовать в рамках нового закона о предприятиях. — Прим. «НП»)

.

Тут надо пояснить молодёжи. Разве чтобы поговорить, нужна была площадка?

— Тогда массовые дискуссии не были разрешены. Это было впервые. И изначально было принято решение обратиться в Москву. Поехали эмиссары, нашли там людей, которые тоже интересовались вопросами. И после смогли обратиться в Петербурге в обком КПСС, в подчинении у которого были Ленинград и Ленобласть. Но я боюсь, что уже могу рассказывать о тех событиях в формате «врёт как очевидец»… Много лет прошло (улыбается), но совершенно определённо, что создание клуба решалось на уровне обкома партии. Представители обкома бывали на дискуссиях «Перестройки».

Первая дискуссия, ещё до учреждения самого клуба, прошла где-то в обществе «Знание» чуть ли не на Невском. Было очень много народа. Время было такое. Было важно говорить открыто большими коллективами. И тема дискуссии звучала примерно так: «План и рынок: вместе или против?» (в СССР экономика была плановой, рыночная экономика как всеобщий принцип станет актуальна после развала СССР. — Прим. «НП»)

. Кто придумал тему, я уже не вспомню, но вели ту дискуссию вдвоём Чубайс и Филиппов. Чубайс вёл себя крайне осторожно. Он делал дело, но, что называется, не хотел дразнить гусей. Не хотел дразнить власти какими-то не очень аккуратными формулировками.

Многие отмечают его аккуратность и в современной реальности. В этом смысле ранний Чубайс похож на позднего?

— Ну да. Он всё осторожно формулировал. И когда кто-то начинал откровенно резать правду-матку, он старался всё это сглаживать, не соглашался. Вёл свою политику, чтобы не дразнить власть откровениями. В кулуарах он так и говорил: дело надо делать, а не дразнить их словами… Мы с ним пересеклись в начале 1987 года. И таких дискуссий до клуба была одна или две. Само учреждение клуба «Перестройка» проходило в школе № 77 (Ныне средняя общеобразовательная школа №77 с углублённым изучением химии Петроградского района Санкт-Петербурга, ул. Блохина, 31, это недалеко от Князь Владимирского собора и входа на станцию метро «Спортивная», основана 5 октября 1821 года по Указу императора Александра I. – Прим. «НП»).

Тоже кто-то из знакомых пустил. Вечером, когда дети ушли, мы собрались. Выступали Виктор Монахов (соавтор проектов законов СССР «О гласности» (1987), «О печати и других средствах массовой информации» (1988), законов России, Таджикистана, Армении «О телерадиовещании» (1990-е), ФЗ РФ «О персональных данных» (1998), «О праве на доступ к информации» (1996–1999). — Прим. «НП»). Филиппов пришёл почему-то в конце…

Было решено избрать совет клуба. Естественно, предлагали Чубайса (Анатолий Чубайс был одним из организаторов кружка экономистов, в момент создания клуба «Перестройка» он доцент Ленинградского инженерно-экономического института им. Пальмиро Тольятти, ныне ИНЖЭКОН. — Прим. «НП») и Сергея Васильева (один из первых экономистов в кружке, кто с конца 70-х пытался вести анализ реальной информации о положении экономики. — Прим. «НП»)

. Но они оба отказались, потому что сказали, что надолго уезжают в Венгрию для изучения опыта их реформ. Чубайс сказал, что избирать их в совет нелогично и неудобно, когда они несколько месяцев будут далеко от Ленинграда. «Я предлагаю вместо нас с Васильевым избрать в совет клуба Льва Гольдштейна и Александра Сунгурова», — сказал тогда Чубайс. Соответственно, нас с Сашей избрали (А.Ю. Сунгуров, доктор биологических наук, депутат Ленсовета, помощник депутата Госдумы, президент центра «Стратегия», член СПЧ при президенте до 2011 года. — Прим. «НП»). Кстати, Сунгуров об этом пишет в своей книге, которая не так давно вышла.


СПб.: Издательство Александра Сазанова, 2018

Кстати, ты меня как-то спрашивал, почему в 1999 году я голосовал за Путина. Я вообще-то очень сильно колебался… Один из моментов, который меня на это дело подвиг, это «Союз правых сил». Я был целиком за этот союз политиков

(либеральная коалиция появилась в 1998 году, основатели — Е. Гайдар, А. Чубайс, И. Хакамада, Б. Немцов, С. Кириенко и К. Титов. — Прим. «НП»). Филиппов был там же. А у СПС был лозунг, ныне знаменитый как «чубайсовский»: «Путина в президенты, Кириенко в Госдуму».

Насколько я знаю, ты был человеком, ответственным за архивирование результатов работы ( журнал «Перекресток мнений» клуба набирался на печатной машинке, Гольдштейн его редактировал. — Прим. «НП»). Как это правильно назвать?


Лев Гольдштейн справа. Фото: encspb.ru

— Машинописный журнал. Это не было архивированием. Выходил он, может быть, раз в месяц. Туда писали люди из клуба «Перестройка». Что-то из выступлений расшифровывал и включал туда, из интересных дискуссий в клубе. И тогда я познакомился с Ольгой Васильевной Старовойтовой (младшая сестра Галины Старовойтовой, президент общественного фонда «Музей Галины Старовойтовой». — Прим. «НП»).


Владимир Костюшев, Ольга Старовойтова, Лев Гольдштейн. Фото из личного архива

Она хорошо умела печатать на машинке. Был такой известный, можно сказать легендарный социолог Андрей Николаевич Алексеев, который нас не так давно покинул… Он мне и сказал, что какой смысл печатать у разных машинисток, если есть профессиональный человек. Что конкретно мы там печатали, я уже не подскажу… Я все отдал в Музей политической истории России.


Протокол заседания совета клуба «Перестройка» от 20.04.88. Фото: Музей политической истории России

Нынешняя отставка Чубайса в федеральных медиа прошла сравнительно незаметно, без сенсационных подробностей. Заметил?

— Ну да. Так называемой прогрессивной общественности он уже давно не интересен. Его считают отчасти предателем интересов демократии в России.

А как на самом деле?

— Видишь ли, когда он делает какое-то дело, которое считает нужным, он может быть интересен тем, кто делает это вместе с ним. А все эти разговоры про демократию (вздыхает)… Тут стоит послушать наш с ним краткий разговор 2007 года. Тогда было двадцатилетие клуба «Перестройка». Он тогда уже говорил, что верить в демократию трудно при такой заинтересованности в ней самого населения.

Диалог из личного архива Льва Гольдштейна:

Чубайс: Мне кажется, это [клуб «Перестройка»] явление было значимое. С течением времени его значение, по крайней мере в моих глазах, не уменьшается. По сути дела, это была первая не советская общественная организация во времена СССР. И это было действительно реальное общественное мнение с реальной независимостью, насколько она была возможна в то время. И, в общем, из клуба «Перестройка», как из гоголевской шинели, вышли очень многие современные российские политики.
Гольдштейн: Кузница кадров?
Чубайс: И это тоже. Хотя скорее это был такой разрешённый канал, через который проходило многое, созревавшее и помимо «Перестройки». Нельзя сказать, что клуб создал этих политиков. Но то, что через клуб прошли очень многие, — чистая правда.
Гольдштейн: Многие выступавшие [на юбилейном симпозиуме] говорили, что спустя 20 лет страна находится в той же ситуации, что у власти номенклатура, бюрократия, что нужно искать выходы из тупика. Многие предлагали снова открыть клуб.
Чубайс: Не думаю, что сегодня нужно второе издание клуба «Перестройка». По-моему, у нас совершенно другая среда сейчас, совершенно другая жизнь. В моём понимании, сегодня не очень востребована структура такого рода. Попробуйте их сделать. Если бы они были нужны, они бы возникали сами. Мне кажется, что сегодня на фоне очевидных тенденций по сворачиванию демократии, которые, безусловно, имеют место быть, их очень органично дополняет абсолютная политическая пассивность абсолютного большинства населения. Именно поэтому я не думаю, что новая перестройка сегодня возможна и окажется работоспособна.

Сейчас он такого себе не позволяет вслух уже.

— Но он всё равно пытался делать то, что считал возможным сделать с экономикой, со всеми этими инновациями. Видимо, считает, что это возможный путь к улучшениям. Но он, как патриот России, старается делать лучше стране на том фронте, который занимает. Вот эти все его нанотехнологии: там же на самом деле много интересных штук понаделано. Чубайс рассказывает, что где-то они даже начинают приносить эффект…


Фото: kremlin.ru

Вечный предмет для шуток обывателей. Возможно, это история про то, что лечить больной организм суперпластырем просто невозможно? Поэтому успехи не становятся очевидными?

— Во-первых, я не думаю, что работа с изобретателями над новыми технологиями — это очковтирательство. Не мне здесь судить… Но поскольку страна в таком состоянии находится в целом, то и в передовых вопросах мало что можно сделать, к сожалению.

В интервью Леониду Парфёнову ещё 7 лет назад Чубайс говорил, что ещё $5 млрд освоит, и на пенсию. «Ну, уже хорош», — убедительно говорил он в 2013 году…

— Ты к тому, что он давно хотел отойти? Не знаю. Когда-то я брал у него интервью на старом «Эхе Петербурга», причём мы говорили много, там на 2 часа была запись. Так вот Чубайс тогда ещё был председателем правления РАО «ЕЭС» (с апреля 1998 по июнь 2008 года, когда РАО «ЕЭС» было реорганизовано. — Прим. «НП»). У него была поездка в Петербург. Я его пригласил. Целая делегация пришла. А мы беседовали вдвоём в прямом эфире, отвечали на вопросы радиослушателей. Рассчитывали на час, но проговорили два раза минут по 40. И тогда ельцинское «во всём виноват Чубайс» было гораздо более популярно, чем теперь…

А вот позже он от политики отошёл вообще полностью. Когда я пытался его на какой-то встрече потом спросить, когда он шёл со свитой, мол, «можно ли вас отвлечь минут на десять, когда у вас будет на это время, чтобы поговорить про путч 1991 года», он ответил «нет». «Я на эти темы интервью не даю», — сказал он мне. То есть я понял, что на темы, связанные с политикой, он больше не говорит вслух. Я потом у его пресс-службы уточнял, и мне подтвердили, что «Анатолий Борисович ни на какие вещи, связанные с политикой, интервью не даёт». Это было года два-три назад.


Фото: kremlin.ru

А тебе сегодня было бы интересно с ним поговорить?

— Мне это всё уже вообще неинтересно (улыбается), я уже старый и я на всё это уже иначе смотрю. Мне теперь важнее вопросы о том, что происходит с человеком, когда заканчивается земная жизнь. На мой взгляд, ни одно событие не случайно: ни войны, ни диктатуры. Я согласен, что Чубайс может много чего интересного рассказать про всех. Но что это может изменить? От его откровений ничего не изменится уже… И, опять же, это будет взгляд конкретного человека, который при этом неизвестно, будет ли откровенен. Пустое это всё. Хотя мне много раз говорили «пиши мемуары». Но нет смысла…


Фото из личного архива Льва Гольдштейна

Что ты подумал, когда услышал слова Чубайса на месте убийства Бориса Немцова в феврале 2015 года на Большом Москворецком мосту? «Нам всем надо остановиться. Я подчёркиваю, всем: власти, оппозиции, либералам, коммунистам, националистам, консерваторам. Всем пора остановиться и хотя бы на минуту задуматься, куда мы приведём Россию. Надеюсь, что хотя бы сегодняшняя трагедия поможет нам это сделать», — сказал тогда Чубайс.

— Мне показалось, что это не поможет.


Чубайса можно назвать лоббистом Путина?

— Да. Путин, насколько я знаю, попал в администрацию президента в 90-е не без участия Чубайса, который одно время там был главным. Для меня очевидно, что Путин и Чубайс — люди совершенно разные. Путин — сотрудник КГБ. Точка. А Чубайс всё-таки человек, который хочет изменений в России. Он много сделал для перехода от того, что у нас называлось социализмом, к рыночной экономике.

К тому, что у нас называется рыночной экономикой.

(Улыбается). А Путин, естественно, готов использовать все эти вещи. Но таким образом, чтобы продолжать оставаться у власти. Возможно, Анатолий Борисович ему в этом помог. Скажут ли спасибо Чубайсу будущие поколения? Вряд ли. Он всё-таки не про обывателей (смеётся). Вообще, многие из тех, кто был с ним рядом, потом состоялись и на региональном уровне. Тот же Сергей Васильев возглавляет Леонтьевский центр. Михаила Маневича Чубайс хотел поднять до уровня Москвы, но Маневич отказывался, оставаясь в команде губернатора Яковлева (глава КУГИ Петербурга в 1993–1997 годах, вице-губернатор в 1996, убит в 1997 году. — Прим. «НП»). Экономист Михаил Дмитриев был замминистра труда в конце 90-х. Об этом в том комментарии 2007 года Чубайс сам и говорил.

Ну а что касается клуба «Перестройка», то стоит отметить, что это была дискуссионная площадка отнюдь не только единомышленников. Там бывал тот же Андрей Илларионов (экономист, советник Владимира Путина в 2000–2005 годах. — Прим. «НП») — резкий противник Чубайса. По чистому недоразумению не стал членом клуба «Перестройка» Юрий Болдырев (сооснователь партии «Яблоко». — Прим. «НП»). Именно Болдырев написал устав Счётной палаты (Болдырев был зампредом Счётной палаты в 1995–2001 годах. — Прим. «НП»).

Кстати, именно на дискуссии в клубе «Перестройка» начиналась избирательная кампания Анатолия Собчака. Его в клуб позвал Виктор Монахов. Они были знакомы. А я на ту же дискуссию позвал Юрия Болдырева, с которым был знаком. Хорошо помню зал. Заседания клуба «Перестройка» после учреждения проходили в одном из помещения ДК имени Ленсовета на Кировском проспекте (ныне Каменноостровский). Там были попытки наездов на клуб. За нас вступались ребята из ДК и прежде всего Светлана Комиссаренко — она курировала клуб от имени ДК и защищала нас от наездов. Залы были переполнены тогда на дискуссиях… На некоторые люди приходили в таком количестве, что в зале на 400 человек не хватало мест, люди из коридоров заглядывали. По нынешним категориям можно записывать в экстремисты (улыбается). Там такое звучало!

Были свои провокаторы, которые выскакивали на трибуны, пытались нести ерунду. За руки выволакивали иногда таких. Но провокации не удавались в то время. Нас было много — тех, кому было важно и интересно говорить о том, как жить дальше.

Пока мы с тобой говорили, Чубайс прилетел в Петербург. И из пушки в Петропавловской крепости выстрелил. Строго в сторону Запада. Хороший символизм?


Фото: facebook.com

  — (Смеётся). Символ есть символ. Сможет ли он вести эти переговоры с позиции силы? Уверен, что он будет вести себя как переговорщик. А чисто тактически в каждом конкретном случае сам будет решать, что будет выгоднее для переговоров делать.

Очевидно, что элита РФ нервничает за свои сбережения вне России. В этом смысле Чубайс чей эмиссар: Кремля или всей России?

(Пауза). Как я его себе представляю, мне кажется, что он всё-таки будет стараться для страны.

Николай Нелюбин, специально для «Нового проспекта»

Справка «Нового проспекта»:

Лев Гольдштейн, 74 года. Образование высшее техническое. Занимался обслуживанием ЭВМ на разных предприятиях Ленинграда. С 1987 года — член клуба «Перестройка». С 1 января 1992 года — внештатный корреспондент «Эхо Москвы» в Петербурга. С 1 декабря 1994 года — специальный корреспондент по Санкт-Петербургу в штате «Эха Москвы». Сотрудник «Эха Петербурга» с момента основания в июне 1999 года до конца февраля 2019 года. Пенсионер.

От автора:
Собеседники заранее просят прощения за возможные неточности у всех читателей, кому описываемые события знакомы. Сегодня на самом деле элементарно важно просто поговорить с теми, с кем мы всё время говорить «собираемся», или «готовимся», или «ждём звонка».

От редакции:
Редакция «Нового проспекта» будет рада любым развёрнутым комментариям участников тех событий, которые могут продолжить серию публикаций о том времени. Времени «накануне 1991 года», тридцатилетие которого мы встречаем в будущем году.

Братья Гольдштейн. Гольдштейн Григорий Абрамович и Гольдштейн Исай Абрамович

                                     

1. Биография

Исай и Григорий Гольдштейн родились в традиционной еврейской семье Абрама Гольдштейна, часового мастера, и Малки Гольдштейн, домохозяйки. Учились на физическом факультете Тбилисского государственного университета, защитили кандидатские диссертации по вычислительной технике.

В 1971 г. Григорий Гольдштейн, автор многих изобретений и опубликованных научных работ, вместе с братом Исаем Гольдштейном подали заявление на выезд в Израиль. Однако им было отказано в разрешении на выезд в последующие пять лет по мотивам секретности. Братья Гольдштейны, оставив работу в Институте метрологии Академии наук Грузинской ССР, стали активистами Алии и включились в правозащитную деятельность.

17 сентября 1972 года Исай и Григорий Гольдштейн в своем письме в Президиум Верховного Совета СССР выступили с критикой советской позиции относительно теракта на Олимпийских играх в Мюнхене, а 12 октября 1972 г. публично отказались от cоветского гражданства.

В течение 1972-1973 годов Григорий и Исай Гольдштейны рассылали копии своих документов в посольства стран — участниц Хельсинкского совещания: ни одно уведомление о вручении не было получено. Братья подали в суд на почтовую службу, т. к. почта отказалась им выплатить, в соответствии с Всемирной почтовой конвенцией, компенсацию за десятки недоставленных писем.

В 1973 г. братья Гольдштейн приняли участие в голодовке протеста в Москве, в 1974 г. они снова объявили голодовку в знак протеста против преследований нака­нуне визита президента США Ричарда Никсона.

Из-за своей общественной активности братья неоднократно вызывались на беседы в Комитет государственной безопасности и в милицию, подвергались обыскам несмотря на реакцию со стороны Запада и международных научных кругов. Так, 3-8 сентября 1975 г. в Тбилиси проходила очередная конференция Международного общества по изучению искусственного интеллекта. Международный оргкомитет включил в состав участников 4-х советских ученых — евреев, давних «отказников», среди них и братьев Гольдштейнов. Братьям Грузинский КГБ запретил «близко подходить» к месту заседаний. Тем не менее они явились на одну из дискуссий. Задавая вопрос выступавшему, Исай Гольдштейн, в соответствии с правилами конференции назвал себя и представляемую им страну: Израиль.

Помимо правозащитной деятельности, Братья Гольдштейны вошли в оргкомитет, созванного в Москве 19-21 декабря 1976 г. симпозиума, посвященный состоянию и возможным путям развития еврейской культуры в СССР. Они выступают с рядом статей о состоянии еврейской культуры в Советском Союзе, истории грузинских евреев.

В январе 1976 г. Григорий и Исай Гольдштейны вместе со Звиядом Гамсахурдия, Теймуразом Джанелидзе, Виктором Рцхиладзе Рцхеладзе основали грузинскую группу содействия выполнению Хельсинкских соглашений в СССР.

20 марта 1978 г. в Тбилиси был осужден к одному году лишения свободы Григорий Гольдштейн, обвиненный в ’паразитическом образе жизни» потому, что после отказа в разрешении на выезд в Израиль не мог найти работу по специальности и жил на свои трудовые сбережения. Гольдштейну не разрешали вести преподавательскую работу, но предлагали такие места работы, которые могли создать новые препятствия к его отъезду по причине секретности. Отказ от этих предложений рассматривается властями как уклонение от общественно полезного труда.

То обстоятельство, что Гольдштейн продолжал самостоятельно свою научную работу и бесплатно занимался со школьниками математикой и физикой, — суд не счел общественно полезным трудом. Гольдштейн обвинялся по ст. 234 Уголовного кодекса Грузинской ССР, в которой инкриминируется ’’систематическое занятие бродяжничеством или попрошайничеством, а также ведение в течение длительного времени паразитического образа жизни”.

Признавая Гольдштейна тунеядцем, живущим на нетрудовые доходы, суд не располагал никакими доказательствами «нетрудовых доходов” и отказал Гольдштейну в истребовании и исследовании документов о его доходах.

В защиту репрессированного Г. Гольдштейн выступил Андрей Сахаров, который 8 марта 1978 г. подписал Международной Организации Труда, Федерации американских ученых, директору Федерации Дж. Стоуну и мировой общественности «Открытое письмо в защиту Григория Гольдштейна». Годичный срок Григорий Гольдштейн отбывал в Архангельской области, перенеся в местах заключения серьезное заболевание.

С июня по январь 1985 г. на Гольдштейнов и еще не менее 200 человек оказывается особое давление. 28 июня 1985 г. у братьев Гольдштейн были изъяты письма, фотографии, рассказ Г.Гольдштейн о его жизни в лагере, заявление И.Гольдштейна о еврейской эмиграции, брошюра о процессе Г.Гольдштейна, Всеобщая декларация прав человека, письма в защиту А.Сахарова, религиозная литература, Библии, молитвенники. Исаю Гольдштейну полковник КГБ Мариан Нашишвили предложил явиться 1 июля 1985 в КГБ» с одеждой, подходящей для тюрьмы”. И. Гольдштейн отказался идти без повестки, не смотря на прямые угрозы тюремного заключения за регулярные встречи с западными дипломатами, журналистами, туристами.

За братьями была установлена круглосуточная слежка, на встрече с сотрудниками КГБ Г.Гольдштейна предупредили, что изъятые у братьев на обыске материалы и членство братьев в «диссидентской» музыкальной группе» Фантом” являются достаточным основанием для привлечения обоих к уголовной ответственности. В течение ноября 1985 г. в разных городах Советского Союза около 40 человек было вызвано на допросы касательно» антисоветской” деятельности братьев Гольдштейн, а Исай Гольдштейн был избит на улице неизвестными хулиганами.

Братья Исай и Григорий Гольдштейны 14 февраля 1986 г. были вызваны в тбилисский ОВИР, где им было сказано, что» по распоряжению сверху” их заявления о выезде из СССР были рассмотрены положительно, и что им следует обратиться в голландское посольство в Москве для оформления документов, но после окончания XXVII съезда КПСС. Братья Гольдштейны были в списке лиц, представленном советским властям сенатором Эдвардом Кеннеди во время его визита в Москву. Выездные визы в Израиль братья Исай и Григорий Гольдштейны и члены их семей получили 4 апреля 1986 г., но через 10 дней снова были задержаны в Москве на прощальной вечеринке, которая была устроена в их честь перед их отъездом в Израиль.

Леонидов, Лев Яковлевич — Вики


В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Леонидов.

Лев Я́ковлевич Леони́дов (1889—1952) — российский и советский фотограф, мастер портрета и фоторепортажа, автор широко известных изображений Ф. И. Шаляпина и В. И. Ленина, фотокорреспондент журналов «Огонёк» и «Советское фото»[1][2].

Биография и творчество

Лев Леонидов жил и работал в Москве. До революции главными темами его творчества были театральная жизнь и люди искусства[3]. В 1900—1910-х годах им сделаны групповые фотографии труппы Малого театра, фотопортреты актёров, запечатлены сцены из спектаклей. Съёмка производилась Леонидовым в фотоателье, в зданиях, где устраивались выездные гастрольные спектакли[4].

Ф. И. Шаляпин с семьёй в военном госпитале, 1915 год

После публикации серии фотографий «Ф. И. Шаляпин в кругу семьи» в журнале «Заря» в 1916 году Леонидов был приглашён в журнал «Огонёк»[3]. Последним его аполитичным фоторепортажем стал пожар Театра Незлобина 14 января 1917 года[3].

В 1917 году в журналах публиковались снимки Леонидова, запечатлевшие прошедшую в Москве 12 августа массовую забастовку в ответ на созванное Временным правительством государственное совещание. В том же году фотограф поступает на работу в созданное агентство Центропечать, разместившееся на Тверской улице, 38. Им организован фотоотдел при агентстве, налажен выпуск агитационных плакатов и открыток[5].

Октябрьскую революцию и Гражданскую войну снимали многие, но осталось лишь несколько имён — Пётр Оцуп, Виктор Булла, Яков Штейнберг, Павел Жуков, Алексей Савельев, Пётр Новицкий, Лев Леонидов, Григорий Гольдштейн, Александр Дорн. Все они представители традиционной регистрирующей фотографии, для которой документальность и беспристрастность превыше всего.

Валерий Вальран[6]

Леонидов производит съёмки партийных конференций, съездов, праздничных демонстраций. В 1918 году становится корреспондентом иллюстрированного журнала «Пламя», фиксирует все новые памятники, появляющиеся на улицах Москвы, открытие мемориальных досок. Многие из объектов впоследствии утрачены и известны только по его фотографиям (памятник Робеспьеру в Александровском саду[7], поэтам А. Кольцову и И. Никитину, художнику О. Кипренскому и др.)[8].

Леонидовым был неоднократно запечатлён облик В. И. Ленина, его воспоминания о том, как производились эти съёмки, опубликованы в журнале «Советское фото» в 1926 году[9][10].

Фотосъёмки вождя производились Леонидовым как в помещениях, так и на пленэре, сохранились выполненные им индивидуальные и групповые портреты. В числе известных оставленных им исторических фотодокументов — фотографии президиума VIII съезда РКП (б), групповой фотопортрет «В. И. Ленин, Демьян Бедный и делегат VIII съезда РКП(б) от Украины Ф. Панфилов», «В. И. Ленин в группе делегатов X съезда РКП(б)». Фотографом запечатлены также приезд Ленина в Центропечать для записи речей на грампластинки, Ленин в окружении народа на ступенях трибуны в день празднования 2-й годовщины революции, «Речь В. И. Ленина на Свердловской площади в день отправки войск на польский фронт»[К 1] и др. сюжеты[9][11].

C середины 1920-х годов Леонидов становится постоянным фотокорреспондентом журнала «Прожектор», с 1926 года сотрудничает с журналом «Советское фото», выступая в том числе в качестве автора, делящегося профессиональным опытом. В конце 1920-х создаёт галерею портретов писателей — А. Серафимович, Ф. Гладков, С. Подъячев, И. Касаткин, А. Чапыгин, П. Низовой, А. Воронский, А. Безыменский, И. Ильф, И. Уткин и др.[12]

В 1928 году Леонидов участвует в выставке «Советская фотография за 10 лет», проходившей в помещении бывшего Музея Красной Армии на Воздвиженке, входит в состав её комитета[12][13].

Фототека Льва Леонидова использовалась для исторических справок — к его фотодокументам обращались режиссёр Борис Барнет и художник Александр Родченко при подготовке фильма «Москва в Октябре» (1927). Благодаря запечатлённым фотохудожником кадрам создателям картины удалось воссоздать исторический облик ряда персонажей, а также разыскать участников Московского восстания для консультаций[12]. Воспоминания и фотографии художника используются историками для уточнения датировок исторических событий[11].

Наследие

Оригиналы исторических фотодокументов, сделанных Львом Леонидовым, не сохранились. Отпечатанные со стеклянных пластинок фотографии его работы находятся в Российском государственном архиве литературы и искусства, Российском государственном архиве кинофотодокументов, музейных фондах Малого театра, РИА Новости[12][14][15][4][16][17].

Галерея

Библиография

Комментарии

Примечания

  1. ↑ Наука и жизнь, 1971, № 11, с. 3—8.
  2. ↑ Лев Яковлевич Леонидов (1889−1952)
  3. 1 2 3 Наука и жизнь, 1971, № 11, с. 3.
  4. 1 2 Телегина, 2016.
  5. ↑ Наука и жизнь, 1971, № 11, с. 3, 7.
  6. ↑ Вальран, 2016.
  7. ↑ Пламя. — Пг., 1918. — № 31.
  8. ↑ Наука и жизнь, 1971, № 11, с. 7.
  9. 1 2 Наука и жизнь, 1971, № 11, с. 7—8.
  10. ↑ Леонидов, 1926, с. 9—11.
  11. 1 2 Железный, 1989.
  12. 1 2 3 4 Наука и жизнь, 1971, № 11, с. 8.
  13. Сабурова Т. «Всероссийское общество фотографов» (неопр.). Союз фотохудожников России. Дата обращения: 24 февраля 2017.
  14. ↑ РГАЛИ.
  15. ↑ РИА.
  16. ↑ Герасимова, 1962, с. 381.
  17. ↑ Участники Государственного совещания П. Н. Милюков, Н. М. Кишкин и А. И. Шингарёв (неопр.). РГАКФД. Дата обращения: 24 февраля 2017.

Литература

  • Волков-Ланнит Л. Ф. История пишется объективом : альбом / Л. Ф. Волков-Ланнит ; [худож. Г. Дмитриев]. — М.: Планета, 1971. — 255 с. — 13 000 экз.
  • Волков-Ланнит Л. Москва, Тверская, 38 // Наука и жизнь : журн. — М., 1971. — № 11. — С. 3—8.
  • Телегина Н. Загадки театральной фотографии // Малый театр : газ. — М., 2016. — № 1 (43).
  • Железный А. И. Наш друг — грампластинка : Записки коллекционера / А. И. Железный. — К.: Музична Україна, 1989. — ISBN 5-88510-048-9.
  • Личные архивные фонды в государственных хранилищах СССР : указатель : в 3 т. / Гл. арх. упр. при Совете М-в СССР, Гос. б-ка СССР им. В. И. Ленина, Арх. Акад. наук СССР ; [редкол.: Ю. И. Герасимова и др. ; сост.: Э. В. Колосова и др.]. — М., 1962. — Т. 1 : А—М. — С. 381. — 477 с.
  • Вальран В. Советская фотография. 1917—1955 / Валерий Вальран. — СПб.: Лимбус Пресс, 2016. — 288 с. — ISBN 978-5-8370-0793-4.

Ссылки

ⓘ Энциклопедия — Братья Гольдштейн

                                     

1. Биография

Исай и Григорий Гольдштейн родились в традиционной еврейской семье Абрама Гольдштейна, часового мастера, и Малки Гольдштейн, домохозяйки. Учились на физическом факультете Тбилисского государственного университета, защитили кандидатские диссертации по вычислительной технике.

В 1971 г. Григорий Гольдштейн, автор многих изобретений и опубликованных научных работ, вместе с братом Исаем Гольдштейном подали заявление на выезд в Израиль. Однако им было отказано в разрешении на выезд в последующие пять лет по мотивам секретности. Братья Гольдштейны, оставив работу в Институте метрологии Академии наук Грузинской ССР, стали активистами Алии и включились в правозащитную деятельность.

17 сентября 1972 года Исай и Григорий Гольдштейн в своем письме в Президиум Верховного Совета СССР выступили с критикой советской позиции относительно теракта на Олимпийских играх в Мюнхене, а 12 октября 1972 г. публично отказались от cоветского гражданства.

В течение 1972-1973 годов Григорий и Исай Гольдштейны рассылали копии своих документов в посольства стран — участниц Хельсинкского совещания: ни одно уведомление о вручении не было получено. Братья подали в суд на почтовую службу, т. к. почта отказалась им выплатить, в соответствии с Всемирной почтовой конвенцией, компенсацию за десятки недоставленных писем.

В 1973 г. братья Гольдштейн приняли участие в голодовке протеста в Москве, в 1974 г. они снова объявили голодовку в знак протеста против преследований нака­нуне визита президента США Ричарда Никсона.

Из-за своей общественной активности братья неоднократно вызывались на беседы в Комитет государственной безопасности и в милицию, подвергались обыскам несмотря на реакцию со стороны Запада и международных научных кругов. Так, 3-8 сентября 1975 г. в Тбилиси проходила очередная конференция Международного общества по изучению искусственного интеллекта. Международный оргкомитет включил в состав участников 4-х советских ученых — евреев, давних «отказников», среди них и братьев Гольдштейнов. Братьям Грузинский КГБ запретил «близко подходить» к месту заседаний. Тем не менее они явились на одну из дискуссий. Задавая вопрос выступавшему, Исай Гольдштейн, в соответствии с правилами конференции назвал себя и представляемую им страну: Израиль.

Помимо правозащитной деятельности, Братья Гольдштейны вошли в оргкомитет, созванного в Москве 19-21 декабря 1976 г. симпозиума, посвященный состоянию и возможным путям развития еврейской культуры в СССР. Они выступают с рядом статей о состоянии еврейской культуры в Советском Союзе, истории грузинских евреев.

В январе 1976 г. Григорий и Исай Гольдштейны вместе со Звиядом Гамсахурдия, Теймуразом Джанелидзе, Виктором Рцхиладзе Рцхеладзе основали грузинскую группу содействия выполнению Хельсинкских соглашений в СССР.

20 марта 1978 г. в Тбилиси был осужден к одному году лишения свободы Григорий Гольдштейн, обвиненный в ’паразитическом образе жизни» потому, что после отказа в разрешении на выезд в Израиль не мог найти работу по специальности и жил на свои трудовые сбережения. Гольдштейну не разрешали вести преподавательскую работу, но предлагали такие места работы, которые могли создать новые препятствия к его отъезду по причине секретности. Отказ от этих предложений рассматривается властями как уклонение от общественно полезного труда.

То обстоятельство, что Гольдштейн продолжал самостоятельно свою научную работу и бесплатно занимался со школьниками математикой и физикой, — суд не счел общественно полезным трудом. Гольдштейн обвинялся по ст. 234 Уголовного кодекса Грузинской ССР, в которой инкриминируется ’’систематическое занятие бродяжничеством или попрошайничеством, а также ведение в течение длительного времени паразитического образа жизни”.

Признавая Гольдштейна тунеядцем, живущим на нетрудовые доходы, суд не располагал никакими доказательствами «нетрудовых доходов” и отказал Гольдштейну в истребовании и исследовании документов о его доходах.

В защиту репрессированного Г. Гольдштейн выступил Андрей Сахаров, который 8 марта 1978 г. подписал Международной Организации Труда, Федерации американских ученых, директору Федерации Дж. Стоуну и мировой общественности «Открытое письмо в защиту Григория Гольдштейна». Годичный срок Григорий Гольдштейн отбывал в Архангельской области, перенеся в местах заключения серьезное заболевание.

С июня по январь 1985 г. на Гольдштейнов и еще не менее 200 человек оказывается особое давление. 28 июня 1985 г. у братьев Гольдштейн были изъяты письма, фотографии, рассказ Г.Гольдштейн о его жизни в лагере, заявление И.Гольдштейна о еврейской эмиграции, брошюра о процессе Г.Гольдштейна, Всеобщая декларация прав человека, письма в защиту А.Сахарова, религиозная литература, Библии, молитвенники. Исаю Гольдштейну полковник КГБ Мариан Нашишвили предложил явиться 1 июля 1985 в КГБ» с одеждой, подходящей для тюрьмы”. И. Гольдштейн отказался идти без повестки, не смотря на прямые угрозы тюремного заключения за регулярные встречи с западными дипломатами, журналистами, туристами.

За братьями была установлена круглосуточная слежка, на встрече с сотрудниками КГБ Г.Гольдштейна предупредили, что изъятые у братьев на обыске материалы и членство братьев в «диссидентской» музыкальной группе» Фантом” являются достаточным основанием для привлечения обоих к уголовной ответственности. В течение ноября 1985 г. в разных городах Советского Союза около 40 человек было вызвано на допросы касательно» антисоветской” деятельности братьев Гольдштейн, а Исай Гольдштейн был избит на улице неизвестными хулиганами.

Братья Исай и Григорий Гольдштейны 14 февраля 1986 г. были вызваны в тбилисский ОВИР, где им было сказано, что» по распоряжению сверху” их заявления о выезде из СССР были рассмотрены положительно, и что им следует обратиться в голландское посольство в Москве для оформления документов, но после окончания XXVII съезда КПСС. Братья Гольдштейны были в списке лиц, представленном советским властям сенатором Эдвардом Кеннеди во время его визита в Москву. Выездные визы в Израиль братья Исай и Григорий Гольдштейны и члены их семей получили 4 апреля 1986 г., но через 10 дней снова были задержаны в Москве на прощальной вечеринке, которая была устроена в их честь перед их отъездом в Израиль.

В. Володарский — безымянный комиссар печати

Подобно своим старшим товарищам по революции — М. С. Урицкому, Л. Д. Троцкому, С. И. Гусеву и многим другим, герой нашего рассказа взял себе партийный псевдоним. Так, молодой человек, зарегистрированный при рождении как Моисей Маркович Гольдштейн, стал В. Володарским. Примечательно, что инициал перед фамилией у него был всего один, да и тот никогда не расшифровывался. Коллеги по борьбе продолжали называть его как и прежде Моисеем, а благозвучная подпись появлялась под статьями в газетах и на листовках, на афишах митингов, став для петроградцев символом непримиримой борьбы большевиков.

Мальчик, появившийся на свет в бедной ремесленной семье в 1891 году в селе Старый Оскол Хмельницкой области, с детства был непослушным и своенравным, обладал беспокойным, бунтарским характером. Первый раз его исключили из школы за «неблагонадежное» поведение по окончании 5 класса. За этим последовал недолгий арест, который, по всей видимости, не смог усмирить протестный пыл будущего революционера. Тринадцатилетним подростком Моисей вступает в еврейский союз рабочих Литвы, Польши и России или Бунд. Через какое-то время он примыкает к украинским социал-демократам.

Юноша увлеченно пишет тексты к листовкам и воззваниям и организует митинги рабочих. Его юношеская биография пестрит многочисленными приводами в полицию и эпизодическими арестами. В 1911 году, в результате такой активной подрывной деятельности, он все же оказывается в далекой ссылке в Архангельской области. Правда, через два года Гольдштейну вновь улыбнулась удача: ему подписывают прошение о помиловании на имя царя в связи с амнистией по случаю 300-летия царского дома Романовых.

Оказавшись на свободе, Моисей прислушивается к уговорам родных и друзей, советующих покинуть страну в поисках лучшей жизни. Он отправляется в США в Филадельфию, где устраивается работать закройщиком в портновский цех. Но бунтарский дух и здесь влечет молодого человека в ряды протестующих. Он сходится с членами американской социалистической партии, вступает в Интернациональный профсоюз портных. В это же время жизнь сводит его с Троцким и Бухариным.

Фото sojuzrus.lt

Вместе с идеологами русской революции Гольдштейн активно участвует в издательстве еженедельной газеты «Новый мир». Не стоит отрицать природной сметливости Моисея Марковича, его умения заражать читателей точным словом. Он — человек, не имеющий базового образования, становится ведущим журналистом газеты. Гольдштейн, фактически, исчезает, на историческую сцену выходит В. Володарский, который со страниц издания обращается к землякам.

Февральская революция 1917 года не просто вернула Володарского на родину, но и дала ему возможность в полной мере реализовать внутренний потенциал. Некоторые источники сообщают, что своим продвижением он обязан члену Петроградского ЦК, соратнице Ленина Елене Стасовой, которая покровительствовала молодому революционеру. Не стоит забывать и о знакомствах, завязавшихся на той стороне Атлантики. Вслед за Львом Троцким он вступил в организацию «межрайонцев». А позже, опять же по следам Троцкого, стал членом РСДРП(б).

В партии Володарского сразу же приметили за способность к публичным выступлениям. Оратор мог держать аудиторию в напряжении в течении нескольких часов. По словам наркома просвещения Луначарского, в Володарском было «что-то от Марата… Он был беспощаден….Был весь пронизан не только грозой Октября, но и пришедшими уже после его смерти грозами взрывов красного террора. Этого скрывать мы не будем. Володарский был террорист». Недаром за глаза его называли «пулемет» — за четкую, быструю, обличающую речь. А порой и за убийственные результаты его бескомпромиссной деятельности!

Заседание Петроградского Совета, 1917 г. Фото cdnimg.rg.ru

В 1917 году Володарский стал членом Петроградского Совета, а вскоре — членом Президиума ВЦИК. По воспоминаниям современников, он был ярым сторонником вооруженного метода захвата власти большевиками. После октябрьских событий, в которых Моисей Маркович принимал непосредственное участие, его отправили агитировать на Румынский фронт. Вернувшись в Северную столицу, занял пост министра пропаганды и агитации в новых органах власти. Молодой человек писал для партийных лидеров тексты выступлений, следил за изданием и распространением брошюр и листовок.

В. Володарский объявил настоящую войну буржуазным газетам и журналам, выходившим в то время в Петрограде, особенно тем, в которых ставились под сомнения большевистские ценности и методы борьбы за власть и умы обывателей. Буквально за пару месяцев в городе с легкой руки министра пропаганды закрыли более ста работающих изданий.

А в мае 1918 года состоялся показательный процесс над вечерними газетами, осмелившимися критиковать линию партии и лично вождя мирового пролетариата Ленина. Володарский сам выступал на нем в качестве главного обвинителя, он же заранее подготовил судебный вердикт, постановивший закрыть газеты, конфисковать их имущество, а редакторов и владельцев арестовать.

Другим значимым «достижением» в эти месяцы для Володарского стало участие в подготовке выборов в Петроградский Совет депутатов. Поговаривали, что именно ему принадлежала инициатива принудительной доставки граждан на выборы, некорректного подсчета голосов и подтасовки результатов.

Памятник В. Володарскому. Открыт 22 июня 1919 года на бульваре Профсоюзов (Конногвардейский бульвар) в Петербурге. Взорван в апреле 1921 г. Фото panevin.ru

Моисей Маркович Гольдштейн или В. Володарский, комиссар по делам печати Северной коммуны, 26 полных лет от роду был застрелен 18 июня 1918 года недалеко от Фарфорового завода, куда направлялся для выступления на рабочем собрании. Примечательно, что за несколько минут до этого Rolls-Royce Володарского заглох и оратор решил в сопровождении двух спутниц добраться до цели пешком. На улице его уже поджидал убийца с пистолетом в руках. Несколько выстрелов в упор не оставили министру печати никаких шансов. Нападавшему удалось скрыться, но позже он был арестован. Им оказался рабочий Обуховского завода Семенов, член партии эсеров. Последний факт стал сильным козырем в руках большевиков в их противостоянии оппозиции.

Смерть молодого революционера объявили началом «белого» террора. Володарского похоронили в тот же день, а его убийцу по распоряжению властей казнили во внесудебном порядке. И, действительно, при сопоставлении различных фактов и показаний свидетелей стали видны нестыковки большевистской версии убийства В. Володарского. У историков есть еще несколько вариантов этой драмы, отличных от официальной. Как бы то ни было, громкое убийство находящегося у власти крупного чиновника позволило большевикам оправдать начало «красного» террора.

В заключение пару слов об удивительном феномене, связанном с этим человеком: Жизнь Моисея Гольдштейна или В. Володарского была очень короткой, его деятельность в партии РСДРП(б) еще более непродолжительной. Тем не менее, в стране существует более полутысячи топонимических объектов, названных его именем. Это проспекты, улицы, поселки и даже города. В честь него называли мосты, корабли и заводы. Есть улица Володарского и в Краснодаре. Думается, сейчас по прошествии десятков лет, обсуждать, плохо это или хорошо, дело пустое. Историю нельзя переписать, ее можно и нужно знать, уважая выбор предшествующих поколений.

Феня Яковлевна Гольдштейн – Outskirts of Kremenchug

Автор: Барух Бавли

Феня Яковлевна Гольдштейн (1908-1986).

До сих пор старожилы-кременчужане, пожилые люди с теплотой вспоминают чуткую и отзывчивую женщину, директора продовольственного магазина № 20 в Кременчуге – Феню Яковлевну Гольдштейн, посвятившую торговле всю свою жизнь.

Заведующая лучшего в городе продовольственного магазина № 20 (65) Феня Яковлевна Гольдштейн родилась 27 августа 1908 года, в местечке Желтое, Верхнеднепровского уезда Екатеринославской губернии, в многодетной еврейской семье.

Детство Фени Яковлевны было омрачено гибелью любимого отца и братьев, погибших во время еврейского погрома.

Банда погромщиков нагрянула в Желтое в 1919 году. Евреев, которых поймали бандиты, они увели в степь и, выстроив у края рва, расстреляли, либо зарубили шашками – в том числе убили и братьев Фени Яковлевны – 20-летнего Абрама, 16-летнего Шлёму, и отца – Якова. Других детей – 11-летнюю Феню, ее сестру Соню и брата их – Бориса, спрятала мать – Эстер Абрамовна. Так они выжили.

В семье Гольдштейн хранятся фотографии Абрама и Шлёмы, сделанные 8 апреля 1916 года и собственноручно ими подписанные.

С детства Феня отличалась ярким умом и рассудительностью. Она легко освоила математику и другие предметы, окончив всего несколько классов еврейской школы для девочек. Знание математики и умение быстро считать, складывая, вычитая, прибавляя и умножая в уме огромные суммы, пригодилось Фене Яковлевне в её дальнейшей трудовой деятельности.

В браке с Наумом Иосифовичем Копельниковым, в марте 1928 года у них родилась единственная дочь – Алла. Семья некоторое время жила в Куцеволовке, где трудился Наум Иосифович, затем перебралась в Кременчуг.

В годы Великой Отечественной войны семья жила в эвакуации на Урале, в г. Богдановичи, Свердловской обл., где Феня Яковлевна трудилась на оборонных предприятиях.
После войны вернулись в Кременчуг, где принялись налаживать послевоенную жизнь.

С продовольствием, в те тяжелые годы, было трудно, магазинов в городе практически не было. Феня Яковлевна и Наум Иосифович принимаются за организацию продмага, они набирают людей и формируют сильную и сплоченную команду единомышленников. Практически, коллегами и соратниками Фени Яковлевны были кременчужане, возвратившиеся с фронта, из эвакуации, люди, которые выжили после кошмаров концлагерей и гетто. Они-то, по сути, и наладили в городе продовольственную торговлю. Это и фронтовики-орденоносцы, работавшие в 20 магазине мясниками – братья Борис и Арон Бердичевские, и работники тыла – продавщицы Шура (Сара) Райгородская и маленькая хрупкая Тамара, и бухгалтера – Вера Львовна Яровинская и Мария Ивановна, и кладовщицы – Муся и Ида, и грузчик – Юра (Юдко) Остромухов и посыльная Нонна Васильевна Волокушина.

Магазин располагался на углу ул.1905 года, Красина и Пролетарской, напротив автошколы, в старом одноэтажном здании. При магазине был большой хозяйственный двор со складами, холодильниками, подвалами и многочисленными подсобными помещениями.

С начала 50-х годов двадцатый продмаг считался самым образцовым магазином в городе. Там можно было купить всё – от простого рогалика и кильки до балыка и бутылки шампанского.

Нередко за прилавок становилась сама директор – неутомимая Феня Яковлевна.

Она пользовалась в коллективе непререкаемым авторитетом и большим уважением. Сотрудники любили Феню Яковлевну, отношения в коллективе были самые теплые и доверительные, можно сказать семейные.

Нередко директриса наставляла молодых сотрудниц, как любящая и заботливая мать, а когда те выходили замуж, свадебные кортежи часто заезжали во двор магазина за благословением Фени Яковлевны.

В 70-е, “застойные” годы, легендарный 20 магазин обслуживал чиновников из исполкома, сотрудников милиции и КГБ. И всегда на высоком образцовом уровне. Никогда и ни у кого не возникало никаких придирок.

Всё работало чётко, как часы! Не было тогда компьютеров, не было калькуляторов и мобилок, и Феня Яковлевна и бухгалтера, считали на простеньких счетах, оставаясь в магазине допоздна, часто возвращаясь домой далеко за полночь.

Вся жизнь Фени Яковлевны Гольдштейн и её соратников – бескорыстная помощь кременчужанам.

Феня Яковлевна проработала в торговле до 77 лет, и по состоянию здоровья вынуждена была оставить любимое дело, которому отдала всю себя без остатка. Умерла Феня Яковлевна 20 мая 1986 года. Похоронена на Старореевском кладбище г.Кременчуга.

В конце 80-х здание магазина и прилегающие постройки были снесены. Сегодня на этом месте возвышаются девятиэтажки и располагается продуктовый магазин, словно добрая дань памяти.

К слову: ларёк “Союзпечать”, долгое время, стоял на том же месте, на котором стоял он в невозвратимые уже 70-е.

8

If you are the owner of some photos published on the site and do not want them to be published here — contact the administration.

Continue Reading

Гольдштейн Юрий Львович (Психиатр) в рейтинге лучших докторов Москвы. Отзывы, фото Психиатр Гольдштейн Юрий Львович

Гольдштейн Юрий Львович

Психиатр принимает в следующих клиниках:

  • «Психиатрическая больница №2 Кербикова», по адресу г. Москва, Домодедовский район, п/о Добрыниха, , рядом с метро .
  • Юрий Львович — Специализируется на диагностике и лечении таких психических расстройств, как депрессия, маниакально-депрессивный психоз, панические расстройства, навязчивые состояния, страхи, фобии, шизофрения, неконтролируемая агрессия, булимия и анорексия, апатия и вялость.

    Юрий Львович — отзывы

    Хороший доктор

    Хороший доктор, выслушал меня и рекомендовал сдать еще анализы. Посещение доктора мне помогло. Эрнест

    Врач профессионален

    Врач профессионален, но потребовались дополнительные данные про мою болезнь и меня направили на анализы. Я доверяю этому доктору. Даниил

    Врач разбирается в проблеме на ходу

    Врач разбирается в проблеме на ходу, но потребовались дополнительные данные по моей проблеме и мне рекомендовали сдать дополнительный анализ. Я доверяю этому доктору. Илья

    Доктор внимательный

    Доктор внимательный, практически сразу поставил диагноз и прописал лечение. Посещение было своевременным. Кирилл

    Опытный доктор

    Опытный доктор, сразу вник в проблему и назначил лечение. Все рекомендации доктора зафиксированы у меня письменно. Роман

    Доктор расположил к общению

    Доктор расположил к общению, учел все мои жалобы. Хочется порекомендовать доктора родным. Дэн

    Доктор был приветливым

    Доктор был приветливым, послушал все мои жалобы. Все рекомендации врача зафиксированы у меня письменно. Ильяс

    У врача доброе отношение к посетителям

    У врача доброе отношение к посетителям, однако понадобилось больше деталей о моем заболевании и мне рекомендовали сдать дополнительный анализ. Посещение доктора было полезным. Всеволод

    Хороший доктор

    Хороший доктор, посмотрел меня и направил на анализы. Прием меня устроил. Ирина

    Сразу видно, что доктор высококвалифицированный специалист

    Сразу видно, что доктор высококвалифицированный специалист, но понадобилось больше деталей по моей проблеме и меня направили на анализы. Буду порекомендовать врача друзьям. Алина

    Опытный доктор

    Опытный доктор, сказал что у меня частая проблема и дал инструкции по лечению. Прием меня устроил. Ruslan

    Доктор оказался приветливым

    Доктор оказался приветливым, но потребовались дополнительные данные по моей проблеме и меня направили на анализы. Я доверяю этому доктору. Оскар


    Чтобы написать отзыв, вам необходимо авторизоваться

    Lev запускает присутствие на западном побережье под руководством Грега Голдштейна

    ЛОС-АНДЖЕЛЕС, 18 марта 2021 г. / PRNewswire / — Lev , цифровая платформа для финансирования и операций с коммерческой недвижимостью, объявила сегодня об открытии своего второго офиса под руководством Грег Гольдштейн . Грег присоединился к фирме из JLL, чтобы открыть офис Лева в Лос-Анджелесе, поскольку компания продолжает расширять ассортимент своей продукции и увеличивать географию присутствия.

    Грег Голдштейн

    Г-н Гольдштейн привнес в свою фирму 17-летний опыт работы в сфере банковского обслуживания инвестиций в коммерческую недвижимость в Eastdil Secured, HFF, а в последнее время в качестве старшего директора в JLL.Он имеет обширный опыт работы в сфере коммерческих, субоперативных и неработающих кредитов на коммерческую недвижимость, а также субординированных / мезонинных кредитов и недвижимости REO. Грег работал с местными и зарубежными банками, компаниями по страхованию жизни, долговыми фондами, ипотечными REIT, специальными сервисными службами и инвестиционными банками, заключив более 18 миллиардов долларов продаж ссуд за свою карьеру.

    В Lev Гольдштейн будет использовать свои глубокие связи и знания в сфере коммерческой недвижимости для создания нового бизнеса и расширения продуктовых предложений и опыта компании.Глядя на 2021 год и последующий период, Голдштейн чувствовал, что уникальное сочетание передовых технологий и опыта работы на рынках капитала Льва станет идеальной платформой для колоссального роста.

    «Я воодушевлен технологиями и командой, которую Лев собрал на сегодняшний день. Мы живем в уникальное время в истории, и слияние рыночных условий и требований клиентов позволяет Льву быстро расти и укреплять позиции в финансовых консультационных сделках», — сказал мистер Гольдштейн.

    «Мы рады приветствовать в нашей фирме такого опытного руководителя CRE», — сказал Яаков Зар, ​​основатель и генеральный директор Lev.«Понимание Грегом важности наших технологий сделало его подходящим для Льва. Поскольку мы продолжаем обслуживать клиентов по всей стране по всем классам активов, Грег поможет нам установить сильное присутствие на Западном побережье и быть ближе к тем, с кем мы работаем. Его опыт в сфере банковского обслуживания инвестиций в недвижимость будет огромным преимуществом для нашей растущей команды ».

    История продолжается

    О ЛЕВЕ
    Лев помогает владельцам коммерческой недвижимости и инвесторам получить лучшее финансирование для своей собственности.Эксперты Lev по рынкам капитала обладают суперспособностями к технологиям машинного обучения, чтобы помочь понять ваш портфель, определить лучшего кредитора для каждой транзакции и быстро закрыть сделку, информируя клиентов на каждом этапе пути. Основанная в 2019 году, штаб-квартира находится в Сохо в Нью-Йорке, проводит операции со всеми типами активов по всей стране. Для получения дополнительной информации посетите www.levcapital.com

    КОНТАКТЫ ДЛЯ СМИ
    Кимберли Блуриан
    [email protected]
    www.kloud.nyc

    Cision

    Просмотреть исходное содержимое для загрузки мультимедиа: http://www.prnewswire.com/news-releases/lev-launches-west-coast-presence-led-by-greg-goldstein-301249736. html

    ИСТОЧНИК Lev Capital

    Ямайка Обычная семья объединяется, чтобы бороться с редкими генетическими заболеваниями

    В 70 лет Майкл Сак снова начал бегать впервые за два десятилетия, и по очень уважительной причине — его внучка Хави Гольдштейн.

    Мэтью, Майра и Хави Гольдштейн (любезно предоставлено фото)

    В декабре 2019 года Хави, которому сейчас 2 года, был поставлен диагноз «Инфантильное заболевание Тай-Сакса», редкое фатальное генетическое заболевание, которое поражает примерно 16 детей в год в США.

    За последние восемь месяцев Мэтью и Майра, родители Хави, и их большая семья боролись с глубоким горем и гневом, которые приходят с этим диагнозом. Этим летом Майкл и его жена Сэнди, а также тети и дяди Хави, Джейкоб, Эрин, Лия и Майк, приехали на Ямайскую равнину, чтобы поддержать семью.

    Сак начинает свои утренние пробежки до восхода солнца из арендуемого дома на Ямайской равнине с целью сбора денег для некоммерческой организации Courageous Parents Network (CPN), и будет делать это, участвуя в виртуальных гонках Falmouth Road Race , 7-мильная гонка от Вудс-Хоул до Фалмут-Хайтс.

    Но это не просто Мешок, девять членов большой семьи участвуют в гонке 16 августа в честь Хави. Все они собирают деньги для CPN.

    CPN — это национальная некоммерческая организация и образовательная платформа, которая направляет, расширяет возможности и поддерживает семьи и поставщиков услуг, обеспечивающих уход за детьми с опасными для жизни заболеваниями. Его интерактивные маршруты и видеоролики предоставляют семьям ресурсы для защиты интересов своего ребенка, понимания медицинских вмешательств, обмена опытом и размышлений о конце жизни и тяжелой утрате.А для педиатров он знакомит их с психосоциально-эмоциональными аспектами пережитого семейного опыта, чтобы помочь улучшить курс оказываемой и получаемой помощи.

    «На самом деле не было другого ресурса, который был бы настолько успокаивающим, стабилизирующим и полезным, как (основатель) Блит и Чарли (лорд), и я думаю, что CPN является продолжением этого», — сказал Мэтью Голдштейн.

    Лорды потеряли свою дочь из-за Тай-Сакса в 2001 году и основали CPN в 2014 году.

    «Это значимый и подтверждающий факт, что и члены семьи, и педиатры участвуют в сети Courageous Parents Network», — сказал исполнительный директор CPN Блит Лорд, говоря о бригаде Голдштейна и Сэка, а также о медсестрах и врачах.«Это сочетание помогает заботиться о детях, страдающих серьезными заболеваниями. Это похоже на метафору их пути».

    Для отца Хави бег означает проводить время с дочерью в голове. Гольдштейн сказал: «Я не участвовал ни в одном забеге, в котором Хави не был бы в центре внимания».

    «Хави поднял меня на многие холмы», — сказал зять Гольдштейна.

    Гонка также является источником семейного веселья и соревнований. Майра, мама Хави, по рассказам ее семьи, является успешным бегуном, но только что родила вторую дочь Кайю, поэтому она не занимается бегом.Она опосредованно участвует в соревнованиях, создав для Мэтью регламентированный график тренировок с трековыми тренировками и интервальными тренировками.

    В этом году гонка для Гольдштейнов и семьи начнется, когда 10 бегунов соберутся в масках и социально дистанцированы — на заднем дворе Лордов в Ньютоне. Оттуда они отправятся отдельно по маршруту, который включает Холм разбитых сердец.

    Мэтью говорит, что с нетерпением ждет дня скачек, чтобы подумать о том, как сильно он любит Хави и чему он научился у нее.И если будет порыв ветра, когда он поднимается на Холм разбитого сердца, тот ветерок, к которому Хави поворачивается лицом и «принимает большие укусы», он подумает: «Вот и ты, Хав. Привет, Хэв. Мы все время берем ее с собой ».

    Тейлор Лорд — дочь Блайта и Чарли Лорда

    1,598 Просмотров

    Этот 9-летний Montrealer соберет для вас мебель из ИКЕА | Канада | Новости

    Джонатан Голдштейн может просто посмотреть в руководстве ИКЕА и узнать, как собрать детскую кроватку, письменный стол или комод.Как будто диаграммы говорят с ним. Ему девять лет.

    И поскольку руководства IKEA не подходят всем, он использовал этот навык — некоторые назвали бы это подарком — на оплачиваемую работу: по выходным и иногда по вечерам в школе он собирает мебель для людей, у которых нет терпения. Он взимает 10 процентов от стоимости произведения.

    Его отец, Дэн Голдштейн, должен присматривать за ним. Иногда эти двое расходятся во мнениях относительно того, как деталь подходит друг другу, и обычно Джонатан прав.

    «Мне это легко — пока у меня есть инструменты», — сказал он, готовясь распаковать сундук Askvoll с тремя ящиками из двух ящиков в доме клиентов, через несколько улиц от дома в Кот-Сен-Люк. делится со своими родителями и тремя братьями и сестрами.

    Чаще всего Джонатан использует отвертки, молоток и шестигранный ключ. Время от времени «я смотрю на схему, требуемый тип винта — и внезапно я просто знаю, что делать».

    Его мать думает, что его навыки могут быть переданы по наследству: его бабушка по отцовской линии очень полезна, — сказал Лиат Лев Ари Гольдштейн.

    Иногда ассистируют его брат, восьмилетний Натаниэль, или его старшая сестра Элиан, 11 лет, младшая сестра Талия, которой шесть лет, еще не присоединилась к команде, и он всегда делит с ними свои заработки.

    Джонатан, ученик 4-го класса школы Royal Vale, которому в этом месяце исполняется 10 лет, дает концерты в основном благодаря молва и публикациям своей матери на таких страницах сообщества Facebook, как CSL Uncensored и NDG Living. Теперь у него есть собственная страница в Facebook, J Gold Hands.

    «Мы хотим научить наших детей ценностям — и это учит их ценить тяжелый труд и обращаться с деньгами», — сказал Лев Ари Гольдштейн.«Для него это также упражнение по укреплению доверия».

    Его ноу-хау «заставляет меня гордиться тем, что я могу помочь в этом многим людям», — сказал Джонатан. По его словам, он планирует отдать часть своих доходов на благотворительность, «потому что это правильно».

    Для его отца, юриста, сопровождение Джонатана может означать потерю значительных сумм в оплате профессиональных услуг. Он делает это с удовольствием. «Я делаю это для своего сына», — сказал он.

    Способности Джонатана проявились прошлой осенью, после того как его родители купили несколько предметов ИКЕА для спальни своих дочерей и подвала.Работа по их сборке «ломала мне спину», — вспоминал Дэн.

    «Джонатан сидел и смотрел, как я рисовал ящик. Я дал ему отвертку и сказал, куда поставить винт; тогда я мог бы вздремнуть на два часа и, проснувшись, обнаружил, что он собрал ящик самостоятельно — и сделал это как следует. Он любил это — и был так горд ».

    Первый профессиональный концерт Джонатана состоялся в марте — это детская кроватка для младшей дочери Стефани Финкельштейн, Амиэллы Рэй Койфман.Он изучил онлайн-руководство и сказал себе: «Я могу отлично справиться с этой игрой».

    И Финкельштейну нужна была помощь. Ее старшая дочь, Дориэль Вива Койфман, была совсем маленькой, она и ее муж «серьезно недосыпали — и я знал, что я ни за что не собираюсь строить это».

    Ионафан и его отец пришли и собрали кроватку. «Они не оставили беспорядка. Они вынесли ящики на обочину, и все было очень профессионально. Я был очень впечатлен », — сказал Финкельштейн.

    Прошло около двух часов; Джонатан попросил 30 долларов. «С моими детьми, бегающими вокруг, мне потребовалось бы на и больше времени», — сказала она. «Дэн наблюдал и контролировал, уделяя внимание деталям и проверяя, достаточно ли затянуты винты — но на 90 процентов работа была выполнена Джонатаном».

    В сентябре Джонатан и его отец собрали двухъярусную кровать и стол для сына Кэтрин Трембле, Эмиля Саржана, на восьмой день рождения мальчика. Работа заняла восемь часов в течение двух дней, и она была довольна результатами — и всей семьей.Джонатан попросил 60 долларов; она дала ему 70 долларов.

    «Они были по-настоящему профессиональными, но это было больше, чем просто сбор мастеров», — сказал Тремблей. «Ребенок такой впечатляющий — и мне понравилась идея, что отец научит его ответственности».

    Джонатан настолько разбирается в сборке мебели, что с помощью братьев и сестер Элиан и Натаниэля он собрал подержанную кровать для покупателя, который купил ее в разобранном виде — без руководства.

    «Я попросил эту команду фантастических детей построить кровать из IKEA, для которой не было инструкций», — написал Йони Кастен в обзоре в четверг на странице Джонатана в Facebook.«У них были все необходимые инструменты, они выяснили все, что нужно было выяснить, и построили его чисто и эффективно в кратчайшие сроки (или, по крайней мере, на 500 процентов быстрее, чем я мог бы сделать это в своих самых безумных и самых обманчивых мечтах) . »

    Любой, кто покупает мебель, требующую сборки, конечно же, имеет возможность нанять кого-нибудь для этого. IKEA, например, работает со сторонними партнерами; платформа, известная как TaskRabbit, развертывается в Канаде и ожидается в Монреале к весне следующего года.Ставки выше, чем у Джонатана, но монтажники — не дети.

    Ева Шуман наняла Джонатана прошлым летом. Ее 18-летний сын переезжал в подвал, а ее муж и друг начали собирать для него гардероб из ИКЕА. Они построили базу и завершили бы ее, «но я знала, что это займет несколько часов, и мой сын был рад спуститься вниз», — сказала она.

    «Джонатан пришел со своим отцом, и все было от А до Я, готово, сделано. Он был таким вежливым, таким спокойным.Этот парень действительно знает свое дело. В какой-то момент папа застрял — и сын знал, что делать ».

    [адрес электронной почты защищен]

    Авторские права Postmedia Network Inc., 2019

    Выпускница CAMD Уиллоу Голдштейн запускает художественный комплекс, чтобы привлечь и внедрить инновации в сфере искусства и дома в Атланте

    Когда выпускница CAMD Уиллоу Голдштейн основала The Bakery, художественный комплекс в Атланте, она не знала, какой ответ будет от сообщества; Как и в случае с любым новым бизнесом, нужно время, чтобы понять, что люди могут найти интересным и ценным, а что нет.Это было еще более верно, учитывая местоположение — когда Уиллоу вернулась в свой родной город Атланта после 10 лет отсутствия на учебе и работе (в Бостоне и Нью-Йорке), она обнаружила, что, хотя город изменился, музыка и искусство все еще было сложно найти. Однако уровень интереса к The Bakery показал явную возможность поднять и привлечь внимание к местному искусству / DIY. С момента открытия полтора года назад частные студии, общественные помещения и мастерские, конференц-зал, многофункциональная галерея и многое другое в The Bakery были наполнены событиями, которые способствуют динамичному творческому обмену в центре Атланты и далеко за ее пределами.

    «Когда я вернулся в Атланту в 2017 году, я понял, что на самом деле не существует ничего, кроме художественных пространств, которые вы могли бы увидеть в Нью-Йорке — таких как склад, большой комплекс или что-то еще, что способствовало бы разнообразию программирования под одной крышей», — объяснила Уиллоу. «Я хотел каким-то образом построить это и не только воссоздать то, что я видел в Нью-Йорке, но и поэкспериментировать с тем, что еще было возможно в этом новом городском пейзаже».

    Пекарня открылась в то время, когда искусство, музыка и самоделки Атланты находились под угрозой из-за развития города.Эта реальность в сочетании с оригинальностью пространства помогла быстро представить The Bakery на карте. К счастью, Уиллоу с самого начала была окружена трудолюбивой и увлеченной командой, которая помогает ориентироваться в запуске, популярности и быстром росте бизнеса.

    Мне посчастливилось иметь людей, которые хотели принять участие с самого начала и которые были так же заинтересованы, как и я, в том, чтобы что-то произошло или увидеть, как что-то произойдет.

    «Люди, работающие здесь, занимаются тем, что им интересно, и тот факт, что они могут хорошо работать со мной и без меня, действительно важен.Мы узнали сильные и слабые стороны друг друга, что помогло нам стать более эффективными и стратегическими », — объяснила Уиллоу.

    В качестве основателя и креативного директора Уиллоу, как и большинство людей, с которыми она работает, постоянно носит разные шляпы. Она часто ловит себя на том, что совмещает повседневное управление (которое поддерживает бизнес) с общим мышлением (которое помогает бизнесу поддерживать рост, оставаясь верным своей миссии).

    Уиллоу Гольдштейн, северо-восточная выпускница.Фото Льва Омельченко.

    Этот баланс — то, с чем Уиллоу начала знакомиться, будучи студенткой Северо-Восточного университета, где она изучала изобразительное искусство / студийное искусство и мало интересовалась бизнесом. Опыт совместной работы и обучения в школе Northeastern помог ей подготовиться к некоторым тонкостям управления организацией, включая ценный опыт работы в Музее изящных искусств в Бостоне.

    «Моей второй кооперативной должностью была помощница по программе в отделе образования Министерства иностранных дел, где я помогала нанимать учителей, управлять расписанием занятий и выступать в качестве связующего звена с общественностью отдела», — рассказала Уиллоу.«В этой роли у меня была возможность посещать несколько курсов повышения квалификации, что было невероятно для моего профессионального развития».

    Вернувшись в класс, ее сочетание искусства и бизнеса помогло ей добиться успеха, она приобрела навыки в области бухгалтерского учета, финансов и маркетинга, но при этом смогла укрепить свою собственную творческую практику.

    «Теперь мне нужно заниматься собственным бухгалтерским учетом и управлением бизнесом, и наличие этого опыта было бесценным», — сказала она.

    Пока Уиллоу размышляет о том, сколько времени она до сих пор руководила The Bakery, Уиллоу особенно гордится проведенными ими музыкальными фестивальными мероприятиями, которые привлекли чрезвычайно разнообразную аудиторию.«Мы определенно хотим воспользоваться любой возможностью, чтобы собрать вместе разнообразную группу людей», — пояснила она.

    «Что касается того, что будет дальше, я из Атланты и намерена быть здесь», — заключила она. «Впереди, безусловно, будут интересные и продуктивные несколько лет».

    В ближайшем будущем The Bakery недавно объявила, что переедет в Underground Atlanta в начале следующего года!

    Не забудьте подписаться на The Bakery на Facebook и Instagram .

    Роберт Гольдштейн, сертифицированный бухгалтер, умер на 72

    Роберт «Боб» Гольдштейн, сертифицированный бухгалтер, который измерял состояние по дружбе, умер 14 февраля. Гольдштейну было 72 года.

    В городе, известном своими районами и взаимосвязанностью, Гольдштейн идеально подходил. На его похороны 18 февраля пришло около 800 человек.

    «Все, от мэра до официантов и официантов в How Lee, были там», — сказала дочь Гольдштейна Бет.

    Получите еженедельник «Еврейские хроники» по электронной почте и никогда не пропустите наши главные новости Бесплатная регистрация

    «Как будто он был отдельным сообществом», — сказал сын Гольдштейна, Майкл.

    Сфера Гольдштейна, которую он часто посещал, включала в себя клиентов, соседей и других членов JCC. Он завел новых друзей, просто узнав имена людей, расспрашивая об их семьях и предлагая помощь при необходимости. Родившийся 22 июля 1947 года, Гольдштейн пришел благодаря своей теплоте и близости от своих родителей, Мюррея и Хильды, которые управляли рестораном Goldstein’s на нижней Пятой авеню.Наблюдение за их неутомимой работой и заботой, которую они оказывали ему и его старшим братьям, Гарри и Шелли, дали заядлому любителю спорта ранний план действий на всю жизнь.

    «Распорядок дня Боба определенно был скромным и последовательным, — сказал давний друг Стэнли Маркс.

    Каждое утро Гольдштейн вставал, накрывал голову и читал отрывок из молитвенника своего отца. Затем он позаботился о том, чтобы Линда, его 41-летняя жена, которая умерла на 12 дней раньше, чувствовала себя комфортно, прежде чем поехать по Саут-Линден-авеню в свой ближайший офис.В конце дня Гольдштейн направился в сторону Форбс-авеню и еврейского общинного центра Squirrel Hill, чтобы встретиться с друзьями, многих из которых он встретил несколько десятилетий назад, играя в баскетбол на Oakland Y.

    «Само собой разумеется, что его любили», — сказал Алан Маллинджер, директор Men’s Centerfit Platinum и друг Голдштейна на протяжении почти 40 лет.

    Благодаря его служению Залу славы еврейского спорта Западной Пенсильвании и ежедневным визитам в оздоровительный клуб, Гольдштейн постоянно присутствовал в центре.Будь то на кардио-палубе, в тренажерном зале, в коридорах или в швице, Гольдштейн засыпал окружающих шутками, идишизмами и эвкалиптовым спреем.

    Что касается мятно-ароматических брызг, «я думаю, что у них было что-то подобное в парной Bellagio в Лас-Вегасе, и он просто пытался устроить небольшой класс и привлечь внимание к раздевалке JCC», — сказала Бет.

    Джереми Голдман, Ханна Голдман и Роберт «Боб» Голдштейн. Фото любезно предоставлено Бет Голдштейн

    .

    Гольдштейн регулярно встречался с местными спортивными мероприятиями, в том числе с баскетбольными играми Питта, где он помог создать студенческую секцию в зоопарке Окленда.Но даже вдали от университетского городка или стадионов в центре города и их красочного черно-желтого моря Гольдштейн привык приветствовать.

    Повзрослев, он часто бывал в отеле Bellagio в Лас-Вегасе.

    «Я никогда не мог понять, как он играет в игровые автоматы за 25 центов, но нас угощали самыми роскошными номерами с едой и развлечениями», — сказал Маркс, сопровождавший Гольдштейна в нескольких поездках и наблюдавший за тем, как он общался с персоналом. Будь то хозяева, официанты, бармены, посыльные или консьержи, он просто любил людей и ценил их усилия.В свою очередь, несколько сотрудников Bellagio попросили его помочь с налогами.

    Почти 2200 миль, отделяющих Питтсбург от Лас-Вегаса, не имели никакого значения. По словам его дочери, из 1600 клиентов Гольдштейна, 900 из которых являются врачами, примерно 35% живут за пределами города. И он относился ко всем как к семье, а это означало, что он много обнимал.

    «В то время, когда личное пространство желано, моему отцу было все равно», — сказала Бет. «Если вы видели его, вас обнимали. Не имело значения, были ли вы православной женщиной, стоиком, пытающимся просто пожать руку, своим официантом, которого он только что встретил в тот вечер в ресторане.Не имело значения, если он только что тренировался в JCC и был вспотевшим — вас обнимали. Он собирался обнять вас, похлопать по спине и широко улыбнуться ».

    Так получилось, что многие из этих обменов произошли при выходе из JCC. В процессе расспрашивания о чьей-то семье, киббита или предложения объятий Гольдштейн часто пропускал оплату счетчика и получал билет. Он всегда говорил, что это того стоило; люди давали ему такие богатства, которые большинство бухгалтеров никогда не смогли бы измерить.В то время как некоторые практики занимались этой областью из-за склонности к цифрам или финансам, Гольдштейн любил бухгалтерский учет из-за человеческого взаимодействия.

    Линда Гольдштейн, Роберт «Боб» Гольдштейн, Бет Гольдштейн, Ханна Гольдман, Джереми Гольдман, Мэгги Канн и Майкл Гольдштейн. Фото любезно предоставлено Бет Голдштейн

    .

    Бет работала со своим отцом 14 лет и сказала, что он был мотивирован тем, что помогал. Например, из-за своей клиентуры он знал зарплаты многих врачей и иногда обнаруживал неравенство.

    «Когда женщина зарабатывала меньше, он просил ее попросить прибавку», — вспоминала Бет. «А если она этого не сделает, он будет звонить, пока она не позвонит».

    «Он построил это маленькое поселение разными способами», — сказал его сын.

    Часто его влияние ощущалось за пределами индивидуального уровня. После выявления клиентов, которые имеют право на получение специального налогового кредита на заработанный доход, Голдштейн помог собрать более 1 миллиона долларов для Академии Гиллеля в Питтсбурге, где он чествовал его на ужине в 2017 году.

    Надеясь сохранить такие воспоминания, его дети просили всех, у кого есть воспоминания — «большие или маленькие, длинные или короткие, с рейтингом G или R, из любого времени его жизни» — присылать рассказы по электронной почте на адрес [email protected] Всего за несколько дней было получено более 100 ответов. Такой большой доход неудивителен.

    «Он часто цитировал мне:« Моя бабушка сказала: «Если у вас есть три хороших друга, вы очень удачливы», — сказал Маркс. «По правде говоря, я думаю, что у Боба было 3000».

    Помимо дочери Бет (Джереми Голдман) Голдстайн и сына Майкла (Мэгги Кэнн) Голдстайн, у Роберта «Боба» Голдстайна остались две внучки, Ханна Скай Голдман и Лила Гвендолин Голдштейн. PJC

    С Адамом Рейнхерцем можно связаться по адресу [email protected]

    Почетный раввин доктор Эндрю Гольдштейн

    Мы — Northwood and Pinner Liberal Synagogue — яркое и интересное сообщество, которое приветствует вас.

    Заслуженный раввин доктор Эндрю Гольдштейн

    Раввин доктор Эндрю Гольдштейн стал раввином либеральной синагоги Northwood & Pinner в 1970 году после своего рукоположения.До своего назначения он проработал здесь студентом-раввином пять лет, поэтому он и его жена Шарон были связаны с общиной почти с момента ее основания в 1964 году. Он ушел с поста старшего раввина в августе 2008 года, после чего был назначен нашим почетным раввином. В знак признания его заслуг перед либеральным иудаизмом он был избран президентом Движения и является председателем Совета раввинов ЖД (Бет Дин).

    Его первая степень была в области биологии и зоологии, а также докторская степень по теме «Путешествие в Святую Землю: 1790 — 1830».Тематическое исследование было первым путешествием (в 1827 году) Моисея и Джудит Монтефиоре, и он специализировался на изучении Монтефиоре. В течение 20 лет раввин Гольдштейн руководил отделом образования в области либерального иудаизма и имеет большой опыт в области еврейского образования. Он опубликовал серию учебников, и он и Шарон основали и руководили Летней школой Кадима в течение 19 лет. Они также организовали несколько конференций по либеральному иудаизму и вместе организуют для NPLS туры в места, представляющие еврейский интерес (в южные штаты Америки, ранее в Грецию, Марокко, Испанию, Узбекистан и Польшу, Румынию, Болгарию и много раз в Израиль).

    Раввин Гольдштейн в 1979 г. инициировал связь NPLS с чехословацким еврейством и привел несколько визитов в Прагу, Колин и Пльзень в коммунистические времена, а также многочисленные поездки групп в Чешскую и Словацкую республики после Бархатной революции. Он помогал развить либеральный иудаизм в этих странах и выступал в качестве раввина-консультанта в собраниях в Праге, Брно и Пльзене. В 2008/10 году он был постоянным раввином в общине Братиславы.

    Он является председателем Европейского союза прогрессивного иудаизма и членом Исполнительного комитета Всемирного союза прогрессивного иудаизма и Международного совета христиан и евреев.Он был одним из редакторов новой книги «Махзор Руах Чадаша — Высокого священного дня либерального иудаизма» и был председателем редакционного комитета нашего Сидура Льва Чадаша.

    В августе 2010 года он был соредактором (как и Махзор, вместе с нашим членом раввином доктором Чарльзом Миддлбургом) антологию чтений для покаянного сезона «Высокие и Святые Дни». Его жена Шарон — мировой судья, она организовала в синагоге проект «Забота и тяжелая утрата» и на национальном уровне участвует в работе евреев по борьбе с тяжелой утратой. Их дочь Рут Колин — руководитель хора общины, а их сын, раввин Аарон Гольдштейн, теперь наш старший раввин.

    Конкурс Королевы Елизаветы

    СКРИПКА 1937: Четвертая премия

    Борис Гольдштейн (1922–1987) родился в Одессе. Как это было принято в то время в семьях одесских интеллигентов, с четырех лет ему давали уроки музыки (в семье Гойдштейнов это требование выполнили уже двое старших детей — сестра Бориса Генриетта 1911 года рождения. окончил Московскую консерваторию по классу фортепиано у Феликса Блюменфельда и его брата, композитора Михаила, 1917 года рождения).Борис Гольдштейн учился в классе скрипки у Петра Столярского, воспитавшего блестящую плеяду музыкантов, самым известным из которых был Давид Ойстрах. Через полгода после начала учебы Борис уже выступал публично с небольшой концертной программой. Со Столярским Борис продолжал четыре года, пока вся семья не переехала в Москву, где старших детей приняли в консерваторию, а Борис поступил в Особую детскую группу при Московской консерватории (впоследствии преобразованную в Центральную музыкальную школу. ) в класс профессора А.И. Ямпольский.

    Имя девятилетнего скрипача стало широко известно в СССР после исполнения им Концерта Мендельсона совместно с оркестром Московского радио под управлением Н. Аносова. В 11 лет Борис Гольдштейн принял участие в Первом Всесоюзном конкурсе скрипачей. В силу юного возраста он выступал отдельно от соревнований, но играл настолько хорошо, что был удостоен специального приза.

    В 1934 году прошел конкурс посложнее Первого Всесоюзного.Яша Хейфец приехал в Москву на гастроли. Хейфец не терпел юного виртуоза — он требовал, чтобы весь будущий «Паганини» сначала играл на всех гаммах во всех их формах, и никто не мог выполнить это требование до встречи Хейфеца с Борисом. Мировая знаменитость услышала все интересующие его гаммы. впервые с 30-минутной концертной программой.

    В марте 1935 года в Варшаве прошел Первый Международный конкурс им. Генрика Венявского.Из Советского Союза были присланы два музыканта — 27-летний Давид Ойстрах и 13 -летний Борис Гольдштейн.Победителями конкурса стали: Жанетт Невё — первая премия, Давид Ойстрах — вторая премия, Генри Темянка — третья премия и Борис Гольдштейн — четвертая премия. В 1937 году он отправился в Брюссель с советской делегацией для участия в Первом конкурсе Эжена Изаи, где получил Четвертую премию.

    В Советском Союзе награжден орденом «Почетный знак» за «выдающиеся достижения в области музыкального искусства». То, что Борис Гольдштейн был «самым молодым музыкантом, кавалером», составил неизменно подчеркивается советскими справочными изданиями.С этого времени, в конце 1930-х годов, он был записан на граммофонные пластинки. Однако дальнейшая судьба музыканта сложилась не так удачно, и произошло этого не из артистических соображений.

    Будучи студентом консерватории (в классе Льва Цейтлина), Гольдштейн вместе со многими другими музыкантами участвовал в фронтовых отрядах во время Великой Отечественной войны. В 1943 году он уехал в шестимесячное «турне» по Северному флоту и пропускает экзамены в консерватории, в результате чего не сдал экзамен по одному предмету — «Скоростной курс истории коммунистической партии».За несвоевременную сдачу экзамена Гольдштейн был отчислен из консерватории человек. Лишь пять лет спустя, в 1953 году, новый ректор консерватории Александр Свешников повторно принимает Гольдштейна в консерваторию и разрешает ему окончить курс.

    Проблемы с Консерваторией были только началом «воспитательного процесса». Если клеркская бюрократия по искусству была готова терпеть молодого виртуоза, взрослому музыканту жестко отводили ему место в табели о рангах. .Уже в 1940-х годах стало очевидно, что Гольдштейн не соответствует приписываемым перспективам советского искусства, и «где-то наверху» было принято решение о нецелесообразности продолжения карьеры музыканта.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *