Еда как искусство: «Еда» — Еда как искусство

Содержание

«Еда» — Еда как искусство

Куриная печень 300 г

Скумбрия горячего копчения 1 штука

Остов утки 1 штука

Сливочное масло 50 г

Морковь 160 г

Репчатый лук 80 г

Портвейн 350 мл

Жирные сливки 160 г

Белый хлеб 60 г

Желатин 13 г

Вода 100 мл

Фисташки 90 г

Сливочный сыр 250 г

Сметана 250 г

Утиный жир 150 г

Лук-шалот 40 г

Чеснок 2 зубчика

Розмарин 2 веточки

Тимьян 3 веточки

Цедра апельсина 15 г

Мускатный орех по вкусу

Лук-резанец по вкусу

Сахар по вкусу

Соль по вкусу

Почему еда стала объектом современного искусства

Владимир Гридин

Владимир Гридин решил разобраться, откуда взялась мода на еду в современном искусстве, а также в том, рефлексия это или традиция

Лауреат премии Кандинского 2009 года Евгений Антуфьев провел масштабное художественное исследование феномена русской культуры при помощи разных медиа и создал тотальную инсталляцию «Бессмертие навсегда». Она стала одним из специальных проектов VI Московской биеннале современного искусства и занимает весь третий этаж главного здания Московского музея современного искусства на Петровке. Ее часть — фарфоровые реплики десерта «Павлова» из меню бара «Стрелка», пекарни «Волконский», ресторана «Поехали». С их помощью художник пытается осмыслить овеществление образа великой балерины в современной культуре.
На стенде галереи «Роза Азора» во время недавней выставки Cosmoscow работы Антона Тотибадзе на темы кухни и застолья раскупались так быстро, что новые картины художнику пришлось привезти прямо из мастерской. Там же в цикле «Алфавит» выставлялся сложноустроенный трудоемкий графический лист «Еда» Ивана Языкова, от покупки которого удержало только отсутствие подходящей для него стены в квартире.


Почему искусство стало рефлексировать на темы еды? Понятна традиция натюрморта. Древний грек Зевксис, по преданию, поражал не только людей, но и животных: виноград с его картины клевали птицы. Изображения снеди в традициях голландской живописи соответствовало, с одной стороны, статусу обеспеченного буржуа, с другой, напоминало о тщете и мимолетности всего сущего. Так натюрморт стал не только изображением фруктов, мяса, овощей, рыбы, дичи, но и ретранслятором общественных ценностей, моральных принципов.
Современному искусству мораль неинтересна. Принимая на себя роль общественного психотерапевта, современное искусство пытается добраться до корневых для художника проблем и из области «что я создаю» переходит на территорию исследования «как я создаю» и «как моя работа влияет на людей». Об этом у меня случился подробный разговор с одним из кураторов основного проекта Уральской индустриальной биеннале Ли Чжэньхуа.

Прежде чем стать художником, арт-критиком и куратором, Ли работал поваром, потому легко переносит ценности современного искусства на кулинарию и обратно. Еда и современная культура, по его мнению, рефлексируют на темы эмоций и разделения чувств. Это хорошо видно в работах Риркрита Тиравании. Тайский художник прославился в 1992 году благодаря перформансу в нью-йоркской «Галерее 303». Он установил там кухню с плитой, столом и стульями и готовил для всех желающих тайский карри. Он повторял этот перформанс в разных странах так часто, что превратился в бренд — «счастливый тайский парень, который готовит». Высказывания Тиравании, конечно, не о карри и тайской кухне, а о том, что происходит между людьми. Его объекты не инсталляции, а живые человеческие эмоции, помещенные в музейный контекст. Искусствоведы назвали это «искусством взаимоотношений», а, согласитесь, ничто так не выявляет отношения в группе, как еда.


Еда как наследие, еда как традиция, еда как показатель социальной иерархии и фиксатор социального расслоения, еда как настоящее, еда как будущее — под каким углом ни смотри на тарелку, ты всегда увидишь в ней эмоции и связи, потому что ни одно блюдо на свете не предполагает солипсизма. Более того, сам факт существования такой примитивной еды, как, например, английские фиш энд чипс, может стать поводом для того, чтобы с помощью артистической метафоры иначе взглянуть на общепринятые вещи. Так сделал Мичихиро Шимабуку в своем проекте Fish & Chips. Он снимал рыб в океане и их реакцию на неожиданно появляющиеся перед ними картофелины. Абсурдный юмор его видео позволил зрителям взглянуть на повседневную модель поведения, созданную пищевым стереотипом.


Примерно то же самое делает Антуфьев, облекая сладкую «Павлову» в плоть многим неизвестной, многими забытой великой балерины. Интересно, что бренд-шеф бара «Стрелка» Режис Тригель при разработке блюда действует как художник: сначала он делает эскизы, зарисовки на бумаге и только после этого приступает к воплощению.

«Готовить или делать искусство — нет никакой разницы» — шокирующее заявление Чжэньхуа обретает смысл, если знать, как определить делателя и его дело. И повар, и художник могут находиться в одном статусе. Статусе создателя эмоций. И пока, как мне кажется, повара по способности ежедневно высекать в нас искру счастья художников обходят.

P. S. Каждый посетитель выставки Евгения Антуфьева «Бессмертие навсегда» может получить скидку 10% на «Павлову» в баре «Стрелка», а каждый посетитель бара «Стрелка», заказавший десерт, получает возможность купить билет на выставку Антуфьева по специальной цене. Чем не идеальный симбиоз искусства и еды?

 

Присоединяйся офлайн к аудиовизуальной инсталляции «Портрет поколения» по случаю 10-летия BURO. — получи иммерсивный опыт.

Купить билет

Еда и её значение в истории искусства. Статьи

«Большие» темы: политика, пол, классовое разделение, религия так или иначе связаны с тем, что и как мы едим. Даже выбирая локальные продукты или игнорируя определённые марки, мы заявляем о своей позиции. Как отмечают авторы проекта Estetico, уничтожение некрасивых овощей в Европе – тоже символический акт, борьба за эстетику.

Сегодня фотография в Instagram, даже далёкая от шедевра, может рассказать нам о том, как у автора с деньгами, какие у него привычки и образ жизни. При этом скрытые смыслы в изображениях еды – не новое явление. Она неизменно была связана с эротизмом, богатством, экзотичностью и позволяла «показать то, что скрыто».

Перенос в литературу, живопись и мозаичное искусство пиров и вакханалий имел место ещё в Древней Греции и Риме. Да и в Египте существовала традиция изображать еду на внутренних стенах погребальных камер и гробах: считалось, что рисунки будут питать умершего в его «жизни после смерти». В Средневековье и эпоху Возрождения изображение пищи приобретает символический характер, становится аллегорией для определённых ценностей и добродетелей.

1/2

Ван Дейк, натюрморт с фруктами, орехами и сыром, 1613 г.

Еду изображали реалистично, с множеством деталей. В авангарде были голландские и фламандские мастера, которые изображали обильные и щедрые порции. Особенно они любили дичь, птицу, омаров, моллюсков, экзотические цитрусовые фрукты, виноград. Дорогие деликатесы символизировали шикарный образ жизни, с которым мечтал отождествлять себя владелец картины. Но иногда подобные произведения служили напоминанием о бренности роскоши или опасности чревоугодия. Одни полотна призывали к воздержанию, другие к постоянному празднику и удовольствиям. Гниющие фрукты, к примеру, могли символизировать , что «всё пройдёт» и жизнь скоротечна.

Ян Вермеер, картина «Молочница», 1658-1661 г.

Еда помогала как бы «заморозить» момент, затормозить течение времени, показать мастерство наблюдения за реальными объектами, виртуозное владение цветом и работу с формой. Так, Ян Вермеер пошел иным путём, чем его голландские современники. В своей знаменитой картине «Молочница», он использовал дорогие пигменты, богатые цвета, удивительное освещение для того чтобы показать самую простую еду – молоко и хлеб.

Еда и реальная жизнь

К концу XIX века художники стали всё больше обращаться к изображению людей, которые едят или общаются, сидя за столом. Например, картина «Едоки картофеля» Винсента Ван Гога построена именно на этом. Художник в своём письме к брату Тео писал, что пытался показать крестьян, которые честно и тяжело трудятся.

