Для индустрии моды характерно линейное развитие: проблемы и перспективы – Информационно-аналитическая система Росконгресс

Содержание

Фрактальная динамика моды Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

УДК 130.2:316.73 ББК 71.0

Е.В. Николаева

ФРАКТАЛЬНАЯ ДИНАМИКА МОДЫ

Стохастическая цикличность моды рассматривается в рамках фрактальной концепции. Выдвигается гипотеза о фрактальном характере динамики моды и ее соответствии моделям странных аттракторов.

Ключевые слова:

концептуальный фрактал, мода, социокультурная динамика, странные аттракторы, теория и история культуры, фрактальность моды.

Понятие фрактальности

Термин «фрактал» (от лат. «фрагменти-рованный», «изломанный», «неправильный по форме») был предложен Б. Мандельбро-том [11] и в самом общем виде, за рамками специальных математических дефиниций, был определен им как «структура, состоящая из частей, которые в каком-то смысле подобны целому» [17, с. 19].

Самоподобие составляет самую суть фрактальных образований и подразумевает масштабную инвариантность фрактальных паттернов. Это означает, что фрактальные паттерны (образы, фрагменты, образцы, подсистемы и т. п.) воспроизводят характерные особенности фрактальной конфигурации в целом (картины, системы, процессы и пр.) - узоры, структурные связи, конструкции, образы, идеи и т. п. Фракталы могут быть стохастическими (если в алгоритм их построения вносятся периодические случайные вариации) или алеаторными (при наличии внешнего «шума») [5]. В таких случаях имеет место приближенное сходство, которое, несмотря на искажения фрактального «рисунка», достаточно хорошо ощутимо. Один из самых известных случаев стохастической/ алеаторной фрактальности - броуновское движение, которое может рассматриваться не только в контексте физических явлений, но и соотноситься с другими (в том числе социальными) процессами, описываемыми теорией вероятности.

Любой фрактал представляет собой реализацию некоторого алгоритма, набора процедур, имеющих характер последовательных итераций (многократных, а в предельном случае - бесконечных повторений). При этом результат предыдущей итерации служит начальным значением нового цикла, т. е. все повторения рекурсивны. Таким образом, фрактал - не застывшая форма, а бесконечный процесс все нового и нового (воз)обновления формы. Непрерывное становление, аутопоэзис (в терминах У. Матураны и Ф. Варелы)

представляет собой еще одно важнейшее свойство фрактальных систем.

В контексте digital humanities концепт фрактальности становится действенным теоретическим инструментом научного описания и моделирования социокультурных феноменов, в которых за «хаотической« запутанностью стоят структуры, упорядоченные на более высоком уровне сложности. В результате «фрактальной» рефлексии, отмечает российский философ В. Тарасенко, возникает особый «фрактальный нарратив» как способ создания повествований, концептов, познавательных культурных практик [17]. В любом случае фрактальная концепция инициировала «переключение гештальта на сборку нового понятия, на распознавание и интерпретацию фрактальных структур в конкретных познавательных контекстах» [10]. Действительно, некоторые философы и социологи успешно интерпретируют в терминах фрактальности динамику социально-политических процессов (например, [6; 12]).

При классификации фракталов выделяют линейные фракталы, которые получаются в результате многократных последовательных трансформаций геометрического характера (например, ветвящееся дерево или матрешка), и нелинейные фракталы, образующиеся цифровым путем - итерационными вычислениями и визуализацией значений степенных комплексных функций (например, множество Мандельброта).

Если речь идет о фрактальном воспроизводстве символических смыслов, то фракталы такого рода иногда называют культурными фракталами. Согласно определению австралийского ученого П. Даун-тона, специалиста в области архитектуры и дизайна, «культурный фрактал содержит конфигурации всех существенных характеристик его культуры» (перевод Е. Николаевой) [20, p. 28]. На наш взгляд, культурные фракталы более уместно называть концептуальными [13], поскольку подобие во многих из них выражается не столько на уровне «вложенных» культурных систем (структур),

сколько на уровне концептов и ментальных конструкций, общих для всей системы и ее составляющих: идеи, символы, социальные и культурные значения и пр. Важно, что концептуальный фрактал может содержать в себе фрактальные паттерны совершенно разного генезиса. Именно поэтому концептуальные фракталы делают возможным адекватный анализ «хаотических» систем культуры, «нелинейных» социокультурных процессов [3] и художественных практик постнеклассической эпохи [16].

Фракталы всех типов могут образовывать мультифракталы. Мультифрактал - это сложная фрактальная структура, которая получается с помощью нескольких последовательно сменяющих друг друга алгоритмов. В результате «внутри» мультифрактала образуется несколько разных паттернов с разными фрактальными размерностями. Мультифрактальный характер может иметь любая система, независимо от алгоритма ее порождения и самовоспроизводства на разных уровнях. Культура с множеством ко-эволюционирующих подсистем [7], по-видимому, представляет собой концептуальный мультифрактал. В таком случае мода как социокультурный феномен также может рассматриваться как мультифрактал, в котором на каждом уровне «тиражирования» модных образцов (фрактальных паттернов) одновременно действуют несколько алгоритмов, задаваемых социальной стратификацией, субкультурными установками, личными поведенческими моделями и т. д.

Среди сложных фрактальных образований особое место занимают так называемые странные аттракторы. В общем философском смысле аттрактор - это «совокупность внутренних и внешних условий, способствующих "выбору" самоорганизующейся системой одного из вариантов устойчивого развития; идеальное конечное состояние, к которому стремится система в своем развитии» [10]. В случае неустойчивых траекторий аттракторы называются странными. «Фазовый портрет странного аттрактора - это не точка и не предельный цикл... а некоторая область, по которой происходят случайные блуждания» [9, с. 147]. Самый известный из странных аттракторов носит имя метеоролога Э. Лоренца, который в 1963 г. предложил в качестве модели погодных условий сложную динамическую систему, фазовый портрет которой напоминает бабочку (рис. 1). К категории странных аттракторов относятся также дугообразный аттрактор Хенона, круговые аттракторы Смейла - Ви-льямса, Ресслера, «двукрылый» аттрактор Уэды (рис. 2) и ряд других, имеющих очень сложные конфигурации.

Рис. 1. Аттрактор Лоренца

Рис. 2. Аттрактор Уэды

Циклы в моде: стохастическая регулярность

Вопрос о внешних и/или внутренних причинах смены модных трендов и о хаотическом/циклическом характере изменчивости моды до сих пор порождает широкие дискуссии.

На наш взгляд, многие социокультурные практики моды - от индивидуального подражания, изготовления контрафакта и распространения модных образцов в целом до дефиле моды и венецианских карнавалов - имеют (мульти)фрактальный характер (см. подробнее [14]). Рискнем также предположить, что циклическая динамика моды, как и другие процессы социокультурной трансмиссии, подчиняется закономерностям, описываемым странными аттракторами. При этом из-за изменений, которые вносятся во «фрактальную формулу» на каждом уровне и в каждом социокультурном и территориальном локусе, мода представляет о собой стохастический/алеаторный фрактал.

£

Первые попытки описания динами- Ц ки моды в терминах простых, линейных

взаимосвязей и выявления устойчивой циклической зависимости между модным силуэтом и социально-историческими событийным рядом относятся к 1920-1940 гг. ХХ в. Среди наиболее известных работ -исследования американских антропологов и социологов А. Кребера и Дж. Ричардсон, А. Янг, Д. Робинсона, которые, анализируя по визуальным источникам тенденции в женской моде за 150-300 лет, выявили, что полный цикл возвращения модных силуэтов составлял примерно столетие.

Так, Дж. Ричардсон и А.Кребер в работе «Три века моды в женской одежде. Количественный анализ» (1940) [22] доказали существование колоколообразной кривой с амплитудой примерно в 50 лет, описывающей динамику изменения во времени шести конструктивных параметров (длина юбки, ширина юбки, длина талии, ширина талии, глубина декольте и ширина декольте). По мнению исследователей, периодам общественно-политической нестабильности соответствовали радикальные изменения в моде, в то время как десятилетия стабильности вызывали к жизни максимально женственные силуэты одежды. А. Кребер и Дж. Ричардсон сделали также важное заключение, что все многообразие изменений в сфере модных стандартов и объектов не выходит за рамки основных образцов, присущих данной культуре или цивилизации, то есть та или иная мода представляет собой всего лишь одну из многочисленных вариаций базового инварианта.

Американский социолог А. Янг в своем исследовании «Возвращающиеся циклы моды. 1760-1937» [24] также вывела цикл в моде длительностью чуть более 100 лет, складывавшийся из последовательной смены (каждые 33-38 лет) трех силуэтов женской юбки (турнюр, прямой, колокол). В 1970-х гг. столетний цикл в моде, распространявшийся не только на одежду, но и на тип бороды и усов, а также дизайн автомобилей, был получен американским ученым Д.

Робинсоном [23].

В 1980-х гг. американские антропологи Дж. и Э. Лоув сделали важный вывод о том, что стили в моде представляют собой стохастические системы, которые не являются ни полностью хаотическими, ни целиком упорядоченными, и что изменения в политической/экономической сфере оказывают влияние на женскую одежду лишь как рандомизированный шум [21].

