Феминист мужчина: Мужчины-феминисты о том, как постепенно сделать мир лучше — Wonderzine

Содержание

Мужчины-феминисты о том, как постепенно сделать мир лучше — Wonderzine

В какой-то момент я с ужасом осознал, какое количество женщин, в том числе знакомых мне лично, подвергается насилию, в том числе и сексуальному. Жить в мире, где это в порядке вещей, мне не хочется.

Я ничего особенного ради феминизма не делаю и интересуюсь этой темой поверхностно. Всё, что у меня есть, — это система взглядов и позиция, которой я придерживаюсь и иногда озвучиваю. Если представить это как какую-то деятельность, получается нормальный такой слакеризм. Мы в последнее время слишком много времени потратили на нахваливание самих себя за «правильные взгляды», подменяя этим, собственно, поступки.

Я придерживаюсь идей любви, уважения и сотрудничества людей друг с другом, и равенства в самом широком смысле, в том числе и гендерного. При этом считаю, что некоторые группы страдают от неравенства. Если мы хотим жить в мире, в котором люди признают право друг друга быть разными, но обладать равными правами, то, наверное, полезно поддерживать эти группы в первую очередь (одна из этих групп составляет половину населения земли, другая — ЛГБТ — до десяти процентов по некоторым оценкам, то есть это «касается каждого» буквально).

Когда у меня появилась возможность в качестве юриста поучаствовать в проекте помощи ЛГБТ-сообществу, я с радостью за нее ухватился и надеюсь, что шанс представится опять. Кроме этого, боюсь, похвастаться нечем — вяло спорю с людьми, чье мнение для меня важно, если они на полном серьезе рубятся за сексизм или гомофобию, сам стараюсь практиковать то, что проповедую (а проповедовать как раз стараюсь поменьше, см. «слакеризм»). Ходил на пикеты у Госдумы, когда принимались гомофобные законы.

Сейчас очень хочется помочь одной организации, занимающейся психологической помощью жертвам сексуального насилия, которая находится на грани закрытия. Можно я как раз использую возможность, чтобы сделать больше? Есть центр «Сёстры», помогите ему, пожалуйста, а то он закроется без ваших пожертвований, и это будет очень плохо.

Я чувствую непопулярность идей равноправия в России, но смотрю на это как на часть более общей реакции — у нас вообще уязвимым группам живется не очень (а кому хорошо?), а тех, кто пытается что-то с этим делать, традиционно недолюбливают, плюс очевидный курс властей на упрощение и опошление любой проблемы, архаизацию и новое средневековье, продвигаемый с использованием немыслимого по мощи медийного ресурса.

Что делать? Точно не пытаться победить силой, прогнуть общественное мнение
и т. д. — на этом поле затопчут из-за явного неравенства сил. Быть умными, не идти напролом, набраться терпения и уважения к общественному мнению, каким бы оно ни было. Вообще поменьше клеймить и использовать свои взгляды для морального возвышения над кем-то, хотя мы все очень любим это делать.

Почему все больше российских мужчин поддерживают феминизм: Общество: Россия: Lenta.ru

Феминизм становится популярной идеологией не только среди женщин, но и среди мужчин: только во «ВКонтакте» они составляют около 10 процентов подписчиков фемпабликов. Часть из них приверженцами течения не являются, однако немало тех, кто действительно разделяет взгляды феминисток. Обычно их называют профеминистами — людьми, которые могут поддерживать борьбу против дискриминации женщин, не сталкиваясь с этой дискриминацией лично. Одни феминистки считают, что такие мужчины помогают привлекать новых последовательниц, развенчивая миф о том, что феминистки выступают за тотальную сепарацию, другие — что мужчинам нет места в движении, созданном женщинами для женщин, третьи — что ни один мужчина не свободен от последствий «мужского» воспитания, и потому их присутствие может быть опасным.

По просьбе «Ленты.ру» Екатерина Попова поговорила с профеминистами и выяснила, почему они решили поддержать движение и что это дает им на самом деле.

Олег, 31 год, тест-инженер, Санкт-Петербург — Эспоо (Финляндия):

Не могу точно сказать, когда узнал про феминизм, но давно, лет 10 назад, еще в университете. Сначала показалось, что меня это не касается: что-то там далеко кому-то не нравится. То есть я знал про суфражисток, что они были крутые, но что надо современным феминисткам, не понимал.

Позже начал вращаться в активистской среде про-ЛГБТ и там впервые увидел статистику: каков реальный уровень домашнего насилия, разница зарплат и так далее.

Постепенно зачитался, вник и понял, что феминизм далеко не победил, еще работать и работать

Сейчас я живу в Финляндии — уехал три с половиной года назад. Разговаривать про феминизм тут проще — это не вызывает шторма. Недавно в стране все партии возглавили женщины, и негодование по этому поводу выражал из моих знакомых только один грек.

Финны реагировали нормальной политической дискуссией: обсуждали их политику, а не гендер.

Фото: Markku Ulander / Lehtikuva / Reuters

При этом проблемы есть: например, со мной училось ошеломительно мало девушек на технических специальностях — все еще стоит в полный рост проблема отсеивания, когда девушки не поступают, потому что считают себя неспособными. Но финны с этим стараются бороться.

Для меня достаточно оскорбительна несправедливость. Я считаю, что поддержка феминизма помогает привести мир ближе к идеальной картине. Кроме того, у меня есть замечательные подруги, сестра и племянница, которых я хочу видеть живущими в менее токсичном мире.

Генрих, 33 года, журналист, Ростов-на-Дону:

Про феминизм я узнал много лет назад, хотя долгое время не вникал в это направление — иногда попадались книги или статьи про суфражисток или феминизм второй волны. А уже относительно недавно я стал с интересом следить за современным фемдвижением в России — пожалуй, с того момента, как оно смогло всерьез о себе заявить.

На мой взгляд, это произошло во время выступлений в поддержку сестер Хачатурян, когда феминистки смогли вывести на митинг в Петербурге количество людей, вполне сравнимое с каким-нибудь серьезным оппозиционным движем.

Фото: Ольга Мальцева / «Коммерсантъ»

Феминизм всегда казался мне очень актуальным — хотя бы из-за «кухонного рабства», которое действительно является весьма серьезной нагрузкой, ложащейся преимущественно на женские плечи. Ну, не говоря уже о таких очевидных вещах, как право на аборт или то же домашнее насилие, жертвами которого каждый год становятся тысячи женщин. Объективно у нас в стране есть специфические женские проблемы, и абсолютно логично и правильно, что формируется движение, ставящее своей целью их решение.

На мой взгляд, в феминизме есть польза абсолютно для всех: если женщины с помощью этой идеологии борются за свои права, то мужчины могут как минимум расширить свой кругозор и заметить те проблемы нашего общества, которые без феминизма как бы проходят мимо, остаются незамеченными.

В конечном счете феминизм помогает мужчинам лучше понимать женщин, и это просто замечательно: движение работает на сближение людей друг с другом, а не на разъединение

Я и до знакомства с феминизмом выступал за равенство полов, но сейчас начал больше читать об этом направлении (или, скорее, направлениях). Дело в том, что в сети попадаются и не очень адекватные люди, называющие себя феминистками, чьи одиозные высказывания обожают скринить разнообразные правые активисты и женоненавистники, делая вид, что «вот это и есть феминизм». На самом же деле существует масса различных ответвлений идеологии, и подавляющее их большинство — за равноправие, а не за какую-либо дискриминацию.

Я стараюсь по мере возможностей поддерживать наиболее близкую мне идеологию — так называемый «марксистский феминизм». Пишу статьи на эту тему, поддерживаю сторонниц феминизма в спорах, если становлюсь свидетелем таковых. К сожалению, очень у многих россиян, даже идентифицирующих себя с людьми левых взглядов, существует масса странных (и местами диких) предубеждений по поводу феминизма.

Мне кажется, что одна из важных задач фемдвижения в целом — это разрушение таких вот консервативных стереотипов. И я, как могу, вношу свою лепту в это дело.

Иван, 29 лет, стратег в рекламном агентстве, Санкт-Петербург:

Первый раз прочитал про феминизм в книге: мол, мужчины и женщины на биологическом уровне разные, а феминистки этого не понимают, и вообще они какие-то сумасшедшие. Случилось это лет 13 назад, и я долго придерживался именно этой точки зрения: ну, что такого-то, все зашито в биологию. А потом случилась статья националистического (внезапно!) издания «Спутник и погром», где рассказывали о мифах про феминизм, его течениях и основах. У них же через год вышел текст, что не так с тем, что СМИ назвало женщин телочками.

Ну, и окончательная конвертация в профеминиста стала возможной благодаря Залине Маршенкуловой, которая показала, что мужчинам патриархат вредит в первую очередь. В общем, тексты «Спутника» заставили меня понять феминисток, а Залина сделала сторонником.

Фото: Иван Водопьянов / «Коммерсантъ»

Сейчас ежемесячно перевожу деньги фонду «Насилию.нет», активно воюю с любителями пнуть жертву. Также я — сторонник споров со всякими чувачками, которые шельмуют таких как я, куколдами. Работаю так, чтоб сексистская реклама из-под пера нашего агентства не выходила. Проблем из-за профем-взглядов никаких, наоборот, помогал Залине и прочим девочкам защищаться от всяких уродов, когда их травили на «Дваче».

Я вижу в феминизме движение, которое уничтожает патриархальное говно с токсичными установками, что мужикам плакать нельзя, а женщинам место на кухне

С тех пор как вот это все давление патриархата на меня ушло, жить стало сильно проще. Мне невероятно комфортно в равных отношениях, хотя, например, сложно было, когда девушка зарабатывала больше. Но определенно вздохнул спокойно. И мачо не надо изображать.

Алексей, 26 лет, лаборант-исследователь, Москва:

Слово «феминизм» я впервые услышал лет десять назад, в 10 классе, от своей учительницы биологии. Она хотела повесить над доской плакат «Я против феминизма» после того, как побывала где-то в горах и почувствовала, что не проживет там без мужской силы. Я невзлюбил учительницу, потому что та отдавала предпочтение мальчикам — а девочки мне, естественно, нравились, но ее слова сомнению тогда не подвергал.

Симпатию к феминизму я впервые испытал, когда набрел в интернете на саркастический текст: «Феминистка написала статью на компьютере, сделанном мужчинами, в интернете, разработанном мужчинами» — и так далее в духе «как смеют феминистки кусать кормящую их руку».

«А ведь и правда! — подумал я. — Большинство вещей вокруг сделаны мужчинами! Это ли не доказательство, что женщинам столетиями отказывали в образовании? Как же так вышло?»

Лично мне, пожалуй, феминизм прямой пользы не принесет. Но как патриот своей страны я болею за просвещение ее граждан, и частью просвещения является феминизм — наука о том, как уважать друг друга независимо от пола. Кроме того, если вообразить, что где-то существует девушка, которая считала бы меня существом иного, высшего сорта просто по праву рождения. .. Это было бы печально.

Я спорю с противниками феминизма любого пола везде, где только могу. Но, по правде говоря, совсем закоренелых дикарей надо еще постараться найти. Разве только мой начальник на 8 марта начинает говорить дурацкими и обидными штампами. Он уже слишком стар, его не перевоспитать, и все-таки, когда я прерываю его речь, кажется, будто все в комнате вздыхают свободнее.

Жизнь моя благодаря просвещению никак не изменилась: с людьми я общаюсь также и по-прежнему иногда случайно обижаю их. Просто теперь я знаю, как правильно. Все люди разные. Кому-то нравятся шутки в духе «почему бы не сходить, если тебя за волосы куда-то ведут». Есть и те, которые будут чувствовать дискомфорт, если на улице я им улыбнусь. Но, кроме личных предпочтений, есть объективная истина, как нужно себя вести, и этой истине пока не учат в школе, но ей учит феминизм.

Исаак, 50 лет, соцработник, Волгоград — Реховот (Израиль):

Когда рухнул железный занавес, я впервые узнал о западном мире в целом и американских феминистках в частности. Бывшему советскому человеку все это было одинаково странно, но феминистки удивляли не больше, чем, скажем, экологи или ЛГБТ-активисты. «Их нравы»: ишь, какие смелые, и никто их не сажает! Тот мир вообще воспринимался, как другая планета, ко мне и моей среде не имеющая никакого отношения.

К поддержке феминизма я пришел благодаря гласности, телевидению, рассказам людей, публикациям, в том числе российским. Чем больше говорили, тем больше задумывался над услышанным. Произошел переход количества в качество. Когда другие не боятся быть открытыми, то понимаешь — и тебе можно.

Тем более требованиям патриархального общества все равно не угодишь — они придуманы лишь для внушения чувства вины, страха и неполноценности

Я — типичный «ботаник», кроме того, лет в 25 обнаружил, что бисексуален, хотя и немного, по шкале Кинси на два-три балла из десяти. Полжизни ломал себя, скрывал от себя правду. От этого страшно устаешь, ведь все равно голову в песок не спрячешь. Жесткие гендерные роли навязываются обществом, запугивающим, высмеивающим и шельмующим тех, кто выделяется. И феминизм позволяет от них избавиться.

Я стараюсь поддерживать движение: пишу в интернете, спорю с противниками — если, конечно, собеседник не явный тролль. Слежу за собой, общаясь с женщинами — приходится постоянно напоминать себе, что они такие же, как и я. Социально, морально, сексуально. Если бы на меня так давили, я бы тоже возмущался или доказывал свою правоту, как они это делают, и это не агрессия или занудство.

Дмитрий, 41 год, графический дизайнер, Могилев (Белоруссия):

Термин «феминизм» я услышал первый раз примерно в 1995 году. Одна девушка в общей тусовке стала называть себя феминисткой, а остальные парни начали ее «остроумно» троллить: раз так, носи тяжести вместе с нами. Я ее расспрашивал, но особо не вникал: просто интересовался без погружения в тему.

Более близкое знакомство случилось после встречи с будущей женой, спустя 10 лет. Переход был скорее теоретическим: начал больше разбираться в идеологии. В семье у нас никогда не делили домашнюю работу на женскую и мужскую, всем доставалось поровну, отец при этом не «растил мужчин» и не выступал с заявлениями: «Я — глава семейства!»

Кадр: «Петросян-шоу»

В поведении моем ничего не изменилось. Я никогда не был мачистом, всегда был настроен на равноправные семейные отношения. Образно могу сравнить с ситуацией, когда близорукий человек надевает очки: и так видел, но сейчас все стало более четким. Разве что избавился от гомофобной, антисемитской и мизогинной риторики, перестал считать смешными и рассказывать анекдоты, унижающие женщин, не смотрю больше КВН и Comedy Club.

Пресекаю или комментирую все случаи мизогинии и гомофобии в моем присутствии, даже в достаточно токсичной и опасной ситуации.

Результаты бывают разными: от просветительских озарений и прекращения женоненавистнических шуток со стороны оппонентов до жесткого противостояния с упертыми мачо. Проблем особых не было: называли иногда «заднеприводным», но такое проявление бессильной злобы от упертых мракобесов скорее забавляет

Полезным в феминизме лично для себя вижу приобретение устойчивой «фемоптики» — она помогает формировать приятный круг общения и разбираться в социальной жизни общества. Например, в политической жизни отказываться от моральной поддержки партий и активистов, которые под лозунгом борьбы с режимом продвигают мизогинию и патриархальные установки.

Олжас, 35 лет, копирайтер, Нур-Султан (Казахстан):

Никогда женщины не казались мне глупее и бесталаннее мужчин. В седьмом классе начал замечать, что во время школьных конкурсов победу почти всегда присуждают пацанской команде, руководствуясь не объективными оценками, а «чтобы мальчишки не обижались». В детстве читал все подряд, в том числе женские журналы — из них почерпнул идеи безусловного права на аборт, выбор сексуальной идентичности и пола.

Впервые о феминизме я узнал в подростковые годы. Мама называла себя стихийной феминисткой и по взглядам была ею, так что темы защиты женских прав и гендерного равенства были мне знакомы. Они во мне много лет уживались с патриархальными стереотипами: например, я выступал против домашнего насилия, но пару раз дрался с одноклассницами.

Акция «Освобождение Фемиды», Алматы. 4 сентября 2016 года

Фото: страница Kaz.Fem на Facebook

К профеминистским взглядам я пришел во многом благодаря своим левым марксистским убеждениям. Причину того, что патриархальные взгляды разделяют многие женщины, — аргумент, которым всерьез козыряли многие мои «товарищи по борьбе», — я довольно просто и точно смог объяснить задолго до того, как узнал о термине «интернализованная мизогиния» и прочел первый феминистский текст. Азов марксизма и учения о классовой гегемонии, согласно которым идеи правящего класса всегда являются «здравым смыслом» большинства, оказалось для этого вполне достаточно.

Поворотным моментом стало знакомство с новыми товарищами, для которых это было крайне важным и чьи знания в вопросе были на высоком теоретическом уровне. Дискуссии с ними помогли задуматься о многих вещах, побудили читать сабжевые статьи, книги и паблики, на удивление спокойно и быстро (с моими-то книжно-червивыми заскоками!) принять феминитивы. Занятно, что когда я использую их в речи и письме, то окружающие мужчины этого, кажется, и не замечают.

Считаю, что невозможно никакое полноценное социально-экономическое освобождение, демонтаж капитализма и спасение человечества, если в этом деле участвует лишь половина угнетенных классов, но остальная часть остается пассивной.

Невозможно привлечь женщин к этой борьбе, если игнорировать, отрицать или тем более воспроизводить ту специфическую дискриминацию, которой они подвергаются. Очевидные и скучные банальности, на спор о которых, однако, уходит масса времени и сил

У меня открылись глаза на очень многие вещи — как в повседневном быту, так и в культуре и истории. Стал яснее видеть устройство мира, лучше понимать поведение окружающих, массовую психологию. Открыл для себя целый пласт новых знаний. Перестал беспокоиться и нервничать о многих вещах в отношениях с женщинами (будь то романтические партнерши, соратницы по движу, родственницы или коллеги по работе). Безусловно, какие-то рудименты прежних взглядов и бытовых привычек есть и останутся навсегда — тут тоже важно не иметь иллюзий и осознавать, что нельзя быть полностью свободным от устоев, в которых тебя воспитывали с пеленок и которыми пронизано почти все остальное общество.

Несколько лет назад я участвовал в профеминистском активизме, организовывал ряд ивентов, писал публицистические тексты. К этой деятельности я вернусь, как будет возможность, а в настоящий момент продолжаю свое самообразование в этом вопросе, часто принимаю участие в сетевых дискуссиях, веду иногда споры с родными и знакомыми. Проблем из-за этого, пожалуй, не имел, за исключением того, что поссорился со многими участниками левого движа, но это тоже можно рассматривать скорее как бонус. Вначале надо размежеваться, как сказал профеминист-классик.

Вадим, 26 лет, маркетолог, Харьков (Украина):

Про феминизм я узнал шесть лет назад в группе, посвященной рекламе. Выложили пост, где писали, что «страшным и жирным» феминисткам не понравилась реклама тренажерного зала с посылом, что нужно успеть похудеть к лету. Тогда стал искать в интернете, что такое феминизм и с чем его едят. Первый раз наткнулся на паблик радикальных феминисток, где прочел пару постов, и решил, что они все сумасшедшие с их идеями, особенно насчет сепарации. Черт, я и слова такого не знал!

Второй раз столкнулся с феминизмом, когда услышал про Диану Шурыгину. Начал глобально разбираться, чего хотят феминистки, каких прав им не хватает, — мы же равны, XXI век, все дела. На какие-то вопросы я находил убедительные аргументы со статистикой, а какие-то показались «так себе». Мне еще повезло, что старшая сестра оказалась феминисткой, и она сочла своим долгом все мне объяснить, who is who («кто есть кто» — прим. «Ленты.ру»), причем для наглядности еще включив фильм «Суфражистки». С тех пор я подписан на многих феминисток и сверяю свои наблюдения с тем, что они пишут.

Поменялась ли моя жизнь «после феминизма»? Немного. Так получилось, что я воспитывался мамой и сестрой, поэтому изначально по-другому относился к женщинам, к домашнему труду и так далее.

Столкнувшись с феминизмом, стал лучше понимать, с чем имеют дело девушки, что им нужно, почему они не могут «просто уйти», а мне стоит пройтись пешком, уступив лифт

Могу, например, разместить плакат к 8 Марта в местном доме культуры, чтобы больше девушек узнали о движении, со студенчества переводил деньги в центры поддержки жертвам домашнего насилия. В интернете в полемику вступаю редко — только когда вижу перед собой реального человека, который действительно хочет понять, «почему она не уходит» или не «сама виновата».

Феминизм дает мне свободу и возможность быть кем-то большим, чем просто мужчиной. Я знаю, что моих близких поддержат, как и других женщин, и это придает мне уверенности. И, пожалуй, самое важное — феминизм добивается справедливости. Наконец-то девушки могут играть в футбол, могут посадить Харви за насилие, построить большую компанию, быть учеными и сделать фото черной дыры. Мне важно, чтобы все было по-честному — настолько, насколько это возможно.

Михаэль, 34 года, ученый-химик, Вена (Австрия):

Живу в Австрии, про феминизм узнал около двадцати лет назад, лет в 14. Как — уже не помню, но это точно была тема для размышлений в подростковом возрасте. Никакой особой реакции не было — идея феминизма органично вписалась в мое мировоззрение и ни протеста, ни ощущения прозрения не вызвала. Все казалось логичным. Можно сказать, что я вообще не существовал как взрослый человек вне феминистической картины мира.

Для меня как мужчины феминизм открывает возможности и паттерны поведения, которые без феминизма были бы невозможны и/или социально неприемлемы. Классическая маскулинность предписывает роли, которые для меня некомфортны и неинтересны.

Я не хочу быть «главным» в семье. Мне проще быть вовлеченным родителем каждый день, чем если бы я был ограничен типичной «мужской» ролью. Мне приятнее быть чувствительным и заботливым

Кроме того, как ученый, работающий в STEM (сферы, связанные с наукой, технологиями, инжинирингом, математикой, — прим. «Ленты.ру»), я лично очень рад, что в этой сфере появляется больше женщин. Это разнообразит команды и улучшает результаты. Мне как работодателю проще находить квалифицированных сотрудников с разным бэкграундом и мышлением. К тому же я могу общаться на интересные мне темы с разными людьми — мужчинами и женщинами. Феминизм в целом делает общество успешнее и здоровее, и я как часть этого общества напрямую от этого выигрываю.

Адриан, 33 года, физик, Мадрид (Испания):

Не могу сказать, когда впервые услышал о феминизме: у меня такое ощущение, что я знал о нем всегда. Возможно, это потому, что его сила в обществе постепенно растет, поэтому трудно указать на конкретный момент.

Сталкиваясь с феминистскими инициативами, я чувствовал, что большинство из них — это правильно. О некоторых требованиях я никогда не задумывался, но когда видел их сформулированными, то понимал — это справедливые претензии и действительно лучший способ жизни для всех, независимо от пола. И даже когда что-то казалось неоднозначным и чрезмерным, то общение с друзьями и моей партнершей в конечном итоге приводило к пониманию обоснованности этих требований и их потенциала для восстановления равенства.

Я вижу много полезного в феминизме. Преимущества очевидны для женщин, но как мужчина я считаю, что эта идеология может сделать мир намного лучшим местом для жизни.

Например, тот факт, что мы держим половину лучших умов мира вдали от науки, просто тревожит: насколько далеко мы были бы впереди, если бы не отдавали приоритет неквалифицированным и менее способным мужчинам только за их пол?

Я не понимаю, как мужчины могут быть в конечном итоге счастливы, осознавая несправедливость и повсеместную небезопасность, в которой живет половина общества. Многие парни думают, что сексизм выгоден просто потому, что они на вершине, но на самом деле наша жизнь — не игра с нулевой суммой. Равенство может дать что-то большее — как на социальном, так и на личном уровне.

Игнат, 36 лет, управление проектами, Петах-Тиква (Израиль) — Воскресенск:

Не помню, когда первый раз услышал про феминизм, но давно. Ощущение несправедливости происходящего и мерзкого отношения к женщинам преследовало с детства, но четкого понимания, что именно и где пошло не так, не было. С подросткового возраста помню, что бесило потребительское отношение к девушкам, бравада на тему «сколько трахнул» и «как надо воспитывать».

Фото: Murad Seze / Reuters

Все изменилось, когда в 2016 году нашел в Facebook после длительного перерыва в общении свою подругу детства. Читая ее посты, сначала был неприятно удивлен и даже шокирован уровнем агрессии [в постах про феминизм]. Хотя при этом понимал правоту и соглашался с большей частью того, что она писала. Через некоторое время понял, откуда идет агрессия, почему она справедлива.

Для меня лично в феминизме полезно несколько вещей. Во-первых, я понял, что мое ощущение несправедливости имеет под собой реальные основания, а не со мной что-то не так, как раньше я постоянно слышал из каждого утюга. Во-вторых, я считаю, что без потребительского отношения к женщинам и деления людей по биологическому полу, весу, цвету кожи и возрасту понимания в обществе станет больше.

В-третьих, феминизм позволит большему количеству женщин (в идеале — всем) реализовать свои желания, потенциал и амбиции, и все мы только выиграем от этого

Я перестал смеяться над многими «шутками», которые так или иначе оправдывают насилие над женщинами или их овеществление. Я перестал шутить так сам. Каждый раз, общаясь с женщинами, я проверяю себя: чем продиктованы мои слова, чем продиктованы мои поступки, мои мысли? Внутренняя цензура стала работать совсем иначе, и мне кажется, что у меня получается все лучше и лучше.

Я спорю со своими патриархальными друзьями, пытаясь донести до них, что не все, что они считают нормой, правильно и неоспоримо. Там, где я раньше молчал, так как не был уверен в своей правоте, сейчас я готов говорить и убеждать. Я замечаю, что некоторые люди, которые для меня важны (или были важны), относятся ко мне иначе, я бы сказал — хуже. Но меня это мало беспокоит, так как друзья, которые считают женщину предметом, мне не нужны, какими бы они замечательными в остальных отношениях не были.

Для меня феминизм — это большой и важный шаг в первую очередь к осознанности. «Надев» однажды «фемоптику», начинаешь смотреть иначе буквально на все, что происходит и происходило в прошлом вокруг тебя и внутри тебя. Я стараюсь оценивать любые свои поступки и даже мысли сквозь эту оптику, и не все, что я нахожу в себе, мне нравится. Поэтому требования к себе именно в контексте феминизма у меня изменились очень сильно.

Петр, 40 лет, программист, Санкт-Петербург — Стокгольм (Швеция):

Сам термин я услышал, вероятнее всего, лет двадцать назад, учась в университете. С одной стороны, тогда жизнь у всех — и у парней, и у девушек — была одинаковая. Кому-то помогали родители, но больше зарабатывали сами, стипендии не хватало. Феминизм? Выживай, независимо от пола, — такая была установка. Про справедливость среды мы не думали.

Но в то же время в университете — а вы можете подставить на это место любой вуз России, как мне кажется — вовсю процветали домогательства и дискриминация. Оставить на отработку практики после лекций и облапать студентку для профессора было нормой. И реакцией студентов обоих полов на это был в лучшем случае смех над старым дураком: ишь, бес в ребро! Не было протеста ни со стороны тех, кого лапали, ни со стороны однокурсников. Что в голове у первых было, знать не могу, а у нас, однокурсников, было пустовато. Вспоминать об этом стыдно.

Фото: Miro Kuzmanovic / Reuters

Осознание равноправия, безусловно, изменило мою жизнь. Именно осознание, то есть не просто лозунги и плакаты, а вдумчивый анализ каждой ситуации с этой точки зрения. Этот навык дается не сразу, но благодаря ему у меня появились очень крепкие отношения, как семейные, так и дружеские.

Я считаю феминизм одним из движений за права человека. То есть и за мои права тоже. Безусловно, в этом движении есть свои радикалы, есть мужененавистницы, но ведь мы хотели равных прав? Так вот они. У женщин тоже есть право ненавидеть — экий сюрприз

Сейчас я живу в Швеции, которая считается страной, где феминизм если не победил, то побеждает, так что тут я в несколько тепличных условиях. Со скандинавскими друзьями и знакомыми у нас общий базовый словарь и понимание здравого смысла. Когда мне представляется случай, я стараюсь показывать примеры, чтобы мои читатели из России в сети видели больше женщин в необычных для российского общества ролях, чтобы видели, как на практике работает защита прав женщин. Или — как не работает. Такого тоже полно.

Наверное, я мог бы делать больше для русской аудитории, но я не специалист в этом — не социолог, не занимаюсь гендерными исследованиями, не правовед. И я не женщина. Кроме здравого смысла мне в дискуссии предъявить нечего. С российскими моими знакомыми мужчинами часто случаются споры на тему феминизма, и довольно редко мы приходим к согласию. Но что ж, общественное мнение меняется очень медленно, было бы наивно ожидать изменений за один день.

Артур, 40 лет, литератор, Екатеринбург:

О феминизме я услышал несколько лет назад: в среде, где я вращался, это понятие было так или иначе на слуху. Отнесся скептически, это было что-то далекое, не имеющее ко мне отношения: ну, есть и есть, так что в подробности особо не вникал. Позже на волне увлечения ультраправой идеологией отношение стало отрицательным: сумасшедшие какие-то, чего им не хватает?

Потом были отход от «коричневости», дрейф в сторону либерализма, а потрясения 2014-го окончательно расставили все точки над «i». Очень помог интернет: информации становилось все больше.

Я окончательно выбрал сторону, и стало стыдно: как же мне, мужчине, которого вырастили женщины, была неочевидна феминистская повестка?

Маскулизм всегда доставлял мне проблемы. Я никогда не вписывался в эту систему и после того, как я отбросил МГС (мужская гендерная социализация — прим. «Ленты.ру») окончательно, жить стало проще и спокойнее. Кто-то скажет, что невозможно отказаться от МГС полностью, и раз я мужчина, то все равно буду частью патриархата. Да, наверное. Но я говорю о том, что чувствую.

Сейчас я занимаюсь виртуальным активизмом — если его можно так назвать. Веду блог в паблике во «ВКонтакте», пишу о феминизме на своей странице. Считаю, что распространение информации куда действеннее, чем уличные акции. В сети больше возможностей, больше аудитория, готовая слушать. С законченными мракобесами и фанатиками в споры не вступаю — куда более опытные в интернет-баталиях феминистки лучше меня разносят подобных типов в пух и прах, я так не умею.

Сейчас для меня феминизм — одна из вещей, которая не дает скатиться, позволяет остаться человеком. Многие не верят в существование профеминистов, но вот я, и я не один такой. Мы — не Сухорутченко (блогер Никита Сухорутченко был обвинен в насилии и писал о том, что «изнасилование должно перестать быть трагедией» — прим. «Ленты.ру»). И нам стыдно и больно за то, что мы делали. Мы знаем, в чем виноваты, и у каждого найдется в загашнике пара дюжин нелицеприятных моментов в прошлом. Но мы сделали выводы.

«Мужчины-феминисты более счастливые, более здоровые и у них больше секса», — авторы книги «Мужчины о феминизме» | Громадское телевидение

Видео на украинском языке

Мачизм, менсплейнинг, сексизм, патриархат и объективация. Обо всем этом можно говорить с юмором, без чувства вины и так, чтобы реально бороться ради женщин за равенство, которого не было в течение последних тысячелетий.

Бестселлер «Мужчины о феминизме» вышел на украинском языке, а «Очень важная передача» пообщалась с его авторами — Майклом Кауфманом и Майклом Киммеллом. В частности и о том, почему феминизм делает мужчин более счастливыми и более здоровыми. Оба они — одни из самых известных просветителей и авторов, которые агитируют мужчин бороться против гендерного неравенства. Кауфман — соучредитель движения «Белые ленты», самой большой в мире мужской инициативы, направленной против насилия над женщинами.

У нас есть блестящий перевод вашей книги «Мужчины о феминизме» на украинский язык. Как вы объясните понятие феминизм украинской аудитории, которая еще не читала книгу? Что это значит в 2019 году?

Майкл Киммел: Мы написали эту книгу, потому что хотели, чтобы и другие мужчины присоединились к разговору о феминизме, который так долго продолжается среди женщин. Довольно часто мужчины думают, что это что-то очень сложное, что надо учить французскую теорию феминизма. Мы же стремились сказать мужчинам: да, это действительно имеет значение, и это — не так уж и сложно. Для меня феминизм основывается на едином наблюдении о мире, на одной политической и моральной позиции, которую вы выберете. Несмотря на это очень простое наблюдение — женщины и мужчины не равны. Но должны такими быть.

Я не сказал ничего про ненависть к мужчинам, про бритье или ношение бюстгальтера.

Мы подумали, что можем написать книгу, которая приглашает мужчин к этому разговору и говорит: все очень просто, это можно понять, более того — мужчины должны это поддерживать, это в интересах мужчин.

Майкл Кауфман: Одна из главных вещей в этой книге и вообще в работе, над которой мы трудимся более сорока лет, — она основывается не на чувстве вины из-за того, что ты мужчина. Наша работа — это акт любви, поддержки и солидарности к женщинам: матерям, дочерям, сестрам, друзьям, женам и всем женщинам, которых мы никогда не встретим.

fullscreen

Авторы книги «Мужчины о феминизме» — сооснователь движения «Белые ленты» Майкл Кауфман (слева) и социолог, гендерный исследователь Майкл Киммел, Киев, 23 мая 2019 года

Фото:

Громадское

Как мужчины отзываются о вашей книге? Не хочется думать, что вы написали книгу о феминизме для мужчин, а главные покупатели — женщины.

Майкл Киммел: Около 2/3 всех книг покупают женщины. Книги об отношениях, о гендере в 95% случаев покупают женщины. Вы ожидаете, что многие женщины будут покупать эту книгу. Так и есть. Но они покупают их для своих пап и партнеров как рождественский подарок. В основном от мужчин мы получали два типа отзывов. Одни говорили: «Мы вас ненавидим, вы просто на этом зарабатываете». Так писали преимущественно мужчины, которые верят в «войну» между гендерами.

Во всем мире есть общая традиция: на протяжении тысячелетий у мужчин больше политической, экономической и религиозной власти

Наша книга говорит, что этой войны не существует. Мы — союзники. Мужчинам, которые поддерживают равенство, фактически живется лучше.

И многие мужчины говорили: «У меня всегда были такие ощущения, такие идеи, но я думал, что я такой один. Я никогда не осознавал, что другие мужчины тоже так думают. Но я хорошо себя чувствую, когда учу играть в футбол свою дочь, когда мои отношения с женой базируются на основе равенства. Так же с коллегами-женщинами».

Майкл Кауфман: Мы выступаем по всему миру. Во многих странах годами сталкиваемся с одним и тем же. Люди говорят: это отличается от наших традиций. Наши традиции говорят: мужчины вот такие, а женщины другие.

Тогда как во всем мире есть общая традиция: на протяжении тысячелетий у мужчин больше политической, экономической и религиозной власти. То есть женщины были второсортными гражданами, против них в их же домах применяли насилие.

Задумайтесь: в Украине только в прошлом году приняли Закон о домашнем насилии. До этого избиение жены было по сути законным. Это положительные изменения. Мы написали эту книгу, в частности, для того, чтобы пробудить сознание у мужчин.

Майкл отметил, что феминизм — это хорошо не только для женщин, но и для мужчин. И причина в том, как мы воспитываем мальчиков, чтобы они были мужчинами. Те ожидания, которые мы проецируем на мальчиков с самого раннего возраста. Мы говорим мальчикам: вы должны всегда быть сильными и мощными, все время контролировать ситуацию и не показывать страх или слабость. Не плачь, борись.

Но никто из нас не может отвечать этим ожиданиям. Мы не идем по жизни в бронированном костюме. В результате мужчины больше склонны к самоубийству, алкогольной или наркотической зависимости, чаще попадают в тюрьмы, страдают от депрессий и умирают раньше. Мы живем в мире, где мы предоставили мужчинами различные привилегии и власть, и все равно мужчины платят цену за то, что мы живем в патриархальном обществе. Именно поэтому феминизм — не только для женщин, но и для мужчин.

fullscreen

Авторы книги «Мужчины о феминизме» — сооснователь движения «Белые ленты» Майкл Кауфман (слева) и социолог, гендерный исследователь Майкл Киммел, Киев, 23 мая 2019 года

Фото:

Громадское

Что надо исправить? К каким простым действиям могут прибегнуть люди? Какие вещи надо перестать делать, а какие начать?

Майкл Киммел: На уровне общества нам надо больше говорить, скажем, о декретном отпуске. Мы смотрели на рейтинги гендерного неравенства Всемирного экономического форума, где сравниваются 84 страны. Там Украина и США расположены довольно близко. На первых позициях — Исландия, Финляндия, Норвегия, Швеция, Дания, Руанда. Вопрос: что у них есть, чего нет у нас? Ответ: декретный отпуск как для мужчин, так и для женщин.

Почему это так важно? Потому что родители хотят быть со своим ребенком, и их нельзя за это наказывать на работе. Распределение домашней работы и заботы о ребенке оказалось хорошим не только для ребенка или женщины, но и для мужчин. Мужчины более счастливые, более здоровые, они чаще посещают врача, у них больше секса. Все это гораздо лучше для женщин, мужчин и детей. Если они могут уйти в декретный отпуск.

Мне жаль говорить о том, что происходит сейчас в США, но нам нужна репродуктивная свобода для женщин. У нас ее нет, мы ее теряем. Нужна равная оплата одинакового труда, свобода от насилия.

Мы, мужчины, прежде всего должны делать одну вещь — слушать женщин и слышать их опыт вместо того, чтобы говорить, что они не правы.

Если я вижу, как мой приятель оскорбляет или бьет жену, я должен что-то сказать, не промолчать

Второе — разговаривать с другими мужчинами. Когда мужчина говорит, что хочет уйти в декрет и побыть с детьми, ему отвечают: «Ха, кажется, ты не слишком предан своей карьере». Но надо говорить: «Ты правильно расставил приоритеты». Надо поддерживать мужчин, когда они делают хорошие вещи.

Майкл Кауфман: На самом деле, когда мы видим, кто доминирует в религии, в политике и в культуре, мы видим больше мужчин, слышим мужские голоса. Пришло время женским голосам быть наравне с мужскими.

Если я вижу, как мой приятель оскорбляет или бьет жену, я должен что-то сказать, не промолчать. Мы слишком долго думали, что домашнее насилие — это что-то личное, частное. А сейчас есть закон, который говорит: если кто-то кого-то обижает, применяет насилие, его надо привлечь к ответственности. Нам надо научиться высказываться против сексистских шуток, гомофобных.

Как избежать мэнсплейнинга (mansplaining — от слов man (мужчина) и explaining (объяснение), — ред.) — когда мужчины все время перебивают женщин и их поучают?

Майкл Киммел: Слушать. Мэнсплейнинг — это захват пространства и затем использование голоса женщины только ради того, чтобы усилить свой. Это предположение, что я могу знать что-то о тебе, чего ты не знаешь о себе.

Здесь есть интересная вещь: женщины понимают мужчин гораздо лучше, чем мужчины женщин. Черные понимают белых гораздо лучше, чем белые черных. Гомосексуалы понимают гетеросексуалов гораздо лучше, чем наоборот. Почему? Потому что их жизнь от этого зависит. Они вынуждены быть внимательными. Если ты молодой черный человек в Нью-Йорке, тебе надо знать, как обращаться с белыми, ведь тебя могут убить. Жертва всегда знает угнетателя лучше, чем угнетатель знает жертву.

fullscreen

Автор книги «Мужчины о феминизме», социолог, гендерный исследователь Майкл Киммел, Киев, 23 мая 2019 года

Фото:

Громадское

Майкл Кауфман: Наша же книга — не мэнсплейнинг, потому что мы говорим с другими мужчинами. Мы делимся тем, чему научились от женщин. Мы просто говорим мужчинам: есть вещи, о которых надо говорить. В книге мы используем много юмора, ведь мы не мужчины, которые хотят ссориться, — мы приглашаем к диалогу.

Вы сказали, что между гендерами нет войны. Но сейчас из-за всех запретов, из-за законов об абортах, из-за истории с Трампом многие люди могут чувствовать, будто против женщин ведется война, будто мы под угрозой. Как вы видите все это развитие? С одной стороны, мы видим движение #MeТoo, с другой — законы об абортах. Не один, а один за другим, в разных штатах.

Майкл Кауфман: Это абсолютно точно нарушения прав женщин. Например, на недавних выборах в Испании праворадикальные силы говорили, что женщины не должны работать вне дома, они должны быть в доме. По всем странам мы видим праворадикалов, которые нарушают права женщин, их свободу, демократию.

Майкл Киммел: От сторонников Трампа мы слышим, что это мы — жертвы, белые люди — жертвы, из-за всех этих законов, привилегий для женщин. Будто мы должны сделать так, чтобы все снова были равными. Будто это нас дискриминируют. Проблема в том, что некоторые мужчины в США говорят, что это не война против женщин, а наоборот — война против мужчин, будто они жертвы дискриминации.

Майкл Кауфман: И с этим мы не согласны.

Что вы думаете о движении #MeToo и его успехе? Я разговаривала с активисткой в Нью-Йорке, которая сказала, что вопрос далек от разрешения. Мол, женщины жалуются мужчинам, просят наказать мужчин вместо того, чтобы реально бороться, скажем, за равную оплату труда.

Майкл Киммел: Домогательства к женщинам на работе не считались проблемой, ведь были поведенческой нормой. Но женщины высказались: это не нормально, это нас унижает, это — проблема. И теперь у нас есть диалог. Мужчины говорят, что понимают больше.

Есть две принципиальных вещи. Первая — мы должны принять законы, которые будут четко указывать, что нормально, а что нет. Вторая — мы должны начать диалог между мужчинами, которые должны были бы сказать, что такое поведение — это проблема.

Майкл Кауфман: Эти движения начались полтора года назад. Тогда как патриархия и общества, где мужчины доминантные, существуют десятки лет. Поэтому мы не можем сказать, что после #MeToo ничего не изменилось.

Мы имеем дело с идеями, социальными институтами, которым тысячи лет. Их нельзя изменить за один год. #MeToo — это что-то невероятное, это даже больше, чем сотворение истории прямо на наших глазах. Эта история творится женщинами и мужчинами, которые говорят: чтобы вступить в половые отношения, вам нужно получить разрешение, оба человека должны согласиться на это.

Как сказал Майкл, вам надо установить правила поведения на работе. И это то, что улучшает наши частные и рабочие отношения. Конечно, для этого нужно время и большие перемены. И в итоге нам нужно общество с гендерным равенством, с равной оплатой труда, лишенное насилия над женщинами.

fullscreen

Автор книги «Мужчины о феминизме», сооснователь движения «Белые ленты» Майкл Кауфман, Киев, 23 мая 2019 года

Фото:

Громадское

Как вы объясните запрет абортов в США? Это не единичный случай в одном штате, это по всей стране. Что происходит?

Майкл Киммел: Противники абортов десятилетиями пытались найти пути, чтобы запретить аборты и изменить закон 1973 года, который признает аборты законными. Они постоянно пытались немного продвинуться в этом.

После своего избрания Трамп назначил в Верховный суд двоих новых консервативных судей. Противники абортов верят, что самое время взяться за репродуктивные права женщин. Не просто забрать немного здесь и немного там, а вообще забрать все.

Мы в США движемся против всего цивилизованного мира, который сделал аборты доступными. Право на аборт — это часть долгого процесса за право женщин самостоятельно контролировать свои тела. В теории аборт включает в себя два фундаментальных права — право на свободу и право на жизнь.

И вот они столкнулись — жизнь и свобода. Беременная женщина — это жизнь внутри ее свободы. Некоторые говорят: «Ее свобода не имеет значения». А некоторые говорят: «Нет, ее свобода важнее». В то же время мы веками позволяли людям умирать, чтобы получить свободу, отправляя мужчин на войну, чтобы те боролись за свободу.

Майкл Кауфман: Я не думаю, что кого-то вроде Трампа на самом деле очень волнуют аборты. Он использует это, чтобы мобилизовать людей вокруг. Это используют и этим манипулируют так же, как сентиментами о расизме или мигрантах. Мы видим, как правые использовали антимиграционный диалог, чтобы получить поддержку своих экономических политик. Но это скользкий путь.

Майкл Киммел: Я уверен, что Трампу безразличны аборты. Скорее всего он счастлив, что женщины, с которыми он встречался, их делали.

Если расистские или гомофобные шутки перестали быть нормальными, почему такими остаются сексистские?

Во многих странах говорят, что политическая корректность и запрет сексистских высказываний ограничивает наши права, что в итоге произойдет реванш, потому что вокруг недозволенного всегда формируется сопротивление. Как вы определяете грань? Какие шутки называете сексистскими?

Майкл Кауфман: Когда люди говорят, что феминизм неестественный, он против наших традиций, то я добавлю, что это касается всех традиций мира, потому что во всем мире всегда доминировали мужчины, общества были патриархальными. Первые женские движения появились около 200 лет назад, когда женщины боролись за право голосовать на выборах. Можно сказать, что это было неестественным во многих странах. Женщины боролись за изменения в США, Канаде, в Европе и Украине. Да, мы не знаем новых правил, но мы их устанавливаем.

Майкл Киммел: Если я расскажу вам расистскую шутку, вы скажете: это ненормально. Если я расскажу вам гомофобную шутку, то тоже скажете, что так нельзя. Так почему же сексистские шутки — это нормально? Потому что мы сейчас в моменте перехода.

Моему сыну 20 лет. Его дети никогда не будут рассказывать сексистские шутки, потому что это становится менее нормальным. Я вырос в 1950-1960-х, и тогда расистские шутки были повсюду. И мой сын никогда их не рассказывал, я и сам научился так не шутить.

Майкл Кауфман: Вы можете рассказать шутку об изнасиловании. Это может быть удачная игра слов, и когда мы понимаем реальность сексуального насилия, говорим: это больше не смешно.

fullscreen

Авторы книги «Мужчины о феминизме» — один из основателей движения «Белые ленты» Майкл Кауфман (в центре) и социолог, гендерный исследователь Майкл Киммел, Киев, 23 мая 2019 года

Фото:

Громадское

Как вы относитесь к наказанию за то, что было сделано давно, скажем три десятилетия назад, когда это было нормальным? В США также говорят об «охоте на ведьм», когда некоторые женщины якобы злоупотребляют своей позицией?

Майкл Киммел: Это на самом деле не так уж и сложно. 30 лет назад я делал и говорил то, что не является нормальным сегодня. Вопрос не в том, делал это или нет. Я не могу вернуться на 30 лет и отменить эти действия. Однако я могу сказать: как я мог не увидеть, что это было проблемой? Мне жаль, что я поступал так и больше я так делать не буду.

Ты не должен сидеть в тюрьме за то, что ты делал 30 лет назад, но ты можешь извиниться. То, что у моих предков не было рабов, не означает, что я не получил пользы от рабовладения. У меня до сих пор есть привилегии, как у белого человека. Важнее ваше настоящее отношение. Надо переосмыслить то, что я тогда делал и двигаться дальше.

Майкл Кауфман: Есть большая разница между тем, чтобы привлечь к ответственности убийцу или насильника и кого-то, кто сказал что-то неправильное и оскорбительное. Да, мы немного опоздали с восстановлением справедливости. Это не о наказании, это о движении общества вперед и привлечения людей к разговору.

Если читать вашу биографию в Википедии, то можно прочитать обвинения одной студентки в домогательствах. Что вы скажете на это?

Майкл Киммел: Я столкнулся с определенными обвинениями в последние годы. В любой революции люди будут использовать зонтик революции, чтобы достичь других целей. Например, во время революции во имя равенства кто-то будет говорить: эти люди украли мою свинью несколько лет назад, и я сделаю все, чтобы государство их осудило. Это не проблема хорошего и плохого. Некоторые будут манипулировать. Люди очень сложные, и проблемы очень сложные. То, что они называют профессиональными недоразумением, из этого можно сделать политический аргумент.

fullscreen

Автор книги «Мужчины о феминизме», социолог, гендерный исследователь Майкл Киммел, Киев, 23 мая 2019 года

Фото:

Громадское

Если ты продвигаешь определенные идеи, ты должен жить в соответствии с ними.

Майкл Кауфман: Мы не думаем, что #Metoo было охотой на ведьм. Надо, чтобы люди говорили о настоящем и о прошлом. Мы должны принимать все эти вещи с открытым сердцем и умом. Да, это сложный процесс. Это период в истории человечества, когда что-то может измениться.

Майкл Киммел: Это правда, что многие мужчины больше не знают правил. Они говорят: мне кажется, что я иду по гране. Я не знаю, что нормально. Расскажите мне. Это момент, когда правила меняются в реальном времени, и мы не знаем, какие они. Мы должны открыто и честно говорить: хорошо, мы не знаем правил, и мы вместе должны это выяснить, должны создать новые правила. Старые правила больше не работают.

Майкл Кауфман: Мы живем в мире соцсетей. Мы все хотим правосудия. Мы хотим, чтобы люди высказывались. И мы также хотим справедливости.

Очень важно понимать, что это момент невероятных изменений в обществе. Это мгновение в человеческой истории, когда мы отвергаем тысячелетия идей и структур. Это захватывающий момент, и мы хотим сфокусироваться на его положительных частях.

Просто подумайте об изменениях в отцовстве. Женщины говорят, что мужчины должны быть так же ответственные за воспитание детей, за домашнюю работу. Потому что женщины так же строят карьеру. Женщины тоже получают образование.

Гендерные квоты существуют последние 8-10 тысяч лет. Мужчины не должны соперничать с половиной населения за рабочее место

Чтобы так и было, мужчины должны брать на себя часть домашней работы и заботы о ребенке. Можно подумать, что это много работы для мужчины. Но в действительности, когда мужчины начали это делать, мы осознали, что это лучшее, что с нами могло произойти. Мы осознали новую связь с детьми. Когда мы встречаем старых людей (хотя мы уже и сами в этой категории), они говорят: я проработал всю свою жизнь ради детей и семьи, а сейчас я на пенсии, дети выросли и уехали, и я их даже не знаю. В голосах этих мужчин есть невероятная трагедия.

Сексизм в 2019 году — это что?

Майкл Кауфман: Часть этого — предположение, что из-за нашего биологического пола у нас есть определенные пределы. Сексизм может работать как против женщин, так и против мужчин. Но он был использован группой мужчин против женщин, чтобы отрицать женскую силу. И это реальная разница между сексизмом в отношении женщин и в отношении мужчин.

Что вы думаете о гендерных квотах?

Майкл Кауфман: Гендерные квоты существуют последние 8-10 тысяч лет. Мужчины не должны соперничать с половиной населения за рабочее место. Лично я думаю, что нам нужны квоты. Мы должны поощрять корпорации нанимать больше женщин, поощрять партии, в которых больше женщин. Эти вещи уже продвигаются, но очень-очень медленно.

Есть такие страны, как Исландия. Там сказали: компании должны выплачивать одинаковые зарплаты для мужчин и женщин на всех уровнях. Если нет, они будут оштрафованы. Это изменение там произошло очень быстро.

fullscreen

Автор книги «Мужчины о феминизме», один из основателей движения «Белые ленты» Майкл Кауфман, Киев, 23 мая 2019

Фото:

Громадское

Майкл Киммел: У американцев аллергия на слово «квота». И я думаю, что самое важное — это цели и задачи. Я верю в квоты, думаю, что это правильный путь. Но я не думаю, что это политически реалистично в этой среде.

Я могу привести пример. В Австралии во главе компаний было очень мало женщин. Вместо квот (вашим боссом должна быть женщина), австралийцы сказали: это государственный вопрос. Мы как правительство должны идентифицировать женщин, которые могут управлять, но мы их до сих пор не знаем. Поэтому мы должны их найти и предложить их компаниям.

У них есть программа, которая называется «Женщины в Правлении». Они находят выдающихся женщин в различных отраслях и предлагают их в Правление или наблюдательные советы. Моя подруга из Австралии работает в сфере здравоохранения. Она работает в Монголии, работает над детской иммунизацией. Ей недавно предложили возглавить Sydney Water — компанию, которая обеспечивает воду в Сиднее.

И вот сейчас вы подумали: здравоохранение и вода — так, понятно, почему эти сферы смежные. Но сначала компания Sydney Water не обратила внимание на нее, но ее кандидатуру предложили и она в руководстве компании. Так это что-то среднее между квотой и поставленной целью.

Когда я была в Чикаго и общалась с мужчиной, который входил в гангстерскую группу. Потом он бросил это и начал помогать детям, которые попали в банду. И он объяснил, что присоединился к преступной группировке в 10-12, потому что видел, как его отец бил мать, и хотел отомстить. Это меня поразило, потому что пришлось задуматься, что человек пошел в преступную группу из-за домашнего насилия.

Майкл Кауфман: Насилие над женщинами — это эпидемия для всего мира. Во многих странах одна из трех женщин, а иногда и одна из двух, за свою жизнь становятся жертвами насилия. Мы слишком позволяли такое. И снова скажу, что в Украине насилие в семье не было противозаконным.

Мужчины бьют женщин, потому что могут и верят, что им разрешено, ведь другие мужчины молчат

Да, большинство мужчин не прибегают к насилию в отношениях. Мы не бьем своих. Но большинство из нас молчит. Когда мы много лет назад начали движение мужчин против насилия над женщинами «Белая лента» — а сейчас в Украине есть целая группа. Меня очень радует, — она сконцентрировалась на том, чтобы мужчины перестали молчать, чтобы заставляли других обращать внимание на поведение мужчин.

Я очень надеюсь, что мы скоро все-таки положим этому конец благодаря всем кампаниям. Кроме «Белой ленты» это He For She («Он за нее»), которая спонсируется ООН.

В Украине есть сеть, которая работает с молодыми или будущими папами, чтобы научить их отцовству. Это часть долгосрочного решения проблемы. У нас есть мужчины, которые могут заботиться о детях, находить положительные пути их воспитания вместо физического наказания.

Майкл Киммел: Мужчины бьют женщин, потому что могут. Потому что верят, что им это разрешено. Полагают, что это нормально. Полагают, что другие мужчины их поддержат. Они так думают, потому что другие мужчины ничего об этом не говорят.

Идея движения «Белая лента» — разбить эту тишину, заставить мужчин сказать: нет, ты не можешь этого делать. Это не нормально. Большинство мужчин не бьют женщин, — такое же большинство ничего не говорит против этого. Поэтому мужчины, которые применяют насилие, верят, что другие мужчины их поддерживают.

fullscreen

Авторы книги «Мужчины о феминизме» Майкл Кауфман (слева) и Майкл Киммел и журналистка Громадского Наталья Гуменюк, Киев, 23 мая 2019 года

Фото:

Громадское

Кто такие профеминисты - Афиша Daily

24 ноября в Москве пройдет MoscowFemFest — просветительский фестиваль о феминизме, гендерной грамотности и свободе выбора.

«Афиша Daily» задала несколько неловких вопросов одному из его спикеров — профеминисту, редактору квир-зина «Открытые» и Buro 24/7 Антону Данилову.

Почему вы называете себя профеминистами, а не просто феминистами?

Я убежден, что феминистками могут называться только женщины. А мужчины в этом смысле могут быть лишь союзниками, поддерживать их в борьбе за свои права, но они не могут определять повестку и диктовать какие‑то свои убеждения. Можно провести аналогию с ЛГБТ-активистами. Они тоже борются за свои права, а люди с гетеросексуальной ориентацией могут их поддерживать, при этом, конечно, не являясь частью сообщества.

На самом деле много мужчин в публичном пространстве называют себя феминистами — я не берусь никого осуждать. Но, по моим личным ощущениям, нужно уважать чувства девушек, которые не считают это правильным. Поэтому я называю себя профеминистом — человеком, поддерживающим женщин в их борьбе за свои права.

Как становятся профеминистами?

Никто не рождается с феминистскими установками в голове, к этому приходят в разные периоды жизни. Но чем раньше человек надевает феминистскую оптику, тем лучше для него или для нее.

Я пришел к профеминизму примерно полтора года назад: всерьез задумался об этом, когда работал редактором моды в женском глянце. Тогда громко обсуждались события в Голливуде, скандал с Вайнштейном и движение MeToo. Шеф-редактор предложила мне написать какой‑то ликбезный материал про феминизм — это был хороший вызов для меня, потому что я не очень много в этом понимал. И в процессе подготовки мне открылась какая‑то бездна женских проблем, которых я раньше не замечал.

С тех пор я начал активно изучать эту тему, читать книги, блоги известных феминисток и вообще все, что попадалось на глаза. В какой‑то момент я понял, что мысли о гендерном равенстве занимают довольно большую часть моей жизни. И осознал, что, работая в женском издании, я могу попытаться помочь женщинам бороться за важные для них вещи. С этой идеей я не расстаюсь до сих пор.

Еще важно добавить, что я представляю, что такое опыт угнетенной группы: я гей. Хотя с какой‑то адской гомофобией не сталкивался, я знаю, каково это, когда тебя притесняют просто за то, какой ты есть. А когда только гендер становится причиной для того, чтобы одна группа доминировала над другой, это еще более абсурдно и дико.

Правда ли, что профеминисты — это в основном ЛГБТК-люди?

Недавно я видел в фейсбуке Беллы Рапопорт очень смешной пост о дискуссии с Виталием Милоновым. Он сказал, что ближайшие друзья феминисток — «голубые». Редкий случай, когда одиозный депутат, может быть, и прав. Наверняка есть какая‑то корреляция между опытом одних и других. Но я не буду говорить, что все профеминисты — геи, так как уверен, что это не так. Общаясь с людьми из Европы и Америки, я делаю вывод, что там абсолютно нормально быть белым цисгендерным гетеросексуальным мужчиной и разделять профеминистские настроения. В этом нет никакого противоречия.

Отстаивают ли профеминисты права мужчин?

Права мужчин ущемляют другие мужчины. Поэтому позиция защиты мужской части общества мне не близка, ведь женщины не играют в этом ущемлении никакой роли.

Часто говорят, что призыв в армию — это один из видов дискриминации. Но эти правила создали сами мужчины, потому что они у власти.

Феминизм не про то, как каким‑то другим мужчинам плохо. Но если установить гендерное равенство, избавиться от насилия и всех гендерных стереотипов, от этого станет лучше всем — и цисгендерным гетеросексуальным мужчинам.

Кто оплачивает счет, подает пальто и открывает дверь, если мужчина — профеминист?

Эти вопросы вообще не приоритетны для феминисток и профеминистов: гораздо больше хочется говорить о том, как важен закон о противодействии домашнему насилию, о равной оплате труда, равном разделении домашних обязанностей. Но все, что перечислено, может быть проявлением заботы. И любому человеку, вне зависимости от пола и гендера, хочется, чтобы о нем заботились. Но здесь важно провести грань между реальной заботой и показной галантностью, которая уже стала пережитком прошлого. Если девушка в силу каких‑то объективных причин не может взять с вешалки пальто — конечно, неплохо было бы ей в этом помочь. Но бывают ситуации, когда и мужчина не может самостоятельно сделать это. Ничего криминального, если женщина поможет ему в этом. Ничья хрупкая маскулинность при этом не пострадает. А также, я убежден, что многие женщины способны открыть дверь машины сами. Это ведь правило этикета, которое появилось, потому что раньше женщины ходили в пышных платьях и действительно были не в состоянии сами выйти из какой‑нибудь кареты. Тогда на помощь приходил мужчина, который мог выйти и открыть ей дверь.

Что касается счета в ресторане, то об этом можно договориться. Эту проблему решает простой вопрос: «Не возражаешь, если я за тебя заплачу?» И если девушка говорит, что заплатит за себя сама, не нужно настаивать. Также и девушка может заплатить за мужчину, если это не противоречит каким‑то внутренним ощущениям обоих. Это вопрос договоренностей и взаимного комфорта.

Подробности по теме

«Феминизм меняет мир в лучшую сторону»: мужчины о важности гендерного равенства

«Феминизм меняет мир в лучшую сторону»: мужчины о важности гендерного равенства

Чем профеминист отличается от любого другого адекватного мужчины, который выступает против насилия и за гендерное равенство?

На самом деле ничем. Если мужчина не проявляет никакого насилия в отношении женщин, не считает их хрупкими, слабыми и от природы глупыми существами, выступает за гендерное равенство, понимает и разделяет стремление женщин к достижению своих прав, то это и есть профеминизм здорового человека. Совершенно не обязательно при этом заниматься активизмом. Можно разделять профеминистские взгляды и делать ежедневный микроактивизм — например, не участвуя в каких‑нибудь сексистских обсуждениях внутри мужского коллектива на работе. Или пресекать разговоры из разряда: «Посмотрите, какие у нее сиськи». Это небольшой шаг, который, возможно, поможет людям задуматься, что они поступают неправильно.

Я также не считаю себя активистом, но у меня есть телеграм-канал «Профеминизм», где я публикую мысли по этой теме, которые мне кажутся важными. Но я никогда не поставлю себя в один ряд с Аленой Поповой, Мари Давтян, Анной Ривиной — они делают гораздо больше для женщин.

Мне немного неловко говорить, что я активист, — это как будто снижает важность того, что делают женщины-феминистки. Но если кто‑то считает мою скромную работу активистской, то мне, конечно, очень приятно.

Как профеминисты занимаются сексом, если они уважают женщин?

Мне сложно ответить на этот вопрос, потому что я не занимаюсь сексом с девушками. Но существует очень простой принцип согласия, когда девушка должна сказать четко, твердо, внятно, в трезвом состоянии «да». И все, что происходит в сексе между ней и мужчиной, должно осуществляться только по взаимному согласию. Никакого принуждения здесь быть не может. А любые сексуальные практики, если они удовлетворяют запросы всех участников процесса, — это здорово.

Какое порно смотрят профеминисты?

Это довольно большая дискуссионная тема. Есть мнение, что в порно угнетают женщин, потому что оно демонстрирует не реальные человеческие отношения, а какую‑то идеализированную картинку. И часто женщины в этих ситуациях оказываются заложницами: например, принимают обезболивающие, чтобы выдержать съемки. И это ненормальная история. Но есть фемпорно, где акцент переводится с мужчин на женщин, и такое порно может доставлять удовольствие актрисам. Хотя и к нему неоднозначное отношение в фемсреде. Но, на самом деле, я не думаю, что есть какой‑то отдельный вид порно, который смотрят гетеросексуальные мужчины, разделяющие феминистские взгляды. Такое же, как и все.

Как профеминисты относятся к радикальному феминизму?

Это большое заблуждение, что радфем ненавидит мужчин. Радикальные феминистки борются с патриархатом, и ключевая тема в этой борьбе — реально существующая система угнетения женщин мужчинами. Я отношусь к этому направлению уважительно, разделяю многие его идеи. Другой вопрос в том, что кому‑то отдельные феминистки могут показаться агрессивными. Но это не проблема феминисток. Кто сказал, что феминизм должен быть мягким, классным и удобным? Он и не должен нравиться сторонникам патриархата. Если женщина придерживается радикального направления в феминизме — это круто и здорово. У меня среди подруг есть одна радикальная феминистка, и мы с ней прекрасно общаемся. Я, в силу объективных причин, придерживаюсь интерсекционального феминизма (направление, которое рассматривает дискриминацию как связь нескольких форм угнетения — сексизма, расизма, эйджизма, гомофобии и т. д. — Прим. ред.). У нас с ней бывали споры на эту тему, но они никогда не заканчивались конфликтами.

Подробности по теме

Что такое экофеминизм и почему за ним будущее

Что такое экофеминизм и почему за ним будущее

Как феминизм воспринимается в ЛГБТК-сообществе?

В моем идеальном мире ЛГБТК-люди должны понимать и разделять феминистскую повестку. Но на практике так получается не всегда: некоторые мои знакомые гомосексуалы могут говорить про феминизм в негативном ключе — мне это не близко, я с этим не согласен. Но также в феминистском дискурсе есть направление трансэкслюзивного радикального феминизма. Его сторонницы считают, что трансженщины не могут быть частью феминистской повестки, потому что у них отсутствует женская гендерная социализация. Это значит, что, когда они родились, общество воспитывало их как мужчин, а значит, они не сталкивались со многими женскими проблемами. Я уверен, что это не повод исключать трансженщин из феминистской повестки. Потому что получается, что им приходится сталкиваться с сексизом, помноженным на трансфобию. Это очень болезненная тема. Но мне хочется верить, что это вопрос времени.


MoscowFemFest пройдет 24 ноября в Telegraph Hall. Там будут обсуждаться главные аспекты гендерного знания в различных форматах и с участием признанных эксперток и экспертов. Программа — по этой ссылке, а зарегистрироваться можно здесь.

Мужчина и феминист? - Feministeerium

Christian Veske-Mcmahon

Довольно часто меня приглашают поговорить на тему мужчин и феминизма, поэтому иногда меня одолевают и экзистенциальные терзания, связанные с серией «основных вопросов о смысле жизни», таких как «кто я», «зачем делаю то, что делаю» и т. д.
И вновь я был вынужден размышлять над вопросом: «Могу ли я считать себя феминистом?».

Почти всю свою трудовую жизнь я концентрировался на темах равноправия, в том числе гендерного неравенства. Тем самым с феминизмом и феминистами мне приходилось соприкасаться очень тесно. В течение долгого времени я и сам считал себя феминистом, приравнивая феминизм к равноправию. Однако в последние два года я начал спрашивать себя, а верно ли такое самоопределение?

Дилеммы феминизма

Дилемм много. Для разных людей феминизм означает разные понятия, и феминистские политики, теории и движения не обязательно должны совпадать. Одной из больших проблем являются отношения между феминизмом и мужской реальностью.

Разъясню подробнее. Когда-то в одной феминистской группе я использовал фразу: «Да, я феминист, но для меня важно и все, что касается мужчин, а также понимание связанных с мужчинами позиций и реалий в обществе». В качестве примера я привел тему своего исследования: мужчины как жертвы сексуального насилия. Как только я послал свой комментарий, мне тут же начали возражать: разве может мужчина быть феминистом? Разве сказать, что «я феминист, но…», это не то же самое, что сказать, «я не расист, но…»? Таким образом, не является ли это первым признаком утраты восприятия всерьез?

Живущая в Канаде и занимающаяся исследованиями Ирландии профессор Эмер O’Tул (Emer O’Toole) написала в колонке The Guardian «Почему феминизму не нужны подобные мне союзники». Она приводит в пример три истории, в которых считающие себя феминистами мужчины добавляют в то же время, что и мужчины страдают от гендерного неравенства и нереальных ожиданий, например, ожиданий в отношении тела. Она признается в конце, что не желает иметь таких союзников для себя — мужские вопросы, конечно, важны, но они бледнеют в сравнении с дискриминацией женщин.

Сразу должен сказать, что я не могу полностью с ней согласиться. Считаю, что союзники нужны и из числа феминистов, и из более широких рядов поборников равноправия. Точно так же, как последним нужна поддержка феминистов.

А что такое феминизм?

Возвращаясь к главному вопросу об определении феминизма, есть смысл взглянуть на официальные дефиниции. Эстонский ортологический словарь приравнивает феминизм к женскому движению, т. е. к борьбе женщин за свои права. Оксфордский словарь понимает феминизм как защиту интересов и прав женщин на основе равенства между полами. Примечательно, что оксфордское разъяснение понятия оставляет больше возможностей и для мужского участия. Эстоноязычное соответствие, напротив, ограничивает феминизм борьбой только самих женщин.

Идет ли здесь речь о борьбе за что-то или против чего-то? Мотивация и аргументация феминистов и феминистских движений разная. Пожалуй, больше всего известны феминистские сексуальные войны, начавшиеся в конце 1970-х годов и продолжавшиеся в 1980-е в Америке, но консенсус в которых не достигнут до сих пор. Часть феминистов была против порнографии, другие называли себя pro-sex-феминистами. Последние рассматривали секс как право женщины на свое тело, критикуя противников порнографии как правых консерваторов.

Если отойти от сексуальных войн и сексуальности, можно сосредоточить внимание и на поле сражения феминизма, которое в странах Запада переместилось из реальной жизни в интернет и известно под названием интернет-феминизма. А именно, в январе прошлого года в США разразился феминистский скандал, который стали называть феминистской войной в Твиттере. В центре проблемы стоял доклад „#Femfuture: online revolution“, в котором призвали поддержать деньгами феминистов, пишущих онлайн. После публикации доклада его составители получили невероятное количество негативных отзывов и комментариев от соратников-феминистов, которые зачастую походили на провокации. Они сетовали на то, что речь идет об элитарном собрании, и утверждали, что доклад не учитывает проблемы женщин с разным цветом кожи, а также реальность тех женщин, у которых нет доступа к интернету. Онлайн-феминизм, как и социальные медиа в целом, предоставил возможность более упрощенного и поверхностного общения, которое, в свою очередь, позволяет отправлять идеи в мусорный ящик, не выслушивая людей до конца.

Профеминизм!

С другой стороны, для мужчин интернет-феминизм упрощает возможность участия, высказывания мнений и выражения поддержки. Быть феминистом-мужчиной — это часть «крутой» натуры, во всяком случае, в Бруклине, Стокгольме, Лондоне и еще некоторых местах. Раньше или позже это мировоззрение глубже проникнет и в сознание эстонских мужчин (и женщин). Если ты хочешь, чтобы тебя серьезно воспринимали женщины и другие мужчины, нельзя быть переполненным фобиями шовинистом. В этом заключается и парадокс — феминизм можно использовать в корыстных целях, а слово становится пустым звуком, утратившим свое глубокое значение. Феминизм начинает эксплуатировать и поп-культура, он становится «круче» и с ним легче соотносить себя. В то же время феминизм в каком-то смысле утрачивает свое содержание. Так, например, белл хукс (Глория Джинн Уоткинс) критиковала утверждение Бейонсе о том, что она современная феминистка, в то время как сама в скудном одеянии и с беззащитным видом позировала на обложке Time.

Чтобы разрешить свой экзистенциальный кризис, я начал называть себя профеминистом — это значит, что я поддерживаю часть феминистских движений, и для меня важно обращать внимание на права женщин и возможности их реализации. Меня интересует феминистское искусство, литература, киноискусство, однако при этом я остаюсь в роли пассивного реципиента, перерабатывая полученную информацию и позднее делясь ею с другими. Это иной процесс самопознания по сравнению, например, с художественными произведениями, касающимися мужских вопросов. С этими произведениями я могу соизмерять себя прямо — как если бы они говорили со мной или с частью меня.