Винсент Ван Гог, картина «Едоки картофеля», 1885 г.

Другие авторы, такие как Поль Сезанн, использовали натюрморт для того, чтобы показать возможности нового искусства. В «Натюрморте с драпировкой» художник намеренно искажает перспективу, чтобы сделать акцент на отказе от устаревших принципов построения натюрморта, на котором всё показано под одним углом.

Поль Сезанн, Натюрморт с драпировкой, 1895 г.

Огюст Ренуар, картина «Завтрак гребцов», 1880-1881

Еда в искусстве XX века

В XX веке художники деформируют линии, переосмысляют цвет, резкость изображения, работают с плоскостью, а значит, еда теряет свою форму и узнаваемость. Но это только одна сторона вопроса. То, что мы едим, позволяет художникам наблюдать за меняющимся обществом. Картина американца Эдварда Хоппера «Столы для леди», написанная в 1930-м позволяет порассуждать о Великой депрессии, деньгах, классовости. Сцена показывает, как за столиком ресторана едят посетители, а две женщины – кассир и официантка – работают в зале. Тут стоит помнить, что не так давно эти профессии стали доступны для женщин, а «столы для леди» специально начали рекламировать: раньше женщина, обедающая одна, считалась проституткой.

Эдвард Хоппер, картина «Столы для леди», 1930 г.

1/2

Уэйн Тибо, картина «Торты», 1963 г.

В середине 50-х художники столь же активно используют еду как способ высказаться, а в первую очередь обратить внимание на бездумное потребление и массовое производство. Энди Уорхол критикует однородное общество, используя 32 банки супов Campbell, выстроенные в ряды; Уэйн Тибо рисует торты, символизирующие нескончаемое оптимистичное процветание; Рой Лихтенштейн создаёт сюрреалистический «Натюрморт с хрустальной чашей» – на нём фрукты как будто вырезаны из журнала, лишены жизни.

В платье из мяса

С появлением движения «Есть искусство» в 60-х еда уходит с полотна и становится материалом для творчества, таким же, как бумага и карандаш. Так, чтобы подчеркнуть социальные коннотации еды, швейцарский художник Даниэль Спёрри создаёт картины-ловушки с объектами реальности: остатки трапезы крепятся к столу специальным спреем, а посуда и столовые приборы лакируются: стол превращался в картину.

Даниэль Спёрри, эстетика опрокинутого стола

1/3

Яна Стербак, «Ванитас. Платье из мяса для анорексичного альбиноса»

Другой способ обращения с едой выбрал тайский художник Риркит Тиравания.  Он создал перформанс «Без названия» в 1992 году. В Галерее 303 (Сохо) автор поставил кухню и кормил всех желающих тайским карри. Таким образом, еда в его прочтении стала средством социального взаимодействия: пришедшие могли общаться, быть активными участниками в создании художественного произведения.

Еда снова и снова вдохновляет людей искусства, и это будет продолжаться пока то и другое существует в мире.

Еда в искусстве и искусство из еды: выставка Eat Art в Дюссельдорфе | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Продукты питания — во всех отношениях замечательный материал для художника: они метафоричны, полны символизма. С другой стороны — они крайне недолговечны. Искусство из салата, колбасы или шоколада быстро портится. Оно – антикоммерческое. Eat Art обладает несомненным революционным потенциалом. Кроме всего прочего, трапеза — это хепенинг, а процесс поедания искусства — это новый способ его восприятия. Понятно, что тут масса возможностей для проявления креативности.

Истоки

Выставка под названием «Поедая вселенную», проходящая в Дюссельдорфе, обращается к моменту сорокалетней давности: в 1970 году в Дюссельдорфе швейцарец Даниэль Споэрри (Daniel Spoerri) организовал Eat Art Gallery, в которой многочисленные художники выставляли искусство из поедаемых материалов и пищевых отбросов. Галерея продавала малотиражные арт-изделия.

Плакат выставки

Название нынешней дюссельдорфской выставки — «Eating The Universe» («Поедая вселенную») — тоже родом из 70-х годов прошлого века. Так называлась серия передач на немецком телевидении: кухонное шоу, представлявшее процесс приготовления и потребления пищи как разновидность современного искусства.

Выставка знакомит с активностью группы Eat Art в 70-х и прослеживает следы этой активности до сегодняшнего дня. Как это обычно и бывает со старым концептуализмом и неодадаизмом, оригинальный Eat Art выглядит незрелищно, нехудожественно, недизайнерски. Правда, одновременно видно и то, что это было крайне радикальное искусство, им занимались особенные люди, харизматики, им было весело, что подтверждают фотографии. Следующие поколения художников изучали опыт первопроходцев в художественных академиях, их собственная продукция куда более понятная, куда более выразительная, но и куда менее шокирующая.

Героический период

Первопроходец Даниель Споэрри был известен своими столами, заваленными объедками, грязными тарелками, окурками, чашками, бумажками, вилками и ложками. Следы буйной трапезы приклеивались или даже прикручивались винтами к столу, от стола отпиливались ножки, получалась картина, которую вешали на стену.

Неубранный стол Споэрри

Одна из акций Йозефа Бойса (Joseph Boys) в Eat Art Gallery выглядела так: художник развесил под потолком обглоданные скелетики жареной селедки. Сам он молча и торжественно стоял в углу, и на нем тоже висели рыбьи кости. Публика молча приваливалась к стенам, больше ничего и не происходило. После окончания действия Бойс расзложил выставленные селедочные скелеты по картонным коробкам и подписал их. Все коробки были проданы. Акция состоялась 3 октября 1970 года.

Дитер Рот (Dieter Roth) изготовил много искусства из пищевых продуктов. Его знаменитой колбасы из собрания сочинений Гегеля на выставке в Дюссельдорфе не было, зато там выставлен его «Восход солнца над морем». Это два листа бумаги, внизу — синий, изображающий море, а над ним — желтый. На границе двух листов, то есть на горизонте, — половинка круглого куска салями. От нее во все стороны расползается пятно жира. Надо понимать – это сияет солнце. Дитер Рот любил, чтобы его искусство протухало и воняло, но восход солнца ничем не пахнет.

Новое искусство

В залах, где выставлены современные «игры» с продуктами питания, нет мелких объектов и фотографий, зато есть крупные и доходчивые инсталляции. Одна из самых поэтичных — металлическая кровать Яны Стербак (Jana Sterbak): вместо матраца — огромный белый хлеб, он потрескался, затвердел и стал напоминать каменную плиту.

Инсталляция под названием «Жир» Арпада Добриана (Arpad Dobrian) — это четыре огромных плоских куска свинины, с луком, солью и чесноком. У них красивая волнистая поверхность и приятный запах. Смотрятся похожие по форме на гигантские детские распашонки куски жира вполне декоративно и внушительно.

Томас Рентмайстер (Thomas Rentmeister) выставил гору сахара, в котором утонула тележка для покупок

Зегер Райерс (Zeger Reyers) поместил интерьер обычной современной кухни в огромный, медленно вращающийся цилиндр. Кухня быстро пришла, скажем так, в негодность: дверцы многих полок поотрывались, посуда вывалилась и побилась, все засыпано специями. Кухня продолжает медленно вращаться, тишину зала нарушают неожиданные резкие удары дверей шкафов. Медленно что-то ползет по полу. Получился настоящий объект для медитации.

Инсталляция Сони Алхойзер (Sonja Alhäuser): скульптуры из масла и маргарина

Через некоторое время объекты вроде теста, запеченного внутри женских туфель, или комнаты, покрытой изнутри толстым слоем шоколада, или дышащего куска зайца в кухонной миске перестают удивлять. Один из самых неожиданных аттракционов выставки — видео Мики Роттенберг (Mika Rottenberg). Снят производственный процесс перемешивания теста и изготовления из него булочек. Процесс протекает в тесных комнатушках, выложенных тонкими гипсовыми плитами, тесто попадает из комнатки в комнатку через дырки в стенах или в потолке. В комнатках сидят странного вида женщины, одна — очень толстая, другая — очень худая. Весь процесс — одновременно и игрушечный, и пугающе реальный.

