Демна гвасалия коллекции – Гвасалия, Демна | Энциклопедия моды

Содержание

Гвасалия, Демна | Энциклопедия моды

Демна Гвасалия (англ. Demna Gvasalia; род. 7 августа 1981г.; Сухуми, Грузия) – один из самых востребованных современных дизайнеров, сооснователь андеграудного молодежного бренда Vetements. В 2015 году возглавил креативное направление французского Дома моды Balenciaga.

«Я чувствую, что в Париже зарождается новая энергия, и мы хотим дать ей развернуться. Потому что сейчас парижская мода — это застарело, замшело и консервативно».

Демна Гвасалия

БИОГРАФИЯ И КАРЬЕРА 

Демна Гвасалия родился Грузии, там он провел первые семнадцать лет жизни. Юность будущей знаменитости мира моды прошла в СССР, он был окружен людьми в военной форме. «Эта одежда была ужасной. Я пытался преобразить ее, укоротив брюки, что принесло мне много проблем. В коммунистической стране проблематично быть не таким, как остальные. Многие спрашивали, почему мне хотелось отличаться от всех. Я определенно не чувствовал себя похожим на окружающих, но деваться было некуда».

Главной отдушиной и источником вдохновения была бабушка Гвасалии.

«Она обладала прекрасным вкусом, чудесная женщина. Бабушка покупала те же вещи, что и другие, но меняла их, например, пришивая ткань, чтобы удлинить силуэт. Я провел с ней очень много времени. Она всегда интересовалась моим мнением о том, как выглядит — по большей части не потому, что ей оно было нужно, а просто из-за желания с кем-то поговорить, и я как раз был рядом. В то время у меня и появился интерес к одежде и к тому, как женщины создают собственные образы».

В подростковом возрасте Демна был вынужден часто переезжать из-за работы отца и в конце концов обосновался в Лондоне, а затем — в Германии. Свое первое образование Гвасалия получил в Тбилисском государственном университете, где изучал экономику. Дизайнерские навыки он оттачивал позже в Королевской академии изящных искусств Антверпена.  Вальтер ван Бейрендонк, преподававший там, предложил Демне должность дизайнера мужской одежды еще до того, как он окончил обучение. Гвасалия проработал на Бейрендонка год с небольшим, после чего создал собственную женскую коллекцию. Презентацию можно было увидеть как онлайн, так и в шоу-руме, но приобрести предметы гардероба было нельзя. Проект обеспечил Демне место в Maison Margiela в Париже, где он «окончательно влюбился в одежду». По слухам, Гвасалию тогда называли «духовным сыном Мартина», потому что его идеи были «за пределами моды».

«[В Margiela] я научился деконструировать до совершенно нового, стал понимать, как выполняется каждая деталь, получил иное представление о создании вещей… И это до сих пор лежит в основе моего подхода к дизайну».

Спустя три года Гвасалия получил предложение от Louis Vuitton — тогда он работал в Marc Jacobs, бренде, который значительно расходился с представлениями о прекрасном Демны. Дизайнер незамедлительно принял приглашение и начал изучать тонкости работы модного гиганта изнутри. Следующий его шаг стал определяющим — вместе с друзьями из Margiela Гвасалия создал Vetements, разочаровавшись в индустрии и желая поделиться с миром собственным видением.

Vetements

Марку Vetements (в переводе с французского — «одежда») сразу же окрестили маргинальной и разрушительной, даже несмотря на то, что дизайнер прямо никогда не говорил о подрыве традиционных модных кодов. Гвасалия утверждает, что первые коллекции он вместе со своей анонимной группой шил буквально в собственной спальне из-за недостатка финансирования и не налаженного производства. В той квартире в неблагополучном районе французской столицы их команда слушала хорошую музыку, пила вино и думала о создании собственного бренда.

Так как проект начался еще в тот момент, когда Гвасалия работал на Loius Vuitton, он не мог в полную силу отдаться своему новому увлечению. Это во многом повлияло на выбор названия для его коллекции – Vetements – что переводится с французского как «одежда». Его желанием было создавать не моду для высокопоставленных лиц по канонам парижской моды, а «просто одежду», которая станет новым трендом среди уличных модников.

Ботильоны-носки с каблуками в форме зажигалок, Vetements.

Гвасалия настаивает на том, что та же самая одежда, которую зрители видят на презентации, должна быть доступна и в магазинах. Произведения дизайнера максимально реалистичны и носибельны. Коллекции дизайнера, тем не менее, включают в себя и брючные костюмы, худи и платья с рубашками – «ничего особенного» по его словам.

Надпись на худи — «Да осветят мне путь мосты, которые я сжигаю»

На самом деле Гвасалия и его команда просто не мыслят в категориях коллекций и фэшн-историй, их концепция расходится с концепцией других модных домов, «демонстрирующих вещи, которые никогда не появятся в магазинах, а если и окажутся там, то с коммерческими изменениями, не имеющими ничего общего с презентованным на подиуме. Посмотрите на лейблы, которые используют показы как способ коммуникации с потребителями, чтобы потом лишь продать им сумки».

Сегодня штаб-квартира марки находится в криминальном районе Париже, Сен-Дени, с забегаловками и барами, куда боятся заезжать редакторы моды, хотя и очень хотят. Кроме техно, в шоу-руме может играть Агата Кристи и Земфира. Брендовые наряды продаются в магазинах по всему миру, а коммерческими делами занимается брат дизайнера Гурам.

 

Эпатажные показы

Кажется, что Гвасалия задался целью каждый раз удивлять зрителей. И это ему удается. Демонстрация коллекций проходили в «трешевом, засаленном и противном» китайском ресторане в одном из районов Парижа и в гей-клубе, где весь бомонд сидел в душных кабинках. И дело не только в низкой арендной платой, но и, конечно, тягой дизайнера к подобным местам.

 

 

Одним из интересных дизайнерских решений, примененных в коллекции Демны Гвасалии, было размещение логотипа DHL на некоторых вещах. Когда дизайнера спрашивают, в чем смысл такого хода, он отвечает очень просто: эта фирма постоянно на слуху, и он очень часто был свидетелем такой фразы во многих офисах: «DHL опять задерживается».

Гоша Рубчинский на подиуме показа Vetements, коллекция весна-лето 2016

Помещенная на рукаве надпись «Vetements» выполнена необычным шрифтом, который используют скейтерские дизайнеры для своих толстовок.

Дизайнер приглашает своих друзей в качестве моделей. Например, Гошу Рубчинского, который продефилировал на шоу весна-лето 2016. Кстати, саундтрек для показа создал еще один большой друг Демны – французский диджей и продюсер Clara 3000.

Стилист бренда и друг Гвасалии Лотта Волкова часто сама выходит на подиум.

Гвасалия также утверждает, что у его команды постоянно переманивают моделей. Другие агентства назначают им заоблачные гонорары, поэтому группа находится в постоянном поиске новых лиц в Инстаграме.

Balenciaga 

В марте 2016 года в Париже прошел показ первой коллекции Balenciaga, созданной Гвасалией. Как и в коллекции собственной марки Vetements, в коллекциях для бренда с историей он цитирует стрит-культуру, но по кутюрным правилам.

Он взял шаблонные коды модного дома и переиначил их на современный лад: придуманную Кристобалем Баленсиагой форму кокона он показал на анораках и бомберах, над силуэтом «песочные часы», Дебютное шоу Гвасалии снова стилизовала Лотта Волкова из Владивостока — она же стала и первой обладательницей платья из будущей коллекции.

wiki.wildberries.ru

Демна Гвасалия - скандальный дизайнер современности – HEROINE

Его любят за вещи со смыслом, причем люди разных культур и возрастов, к примеру Селин Дион и Кантемир Балагов. Его постоянно критикуют за заимствования и провокационность — стоит вспомнить хотя бы худи с обращением ко всем хейтерам: «Иди на ***», которую выставили на продажу в дорогом лондонском магазине Harrods, а когда узнали перевод, изъяли с прилавков. Рассказываем, почему стоит следить за одним из самых скандальных дизайнеров современности Демной Гвасалией.

Демна показывает обычных людей

Демна Гвасалия всегда ищет и показывает разную красоту – и это в индустрии, которая до сих пор задает жесткие стандарты внешности. За моделями Демна отправляется на улицы, в Инстаграм или родную Грузию (если того требует тематика коллекции).

Так, в осеннем показе Vetements 2017 года участвовали непрофессиональные модели: люди с нестандартной фигурой, разного возраста и социального статуса. Их даже не просили имитировать «подиумную» походку – модели шли так, как чувствовали, и то, насколько индивидуальными они получились, особенно заметно на финальном выходе.

В 2018 году Balenciaga, креативным директором которой является Гвасалия, использовала в лукбуке своей первой мужской пре-коллекции изображения обычных парижан. По словам дизайнера, он стремился показать парней, которых можно встретить на улицах французской столицы.

Гвасалия поддерживает социально значимые проекты

Для грузинского дизайнера внимание к социально значимым темам – не стремление вписаться в актуальный тренд, а образ жизни. Большая часть творчества Демны Гвасалии посвящена концепции вторичной переработки. Стоит только вспомнить знаменитые джинсы Vetements, которые делали из распоротых и заново сшитых винтажных джинсов.

В 2016 году Демна Гвасалия принял участие в проекте Eastpak Artist Studio, в рамках которого 12 именитых дизайнеров создают свои версии базового черного рюкзака. Средства, вырученные с продажи, идут в благотворительный фонд «Дизайнеры против СПИДа».

В прошлом году Balenciaga подписала соглашение о сотрудничестве со Всемирной продовольственной программой ООН (ВВП), которая занимается решением мировой проблемы голода. Помимо пожертвований бренд будет перечислять по 10% с каждой вещи с логотипом ВВП.

Демна использует моду как возможность политического высказывания

За гиперболизированными, странными, порой уродливыми работами Демны всегда стоит больше, чем стремление к хайпу (хотя в нем Гвасалии тоже не откажешь). Дизайнер не боится «вшивать» в свои коллекции непростой политический и исторический контекст.

Яркий пример этому – показ Vetements весна-лето 2019 в Париже. Демна Гвасалия посвятил коллекцию 90-ым годам в Грузии. В центре внимания – грузинско-абхазский конфликт (из-за которого семье дизайнера пришлось покинуть родной Сухуми).

Для показа были специально отобраны грузинские модели 20-30 лет – это современная молодежь, которую лихие 90-е застали в детстве и во многом сформировали поколение миллениалов.

Грузинские слова и лозунги на худи и свитшотах, флаги и гербы как символ национализма, капроновые лонгсливы с татуировками куполов и барышнями в кокошниках, изображения Цоя как голоса поколения, принты с мишенями и пулями – отсылки к войне, голоду, бедности как маркерам того непростого времени.

Гвасалия против моды ради моды

Демна Гвасалия не раз говорил, что он против моды ради моды – отчасти поэтому дизайнер раз за разом нарушает все возможные правила: отменяет привычные для модных домов шоу, активно использует коллаборации, заимствования (что сейчас вовсе не плагиат, а метамодернизм). Демна необыкновенно чутко чувствует дух времени и умеет его задать.

Мы никогда не планировали ничего нарушать; мы просто хотели сделать это по-своему, и я думаю, что со стороны казалось, что мы пытались что-то нарушить. В каком-то смысле да, но не для того, чтобы что-то доказать. Мы просто хотели сделать все так, как считали нужным. Я думаю, что именно здесь происходит разрушение.

При всей любви к серьезным и важным темам, Гвасалия очень ироничен. Демна создает кожаные пакеты, аксессуары из бутылочных пробок, сумки в стиле Икеи, футболки DHL – и продает за бешеные деньги. Люди морщатся, удивляются, говорят, как это уродливо, и все равно покупают, так и не разобрав, сарказм это или серьезное глубокое высказывание.

Ирония безотказно работает, когда нужно заставить нас улыбаться. Но она же способна и причинять боль, потому что с помощью такого инструмента легко задавать самые неудобные вопросы. Своей главной задачей я считаю попытку найти ту тонкую грань, которая отделяет деликатную иронию от жёсткого сарказма.

Читать по теме:
5 новых дизайнеров, на которых стоит подписаться

heroine.ru

Демна Гвасалия об аутентичности, иронии и умении сопротивляться

Уроженец Тбилиси Демна Гвасалия всего за 4 года стал одним из самых влиятельных мировых дизайнеров, основав вместе с командой единомышленников дерзкую марку Vetements, а затем став креативным директором модного дома Balenciaga. Его показов ждут профессионалы, но и широкой публике известно его имя, потому что почти каждый показ сопровождается сотней публикацией в прессе, даже далекой от моды, и в соцсетях: то он скопирует желтую футболку курьеров DHL, то сделает из кожи и начнет продавать за 2 тысячи долларов копию икеевской хозяйственной сумки, то снимет лукбук своей коллекции на случайных прохожих, то выпустит моделей-мужчин на показе женской коллекции. Еще Демну Гвасалию называют дизайнером, который ввел "моду на уродство" (впрочем, сам он с этим не согласен) и популяризатором постсоветских 90-х наряду с Гошей Рубчинским. Иногда складывается впечатление, что Демна вместе с братом Гурамом - просто талантливые маркетологи, которые "чуют хайп", но это не так. Чтобы убедиться в этом, предлагаем почитать перевод эссе Демны Гвасалии, опубликованного на сайте Business of Fashion (полная версия первоначально вышла в журнале Vestoj).

Аутентичность – это нечто очень личное, сложно определить, что это, собственно, означает. Я думаю об этом сейчас, когда так много информации распространяется в интернете с расчетом на то, чтобы привлечь большинство людей в большинстве случаев. Для меня аутентичность это как ткань, которую ты выбираешь, чтобы сделать парку: военная парка настоящая, когда сделана из линялого хлопка цвета хаки. Если ты делаешь ее из денима, она не аутентична. Аутентичность – это про возвращение к первоначальным архетипам. Каждый предмет одежды, с которым я работаю, имеет в основе уже существующую вещь; я не изобретаю ничего нового. Ну, кроме леггинсов, переходящих в туфли на каблуках, которые я недавно сделал в Balenciaga и назвал “пантошузы” (‘pantashoe).

Но обычно я бы использовал термин “аутентичность” для описания чего-то, что ассоциируется с моим прошлым опытом. Взять, например, тренч: единственная картинка, которая всплывает у меня в памяти, когда я думаю об этой вещи, это Мерил Стрип в фильме из 80-х, стоящая на Манхеттенском мосту.

В январе 2017 я сделал показ Vetements, который целиком был основан на архетипах в одежде; это шоу было откровением для меня.

Многие люди, или, скорее, многие люди в модной индустрии, с которыми я говорил после, сочли его слишком простым. Недостаточно fashion. И это несмотря на то, что коллекция включала в себя 45 разных дизайн-концептов, например, свадебное платье в виде спортивного костюма. Во многих коллекциях обычно есть один концепт, например, в этом сезоне концепт “Греция” и вся коллекция посвящена греческим богиням.У меня было сорок пять и несмотря на это модные эксперты сочли коллекцию простой.

Они сочли ее простой, потому что мои тренчи были бежевыми, или потому что модели в джинсах и майках напоминали им ребят оттуда, где они выросли. Я считаю, это и была цель всего шоу. Потом я должен был объяснять, что к чему. Это не был “нормкор”, это было глубоко концептуально. Подкладкой в тренче было платье, которое тоже можно носить, но нужно было надеть тренч на себя, чтобы понять это. Все же смотрели шоу через телефоны, поэтому как они могли сказать, о чем в самом деле была коллекция?

В модной индустрии мы говорим о ДНК бренда и обычно это связано с продуктом: как шанелевский твидовый костюм, например. В модной индустрии это и есть аутентичность; какой бы другой бренд ни делал твидовый костюм, ты будешь вспоминать Шанель. Но сегодня другое время, сегодня подход или креативное послание важнее, чем конкретный продукт. Vetements известен своей иронией, умением ставить под сомнение, и это то, что, на мой взгляд, будет ассоциироваться с брендом и дальше. Быть зеркалом культуры. Несколько лет назад где-то процитировали мою фразу “Это уродливо, и поэтому нам это нравится”, и с тех пор люди думают, что мне нравится уродство. Это не совсем так; я никогда не собирался возносить уродство на пьедестал. Но мне может нравиться что-то, потому что оно старое, грязное и с пятнами, что другие люди сочли бы уродливым. Для меня это скорее о том, чтобы найти что-то красивое в том, что было списано со счетов как уродливое. В конце концов, кто решает, что уродливо и что красиво?

Ирония – это что-то, что заставляет улыбаться или смеяться, но в то же время она может быть довольно болезненной, потому что задает вопросы. Ирония позволяет задавать деликатные вопросы, но существует тонкая линия между иронией и сарказмом, поэтому я должен быть аккуратным и не переступить ее.


Для моего первого мужского показа в Balenciaga я сделал сумку, которая была основана на классической сумке из "Икеи". Это было иронично, но в то же время аутентично. Я ходил с синей сумкой из "Икеи" все четыре года, пока был студентом в Антверпене, потому что у нее были подходящий размер и цена. У половины наших студентов были такие же сумки по тем же причинам. Когда я сделал ее в Balenciaga, я использовал кожу, которая осталась на складах от предыдущих коллекций, и отделал ее как luxury-продукт. В этом и заключалась ирония, взять что-то очень дешевое и поместить это в luxury-сферу. Но это и аутентично тоже, и поэтому это уже повсюду в интернете. Люди могут почувствовать связь с этим.

Vetements вызывает много реакций – по всей видимости, сделать рваное худи все еще является провокацией. Но мне это даже нравится; это придает смысл тому, что мы делаем. Первые полтора года меня просто атаковали: я давал интервью за интервью. “Что вы хотите сказать тем, что вы делаете?”, слова “прорывной”, “анти” и “Маржела” повторялись тут и там. Это было довольно тяжело. Тогда, в самом начале, я обычно готовился: что я собираюсь сказать после показа? Что я отвечу, если меня спросят о кастинге? Это никогда не работало, кстати, только заставляло меня нервничать. Я не могу следовать плану, я должен быть спонтанным - независимо от того, как идет день. Так мне проще почувствовать себя собой. Я никогда не смог бы быть дизайнером, который готовит пресс-релиз, затем проверяет интервью. Сейчас я больше не готовлюсь, и в результате иногда я читаю, что я сказал на интервью и думаю, что это звучит кошмарно. Но я также знаю, что это всего лишь отражение меня в тот конкретный момент. Мои интервью очень разношерстные, и мне это нравится.

Я никогда не планировал, чтобы Vetements были аутсайдером, но я считаю, что модная индустрия видит нас как “не вписывающихся”. Решения, которые мы принимаем, потому что они проще или дешевле, индустрия воспринимает как анти-позицию. Но мы не так уж сильно отличаемся от кого-то другого; у нас есть шоу-румы, мы продаем нашу одежду байерам и работаем по тем же параметрам. У нас больше свободы, пожалуй – когда твоему бренду всего пять лет, делать ошибки и признавать их гораздо легче. Если ты известный дом, идти на риски гораздо сложнее. Фактически, то, что было бы воспринято как риск, например, в Balenciaga, – мой брат, моя команда и я и в мыслях не назвали бы этим словом. Для нас это было бы просто нормальным.

Когда мы говорим о бренде вроде Balenciaga, его идентичность – это то, о чем я должен был думать постоянно. Можно было бы сказать, что аутентичный Balenciaga – это компания времен Кристобаля Баленсиаги, но одной из моих задач, когда я пришел сюда, было найти, что за ДНК стоит за ней, и выделить из нее то, что я бы мог начать использовать сегодня, современным путем. Я пытаюсь понять, что такое “аутентичный” Balenciaga и как я могу пересоздать ее совершенно новым способом.


Я думаю, очень важно уделять внимание тому, на чем изначально основывался бренд – иначе ты просто “выезжаешь” на его прошлом. Для меня это неправильно. Balenciaga – старый модный дом, и я как новый дизайнер здесь должен это уважать. Это то прошлое, которое имеет значение, особенно в Париже, который, в конце концов, все еще столица этого придуманного “модного мира”. С Balenciaga я работаю по установленным правилам, с наследием и ценностями бренда, которые я должен принимать во внимание. Когда я начал, я провел целый сезон в архивах, пытаясь понять Кристобаля Баленсиагу и тех, для кого он работал. Если новый дизайнер не делает этого, я не вижу смысла в работе в старом модном доме – почему бы тогда не начать вместо этого что-то новое?

Клиент и Balenciaga, и Vetements очень хорошо информирован: он знает о брендах и даже о том, когда будут выпущены новинки. Это удивляет и восхищает меня: как много они знают и интересуются. Если бы я не работал в моде, я не думаю, что я бы тратил так много времени на это. Для клиента Vetements это своего рода позиция, ну, как гранж и сальные волосы. Это все еще немного андерграунд. У Balenciaga совершенно другой вид концептуального дизайна в плане конструкции, формы, объема. Каждый из этих брендов – социальный сигнал: он говорит, что ты в правильной модной тусовке. В любом периоде модной истории всегда были несколько брендов, которые лучше всего отражали эпоху, бренды, которые “те, кто понимает”, должны были носить. В девяностых это были Хельмут Ланг и Маржела, а сегодня вот это. Ты носишь Vetements или Balenciaga с обувью Acne и очками Céline – ты классный; так работают их fashion-мозги. Это забавно, вообще-то, с тех пор как я одеваю клиентов и Vetements, и Balenciaga, моя клиентская база как Демны Гвасалии гораздо больше, чем того или иного из обоих брендов. Я как бы тоже стал брендом.

Чтобы быть действительно аутентичным, ты должен уметь отличать продукт одного бренда от другого. Он должен быть уникальным. Неповторимым. Логотип – это самый легкий способ забрендировать что-то, но и немного "ленивый". Много такого мы делали в Vetements в самом начале, и многие их тех продуктов все еще пользуются спросом, мы продолжаем выпускать их. Я экспериментировал с почти бесстыдной идеей брендинга, и это сработало. Это способ коммуникации, который очень хорошо адаптирован к интернет-эпохе: ты сразу видишь, откуда вещь, если у нее есть логотип. У нее есть визуальная составляющая, которая легко “инстаграмится”. В Balenciaga я использовал логотипы чтобы определить новую эру для бренда; как штамп, который идентифицирует вещь как “Демна Гвасалия для Balenciaga”. Когда я делаю вещь, моя последняя мысль всегда “Нужен ли здесь логотип?”. В целом, мы ставим меньше и меньше логотипов – это скучно и я слишком устал от этого. Мне сейчас очень нравится идея рассказывать историю. Я знаю, это old school в моде, но с тех пор как я сосредоточен на категориях гардероба, вещи, которые я делаю, сосуществуют, но не всегда взаимодействуют. Работа с историями помогла бы соединить все элементы в коллекцию, и это неизведанная территория для меня. Я буду работать с реальными персонажами, людьми, которые вдохновили меня для той или иной коллекции.

Я думаю об опасности аншлаговых продаж каждый день. Нельзя дать рынку насытиться. Сегодня так легко попасться в ловушку аншлаговых продаж, особенно когда бизнес успешный и товар пользуется спросом. Когда что-то становится популярным, байеры хотят больше и больше, в твой бренд инвестируют больше и больше бюджетов, чтобы сделать прибыль. Но ты достигаешь точки перенасыщения слишком легко: ты делаешь слишком много худи и маек и скоро люди уже не хотят их, и вещи идут в распродажу. Мы часто сталкивались с такой ситуацией в Vetements и только начинаем понимать, как планировать и управлять этим в будущем. Мы сокращаем поставки: это очень базовая модель рыночной экономики. Когда байеры говорят “Мы хотим дать тебе больше денег”, мы говорим “нет”. Но это самое сложное для компании, неважно, старая она или молодая. Никто не хочет отказываться от денег. Многие бренды разрушают себя, потому что не могут сказать нет. Слава богу, что у меня есть четыре года экономического образования, так что я всегда могу сбалансировать риски. Надо верить в свою собственную долгосрочную стратегию, даже если это ведет к потере денег в краткосрочной перспективе. Чтобы устоять, нужно уметь сопротивляться.

Заглавное фото: официальный инстаграм-аккаунт Vetements

Присоединяйтесь к нам в соцсетях и читайте Make Your Style, где удобнее: в Telegram, Facebook, Вконтакте и Instagram.

Для тех, кто в теме. Зачем люксовые бренды копируют сумки IKEA и униформу экспедиторов

make-your-style.ru

Демна Гвасалия - BRANDSHOP — LiveJournal

Демна Гвасалия является главой парижского коллективного бренда одежды Vetements и креативным директором Balenciaga. Родившийся в Грузии в советское время, дизайнер работал в Maison Margiela и Louis Vuitton, прежде чем объединиться с шестью друзьями, чтобы создать свою марку. Он подходит к делу с юмором, организовывая показы в заброшенном китайском ресторане и парижском секс-клубе.

«Мода для меня - зеркало, отражение того, что происходит вокруг нас. Это проявляется в коллекциях. Ежедневная жизнь - то, что говорит о людях, повседневной жизни. Это архивы, перенесенные из прошлого на сегодня, адаптированные для 2018, 2019 и будущего».

Очарование нового Парижа

Demna Gvasalia родился в Сухуми в Грузии. Строгое советское детство кончилось в 1989 году с началом падения железного занавеса. Внезапно появилась поп-музыка, Coca-Cola, журнал Vogue и другие “блага Запада”. Когда дизайнеру было 10 лет, началась гражданская война, и Демна с братом, матерью и бабушкой бежали из города через горы Кавказа. Вынужденные покинуть свой автомобиль из-за железной дороги, они продолжили путь пешком. Продав автомат Калашникова, семья купила лошадь, добравшись таким образом до Тбилиси.

Демна всегда стремился в Париж, но учиться он поехал в престижную Королевскую академию изящных искусств в Антверпене, Бельгия. После учебы Гвасалия отправился в Maison Margiela и Louis Vuitton. Сегодняшний деконструктивизм в коллекциях его собственного бренда обладает таким же прогрессивным видением, как и Margiela 90-х. Фактически, он учился у них в течение трех лет и был в итоге назван «духовным сыном» дома моды. Все стремления Гвасалии перестраивают отрасль не только в Париже, но и в международном масштабе.

«Я чувствую, что в Париже есть новая энергия, мы хотим ее подтолкнуть - не обязательно возвращать что-нибудь, но нужно дать ему новую жизнь. Вещи все еще довольно пыльные, старые и консервативные».

Как раз перед тем, как покинуть бренд LV в 2015 году, Демна Гвасалия основал Vetements, который быстро стал известен своим неортодоксальным подходом к концепциям дизайна. Теперь, работая креативным директором в Balenciaga, дизайнер продолжает расширять границы.

Демна Гвасалия и Balenciaga

Париж Демна значительно отличается от классического представления о моде города. Особая эстетика дизайнера создана с командой влиятельных людей, таких как Гоша Рубчинский и шоу-стилист Лотта Волкова. Она пополняется поклонниками вроде Канье Уэста, Ким Кардашьян и Рианны. Встав у руля Balenciaga в 2015 году, Гвасалия полностью изменил до этого спокойное течение жизни дома моды. Бренд, который входит в корпорацию Kering, имеет бюджет, располагающий для экспериментов, выходящих за рамки того, что возможно в Vetements. Поэтому Демна не сдерживает себя. К примеру, его сумка Balenciaga от IKEA-esque породила целую кампанию с мотивами, свойственными новым коллекциям Гвасалии.

«Единственный ответ, который я могу дать - тот самый, который я давал годами: разочарование. Его я испытывал во время работы в качестве дизайнера. Я был исполнителем, а не дизайнером, я хотел разрабатывать и передавать свои идеи. Я не хотел просто конструировать, нужно было установить диалог и использовать моду как коммуникативный инструмент. Теперь, в Balenciaga, я думаю, мы создали основы, чтобы начать и продолжать работать правильно. Теперь мы работаем с другими творческими средами выражения, такими как коммуникация и цифровой мир, это огромная часть успеха лейбла».

Коллекции Демна Гвасалия

В январе 2018 года Demna Gvasalia показал коллекцию Vetements на импровизированном подиуме, застеленном потрепанными коврами с блошиного рынка. Как место встречи, это было очень далеко от недели моды - щедрые гостиничные бальные залы, дорогие нейтральные белоснежные шатры. На моделях были платки и плащи, футболки с надписями и толстовки на молнии. Это отражает всю философию Демна – быть подальше от принятых стандартов моды. Осенью 2016 года он делал шоу в церкви, и это только часть его задумок, воплотившихся в жизнь.

В июне 2018 года Гвасалия снова удивил, представив коллекцию, вдохновленную своим тяжелым детством в Грузии. Он хотел представить фильм, а не шоу. Грузинский алфавит и поэзия, флаги стран (Америка, Россия, Украина), тенденции и политические события, связанные с прошлой и недавней историей Грузии, отражались на одежде. Коллекция представляет личность Демна перед тем, как он переехал в Европу. Для шоу были выбраны 40 грузинских моделей. Помимо личных и политических заявлений, было представлено приложение Vetements, которое может сканировать принты и перенаправлять пользователя на страницы Википедии, чтобы узнать о геноциде в Грузии.

«Мир моды - не реальный мир, и моя эстетика — это своего рода гиперреализм. Я не заинтересован в том, чтобы жить в каком-то сне. Мне было бы до смерти скучно».

Личная жизнь Демна Гвасалии

Недавнее шоу Balenciaga 2018 года сопровождалось техно-ремиксом песни Muse «Unintended» 1999 года, созданного партнером Демна, музыкантом Loik Gomez. Вместе с ним он переехал из своей штаб-квартиры в Париже, находящейся напротив офиса Жана-Поля Готье. Новым местом стал Цюрих, где «не мешают соседи и можно громко слушать музыку». Демна Гвасалия не так часто рассказывает о своей личной жизни. Он показывает ее в своей работе.

«Люди продолжают делиться своей личной жизнью в работе. Треть жизни вы спите. Другая треть - работа, а уже затем все остальное. Труд - большая часть вашей жизни, так что вы не можете отделить ее. Для меня работа в моде — это действительно весело. Люди, которые у нас есть, похожи на семью, и ее нужно обучать и лелеять».

brandshop-ru.livejournal.com

Демна Гвасалия – биография и коллекции дизайнера Демны Гвасалии

 

Демна Гвасалия (англ. Demna Gvasalia) – стремительно набирающий популярность дизайнер модной одежды. Родившийся и получивший образование в Грузии, в последние два года он стал настоящим законодателем моды в Париже, а имя Демны Гвасалии уже давно на слуху. В чем же его секрет?

  • Настоящее имя: Демна Гвасалия
  • Дата рождения: 7.08.1981
  • Знак зодиака: Лев
  • Рост: 180 сантиметров
  • Вес: 77 килограмм
  • Размер обуви: 75 (EUR)
  • Цвет глаз и волос: Карие, брюнет.

Демна Гвасалия для Balenciaga

Гвасалия в Balenciaga

Сменив предыдущего руководителя дома моды Balenciaga Александра Вэнга, Гвасалия поразил общественность необычным подходом к привычным вещам, несмотря на то, что прежде его имя было не так известно в мире моды.

Демна Гвасалия в Balenciaga, если можно так сказать, спутал все карты. Он стал родоначальником нового витка в парижской моде, и его главный конек – это андеграунд. Такие звезды как Джаред Лето, Рианна и Канье Уэст уже успели оценить талант дизайнера.

Хоть его предыдущая деятельность и не была тесно связана с миром высокой моды (он учился на юриста), многие дизайнеры уже успели оставить о Демне Гвасалии положительные отзывы. Тем не менее, ему удалось немного поработать с такими брендами как Louis Vuitton и Марк Джейкобс.

Новые веяния моды

В свои 34 новоиспеченный дизайнер мечтает изменить парижскую моду в сторону чего-то качественно нового и нетривиального. По его мнению, современная французская мода уже давно устарела и «замшела». Вместе со своей анонимной группой Vetements он пытается избавиться от навязанных стереотипов, смешивая в своих коллекциях объемные дубленки, джинсы и каблуки необычных форм. Благодаря его творчеству, которое радует мир моды уже четыре сезона, у парижских коллекций есть шанс получить новый заряд энергии.

Vetements

Коллекции Демны Гвасалии не всегда были такими, какими являются сейчас. Например, до работы с этим домом моды, он сначала одевал аристократов и герцогинь, а потом резко переместился на полный андеграунд и рейв. Что послужило толчком к такому выбору? Как сообщает сам дизайнер в немногочисленных интервью, время оказывает на него серьезное влияние.

Первые шаги к личной коллекции

Гвасалия утверждает, что первые коллекции он вместе со своей анонимной группой шил буквально в собственной спальне из-за недостатка финансирования и неналаженного производства. В той квартире в неблагополучном районе французской столицы их команда слушала хорошую музыку, пила вино и думала о создании собственного бренда.

Так как на тот момент Гвасалия еще работал на Loius Vuitton, он не мог в полной мере поделиться с другими людьми мыслями о своем новом увлечении. Это во многом повлияло на выбор названия для его коллекции – Vetements – что переводится с французского как «одежда». Его желанием было создавать не моду для высокопоставленных лиц по канонам парижской моды, а «просто одежду», которая станет новым трендом среди уличных модников.

Несмотря на желание Гвасалии остаться анонимным, эту задачу он провалил. Его стали сравнивать еще с одним брендом, с которым ему доводилось сотрудничать – Maison Margiela. Кроме того, сразу появилось мнение, что его целью было создать «анти» моду, что-то значительно отличающееся от всего остального, как утверждает модельер. Коллекции дизайнера, тем не менее, включают в себя и брючные костюмы, худи и платья с рубашками – «ничего особенного» по его словам.

Эпатажные показы

Удивить зрителей во время показа ему удалось неоднократно. Демонстрация новой коллекции происходила в «трешевом, засаленном и противном» китайском ресторане в одном из районов Парижа. Гвасалия в ответ на изумленные вопросы журналистов отвечает, что это еще не предел его фантазии, ведь в 2014 году показ вообще проходил в гей-клубе, где весь бомонд сидел в душных кабинках. Такой выбор объясняется низкой арендной платой и, конечно, необычным стремлением дизайнера к подобным местам. Атмосфера ресторана была разбавлена классической музыкой, которая, впрочем, потом была поменяна на привычное бодрое техно.

Одним из интересных дизайнерских решений, примененных в коллекции Демны Гвасалии, было размещение логотипа DHL на некоторых вещах. Когда дизайнера спрашивают, в чем смысл такого хода, он отвечает очень просто: эта фирма постоянно на слуху, и он очень часто был свидетелем такой фразы во многих офисах: «DHL опять задерживается». Помещенная на рукаве надпись “Vetements” выполнена необычным шрифтом, который используют скейтерские дизайнеры для своих толстовок.

Гвасалия также утверждает, что у его команды постоянно переманивают моделей. Другие агентства назначают им заоблачные гонорары, поэтому группа находится в постоянном поиске новых лиц в Инстраграме. Например, в одном из показов принимал участие молодой человек из Сургута, и его дорога в Париж была долгой и неблизкой! Гвасалия отмечает, что в его показах принимает участие немало моделей из России, и со всеми он старается поддерживать дружеские отношения, вопреки тому, что в основном в мире моды все враждуют.

Вот такой он – Демна Гвасалия, биография которого пестрит интересными фактами, необычными встречами, опасными парижскими районами и духом свободы и андеграунда.

www.stylenews.ru

Around Fashion: Демна Гвасалия

Человек, заставивший весь мир покупать футболки за бешеные деньги и устроивший настоящий бедлам в инстаграме довольно консервативного (до этого года) бренда: имя «Демна Гвасалия» в последнее время на слуху даже у тех, кто не особенно связан с модой.

Советское прошлое и Maison Margiela

Демна родился в Грузии, в небольшом городке Сухуми. За интерес одного из самых востребованных дизайнеров современности к моде стоит благодарить его бабушку — по словам Демны именно она научила его по-другому смотреть на одежду, была отличным собеседником и источником вдохновения. Несмотря на это, первое образование у Демны — экономическое, он закончил тбилисский государственный университет и лишь потом отправился в Антверпен изучать моду в Королевской академии изящных искусств.

Стать дизайнером ему предложил сам Вальтер ван Бейрендонк, преподававший в академии. Демна согласился и, проработав на дизайнера год, создал собственную коллекцию, которая обеспечила ему место в Maison Margiela. Там он в совершенстве освоил искусство деконструкции и выработал собственный стиль, который прослеживается и в его нынешних коллекциях.

Следующим шагом стал капитал на создание собственного бренда — его Гвасалия заработал в Louis Vuitton, создавая женские коллекции под руководством Марка Джейкобса, а затем и Николя Гескьера.

«Просто одежда»

Vetements с первых коллекций окрестили сенсационной и маргинальной маркой. Джинсы в стиле Maison Margiela, простые толстовки по завышенным ценам, надписи (зачастую — вызывающие, вспомните облетевшее интернет худи со словом из трех букв) и эстетика разваливающегося СССР: все это для рафинированного модного общества было в новинку. Первые коллекции Демна вместе с командой отшивал чуть ли не на коленке, моделей для показа искал в инстаграме, игнорируя кастинги и модельные агенства, а вещи, показанные на подиуме, были настолько понятными, что ни у кого не возникало вопросов «с чем и как это носить?»

Джинсы, ботильоны и худи Vetements

Несмотря на простоту, цена вещей от Vetements всегда была их дополнительной фишкой: о футболке DHL за баснословные деньги не слышал только ленивый. Одна из причин — эксклюзивность. Ограниченный тираж — это то, что превращает самые обычные вещи в настоящее сокровище для коллекционеров и охотников за трендами. Кстати, за финансовую сторону предприятия отвечает брат Демны — Гурам, так что предприятие это в некотором роде семейное. Также в команде Vetements известный стилист Лотта Волкова, которая нередко и сама участвует в съемках и показах в качестве модели.

Лотта волкова и Демна Гвасалия

Кстати, примечательно, что одежда Vetements не делится на женскую и мужскую — это, как и заявлено в названии, просто одежда.

Фото из лукбуков Vetements

Balenciaga: новая история кутюра

До 2015 года про Balenciaga мало кто слышал. Это был качественный бренд с историей, основанный Кристобалем Баленсиага еще в 1919 году. Дела у модного дома шли с переменным успехом, а после смерти основателя целых 19 лет бренд бездействовал. Его неоднократно пытались возродить и вернуть на модный олимп, и у некоторых это даже получалось — но такого оглушительного успеха, как у Демны, не удалось достичь никому. Он одним из первых сделал ставку на инстаграм и молодое поколение — и заставил клиентов полюбить толстовки с джинсами. Впрочем, несмотря на внешние различия, идеи Демны не так уж далеки от идеологии создателя бренда: балансировать на тонкой грани между прекрасным и отвратительным.

Первая коллекция Демны для Balenciaga

Главная черта стиля Демны — ирония. Думаю, это довольно четко дает понять инстаграм Balenciaga, который в этом году не обсудил только ленивый. Пока обыватели видят в этом издевательство над их хлипким чувством прекрасного, модные критики и целевая аудитория — в полном восторге, а Демна Гвасалия продолжает зарабатывать на этом деньги и оставаться самым востребованным дизайнером современности. Он всегда тонко чувствует тренды и не скатывается в пародии или откровенный стеб — его одежда и идеи вызывают скорее недоуменное восхищение и вопрос «почему я не додумался до этого первым?»

Слева — Гоша Рубчинский на показе Vetements в знаменитой футболке DHL, справа — кожаная копия сумки-шопера IKEA

Также стоит отметить детали: вещи Vetements и Balenciaga имеют идеальную посадку и продуманы до мелочей — коллекции наполнены отсылками, виртуозно вплетенными в тренды будущего сезона. А уж рекламные кампании точно имеют мало шансов остаться незамеченными:

Ну и, конечно же, деконструктивизм: у Демны получается так виртуозно  разрушать форму, что все кидаются повторять — и, чаще всего, проигрывают.

Слева — знаменитая куртка с открытыми плечами, справа — образ из коллекции pre-fall 2018

Вместо послесловия

Демна Гвасалия — дизайнер относительно молодой, и скорость, с которой он развивается просто поражает воображение. Завоевать мир за несколько сезонов, заставить всех ходить на показы со словарем — переводить русские и грузинские надписи на свитшотах, ввести моду на нестандартных моделей, сделать безвкусицу Перестройки новым трендом и завлечь Анну Винтур и прочих модных снобов в китайский ресторан на показ — все это, кажется, дается дизайнеру легче легкого и выглядит многообещающе. Каждый сезон весь мир ждет, что же он выкинет на этот раз и готовится выкладывать несколько сотен (и тысяч) долларов за очередную копию бумажного пакета или ветровку в стиле 90-х.

И напоследок — немного фактов и цифр:

Еще про дизайнеров
Еще про моду

fridamania.ru

Грузинские дизайнеры: Демна Гвасалия

Что мы знаем о Демне? Креативный директор дома Balenciaga, который обул модников всего мира в «папины» ugly sneakers, а моделей на подиуме закутал в огромные парки сразу поверх курток. Дизайнер собственной марки Vetements, выпустивший желтые футболки с логотипом службы доставки DHL: их цена в пересчете на рубли — 25000. Человек, который заявил, что «парижская мода сейчас — это застарело, замшело и консервативно» и решил «дать развернуться» той энергии, которая зарождается в Париже сегодня, а наведя шуму в городе, перевез штаб-квартиру своего бренда в Цюрих — там меньше налогов. Пройдемся по знаковым годам в жизни Демны и разберемся, откуда растут ноги у успеха такого масштаба.

Сухуми, униформа и костюм adidas



lamode.info

Демна Гвасалия родился в Сухуми, где провел первые 17 лет жизни (потом пришлось часто переезжать из-за работы отца). С детства дизайнер был окружен людьми в военной униформе: «Эта одежда была ужасной. Я пытался преобразить ее, укоротив брюки, что принесло мне много проблем». Интерес к моде возник у Демны благодаря бабушке: она тоже пыталась сделать вещи красивее, меня силуэты, а еще всегда интересовалась мнением внука о том, как она выглядит.

В 8 лет Демна побывал в Москве (вернется он сюда спустя четверть века — на концерт Земфиры). В столице родители купили ему в магазине «Березка» спортивный костюм adidas: «Он так и пролежал в шкафу — я его берег, пока из него не вырос. Носить adidas — это было как ездить на Lamborghini», — вспоминает дизайнер. 

Сын Мартина


vetements_official

Свое первое образование Гвасалия получил в Тбилисском государственном университете, где изучал экономику. Дизайнерские навыки он оттачивал позже в Королевской академии изящных искусств Антверпена. Потом — работал в Maison Margiela, Marc Jacobs, Louis Vuitton.

По словам Демны, в основе его подхода к дизайну одежду лежат те навыки, которые он получил в Margiela: там он «научился деконструировать до совершенно нового, стал понимать, как выполняется каждая деталь, получил иное представление о создании вещей». Говорят, Гвасалию тогда называли «духовным сыном Мартина», потому что его идеи были «за пределами моды».

 Vetements и вещи



wiki.wildberries.ru

Vetements — это бренд без концепции: главная задача дизайнера и его команды (анонимной, кстати) — делать вещи. А название марки вообще переводится с французского как «одежда». Комфортные худи, простые брючные костюмы, классические бежевые плащи, большие бомберы — список можно продолжать бесконечно: на одном из своих показов Демна показал 55 луков, которые состояли как раз из такой одежды, в которой вы видите людей в метро каждый день. Некоторые критики не оценили — но Гвасалия не читает критику.

ДНК Balenciaga



wmj.ru

В марте 2016 года в Париже прошел показ первой коллекции Balenciaga, созданной Гвасалией, которого назначили креативным директором французского модного дома. Демне удивительным образом удалось подружить свои идеи с ДНК бренда, сохранив традиционные силуэты марки вроде пальто-кокона.

«Когда меня только пригласили, я провел сезон, копаясь в архивах и пытаясь понять, кем был Кристобаль Баленсиага и что за дамы были его клиентками. Если новый дизайнер этим пренебрегает, я не понимаю, что он делает в историческом модном доме. Почему бы не запустить собственный бренд?»

Брат Гурам


EastNews

«Я никогда не смог бы делать Vetements без него, и он без меня — тоже», — говорит Демна про своего родного брата. Гурам младше на 4 года, но при этом именно он занимается всеми бизнес-процессами марки, оставляя старшему брату креативную часть — а еще «чистит» все интервью эмоционального Демны перед публикацией, заранее предупреждая об этом журналистов.

Братья вспоминают детство, когда пятилетний Гурам говорил всем: «Мы будем работать с Демной, я буду его директором!». Демна в это время рисовал и вырезал кукол из картона, и вместе с братом устраивал показы мод. «Мы всегда собирали полный зал из родственников и соседей», — вспоминают Гвасалия. Теперь же на их показах встречаются селебрити, тредсеттеры, хорошие друзья и фанаты марки: все вышло ровно так, как они и планировали в детстве.

speelogroup.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о