Мы в Эстонии до сих пор должны еще наделять содержанием основные понятия. По этой причине одна из сторон моего экзистенциального кризиса взывает к моей совести. И говорит, что подобные рассуждения о своих кризисах я могу позволить себе только в такой среде, где понимают проблематику равноправия и прав женщин и меньшинств. Однако в ситуации, когда необходимо проявить солидарность с феминистами, я без колебаний скажу: да, я феминист!

Статья была впервые опубликована на странице Feministeerium на эстонском языке 11.08.2015.

0

«Мужчина — феминист или профеминист?» – Яндекс.Кью

Для симметрии я выскажу противоположную Владимиру точку зрения. 

На мой взгляд мужчина может быть феминистом, и лично мне представляется, что термин про феминист не очень удачный.

Я согласен, что основной аргумент о проблемах включения мужчин в чем движение состоит в разной социализации, мужчина по определению обладает набором прав и привилегий, наличие которых он должен осознать. Женщина наоборот этих прав и привилегий лишена и подвергается дискриминации со стороны мужчин и вот эта разница и становится камнем преткновения. 

На мой взгляд, тут может быть несколько аспектов:

1) Акцент на тендерную социализацию в большей степени характерен для второй волны феминизма и современного радикального феминизма. Если же мы говорим про интерсекциональный, но там в дело вступает множественные идентичности и множественные формы дискриминации. 

2) Что есть феминизм? Условно говоря это можно обозначить как некий спектр течений выступающий за преодоление сексизма и борьбу за права женщин, и на современном этапе других тендеров. Что в этом случае быть феминисткой, это разделять эти идеи. На мой взгляд мужчина вполне может разделять эти идеи. Да тут возникает проблема, что не сразу сможет избавиться и преодолеть патриархальные установки, но лично для меня странно когда человека, который овладел теорией, занимается активистом и тп. не признают феминистом, а по большому любая девушка подписавшаяся на пару пабликов в ВК без проблем может называть себя феминисткой и ни у кого это вопроса не вызовет.

3) Если мы рассматриваем феминизм как вариант борьбы за общее равенство и гражданские права, можно сравнить это с другими вариантами. Например, может ли белый мужчина в США быть аболиционистом? очевидно, что да и есть масса примеров. 

4) Поскольку единого феминизма нет, я не очень понимаю кто и как оценивает кто может быть феминистом или феминисткой, а кто нет? В современном феминизме спектор идей крайне широкий и например радуем не будет считать феминистками либфем, а те могут не считать таковыми трансфем и тд. Поэтому если мужчина считает себя феминистом и хочет так себя называть, то я не вижу тут оснований запрещать ему это делать.

И в конце дам ссылку на любопытный текст, про мужской феминизм.

Миф vs Факт | «Феминизм — это война не с мужчинами, а с их с привилегиями»

Развеиваем мифы и подтверждаем факты о феминизме вместе с профессором истории Питтсбургского университета Алисой Клоц

Твитнуть

Поделиться

Поделиться

 1  Феминисткой может быть только женщина.

Феминизм — это система взглядов, поэтому и женщины, и мужчины, разделяющие эти взгляды, могут считать себя феминист(к)ами. Правда, есть и те, кто считают, что раз феминизм — это о правах женщин, то мужчины могут быть только «про-феминистами» или «союзниками».

 2  Феминистки — это женщины, которые ненавидят мужчин. На самом деле феминизм — это разновидность сексизма, войны полов.

Среди феминисток наверняка есть те, кто «ненавидят» мужчин. Но большинство феминисток ненавидят партиархат — систему гендерного неравенства, которая ставит женщину в подчинённое положение. Феминистки стремятся разрушить патриархальную систему, в том числе и лишив мужчин их привилегий. Феминизм — это война не с мужчинами, а с их с привилегиями.

 3  Феминистки против мужской галантности и могут засудить любого мужчину за то, что он подал ей пальто.

Большинство феминисток волнуют такие проблемы, как насилие в семье, неравенство зарплат мужчин и женщин, ущемление репродуктивных прав женщин. Так что вряд ли какой-нибудь феминистке придёт в голову подать в суд за подачу пальто, особенно учитывая, что суды часто не могут или не хотят защитить женщин в гораздо более серьёзных вопросах.

Хотя, конечно, «мужская галантность» — это часть патриархальной культуры, где роли гендерно определены: он подаёт пальто, она принимает; он зарабатывает, она создаёт уют и так далее. При равноправных отношениях каждый из партнёров может сам надеть своё пальто или, наоборот, подать его.

 4  Феминистки — это неуверенные в себе и обиженные мужчинами женщины, у которых не сложилась личная жизнь.

Во-первых, далеко не всем женщинам интересны мужчины. Во-вторых, «личная жизнь» как романтические отношения не обязательно определяет политические взгляды человека. В-третьих, даже если личный опыт приводит человека к определённым политическим взглядам, это не значит, что такие взгляды нужно обесценивать: вполне логично, что девушка, подвергавшаяся травле из-за нестандартной внешности, может найти себя в феминизме. Феминистские ценности разделяют очень разные люди.

 5  Феминистки имеют нестандартные представления о семье и материнстве. Они выступают за однополые браки, ратуют за то, чтобы отцы выходили в декрет и ухаживали за ребёнком. И вообще феминистки чаще всего чайлдфри.

В феминизме есть много различных направлений, но большинство феминисток выступают за свободу выбора в вопросе семейных отношений и материнства. Женщина должна иметь возможность иметь столько детей, сколько она хочет: хоть десять, хоть ни одного. И у женщин, и у мужчин должна быть возможность вступить в брак с любимым человеком, не важно, какого пола, и воспитывать с ним или с ней детей. Ну а отпуск по уходу за ребёнком для отцов даёт возможность более равномерно распределить обязанности внутри семьи.

 6  Феминистки агрессивны, мужеподобны и непривлекательны.

Привлекательность — понятие субъективное. Что касается агрессивности, то когда женщины активно выступают за свои права, это почему-то воспринимается как агрессивное поведение. Но когда точно так же ведут себя мужчины, это воспринимается как обоснованное возмущение. Дело опять же в наших стереотипах и ожиданиях, что кто-то будет им следовать.

 7  Цель феминизма давно достигнута. В нём больше нет необходимости. Ведь у женщин уже есть все права. В частности, женщины имеют право голосовать и получать образование.

Право голосовать и получать образования — это цели, которых достигли так называемые феминистки первой волны в первой половине XX века. Сейчас феминистки борются за равноправие в других сферах: в области оплаты труда, распределения домашних обязанностей... Учитывая, сколько женщин ежегодно погибает в результате домашнего насилия, какой высокий процент женщин среди беднейшего населения и какой низкий — на руководящих позициях, очевидно, что женщинам ещё далеко до равноправия с мужчинами.

 8  Феминизм — это западное явление. В России феминистка одна: Мария Арбатова.

Феминизм в России появился тогда же, когда и в других европейских странах: в конце XIX века. В России феминистки называли себя равноправками и также боролись за доступ женщин к образованию, профессиональной карьере и, после 1905 года, за право голоса. Более того, российские «равноправки» пользовались бОльшей поддержкой мужчин, чем их коллеги на Западе. Именно благодаря активной деятельности «равноправок» российские женщины одними из первых в мире получили право голоса весной 1917 года. Это, кстати, произошло при либеральном временном правительстве, а не при большевиках, как многие считают. После прихода к власти большевиков женщины были уравнены с мужчинами в правах юридически, многое было сделано в семейной политике. Хотя такие активистки советского женского движения, как Александра Коллонтай, не причисляли себя к феминисткам, историки сейчас рассматривают их как «феминисток-марксисток».

Россия была в значительно степени исключена из дискуссий так называемой «второй волны» феминизма, но даже в условиях идеологической изоляции в конце 1970-х годов в Советском Союзе были феминистки. Они даже публиковали самиздатовские феминистские журналы: альманах «Женщины России» и журнал «Мария». В период перестройки начался новый период феминистского движения в России. Так что Мария Арбатова — лишь одна из многих феминисток в истории России.

 9  Феминистки любое своё поведение оправдывают дискриминацией со стороны мужчин.

Мне сложно понять, что имеется в виду под «любым поведением», но феминистки борются с патриархатом как системой неравенства. Поэтому многие вещи, которые могут казаться отдельным поступком отдельного человека, рассматриваются как продукт властных отношений внутри патриархальной системы.

 10  Мужчины ненавидят феминисток, боятся их и/или смеются над ними.

Скажите это актёрам Бенедикту Камбербетчу или Николаю Костеру-Вальдау, которые снялись в футболках «Так выглядит феминист».

Все «Миф vs факт»

Твитнуть

Поделиться

Поделиться


Пять мужчин-феминисток, за которые мы благодарны - проект «Репрезентация»

Завершая Месяц мужского здоровья и готовясь к дню, набитому индейкой (или тофуркой), мы размышляем о вещах, за которые мы благодарны. Мы хотели выделить несколько особенных людей, которые меняют мир к лучшему! В этом году мы благодарны пяти мужчинам-феминисткам, которые используют свои медиа-платформы для борьбы с гендерным неравенством в обществе.От бывшего президента, моделирующего союзничество для своих дочерей, до активистки, которая выступает за интерсекциональный феминизм - особенно важно в день, который часто очищает историю праздника - мы благодарим этих феминисток, которых они по праву заслуживают!

1. Джастин Балдони

Один из главных героев сверхпопулярного сериала Джейн Девственница Джастин произвел фурор в 2017 году своим выступлением на TED Talk «Я устал, пытаясь быть достаточно человечным», и в основе этой задачи Джастин спрашивает мужчин: «Мы достаточно силен, чтобы быть чувствительным? Как и Джастин, мы думаем, что здоровье подразумевает и эмоциональное здоровье.Он хорошо сформулировал эту точку зрения в интервью Female Quotient, сказав: «Я уязвим и вижу в этом силу».

2. Терри Крюс

Профессиональный футболист, ставший актером / комиком, ставший активистом, регулярно комментирует здоровую мужественность. Его книга 2014 года « Как стать лучше или просто жить с одним человеком » положила начало его деятельности. Мы можем указать на любое количество замечательных вещей, которые делает Crews, например, на призыв к дискриминации по признаку пола в движении #MeToo.В недавнем твите он сослался на Вторую смену в твите @ing своей жене: «Делай то, что ЛЮБИШЬ с тем, кого любишь, и все, что у тебя будет, это ЛЮБОВЬ (Я помою посуду, когда приду домой @rebeccakcrews!) #PCAs »является примером того, как выглядят мужчины, берущие свою долю домашней работы.

3. Алан Каммингс

У этого удостоенного награды Тони актера было так много замечательных ролей - от его культовой роли в первом фильме Brosnan о Джеймсе Бонде до Дети шпионов .Но его лучшая роль в том, что он продолжает раздвигать границы в своей работе. В настоящее время он играет главную роль в шоу Instinct канала CBS, который также является геем. Он также появляется в постановке под названием Daddy , где он играет одну из главных ролей в межпоколенческих межрасовых отношениях. И если весь мир - сцена, то Каммингс ярко светит в центре внимания. Он использует свою платформу, чтобы сказать: «Я просто хочу повторить, что я феминистка» и «гендерное равенство - это не только женская проблема, это проблема прав человека.Кроме того, усиливая голоса трансгендерных людей, чье право быть тем, кем они являются, подверглось нападкам в судебном деле, которое слушалось в Верховном суде в этом месяце, он показывает нам, что феминистки в 2019 году должны поддержать транс-женщин!

4. Мэтт МакГорри

В 2015 году Мэтт публично объявил себя феминистом. С тех пор он был откровенным союзником и активистом. У него сильный голос, и он признает свою привилегию - вот почему он использует свою знаменитость, чтобы говорить с другими белыми натуралами о расе и феминизме.Он подробно рассказывает о своем персонаже в Твиттере: его последние четыре опубликованных твита (на момент написания этой статьи) касаются 1) книги о телах чернокожих женщин и фат-стыда, 2) репоста твита Эшли Мари Престон в честь Trans Lives 3 ) ссылка на платформу массовой организации по защите прав иммигрантов и 4) протест Black Lives Matter, в котором он участвует. Короче говоря, он моделирует для других мужчин, как использовать привилегии во благо и как быть хорошим интерсекциональным феминистом!

5.Президент Барак Обама

Вы помните, как это было, когда у нас был президент, который был феминисткой? Мы уверены! В августе 2016 года президент Обама написал свою знаменитую книгу «Вот как выглядит феминистка », в которой он напомнил нам, что «борьба с сексизмом тоже является абсолютной обязанностью мужчин», и призвал нас вспомнить «огромное давление, которое испытывают девушки, чтобы выглядеть и вести себя и даже думать определенным образом ». Если вы хотите знать, почему мы считаем важным, чтобы мужчины тоже были феминистами, мы думаем, что Обама довольно четко изложил это, говоря о своих двух дочерях.«Да, важно, чтобы их отец был феминистом, потому что теперь это то, чего они ждут от всех мужчин».

Действуй! Поблагодарите феминистских мужчин в вашей жизни за то, что они союзники тех, кто идентифицирует себя как девушки и женщины!

Прочтите в нашем блоге о том, почему не нужно иметь дочь, чтобы стать феминисткой.

Опубликовано в: Еженедельное оповещение о действиях, Рекомендуемые, Примите меры, СМИ, Феминизм, Мужественность, Голливуд, Поп-культура, Политика, Лидерство, Социальные сети, Семья, Спорт, Раса, Психическое здоровье, ЛГБТ

Вот что такое мужчина-феминист: определение, примеры и многое другое

Сегодня много происходит в борьбе за гендерное равенство.Феминизм находится на своей ... четвертой волне? Пятый? А интерсекциональный феминизм позволяет услышать более разнообразный опыт женского начала, расширяя наше понимание того, как на самом деле должно выглядеть равенство.

А как насчет мужчины-феминистки, как он выглядит? И действительно ли этот мифический зверь или он волк в феминистской футболке?

Кто такой мужчина-феминист?

Теоретически мужчина-феминист - верный союзник дела, защитник гендерного равенства, мужчина, осознающий необходимость борьбы.

Тем не менее, это проблемный ярлык для человека. Там есть что-то зудящее, раздражающее, как раздражает "леди-доктор". Почему вам нужно изменить этикетку?

Определение пола кажется подозрительным, как будто оно отрицает фактическое определение феминистки, то есть того, кто верит в гендерное равенство. Почему вы чувствуете необходимость быть «мужским» феминистом, если ваш пол не имеет ничего общего с ярлыком?

Проблема с «мужским» феминистом.

Токсическая мужественность - это установление господства мужчины над женщиной, подрывающее любое понятие равенства. А проблема с ядовитыми представлениями или людьми в том, что они хитрые. Они приспосабливаются. Они будут использовать ваши слова против вас. «Мужской» феминистский ярлык может скрыть именно такое существо. В "Тело - не извинение" есть отличная статья об опасностях мужского феминизма и токсичности.

5 признаков токсичного мужского феминизма

1. Он не задает вопросов.

Мужчина, искренне заинтересованный в получении информации о проблеме, это покажет.Ядовитый феминист-мужчина уже будет считать, что он знает ответы (и, вероятно, лучше, чем вы, дорогая).

2. Он не слушает.

Если вы улавливаете намек на то, что глаза закатываются, когда вы объясняете, почему что-то важно или оскорбительно, то этого парня на самом деле нет.

3. Он не учится.

Мужчина, который хочет знать, что для вас важно, обратит внимание. Он не будет проявлять своих собственных ценностей или пытаться контролировать вас каким-либо образом.

4. Он не меняется.

Быть феминисткой (эй, быть человеком ) - это процесс, который включает обучение и рост. Если вы доводите что-то до внимания мужчины, а он вас не слушает, если он не прилагает усилий, чтобы измениться, тогда он действительно не чувствует, что ему это нужно.

5. На самом деле он не пытается.

Мужчина-феминист не идеален. Вы тоже. Но вы ведь пытаетесь? Мужчина-феминистка - нет. Он не заинтересован в изменении. Он приложит ровно столько усилий, чтобы пройти, звучать и выглядеть правильно, но все дело в видимости, а не в вере.

Это - то, как выглядит феминистка.

Феминизм - это не девушки против мальчиков, мы против них. Мы все в этом вместе. Настоящий союзник осознает необходимость для меня выступать за гендерное равенство так же громко, как и женщин. Мужчина-феминист позволит своим девочкам играть с грузовиками, а мальчикам красить ногти - их выбор. И он даст им понять, что ни один из вариантов не «лучше» другого.

Знаменитые мужчины-феминистки

Фредерик Дуглас

Аболиционистка и сторонница прав женщин, Дуглас считала, что женщины должны иметь право голоса в вопросах, касающихся их.Это была радикальная позиция в эпоху, когда «права женщин» были фразой, над которой скорее смеялись, чем слушали. В The Atlantic есть отличная статья о мужском феминизме, в которой есть цитата Дугласа: «Я верю, что ни один мужчина ... не может высказывать неправды и предъявлять требования женщин с умением и эффектом, с силой и авторитетом самой женщины. "

Алан Алда

Алда на протяжении десятилетий называл себя феминистом и открыто заявляет, что этот термин следует использовать всем, независимо от пола.Он также выступает за прямые действия против сексизма и его искоренение на всех фронтах. У Global Citizen есть еще один замечательный список мужчин-феминисток, и он цитирует Альду: «Я думаю, что женоненавистничество - это болезнь, которую нужно вылечить. И если бы мы могли искоренить полиомиелит, я не понимаю, почему мы не можем искоренить женоненавистничество».

Марк Руффало

Руффало - активный сторонник выбора, призывающий других тоже действовать. Он часто говорит об этом. Huffpost.com имеет еще один вдохновляющий список мужчин, отстаивающих права женщин и гендерное равенство, и цитирует Руффало, призывающего других к этому »... найдите свой голос и дайте знать, что вы отстаиваете право на аборт и достоинство женщины быть хозяином своей жизни и тела ».