Автор: Андрей Горохов
Редактор: Дарья Брянцева

еда как искусство – Жизнь в Гнезде

Кулинария

http://honestfoodmagazine.com/ – Эстетический кулинарный журнал. «Мы рассказываем не только о еде, но и о любви: к себе и своей семье, своему дому и целому миру. Каждый рецепт – это четкая и подробная инструкция, следуя которой, вы получите ожидаемый результат. А своими снимками мы хотим не просто вызвать аппетит, не только побудить приготовить и оценить рецепт, но и рассказать историю, поделиться настроением». Все выпуски журнала доступны в PDF для свободного чтения. Стоит открыть первый – и все, вы пропадете в них с головой. Это нереально красиво и атмосферно. Горжусь, что проект делается в Беларуси.

http://loveeat.ru/ – Позиционируется как гастрономическая социальная сеть. Если кратко: пошаговые фоторецепты блюд со всего мира. Очень красивый и продуманный функционал (user-friendly): есть конструктор блюд, а также раздел блога, где размещено много талантливо сделанных обучающих роликов и статьи из разряда “любопытно, весело, интересно”.

http://eda.ru/ – “Афиша-Еда”. Рецепты, интервью, обзоры, детальные описания какого-то одного продукта, а также полезнейшая рубрика “Школа”. Ну и да: эстетическое удовольствие от нахождения на сайте.

http://kitchenmag.ru/ – Достаточно приятный сайт с хорошими и простыми рецептами. Must see.

http://www.timeboil.ru/ – Сайт, полностью посвященный тому, как и сколько варить продукты. Ничего лишнего, разве что реклама. А пока тот или иной продукт варится, можно почитать интересные факты о нем, включая сведения о его питательной и пищевой ценности. Также на сайте есть встроенный 10-минутный таймер.

Фудстайлинг

«Просто еда» от хороших людей: 5 блогов для визуального вдохновения

http://happyolks.com/ – Англоязычный блог, где хорошо учиться искусству атмосферной съемки процесса приготовления еды. Rustic style и все дела. В общем, красиво.

http://theartofplating.com/ – Минимализм чистой воды. Завораживающие видео и фотографии сервировки в стиле дзен.

http://www.feelfactory.pro/works/ – Портфолио ребят новосибирской студии FeelFactory. Они не просто снимают еду для меню и рекламы – они с ней играются! Возможно, именно это и позволяет им создавать из продуктов шедевры :)Увлекательная изнанка процесса прилагается!

http://www.sproutedkitchen.com/ – Кулинарный блог на английском. Для меня в нем лучшее – фотографии. Они здесь какие-то особенно умиротворяющие, что ли.

M&S Foodporn – 9 роликов, в которых еда больше, чем просто еда. И даже больше, чем просто больше. Судите сами:

Еда и искусство: московские шеф-повара подхватили мировую тенденцию и регулярно ходят в музеи

Знаменитый итальянский шеф Энрико Криппа (ресторан Piazza Duomo***, Альба) готовит ризотто с мастикой, смолой миртового дерева. Это блюдо с необычным вкусом и долгим смолистым послевкусием нравится не всем, но Криппу это не смущает. По его мнению, оно должно напоминать о запахах краски и лака в мастерской художника. Этот рецепт он сочинил в память о посещении студии классика итальянского неоэкспрессионизма Франческо Клементе и одной из увиденных там картин.

Шеф московского ресторана Buro TSUM Дмитрий Зотов готовил с Криппой ужин в четыре руки на недавнем фестивале Ikra в Сочи. Там он предложил свой вариант темы «Гастрономия и искусство». Гостям подали мороженое в форме поросячьего пятачка на раскраске. Мороженое надо было съесть, а картинку раскрасить в своей манере: так участники ужина могли проявить собственные артистические способности.

Роман еды и искусства длится с незапамятных времен. Сначала художники изображали три хлеба, вино и рыбу на полотнах на библейские темы, потом перешли к натюрмортам с ломящимися от снеди столами, а потом и повара начали черпать вдохновение в искусстве.

Впрочем, как только речь заходит о еде и искусстве, непременно возникает и дискуссия на тему, является ли искусством сама гастрономия. Сколь бы остроумны ни были тезисы ее участников, однозначного ответа она не дает. Зато тема искусства в еде становится все более популярной. И тут не нужно видеть кекс «Мондриан» из кафе Музея современного искусства в Сан-Франциско, чтобы проникнуться идеей. Достаточно просто прийти в любой ресторан и заказать карпаччо и бокал «Беллини». Тонко нарезанную сырую говядину, как известно, придумал в 1950 году владелец венецианского Harry’s Bar Джузеппе Чиприани. Название блюду дали в честь Витторио Карпаччо, ренессансного живописца, чья выставка в том году проходила в Венеции. Чиприани придумал и коктейль «Беллини»: смесь просекко и персикового пюре напомнила ему особый розоватый оттенок одежд святых и ангелов с полотен живописца кватроченто Джованни Беллини.

Если венецианский ресторатор искренне любил художественное наследие родного города и мог увидеть его отблеск даже в куске мяса, то современные повара проводят настоящую исследовательскую работу, чтобы найти точки соприкосновения вечного и преходящего. Чаще всего в этом жанре выступает «Brasserie Мост». Тут делали десерт по мотивам парфюмерной композиции духов Miss Dior, десерт в честь премьеры оперы Александра Вустина «Влюбленный дьявол» на сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко и даже по мотивам картин французских художников-импрессионистов из собрания ГМИИ им. Пушкина.

«Самое сложное — это передать через вкус и внешний вид блюда его взаимосвязь с объектом коллаборации, — рассказывает об особенностях переноса объекта искусства на тарелку шеф-повар ресторана Жан-Люк Молль. — Это не очевидная задача. Она требует размышлений, поиска, работы над сюжетом, множества проб, переделок, критики и изменений. Например, для духов Dior мы отталкивались от аромата главного компонента. Внешний вид десерта Dior напрашивался сам собой, мы повторили флакон, а во вкусе воспользовались нотами аромата как подсказкой для выбора ингредиентов. Театральные постановки требовали другого подхода. Вдохновением служило как само произведение (сюжет, эпоха, место действия, музыка), так и видение режиссера, декорации. Работая над меню импрессионистов, в первую очередь мы постарались вдохновиться самими картинами, оттолкнуться от их красок. Выделив основные цвета и мотивы, у нас получилось их идентифицировать с существующими продуктами. Затем мы попытались приготовить блюда, в которых отображалось сочетание вкусов и красок, а также придать схожесть блюд с картинами как отклик на работы великих мастеров».

Нашли ли едоки сходство «Красных рыбок» Матисса с запеченной барабулькой и фондю из лука-порея, овощного флана — с «Голубыми танцовщицами» Дега, а «Белых кувшинок» Моне — с песочно-миндальным печеньем с кремом намелак со вкусами юдзу и эстрагона — вопрос. Но то, что они после такого обеда наверняка захотели вновь посмотреть на знаменитые картины, дискуссии не подлежит.

Связку еды и искусства, умение поваров переводить гармонию красок и линий на язык вкуса, текстур и ароматов быстро уловили маркетологи. К выставке «Viva la Vida. Фрида Кало и Диего Ривера» приурочили фестиваль рецептов Frida’s Fiestas. Сразу в нескольких ресторанах можно было попробовать блюда из одноименной книги рецептов Кало. Говорят, что Фрида Кало не умела готовить, но смогла уговорить Люпе Марин, бывшую жену Диего Риверы, научить ее приготовлению блюд национальной кухни.

Придерживаясь рецепта Фриды Кало из главы «Июль», но добавив немного своих авторских приемов, шеф Глен Баллис готовил в московском Avocado Queen мусс из батата с добавлением кокосового молока и подавал его с обжаренным на гриле ананасом, ананасовым компоте и долькой лайма.

«Когда я знакомился с книгой рецептов “Frida’s Fiestas”, я был поражен, насколько разнообразно питались супруги, — рассказывает Баллис. — Несмотря на присутствие достаточно калорийных блюд, их диета отличалась сбалансированностью — в рецептах Фриды Кало много овощей, фруктов, злаковых, морепродуктов и мяса. А калорийность легко объяснима — в книге приведены рецепты блюд, которые Фрида готовила по особым случаям: на Рождество, День мертвых и другие национальные праздники и семейные торжества».

Перевод искусства на рельсы гастрономии не переносит одного — откровенно маркетингового подхода. Умение вызывать восхищение не терпит меркантильности. В 2019 году отмечают 450-летнюю годовщину смерти великого фламандца Питера Брейгеля Старшего, чья выставка недавно с большим успехом прошла в Вене. Информационный шум стал поводом для сети ресторанов Brasserie Lambic устроить фестиваль Брейгеля. В меню, вдохновленное историческими рецептами времен Брейгеля, вошли пастрами — блюдо еврейской кухни Молдавии и Румынии, ставшее известным в США вместе с иммиграцией начала XX века, киноа и копченый муксун, которых Брейгель и его современники в глаза не видели, и ризотто из картофеля, который при Брейгеле считался декоративным (и ядовитым!) растением.

Поверхностной имитации легко избежать — если не получается дословно цитировать шедевры, достаточно точно воспроизводить эпоху, в которую жили их создатели.

Фото сверху: десерт в честь премьеры оперы «Влюбленный дьявол»; facebook. com/BrasserieMost; facebook.com/ikrafest. 

Еда как искусство: гастрономические курсы

Дай человеку удочку — и он будет сыт всю жизнь, научи человека готовить — и в его доме не будет отбоя от гостей! Красивая подача блюд, интересные рецепты и гастрономические эксперименты подвластны каждому, достаточно выбрать один из курсов в нашей подборке и прокачать свои кулинарные навыки. Монокурсы по приготовлению конкретного блюда или обширная программа для шеф-поваров — выбирать вам. Мы же знаем наверняка только одно: самая базовая потребность человека, потребность в еде, может быть самым настоящим произведением искусства.

  • Организатор: Novikov School

  • Стоимость: 298 000 руб

  • Начало: 6 сентября

  • Продолжительность: 192 часа

  • Язык: русский

Курс создан для тех, кто хочет овладеть профессией повара на базовом уровне, не имея при этом специального образования и опыта работы. В программе рассматриваются три блока: знакомство с теорией гастрономии, обучение практическим кулинарным навыкам и изучение бизнес-процессов. В результате вы сможете начать карьеру гастрономического автора или попробовать себя в ресторанном бизнесе.

  • Организатор: Московский Дом Рестораторов

  • Стоимость: 98 800 руб

  • Начало: открытая дата

  • Продолжительность: 20 часов

  • Язык: русский

Если вы планируете ввести в свою жизнь сыроедение, узнать больше о плюсах сыроедческой диеты, закрыть все вопросы о глютене, научиться готовить полезную пищу или включить в рацион больше блюд из сырых продуктов, этот курс для вас. Программа подходит для начинающих сыроедов, веганов, вегетарианцев и всех, кто хочет разнообразить свое меню и научиться готовить основные сыроедческие блюда. Курс подскажет, с чего начать, как перейти на сыроедение без вреда для здоровья и покажет, как употребление продуктов без термической обработки способствует похудению и укреплению здоровья.

  • Организатор: Академия Ресторанного Бизнеса

  • Стоимость: 40 000 руб

  • Начало: 21 сентября 2020

  • Продолжительность: 5 дней

  • Язык: русский

На курсе вы сможете пообщаться с практикующими поварами Москвы, обменяться опытом с коллегами, заглянуть за кулисы известных ресторанов Москвы (AQ Kitchen, фудмолл «ДЕПО», Пепебьянко) и даже пройти практику в одном из них. В результате обучения вы познакомитесь с опытом работы лучших ресторанов Москвы, который в будущем можно будет применить к вашему собственному бизнесу.

  • Организатор: СВЧ

  • Стоимость: цена по запросу

  • Начало: 20 августа

  • Продолжительность: 11 дней

  • Язык: русский

Обучение разработано с учетом требований к навыкам шеф-поваров в современных ресторанных проектах. Вы получите самую актуальную информацию от первоклассных преподавателей, причем не только теорию: курс предполагает обмен опытом, а более 80% времени уходит на практику. Преподаватели расскажут о современных мировых трендах, научат выстраивать безотходное производство и формировать сплоченную команду.

  • Организатор: Ecole Ducasse

  • Стоимость: 798 000 руб

  • Старт: июнь 2021

  • Продолжительность: 2 месяца

  • Язык: английский

Уникальная возможность обучаться у лучших шеф-поваров в области французского пекарного дела! Вы будете готовить традиционный и особенный хлеб, научитесь создавать закваски и слоеную венскую выпечку. Благодаря прикладной теории и занятиям, посвященным дизайну и фотографии, вы получите разносторонние знания о выпечке, которые станут отличной основой для вашей будущей карьеры.

  • Организатор: Italian Culinary Institute for Foreigners

  • Стоимость: 419 000 руб

  • Начало: уточняйте у организатора

  • Продолжительность: 12 недель

  • Язык: итальянский

Итальянский кулинарный институт подготовил специальную программу для работников индустрии мороженого. Студентов ждут теоретические и практические занятия, на которых вы будете учиться у мастеров своего дела. По итогу курса участники научатся создавать собственные рецепты для любого вкуса мороженого.

  • Организатор: Thai Chef School (Таиланд)

  • Стоимость: 213 000 руб

  • Начало: июнь 2021

  • Продолжительность: 6 недель

  • Язык: английский

На этой интенсивной программе вы познакомитесь с основными кулинарными навыками и научитесь готовить популярные блюда тайской, китайской, вьетнамской, корейской и японской кухонь. После обучения у вас будет возможность получить стажировку до 4,5 недель в отеле или на курорте, которая оплачивается отдельно. Также, если вы успешно завершите курс, вам могут помочь в дальнейшем трудоустройстве.

  • Организатор: Culinary Institute Kul IN

  • Стоимость: 490 000 руб

  • Начало: 20 октября 2020

  • Продолжительность: 2 месяца

  • Язык: английский, итальянский

Программа создана для изучения сладостей и десертов в качестве самостоятельного кулинарного искусства. Предлагает обширный учебный материал с изучением современных кондитерских технологий, которые формируют мир гастрономии прямо сейчас.

Краткая история еды как искусства | Путешествие

Филиппо Томмазо Маринетти был первым художником современной эпохи, который считал приготовление и потребление еды искусством. Авангардное футуристическое движение, сформированное Маринетти и другими художниками в Милане в 1909 году, охватывало индустриальную эпоху и все механическое — от автомобилей и самолетов до методов производства и городского планирования. Они считали, что приготовление пищи и обеды, занимающие центральное место в повседневной жизни каждого, также должны быть центральными в их дальновидных и далеко идущих идеалах.

В 1932 году Маринетти опубликовал The Futurist Cookbook . Это был не просто набор рецептов; это был своего рода манифест. Он рассматривал приготовление и потребление пищи как часть нового мировоззрения, в котором развлечение стало авангардным представлением. В книге прописаны элементы, необходимые для идеального обеда. Такой ужин должен был отличаться оригинальностью, гармонией, скульптурной формой, ароматом, музыкой между блюдами, комбинацией блюд и маленькими канапе с разными вкусами. Повар должен был использовать высокотехнологичное оборудование для приготовления еды.О политике нельзя было говорить, и пищу нужно было готовить таким образом, чтобы для ее употребления не требовалось столовое серебро.

Размышления Маринетти не могли предсказать, какую роль еда будет играть в искусстве почти столетие спустя. Современные художники используют пищу для заявлений: политических (особенно феминистских), экономических и социальных. Они открывали рестораны как арт-проекты, проводили перформансы, в которых еда готовилась и подавалась в галереях, и создавали сложные скульптуры из съедобных материалов, таких как шоколад и сыр.Каким бы ужасным это ни казалось Маринетти, некоторые художники сегодня даже воспринимают еду как отказ от всех и всех, кто помешан на будущем.

Оглядываясь назад, можно сказать, что еда всегда играла роль в искусстве: пещерные художники каменного века использовали овощные соки и животные жиры в качестве связующих ингредиентов в своих красках, а египтяне вырезали пиктограммы сельскохозяйственных культур и хлеба на иероглифических табличках. В эпоху Возрождения Джузеппе Арчимбольдо, художник для Габсбургского двора в Вене, а позже для Королевского двора в Праге, рисовал причудливые портреты-головоломки, на которых черты лица были составлены из фруктов, овощей и цветов.

Когда я думаю о еде и искусстве, я интуитивно вспоминаю большие красивые натюрморты голландского золотого века, с которыми я впервые столкнулся на уроках истории искусства северного Возрождения. На этих великолепных картинах каждая поверхность, от блестящих покрытых перьями утиных туш на блестящих серебряных тарелках до влажной кожицы фруктов и ягод, тщательно прорисована, чтобы создать иллюзию того, что пир сидит прямо перед зрителем. В 1600-х годах такие картины свидетельствовали о богатстве и интеллектуальной заинтересованности владельцев.Изображенные продукты имели символическое значение, часто связанное с библейскими текстами, и то, как были расположены предметы — и которые были съедены — передавало сообщение о быстротечности времени или необходимости воздержания.

Будучи молодым художником, я изучал короткие изображения яблок и апельсинов, сделанные Сезанном. Для художников-постимпрессионистов, таких как Сезанн, наблюдение с натуры было только началом в значительной степени творческого процесса. Они ценили яркие цвета и живые мазки по сравнению с гиперреализмом прошлого.

В эпоху поп-арта еда стала социальной метафорой. Уэйн Тибо нарисовал ряды пирогов и пирожных в ярких пастельных тонах, которые напоминали рекламу и детские игрушки. Представленные скорее как демонстрации в закусочной, чем как домашние элементы частной жизни, его аранжировки отражали странствующее общество, в котором роскошные десерты означали американское изобилие.

Примерно в то же время художники начали использовать настоящую еду в качестве художественного материала.В 1970 году язвительный швейцарско-немецкий художник Дитер Рот, также известный как Дитер Рот, создал произведение под названием «Основной сыр (Гонка)» — каламбур на «бег с препятствиями» — которое состояло из 37 чемоданов, заполненных сыром, и других прессованных сыров. на стены с намерением, что они будут капать или «бегать» по полу. Через несколько дней после открытия выставки в Лос-Анджелесе от выставки исходило невыносимое зловоние. Галерея была наводнена личинками и мухами, и инспекторы здравоохранения пригрозили закрыть ее.Художник заявил, что насекомые были его целевой аудиторией.

Художники-феминистки конца 1960-х — начала 1970-х годов рассматривали отношение Америки к еде с точки зрения ограничений, которые она накладывает на женщин. Феминистки утверждали, что личное, включая самые приземленные аспекты повседневной жизни, было политическим. В 1972 году Мириам Шапиро и Джуди Чикаго арендовали пустой 17-комнатный дом в Лос-Анджелесе, который планировалось сносить, и превратили его в огромную художественную инсталляцию.Шапиро и другие художницы создали иммерсивную инсталляцию в столовой, имитируя процесс, которым девушки следуют при украшении кукольных домиков. Их проект, как перформанс, так и инсталляция, осуждал двойные стандарты общества — неравенство в ожиданиях и возможностях мужчин и женщин. В то время как мальчиков учили преуспевать в мире, девочки должны были вести дом для своих мужей. Позже художники-феминистки, такие как Элизабет Мюррей, предположили, что женщины достаточно могущественны, чтобы справляться как с мирским, так и с домашним, в таких работах, как «Картина на кухне» (1985), в которой шарообразная ложка, привязанная к фигуре, сидящей на кухне, кажется, вылетает из картинной плоскости и противостоят зрителю.

В 1974 году Чикаго снова обратилось к теме столовой, когда она начала «The Dinner Party», концептуальную демонстрацию силы, теперь размещенную в Центре феминистского искусства Элизабет А. Саклер в Бруклинском музее. С командой талантливых мастеров в течение нескольких лет Чикаго изготовил треугольный обеденный стол длиной 48 футов с сервировкой для 39 известных в культурном отношении женщин, некоторые из которых были настоящими, а некоторые — мифическими, от доисторических времен до современного женского движения. Каждый набор включает салфетку ручной работы, керамическую тарелку, кубок и бегунок с иконографией, адаптированной для конкретной женщины.По мере того, как линия времени сходится к настоящему, пластины становятся все более и более трехмерными, символизируя растущую свободу и политическую власть женщин.

В 1990-е годы многие художники привыкли к личному отчуждению, которое возникло в результате появления домашнего компьютера и других видов деятельности, связанных с экраном. Чтобы исправить зарождающуюся аномию, некоторые открыли дисциплину «эстетики взаимоотношений» — теперь менее непрозрачно известной как «социальная скульптура», согласно которой человеческое взаимодействие, в том числе совместное принятие пищи, было задумано как форма искусства само по себе.Одним из самых выдающихся практикующих был Риркрит Тиравания, который начал готовить и подавать еду зрителям в галереях, оставляя кастрюли, сковороды и грязную посуду в галерее на время своих выставок.

Сегодня начинающие художники еще учатся рисовать натюрморты из фруктов и овощей. Многие позже отворачиваются от живописи, чтобы заняться новыми, более экспериментальными медиа, но художники, ориентированные на еду, часто продолжают верить в силу пигмента на холсте. Живописцы из Нью-Йорка Джина Биверс, Уолтер Робинсон и Дженнифер Коутс являются хорошими примерами.Бобр прочесывает Интернет в поисках фотографий еды, которые затем объединяет в коллажи из нескольких изображений и картины на больших холстах. Робинзон больше всего занимается виски, чизбургерами и другими предметами тоски. Коутс специализируется на нездоровой пище, создавая картины, на которых сырное мясо, макароны и пицца приобретают абстрактные формы. В целом в современном кулинарном искусстве существует здоровое противоречие между традициями и иконоборчеством. Спустя 85 лет после публикации кулинарная книга Маринетти все еще кажется впереди всех, хотя, возможно, и не слишком далеко вперед.

Арчимбольдо

Купить Искусство Художники Атлас еды Готовка Еда Художники Картина Smithsonian Journeys Travel Quarterly Smithsonian Journeys Travel Quarterly: Atlas of Eating

Рекомендованные видео

Эти художники создают работы, связанные с продуктами питания

НА ФОТОГРАФИИ 16 сырых желтков находятся в пластиковом лотке для кубиков льда, каждое отделение заполнено белком. Вокруг подноса лежат разбитые яичные скорлупы, брошенные на безразмерную синюю поверхность. Как композиция, это простая и яркая композиция с насыщенными цветами Jolly Rancher, образ, который появляется в Instagram. Но он не рассказывает той истории, которую мы привыкли ожидать от фотографий еды, которые доминируют в социальных сетях: здесь нет дразнящего обещания восхитительности или даже съедобности. Желтки солнечно-желтого цвета, но пугающе прямоугольной формы, заполняют ячейки кубиков льда, которые отражают размеры самой фотографии.Природа уступила место искусству; оболочка была отделена от желтка, форма от содержимого, пища от функции. Здесь нечего есть.

Дуэт, стоящий за изображением, Джози Киф и Филлис Ма, которым по 31 год, с 2014 года вместе снимают фотографии, журналы и покадровые видеоролики под названием «Ленивая мама» — призыв к культурному олицетворению «плохой матери», которая пренебрегает ее ребенок. Вместо того, чтобы собирать правильную послешкольную закуску, Ленивая мама потворствует творческим порывам, снимая крупным планом раздавленный пакет с горчицей или кусок хлеба с чудесным хлебом, замурованный застежкой-молнией, свет отражается на пластиковых складках с блеском, похожим на Вермеера. В работе с едой — что означает, что мы играем с ней, — говорит Киф, — женщины входят в группу американских художников, для которых еда является одновременно и материалом, и предметом, продолжая традицию, которая доходит до назад на века, но за последние несколько десятилетий его диапазон и тематика резко расширились.

Среди их предков — швейцарский провокатор Дитер Рот, напечатавший свои поэтические журналы 1968 года на пакетах, наполненных квашеной капустой, бараниной или ванильным пудингом (последний с добавлением мочи), и британский скульптор Энтони Гормли, чья работа 1980-81 гг. построенный из 600 буханок хлеба, с углублениями, словно оставленными спящими телами.В 1991 году, во время войны в Персидском заливе, кубино-американский художник Феликс Гонсалес-Торрес пролил серые лакричные конфеты на пол галереи, вызвав град пуль. Еда также долгое время использовалась для приколов к сюрреалистам, как, например, в фильме британской художницы Сары Лукас «Chicken Knickers» 1997 года, в котором она позировала с целым сырым цыпленком, потрошенным и привязанным к передней части трусов. В других местах это стало неузнаваемым: на полотнах американского художника Дэна Колена начала 21-го века жевательная резинка заменяет краску; а для проекта «Кола» 2009 года китайский художник-концептуалист Хэ Сянъю (He Xiangyu) превратил 127 тонн кока-колы в маслянисто-темный осадок, который он использовал в качестве чернил для имитации картин средневековой династии Сун — продукта индустриального Запада, преобразованного в герб старого Китая.

Обои «Портрет Атланты» от Fallen Fruit (2013), составленные из фотографий фруктовых садов по всей Джорджии. Фото: Fallen Fruit (Дэвид Аллен Бернс и Остин Янг), «Персиковый узор на обоях / Портрет Атланты», 2013 г., из выставки «Плод не падают далеко от дерева», заказанной Atlanta Contemporary

. Для художников, появляющихся сегодня, отличает то, что их работы рождаются из культуры, которая имеет превратил еду в фетиш.В бестелесном мире социальных сетей еда ценится почти исключительно как визуальная среда, закрепленная в гиперпроцессированных, высокопрофессиональных фотографиях без истинных следствий в физическом мире. Он существует в своего рода подвешенном состоянии воображаемой восхитительности, которую на самом деле никогда не попробует большинство зрителей: тотем вечно неосуществляемого желания. Это перспектива необычайной привилегии — быть настолько безопасным в нашем продовольственном обеспечении, что мы рассматриваем пищу не как требование для биологического выживания, а как развлечение, поощряя некоторую легкомыслие, которого Киф и Ма опасаются.(Согласно отчету ООН, в прошлом году от недоедания страдали примерно 821 миллион человек во всем мире.)

Может ли еда быть искусством? | Вондрополис

Вы когда-нибудь были в действительно модном ресторане? Может быть, вы время от времени видели особые десерты в витринах пекарен или кондитерских. Вы когда-нибудь думали, что торт настолько красив, что его будет стыдно съесть?

Пища вызывает у людей множество различных реакций.Некоторых, конечно, привлекает вкус. Другие, однако, могут быть соблазнены его запахом и внешним видом.

На протяжении тысячелетий люди стремились не только улучшить вкус пищи, но также были достигнуты большие успехи в улучшении запаха и внешнего вида пищи. В конце концов, никто не хочет есть то, что не выглядит аппетитно!

Сделать тарелку со спагетти привлекательной — одно дело. Но совсем другое дело — превратить его в настоящее произведение искусства.Людей, которые посвящают свое время превращению съедобных в визуальные эффекты, часто называют кулинарными художниками.

Искусство символизирует еду на протяжении тысячелетий. На самом деле, вы, возможно, создавали искусство, в котором еда была предметом на уроках искусства. Вы когда-нибудь рисовали или раскрашивали вазу с фруктами?

Некоторые храбрые души сделали шаг от рисования изображений фруктов к созданию искусства из самих фруктов. Например, посмотрите, как художник превращает арбуз в цветок в видео, показанном в фильме «Сколько воды в арбузе?». Конечно, овощи, макароны и многие другие блюда тоже можно превратить в искусство. Просто удивительно, что люди могут сделать из съедобных предметов. Некоторые из их творений слишком красивы, чтобы их можно было есть!

Например, японцы создали новую кухню, известную как Бенто. Эти порционные блюда, иногда называемые коробками Bento, упакованы в коробки, которые можно брать с собой куда угодно.

Коробки Bento обычно содержат рис, мясо и овощи, искусно разложенные так, чтобы создать картинку. Эти съедобные произведения искусства могут напоминать животных, пейзажи природы и даже знаменитостей и персонажей популярной культуры и могут сделать употребление здоровой пищи забавным.

Однако, в отличие от искусства, которое висит в галерее или на холодильнике, кулинарное искусство длится недолго. Его нужно съесть, пока оно не испортилось. Многие из сегодняшних кулинарных художников сохраняют свои работы с помощью современных технологий. Они фотографируют свои произведения съедобного искусства перед тем, как их съесть, а затем размещают их на различных веб-сайтах и ​​в социальных сетях.

Конечно, многие повара будут утверждать, что каждое блюдо, которое они готовят, является произведением искусства, независимо от того, выглядит ли оно иначе.Они рассматривают работу своих рук как самостоятельную форму искусства.

Как вы думаете? Кухня — это самостоятельное искусство? Некоторые возразят, что нет, так как в конце еды ничего не остается. Другие утверждают, что воспоминания о вкусной еде могут быть столь же полезными, как и воспоминания о видении Моны Лизы.

Вы когда-нибудь ели потрясающую еду, которую помните по сей день? Если это так, то вы, как и многие другие, можете поверить в то, что приготовление и употребление вкусной еды может возбудить чувства так же, как любое постоянное произведение искусства.

«Food is Art / Art is Food» исследует, как мы питаем наш «разум, тело и дух»

Фото: Pxhere

«Food is Art / Art is Food» — последняя выставка в Центре искусств Glen Arbor. В шоу, которое продлится до 19 августа, представлены визуальные работы, вдохновленные одной из самых любимых в мире тем — едой. В мероприятии примут участие более 20 художников из Северного Мичигана и других регионов.

«Эта группа работ рассматривает еду со многих сторон и выражает ее разными способами: документальное, абстрактное, 2D и 3D, сюрреалистическое, волокно, металл, многие медиа и стили.Цвет [также] является достоинством еды и помогает выразить чувственные и визуальные качества, которые делают еду искусством и едой искусства », — говорит один из членов жюри выставки Тим Нильсон.

Еда как комментарий

Со временем художники использовали еду и продукты, чтобы комментировать окружающий их мир. Они использовали съедобные продукты, чтобы критиковать идеи о расе, поле, классе и политике. Они также использовали еду, чтобы исследовать идентичность. Например, что значит быть американцем, французом или немцем.

Например, платформа sterneFOOD.de States: Кухня — огромная часть того, что делает немецкую культуру уникальной. Когда-то входившая в состав Священной Римской империи, сегодня Германия является одной из ведущих экономик мира, и ее пищевые привычки отражают это. Помимо большого количества пива (немцы выпивают 140 литров пива в год), немцы едят много хлеба. Фактически, в стране есть гордые традиции хлебопечения.

«Еда — это искусство / Искусство — это еда» следует этому примеру, используя еду для решения глубоких философских вопросов, связанных с предметом.Некоторые из них включают: «Что происходит, когда еда является элементом дизайна? Что происходит, когда еда используется в качестве художественного материала? Какие ритуалы связаны с едой? А как питать дух? »

Eclectic Pieces

Одна из представленных работ — Citricos Fantasticos Нэнси Крчек Аллен, изображающая дегидратированные цитрусовые на глиняной доске и включающая расплавленный пчелиный воск, пигмент и смолу. Нэнси, которая одновременно является художником и преподавателем, использовала выставку как возможность объединить свою любовь к обоим занятиям.

Работа Энн Цибульски, напротив, побуждает зрителя по-новому взглянуть на повседневные предметы, связанные с едой. Изделие представляет собой композицию из металлической суповой тарелки, обтянутой ручной вязкой, вязанного риса и палочек для еды, обтянутых хлопковой пряжей. Поскольку объекты стали непригодными для использования по их первоначальному назначению, работа заставляет нас смотреть на их форму и форму, а не на функцию.

Помимо самой выставки, Центр искусств Глен-Арбор также проводит программу, которая исследует тему еды с разных сторон.Следующее мероприятие, которое состоится 31 июля, обсудит Гильдию по спасению семян Benzie Seed Saving Guild с ее исполнительным директором Джошем Штольцем и библиотекарем семян проекта Бекки Тэтчер.

Категории

Теги

Автор

Марк Уэстолл

Марк Уэстолл — основатель и редактор журнала FAD Основатель и соиздатель Art of Conversation и основатель платформы @worldoffad

Я встретился с Марией Пилотто по случаю ее участия в «Все, что нужно» (галерея A Plus A, Венеция).

Кристофер Грин — художник из Корнуолла. Он работает с живописью, книгами и инсталляциями, творчески разговаривая с предметами домашнего обихода.

Сегодня гостья — Сильвия Мариотти, итальянская художница, работающая с фотографией, скульптурой и видео. Она выставлялась как на национальном, так и на международном уровне. Мариотти исследует окружающую нас среду обитания, выявляя связи между искусственным и естественным.

Лив Шульман (род. 1985, Буэнос-Айрес, Аргентина) — мультидисциплинарный художник, работающий между видео и перформансом.Она является лауреатом 20-й премии Fondation d’entreprise Ricard, присужденной по случаю выставки The Twentieth Fondation d’entreprise Ricard Prize, куратором которой является Нил Белуфа в сентябре 2018 года. В настоящее время она живет и работает в Париже,

Food Quotes : Искусство и еда, цитаты

«Фрески в ресторанах ничем не уступают еде в музеях».
Питер де Фрис, американский писатель. (1910–1993)

«Великий город — это тот, который одинаково хорошо обращается с искусством и мусором. »
Боб Талберт, газетный обозреватель. (1936–1999)


«Все искусство автобиографично; жемчужина — автобиография устрицы ».
Федерико Феллини, итальянский кинорежиссер. (1920–1993)

«Жарить на гриле, жарить, жарить на гриле — как бы вы это ни называли — это искусство, а не просто разведение костра и бросание на него куска мяса в жертву богам мира. желудок.»
Джеймс Бирд, «Beard on Food»


«Готовые блюда и фаст-фуд дали нам время и свободу рассматривать приготовление пищи как форму искусства — форму творческого самовыражения.»
Джефф Смит,« Экономный гурман держит праздник »


« Кулинария — это не химия. Это искусство. Она требует чутья и вкуса, а не точных измерений ».

покупки, свежие продукты и неспешный подход — это почти все, что вам нужно.Еще одно — любовь. Любовь к еде и любовь к тем, кого вы приглашаете за свой стол. Комбинируя эти вещи, вы можете стать художником — возможно, не в изобразительном стиле голландского мастера, а скорее как наивный Гоген или импрессионист Ван Гог. Тарелки или изображения солнечного света — вкус счастья и любви ».
Кейт Флойд,« Праздник Флойда »


« Искусство хорошо обедать — это не легкое искусство, удовольствие — не легкое удовольствие ».
Мишель Эйкем де Монтень, французский публицист
(1533-1592) «Очерки»

«Кулинария стала искусством, благородной наукой, повара — джентльменами.
Роберт Бертон (1577–1640) Английский священнослужитель и писатель
«Анатомия меланхолии»

«Готовка — это искусство, но ее можно есть».
Марселла Хазан

«Кулинария, естественно, является самым древним из искусств, как и из всех искусств, она является самым важным».
Джордж Элвангер (1848–1906)
«Удовольствия за столом» (1902)

«Любовь, бизнес, семья, религия, искусство и патриотизм — не что иное, как тени слов, когда человек голодает.
О. Генри, «Сердце Запада»

«Увидеть, как мясник хлопает стейк перед тем, как положить его на брусок, и заточить свой нож, — значило мгновенно забыть о завтраке. Было приятно — и действительно было — видеть, как он отрезал ее такой гладкой и сочной. В этом действии не было ничего жестокого, хотя нож был большим и острым; это было произведение искусства, высокое искусство; деликатность прикосновения, четкость тона, умелое обращение с предметом, тонкая штриховка. Это была победа разума над материей; довольно.»
Чарльз Диккенс (1812-1870)« Мартин Чезлвит »

Что делать с фуд-артом? 8 самых простых и очаровательных детских блюд

Eep! Дети возвращаются в школу, и поэтому начинается квест, чтобы упаковать обеды, которые будут здоровыми, вкусными и, да, даже визуально привлекательными. К настоящему времени вы, наверное, слышали о food art . Некоторые родители проявили себя к творчеству, собирая, лепя и лепя из различных блюд животных и популярных мультяшных персонажей, чтобы сделать время приема пищи более увлекательным и, смею сказать, более успешным?

В чем проблема? Разве дети не могут есть то, что мы едим, так, как мы это едим ?!

Несколько исследователей из Лондона и Корнельского университетов показали детям и взрослым 48 различных комбинаций еды на тарелках и спросили, какие из них они предпочитают. Дети выбрали тарелки, в которые входит:

  • 6 продуктов разных цветов (взрослые предпочитают 3!)
  • основная часть трапезы впереди
  • немного пустого места (не переполнено)
  • Еда в форме и картинках

ДА.

Эти результаты проливают свет на то, как мы можем поддерживать здоровое питание, используя соответствующие возрасту стратегии, и напоминаем нам, что детям не всегда нравится то же, что и взрослым.

Так действительно ли фуд-арт работает? Значит ли это, что я должен стать кулинарным художником ?

Кулинарный писатель Джесс Томпсон признает, что ее сын не всегда уступает ее съедобным творениям.Но, добавляя туда и сюда творческие, удобные для детей сюрпризы, она заметила изменения во вкусе своего сына и то, как много удовольствия он получает не только от собственного обеда, но и от игры, которая возникает между друзьями, которые делятся едой.

Но это не значит, что нужно каждый день учиться создавать шедевр. Вот некоторые из самых простых и очаровательных безглютеновых и веганских блюд для детей. Никаких модных инструментов для лепки или фломастеров!

1.Гусеницы с курицей и соусом песто

Щелкните здесь, чтобы добавить обертки с тушеным цыпленком и соусом песто в план питания вашего клиента.

Помните наши обертки с тушеной курицей и соусом песто? Добавьте курицу в кухонный комбайн с соусом песто, чтобы получился кремообразный спред. Обваляйте его в лепешках из коричневого риса и нарежьте кружочками, подходящими для детей! Попробуйте другие спреды, такие как салат из авокадо и яиц, пюре из нута и жареный красный перец или тунец, смешанный с капустой и яблоком.Так много возможностей!

2. Глупые укусы яблок

Нажмите здесь, чтобы получить рецепт

Какие они милые? Замените глазки-конфеты органической стружкой из темного шоколада или черникой и приклейте их ореховой пастой.

3. Летние блины

Щелкните здесь, чтобы добавить блинчики с бананом и орехами в план питания вашего клиента.

Оживите свои блины, добавив разнообразные красочные ломтики фруктов.

5. Чаша асаи с яблочными акулами

Щелкните здесь, чтобы добавить чашу асаи в план питания вашего клиента.

Эти миски для асаи наполнены питательными веществами, и их можно будет очень весело съесть, если превратить их в драматические сцены с акулами. Позвольте вашим детям выбирать, какие еще начинки или элементы они хотят добавить в шоу. То же самое можно применить к зеленым смузи, овсянке или даже супу!

6. Бабочка Кесадилья

Наполните лепешки из коричневого риса своей любимой начинкой, чтобы сделать эти кесадильи в виде бабочек.Используйте для тела ряды винограда, сельдерея или моркови.

7. Чернично-банановые кексы с медведем

Нажмите здесь, чтобы добавить чернично-банановый хлеб в план питания вашего клиента.

Эти маленькие ребята почти не требуют навыков. Просто добавьте ломтики банана, органические темные чипсы из шоколада (или чернику) и миндаль в любой рецепт маффинов. Вуаля! Медвежьи кексы. Получите оригинальный рецепт этого безглютенового чернично-бананового хлеба и разделите тесто на подложки для кексов.

8. Хрустящие куриные цыплята с кокосом

Щелкните здесь, чтобы добавить хрустящие куриные палочки с кокосом в план питания вашего клиента.

Серьезно, взгляните на любую еду, и вы получите фуд-арт. Попробуйте добавлять лица в домашние вегетарианские бургеры (лепешки меньшего размера), фрикадельки или жареные овощи.


Вам понравилась эта статья? Тогда вам понравится наш еженедельный информационный бюллетень. Каждую неделю мы подбираем лучшие инструменты, советы и ресурсы для специалистов по питанию и доставляем их прямо на ваш почтовый ящик.Попади в список здесь!

Другие статьи, которые могут вам понравиться:

Руководство по курсу

Food — Ресурсы для студентов

Для начала… сфотографируйте людей, которые едят

Еда — такая большая тема. С чего начать? Самое замечательное в искусстве еды — это то, что она повсюду вокруг вас. Источником вдохновения могут быть даже самые скромные закуски или повседневные семейные трапезы.

Эдвард Бурра
Закусочная 1930 г.
Тейт
© Поместье Эдварда Бурра, любезно предоставлено Lefevre Fine Art, Лондон

В закусочной , Эдвард Бурра переводит обычную сцену, когда люди едят, в сцену юмористического напряжения, поскольку пара, заправляющая свои закуски, выглядит почти зловещей в резком освещении интерьера кафе.В то время как Джонатан Лирман превращает сцену приготовления семейной еды в хаос и опустошение в своей картине A Jan Steen Kitchen 1995-6. Фотография Уты Барт Untitled представляет гораздо более спокойную картину приема пищи. Неожиданное кадрирование фотографии создает простую, но удивительно мощную композицию, в которой манящий яркий красный цвет вишни, отражающийся в накрашенных ногтях руки, держащей ее, становится предметом работы.


Голодный? Посмотреть все произведения искусства, связанные с едой, в нашей коллекции

Текстуры, цвета и формы

Claes Oldenburg
Пицца Пирог 1964 г.
Галерея Тейт
© Клас Ольденбург

Художник Клас Ольденбург черпал вдохновение в простой пицце, воссоздавшей ее грубую пузырящуюся поверхность в Pizza Pie с несколькими шаткими отметинами и ярко-красным цветом.В Прилавок и тарелки с картофелем и ветчиной он превращает эту скромную трапезу в роскошную абстрактную поверхность — удовольствие от еды, отраженное в его чувственном использовании цвета и текстуры.

Прунелла Клаф вплотную приближается к своему объекту в Pimentoes . Используя простые линии, она исследует формы семян и структуру разрезанного пополам перца, переводя их в почти абстрактный узор форм и линий.Клаф внимательно присматривается — другие художники отступают, чтобы использовать формы, текстуры и цвета фруктов в качестве источника для абстрактных композиций. Используя смелые дополнительные цвета, Мэтью Смит превращает свой фрукт в блюде в мощную гудящую композицию. Кубисты игриво возятся с формами и текстурами еды в своих натюрмортах и ​​коллажах. В картине Пикассо «Чаша с фруктами, скрипка и бутылка 1914» виноград был уменьшен до скопления изогнутых отметин, от яблока до простой кривой, в то время как другие объекты на картине, кажется, принимают текстуры фруктов — напоминающие неровности и точки. поверхности апельсина.

Давай, поп!

Энди Уорхол
Черная фасоль 1968 г.
Tate
© 2021 The Andy Warhol Foundation for the Visual Arts, Inc. / Лицензия DACS, Лондон
Энди Уорхол
Коробка с супом Кэмпбелла 1985 1985 г.
КОМНАТА ДЛЯ ХУДОЖНИКОВ Тейт и национальные галереи Шотландии
© 2021 Фонд Энди Уорхола для визуальных искусств, Inc./ Лицензия DACS, Лондон

Поп-артисты также исследовали текстуры и цвета продуктов питания, особенно упаковки для пищевых продуктов. Пожалуй, самым культовым представлением еды в народе являются консервные банки Энди Уорхола, представленные в Black Bean . Британский поп-артист Эдуардо Паолоцци также включил еду в свои коллажи. Газированные напитки и тарелки с едой соседствуют с другими журнальными изображениями идеального образа жизни и ярких предметов роскоши.

Мишель Майерус
Фри 2001 г.
Тейт
© Поместье Мишеля Майеруса, любезно предоставлено neugerriemschneider, Берлин

В духе поп-арта художник Мишель Майерус демонстрирует коробку чипсов в Fries 2001 вместе с логотипами и продуктами массового производства … но использует эти образы, чтобы прославить молодые субкультуры, которые используют образы консьюмеризма как символы идентичности, а не подрыв потребительской культуры, как это сделали поп-артисты.Дэмиен Херст также был вдохновлен упаковкой в ​​его серии репродукций о еде «Тайная вечеря». Для них он использовал упаковку, обычно ассоциируемую с лекарствами, но заменил название лекарства названием еды, традиционного для британской культуры кафе рабочего класса, например, «солонина», «колбасы» или «бобы» и «чипсы». ‘превращение еды в торговую марку путем добавления знаков отличия ®, TM или декоративной машинописи.

Дэмиен Херст
Пельмени 1999 г.
Тейт
© Damien Hirst and Science Ltd.
Дэмиен Херст
Гриб 1999 г.
Тейт
© Damien Hirst and Science Ltd.

Яркие цвета и простые формы поп-арта можно увидеть в картинах и гравюрах Патрика Колфилда, чьи работы, вдохновленные кулинарией, такие как Sweet Bowl и Bananas and Leaves , исследуют декоративные аспекты форм и цвета.

Играйте с едой

Художница YBA Сара Лукас — художница, которая любит играть со своей едой. В «Автопортрет с жареными яйцами», , одной из серии, в которой она изображает себя взаимодействующей с едой, она представляет личность, которая бросает вызов стереотипным представлениям о гендере и сексуальности. Изображая одновременно жесткую и мачо, но женскую (с юмором используя яичницу, чтобы подчеркнуть грудь), она создает образ вызывающей женственности.

Художники-сюрреалисты часто использовали знакомые объекты, но представляли их неожиданным образом или помещали в неожиданные декорации, чтобы создать тревожные образы. (Психолог Люсьен Фрейд, оказавший огромное влияние на сюрреалистов, назвал это «сверхъестественным»). Марсель Дюшан, неуместно поместил кубики сахара в клетку, чтобы создать странно поэтическую и странную скульптуру Почему бы не чихать розу Селави? ; Хамфри Дженнингс создал свою картину « Swiss Roll » на основе сделанного им коллажа, в котором он наклеил изображение угощения за чашкой чая на картину швейцарской горы Маттерхорн.

В своей серии Curious художник Ричард Дикон изобретает серию комических персонажей на основе деформированных фруктов и овощей, странные формы которых напоминают человеческие черты.

Пища для размышлений

Не только формы, текстуры и цвета — или упаковка — пищевых продуктов были предметом искусства, связанного с пищевыми продуктами. Художники часто используют еду символически, чтобы представить идею.Художник Виктор Гриппо воспевал силу скромного картофеля как основного продукта питания для бедняков мира. В Energy of a Potato он прикрепил электроды к картофелю, чтобы измерить его электрический заряд.

Художник-концептуалист Марсель Бродтаерс использовал мидии как символ своей национальной идентичности (мидии — национальная еда Бельгии). Для Daguerre’s Soup он сфотографировал ингредиенты изобретенного супа, чтобы прославить Луи Дагера, одного из изобретателей фотографии девятнадцатого века.

На фламандских натюрмортах шестнадцатого века еда — особенно фрукты — часто символизировала уходящее время и краткость жизни. Художник Сэм Тейлор-Джонсон обновила эту идею в своей работе Still Life 2001. С помощью покадровой цифровой видеозаписи она показывает традиционную демонстрацию фруктов, превращающихся на наших глазах в сжатую массу гниющего вещества. Отрывок, представленный в виде цикла, представляет собой бесконечное повторение жизни и смерти.

Кейт Арнатт также использовал гниющую пищу в качестве темы своей серии фотографий Картинки с помойки . В своих фотографиях Арнатт часто превращает обычное и уродливое в нечто необычное. Его фотографии разлагающейся пищи удивительно красивы. Цвета, фактура, тщательно продуманные аранжировки и непостоянство изображений делают их похожими на натюрморты старых мастеров.

Голодный? Изучите искусство, связанное с едой, в нашей коллекции

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.