Дельфин интервью 2019: Интервью с Дельфином о новом альбоме «Она»

Содержание

Интервью с Дельфином о новом альбоме «Она»

Минувшей ночью вышел новый альбом Дельфина «Она»: девять тонких самосозерцательных треков, лишний раз убеждающих нас, что их автор — одна из констант местной независимой сцены. «Афиша Daily» поговорила с Андреем Лысиковым.

— Сложно ли было делать песни более простыми?

— Да нет.

— То есть действительно ставилась такая задача или это я домысливаю?

— (С подозрением.) А вы слушали пластинку?

— Да.

— Было такое настроение, хотелось его зафиксировать — возможно, что оно больше не повторится. Изначально идея состояла в еще более утрированном упрощении. И то, что получилось, даже отчасти сложновато.

— Мне «Она» напомнила альбом «Игрушки» вашего старого-старого проекта «Мишины дельфины».

— Да-да-да. Так оно и есть. Потому что и в том и в другом случае очень много музыкального материала я придумывал сам, поэтому и похоже.

— Вы склонны переоценивать старые записи? У вас меняется отношение к ним?

— Я же не слушаю их. Я только имею возможность исполнять какие-то старые треки на концертах. Да и то они сейчас звучат совершенно по-другому как с точки зрения смысла, так и музыкально.

— Но можно предположить, что альбом, скажем, «Глубина резкости» даже и без переслушивания вызывает у вас ощущение «это было давно, забудьте, отстаньте».

— Такое отношение к этому альбому у меня возникло лет пятнадцать назад. И вообще, когда записываешь материал — это значит, что ты от него в какой-то степени отказываешься. И то, что происходит с ним на сцене, — это другая история, где свои законы. Сначала мы придумываем и записываем материал, потом начинаем его обыгрывать и репетировать. И потом, когда он много раз исполняется на концертах, то принимает совсем другую окраску. Меняются не только аранжировки, я говорю, но и весь смысл происходящего. Поэтому любая запись — это скорее фиксация настроения, голая идея, нежели конечный результат.

— Песня «9 мая» имеет под собой вот именно эту военно-патриотическую подоплеку, которая подразумевается названием? Или тут какой-то ваш личный сюжет?

— Я вообще очень осторожно отношусь к термину «патриотизм», это далеко не моя история. Но 9 мая — дата окончания реально великой войны, меня очень трогает. Я считаю, что это очень важный день.

— Но вы ведь не склонны к разговорам о патриотизме и политике.

— Это просто очень человеческая история. Песня не писалась специально, она просто такой получилась, и я понял, что у нее может быть такое название. Можно было выбрать дату, не знаю, завершения войны англичан с кем-нибудь и назвать песню этим числом — от этого ничего не меняется.

— Резонанс будет меньше.

— Ну я же не думал об этом.

— Понимаю. Вас не останавливало то, что Великая Отечественная война сейчас превратилась в инструмент пропаганды и ассоциируется…

— Я понимаю, о чем вы говорите. Но поскольку я, как говорится, «не состоял и не был замечен», то мне кажется, что в моем случае я могу спокойно совершенно от чистого сердца называть эту песню именно так. Потому что я действительно по-человечески очень сильно переживаю о том, что произошло. И надеюсь, что часть людей, которым нравится то, что я делаю, это заставит посмотреть на эту дату не через брызги салютов, а как просто на большую человеческую трагедию.

— Сегодняшний мир так устроен, что все больше артистов вообще не нуждаются ни в какой поддержке медиа — потому что превращают в медиа свои социальные сети и напрямую контактируют со своими поклонниками. Почему вы этим не занимаетесь? Ведь у вас лояльная фан-база, они явно ищут контакта с вами.

— Каким образом? Все, что я хотел бы им сказать и даже больше, я уже рассказываю в песнях, которые записываю. Мне кажется, это даже сверх того, что можно было бы предложить. А как-то там, ну, «дружить», фотографиями обмениваться — это не моя история. Нет, я прекрасно понимаю людей, которые этим пользуются. Возможно, они тем самым заполняют пустоты своего контента. Мне это не нужно, я даже слишком многое даю, чтобы еще и присутствовать в жизни этих людей в виде персонажа, сидящего в кафе. И ну что я могу с ними обсудить? Какую проблему, какую историю? Ну я не знаю. По-моему, то, что я делаю, — это как раз те увеличительные стекла, через которые можно посмотреть в том числе на эту проблему. Это просто какое-то отношение к жизни. Оно может нравиться и не нравиться, но оно есть, и оно как бы дано как инструмент, который можно использовать.

Предыдущий альбом Дельфина «Андрей» напоминал, скорее, стихи, избавленные от песенной формы «куплет-припев» и положенные на потрескивающие электронные текстуры. В этом смысле «Она» на него совершенно не похожа.

— Вы же и в телефоне не сидите, как все вокруг?

— Если я что-то делаю в телефоне, то причин может быть три: или я проверяю почту, или записываю текст, или ищу, что можно послушать.

— Это сознательное усилие или естественное положение дел?

— Просто я ничего нового из соцсетей не выношу. Информация, которая мне нужна, сама меня находит. Если мне что-то необходимо узнать — я тут же все могу выяснить. Мне не надо комментировать, на что-то смотреть, с кем-то переписываться. Увлечение соцсетями во многом вызвано стремлением личности к самоутверждению. А у меня с этим проблем нет. Кстати, так сегодня происходит во всем: в музыке, фотографии. Сейчас не выходя из дома можно на достаточно приличном уровне записывать музыку. Талантливые люди используют эту возможность, чтобы высказаться, сохраняя свою индивидуальность. Но абсолютное большинство людей, занимающихся современной музыкой, в первую очередь самоутверждаются. А это то же самое, что писать посты в соцсети.

— В своей деятельности вы ощущаете себя в конкурентной среде?

— Может быть, больше по каким-то техническим решениям — по качеству звука, по качеству выступления. Дело в том, что, на мой взгляд, самое важное в любом артисте — это самобытность. И в самобытности соревноваться сложно. Нельзя сказать «кто лучше».

— Было бы вам интереснее, если бы по соседству на сцене находилось много людей, служивших вам творческими ориентирами?

— Такие люди есть. Но они могут быть не связаны с музыкой. Они интересны мне по другим причинам, в них есть что-то, чего у меня нет. Раньше это были близкие друзья, люди немного старше. Я больше молчал в их присутствии, больше впитывал, очень многое через себя пропускал и интерпретировал. И перенял какие-то жизненные принципы, которыми до сих пор пользуюсь.

— Могли бы вы припомнить, кто из музыкантов вас в последнее время удивлял?

— Я уже много раз говорил об этом, из больших — это Дэвид Боуи. Я просто искренне никогда не воспринимал этого человека. И до сих пор мне почти все, что он делал, кажется в плохом смысле странным. Хотя, посмотрев о нем фильм и почитав что-то, я понял, что он очень серьезно к этому относился. Но это настолько, видимо, не мое, что я не мог проникнуться. Но последняя пластинка — я время от времени ее слушаю, отличная, просто удивительная.

— За то время, что вы занимаетесь музыкой, драматическим образом изменился весь шоу-бизнес. На каком этапе вам более комфортно: сейчас, когда проще быть независимым артистом, не идти на компромиссы, обходиться без радио и телевидения и вполне достойно существовать? Или, может быть, в какие-то совсем ранние времена «Мальчишника», продюсеров, гигантских стадионов, дикого драйва?

— Тогда это было хорошо — этого как раз и хотелось. Осознания происходящего не было. Была просто молодость, она нуждалась в совершенно необузданных и диких поступках, их было очень много, и это было здорово и, главное, вовремя. Все меняется, сейчас все тоже вроде неплохо. Все более понятно, открыто и честно. В основном нужно полагаться на самого себя.

— В тех прежних условиях часто приходилось делать то, чего не хочется? Помню церемонию MTV, где, видимо, из-за телетрансляции была возможность выступать только «под плюс», — и вы тогда демонстративно давали понять, что это фонограмма идет.

— В тот момент у меня был контракт с российским отделением Universal. Я уже не помню подробностей, вряд ли меня заставляли это делать, может быть, подспудно… Что-то мне не нравилось, в общем, и иногда это выливалось в такие несанкционированные протесты. Хотя отношение ко мне было абсолютно нормальное — наоборот, было очень много помощи, работала очень хорошая команда, которая многое для меня сделала. Но были нюансы. Они пытались заниматься шоу-бизнесом по накатанным шаблонам. Одним из примеров которых было такое выступление.

Диалог с Дельфином в эфире «Вечернего Урганта»: кажется, он стоит артисту больших усилий.

— Недавно все крайне заинтересованно обсуждали нобелевку Боба Дилана за литературу.

— На первый взгляд, конечно, это странно. Но в этом есть и вот какая сторона: это такой сигнал людям, которые занимаются музыкой, ну или некоторым из них, что это очень серьезно. И что вы реально можете менять мир. То есть вы можете встать на один уровень с людьми, которые, грубо говоря, строят коллайдеры и делают открытия, которые нам не очень понятны, но которые в корне вообще меняют все мировоззрение. Хороший такой прецедент.

— В вас ведь тоже зачастую видят в первую очередь поэта. Это не принижает вас как музыканта?

— Есть много гениальных поэтов, которые никогда не донесут информацию, заключенную в их книгах, до столь широкой аудитории. А Дилан донес только благодаря тому, что играл на гитаре.

— Вы чувствуете в себе мотивацию заниматься музыкой так же долго, как он?

— Я чувствую в себе большую мотивацию так или иначе получать удовольствие в любом виде. И одно из таких удовольствий — это занятие музыкой. Если это будет доставлять удовольствие, то я обязательно продолжу. Возможно, это занятие будет принимать совершенно разные и даже какие-то странные формы — чего мне даже и хотелось бы, попробовать себя в совершенно других жанрах. Но пока это будет мне нравиться, я буду это делать, да.

— О других жанрах. Я читал, что интерес к жанру хип-хоп у вас давно и надежно потерян. Тем не менее сейчас он стал просто главным молодежным жанром страны. Вы 25 лет назад могли себе представить, что это произойдет?

— Когда я начал заниматься хип-хопом, я почему-то так все и представлял. Более того, мне было даже странно, что почему-то это не происходит прямо сейчас. Это было настолько круто, почему этим не занимаются все подряд?

— В идеальном мире к группе «Мальчишник» уже стояла бы очередь из концертных промоутеров, предлагающих сделать концерт-реюнион. Просто потому что это такой супертренд последних лет, когда группы, по 20 лет не выступавшие, снова воссоединяются, записывают музыку и отправляются в огромные туры. Вы воспринимаете этот сценарий как хотя бы на один процент реальный?

— Нет, я даже как-то… Я не думаю об этом вообще никогда.

Первый сольный альбом Дельфина «Не в фокусе» вышел почти 20 лет назад, в 1997 году — на его обложке фигурировало название группы «Мальчишник», перечеркнутое словом closed. Открывался он треком «Дилер», крикливым хип-хопом с семплами из группы Morphine.

— Почему концерт в «Известия Hall» не преподносится как презентация нового альбома, который выходит как раз за неделю до?

— В процессе так называемой творческой деятельности я понял, что люди любят сначала послушать дома, понять, нравится им это или нет. И обычно презентации нового материала не имеют смысла, потому что это новый незнакомый материал, к которому надо прислушиваться. Люди почему-то хотят слышать то, что уже слышали. Это странная позиция.

— А у вас не так, когда вы зритель?

— Мне бы хотелось что-то новое, что-то неожиданное, то, что я не слышал.

— Вас за столько лет не утомили концерты, разъезды и дорожный быт?

— Сами выступления — нет. Единственное, что утомляет, — это как раз момент дороги. Понятно, что тур на 2–3 недели по сибирским городам — это сложно. Но мы, наоборот, как-то собираемся, потому что находимся в одной лодке. И те условия, в которых мы находимся, вынуждают нас сплачиваться, нежели ссориться.

— А когда вы ездите и смотрите на страну, в основном что чувствуете?

— Всегда пытаюсь искать красоту в том, что я вижу. Независимо от того, на что я смотрю из окна поезда. Но это чувство всегда смешивается с большим желанием поскорее вернуться домой.

— Когда я приезжаю из Москвы в родной город, мне довольно горько смотреть на него. И есть ощущение, что так будет всегда, ничего не изменится и никогда люди там не заживут как здесь.

— В некоторые крупные города мы ездим уже 15–20 лет. За это время очень многие из них изменились в лучшую сторону.

— Я хотел бы последний вопрос задать. Как вы себя ощущаете в такой обстановке, как на «Вечернем Урганте»? Выглядело так, словно вы вообще не в своей среде.

— Мне некомфортно, я очень напряжен, не могу расслабиться, хотя понимаю, что ничего страшного не происходит. Не знаю почему. Я бывал и в более драматичных, и в более смешных ситуациях. И нормально себя чувствовал.

— Но вы же явно не такой в кругу друзей.

— Явно. Явно не такой. Просто когда я был совсем юн, лет в 18–20, я был душой любой компании, всегда тянул одеяло на себя, рассказывал анекдоты и что только не вытворял. Но когда я стал чувствовать, что я становлюсь для других людей немножко больше, чем просто Андрей, то мое поведение изменилось. Я стал меньше разговаривать в компании, я стал меньше обращать на себя внимание. А потом стал вообще компании избегать.

путеводитель по сольным альбомам Дельфина — Нож

1. «Не в фокусе» (1997): лебединая песня «Мальчишника» и возвращение в тлен-рэп

«Вы не поете о наших проблемах, о том, что нас волнует! У нас сейчас наркомания, бездуховность, моральное падение! А вы об этом практически не говорите!» — взывала к творческому мужеству бардов одна из юных зрительниц программы «Музыкальный ринг» в 1986 году. Ей стоило подождать буквально несколько лет: уже в начале 1990-х выпустят первые записи сначала «Дубовый Гаайъ», а затем «Мальчишник», ее сверстники, — и все они будут исключительно о проблемах старшего подросткового возраста.

Альбом «Не в фокусе» мог стать очередным релизом «Мальчишника», но в процессе записи скандальное рэп-трио обнаружило, что «проект себя изжил». С тех пор Дельфин утверждает, что это его первый сольный диск, который он «совершенно спокойно записывал один», а другой член «Мальчишника», Павел «Мутабор» Галкин, уверяет, что релиз на 90% состоял из минусовок для диска группы. Так или иначе в соавторы этого альбома можно записать еще дюжину артистов, из произведений которых музыканты грамотно нарезали семплов: от Sonic Youth и Джеймса Брауна до Херби Хэнкока и Шостаковича.

Дебют разве что в силу обстоятельств: к тому времени Дельфин был уже самодостаточным зрелым артистом с верной фан-базой, узнаваемым почерком и фирменным набором тем-фобий. Скорее это точка отсчета: звезда зажглась и мизантропично проорала: «Я люблю людей!»

Бьющий по щекам и откровенно борзый по тогдашним меркам клип на песню «Дилер» рвал чарты MTV, почти все композиции попали в ротацию популярных радиостанций. От «Дубового Гаайъа» им досталась яростная суицидальная лирика, эпатаж и агрессия, от «Мальчишника» — коллажная электроника и хулиганский речитатив, от балды — гитарные импровизации.

Старый недобрый Дельфин выдавал себя за фрешмена, причем весьма ловко: «Не в фокусе» по-прежнему входит в списки самых влиятельных альбомов русского рэпа и почитаем у героев текущего момента. Так, рэпер ЛСП развил знакомую тему, сочинив хит «Малышка любит дилера».

Малая косатка

«Яндекс.Музыка» | «ВКонтакте» | YouTube

2. «Глубина резкости» (1999): первые нетленки, затянутые петли и базар-вокал

Позитивная программа Дельфина на повышенных тонах. Не альбом, а музыкальный аналог телефона доверия: манифест «Я буду жить», триптих про веру, надежду, любовь и просветленный дзен-хоп «Тишина» (похожий на прототип «Пожалуйста, не танцуйте» СБПЧ). До умиротворения более поздних альбомов еще далеко, но с голыми завтраками, кажется, покончено. «Осталось уколоться и упасть на дно колодца» — это больше не про Дельфина.

Продолжение разговора про жизнь-есть-боль под мародерскую электронику и раскатистый шугейз в сумраке. Дельфин снова говорит вескими фразами, которые хочется цитировать: песни-слоганы в мире копирайтинга, где каждый человек — ивент-менеджер своей судьбы.

Песня «Любовь» донесет талант музыканта до самого массового слушателя, даром что ничего романтичного в ней нет. «Дверь» станет его первой бессмертной вещью и зафиксирует ожидаемую сделку с мейнстримом: припев Дельфин именно что споет, протяжно и грустно — и за ним подтянут сотни тысяч сограждан (хотя далеко не все они поймут, например, откуда был вырезан семпл для песни «Я буду жить»).

Свинцовый дельфин

«Яндекс.Музыка» | «ВКонтакте» | Spotify | Apple Music | YouTube

3. «Плавники» (2000): экстренно выпущенный сборник эрзацев и черновиков из прошлой (менее алчной) жизни

Венец творений под ключ на пороге миллениума: сначала стихотворный перевод по заказу Николая Баскова и агитка для блока «Отечество» Лужкова — Примакова, год спустя — «Плавники», собранные за две недели на отвали. Дельфин не скрывал, что записал диск по требованию лейбла, с которым решил расстаться, и потому не слишком усердствовал.

Поклонников-староверов очевидная сырость материала не устроила: вторичные треки из домашней студии хорошо звучат на балконе, но никак не в радиоэфире. Однако рекурсивная «Радиоволна» ставила резонеров на место, демонстрируя всё в том же эфире, как «через стены и даль донести печаль».

Любопытный концептуальный жест музыканта-технооптимиста: альбом явно был создан нейросетью имени Дельфина, она же сгенерировала ему обложку и накрутила подходящий звук.

Ни шагу вперед, сплошные самоповторы в жанре «приуныл», но кто сказал, что бег на месте вреден? К счастью, заядлые перфекционисты могут красиво подать даже откровенно разбодяженные номера: песни «Окно», «Кран» и «Ольга», достанься они артисту рангом пониже, казались бы прорывом, по меркам Дельфина же они явно мелковаты и скучны. «Слеза за слезою, за раною рана моя жизнь утекает, как вода из-под крана» — ой, всё!

Дельфин Коммерсона

«Яндекс.Музыка» | «ВКонтакте» | Spotify | Apple Music | YouTube

4. «Ткани» (2001): рэп-йога против ветра и стояние на аудиогвоздях

Альбом лауреата престижной литературной премии «Триумф» за «поэтический гений», которого лично поздравил с победой член жюри Андрей Вознесенский. По иронии судьбы «Ткани», кажется, могли бы и вовсе обойтись без лирики: музыка и аранжировка интересовали артиста гораздо больше. Во всяком случае он решил отказаться от семплов, а все пробравшиеся в треки заимствования начисто переиграть по-своему (при желании можно было даже инструменты пересобрать на свой лад).

Дельфин выходит на новый уровень самообладания и не отвлекается на такие мелочи, как удачные строчки или неочевидные аккорды: в таких песнях, как «Мало» и «Утро», он стоит, не шелохнувшись, на неведомых ремесленникам сцены аудиогвоздях и ждет «над головой золотое свечение».

Но раз заведенную шайтан-машину уже не остановить: плавильный котел поэтического гения снова стреляет обжигающими каплями крови. Лирический герой Лысикова в тысячный раз в образе побитой жизнью собаки обещает вернуться, надрать всем обидчикам задницы, вспороть брюшную полость и вырвать сердце. Не без повода, конечно, он же не зверь: «Моей печали всходы взошли уже до неба». Впрочем, это еще что — послушайте, как он обещал расквитаться с Лениным.

Индийская афалина

«Яндекс.Музыка» | «ВКонтакте» | Spotify | Apple Music | YouTube

5. «Звезда» (2004): звенящие гитары, красивая индитроника и забытый гений

Эволюция сольного проекта в номинальный дуэт, продержавшийся без малого четыре альбома: теперь за спиной фронтмена всегда (до 2017 года) находился блистательный нойз-гитарист Павел Додонов, новый соавтор Дельфина и едва ли не основное действующее лицо на его живых выступлениях. Именно он был тем самым «голым гитаристом» на «Нашествии-2002».

Еще больше намотанных на кулак нервов, бессильной злобы и новых попыток пропеть свою меланхолию поверх дребезжащих гитар как сквозь респиратор. Самый депрессивный краут-рок на российской альт-сцене нулевых.

Монотонный стрекот драм-машины, раскрытый веер гитар, душещипательная акустика — почти всю музыку для альбома написал и сконструировал Александр Mewark Петрунин. Концепция альбома, звучание, мелодии — своими лучшими моментами «Звезда» обязана именно Петрунину, но он и близко не получил ни заслуженных денег, ни народной любви, ни посмертной славы. «Кто ты? Кто ты?» — как и положено большому поэту, Дельфин узрел будущее раньше других и предсказал печальный итог в песне «Чужой».

Темный дельфин

«Яндекс.Музыка» | «ВКонтакте» | Spotify | Apple Music

6. «Юность» (2007): скорбный лоуфайный постпанк со звоном в ушах

Внутренние переживания подростка-киборга, разыгранные на троих — первый альбом, где «Дельфин» официально заявил о себе как о группе: Андрей Лысиков — тексты, Павел Додонов и Ренат Ибрагимов — музыка.

С «русским Трики», «русским MCA» и «русским Бэком», казалось, было покончено: десять лет сольной карьеры — достаточный срок, чтобы обрести себя и пойти своей дорогой. Дельфин побыл собой недолго: «Юность» — это третий альбом My Bloody Valentine, записанный Билли Корганом из The Smashing Pumpkins.

Новый имидж — от Джей-Джей Йохансона c щепоткой Мэрилина Мэнсона. Великая сила старых привычек: отказавшись от семплирования как доминанты, Дельфин продолжал собирать свою индивидуальность, заглядывая в чужие окна, — и, отражаясь в них, очень себе нравился.

Если бы вместо новых самокопательных текстов Дельфин просто взял цитату из Петрарки, «Юность» стала бы только лучше: «Теперь вижу, что мне суждено понять при жизни: здесь ничто не мило, здесь, в этом мире, всё обречено».

Китайский дельфин

«Яндекс.Музыка» | «ВКонтакте» | Spotify | Apple Music

7. «Существо» (2011): нойз-триггеры для караоке-дуэтов с психологом

Второй альбом группы «Дельфин», в котором фронтмен запрещает гитаристу и клавишнику играть и записывать что-то кроме шугейза и синтипопа. По факту — часовой трибьют Андрея Лысикова главной музыке своей юности.

Дельфин очень хорошо знает и любит творчество Sonic Youth, Lush, Ride, The Jesus & Mary Chain и Cocteau Twins, любит всем своим «Существом» и переставать любить не собирается. Представьте картину «Дельфин в янтаре» — это она.

Меж тем статус «главного независимого артиста страны», прорастающий из пресс-релизов и журнальных рецензий тех лет, обязывал к чему-то большему, пускай даже не всегда визионерскому и авангардному. Поделенный на две части диск «Существо» отвечал этому негласному правилу плюс-минус никак: еще один сеанс проговаривания тревожных мыслей, фиксирующих кризисное состояние, с театральными паузами и многослойными гитарами.

«Когда мы выпускали альбом „Существо“, была идея дать послушать песни профессиональному психологу, а потом снять интервью с ним. Увы, вышла накладка», — признавался Дельфин в интервью. Увы, накладкой был сам релиз.

Кейс Александра Петрунина, к сожалению, повторился: теперь на его месте оказался Ренат Ибрагимов — соавтор диска, оставшийся ни с чем.

Полосатый дельфин

«Яндекс.Музыка» | «ВКонтакте» | Spotify | Apple Music | YouTube

8. «Андрей» (2014): голосовые сообщения знакомому композитору

Аудиокнига-бенефис с новой порцией субъективных переживаний и томлений духа. «Андрей» делает всё, чтобы казаться «предельно личностной» автобиографией или хотя бы показаниями, подписанными: «С моих слов записано верно и мною прочитано». Но кажется, это та же мистификация, что была разыграна «Дубовым гаайъем» в песне «Меня зовут Дельфин» двадцатью с лишним годами раньше. Подумаешь, лирический герой — тезка автора, и чего?

Альтернативный курс онтологии профессора поп-философии Андрея Лысикова под нуар-саундтреки имени Трента Резнора. Жаль, что в этом нагромождении словес про эмпирии и «тишину молчания» не было смысла.

Одновременно с альбомом вышел первый сборник стихов артиста, утвердивший реноме Дельфина как знакового и, что важнее, состоявшегося поэта чуть ли не в большей степени, чем пресловутая премия «Триумф».

Белобрюхий дельфин

«Яндекс.Музыка» | «ВКонтакте» | Spotify | Apple Music | YouTube

9. «Она» (2016): неудачная попытка стать своим для думеров

Формальное продолжение мелодекламации с табуретки и с петлей на шее, но на деле всё куда интереснее — это неслучившийся сиквел сайд-проекта Дельфина 1990-х «Мишины дельфины». Одна из самых доступных и легковесных (по меркам данного артиста, конечно) пластинок сорокапятилетнего патриарха российского спокен-ворда про неразделенную любовь.

«А я тону в весне и снова много пью, скучаю о тебе в заслуженном раю». Что мешало Дельфину быть таким же внятным и в доску своим раньше? Возможно, амбиции серьезного художника. Что развязало руки теперь? Возможно, то же самое.

Первая работа без Павла Додонова, а значит и без гитарных вихрей. Если изъять из треков оставшиеся бас и ударные, они в миг осиротеют. «Она» — весомый аргумент в пользу тех, кто считает, что русский постпанк выродился в самую скучную тягомотину на свете. Идеальная музыка для думеров.

В девяти безжизненных песнях, подключенных к ИВЛ, не происходит ничего, кроме муравьиных соло, которые не оправдать ни заявлениями про минимализм, ни расчетом на креативную силу ограничений.

Обыкновенная гринда

«Яндекс.Музыка» | «ВКонтакте» | Spotify | Apple Music | YouTube

10. «442» (2018): прямое политическое высказывание

Остросоциальная беллетристика по мотивам репортажей «Новой газеты», антикоррупционных расследований и сводок с мест боевых действий на ура-патриотических каналах. Тот редкий случай, когда Дельфина допекло, и в результате токсичное внешнее вытеснило чистое внутреннее. «Я улетаю бомбить города спящих людей, которых не знаю», — и это только начало.

Реакция певца-гуманиста на конфликты на границе России и далеко за ее пределами, полная боли и желания промотать гнетущие будни как пленку.

В клип на песню «520» попала хроника уличных протестов, клип «387» стилизован под черно-белые советские фильмы 1950-х годов. Террор, репрессии, атмосфера страха и поощрение доносов под взъерошенный гитарный рок. Что это было? «Взгляд человека, долго не открывавшего окно, но вдруг посмотревшего в него, оглянувшегося по сторонам и ужаснувшегося», — пояснил Дельфин.

Дельфин Гектора

«Яндекс.Музыка» | «ВКонтакте» | Spotify | Apple Music | YouTube

11. «Край» (2019): песни-баррикады и новый старый фатализм в «мире печали»

Протестный электропоп про политиков-популистов «на вечной арене войны золотого песка», еще одна порция публицистики на взводе. «Ничего страшного со мной не происходит, всё в порядке. Но была перешагнута черта, и был достигнут определенный край», — признался Дельфин во время презентации диска.

У Дельфина уже был кавер на песню Depeche Mode. Настала очередь оммажа их альбому Spirit — про политиков-популистов как новое стихийное бедствие.

«В жилах искрится высоковольтный ток чужих манифестов», «вбитые в лоб гвозди ржавых идей», «лишь ради самой власти власть» — Дельфина можно было бы причислить к оппозиции, но в его новых песнях достается и ей, ведь свои вожди найдутся везде. В клипе на песню «Лето» тема кровопийц, ждущих своего часа, раскрыта во всей живодерской красе: похороны лидера государства, форма под мундиры офицеров СС, ухмылка. Что же будет с родиной и с нами? «Я хочу быть твоим, снега и смерти — всем остальным» — так завершается этот альбом.

Крупнозубый дельфин

«Яндекс.Музыка» | «ВКонтакте» | Spotify | Apple Music | YouTube

Дельфин: «От своих песен я никогда не плачу» | Статьи

Андрей Лысиков, один из самых загадочных музыкантов, больше известный широкой публике под псевдонимом Дельфин, сегодня отмечает свое 45-летие. Певец поколения, родившегося на сломе эпох, экс-участник скандального трио «Мальчишник», альтернативной рок-группы «Дубовый Гаайъ» и экспериментального проекта «Мишины дельфины» поговорил с корреспондентом «Известий» Евгенией Коробковой. 

— Андрей, вы чувствуете, что вам 45?

— Чувствую. И в физических моментах, и в том, что я стал понимать вещи, которые вообще не хотел бы осознавать и вспоминать. С возрастом само пришло. Понимание про людей, про друзей, про любовь. И вообще про всё это странное место. 

— А вы сейчас где находитесь? 

— В аэропорту. Улетаю на концерт в Пензу. Но под странным местом я жизнь имел в виду, а не аэропорт.

— Помните, Ходасевич, перешагнув определенный рубеж, написал: «Я, я, я. Что за дикое слово! / Неужели вон тот — это я? / Разве мама любила такого, /Желто-серого, полуседого / И всезнающего, как змея?»

— Меня такие мысли не покидают. Не то чтобы они приходили только в дни рождения. Я непрерывно об этом думаю.  

— Поэтому вы в постоянной депрессии?

— Это не так. Просто мне повезло чуть больше, чем другим. Я могу решать свои проблемы путем переосмысления и переживания. Так я освобождаюсь.

— Сегодня выходит ваш новый альбом «Она». В нем тоже позитива не будет? 

— Нет, я хотел бы поправить. Сегодня вышел мой трек «Помни»» из альбома, а целиком альбом можно будет послушать только 20 октября. А что касается позитива — смотря что вкладывать в понятие «позитив». Это слово у всех совершенно разное, насколько я понял. Для меня позитив — это хорошо сделанное дело.

— «Она» — это хорошо сделанное дело?

— Не знаю. Иногда мне кажется, что не очень, а иногда — ничего (смеется). 

— В прежних хитах вы говорили, что держите дверь закрытой для любви, и называли любовь «той, что в белой фате со злобным оскалом по свету рыщет». Образ любви в новом альбоме изменился?

— В этом альбоме нет таких сложных проблем, мне кажется. «Она» задумывался как максимально доходчивый материал для слушателя. Своего рода эксперимент. Если предыдущий альбом был очень нагружен смыслами — и музыкальными, и литературными, то этот материал — абсолютно прост, доступен и понятен при прослушивания. 

— Вы создали жанр эмоционального хита. Расскажите, что это?

— Это термин родился из объяснений журналистам. В прошлом альбоме я сконцентрировался исключительно на текстах и поставил их во главу угла. Но в новом альбоме такого нет. Это скорее как дворовая песня. Два притопа, три прихлопа. 

— А нет ли у вас желания исполнить великую поэтическую классику в жанре эмоционального хита?

— Нет такого желания. У меня и любимого поэта нет. Вернее, так: у всех признанных поэтов я нахожу стихи, которые мне очень нравятся. Но у меня нет одного любимого. И современных поэтов я читаю мало. Почему-то так бывает, что после прочтения современной поэзии всегда хочется читать классику. 

— Что вы думаете по поводу Шнура и Басты? Недавно режиссер Сергей Соловьев назвал Басту величайшим поэтом современности… 

— Нет, ну это далеко от поэзии, я так думаю. Баста — это гопническая история. Шнур — это классный коммерческий проект, который хорошо работает и основан на той пошлости, которая в нас всех так или иначе присутствует, какими бы снобами мы ни были. 

— Вам не кажется, что Шнур напоминает ваш «Мальчишник»?

— Да, я согласен, напоминает. Своим эпатажем напоминает. Но… все-таки это не то. 

— Писатель Александр Снегирев спрашивает: «В чем секрет вашего творческого долголетия, дорогой Дельфин?» 

— Скорее всего, во внутренней борьбе с собой, результатом которой являются стихи, пластинки. Пока борьба продолжится — я буду. 

​​​​​​​

— Про вас говорят, что ваша музыка «подвешена на отдельной от остальных бельевой веревке». Вы — чуть ли не единственный современный поэт, который постоянно меняется и взращивает свою аудиторию. Начиная от простых текстов «Мальчишника», которые просвещали в вопросах пола, заканчивая сложной философией сборника «Андрей». Вам не страшно меняться? Ведь, меняясь, вы рискуете потерять своего слушателя.

— Не то чтобы мне страшно (пауза). Но мне скучно находиться в рамках и быть предсказуемым. Мне кажется, что мы в любом случае потеряем своего читателя и слушателя. Мы же не во времена Львов Толстых живем. Поэтому так получается, что люди, которые не хотят меняться, свою аудиторию быстрее потеряют. Я сделал вывод, что меняться — это более правильная и нескучная стратегия. 

— Но меняться — это умирать.

— Нет, вы слишком глубоко сейчас говорите, надо быть проще. 

— Вы знали, что дельфин — это символ смерти в античности?

— Прикольно, не знал. Впервые слышу. 

— Я смотрела клип на песню «Весна», сделанный на материале Олимпиады-80, и снова не могла удержаться от слез. Вы часто плачете, когда смотрите свои клипы? 

— Нет, я не плачу, потому что свои клипы не пересматриваю и не слушаю то, что я делаю. Я столько раз возвращаюсь к одному и тому же материалу в момент создания, что потом не хочется ни слышать, ни видеть. 

— А не хотели бы выступить на Олимпиаде?  

— Нет, я не думал об этом. Но вообще, конечно, выступить не отказался бы. 


— Расскажите о вашем гастрольном туре. 

— Мы находимся в постоянной поездке, причем в разных городах играем либо электрическую, либо акустическую программы. В Москве и Питере, например, будет электричество, а в Пензе, Тольятти, Самаре и Великом Новгороде — акустика. Это хорошее разнообразие. Мне хочется и электричества, и акустики, а во время тура есть возможность чередовать. В преддверии выхода нового альбома, кстати, выступим в Санкт-Петербурге, это будет 8 октября, а 29-го — в Москве, на концертной площадке, которая называется так же, как и ваша газета.

— Вы музыкант, поэт. Что дальше? Может быть, фильмы будете снимать?

— Возможно. Я бы хотел себя увидеть в качестве режиссера. Ничего специально для этого не делаю, но, возможно, так сложатся обстоятельства и я сниму фильм.

— В одной из ваших песен говорится о том, как дети решили драться и мстить взрослым. «За то что взрастили слабость в гнездах бетонных клеток». Сегодня «поколение слабости», о котором вы пели, уже выросло. Что нас ждет дальше?

— Сильных людей во все времена было мало и будет мало. А что дальше (очень долгая пауза). Боюсь, что я не смогу ответить. Посадку на самолет объявили…

Начальник «Черного дельфина» Сергей Балдин: маньяки не женятся

— Все сотрудники, с которыми я сегодня говорил, отмечают важные положительные моменты. Первое: отсутствие хоть какой-либо блатной романтики, а также запрещенных предметов, например мобильников. Как удается бороться с этим?

— Это в первую очередь ответственная, бдительная работа личного состава. У наших сотрудников нет никакого страха перед осужденными. В учреждении содержатся и криминальные лидеры, которые пытаются навязать свою тюремную субкультуру сотрудникам. Но сотрудники действуют в рамках закона, они могут разъяснить осужденным, что те нарушают законодательство. Конечно, если не обращать внимания на эти вещи, то они появятся и в нашем учреждении. Просто скажу откровенно: я уверен в личном составе на данный момент. Здесь ребята не дадут повода усомниться в своем поведении и требуют от осужденных соблюдать элементарные правила внутреннего распорядка. Настойчиво. Нельзя давать повода расслабляться заключенным.

— Вот пример: приходит вор в законе со своими «понятиями», а тут ему приходится самому убираться в камере, что в среде, мягко скажем, не поощряется. Он же откажется выполнять такое требование.

— Нет. Ни в коем случае. Здесь свои подходы, это не секрет, не хитрости. Просто если такие осужденные здесь находятся, они, как правило, изначально попадают в одиночную камеру. Когда заключенный находится один, у них по тюремной субкультуре не возбраняется наводить для себя самого порядок. И если не убираться, то будет он в этой комнате в пыли и грязи жить, это ему не на пользу. Опять же, взыскания — их будет очень много, он будет считаться злостным нарушителем, будет помещен, скорее всего, в строгие условия содержания, в которых не будет возможности смотреть телевизор, встречаться с родственниками, звонить по телефону, как у других осужденных. Поэтому они все понимают и ведут себя соответственно.

Если кто-то идет на принцип, то они со временем приходят к тому, что лучше соглашаться с абсолютно законными требованиями администрации, чем навязывать свои и постоянно быть под пристальным контролем и лишаться чего-либо. Поэтому они сами соглашаются.

— А как с людьми, у которых с психикой проблемы? Они же могут и не понимать эти правила.

— Как правило, такие лица содержатся в камере с другими осужденными, дабы исключить акт членовредительства либо суицида, потому что, как правило, у всех лиц, стоящих на профучете, психологической лабораторией или медицинским отделом выявляются такие наклонности: суицидальные или членовредительство. И осужденные, которые находятся рядом с ними, стараются контролировать, держать в рамках нормального поведения. Если уже совсем не справляется, то переводится в условия медчасти, где ему назначается медикаментозное лечение.

— Как сами осужденные относятся к такому неожиданному соседству? Говорят, там ночами не спят иногда.

— Бывает такое, конечно. Но со временем привыкают и начинают общаться уже нормально. Все бывает. Но в основном осужденные меж собой уживаются. Если возникает психологическая несовместимость, то, естественно, их переводят в другие камеры, в другие помещения. Это быстро выявляется. Иногда сами осужденные могут об этом заявить либо работники.

— Какая-то ротация между заключенными есть? Потому что прожить 15 лет с одним человеком в камере на восьми квадратных метрах — это, мягко скажем, не улучшает совместные отношения.

— За психологической несовместимостью между сокамерниками следят оперативный отдел учреждения и психологическая лаборатория. Осужденные сами заявят о невозможности дальнейшего совместного пребывания либо начнется конфликт в камере, который выявляют сотрудники. Есть и обратный случай, когда осужденные вместе долго содержатся, их расселяют, а они потом начинают писать прошения, заявления, чтобы их снова поселили в одной камере. Объясняют это тем, что привыкли уже. Друг другу не мешают, не надоедают.

Дельфин о 90-х, хип-хопе и… о любви

Продолжим ностальгировать по 90-м. Сейчас молодым и талантливым музыкантам проще прославиться: есть социальные сети, YouTube, различные площадки, которые поддерживают начинающих артистов (та же «Афиша»). Но почти 20 лет назад все было иначе. Как вы шли к успеху и признанию? Вам было сложнее?

Я думаю, как несколько десятилетий назад, так и сегодня существуют более удобные и очевидные способы для продвижения и определенные трудности. Например, сегодня ты можешь донести свое творчество до массовой аудитории, но, к сожалению, этими каналами пользуются не только талантливые люди, а все подряд. Очень сложно выделиться, нужно делать нечто оригинальное или иметь команду специалистов, которые помогают продвигаться в этом цифровом мире. В связи с развитием технологий производство стало относительно дешевым, а в прошлом оно было дорогим, и возможность пробиться зависела во многом от денег: если были деньги, то через СМИ можно было достучаться до зрителя. А поскольку информацию потребляли только через ТВ или радио, то процесс был не очень сложным.

Вы рассылали свои записи по радиостанциям, знакомились с нужными людьми?

Этим занимался человек, которому было выгодно наше продвижение. А меня интересовало только творчество.

Вы начинали свой творческий путь с брейк-данса и хип-хопа. Никогда не хотелось читать свои стихи под биты? Ведь вы формально начинали с русского рэпа, но в итоге пришли к серьезным «стихотворным речитативам под музыку». Как это произошло, как вы искали свой стиль?

Когда в страну пришла целая культура хип-хопа вместе с граффити, брейк-дансом и всем остальным — это было великолепно. Но время шло, и мне кроме хип-хопа начала нравиться совсем другая музыка, более экспериментальная. Я слушал совершенно разных исполнителей: начиная от Run-DMC и Beastie Boys, заканчивая Sonic Youth и My Bloody Valentine.

Всегда приятно совмещать разные стили и получать какой-то новый, самостоятельный продукт. То, что сейчас происходит, — это набор тех музыкальных впечатлений из юности, которые меня не оставляют.

Кого из современных рэперов слушаете? Какие стихи читаете?

Мне не очень нравится рэп, я быстро устаю от прослушивания такой музыки, за редким исключением. Не могу сказать, что я часто провожу время за чтением поэзии, но бывает, что хочется вдохновиться. Тогда читаю классических российских или зарубежных поэтов.

Вы следите за молодыми российскими музыкантами?

Я, наверное, больше увлечен собой и тем, что делаю. Не смотрю по сторонам, грубо говоря. Но я уверен, что у нас есть талантливые люди, и возможно, что впереди мне предстоят встречи с ними.

Ждете чье-то выступление на «Пикнике «Афиши»? Может, Земфиру?

Творчество Земфиры мне не очень близко, но она талантливый человек. Arcade Fire я бы послушал.

Что именно услышим от вас на «Пикнике»?

В основном новые треки и несколько композиций из старых пластинок. Я не исполняю те песни, которые не могу переживать во время выступления.

Интервью 2017 года с начальником исправительной колонии “Черный дельфин” Сергеем Балдиным. | by @murderss

— Как только общественность ни называет эту колонию: и “кладбищем для преступников”, и “городом маньяков”. Насколько “Черный дельфин” оправдывает свой имидж?

— Мнение о том, что в учреждении все очень плохо для осужденных, конечно же, неправильное. Начнем с того, что оно складывается у простых граждан, которые никогда не видели изнутри подобные учреждения, причем не только наше. Эти люди не понимают тюремную жизнь, быт, условия содержания. Они судят лишь по тому контингенту, который там содержится, потому что это люди, осужденные на пожизненное лишение свободы строгого режима, которые совершили тяжкие и особо тяжкие преступления, ставшие резонансными в нашем обществе. О многих слышали, их знают, поскольку средства массовой информации эту “рекламу” создают, что вот такой-то такой преступник направлен в “Черный дельфин”.

И поэтому у людей складывается мнение, что раз здесь самые отъявленные негодяи и преступники, то и условия соответствующие. На самом же деле все далеко не так. В учреждении кипит своя жизнь. Это и производственные процессы, и воспитательная работа с контингентом. Здесь люди, которые когда-то оступились, совершили преступление. Но они не дьяволы во плоти. Многие из них стремятся по окончании 25 лет воспользоваться правом условно-досрочного освобождения. В связи с этим и ведут себя соответствующе, погашают иски, налаживают социальные связи. У них они очень устойчивые. Люди здесь не находятся на кладбище преступников… Здесь осужденные продолжают жить, заниматься полезными делами для общества, делают прекрасные вещи, которые можно посмотреть в магазине.

— У вас есть собственный магазин, в котором продаются сувениры с названием колонии. Как получилось, что они появились?

— Мы исходили из того, что у нас город является курортным. И большая часть граждан, которые приезжают отдыхать, посещают и наш магазин, чтобы забрать с собой частичку Соль-Илецка. “Черный дельфин” — это, вообще, неофициальное название учреждения. Официальное название — Федеральное казенное учреждение “Исправительная колония № 6”. Их шесть таких колоний сейчас по России. Взять, допустим, Ямало-Ненецкий автономный округ, поселок Харп, 18-я колония — это “Полярная сова”, “Огненный остров” в Вологде, в Соликамске “Белый лебедь” — то же самое. Это названия, которые дали осужденные люди.

— Вас не удивляет, что туристов привлекает колония особого режима?

— Меня не удивляет. Думаю, мы все, посещая другие города, стараемся сделать снимок на память самого запоминающегося памятника культуры, здания или сооружения. А здесь у нас прекрасный фасад и дельфин на площадке. Мы сделали все, чтобы здание не было мрачным, убогим. Некоторые приезжие путают нас с администрацией, думают, что это мэрия, пока не прочитают вывеску.

— Совсем недавно СПЧ сообщил, что условия содержания в колонии достигли практически европейского уровня. А ведь еще лет шесть-семь назад условия были достаточно тяжелыми. С чем связана такая резкая смена курса?

— Эмоциональная нагрузка, психологическое давление. Мы все это изучили внимательно. У нас есть психологическая лаборатория, которая проводит анализ происходящего. Раньше цвет стен был темно-зеленый, темно-синий, он, естественно, угнетал и притуплял бдительность сотрудников при несении службы. Ведь это излишняя психологическая нагрузка. И вот мы стали проводить все по современным европейским стандартам: и обеспечение приватности санузлов, и освещаемость камер согласно нормам, соблюдение опять же норм по площади. В итоге каждое подобное изменение благоприятно сказывается на психоэмоциональном состоянии осужденных. Когда они находятся в улучшенных условиях, между ними создается меньше конфликтных ситуаций. Количество правонарушений и жалоб снижается.

Ежегодно приводим в порядок здания как снаружи, так и внутри, капремонт, косметический ремонт. Не требуется огромного количества денег, если все ежегодно поддерживать, содержать в чистоте, порядке. Поэтому, один раз создавая условия, мы стараемся произвести ремонт качественно, чтобы надолго хватило и чтобы психоэмоциональное состояние личного состава и осужденных было в норме, не зашкаливало. Для этого все и делается.

— Вас самого не удивляет тот факт, что на данный момент самые лучшие условия не в каком-то СИЗО, где находятся еще не осужденные люди, не в колониях-поселениях, а в колонии для особо опасных преступников?

— Даже особо опасные преступники, несмотря на то что они совершили тяжкие и особо тяжкие преступления, являются гражданами Российской Федерации, они также должны содержаться в нормальных условиях, как и другие осужденные, обвиняемые и так далее.

— Осужденные “Черного дельфина” — это и маньяки, и известные террористы, и высокопоставленные люди. Они все приходят на зону со своим определенным бэкграундом, со своими “понятиями”. Как их дисциплинируют? Как заставляют соблюдать режим?

— В любом исправительном учреждении осужденный по прибытии в первую очередь распределяется в карантин. Уже там все службы беседуют с осужденным, выясняют, за какие преступления осужден, составляют психологический портрет, определяют возможность содержания с другими осужденными, с какими группами осужденных можно будет расселять совместно, есть ли хронические какие-либо заболевания, имеются ли трудовые навыки, возможно ли дальнейшее трудоустройство. И сразу объясняют, что в учреждении есть правила внутреннего распорядка, согласно которым осужденный должен устроить свой режим дня. Если осужденный не согласен с этим, начинает нарушать установленные правила, то, естественно, он наказывается. Сначала устный выговор, потом с ним проводится беседа, потом это выговор с занесением в личное дело, ну и потом, это уже как крайняя мера, это удаление в ШИЗО (штрафной изолятор).

— Когда я проходил мимо камер, читал: склонный к сопротивлению, склонен к агрессии. Несмотря на ваши заверения о дисциплине, это достаточно частая формулировка.

— Осужденный, как правило, ставится на профилактический учет, если он хотя бы единожды что-то подобное высказал вслух в присутствии сотрудника или других осужденных либо была попытка к действию. Если осужденный когда-то где-то совершал побег или находился в федеральном розыске, он сразу ставится на профучет как “склонный к побегу”. Не факт, что это может случиться, но поскольку он имел такие статьи, то сразу ставится на профилактический учет.

— А как с людьми, у которых с психикой проблемы? Они же могут и не понимать эти правила.

— Как правило, такие лица содержатся в камере с другими осужденными, дабы исключить акт членовредительства либо суицида, потому что, как правило, у всех лиц, стоящих на профучете, психологической лабораторией или медицинским отделом выявляются такие наклонности: суицидальные или членовредительство. И осужденные, которые находятся рядом с ними, стараются контролировать, держать в рамках нормального поведения. Если уже совсем не справляется, то переводится в условия медчасти, где ему назначается медикаментозное лечение.

— Как сами осужденные относятся к такому неожиданному соседству? Говорят, там ночами не спят иногда.

— Бывает такое, конечно. Но со временем привыкают и начинают общаться уже нормально. Все бывает. Но в основном осужденные меж собой уживаются. Если возникает психологическая несовместимость, то, естественно, их переводят в другие камеры, в другие помещения. Это быстро выявляется. Иногда сами осужденные могут об этом заявить либо работники.

— Какая-то ротация между заключенными есть? Потому что прожить 15 лет с одним человеком в камере на восьми квадратных метрах — это, мягко скажем, не улучшает совместные отношения.

— За психологической несовместимостью между сокамерниками следят оперативный отдел учреждения и психологическая лаборатория. Осужденные сами заявят о невозможности дальнейшего совместного пребывания либо начнется конфликт в камере, который выявляют сотрудники. Есть и обратный случай, когда осужденные вместе долго содержатся, их расселяют, а они потом начинают писать прошения, заявления, чтобы их снова поселили в одной камере. Объясняют это тем, что привыкли уже. Друг другу не мешают, не надоедают.

— Даже пожизненные осужденные в колонии работают. Чем же они занимаются?

— Как правило, когда происходит первое знакомство с осужденным в карантинном помещении, сотрудники головных и производственных служб обязательно задают первый вопрос, есть ли какие-то навыки и какой гражданской специальностью осужденный обладает. Есть ли образование или он просто работал где-то, после чего осужденному в нашем учреждении предлагается три варианта трудоустройства: первый — швейный участок, второй — обувной участок, третий — сувенирный участок. В зависимости от его навыков, состояния здоровья, физического состояния вообще.

Если осужденный готов трудиться, то первые полгода мы его проверяем со всех сторон. Если нет никаких хронических заболеваний, которые будут препятствовать для трудоустройства, осужденный просто изучается — его психологические аспекты, совместимость с сокамерниками и так далее. После этого он выводится на работу в качестве ученика. Если нет профессии, он обучается бригадным методом уже непосредственно на производственном участке и потом уже допускается к самостоятельной работе. Это все, естественно, табелируется, выплачивается заработная плата осужденным. Предоставляются отпуска, как положено, согласно Уголовно-исполнительному кодексу, в количестве 12 рабочих дней.

Для осужденных это не развлечение, но работа является отдушиной для многих, возможно общение с коллективом, потому что если в жилой камере максимум четыре человека, то в рабочей уже 12. Они могут свободно между собой общаться, делиться впечатлениями, ну и, как они сами говорят, время быстрее пролетает, когда занят на работе.

Также есть возможность погашать иски и помогать родным и близким. Еще многие осужденные свою заработную плату отправляют денежным переводом своим пожилым родителям. У осужденных зарплата может быть вполне приличной, особенно с учетом ситуации. Это зависит напрямую от осужденного, его трудовых навыков, выполнения норм выработки. Многие осужденные свои иски погасили в нашем учреждении. Кто-то получил право на пенсию по возрасту, по старости. Они могут получать пенсию и продолжать работать, если состояние здоровья позволяет. До 60 лет он обязан трудиться, после 60 лет он может трудиться. То есть он уже не обязан, но имеет право. Тем самым получая и пенсию и заработную плату и помогая своим близким.

— Сами осужденные строгого режима одобряют необычные для себя условия?

— Одобряют. Все дело в том, что они не просто так очень дисциплинированные и соблюдают все установленные правила учреждения. Это все результат не только жесткого контроля, но и своевременной мотивации осужденного, правильного подхода. И когда они понимают, что, соблюдая все правила, получают более выгодные для себя условия, к примеру, шанс на переход в более мягкий режим (например, колония-поселение) или же выход по УДО, то стараются соответствовать. И все это разъясняется не только в беседе с осужденным по прибытии, но и в течение всего его нахождения в колонии на строгом режиме. Вот и весь секрет дисциплины. Причем другого варианта получить такой результат я не вижу.

— А есть ли у них свои фанаты? Те, кто пишет им письма, просится на свидание, как, например, в США, где у маньяков и убийц существуют вполне реальные поклонники.

— Слава богу, фанатов у наших осужденных я не припоминаю. Тут скорее те, кто хочет оказать моральную поддержку нашим осужденным. Они пишут, как осужденный должен себя вести, как в Бога верить. Тех, кто ради наших именитых сидельцев на все готов и признается в этом, нет. По крайней мере, я таких не встречал. Впрочем, у нас есть отдел цензуры, который такие письма к нашим психологически неустойчивым подопечным и не пропустил бы.

— Сейчас те, кто находится на особом режиме, могут позволить себе невиданную роскошь — длительные свидания. Их ввели совсем недавно, кто-то уже воспользовался этим правом?

— С декабря 2016 года уже более 300 человек воспользовались этим правом. В основном приезжают родители, жены. Ну и дети, конечно. Может, еще братья или сестры. Причем друзья приехать не могут, только те, кто записан как родственник в личном деле осужденного. Как правило, это только семья. Есть и те, кто желает выйти замуж за осужденного. Если он захотел завести семью, мы против не будем. Я не буду называть фамилии, но за последние шесть лет браков пять-шесть в стенах “Дельфина” все же заключили. Ну, это при мне. За всю историю колонии их было гораздо больше. В основном, конечно, это осужденные по таким статьям, как “Убийство” или “Разбой”. Маньяки не женятся.

— Кстати, а как содержат насильников и других не совсем психически адекватных личностей? Им отводят отдельные от криминальных осужденных камеры?

— Нет. У нас нет разницы между маньяками и педофилами, насильниками и убийцами, содержащимися в камерах бывшими сотрудниками правоохранительных органов и преступными авторитетами. Они содержатся все вместе — в одинаковых для всех условиях отбывания наказания. Разделений не делаем. И они отлично понимают, что пожизненное лишение свободы — фактически дорога в один конец, поэтому и делить им тут абсолютно нечего. Создавать какую-то субкультуру или иерархическую лестницу тоже нет смысла. Ничего от этого не изменится, а любые проявления подобных желаний строго караются.

— Сами вы как считаете: осужденные колонии находятся в тех условиях, в которых они должны находиться, или же следует что-то ужесточить, что-то, может, наоборот, смягчить?

— Я считаю, что они находятся в тех условиях, которые они заслужили. Есть те, кто говорит, что условия слишком суровые. Но если взять противоположную сторону — людей, которые пострадали от действий этих осужденных, — они будут полностью обратного мнения. И вот мы имеем две противоречащих друг другу стороны. Мнений может быть много. Но я считаю, что те условия, которые есть сейчас, вполне нормальные. Опять же — вполне заслуженные. Можно сделать и жестче, и слабее. А мы выбрали именно такую середину, при которой с ними обращаются как с людьми, но при этом они отбывают наказание, а не сидят в санатории.

— Какие новшества в работу колонии вы хотите внести в недалеком будущем?

— У нас в приоритете именно обеспечение максимального количества осужденных рабочими местами. Для этого мы строим новый корпус, где будут рабочие камеры. Такова сейчас основная задача. К тому же развитие экономической составляющей дает возможность развития и самого учреждения. Мы сможем делать более тщательный ремонт, приводить камеры все ближе к европейским стандартам и прочее. Просто ждать помощи от государства — это неправильно. Мы можем многие вещи делать своими силами. Так почему же нам этого не делать? Сейчас мы отслеживаем рынок товаров, на которые растет спрос, продумываем логистику, смотрим конкурентов в регионе. Все для того, чтобы производимые нами изделия не пылились на складе. Востребовано швейное производство, и мы увеличиваем обороты в этом направлении. Расширяем виды товаров. И заказов ведь очень много, поэтому держим курс на расширение.

Убийство дельфинов на Фарерских островах: что стоит за жестокой традицией?

Новость о массовом убийстве белобоких дельфинов на Фарерских островах 12 сентября облетела все мировые СМИ и возмутила зоозащитные организации. Во время этой охоты погибло рекордное число млекопитающих — 1 428. Некоторые из дельфинов были убиты неопытными рыбаками без лицензий, из-за чего животные умирали мучительной смертью. Несмотря на то что именно этот инцидент фарерский Союз китобоев назвал «ошибкой», традиция забивать дельфинов и китов остается неотъемлемой частью культуры на архипелаге. Рассказываем, откуда взялся этот обычай, зачем нужна такая охота и почему власти не могут это запретить. 

На эту тему

Практика называется гриндадрап (гринд), или охота на дельфинов-гринд. По мнению экспертов, речь идет о самой давней и относительно неизменной в мире традиции китобойного промысла, которой не меньше тысячи лет. Только на Фарерских островах — небольшом архипелаге в Атлантическом океане между Исландией и Норвегией — его применяют как минимум с XVI века. В основном охота идет на пилотных китов (род Globicephala), а также на другие виды китообразных, в том числе афалин, белобоких дельфинов и дельфинов Риссо. Эти виды не входят в список животных, находящихся под угрозой исчезновения, но достоверных данных об их популяции очень мало.

Кроме Фарер гриндом также промышляли жители Арктики и стран Северной Европы. Однако многие из них либо отказались от этого метода охоты, либо изменили его технику. Несмотря на то что Фарерские острова являются частью королевства Дании, автономия не входит в Евросоюз, где закон запрещает охотиться на китов и дельфинов.

Накормить и сплотить общину

Обычно гриндадрап устраивают в конце лета. Охотники выслеживают стаю китов или дельфинов, после чего флотилия из небольших лодок медленно окружает и загоняет ее на мелководье. Для этого необходимо выбрать пляж с определенным ландшафтом и глубиной воды. Важно, чтобы животных можно было плавно вытолкнуть на сушу, где затем им перебивают спинной мозг. После запрета гарпунов в 1985 году для убийства китов используют ножи или специальные копья. Одновременно к окрашенным кровью прибрежным водам приходят местные жители, часто семьями, вместе с детьми, чтобы помочь рыбакам и понаблюдать за убоем. Как правило, процесс занимает не больше 20 минут.

На эту тему

Цель охоты — не только добыть пропитание, но и сплотить местную общину. В забое принимают участие мужчины разных возрастов и профессий. Точно таким же способом их предки-викинги когда-то охотились в этих водах. При этом местные жители разделены на два лагеря: одни считают охоту на китов неотъемлемой частью местного быта, другие называют эту практику варварской.

Мясо убитых дельфинов и китов бесплатно раздают всем жителям района. Точнее, люди должны сами прийти и разделать отданную им тушу. Мясо едят сырым, из него жарят стейки, его варят или вялят на открытом воздухе. Остатки туш выбрасывают в океан на съедение рыбам.

В 1948 году на островах появился официальный регламент, который устанавливает правила проведения гринда. За их исполнением следит местное правительство. Закон позволят забивать животных только на специально отведенных для этого пляжах и по предварительному разрешению. Коммерческий китовый промысел является незаконным.

Культура или варварство

Несмотря на критику журналистов и зоозащитников, участники китовой охоты утверждают, что она экологически безопасна. За популяцией китообразных ведут наблюдения, а ежегодная охота не угрожает серьезно их численности. По словам биолога Бьярни Миккельсен, которые приводит газета The New York Times (NYT), в регионе Северо-Восточной Атлантики обитают примерно 130 тыс. дельфинов и примерно 100 тыс. китов. По данным правительства островов, каждый год рыбаки забивают около 600 китов. Белобоких дельфинов вылавливают реже — 35 в 2020 году и 10 в 2019-м.

На эту тему

В суровых северных ландшафтах, где невозможно заниматься сельским хозяйством, океан все еще остается для фарерцев важным источником пищи. Многие жители островов считают лицемерным порицание гринда со стороны «внешнего мира», так как многие из критиков сами потребляют мясные продукты, произведенные на скотобойнях и комбинатах.

Как пишет в своем блоге Доминик Дайер — участник кампании по защите дикой природы и благополучия животных, а также советник в организации Born Free Foundation, — «гринд — это еще один случай, когда «культуру» используют в качестве предлога для оправдания ужасающей жестокости. Сегодня на Фарерских островах ни у кого нет реальной потребности есть мясо китов или дельфинов, к тому же это представляет серьезный риск для здоровья».

Ученые и правда не первый год советуют фарерцам сократить потребление мяса китов, так как постепенно оно становится несъедобным. В первую очередь из-за ухудшения экологии. К примеру, жир пилотных китов накапливает оказавшиеся в море токсины и содержит высокий уровень ртути. Его уже запрещают есть детям и беременным женщинам.

Бойня вместо охоты

12 сентября охотники на скоростных лодках и водных скутерах загнали на мелководье стаю белобоких дельфинов, а затем убили и разделали животных. Несмотря на давнюю традицию, случившееся у пляжа в деревне Скалафьордур критикуют и сами защитники гриндадрапа. Судя по всему, убийство почти 1,5 тыс. дельфинов нарушило сразу несколько законов, регулирующих гринд. 

1428 DOLPHINS KILLED IN FAROE ISLANDS

The largest single slaughter of cetaceans in recorded history. The entire superpod was killed, including pregnant females and young.

This cannot be tolerated. pic.twitter.com/1zIo3QfFDy

— AW PR (@AWPRCO) September 14, 2021

Как сообщает некоммерческая организация Sea Shepherd, которая борется за сохранение и спасение морских видов, охота 12 сентября прошла с рядом нарушений. Во-первых, забой в этом месте санкционировал начальник другого района, у которого не было на это полномочий.

Во-вторых, не у всех охотников была лицензия, в то время как участие в гринде предполагает особые навыки. Людей учат тому, как максимально быстро убивать дельфинов и китов, не причиняя им страданий. Однако в этот раз многие животные еще оставались живыми на берегу и умирали в том числе от увечий, нанесенных лопастями моторных лодок. 

В третьих, из-за большого количества убитых животных мяса оказалось так много, что пришлось предлагать его жителям других районов, а по некоторым данным, и просто выкидывать. 

Гнев местных жителей

Зоозащитники полагают, что гринд 12 сентября стал крупнейшим единовременным убийством китообразных из всех когда-либо зарегистрированных в мире. Предыдущий рекорд составлял 1,2 тыс. дельфинов в 1940 году. На фоне этого инцидента правительство Фарерских островов столкнулось с возмущением местных жителей. 

На эту тему

Власти говорят, что охотники не думали, что стая дельфинов окажется такой многочисленной. Как рассказал Би-би-си председатель Ассоциации китобоев Фарерских островов Олавур Сюрдарберг, убийство такого количества дельфинов «стало большой ошибкой», так как изначально китобои ожидали выловить около 200 дельфинов. При этом он добавил, что охоту все же одобрили местные власти, а потому она была законной. Начальник района Йенс Йенсен затянул с выдачей разрешения, потому что путешествовал по горам, пишет NYT. Он сказал, что, учитывая большое количество дельфинов, для быстрого убоя он одобрил использование ножей, для использование которых не нужна лицензия.

Охота была «законной, но не популярной», подчеркнул депутат от Фарерских островов Сюрдур Скаале, посетивший пляж Скалаботнур. Он также добавил, что люди были в ярости от случившегося. 

Как заявил Трондур Олсен, журналист фарерской общественной телекомпании Kringvarp Foroya, многие местные жители выступают против убийства дельфинов.

«Вчера мы провели опрос, чтобы понять, следует ли нам продолжать убивать этих дельфинов. Чуть более 50% опрошенных сказали «нет», и чуть более 30% сказали «да», — отмеил он. По его словам, отдельный опрос показал, что 80% людей не против убийства пилотных китов.

По данным Sea Shepherd, в 2021 году на Фарерских островах убили уже 2 043 китообразных — в два раза больше обычного.

Дмитрий Беляев

Безопасность | Стеклянная дверь

Мы получаем подозрительную активность от вас или кого-то, кто пользуется вашей интернет-сетью. Подождите, пока мы подтвердим, что вы настоящий человек. Ваш контент появится в ближайшее время. Если вы продолжаете видеть это сообщение, напишите нам чтобы сообщить нам, что у вас возникли проблемы.

Nous aider à garder Glassdoor sécurisée

Nous avons reçu des activités suspectes venant de quelqu’un utilisant votre réseau internet. Подвеска Veuillez Patient que nous vérifions que vous êtes une vraie personne.Вотре содержание apparaîtra bientôt. Si vous continuez à voir ce message, veuillez envoyer un электронная почта à pour nous informer du désagrément.

Unterstützen Sie uns beim Schutz von Glassdoor

Wir haben einige verdächtige Aktivitäten von Ihnen oder von jemandem, der in ihrem Интернет-Netzwerk angemeldet ist, festgestellt. Bitte warten Sie, während wir überprüfen, ob Sie ein Mensch und kein Bot sind. Ihr Inhalt wird в Kürze angezeigt. Wenn Sie weiterhin diese Meldung erhalten, informieren Sie uns darüber bitte по электронной почте: .

We hebben verdachte activiteiten waargenomen op Glassdoor van iemand of iemand die uw internet netwerk deelt. Een momentje geduld totdat, мы узнали, что u daadwerkelijk een persoon bent. Uw bijdrage zal spoedig te zien zijn. Als u deze melding blijft zien, электронная почта: om ons te laten weten dat uw проблема zich nog steeds voordoet.

Hemos estado detectando actividad sospechosa tuya o de alguien con quien compare tu red de Internet. Эспера mientras verificamos que eres una persona real.Tu contenido se mostrará en breve. Si Continúas recibiendo este mensaje, envía un correo electrónico a para informarnos de que tienes problemas.

Hemos estado percibiendo actividad sospechosa de ti o de alguien con quien compare tu red de Internet. Эспера mientras verificamos que eres una persona real. Tu contenido se mostrará en breve. Si Continúas recibiendo este mensaje, envía un correo electrónico a para hacernos saber que estás teniendo problemas.

Temos Recebido algumas atividades suspeitas de voiceê ou de alguém que esteja usando a mesma rede.Aguarde enquanto confirmamos que Você é Uma Pessoa de Verdade. Сеу контексто апаресера эм бреве. Caso продолжить Recebendo esta mensagem, envie um email para пункт нет informar sobre o проблема.

Abbiamo notato alcune attività sospette da parte tua o di una persona che condivide la tua rete Internet. Attendi mentre verifichiamo Che sei una persona reale. Il tuo contenuto verrà visualizzato a breve. Secontini visualizzare questo messaggio, invia un’e-mail all’indirizzo per informarci del проблема.

Пожалуйста, включите куки и перезагрузите страницу.

Это автоматический процесс. Ваш браузер в ближайшее время перенаправит вас на запрошенный контент.

Подождите до 5 секунд…

Перенаправление…

Заводское обозначение: CF-102 / 6a79cb8d9ff02de6.

Безопасность | Стеклянная дверь

Мы получаем подозрительную активность от вас или кого-то, кто пользуется вашей интернет-сетью.Подождите, пока мы подтвердим, что вы настоящий человек. Ваш контент появится в ближайшее время. Если вы продолжаете видеть это сообщение, напишите нам чтобы сообщить нам, что у вас возникли проблемы.

Nous aider à garder Glassdoor sécurisée

Nous avons reçu des activités suspectes venant de quelqu’un utilisant votre réseau internet. Подвеска Veuillez Patient que nous vérifions que vous êtes une vraie personne. Вотре содержание apparaîtra bientôt. Si vous continuez à voir ce message, veuillez envoyer un электронная почта à pour nous informer du désagrément.

Unterstützen Sie uns beim Schutz von Glassdoor

Wir haben einige verdächtige Aktivitäten von Ihnen oder von jemandem, der in ihrem Интернет-Netzwerk angemeldet ist, festgestellt. Bitte warten Sie, während wir überprüfen, ob Sie ein Mensch und kein Bot sind. Ihr Inhalt wird в Kürze angezeigt. Wenn Sie weiterhin diese Meldung erhalten, informieren Sie uns darüber bitte по электронной почте: .

We hebben verdachte activiteiten waargenomen op Glassdoor van iemand of iemand die uw internet netwerk deelt.Een momentje geduld totdat, мы узнали, что u daadwerkelijk een persoon bent. Uw bijdrage zal spoedig te zien zijn. Als u deze melding blijft zien, электронная почта: om ons te laten weten dat uw проблема zich nog steeds voordoet.

Hemos estado detectando actividad sospechosa tuya o de alguien con quien compare tu red de Internet. Эспера mientras verificamos que eres una persona real. Tu contenido se mostrará en breve. Si Continúas recibiendo este mensaje, envía un correo electrónico a para informarnos de que tienes problemas.

Hemos estado percibiendo actividad sospechosa de ti o de alguien con quien compare tu red de Internet. Эспера mientras verificamos que eres una persona real. Tu contenido se mostrará en breve. Si Continúas recibiendo este mensaje, envía un correo electrónico a para hacernos saber que estás teniendo problemas.

Temos Recebido algumas atividades suspeitas de voiceê ou de alguém que esteja usando a mesma rede. Aguarde enquanto confirmamos que Você é Uma Pessoa de Verdade.Сеу контексто апаресера эм бреве. Caso продолжить Recebendo esta mensagem, envie um email para пункт нет informar sobre o проблема.

Abbiamo notato alcune attività sospette da parte tua o di una persona che condivide la tua rete Internet. Attendi mentre verifichiamo Che sei una persona reale. Il tuo contenuto verrà visualizzato a breve. Secontini visualizzare questo messaggio, invia un’e-mail all’indirizzo per informarci del проблема.

Пожалуйста, включите куки и перезагрузите страницу.

Это автоматический процесс. Ваш браузер в ближайшее время перенаправит вас на запрошенный контент.

Подождите до 5 секунд…

Перенаправление…

Заводское обозначение: CF-102 / 6a79cbb0c885164f.

Проект диких дельфинов — Оглядываясь назад на 2019 год

Поскольку 2019 год подходит к концу, мы решили вспомнить год, прошедший с Wild Dolphin Project. Это был сезон, наполненный хорошей погодой, удивительным поведением дельфинов и уникальными наблюдениями за морской жизнью, включая китовых акул и кашалотов!

Всего за полевой сезон 2019 года у нас было 69 встреч.Шесть из них находились на нашем первоначальном участке исследования на берегу Малого Багамы у острова Гранд Багама, а 63 — на берегу Большого Багамы у Бимини. У нас было 19 беременных самок (вау!) И 10 новых пятнистых телят: 5 самок, 4 самца и еще одного мы не определили.

Всего мы увидели около 85 совершенных из нашей популяции GBB и 35 процентов нашей популяции LBB. Вот где вы входите! Если вы еще не слышали о Flukebook, обязательно ознакомьтесь с ним и распространите информацию. Это способ, которым вы можете помочь нам отслеживать наших дельфинов, загрузив свои фотографии с Багамских островов.Все сотрудники WDP в восторге от Flukebook и возможности собрать еще больше данных, которые помогут в наших исследованиях!

Fintastic Избранное

Для Кэсси Волкер , научного сотрудника WDP, ее любимый момент в полевом сезоне наступил в самом начале. «Наш полевой сезон только начался, и мы все были взволнованы, увидев, что приготовило лето. В октябре прошлого года мы участвовали в выпуске на волю пятнистого дельфина по имени Ламда, которого мы изучали в Бимини с 2013 года.Нам всем было интересно, когда мы увидим Ламду после успешного релиза », — говорит Кэсси. «Что ж, он не заставил нас долго ждать, потому что он был там на нашей первой встрече в сезоне! Я имел честь находиться в воде, когда Ламда записывал на видео его выпуск обратно в дикую природу. Я не уверен, помнил ли он меня или большую желтую камеру, которую мы используем, но во время первой встречи в летнем сезоне он подошел ко мне и плотно кружил вокруг меня. Мы не любим антропоморфизировать животных, но на самом деле это было похоже на то, как если бы он говорил: «Посмотри на меня, я вернулся туда, где я принадлежу».Спасибо за помощь!» Это воспоминание, которое у меня останется навсегда, и я бы не стал его менять для всего мира! »

Бриттини Хилл присоединилась к проекту в 2018 году в качестве стажера, а затем вернулась в 2019 году в качестве нового аспиранта, работающего с доктором Херцингом. «Одним из моих любимых событий прошлого сезона было знакомство с людьми со всего мира, которые разделяют любовь к океану и его обитателям», — говорит она. «За считанные дни мы стали маленькой лодочной семьей, разделяя дни рождения и другие праздники на море.Встреча с такими харизматичными любителями океана дает мне надежду, что люди примут меры, чтобы защитить нашу голубую планету, включая дельфинов, которых мы все так любим и о которых заботимся! »

Для полевого помощника Лиа МакФерсон , она была очень взволнована, «что мы задокументировали 10 новых телят — как из группы мигрантов из Little Bahama Bank, так и из резидентской группы Bimini». «Вдобавок ко всему, — добавляет она, — мы наблюдали тонну беременных женщин. Я с радостью приеду в следующем сезоне и посмотрю, у каких самок появятся новые детеныши.Некоторые из них могут быть мамами впервые! » Лиа также благодарен за прекрасную погоду, которая была у нас в прошлом сезоне, особенно с учетом того, что последние несколько сезонов были тяжелыми, что значительно усложняет полевые работы, поиск и изучение дельфинов. «Я никогда не буду принимать те стеклянные тихие дни как должное — нет ничего лучше».

Для Терезы Карлсен , нашей потрясающей повара, у которой всегда есть улыбка (читайте интервью с ней здесь), ей было сложно выбрать только один любимый момент.«Это был невероятный сезон», — говорит она. Однако запомнился один опыт во время ночного дрейфа, когда мы направляемся в глубокую воду, чтобы посмотреть, как дельфины питаются кальмарами и летучей рыбой. Ночные заносы случаются не слишком часто, потому что нам нужны идеальные погодные условия. «У нас было около 5 дельфинов, которые жили возле лодки, лакомясь рыбой, привлеченной фарами лодки», — говорит она.

Ночной дрифт был любимым моментом нашего первого помощника, Тайлера Хэзлвуда , капитана и инструктора по подводному плаванию.«Один из самых удивительных моментов в моем проекте — наблюдение за пятнистыми дельфинами, участвующими в многочасовой безумной ночной рыбалке», — говорит он. «Мой опыт работы с WDP казался подходящим только для художественных произведений, но каким-то образом плавание рядом с китовой акулой, наблюдение за очаровательными животными и сон под звездным небом стали реальностью. Для меня поистине большая честь участвовать в долгосрочном исследовании атлантического пятнистого дельфина на Багамах, проводимого доктором Херцингом », — добавляет он. (Чтобы узнать больше об опыте Тайлера в течение сезона, посетите его личный блог).

Наш капитан Брэд Руда также был взволнован некоторыми из наиболее необычных наблюдений в этом сезоне, такими как китовая акула и кашалот, а также хорошая погода. «Я был в восторге от дополнительных встреч в этом году, — говорит он. «Увидеть дельфинов, как мы, уже удивительно, но возможность увидеть прибрежную афалину на берегу, кашалотов в глубокой воде, китовую акулу у скалы Памяти, тигровых акул, курсирующих по берегу, и ската манты, вылетающего на 20 футов из вода сделала этот сезон особенным, не говоря уже о том, что у нас наконец-то был год с хорошей погодой! »

Ураган Дориан

На нашего исполнительного помощника Мелиссу Уильямс недавний ураган оставил неизгладимое впечатление.

«Даже самые стойкие к ураганам жители Флориды серьезно отнеслись к урагану Дориан. Готовились к худшему. После многих дней усердной настройки на последнее обновление NOAA, мы вздохнули с облегчением, когда оно внезапно ускользнуло от наших берегов. Для меня наиболее значимые моменты 2019 года произошли в разговорах, которые происходили, когда мы объединились, чтобы принести материалы для восстановления, чтобы помочь нашим соседям на Багамах. Все, что я слышал, было «чем я могу помочь?». Незнакомцы стали друзьями, когда вспоминали свой личный опыт и рассказывали, как красиво на Багамах, а затем отмечали, как нам повезло, что этот шторм Cat-5 прошел мимо нас.А потом каждый раз в обязательном порядке спрашивали, чем они могут помочь. Вот и все. Люди просто хотят помочь. Мое сердце смягчилось, когда я увидел, что в людях все еще есть какая-то глубина ».

Неопределенное будущее

К концу десятилетия наш основатель и директор доктор Дениз Херзинг не может не думать о будущем дельфинов. «Летом я постоянно вспоминаю о хрупком характере здоровья нашей окружающей среды и океанов.После изучения дельфинов в течение более трех десятилетий стало ясно, что происходят большие изменения климата, которые влияют на изменение питания и, следовательно, на движение нашего сообщества дельфинов. Эти изменения происходят по всему миру, и с годами мы станем свидетелями их появления. Мы полны решимости и дальше рассказывать историю о текущих проблемах дельфинов, живущих в изменяющейся окружающей среде ».

Чтобы подписаться на нашу команду в Instagram:

Официальная страница проекта «Дикий дельфин»

Капитан: Брэд Руда

Стажер-исследователь: Кэсси Волкер Руше

Научный сотрудник: Бетани Ауглиер

Аспирант: Бриттини Хилл

Полевой помощник: Лиа Макферсон

неприятных истин морского пиратства | Проект Дельфин

Рабство, налоги, мошенничество, пандемии и убийства.Хотя это может показаться заговором следующего большого голливудского хита «Морское пиратство», оказалось для многих настолько шокирующим, что он вошел в пятерку самых просматриваемых фильмов на Netflix. распространять.

Выпущенный Disrupt Studios и режиссер Али Тебризи, «Морское пиратство» следует за Тебризи, когда он совершает свой первый набег на кроличью нору рыболовной индустрии. Далее следует разоблачение коррупции как внутри отрасли, так и в некоторых благотворительных организациях, программы которых финансируются населением.Эти кампании неэффективны, коррумпированы и отказываются признать проблему, утверждает Тебризи. Один общий знаменатель, который разделяют все они, предполагает, что документальный фильм — это деньги.

Для защитников сохранения океана «Морское пиратство» подчеркивает давнюю проблему. Тот, в котором, ступив на темную сторону, невозможно не заметить. Забросить этот камешек — палка о двух концах. Чем глубже вы копаете, тем больше вас охватывают концентрические круги порчи. Это не то, что можно засунуть обратно в бутылку.Нельзя игнорировать только разоблачение.

Тебризи довольно невинно бросает свой первый камешек с простым желанием выяснить, как пластик влияет на наши океаны. Его наивность недолговечна и подавлена. Это, конечно, не препятствие для документального фильма, поскольку его невиновность становится одной из основных сильных сторон фильма. Его запросы гениально просты, но проникают в суть проблемы.

Одна из проблем, которые исследует Тебризи, приводит его к берегам Японии. Страна охоты на китов, правительство которой должно субсидировать рыболовный флот, чтобы поддерживать его на плаву.Несмотря на убытки из-за падения спроса, 1 июля 2019 года, после 30-летнего перерыва, Япония вышла из Международной китобойной комиссии, чтобы возобновить коммерческую охоту на китов.

Одна из основных кампаний проекта «Дельфин» посвящена более мелкой, но столь же жестокой проблеме — охоте на дельфинов. Небольшой городок Тайцзи, в префектуре Вакаяма, ежегодно проводит свои поездки с дельфинами с сентября по март.

Полосатые дельфины в панике в Тайцзи, Япония.после того, как его загнали в бухту. Кредит: DolphinProject.com

Как поставщик дельфинов морского парка, охота поменяла приоритет. Торговля дельфинами — прибыльный бизнес. С расширением морских парков по всему миру дрессированные дельфины приносят гораздо больше денег живыми, чем мертвыми, и Тайджи довольствуется тем, что продолжает их снабжать, но морские парки хотят только определенных видов дельфинов, а других обычно забивают на мясо.

Желая продолжить расследование, Тебризи обратился к нашему директору Рику О’Барри, который объяснил, что за пределами бизнеса морских парков в Японии дельфины считаются вредителями и соревнуются за рыбу.На самом деле Япония выловила чрезмерный вылов рыбы в своем океане, но легче обвинить дельфинов, чем бороться с их собственными действиями. Чрезмерный вылов рыбы может быть связан со многими странами, но Япония — первая встреча директора с коррупцией и связями с рыбной отраслью.

Это также первое знакомство исследователя с опасностями, которые возникают, когда вы задаете слишком много вопросов и копаете слишком глубоко. Поскольку Рик объясняет, что он не может отправиться на Тайцзи без сопровождения полиции по прибытии, Тебризи находит утверждения несколько скептическими.Для нашего режиссера это часть нормы, Япония делает все, чтобы проект «Дельфин» не попал в Тайцзи.

В августе 2015 года Рик был арестован якобы за невозможность предъявить паспорт. Его продержали всю ночь, а затем освободили без предъявления обвинения на следующий день. Всего несколько месяцев спустя, 18 января 2016 года, Япония депортировала Рика , продержав его 19 дней в иммиграционном бюро аэропорта Нарита в Токио.

Депортация послужила своей цели.Это означало, что Рик больше не мог вернуться в Японию и Тайцзи. Проект «Дельфин» бросил вызов Японии в битве, которая длилась почти четыре года. Наконец, 3 октября 2019 года Окружной суд Токио объявил, что приказ Министерства юстиции о депортации должен быть отменен. Суд вынес решение в пользу О’Барри. Его отказ во въезде (от 20 января 2016 г.) и депортация (от 5 февраля 2016 г.) не имели юридических оснований.

Правительство в последней попытке не допустить Рика подало апелляцию на это решение, но 17 ноября 2020 года Верховный суд отказался принять апелляцию.Решение было принято Высоким судом Токио, и отмена приказа о депортации Рика вступила в силу.

Чтобы понять, что сказал ему наш директор, Тебризи направляется в Тайцзи. Он немедленно привлекает к себе полицейский эскорт, но сам становится свидетелем движения дельфинов. Съемки под прикрытием в порту для тунца в Японии раскрывают еще одну потенциальную причину того, что Япония убивает дельфинов как вредителей — это индустрия тихоокеанского голубого тунца.

Процветая всего несколько десятилетий назад, сегодня осталось менее трех процентов тихоокеанского голубого тунца.В январе 2019 года на рынке Цукидзи в Токио был продан голубой тунец весом 612 фунтов за рекордные 333,6 миллиона иен (3 миллиона долларов). Mitsubishi Conglomerate владеет 40% мирового рынка голубого тунца, что составляет 40 миллиардов долларов в год. Несмотря на резкое сокращение запасов тунца, в октябре 2011 года Mitsubishi Conglomerate был обвинен в том, что он замораживает рыбу, чтобы продать ее позже, даже когда их численность стремительно вымирает.

Обвинение в том, что рыбная промышленность уничтожает виды с угрожающей скоростью, проявляется темная сторона, которая наносит не меньший ущерб экосистемам океанов.Киты моют посуду на пляжах, их желудки забиты пластиком.

Пластмассы, а точнее микропластики, стали основной целью многих экологических кампаний. Эти фрагменты попадают в экосистемы океанов из различных источников, но основную вину часто ложат на наши социальные привычки. Пластиковые соломинки и бутылки — это лишь два примера упомянутых кампаний, но Seaspiracy утверждает, что, хотя они и играют определенную роль, они не составляют основную часть пластика в океане.Это зарезервировано для мегапластики, в первую очередь из выброшенных рыболовных сетей.

«Каждый год, — пишет Intelligent Living , — около 12 миллионов тонн пластика попадают в океан, что эквивалентно тому, как каждую минуту сбрасывать в океан мусоровоз с мусором. Из этого ежегодного загрязнения более 640 000 тонн приходится на лески, сети, горшки, веревки и ловушки, используемые в рыбной промышленности по всему миру ».

Эти токсичные отходы — одна из проблем, которая еще более усугубляется, если учесть прилов.Этот процесс носит неизбирательный характер, затрагивает несколько видов и остается в значительной степени нерегулируемым. Дельфины, черепахи, киты, морские птицы — все платят своей жизнью, поскольку их случайно ловят и вытаскивают вместе с дневным уловом. Табризи сообщает, что в Бискайском заливе, например, вдоль западного побережья Франции и северного побережья Испании, по оценкам, до 10 000 дельфинов в год убивает рыбная промышленность.

Во всем мире цифры ошеломляющие и неустойчивые.По оценкам, ежегодно сетями вылавливается 63 миллиарда фунтов прилова, и дельфины платят одну из самых высоких цен. Чтобы справиться с этими цифрами, в 1996 году WWF — Всемирный фонд дикой природы создал основанный в Великобритании Морской попечительский совет (MSC).

Атлантический голубой тунец Фавиньяна, Сицилия, Италия. Лов тунца носит неизбирательный характер и приводит к гибели нескольких других видов в результате прилова. Изображение: Данило Седроне (Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций). Wikimedia Commons / Общественное достояние.

Целью MSC является сертификация рыбных промыслов, привлекая их к ответственности за нерациональные методы ведения хозяйства. После этого предприятиям рыбного хозяйства разрешается наносить на свою упаковку этикетку с экологической маркировкой MSC. Международная некоммерческая организация заявляет: «Мы признаем и вознаграждаем усилия по защите океанов и сохранению запасов морепродуктов на будущее».

К сожалению для MSC, он подвергся критике за этот процесс сертификации. В 2013 году в статье NPR , написанной Дэниелом Зергеном и Мартой Уильямс, в интервью, проведенном с бывшим сторонником MSC, Джерри Липом, специалистом по океанам из Pew Environment Group, было сказано: «Мы бы предпочли, если бы они не использовали слово устойчивое.”

Leape и другие критики сообщили NPR:

«Система MSC сертифицирует некоторые промыслы, несмотря на свидетельства того, что промысловая рыба находится в беде или что рыбная промышленность наносит вред окружающей среде. И критики говорят, что система MSC сертифицировала другие рыбные промыслы как устойчивые, даже несмотря на то, что недостаточно доказательств, чтобы знать, как они влияют на окружающую среду ».

Маркировка тунца

«Безопасный для дельфинов» Института Земляного острова, которая находится в ведении Международного проекта по морским млекопитающим (IMMP), также жалуется на практику MSC, в которой говорится, что этикетка « greenwashes » предназначена для производства тунца, убивающего дельфинов.В их собственной программе маркировки, касающейся безопасности дельфинов, утверждается, что смертность дельфинов в сетях для тунца снизилась на 95 процентов с момента ее создания.

Тебризи берет интервью у Марка Палмера, заместителя директора IMMP EII, Табризи на основании ответов Палмера делает вывод, что ярлык «безопасно для дельфинов» сам по себе отчасти отсутствует. Интервью довольно неудобно и немного странно смотреть. На вопрос, может ли его организация гарантировать, что дельфины никогда не погибали во время ловли тунца. Палмер отвечает: «Нет.Никто не может.»

Палмер также добавляет: «Когда вы окажетесь в океане, как вы узнаете, что делают [рыбаки]? У нас есть наблюдатели на борту, их можно подкупить, и они не уезжают на регулярной основе ».

Тебризи, кажется, несколько встревожил ответ. С наблюдателями, которые бывают редко и которых можно подкупить: «Вы не можете гарантировать, что безопасный для дельфинов тунец — безопасный для дельфинов?» он спрашивает.

«Это, безусловно, верно в отношении того, как работает система», — заключает Палмер.

С момента выхода документального фильма в эфир Палмер утверждает, что его ответы были вырваны «из контекста».”

Дэвид Филлипс, исполнительный директор Института Земного острова и нынешний казначей проекта «Китовый заповедник», сделал это заявление. утверждая, что утверждения «морского пиратства» были ложными.

«Компании по добыче тунца могут бесплатно размещать на своей продукции этикетку о безопасности дельфинов при условии, что их методы промысла тунца соответствуют федеральным нормам». Компании, которые выполнили федеральные правила, а также «некоторые дополнительные меры защиты могут использовать лицензионный логотип Международного проекта по морским млекопитающим».”

Этот лицензионный логотип, как объяснил Филлипс, включает лицензионный сбор, доходы от которого «идут исключительно на покрытие затрат на мониторинг их объектов, чтобы гарантировать полное соответствие строгим стандартам защиты дельфинов».

В индустрии консервированного тунца в США доминируют три компании по производству тунца: Bumble Bee Foods, Chicken of the Sea и StarKist. В 2019 году все три были поданы групповым иском по поводу маркировки, безопасной для дельфинов. на их продукты из тунца. «Морская курица» в настоящее время сертифицирована Институтом острова Земли.

Тунец на рыбном рынке Цукидзи. Токио, Япония. Автор: Пользователь: Fisherman., CC BY-SA 3.0 через Wikimedia Commons

из Seafood Source.com, Кристин Бланк, пишет, что иск был подан в Сан-Франциско, штат Калифорния, как жалоба о рэкете и мошенничестве. Жалоба истцов конкретно адресована Морскому попечительскому совету и его ярлыку «экологичность», который рыбные промыслы после сертификации могут наносить на свою упаковку.

Что касается «Морской курицы», Бланк сказал, что жалоба затрагивает несколько вопросов, в том числе: «Маркировка сумок с тунцом как сертифицированных [Морским попечительским советом], отсутствие отслеживания и сообщения о количестве дельфинов, убитых и пострадавших при отлове тунца. , и не отделять тунца, который небезопасен для дельфинов, от тунца, пойманного там, где не пострадали дельфины (если таковые имеются) », — конкретно касаясь« Морской курицы », в жалобе утверждается, что компания« может продать свой… тунец продукты в нескольких крупных розничных магазинах, в которые в противном случае ему было бы отказано в доступе.”

В том же году все три компании были обвинены в сговоре с ценами. Каждый из них признал себя виновным по и получил многомиллионные штрафы. «Морской цыпленок», получивший амнистию за то, что сообщил в свисток двум другим компаниям, пишет «LA Times».

10 марта 2021 года «National Geographic» также затронул вопрос о защите дельфинов в опубликованной им статье: « Насколько« дельфин безопасен »в действительности консервированный тунец? »В нем Рене Эберсол разговаривает с Заком Смитом, поверенным Совета по защите национальных ресурсов (NRDC).Эберсол написал, как Смит считает: «Большая часть тунца, продаваемого в США с тюленями, безопасными для дельфинов, является законным», но тунец как глобальный товар с очень длинными цепочками поставок создает «возможности для мошенничества и обмана».

Смит объяснил: «Законы США хороши, если все честны», — сказал он. «Но это не значит, что ничто никогда не попадет внутрь. В страну проникает невероятное количество нелегальных диких животных. [Правоохранительные органы] не могут все это поймать «.

И в этом проблема.Вы полагаетесь на рыбную промышленность, если честно, контролируя ее сами, и все не так просто, когда речь идет о деньгах.

Это одна из основных проблем, с которыми столкнулся проект «Дельфин», когда он был проектом «Остров Земли». Он решил отказаться от 30 сентября 2014 года и от компании из-за своей маркировки безопасности для дельфинов. Рик объяснил Тебризи: «Это конфликт интересов, и я также считаю, что это мошенничество […], и« Я не хочу иметь с этим ничего общего ».

Femke den Haas — соучредитель Jakarta Animal Aid Network, небольшой некоммерческой организации, основанной в 2008 году.JAAN — это неправительственная некоммерческая организация, созданная в январе 2008 года для защиты дикой природы Индонезии и улучшения благополучия домашних животных Джакарты. В настоящее время Фемке наблюдает за Рокки, Рэмбо и Джонни, нашими тремя спасенными дельфинами , на Западном Бали, Индонезия.

«Я работал в EII в 2012-2014 годах», — сказал Фемке. «Я уволился, потому что это было неэтично, это мошенничество, и ни одно из моих сообщений о нарушениях со стороны компаний не было рассмотрено. Вместо этого я получил бы ответ: «Они заплатили гонорар за год, мы можем изучить этот отчет в следующем году.«Это основная причина, по которой я ушла», — добавила она.

«Морское пиратство» определенно поместило кошку среди голубей. Он подвергся критике со стороны рыбной промышленности и компаний, которые он решил выделить, но он углубляется в подробности, предполагая связи отрасли с торговлей людьми и рабством.

Это утверждение подтверждается Тревором Саттоном и Эйвери Сицилиано из американского Progress.org, которые написали в декабрьском 2016 г., отчете Seafood Slavery :

«Торговля людьми, связанная с сектором морепродуктов, была задокументирована в таких разных странах и на рынках, как Новая Зеландия, Таиланд, Гана, Ирландия и — совсем недавно — в США.Рыболовные суда, зарегистрированные на S., причалили к Гавайям ».

Это была проблема NOAA fisheries , которая также решалась в декабре 2020 года.

Что с исчезновением наблюдателей и наблюдателей за рыбными запасами, таких как Кейт Дэвис и государственных субсидий , это число исчисляется миллиардами. Интересно отметить, что тремя крупнейшими получателями этих субсидий являются Япония, Китай и США. Неудивительно ли, что благодаря этим субсидиям индустрия оспаривает этот документальный фильм?

Многое из того, что утверждается в документальных источниках, можно исследовать, но нужно отделить пшеницу от плевел.Для среднего потребителя ответы, скорее всего, неоднозначны и сбивают с толку. Покупатель склонен доверять тому, что читает на банке. По всей вероятности, они предполагают, что «безопасность для дельфинов» — это именно то, что это означает — ни один дельфин не пострадал или не погиб, когда был пойман тунец. Не только один из них — все без каких-либо смягчающих факторов.

Конечно, в просмотре фильма нет ничего плохого. Сделайте еще один шаг и проведите исследование. Прочтите все ответы на документальный фильм, и вы сможете сделать свои собственные выводы.С этим не может спорить ни одна отрасль или компания.

Примечание. Проект «Дельфин» не оправдывает ненависть к азиатам, мы очень тесно сотрудничаем с местными группами японских активистов в Тайцзи и других местах. Мы поддерживаем все азиатские группы, работающие вместе с нами, такие как Life Investigation Agency . Мы считаем, что эти группы необходимы для прекращения притока дельфинов в Японию.

Dolphin Dozen: Makenzie Buss — Университет Джексонвилля

Сюжетные ссылки

Серия интервью «Дюжина дельфинов», проведенная «Голосом дельфинов» Скотт Манз продолжается с юниором по софтболу Макензи Басс .Она учится на третьем курсе программы. Вы можете послушать интервью или прочитать стенограмму ниже.
  • Есть ли у вас суеверия? Я чувствую, что ты должен играть в софтбол.
  • Я имею в виду, что что касается софтбола, единственное суеверие, которое у меня действительно есть, — это то, как я попадаю в коробку. Я делаю одно и то же каждый раз, с 12 лет. Кроме того, я молюсь дважды перед каждой игрой, один раз со своей командой и один раз в одиночестве. Нет ничего более сумасшедшего, чем другие люди.

    Что вы обычно делаете, ложась в коробку?

    Сначала я разглаживаю его, затем выкапываю отверстие, в котором идет моя задняя нога, а затем — за пределами тарелки, внутри тарелки, затем вы махаете битой по питчеру, затем принимаете стойку.

    Мне нравится этот аспект, у каждого есть что-то свое в игре в бейсбол или софтбол, что делает вас уникальным.

    1. Какое ваше самое большое спортивное достижение на данный момент?

    Ох.Я думаю, что создание команды всех первокурсников было, вероятно, лучшим из того, что я сделал, просто потому, что я пришел первокурсником из не очень большого софтбольного городка, поэтому я пришел и сделал себе имя в таком молодом возрасте. Дело в том, что в такой большой школе первого дивизиона это круто, чем-то, чем я горжусь.

    Это что-то вроде подтверждения того, над чем вы работали, верно?

    Что-то вроде: «О, ты не из того места, где много игроков в софтбол, но ты вроде как хорош.ОК, круто.’

    1. Когда вы начали играть в софтбол?

    Я действительно не платил софтбол, пока мне не исполнилось 13? На самом деле я вырос, играя в бейсбол. У нас был только один комплекс софтбола, и я даже не знал о его существовании, пока я не стал слишком стар, чтобы играть в бейсбол, потому что они не позволяли девочкам играть в бейсбол после 12 лет. Не знаю почему, но … Я вырос, играя в бейсбол. и, в конце концов, они сказали: «На самом деле, тебе, наверное, стоит поиграть в софтбол, потому что ты девушка», а я сказала «хорошо».

    На какой позиции вы играли в бейсболе?

    Я тоже был шорт-стопом, так что это не было большим изменением, просто мяч побольше, я думаю.

    1. Если бы вы не играли в софтбол, каким видом спорта вы бы занимались?

    Не знаю. В футболе я играл в футбол и волейбол, но думаю, что буду заниматься волейболом. Я думаю, что это мое второе призвание, мое второе естественное призвание.

    Внешний нападающий?

    Ага! Это то, чем я занимался в старшей школе.

    Вы кажетесь мне сторонним нападающим. Может дело в ударе, может, в высоте, не знаю, что-то в этом роде.

    1. У вас есть песня, которая поднимает настроение, поднимает настроение?

    «Brass Monkey» Beastie Boys — мое выступление в этом году, и я очень рад этому. Рожки в начале… Я всегда исполнял старые школьные песни для прогулок, так как они по какой-то причине вызывают у меня шумиху, я не знаю почему.Beastie Boys как бы поразили меня в этом году.

    Какие у тебя были песни о прогулках за последние два года?

    Мой первый год обучения это был «Magic Stick» [Лил Ким], а в прошлом году — «The Next Episode» доктора Дре, так что я всегда делаю там какие-то отголоски, это моя вещь, я думаю.

    Мне нравится. В наши дни выбирается много вещей, я даже не знаю, что это, и, наверное, называют меня старой душой, но я предпочитаю некоторые из старых школьных вещей.

    1. Что вас привлекло в JU?

    Действительно, мне повезло.Мой школьный тренер знал здесь старого помощника тренера, и они вроде как разговаривали, но на самом деле я был на турнире случайно, и моя старшая школа была счастлива быть там, и они говорили, и когда мой школьный тренер смотрел, как я играю с моим путешествием команда, этот тренер [JU] случайно подошел и поговорил с ней, и она сказала: «Ой, кто этот ребенок», а она сказала: «О, она действительно ходит в мою среднюю школу! Я ее тренирую ». Потом они остались и смотрели, как я играю, а затем отправили меня на два часа на другой турнир, чтобы главный тренер мог посмотреть, как я играю, а потом я приехал в гости, влюбился в кампус, и тогда я сказал: «Давай сделаем это!» .

    1. На чем вы специализируетесь?

    По специальности спортивный бизнес.

    Какова для этого цель?

    Ну, я заканчиваю в этом году, так что я вернусь в следующем году, чтобы получить степень магистра с упором на аналитику. Я хочу собрать какую-то статистику для спортивной организации. Не знаю, надеюсь профессионально. Я хочу заниматься спортом и заниматься статистикой и аналитикой.

    На что вы смотрите прямо сейчас? Например, 538, или вы просто просматриваете сайты с разными номерами, чтобы почувствовать это?

    Этим летом я прохожу стажировку в Jumbo Shrimp [двойной филиал Майами Марлинс], так что у меня была возможность просто поговорить с парнями, которые ее запускают, и с различными программами, которые они используют.Вы знаете популярное приложение MLB At-Bat? В основном то, что я делаю этим летом, — это управляю этой, но версией низшей лиги. Это как живая статистика и все такое. Это очень просто, но мне кажется, что статистика говорит… это как книга для игры. Если вы знаете статистику команды, вы знаете, что они собираются делать. Я считаю, что это очень важная сторона игры, о которой иногда забывают.

    Особенно в той игре, в которую вы играете. Рассказывает многое. Будет весело, любопытно посмотреть, как вы в этом продвинетесь.

    1. Вы упомянули свой родной город, а не большой город софтбола. Ты откуда?

    Я из Кейп-Корал, Флорида, супер юг. Это прямо рядом с Форт-Майерсом, многие люди знают, где находится Форт-Майерс, а не Кейп-Корал.

    Это долгая поездка, как раз то, что было на прошлых выходных.

    Пять часов, да, это непросто.

    Что является отличительной чертой мыса Корал, Флорида?

    Дом престарелых [смех].Мы в 20 минутах от пляжа, поэтому многие люди приезжают на пенсию. Там не так много… есть много людей моего возраста, но это не совсем город для вечеринок, здесь мало что происходит.

    Так как же вы там окажетесь, если не выйдете на пенсию?

    Я думаю … на самом деле моя бабушка после того, как вышла на пенсию, переехала сюда с моей мамой, а потом моя мама просто осталась, у меня была вся моя семья, так что я думаю, что это просто одно из тех мест, где вы просто никогда не уходи.

    1. Вы где номер семь, правильно?

    Да.

    Почему цифра семь?

    Когда я рос, моя семья была большими фанатами янки, и у нас были, знаете, эти толстые папки, в которых есть разные прорези для коллекционных карточек?

    Ах да, я купил несколько штук.

    У нас был один черно-белый, и это был Микки Мантл, и он был номером семь, и по какой-то причине я любил эту игральную карту, я думаю, мне нравилась ее старая школьная сторона. Когда я начал играть в футбол, тренер спросил меня, каким номером я хочу быть, и я сказал: «Я хочу быть Микки Мантлом! Я хочу быть Микки Мэнтлом! ‘ и он такой: «Я не знаю, что это значит», а я такой: «Номер семь! Номер семь! и с тех пор храню его.

    Вы когда-нибудь видели серию Seinfeld , где Джордж хочет назвать своего ребенка «Семь» из-за Микки Мантла?

    Нет, не видел!

    Вы должны пойти посмотреть это сейчас, потому что он сказал: «Я хочу что-то уникальное», поэтому он назовет своего ребенка «Семерка», а его жених сказал: «Мы не называем нашего ребенка« Семь »». .

    [Смеется] Забавно. Это как «Одиннадцать» из… что это за шоу на Netflix? С маленькими детьми?

    Не знаю, думаю, много.[смеется]

    Нет! Тот, где они переходят на темную сторону. У малыша нет передних зубов.

    [Пауза]

    Не знаю, не смотрел.

    О боже! Это огромная. Он попадет. Затем я наугад скажу телешоу, и вы поймете, о чем я говорю.

    [Смеется] Хорошо, это весело. У нас есть еще несколько вопросов для вас, так что, надеюсь, у вас будет достаточно времени.

    1. У вас есть любимые воспоминания о поездке из JU?

    Мой первый год обучения, мы были очень увлечены Vine.К тому времени его уже не было, но это было просто «Вайн, ссылающийся на вещи». Мой главный тренер в то время не имел ни малейшего представления о том, что мы когда-либо говорили, поэтому мы наугад просто бросали ей отсылки к Vine, и она говорила: «О чем ты говоришь?» Мы только что выиграли, только что обыграли Мэриленд… ох, это было в прошлом году! Мы только что обыграли Мэриленд, мы ехали домой и просто кричали Вайну через автобус, от передней части автобуса до задней части автобуса, и мой тренер встает и [кричит] «О чем ты говоришь! ‘ Мы провели последние три часа пути домой на автобусе, снова и снова просматривая отсылки к Vine, и это было весело.

    Вайн. Покойся с миром, правда?

    Я знаю, RIP.

    Есть целое поколение людей, которые никогда не поймут…

    Теперь у них есть TikTok. Это не одно и то же. Это ужасно.

    Я даже не знаю, что это.

    Совершенно верно! Собственно, не надо, это ужасно.

    [Смеется]

    1. Что вы предпочитаете перед игрой?

    Это неловко.Мне очень нравится Slim Jims.

    [Смеется]

    Я всегда ем Slim Jim, что, думаю, на самом деле является своего рода суеверием, когда я думаю об этом, но я не знаю. У меня в шкафчике всегда есть Slim Jims.

    Я не могу сказать, когда в последний раз у меня был Slim Jim.

    Я получил из большой коробки Би Джея, их около 500. Они длились мне какое-то время.

    Вот они действительно длинные или…

    Неет. Они обычные.Вроде шести дюймов. Я не такой уж драматичный.

    Ладно, не на заправках. [смеется]

    Неет.

    Slim Jims, ничего себе. Это первое и, я полагаю, будет последним в этой «Дюжине дельфинов».

    1. Мы подошли к последнему вопросу, он состоит из двух частей. Первая часть написана Джулианной Хатчисон из женского футбола. Она хочет знать, могли бы вы пообедать с кем-нибудь, живым или мертвым, кого бы вы выбрали?

    Это простой вопрос.Я бы с удовольствием пообедал с Дереком Джетером. Я сказал, что я большой фанат Янки, он причина, по которой я играл, он причина, по которой я хотел быть коротышкой. Я хочу воплотить его характер, его лидерство, его все. Это действительно то, к чему я стремлюсь.

    Джетер, теперь управляющий Marlins, и … я не знаю, они вроде как меняют положение.

    Люди не давали ему продать всех, но я думаю, он знает, что делает. Он хорошо знает игру, думаю, с ним все будет хорошо.

    Строим по-янки. Хорошо, теперь пора задать вопрос для следующей темы интервью.

    Изначально я собирался спросить, можете ли вы заняться каким-либо другим видом спорта, каким бы он был, но вы как бы взяли его у меня.

    [Смеется] Извини.

    Итак, я собираюсь сказать, если бы вы могли сыграть один на один с любым спортсменом, кто бы это был?

    Так что один на один в любом виде спорта? Или просто баскетбол?

    Любой вид спорта.Если это софтбол, вы бы хотели, чтобы они подали вам мяч, если это футбол, вы хотели бы быть в воротах, когда они пинают его в вас, если это баскетбол, игра один на один. Любые соревнования один на один.

    Хорошо, мне нравится этот. Вы, кстати, думали о телешоу?

    [вздыхает] Нет. Я не могу… Очень хорошо, смотрел, там три сезона!

    Это анимировано?

    Подожди, подожди, это Очень странные дела ?

    Да! Вот что это такое, понимаете, я знал, что вы это узнаете, я просто не мог об этом подумать.Я почему-то хотел сказать Imagine Dragons, но знал, что это группа.

    [Смеется] Мне неловко сказать, что я еще не видел ничего из Stranger Things , все говорят мне, что я хотел бы его, но мне нужно его посмотреть. Это в списке.

    Хорошо, хорошо. Я очень рекомендую это. Это немного жутко, но тоже забавно. У него обе стороны спектра.

    Мне это нравится. Мне нравятся шоу, которые можно разыгрывать по-разному. Я рад … Мне было бы неудобно заканчивать интервью, если бы мы не придумали это.

    Я знаю, я все время повторял в голове «Представьте себе драконов» и отвечал: «Нет! Макензи, дело не в этом. Что это?’ Но да, это Очень странные дела .

    Вы можете слушать все интервью Dolphin Dozen, подкасты тренеров, основные моменты игр и многое другое прямо на своем телефоне! Подпишитесь на «Dolphin PODcasts» на Apple Podcasts и Google Podcasts .

    Насколько «дельфин безопасен» в действительности консервированный тунец?

    Дженни Душек имеет привычку готовиться к худшему.Когда несколько лет назад калифорнийская писательница осознала, что лесные пожары и задымленный воздух становятся ежегодной неизбежностью, она купила израильские противогазы на тот случай, если станет трудно дышать. В декабре 2019 года, когда многие West Coasters с нетерпением ждали прогнозов сильного снегопада для катания на лыжах, она беспокоилась об угрозе оползней и написала статью о том, как выжить в них. После новостей о загадочной болезни в Китае в феврале следующего года и опасений по поводу нехватки продовольствия, если она распространится на США.С., Душек поспешил в продуктовый магазин, чтобы запастись основными продуктами — макаронами, арахисовым маслом, орехами, сардинами, тунцом.

    Она чувствовала себя немного виноватой из-за тунца, «потому что в море не так много рыбы», — говорит она. «Но это была поблажка, и я хотел чего-нибудь, кроме грецких орехов».

    Конечно, Душек был не единственным пандемическим выживальщиком, хранящим тунца. Вначале продажи консервированного тунца выросли вдвое. В июле 2020 года Wall Street Journal сообщил, что повышенный спрос на тунца, усугубляемый закрытием портов в связи с пандемией и карантином для рабочих, вынуждает некоторые тунцовые компании не отставать.

    Большая часть тунца поступает на перерабатывающие предприятия в замороженном виде. После оттаивания рыбу запекают на пару, чтобы с нее легко снять кожу и кости. Рабочие на перерабатывающем предприятии Grupo Pinsa в Масатлане, Мексика, чистят мясо, которое будет приготовлено во второй раз, прежде чем оно будет упаковано в консервные банки.

    Фотография Сусаны Гонсалес / Bloomberg через Getty Images

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    В то время как пандемия была благом для бизнеса, производители тунца в течение многих лет боролись со снижением продаж и представлениями о том, что их продукция загрязнена токсичной ртутью, вредна для окружающей среды и устарела среди миллениалов.Однако вновь обретенная популярность тунца не избавила его от разногласий. Трем крупнейшим американским брендам тунца — StarKist, Bumble Bee и Chicken of the Sea, которые в совокупности составляют до 80 процентов национального рынка, — предъявлены коллективные иски, в которых утверждается, что они обманывают покупателей с помощью маркетинговых кампаний, рекламирующих безопасность дельфинов и приверженность к устойчивости.

    Судебные иски последовали за скандалом с установлением цен, в котором большая тройка работала вместе, чтобы продавать свою продукцию по завышенным ценам.StarKist, приобретенный Dongwon Industries в Южной Корее, признал себя виновным и был оштрафован на 100 миллионов долларов. Bumble Bee, недавно приобретенный тайваньским конгломератом морепродуктов FCF Co, Ltd., также признал себя виновным и был оштрафован на 25 миллионов долларов. Бывший глава компании Кристофер Лищевски, который настаивал на своей невиновности, сейчас отбывает 40 месяцев в федеральной тюрьме в Тусоне, штат Аризона. Компания Chicken of the Sea, принадлежащая бангкокскому продавцу морепродуктов Thai Union, была амнистирована за то, что дала понять другим.

    Судебная битва за безопасность дельфинов может затянуться на годы, но она поднимает важные вопросы перед потребителями, стремящимися покупать экологически чистые и социально ответственные продукты. ( Вот что означают разные этикетки на банках из-под тунца. )

    «Люди часто видят этикетку на банке и думают, что о них позаботились», — говорит Райан Бигелоу, старший менеджер Seafood в Monterey Bay Aquarium. Программа Watch, в которой покупателям продуктов питания даются научно обоснованные и экологически безопасные рекомендации по морепродуктам. «Реальность такова, что зачастую предстоит еще много работы».

    Исчезнувший рыбный промысел

    Ученые говорят, что в любом коммерческом рыболовстве есть одна неизбежная гарантия: случайный прилов, тусклый термин, обозначающий морскую жизнь — от китов и дельфинов до акул, морских птиц и находящихся под угрозой исчезновения морских черепах — непреднамеренно пойманных на крючок или пойманных в сети.Методы лова, связанные с приловом дельфинов, включают жаберные сети, кошельковые сети, устройства для сбора рыбы и ярусы.

    Каждое имя описывает, как работает техника. Жаберные сети сделаны из сетки, которая цепляет рыбу за жабры, когда она плывет через нее. Кошельковые сети окружают стайную рыбу, которая застревает в ловушке, когда сеть натягивается или «стягивается» металлическим тросом снизу. Устройства для сбора рыбы (FAD), часто используемые в сочетании с кошельковыми неводами, представляют собой плавучие плоты, прикрепленные к спутниковому бую, оборудованному гидролокатором; они пользуются естественной тенденцией рыб собираться под такими вещами, как бревна, дрейфующие в океане.Ярусы позволяют протянуть до 50 миль рыболовной веревки с тысячами крючков.

    Турецкие рыболовецкие суда используют кошельковый невод, чтобы окружить косяк синего тунца в восточной части Средиземного моря. Голубой тунец, который высоко ценится за сашими, резко упал из-за перелова. В мире существует 15 видов тунца; Альбакор, желтоперый и скипджек предпочтительны для консервирования.

    Фотография Гэвина Ньюмана, Alamy Стоковое Фото

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Кошелек неводит ловушку для косяка рыбалки недалеко от Северного Сулавеси, Индонезия. В глобальном масштабе многие промыслы тунца используют кошельковые неводы, устройства для сбора рыбы (FAD) и ярусы — методы, которые без разбора убивают дельфинов и других морских обитателей в качестве прилова. При покупке консервированного тунца выбирайте разновидности, пойманные на удочку или на троллей.

    Фотография Шейна Гросса / NPL через Minden Pictures

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Объемы дельфинов и других морских обитателей, пойманных в качестве прилова в результате этих методов лова, «ошеломляют», — говорит Зак Смит, юрист Совета по защите природных ресурсов, который участвовал в отчете 2014 года под названием «Чистая потеря: убийство морских млекопитающих в России». Зарубежное рыболовство.В отчете приводятся данные, согласно которым ежегодно во время рыболовства вылавливаются или получают серьезные травмы 650 000 морских млекопитающих, включая дельфинов, китов и тюленей. «Триста тысяч из этих животных — китообразные [киты, дельфины и морские свиньи], — говорит Смит, — и подавляющее большинство из них — дельфины, потому что дельфинов намного больше, чем чего-либо еще».

    Индийский океан и восточная часть тропического Тихого океана — 770 000 квадратных миль голубой воды и архипелаги у берегов Эквадора, Панамы, Коста-Рики и Колумбии — печально известны приловом дельфинов.По оценкам ученых, в Индийском океане с 1950-х годов в результате плохо регулируемого промысла жаберных сетей погибло четыре миллиона дельфинов. Исследователи сообщают, что в настоящее время ежегодно в качестве прилова погибает около 80 000 дельфинов.

    В тропиках восточной части Тихого океана рыбаки долгое время использовали косяки дельфинов в качестве живых рыбопоисков, сигнализирующих о полезной нагрузке тунца в глубине. Это единственный регион в мире, где коммерческий промысел частично совпадает с уникальным и малоизученным явлением пятнистых, спиннинговых и других видов дельфинов, которые обычно плавают вместе со стаями желтоперого тунца.

    Раньше моряки ловили наживку в богатой дельфинами водах, вытаскивая тунца на поверхность, где они могли поймать его на удочки. К концу 1950-х годов, однако, рыболовы на наживку широко перешли на кошелек, и они обычно преследовали и преследовали дельфинов, чтобы загнать их улов в центр сетей, длина которых может достигать мили и глубина 80 футов. Ученые подсчитали, что более шести миллионов дельфинов были убиты сейнерами из восточной тропической части Тихого океана для кошельков тунца за три десятилетия до середины 1990-х годов.

    Переломный момент наступил в 1987 году, когда 31-летний биолог по имени Самуэль Лабадд (произносится «ЛаБадди») под прикрытием стал поваром на панамском судне с тунцом. Во время четырехмесячного путешествия он заснял, как сотни дельфинов умирают, когда их поднимают с океана.

    «Дельфины, утонувшие или зацепившиеся за сеть, сражаются в проигрышной битве за жизнь», — сказал ЛаБудд, комментируя графическое видео, транслировавшееся по телевидению и представленное Конгрессу США. «Некоторые упадут обратно в море, когда их тела сломают или вырвут ласты и клювы, а через несколько мгновений они попадут в ловушку, и их снова вытащат.«

    Общественное возмущение привело к внесению поправки в Закон США о защите морских млекопитающих, чтобы лучше защитить дельфинов, и одному из самых успешных бойкотов потребителей в истории страны.« Это заразило людей чувством несправедливости и гнева », — говорит Лабадд. «Тысячи школьников отказались есть консервированный тунец». В ответ на шумиху три крупные американские компании по производству тунца в 1990 году заявили, что они не будут покупать тунца, пойманного в сети вместе с дельфинами.

    Кроме того, недавно подписанный Закон 1990 года о безопасности дельфинов сделал его незаконным в отношении любых продуктов из тунца. экспортируется или продается в США.S. утверждать, что это «безопасно для дельфинов», если только это не соответствует целому ряду сложных законов и постановлений США, направленных на защиту дельфинов. Спрос на безопасного для дельфинов тунца в США побудил многие промыслы принять стандарты, но тунец, пойманный вместе с дельфинами, по-прежнему продается в Латинской Америке, Азии и некоторых европейских странах.

    «Программа США по защите дельфинов оказалась очень эффективной, — говорит Сара Макдональд, старший научный сотрудник аквариума Монтерей-Бэй. «Смертность дельфинов в 1980-е годы составляла 130 000 человек.В 2018 году зарегистрировано 819 смертей. Если на вашем продукте есть этикетка, безопасная для дельфинов, вы по закону обязаны не продавать тунца там, где дельфины были ранены, убиты или нападали. Это не означает, что дельфины не участвуют в промысле тунца; это означает, что тунец нельзя продавать в этой стране ».

    Обвинения в мошенничестве

    Смит из Совета по защите природных ресурсов говорит, что он считает, что большая часть тунца, продаваемого в США с тюленями, пригодными для дельфинов, является законной, но поскольку тунец является глобальным товаром с очень длинными цепочками поставок, существуют возможности для мошенничество и обман.«Законы США хороши, если все честны», — говорит он. «Но это не значит, что ничто никогда не попадет внутрь. В страну проникает невероятное количество нелегальных диких животных. [Правоохранительные органы] не могут все это поймать «.

    В коллективных исках о защите дельфинов по тунцу обвиняется в том, что тунцовые компании не честны в отношении целостности своих цепочек поставок. В более широком смысле они утверждают, что компании проводят масштабные рекламные кампании, которые заставляют потребителей поверить в то, что компании «никогда» не убивают дельфинов.Например, группа людей, подающих в суд на Старкиста, утверждает, что отдаленные водные лодки материнской компании Dongwon часто ловят дельфинов, потому что многие из них — это кошельковые рыболовные суда, которые используют устройства для сбора рыбы для ловли тунца. (Ни кошельковые сети, ни FADS не запрещены американскими стандартами безопасного рыболовства для дельфинов.)

    Член экипажа Steve Irwin, флагманского судна природоохранной некоммерческой организации Sea Shepherd, убаюкивает обыкновенного дельфина, убитого незаконной дрифтерной сетью в море. Южный Индийский океан во время кампании группы Operation Driftnet.ООН запретила дрифтерные сети в 1992 году, потому что они убивают нецелевую рыбу и других диких животных, таких как морские черепахи.

    Фотография предоставлена ​​Элиза Мюрхед / Sea Shepherd Global

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    «Либо компании должны прекратить прием тунца из этих методов рыболовства, либо открыто заявить потребителям, что они небезопасны для дельфинов, даже если они могут соответствовать закону», — говорит Стюарт Дэвидсон, один из ведущих адвокатов истца. в судебных процессах.«Мы хотим возмещения ущерба для всех жителей страны, которые заплатили больше, чем должны были, потому что тунец был пойман этими методами».

    Должностные лица StarKist, согласно судебным документам, говорят, что для потребителей нереально ожидать, что этикетка означает нулевой ущерб или травму дельфинам и другим животным, потому что прилов является неизбежной реальностью любого рыболовства, независимо от того, поймали ли тунец кошельковыми неводами или больше удобных для дельфинов полюсов — реальность, которая принята и признана в соответствии с Законом об информации для потребителей о защите дельфинов.

    Шмель и морской цыпленок не ответили на запросы об интервью. Представитель StarKist не стал комментировать судебный процесс, но сделал заявление о приверженности компании защите дельфинов. «StarKist не покупает тунца, пойманного вместе с дельфинами», — сказал представитель, и «осуждает использование неизбирательных методов рыбной ловли, при которых ловятся дельфины, киты и другие морские обитатели наряду с предполагаемым уловом рыбы».

    Удаление этикеток

    Поскольку федеральный суд в Калифорнии рассматривает иски о защите дельфинов, эксперты по устойчивым морепродуктам предлагают рекомендации о том, как покупать консервированного тунца, который не только безопасен для дельфинов, но также является экологически чистым и социально ответственным.

    «Заблуждение состоит в том, что если это не вредит дельфинам, значит, все в порядке», — говорит эксперт по океанам и известный экологический писатель Карл Сафина, который возглавлял руководство по экологически чистым морепродуктам, когда он работал в Национальном обществе Одюбона в 1990-х годах. «Но на самом деле это может сильно повредить другим нецелевым видам или просто уничтожить их. Подавляющее большинство популяций тунца истощены ».

    Покупка экологически чистых морепродуктов подталкивает розничных продавцов к приобретению экологически чистых продуктов, что может способствовать улучшениям во всей отрасли, говорят ученые из Монтерей-Бей, участвовавшие в составлении руководства для потребителей Seafood Watch для аквариума.

    В случае консервированного тунца, Макдональд говорит, что лучше читать на этикетках такие описания, как «пойманный на удочку» (ловля одного тунца за раз) и «пойманный на тролля» (ловля на медленно движущейся лодке, волочащей приманку. ). «Все остальное менее устойчиво», — говорит она. «Эти промыслы лучше контролируют то, что они ловят. Кроме того, при отлове, который они выбрасывают, выживаемость выше «.

    Некоммерческая группа активистов Гринпис на протяжении многих лет работала над выявлением проблем окружающей среды и прав человека, связанных с промыслом тунца, включая смертность дельфинов, находящиеся под угрозой исчезновения морские черепахи и прилов акул, долговую кабалу, торговлю людьми и принудительный труд.Принимая во внимание эти факторы, Гринпис оценил политику и методы закупок 20 брендов консервированного тунца и опубликовал их в Tuna Shopping Guide.

    StarKist, Chicken of the Sea и Bumble Bee были среди брендов с самым низким рейтингом, представленных в путеводителе. Четыре лучшие компании по производству тунца — Wild Planet и American Tuna, занявшие первое место, за ними следуют Whole Foods и Ocean Naturals. Компания American Tuna, продающая только пойманную на удочку рыбу, поддерживает местное и мелкое рыболовство и производство в США.S. Wild Planet закупает пойманного на удочку и троллей тунца из устойчивых промыслов в США, Японии, Новой Зеландии, Испании, Португалии и на архипелаге Кабо-Верде у северо-западного побережья Африки.

    Покупатели платят больше — до шести долларов за банку — за экологически чистые бренды тунца. Основатель Wild Planet Билл Карвалью говорит, что более высокие затраты неизбежны, потому что для устойчивого рыболовства требуется больше труда. «Вы не можете сделать это за 59 центов за банку», — говорит он. «Дешевый тунец стоит астрономически дорого для окружающей среды.Они сбрасывают исчезающие виды за борт.

    Сафина говорит, что старается не есть тунца — за двумя исключениями. Первый — если сам поймает. «Эти рыбы — самые прекрасные животные. Когда вы убиваете одного и превращаете его в пищу, он ценится », — говорит он. «Если вы правильно обработаете его и используете как сашими, или положите на гриль и приготовите правильно, это просто феноменально». Во-вторых, если его поймают. «У меня есть философия, что хорошо поддерживать хороших актеров», — говорит он. «Даже если хорошие актеры находятся в плохом улове.

    Многие потребители теперь остаются с вопросом, что делать со всем тунцом, который они запасают — поисковые запросы в Google по рецептам консервированного тунца выросли на 300 процентов. Писательница Дженни Душек не планирует готовить лазанью с тунцом, рыбные котлеты или запеканку из лапши. Она наслаждается своим «удовольствием» с салатом, красным перцем, сельдереем и соком лайма на хорошем хлебе на закваске.

    Wildlife Watch — это исследовательский проект, проводимый Национальным географическим обществом и National Geographic Partners и посвященный преступлениям и эксплуатации дикой природы.Узнайте больше Wildlife Watch истории здесь и узнайте больше о некоммерческой миссии Национального географического общества на nationalgeographic.org . Присылайте советы, отзывы и идеи по адресу [email protected] .

    Акушерки Sarah Louise и Dolphin бросают вызов инструментальным ограничениям

    Добро пожаловать в Left Field, новую колонку Spin, цель которой — исследовать и прославлять музыку на грани жанра, чувствительности и коммерческой привлекательности.В широком смысле мы фокусируемся на экспериментальной музыке, и мы не будем педантично относиться к ее значению. Абстрактные электронные техники, цветочные фолк-чудаки, зубчатые струнные квартеты, импровизаторы всех мастей, панк-деконструктивисты, трансцендентальные шумогенераторы, закиданные камнями психологические глушилки с вокалом, записанным в сломанные телефонные приемники, и гитарными звуками, подобными умирающим животным — мы приветствуем их всех.

    Мы будем стремиться к тому, чтобы эта колонка оставалась открытой и произвольной, как и музыка, которую мы будем освещать, а это означает, что будущие выпуски могут содержать интервью, эссе, обзоры капсульных альбомов и, возможно, некоторые другие вещи, о которых мы не думали. пока что.В первой части мы выделяем два примечательных релиза, которые вы, возможно, пропустили во время долгого похмелья начала 2019 года, от музыкантов-композиторов-авторов, которые демонстрируют два разных подхода к работе с живыми инструментами и электроникой.

    Сара Луиза Хенсон — гитаристка, а Сейдж Фишер — арфистка. На своих новых альбомах, выпущенных соответственно под именами Sarah Louise и Dolphin Midwives, они относят свою игру к океанам электронного звука. Для Хенсон обработка происходит после того, как она уже записала свои гитарные импровизации, которые она рассматривает, как скульптор, обрабатывает груду необработанного материала: скручивает их в новые формы или подчеркивает их естественные контуры, пока не появится форма.Покойный Марк Холлис назвал этот подход «аранжированной спонтанностью», и он уходит корнями в психоджазовые нарезки, которые Майлз Дэвис сделал с продюсером Тео Масео в конце 1960-х и 1970-х годов, а также в авангардной музыке на магнитофонах, уходящей в прошлое. к musique concrète 1940-х годов Франция. Для Фишера манипуляции больше похожи на продолжение самой игры. Во время живого выступления можно увидеть, как она посылает свой голос и арфу через огромную цепочку педалей эффектов, плавно переключаясь между перещипанными струнами и скрученными ручками, преобразуя звук, как это происходит в реальном времени.

    Оба художника исследуют противоречия между текучестью и структурой, интуицией и предусмотрительностью, хаосом и контролем. Их музыка отражает эти двухтактные динамики в том виде, в каком они существуют в психике человека и в окружающем его естественном мире. Подробнее о каждом альбоме читайте ниже.

    Сара Луиза — Ночные птицы и утренние звезды

    Сара Луиза Хенсон знает, как превратить свой инструмент в ансамбль.Музыкант из Северной Каролины впервые зарекомендовал себя как соло-фингеринг-гитарист, объединяющий элементы дроуна и аппалачского фолка в искрящиеся струны гармонии, при этом каждая из 12 струн ее инструмента вносит свой вклад в течение. После двух записей с разными соавторами и исполнителями, она вернулась одна на Nighttime Birds и Morning Stars , и с совершенно новым способом работы в качестве концертмейстера.

    Хотя он поддерживает связь с более ранними работами Хенсона, Nighttime Birds and Morning Stars определенно не является фолк-альбомом.Хенсон сочинила его, записав свои собственные импровизации на электрогитаре и тщательно отредактировав результаты, используя электронную обработку, чтобы придать своим интуитивным музыкальным жестам формы, не всегда узнаваемые гитарные или даже человеческие. Отдельные ноты выходят далеко за пределы своей естественной точки затухания; мелодические пробежки искусственно ускоряются до тех пор, пока не начинают напоминать птичьи крики.

    Жуткая рябь отмечает даже самую традиционную игру Хенсона на Nighttime Birds и Morning Stars. Вступление к «R Mountain», второму треку альбома, представляет собой процессию многократно взятых аккордов, которые медленно расходятся между собой и танцуют вокруг своих отражений, как если бы одновременно играли несколько пленок с похожими (но не идентичными) исполнениями. . Высокий и жалобный певческий голос Хенсона тоже ненадолго появляется, как эхо забытого деревенского певца, бродящего по этому новому и незнакомому ландшафту.

    Nighttime Birds and Morning Stars не пытается предложить вам непосредственный звук музыканта, играющего на своем инструменте в комнате, или даже иллюзию такого выступления, и в этом смысле это самый искусственно звучащий альбом Хенсона.Но это также и ее самая естественная работа, в том смысле, что она действительно похожа на природу. Строчка в разнообразном каталоге Хенсон, помимо самой гитары, — это чувство благоговения перед миром растений и животных: например, Deeper Woods включает несколько треков, названных в честь видов, обитающих в лесах и горах ее родного штата. . Впервые на Nighttime Birds и Morning Stars эти религиозные ритуалы дикой природы также кажутся ее репрезентациями — психоделические звуковые картины лугов и русел ручьев, где гитара Хенсона играет роль всех существ и создает среду, в которой они обитают. .Использование цифровых технологий приблизило ее к этому царству, а не дальше от него.

    Должно быть, артистке вроде Хенсон, которая пришла в относительно замкнутый мир «примитивной американской» гитары, потребовалась некоторая храбрость, чтобы сделать такой альбом, в котором мало следов ее заземления в традиционной музыке или явных проявлений ее. обладает значительным инструментальным мастерством и часто больше напоминает эмбиент-электронную музыку, чем кантри-блюз. (Любой, кому понравился альбом Келли Моран 2018 года Ultraviolet, , в котором пианистка-экспериментатор применила аналогичные электронные процессы к своей инструментальной игре, должен послушать Nighttime Birds и Morning Stars .Также стоит помнить, что сам Джон Фэйи, отец-основатель стиля, был далек от эстетического консерватора, передавая свои отобранные пальцами одиссеи через неортодоксальное производство и наслаивая их экспериментальными ленточными коллажами. Если смотреть с одной стороны, Nighttime Birds and Morning Stars — это радикальный отход от той музыки, которая лежала в основе более ранних релизов Хенсона. С другой стороны, это продолжение индивидуального духа, который изначально вдохновлял эту музыку.- ЭНДИ КУШ

    Акушерки-дельфины —

    Пограничный сад

    Арфистка, вокалистка и исполнитель электронного звука, Сейдж Фишер в течение последнего десятилетия записывалась на андеграундной музыкальной сцене Портленда и за ее пределами. Первоначально экспериментируя с авангардом под именем Надин Муни, она пришла к своему проекту «Акушерки дельфинов» в 2015 году. Как акушерки дельфинов, Фишер создает музыку, которую трудно уловить, со значительными инструментальными и композиционными вариациями от пьесы к пьесе.Рекурсивные, минималистичные мелодии арфы придают структуру новому альбому Фишера, Liminal Garden , но не определяют ее; в сложной постановке слои электронного дисторшна почти постоянно атакуют акустические компоненты музыки. В результате получился потрясающе красивый, с трещинами электроакустической реконфигурации арфы в центре всего этого.

    Если здесь есть управляющий импульс, то он двоякий и, по-видимому, противоречит сам себе. Оказавшись между творческими и деструктивными импульсами Фишера, Liminal Garden представляет собой эксперимент по деконструкции звука.Некоторые ноты, взятые или спетые, остаются неизменными. Вступление, «Grass Grow», прерывает призрачный вокал над заикающимся окружающим звуковым ландшафтом, без первоначального следа арфы. Но вместо того, чтобы стремиться к чистоте голоса в духе Группера или Джулианны Барвик, Фишер превращает одинокий бесформенный голос в своего рода фразовое лоскутное одеяло. Вокал начинается с середины ноты или неожиданно затихает. Длинные тона звучат так, как будто они воспроизводятся в обратном порядке или смешиваются друг с другом электронным способом. Тонкая совокупность сломанных фрагментов сшита в единый мелизматический крик, продолжающийся почти четыре с половиной минуты.«Это отражает то, как я думаю, и отражает то, что происходит с мозгом во время травмы», — говорит Фишер в интервью Portland Mercury . «Вы просто останавливаетесь, и на секунду все может исчезнуть, или вы снова вспомните в другое время. Вещи собираются по кусочкам и измельчаются ».

    Liminal Garden также демонстрирует высочайшее техническое мастерство Фишера как на арфе, так и на цифровой аудиостанции. Отрывки, в которых арфа выходит из микса на передний план, как в начале «Junglespell» и «Castleshell», создают одни из самых спокойных моментов в альбоме.Эти два трека следуют схожей логике в том, что их вступительные мелодии арфы в конечном итоге перекрываются волнами электронного искажения. В обоих случаях чистота этих вступительных нот нарушается, уступая место головокружительным крещендо и агрессивно искаженным низам. Отчетливое влияние нью-эйдж пронизывает большую часть альбома, но никогда не преодолевает уникальное видение Фишера. Ближе к концу «Сатья-юги» ползучая тональная тьма бросает тень беспокойства на блаженную картину.

    Фишер охарактеризовал эти моменты как выражение травмы: процесс борьбы с часто болезненным опытом простого пребывания в мире.В заявлении Фишера говорится: «Речь идет об интеграции всего меня, мира природы и технологий, всей разбитости, несовершенства, незащищенности и хрупкости женщины в патриархальном обществе». Это музыка, которая отказывается успокоиться или разрешиться сама собой. Созвездие фрагментов Liminal Gardens подтверждает свою разбитость как нечто большее, чем интуиция. — ПОЛУЧИТСЯ

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.