Падение мужчины-феминистки и подъем мужчин-феминисток

Мужчина, который заявляет о своей мужественности перед тем, как вступить в союз с женственностью, - не тот союзник, который нужен феминизму. Решение называть себя феминистом вообще не связано с вашим полом. Это касается вашей веры в равенство.

Есть мужчины в мире, которые гордятся тем, что присоединяются к делу феминизма, и признают, что это не противоречит их мужской идентичности.Этот человек - союзник. Этот мужчина без колебаний назовет себя феминистом. Период.

-

Хизер Адамс - рассказчик, живущий в крошечном доме на колесах. Найдите другие ее работы в ее блогах: заметки, подробные описания и многое другое. Следите за ней в Instagram @ art.life.story.

Какова роль мужчин в феминизме? - CIDSE

Сэнди Ракстон, почетный научный сотрудник, факультет социологии, Даремский университет, Великобритания

В школе я научился убивать человека.Когда мы лежали в строю с нашими винтовками Ли Энфилда и стреляли по картонным мишеням в натуральную величину, я помню, как подумал, как странно, что нас такому учат.

Но в кадетском отряде я многое узнал о мужественности и о том, что ожидается от молодых людей. Неписаные правила: «будь жестким», «будь жестким» и, если необходимо, «применяй насилие». Мысленно я добавил эти рецепты к другим, которые я (и мои сверстники) уже усвоил на детских площадках, спортивных площадках и в классе: «мальчики не плачут», «не будь слабым», «не надо». вести себя как девушка ».

Эти нездоровые и небезопасные гендерные нормы продолжают определять жизнь мужчин и мальчиков сегодня [1]. Что особенно важно, эти нормы обеспечивают основу для гендерного порядка, который дает привилегии мужчинам - особенно влиятельным элитам. Мужские привилегии настолько укоренились в социальных отношениях и структурах, что кажутся нормальными и естественными и остаются свободными от проверки. Но если мужчины по-прежнему являются основными бенефициарами гендерного неравенства, то устранение мужских привилегий - это, по крайней мере частично, мужская работа.

Голландский активист Йенс ван Трихт в своей недавней книге «Почему феминизм хорош для мужчин» [2] утверждает, что феминизм - это не только улучшение положения и статуса женщин, но и освобождение мужчин (и женщин) от ограничительных кодексов. что сдерживает их. Для мужчин феминизм может стать источником вдохновения для перехода к более основанным на сотрудничестве и равным отношениям и дружбе, более широкому распределению обязанностей по уходу и работе и работе над сокращением организованного и индивидуального насилия.

Многие мужчины обычно не проявляют сексистского поведения и не прибегают к насилию. Но все мы должны подумать о том, как мы можем сыграть активную роль в продвижении перемен и в поощрении к этому других мужчин. По сути, это включает в себя изучение наших собственных мотивов и предположений. Как написал австралийский социолог Майкл Флуд: «Самое главное - это то, что мы обязаны быть интроспективными» .

Участие мужчин в движениях за гендерную справедливость может укрепить усилия феминисток.Некоторые формы участия могут включать в себя действия в Интернете для защиты прав женщин; поддержка национальных и местных кампаний против насилия в отношении женщин; повышение осведомленности о сексизме, например, в местных спортивных командах или на музыкальных площадках; обучение молодежи в школах и университетах; и присоединение к организациям, работающим за гендерное правосудие. В частности, мужчины могут играть важную роль, бросая вызов другим мужчинам по поводу их сексизма, женоненавистничества и насилия, вызывая это, поддерживая жертв или свидетельствуя.

Однако женщины и женские организации часто обеспокоены участием мужчин. Некоторые опасаются, что попытки привлечь мужчин отвлекут от основной задачи по расширению прав и возможностей женщин или что "мужчины возьмут на себя" действия и кампании, возглавляемые женщинами.

Там также риск отвлечения ресурсов от поддержки женщин в контекст, в котором такие ресурсы (например, для кризисных центров изнасилования) уже есть под угрозой. Ясно, что вовлечение мужчин в гендерное равенство не должно предполагают отказ от поддержки проектов и стратегий, ориентированных на поддержка женщин.По-прежнему существуют веские аргументы в пользу сохранения отдельных «женских пространств» для всех женщин, которые хотят или нуждаются в них.

Но если принять, что, несмотря на риски, мужчины могут и должны играть определенную роль в феминизме, как они вообще могут понять и поддержать феминистские цели? Это цель будущей книги, которая будет опубликована позже в 2020 году исследователями из Даремского университета в Великобритании и коллегами из Швеции и Испании [3] . Книга направлена ​​на развитие понимания факторов, которые позволяют мужчинам занять активную позицию против насилия мужчин в отношении женщин, и на изучение того, как можно побудить большее количество мужчин к этому.

В соответствии с предыдущими исследованиями, наши результаты в трех местах показывают, что почти во всех случаях мужчины становились осведомленными и активными благодаря процессу, а не конкретному прозрению. (за некоторыми исключениями, когда мужчин «катапультировали» в работу после семейной трагедии). Те, с кем мы беседовали, смогли отследить их участие через различные влияния и пути в их детской и взрослой жизни. Чаще всего это было общее осознание и активизм вокруг антисексизма, который появился на первом месте, иногда вместе с растущее участие в левой политике.

Многие мужчины говорили об отсутствии положительного мужского влияния в процессе взросления, часто из-за отсутствия или отсутствия участия мужчин в семье. Иногда мужчины чувствовали, что они не «вписываются» во время взросления, в основном либо потому, что им не нравился спорт, либо потому, что они были геями. Положительный опыт общения с мужчинами был в меньшинстве. Женщины, как «сильные женщины» в семье, как друзья, внутри политических движений, в качестве лекторов или интимных партнеров возникли как гораздо более влиятельны с точки зрения формирования мужчин в нашем исследовании в профеминистских мужчин.

Для мужчин, занимающихся феминизмом и борьбой с насилием, не прямолинейны, и для них существуют значительные препятствия в выполнении так. Личные проблемы могут включать: неосведомленность о проблемах; сопротивление или враждебность со стороны других мужчин; и трудности с поиском единомышленников, поддерживающих мужчин. В более широком смысле, это может быть: отсутствие возможностей для мужчин участвовать; критика и подозрение со стороны некоторых женских организаций; культурные и религиозные ограничения; и отсутствие финансирования для соответствующих проектов.

Есть несколько возможных путей для изучения организаций, работающих с мужчинами. Мужчины могут быть мотивированы рассказом о женском опыте или «поворотными моментами» в их собственной жизни (например, стать родителями или вылечиться после болезни). Определенные группы мужчин, такие как защитники окружающей среды, защитники прав животных и профсоюзные активисты, с большей вероятностью уже сочувствуют равенству и феминизму, и могут быть полезными группами для участия.

[1] Стивен Баррелл, Сэнди Ракстон, Николь Вестмарленд (2020 г., готовится к печати), Изменение гендерных норм: взаимодействие с мужчинами и мальчиками, Лондон: Правительство Управление по вопросам равенства

[2] Опубликовано на голландском и немецком языках и выйдет на арабском и английском языках в 2020 г.

[3] Николь Вестмарланд, Анна-Лена Альмквист, Линн Эгеберг Холмгрен, Сэнди Ракстон, Стивен Баррелл, Кастодио Дельгадо-Вальбуэна (2020 г., готовится к печати), Мужской активизм по искоренению насилия в отношении женщин: голоса из Испании, Швеции и Великобритании, Политика Нажмите

Сэнди Ракстон - почетный научный сотрудник Даремского университета и член Руководящего комитета MenEngage Europe. Он также является независимым политическим советником и исследователем, специализирующимся на проблемах мужчин и маскулинности.У него есть выполнение внештатных комиссий для широкого круга организаций, включая председательство в ЕС, Европейскую комиссию, ЮНИСЕФ, Save the Дети, Oxfam, Promundo и различные университеты. Опытный учитель, он работал с мальчиками и молодыми людьми в школах, в общине и в тюрьмах. Он живет и работает в Оксфорде, Великобритания.

Спросите активистку: что значит быть мужчиной и феминисткой?

Дата: пятница, 14 июня 2019 г.

Об авторе

Гэри Баркер.Фото: ООН-женщины / Зина Алам

Гэри Баркер - генеральный директор и основатель Promundo, международной организации, работающей над продвижением гендерной справедливости и предотвращением насилия путем вовлечения мужчин и мальчиков в партнерство с женщинами и девочками. Когда компания Promundo представила свой доклад «Положение отцов мира в 2019 году» на глобальной конференции Women Deliver, Баркер рассказал Структуре «ООН-женщины» о роли мужчин в пропаганде гендерного равенства и о важности устранения разрыва в неоплачиваемой работе по уходу.

«Феминизм не мужчины против женщин, это не женщины против мужчин, это все мы вместе.Вот что для меня означает гендерное равенство.

Не может быть повестки дня в области прав человека, не может быть лучшего мира и целей в области устойчивого развития без феминистской повестки дня. Без него он просто развалится. Мужчины должны быть частью этого.

Я думаю, что самое очевидное для меня, как для мужчины, - это обращать внимание на власть и привилегии. Ставить под сомнение это и использовать свой голос там, где я могу, призывать к этому других мужчин и вызывать людей, когда они причиняют вред. Мы должны признать, что люди не несли флаг, который привел нас сюда.Именно жизни и голоса женщин вынесли феминистскую повестку дня на обсуждение.

По мере того, как Promundo выпускает наш третий отчет Состояние отцов в мире , мы подталкиваем мужчин и мальчиков к тому, чтобы 50 процентов их практических забот выполняли дома.

Неоплачиваемая работа по уходу является самым большим препятствием для участия женщин в оплачиваемом рабочем месте и в руководстве. Мы [мужчины] должны выполнять свою долю работы по уходу по дому. Чтобы попасть туда, нужен оплачиваемый отпуск, как мужчинам, так и женщинам.Нам нужно работать с молодежью, чтобы и мальчики, и девочки с самого начала видели равенство. Нам необходимо включить это в сектор здравоохранения, в программы денежных переводов и программы борьбы с бедностью.

Мужчины, которые выполняют работу по уходу, лучше. Их здоровье лучше. Они счастливее. Они видят результаты в своем доме. Молодые мужчины, которые относятся к своим сестрам и окружающим их девушкам как к равным, уважают сексуальное разнообразие - я вижу, что это приносит много пользы. Следующее поколение вдохновляет меня.”

27 известных мужчин, которые гордятся тем, что они феминистки

Требования для того, чтобы быть феминисткой, несложны. На самом деле, все, что нужно сделать человеку, это верить в то, что мужчины и женщины заслуживают равных прав.

Тем не менее, 2015 опроса показал, что только 18% человек, опрошенных в США утверждал, что феминистки, возможно, из-за спорную историю феминизма расовой и религиозной изоляции или старых стереотипы «лифчик горелок.»

Но хорошая новость заключается в том, что 85% тех же людей, которые были опрошены на предмет их феминистской идентичности, заявили, что верят в равные права для женщин, и теперь феминизм постепенно претерпевает изменения в 21 веке.

Подробнее: Сначала она взялась за периоды - теперь этот подросток баллотируется в городской совет

Сегодня женщины не имеют равных с мужчинами прав. В 90% стран сексистские законы ограничивают женщин; женщины чаще подвергаются насилию, жестокому обращению и неравенству.

К счастью, все больше и больше людей начинают понимать, что быть феминисткой не имеет ничего общего с ненавистью к мужчинам, а все связано с равенством полов. Более того, популярность знаменитостей привлекла внимание к равенству женщин, а мужчины выступают за гендерное равенство.

Вот 27 мужчин, громких и гордых феминисток.


1. Джозеф Гордон-Левитт

Джозеф Гордон-Левитт снял видео о том, как стать феминисткой более двух лет назад. Видео также побуждает других говорить о феминизме, устраняя путаницу в отношении этого термина. Сегодня в рамках своего проекта Hit Record он по-прежнему выступает за гендерное равенство.

«Я называю себя феминисткой», - сказала Гордон-Левитт. «Стоит обратить внимание на роли, которые нам диктуют, и понять, что нам не обязательно вписываться в эти роли.Мы можем быть кем угодно ».

Ознакомьтесь с еще одним полным ответом на интервью от Гордон-Левитт о том, что вы феминистка, здесь.

Подробнее: Эти 7 феминистских цитат показывают, почему Ариана Гранде - герой, который нам нужен

2. Гарри Стайлс

Конечно, вы можете пополнить ряды расстроенных фанатов, потому что Стайлз только написала в Твиттере о поддержке Женского марша, вместо того, чтобы на самом деле появиться, но иконка подростковой поп-музыки - самопровозглашенная феминистка, которая поддерживает текущую ООН-Женщины. Кампания #HeForShe с 2014 года.

Подробнее: 10 причин, по которым женщинам нужна равная оплата труда, и они все еще борются за это

3. Эдди Веддер

Изображение: Дэнни Клинч из Pearl Jam

Веддер долгое время выступал за гендерное равенство и прекращение насилия в отношении женщин. В прошлом году солист Pearl Jam скинул на сцене толстовку, обнажив ярко-оранжевую рубашку с надписью «за Колумбию, свободную от насилия в отношении женщин».

А по поводу права женщины контролировать свое собственное репродуктивное здоровье, Веддер сказал в 1992 году следующее:

«Решайте вопросы и голосуйте - мужского или женского - это не только женский вопрос.Это права человека. Если бы это было тело человека и это была его судьба, мы решили, что не было бы никаких проблем. Не в сегодняшнем обществе, где доминируют мужчины ».

Подробнее: Как засуха в Кении на самом деле удержала больше девочек в школе

4. Марк Руффало

В 2015 году Скарлетт Йоханссон и Марк Руффало продвигали свой супергеройский блокбастер «Мстители» во время интервью из Cosmopolitan Журнал перевернул их вопросы, расспрашивая Руффало о его диете на красной ковровой дорожке, а Йоханссон - о развитии ее персонажа в фильме, чтобы доказать свою точку зрения на сексизм в СМИ.Руффало был более чем счастлив «принять свою феминистскую сторону», что, по его словам, делает каждый день, и ответить на вопросы Йоханссон. Это всего лишь один пример многих феминистских защитников Руффало. Он также открыто говорил о влиянии аборта его матери на формирование его взглядов на доступ женщин к здоровью.

Подробнее: В Лондоне появилась гигантская грудь, чтобы заявить о грудном вскармливании

5. Джон Ледженд

Изображение: Кевин Мусур, Global Citizen Festival 2012

«Все мужчины должны быть феминистами.Если мужчины будут заботиться о правах женщин, мир станет лучше. «Нам становится лучше, когда женщины расширяются - это ведет к лучшему обществу», - сказала Legend перед выступлением с партнером Global Citizen CHIME FOR CHANGE на их концерте в 2013 году. наши глаза.

6. Джон Хэмм

До того, как Хэмм получил известность как актер, изображающий Дона Дрейпера, ужасного бабника в телешоу «Безумцы», он работал в детском саду и учителем средней школы.А за кадром он вносит свой вклад в борьбу с сексистской историей объективизации женщин в рекламе, выступая за лучшие времена для женщин, чем 60-е годы, и за прекращение сексуальных посягательств.

Хамм выступил на благотворительном мероприятии Центра лечения изнасилований в Лос-Анджелесе, особо подчеркнув важность просвещения мальчиков и мужчин о последствиях гендерного насилия.

«Важно рассказать молодому поколению о последствиях изнасилования, о долговременных последствиях изнасилования», - сказал он на мероприятии."Дети от начальной школы до средней школы и колледжа невероятно восприимчивы и невероятно податливы, как мы все знаем. Ключевым моментом является научить их рано, научить их фактам, цифрам и другим фактам изнасилования. не только как человек, но как педагог, как человек и как человек на этой планете ».

7. Крис Мартин

Солист Coldplay, Крис Мартин, не только подписался куратором Global Citizen Festival до 2030 года, но и стремится положить конец гендерному неравенству.

В прошлом году Global Citizen присоединился к Coldplay в их турне по Латинской Америке «Head Full of Dreams», направленном на повышение уровня закона и отмену дискриминационных законов в отношении девочек и женщин. Вместе с поддержкой Coldplay организация Global Citizen повысила осведомленность о том, чтобы положить конец сексистским законам и поддержать равные права для девочек и женщин во всем мире.

8. Йен Сомерхолдер

Ежегодно старшеклассники и учащиеся колледжей представляют свои фильмы о проблемах женщин во всем мире на фестиваль «Девочки влияют на всемирный кинофестиваль».«Фестиваль является детищем звезды телешоу« Дневники вампира »Иэна Сомерхолдера, и он также направлен на поиск творческих решений проблем, с которыми сталкиваются женщины в глобальном масштабе.

«Женщины могут быть женами, матерями, комиками, биоинженерами, хакерами, автомеханиками… давление не должно быть направлено на подгонку стереотипов и норм, но вместо этого давление должно быть направлено на то, чтобы пустить себя к своим истинным увлечениям в течение короткого времени, которое у нас есть. эта планета », - сказал Сомерхолдер журналу She Knows.«Хотя это кажется довольно мета и грандиозным в плане мышления, как только мы отступаем и действительно признаем бессмысленность ролевых стереотипов и необходимость истинной страсти, мир вокруг [нас] освобождается во всех направлениях».

9. Крис Хемсворт

Как и многие молодые родители, Хемсворт не знал, как реагировать, когда его 4-летняя дочь сказала ему, что хочет пенис. Однако его ответом было милое и простое провозглашение гендерного равенства.

«... Я подумал:« Знаешь что? Вы можете быть тем, кем хотите », - сказал он Эллен Дедженерес.Он также погрузился в рисование ногтей со своей дочерью и с гордостью признался, что в детстве играл в переодевания на каблуках, говоря: «Не так ли?» на «Вечернем шоу» с Джимми Фэллоном.

10. Уилл Смит

Иногда воспитание помогает выявить в мужчинах все самое лучшее, по крайней мере, так было с актером Уиллом Смитом. Во время интервью журналу Parade он рассказал о простом решении позволить своей 13-летней дочери Уиллоу постричься самостоятельно. Его рассуждения? Она контролирует свое тело.

И у Смита есть сообщение для мальчиков, которые считают забавным дразнить девочек их имиджем.

«Мальчики смеются над тем, через что они проходят девочкам, но они не будут смеяться, когда вытирают слезы с лица дочери по той же причине», - сказал Смит.

11. Эштон Катчер

Катчер смело занял позицию перед комитетом Сената США по международным отношениям на конференции, посвященной современному рабству, в начале этого года. Он произнес мощную речь, пролившую свет на зверства торговли людьми.Торговля людьми затрагивает 800 000 человек в год, 80% из которых составляют женщины. Катчер является соучредителем компании Thorn, которая использует технологии, чтобы положить конец торговле детьми. Искоренение насилия, направленного против большинства женщин, посылает четкий и активный феминистский сигнал.

12. Антонио Бандерас

Посол доброй воли Антонио Бандерас в прошлом году в Международный женский день поделился важной рекламной рекламной кампанией, объявив, что ошеломляющие 60% женщин в течение своей жизни подвергаются сексуальному насилию в той или иной форме.Он также выступает против сексизма по возрастному признаку в Голливуде и против важности оценки опытных профессиональных актеров-женщин.

13. Фархан Ахтар

Индийский кинорежиссер и актер, который принимал участие в фестивале Global Citizen в Мумбаи в 2016 году, написал убедительное письмо своей дочери о сексуальном насилии и изнасилованиях. Его письмо - лишь один из примеров того, что Ахтар - настоящая феминистка.

«... Вы становитесь уверенной, независимой и сознательной молодой женщиной. Вы рассказали мне о фильмах, которые снимает наша индустрия, о том, как женщин иногда изображают как «объекты», и я всегда пыталась ответить на ваши вопросы.Мне доставляет огромное удовольствие говорить с вами о женщинах и гендерных вопросах », - написал Ахтар в письме.

14. Чаз Боно

Чаз Боно, сын Шер и Сонни Боно, трансгендерный актер, активист и адвокат. Он прошел переход от женщины к мужчине в 2008 и 2010 годах. Лесбиянки и трансгендерные женщины подвергаются более высокому риску гендерного насилия, и им уделяют меньше всего внимания в своей борьбе, сообщает Human Rights Watch.

Боно проводит кампанию в защиту однополых браков, и его роль как общественного деятеля, отстаивающего права ЛГБТ и женщин, имеет важное значение в борьбе за гендерное равенство.

15. Форест Уитакер

Форест Уитакер - актер, удостоенный премии Оскар, и большой сторонник #HeForShe. На панели с Эммой Уотсон Уитакер обсудил свой фонд «Инициативу мира и развития» Уитакера, цель которой - способствовать миру во всем мире. А Уитакер считает, что равенство полов необходимо для достижения мира.

«Невозможно обрести покой в ​​мире, когда пятьдесят процентов мира исключены из разговора», - сказал Уитакер.

16. Алан Алда

Алан Алда была феминисткой на протяжении десятилетий. В 1970-х годах его считали феминистом, и он до сих пор отстаивает этот термин, поощряя других, мужчин и женщин, принять титул феминистки. Он полон фактов из истории феминизма, включая гендерный разрыв в оплате труда, согласно Vanity Fair, и страстно верит, что сексизму нужно положить конец.

«Я считаю, что женоненавистничество - это болезнь, которую нужно лечить. И если мы сможем искоренить полиомиелит, я не понимаю, почему мы искореним женоненавистничество », - сказала Альда.

17. Боно

В 2016 году Боно, солистка группы U2 и основатель ONE, была первой женщиной года, названной журналом Glamour. Некоторые были расстроены тем, что человек украл место в списке. Но Боно доказал, что твердо верит в права женщин, своей кампанией «Бедность - сексизм» и годами феминистской деятельности.

«Женщины и девочки страдают от бедности», - сказал Боно в своей приветственной речи. «Это лишает их самого необходимого, такого как права человека и здоровье, но также лишает их выхода через образование и возможности.Они могут обрабатывать землю, но не могут владеть ею. Они могут зарабатывать деньги, но не могут их хранить ».

18. Том Харди

http://curttu.tumblr.com/post/119774758805

Это было незадолго до того, как мемы о «феминистке Томе Харди» начали циркулировать в Интернете после того, как Харди гордо заявил, что, черт возьми, настало время опережения. Роль в боевике типа «Безумный Макс» досталась женщине. И он готов к большему количеству этих ролей.

«Было бы интересно взять криминальный жанр и заменить мужские роли и заставить женщин играть их, и даже не подвергать это сомнению.Просто отпусти, - сказал Харди.

19. Дэниел Крейг

Крейг может обмануть мир, заставив его думать, что он настоящий женоненавистник, играя роль агента Джеймса Бонда, но в реальной жизни он выступает за равное обращение и уважение к женщинам всех возрастов. Он даже назвал своего персонажа.

«Давайте не будем забывать, что он на самом деле женоненавистник», - сказал он Red Bulletin. "Многие женщины тянутся к нему главным образом потому, что он олицетворяет определенный вид опасности и никогда не задерживается надолго.«

20. Джастин Балдони

Трудно быть актером в шоу под названием« Дева Джейн »и не говорить о правах женщин. Вот почему Джастин Балдони совершенно ясно заявляет, что он феминист. И он воспитывает свою дочь, чтобы она стала такой. тоже.

«Слезы наполняют мои глаза, когда мы наблюдаем, как наши американские женщины делают историю! Я всю свою жизнь занимался этим видом спорта, и теперь я молюсь, чтобы Майя выросла в мире, где женщины будут привлекать столько же людей, сколько и женщины. мужчины, у меня большие мечты для моей маленькой девочки... У меня большие мечты для нашего мира », - поделился он в Instagram.

21. Мэтт Дэймон

Мэтт Дэймон является соучредителем Water.org, микрокредитной организации, которая предоставляет мужчинам и женщинам, но прежде всего женщинам, доступ к чистой воде и туалетам в районах, где нет доступа к санитарии. Он осознает важность расширения прав и возможностей женщин и помогает наиболее уязвимым девочкам и женщинам в мире сделать еще один шаг ближе к равенству.

Дэймон может быть прекрасным примером человека, которому не совсем комфортно термин феминистка, пока он не узнал фактическое определение во время интервью со стилистом, но, услышав определение, он сказал: «Хорошо, тогда я один .

22. Денис О’Хара

Актер Денис О’Хара без колебаний признал, что он феминист, когда журнал Cut спросил.

«Совершенно верно. Я всегда им был. Я думаю, это шокирует, сколько еще работы нам предстоит сделать. Кто-то вроде Пола Райана, который на самом деле может сказать, что пойдет на работу, только если они позволят ему проводить больше времени со своей семьей - ну, а какая женщина сможет это сделать? Сможет ли она договориться о том же пакете со своей работой или ей велят отправиться в поход? Нам предстоит долгий путь.Нам нужна женщина-президент. Пришло время для примера », - сказал он.

23. Джейсон Момоа

У здоровенного актера Игры престолов были свои проблемы с мужскими стереотипами. Всегда называемый «симпатичным мальчиком», Момоа может сочувствовать объективизации, особенно в интервью New York Post. Но в конечном итоге именно сильные женщины в его жизни вырастили его, чтобы встать на защиту женщин.

«Меня воспитывал не мужчина. Всю жизнь меня воспитывала мать-одиночка. С моей стороны было бы смешно сказать, что я не верил в [феминизм.] Они самые сильные существа в мире, - сказал Момоа.

24. Блэр Андервуд

Убеждение Блэра Андервуда в том, что женщины имеют полное право управлять своим телом, помещает его в категорию «женщины и мужчины должны иметь равные права».

«Очевидно, вы не можете жить в этом мире, не вступая в контакт с женщинами», - сказал он в интервью 1992 года. «Я имею в виду, женщина - это моя мать, она дала мне жизнь, подарила мне сестер. У меня есть девушка, которую я очень люблю. Все это входит в игру.Дело не в том, чтобы аборт был правильным или неправильным. Речь идет о том, чтобы решить, что человек должен делать со своим телом ».

25. Гарри Белафонте

Сопредседатель Женского марша Гарри Белафонте действительно феминистка. Он также оптимистичная феминистка, которая считает, что в этом веке мир может сделать равные права для женщин реальностью.

«Давайте использовать этот век, когда мы сказали, что начали миссию по прекращению насилия и угнетения женщин», - сказала Белафонте.

26. Дэвид Швиммер

Каждая третья женщина подвергалась сексуальным домогательствам на работе. Эта статистика шокировала актера Дэвида Швиммера, поэтому он начал кампанию по привлечению внимания незнакомых людей к темной серой зоне сексуальных домогательств.

«Мы видели много случаев сексуального насилия в средствах массовой информации, но мы не видели этой конкретной серой зоны сексуального насилия, где речь идет о власти и определенной динамике», - сказал Швиммер на The View.

27.Кифер Сазерленд

На презентации ООН #HeForShe Кифер Сазерленд напомнил всем нам, что борьба за гендерное равенство ведется круглосуточно и без выходных, и это «феноменальная возможность» для всего мира.

«Это больше не о женщинах или мужчинах. Речь идет о женщинах и мужчинах, работающих вместе, чтобы выработать общее видение прогресса человечества для всех », - сказал Сазерленд.

Корнельский профессор Мукома Ва Нгуги дает мужчинам список для чтения феминисток - Quartz at Work

Мукома Ва Нгуги - интеллектуал, который заставляет нас переосмыслить границы нашего мира.

Его поэзия волнует душу; в году «Чтобы предать нацию - сначала они предадут вас. от борьбы ».

Профессор английского языка в Корнельском университете, он также является автором The Rise of the African Novel , трех собственных романов и двух сборников стихов.

Неудивительно, что Нгуги может летать на таких самолетах в своем письме.Он родился в Иллинойсе, но вырос в Кении, прежде чем вернуться в Соединенные Штаты, чтобы получить университетское образование. Он сын легендарного кенийского писателя Нгуги ва Тионго, который в своей работе утверждал, что истинное культурное освобождение в постколониальной Африке зависит от освобождения женщин.

В книге «Африканский феминизм и дилемма класса » Мукома затрагивает разговоры, которые часто теряются в доминирующем западном дискурсе о феминизме. Он напоминает нам, что «говоря о феминизме пуристам африканской культуры, вы становитесь проводником вестернизации», касаясь того факта, что современный западный феминизм часто не замечает бедственного положения африканских женщин.Это заставляет некоторых африканцев критиковать его как «неафриканский» и связанный с привилегиями Запада. Мукома утверждает, что для процветания африканского феминизма мы должны бороться с бедностью наряду с гендерным равенством.

В этом интервью Quartz Нгуги говорит о глобальном «цифровом гендерном разрыве» и о своих периодических столкновениях с осознанием того, что мужчины и женщины воспринимают мир с разных сторон. Он также делится своим списком основных феминистских чтений.


1. Задумывались ли вы о гендерном неравенстве на рабочем месте до движения Me Too? И какой самый важный урок вы извлекли из Me Too?

Я адъюнкт-профессор английского языка в Корнельском университете, где целевая группа по увеличению разнообразия преподавателей только что опубликовала свои выводы и рекомендации.Отчет показывает, что из 1650 преподавателей только 136 являются цветными, то есть 8,2% преподавателей являются чернокожими, латиноамериканцами / латиноамериканцами, американскими индейцами или жителями островов Тихого океана. А для женщин, которые составляют 50% населения? Согласно отчету, «женщины составляют 32,6% (538) профессорско-преподавательского состава, но составляют 26,5% (237) профессоров» или, наоборот, и, возможно, более явно, 73,5% наших профессоров - мужчины (и в подавляющем большинстве белые). . Разве не безумие, что даже это пространство, где мы изучаем социальные изменения и их архитекторов, также является одним из самых неравных? Мне это кажется простым: вы хотите большего разнообразия? Затем наймите разнообразную рабочую силу в самых разных областях.Кто сказал, например, что цветные женщины не занимаются астрофизикой?

Как мужчины, мы сначала сексуализируем женщин, прежде чем воспринимать их как людей.

Два года назад я покупал произведения искусства в эфиопском магазине с двумя своими друзьями. Художник, иммигрировавший из Великобритании много лет назад, чтобы объяснить, почему он уехал, начал резкую критику гомосексуализма, заявив, что Британия катится к черту. Мы противостояли ему, но позже я рассказывал своему другу, который гей, как это было удивительно - художники в целом должны быть прогрессивными в социальных вопросах.Он ответил: «Но в том-то и дело, что гомофобные нападения могут происходить где угодно». В этом смысле для меня самым важным уроком было то, что не существует мест, свободных от сексизма. Как мужчины, мы сначала сексуализируем (и этот акт также инфантилизирует) женщин, прежде чем воспринимать их как людей. Поэтому мы всегда отказываем им в их полной человечности во всех наших взаимодействиях на рабочих местах, в кампусах, барах и ночных клубах, кафе, на свадьбах, похоронах, церквях, просто гуляя по улице, дома и т. Д.


2.Вы идентифицируете себя как феминистка? Почему или почему нет? Как вы определяете свой феминизм?

Мне всегда смешно, что, будучи мужчинами, мы можем навешивать на себя ярлыки марксистов, ленинцев, демократов, республиканцев, Берни Бро и т. Д., Но испытываем дискомфорт, считая себя феминистками. Я считаю себя феминисткой - радикальным чернокожим феминистом мужского пола, что означает, что я мужчина, заинтересованный во взаимосвязанности борьбы в традициях, скажем, Анджелы Дэвис, то есть феминизм как идеология сопротивления. Именно здесь феминизм является теоретическим инструментом, который помогает нам бороться с сексизмом, расизмом, гомофобией, а также с политической и экономической эксплуатацией.Другими словами, я не могу иметь отношения, скажем, к расистскому феминизму в пользу военно-промышленного комплекса Сары Пэйлин.

Частично перефразируя революционера и феминистку-мужчину Томаса Санкару, национальное освобождение несовместимо с угнетением женщин - иными словами, это противоречие борьбе за национальную свободу при сохранении неприкосновенности структур патриархата. В этом смысле западная демократия остается пустой в той мере, в какой она патриархальная.

В книге Элейн Браун «Вкус силы: история черной женщины» , есть одно предложение о том, как она была первой женщиной-председателем «Черных пантер», о которой я много думаю - она ​​говорит, что в какой-то момент она понял, что Черная Пантера был человеком.Несмотря на то, что его возглавляла женщина, он был структурно и идеологически патриархальным. Таким образом, даже несмотря на то, что Черная пантера (а мы должны вернуться к одинокой прогрессивной позиции Хьюи Ньютона в отношении борьбы за права феминисток и геев) боролась за освобождение чернокожих, она несла в себе это противоречие.

Поскольку феминизм для меня лучше всего работает, когда он связывает вопросы пола с расовой и классовой маргинализацией, я думаю, что движению #MeToo присуще расовое и классовое предубеждение. Подумайте о том, как первоначальный основатель, Тарана Берк, была почти «цунами» из движения, которое она начала.Говоря перед классом, действительно ли мы думаем, что работница, не состоящая в профсоюзе, на низкооплачиваемой работе может сказать мне тоже о своих начальниках или сослуживцах и остаться на работе?

Во-вторых, для доступа к социальным сетям нужен доступ к Интернету, но цифровой гендерный разрыв означает, что бедные женщины в национальном и глобальном масштабе не имеют такого же доступа, как богатые. Поскольку движение #MeToo в настоящее время является глобальным явлением, я думаю, что это еще одна причина, по которой следует обсуждать все те голоса, которые находятся вне его поля зрения.

И, в-третьих, в движении #MeToo есть звездный аспект: женщина с 10 подписчиками в Твиттере не будет иметь такой громкой общественной защиты, как у женщины с миллионом подписчиков. Я не пытаюсь лишить легитимности движение или методы - в социальных изменениях вы используете все инструменты, имеющиеся в вашем распоряжении. Но мы должны признать его противоречия, его слепые пятна, как и все движения, призывающие к социальным изменениям.


3. Что вы делаете ежедневно для продвижения гендерного равенства?

Как ученый и писатель, я сделала сознательный выбор, чтобы убедиться, что феминистская мысль пронизывает все мое преподавание, письмо и научную работу.Я читаю курс «Раса, класс, пол и насилие в эпоху Просвещения», в котором мы рассматриваем Просвещение как противоречие - с одной стороны, оно делает возможной Французскую революцию, но в то же время дает философские взгляды на расизм и сексизм. покрытие. В прошлом семестре я была соучредителем курса африканских писательниц. В моей последней работе, The Rise of the African Novel , я показываю путь от ранних южноафриканских писателей конца 19 века до современных писателей, таких как Новиолет Булавайо.И в моих романах, скажем, Nairobi Heat , лучше или хуже женщины находятся в центре внимания. Мадди в детективном романе « Найроби Жара » - бывший боец ​​руандийской партизанской войны, потом устный артист, а потом со-детектив. В фильме « миссис Шоу » женщины - вторые главные герои. Как и Мадди, Мелисса, радикальный националист из Пуэрто-Рико, художник, живописец.

Но я хотел бы добавить, что я не думаю, что достаточно включить женщин как феминисток в мое преподавание и писать.Важно показать, что они многогранны. Например, Мэри Уоллстонкрафт, наиболее известная своей работой в области защиты прав женщин , также написала A Vindication of the Rights of Men о Французской революции и выступала против рабства, аболиционисткой (в некотором смысле практикующей интерсекционализм, хотя и ошибочной). ). Или сегодня Анджела Дэвис, чья основополагающая работа « Женщины, раса и класс » является критикой белого феминизма, расизма и капитализма, но она также работает над упразднением тюремно-промышленного комплекса, классового угнетения и несправедливой внешней политики Америки. .


4. Какая самая большая угроза для мужчин в Америке сегодня? Почему?

Мы должны признать, что проявление мужественности также зависит от позиции мужчины.

Первый вопрос: какие мужчины в Америке? Черные мужчины? Мужчины-геи? Белые люди? Богатые люди? Бедные мужчины? Документированные или недокументированные мужчины? Я прошу это сказать, что мы должны признать, что проявление мужественности также зависит от позиции мужчины - что существуют разные оттенки и степени летальности, когда мы думаем о мужественности.Это сложнее, чем я делаю здесь, но важно учитывать различные оттенки мужественности, чтобы противостоять патриархату.

С этой оговоркой, я думаю, что самая большая угроза для мужчин - это сама мужественность, потому что она мешает всем нам быть полностью человечными и полностью самореализоваться. И это усложняет наши межличностные отношения с женщинами, потому что наше самоощущение настроено против женщин.

И это делает нас уязвимыми для манипуляций. Мы становимся инструментами гиперкапитализма и беспрекословного патриотизма - плохими гражданами мира.Частично это воспринимаемая угроза маскулинности, выраженная в необходимости защитить расу, белых женщин и страну, которая побудила белых мужчин проголосовать за Трампа - президента-фанатика-единомышленника.


5. Говорите ли вы о сексизме со своими сверстниками-мужчинами? Если да, то какие стратегии оказываются наиболее эффективными, а если нет, что вам мешает?

Сейчас у меня больше шансов вызвать сексистское поведение среди сверстников, чем когда я был намного моложе. Я не составляю расистскую компанию - почему я должен составлять сексистскую компанию? Я отказываюсь быть частью мужских связей, которые происходят за счет женщин.Допустим, я в баре пью с коллегой-мужчиной, с которым мы почти не знакомы. Самый быстрый способ сблизиться - это поговорить о наших коллегах-женщинах, покупательницах, барменах или случайной женщине, проходящей мимо. Но почему мы должны объединяться через дегуманизацию другого?

Я также отказываюсь участвовать в разговорах, в которых вижу достижения женщин по их внешнему виду. Ярким примером был случай, когда Вангари Ва Маатаи получила Нобелевскую премию мира - я был в баре с друзьями-мужчинами в Кении - и разговор перешел на ее внешность.Эта женщина, подвергшаяся пыткам диктатуры, пожертвовавшая столь многим в своей борьбе за демократию, которой мы наслаждались, - что было такого в нашем чувстве мужественности, которое должно было «поставить ее на ступеньку ниже»?

Я должен добавить, юмор имеет свое место в этих разговорах. Например, я указал, что с нашими пивными животами и залысинами мы определенно не были стандартными носителями красивой внешности.

Так вот, я был счастливым участником таких бесчеловечных разговоров - я не пытаюсь быть самодовольным - но мы должны подняться над этим и противостоять этому.


6. Что вас больше всего беспокоит в жизни мужчины?

Что в некотором смысле требования мужественности нанесли мне непоправимый урон. Под этим я имею в виду, что постоянное эмоциональное самоуправление должно сказываться на психике человека, что, как мужчины, мы эмоционально отстают в росте и, следовательно, не можем полностью сочувствовать другим. Итак, как мужчина с восьмилетней дочерью, как я воспитываю ее таким образом, чтобы у нее было полное эмоциональное выражение, если у меня его нет? Если сам не могу смоделировать?


7.Что вы хотите, чтобы ваши коллеги-женщины и женщины в целом знали о вас?

Одна из величайших сил маскулинности / патриархата - заставить мужчин не обращать на это внимания.

Сказать, что я феминистка, не означает, что у меня нет маскулинного багажа или что мне не выгоден патриархат. Я говорю это, потому что мы с сестрой ходили к менеджеру (я не могу вспомнить, для чего и почему) в разные моменты. Хотя мой визит прошел гладко, менеджер к ней приставал. Если бы она не упомянула об этом, я бы никогда об этом не подумал.Но это заставило меня с самого начала понять, что, хотя она всего на год моложе меня, мы воспринимаем мир по-другому. Одна из величайших сил маскулинности / патриархата - заставить мужчин не обращать на это внимания. Как и в случае с расизмом, где белые люди думают, что расизма не существует, потому что они его не видят. Я хочу, чтобы они знали, что я пытаюсь.


8. Некоторым мужчинам кажется, что они не могут победить: мужчины будут критиковать их за то, что они открыто говорят, а феминистки - за недостаточную громкость. Что бы вы сказали этим мужчинам?

Мы не можем быть сторонниками социальных изменений и не ожидать отпора со стороны как союзников, так и не союзников - вот как мы растем и учимся.

Давай, вырасти пару уже! Перестань ныть! Мужик! Отбросив шутки, я бы сказал им, что мы не можем быть сторонниками социальных изменений и не ожидать отпора со стороны как союзников, так и не союзников - именно так мы растем и учимся.

С учетом сказанного, все мои друзья-мужчины почти без исключения сказали мне, что, рассказывая о радикальном мужском феминизме и движении #MeToo, я настраиваю себя на уничтожение. Или я попадаю в своего рода ловушку. Подруги без исключения думали, что это хорошо.Так что я думаю, что среди мужчин есть некоторая самооценка и вопросы, которые быстро превращаются в самоцензуру. Мы, мужчины, должны каким-то образом найти способ вырваться из этого бесконечного, а также корыстного молчания и научиться жить с некоторой степенью уязвимости.


9. Если бы вы могли отказаться от того, что вы сказали или сделали, что способствовало предвзятости на работе или дома, что бы это было? Почему?

Из-за моей работы в качестве академика и писателя, где мы работаем независимо, за исключением ежемесячных заседаний отдела, я не могу думать ни о чем конкретно на рабочем месте.А вот с домом, оказывается, совсем другое дело.

На мой взгляд, у нас нет гендерного домохозяйства - поэтому я готовлю большую часть еды, отвозю дочь в школу и обратно, убираю - в общем, мы стараемся распределять обязанности поровну. Но я просто спросил свою партнершу, акушер-гинеколог, действительно ли это правда, и она ответила сочувственно и сразу: «Нет». Например, она записывает все приемы к врачу для нашей дочери, водит ее на большинство дней рождения, уроки игры на скрипке и т. Д. Во многих отношениях это восходит к привилегии забвения.Урок прост: то, что вы этого не видите, не означает, что его не существует. Спросить.


10. Какой лучший совет вы получили от другого мужчины и какой лучший совет для молодых людей сегодня?

С одним из моих хороших друзей-мужчин у нас есть эффективный способ проверять друг друга. Это простой вопрос: вы действительно хотите быть этим парнем? Переводя в любую идиотскую / эгоистичную / сексистскую / классическую вещь, которую вы собирались предпринять, переосмыслите это. И это работает, потому что никто не хочет, чтобы его считали этим парнем.Поэтому я бы посоветовал молодым мужчинам сегодня спросить себя или друг друга: вы действительно хотите быть этим парнем?

Если серьезно, самое важное, что мы можем делать, как мужчины, - это читать и задавать вопросы. То есть читайте внимательно и устраняйте противоречия всего, что вы читаете. Для начала я бы порекомендовал следующие книги и очерки.

Женщины, раса и класс Анжела Дэвис

Женщина в нулевой точке Наваль Эль Саадави

Родственник Октавия Балтер

Сестра-аутсайдер Одре Лорд

900biography Assata: Ассата Шакур

Этот мост, называемый моей спиной: сочинения радикальных цветных женщин под редакцией Глории Э.Анзалдуа и Черри Л. Морага

«Освободительные движения женщин и геев» Хьюи П. Ньютон

«Сексуальное насилие: когда вы на обочине: можем ли мы все сказать #MeToo?» Автор: Коллиер Мейерсон

«Освобождение женщин» Томаса Санкара

https://www.msafropolitan.com - блог о глобальном африканском феминизме, написанный Минной Салами (и следите за ее выходящей в 2019 году книгой Sensuous Knowledge: Радикальный черный феминистский подход для всех)

Быть феминисткой-мужчиной - это не значит чувствовать себя лучше, говорит генеральный директор Promundo Гэри Баркер - Quartz at Work

Гэри Баркер посвятил свою жизнь вовлечению мужчин в движение за гендерное равенство.В качестве президента и генерального директора Promundo, глобальной неправительственной организации, привлекающей мужчин и мальчиков для продвижения справедливости и предотвращения насилия в отношении женщин, Баркер и его организация, основанная в Бразилии, сотрудничали с группами в более чем 40 странах, чтобы обучать людей определениям здоровья. мужественности.

«Куда бы мы ни посмотрели, среди мужчин, которые верят в жесткие и жесткие версии мужественности, эти убеждения очень сильно связаны с тем, находятся ли эти мужчины в депрессии, думают ли они о самоубийстве, употребляют ли алкоголь в нездоровых количествах, и их жизненным счастьем », - сказал Баркер Shiftbalance в 2017 году в рамках серии видео о том, как быть мужчиной.«Но и мужчинам есть что-то выиграть от перемен», - сказал он. «Мы делаем это для равенства, чтобы женщины жили лучше, но и мужчины тоже становились лучше, как мы видим снова и снова, если они соглашаются на более справедливый и менее токсичный взгляд на то, что значит быть мужчиной».

Баркер является соучредителем MenCare, глобальной кампании, направленной на то, чтобы помочь мужчинам стать равноправными попечителями, и сопредседателем MenEngage, альянса глобальных НПО и агентств ООН, приверженных гендерному равенству.

В разговоре с Кварц Баркер объясняет, почему нет краткосрочного бизнес-плана по обеспечению гендерного равенства, почему он не идентифицирует себя как «феминистка» как таковой, и почему гендерное равенство требует, чтобы мы участвовали и слушали сердитый белый люди.


1. Задумывались ли вы о гендерном неравенстве на рабочем месте до движения Me Too? Какой самый важный урок вы извлекли из меня?

Я думал об этом по крайней мере с тех пор, как Аниту Хилл допрашивал Судебный комитет Сената в 1991 году. Всего через несколько месяцев после этих слушаний я переехал в Колумбию, а затем в Бразилию, чтобы провести исследование сексуальной эксплуатации девочек. . Во время этого исследования я работала с некоторыми удивительными латиноамериканскими феминистками.Они побудили меня спросить не только о том, что привело к эксплуатации девочек, но и о том, что заставляет мужчин платить за секс с девушками или применять насилие в отношении женщин, и что удерживает мужчин, которые не прибегают к насилию, от высказывания.

Нет краткосрочного бизнес-плана на равенство. Мы собираемся быть в этом надолго.

Этот вопрос положил начало организации, которую я основал, Промундо. Наше название - португальское сокращение, которое примерно переводится как «для мира», с идеей, что гендерное равенство является благом и необходимостью для мира.Конечно, речь идет о женщинах, но для этого нужны мужчины, и это касается мужчин. В течение 20 лет мы работали над тем, чтобы понять и поставить под сомнение использование мужчинами насилия и другие способы, которыми гендерное равенство необходимо мужчинам, и призвать мужчин стать участниками перемен.

В ходе нашей работы и с Me Too мы узнали, сколько времени это может занять. Легко представить, что отличный хэштег и буря в социальных сетях могут изменить ситуацию, и все готово. Тарана Берк и все замечательные феминистские лидеры, которых я вдохновляла, подтвердили, сколько времени это займет.Краткосрочного бизнес-плана равенства нет. Мы собираемся быть в этом надолго.


2. Считаете ли вы феминистку? Почему или почему нет? Как вы определяете свой феминизм?

«Я иду с вами, но не отвечаю за это».

Я считаю себя союзником феминисток. Важно, чтобы мужчины признали, что мы не жили реальностью женщин и что женщины вели и продолжают возглавлять смелые шаги по созданию феминистского движения. Сохранение слова «союзник» помогает нам, как мужчинам, помнить, что нельзя пытаться захватить марш.Это напоминает нам сказать себе: «Я иду с вами, но не отвечаю за это».


3. Что вы делаете ежедневно для продвижения гендерного равенства?

Первое, что движет мной дома и в моем деле, - это осознавать. Каким бы утомительным и раздражающим это ни было, я считаю, что именно с этого мы должны начинать каждый день. Как мой голос, мое тело, мои действия, возможно, доминируют, занимают пространство, которым мне нужно поделиться? И как наша работа в Promundo помогает нам стать союзником движения за права женщин? И если мы действительно осознаем, остальное последует.Это означает, что мы зададимся вопросом о паритете заработной платы, о том, кто выступает на публичных мероприятиях, о том, создает ли наша работа как феминистской организации больше кислорода для дела или высасывает кислород из комнаты.


4. Какая самая большая угроза для мужчин в Америке сегодня? Почему?

Если мы хотим устранить раскол в этой стране, нам нужно понять, почему многие белые люди чувствуют себя изолированными и находящимися под угрозой.

Самая большая угроза для мужчин в Америке - это страх и негодование, которые испытывают миллионы мужчин, которые думают, что их мужественность находится под угрозой из-за того, что они не работают или не имеют работы или дохода, которых, по их мнению, они заслуживают.Все изменения в экономике, от роста числа рабочих мест в сфере обслуживания и ухода и упадка традиционных видов мужской занятости до растущего неравенства доходов, означают, что многие белые мужчины чувствуют угрозу. И в этом страхе и неуверенности мы видели, как они голосуют. Как их можно подтолкнуть к голосованию против их собственных интересов. И мы видим вред, который они наносят себе и другим из-за увеличения количества самоубийств среди мужчин и употребления психоактивных веществ, а также из откровенных аргументов в пользу превосходства белых и обвинения женщин и иммигрантов в их упадке.

Для нас, сторонников прогрессивного развития, слишком легко попытаться списать этих мужчин со счетов, думать о них как о злых неудачниках или сказать, что они представляют токсичную мужественность, что полностью их отталкивает и завершает дискуссию. Если мы хотим устранить раскол в этой стране, нам нужно понять, почему многие белые мужчины чувствуют себя изолированными и находящимися под угрозой, не для того, чтобы выразить свое негодование, а для того, чтобы призвать их к дискуссии о том, как всем нам нужна расовая справедливость, экономическая справедливость и гендерные аспекты. справедливость.



5.Вы говорите о сексизме со своими сверстниками-мужчинами? Если да, то какие стратегии оказываются наиболее эффективными, а если нет, то почему вам это мешает?

Намного легче работать над одним из наших исследований отношения мужчин к насилию, чтобы представить нашу работу, например, в ООН, или обучить учителей работе над этими проблемами, чем проводить с коллегой-мужчиной. отвечать за свои действия, смотреть другу или вглядываться в глаза и говорить: «Человек, это было неправильно, и ты причинил вред». Но это то, что мы пытаемся делать как организация, и это то, что я стараюсь делать как индивидуум.


6. Что вас больше всего беспокоит в жизни мужчины?

Я не боюсь сказать, что мужское насилие меня очень тревожит. Я был свидетелем стрельбы в своей средней школе в Хьюстоне, штат Техас, более 35 лет назад. И с тех пор я видел, как мужчины убивают других мужчин в Колумбии, а мужчины с оружием угрожают другим в США и многих других местах. Меня беспокоит, сколько мужчин вооружены и сердиты, и чувствую, что они обретают свою мужественность, владея оружием военного уровня, предназначенным для убийства людей.И поскольку вы спросили о тревоге, о которой нелегко говорить, у меня есть еще один вопрос о старении и о том, чтобы оставаться здоровым или жить, не будучи полностью здоровым. Я пережила рак и знаю, как трудно мужчинам заботиться о своем теле и признавать, когда нам нужна помощь.


7. Что вы хотите, чтобы ваши коллеги-женщины и женщины в целом знали о вас?

Что внутри я все еще могу найти ту версию меня четырехлетней давности, которая собирала цветы для моей матери.Несмотря на то, что я выгляжу спокойным и уравновешенным, когда выступаю с речью или представляю идею, у меня внутри есть те трепетания, которые я не знаю, действительно ли я готов к этому. Несмотря на то, что я хожу в теле, которое легко представить себе как одного из угнетателей, я способен на глубокое сочувствие.


8. Некоторым мужчинам кажется, что они не могут победить: мужчины будут критиковать их за то, что они открыто говорят, а феминистки - за недостаточную громкость. Что бы вы сказали этим мужчинам?

Быть мужским союзником феминизма, как быть белым союзником расовой справедливости, - это не значит хорошо относиться к себе.

Или что нас как мужчин будут критиковать за то, что мы слишком много говорим и пытаемся взять верх ... Послушайте, быть мужским союзником феминизма, как быть белым союзником расовой справедливости, - это не значит хорошо относиться к себе. Никто не обещал, что это будет легко. Чрезвычайно трудно противостоять гневу наших друзей-мужчин. И мы часто не знаем, что сказать или сделать, чтобы поддержать коллегу-женщину, подвергшуюся преследованию.

Нам нужно очень внимательно относиться к тому, что этот дискомфорт меркнет по сравнению с домогательствами и предвзятостью, с которыми сталкиваются женщины, а также с расизмом, с которым сталкиваются цветные люди.Я должен верить, что мужчины и белые люди могут это понять. Я думаю, мы можем научиться, когда слушать, а когда говорить. Для мужчин, и в особенности для белых, неплохо, что время от времени приходится останавливаться и спрашивать дорогу.


9. Если бы вы могли отказаться от того, что вы сказали или сделали, что способствовало предвзятости на работе или дома, что бы это было? Почему?

Я не мог остановиться только на одном. Это началось бы с того, что я всегда ставил работу выше заботы о дочери, когда она была маленькой, и с того, чтобы быть наравне со своим партнером.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *