Дизайнер джонатан андерсон: Джонатан Андерсон: биография и карьера. Профессиональная и личная жизнь Джонатана Андерсона | Buro247

Содержание

очередная сенсация в мире моды и дизайна • Интерьер+Дизайн

Джонатан Андерсон создал интерьерную коллекцию. Презентация Marquetry in Leather («Маркетри из кожи») — дебют в мебельном дизайне невероятно популярного молодого фэшн-дизайнера, арт-директора компании Loewe и сенсация Миланской недели дизайна.

27-летний ирландец у всех на устах, его любят и погруженные в перепитии современной моды эстеты и подростки-агломаны по всему миру. Головокружительный взлет карьеры «маленького принца» cлучился в начале 2010-х, когда макрогигант концерн LVMH купил акции его небольшого дома J.W.Anderson и пригласил талантливого владельца на пост арт-директора Loewe. Loewe — компания, основанная в 1846 году. Испанский бренд, специализирующийся на производстве одежды, выпускает также аксессуары и парфюмерию и входит сегодня в состав LVMH. Широкую популярность он приобрел в 2013-м, в связи с выпуском капсульных коллекций от Пенелопы и Моники Крус. В 2013 году Джонатан Андерсон стал ее креативным директором.

 

Дизайнер Джонатан Уильямсон Андерсон. В настоящее время занимается сразу двумя брендами J.W. Anderson, и домом Loewe.

Коллекция Marquetry in Leather — мебель, украшенная фрагментами крашеной кожи. Главным источником вдохновения Андерсон назвал коллекцию мастерской Omega и предприятия ремесленников, окружавших  группу лондонских интеллектуалов из Блумсбери. В коллекцию Андерсона вошли шесть предметов с ярким стилизованным декором. Горы, луна, тюльпаны, фантастические рыбки, волны — цветная геометрия покрывает коробки для сигар и стулья в стиле архитектора Бэлли Скотта. В общем мебель получилась безупречно эстетская — ширмы и столы из дуба издали выглядят как декоративные панно, вблизи самый придирчивый взгляд будет удовлетворен: кусочки кожи идеально подогнаны друг к другу, как в дорогом костюме.      

Столешница Rock valley. Стол Rock Valley. Ширма Koi. Cтул из колл. Marquetry in Leather.

Кресло Woven. Светильники Koi, Tulip, Lily of the Valley. Коробки для сигар Wave. Коробка для сигар Wave.

Интервью с дизайнером | Коллекция UNIQLO and JW ANDERSON Осень—Зима 2021

Джонатан Андерсон о вдохновении, стиле и Кролике Питере в коллекции Осень—Зима 2021.

Джонатан, что стало вдохновением для новой осенне-зимней коллекции? Какую идею вы хотели донести до тех, кто будет ее носить?

В этой коллекции я стремился воплотить дух осени и создать нечто особенное, напоминающее об отдыхе за городом в Британии. Я хотел, чтобы новая одежда была такой же комфортной и уютной, как самые любимые вещи в вашем гардеробе, которые хочется надевать снова и снова.

Какие цвета преобладают в коллекции и почему вы выбрали именно их?

Мне нравится миксовать цвета и узоры. Думаю, сочетание традиционной клетки «тартан» и теплых оттенков создает по-настоящему осеннее настроение в этой коллекции.

В новой коллекции представлены принты с персонажем детских книг – Кроликом Питером. Почему вы решили сделать его частью коллекции? Это связано с личными воспоминаниями?

Книги Беатрис Поттер были первыми, которые появились у меня в детстве. Это больше, чем просто сказки – это часть британской культуры. Поттер стала настоящим первопроходцем в написании сказочных историй, а ее произведения с годами обрели статус культовых. Поэтому мне захотелось сделать Кролика Питера одним из главных героев нашей новой коллаборации с UNIQLO.

В этой коллекции представлено несколько моделей в стиле университетских спортивных команд. Почему вы выбрали именно этот стиль?

Мы использовали спортивные мотивы и университетский стиль в нескольких коллекциях JW Anderson. Знаете, мой отец был регбистом и тренером. Мой брат тоже играл в регби. Думаю, спортивный дух – это часть моей семьи, и мне хотелось передать это настроение в новой коллекции.

В ваших коллекциях всегда представлены совершенно очаровательные носки. Почему? И носите ли вы яркие носки в обычной жизни?

Я обожаю аксессуары! Будь то сумка, шарф или носки. Для меня это детали, которые помогают завершить образ и придать ему особый шик.

Какие самые теплые воспоминания о зимних праздниках у вас сохранились?

Помню, когда я был ребенком, родители сделали игрушечный супермаркет, в котором продавались разные «товары» из пластмассы. Он назывался «Магазин Андерсонов».

Как вы думаете, что самое главное в создании одежды в концепции LifeWear (Одежды для жизни)? Что изменилось за время пандемии, а что осталось прежним?

Когда речь идет об одежде для жизни, я думаю о вещах, неподвластных времени и сиюминутным модным трендам. И об одежде, которая может быть стильной и удобной одновременно. А значит, ее приятно носить в повседневной жизни.

JW Anderson история бренда. Кто основал JW Anderson, экспериментальные коллекции молодого дизайнера

30 августа 2019 в 12:00

Рассказываем о том, как экспериментальные коллекции молодого дизайнера нашли коммерческий успех и проложили дорогу к ещё более масштабным работам

JW Anderson

Дата создания: 2008

Штаб-квартира: Лондон, Англия

Основатель: Джонатан Андерсон

Коллекции Джонатана Андерсона по-детскому непослушные — яркие и постоянно нарушающие какие-то нормы, но при этом идеально продолжающие общую тенденцию моды. Они отклоняются от молодёжной поп-культуры ровно настолько, чтобы сделать её богаче и интереснее, а не выпасть за её пределы. Это позволило Джонатану в считанные годы прорваться в высшие эшелоны модной индустрии — помимо своего бренда, JW Anderson, он работает креативным директором в Loewe и сотрудничает с Versace, Uniqlo, Topshop, Converse, M/M Paris и другими. Вот как это получилось.

Ранние годы

Джонатан Андерсон родился в Северной Ирландии, в округе города Лондондерри, который большинство зовут просто «Дерри». Детство, проведённое в сельской местности, не помешало развить интерес к миру в широком смысле слова — во многом благодаря отцу, который был профессиональным регбистом и после матчей привозил всевозможные сувениры из других стран. Также Джонатан часто бывал на Ибице, где у родителей был дом — по его словам, контраст между двумя локациями сильно повлиял на творчество в качестве дизайнера.

Джонатан Андерсон, основатель бренда JW Anderson

Живописное в личном плане детство выпало на сложный для родины период. Сторонники независимости Северной Ирландии от Великобритании вели борьбу жестокими методами, вплоть до терактов. «Заминированные машины и взрывы в городе. Это было ужасно и очень сбивало с толку. В то же время это закалило мой характер. Теперь я ничего не принимаю как должное и знаю, что жизнь похожа на фитиль» — сказал Джонатан в интервью для The Guardian.

Интерес к моде у Джонатана сформировался после просмотра MTV и чтения журналов, но в 18 лет он больше хотел стать актёром — и отправился для этого в Вашингтон, США. Прослушивание в Джульярдскую школу прошло неудачно. Джонатан оставил актёрские амбиции и уехал в Дублин, где устроился продавцом в магазине Brown Thomas. Встреча с Мануэлой Павеси, правой рукой Миучча Прады, вдохновила Джонатана на переезд в Лондон и поступление в Лондонский колледж моды.

Джонатан Андерсон и Мануэла Павеси, вдохновившая дизайнера в начале карьеры

В Лондоне Джонатан Андерсон работал визуальным мерчендайзером в магазинах Harrods и Prada — под руководством Мануэлы Павеси. «У неё был лучший вкус, и она никогда не шла на компромисс. Когда я захотел стать дизайнером, я хотел быть ей. Работать так, как она — творчески, но в контексте коммерции» — вспоминает Андерсон.

Запуск JW Anderson

В 2008 году Джонатан Андерсон показал первую коллекцию под своей маркой — пока вне официального расписания недели моды. Однако его усилия были замечены, и коллекции Fall/Winter 2009 и Spring/Summer 2010 прошли в рамках официального календаря Лондонской недели моды благодаря фонду Fashion East, поддерживающему молодых британских талантов. В мужских коллекциях Джонатан практически полностью отказался от гендерных рамок, используя детали и силуэты, чаще ассоциирующиеся с женскими вещами. И если в Европе это не дало мгновенного результата, то в Азии — Японии, Корее и Сингапуре — Андерсон собрал целый культ поклонников. Вскоре это помешательство распространилась на Европу и Америку.

«Я не люблю слишком задумываться о том, что ношу сам»

Британский дизайнер рассказал нам о новой коллекции Uniqlo и JW Anderson, своих буднях во время локдауна и том, какие вещи из коллаборации он будет с удовольствием носить сам

Японский бренд Uniqlo вновь разработал вместе с британским дизайнером Джонатаном Андерсоном, креативным директором JW Anderson и Loewe, капсульную весенне-летнюю коллекцию, оценить которую можно будет уже с завтрашнего дня.
В нее вошли базовые предметы гардероба из традиционных материалов — льна и хлопка, — украшенные яркой цветочной вышивкой, оборками и декоративной строчкой, как у одеял. Мы попросили Джонатана рассказать нам, почему он выбрал такую нежную цветовую палитру, как пережил карантин и какие вещи Uniqlo х JW Anderson будет носить сам.

Что вдохновило вас на создание этой коллекции и какое послание вы хотели бы донести до тех, кто будет носить вещи из нее?

Джонатан: В начале пандемии я оказался счастливчиком, имевшим возможность проводить время на свежем воздухе и в своем саду в Лондоне. Создавая эту коллекцию, я размышлял о вдохновении, которое испытываешь во время новых начинаний, и об идее весны и обновления.

Как вы разрабатывали цветовую палитру? Какое ее общее настроение?

Джонатан: Цвета призваны отразить идеи природы и земли, а также прочувствовать легкость, мягкость. Я хотел, чтобы общее настроение было успокаивающим, связанным с ощущением весны и оптимизма, так что выбирал для вещей цвета, приятные глазу. Uniqlo и JW Anderson

Почему вы решили использовать вышивку в этом сезоне?

Джонатан: Я большой сторонник ремесел и ручной работы, и мне нужен был способ выразить эту приверженность в коллекции. Швы, как у одеял, создают такое впечатление, будто одежда была сделана много поколений назад вашими родственниками, а вышивка похожа на рукоделие, автором которого, возможно, стала ваша бабушка. Во время пандемии многие люди занялись ремеслами, и я подумал, что добавление вышивки в коллекцию — хороший способ это отразить.

Uniqlo и JW Anderson Uniqlo и JW Anderson

В коллекции есть действительно отличные вещи, от платьев до оверсайз-рубашек. Как вы выбирали силуэты?

Джонатан: Силуэты, с которыми мы работали в этом сезоне, соотносились с избранной цветовой палитрой; они помогли создать вещи для спокойного, основательного, удобного гардероба. Но все же в них есть что-то и от JW Anderson: крой некоторых вещей во многом является частью ДНК моего бренда, которым хотелось бы поделиться с Uniqlo в рамках сотрудничества.

Как бы вы хотели, чтобы люди чувствовали себя в этих вещах?

Джонатан: Сейчас я больше, чем когда-либо, думаю о том, остаетесь ли вы дома или снова возвращаетесь к прежней повседневной жизни. Я просто хочу, чтобы люди чувствовали себя хорошо в этой одежде. Ощущали себя уверенно независимо от того, как и с чем они ее носят; независимо от гендера и идентичности. Комфортно, счастливо и уверенно. Uniqlo и JW Anderson

Какая ваша любимая вещь в этой коллекции?

Джонатан: Обожаю футболки Uniqlo. Я живу в них и джемперах бренда. В коллекции мне очень нравятся футболки с прострочкой, как у одеял. Они сохраняют базовый крой, который делает их универсальными, что для меня является ключевым моментом. Мне нравится работать в моде, и я днями напролет смотрю на одежду и придумываю ее.

 Из-за этого я не люблю слишком задумываться о том, что ношу сам. Uniqlo и JW Anderson

Чем вы занимались во время локдауна? Как он повлиял на ваш дизайн и работу?

Джонатан: Я стал много работать дома, как и большинство людей. Это условие — некий вызов, но я сотрудничаю с невероятными командами. Мы использовали все доступные технические решения, чтобы продолжать создавать коллекции. Например, проводили примерку через Zoom и отправляли сэмплы курьерскими службами. Делали все возможное для выполнения поставленных задач. С творческой точки зрения было печально не иметь возможность выйти за пределы дома, но я черпал вдохновение в искусстве, в интернете и в повседневной жизни.


Источник фотографий: IMAxtree, пресс-службы

Основатель марки J.W. Anderson и креативный директор Loewe выступил в Школе

20 ноября в Британской высшей школе дизайна состоялся public talk с участием Джонатана Андерсона — основателя марки одежды J. W. Anderson и креативного директора модной марки Loewe. Встреча с британским дизайнером была организована порталом Buro 24/7, а модератором мероприятия выступила Мирослава Дума.

Дебютная коллекция бренда J.W. Anderson впервые увидела свет в 2007 г., и это была коллекция мужской одежды. Женская появилась только спустя три года, но тоже сразу завоевала сердца модного британского истеблишмента. Сейчас Джонатан Андерсон является одним из самых перспективных британских дизайнеров новой формации. В 2014 г. Британский совет моды назвал его лучшим мужским дизайнером уходящего года, а в 2013 г. концерн LVHM приобрел пакет акций J.W. Anderson и назначил Джонатана креативным директором испанского модного дома Loewe.

Это был первый визит знаменитого дизайнера в Москву и Британскую высшую школу дизайна. Судя по количеству собравшихся поклонников, его творчество известно далеко за пределами туманного Альбиона. Во время интервью Джонатан рассказал о том, как недавнему выпускнику Лондонского колледжа моды удалось построить свой бренд и найти верный баланс между авангардом и коммерцией.

Рассуждая на тему прибыльности и востребованности на рынке, он отметил, что времена, когда мода была исключительно формой самовыражения, прошли. Теперь это серьезный и ответственный бизнес, порой довольно жесткий, агрессивный, не терпящий слабости и конкуренции. Скорость поглощения информации в современном мире поражает воображение. Поэтому приходится очень быстро реагировать на все изменения, происходящие в моде. Потребителей необходимо постоянно удивлять и не давать им скучать. Только так можно удержать их внимание и, как следствие, сохранить приверженность той или иной марке.

Стандартные маркетинговые механизмы, к которым все привыкли, в условиях кризиса и современных реалиях перестают работать, поэтому на первый план выходят все более изощренные каналы коммуникации. Как ни странно, но Instagram на сегодняшний день – один из мощнейших инструментов в маркетинге, при помощи которого можно продвигать бренды и завоевывать целевую аудиторию в сегменте fashion. Из прикладного увлечения эта соцсеть давно превратилась в двигатель модной индустрии. Есть сотни примеров успешного запуска проектов и брендов посредством Instagram.

Визитной карточкой Андерсона стал кросс-гендерный подход, повлиявший на становление его уникального «почерка». Заработав славу fashion-провокатора из-за скандального показа в 2013 г., дизайнер продолжает тему гендерной унификации и в последующих работах. По признанию автора, его самого нисколько не смутили предложенные для подиума образы; он до сих пор искренне недоумевает по поводу разгоревшихся несколько лет назад споров и нападок на коллекцию. Джонатан и в дальнейшем играючи перемешивает мужские и женские предметы гардероба, делая различия лишь в размерной сетке вещей. Но эпатаж в данном случае вовсе не самоцель, а скорее способ достучаться до чопорных критиков и сделать яркое, запоминающееся шоу.

Как уже было отмечено, мода – это сложный бизнес, включающий десятки совершенно разных по своей сути этапов, начиная от идеи, которую дизайнер пытается препарировать кончиком карандаша, и заканчивая логистическими схемами, обеспечивающими бесперебойную поставку одежды в различные уголки земного шара. Когда люди осознают весь масштаб подобных цепочек, у них всё реже возникает вопрос, почему дизайнерская футболка, сделанная на европейских мощностях, стоит 100 фунтов, а не 5. Будучи перфекционистом по натуре, Джонатан Андерсон стремится полностью контролировать процесс выбора тканей и пошива, сосредотачивая производство именно в Европе, где все еще чтят традиции и преклоняются перед качеством. В настоящее время одежда J.W. Anderson производится на нескольких европейских фабриках, а общее число персонала, работающего на бренд, достигает примерно 1600 человек.

Но одно дело — руководить собственным брендом, и совсем другое — разрабатывать коллекции для модного дома, основанного в 1846 г. и насчитывающего более 150 бутиков в 35 странах мира. С приходом Джонатана Андерсона в качестве креативного директора, марка Loewe фактически пережила второе рождение, сбросив личину скучного мадридского дома с многолетней историей. Теперь это яркий, узнаваемый бренд с четким позиционированием и сложившимся имиджем. Джонатан очень бережно обошелся с наследием Loewe, вдохнув новую жизнь в роскошные аксессуары из кожи (которыми в первую очередь была знаменита марка) и одежду pret-a-porter.

На протяжении всей беседы аудиторию не покидало ощущение, что перед ними выступает не знаменитый дизайнер, а хорошо знакомый приятель – настолько легко и непринужденно Джонатан отвечал на вопросы и затрагивал самые различные аспекты, связанные не только с его творчеством, но и жизнью в целом.

Ремесло станет фундаментом в дизайне, говорит Джонатан Андерсон

Image

Ремесло станет фундаментом в дизайне, говорит Джонатан Андерсон

По словам Джонатана Андерсона, модельера и основателя Loewe Craft Prize, реакция на «нереальность» цифровых технологий привела к повышенному интересу к дизайнерскому ремеслу.

Андерсон — основатель британского модного бренда JW Anderson и креативный директор испанского дома моды Loewe — сказал, что предметы ручной работы в настоящее время испытывают огромный всплеск популярности, что отрицательно сказывается на доминировании мобильных телефонов и других цифровых устройств.

«Мы находимся в данный момент, когда мы пытаемся стать более тактильными, мы на самом деле хотим больше прикосновений», — сказал дизайнер Dezeen. «Мы живем в такой период нереальности, мы общаемся по электронной почте весь день, у нас есть свидания через социальные сети — это очень телевизионная связь с образами».

Image

Дизайнер Джонатан Андерсон утверждает, что ремесло переживает огромное возрождение, поэтому он учредил приз Loewe Craft Prize

Андерсон, родившийся в Северной Ирландии, утверждал, что это возрождение является причиной, по которой он учредил ежегодную премию Loewe Craft Prize — конкурс, отмечающий лучшие образцы искусства и дизайнерского мастерства со всего мира.

«Призы возникают из-за того, чего не хватает, и для меня это общий консенсус людей, желающих понять создание и мастерство чего-либо», — сказал он. «Они хотят усиливать свои чувства».

Дизайнер также считает, что эта тенденция будет продолжаться, поскольку индустрия дизайна стремится стать более устойчивой, а потребители начинают отдавать предпочтение объектам, которые предназначены для длительного использования, а не для одноразового использования.

«Мы начинаем становиться более моральными как потребители, поэтому я думаю, что ремесло станет фундаментальным», сказал он.

«Лучше иметь четыре кружки, которые не являются просто белыми кружками с главной улицы, и лучше знать производителя».

Image

В этом году наградой Loewe Craft Prize являются 30 финалистов, включая Кристофера Курца, который создает скульптурные изделия из дерева.

Андерсон учредил приз Loewe Craft Prize в 2016 году — вслед за рядом других новых призов, ярмарок и выставок, посвященных ремеслам, в том числе женской премией часовых ремесел, учрежденной в прошлом году, и выставкой Collect, которая состоится в конце этого месяца.

«Когда я впервые присоединился к Loewe четыре года назад, у меня появилась идея учредить приз за ремесло, потому что я собирал ремесло более 10 лет, и я хотел создать платформу, которая демонстрирует ремесло во всем мире», — сказал Андерсон Dezeen.

«Современное искусство имеет такую ​​большую экспозицию, и я действительно не вижу разницы между ними», — продолжил он. «Я хотел поднять профиль ремесла и заставить людей говорить об идее создания».

Image

Среди других финалистов Джулиан Уоттс, чьи работы включают эту деревянную скамейку

Второе издание конкурса привлекло более 1900 заявок из 75 стран. Из них коллегия судей, включая дизайнера Патрицию Уркиолу и директора Музея дизайна Деяна Суджича, отобрала 30 финалистов, которые различаются по практике.

Кристофер Курц и Джулиан Уоттс создают скульптурные изделия из дерева, в то время как японский художник Арко фокусируется на древних методах плетения корзин.

По словам Андерсона, общая тема в этом году была в форме сосудов. Он также отметил возрождение популярности керамики.

«Когда вы смотрите на лакированную работу, керамику и плетение, возникает мысль о форме сосуда», — сказал он.

«В этом году большое внимание уделяется керамике», — продолжил он. «Я собирал керамику в течение многих лет, и я видел огромный сдвиг в их заинтересованности. Кажется, что теперь, если у вас есть Ротко, вам нужен керамический шар, чтобы идти перед ним».

Image

Все 30 работ финалистов, включая эту настенную подвеску японского художника Арко, будут выставлены в Музее дизайна.

Джонатан Андерсон – новая надежда мужской моды

Имя Джонатана Андерсона еще не привлекло внимания широкой общественности. Обласканный критиками и завоевавший сравнительно небольшую лояльную аудиторию тридцатилетний ирландский дизайнер пока только идет к своей славе, но делает это с завидной уверенностью, постоянно ускоряя темп. С тех пор, как в 2008 году Андерсон, окончив Колледж моды Лондонского университета искусств, выпустил свою первую коллекцию, он успел пройти стажировку в Prada, поработать с Versus и Loewe, сделать капсульную коллекцию для Topshop и развить свой собственный бренд J.W.Anderson, часть акций которого недавно была выкуплена конгломератом LVMH. После этого даже заядлым скептикам стало понятно, что молодой талант настроен всерьез и пришел в моду надолго.

Уникальность Андерсона состоит в том, что ему на редкость умело и удачно удается сочетать создание интересных, но абсолютно коммерческих вещей со смелыми экспериментами в авангардном дизайне. Четко видя границы одного и другого, он умудряется выпускать одну за другой успешные коллекции для Loewe (бренда, который иногда называют испанским Hermes), не теряя остроты и свежести взгляда при работе над своими собственными коллекциями. При этом, экспериментируя, он всегда хорошо знает, где стоит остановиться – значительная часть уже отшитых вещей J.W.Anderson так и остается висеть в шоу-руме, не доходя даже до показов, не говоря уж о массовом производстве. Какие-то из них потом послужат основой и источником идей для следующих коллекций, какие-то так и останутся сэмплами, предметом исследования для будущих историков моды. На суд публики перфекционист Андерсон выносит только лучшее из лучшего, никогда не идя на компромиссы ни с самим собой, ни с модной индустрией. Его творчество нельзя назвать полностью оригинальным – в нем часто заметно влияние, например, идей Рэй Кавакубо и Рафа Симонса. Но именно то, как Андерсон перерабатывает и переосмысляет их, добавляя собственное видение и накладывая свой уникальный отпечаток, превращает конечный результат из постмодерного нагромождения идей в зрелую самостоятельную современную моду.

Если пытаться в нескольких словах охарактеризовать эстетику бренда, этими словами, безусловно, будут андрогинность и переосмысление гендерных стереотипов. Традиционные взгляды на мужское и женское, их взаимоотношение и изменения, по признанию самого Андерсона, всегда играли важную роль в его творчестве, являясь основой всех дальнейших экспериментов. Это задает направление его развития, формирует эстетику коллекций и составляет ДНК бренда. Именно это сделало Джонатана Андерсона революционером и главной надеждой современной мужской моды. Его женские коллекции представляют собой как раз то, чего стоит ожидать от молодого британского дизайнера и выпускника Лондонского университета искусств – они смелы, эклектичны, насыщены идеями и пользуются непреходящей популярностью у авангардных модниц.

С мужской же одеждой все значительно серьезнее – здесь смешивание маскулинного и феминного выходит на совершенно новый, качественно иной уровень. По сути, женские элементы в мужском гардеробе не являются чем-то новым. Примеров такого сочетания полно, тут можно вспомнить и вычурный, подчеркнуто женственный стиль Мика Джаггера и Дэвида Боуи, и богатое разнообразное наследие ЛГБТ-культуры, и всю тусовку Майкла Элига. Но мужская одежда Андерсона не об этом – она не призвана шокировать, не является инструментом протеста и имеет слабое отношение к гомоэротике, потому что неэротична в принципе. Она далеко не всегда выглядит красиво в общепринятом понимании этого слова, о показе весенне-летней коллекции 2015 года модный критик Александр Фури писал: «Вообразите, что Гарольд и Мод поменялись одеждой, и у вас появится представление об этой коллекции».

Эстетика Андерсона – эстетика эмансипации, раскрепощения и освобождения от табу. Не так давно, в первой половине ХХ века, в некоторых европейских странах женщину могли арестовать за ношение брюк, и ситуация по-настоящему изменилась только в 60-х годах, с распространением идей феминизма. Именно тогда Ив Сен Лоран создал свой знаменитый смокинг, и вдруг оказалось, что мужская одежда на женщинах может выглядеть привлекательно. Сейчас пришло время мужчин освобождаться от своих, куда менее очевидных, социальных пут. За последнее время о кризисе мужской моды, погрязшей в классической традиции, тренчах, костюмах-тройках и функциональной одежде, не высказался только ленивый. На мысли, что так дальше нельзя, сошлись, наверное, уже все. И оказалось, что очевидная, даже наивная, казалось бы, идея заимствования элементов одежды противоположного пола, талантливо осмысленная и переработанная, здесь неожиданно срабатывает лучше, чем можно предположить. Конечно, мужские вещи J.W.Anderson еще нескоро появятся в большом количестве на улицах и станут образцами для неутомимых дизайнеров масс-маркета, но на это никто особо и не рассчитывает. Эта эстетика нацелена на будущее, она все еще не сформирована до конца и ее развитие только начинается. Но перспективы этого развития выглядят очень хорошо.

Попытки кардинально обновить одежду для мужчин осуществлялись и раньше, но сейчас, видимо, процесс набрал настоящий размах. И Андерсону, видимо, суждено стать одним из главных вершителей этой революции. Его уникальное умение творчески переосмыслять сделанное раньше, помноженное на талант и готовность к экспериментам и приложенное к делу деконструкции гендерных стереотипов, идеально вписалось в дух времени. Тем приятнее осознавать, что, будучи двигателем прогресса, он еще и успешен коммерчески. Инвестиции от LVMH, работа на известные компании, одновременный рост прибыли и популярности, заимствования в коллекциях молодых брендов (таких как Agi & Sam или MAN) лишний раз потдверждают этот факт. Пока Джонатан Андерсон растет и развивается, нам остается наблюдать и наслаждаться – впереди наверняка ждет еще много интересного!

Автор статьи: Yarik Somewho

Комментарии

Джонатан Андерсон | BoF 500

Один из самых известных британских дизайнеров в отрасли, Джонатан Андерсон — креативный директор одноименного Дж. В. Андерсон — во всем мире считается весьма оригинальным талантом. С момента назначения в 2013 году креативным директором испанского элитного дома Loewe он продемонстрировал более изысканный подход к своей идиосинкразической эстетике и в 2015 году был удостоен награды «Дизайнер года женской и мужской одежды» на British Fashion Awards, впервые представив кого-либо. с обеими наградами в тандеме.

Изначально Андерсон продолжал карьеру актера в Театре-студии в Вашингтоне, округ Колумбия. Интерес к дизайну костюмов привел к тому, что уроженец Северной Ирландии получил степень в области дизайна мужской одежды в Институте дизайна мужской одежды. Лондонский колледж моды , которую он окончил в 2005 году. Проработав визуальным мерчендайзером в компании Prada под руководством Миучча Прада Правая рука Мануэла Павеси Андерсон начал свою карьеру в качестве дизайнера мужской одежды в 2008 году.

Он был быстро выделен как «тот, на кого стоит смотреть», и получил спонсорскую поддержку от Британский совет моды ‘В 2010 году и представил свою первую подиумную коллекцию на Лондонской неделе моды, завоевав репутацию благодаря спонсируемым коллекциям, созданным для Topman. По просьбе фанатов Андерсон также запустил капсульную коллекцию женской одежды в начале 2010 года, которая сразу же получила признание критиков и коммерческий успех, а также обеспечила ему второе спонсорство NewGen.

В сентябре 2012 года Андерсон сотрудничал с гигантом торговой улицы Topshop над коллекцией одежды и аксессуаров ограниченным тиражом, которая была распродана в течение нескольких часов после запуска. Андерсон выпустил вторую коллекцию для Topshop в феврале 2013 года, а в июне 2013 года представил свою первую коллекцию диффузной линии Versace Versus.

В сентябре 2013 года LVMH приобрела миноритарный пакет акций JW Anderson и наняла Андерсона, чтобы он возглавил Loewe, бренд, принадлежащий LVMH, расположенный в Мадриде и наиболее известный своими изделиями из кожи.

Андерсон также был отмечен Британским советом моды наградами «Emerging Talent, Ready-to-Wear» в 2012 г., «The New Establishment Award» в 2013 г., «Дизайнер мужской одежды года» в 2014 г., «Бренд мужской одежды года». и «Бренд года женской одежды» в 2015 году, «Дизайнер аксессуаров года» и «Британский дизайнер года — женская одежда» в 2017 году. В 2015 году он стал постоянным членом жюри премии LVMH, а в 2019 году назначен попечителем Музея Виктории и Альберта премьер-министром Великобритании Терезой Мэй.

JW Anderson News, Коллекции, Показы мод, Обзоры Недели моды и многое другое

Джонатан Уильям Андерсон совершил прорыв в феврале 2011 года в Лондоне, когда он продемонстрировал модный шелковый пижамный костюм с узором пейсли, увенчанный белым резиновым воротником для канцелярских служащих. центральный элемент его женской коллекции осень 2011 года. Тогда ему было 26 лет, и этот северный ирландец был всего лишь молодым деревцем, и все же ему удалось поразить опытных модных редакторов своим сверхъестественным даром предвидения: оказалось, что Пейсли в тот сезон будет появляться повсюду в коллекциях таких домов, как Preen by Торнтон Брегацци, Этро и могучий Баленсиага.

Считается, что этот узор в виде кружащихся слезинок возник в Персии, а затем появился на женских шалях викторианской эпохи и, в конечном итоге, в психоделических кафтанах и куртках Неру 60-х годов Swinging, но свое название он получил от города Пейсли. в западной центральной части Шотландии. Так что, возможно, не было ничего удивительного, что он стал повторяющимся мотивом среди извращенно измененных икон британского наследия, которыми Андерсон торгует.

Другие элементы англо-ностальгии, которые Андерсон переработал для своего J.Бренд W.Anderson включает вязаные изделия Aran, тартаны, охотничий твид и клетку в ломаную клетку. Следуя освященной веками традиции Вивьен Вествуд и других пионеров панк-дизайна, он поразительным образом анализирует и собирает эти классические материалы. Весной 2012 года он наложил мужскую рубашку из хлопка в полоску на кожаную байкерскую куртку и сшил мешанину вместе с кожаной вышивкой. Что отличает ансамбли Андерсона, так это их необычный коллаж: в его одежде «достаточно необычности, чтобы сделать ее желанной», сообщает Vogue. ком написал.

Точно так же, как он колеблется между традиционным и авангардным, Андерсон, который начал разработку мужской одежды в 2008 году и вскоре перешел на женскую одежду, любит размывать грань между мужским и женским, создавая образы сорванцов, подходящие для обоих полов. Его игривые наряды снискали ему восторженные поклонники среди молодых законодателей моды, таких как Алекса Чанг, а также заключили престижные соглашения о сотрудничестве с такими ориентированными на молодежь лейблами, как Topshop и Versus Versace.

В сознании Джонатана Андерсона, творческого энциклопедиста моды

Написано Фионой Синклер Скотт Лондон

Мода — это творческий танец между практическим дизайном и концептуальным мышлением.Успех приходит, когда танец настолько увлекательный, что люди не могут отвести взгляд.

Джонатан Андерсон хорошо это понимает, и в результате на протяжении многих лет он получил высокую оценку критиков и преданных фанатов.

Выступая в качестве креативного руководителя двух брендов — испанского дома Loewe и собственного лондонского лейбла JW Anderson — североирландский дизайнер определил свои творческие поиски через сотрудничество и курирование.

«Я способствующий. Я нахожусь в привилегированном положении, чтобы пролить свет на то, что делают другие», — говорит он о своей роли креативного директора во время интервью в штаб-квартире JW Anderson в Лондоне.

Смотреть сейчас: в сознании Джонатана Андерсона, творческого энциклопедиста моды

Представляя последнюю коллекцию Дж. В. Андерсона без традиционного показа на подиуме, из-за продолжающейся пандемии он вместо этого разослал потенциальным гостям интерактивный буклет с фотографиями моделей в различные новые образы, которые можно было вырезать и с которыми можно было поиграть. Это было хитроумно, непринужденно и напоминало о том, что мода — это, в конечном счете, создание вещей.

Андерсон коллекционирует предметы и с энтузиазмом поддерживает ремесленников и производителей посредством выставок и инициатив, таких как Loewe Craft Prize («Ремесло — это одна из основ творчества», — говорит он).Он также является творческим энциклопедистом, который с радостью перемещается между высокоуровневыми и мейнстримовыми влияниями, со ссылками на историю искусства и поп-культуру.

В «Непослушных телах», выставке 2017 года, которую он курировал в музее Барбары Хепворт в Уэйкфилде, Англия, Андерсон объединил высокое искусство и моду: фигуративные скульптуры Генри Мура и Луизы Буржуа стояли рядом с модой из архивов Жана Поля Готье и Рей Кавакубо. В то время он сказал, что диалог этих двух персонажей, разговаривающих друг с другом, вызывает «волнение».«

В последние годы Андерсон сотрудничал с рядом брендов, от доступного Topshop, Uniqlo и Converse до роскошного дома Versace. Возникает очевидный вопрос: как ему удается поддерживать так много проектов прямо в своем? head?

Он признает, что у него низкий порог скуки и процветание под давлением. Он описывает свое творчество сети влияний как карту разума — такую, с которой он работал в школе в детстве.

«Для меня это все о ментальных картах.Я сижу в центре его как «глаз», как куратор, и (исходящие наружу) от этого являются вспомогательные проекты: есть Loewe, есть Moncler, есть JW Anderson, есть Uniqlo », — говорит он. «Есть сотрудничество с художниками, или может быть музейная ретроспектива … Все они представляют для меня разные вещи (и они) вытаскивают меня из постели по утрам».

Из этих спутников Moncler — его самый новый.

Дж. В. Андерсон для Moncler Genius Кредит: Тайлер Митчелл

Под лозунгом «Один дом — разные голоса» проект Moncler Genius, который впервые был запущен во время Миланской недели моды в феврале 2018 года, отбросил идею назначения единого креативного директора. возглавить модный лейбл.Вместо этого итальянский бренд приглашает разных креативных директоров для создания индивидуальных коллекций, которые выпускаются по скользящему календарю в течение года.

С момента его запуска в нем приняли участие ряд известных дизайнеров, в том числе Пьерпаоло Пиччоли из Valentino, который разработал для бренда две коллекции, прежде чем продолжить. А масштабные иммерсивные витрины проекта, на которых коллекции дизайнеров демонстрируются в уникальной обстановке во время Недели моды в Милане, вызвали ту шумиху, на которую надеялся генеральный директор лейбла Ремо Руффини.

Руффини открыто высказывается об этой стратегии: «Ключевая цель Genius заключалась не в том, чтобы продавать, а в том, чтобы создать ажиотаж вокруг бренда, удивить и рассказать больше о различных взглядах Moncler, а также привлечь новые поколения», — сказал он через электронное письмо.

Коллекция Андерсона для Moncler Genius заняла почетное место в Милане среди шума прошедшей в феврале недели моды. Перенесемся в октябрь, и части теперь доступны для покупки. Совершенно продуманный ход — серия изображений, снятых одним из самых востребованных сегодня фотографов, Тайлером Митчеллом, была размещена в Интернете вместе с раздачей одежды.Игривые, потусторонние фотографии вызвали дополнительное внимание в Instagram — и еще больше шумихи вокруг Moncler.

Витрина Джонатана Андерсона для Moncler Genius в Милане Кредит: Предоставлено Moncler / Cris Fragkou

В коллекции пуховиков, шорт и аксессуаров преданные поклонники Андерсона увидят дань уважения его прошлым работам. По его словам, это было сделано намеренно, и он назвал это своим «раздутым архивом». Пара шорт с рюшами, например, является надутой версией дизайна, который он представил в коллекции JW Anderson осень-зима 2014 (хотя на этот раз с включением трехмерных шипов, похожих на динозавров).

Если рассматривать его коллекцию Moncler как, по сути, небольшую ретроспективу, это может помочь зрителям, которые не могут увидеть причину или представить себе покупателя для таких диковинных дизайнов. Коллекционеры моды — и его самые преданные и богатые поклонники — без сомнения, будут вкладывать средства в изделия, которые варьируются от футболки за 220 фунтов стерлингов (280 долларов США) до черной пуховика в интерпретации дизайнера за 2390 фунтов стерлингов (3000 долларов США).

Образ из новой коллекции Джонатана Андерсона для Moncler Genius.

Moncler, конечно, выиграет от такого внимания, но подобное сотрудничество также поможет Андерсону диверсифицировать потоки доходов и расширить охват его собственной торговой марки.В наши дни такой подход стратегически важен. Потребители хотят более тесных связей с людьми, стоящими за брендами, которым они лояльны.

Но, несмотря на постоянно растущую сферу его творческого влияния, Андерсон не упускал из виду философию, лежащую в основе его интеллект-карты: «создание — это то, что важно, а бренд — на втором месте».

Размышляя о времени, прошедшем с февраля, он добавляет: «Я надеюсь, что мы стали более скромными, что мы действительно хотим слышать истории мастеров.

Человек, превращающий европейскую моду в нечто грубое и реальное

Когда Андерсон был назначен главой Loewe, некоторые задавались вопросом, сможет ли полиморфный нишевый дизайнер, чей единственный опыт, помимо его собственной компании, составлял год или около того в сфере мерчендайзинга в Prada умирающий унаследованный бренд (в то же время справляющийся с внутренней политикой и экономическими реалиями). Но помимо своего бесконечно богатого воображения, Андерсон обладает качеством, которым, кажется, обладают немногие молодые таланты его уровня, особенно те, что находятся в авангарде: голова для бизнес.Вместо того, чтобы раздражать корпоративного хозяина, как это делают другие дизайнеры-отступники — например, Александр Маккуин, — он, кажется, смакует баланс коммерции и культуры; За время своего пребывания в должности Loewe добился значительного роста. «Ни один дизайнер сегодня не может быть полностью оторван от реалий бизнеса. Может, десять лет назад, но не сейчас », — говорит он. «Речь идет о выживании, о том, чтобы оставаться здесь достаточно долго, чтобы сказать все, что вы хотите сказать». Это стремление к практичности вдохновило его последний проект: переделать многие из 111 отдельных магазинов бренда в то, что он называет Casa Loewe, витрину не только для его дизайна, но и для художников, ремесленников и даже цветочных дизайнеров, которыми он восхищается.Этой осенью в Сохо откроется нью-йоркский магазин, но вы можете увидеть результат его последних усилий в трехэтажном флагманском здании Лондона на Бонд-стрит в районе Мейфэр, открывшемся в апреле. Здесь одежда и аксессуары разделяют пространство с красочными вазами с кармашками от японского керамиста Такуро Кувата, столиком Vulcano 2014 года Антеи Гамильтон из дутого стекла и красным знаком остановки Vulcano 2014 года и корзинами, сотканными Хафу Мацумото. Повсюду в магазине видны следы Kettle’s Yard, самопровозглашенного духовного дома Андерсона, Кембриджской галереи, которая когда-то была резиденцией с четырьмя коттеджами коллекционера произведений искусства 20-го века Джима Эде и его жены Хелен (они подарили ее университету в 1966), модель для гибридной домашней и розничной среды. Здесь работы скульпторов Барбары Хепуорт и Генри Мур и художницы Хелен Франкенталер выставлены среди оригинальной мебели Эдеса, а также на чередующихся выставках современных и современных художников.

Но хотя магазины могут отражать вкусы и взгляды Андерсона, сам дизайнер — нет. В наши дни креативные директора часто воплощают свою собственную эстетику — подумайте, например, о причудливом Алессандро Микеле Gucci, — но Андерсон, чья униформа состоит из свободных джинсов и свитера или застегнутого на пуговицы, и его песочно-русые волосы косо, не павлин. .«Я стараюсь одеваться получше, но мне это тяжело», — говорит он. Дома он не выносит присутствия всего, что он сделал. В обоих брендах он сильно полагается на команды, возможно, больше, чем на некоторых дизайнеров; они призваны превратить его постоянный поток вдохновения — например, портретную миниатюру 16-го века, которая воплощена в пуританском воротнике шерстяного пальто или в стиле галстука на белой шелковой блузке — в образы, способные выставить напоказ посадочная полоса. Хотя он хорошо рисует (его дедушка по материнской линии, который работал менеджером в текстильной фирме и собирал фаянсовые изделия, в детстве он заставлял Андерсона и его младшего брата сидеть за кухонным столом, снова и снова рисуя различные чашки и вазы, чтобы научить их объемы и размерность), он видит себя скорее куратором, чем дизайнером.По его словам, его рабочие отношения с Бенджамином Бруно, его давним стилистом, ближе к партнерским. Он может быть единственным дизайнером женской одежды, который начинает с мужской одежды и оттуда адаптирует формы. «Я мужчина, которого привлекают мужчины, — говорит он. «Вот где энергия».

Как отмечает Аманда Харлех, давняя подруга и муза Карла Лагерфельда, при посредничестве посредника Карла Лагерфельда, ему удавалось сохранять острую странность Дж. В. Андерсона в течение сезона, когда он переписывал длинную, трезвую историю Loewe, обтянутую кожей, в историю, одновременно бурную и долговечную. дружба между двумя мужчинами перед смертью Лагерфельда в этом году — «признак редкого гения, интеллекта, который вы видели в Карле, своего рода прожорливости. «

Джонатан Андерсон:« Мы должны освободиться от гендерной одежды »

Роль [модного] дизайнера — отражать то, что происходит в мире», — отмечает Джонатан Андерсон из парижского офиса LOEWE, где он креативный директор. Андерсон, который также является основоположником непочтительного лондонского бренда JW Anderson (W обозначает его второе имя Уильям), номинирован дизайнером года на The Fashion Awards на следующей неделе: Представлено TikTok в знак признания его работают на обоих лейблах.

За последние 18 месяцев энергичный подход Андерсона к устранению противоречий между модой и культурой, изучению того, что мода значит и как она выглядит, не замедлился. С тех пор, как он основал JW Anderson в 2008 году, его подход к женитьбе зачастую на довольно сложной одежде — например, формы воздушных шаров, мужчины в платьях — с его навязчивым интересом к искусству (он учредил премию LOEWE Craft Prize в 2016 году) заставил Андерсона работать более похожим образом. к куратору. «Искусство — это реакция на данный момент, и я думаю, что мода тоже об этом», — говорит он.

Последние семь лет или около того он управлял двумя брендами — с тех пор, как модная группа LVMH инвестировала в JW Anderson и передала ему творческий контроль над LOEWE в 2013 году — и это задача, которую он, похоже, полностью не выполняет. «Это два разных пейзажа, — говорит он. «Я редактирую их … Для меня стало естественным обозначить два разных бренда: на одном есть мое имя, а на другом — нет». Помогает работа между Парижем и Лондоном. «Лондон — это все новое. Париж об установленном.Эта комбинация обостряет то, что я делаю ».

Недавно он пригласил Джиллиан Андерсон в рекламную кампанию LOEWE, одел Дэна Леви для Met Ball, сотрудничал с Юргеном Теллером в серии фотографических проектов, включая фотографа, моделирующего автомобильные шины, записал подкаст с Даниэль Стил, построил JW Anderson коллекции из наследия Оскара Уайльда и сотрудничал с различными начинающими художниками. Кардиган в стиле пэчворк от JW Anderson SS20, который носил Гарри Стайлс, стал сенсацией TikTok, в результате чего Андерсон выпустил его как узор для вязания. Тем временем его хитовая сумка LOEWE Puzzle (которую носят такие люди, как Джулианна Мур и Бейонсе) в настоящее время демонстрируется в V&A. Завтра стартует восьмое сотрудничество Дж. У. Андерсона с Uniqlo, включающее принты кролика Питера, рубашки для регби и клетчатые одеяла.

«Моя работа — в конечном итоге поделиться своими навязчивыми идеями», — объясняет Андерсон. Как он выбирает своих сотрудников? «У них должна быть бескомпромиссная личность», — говорит он. Джиллиан Андерсон и Даниэль Стил, безусловно, таковы.Художники Гилберт и Джордж, с которыми он работал в 2018 году над совместным проектом, аналогичны.

Джиллиан Андерсон для LOEWE

/ Юрген Теллер для LOEWE

Леви из Ditto Schitt’s Creek, которого Андерсон описывает как «вероятно, одного из самых волшебных людей, которых я когда-либо встречал. У него есть способ быть в восторге от вашего возбуждения, что является таким невероятным подарком ». Андерсон, который давно интересуется активистом и квир-художником Дэвидом Войнаровичем, адаптировал свои работы, в том числе F * ck You F *** ot F * cker, 1984, как часть образа. Леви сказал, что пара хотела отпраздновать «квир-любовь и квир-видимость», напомнив людям, что «еще многое предстоит сделать».

Андерсон родился в Северной Ирландии в 1984 году. Сначала он начал актерскую карьеру, которая переросла в интерес к костюму. В конечном итоге он изучал мужскую одежду в Лондонском колледже моды и окончил его в 2005 году. Он продолжил работу в Prada в качестве продавца визуального оформления. быстро выросла как звезда лондонской моды и к 2012 году создавала коллекции для Topshop и Versace Versus.Я вспоминаю, как навещал его в ранние годы в Далстоне, где он сидел в окружении итальянских журналов Vogues, постоянно курил и говорил о том, как быстро он устанет от своих собственных разработок. За кулисами его шоу его разум будет практически танцевать перед вами, когда он будет рассказывать о своих вдохновениях.

Одна из его определяющих ранних коллекций, мужская AW13, была представлена ​​мужчинами в топах-бандо, рюшах и свободных платьях. Андерсон говорит, что в этой ранней работе он целенаправленно не рассматривал «гендерные нарративы». Но я думал, почему мы заставляем людей выбирать, что им надеть? Мы должны освободить идею гардероба! » Его увлекла опережающая идея об общем гардеробе.Недавно он написал: «За последнее десятилетие гендерные правила были нарушены. Молодым людям больше не нужны разделения или четкие границы ». Примечание: сам дизайнер появился в полосатом платье собственного дизайна для журнала Hero.

Дэн Леви на Met Gala

/ Getty Images for The Met Museum /

Выбор Андерсоном Сохо в качестве места для своего флагманского магазина JW Anderson был очевиден. Он не только напоминает ему о студенческих годах, проживающих на Тоттенхэм-Корт-роуд, но и любит энергию этого района: «В энергии Сохо есть что-то такое, что отражает суть Дж. У. Андерсона.Эта идея смотреть на гендер, то, как мы видим себя, молодежную культуру, сложности ». Вернувшись этой осенью на подиум, чтобы продемонстрировать свою женскую коллекцию LOEWE SS22 в Париже, дизайнер испытал смешанные чувства. «Это было захватывающе. Честно говоря, это сбивало с толку. Довольно сложно перейти от отсутствия большого количества людей к большому количеству людей, но я чувствовал, что это необходимо сделать ».

Модели вырастали из пола в специально построенное белое пространство, облаченные в коллекцию с платьями-колоннами, выступающими на бедрах, яркими металлическими накладками на груди и туфлями на каблуках, напоминающими разбитый яичный желток или свечи для торта на день рождения.«Я пытался подобрать одежду, чтобы выразить то, что вы не можете выразить», — сказал Андерсон. «Я хотел, чтобы формы были чем-то непонятным — бывают моменты, когда вы не знаете, на что смотрите или как что-то было построено. Это было очень важно с нуля. Как рождение новой идеи ».

Женская коллекция LOEWE SS22 в Париже

/ Loewe

В рамках подхода Андерсона к устойчивому развитию он запустил линейку Eye / LOEWE / Nature, ориентированную на вторичную переработку. Но он знает, что предстоит еще многое сделать и что это постоянная область, в которой мода должна объединиться. «Все наши обязанности — справляться с этим», — говорит он. «Отрасль должна работать вместе. Это требует лидерства. Государственная поддержка. В ближайшие несколько лет для достижения цели потребуется много технологий [для моды], но это возможно. Самое замечательное в моде — это то, что она идет туда, где находится потребитель, а аудитория хочет экологически чистых вещей ».

В том же духе его партнерство с Uniqlo направлено на то, чтобы донести информацию до более широкой аудитории: «Я не хочу, чтобы мода вызывала отчуждение и была видна только определенной демографической группе.Важно находить новые способы общения с покупателями, и это не всегда должно быть в моде ».

За свою карьеру дизайнер стал обладателем различных премий British Fashion Awards, включая двойную победу в 2015 году среди мужских и женских дизайнеров года. В номинации этого года он говорит, что для него большая честь быть рассмотренным, хотя и шутит: «Я действительно думаю, что любой, кто смог создать что-либо творчески, должен получить награду прямо сейчас! Настало время по-настоящему отстать друг от друга ».

Но в конечном итоге Андерсон хочет делать свою работу.«Вы должны помнить, что всегда будет другая коллекция. Как только у меня пропадет любопытство, я не буду выполнять эту работу ».

Дж. У. Андерсон против Financial Times Высказывание, полемика

Нечеткость (как известно) стала неотъемлемой частью модного бизнеса: соберите кучу творческих людей в одной комнате, и неизбежно возникнут какие-то личные ссоры. Время от времени раздражение становится достоянием общественности, например, когда Вирджил Абло обратился к шуткам Diet Prada, а Карл Лагерфельд дал интервью DGAF в конце своей жизни.Благодаря социальным сетям некоторые из этих личных мыслей особенно легко стали достоянием гласности, и именно здесь на помощь приходит Джонатон Андерсон.

Одноименный основатель JW Anderson и креативный директор LOEWE — довольно частное лицо. Андерсон, как известно, предпочитает сдержанную одежду модной еде и любит проводить время в музеях, а не на отраслевых сборищах, но иногда вы просто хотите что-нибудь порадовать. Рано утром 13 июля он опубликовал несколько историй в Instagram, обращаясь к недавней статье в Financial Times, особо обидевшись на одну строчку.

Оказывается, Фиби Фило не имеет к этому никакого отношения. Новости о ее возвращении в моду разлетелись по СМИ, большинство рецензий касались ее наследия в области дизайна и размышляли о будущих начинаниях. Financial Times использовала более мета-подход, говоря об истории LVMH финансирования инди-дизайнеров (она частично финансирует новый лейбл Philo и владеет LOEWE).

«Инвестиции LVMH в молодые бренды редко приносят плоды — в феврале компания сообщила, что свертывает модную линию Рианны всего через 18 месяцев после запуска, в то время как ее миноритарные вложения в JW Андерсона и Николаса Кирквуда не увенчались успехом», — заявили в FT. Редактор моды, Лорен Индвик.Это выглядит достаточно безобидным, учитывая, что Indvik предположительно имел в виду, что инвестиции LVMH, а не JWA, были неудачными. Тем не менее, Андерсон был в ярости, хотя и не смог ответить на просьбу Highsnobiety о комментариях.

Серия раздраженных скриншотов его отредактированного гостем FT How To Spend It «Hope Issue» появилась в IG Stories Андерсона, вызывая Indvik и FT по кажущемуся пренебрежению. «Если я не добьюсь успеха, тогда зачем делать выпуск вместе», — спросил он. «В чем был смысл?» Андерсон также сердито добавил хэштегом #nohope в связи с его проблемой FT.

С тех пор «Истории» были удалены и заменены репостами его коллаборации с очками Persol. Возможно, Андерсон связался с Индвиком и другим редактором Джо Эллисон, которых он отмечал в своих рассказах, чтобы уладить ситуацию. Однако подстрекательская статья не редактировалась, так что кто скажет?

ДЖОНАТАН АНДЕРСОН | FILEP MOTWARY

Джонатан Андерсон, без сомнения, один из самых дальновидных дизайнеров, работающих сегодня! Мастер чувствует запах ваших потребностей и легко создает вокруг них как под собственным брендом, JWAnderson, так и под своим 168-летним испанским домом роскошных кожаных изделий Loewe. В перерывах между примеркой и обязанностями президента 35-го Международного фестиваля моды, фотографии и модных аксессуаров в Йере в этом году дизайнер, художественный куратор и культурный агитатор садится, чтобы ответить на несколько вопросов.

FilepMotwary: Г-н Андерсон, с момента возникновения пандемии мир сталкивается с новыми проблемами. Мне интересно, как это влияет на тебя как на человека, как на модельера? Каковы были немедленные изменения в вашей работе?

Джонатан Андерсон: Каждый день, каждую неделю каждая коллекция, которую мы собираем с начала пандемии, кажется, что она ставит новые задачи.Большую часть первого карантина я провел в Великобритании. Мне показалось, что на мгновение все замедлилось, и я нашел это время, чтобы как бы задуматься. Я перечитал некоторые любимые книги и просто подумал, но в то же время работа над сборниками не прекращалась. Мы были в середине сбора, но команды были великолепны. У нас была примерка через Zoom и образцы, отправленные по почте. Я потратил много времени на Zoom.

FM: Интересно, чем вы занимались во время карантина? как ты провел время?

JA: На самом деле я никогда не переставал работать.Темп на мгновение замедлился, но вскоре снова вернулся. В последние годы дизайнеры говорят о моде как о сообществе. Интересно, что означает этот термин сейчас, когда люди не могут быть вместе, как мы привыкли? Я думаю, что сообщество может означать много разных вещей, как мы недавно убедились. Я скучаю по всем журналистам и друзьям на показах мод в таком смысле сообщества, но что я считаю очень интересным в этом моменте, в котором мы сейчас живем, так это возможность людей продолжать общаться со своими сообществами в Интернете и на других ресурсах. социальные медиа.В некотором смысле, мне кажется, что наше сообщество стало еще больше, потому что мода теперь представлена ​​в Интернете, и поэтому она доступна большему количеству людей.

FM: Ваша работа для бренда JW Anderson, а также для Loewe многогранна. Вы строите силуэт слоями, тело, которое вы видите, как высшую платформу для самовыражения, экспериментов и трансформации. Ваши коллекции полны амбиций, фактуры, объема, неожиданности. Но так было не всегда, ваша слава была гораздо скромнее с точки зрения дизайна.Что тебя освободило?

JA: Мне хотелось бы думать, что я всегда был свободен. Однажды Мануэла Павеси сказала мне, и это навсегда запомнилось мне: «Никогда не идите на компромисс», и я думаю, что это действительно освобождает. По мере роста JW Anderson, я думаю, что смог сделать больше из-за размера бизнеса и просто ресурсов, но я не чувствую, что меня нужно освобождать.

FM: Почему важно контекстуализировать и переводить вашу работу через кампании? Как визуализация служит нашему мышлению?

JA: Мой первый опыт знакомства с модой был в журналах, когда я был моложе.Я думаю, что это всегда оставалось со мной. Я также думаю, что создание изображений и кампаний — это сотрудничество и работа с невероятными фотографами, моделями и стилистами. Просто невероятно видеть, как все это сочетается с действительно сильным имиджем.

FM: А как насчет духа времени? Нужно ли быть культурным, чтобы разбираться в моде?

Я думаю, что, по крайней мере, для меня существует связь между культурой и модой. Я думаю, что хорошая мода и хороший дизайн связаны с пониманием культурного духа времени и общением, но я думаю, что говорить о том, что нужно быть культурным, чтобы понимать моду, довольно элитарно.

FM: В вашей коллекции женской одежды для сезона осень-зима20 / 21 предлагались новые возможности для строгой переодевания, но она также вызывала ажиотаж благодаря формам и материалам — твиты, переведенные в огромные формы трапеции, взорванные классические вещи, большие кожаные шали. Какова первоначальная концепция этой коллекции?

JA: Это действительно была идея объема и движения. Экстремальные объемы с этими металлическими материалами и шалевым воротником пальто из кожи, которая была взорвана. Я также думаю, что это было связано со структурой и в некотором смысле почти архитектурным.

FM: Когда дело доходит до вашей роли креативного директора, чувствуете ли вы, что предлагаете одежду для жизни, борьбы или одежду как оправдание для фантазий, которые идут вразрез с нашей повседневной реальностью? Что вы считаете более сильным и почему?

JA: Я думаю, что в конечном итоге все дело только в хорошем дизайне и создании одежды, в которой люди хотят носить и чувствовать себя хорошо. В моих коллекциях для JW Anderson я чувствую, что есть вещи, которые могут казаться фантастикой, или вещи, которые кажутся более живыми. в каждый день.
больше живущих с каждым днем.

FM: Что насчет мужской одежды, для кого вы создаете дизайн? Почему вы связали свою коллекцию FW с активистом и художником смешанной техники Дэвидом Войнаровичем? Почему мы несем ответственность за то, что думаем и как действуем?

JA: Для JW Anderson я считаю мужскую одежду своего рода фантазией о том, как я хотел бы одеваться. Мне нравится думать о человеке как о культурном агитаторе, бросающем вызов нормам или стереотипам, и я думаю, что Давид Войнарович тоже создает такого рода агитацию.Я всегда был поклонником его работ и хотел сотрудничать с PPOW, чтобы что-то сделать для Дэвида. Я действительно горжусь предметами Burning House из этой коллекции. Я думаю, что эта статья, в частности, несет очень сильное послание для того времени, в котором мы живем прямо сейчас.

FM: Как можно создавать инновации в следующем десятилетии? Как думаете, останется ли место для ручной работы?

JA: Я считаю, что ремесло невероятно важно. Я поддерживаю ремесленников и мастеров везде, где могу, как в LOEWE, так и в JW Anderson.Что действительно интересно, так это то, что есть ремесленники, которые обладают невероятными навыками, связанными с историческими формами искусства, но адаптируют их, чтобы создавать более современные произведения, но сохраняют это качество ремесла.

FM: Мистер Андерсон, можем ли мы создать моду, не связанную с прошлым? Как вы уравновешиваете преемственность с новизной? Легче сказать, чем сделать?

ДА: Я думаю, что это возможно, но не думаю, что ссылаться на прошлое — плохо. Сейчас действительно интересный период, потому что появляются молодые дизайнеры, которые делают новые невероятно интересные вещи.Недавно мне выпала честь быть президентом жюри моды на фестивале Hyeresfestival, и там было так много талантливых молодых дизайнеров, которые пробовали что-то новое. Это было освежающе. Очевидно, что для бизнеса иногда нужна преемственность, но чтобы оставаться креативным, также должна быть новизна.

FM: Когда-то идея бренда заключалась в производстве фантастических продуктов. В настоящее время дизайнер также является куратором имиджа бренда в социальных сетях и так далее. Есть еще много факторов, определяющих идею модного дома.Такие термины, как сообщество и розничная торговля, идут рука об руку. Почему все переросло в это новое сложное состояние?

JA: В конце концов, я думаю, что это действительно повествование, и сегодня у нас просто больше платформ и способов рассказать историю. Мода всегда была направлена ​​на создание фантазий и рассказывание историй. Просто сейчас вы должны рассказывать эту историю в Instagram, Facebook, TikTok и так далее.

FM: Есть ли место желанию в современной моде? Я надеюсь, что это так.Я так думаю. Мне нравится думать, что мода, которую мы создаем, желательна. Насколько легко или сложно сегодня определить себя через одежду? Почему у нас вообще есть необходимость все определять?

Я. Я не знаю, что нужно все определять. Я думаю, это зависит от того, кто вы и как потребляете или покупаете моду. Я думаю, что некоторые могут использовать моду, чтобы изобразить то, кем они хотят быть, или чтобы они чувствовали себя комфортно или желанными. Я думаю, что для некоторых это просто комфорт.Я думаю, мода — это то, что ты из нее делаешь.

FM: Вы по-другому смотрите на свою одежду после того, как ее дарите?

JA: Я думаю, что мой взгляд на коллекции со временем меняется. Я мог бы оглянуться назад и подумать, что мы могли бы попробовать другой материал или сделать иначе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.