Фото изабелла блоу: Модная легенда: Изабелла Блоу

Содержание

Модная легенда: Изабелла Блоу

Своих подчиненных Изабелла также обязывала всегда выглядеть безупречно – перед ее приходом в редакцию сотрудницы поправляли макияж и переобувались в туфли на каблуках. Блоу не считала моветоном наряжаться с самого утра. Она приходила на работу в платье в пол, на шпильках, с вечерним макияжем и неизменной шляпой.

Казалось бы, стиль Изабеллы абсолютно уникален и самобытен, вряд ли на него могло повлиять что-то, кроме ее безудержной фантазии. Но и у Блоу был свой модный кумир – Нелл Гвин – фаворитка короля Карла Второго, родившая ему двоих детей, которая начинала свою карьеру с торговли апельсинами и работы в лондонских борделях. У Блоу и Гвин была схожая судьба, взгляды на жизнь и понимание прекрасного, обе были страстно увлечены дорогими красивыми нарядами и отдавались своему увлечению до конца.

Личная жизнь модной легенды

Личная жизнь Изабеллы была не менее экстравагантна и эпатажна, чем ее образы. Страдая от невозможности иметь своих детей и восемь раз пройдя через процедуру экстракорпорального оплодотворения, Блоу с мужем завела мопса. Затем они и вовсе решили расстаться – Детмар начал встречаться с журналисткой, а Изабелла отправилась в Венецию и закрутила роман с гондольером. Однако через полтора года супруги снова сошлись. Незадолго до этого Изабелле был поставлен диагноз «биполярное аффективное расстройство», и она проходила курс электрошоковой терапии, а затем у нее обнаружили рак. Все это погрузило Блоу в глубокую депрессию, она несколько раз пыталась покончить жизнь самоубийством. Она приняла смертельную дозу снотворного, но ее вовремя доставили в больницу. Она прыгнула с моста Хаммерсмит, в результате чего сломала обе лодыжки и до конца жизни лишилась возможности носить каблуки. В 2007 году Блоу села за руль своей машины и на большой скорости въехала в грузовик, через несколько дней приняла большую дозу транквилизаторов, затем пыталась утопиться в озере и еще раз принять смертельную дозу наркотиков, сидя на берегу Индийского океана.

6 мая 2007 года на одной из домашних вечеринок Изабелла сообщила гостям, что собирается выйти в магазин, а сама заперлась в ванной и выпила химический раствор для уничтожения сорняков. На этот раз спасти ее не удалось.

На похороны Изабеллы Блоу собрались все виднейшие представители модной индустрии. Ее гроб вместо венка был украшен шляпой от Филиппа Трейси, а все гостьи пришли на панихиду в туфлях на высоких каблуках и с яркой помадой.

Муза Изабелла Блоу — Look At Me

Ей принадлежит слава первооткрывательницы множества талантов, она получила признание своего исключительного чувства стиля со стороны коллег.


Biography:

1958 Изабелла Дельвз-Бротон рождается на свет в Лондоне в семье майора сэра Ивлина Дельвз-Бротона, двенадцатого баронета Бротона, и его второй жены Элен Мэри Шор. Детство старшая дочь аристократической династии проводит в поместье Доддингтон, графство Чешир, родовом гнезде Бротонов с 14 века. Семейство ютится в маленьком коттедже, к которому по словам Изабеллы, подходят два эпитета — розовый и ужасный. Наследный замок, который виднеется из окна, давно продан за карточные долги деда Джока Дельвз-Бротона и превращен в школу для девочек. Дед довел семью до банкротства, был обвинен в убийстве и покончил с собой, отравившись. Едва ли не самым важным переживанием детства Изабелла называет примерку розовой маминой шляпки перед зеркалом. А любимый персонаж ее рассказов — бабушка, леди Вера Дельвз-Бротон, которую внучка называла не иначе, как «каннибал». Известный фотограф и путешественница как-то отобедала в Папуа-Новой Гвинее жареным мясом, а узнав, что это человечина, попросила добавки.

1962 В четыре года Иззи становится свидетельницей гибели своего младшего брата. Он тонет в бассейне, пока отец смешивает коктейль, а мать красит губы — «возможно это как-то связано с моей одержимостью помадой». Родители, и в первую очередь мать, не в силах перенести утрату, теряют интерес к старшим девочкам.

1972 Когда Изабелле исполняется 14 лет, Элен Мэри Шор уходит из семьи, пожав на прощанье дочерям руки. Отец женится заново, и мачеха недвусмысленно дает понять падчерице, что пора начинать самостоятельную жизнь. Изабелла уезжает в Лондон, где поначалу берется за самые экстравагантные для аристократки работы — торгует печеньем и моет полы.

1979 Этап мытарств, достойных Золушки, наконец, завершается. Изабелла отбывает в Нью-Йорк изучать в Колумбийском Университете искусство Древнего Китая. Ее соседка по комнате — Катрин Оксенберг, прославившаяся ролью в сериале «Династия». Экстравагантная гостья из Старого Света быстро становится любимицей нью-йоркской богемы. Изабелла дружит с Энди Уорхлом, на первую встречу с которым пришла в разных туфлях Manolo Blahnik, безответно любит Жана-Мишеля Баскиа, работает у Ги Лароша.

1980 Брайан Ферри убеждает Изабеллу пойти на собеседование к новому креативному директору Vogue Анне Винтур, которая искала ассистента. Об их первой встрече рассказывают так: на столе у Винтур лежала биография английской писательницы Виты Саквиль-Уэст. Увидев книгу, Изабелла призналась, что читала ее трижды и каждый раз плакала. На что Винтур холодно ответила: «Иззи. Плакать совершенно не о чем». Однако они быстро находят общий язык. По словам Винтур, ей понравилась непредсказуемость ассистентки: один день она одевалась как махараджа, на другой превращалась в панк-диву, а потом оборачивалась чопорной секретаршей. «Она продолжила великую английскую традицию эксцентриков».

1986 Вернувшись в Лондон после нескольких лет работы в Vogue, Изабелла устраивается в Tatler ассистентом директора моды. Через два года на свадьбе в Солсберийском соборе она знакомится с молодым арт-дилером Дитмаром Блоу. На ней — шляпка со страусиным пером, на нем — розовое пальто деда, который служил послом на Шри-Ланке. Любовь «шляпки и пальто» (по выражению Иззи) вспыхивает с первого взгляда.

1989 Свадьбу играют в Глостерском соборе. Изабелла идет под венец в платье из пурпурного бархата с вышивкой в виде ожерелья и невероятной шляпке, больше похожей на средневековый шлем. Головной убор сочиняет никому тогда неизвестный шляпный мастер Филипп Трейси, студент Королевского колледжа искусств. Еще не вернувшись из свадебного путешествия, Изабелла приглашает Трейси поселиться у нее дома и делать шляпки. Тот охотно принимает приглашение, и вскоре о нем узнает весь свет.

1993 Формально Изабелла занимает посты редактора Tatler, Vogue, Sunday Times и консультирует Du Pont, Lacoste и Swarovski. При этом сама себя она называет «свиньей, которая находит трюфели». У нее исключительное чутье на новые имена. Следующим после Трейси становится Александр МакКуин, которого Изабела находит на показе выпускников Колледжа Святого Мартина — и тут же предлагает купить всю коллекцию. МакКуин продал ее за 5000 фунтов — такую же сумму из 6-миллионого наследства в том году оставил своей старшей дочери покойный Ивлин Дельвз-Бротон. Именно Изабелла выводит на подиумы Стеллу Теннант и Софи Даль. Последнюю она буквально подобрала на улице — всю в слезах после ссоры с матерью. «Нам всем казалось, что Даль — просто толстый подросток», — удивляется впоследствии писательница Плам Сайкс, близкая подруга Блоу.

2002 В модной индустрии Изабелла Блоу пользуется непререкаемым авторитетом, а о ее невероятных нарядах ходят восторженные слухи. Филипп Трейси устраивает большую выставку шляпок, сделанных для Изабеллы. Экспозиция пользуется бешеным успехом. К открытию выпущена книга When Philip met Isabella с фотографиями самых ярких нарядов музы дизайнера. Сама Блоу, чьи головные уборы стали легендой, говорила, что ходит к Трейси вместо психотерапевта: «когда мне плохо, я иду к Филиппу, закрываю лицо, и мне становится просто отлично». Блоу убеждена в собственной уродливости и говорит, что похожа на «портрет Плантагентов». Ее внешность, действительно, далека от модельных стандартов, но в ней и ее образах видна фантастическая органичность, чуждая всего нарочитого и надуманного.

Том Форд по рекомендации стилиста приобретает линию Александра МакКуина, при этом сама Блоу сильно страдает от постоянных трудностей с деньгами. По наблюдению друзей, она относится к ним, как ребенок — тратит все, что было, на наряды и роскошные безделушки. Она могла бы открыть свое агентство и разбогатеть — более того, она и работала в режиме агентства, которому никто не платил.

2004 Большие мучения Изабелле причиняет отсутствие детей. Попытки забеременеть ничем не заканчиваются, позднее у нее диагностируют онкологическое заболевание. «Мы с Детмаром словно два экзотических фрукта, которые не дают плодов, если их скрестить». Вместо детей, она заводит черного мопса Альфи. Ситуация усугубляется вмешательством свекрови, которая предъявляет права на поместье Хиллз, где живет пара — отражение ситуации с мачехой и отнятым родовым замком. После разъезда и мимолетных романов, Изабелла предпринимает попытку самоубийства. Она выживает после прыжка с моста Хаммерсмит, но раздробленные лодыжки навсегда лишают ее возможности ходить на каблуках. В итоге супруги воссоединяются в Хиллз, но депрессия не оставляет Изабеллу до последних дней жизни.

2007 Очередная попытка суицида. 6 мая во время домашней вечеринки Изабелла говорит гостям, что идет в магазин. Ее находят через несколько часов: Блоу убивает себя гербицидом, с помощью которого ушел из жизни ее свекор. Она умирает на следующий день в госпитале. «Думаю, она и там была в платье из серебряной парчи 30-х годов. Пускай даже помятом, — слова ее друга, редактора Vogue Хамиша Боулза. — То, как ты выглядишь, важнее всего. Даже в такой ситуации».

Похороны Изабеллы Блоу состоялись в Глостерском соборе, там же, где она шла под венец в шляпке Трейси. Гроб вместо венка украшала одна из ее шляпок. «Я обернулась, — сказала Плам Сайкс. — Вокруг все были точь-в-точь как Иззи». Весь цвет модного мира пришел на каблуках, с ярко-красной помадой на губах.


Smth facts:

1. Среди ее друзей икона поп-арта Энди Уорхолл, музыкант Брайан Ферри и весь светский Лондон. Безудержная роскошь, громкие скандалы, безупречный стиль, чудесные перевоплощения и громкие открытия — все это неразрывно связано с одной из самых заметных фигур в мире моды, Изабеллой Блоу.

2. Бывший фэшн-директор журнала Tatler, она известна тем, что как никто другой умела угадывать и раскрывать таланты. Топ-модели Стелла Теннант и Софи Даль, британский шляпник Филипп Трейси, модельер-новатор и изобретатель светящихся платьев Хусейн Чалаян и будоражащий модный мир Александр Маккуин — вот далеко неполный список выдающихся личностей, открытых и представленных миру Изабеллой. Сама Блоу получила билет в сверкающий мир высокой моды в 1981 году, став ассистентом Анны Винтур, которая в то время была фэшн-директором американского Vogue.

«Кто-то увлекается садоводством, кто-то — кулинарией, а моя страсть — это одежда» — высокая мода с самого начала стала подлинным смыслом жизни Изабеллы. Многие ведущие дизайнеры, среди которых Майкл Корс и Донна Кэран, признаются, что поражены стилем Блоу. Она не только не пропускала ни одного дефиле, умела захватывающе описать и организовать феерические фотосессии лучших моделей с подиумов Парижа, Лондона, Милана и Нью-Йорка, но и сама постоянно удивляла публику своими все более революционными и непредсказуемыми нарядами. «Я всегда выгляжу сногсшибательно, даже когда просто иду на работу, ведь редакция Tatler — главная арена высокой моды. И для меня не существует других шляп кроме тех, что создает Филипп Трейси» — не уставала цитировать сама себя Изабелла.

3. Разнообразные шляпы действительно были истинной страстью этой экстравагантной и безумно талантливой англичанки. От миниатюрных — будь то одинокое перо — до самых невероятных, все они были созданы ее другом и протеже Филиппом Трейси, необычайный талант которого она открыла для мира в самом конце восьмидесятых. Но было бы неверно считать, что умопомрачительные головные уборы были лишь капризом и прихотью Изабеллы. На самом деле причина крылась в возможном комплексе по поводу своей неординарной внешности, а самокритичность — еще одна черта дамы в шляпке.

«У меня от природы волнистые волосы. Даже откровенно кудрявые. И если бы я постоянно не вытягивала их, то бы выглядела так, как будто только что вылезла из стога сена» — не стесняясь заявляла Блоу в интерьвю. «Что бы я в себе изменила? Носила бы брекеты, потому что зубы у меня отвратительны. Также убрала бы мешки под глазами. Трудно признавать, но на самом деле я уродлива. Хотя это звучит довольно субъективно, поэтому скажу, что я скорее необычна!» — гордо продолжала Изабелла Блоу.

Изысканные головные уборы превращали Изабеллу в настоящую красавицу, гарантировали всеобщее внимание и фотографии во всех ведущих глянцевых журналах мира. По мнению Блоу, правильно подобранная шляпа может избавить ее обладательницу от необходимости делать пластическую операцию и уж точно способна излечить депрессию. Именно поэтому в моменты грусти Изабелла непременно отправлялась в гости к Филиппу за очередным головным убором. Для самых смелых творений знакомого шляпника у нее было своеобразное определение — «мультиоргазмические», и именно они чаще всего становились ее фаворитами.

4. Главное правило и золотой совет Изабеллы — не сочетать одновременно сложную по дизайну шляпу с таким же сложным платьем или костюмом — во всем необходим строгий баланс. Кстати, было бы неверно полагать, что все эти необычные головные уборы были исключительно декоративными. Однажды Изабелла присутствовала на похоронах в шляпе с сотней вуалей, впитавших в себя все до единой слезы, которая их обладательница проронила в тот день. Чуть менее практичными были шляпы в виде лобстера, зубов крокодила, летающих тарелок, а также самая любимая — в виде фазана. «Чем шляпа более экстравагантна — тем лучше!» — заявляла их обладательница.

5. Исключительный макияж — еще одно основополагающее правило Блоу: «Моя формула проста — бледная пудра, эффектные накладные ресницы и блеск на веках. Матовая помада должна обязательно быть ярко-розового оттенка, подобно той, что я создала для MAC. Ее оттенок точно повторяет цвет бугинвилей, растущих на вилле Брайана Ферри — самого стильного человека на свете — расположенной на острове Сен-Бартельми. Стоит нанести ее на губы, и вы мгновенно становитесь воплощением сексуальности» — именно такова квинтэссенция красоты по мнению фэшн-директора Tatler.

6. Кроме того, Изабелла определила самый роскошный из цветов — белый. «Белый буквально пахнет роскошью. Возможно потому, что белые вещи постоянно надо отправлять в стирку, а далеко не все могут позволить себе подобную расточительность!» — считала Блоу.

7. Но кто же был эталоном стиля для самой Блоу? На этот вопрос Изабелла всегда давала однозначный ответ — Нейл Гвин (1650-1687), красавица, одна из первых великих английских комедийных актрис и любовница короля Чарльза II. Обеих дам объединял исключительный стиль, искрометное чувство юмора и необычная судьба.

8. Все сбережения Изабеллы уходили на новые коллекции. Несмотря на состоятельную семью, всю свою жизнь она была вынуждена содержать себя сама. До волшебного превращения в гуру высокой моды Блоу успела сменить несколько профессий. Было время, когда она работала даже горничной, пока ее друг Брайан Ферри не помог получить должность ассистента Анны Винтур.

9. Однако самым главным достижением Блоу стала ее способность угадывать талант и предсказывать большое будущее. Кроме фееричного шляпника Филиппа Трейси она подарила миру другого, не менее великого дизайнера — Александра Маккуина. Сразу после его выпускного дефиле в Central St. Martin’s Изабелла полностью купила всю его коллекцию за кажущиеся сегодня ничтожно малыми $9000 с оплатой в рассрочку, по $180 в неделю. Кроме того, она помогла многим девушкам стать супермоделями — Ирис Палмер, Софи Даль и другим. Например, довольно пышнотелую и сверхобаятельную Софи Даль она встретила рыдающей на одной из улиц Лондона, когда та в очередной раз поругалась с матерью. Блоу мгновенно приметила в ней талант и буквально силой привела на кастинг в модельное агенство. И это в то время, когда контракты доставались исключительно ультрахудым моделям!

Тем не менее, не все ее протеже по прошествию лет оказывались благодарными. Возможно, именно это и наложило свой отпечаток на дальнейшую череду событий. «Когда открываешь новые таланты, невольно становишься матерью для их обладателей. Но, к сожалению, и материнское молоко может однажды закончиться» — говорила Блоу с болью в глазах, скрытыми за вуалью, инкрустированной сотнями кристаллов Swarovski. Достигнув славы, Софи Даль просто перестала замечать Блоу, а встретив ее однажды в холле лондонского отеля Claridge’s, тщетно пыталась спрятаться за стойкой администрации. Александр Маккуин также косвенно повлиял на развитие глубокой депрессии Изабеллы после того, как продал свою марку Дому Gucci. С самого начала именно Блоу искусно дирижировала процессом покупки модной империей лейбла Alexander McQueen, благодаря которой дизайнер за одну ночь превратился в мультимиллионера. Когда же настало время cоздавать новую звездную команду, он предложил лучшие должности абсолютно всем своим бывшим коллегам и партнерам. А Изабелле лишь отправил платье из новой коллекции в подарок.

10. Многие лондонцы были шокированы, когда встречали Блоу сидящей на верхней палубе двухэтажного автобуса по дороге на работу. Именно так — Блоу предпочитала по утрам добираться до редакции Tatler на автобусе, полностью соответствуя при этом своему легендарному стилю, воплощению индивидуальности: длинное платье, высокая шляпа, вечерний макияж, яркая помада и шпильки высотой не менее 12 сантиметров. В этом наряде есть определенно что-то из образа всемирно известного главного редактора Миранды Пристли («Дьявол носит Prada»). Как и в «Подиуме», в редакции Tatler постоянно царила атмосфера безоговорочного повиновения законам эфимерного мира haute couture, а те, кто не подчинялись законам жанра, рисковали быть навечно изгнанными из Tatler. «Я не буду с вами разговаривать, если на ваших губах нет помады!» — именно так звучало одно из основополагающих правил Изабеллы Блоу.


11. В мае 2007 года Изабелла Блоу собиралась приехать в Россию – она должна была открывать выставку «When Phil met Isabella» в Питере.


Что именно заставляло Изабеллу, активного противника глобализации модной индустрии, с самого утра облачаться в немыслимые достижения высокой моды? «Просто в этом случае будешь весь день чувствовать прилив положительных эмоций! Это же так весело!» — задорно отвечала Блоу.


Филип Трейси и Изабелла Блоу

Трудно сказать, какой бы была творческая судьба Трейси, если бы он не познакомился с Изабеллой Блоу -модельером, стилистом, редактором модных журналов, музой. ..


В 1980 году Изабела стала ассистентом креативного директора Vogue Анне Винтур. «Она продолжила великую английскую традицию эксцентриков» — скажет о Блоу Винтур.

Изабелла занимает посты редактора Tatler, Vogue, Sunday Times и консультирует Du Pont, Lacoste и Swarovski. Сама себя она называет «свиньей, которая находит трюфели». Среди таких находок Филип Трейси, Александр МакКуин…

В 1989 г в редакцию Tatler обратился начинающий дизайнер Филип Трейси. Изабелла отметила его талант и попросила изготовить головной убор ко дню ее бракосочетания с Детмаром Блоу в Глостерском соборе.

В 1990 году Изабелла Блоу предложила Филипу Трейси, после окончания Королевского колледжа искусств, переехать к ней в дом и шить там шляпы. Редактор отвела ему подвальное помещение под мастерскую.

«Когда мне плохо, я иду к Филипу, закрываю лицо шляпой и мне становится просто отлично».
Изабелла Блоу

В 2002 году в Лондонском музее дизайна Филип Трейси представил коллекцию головных уборов, созданных для Изабеллы Блоу.
В 2007 году Изабела Блоу погибает. Филип Трейси создаёт прощальный подарок, черную шляпу-корабль.

«Изабелла – одна из самых интересных личностей, из тех, кого я когда-либо встречал. Она потрясающая. В жизни Изабеллы не было трагедии. Она была полна триумфа. В моей студии все напоминает о ней. Я буду очень скучать по Изабелле, мне будет ее не хватать».
Филип Трейси

В 2007 года в Санкт-Петербурге Трейси представил коллекцию головных уборов, созданных для Изабеллы Блоу. Выставка получила название «Когда Филип встретил Изабеллу».

На нынешней выставке небольшой зал отведён шляпам Блоу. Мне они кажутся интересными ещё и тем, что это начало шляпного пути Трейси, очень много оригинальных невероятных идей родилось во время сотрудничества Трейси и Блоу.

О Изабелле Блоу можно почитать: http://www.vogue.ru/fashion/whoiswho/muse/459332/

Изабелла Блоу — главная модница Лондона. Биография, причина смерти

Изабелла Блоу, биография которой описана в данной статье, редактор модного журнала. Она открыла миру многих именитых дизайнеров и получила премию «Творец моды». На показах появления Блоу ждали не меньше, чем самого мероприятия. Изабелла смогла оказаться в одном ряду с самыми знаменитыми фотографами и модельерами, которые значительно повлияли на модную индустрию. Авторитет Блоу был непререкаем.

Немного о Блоу

Жизнь Изабеллы Блоу была насыщенной и необычной. Она – потомственная аристократка, лишенная наследства, эксцентричная особа, любительница эпатажа. В личной жизни она пережила не одну драму. Но, несмотря на все невзгоды и тяготы жизни, эта потрясающая женщина смогла увековечить себя в мире моды, стать звездой мирового уровня.

Детство

Изабелла Блоу родилась 19 ноября 1958 г. в Лондоне в семье потомственных аристократов. Ее отец, майор сэр Ивлин Дельвз, был двенадцатый по счету баронет в династии Бротонов. Мать Изабеллы – Элен Мэри Шор. Это была вторая жена сэра Ивлина. До замужества Изабелла носила фамилию отца. Все детство она провела в родовом имении Доддингтон, которое находилось в графстве Чешир. Поместье принадлежало Бротонам еще с 14-го века.

Семья Изабеллы была несколько необычной. Например, бабушка Вера Дельвз, фотограф, имела некоторую страсть к каннибализму. Во время одной из поездок в Новую Гвинею, в Папуа, она обедала жареным мясом. Когда ей было сообщено, что ела она человечину, то Вера Дельвз попросила еще и добавки.

Трагедии, преследовавшие с детства

Изабеллу с детства начали преследовать трагедии. Сначала ее дед Джок погряз в карточных долгах и вынужден был продать один из фамильных замков, на который Изабелла Блоу смотрела из маленького коттеджа, который был построен неподалеку. В него и перебралось все семейство после продажи поместья. Там потом находилась школа для девочек. Затем дед был обвинен в преступлении (убийстве) и отравился, покончил жизнь самоубийством.

Когда Изабелле исполнилось 4 года, она стала свидетельницей смерти своего младшего братика. Пока их отец занимался смешиванием коктейлей, мать наносила макияж перед зеркалом. В это время братик Изабеллы, оставшись без присмотра, утонул в бассейне. Трагедия сильно отразилась на родителях. Они полностью перестали заниматься воспитанием других детей.

Оставшись без наследства

Горе разделило родителей Изабеллы, и вскоре они развелись. На тот момент Блоу было всего 14 лет. Мать ушла, просто пожав дочерям руки на прощанье. Отец женился заново. Но с мачехой отношения у Изабеллы сразу же не сложились. Да еще и с отцом стали более натянутые. В результате мачеха дала понять Изабелле, что пора начинать самостоятельную жизнь.

Отец согласился, да еще и лишил ее наследства, завещав всего 5000 фунтов стерлингов, хотя его имение стоило больше миллиона. Изабелла Блоу уехала жить в Лондон. Но чтобы прожить, ей пришлось устраиваться на самые непрезентабельные работы. Она продавала печенье и мыла полы.

Окончание мытарств

В 1979 г. мытарства Изабеллы закончились. Она, наконец, смогла уехать в Нью-Йорк. Поступила в Колумбийский университет и стала изучать искусство Древнего Китая. Изабелла быстро подружилась с соседкой по комнате, Катрин Оксенберг, которая была представительницей местной аристократической богемы. И благодаря подруге завела новые знакомства – с Э. Уорхоллом, Ги Ларошем и Б. Ферри.

«Модная» карьера

Уже в то время Изабелла Блоу выделялась своей эксцентричностью. Она предпочитала носить разные туфли, драматические театральные наряды, а губы всегда красила яркой помадой. Друзья Блоу ласково называли ее Иззи. Оригинальность и привлекала к ней внимание. Например, простой шляпке Изабелла предпочитала омара, украшенного драгоценностями, или оленьи рога в черной кружевной драпировке.

В 1980 г. она устроилась работать в журнал мод Guy Laroche ассистентом дизайнера. В 1983 г. Брайан Ферри убедил ее пойти на собеседование к А. Винтур, новому креативному директору. Она как раз искала для себя ассистента. Так Изабелла начала работать в Vogue. Здесь она проработала несколько лет и в 1986 г. вернулась в Лондон. Она устроилась на работу ассистентом М. Робертса в журнал Tatler.

В 1997 г. перешла в Sunday Times Style. В 2001 г. Изабелла снова начала сотрудничать с журналом Tatler, но уже в роли редактора. В 2004 г. Блоу решила попробовать себя в кинематографе и снялась в кинокартине «Водная жизнь».

А все началось со шляпы

Одно из самых ярких воспоминаний детства Изабеллы – как она примеряла у зеркала мамину шляпку. Видимо, этот момент сыграл в ее жизни большую роль. В 1989 г. Изабелла воспользовалась услугами неизвестного в то время шляпного мастера Филиппа Трейси. Он был студентом Королевского колледжа искусств. Изабелле понравилось головное грандиозное «сооружение», которое он для нее создал, и пригласила молодого человека жить к себе и изготавливать шляпки.

Изабелла постоянно провоцировала его создавать более смелые модели. Так появились шляпки в виде фазана, зубов крокодила, летающих тарелок и т. д. Ф. Трейси оказался первым талантом в мире моды, которого нашла Блоу. Очень скоро он стал очень известным дизайнером.

«Свинья, находящая трюфели»

«Свинья, находящая трюфели» — именно так называла себя Изабелла Блоу. Жизнь в моде – это было ее естественное состояние. Она не мыслила себя без оригинальных нарядов. И это сыграло далеко не последнюю роль в поиске талантов. А у нее это был редкий дар.

После Ф. Трейси Блоу «нашла» Александра МакКуина. Обнаружила Изабелла молодого человека на показе мод студентов колледжа Св. Мартина. И как только увидела коллекцию МакКуина, сразу же приобрела ее за 5000 фунтов стерлингов. Вскоре о молодом дизайнере заговорили все. Его творения будоражили, притягивали. Изабелла Блоу и МакКуин дружили до конца жизни законодательницы моды.

После этого Изабелла «открыла» новые таланты: Х. Чалаяна, создавшего светящиеся платья, С. Даль и множество других. Она приглашала их на фотосессии и показы, рассказывала о них в своих статьях и интервью.

Одержимость модой

Главная модница Лондона формально была только стилистом и модным редактором. Но, как оказалось, ее влияние на модную индустрию было просто огромным. Изабелла стала для многих музой, экспертом, ценным советчиком и законодательницей мод. Ею Блоу была просто одержима.

Она никогда не пропускала показы, все новые коллекции подвергались ее пристальному вниманию и оценке. Без участия Изабеллы не проходила ни одна премьера или модная выставка. Благодаря собственному стилю Блоу стала для многих авторитетом. К ее советам внимательно прислушивались, а все рекомендации выполнялись без оговорок. Изабелла не только оценивала моду, но и сама одевалась в фантастические наряды.

И нередко просто шокировала публику. Изабелла всегда утверждала, что так экстравагантно одеваться ее заставляет жажда положительных эмоций.

Эталоном стиля Блоу для себя всегда называла Нейл Гвин. Это обыкновенная девушка с удивительной судьбой. Росла она в лондонских борделях, торговала сладостями и рыбой. Потом начала блистать на театральной сцене. И в завершение стала любовницей короля.

Возможно, родство судеб так привлекало Изабеллу. Кроме этого, обе они были похожи. Так же как и Нейл Гвин, Изабелла обладала искрометным юмором, обаянием и своим выделяющимся из толпы стилем, который никому не удастся повторить или подделать.

От своих подчиненных Изабелла Блоу всегда требовала безупречности внешнего вида. И сотрудницы, заслышав ее голос, торопились переодеться в туфли на каблуке и накрасить губы. Блоу всегда приходила на работу в своих фантастических нарядах и с вечерним макияжем. Шляпка же была ее неизменным атрибутом.

Личная жизнь

Сначала Изабелла вышла замуж за Николаса Тейлора. Но их брак просуществовал всего два года, и в 1983 г. они развелись. В 1988 г. Изабелла познакомилась с Детмаром Блоу на свадебной церемонии в Солсберийском соборе. Через 16 дней они поженились. Как рассказывала Изабелла, в день их знакомства она была в шляпке со страусинным пером, а Детмар – в розовом пальто деда. Он работал на Шри-Ланке послом.

Между Изабеллой и Детмаром вспыхнула любовь с первого взгляда. Их бракосочетание запомнили многие. Не один журнал мод описывал свадебное одеяние Изабеллы. Она облачилась в пурпурное бархатное платье, на котором была удивительная вышивка в виде широкого воротника-ожерелья. Но главное – была фантастическая свадебная шляпка, которая больше напоминала средневековый шлем, чем головной убор. Невеста произвела полный фурор.

Но с детьми Изабелле не повезло. Она не могла зачать обычным способом и восемь раз проходила процедуру искусственного оплодотворения. Но из этого так ничего и не вышло. Тогда они с мужем с горя завели собаку, мопса. А через некоторое время расстались. Детмар начал новый роман с журналисткой, а Изабелла уехала в Венецию, где стала встречаться с гондольером. Но разлука супругов была недолгой. И через полтора года они вновь начали жить вместе.

Смерть

Перед тем как Изабелла вновь сошлась с мужем, она начала лечиться от биполярного аффективного расстройства и проходила курс электрошокотерапии. А потом у Блоу был обнаружен рак яичников. Изабелла впала в глубочайшую депрессию и несколько раз пыталась покончить с собой.

Сначала она наглоталась снотворного, но ее «откачали» в больнице. Потом Изабелла спрыгнула с моста, но только переломала лодыжки и впоследствии больше не смогла носить каблуки. В 2007 г., сидя за рулем своего автомобиля, специально врезалась в грузовик на огромной скорости. Но снова выжила.

Упрямо преследуя цель самоубийства, она через несколько дней выпила большое количество транквилизаторов. Но и из этого ничего не вышло. Тогда Блоу попробовала другие способы – утопиться и отравиться наркотиками. Но и в этих случаях судьба не дала ей умереть.

И все же упорство дало свои плоды. Седьмого мая 2007 г. в больнице умерла Изабелла Блоу. Причина смерти, как выяснилось впоследствии, — употребление гербицида (химическое средство для уничтожения сорняков). Скончалась Блоу в больнице. А накануне, 6 мая, никто не обратил внимания, когда Изабелла сообщила на вечеринке, что идет в магазин.

В действительности она просто скрылась с виду гостей и выпила отраву. Нашли ее только через несколько часов, лежащей на газоне возле дома. Похороны Блоу состоялись 15 мая 2007 г., в Глостерском аббатстве.

Ф. Трейси специально создал новую и последнюю шляпу для Изабеллы – черную в виде корабля. Этим головным убором была украшена крышка гроба. Почтить память Изабеллы пришло 750 человек. А в сентябре этого же года в память о ней Ф. Трейси создал отдельную коллекцию шляпок, посвятив ее Блоу.

9 икон мира моды, которые умерли слишком рано

В день рождения музы Александра Маккуина и одной из самых влиятельных фигур модной индустрии вспоминаем трагичную историю ее жизни

Индустрия моды — безумный мир, наполненный не только красотой, но также тяжелыми наркотиками, трагедиями и разочарованиями. В наши дни приятно посмотреть старые фотографии смеющихся на вечеринках Синди Кроуфорд и Кейт Мосс, которые без зазрения совести курят одну сигарету за другой и наверняка не ведут подсчет выпитых бокалов шампанского. Но не стоит забывать, что безумный ритм жизни, калейдоскоп показов и съемок, вседозволенность, а иногда болезни и несчастные случаи погубили много великих людей. Сегодня вспоминаем о 9 иконах мира моды, которые по разным причинам ушли из жизни слишком рано.  

Джанни Версаче (1946–1997)

По словам Джорджо Армани, Джанни Версаче был выдающимся творцом и удивительно активным человеком, в котором сочетались тяга к прекрасному и беспечность. Дизайнер обожал проводить время в Майами-Бич, где располагалась его роскошная вилла Casa Casuarina, купленная им в 1992 году. 15 июля Версаче проснулся в своей резиденции в 6 утра, позвонил сестре Донателле, чтобы обсудить подготовку к римскому шоу Donna Sotto Le Stelle, а спустя некоторое время отправился в близлежащее News Cafe за кофе и свежей прессой — событие было необычным, поскольку эти заботы дизайнер, как правило, поручал ассистенту. В это самое время бойфренд Джанни — Антонио Д’Амико — и управляющий особняком Ладзаро завтракали на веранде Casa Casuarina. Как говорится, the rest is history: примерно в 8 часов 45 минут раздались два выстрела. Джанни Версаче был застрелен серийным убийцей в бегах — Эндрю Кьюнененом — прямо на мраморных ступенях у ворот виллы. Несмотря на то, что Д’Амико и Ладзаро почти сразу прибежали на шум, Джанни не удалось спасти; его смерть была зафиксирована в 9:21 утра в мемориальной больнице Джексона. Джанни Версаче со Стефани Сеймур и Кристи Тарлингтон в Париже, 1992

Джиа Каранджи (1960–1986)

Джиа Каранджи — первая в истории супермодель, чья слава пришлась на начало 1980-х. Ее карьера по-настоящему началась, когда она переехала в Нью-Йорк в возрасте 17 лет и попала под крыло модели и агента Вильгельмы Купер. В то время внешность Джии была непопулярной: все хотели работать исключительно с голубоглазыми блондинками. Но харизма, животная сексуальность и яркость, отличавшая ее от остальных «пластмассовых» моделей, сделали ее звездой. Слава очень дорого обошлась Джие: недоверие к людям, одиночество и стресс подтолкнули модель сначала к легким наркотикам, которые она принимала перед вечеринками.
После девушка перешла на героин, делая инъекции прямо во время съемок. Довольно быстро ситуация вышла из-под контроля: Джиа стала неуправляемой, и от нее начали отказываться работодатели. В 1983 году она ушла из модельного бизнеса и покинула Нью-Йорк. Несмотря на несколько попыток вылечиться от зависимости, Джиа всегда возвращалась к героину. В конце 1980-х она опустилась на самое дно — бродяжничала, занималась проституцией, несколько раз была избита и изнасилована. Когда она в итоге попала в больницу, врачи поставили страшный и на то время смертельный диагноз — СПИД. Джиа Каранджи умерла 18 ноября 1986 года в возрасте 26 лет.  Джиа Каранджи в Нью-Йорке, 1980-е

Александр Маккуин (1969–2010)

В детстве Ли Маккуин, будущий гений мира моды, подвергался сексуальному насилию со стороны мужа своей старшей сестры Дженет. По словам близких дизайнера, это навсегда изменило Ли и сделало его замкнутым и полным невыраженной злости. Александр Маккуин ужасно комплексовал из-за лишнего веса (настолько, что сделал липосакцию и бандажирование желудка), страдал перепадами настроения и переживал нестабильной личной жизни.
Добавьте к этому регулярное злоупотребление наркотиками и алкоголем, а также бешеный график, и получите тревожно-депрессивное расстройство. В 2007 году Александра Маккуина ждал страшный удар: его подруга и муза Изабелла Блоу, которая открыла ему дорогу в мир моды, после нескольких неудачных попыток все-таки покончила жизнь самоубийством. Финальной точкой для Ли стала смерть матери, Джойс, в феврале 2010 года, с которой у модельера всегда были очень близкие отношения. Спустя 8 дней после трагедии тело Маккуина нашли в его доме: он повесился на ремне в гардеробной. Его предсмертная записка гласила: «Простите меня. Пожалуйста, позаботьтесь о моих собаках. Я люблю вас, Ли». Александр Маккуин в Лондоне, 2003

Изабелла Блоу (1958–2007)

Хоть Филип Трейси и называл Изабеллу Блоу сердцем любой вечеринки, муза дизайнеров и легендарный редактор всю жизнь боролась с внутренними демонами. Несмотря на то, что она происходила из семьи аристократов, ее детство не было безоблачным.
Дедушка Блоу — сэр Генри Джон «Джок» Бротон — был обвинен в убийстве любовника своей жены, а после покончил с собой, приняв дозу морфина. Когда Изабелле было всего четыре, она стала свидетельницей утопления своего младшего брата, а в 14 лишилась матери, которая ушла из семьи. Все эти события не помешали Изабелле Блоу ворваться в мир моды: в 1979 году она отправилась в Америку, где получила должность помощницы Анны Винтур, а также стала «фабричной девушкой» у Энди Уорхола. По воспоминаниям Винтур, в какой-то период в числе любовников Блоу оказался Жан-Мишель Баския. В 1986 году Изабелла вернулась в Лондон, а спустя три года вышла замуж за Детмара Блоу. Но самые известные ее отношения — это, пожалуй, дружба с Александром Маккуином, которого Иззи полюбила сразу после его первого показа «Джек Потрошитель преследует своих жертв» в 1992 году. В начале нулевых она страдала перепадами настроения, а в 2006 году открыто сказала Анне Винтур, что размышляет о самоубийстве. После этого она предпринимала несколько попыток покончить с собой: пила снотворное, прыгала с моста, провоцировала автомобильную аварию.
Все закончилось, когда 5 мая Изабелла Блоу приняла смертельную дозу гербицидов. Ночью 7 мая она скончалась во сне. Изабелла Блоу в Париже, 2005

Руслана Коршунова (1987–2008)

Смерть Русланы Коршуновой — одна из самых обсуждаемых трагедий середины нулевых. Вы же наверняка помните рекламный ролик Nina Ricci, в котором девушка в розовом платье принцессы взбирается на гору красных яблок, чтобы достать флакон туалетной воды Nina? Той самой девушкой была как раз Руслана, одна из самых успешных моделей того времени. 28 июня 2008 года, за 4 дня до своего 21-летия, Коршунова выпала из окна квартиры на Манхэттене. Ее родственники тогда заявили, что у Русланы не было причин для самоубийства, а свидетели, которые нашли девушку на асфальте в луже крови, сообщили, что у нее были очень неровно и странно обрезаны волосы. Многие до сих пор считают, что кончина модели связана с деятельностью секты «Роза мира», в которой Руслана состояла в течение трех месяцев перед смертью. Хотя доказать это никак не смогли, организация закрылась сразу после разразившегося скандала.
Руслана Коршунова на Неделе моды в Лондоне, 2005

Рой Холстон (1932–1990)

Рой Холстон, о жизни которого недавно вышел сериал Райана Мерфи, был известным любителем излишеств. Дизайнер, у которого были амбиции одеть всю Америку, спускал огромные суммы на орхидеи и кокаин, не вылезал из «Студии 54» и регулярно пользовался услугами мужчин-проституток, когда не состоял в романтических отношениях. К сожалению, у его истории печальный конец. После того как Рой заключил контракт с универмагами среднего класса J. C. Penney, Bergdorf Goodman лишили его финансовой поддержки. Постоянные срывы, скандалы и наркотическая зависимость привели к тому, что дизайнеру пришлось покинуть собственную компанию, также он больше не имел права выпускать одежду под собственным именем. 26 марта 1990 года Рой Холстон умер в Сан-Франциско из-за осложнений, связанных со СПИДом. Ему не повезло попасть в число тех мужчин, которых в 1980-х постиг «гей-рак» — так раньше называли одно из самых страшных заболеваний XX века.
Рой Холстон с Элизабет Тейлор в Нью-Йорке, 1977

Стелла Теннант (1970–2020)

Шотландка Стелла Теннант была одной из самых успешных моделей в современной истории. В 1993 году Стивен Майзел снял ее для известного модного журнала, что положило начало ее головокружительной карьере. Теннант обладала диким сердцем, была бескомпромиссной и отличалась аристократичной красотой. Все это в совокупности помогло ей стать музой Карла Лагерфельда и Александра Маккуина, а также поработать с Helmut Lang, Prada, Jean Paul Gaultier, Yves Saint Laurent и массой других легендарных брендов. В наши одни она продолжала работать: участвовала в кутюрном показе Valentino весна-лето 2020 и снималась для обложек. Спустя пять дней после 50-летия, 22 декабря 2020 года, Теннант покончила с собой. По сообщениям ее родственников, она «некоторое время была нездорова» и «чувствовала, что не может продолжать». Стелла Теннант на кутюрном показе Valentino в Париже, 2020

Альбер Эльбаз (1961–2021)

Легендарный дизайнер родился в Касабланке в 1961 году, а когда ему было всего 8 месяцев, его семья переехала в израильский город Холон.
В 1984 году он получил в подарок от матери 800 долларов и отправился в Нью-Йорк, где сменил имя с Альберта на Альбера. После этого переворачивающего жизнь события Эльбаз курсировал между крупными домами моды вроде Guy Laroche и Yves Saint Laurent, а в 2001 году стал креативным директором Lanvin на целых 14 лет. В 2020 году Альбер Эльбаз запустил в Париже собственный бренд AZ Factory и был настроен очень оптимистично. «Я счастлив основать «фабрику мечты», которая будет искать решения для современных девушек». Но у судьбы были другие планы на дизайнера, обожаемого женщинами всего мира. 24 апреля 2021 года Эльбаз скончался в возрасте 59 лет от осложнений после заражения COVID-19, подтвердив своим примером, что вирус — не выдумка, а страшная реальность. Альбер Эльбаз на церемонии The Fashion Awards в Лондоне, 2019

Марго Хемингуэй (1954–1996)

Внучка писателя Эрнеста Хемингуэя была самой востребованной моделью 1970-х, она первая в истории подписала контракт с брендом на миллион долларов.
Марго горела очень ярко — водила дружбу с Энди Уорхолом, путешествовала, ночи напролет танцевала в «Студии 54», снималась для обложек журналов. Когда ее возлюбленный Эррол Уэтсон в возрасте 19 лет перевез ее в Нью-Йорк, она моментально влилась в светскую тусовку и стала злоупотреблять алкоголем и наркотиками. В 1975 году она вышла замуж за Уэтсона, но уже спустя три года развелась, разочаровавшись в нем и оставив мечту стать известной актрисой. Уже в 1979-м Хемингуэй сказала «I do» венесуэльскому режиссеру Бернарду Фоучеру, после чего переехала с ним в Париж. В 1984 году Марго на большой скорости врезалась в булыжник на лыжном курорте в Австрии и из-за травмы набрала 34 килограмма, что привело к депрессии и второму разводу. Последние годы ее жизни были омрачены скандалами и бесконтрольным употреблением. В интервью Марго признавалась, что ее родители всю жизнь были алкоголиками, а дома царила нездоровая атмосфера. Все закончилось в июле 1996 года, когда подруга иконы 1970-х обнаружила ее мертвой в квартире в Санта-Монике. По официальной версии, смерть была вызвала передозировкой фенобарбитала. Марго Хемингуэй с Роем Холстоном в Нью-Йорке, 1975

6 легендарных показов Alexander McQueen эпохи Ли Маккуина Читать

Человек-легенда: что Карл Лагерфельд сделал для индустрии моды Читать

10 правил стиля Коко Шанель Читать

Филип Трейси и Изабелла Блоу

Трудно сказать, какой бы была творческая судьба Трейси, если бы он не познакомился с Изабеллой Блоу -модельером, стилистом, редактором модных журналов, музой…


В 1980 году Изабела стала ассистентом креативного директора Vogue Анне Винтур. «Она продолжила великую английскую традицию эксцентриков» — скажет о Блоу Винтур.

Изабелла занимает посты редактора Tatler, Vogue, Sunday Times и консультирует Du Pont, Lacoste и Swarovski. Сама себя она называет «свиньей, которая находит трюфели». Среди таких находок Филип Трейси, Александр МакКуин…

В 1989 г в редакцию Tatler обратился начинающий дизайнер Филип Трейси. Изабелла отметила его талант и попросила изготовить головной убор ко дню ее бракосочетания с Детмаром Блоу в Глостерском соборе.

В 1990 году Изабелла Блоу предложила Филипу Трейси, после окончания Королевского колледжа искусств, переехать к ней в дом и шить там шляпы. Редактор отвела ему подвальное помещение под мастерскую.

«Когда мне плохо, я иду к Филипу, закрываю лицо шляпой и мне становится просто отлично».
Изабелла Блоу

В 2002 году в Лондонском музее дизайна Филип Трейси представил коллекцию головных уборов, созданных для Изабеллы Блоу.
В 2007 году Изабела Блоу погибает. Филип Трейси создаёт прощальный подарок, черную шляпу-корабль.

«Изабелла – одна из самых интересных личностей, из тех, кого я когда-либо встречал. Она потрясающая. В жизни Изабеллы не было трагедии. Она была полна триумфа. В моей студии все напоминает о ней. Я буду очень скучать по Изабелле, мне будет ее не хватать».
Филип Трейси

В 2007 года в Санкт-Петербурге Трейси представил коллекцию головных уборов, созданных для Изабеллы Блоу. Выставка получила название «Когда Филип встретил Изабеллу».

На нынешней выставке небольшой зал отведён шляпам Блоу. Мне они кажутся интересными ещё и тем, что это начало шляпного пути Трейси, очень много оригинальных невероятных идей родилось во время сотрудничества Трейси и Блоу.

О Изабелле Блоу можно почитать: http://www.vogue.ru/fashion/whoiswho/muse/459332/

F/64 Art & Photo Magazine

Изабелла Блоу открыла миру моды таких великих людей, как Александр МакКуин, Филип Трейси, Софи Даль, Стелла Теннант и многих других.

Изабелла родилась 19 ноября 1958 года в Лондоне в аристократической семье. Детство она провела в поместье Доддингтон, графство Чешир, родовом гнезде Бротонов с 14 века. Дедушка Джок продал один из наследных замков за карточные долги, был обвинен в убийстве, после чего покончил с собой. Свою бабушку, фотографа, внучка называла «каннибал» по той причине, что однажды Вера Дельвз-Бротон посетила Папуа-Новую Гвинею, где отобедала жареным мясом. Когда она узнала, что это человечина, – попросила добавки.

Isabella and her parents

В 1962 году в возрасте 4 лет Изабелла стала свидетельницей гибели своего младшего брата. Он утонул в бассейне, пока отец смешивал коктейли, а мать красила губы перед зеркалом. После гибели сына родители перестали заниматься воспитанием дочерей Изабеллы, Джулии и Лавинии.

В 1972 году родители Изабеллы развелись. Когда Элен Мэри Шор уходила из семьи, со своими детьми она попрощалась рукопожатием. Отец заново женился, после чего отношения Изабеллы с отцом стали напряженными. При жизни он завещал ей 5000 фунтов стерлингов от своего имения, которое стоило более миллиона. Изабелла уехала в Лондон, где сначала работала продавцом, а потом уборщицей.

В 1979 году Изабелла Блоу переехала Нью-Йорк, поступила в Колумбийский Университет на факультет искусств. В это время она познакомилась с Энди Уорхолом, Ги Ларошем, Жан-Мишелем Баския, Катрин Оксенберг, Брайаном Ферри и др.

Карьера

— В 1980 году Изабелла работала ассистентом дизайнера в Guy Laroche.

— В 1981 году вышла замуж за Николаса Тейлора, с которым развелась в 1983-м.

— В 1983 году Брайан Ферри убедил Изабеллу встретиться с креативным директором американского Vogue Анной Винтур, которой на тот момент требовался ассистент. После собеседования Винтур утвердила ее в должности. По словам креативного директора, ей нравилась непредсказуемость помощницы: «один день она одевалась как махараджа, на другой представала в образе панк-дивы, а затем примеряла стиль чопорной секретарши». Спустя некоторое время Анна Винтур предложила эту должность Андре Леон Телли.

— В 1986 году Изабелла вернулась в Лондон, устроилась в журнал Tatler ассистентом директора моды Майкла Робертса. В 1988 году Изабелла познакомилась со своим вторым мужем Детмаром Хамильтоном Блоу.

— В 1989-м в редакцию Tatler обратился начинающий дизайнер Филип Трейси. Изабелла отметила его талант и попросила изготовить головной убор ко дню ее бракосочетания с Детмаром Блоу в Глостерском соборе. В день свадьбы она была одета в платье, выполненное из бархата с вышивкой в виде ожерелья и шляпе, стилизованной под средневековый шлем.

— В 1993-м Изабелла занимала должность ассистента модного редактора в британских изданиях Tatler, Vogue, являлась консультантом таких брендов, как Du Pont, Lacoste, Swarovski. В этом же году на показе выпускников колледжа Святого Мартина произошло знакомство Изабеллы с Александром МакКуином. После дефиле модный редактор предложила дизайнеру купить всю его коллекцию за 5000 фунтов. В середине 90-х гг. Изабелла Блоу выступала покровителем Стеллы Теннант и Софи Даль.

— В 1997 году Изабелла покинула Tatler и перешла в The Sunday Times. Однако в 2001 году она возобновила сотрудничество с Tatler, заняв должность модного редактора. До работы она добиралась на автобусе в длинном платье, шляпе, на высоких шпильках и с ярким макияжем.

— В 2002 году в Лондонском музее дизайна Филип Трейси представил коллекцию головных уборов, созданных для Изабеллы.

Необычные шляпки были ее фирменным стилем.

— В 2004-м «Иззи» снялась в фильме «Водная жизнь» и в том же году впала в сильную депрессию, большие мучения ей доставляло отсутствие детей. Судя по всему поэтому Изабелла завела мопса по кличке Альфи.

«Мы с Детмаром словно два экзотических фрукта, которые не дают плодов, если их скрестить», — говорила она с грустной улыбкой и как всегда в одной из шляпок Трейси.

Следующим ударом для Изабеллы стало предъявление свекровью прав на поместье Хиллз, где она жила с мужем. Между Изабеллой и Детмаром произошла ссора. Пара приняла решение пожить некоторое время отдельно. После разъезда и мимолетных романов, у Изабеллы Блоу началась депрессия, и она обратилась в клинику. Ей поставили диагноз «биполярное аффективное расстройство», после чего она начала проходить электро-шоковую терапию. Спустя восемнадцать месяцев Изабелла и Детмар все таки помирились. Позже Изабелле диагностировали онкологическое заболевание (рак яичников).

В 2006 году Изабелла дважды пыталась покончить с собой. В первый раз она выпила большое количество снотворного, во второй – спрыгнула с моста Хаммерсмит и сломала лодыжки. Полученная травма лишила ее возможности ходить на каблуках. Депрессия не оставляла Изабеллу до последних дней жизни.

6 мая 2007 года во время домашней вечеринки Изабелла сообщила гостям, что собирается за покупками. Спустя несколько часов ее нашли лежащей на газоне около дома. Изабелла выпила гербицид (химическое вещество, применяемые для уничтожения сорняков).

«Первым, что я тогда почувствовал, было ужасное дежавю. Мой отец умер в 1977 году, употребив гербицид. Это сожгло его внутренние органы и убило за полтора часа», — Детмар Блоу

7 мая 2007 года Изабелла Блоу скончалась в больнице.

15 мая 2007 года в Глостерском аббатстве состоялись похороны. Филип Трейси создал черную шляпу, имитирующую корабль, которым украсили крышку гроба. Почтить ее память пришло около 750 человек. На похоронах Изабеллы Блоу присутствовали Детмар, Александр МакКуин, Филип Трейси, Наоми Кэмпбелл, Дафна Гиннесс, Брайан Ферри, Джоан Коллинз, Анна Винтур, Лили Коул а так же близкие друзья и родственники.

Когда я осмотрелась, то заметила, что все вокруг были точь-в-точь как Иззи». Весь цвет модного мира пришел на каблуках, с ярко-красной помадой на губах», — Плам Сайкс.

Британским советом моды учреждена премия имени Изабеллы — «Творец моды».

Tweet

Путеводитель dA-Zed по Изабелле Блоу

Путеводитель из 26 букв, посвященный покойной и незабвенной иконе Изабелле Блоу

Мало кто отважится исполнить стриптиз на похоронах друга, не говоря уже об Энди Уорхоле. Кроме Изабеллы Блоу, которая знала, что ее подруга оценит такой жест. Будь то введение сосков на страницы Tatler или боготворение бабушки, которая ела человеческое мясо; Блоу посвятила свою жизнь идеям и людям, которые ее вдохновляли. Как Fashion Galore! , ретроспектива ее жизни и гардероба, готовится к запуску в Сомерсет-Хаусе. Мы составили руководство Da-Zed обо всем, что делало ее такой уникальной.

A ДЛЯ АРАБСКИХ ПРИКЛЮЧЕНИЙ

Блоу любила посещать Индию и Ближний Восток, она часто уезжала в эти регионы за омоложением и свежими идеями. Однажды заявил Филипу Трейси: «Потенциально я стану Эльзой Кленш из «Аль-Каиды»!» На что Трейси сказал: «Ты, должно быть, сумасшедший, ты не можешь так говорить.И вы имеете в виду «Аль-Джазиру», а не «Аль-Каиду»! В 2007 году она должна была начать работу над серией книг под названием « Arabian Beauty », посвященных моде на Ближнем Востоке, когда она почувствовала, что Англия больше не кажется ее домом. Сериал так и не был опубликован.

Александр МакКуин и Изабелла Блоу, 1996 год. Фотография Дэвида Лашапеля.

Этот культовый портрет Изабеллы Блоу и Ли МакКуина, сделанный Дэвидом Лашапелем, является воплощением их ныне легендарных симбиотических отношений: тех, которые были заботливыми и дико творческими, но также пророчески взрывоопасными и трагичными. На нем изображен МакКуин в 27 лет, факелоносец, недавно принятый на работу в Givenchy. И МакКуин, и Блоу носят его модели со шляпами Филипа Трейси. Это первая гравюра Лашапеля, попавшая в Национальную портретную галерею, и первоначально она была опубликована в выпуске журнала Vanity Fair за 1997 год.

Изабелла Блоу и МакКуин через styletv.com

C IS FOR CURTITITIVE SPIRT

Исси боготворила свою бабушку по отцовской линии, леди Веру, бесстрашную женщину-исследователя, которая путешествовала по миру и (по незнанию) ела человеческое мясо.Она также когда-то была рекордсменом по величине пойманного тунца. С бабушкой Верой, устанавливающей стандарт в семье влиятельных женщин, кажется естественным, что Блоу захочет подражать этой шкале амбиций. Благодаря ее влиянию, как явному, так и скрытому в сфере моды, ее достижения могут быть просто на одном уровне. В конце концов, она поймала самую большую рыбу этого поколения задолго до того, как это сделал кто-либо другой: Ли МакКуин.

Изабелла Блоу с леди Амандой Харлек, Дафной Гиннесс и Филипом Трейси

D IS FOR DAPHNE GUINNESS

Дафна Гиннесс, давняя подруга и наследница Блоу, потрясла индустрию в 2010 году, когда она завершила аукцион Christie’s по продаже гардероба Блоу, на котором было продано более 90 платьев McQueen, 50 шляп Treacy и портреты Блоу работы Марио Тестино и Карла Лагерфельда, купив весь лот.Коллекция будет представлена ​​на предстоящей выставке Somerset House. С тех пор она также основала Фонд Изабеллы Блоу, благотворительную организацию, которая стремится почтить память Блоу, поддерживая начинающих студентов, изучающих искусство и моду, и исследуя области психического здоровья.

Гостиная в доме Изабеллы Блоу на Элизабет-стрит, 67

E IS FOR 67 Elizabeth Street

Дом Блоу в Белгравии вошел в историю как студия, которая поддерживала Трейси и МакКуина в начале их карьеры; в какой-то момент Трейси был на первом этаже, а МакКуин на земле.

Изабелла Блоу на шоу Александра МакКуина AW94

F IS FOR  «МОДА ЭТО О ЭМОЦИЯХ»

Удар по моде: «Женщины любят одежду, потому что она что-то для них значит — день, когда вы встретили любимого мужчину, день, когда вы поженились, что вы делали до того, как занялись любовью с кем-то. Это психологично и связано с духом женщины».

Изабелла Блоу на обложке Time Out London, 1998 г. Фотография Гэвина Эванса

G IS FOR GIFT OF THE GAB

Людям нравилось быть рядом с Исси, поскольку она никогда не отказывалась от остроумных шуток, непристойных шуток или красочных анекдотов.Ее семейный девиз «Haud muto factum» или «Ничего не случится, если ты немой», возможно, связан с этим вдохновляющим коммуникативным духом. Мозг и рот, сказала она однажды, самые сексуальные части тела. «Настоящая физическая встреча Изабеллы была сильнее, чем большинство изображений, которые она создала», — сказал Ник Найт.

Ли МакКуин у дома Изабеллы Блоу в Хиллз

H IS FOR HILLES HOUSE 

Исси любила свой дом в Глостершире, величественный дом искусств и ремесел, построенный дедом ее мужа Детмаром Блоу, ведущим архитектором своего времени. Он наполнил дом дизайном Уильяма Морриса, мебелью 17 века и гобеленами Бёрн-Джонса. Когда Блоу переехали, они сделали новый вход с голубятнями; «Когда вы приедете, вас будет приветствовать порхание голубей», — сказала Исси, восхищаясь этой романтической чертой. Хиллз был местом, где МакКуин черпал вдохновение или уединялся после шоу. Овцы Блоу, которые препятствовали близлежащим полям, также служили бесконечным источником вдохновения для творений Трейси и МакКуина.

Изабелла Блоу в самообслуживании #17Фото: Gauthier Gallet

Я ЗА «Я ПРОСТО НЕ МОГУ СМОТРЕТЬ НА ВАС БЕЗ ПОМАДЫ»

Яркие губы всегда были частью фирменного образа Блоу, и она требовала, чтобы ее ассистенты носили их.В 2005 году она сотрудничала с MAC над выпуском лимитированной коллекции губных помад под названием Blow.

Жан-Мишель Баския и Энди УорхолФотография Майкла Халсбанда

J IS FOR JEAN-MICHEL BASQUIAT

Менее известными были ее близкие отношения с молодым красивым и бунтарским художником, с которым ее познакомил Энди Уорхол в середине 80-х, и вскоре она влюбилась в него. Они втроем тусовались в русских чайных, поедая рыбные котлеты из лосося. Баския часто сидел за столом Блоу в американском Vogue, ожидая, пока она закончит работу.Их дружба сошла на нет из-за его проблем с наркотиками.

Изабелла Блоу в своем доме на Элизабет-стрит, 2007 год. Фото: Стефан Брюггеманн.

Блоу любила готовить, и, по словам ее племянницы Харриет Верни, она пекла острые картофельные оладьи, используя «Жареный цыпленок » Саймона Хопкинсона и другие истории как свою библию.

L ДЛЯ ‘LA DAME BLEUE’

«La Dame Bleue» — так называлось шоу Маккуина Весна/Лето 2008 года, над которым он сотрудничал с Филиппом Трейси, посвященным Исси.Приглашения на шоу включали иллюстрацию Блоу в платье McQueen в крылатой карете, поднимающейся к небесам. Головные уборы Трейси включали в себя все ее любимые мотивы, такие как пернатые творения, рои бабочек и металлические козырьки. Тема птиц во всей коллекции МакКуина также была особенно символичной для Изабеллы, не в последнюю очередь в специально созданной драме, которая развернулась из набора с неоновыми механическими крыльями большего размера, чем жизнь.

Изабелла Блоу в день своей свадьбы, шляпа от Philip Treacy

M IS FOR MEDIEVAL HEART

Любовь Исси к Средневековью была очевидна в ее дерзком историческом стиле — глубоких декольте, экстравагантных головных уборах и пышных силуэтах.На свадьбе с Детмаром Блоу она носила головной убор с золотыми кружевами поверх телесного цвета и средневековое пурпурное бархатное одеяние, покрытое вышитыми ожерельями. Ее двоюродный брат Орландо Фрейзер однажды описал Исси как человека со «средневековым сердцем — смелым и надменным».

«Увидеть соски и умереть» взято из Tatler, 2004 г. Фотография Роберта Эстли Спарка, стиль Изабеллы Блоу

N IS FOR NIPPLES AND NUDITY

Возможно, сегодня мы пресыщены наготой в моде, но в 2004 году Блоу, будучи модным директором Tatler, заметил, что соски никогда не показывались в светском журнале. В типичной анархической манере она приказала провести съемку в Неаполе («Неаполь рифмуется с сосками», — пошутила она), где концепция заключалась в том, что сосок должен быть виден в каждом кадре. Для вступительного разворота Блоу вместе со своей помощницей и моделями выставили грудь. Блоу мог подумать, что ее лицо было уродливым, но она всегда чувствовала себя совершенно непринужденно со своим телом, как однажды вспоминал ее однокурсник по Оксфорду Адам Боултон: «Изабелла всегда носила коктейльные платья. Она приходила в гостиную, покачивала бедрами и задирала юбку.Единственная проблема заключалась в том, была ли она в нижнем белье или нет».

Изабелла Блоу на Неделе моды в Париже, 1999 г. Фотография Билла Каннингема/New York Times

В лексиконе Исси не существовало того, что можно было бы назвать «нерабочим» взглядом. Готовя завтрак в Хилле, она надевала свою шубу Скиапарелли из-за холода. Посетите ее в ее доме в Белгравии, и она, вероятно, будет в творении Treacy, дизайне McQueen и туфлях на каблуках Blahnik. Даже будучи госпитализированной, она отказывалась от больничного халата и в день смерти предпочитала носить колючее серебряное платье из ламе 30-х годов.

Александр МакКуин, для The Face, 1998 г. Фотография Шона Эллиса, стиль Изабеллы Блоу

P IS FOR «СВИНЬЯ, ВЫНИМАЮЩАЯ ТРЮФЕЛИ»

Многие, возможно, называли ее поборницей новых талантов, но она говорила: «Я всего лишь свинья, вынюхивающая трюфели». Но у нее был настоящий глаз — особенно она заметила замечательные портняжные навыки Маккуина из его выпускной коллекции Central Saint Martins. Однажды она сказала, что никто другой не мог видеть сквозь кровь и грязь. Среди других успешных открытий — ее давний соратник Филипп Трейси, модели Стелла Теннант и Софи Даль («как надувная кукла с мозгами») и Хусейн Чалаян.

Изабелла Блоу на Неделе моды в Париже, 1999 год. Фото Билла Каннингема.

Таково было отношение Блоу к моде; практичность никогда не рассматривалась. Она могла согласиться с Дж.Г. Баллард: «Мода — это признание того, что природа наделила нас на одну кожу слишком малой, и что полностью разумное существо должно носить свою нервную систему снаружи». Следуя примеру, каждый из нарядов Блоу был отражением ее психологии, видения и убеждений, часто раскрывая борьбу.Писатель А.А. Гилл однажды сказал: «Я не думаю, что Исси нравилось одеваться по утрам. Думаю, ей было очень больно. У нее всегда было такое самопознание, которого не пожелаешь злейшему врагу. Большинство из нас приукрашивают свою жизнь. Она была очень честной в отношении себя, и с этим было очень, очень трудно жить».

Изабелла Блоу в фирменном корсете. Фото: Хельмут Ньютон.

R IS FOR RIGBY & PELLER

Блоу любила женские изгибы и часто одевалась, чтобы подчеркнуть свои собственные.Корсеты королевы Rigby & Peller были тем местом, где Блоу подогнала свои фирменные бюстье. Будучи их большим сторонником, она представляла их услуги другим, таким как Тина Чоу и принцесса Югославии, заявляя, что это просто не похоже на покупку нижнего белья в Marks and Spencer. «Это кутюр », — подчеркивала она.

Изабелла БлоуФотография Шона Эллиса

S IS FOR SEAN ELLIS 

Ранняя работа Изабеллы с фотографом Шоном Эллисом для The Face продолжает наэлектризовывать и сегодня. Ее рассказы о моде с Эллис делили окно с ее собственной художественной душой. С редакционными статьями под названием «Вкус мышьяка» и «Клиника» мрачная фантазия и красота, заполонившие страницы, были продолжением ее личного мира, которым все вокруг постоянно восхищались. Она часто привлекала к работе своих друзей и родственников; на одной съемке были Ли МакКуин и Джереми Скотт, одетые как рыцари в доспехах.

Изабелла Блоу (нижний ряд, вторая справа) в шестом классе школы Хитфилд, Аскот

ЭТО ДЛЯ ПОДРОСТКОВОЙ МЕЧТЫ

Блоу хотела поступить в художественный колледж в 17 лет, чтобы изучать историю искусства, но ее отец отказался поддержать ее, настаивая на том, чтобы она поступила в колледж секретарей в Оксфорде.Ее жажда искусства будет очевидна на протяжении всей оставшейся части ее карьеры, поскольку она посвятила себя воспитанию некоторых из величайших художников мира моды. Через несколько лет после окончания секретарского курса она записалась на курс древнекитайского искусства в Колумбийском университете, бросив учебу после года изучения мочек ушей Будды.

Изабелла Блоу и Анна Пьяджи

U ПРЕДНАЗНАЧЕН ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЬСКИХ ШЛЯП

Мало кто подходит близко – королева, Анна Пьяджи… но шляпки Изабеллы всегда были экстравагантными и дикими, и никогда творческое видение не шло на компромисс ради комфорта или практичности.Шляпы были ее способом защитить себя, но она также наслаждалась эротическим подтекстом ношения шляп, однажды пошутив: «Мужчины любят шляпы. Им это нравится, потому что это то, что они должны снять, чтобы трахнуть тебя».

Изабелла Блоу с Энди Уорхолом

V IS FOR VELVET UNDERGROUND STRIP-TEASE

На похоронах Энди Уорхола в 1987 году Исси, чья дружба с художником началась из-за пары разномастных туфель от Маноло Бланик, исполнил стриптиз перед семьей и друзьями.Бархатное подполье аккомпанировало, и Блоу знал, что ее покойный друг оценил бы это экстравагантное и спорное представление.

Изабелла Блоу со своими собаками

W IS FOR ‘WHITE MISCHIEF’

В родословной Исси была своя доля тьмы и скандалов — ее дедушку, сэра Джона Дельвеса Бротона, судили за убийство любовника его жены Джосслина Хэя, 22-го графа Эрролла, когда он был найден убитым единственной пулей в голове. Бротон был оправдан, но вернулся в свой дом Доддингтона 18 века с испорченной репутацией.Вскоре после этого он зарегистрировался в отеле «Адельфи» в Ливерпуле, где принял передозировку морфия. В 1982 году Джеймс Бокс выпустил книгу, а последующий фильм « White Mischief » был посвящен инциденту, благодаря которому имя Дельвс Боутон стало знаменитостью, хотя Исси никогда не носил этот багаж внешне.

Изабелла Блоу с леди Лизой Кэмпбелл, фотография Ника Эшли

Вместе с улюлюкающим смехом непристойный юмор Исси приправил все ее рассказы.Она никогда не подвергала себя цензуре ни для кого. Она могла бы рассказать о своей личной жизни, прямо говоря о тугой выпуклости в белых штанах венецианского гондольера, с которым у нее был роман. Или, выражая свой вкус, она сказала: «Что мне действительно нравится, так это девушки в короткой одежде, очень прозрачные, очень сексуальные, когда мужчина всегда хочет ее трахнуть. Я думаю, это потому, что я должен был быть мальчиком».

Y ЗА ИГР КОММЕРЦИАЛИЗМА И РЕАЛЬНОСТИ 

Хотя Исси происходила из аристократической, богатой семьи, бремя недостатка средств стало отчасти причиной ее депрессии. Если дело было не столько в деньгах, то в том, что они символизировали для нее, творческом, вдохновляющем уме и катализаторе для многих ее успешных протеже. Грань между фантазией и реальностью ей было трудно уравновесить. И хотя ее открытия сделали ее знаменитой, она никогда не была ни такой знаменитой, ни близкой к такой богатой.

Анжела Линдвалл и Изабелла Блоу

Z ВЫСТУПАЕТ ЗА НУЛЕВУЮ ТЕРПИМОСТЬ К НАЗЫВАНИЮ ЭКСЦЕНТРИЧКОМ

Наличие нетрадиционных вкусов не делало Исси эксцентричной — она всегда говорила, что ищет фантастические навыки и мастерство, будь то дизайнеры, модели или художники, которых она будет поддерживать.«Чудаки едят золотых рыбок, а Исси никогда не была такой», — однажды объяснила Детмар Блоу свое отвращение к этому термину. «Ее юмор и глаза были эксцентричными, но ее мозг на самом деле не был таковым», — сказал Ники Хаслам.

20 ноября — 2 марта, Isabella Blow: Fashion Galore!, Somerset House, Лондон

Поздняя Изабелла Блоу: икона моды и законодатель моды

Изабелла Блоу в 1997 году.
Фото Марио Тестино / через

Лондон. Мы прерываем эти колонки об уличной моде, чтобы написать о моде, которую никогда не видели ни на одной улице, если только они не были мимолетно рассмотрены в прицеле, когда они выходили из лимузина и пересекали тротуар, чтобы войти в эксклюзивный дверь.

Или наоборот.

Я говорю об Изабелле Блоу и ее гардеробе, который был в центре внимания только что завершившейся четырехмесячной выставки в Сомерсет-Хаусе под названием — достаточно прямолинейно для захватывающего показа, который был далеко не простым — Изабелла Блоу: Изобилие моды!

Что касается моды, настолько далекой от конечности, что она уже за пределами конечности и плывет по ветру, вы не видели ничего подобного со времен ретроспективы Александр МакКуин: Дикая красота в Метрополитен-музее.

На это есть веская причина: покойная Изабелла Блоу (покончившая с собой в 2007 году) обнаружила покойного Александра МакКуина (покончившего с собой в 2010 году), когда увидела его выпускную коллекцию 1994 года в Central Saint Martins и купила ее за 5000 фунтов стерлингов, что , поскольку на самом деле у нее не было средств, она платила ежемесячными платежами по 100 фунтов стерлингов.

Рожденная в аристократической семье Изабеллы Дельвес Бротон и бывшей помощницей Анны Винтур, Блоу много работала в британском Vogue и Tatler , открывая для себя талантливых дизайнеров, помимо МакКуина, — хотя она и он казались сверхъестественно на одной творческой волне, на той же волне шока буржуазии. Сотрудник Vogue и человек о космополитических городах Хэмиш Боулз назвал ее неустанную деятельность «трюффлингом для талантов».

Модные шляпы Филипа Трейси

Жюльен Макдональд и Хусейн Чалаян были двумя другими находками, как и Филип Трейси, с которым Блоу познакомился, когда изучал шляпное дело в Королевском колледже искусств, и которого она сразу же попросила разработать дизайн шляпы, которую она носила, когда выходила замуж за Детмара Блоу в 1989. (Она развелась с ним, но они остались друзьями. Он пишет о ней книгу.) И есть модели, которых она собирала для страниц, которыми она управляла, среди них Стелла Теннант, которая все еще на подиумах, и Софи Даль.

В этом отношении

Блоу оказал большое влияние. В коротком видеоцикле на мониторе, установленном в середине выставки, видно, как она берет интервью. Невидимый интервьюер упоминает, что все, кого спрашивали о Блоу, говорили, что он или она находились под ее сильным влиянием. Блоу, которая ни в коем случае не является традиционной английской красавицей, но тем, кто в какой-то степени изменил определение красоты, говорит с некоторой скромностью: «Я рада узнать, что они все еще продвигают меня.

Разведчик талантов, она была так же эффективна, а может быть, и более эффективна, как модная тарелка. Она была создана для — и МакКуин был ее придворным дизайнером. Он посвятил ей свою судьбоносную коллекцию «Данте» 1996 года. На этом их сотрудничество едва ли закончилось. Она обычно носила его безукоризненно сшитую одежду, часто с безукоризненно сшитыми шляпами Трейси, а гардероб (теперь принадлежащий Дафне Гиннесс) — это то, что выставлялось на обозрение Сомерсет-Хауса. Хотя она поддерживала других дизайнеров, помимо упомянутых, преобладали дизайны МакКуина и Трейси.

Наблюдатель мог бы спросить, носила ли Блоу, страстно любившая розовый цвет, модели МакКуина, или, учитывая их поразительность, насколько скульптурные, расшитые перьями, блестками, пайетками, негабаритные, останавливающие движение, модели Маккуина носили ее? Та же мысль приходит зрителю о шляпах Трейси — скульптурных, с перьями, с лентами, с вуалью, высотой в милю и шириной в милю.

Неважно, конечно. Блоу явно был очарован мастерством МакКуина, Трейси и других членов ее дизайнерского круга.Она понимала их происхождение. В случае с МакКуином, в подводных течениях многих его темных замыслов, она, вероятно, интуитивно угадывала демонов, управляющих им. Возможно, она укрывала таких же грызущих монстров. Она понимала, что его одежда предназначена не столько для того, чтобы ее носили, сколько для того, чтобы ею щеголяли перед законодателями вкусов. Она знала, что с коммерческой точки зрения они были экстравагантными лидерами убытков, но с художественной точки зрения они были дальновидными.

Инсталляция в Somerset House / via

Правда, пройти по двухэтажной планировке невозможно, не огорчившись, что такая красота возникла из такого глубокого душевного недовольства.Эта мысль определенно пришла мне в голову. Другая мысль тоже. Сможет ли она сесть в этой одежде? Пришло ли ей когда-нибудь в голову пойти в них в театр, а тем более в супермаркет на углу?

Всего в нескольких шагах от видео находится комната, которую можно считать центральной частью выставки. В нем несколько манекенов с лицом Блоу, одетых в одни из самых удивительных нарядов, которые она смоделировала в реальной жизни. Один носит платье, сделанное из сотен вещей, напоминающих металлические осколки.Другой носит мою любимую из представленных колоссальных шляп Treacy — миниатюрный китайский сад, вырезанный из дерева.

«Я действительно хотел бросить вызов этому основному предположению, что история жизни Изабеллы темна и готична», — заметил куратор выставки Алистер О’Нил в лондонской газете Telegraph . «У него была темная сторона, но была и светлая сторона. У нее было отвратительное чувство юмора — совершенно черное, вполне британское». (Не сразу понятно, как этот комментарий полностью искажает представление о «темной» стороне Блоу.)

Скорее «бурка» о бурке, чем бурка-бурка
Одежда Джун Такахаши

Безусловно, есть один безошибочный, только в чем-то тонкий, пример того «совсем черного, вполне британского» юмора в сериале. Это бурка, разработанная Джуном Такахаши, которую Блоу носил на показе коллекции Christian Dior в 2003 году. Это мутная розовая смесь с блестящей полоской над глазами, через которую Блоу, по-видимому, могла видеть, когда она циркулировала. Его воздушность выглядит безобидной, пока зритель не осознает, что у разбросанных тут и там мультяшных плюшевых мишек есть шипы в головах.(Кстати, Леди Гага надела его для недавнего дефиле Treacy.)

Ник Найт, который фотографировал моделей в гардеробе Блоу в Доддингтоне, доме ее предков, для журнального столика Rizzoli, сопровождающего выставку, и который был одним из ее хороших друзей, также прокомментировал в Telegraph : «Хотя она покончила с собой , ее главное послание состоит в том, что жизнь полна прекрасных вещей. Ее общий посыл о жизни был очень позитивным».

Любой, кто блуждает по галерее Сомерсет-Хаус, понимает, что Найт прав в отношении «великолепных» вещей, но, возможно, не совсем точен в отношении «позитивного» уклона.Однако все, что можно сделать, — это сосредоточиться на реальности, стоящей за любой мимолетной модой, какой бы нереальной она ни казалась, какой бы удивительно красивой и неземной она ни казалась поначалу.

На пути к выходу из Сомерсет-Хауса я остановился у стойки информации, чтобы задать вопрос о закрытии выставки, и поговорил с парнем со взрывной копной седых волос, которые могли быть шляпой Трейси. Когда я спросил его имя, он сказал Джон, а затем невнятно произнес свою фамилию из уважения к Блоу, который остается в центре внимания.

Он сказал, что немного знал ее, и то, как он это сказал, указывало на то, что он является и будет оставаться одним из тех людей, которые все еще продвигают ее. Он также сказал, что был театральным художником и что человек, который его обучал, настаивал на том, что необыкновенные вещи могут создаваться только необыкновенными людьми. Конечно, он имел в виду Блоу и Маккуина. Нет причин не соглашаться с ним.


Чтобы не отказываться полностью от основной миссии этой колонки, вот заключительное слово о захватывающем экземпляре лондонской уличной одежды, замеченном на прошлой неделе: мальчик, идущий по Слоан-стрит со своим отцом и его терьером, был тем, кто щеголял поразительной прической. -вверх.На нем были коричневые трусы с красными высокими носками. Трусики! — и не разновидность нижнего белья, а спортивная верхняя одежда 20-х годов. Ничего подобного я не видел больше нигде в городе. Вопрос в том, был ли это взгляд назад, в почти забытое прошлое, или это было видение будущего?

Вспоминая Изабеллу Блоу | BoF

ЛОНДОН, Великобритания — Впервые я увидел Изабеллу Блоу на Северном вокзале в Париже унылым сырым и серым январским днем. Я стоял в черепашьей очереди на такси, которая обычно ждет пассажиров Eurostar.Я почувствовал смятение по другую сторону стоянки такси, где без дела стояла стая частных машин, и во внезапной вспышке энергии, чтобы соперничать с Жар-птицей Нижинского ,   вот она, целеустремленно шагая между двумя очень большими Мерседесами и крича «Вите! Вите! Вите!» небольшой стайке ассистентов, спотыкающихся друг о друга в панике.

Тремя резкими словами Изабелла Блоу привлекла внимание всех в пределах слышимости. Даже ее водители теперь с новообретенным  чувством безотлагательности упаковывали ее невероятно большое количество багажа, включая ее фирменные шляпные коробки, в багажники автомобилей, когда между ними промчалась пара худеньких девушек, не делая ничего более конструктивного, чем суета.Был также довольно пухлый мужчина, который нерешительно стоял вокруг и время от времени делал бесполезные жесты в сторону того, что было не чем иным, как сценой. Позже я узнал, что это был Детмар Блоу, муж Изабеллы. Я думаю, там мог быть и довольно грубо сексуальный молодой человек; без сомнения, последняя находка Изабеллы. Она постоянно открывала для себя фотографов, парикмахеров, визажистов и, конечно же, моделей — и пыталась продвигать их карьеру, предоставляя им все, что могла. Но в тот особенно тоскливый день вся сцена была посвящена женщине в экстравагантной шляпке и одежде, которую редко можно увидеть в лондонских модных кругах и уж точно никогда не носили с таким авторитетом в середине рабочего дня.

Я спросил одну из мрачных, одетых в черное женщин в очереди на такси: что это было за видение элегантной энергии, играющей главную роль в постановке перед нами? Она была потрясена. «Разве ты не знаешь?» — недоверчиво спросила она. — Это Изабелла Блоу.

Посмотрел еще раз. «Она не может быть англичанкой, конечно?» — искренне спросил я. Она выглядела слишком элегантно и уникально. Наконец, виньетка растворилась, когда всех запихнули в машины, и Изабелла пронеслась мимо всех нас, не подозревая ни о чем, кроме сигареты, которую она была занята закуриванием, как будто от этого зависела вся ее жизнь, оставляя остальных чувствовать себя еще более унылыми и скучными. в нашей очень буржуазной очереди.

Это был чудесный первый опыт женщины, которую я очень хорошо знал в последующие годы, когда мы вместе работали над журналом Sunday Times Style , где ее энергия, энтузиазм и чувство случая держали меня в тонусе, даже когда она меня сильно раздражала. И сколько бы бедствий она ни причиняла, я всегда ей прощал, потому что Изабелла была оригинальна не только в одежде.

ELFWGLTJQRDSBPP2GGKD2YK2KQ

© Изабелла Блоу: Изобилие моды! Под редакцией Алистера О’Нила с фотографией Ника Найта

Изабелла особо не интересовалась одеждой.Именно мода — настолько высокая, насколько это возможно — захватила ее воображение. Ее совершенно не волновали шоу в Нью-Йорке или Милане. На самом деле, ее пришлось практически похитить, чтобы присутствовать. «Я ненавижу коммерческое дерьмо», — говорила она. Париж и Лондон были местом, где она охотилась за трюфелями в поисках оригинальной, захватывающей и слишком часто совершенно некоммерческой моды, которую она любила раскрывать и зажигать. Все остальное надоело ей до смерти, и я абсолютно уверен, что если бы она жила сегодня, когда модный бизнес становился все более коммерческим, не говоря уже о грубости, ее положение было бы точно таким же, но, возможно, еще более жестким.

Париж был Самаркандом Изабеллы (примечание редактора: город Самарканд был культурным перекрестком, основанным в 7 веке до нашей эры и расположенным на территории современного Узбекистана), а золотой дорогой был Евростар. Она так любила «город света», что у нее даже была собственная маленькая квартирка в Марэ, полная безупречных произведений искусства, но нигде не удобно сидеть. Холодильник был как у студента; внутри ничего, кроме молока, настолько старого, что оно застыло в бутылке, недопитых бутылок шампанского без газа и парочки губной помады.Но все это было лишь обыденным фоном той реальности, которую видела Изабелла. Повсюду валялась одежда, сумки и коробки с самыми легендарными именами Парижа, а также пакеты из супермаркета, в которых лежало сказочное ожерелье мастера, обнаруженного Исси, или пара атласных туфель «Маноло», испорченных и брошенных после прогулки под дождем.

Исси была заядлым заемщиком, и дизайнеры и мастера были рады предложить ей вещи, которые она могла бы носить на протяжении всей ее карьеры, поскольку знали, что она всегда будет привлекать фотографов.И чем более эпатажной была одежда, тем больше энтузиазма она вызывала. У нее когда-то был период, когда ей нравилось то, что делал Пако Рабанн с цепями и разнообразными скобяными изделиями, и она мужественно и убежденно носила его одежду, несмотря на то, что она весила тонну и в нее было ужасно больно садиться.

Но , конечно, все это было частью этого. Для Изабеллы, которая однажды заметила, что мода — это эмоции и особенно любовь, эффект всегда оправдывал средства, какими бы неудобными они ни были.Если бы она жила в елизаветинской Англии, ее воротник был бы самым большим и тесным во всем дворе. В Версале 18-го века ее талия была бы зашнурована туже, чем у любой другой женщины. Никакая викторианская суматоха не была бы и наполовину такой дерзкой и властной, как ее.

Я часто представлял ее нарисованной великими светскими художниками прошлого. Сейчас у нас их нет, но у нас есть несколько замечательных ее снимков, сделанных величайшими фэшн-фотографами нашего времени, но, к сожалению, никогда не было того, что мне хотелось бы увидеть: портрета, основанного на великой картине Лукаса Кранаха «Жалующийся купидон». Венере, обнаженной, если не считать экстравагантной шляпы, снятой Гельмутом Ньютоном.

Это было бы сенсационно, не в последнюю очередь потому, что у Изабеллы была сказочно женственная фигура, на световые годы отстоящая от пресной доминирующей формы современной моды. Изабелла любила фотографироваться, когда была моложе, и могла носить дурацкую шляпу перед фотографами, хотя их бесконечное внимание часто утомляло ее. После особенно раздражающих испытаний с папарацци она сказала мне: «Знаешь, я чувствую себя Марией, королевой Шотландии. Все охотятся за моей чертовой головой».

Ее остроты могли быть особенно уместны, например, когда, устав слушать, какой блестящий нынешний молодой стилист, она повернулась ко мне и громко сказала: «Я не знаю, из-за чего столько волнений.На мой взгляд, стилисты — не более чем тележки для фотографов, которые тащат и носят. Что в этом такого особенного?»

Она несколько раз просила меня провести выходные в Хилле — величественном доме в Глостершире, где они с Детмаром устроили что-то вроде двора моды по выходным — один раз зимой: «Должен предупредить ты, становится очень холодно. Когда я готовлю бекон и яйца на завтрак Детмару, мне приходится надевать шубу из Скиапарелли. На чертовой кухне всегда холодно.»

Мое воображение до сих пор поражает воображение. Но, конечно, Изабелла Блоу всегда была «одета». Раньше я представляла, как она заходит в местный газетный киоск в Страуде за пачкой сигарет в одном из своих самых экстравагантных нарядов. Она и глазом не моргнула, глядя на изумленные взгляды, которые привлекала ее внешность. дом за лондонским вокзалом Ватерлоо, где она показывала мне необыкновенный декор, в том числе ванну, сделанную из одного листа стекла, растянувшегося по всей длине спальни.Он был огромным. В юморе Изабеллы были сильные раблезианские элементы, и я помню ее похотливую ухмылку, когда она сказала мне: «Знаешь, он может вместить сразу пятерых хорошо сложенных молодых людей. Ты должен как-нибудь прийти в баню». Как и то, что я не поехал на выходные в Хиллес, я сожалею, что не принял приглашение. Уверен, это был бы скорее истерический, чем сексуальный опыт. В то же время мы искали такси на Ватерлоо-роуд, и женщина на пассажирском сиденье грузовика опустила окно и закричала: «Ты выглядишь кровавым позором для женщин, одетых так. Тебе должно быть стыдно!» Совершенно невозмутимая Изабелла, хорошо владевшая уличной жизнью и ее словарным запасом, закричала в ответ: «Посмотри на себя, голубчик! С того места, где я стою, ты просто охуенный вид!» И мы запрыгнули в автобус, как часто делали, когда у нас не было машины или мы не могли поймать такси.

Изабелла Блоу была под кайфом содержание, само собой разумеется, но она была очень приземленной, практичной женщиной, совершенно лишенной чувства величия. дизайнер, а значит, если она задержится, то и шоу должно быть тоже.Такое отношение означало, что мы часто опаздывали, сбегая на представление как раз тогда, когда гасли огни. Поздний вход был кульминацией почти неизменной драматической мизансцены , когда Исси и я ходили по ее квартире, в то время как помощница носилась туда-сюда по Парижу, собирая меха, платья, обувь и украшения, которые она одолжила для своего торжественного выхода. . Я нашел этот опыт одновременно и волнующим, и нервным. Я должен был написать о шоу в очень короткие сроки, в то время как Изабелла могла вернуться, чтобы еще раз взглянуть на нее на досуге. Но проблемы вызывала не только ее сложная процедура одевания. Мы оба были гурманами-гедонистами в Париже и всегда были готовы к дополнительной бутылке вина или длительному ожиданию, пока шеф-повар приготовит для нее что-то особенное. Длинный парижский обед мог быть создан для нас. Но в одном памятном случае это привело к катастрофе.

Любимым местом для нас обоих была Brasserie Lipp на левом берегу. Даже самые угрюмые официанты (а в те дни он славился ими) суетились вокруг Изабеллы, как будто она была графиней или, может быть, их внучкой.Она всегда сидела за одним из любимых столиков в передней части зала, где мы часто встречались с Пьером Берже и Ивом Сен-Лораном, которые всегда признавали ее. Что ж, однажды, обедая там перед показом McQueen for Givenchy, мы задержались слишком долго. Когда я нерешительно бормотал о шоу, Изабелла отмахивалась от моих комментариев, говоря: «Все в порядке. Ли подождет. Он никогда не начнет без меня». Но мы не предвидели плохой погоды, которая больше, чем в любой другой столице моды, вызывает в Париже абсолютный хаос на дорогах. Когда мы, наконец, выехали из Липпа, моросил дождь, и я сразу понял, что шансы быстро поймать такси равны нулю. На Изабелле был шелковый костюм Маккуина и шляпа с перьями, если я правильно помню. У нас не было зонта. Мы одолжили один и начали искать такси. Но даже тогда, с опозданием более чем на час, Изабелла была уверена, что шоу состоится. Наконец-то мы прибыли — как раз в тот момент, когда публика выливалась из зала. Я был в шоке, не зная, как сказать моему редактору, что я пропустил самое горячее шоу в Париже.Изабелла была ошеломлена. Она действительно ожидала, что спектакль состоится, но не из-за гордости, должен сказать очень ясно, а из-за того, что она думала, что МакКуин будет так же предан ей, как и она ему. Я часто чувствовал, что это был момент, когда начала меняться основа истинно любящей дружбы.

Отношения между Изабеллой и Александром «Ли» Маккуином были маловероятными, но также очень сильными и эмоционально связывающими. Очень скоро после их первой встречи их потянуло друг к другу из-за их общей страсти к совершенству и сходства их убеждений, настолько, что они стали почти как брат и сестра, несмотря на их совершенно разное происхождение. Общим для них была самая сильная вера и любовь к творчеству моды на ее самом высоком уровне. У них было видение того, какой может быть одежда, видение, на которое раньше не осмелился ни один кутюрье.

Исси влюбилась в эстетику Ли с первого взгляда и импульсивно купила всю его выпускную коллекцию. Это был не только акт щедрости, но и акт веры. В то время даже в мире моды мало кто слышал о Маккуине и не все понимали его радикальный подход.Изабелла, однако, не сомневалась. Она сказала мне, что нашла гения и была полна решимости получить одежду, хотя у нее не было денег, чтобы заплатить за все сразу, и в итоге она отправляла деньги ежемесячными платежами.

Эта договоренность подчеркнула тот факт, что на многих этапах своей карьеры Изабелла оказывалась практически без денег. Однажды она позвонила на встречу, которую должна была посетить, и сказала, что застряла в Глостершире и не может уехать, потому что у нее не было билета на автобус, чтобы добраться до станции Страуд, где она планировала расплатиться кредитной картой. билет в Лондон.Ее уборщица, у которой она надеялась занять плату за проезд, не появилась. У нее часто было очень мало средств. Меня тогда поражало и до сих пор удивляет, что женщина, которая так много отдавала моде, так часто оказывалась на мели, хотя я допускаю, что она могла быть очень импульсивной, даже потворствующей своим желаниям, и никоим образом не имела коммерческих намерений. Особенно, когда дело касалось моды, здесь правило ее сердце, а не голова. И я осмелюсь сказать, что ею воспользовались.

Все изменилось даже с МакКуином, который был очень щедр с ней в первые дни.Он дал ей одежду и одолжил ей еще много, но по мере того, как его слава росла, а ее влияние ослабевало, это начало меняться. Они никогда не ссорились из-за этого, но я знаю, что Изабелле было больно думать, что ее польза от человека, с которым она была в таком полном творческом согласии, угасла.

QK4A7NH5ZREFFGGAZSUXSEZTZY

© Isabella Blow: Изобилие моды! Под редакцией Алистера О’Нила с фотографией Ника Найта

Незрелые журналисты постоянно подходили к Изабелле за цитатами, и она могла дать хорошие, хотя часто они были слишком непристойны для модных изданий. Они всегда хотели услышать ее любимых дизайнеров из прошлого, и Изабелла не обязательно беспокоилась о них. Но были у нее, конечно, любимчики, как личности, так и творцы. Во главе ее списка, вероятно, стоял Скиапарелли, с которым у нее иногда было удивительное внешнее сходство. Она любила остроумие и смелость Скиап и особенно восхищалась тем, как она использовала первоклассных художников (особенно Дали), чтобы стереть грань между модой и искусством. Хотя она любила Карла Лагерфельда для Шанель, сама она не была большой поклонницей этой дамы.Мы много говорили о ней, и мнение Исси было простым: Шанель была угрюмой и ее слишком легко ненавидеть — что неудивительно в свете предательств, которые она пережила в молодости. Но Исси чувствовала, что Шанель на самом деле не любила женщин, особенно тех, кто мог позволить себе ее одежду. Она преклонялась перед фасоном Balenciaga, в то же время отдавая предпочтение крайней женственности Dior. Об Иве Сен-Лоране она была странно сдержанна.

Люди, которые действительно вызвали выброс адреналина у Исси, были молодыми иконоборцами-бунтовщиками, которые хотели поджечь мир, сжигая страницы свода правил моды. И почти все они жили в Лондоне, в то время, когда быть молодым и творческим в Англии было очень сложно. Это были дни Маргарет Тэтчер, дни конформизма. Студенты, особенно студенты художественных школ, отвергли общество, которое она создала. Это было отношение, с которым Исси инстинктивно сблизился. Но на нее повлияло не только то, что происходило на модных закоулках Лондона. Она всегда была в курсе того, что происходит в Париже. Я помню, что она была первой, кто полностью узнал Виктора и Рольфа, таща меня на показы, которые бодрили даже тогда, когда они проходили на подиуме без освещения.Она была исследователем, Марко Поло в моде, пионером, который был открыт для всех форм модного творчества, пока это было новым, возмутительным и, по крайней мере, изначально, практически непригодным для носки.

Мы вечно бродили по менее благополучным уголкам Парижа поздно ночью в поисках двери без опознавательных знаков, где, как обещала Изабелла, мы найдем самых новых, самых захватывающих и, надо сказать, самых помешанных молодых людей в моде. . Выглядя так, как будто они годами не ели толком, жадно затягиваясь сигаретами бог знает чего, они были совершенно невосприимчивы к ледяному холоду бывших складов, в которых появлялись.Моим любимым было шоу, которое проводилось далеко за полночь и состояло из туфель, которые представляли собой деревянные ящики и были совершенно непригодны для носки. Аудитория была ошеломлена. Что делать? Смех? Плакать? Бу? Изабелла не сомневалась. Она встала в идеально скроенном кожаном костюме McQueen и норковой накидке и захлопала так громко, что зрители, включая меня, сделали то же самое.

Мало что так раздражало Исси, как то, что ее называли чудачкой. Она категорически отвергла это предложение, и я считаю, что она была права.Эксцентрики в основе своей эгоцентричны и эгоистичны. Изабелла, при всех ее недостатках, не была ни тем, ни другим.

Изабелла Блоу была умна и интересовалась всем современным творчеством. Никогда не боясь шока от нового, никогда не успокаиваясь в своем отказе от знакомого или второсортного, она была катализатором для многих молодых талантов, и в целом конюшня Блоу была сильной. Почти все знают молодых дизайнеров, которых она поддерживала, но она также отлично разбиралась в моделях. Среди ее открытий Хонор Фрейзер, Стелла Теннант и Софи Даль, о которых Исси не без любезности сказала: «Она надувная кукла с мозгами.

По большому счету, очень немногие британские журналисты за годы правления Изабеллы что-то сильно изменили. Их влияние было преходящим, если оно вообще существовало. Тем не менее, за помощь, которую она оказала только Александру МакКуину и Филипу Трейси, Изабелла стоит на голову выше ее современники.

Но неизбежно ее время прошло.Ее внешность изменилась вместе с уменьшением ее влияния.И депрессия взяла верх.Я помню, как сидела с ней на последнем показе мод перед ее смертью.Она выглядела такой усталой и подавленной, что я спросил ее, что случилось. «Думаю, мне придется покончить жизнь самоубийством», — сказала она. — О, Исси, не говори так, — ответил я. Она взяла меня за руку и сказала: «Но только после кутюр».

И это была Изабелла, которую я знала: всегда готова посмеяться над собой, даже когда на грани.

Все изображения были сфотографированы Ником Найтом для « Изабелла Блоу: Изобилие моды!» сопутствующий каталог к ​​выставке в Сомерсет-Хаусе, подготовленный в сотрудничестве с Фондом Изабеллы Блоу и Central Saint Martins.

#BornThisDay: икона стиля, Изабелла Блоу

Из Изобилие моды! , через YouTibe

19 ноября 1958 г. Изабелла Блоу :

» Мода — это вампирская вещь, это пылесос на вашем мозгу. Вот почему я ношу шляпы, чтобы держать всех подальше от меня. Они говорят: «О, можно тебя поцеловать?» Я говорю: «Нет, спасибо большое. Вот почему я надел шляпу. До свидания’. Я не хочу, чтобы меня целовали все подряд. Я хочу, чтобы меня поцеловали люди, которых я люблю .

Она родилась Изабелла Девлес Бротон, , и как Изабелла Блоу она была модным редактором, консультантом, музой и воспитателем молодых модных талантов. Дикий и эксцентричный, Блоу был творческим провидцем. Она известна своим экстравертным чувством стиля, которое иногда заключалось в шубе, красной помаде и шляпе. Для многих она была воплощением английского чудака, но жизнь ее была трагична; она страдала от глубокой депрессии и несчастья.

Член аристократической семьи, Блоу выросла в семейном поместье в графстве Чешир, Северо-Западная Англия, со своими родителями и двумя сестрами.Брат утонул в семейном бассейне, когда ему было два года. Трагедия разрушила брак ее родителей. Они развелись, когда Удару было 14. Она вспоминала, что ее мать ушла, не предлагая ей ничего, кроме рукопожатия на прощание, объясняя это началом ее пожизненной борьбы с депрессией.

Фото с Wikimedia Commons

Блоу был отправлен в частную школу в графстве Суррей. После окончания образования она переехала в лондонский сквот и подрабатывала случайными заработками. В 1979 году она переехала в Нью-Йорк, чтобы изучать древнее китайское искусство в Колумбийском университете.Она подружилась со многими художниками той эпохи, включая Энди Уорхола , Жана-Мишеля Баския и Роя Лихтенштейна .

В 1980 году она ненадолго переехала в Западный Техас, чтобы работать на дизайнера Гая Лароша, , но в следующем году вернулась в Нью-Йорк. Именно тогда она познакомилась с Анной Винтур , тогдашним креативным директором Vogue , а вскоре после этого стала ее помощницей.

Свадьба Изабеллы и Детмара Блоу в Глостерском соборе, 1989 год.Фото: газета Echo Newspaper

Блоу вернулся в Лондон в 1986 году и начал работать в журнале Tatler , ассистируя тогдашнему модному редактору Майклу Робертсу . В 1988 году она познакомилась с Детмаром Блоу. Год спустя они поженились в Глостерском соборе, где она носила шляпу, созданную модисткой Филипом Трейси , неизвестным студентом Королевского колледжа искусств, которого она недавно обнаружила. Трейси стала другом и доверенным лицом Блоу на всю жизнь, и Блоу почти никогда не видели без одной из шляп Трейси на голове.Удар:

» Я не использую шляпу как опору, я использую ее как часть себя. Если мне очень плохо, я иду к Филипу, закрываю лицо и чувствую себя фантастически. Хотя, если я нахожусь на очень низком уровне, мне нужно обратиться к врачу за рецептом ».

Блоу обладал уникальной способностью выявлять и развивать дизайнерские таланты. Она открыла для себя многих ведущих деятелей индустрии моды. Через три года после знакомства с Трейси она посетила выставку магистратуры Лондонского университета искусств, где увидела работу молодого студента, Александра МакКуина .Блоу, как известно, купила всю коллекцию выпускников МакКуина и начала поддерживать его и его талант всеми возможными способами. После того, как МакКуин стал всемирно известным, а его лейбл был куплен Gucci, Блоу рассердился из-за того, что он не нанял ее на какой-либо официальной должности в своем бренде, несмотря на ее усилия сделать его успешным. Она была расстроена тем, что МакКуин не взял ее с собой, когда продал свой бренд Gucci. Как только сделки начали происходить, она почувствовала себя отброшенной в сторону. Все остальные получили контракты, а она получила бесплатное платье.

Блоу ушел из Tatler в 1997 году, чтобы работать в Sunday Times , но вернулся в журнал в качестве директора моды в 2001 году. снялась топлесс в съемке 2004 года под названием See Nipples and Die .

Прежде чем Блоу испустила последний вздох, она уже несколько раз пыталась покончить жизнь самоубийством, однажды сломав себе обе лодыжки после прыжка с эстакады Хаммерсмит, эстакады в Западном Лондоне.Она умерла весной 2007 года, выпив пестицид Paraquat . На момент смерти она также страдала от рака яичников.

Похороны Блоу в Глостерском соборе, в том же месте, где она вышла замуж за своего мужа почти 20 лет назад, были украшены шляпой, созданной Трейси, которая выглядела как черный парусный корабль. Его положили на ее гроб, и она была похоронена в красно-золотом парчовом платье, созданном МакКуином. МакКуин и Трейси одели тело.

Панегирик прочитал ее давний приятель, Руперт Эверетт .Он сказал:

Для человека, склонного к суициду, она была постоянно ослеплена жизнью, и жизнь постоянно ослепляла ее. Ты был единственным в своем роде гениальным другом, твоим собственным творением в мире подражателей, и я буду скучать по тебе до конца своей жизни ».

МакКуин посвятил свое весенне-летнее шоу 2008 года Блоу, сотрудничая с Трейси для создания сумасшедших головных уборов. Пространство шоу было опрыскано любимым ароматом Блоу от Robert Piguet , а на приглашениях были рисунки, изображающие триумфального Блоу в платье McQueen и головном уборе Трейси на борту конной повозки, восходящей к небесам.

В 2010 году Брайан Ферри посвятил свой альбом Olympia Блоу. Блоу была крестной матерью сына Ферри.

После ее смерти сестры Блоу устроили аукцион ее одежды на Christie’s, в который вошли более 90 платьев McQueen, 50 шляп Treacy и портреты Блоу, сделанные фотографом Марио Тестино и креативным директором Chanel Карлом Лагерфельдом . Аукцион так и не состоялся, потому что ближайший друг Блоу Дафна Гиннесс купила весь лот.Гиннесс:

» Запланированная продажа на Christie’s могла привести только к бойне, поскольку искатели сувениров разграбили невероятное количество работ, которые Исси создала за свою жизнь. Действительно, во многих отношениях аукцион был бы не просто продажей одежды; это будет продажа того, что осталось от Исси, и вороны-падальщики соберутся и унесут ее сущность навсегда ».

В 2010 году сестре Блоу Джули Бротон была подарена роза, которую МакКуин назвал в честь Блоу перед его смертью.Он получил название Alexander’s Issie . Бротон:

Моя сестра Изабелла была страстной и полностью посвятила себя моде, но только ее самые близкие друзья знали о ее любви к садам и, в частности, к розам. Их уникальный цвет и красота в сочетании с колючим характером очень понравились ей и ее характерному глазу. Для нее было бы большой честью получить такой замечательный подарок от ее любимого друга Александра. »

Детмар Блоу опубликовал мемуары, основанные на жизни его покойной жены, Blow By Blow (2010).В книге он пишет о том, как впервые увидел жену на свадьбе в Солсбери:

.

» Я не мог оторвать от нее глаз. После службы я дождался возможности поговорить с ней, и мы сразу же соединились. Несмотря на краткость нашей встречи, я знал, что влюбился в нее, и сидел с ней после ужина ».

Детмар Блоу написал о своей дружбе с Трейси:

В Филипе Трейси она нашла не только создателя своего свадебного головного убора, но и своего лучшего друга на всю жизнь и величайшее открытие в своей карьере.У них быстро развились интенсивные и творческие отношения, которые он позже сравнил с «интригом без секса ».

Трейси сказал, что на жизнь Блоу не следует оглядываться с грустью:

В ней не было ничего трагического. Она была триумфальной ».

Детмар Блоу также считал, что МакКуин предал ее.:

Деньги изменили его, а потом его изменили наркотики. Я помню, как читал, как он привез своего парня куда-то за 130 000 фунтов стерлингов (170 000 долларов США).Что получил Исси? Немного одежды. Я нахожу это довольно шокирующим ».

В мартовском номере 2011 года Vogue , Леди Гага писала о влиянии Блоу на ее стиль:

Модное сообщество вообще досталось мне гораздо раньше всех. Но на самом деле я чувствовал себя по-настоящему охваченным этим лондонским культурным движением, крылом Маккуина, Изабеллы, Дафны Гиннесс английской толпы. Помню, когда я впервые начала сниматься, люди говорили: «Боже мой, ты так похожа на Изабеллу Блоу, что меня это пугает».А МакКуин обычно говорил: «О, Боже, твои сиськи». Он фактически схватил их обоих и сказал: «Даже ваши сиськи такие же, как у нее

В 2011 году Том Форд рассказал о шляпе Treacy, которую носила принцесса Беатрис на свадьбе Кейт Миддлтон и принца Уильяма :

» У меня, вероятно, будут неприятности, если я скажу это, но на королевской свадьбе одна из принцесс была одета в теперь уже очень известную (или печально известную) шляпу Филипа Трейси — эта шляпа носила ее. Итак, Изабелла Блоу, женщина, хорошо знакомая тем из нас, кто занимается модой, — если бы она носила такую ​​же шляпу, она бы выглядела великолепно. Она бы надела шляпу. Она знала, о чем она, что она хотела выразить в моде ».

Кстати, шляпа была продана на eBay за 10 000 долларов, а вырученные средства пошли на благотворительность.

В 2011 году двойной портрет Блоу и МакКуина, сделанный Дэвидом Лашапелем , впервые был выставлен на всеобщее обозрение. Фотография под названием Burning Down The House была сделана в 1996 году в 900-летнем Hedingham Castle в Эссексе и впервые появилась в Vanity Fair .В то время, когда был сделан снимок, МакКуину было всего 27 лет, и он все еще работал в Givenchy . Оба носят творения дизайнера, а Блоу носит еще одну шляпу Трейси. Изображение было куплено Национальной портретной галереей при финансовой поддержке McQueen и Guinness.

Изабелла Блоу зарекомендовала себя как наставник

ЛОНДОН. Она носила все, от украшенного кристаллами лобстера до высокого корабля из перьев на голове, а для своего свадебного платья выбрала фиолетовое средневековое одеяние.Задолго до того, как Леди Гага прославилась, британский модный редактор и стилист Изабелла Блоу сделала театральную одежду и диковинные головные уборы своей личной торговой маркой.

В среду в Лондоне открылась крупная выставка, посвященная жизни и стилю Блоу, который наиболее известен тем, что открыл для себя британских дизайнеров Александра МакКуина и Филипа Трейси, когда они были молодыми студентами, и продвигал их по мере того, как они добивались международного признания.

Эксцентричная, яркая и остроумная, Блоу была редактором Tatler и других журналов, музой дизайнеров и одной из самых влиятельных личностей в мире моды до того, как в 2007 году покончила жизнь самоубийством, выпив средство от сорняков.Ей было 48.

«Изабелла Блоу была поборницей творческого таланта. Так много того, что мы знаем сегодня, никогда бы не произошло без ее видения, и ее поддержка британской моды и творчества была уникальной», — сказала Луиза Уилсон, профессор Центрального колледжа Святого Мартина, которая обучала Маккуина и многих других дизайнеров.

На выставке в Сомерсет-Хаусе представлена ​​личная коллекция Блоу, состоящая из более чем 100 редких дизайнерских вещей, в том числе многие из самых эффектных шляп Трейси и некоторые из самых ранних дизайнов МакКуина.

Блоу познакомился с МакКуином на выпускном показе мод в 1992 году и, как известно, скупил всю его коллекцию. Она заказала головные уборы для своей свадьбы у Трейси, когда он был еще студентом. Она повсюду носила их дизайны и использовала свою сеть для продвижения обоих мужчин.

Четыре года спустя МакКуин посвятил ей коллекцию, впервые получившую международное признание. В том же году она также организовала успешное шоу для Трейси.

Трейси продолжил работу в Chanel и стал самым известным модисткой Великобритании, в то время как МакКуин добился дальнейшей славы и успеха — пока он, как и Блоу, не проиграл битву с депрессией и не покончил с собой в 2010 году.

Выставка посвящена молодости Блоу и ее аристократическому происхождению, которое, по словам куратора Алистера О’Нила, было ключом к ее привлекательности и успеху.

«Она торговала историей своей семьи и своим британским происхождением», — сказал он.«Она была такой привлекательной артистичной фигурой. У нее не было денег, но было много историй и много стиля».

Жизнь Блоу была полна гламурных анекдотов — говорят, что она убирала стол редактора Vogue Анны Винтур духами Perrier и Chanel No. 5, когда работала ее ассистенткой, — но в течение многих лет она боролась с депрессией и другими личными проблемами.

Блоу говорил, что ее причудливый головной убор использовался в качестве доспехов, чтобы защитить себя и скрыть свое лицо от мира, и действительно, многие шляпы, представленные на шоу, скрывают большую часть лица владельца.

«Гага тоже идентифицировала себя с этим, — сказал О’Нил. «Но Детмар Блоу (муж Изабеллы) сказал, что, хотя Леди Гага носила свои сценические костюмы, Изабелла никогда их не снимала».

«Изабелла Блоу: изобилие моды!» действует до 2 марта.

Моды в изобилии! выставка в Somerset House

Экстравагантные наряды и шляпы из гардероба покойного стилиста и музы моды Изабеллы Блоу выставлены в Лондоне (+ слайд-шоу).

Изабелла Блоу: Изобилие моды! в Somerset House посвящен жизни редактора британского журнала, положившего начало карьере таких дизайнеров, как Александр МакКуин, Филип Трейси, Хусейн Чалаян и Жюльен Макдональд.

Блоу пришла в индустрию моды в 1980-х годах в качестве ассистента Анны Винтур в американском Vogue. В Великобритании до своей смерти в 2007 году она работала директором по моде в Sunday Times и Tatler.

Коллекция

Блоу, которая сейчас принадлежит модели Дафне Гиннесс, включает в себя вещи, созданные специально для нее модельером Александром МакКуином и модисткой Филипом Трейси.

Их экспериментальная и яркая одежда и дизайн головных уборов способствовали ее отличительному и узнаваемому стилю.

Выставка, спроектированная лондонскими архитекторами Кармоди Гроарком, разделена на разделы, посвященные темам из жизни Блоу.

Он начинается с показа семейных фотографий, изображающих ее аристократическое воспитание в Чешире, Великобритания, в 1950-х годах.

Раздел, посвященный Маккуину и Трейси, включает их выпускные коллекции и ранние работы, созданные из найденных материалов, например, свадебный головной убор Блоу.

Также представлены коллекции обоих дизайнеров осень-зима 1996 года. МакКуин посвятил эту коллекцию Блоу, и это шоу принесло ему известность. Блоу также стилизовал шоу Трейси в том же сезоне.

Одежда

от Viktor & Rolf, Jeremy Scott, Comme des Garçons и Julien Macdonald представлена ​​в разделе, посвященном любви Блоу к английской сельской местности.

Полный наряд, который носил Блоу, был воссоздан на манекенах сценографом Шоной Хит с использованием старых фотографий.

Одна из ее самых известных и успешных фотосессий для британского Vogue в декабре 1993 года была выставлена ​​рядом с инсталляциями Хита на лондонскую тематику, на которых было больше шляп и туфель.

В заключительной части представлена ​​коллекция Весна-Лето 2008, над которой Александр МакКуин и Филип Трейси работали совместно и которую посвятили Изабелле после ее смерти, чтобы воплотить ее наследие.

Выставка, созданная совместно с Фондом Изабеллы Блоу и Central Saint Martins, открылась ранее на этой неделе и продлится до 2 марта 2014 года.

Фотографии Питера Макдиармида / Getty Images для Somerset House

Somerset House прислал нам следующую информацию:


Изабелла Блоу: Изобилие моды!

20 ноября 2013 г. — 2 марта 2014 г. Галереи набережной, Somerset House

Этой осенью Somerset House в партнерстве с Фондом Изабеллы Блоу и Central Saint Martins с гордостью представляет Isabella Blow: Fashion Galore!, крупную выставку мод, посвященную необычайной жизни и гардеробу покойной британской покровительницы моды и искусства.

Изабелла родилась в утонченном мире британской аристократии. Тридцатилетняя карьера Изабеллы началась в начале 80-х в качестве помощницы Анны Винтур в американском Vogue. По возвращении в Лондон в 1986 году она работала в Tatler, а затем в британском Vogue. В 1997 году она стала модным директором Sunday Times Style, после чего вернулась в Tatler в качестве модного директора. Движимая страстью к творчеству, Изабелла воспитала и вдохновила многих художников и дизайнеров.

На выставке будет представлено более сотни предметов из ее невероятно богатой коллекции, одной из самых важных частных коллекций британского дизайна одежды конца 20-го — начала 21-го века, которая сейчас принадлежит Дафне Гиннесс.

Сюда входят предметы одежды от многих дизайнерских талантов, которые она открыла и запустила, таких как Александр МакКуин, Филип Трейси, Хусейн Чалаян и Жюльен Макдональд среди других.

Изабелла также известна тем, что открыла для себя моделей Софи Даль и Стеллу Теннант, а также своим сотрудничеством с крупными фотографами, такими как Стивен Мейзел, Дэвид ЛаШапель и Шон Эллис, которое раздвинуло границы условностей в ее все более провокационных модных разворотах и ​​зарекомендовало себя как легендарная фигура в мире международной моды и современного искусства.

Созданная Алистером О’Нилом совместно с Шона Маршаллом и спроектированная отмеченной наградами архитектурной фирмой Carmody Groarke с инсталляциями знаменитого сценографа Шоны Хит, выставка тематически покажет широту коллекции Изабеллы, жизнь, прожитую через одежду.

Фон Изабеллы

Первый раздел выставки посвящен прошлому Изабеллы и ее британским аристократическим корням.

Родилась Изабелла Дельвес Бротон в послевоенной Британии 1950-х годов, с семейной резиденцией в Доддингтон-холле в Чешире. История ее семьи восходит к 14 веку — фактор, сыгравший важную роль в жизни Изабеллы.Основные моменты включают семейные фотографии и скульптуру под названием «Изабелла Блоу» Тима Ноубла и Сью Вебстер.

Александр Маккуин и Филип Трейси

В этом разделе будут представлены предметы из магистерских коллекций Александра МакКуина и Филипа Трейси из Сентрал-Сент-Мартинс и Королевского колледжа искусств соответственно, в том числе свадебный головной убор Изабеллы.

В этом разделе рассказывается о том, как оба дизайнера использовали все, что им попадалось в руки, для создания одежды и головных уборов. В этом разделе рассказывается о начале их карьеры и о таланте, который Изабелла увидела в них, отмечая ее умение открывать молодые таланты.

В следующем разделе представлены ключевые предметы из коллекций McQueen и Treacy AW 1996. МакКуин посвятил свою коллекцию AW 1996 под названием «Данте» Изабелле, и это был его первый сезон, получивший международное признание критиков. В этом же году Изабелла создала коллекцию AW 1996 Филипа Трейси, ключевые элементы которой будут представлены на выставке.

Сельская местность

Огромная инсталляция из живой изгороди, вдохновленная любовью Изабеллы к английской сельской местности, будет отображать группы одежды из ее коллекции, представленной в четырех темах, которые вызывают в воображении фантастический мир, в котором жила Изабелла и черпала вдохновение, отражая ее любовь к птицам, цветам и сюрреалистичности.

Работы в этом разделе демонстрируют ряд любимых дизайнеров Изабеллы, в том числе одежду Джереми Скотта, Comme des Garçons, Жюльена Макдональда, Виктора и Рольфа и Undercover, а также аксессуары Филипа Трейси и Эрика Галлея.

Одежда и стиль Изабеллы

Шона Хит создаст на заказ манекены Изабеллы Блоу в полной одежде, которую она носила, со ссылкой на архивные документальные изображения. Они продемонстрируют ее характерный эклектичный стиль и смешение дизайнерских вещей.Ее процитировали: «Мода — это вампирская вещь, это пылесос для ваших мозгов. Вот почему я ношу шляпы, чтобы держать всех подальше от меня», демонстрируя, как Изабелла носила свою одежду как форму доспехов.

штуки включают McQueen для Givenchy, Alexander McQueen, Fendi, Philip Treacy, Escada, Teerabul Songvich, Dior, Prada, Jeremy Scott, Benoit Meleard для Jeremy Scott, Viktor and Rolf, John Galliano для Dior, Manolo Blahnik и Marni.

Изабелла за работой/Голова и ноги

Из слов самой Изабеллы: «Совет: всегда подчеркивайте голову и ноги». Эта часть выставки расскажет о том значении, которое шляпы и туфли сыграли в ее жизни — ее редко можно было увидеть без наряда Маккуина, шляпы Трейси и Обувь Маноло Бланик.

Инсталляции Шоны Хит, представляющие творчество Изабеллы и городской жизни Лондона, будут созданы для демонстрации шляп и обуви из ее коллекции.

В этом разделе также представлена ​​одна из самых известных и успешных фотосессий Изабеллы со Стивеном Мейзелом для британского Vogue в декабре 1993 года под названием Anglo Saxon Attitudes с участием Стеллы Теннант, Хонор Фрейзер, Плам Сайкс, Беллы Фрейд и леди Луизы Кэмпбелл. страницы журнала, демонстрирующие умение Изабеллы замечать таланты.

Наследие

В заключительном разделе выставки представлена ​​La Dame Bleue, коллекция Александра МакКуина весна-лето 2008, над которой Александр МакКуин и Филип Трейси работали совместно и которую посвятили Изабелле после ее смерти. Коллекция была вдохновлена ​​Изабеллой, и на этой ноте она напоминает о ее наследии и важности.

«Твидленд» Клуб джентльменов: Изабелла Блоу: трагическая икона моды

Урожденная Изабелла Дельвес Бротон в Мэрилебоне, Лондон, она была старшим ребенком майора. Сэр Эвелин Делвес Бротон, военный офицер, и его вторая жена, Хелен Мэри Шор, адвокат.

Сэр Эвелин был единственным сыном Джока. Дельвес Бротон; его сестра Розамонд вышла замуж за Саймона Фрейзера, 15-го Лорд Ловат в 1938 году.

Удара было два сестры Джулия и Лавиния; ее брат Джон утонул в семейный бассейн в возрасте 2 лет. Это оказало глубокое влияние на ей. В 1972 году, когда ей было 14 лет, ее родители разошлись, и ее мать покинули дом, попрощавшись с каждой дочерью рукопожатием. Ее родители развелись два года спустя. Изабелла не ладила с ее отец, который завещал ей всего 5000 фунтов стерлингов из своего состояния, которое стоила более миллиона фунтов стерлингов.Удар часто говорил, что она самая любимая воспоминание примеряло розовую шляпку матери, воспоминание, что она объяснил, что привело к ее карьере в моде.

удар учился для нее A-levels в школе Heathfield School, после чего она поступила в секретарский колледж, а затем подрабатывал случайными заработками. Как она сказала Тэмсин Бланшар из The Observer в 2002 году:

я сделал больше всего своеобразные рабочие места. Я работал в магазине булочек в течение многих лет, продавая лепешки с абрикосами. Я работала уборщицей в Лондоне два года. я носовой платок с узелками на боку, и мой двоюродный брат увидел меня в на почту и сказал: что ты делаешь? Я сказал, что ты думаю, я выгляжу так, как я делаю? Я уборщица!

Блоу переехал в Нью Йорк в 1979 году для изучения древнекитайского искусства в Колумбийском университете. и делил квартиру с актрисой Кэтрин Оксенберг.Год спустя, она оставила программу истории искусств в Колумбийском университете, переехала в Техас и работал на Ги Лароша. В 1981 году она вышла замуж за своего первого мужа, Николаса Тейлора (с которым она развелась в 1983 году) и познакомилась с фэшн-директор американского издания Vogue Анна Винтур. Она был нанят сначала в качестве помощника Винтур, но ненадолго до того, как она ассистировала Андре Леону Тэлли, по состоянию на 2008 г., журнал US Vogue главный редактор. Работая в Нью-Йорке, она подружилась с Энди. Уорхол и Жан-Мишель Баския.

В 1986 году Блоу вернулся в Лондон и работал у Майкла Робертса, тогдашнего модного директор Tatler и журнала The Sunday Times Style. Во время этого период у нее были романтические отношения с редактором Тимом Уиллисом. В 1989 г. Блоу вышла замуж за своего второго мужа, адвоката и арт-дилера Детмара. Гамильтон Лоренц Артур Блоу, внук (и тезка) первого Архитектор общества 20-го века Детмар Блоу в Глостерском соборе. Филип Трейси разработал свадебный головной убор невесты и ныне известную отношения с модой были налажены.


Понимая талант Трейси, Блоу установил Трейси в своей лондонской квартире, где он работал над своим коллекции. Вскоре она начала носить шляпы Трейси, что делало их фирменная часть ее яркого стиля. В интервью 2002 г. Тэмсин Бланчард, Блоу, заявила, что носила экстравагантные шляпки целый день. практическая причина:

[…] хранить все подальше от меня. Они говорят: О, можно я тебя поцелую? Я говорю, нет, спасибо ты очень. Вот почему я надел шляпу. До свидания. я не хочу быть поцелованным всеми и каждым.Я хочу, чтобы меня целовали люди, которых я любовь.

В 1993 году Блоу работал с фотографом Стивеном Мейзелем, продюсирующим Babes в Лондоне. на съемках с участием Плам Сайкс, Беллы Фрейд и Хонор Фрейзер. Удар был природное чувство стиля и хорошее чутье на будущую моду направления. Она открыла для себя Александра МакКуина и купила все его выпускной сбор в размере 5000 фунтов стерлингов, выплачиваемый еженедельно в размере 100 фунтов стерлингов. рассрочка. Заметив Софи Даль, Блоу описал ее как «удар кукла с мозгами», и положила начало карьере модели.

Блоу поддержал обоих мир моды и мир искусства. Художники Тим Ноубл и Сью Вебстер создал сомнительное произведение искусства, которое было выставлено в Национальном Портретная галерея.

Удар был модой директор Tatler и консультировал DuPont Lycra, Lacoste и Сваровски. В 2002 году она стала предметом выставки под названием Когда Филип встретил Изабеллу, показывая зарисовки и фотографии ее носить шляпы Трейси.

В 2004 году у Блоу был короткая эпизодическая роль в фильме «Водная жизнь» со Стивом Зиссу.[

В 2005 году Блоу снялся в проекте художника Матьё Лоретта, заказанного и производства Frieze Projects 2005 г. под названием «Что они носят? на Frieze Art Fair?» Она состояла из ежедневных экскурсий по Ярмарка Frieze Art под руководством Блоу и других международных экспертов в области моды Питер Сэвилл, Кира Джолифф и Бэй Гарнетт.

Незадолго до нее смерть, Блоу был креативным директором и стилистом серии книги для арабского журнала о красоте «Алеф»; книги были произведен кувейтским модным предпринимателем шейхом Маджедом аль-Сабахом.

Ближе к концу своей жизни Блоу впал в серьезную депрессию и, как сообщается, страдала из-за своей неспособности «найти дом в мире, в котором она под влиянием». Дафна Гиннесс, подруга Блоу, заявила: «Она был расстроен тем, что Александр МакКуин не взял ее с собой, когда продавал свой бренд Gucci. Как только сделки начали происходить, она упала на обочине. Все остальные получили контракты, а она получила бесплатное платье». Согласно интервью 2002 года с Тэмсин Бланшар, именно Блоу выступил посредником в сделке, по которой Gucci приобрел лейбл McQueen.

Другие нагрузки включая денежные проблемы (Блоу лишил наследства ее отец в 1994 году) и бесплодие. Стремясь завести ребенка, Блоу и ее муж безуспешно пытались экстракорпоральное оплодотворение восемь раз. Она позже заявил: «Мы были похожи на пару экзотических фруктов, которые могли не размножаются при совместном размещении.»

В 2004 году Изабелла и Детмар Блоу расстались. У Детмара Блоу был роман с Стефани Теобальд, общественный редактор британского Harper’s Bazaar, в то время как его бывшая жена вступила в связь с гондольером, она встретились в Венеции.Во время расставания пары Блоу был поставлен диагноз с биполярным расстройством и начал проходить электрошоковую терапию. За время, лечение оказалось полезным. В этот период она также был роман с Мэтью Меллоном; однако после Восемнадцатимесячная разлука Изабелла и Детмар Блоу помирились. Вскоре после этого у нее диагностировали рак яичников.

В депрессии из-за нее утратив статус знаменитости и диагностировав у нее рак, Блоу начала рассказывать друзей, что она была самоубийцей.В 2006 году Блоу предпринял попытку самоубийства. передозировка снотворного. Позже в том же году Блоу снова попытался самоубийство, прыгнув с эстакады Хаммерсмит, в результате чего она сломала обе лодыжки.

В 2007 году Блоу сделал еще несколько попыток самоубийства, въехав на машине в заднюю часть грузовик, пытаясь получить транквилизаторы для лошадей, пытаясь утопить себя в озере и передозировку на пляже в Индии.

6 мая 2007 г. во время вечеринки на выходных в Hilles, где среди гостей были Трейси и его партнер Стефан Бартлетт Блоу объявили, что она идти за покупками.Вместо этого она была позже обнаружена в обмороке на пол в ванной ее сестрой Лавинией, и ее увезли в Глостершир. Королевский госпиталь, где Блоу рассказала врачу, что выпила средство от сорняков Паракват. На следующий день она скончалась в больнице.

Смерть Блоу была первоначально сообщалось, что это вызвано раком яичников; однако позже коронер признал смерть самоубийством. На следствии, Сестра Блоу, Лавиния Верни, заявила, что после того, как она обнаружила ее сестра проглотила яд, Блоу сказал ей: «Я беспокоюсь что я не взял достаточно.»

После ее смерти, Детмар Блоу подтвердил, что его жена страдала депрессией и что однажды она заявила: «Я борюсь с депрессией и не могу победить это.»

Ее похороны прошли в Глостерском соборе 15 мая 2007 г. Ее гроб из ивы, была увенчана одной из ее шляп Филипа Трейси вместо цветочного дань, и ее гроб несли ее крестник Отис Ферри, сын рок-звезда Брайан Ферри. (В 2010 году Брайан Ферри посвятил Альбом Olympia памяти Изабеллы Блоу и Дэвида Уильямса.) Актер Руперт Эверетт и актриса Джоан Коллинз произнесли хвалебные речи. Опера пел певец Чарльз Элиаш. Панихида прошла в с. Гвардейская часовня в Лондоне 18 сентября 2007 года, где Анна Винтур и Джорди Грейг говорил. Принц Майкл и принцесса Майкл Кентские были в посещаемости. Панегирик Винтур и часть поминальной службы могут можно увидеть на втором DVD-диске The September Issue.

( …) «Пожалуй, я сам попробую. В некотором роде она была монстр. Она пренебрежительно относилась ко всем, кого считала неважная или – того хуже – неинтересная, а ее «неординарность» было большим напуском, чем она хотела признать.Если вы спросите меня, она никогда не забывала, что у нее на голове лобстер или спутниковая тарелка. С другой стороны, на всех парусах она представляла собой прекрасное зрелище: эму Рода Халла. в стиле Сальвадора Дали, человека-триффида, который курил Бенсон и Хеджес, который никогда не носил нижнего белья и чьими пробными камнями в жизни были хорошие украшения и высокое происхождение, и не более того. Она была грязной и смешно и нелепо. Она родилась не в то время».

Рэйчел Кук / «Прорыв» Блоу: История Изабеллы Блоу Детмара Блоу»

Удар Блоу: История Изабеллы Блоу Детмар Блоу

Позднюю музу моды Изабеллу Блоу никогда нельзя было назвать скучной – так почему портрет ее мужа?

Рэйчел Кук

Воскресенье 3 октября 2010 г. 00.02 БСТ

Изабелла Блоу, модный стилист со склонностью к сумасшедшим шляпам и талантом к открывая Next Big Thing, умер 7 мая 2007 года в возрасте 48 лет, выпив некоторое количество гербицида параквата. Два дня спустя, 9 мая я был отправлен этой газетой к Хиллес, ее домой в Глостершир, чтобы взять интервью у своего мужа Детмара Блоу, с которым У меня есть случайный знакомый (я работал с Исси в Сандей Таймс; Детмар был постоянным гостем в офисе). Этот была непростая встреча – он был слезливым и слегка маниакальным – но было бы несправедливо с моей стороны поступить иначе, чем дать ему презумпцию сомнения.Он понес страшную утрату. Тогда, несмотря на мои лучшие инстинкты, я приписал его более странному комментарии к горю и не обратили внимания на тот факт, что в середине нашего разговора, он кинулся на меня с такой силой, что я в итоге солгал распростертый на диване, его мягкое тело хлопает, как карп, на мне сверху. я даже не возражал ему, когда тот настаивал на том, что Исси умерла от раком, хотя, как и все, я знал, что за несколько месяцев до этого она бросилась с эстакады, разбив себе лодыжки и осуждая себя к жизни (о, ужас!) Туфли на плоской подошве.

Три года спустя, и Я скорее удивляюсь, почему я беспокоился. Чем больше я читаю о новых биография его жены – я использую это слово вольно; эта книга для биография Что такое банка Chicken Tonight для приготовления пищи – тем более убежден, что его неподобающее поведение в тот день не отдаленно необычно. Удар за ударом не мог бы быть более неуместным, если бы пытался. Дело не только в том, что это такая наглая попытка нажиться, хотя он явно очень торопился вытащить его: вещь настолько испещрен неточностями, что я даже не удивился когда он описал глаза своей жены как ярко-голубые (я думаю, что он был правильно в первый раз, когда он сказал нам, что они зеленые).Нет, это его тон – нытье и солипсизм – это самое отталкивающее.

Детмар такой о парне, которого когда-то назвали бы сопляком; когда Исси познакомился с ним в 1988 году, ему было 25 лет, но он был так близко к матери, что ходил по магазинам для ее гигиенических прокладок. При том, что он нашел даже подработку утомительно — в его книге он навсегда уехал в отпуск, чтобы восстановиться по его сменам в качестве поверенного — вы, наверное, догадываетесь, как он справился с проблемами психического здоровья Исси. В Blow by Blow он переворачивается между болезненной жалостью к себе и какой-то странной гордостью, как будто он получила лучшую роль в особенно пикантной мелодраме.Есть, для например, что-то тревожно-гладкое в удовлетворении который он описывает куртку, которую он надел, чтобы навестить свою жену на ней смертное ложе («панк-твид Харриса с родезийским флагом на спине и этикетка Umbro спереди», раз уж вы спрашиваете).

Все это является ужасный позор, потому что история Исси фантастична. Она родилась в 1958 году дочь Эвелин Делвес Бротон, отцом которой был Джок Делвес Бротон из White Mischief. Детмар пишет о Проклятие Делвса Бротона, которое может быть преувеличением.Но все равно, Джок, оправданный в убийстве любовника своей жены, отравился в отеле Britannia Adelphi в Ливерпуле. Исси был очарован этим. Еще ужаснее, когда ей было пять лет, ее ребенок брат Джон утонул в семейном бассейне. История, которая понравилась Исси сказать, что ее мать оставила детей, чтобы пойти и применить ее помада — прямо из «Пригоршни пыли» — но Детмар оспаривает правдивость этого: Исси тоже мог быть самодраматизация.

Она и Детмар встретились на свадьбе.— Мне нравится твоя шляпа, — сказал он. К тому времени она была уже второстепенная легенда в модных кругах, известная тем, что блистала груди и быть другом Энди Уорхола. Детмар предложил 16 дней позже. Фотография их помолвки, на которой Исси одета как средневековый паж в комплекте с церемониальным топором, и Детмар звучит какой-то рог, заставляет меня плакать от смеха каждый раз, когда я смотрю на Это. Что она увидела в нем? Ну, во-первых, там был Хиллс, его Дом искусств и ремесел, который занимает 1000 акров земли.Ей собственная семья была вынуждена закрыть дом своих предков, Доддингтон-холл, Исси была одержима величественными домами, сравнима только с ее озабоченностью деньгами. У ее богатого отца был оставил ей всего 5000 фунтов стерлингов, и она была убеждена, что в конечном итоге станет дама с сумками. Возможно, она думала, что Хиллз поможет погасить ее овердрафт.

К сожалению, это не должно было быть. Детмар продолжает рассказывать о том, как они были разорены – грандиозно поместья совсем не то же самое, что капитал, — но трудно сочувствовать, когда вы обнаружите, что они, тем не менее, могут позволить себе огрызаться снять квартиру на Итон-сквер.В конце концов расточительство Исси стало еще один симптом ее маниакальной депрессии, но это было не так в начало. Деньги просто проходили сквозь ее пальцы, как песок. Когда она работала в Tatler, она представила самые экстравагантные расходы утверждают, что его владелец, Condé Nast, даже видел: 50 000 фунтов стерлингов за « очень маленькие руины, что действительно было необходимо». Ее сторонники утверждают с ней плохо обращался ее самое известное открытие, Александр Маккуин; когда он получил большую работу в Givenchy, он не мог найти платная роль для его «музы». Но на самом деле, что он мог сделать? Непослушный даже не начинает описывать свои методы. Если бы она чувствовала себя это, она работала со своей кровати.

Ее муж из которым она была отчуждена ближе к концу, проводит читателя через ее различные работы в Vogue, Tatler и Sunday Times. Он подробно описывает ее Лечение ЭКО (ее неспособность зачать ребенка, как он полагает, могла иметь способствовал ее депрессии). Есть хорошие анекдоты — Однажды Исси очистил вагон первого класса, рассказав всем как ее «комбайновые» зубы мешали давать оральный секс – хотя лень (своя и соавтора) означает лучшие истории обрываются, даже не начавшись.Зачем случае, на самом деле произошло, когда она присоединилась к принцу Уэльскому в Домашняя вечеринка? Разум уму непостижим, но он не удосуживается узнать. Однако преступление, которое ему действительно не может быть прощено, это его полная неспособность прижать Исси к странице, вдохнуть в нее жизнь для в пользу тех, кто никогда не встречался с ней. Как он сделал это так кричащий такой скучный?

Возможно, у меня будет иди сам. В некотором смысле она была монстром. Она пренебрежительно относилась к любого, кого она считала неважным или, что еще хуже, неинтересно, а ее «эксцентричность» была скорее надуманной чем она хотела признать.Если вы спросите меня, она никогда не забывала, что у нее лобстер на голове или спутниковая тарелка. И снова на всех парусах она представляла собой прекрасное зрелище: эму Рода Халла в стиле Сальвадора Дали, человек-триффид, куривший «Бенсон и Хеджес», никогда не носивший нижнее белье и чьими пробными камнями в жизни были хорошие украшения и высокие рождения и не более того. Она была грязной, смешной и нелепой. Она родилась не в то время. Я не могу поверить, что она действительно существовала, не говоря уже о том, что я когда-то делил с ней стол.То письменный стол был серым, но женщина, иногда изволившая его посетить, казалась быть постоянно пылающим, ослепительной кучей перьев и меха и кожа. Мы смеялись над ней, но крошечная часть нас была в благоговении. Ни один. Никто еще собирался заработать шиллинг Мердока, надевая абажур на голове.



Несравненный Изабелла Блоу всегда раздвигала границы в мире моды, часто используя свою личность как свое самое наступательное оружие. Известен благодаря раскрытие талантов, таких как Филип Трейси, Александр МакКуин, Софи Даля и Хусейна Чалаяна, она также воспитала и вдохновила многих художники и дизайнеры в индустрии.

Уникальный стилист, она работала для Vogue и Tatler в США и Великобритании, сотрудничая с крупными фотографами на захватывающих и часто печально известных съемках.

Личные письма написанные специально для этой книги, были предоставлены легендарными имена в мире моды, от Валентино и Анны Винтур до Маноло Бланик и Наоми Кэмпбелл, а также от таких артистов, как Трейси Эмин и Noble & Webster, которых она вдохновила. Знаменитые портреты были внесли некоторые из величайших фотографов моды, в том числе Марио Тестино, Рэнкин, Дональд Макферсон и Ричард Бербридж.

Все объединить в покраску яркий образ Изабеллы, воспевающий экстаз и трагедию ее удивительная жизнь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.