В отечественной исследовательской практике цикличность в моде предстает в основном как последовательное чередование двух-трех базовых геометрических силуэтов: Р.А. Гузявичуте выделяет 14-17-

летние циклы «пластического» и «геометрического» стилей [4]; Т.В. Козлова - 21-22-летние циклы овальной, трапециевидной и прямоугольной форм силуэта, циклы смены узоров или деталей - от 3 до 50 лет и исторические циклы полной смены структуры - 89 и 144-150 лет [8]; Т.В. Белько с позиций бионического подхода обнаруживает 5 циклических систем моды ХХ века различной длительности (13 лет и 34 года), которые соотносятся с периодами солнечной активности [2]; Н.А. Филатова предложила сложную «гармоническую матрицу моды» в общем контексте космопланетарных, социокультурных и цивилизационных процессов - на основе ряда Фибоначчи [19].

Разнообразие выявленных циклов, сильные различия в их количественных и качественных параметрах заставляют сделать вывод, что циклическая динамика моды слишком сложна для удовлетворительного описания с помощью регулярных гармонических функций. Многомерная и многоуровневая картина изменений позволяет предположить, что мода как открытая динамическая система мультифрактальна, а сложный стохастически-циклический алгоритм ее изменений отображает пути коэволюции ее компонентов. Иными словами, мода - это стохастический мульти-фрактал с несколькими, отличающимися друг от друга ритмическими паттернами, а ее траектории, по-видимому, образуют странный аттрактор. Примечательно, что норвежский философ Л. Свендсен, прослеживая историческую динамику моды, выявляет следующую «геометрию» траекторий моды: линейное развитие примерно до Средних веков, затем псевдолинейный период «поступательного развития», состоящий из циклов большой длительности, и, наконец, «целиком и полностью спиралевидное» развитие ХХ в. [15, с. 40-41]. Описание, как нетрудно заметить, полностью соответствует странному аттрактору.

Такая интерпретация в терминах странных аттракторов снимает самый сложный вопрос, связанный с феноменальным сокращением длительности модных циклов на рубеже третьего тысячелетия.

Циклическая динамика моды как странный аттрактор

Действительно, длина модных циклов значительно уменьшилась за последнее столетие: если в XIX веке она составляла десятки лет, то начиная с 70-х годов ХХ века продолжительность циклов в моде существенно сократилась - в большинстве случаев до 3-7 лет, а порой и до одного сезона. Как замечает Л. Свендсен, «принципом моды

является постоянное уменьшение длины цикла, чтобы создать наибольшее число последовательных мод» [15, с. 42]. В краткосрочной перспективе «циклические» возвраты моды прошлых десятилетий кажутся бессистемными, чередование ретростилей -непредсказуемым. Тем не менее это не означает, что мода в своей постоянной изменчивости стала исключительно хаотичной и произвольной. Просто мода, как проницательно заметил французский философ Ро-лан Барт, «структурируется на уровне своей истории - и деструктурируется лишь на том уровне, на котором мы ее воспринимаем: на уровне текущего дня» [1, с. 335].

Видимая регулярность/хаотичность смены модных трендов зависит от «масш-таба« диахронического среза моды. «В масштабе достаточно долгой протяженности Мода есть нечто упорядоченное, - отмечает Р. Барт, - и свою упорядоченность она получает от себя самой; ее эволюция, с одной стороны, дискретна, все время проходит через отчетливые пороги, а с другой стороны - эндогенна, поскольку нельзя утверждать какого-либо генетического отношения между какой-либо ее формой и историческим контекстом» [1, с. 331]. Это значит, что в моде как длительном феномене различим диахронический порядок, возникающий из хаоса синхронии. Дискретность, которую отмечет Р. Барт, с точки зрения фрактального «устройства» моды есть не что иное, как отражение итерационного алгоритма ее воспроизводства. И поскольку фрактальные структуры бесконечны, можно, безусловно, согласиться с утверждением, что «мода не имеет определенной конечной цели, кроме вечной реализации и развития своей собственной логики» [15, с. 45], то есть реализации собственного фрактального алгоритма. Эта неарифметическая логика и сложная динамика моды непосредственно проистекают из ее сущности как открытой самоорганизующейся социокультурной системы.

При этом, несмотря на настоящий культ нового, характерный для ХХ в., парадоксальным образом в эпоху революционных технологий в производстве и повседневной культуре новое в моде все чаще оказывается еще не забытым старым. Со ссылкой на идею В. Беньямина о моде как «вечном возвращении нового» Л. Свендсен отмечает, что «более верным кажется правило о вечном возвращении старого» [15, с. 44]. По-видимому, имманентная логика моды заключается не в вечном обновлении, но в непрерывном возобновлении, которое может включать в себя и вновь актуализированное прошлое. Более того, с 1990-х гг.

скорость рециркуляции настолько велика, что предмет снова становится актуальным, едва успев выйти из моды. При этом похоже, что в конце ХХ в. мода действительно подошла к тому рубежу, когда изменения производятся ради изменений.

Подтверждением рекурсивного характера моды (того, что на каждом шаге итерации в «формулу» моды подставляется не начальный и не любой промежуточный, а предыдущий конечный результат) является тот факт, что мода ХХ в. не заимствовала модные формы, скажем, из XV или XVIII вв., а работала с результатами своего «цикла». Чередование повторяющихся паттернов разных десятилетий свидетельствует о мультифрактальности алгоритма моды. В результате «коллекция» модных коллекций, отсылающих к коллекциям разных десятилетий ХХ в., складывается в концептуально-фрактальный паттерн культуры последнего столетия и предфрактал «п-ного порядка» российской (европейской, американской и др.) моды.

В свете этого показательно, что и Р. Барт, анализируя систему моды, использует термин «формула»: сокращенное описание моды в ее синхроническом срезе он называет «базовой формулой Моды» [1, с. 221], которая включает в себя несколько главных тенденций (трендов). Процесс ежегодного изменения моды заключается в переходе от одной базовой формулы к другой.

Правда, сам термин «базовая формула», которым Барт обозначает синхронический срез моды, скорее стоило бы соотнести с механизмом диахронической фракталь-ности. В рамках долгосрочной динамики моды «базовой формулой» должен бы называться фрактальный генератор моды, ее алгоритм, инвариантная, «фундаментальная» формула национальной моды; для описания же синхронических изменений моды подходит понятие «фрактальный паттерн» такого-то года или десятилетия (например, FPlgg0). Рекламные образцы и индивидуальные варианты моды этого периода будут тогда стохастическими фрактальными паттернами низших порядков.

Используя терминологический аппарат структурной лингвистики и семиологии, Р. Барт фактически говорит о фрактальной стохастичности моды: «в своем коловращении Мода меняет лишь термины варианта, а не сами варианты» [1, с. 215]. Р. Барт утверждает также, что в максимально широкой исторической перспективе (в диахроническом срезе) вся «запад-ная« одежда может резюмироваться всего в нескольких чертах: «как будто Мода воспроизводит в уменьшающем зеркале, "в

3 ю О

сокращении" то базовое соотношение или о безусловном парадигматическом и, воз-

постоянный тип (basic pattern), о котором можно, онтологическом переходе. Иллюст-

писал Кребер, говоря об эпохах в истории рацией этих процессов с определенной сте-

одежды» [1, с. 222]. пенью условности могут служить странные

Происходящее ныне «экстремальное» аттракторы Лоренца или Уэды: достигнув

сжатие циклов и смешение в одну «кучу« предельного радиуса, спиралеобразная

всех модных образцов прошлого свидетель- траектория стремительно уходит прочь...

ствует о том, что траектория моды, похоже, на спиральную орбиту другого «крыла» ат-

достигла особой точки, где радикально ме- трактора, где восстанавливается прежняя

няются сами принципы функционирова- логика «циклических» повторений. ния моды. Сильное ускорение наблюдается Таким образом, гипотеза о том, что

сейчас также во многих других областях «траектории» моды образуют линии того

социокультурной динамики: информаци- или иного странного аттрактора, линии,

онной, технологической, демографической, которые циклически подходят друг к дру-

социально-политической и др. Синусои- гу очень близко, но никогда полностью не

дальные кривые соответствующих изме- совпадают, вероятно, могла бы объяснить

нений превращаются в линии асимптоти- квазициклическую динамику моды в диа-

чески бесконечного роста, свидетельствуя хронической перспективе.

Список литературы:

[1] Барт Р. Система моды. Статьи по семиотике культуры. - М.: Изд. им. Сабашниковых, 2003. - 512 с.

[2] Белько Т.В. Бионические принципы формообразования костюма: дисс. ... д. техн. наук. - М., 2006. -342 с.

[3] Василькова В.В. Порядок и хаос в развитии социальных систем: Синергетика и теория социальной самоорганизации. - СПб.: Лань, 1999. - 480 с.

[4] Гузявичуте Р.А. Цикличность моды XX в. // Мода и промышленное моделирование одежды. Тезисы доклада на Всесоюзной научной конференции 16-18 января 1979 г. - М., 1979. - С. 15-17.

[5] Деменок С.Л. Просто фрактал. - СПб.: OOO «Страта», 2012. - 168 с.

[6] Жуков Д.С., Лямин С.К. Метафоры фракталов в общественно-политическом знании. - Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2007. - 136 с.

[7] Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Синергетика. Нелинейность времени и ландшафты коэволюции. - М.: КомКнига, 2007. - 272 с.

[8] Козлова Т.В. Художественное проектирование костюма. - М.: Легкая и пищевая промышленность, 1982. - 145 с.

[9] Котельников Г.А. Теоретическая и прикладная синергетика. - Белгород: БелГТАСМ, 2000. - 162 с.

[10] Лебедев С. Философский глоссарий. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://terme.ru/ dictionary/190

[11] Мандельброт Б. Фрактальная геометрия природы. - М.-Ижевск: ИИКИ, НИЦ «РХД«, 2010. - 656 с. [Ориг.: Mandelbrot B.B. The Fractal Geometry of Nature. W.H. Freeman and Company, New York, 1982]

[12] Миронова Н. И. Социальная динамика: метаморфозы самоорганизации и управления. - Челябинск: ОАО «Челябинский дом печати», 2005. - 174 с.

[13] Николаева Е.В. Концептуальный фрактал в культурных системах // Вестник Челябинского государственного университета. Серия «Философия. Социология. Культурология». Вып. 29. - 2013, № 13 (304). - С. 68-71.

[14] Николаева Е.В. Фракталы в дизайнерских коллекциях и социокультурных практиках моды // Дизайн и технологии. - 2013, № 35 (77). - С. 105-112.

[15] Свендсен Л. Философия моды. - М.: Прогресс-Традиция, 2007. - 256 с.

[16] Строева О.В. Фрактальные аттракционы постфигуративности и экзистенциалы искусства // Обсерватория искусства. - 2013, № 1. - С. 30-35.

[17] Тарасенко В.В. Человек кликающий: фрактальные метаморфозы // Информационное общество -1999, Вып. 1. - С. 43-46.

[18] Федер Е. Фракталы. - М.: Мир, 1991. - 254 с.

[19] Филатова Н.А. Построение гармонической матрицы моды различных периодов XX века: дисс. ... канд. техн. наук. - М., 2003. - 302 с.

[20] Downton P. F. Ecopolis - Architecture and Cities for a Changing Climate. Vol. 1. - Springer Press, 2008.

[21] Lowe J., Lowe E. Cultural Pattern and Process: A Study of Stylistic Change in Women's Dress. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www.publicanthropology.org/archives/american-anthropology/american-anthropologist-1980/american-anthropologist-1982/

[22] Richardson J., Kroeber A. Three Centuries of Women's Dress Fashions: A Quantitative Analysis // Anthropological Records. - 1940, № 5(2). - P. 111-153.

[23] Robinson D. E. Style changes: cyclical, inexorable and foreseeable. Harvard Business Review. Vol. 53. - 1975, № 6. - P. 121-131.

[24] Young A. Recurring cycles of fashion. 1760-1937. - NY, 1937; 1966.

Индустрия моды и устойчивое развитие: перспективы

Trendstop предлагает читателям FashionUnited ознакомиться с последними событиями в области устойчивого развития в модной индустрии.

Пандемия заставила бренды и компании переосмыслить свои миссии и приоритеты. С учетом растущего спроса на экологичные продукты все большее количество брендов, вероятно, последует примеру Zalando, Gucci, Veja и Levi's. Также множество некоммерческих организаций работает над повышением своих обязательств в области устойчивого развития и экологии в соответствии с новыми ценностями потребителей.

Sustainable Brand Selection

Новые требования Zalando являются обязательными для всех торговых марок и брендов-партнеров, представленных на платформе. Имея в своем активе почти 2000 брендов, компания внедряет программу устойчивого развития, которая может потенциально повлиять на значительную часть отрасли.

Green Material Sourcing

Mango и Levi's продолжают изучать возможности использования альтернативных и переработанных материалов. Между тем инициатива Zalando уже привела к увеличению на 30 процентов новых поступлений, содержащих лиоцелл (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года). Первая коллекция Gucci в рамках инициативы по цикличному производству Gucci Circular Lines first collection - Off The Grid - создана из переработанного нейлона. Известный бренд выступает за переработку различных материалов, стремится к снижению расходов и экономии ресурсов.

Repair & Recycle

Экологичный бренд Veja открыл пространство площадью 820 квадратных метров в Бордо, где он запустит новый проект Veja x Darwin. Целью новой инициативы Veja является очистка, ремонт и переработка обуви бренда с тем, чтобы свести к минимуму отходы и поддержать замкнутый цикл производства. На новом объекте будут чистить и приводить в порядок изношенные пары кроссовок, а также собирать и перерабатывать те, которые уже не подлежат ремонту.

Эксклюзивное предложение

Читатели FashionUnited могут получить бесплатный доступ к обзору Trendstop "Pre Fall 2020 Key Neutral Colour Direction report" - все о важнейших оттенках в коллекциях Pre Fall. Просто нажмите на баннер.

Trendstop.com - это одно из ведущих мировых тренд-бюро в области моды. Ресурс рассчитан на профессионалов и известен благодаря глубокому анализу модных тенденций и прогнозам. В числе клиентов - H&M, Primark, Forever 21, Zalando, Geox, Evisu, Hugo Boss, L'Oreal и MTV.

№ 1 (2018)

Аннотация

В статье определены перспективы использования банками развития возможностей цифровой экономики, финтеха. Выявлена сущность цифровой экономики как комплекса технологий облачных вычислений, больших данных и их анализа, искусственного интеллекта, обеспечивающего производство принципиально новой продукции и услуг. Выделены преимущества и недостатки цифровой экономики, связанные, прежде всего, с расширением автоматизации производства, широким использованием, как корпоративных, так и персональных данных. Автор определяет банки развития как институты развития, обеспечивающие техническую помощь, консалтинг и финансирование проектов, в том числе средствами частного сектора. Банки развития действуют в тех областях, где частный сектор не активен, создают новые рынки, а многосторонние банки развития располагают большими ресурсами, лучше контролируют использование средств, управляют рисками, применяют долгосрочный подход к развитию, стремятся более широко использовать экономические системы стран. Например, Азиатский банк развития в 2017 г. предоставил финансирование в объеме 20,1 млрд долл. США. В 2016-2017 гг. Азиатский банк развития провел две международных конференции «Financial inclusion in digital economy», материалы которых позволили автору выделить перспективные направления финтеха и цифровой экономики, которые должны активно разрабатывать банки развития: идентификация и биометрия, быстрые платежи, технология распределенного реестра (блокчейн), торговые платформы в Интернете. Сделан вывод о том, что цифровая экономика, финтех позволят банкам развития не только улучшить и ускорить цикл проекта, т. е. реализацию традиционных проектов, но и осуществлять принципиально новые проекты в сфере финансовых услуг, обработки данных, искусственного интеллекта, создания автоматизированных комплексов. Это обеспечит рост производства добавленной стоимости, позволит увеличить индивидуальный подход при производстве и продаже продукции и услуг, сократить расходы бизнеса, расширить объемы предоставления финансовых услуг, что обеспечит ускорение экономического роста. Одновременно возникает необходимость управления возникающими новыми рисками, что потребует адаптации и развития традиционных методов риск-менеджмента в банках развития.

Эллен Макартур: Линейная производственная модель моды мертва

В недавнем интервью МакАртур обсуждает, как устойчивость стала горячей кнопкой для моды и как отделы маркетинга играют ключевую роль в будущем экономики замкнутого цикла. Нижеследующее было отредактировано и сжато для ясности.

Чем вы объясняете недавний интерес отрасли к экологически безопасным методам?

Я думаю, что в отрасли есть ощущение, что мы все являемся частью одной большой системы.Десять лет назад этого не было, и люди были более разрознены в своей изолированности. Что мы узнали [ранее] о пластиковой упаковке, так это то, что вы можете по-настоящему изменить систему, только работая вместе.

Какие лучшие практики, которые вы определили для перехода моды к экономике замкнутого цикла?

Мы выделили три основных момента. Во-первых, это изменение бизнес-моделей, чтобы одежду чаще носили и чаще использовали. Во-вторых, речь идет о производстве одежды из более безопасных возобновляемых материалов, поэтому переход с невозобновляемых источников на возобновляемые материалы.Мы очень привыкли слышать о возобновляемых источниках энергии, но не очень привыкли к возобновляемым материалам. Это очень похоже; нам нужны возобновляемые источники энергии и возобновляемые материалы. Третий элемент - убедиться, что старую одежду можно превратить в новую с помощью дизайна, имея возможность восстановить текстиль, волокна или полимеры.

Вы много работали над улучшением одежды. Но со стороны потребителя также существует спрос на что-то новое.

Существуют различные бизнес-модели, позволяющие носить одежду чаще.Речь идет о том, чтобы хорошо выглядеть, как вы хотите и как с этим можно проявить творческий подход. Скорость перепродажи одежды феноменальна. Стоимость Rent the Runway превышает 1 миллиард долларов, а предполагаемая стоимость рынка подержанных автомобилей к 2022 году составит 41 миллиард долларов. Но «подержанные продажи» - не лучший способ сформулировать это. Есть более умная терминология, а бренды - лучшие в маркетинге. Мы наблюдаем значительный сдвиг в этом направлении, так как же эти бренды его используют?

Одежда также может быть разработана по круговой системе.Одна женщина в Италии делает футболки из молочного протеина, и они красивы, как шелк. Кто создает нетоксичную одежду из оранжевого волокна? Дело не только в бизнес-модели; речь идет о проектировании системы.

Быстрая мода - возможность изменить внешний вид - может показаться западной роскошью. Точно так же, когда вы говорите с менее развитыми странами, они говорят, что западные страны наслаждаются этой роскошью в течение 50 лет.

Очевидно, что развивающиеся рынки могут и дальше работать так, как мы.Но в большинстве случаев это невозможно из-за ограниченности ресурсов. Или они могли бы поступить более разумно, не идти по линейному пути, а прямо по круговому. Мы провели одно исследование по Индии, и у нас есть огромные экономические возможности. Вы могли бы сказать: «Нам говорят, что мы не можем развиваться линейно, как в западном мире», но зачем вам это нужно? Вы входите в систему, которую нельзя развивать в долгосрочной перспективе.

Но если вы потребитель, то рубашка в стиле fast fashion за 10 долларов всегда будет привлекательной.

Я думаю, вам нужно смотреть на картину в целом. Вы должны задать этот вопрос: «Если мы продолжим двигаться по линейному пути, какова будет цена?» вместо того, чтобы идти по круговому пути. Судя по изученным нами исследованиям, продолжение линейного пути невозможно. Думаю, C&A выпустила круглую футболку, которая стоила 7 долларов. Сделано в масштабе, мы не говорим о чем-то смехотворно ограничивающем. Часть затрат будет связана с переработкой, и мы уже наблюдаем этот разговор в индустрии пластиковой упаковки.Службы инкассации не существует на развивающихся рынках; есть большая утечка. Когда это значение переназначено, его можно восстановить.

Чтобы стать бизнес-членом Vogue и получать информационный бюллетень Sustainability Edit, щелкните здесь .

Комментарии, вопросы или отзывы? Пишите нам по адресу [email protected] .

Еще из этой темы:

H&M, Microsoft, PVH Corp сотрудничают в рамках круговой инициативы в области моды

Стелла Маккартни: «Одежда никуда не денется»

Мода движется по кругу - но недостаточно быстро

Circular мода

Наряду с развитием сознательной и устойчивой моды, также говорят о «круговой моде».Откуда взялось это понятие и что оно означает? Почему это считается будущим модной индустрии?

Кажется, почти невозможно представить мир без тканей, или, если быть более точным, без одежды, поскольку это очень важная часть нашей повседневной жизни. Одежда не только защищает от окружающей среды, но и является формой самовыражения, которая способствует тому, как мы воспринимаем себя и как нас воспринимают другие. Текстильная промышленность также является ключевым игроком в нашей глобальной экономике, создавая рабочие места для сотен тысяч людей по всему миру.

Развитие индустрии моды представляет собой вызов в области устойчивого развития в настоящее время и, конечно же, в будущем. Линейная модель добычи, производства, потребления и утилизации представила негативные экологические и социальные последствия. Согласно круговой модели, все вещи могут вернуться в исходное состояние после потребления. Другими словами, одежда используется в течение длительного периода времени, чтобы получить максимальную отдачу от каждой вещи, а затем повторно использовать ее.

Изделие можно повторно использовать иначе, чем в оригинальном дизайне, что даст ему совершенно новое применение. В процессе кругового производства конечный продукт виден с самого начала, в то время как в настоящее время массовое производство швейных изделий вызывает огромное количество отходов на заключительной стадии текстильного производства. Это результат линейной концепции, при которой почти треть производства - это отходы.

Из чего состоит круглая мода?

Концепция круглой моды предлагает переосмыслить систему, переработать средства производства и пересмотреть долговечность одежды, чтобы уменьшить извлечение из природных ресурсов.Циркулярная экономика способствует устойчивости за счет продуманного производства товаров и услуг, что приводит к сокращению потребления, времени, энергетических ресурсов и отходов. Основной принцип этой модели применяет правило «сокращение, повторное использование, ремонт и переработка» в непрерывном цикле.

Экономика замкнутого цикла по определению является восстановительной и регенеративной и направлена ​​на поддержание полезности и ценности своих продуктов, компонентов и ресурсов любой ценой. В рамках этой концепции существует различие между техническим и биологическим циклами.Как и предполагали ее создатели, эта экономика состоит из непрерывного цикла сознательного развития, которое сохраняет и улучшает свои природные ресурсы, оптимизирует использование ресурсов и минимизирует риски за счет использования конечного количества продуктов и возобновляемых ресурсов. Кроме того, он эффективно функционирует на всех уровнях. Приближаясь к концу ноября 2018 года, Фонд Эллен Мак Артур представил статью под названием «Новая текстильная экономика: переосмысление будущего моды», в которой демонстрируется, как линейная модель в целом применяется сегодня в производстве одежды.

Чтобы реализовать модель экономики замкнутого цикла, бренды должны учитывать все этапы жизненного цикла одежды от проектирования до производства и до утилизации. Важно обеспечить, чтобы выбранные расходные материалы и материалы не влияли на какие-либо этапы жизненного цикла одежды и чтобы их целостность сохранялась даже после того, как одежда больше не используется и перерабатывается.

Недостаточно того, что материалы, используемые в круглой модели, оставляют меньший след, чем те, которые используются традиционно.Когда эти материалы используются, обслуживаются и, наконец, утилизируются, мы должны убедиться, что они не приводят к отрицательным результатам или не снижают ценность жизненного цикла конечного продукта. Какой смысл использовать органический хлопок, если мы смешиваем его с другими материалами и делаем невозможным переработку, или красим его токсичными настойками, выделяющими загрязняющие вещества при ношении?

Истории успеха в круговой экономике

Процесс изготовления ниток в Hilaturas Ferré начинается со сбора сырья, обрезков, бывшей в употреблении и непроданной новой одежды, а также обрезков, когда-то использовавшихся для обработки экологически чистого хлопка.Они располагаются по цвету, а затем разрезаются на мелкие кусочки, чтобы сохранить хлопок. После этого они комбинируются с волокном, извлеченным из пластиковых бутылок, чтобы создать новую нить под названием «регенерировать», полностью экологичный материал, который наносится на новую одежду.

Этот процесс подчеркивает важность снижения потребления воды и энергии, выбросов CO2 и пестицидов, а также других загрязняющих веществ. То, что когда-то считалось «отходами», теперь превращается в новые ценные нити и, в конечном итоге, в новую одежду.Одежда - это не отходы, и она может прожить еще семь или даже восемь циклов жизни. Сегодняшние технологии могут превратить остатки текстиля в высококачественное волокно.

Когда доходит до дизайна и производства, Ternua, колумбийский бренд спортивной одежды, опирается на твердые принципы устойчивого развития. 100% их текстильной коллекции сертифицировано без ПФУ и обязательств, что гарантирует, что одежда была изготовлена ​​из переработанных и биоразлагаемых материалов, органического хлопка или, как наша шерсть, сертифицирована Bluesign.В этой коллекции вы также можете найти другие переработанные материалы, такие как ковры, рыболовные сети, пластиковые бутылки, ручки, кофейную гущу, шерсть или скорлупу грецких орехов. Их новый проект направлен на повторное использование скорлупы грецкого ореха для производства красителей, которые в настоящее время производятся из экологически небезопасной нефти.

Lobao Studio работает в сфере моды, стремясь к уважительным трудовым отношениям и способствуя возвращению традиционного мастерства, продолжая изучать новые тенденции, текстиль и дизайнеров. Чтобы узнать больше, нажмите здесь.

Текстильная и швейная промышленность - обзор

3.3 Бэби-бумеры и их взаимодействие с одеждой и текстилем

Культурные, социальные и промышленные изменения повлияли на швейную и текстильную промышленность во второй половине двадцатого века. Нормирование ткани во время Второй мировой войны привело к сдерживаемой потребности в новой одежде и аксессуарах. Перемещение бэби-бумеров в пригород предложило новый образ жизни, а вместе с ним и стремление к более повседневной одежде для проведения досуга.Еще в 1957 году издание American Fabrics , американское издание текстильной промышленности, отметило, что в образе жизни американских семей произошли новые и существенные изменения, которые повлияли на их выбор тканей и одежды. Электричество в домах, появление телевидения, национализация длинных выходных и распространение роскоши в массы были факторами, которые привели к исходу семей в пригороды (стр. 42, Spring 1957, Vol. 40).Пригородный образ жизни привел к повышенному спросу на повседневную одежду, чтобы удовлетворить потребности в напряженном социальном графике, поскольку люди из поколения бума участвовали в мероприятиях внутри сообщества с семьей и друзьями, что оставляло меньше времени для домашних дел.

Когда молодые супружеские пары начали создавать семьи, на рынке детских товаров наметилась тенденция к значительному росту. В универмагах давно продавалась детская одежда, но теперь было выделено значительное пространство не только для одежды для младенцев и малышей, но и для их аксессуаров и мебели.Отделения Layette были выделены на первое место, а акции были запланированы в связи с особыми событиями в жизни этих детей бэби-бума: рождением новорожденных, религиозными церемониями, такими как крещение, первое причастие, бар-мицва, праздничная одежда и, конечно же, их первое поступление в школу. Эти отделы были хорошо укомплектованы детской одеждой из смесей хлопка и полиэстера, как трикотажных, так и тканых. В большинстве домов были и стиральная машина, и сушилка, и рос спрос на одежду, предназначенную для «стирки и носки» для занятых домохозяйств времен бумеров.

Отделы школьной одежды были открыты в крупных универмагах США и Великобритании. Школьная форма предлагалась для продажи, где это было возможно, но если это не требовалось на местном уровне, продавались подходящие брюки, рубашки, юбки и платья, отвечающие требованиям школьного дресс-кода. Термин «снова в школу» был придуман в годы учебы бэби-бумеров, когда они каждый год возвращались в класс. Сегодня огромные маркетинговые усилия предпринимаются в течение июльских и августовских месяцев производителями и розничными торговцами, чей бизнес зависит от возвращения учащихся в класс, от дошкольного учреждения до университета.Организованные виды спорта были расширены и теперь включают как девочек, так и мальчиков. Это привело к разработке специальной одежды для индивидуальных видов спорта, так как легкая атлетика в старших классах приобрела все большее значение. Спортивная одежда была разработана для того, чтобы дать владельцу определенные преимущества на соревнованиях, например: поддерживающая обувь, защитные элементы одежды, поддерживающие трикотажные изделия для контактных видов спорта и эластичные ткани для гимнастики, группы поддержки и танцев. Подростковые годы бумеров повлияли на открытие отделений для юниоров и университетов в крупных универмагах, в основном выпускающих повседневную спортивную одежду и джинсовую одежду.Это предоставило дополнительную маркетинговую возможность для рынка детской одежды. В сотрудничестве между журналами для подростков и универмагами участвовали многие излюбленные производители одежды и даже организации по производству волокон, такие как Wool Секретариат, торговая ассоциация шерстяной промышленности во всем мире, и Cotton Incorporated, ассоциация торговли хлопком в США (Cotton Incorporated, 2012).

Их студенческие годы привели к краху формального дресс-кода в университетских городках, и в моду вошла специальная спортивная одежда из флиса, относящаяся к школе.Рост спортивных стипендий, как для женщин, так и для мужчин, привел к увеличению числа спортсменов-подростков в 1970-х и 1980-х годах. Спортивная одежда и обувь стали приемлемыми в качестве повседневной повседневной одежды, которую больше не носят только для занятий спортом. Семьи бумеров обнаруживали, что традиционные универмаги не удовлетворяли все их потребности, и распространенность розничных вариантов неуклонно росла с быстрым ростом сетей магазинов одежды, таких как The Limited и Gap в США и Topshop и Next в Великобритании. .Эти сети были сосредоточены на узком образе жизни, и по мере того, как бумеры быстро переместили свои покупки в эти магазины, возникла связь с брендами.

Бэби-бумеры выросли на разнообразных тканях и волокнах, которые предлагали альтернативу натуральным волокнам, требующим особого ухода за стиркой. Нейлон был первым синтетическим волокном, предложенным широкой публике, и был произведен в начале первой половины 1950-х годов для изготовления женских чулок, одежды для сна и интимной одежды, а также верхней одежды и некоторых видов спортивной одежды.За нейлоном быстро последовал полиэстер, который стал незаменимым при смешивании с хлопком для создания простых в уходе тканей для мужчин, женщин и детей. Появление акрила упростило уход на рынке трикотажной одежды, на котором раньше преобладала шерсть. Также начали появляться ткани, состоящие из смеси шерсти с нейлоном, что сделало шерстяную одежду более доступной, а некоторые даже можно стирать. Смеси орлона и ацетата начали появляться даже в коллекциях от кутюр Ива Сен-Лорана, Пьера Кардена и, конечно же, дизайнера, оказавшего наибольшее влияние на это поколение в годы их формирования, - Мэри Куант.

Швейные и текстильные компании вскоре осознали преимущества дизайна и маркетинга, особенно для этого нового поколения молодых женщин. Американская компания по производству спортивной одежды Junior Sophisticates и их молодой дизайнер Энн Кляйн начали продавать товары специально для этих новых молодых потребителей и призвали универмаги выделить им место для своих коллекций. Таким образом, начался младший отдел, который вскоре увеличился в размерах и в магазинах ценной недвижимости. Вскоре к рынку юниоров присоединились и другие компании, такие как Anne Fogarty designs, Sportwhirl и компании по производству спортивной одежды Bobbie Brooks and the Villager.В то же время многочисленные компании по производству детской одежды росли и расширяли свои предложения - Carters, Healthtex, Tiny Town Togs, Florence Eiseman - а также специальные предложения в некоторых универмагах. Эти отделы быстро росли на протяжении 1960-х годов, поскольку потребители доверяли своим любимым местным универмагам.

Когда закончились 1960-е, и ведущий сегмент этого поколения был в колледже или карьере, рынок одежды и текстиля снова начал меняться.Тед Полхемус в своей книге « Street Style » 1994 года отметил, что «племена стиля» начали появляться в конце 1960-х - начале 1970-х годов как в США, так и в Великобритании. Он описывает это как «закодированные в иконографии стиля все те идеи и идеалы, которые вместе составляют [суб] культуру. Подобный взгляд - это подобное мышление, и в этом смысле у членов племени стилей много общего ». Это определенно описывает последовательность модных тенденций, которые начали диверсифицироваться и обозначать это поколение, обращаясь к различным группам потребительского образа жизни в населении.Этот период времени начался с влияния модов и рокеров - от Великобритании до преппи, а затем хиппи в США. Антивоенные настроения по поводу войны во Вьетнаме превратили джинсовую ткань в самую желаемую ткань этого поколения. То, что начиналось как ткань протеста против дресс-кода «истеблишмента», превратилось в самую важную ткань для всего этого поколения. Джинсовые синие джинсы считаются культовыми для поколения бэби-бума и на сегодняшний день по-прежнему являются любимым предметом в их гардеробе.

В конце 1970-х и 1980-х годах бэби-бумеры стали родителями и сосредоточились на обеспечении своих детей здоровым и активным образом жизни. При этом они тоже проявляли активный интерес к собственному здоровому и активному образу жизни. Они увлекались бегом, аэробикой, ездой на велосипеде и горными лыжами в 1980-х и 1990-х годах. Передовые технологии волокон и тканей, такие как бесшовное и бесшовное производство, трехмерные эластичные ткани, микроволокна и воздухопроницаемые материалы, были разработаны для обеспечения комфорта и функциональных потребностей тех, кто занимается этими видами спорта.Тенденции ХХI века в области ходьбы, йоги, пилатеса и силовых тренировок привели к появлению новых тенденций в одежде и позволили использовать круглосуточный подход к активной одежде. Бумеры начали ценить активные виды спорта, которые не так сильно раздражали их тело, а сжигали калории, укрепляя и растягивая мышцы и укрепляя кости. Рост рынка активной одежды будет продолжаться по мере того, как поколение бэби-бума проходит через свои серебряные годы (Swanko, 2011). Они не демонстрируют намерения замедляться, и исследования показывают, что большинство поколения бэби-бума считает себя на девять лет моложе своего хронологического возраста (wgsn ,.com, 2011). Бэби-бумеры будут продолжать находить занятия, чтобы бросить им вызов и вовлекать их. Они ожидают, что рынок одежды будет отвечать меняющимся потребностям их тел, как это всегда делали рынки в прошлом. Психологически они относятся к поколению «я», которое хорошо относится к себе. Важно, чтобы вся их активная одежда соответствовала их потребностям.

Двигаясь к круговой экономике моды

Inditex (владелец Zara, Massimo Dutti, Pull and Bear и Stradivarius) пообещал, что к 2020 году ее 2000 магазинов будут сотрудничать с местными организациями для перераспределения и переработки одежды.

Более мелкие бренды, такие как Rapanui Clothing, используют подход «от колыбели до колыбели», который заключается в поощрении своих клиентов отправлять обратно использованные продукты Rapanui для их переработки, повторного использования или восстановления.

Это также означает, что компаниям потребуется все больше и больше инвестировать в обучение отраслевых экспертов по вопросам устойчивости в моде.

Круговая мода - это еще одна тенденция?

В мае 2017 года Фонд Эллен Макартур выступил с инициативой Make Fashion Circular.Основная цель этой инициативы - наладить сотрудничество между лидерами текстильной промышленности, брендами, новаторами и заинтересованными сторонами для перехода к экономике замкнутого цикла моды.

В соответствии с этой инициативой всей индустрии моды необходимо изменить свою операционную модель. По мере того, как отрасль превращается в замкнутую систему, она сможет открыть различные экономические возможности.

Однако это преобразование невозможно для одного бренда или отдельного лица. Чтобы действительно создать модный циркуляр, предприятия, правительства, граждане и новаторы должны объединить усилия.Инициатива Make Fashion Circular уже объединила многих лидеров отрасли, включая GAP, Burberry, H&M, Nike и Stella McCartney.

Инициатива Make Fashion Circular - еще один сигнал о том, что круговая мода - это не просто тенденция, а сдвиг в отрасли.

Важность круговой моды для планеты и индустрии

С населением в девять миллиардов человек. к 2030 году природа будет бороться за удовлетворение человеческих потребностей, как никогда раньше.Целью круглой моды является обеспечение того, чтобы одежда производилась из безопасных и возобновляемых материалов, новые бизнес-модели увеличивали ее использование, а старая одежда превращалась в новую. Мы хотим развивать швейную промышленность к будущему, в котором каждый материал используется и повторно используется безопасно, где экосистемы защищены и где людям предоставляется достойная работа. Это философия круговой моды, и почему это так важно.

Одежда - это внешнее выражение нашей личности, хотя не следует упускать из виду важность выбора, мы должны больше помнить о том, сколько нам действительно нужно и откуда они.

Как профессионал в своей отрасли, играйте свою роль в движении Circular Fashion, повышая свои навыки. Присоединяйтесь к индивидуальному курсу "Устойчивость в моде" от Motif.

Что такое круговая мода? - Good On You

Помните времена, когда такие слова, как «устойчивость», «этичность» и «экологичность», редко использовались в общественном достоянии? Сейчас, в середине 2020 года, мы можем с уверенностью сказать, что значение этих терминов резко возросло. В частности, относительный новичок в этой сфере - «круговая мода».Но что такое круговая мода?

Принимая во внимание широкое распространение этих новых концепций и того, что они представляют, а также самих покупателей и потребителей, трудно не задаться вопросом - как мы вписываемся во все это? Для сознательных потребителей, которые поддерживают экологичность как в моде, так и в других сферах своей жизни, мы все чаще видим, что эту новую категоризацию стоит изучить.

В этой статье мы более подробно рассмотрим, что такое круговая мода сегодня, как она возникла и что мы можем сделать, чтобы соответствовать этой концепции в нашем потребительском выборе - не только в отношении моды, но и в нашей жизни в более широком смысле. .

Круговая мода - это…

Круговая мода - это система, при которой наша одежда и личные вещи производятся с помощью более продуманной модели: где производство предмета и окончание его срока службы одинаково важны. Эта система вдумчиво рассматривает материалы и производство, подчеркивая ценность использования продукта до конца, а затем делая еще один шаг и переделывая его во что-то другое. Основное внимание уделяется долговечности и жизненному циклу нашего имущества, включая проектирование отходов и загрязнений.По сути, «циркуляр» является ответом на предыдущие экономические и социальные модели, которые до настоящего времени были «линейными» и вредными для всей планеты.

Круговая мода - это система, при которой наша одежда и личные вещи производятся с помощью более продуманной модели: где производство предмета и окончание его срока службы одинаково важны.

Кроме того, мода замкнутого цикла возникла в результате столкновения и пересечения «экономики замкнутого цикла» (модели, которая заменяет типичный цикл производства, использования и утилизации на максимально возможное повторное использование и переработку) с устойчивым и этичным мода.Развитие и эволюция этих двух областей в течение некоторого времени шла параллельно в разных секторах. Эта новая категория является столь необходимым дополнением к устойчивому пути и прогрессу индустрии моды, особенно потому, что она приносит с собой более сильные амбиции и поддержку, а также приверженность инвестированию в одежду, которая прослужит намного дольше, чем аналоги из быстрой моды.

Ключевые моменты круговой моды:

  • Использование меньшего количества материалов при производстве отдельных предметов для повышения их пригодности для вторичной переработки
  • Работа по удалению неперерабатываемых и загрязняющих материалов из цепочки поставок
  • Повторное использование всего, от обрезков одежды до упаковки для повторного использования
  • Обеспечение использования и повторное использование как можно дольше, включая схемы сбора и доведение переработанных материалов до состояния «как новый»
  • Безопасное возвращение любых неизбежных отходов природе

Как появилась круговая мода

Это было примерно в 2014 году, когда экологичность мода впервые официально столкнулась с циркулярной экономикой, в результате чего появился новомодный термин «круговая мода».Этот термин впервые был придуман на семинаре в Швеции, где в центре внимания был более замкнутый подход к модной индустрии. Это ключевое отличие появилось в то время, когда прожекторы были направлены на отрасль, влияние которой подвергалось серьезной проверке. Всего за год до этого, в 2013 году, рухнул комплекс по производству одежды Rana Plaza в Бангладеш, в результате чего погибло более 1000 рабочих, а быстрая мода быстро стала нежелательной моделью для поддержки потребителей. Эта трагедия, наряду с последними несколькими годами, в частности, с выдвижением на передний план некоторых сомнительных методов в отрасли, включая разрушительное воздействие на окружающую среду, людей и животных, также подчеркнула важную роль потребителей в отстаивании более высоких стандартов и в ускоренных изменениях. .

С 2014 года строгий сдвиг в сторону поддержки устойчивых, этических и замкнутых систем увеличился в десять раз и присутствует во многих отраслях промышленности в отношении того, как мы как общество можем действовать, выбирать и действовать более устойчиво. В основе этого откровения лежит знание того, откуда берутся вещи, из чего они сделаны, кто их создал, и ответственность за общий жизненный цикл наших вещей. В действительности часто трудно представить себе время, когда устойчивость и все эти соображения не были ожидаемыми (даже если только в небольшом масштабе!).

С 2014 года строгий сдвиг в сторону поддержки устойчивых, этических и замкнутых систем увеличился в десять раз и присутствует во многих отраслях в отношении того, как мы как общество можем действовать, выбирать и действовать более устойчиво.

Поскольку в последние несколько лет мода на круглую форму стала развиваться, интересной частью этой модели является то, что она представляет. Мы знаем, что круговая экономика существовала в академических кругах и бизнесе на протяжении многих лет до появления одежды и производства, и во всем мире к этой модели возросла популярность.Но, заглядывая в будущее, остается вопрос о моде: означает ли конвергенция более устойчивых и замкнутых моделей полностью новую экономическую систему моды? Поскольку потребители соглашаются с этой моделью, покупая меньше, дольше владея предметами и делая более конкретный выбор (по сути, медленная мода), может ли цикличность сосуществовать с устойчиво производимой модой?

Один из ответов может заключаться в том, что мы можем увидеть общий сдвиг в нашей экономической структуре к базовому стандарту более качественных продуктов, в которые потребители будут инвестировать в течение более длительных периодов времени.Одновременно мы надеемся увидеть дальнейшую поддержку медленной моды (меньшего потребления), что приведет к созданию более чистой, здоровой и менее эффективной отрасли в целом. В этом уравнении как потребители, так и крупные корпорации должны сыграть важную роль, чтобы мы увидели радикальный пересмотр значительного воздействия индустрии моды на окружающую среду.

Роль потребителей

Потребители играют ключевую роль в развитии и внедрении круговой моды. Из-за повышенного спроса и поддержки более устойчивых моделей мы видим, что замкнутость просачивается в цепочки поставок, производство и на заключительном этапе; после того, как потребитель закончил с товаром.Поскольку все больше магазинов предлагают программы по переработке и советы по переработке текстиля, появляется все больше и больше вариантов и альтернатив для материалов, из которых состоит наша одежда, вместо того, чтобы попадать прямо на свалку, что является отличной новостью для планеты (и для вашего кармана! ).

Некоторые ключевые действия, которые потребители могут предпринять, чтобы соответствовать круговой моде:

Круговая мода принесла волну более глубоких знаний потребителей, мощную защиту и общее признание того, что прежние линейные подходы к индустрии моды не могут продолжаться.Это требование прозрачности, долговечности и новой структуры будет сохраняться и в будущем и представляет будущее моды, которое будет менее влиятельным и более гармоничным со всеми задействованными ресурсами, процессами и людьми. Хотя мы далеки от полностью замкнутой модели моды, по мере того, как все больше и больше брендов и потребителей узнают о ней и инвестируют в нее, мы уже предотвращаем потери и деградацию, которые в противном случае существовали бы, что является шагом в правильном направлении!

Круговая мода принесла волну более глубоких знаний потребителей, мощную пропаганду и всеобщее признание того, что прежние линейные подходы к индустрии моды не могут продолжаться.

Биография автора: Мадлен - опытный автор контента, специализирующийся на вопросах личной устойчивости, экологической осведомленности и минимального потребления. Ей нравится использовать свои статьи и исследования, чтобы четко изложить эти ключевые решения экологических проблем, и она стремится помочь людям делать больше в повседневной жизни, чтобы минимизировать свое влияние на планету. Для этого Мадлен также управляет онлайн-платформой Our Simple Gestures, а в свободное время любит проводить время на свежем воздухе и наслаждаться жизнью! Найдите ее в LinkedIn, Instagram и на сайте.

В цифрах: экономическое, социальное и экологическое влияние «быстрой моды»

Подумайте, сколько свитеров, шарфов и другой одежды было подарено в этот праздничный сезон. Сколько раз люди будут их носить, прежде чем выбросить?

Наверное, намного меньше, чем вы думаете. Каждую секунду сжигается или отправляется на свалки один мусоровоз с одеждой! Среднестатистический потребитель купил в 2014 году на 60 процентов больше одежды, чем в 2000 году, но хранил каждую вещь вдвое меньше.

Прошли те времена, когда люди покупали рубашку и носили ее годами. В мире растущего спроса на одежду потребители хотят - и все чаще могут себе позволить - новую одежду после того, как надели ее всего несколько раз. Целые бизнес-модели строятся на предпосылке «быстрой моды», позволяющей дешево и быстро поставлять одежду потребителям за счет более коротких модных циклов.

Эта линейная модель покупки, ношения и быстрого выбрасывания одежды негативно влияет на людей и ресурсы планеты.Посмотрите на экономические, социальные и экологические последствия:

Экономика

По данным Фонда Эллен МакАртур, производство одежды за последние 15 лет увеличилось примерно вдвое, что обусловлено ростом населения среднего класса во всем мире и увеличением продаж на душу населения в развитых странах. Ожидаемый рост мирового ВВП на 400 процентов к 2050 году будет означать еще больший спрос на одежду.

Это может быть возможность добиться большего. В одном из отчетов говорится, что решение экологических и социальных проблем, создаваемых индустрией моды, принесет глобальной экономике к 2030 году общую выгоду в размере 192 миллиардов долларов.Ежегодная стоимость преждевременно выброшенной одежды составляет более 400 миллиардов долларов.

Воздействие на окружающую среду

Производство одежды также требует значительных ресурсов и выбросов. Учтите, что:

  • При изготовлении джинсов выделяется столько же парниковых газов, сколько при поездке на автомобиле более 80 миль.
  • Выброшенная одежда из не поддающихся биологическому разложению тканей может оставаться на свалках до 200 лет.
  • Для изготовления одной хлопковой рубашки требуется 2700 литров воды, этого достаточно для удовлетворения потребностей среднего человека в питье в течение двух с половиной лет.

Влияние на общество

Производство одежды помогло стимулировать рост в развивающихся странах, но при более внимательном рассмотрении обнаруживается ряд социальных проблем. Например:

  • По данным некоммерческой организации Remake, сегодня нашу одежду шьют 75 миллионов человек, причем 80 процентов одежды делают молодые женщины в возрасте от 18 до 24 лет.
  • Работницы швейной промышленности, в основном женщины, в Бангладеш зарабатывают около 96 долларов в месяц. Правительственная комиссия по заработной плате предположила, что швейному рабочему нужно 3 штуки.В 5 раз больше, чтобы жить «достойной жизнью с основными удобствами».
  • Отчет Министерства труда США за 2018 год обнаружил доказательства использования принудительного и детского труда в индустрии моды в Аргентине, Бангладеш, Бразилии, Китае, Индии, Индонезии, Филиппинах, Турции, Вьетнаме и других странах.

Быстрое потребление одежды и потребность в коротких модных циклах истощают производственные ресурсы, что часто приводит к цепочкам поставок, которые ставят прибыль выше благосостояния людей.

Итак, что нам делать?

Итак, как выглядит более устойчивая швейная промышленность и как мы к ней доберемся? Мы начинаем видеть некоторые первые признаки перехода отрасли. Бизнес-модели, основанные на долговечности, такие как Rent the Runway и Gwynnie Bee, положили начало индустрии, которая поддерживает повторное использование вместо быстрого и безответственного потребления. Подобно тому, как Netflix переосмыслил традиционные службы проката фильмов, а Lyft нарушил транспорт, мы начинаем видеть варианты для потребителей брать одежду в аренду, а не покупать и прятать ее в шкафах.В идеале «конец собственности» на одежду будет реализован таким образом, чтобы учитывать влияние на рабочие места, сообщества и окружающую среду.

Это только начало необходимых радикальных преобразований. Компаниям, производящим одежду, все чаще придется противостоять слону в зале заседаний и отделять рост своего бизнеса от использования ресурсов.

Чтобы удовлетворить завтрашний спрос на одежду инновационными способами, компаниям необходимо будет делать то, что они никогда не делали раньше: разрабатывать, тестировать и инвестировать в бизнес-модели, которые повторно используют одежду и максимально продлевают ее срок службы.Компаниям, производящим одежду, пора что-то разрушить или подорвать.

Новые возможности линейного подхода к одежде

Этот анализ исследует взаимосвязь между человеческим поведением, промышленными элементами и природными элементами в линейных процессах в текстильной и швейной системе. Используя перспективу системного уровня, он показывает, как биологические и технические ресурсы тратятся впустую при добыче и сборе материалов, производстве товаров и потреблении или использовании людьми.Анализ отходов фокусируется на материальных потоках материалов, не связанных с энергетикой. Воздействие на природные системы и материалы, связанные с энергией, не подчеркивается.

Введение в систему

Линейная экономика использует подход «брать, производить, использовать, утилизировать» без учета интегрированных систем, каждая из которых содержит взаимосвязанный набор элементов, организованных для определенной цели (De Vries, 2013). Широкое понимание поведения системы объясняет зависимости, влияния и потенциальные последствия каждого решения в его отношении к целому (Holling, 2001).Хотя система текстиля и одежды в первую очередь связана с дизайном, производством и распространением пряжи, ткани и одежды, сложности и системная динамика, характерные для индустрии моды, далеки от базовых (Amed, Berg, Brantberg, & Hedrich, 2016). Индустрия моды питает линейную экономику отходами стоимостью более 460 млрд долларов в год из-за нерациональной утилизации одежды (Ellen MacArthur Foundation, 2017). В этом анализе будет исследована система, описываемая как от ткани к одежде, путем описания линейного процесса, потока материалов и типов отходов по каждому участнику цепочки поставок (Franco, 2017).

Человеческая перспектива

При численности населения, которое, по прогнозам, к 2025 году достигнет 1,2 млрд, консьюмеризм сыграл важную роль в эволюции индустриализации, массового производства и ценностей, сочетающих прогресс и процветание с навязчивым приобретением (Goodwin, Nelson, Ackerman , & Weisskopf, 2008). Потребление сигнализирует о цепочке поставок, и оно реагирует путем приобретения материалов, производства и распределения товаров, создавая неэффективное использование природных ресурсов, загрязнителей и отходов (Shah, 2014).

Авраам Маслоу, известный профессор психологии и человеческого поведения, классифицирует все человеческие усилия как попытку удовлетворить одну из пяти потребностей. Людям нужна одежда для удовлетворения основных физиологических потребностей и безопасности. Однако динамика и влияния, которые связывают линейную экономику, текстильную и швейную системы, сложны, поскольку экономические показатели связаны с поведением человека, которое оценивается ростом и уровнем реального производства на человека (McAlphin, 2014). В свою очередь, занятость является жизненно важным средством получения дохода, необходимого для потребления, как индивидуально, так и в совокупности (McAlphin, 2014).В текстильной и швейной промышленности во всем мире занято более 27 миллионов человек (Amed, Berg, Brantberg, & Hedrich, 2016). Более того, система представляет семь процентов мирового экспорта с точки зрения продаж: две трети в совокупности в Северной Америке и Западной Европе и одна четверть в Китае (Cardoso, 2013).

Линейный процесс

Линейная экономика воплощает линейный процесс, поскольку материалы движутся в одном направлении, с неоптимальным использованием материалов и энергии и сокращенным жизненным циклом (Varney-Wong, 2016).Система текстиля и одежды представляет собой линейный процесс, как показано на Рисунке 1, в котором ежегодно извлекается 53 метрических тонны волокна для производства одежды, которая часто используется в течение короткого времени, после чего 73% материалов в основном отправляются на свалки или сожжены (Фонд Эллен Макартур, 2017). К участникам цепочки поставок текстильных и швейных систем относятся: поставщик , , добыча и сбор сырья, производитель , , производство товаров, распределение и транспортировка в качестве канала связи с покупателем, и, наконец, потребитель , , который использует и распоряжается товарами устойчиво или неустойчиво (De Vries, 2013).Хотя дизайн и коммерциализация продукта являются исходными данными для линейного процесса, это не входит в объем данного анализа.

В США носят одежду на четверть от среднемирового уровня (Ellen MacArthur Foundation, 2017). Средний глобальный жизненный цикл одежды составляет два года (WRAP, 2017). Система характеризуется сложной цепочкой поставок и считается одной из самых загрязняющих отраслей в мире, при этом только во время производства выбрасывается более 1,2 млрд метрических тонн парниковых газов в год, что больше, чем выбросы конечных продуктов. сквозная логистика (Фонд Эллен Макартур, 2017).

Рисунок 1: Модель линейного процесса в текстильной и швейной системе (Варни-Вонг, 2016)

Биологические и технические ресурсы

Первый участник, поставщик, отвечает за сырье, которое классифицируется как натуральные и искусственные волокна, как показано на Рисунке 2. Сырье является исходным материалом для обработки и производства с использованием биологических ресурсов солнца, воды, энергии и земли для производства нетоксичных материалов, которые могут биоразлагаться и безопасно подпитывать экологические процессы.Ключевыми биологическими ресурсами являются хлопок и шерсть, урожайность которых составляет более 26 и 2 мегатонн соответственно (Cardoso, 2013). Искусственные или технические ресурсы не подходят для биосферы и охватывают синтетические материалы, такие как нейлон, полиэфир, полученный из нефтехимических продуктов, или регенерирующие целлюлозные материалы, производимые из древесных волокон (Cardoso, 2013). Технические ресурсы включают дизайн, оборудование и машины, капитал, данные и рабочую силу в качестве ресурсов для создания искусственных волокон (Maia, Alves, & Leao, 2013).Смеси также используются для придания ткани желаемых качеств, таких как воздухопроницаемость.

Рисунок 2: Сырье, биологические и технические ресурсы (Cardoso, 2013)

Объем мирового производства волокна для текстильной и швейной системы в 2012 году составил примерно 88,5 мегатонны, из которых 56 мегатонны были искусственного происхождения, из которых 40% составили полиэстер, и 32,5 мегатонны натурального волокна, из которых 80% - хлопок (Cardoso, 2013). Использование искусственного волокна составляет 64% от общего объема производства, в основном за счет недорогой одежды или быстрой моды, а также склонности к потреблению в развитых странах (Cardoso, 2013).Прогнозируется, что к 2030 году индустрия моды будет использовать 115 миллионов гектаров, что на 35% больше земли для хлопка, леса для целлюлозных волокон и пастбищ для домашнего скота (Snoek, 2017).

Второй субъект включает производство и производство, которое включает переработку в волокнистое сырье, прядение, ткачество, вязание, окраску, отделку (резку, шитье, качество, прессование), упаковочных материалов и поэтапную доставку потребителю. На этом этапе используются технические ресурсы машин, труда, капитала, технологий и данных с биологическими ресурсами, такими как вода, энергия и земля, что приводит к 36-процентным потерям материальных отходов в процентах от общего объема производства, как показано на Рисунке 3 (Варни -Вонг, 2016).В отрасли только 13% от общего количества материалов, используемых в одежде, каким-либо образом перерабатывается (Ellen MacArthur Foundation, 2017).

Рис. 3: Материальные отходы как процент от общего объема производства (Варни-Вонг, 2016)

Третий субъект, потребитель, несет ответственность за использование и удаление. Использование определяется как стирка, сушка, глажка и использование биологических ресурсов сырья, воды и энергии. Утилизация одежды оказывает наибольшее воздействие на окружающую среду в виде захоронения или сжигания (Rosa, 2016).В то время как натуральные волокна, такие как хлопок и шерсть, выделяют метан, полиэстер, наиболее распространенное не поддающееся биологическому разложению синтетическое волокно, используемое в одежде, может оставаться на свалках в течение нескольких десятилетий (Rosa, 2016).

Отходы

Существует восемь типов отходов, общих для методологий бережливого производства и шести сигм, широко распространенной передовой практики эффективного производства товаров (Maia, Alves, & Leao, 2013). В линейном процессе T.I.M.W.O.O.D.U. характеризует отходы при транспортировке, инвентаризации, движении, ожидании, чрезмерном производстве, переработке, дефектах и ​​недостаточном использовании знаний, управления и людей (iSixSigma, n.г). Дополнительные отходы включают неиспользованный человеческий потенциал, плохой дизайн, несоответствующие системы и растрату природных ресурсов (Maia, Alves, & Leao, 2013). Все эти отходы присутствуют в линейном процессе текстильной и швейной системы.

Текстильная и швейная промышленность в основном зависят от 98 миллионов тонн невозобновляемых ресурсов в год; это включает масло для производства синтетических волокон, удобрения для выращивания хлопка и химикаты для производства, окраски и отделки волокон и текстиля (Ellen MacArthur Foundation, 2017).Во время выращивания и добычи сырья ежегодно потребляется 93 миллиарда кубометров воды, что способствует дефициту воды (Ellen MacArthur Foundation, 2017). Во время этапа процесса принятия другие отходы включают в себя: транспортировку (энергия при сборе, извлечение в производство), инвентаризация (использование земли, пестицидов, воды, энергии), движение (неэффективное использование человеческого труда), ожидание (время такта полива). , оборудование и человеческий труд), чрезмерная переработка (чрезмерное количество пестицидов, консервантов), дефекты (загрязнение сточных вод, выбросы в атмосферу, плохой прогноз спроса, смещенный из-за массового потребления, качества данных, плохой дизайн) и недоиспользования (плохой биоразработанный дизайн и плохое использование имеющихся технологий для помощи в сборе и добыче) (Maia, Alves, & Leao, 2013) (Cardoso, 2013).

Текстильное и швейное производство требует огромных затрат энергии и воды, особенно при мокрой обработке. Сточные воды должны подвергаться надлежащей очистке от сброса для удаления опасных химикатов, включая мутагены, канцерогены и тератогены, которые наносят серьезный ущерб окружающей среде, включая выхлопные газы, сточные воды и ткани (Franco, 2017). Кроме того, синтетические волокна, в основном из нефтехимической базы, приводят к использованию ресурсов и выбросам парниковых газов при переработке ископаемого топлива (Cardoso, 2013).Плохие стандарты и условия труда распространяются на глобальные цепочки поставок текстиля, включая этические проблемы детского труда, плохую инфраструктуру безопасности, принудительный труд, а также низкие заработные платы и увеличенный рабочий день (Franco, 2017).

На этапе «изготовления» к другим отходам относятся: транспортировка (передача энергии продуктов и информации, распределение потребителю), инвентарь (использование земли, химикатов, воды, энергии, волокна, деталей, страховой запас, оборотный капитал, упаковка ), ожидание (между процессами и выполнения человеческого труда), чрезмерное производство (вода, энергия, шумовое загрязнение, выбросы пыли), чрезмерная обработка (вода, энергия, чрезмерное количество химикатов, консервантов), дефекты (загрязнение сточных вод, выбросы в атмосферу, низкий спрос на энергию и воду, лом, качество данных) и недоиспользование (плохое руководство, принимающее неустойчивые решения, неэтичное отношение к торговым партнерам, плохой биоразработанный дизайн, плохое использование доступных технологий для помощи в умном производстве) (Купсала, 2013).

Потребитель может послать сигнал о потреблении отходов, который поддерживает линейный процесс во время использования и утилизации. Недостаточное использование информации, касающейся устойчивых закупок, устойчивых методов утилизации и общей стоимости владения при надлежащем уходе за одеждой, может привести к потере воды, энергии и использованию химикатов при стирке. Менее 1% материала, используемого для производства одежды, перерабатывается в новую одежду, что означает потерю материалов на сумму более 100 миллиардов долларов каждый год (Ellen MacArthur Foundation, 2017).Высокие затраты связаны с утилизацией и захоронением одежды и домашнего текстиля; в Великобритании годовая стоимость составляет около 108 миллионов долларов (Ellen MacArthur Foundation, 2017). К другим отходам относятся: транспортировка (продукты, перемещающие энергию для раннего удаления и на свалку), инвентарь (использование земли, воды, энергии, волокна, оборотный капитал, связанный с наличием слишком большого количества одежды) и дефекты (загрязнение сточных вод, выбросы в атмосферу, синтетические удар волокна на свалке) (Franco, 2017).

Выводы

Большое и растущее население мира имеет предрасположенность к массовому потреблению с системами неэффективного производства одежды, что создает чрезмерную нагрузку на материалы, ресурсы и природные системы (Funkhouser, 2012).Особое внимание необходимо уделить тому, насколько цепочки поставок могут способствовать повышению глобальной устойчивости и сокращению отходов в текстильных и швейных системах. По мере усиления давления на природные ресурсы и ценовой волатильности акцент системы должен сместиться на рекуперацию материалов и смесей, использование воды и энергии, сокращение использования опасных химических веществ и обеспечение этических прав человека (Franco, 2017). В конечном итоге отрасль должна использовать более эффективные и устойчивые методы управления жизненным циклом материалов, включая сокращение или сокращение использования, замедление или закрытие материальных циклов (Ellen MacArthur Foundation, 2015).

Ссылки

Амед И., Берг А., Брантберг Л. и Хедрих С. ​​(2016 г., декабрь). Состояние моды . Получено 19 февраля 2018 г. из McKinsey & Company: https://www.mckinsey.com/industries/retail/our-insights/the-state-of-fashion

Bove, A., & Swartz, S. (2016 , Ноябрь). Начиная с источника: устойчивость цепочек поставок . Получено 15 февраля 2018 г. с https://www.mckinsey.com/business-functions/sustainability-and-resource-productivity/our-insights/starting-at-the-source-sustainability-in-supply-chains

. Кардосо, А.(2013). Оценка жизненного цикла двух текстильных изделий: шерсти и хлопка. Universidade Do Porto, Экологическая инженерия.

Чан, Т., и Вонг, К. (2012). Потребительская сторона в цепочке поставок устойчивой моды: понимание потребителей моды Решение о потреблении экологической моды. Журнал модного маркетинга и менеджмента, 16 (12), 193-212.

Де Фрис, Б. (2013). Наука об устойчивом развитии. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Фонд Эллен Макартур.(2015, 9 декабря). На пути к экономике замкнутого цикла: бизнес-обоснование ускоренного перехода . Получено 13 февраля 2018 г. с сайта https://www.ellenmacarthurfoundation.org/assets/downloads/TCE_Ellen-MacArthur-Foundation_9-Dec-2015.pdf

Ellen MacArthur Foundation. (2017, 12 января). Получено 13 февраля 2018 г. с сайта https://www.ellenmacarthurfoundation.org/publications/a-new-textiles-economy-redesigning-fashions-future

Franco, M. (2017). Циркулярная экономика на микроуровне: динамический взгляд на борьбу и проблемы ведущих компаний в текстильной промышленности. Журнал чистого производства, 168 , 833-845.

Funkhouser, D. (2012, апрель). Население, потребление и будущее состояние планеты . Получено 15 февраля 2018 г. с сайта http://blogs.ei.columbia.edu/2012/04/27/population-consuming-and-the-future/

Goodwin, N., Nelson, J., Ackerman, F ., & Weisskopf, T. (2008, январь). Потребление и потребительское общество . Получено 19 февраля 2018 г. с веб-сайта http://www.ase.tufts.edu/gdae/education_materials/modules/Consuming_and_the_Consumer_Society.pdf

Грейси Ф. и Мун Д. (2012, 7 октября). Ценим нашу одежду: доказательная база . Получено 19 февраля 2018 г. с сайта http://www.wrap.org.uk/sites/files/wrap/10.7.12%20VOC-%20FINAL.pdf

Gutierrez, L. (2010, октябрь). Получено 19 февраля 2018 г. из PelicanWeb Journal of Sustainable Development: http://www.pelicanweb.org/solisustv06n10page1supp3.html

Holling, C. (2001, август). Понимание сложности экономических, экологических и социальных систем. EcoSystems, 4 (5), 390-405. DOI: 10.1007 / s10021-001-0101-5

iSixSigma. (нет данных). 8 Отходы бережливого производства . Получено 20 февраля 2018 г. с сайта https://www.isixsigma.com/dictionary/8-wastes-of-lean/

Купсала, Х. (2013). Экоэффективная теория моды: как реализовать концепцию «от колыбели до колыбели» в моде и дизайне одежды. Университет Лапландии.

Лю Дж., Дитц Т., Карпентер С., Альберти М., Фолке К. и Моран Э. (2007, 14 сентября). Сложность связанных систем человека и природы . DOI: 10.1126 / science.1144004

Майя, Л., Алвес, А., и Леао, К. (2013). Устойчивая рабочая среда с бережливым производством в текстильной и швейной промышленности. Международный журнал промышленной инженерии и менеджмента, 4 (3), 183-190.

Марино А. и Парисо П. (2016 г., май). От линейной экономики к круговой экономике: повестка дня. Международный журнал исследований в области экономики и социальных наук, 6 (5), 270-281.

Макальфин Д. (10 сентября 2014 г.). Население США и его влияние на окружающую среду: почему сдерживания душевого потребления недостаточно . Получено 15 февраля 2018 г. с сайта Progressives for Immigration Reform: http://progressivesforimmigrationreform.org/publication/us-population-and-its-impact-on-the-environment-why-curbing-per-capita-consuming-is- недостаточно /

Маколи, И. (2007, февраль). Поведенческая экономика и государственная политика: некоторые идеи .Получено 9 февраля 2018 г. с сайта http://www.ianmcauley.com/academic/bepubpol.pdf

Rosa, A. (2016). Циркулярная экономика в швейной промышленности: вызовы и стратегии. KTH Промышленная инженерия и менеджмент.

Ридберг, А. (2016). Бизнес-модели замкнутой экономики в швейной промышленности. Уппсальский университет, факультет наук о Земле.

Сандвик И. (2017). Применение круговой экономики в индустрии моды в Скандинавии посредством переработки текстиля в текстиль.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *