Что прочесть из классики: Топ книг, которые должен прочитать каждый

Содержание

Что почитать летом: 10 классических книг

Лето — идеальное время, когда можно наверстать упущенное или открыть для себя что-то новое. Портал «Культура.РФ» собрал подборку из 10 классических книг: здесь есть и рассказ по канонам ужасов, и повести о любовной страсти, и фантастика, и книги о сумасшествии. А чтобы вам было легче определиться с выбором, мы подобрали яркие цитаты из произведений. Все эти и другие книги вы можете прочитать в нашей подборке на крупнейшем книжном сервисе по подписке MyBook: мы завели там постоянную электронную полку. Воспользуйтесь промокодом 10BOOKS и оформите премиум-подписку на 14 дней.

Николай Чуков. У окна. (Маша) (фрагмент). 1978. Частное собрание

Кириак Костанди. На террасе. Лето (фрагмент). 1899. Одесский художественный музей, Одесса, Украина

Александр Дейнека. Портрет девушки с книгой (фрагмент). 1934. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Николай Лесков. «Леди Макбет Мценского уезда»

История Николая Лескова — о пылкой девушке Катерине Измайловой, которая томится в одиночестве: муж-купец всегда в отлучке, детей у них нет, а свекр не упускает случая упрекнуть ее в этом. Катерина влюбляется в молодого приказчика, ради которого совершает несколько хладнокровных преступлений.

Походит, походит Катерина Львовна по пустым комнатам, начнет зевать со скуки и полезет по лесенке в свою супружескую опочивальню, устроенную на высоком небольшом мезонинчике. Тут тоже посидит, поглазеет, как у амбаров пеньку вешают или крупчатку ссыпают, — опять ей зевнется, она и рада: прикорнет часок-другой, а проснется — опять та же скука русская, скука купеческого дома, от которой весело, говорят, даже удавиться.


Еще одна книга о роковой любви — «Камера обскура» Владимира Набокова. Главный герой романа — искусствовед Бруно Кречмар — влюбляется в молодую актрису Магду, ради которой оставляет жену и дочь. И последствия этой любовной интриги становятся для героя фатальными.

Он женился не то чтоб не любя жену, но как-то мало ею взволнованный: это была дочь театрального антрепренера, миловидная, бледноволосая барышня, с бесцветными глазами и прыщиками на переносице — кожа у нее была так нежна, что от малейшего прикосновения оставались на ней розовые отпечатки. Он женился потому, что как-то так вышло, — чрезвычайно пособила и поездка в горы с нею, с ее братом и с какой-то их необыкновенно атлетической теткой, сломавшей себе наконец ногу в Понтрезине. Что-то такое милое, легкое было в Аннелизе, так она хорошо смеялась, словно тихо переливалась через край.


Актуальная повесть о том, как человек не может ужиться на скучных и однообразных работах. В свои 25 лет Мисаил Полознев побыл уже телеграфистом, вольноопределяющимся, фармацевтом. И больше всего в жизни его страшит посредственность, скука и бездарность.

Сознаю, я виноват во многом, но зачем же эта ваша жизнь, которую вы считаете обязательною и для нас, — зачем она так скучна, так бездарна, зачем ни в одном из этих домов, которые вы строите вот уже тридцать лет, нет людей, у которых я мог бы поучиться, как жить, чтобы не быть виноватым? Во всем городе ни одного честного человека! Эти ваши дома — проклятые гнезда, в которых сживают со света матерей, дочерей, мучают детей... Бедная моя мать! — продолжал я в отчаянии. — Бедная сестра! Нужно одурять себя водкой, картами, сплетнями, надо подличать, ханжить или десятки лет чертить и чертить, чтобы не замечать всего ужаса, который прячется в этих домах.


К Оле Мещерской — главной героине бунинского рассказа — в пятнадцать лет без всяких забот и усилий пришли изящество, нарядность, ловкость, ясный блеск глаз. Она стала одной из самых красивых девушек гимназии. Ходили толки, что она ветрена и не может жить без поклонников, а гимназист Шеншин даже пытался покончить с собой из-за нее. Этот небольшой рассказ называют самым чувственным в творческой биографии Ивана Бунина.

— Я в одной папиной книге, — у него много старинных, смешных книг, — прочла, какая красота должна быть у женщины... Там, понимаешь, столько насказано, что всего не упомнишь: ну, конечно, черные, кипящие смолой глаза, — ей-богу, так и написано: кипящие смолой! — черные, как ночь, ресницы, нежно играющий румянец, тонкий стан, длиннее обыкновенного руки, — понимаешь, длиннее обыкновенного! — маленькая ножка, в меру большая грудь, правильно округленная икра, колена цвета раковины, покатые плечи, — я многое почти наизусть выучила, так все это верно! — но главное, знаешь ли что? — Легкое дыхание! А ведь оно у меня есть, — ты послушай, как я вздыхаю, — ведь правда, есть?

Читайте также:

Пожалуй, самое известное произведение братьев Стругацких — фантастическая повесть «Понедельник начинается в субботу». Она состоит из зарисовок о буднях Научно-исследовательского института Чародейства и Волшебства (НИИЧАВО), куда попадает молодой программист Александр Привалов. Здесь вы найдете много сатиры на бюрократию, юмор и волшебство.

Организовать на телестудии конференцию знаменитых привидений или просверлить взглядом дыру в полуметровой бетонной стене могут многие, и это никому не нужно, но это приводит в восторг почтеннейшую публику, плохо представляющую себе, до какой степени наука сплела и перепутала понятия сказки и действительности. А вот попробуйте найти глубокую внутреннюю связь между сверлящим свойством взгляда и филологическими характеристиками слова "бетон", попробуйте решить эту маленькую частную проблемку, известную под названием Великой проблемы Ауэрса!


Федор Сологуб. «Мелкий бес»

Федор Сологуб изобразил в своем романе мир сумасшествия и гротеска. «Мелкого беса» и напечатали не сразу — слишком рискованным и странным он казался издателям. Это рассказ о преподавателе изящной словесности Ардальоне Борисовиче Передонове, который постепенно по мере повествования погружается в безумие: героя преследуют навязчивые идеи, а потом и фантастическое существо — недотыкомка.

Одно странное обстоятельство смутило его. Откуда-то прибежала маленькая тварь неопределенных очертаний — маленькая, серая, юркая недотыкомка. Она посмеивалась и дрожала и вертелась вокруг Передонова. Когда же он протягивал к ней руку, она быстро ускользала, убегала за дверь или под шкап, а через минуту появлялась снова, и дрожала, и дразнилась — серая, безликая, юркая.


Еще одна фантастическая повесть в нашем списке. Эксцентричный профессор Владимир Ипатьевич Персиков становится причиной большой катастрофы: он случайно открывает, что луч ярко-красного цвета стимулирует развитие эмбрионов и их агрессивное поведение — и это может погубить Землю.

Этот завиток и сам Персиков, и сотни его учеников видели очень много раз и никто не интересовался им, да и незачем было. Цветной пучок света лишь мешал наблюдению и показывал, что препарат не в фокусе. Поэтому его безжалостно стирали одним поворотом винта, освещая поле ровным белым светом. Длинные пальцы зоолога уже вплотную легли на нарезку винта и вдруг дрогнули и слезли.


Алексей Толстой. «Семья вурдалака»

Рассказ «Семья вурдалака» написан по канонам «романа ужасов». Молодой маркиз отправился с дипломатической миссией к «господарю Молдавии» и остановился в сербской деревне в доме у старика Горчи и его детей. Сам старик отсутствовал уже несколько дней: он ушел в горы, чтобы поймать разбойника-турка. Через 10 дней Горчи вернулся совсем другим: лицо его было бледным, глаза — тусклыми и впалыми, он не хотел ни есть, ни спать. А потом в семье начали происходить жуткие события, свидетелем которых стал рассказчик.

Здесь надо будет вам сказать, милостивые государыни, что вурдалаки, как называются у славянских народов вампиры, не что иное в представлении местных жителей, как мертвецы, вышедшие из могил, чтобы сосать кровь живых людей. У них вообще те же повадки, что у всех прочих вампиров, но есть и особенность, делающая их еще более опасными. Вурдалаки, милостивые государыни, сосут предпочтительно кровь у самых близких своих родственников и лучших своих друзей, а те, когда умрут, тоже становятся вампирами, так что со слов очевидцев даже говорят, будто в Боснии и Герцеговине население целых деревень превращалось в вурдалаков.


За роман-эпопею «Доктор Живаго» Борис Пастернак получил Нобелевскую премию, а после — подвергался жестокой травле и критике. А все потому, что автор создавал его без оглядки на цензуру: «Эта вещь будет выражением моих взглядов на искусство, Евангелие, на жизнь человека в истории и на многое другое» — так писал Пастернак о романе. Это произведение о судьбе русской интеллигенции в период от начала XX века до Великой Отечественной войны. На фоне всех драматических событий в стране разворачивается история врача и поэта Юрия Андреевича Живаго.

Прелесть моя незабвенная! Пока тебя помнят вгибы локтей моих, пока еще ты на руках и губах моих, я побуду с тобой. Я выплачу слезы о тебе в чем-нибудь достойном, остающемся. Я запишу память о тебе в нежном, нежном, щемящем печальном изображении. Я останусь тут, пока этого не сделаю. А потом и сам уеду.


На фоне изнурительных и отупляющих будней пехотного полка разворачивается история молодого подпоручика Ромашова. У него постепенно открываются глаза на бессмысленность и пошлость офицерского общества, которое калечит человека, — и герой задается вопросами о смысле жизни.

И вот два человека из-за того, что один ударил другого, или поцеловал его жену, или просто, проходя мимо него и крутя усы, невежливо посмотрел на него, — эти два человека стреляют друг в друга, убивают друг друга. Ах, нет, их раны, их страдания, их смерть — все это к черту! Да разве он себя убивает — жалкий движущийся комочек, который называется человеком? Он убивает солнце, жаркое, милое солнце, светлое небо, природу, — всю многообразную красоту жизни, убивает величайшее наслаждение и гордость — человеческую мысль!

«Какую книги из зарубежной классики стоит читать в первую очередь?» – Яндекс.Кью

А от чего зависит «первая очередь»?)

Если речь идет о том, что человек никогда в жизни не читал западную литературу и хочет начать с первооснов – само собой, нужно браться за Шекспира. Хоть для нечитающего человека он и не будет простым, но именно от этого автора тянутся основы трагедии и многие частые сюжетные ходы + к нему очень часто делают отсылки. От Шекспира двигайтесь в сторону современности, по пути читая по 1-2 произведения основных классиков. Если задаться целью, за год-другой можно поверхностно познакомиться с Западной литературой.

Отдельно выделю книгу «Дон Кихот» – даже если вы уже примерно знаете сюжет, читать ее стоит. Помимо рыцаря, борющегося с мельницами, в книге есть много других важных и интересных моментов.

Если целью стоит не знакомство с основателями литературы, то я посоветую несколько произведений, которые нравятся лично мне.

Рассказы О. Генри: они небольшие, в основном очень добрые и с неожиданными концовками – это то, что я люблю в новеллах. Можно начать с «Даров Волхвов», а дальше выбирать понравившиеся названия из любого сборника и читать в разнобой.

Моя любовь – Виктор Гюго. Помимо банальных «Собора Парижской Богоматери» и «Отверженных» рекомендую роман «Девяносто третий год». Это последний роман автора, и он собрал все его стилистические особенности повествования: долгие (но интересны!) монологи, исторические справки, столкновение людей с разной идеологией.

Еще понравился его «Последний день приговоренного к смерти». Сюжет там довольно простой: человек приговорен к казни, в последние часы обдумывает всякое-разное. Но интересно не это, а то, что повесть написана как протест против смертных казней. Там есть совершенно жуткая сцена: после долгого простоя гильотина заржавела, на сработала как надо, из-за чего ее пришлось несколько раз опускать на шею приговоренного – еще живого. И самое страшное: это реальный исторический случай.

12 книг русских классиков - «Читай-город»

Хотите причислять себя к грамотным людям, легко и красиво формулировать мысли, не испытывать затруднений в коммуникации и обрести славу талантливого рассказчика? Просто продолжайте читать! Так просто и так здорово – поглощая хорошие книги, вы не только отлично проводите время, но и получаете неоценимую пользу.

Этот феномен называется «интуитивная грамотность». Иногда его ещё называют «врождённая грамотность», но это не совсем верно. Ведь человек не рождается грамотным буквально, зато способен «впитывать» благоприятную языковую среду с самого раннего детства, не прилагая к этому сознательных усилий. Говоря простым языком, в семье, где родители общаются между собой – и с ребёнком – красиво, вырастет человек, которому будет гораздо проще повторить этот опыт в собственной жизни.

Одним из самых мощных средств для развития «чувства языка» – то есть мастерского владения письменной и устной речью – является чтение. Особенно чтение классических книг. Просто занимаясь любимым делом – читая книги, мы расширяем словарный запас, перенимаем художественные приёмы, развиваем речь, проникаем в логику текста. Начитанный человек может не знать правил, а «просто чувствовать» расстановку знаков препинания и верное написание, ему легче догадаться о значении новых, неизвестных слов, да и в целом проще выстроить коммуникацию любого уровня.

Не секрет, что сегодня мы живём в эпоху так называемого «клипового мышления», когда воспринимаем мир с помощью образов. И это, конечно же, сказалось на нашей речи: в повседневном общении мы склонны игнорировать знаки препинания, сокращать слова и допускать ошибки, а при системном подходе начинаем испытывать затруднения и в тех случаях, когда требуется выражать мысли грамотно. Даже язык современных писателей стал лаконичней и проще – в нейтральном значении этих слов.

Поэтому мы рекомендуем читать классику. Это гораздо приятнее и полезнее зубрёжки правил. Даже если школа давно осталась позади, а легко отличать «тся» от «ться» по-прежнему хочется. Ко Дню русского языка, который мы традиционно отмечаем в день рождения Александра Пушкина 6 июня, представляем 12 интересных книг великих русских писателей.

Митина любовь

Бунин И.

Дом был полон гостей, – гости бывали часто и гостили подолгу, – светлая морозная ночь сверкала звездами за мелкими стеклами старинных окон. К кафельным печкам подойти было нельзя – так накалили их. По всем комнатам горели праздничные лампы, в самой дальней, диванной, даже люстра, мягко игравшая хрусталем, смугло-золотистым от времени.

Самый молодой академик Петербургской Российской академии, Иван Бунин получил целых три Пушкинских премии и стал первым русским лауреатом Нобелевской премии. Он пишет так ярко и страстно, образно и искренне, что перед читателем во всей красе расцветает по-бунински драматичная первая любовь – со всеми её открытиями и сомнениями, страхами и надеждами, счастьем и отчаянием.

Горе от ума

Грибоедов А.

Когда в делах – я от веселий прячусь, Когда дурачиться – дурачусь, А смешивать два эти ремесла Есть тьма искусников, я не из их числа.

Произведение, которое и сегодня читается на одном дыхании и воспринимается остроактуальным. Его герои стали нарицательными, а их реплики цитируют, порой даже не зная, откуда заимствованы эти меткие афоризмы. А ведь произведение повествует нам о начале 1820-х годов. Когда, впрочем, люди так же зависели от общественного мнения и плели интриги, любили и боялись сближаться, обманывали и были обманываться рады. Остроумная классика от блестящего русского драматурга.

Братья Карамазовы

Достоевский Ф.

Я никогда не мог понять, как можно любить своих ближних. Именно ближних-то, по-моему, и невозможно любить, а разве что дальних.

Масштабное произведение со сложным, ветвящимся сюжетом, вобрало в себя всю мощь таланта рассказчика. Ни один роман Достоевского не оставляет своих читателей равнодушным, но «Братья Карамазовы» производят попросту сокрушительный эффект, оставляя после себя бескрайнее поле для размышлений. В этом романе интриги, поиски бога и борьба за наследство выводят героев на поиски самих себя – а точнее, того осколка многогранной своей души, который можно бы принять за основу всей жизни.

Герой нашего времени

Лермонтов М.

Такова была моя участь с самого детства. Все читали на моем лице признаки дурных чувств, которых не было; но их предполагали – и они родились. Я был скромен – меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не ласкал, все оскорбляли: я стал злопамятен; я был угрюм, – другие дети веселы и болтливы; я чувствовал себя выше их, – меня ставили ниже. Я сделался завистлив. Я был готов любить весь мир, – меня никто не понял: и я выучился ненавидеть.

Этот роман называют вершиной русской прозы XIX века. Он наполнен горделивой красотой Кавказа и стремительной глубиной одиночества, блестящими светскими событиями и внутренней тишиной в основе всего, атмосферой авантюрных приключений и размышлениями о смысле жизни. Красивый и образованный, блестящий циник – главный герой произведения – на протяжении повествования продемонстрирует читателю всю многогранность и неоднозначность своей личности и своей жизни.

Анна Каренина

Толстой Л.

Нет таких условий, к которым человек не мог бы привыкнуть, в особенности если он видит, что все окружающие его живут так же.

Простая и душераздирающая человеческая история, которая осталась в веках и сердцах множества поколений читателей по всему миру. Обычная семья, похожая на другие в ежедневном счастье, но совершенно особенная в несчастье. Такая же, как многие, женщина, жизнь которой разделилась на «до» и «после». Вечный роман – о людях и их судьбах, их выборе и последствиях, о вере, любви и смерти.

Вишнёвый сад

Чехов А.

И что значит – умрёшь? Быть может, у человека сто чувств и со смертью погибают только пять, известных нам, а остальные девяносто пять остаются живы.

Непревзойдённый мастер короткой прозы, Антон Чехов известен своим остроумием и лёгкостью слога, красотой повествования и точными наблюдениями за окружающим миром, точностью характеров и непередаваемой достоверностью ситуаций. «Вся человеческая жизнь» кроется в каждом его слове и восклицании, в неожиданном замечании и яркой шутке. В этот сборник вошли рассказы, а также повести «Дом с мезонином» и «Дуэль» и одно из самых известных произведений в мире – пьеса «Вишневый сад».

Мастер и Маргарита

Булгаков М.

Приятно слышать, что вы так вежливо обращаетесь с котом. Котам обычно почему-то говорят «ты», хотя ни один кот никогда ни с кем не пил брудершафта.

Самый мистический роман прошлого века, с непередаваемой атмосферой старой Москвы и разобранными на цитаты высказываниями героев, таинственной атмосферой присутствия необъяснимого и объемными характерами, неизменно производящими впечатление. Роман-загадка о противостоянии Добра и Зла, которое вершится, незамеченное посторонними, рядом с нами. Роман «Мастер и Маргарита» навсегда вписан в золотой фонд мировой литературы.

Доктор Живаго

Пастернак Б.

Нельзя без последствий для здоровья изо дня в день проявлять себя противно тому, что чувствуешь; распинаться перед тем, чего не любишь, радоваться тому, что приносит несчастье. Наша нервная система не пустой звук, не выдумка. Она — состоящее из волокон физическое тело. Наша душа занимает место в пространстве и помещается в нас как зубы во рту. Ее нельзя без конца насиловать безнаказанно.

Трудная жизнь рано осиротевшего Юры, вслед за своим приёмным отцом выбравшего медицинскую стезю, имеет пересечения с реальной жизнью автора этого масштабного романа, связавшего воедино множество человеческих судеб. Война, революция, поиски себя, любовь и разлука, верность и предательство, судьба и человеческий выбор – культовый роман заставит читателя задавать много вопросов, поиски ответов на которые могут быть мучительными, но необходимыми.

Двенадцать стульев

Ильф И., Петров Е.

В Рио-де-Жанейро, например, краденые автомобили перекрашивают в другой цвет. Делается это из чисто гуманных побуждений – дабы прежний хозяин не огорчался, видя, что на его машине разъезжает посторонний человек.

Двое известных классиков впервые объединились в творческий дуэт, чтобы подарить нам это блестящее и остроумное произведение о поисках клада и всевозможных приключениях. «Отец русской демократии» Киса Воробьянинов и «великий комбинатор» Остап Бендер объединяют свои авантюрные умы, чтобы разыскать старинные бриллианты. Но у них есть конкуренты в борьбе за сокровища – а значит, впереди потрясающе смешная, лёгкая и увлекательная комедия положений.

Детство. В людях. Мои университеты

Горький М.

Веселье у нас никогда не живёт и не ценится само по себе, а его нарочито поднимают из-под спуда как средство умерить русскую сонную тоску.

Над этой трилогией её автор работал целых десять лет. Чтобы оживить на страницах книги всю провинциальную страну с её купцами и простым людом, ребятишками и взрослыми, парадными улицами и мрачными закоулками. Взрослея вместе с главным героем, мы по-новому открываем для себя окружающих его людей и целый мир. Автобиографическая книга, которую сам классик русской литературы называл той правдой, которую необходимо знать.

Прощание с Матёрой

Распутин В.

Как мало, выходит, в человеке своего, данного ему от рождения, и сколько в нем от судьбы, от того, куда он на сегодняшний день приехал и что с собой привёз.

Строительство новой страны и простые человеческие судьбы: план по возведению гидроэлектростанции предполагает затопление маленькой деревушки посреди Ангары, и любому стороннему человеку очевидно, что цель оправдывает средства. Но немногочисленные жители деревни, которым предстоит теперь её покинуть, иначе воспринимают светлое будущее. Для них это необходимость оторваться от корней, покинуть свой дом, место, где они – и их предки – родились и выросли, провели всю свою жизнь и связывали все свои мысли.

Кладовая солнца

Пришвин М.

Хохлатый рябчик, гонимый дождём, ворвался в середину нашей густой ёлки и уселся над самым шалашом. Совсем на виду под веточкой устроился зяблик. Ёжик пришёл. Проковылял мимо заяц. И долго дождик шептал и шептал что-то нашей ёлке. И мы долго сидели, и всё было так, будто настоящий хозяин лесов каждому из нас отдельно шептал, шептал, шептал...

Возможность ощутить себя посреди природы даже находясь в самоизоляции. Михаил Пришвин – непревзойдённый художник русских пейзажей от литературы. В его книгах слышен ветер и дождь, пение птиц и шелест травы. Они населены многочисленными обитателями лесов и дышат свежестью лесного чистого воздуха. Настоящее расслабляющее удовольствие для детей и взрослых.

+ БОНУС!

Александр Пушкин. Полное собрание прозы в одном томе

Пушкин А.

– Paul! – закричала графиня из-за ширмов, – пришли мне какой-нибудь новый роман, только, пожалуйста, не из нынешних. – Как это, grand'maman? – То есть такой роман, где бы герой не давил ни отца, ни матери и где бы не было утопленных тел. Я ужасно боюсь утопленников! – Таких романов нынче нет. Не хотите ли разве русских? – А разве есть русские романы?.. Пришли, батюшка, пожалуйста пришли!

В день рождения величайшего русского поэта и писателя, подарившего нам День русского языка и множество замечательных произведений, не обойтись без его прозы в подборке. Как известно, творчество Александра Пушкина отличалось богатым разнообразием жанров, форм и тем, затрагивающих сердце писателя: от любви до философских вопросов, от сатиры до драмы, от лирики до гражданской прозы. Перечитать Пушкина в сознательном возрасте – это ни с чем не сравнимое удовольствие. Предлагаем не откладывать. В этой книге вы найдёте все романы и повести автора, включая исторический художественный труд «История Пугачева».

Надо начинать с классики

Вышел в свет очередной номер журнала «Православие и современность. Ведомости Саратовской митрополии». Ведущая тема номера на сей раз – «Что читает Церковь?» Какую роль играет и должна играть книга в жизни православного человека? Почему мы так неохотно читаем святоотеческую литературу? Что дает нам русская и зарубежная классика, и те писатели ХХ века, которые продолжают ее традиции? Как быть с литературой талантливой, но по сути греховной? Как научиться читать Священное Писание? В числе других наших собеседников на эти вопросы отвечает митрополит Саратовский и Вольский Лонгин. Беседу с ним мы размещаем сегодня на нашем сайте и предлагаем посетителям-саратовцам поинтересоваться свежим номером «Православия и современности».

«Если человек не любит, не приучен читать ― это не просто печально, это трагично»,― считает Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин. Наш разговор ― о роли книги в жизни человека, любви к чтению, об отношении к духовной литературе и Священному Писанию.

Уроки классики: воспитание чувств

 

― Владыка, были ли в Вашей жизни, в жизни близких Вам людей ситуации, когда книга кардинально изменила жизнь? Ведь такое бывает. И почему именно книги обладают такой способностью ― менять жизнь человека, его мировоззрение?

— Я действительно знаю много случаев, когда прочитанная книга если не меняла жизнь человека, то, по крайней мере, очень сильно влияла на нее. Причем это могли быть самые разные книги ― не только Евангелие или духовная литература. Скажем, в годы моей молодости я знал нескольких человек, которые, прочитав роман «Мастер и Маргарита» ― книгу выдающуюся в литературном, но весьма спорную во всех остальных отношениях, настолько заинтересовались евангельской темой, которая тогда практически не звучала (дело было на рубеже 1970-1980-х годов), что это стало для них поводом найти и прочитать Евангелие. Многие из них стали верующими, причем даже на моей памяти не один и не два человека. Тут все сложилось по пословице: «Дорого яичко ко Христову дню». Когда есть востребованность темы, книга, пусть и спорная, может послужить тем легким толчком, от которого с горы покатится лавина.

Сам я читал и читаю очень много. У меня в жизни так получилось, что мама меня приучала, даже сначала заставляла, читать. У маминых знакомых была очень хорошая библиотека ― такая типичная библиотека советских интеллигентов-гуманитариев с собраниями сочинений классиков: Диккенс, Бальзак, Дюма, Пушкин, Достоевский, Толстой… Позже я удивлялся, как мне вообще удалось это выдержать: мама заставляла меня читать не просто отдельные произведения ― а именно собрания сочинений, том за томом. К счастью, я был освобожден от необходимости читать письма ― тогда я совершенно не понимал, зачем их публикуют. Это сейчас я уже знаю, что письма — самое интересное в собраниях сочинений.

Я читал достаточно много книг и в какой-то момент настолько зачитался, что потом маме приходилось уже меня ограничивать: читал на уроках, под одеялом с фонариком. Самым забавным был, наверное, случай в классе седьмом, когда меня поймали на уроке, читающим очередную книгу из собрания сочинений Бальзака. Книга была под партой. Учительница достала ее, поглядела на книгу, на меня и с уважением отдала мне ее обратно.

Я научился читать быстро и стал почти всеядным. Потом филфак, где очень много книг приходилось читать просто по необходимости, по программе: и русскую, и зарубежную, и современную литературу. Я был записан в пяти-шести библиотеках города и брал там всегда очень много книг.

Я рассказываю это просто для того, чтобы было понятно: у меня достаточно большой читательский опыт, есть, надеюсь, знание литературы и вкус к чтению. И вот почему я очень хорошо помню свои впечатления от первых прочитанных мною святоотеческих книг — это были авва Дорофей, «Лествица» преподобного Иоанна и «Отечник» епископа Игнатия (Брянчанинова). Когда я прочитал эти три книги — было это в первые месяцы моего обучения в семинарии — я сказал себе: всё, больше я ничего, кроме этого, читать не буду. И действительно, долгое время не читал никакой другой литературы, кроме духовной. Потом постепенно, через несколько лет, снова начал читать, в первую очередь перечитывать классику.

Так что могу свидетельствовать из личного опыта: книга может очень существенно повлиять на человека. Почему? Книга — это самый оптимальный инструмент воспитания, выработанный человеческой культурой. Благодаря хорошим книгам человек может научиться очень многому. Прежде всего, он получает необходимое воспитание чувств — то, что людям нечитающим получить больше совершенно неоткуда. Не в Интернете же с его постоянной руганью, скудным и часто буквально заборным лексиконом этому учиться?

Читающий классическую литературу человек получает возможность восприятия высоких понятий — таких, как дружба, любовь, честь, верность, доблесть, героизм. Хотя сегодня, наверное, это может показаться кому-то смешным… Кроме того, он как бы входит в мир человеческой истории, поставляет себя в определенное место исторического процесса, потому что классическая художественная литература всегда исторична.

И помимо всего прочего, книги — это важный инструмент познания мира. Одно дело, когда ребенок учит что-то в школе, скажем, географию или историю: от него требуют запоминать названия, самые высокие точки, полезные ископаемые или даты тех или иных сражений, имена царей, полководцев с датами их жизни и так далее. Конечно, очень трудно, особенно в детском, подростковом возрасте испытывать к этому интерес. А книги ― художественная, историческая, познавательная литература ― расширяют кругозор и создают такой контекст, что это все запоминается естественным путем. Скажем, одно дело — изучать биологию по учебнику, другое — по книгам Джеральда Даррелла.

Поэтому литература, по моему мнению, не просто часть человеческой культуры ― это ее фундамент. Может быть, конечно, кто-то с этим поспорит, но я, как человек с гуманитарным уклоном, считаю, что это так.

К сожалению, сегодня, когда общаешься с молодыми людьми, видишь, что у подавляющего большинства из них не было возможности научиться читать книги. И если человек не любит, не приучен читать ― это не просто печально, это трагично. Я знаю массу прекрасных молодых людей с замечательными задатками, развитие которых тем не менее оканчивается на уровне седьмого класса средней школы. Они не могут подняться над этим уровнем, потому что не приучены читать. К сожалению, сегодня таких людей становится все больше.

― А возможно ли приучить человека к чтению, если у него нет навыка, привычки читать, полученной в детстве, в юности? Ваш опыт ― как ректора семинарии, бывшего настоятеля монастыря…

― В монастыре это получалось, потому что человек, приходящий в монастырь, настроен на послушание. Я благословлял: «Вот тебе книга, читай», ― и он читал. К сожалению, в семинарии это действует гораздо хуже. Поэтому я скажу: возможно, но трудно. Все-таки именно родителям очень важно «поймать момент», когда ребенка можно заинтересовать чтением.

Священное Писание: нельзя прочитать раз и навсегда

 

― Чтение Священного Писания отличается от любого другого?

― Да, конечно, отличается.

Необходимо, чтобы человек читал Священное Писание, особенно в первый раз, понимая, что это такое, что это за книга ― чтобы она не стояла для него в ряду «Илиады», «Одиссеи», других древних повествований о делах давно минувших дней. Надо понимать место этой книги в истории человеческой цивилизации. Поэтому до того, как ты открываешь Библию, обязательно надо прочитать что-то и о самой Библии ― историю и время ее создания, основное содержание книг, входящих в ее канон.

Тем более надо понимать, что Новый Завет — Евангелие — невозможно читать как обычное повествование. Как бывает: прочитал книгу, пусть даже очень хорошую, один раз и отложил ее в сторону. «Читал «Войну и мир»?» — «Читал, в девятом классе». А Евангелие человек должен читать всегда, всю жизнь, и тогда с каждым новым чтением ему открываются все новые и новые грани этой Книги.

Священное Писание требует гораздо большего внимания. Когда мы читаем обычную книгу, особенно если есть навык быстрого чтения, мы стараемся быстрее пробежать по сюжету, может быть, даже пропуская какие-то «излишества», вроде описаний природы, сражений и тому подобного. А Священное Писание всё богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности (2 Тим. 3, 16). Каждое его слово, каждая фраза имеет определенный и достаточно глубокий смысл, не только буквальный, повествовательный, но и духовный.

Именно поэтому существует обширный пласт толкований (экзегезы) Священного Писания. Сам Господь говорит в Евангелии о необходимости «исследовать Писания» (см.: Ин. 5, 39), и христианская экзегеза возникает одновременно с апостольской проповедью: никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою. Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым (2 Пет. 1, 20-21). Поэтому Писание воспринимается во всей полноте только в контексте святоотеческих толкований.

Человеку, который только знакомится с церковной жизнью и ее учением, прежде всего необходимо, конечно, прочитать Новый Завет, потом уже Ветхий, несмотря на то что в Библии они расположены в обратном порядке. Очень хорошо бы почитать толкования святителя Иоанна Златоуста на Евангелия от Матфея и Иоанна, а если хватит терпения и сил, то и на апостольские послания.

― Нужны ли «особые условия» для того, чтобы читать Священное Писание, святых отцов? Сегодня многие люди читают в транспорте, потому что для них это единственное «свободное время». Дома же, особенно после рабочего дня и всех домашних дел, кажется, что уже невозможно воспринимать ничего серьезного…

― Есть такая практика, она рекомендуется достаточно большим количеством духовно опытных людей — начинать день с чтения Священного Писания, хотя бы главы Евангелия. Человек должен буквально питать им свою душу, чтобы руководствоваться Евангелием во всех ситуациях своей жизни.

Кроме того, к вечеру, действительно, люди чувствуют себя уставшими, буквально перегруженными. Классическая европейская традиция — семейное чтение Библии по вечерам, которая, кстати, нашла отражение и в художественной литературе, и в живописи. Но, увы, эта традиция относится больше к другим временам, когда жизнь была более размеренной. Ежедневный труд человека мог быть тяжелым физически, но его голова все-таки оставалась в относительном покое ― не так, как в сегодняшнем «информационном обществе», когда мы, придя домой, бывает, уже не соображаем, кто мы и где находимся.

Поэтому, на мой взгляд, Священное Писание лучше читать дома утром. Бывает, что и в транспорте люди читают серьезные книги. Это зависит, скорее, от того, имеет ли человек навык внимательного чтения. Если имеет, то можно читать и в дороге ― это гораздо лучше, чем смотреть по сторонам.

Духовная литература: слово о Боге

 

― Какие книги, по Вашему мнению, необходимо прочитать каждому христианину?

― Обязательно надо прочитать авву Дорофея, наших отечественных подвижников — святителя Феофана Затворника, святителя Игнатия (Брянчанинова), потом «Добротолюбие». Собственно говоря, «Добротолюбие» ― это хрестоматия святоотеческих текстов. Мне кажется, первые четыре тома «Добротолюбия» — это чтение, от которого невозможно оторваться. «Добротолюбие» в русском переводе святителя Феофана Затворника — это чтение, подходящее для всех христиан, потому что святитель Феофан постарался адаптировать даже сложные монашеские, исихастские тексты для обычных людей. Поэтому, несмотря на имеющееся заблуждение ― «″Добротолюбие″ только для монахов» ― читать его можно и нужно всем. При знакомстве с духовной литературой, как и с обычной, начинать надо с классики: сначала должны быть святоотеческие книги, фундаментальные, основополагающие, а потом уже можно читать современных авторов. Скажем, есть очень хорошие книги старца Паисия Святогорца, которые вошли в нашу жизнь относительно недавно.

― По мнению святителя Игнатия Брянчанинова, оскудели наставники, и нашему времени приличествует «жительство под руководством отеческих писаний». Это значит ― учиться духовной жизни надо, прежде всего, по книгам?

― Безусловно. Без чтения святых отцов действительно невозможно воспринять какие-то основы духовной жизни, даже если есть наставники, и наставники хорошие. Ни один даже самый замечательный старец не может знать всего. А святоотеческие творения — это энциклопедия духовного опыта. Ведь не секрет, что все люди разные, и есть много путей духовной жизни: что-то под силу одним людям, что-то ― другим. Поэтому чтение святых отцов — это добродетель, обязательная для монахов и очень желательная для мирян.

Особенно это касается святых отцов и подвижников, близких нам по времени. Они писали для людей, которые похожи на нас, у которых схожие проблемы, обстоятельства жизни. Одно дело — когда мы читаем про египетских пустынников, а другое, допустим,— письма игумена Никона (Воробьева) к духовным чадам, написанные в 1960-х годах, или того же старца Паисия.

― Отличие духовной литературы от любой другой ― ее надо не только прочитать, но и исполнять на деле. Как этому научиться, на что обратить внимание?

― Самое главное отличие все-таки в том, что даже самая глубокая классическая, художественная литература — это вымысел, более или менее удачный, даже если говорится о каких-то очень важных вещах («типические характеры в типических обстоятельствах»). Если угодно, это жанр притчи, только очень хорошо развившийся. А духовная литература — это слово о Боге, это иллюстрация к Евангелию. Это рассказ о людях, которым удалось в своей жизни исполнить евангельские заповеди ― не просто прочитать Священное Писание и удивиться: «Надо же, как хорошо написано, какие правильные слова сказаны», а исполнить на деле. Возьмем житие Антония Великого ― посмотрите, он слышит в церкви евангельские слова: пойди, продай имение твое и раздай нищим … и приходи и следуй за Мною (Мф. 19, 21) ― и раздает всё, и уходит в пустыню. Совершенно немыслимая для сегодняшнего сознания ситуация! Да и во все времена христианства такое нечасто встречалось ― однако это реальность.

Поэтому, когда мы входим в область святоотеческой, духовной литературы, главное ― помнить и понимать, что это слово о Боге, богословие. Евангелие ― слово Самого Бога. И относиться к нему нужно стараться так, как отнесся преподобный Антоний Великий ― в ту меру, которая для нас возможна и которую мы сможем понести.

Журнал «Православие и современность» № 23 (39), 2012 г.

Почему подростки не читают классику – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

АВТОР ИССЛЕДОВАНИЯ:

Любовь Борусяк, доцент департамента интегрированных коммуникаций НИУ ВШЭ.

Ценность русской литературы для современных школьников по-прежнему имеет большое значение. Подростки подтверждают это в ходе социологических опросов. Однако на практике они нередко подходят формально к освоению произведений и не способны к анализу их содержания. Одна из причин этого в 150-200 летнем временном разрыве между периодом написания произведений и жизнью современных старшеклассников.

Тем не менее, пока еще половина школьников считает русскую классику актуальной и находит в ней ресурсы для собственного развития, отметила Любовь Борусяк в статье «Классическая школа, неклассические дети». Она опубликована в новой книге «Чтение современного школьника: программное, свободное, проблемное» (Совпадение, Москва, 20016). В статье описаны результаты опроса 700 старшеклассников из разных городов России на предмет их отношения к литературным произведениям из обязательной школьной программы.

Как дети «проходят» школьную программу

Киноиндустрия, накопившая сегодня достаточное количество различных экранизаций классики, дает возможность школьникам поверхностно, но быстро ознакомиться с содержанием обязательных к прочтению произведений. Альтернативой фильмам могут быть спектакли, а также аудиокниги и краткое изложение литературных шедевров, которое можно найти на многочисленных сайтах в интернете.

В ходе опросов более 17% учеников 10-11 классов на вопрос «Случалось ли вам вместо чтения этих книг (книг из школьной программы: прим.ред.) знакомиться с их кратким изложением или смотреть их экранизации, слушать аудиокниги?» ответили: «Да, регулярно» и 65% «Да, иногда».

При этом подростки не всегда осознают то, что прибегают к альтернативным методам освоения литературного содержания. С одной стороны, в ходе опросов они могут говорить, что не используют их, а с другой, указывают на конкретные произведения, которые освоили каким-то иным образом, чем прочтение оригинального текста. Подобные практики стали настолько естественными, что школьники этого даже не замечают, отмечает Любовь Борусяк. Доказательство тому и то, что старшеклассники заносят в списки любимых те произведения, которые не читали, но смотрели их экранизации. Так, большинство опрошенных, которые указали «Обломова» и «Бесприданницу» в качестве любимых произведений школьной программы – это не читатели, а зрители.

Самые популярные среди подростков экранизации классики

  • «Война и мир» Сергея Бондарчука
  • «Жестокий романс» Эльдара Рязанова («Бесприданница»)
  • «Несколько дней из жизни Обломова» Никиты Михалкова («Обломов»)
  • «Тарас Бульба» Владимира Бортко

Кадр из фильма Сергея Бондарчука "Война и мир", (Мосфильм, 1967 г.)

Поскольку сегодня экранизированы практически все шедевры русской классики, в число альтернативно освоенных попадают и «Преступление и наказание», и «Евгений Онегин», однако все же реже, чем перечисленные выше произведения.

Что раздражает девочек и демотивирует мальчиков

У российских старшеклассников есть любимые произведения. Это «Преступление и наказание» и «Отцы и дети». Они лидируют по числу положительных отзывов, как у девушек, так и у юношей и реже попадают в число освоенных альтернативными способами.

Какие книги подростки назвали любимыми

 

 

«Преступление и наказание»«Преступление и наказание»
«Отцы и дети»«Отцы и дети»
«Война и мир»«Мастер и Маргарита»
«Обломов»«Гранатовый браслет»
«Мертвые души»
«Война и мир» 

Источник: Монография «Чтение современного школьника: программное, свободное, проблемное»

Правда, когда доходит дело до того, чтобы объяснить, чем именно увлекают эти романы, подростки приходят в затруднение. «Как показывают комментарии ко всем произведениям, не только к роману Достоевского, 10-11-классники не умеют рефлексировать свои чувства и эмоции по отношению к литературным произведениям, не говоря уже о каком-то анализе их художественных особенностей», — отмечает автор исследования.

Некоторое исключение составляет роман «Мастер и Маргарита». Комментарии к нему также не отличаются глубиной и наличием анализа, но при этом полны эмоций. «Необычность сюжета, интересные образы, завораживающие ситуации», «Захватывает с первых строчек» — примерно так комментируют школьники роман Булгакова. Он оказался не на первом месте среди любимых произведений. Но это можно объяснить тем, что десятиклассники его еще не изучали и далеко не все одиннадцатиклассники его «прошли», поясняет Любовь Борусяк.  

В ходе исследования выяснились также литературные «антипатии». Роман «Война и мир» лидирует в числе непонравившихся произведений среди девушек, правда занимает третье место в числе понравившихся среди юношей. Также девушек раздражают пьесы «На дне» и «Кому на Руси жить хорошо». Они предлагают убрать их из школьной программы. Юноши, в отличие от девушек, на вопрос «что не понравилось?» чаще всего отвечали «все не понравилось» или «ничего не понравилось». «Это во многом проявление протеста — многие подростки (почти исключительно юноши) таким образом демонстрируют, что им не нравятся школьные подходы к изучению литературы, основанные на дисциплинировании, навязывании, контроле и санкциях. Это своего рода «Нате!», — комментирует Любовь Борусяк.

Какие книги подростки назвали нелюбимыми

 

 

Ничего не понравилось«Война и мир»
«Война и мир»Пьесы А.Н.Островского
Н.С.Лесков «Леди Макбет...»«Обломов»
Пьесы А.Н. ОстровскогоРассказы И.А.Бунина
«Обломов»
«На дне»

Источник: Монография «Чтение современного школьника: программное, свободное, проблемное».

Что делать с «устаревшей» классикой

Несмотря на то, что у школьников не наблюдается особого стремления к чтению обязательной литературы, одну важную задачу школа все-таки решает. А именно, как поясняет автор исследования, она успешно формирует у подростков ценность русской классической литературы. «Во всяком случае на риторическом уровне большинство подростков эту ценность воспроизводят, и, скорее всего, она успешно усваивается основной частью школьников, особенно девочками», — считает исследователь.

При этом половина подростков пока еще считают классические произведения актуальными (современными). Около 57% девушек и 44,4% юношей на вопрос «Как вам кажется, остается ли русская классика современной или уже устарела?» ответили, что классика всегда современна. Однако около 45% российских подростков считают, что классика устарела или частично устарела.

Старшеклассники подтверждают, что читать обязательную литературу нередко скучно, тяжело, неинтересно, и они делают это из необходимости. «150-200-летний разрыв между временем написания произведений, входящих в школьную программу, и жизнью современного школьника не может не сказываться на том, что эта литература сложна для них, во многом не понятна и, как они честно сознаются, не очень интересна», — считает Любовь Борусяк.

Что читают подростки в свободное время

Около 20% опрошенных (12,4% девушек и 27,5% юношей) практически не читают книг сверх школьной программы. Более половины старшеклассников читают 1-2 книги в месяц. Более 20% — 3-4 книги. Мальчики читают заметно меньше, чем девочки. При этом в списках читаемых ими книг фигурируют переводные и/или отечественные фэнтези. Репертуар девочек значительно шире: зарубежная литература XX века, английские писательницы начала XIX (Джейн Остин, сестры Бронте), поэзия, фэнтези.

Возникает вопрос, в какой форме и в каких объемах должна преподноситься классическая литература современным школьникам. С одной стороны, школьная программа включает огромный массив произведений, обязательных к прочтению, а также их анализ. С другой, после одиннадцати лет обучения у школьников отсутствует опыт этого анализа и минимальной рефлексии содержания.

Проведенное исследование помогает увидеть многие болевые точки школьного обучения литературе, говорит Борусяк. Но самым главным остается вопрос, какая часть выпускников захочет после школы прочитать или перечитать классику. Если небольшая, то это серьезный повод задуматься об особенностях образовательной программы.

См. также:

Современный читатель хочет быть соавтором

Активное развитие речи спасет ребенка от бедности

Российские ученики учатся ради школы, а не ради жизни

Родителей и детей разделяет масс-культура


Подпишись на IQ.HSE

Что почитать пиарщику – самый полный список от экспертов

Редакция ВОЛНЫ/AdIndex узнала у PR-специалистов, какие книги они рекомендуют почитать тем, кто хочет больше знать о профессии

Анна Айбашева, руководитель пресс-службы «Билайна»

Классику Огилви почитать, конечно, надо для развития тезауруса, равно как и художественную классику на тему PR — романы Бакли «Здесь курят» и «Флоренс Аравийская», например. «Уши машут ослом» тоже хорошо заходит. 

И, конечно, не могу не назвать практического классика российского рынка коммуникаций Михаила Умарова. Но вообще для специалиста по коммуникациям важно иметь хороший социально-культурологический бэкграунд, чтоб снять изначально возможные риски в коммуникациях.

Олег Крупенов, директор по внешним коммуникациям СМИ2

Сэм Блэк «Паблик рилейшенз. Что это такое?», Жан Бодрийяр «Символический обмен и смерть», Кристофер Бакли «Здесь курят».

Дмитрий Храпунов, руководитель пресс-службы ИНВИТРО

Библия, собрание сочинений Александра Пушкина (можно начать с «Повестей Белкина)» и Гарри Потер. На Библии базируется европейская культура, Пушкин — основа русского литературного языка, вы не сможете писать без этого, а в Гарри Поттере прекрасно (в последней книге) показано, как медиа влияют на общество, и четко разложена процедура создания фейкньюс.

Антон Шестаков, PR-директор группы АДВ

«Ярмарка тщеславия» У. Теккерей, «Маленькая жизнь» Х. Янагихара, «Процесс» Ф. Кафка и «1984» Дж. Оруэлл.

Мила Головченко, PR-директор агентства iConText и группы digital-компаний iConGroup

«От хорошего к великому» Джим Коллинз, «Клиенты на всю жизнь» Карл Сьюэлл, «Пиши, сокращай» Ильяхов, все книжки по нетворкингу (например, «Чувство лошади» Траута), маркетингу и созданию лояльности.

Анастасия Жбанова, директор по продуктовым и медиакоммуникациям Mail.Ru Group

Я не думаю, что есть такие универсальные книги для всех. Есть книги для вдохновения, которые хорошо читать в контексте информационной повестки. Например, странно было бы не прочесть новую книгу Зыгаря или Глуховского — они весьма точно отражают происходящее. И я бы рекомендовала читать книги про историю медиа и журналистики: к примеру, «История российских медиа» и «Как новые медиа изменили журналистику». Рекомендовала бы читать наши и зарубежные журналы типа Fortune и The New Yorker, РБК, Forbes — не для оперативного получения новостей, а для того, чтобы оценивать происходящие тенденции.

Мария Заикина, PR-директор интернет-компании OZON

Виктор Пелевин «Generation П» о продвижении, рекламе, пиаре и пропаганде в переходном обществе 90-х. Кейт Феррацци «Никогда не ешьте в одиночку» — об умении коммуникатора черпать идеи и вдохновение из абсолютно неожиданных разговоров с неожиданными людьми. Майкл Микалко «Рисовый штурм и еще 21 способ мыслить нестандартно», Джо Маккормак «Короче. Меньше слов — больше смысла».

Виктория Джигкаева, руководитель отдела маркетинга и PR телеканала ТНТ4

УК, АК, ТК РФ, ФЗ «О рекламе». Этим летом всем офисом освежили знания этого закона, когда стартовала наружная рекламная кампания ТНТ4 с хэштегом #ЧистоПоржать. Мы отстаивали каждое слово в шутке и боролись с региональными подрядчиками, которые ссылались на уже недействительные пункты или неправильно их толковали. Совет: будьте юридически подкованы, чтобы ничто не смогло ограничить вашу фантазию и юмор.

Пусть вашей настольной книгой станет «Литературная правка» Дитмара Эльяшевича Розенталя. А также книга, которую вам посоветует ваш руководитель. Мне Гавр (Гавриил Гордеев — директор ТНТ4 Прим. ред.) посоветовал откровения манипулятора «Верьте мне: я лгу!» Райана Холидея.

Олеся Теплова, вице-президент по стратегическим коммуникациям TVzavr

— «PR высокого полета» Инна Алексеева
— «PRописные истины. Почему не все могут сделать очевидное» Михаил Умаров
— «Позиционирование. Битва за узнаваемость» Джек Траут
— «Манипуляция сознанием» Сергей Кара-Мурза
— «Менеджер Мафии. PR без вранья, или Искусство публичного совращения»

— История русских медиа 1989–2011. Версия «Афиши»
—  «Американский герой» Ларри Бейнхарт
—  «PR в реальном времени» Михаил Умаров
—  «Клиенты на всю жизнь» Карл Сьюэлл, Пол Б. Браун, Пол Браун
—  «Обнимете своих клиентов» Джек Митчелл
—  «Никогда не ешьте в одиночку» Кейт Феррацци
— «Дифференцируйся или умирай» Джек Траут.

 

 

Новый курс Digital PR и SMM стартует на ВОЛНЕ 26 февраля.

 

 

Наиболее важные новости дня

Подпишитесь на нашу рассылку

Литературные страдания. Зачем школьнику классика? – Москва 24, 20.11.2017

Нужна ли классическая литература в школьной программе, какой профит от ее изучения может получить современный подросток? И если это зачем-то нужно, какие доводы нужно привести в пользу чтения классики? Об этом − в колонке журналиста и мамы троих детей Анны Кудрявской-Паниной.

Фото: depositphotos/Kryzhov

В моей жизни был период, когда я не могла читать книги. Случилось это сразу после окончания университета. Мое литературное воздержание длилось несколько лет. Я с удовольствием читала газеты и журналы, вполне сносно относилась к детским книгам сына и дочери, но совершенно не могла заставить себя прочесть хотя бы строчку серьезной, взрослой литературы. Меня не интересовали ни классики, ни современники. За предыдущие 15 лет я наелась книгами досыта. Я даже думала сосчитать, сколько произведений я прочла за свою школьную и студенческую жизнь, но так и не сделала этого. А число получилось бы о-о-очень внушительным. Иногда я думаю, что среднестатистический человек может за всю жизнь столько не прочитать. Это издержки моего образования − сначала советского школьного, а потом российского высшего филологического. Я жалуюсь? Нет. Хвастаюсь? Наверное, тоже нет. Хотя бы потому, что из этого потока книг очень мало что помню. Даже то, что нравилось и читалось запоем, вымывалось из памяти новым книжным томом. Было ли это иногда мучительным? Да. Думала ли я в школе и университете: господи, да зачем мне все эти "саги о форсайтах"? Да. Жалею ли я спустя годы о затраченном на чтение сотен томов времени и силах? Безусловно, нет.

Моя приятельница, очень начитанная и образованная, пытаясь объяснить дочери-подростку, зачем им, современным молодым людям, читать классические литературные произведения из школьной программы (и вообще зачем они в ней присутствуют), споткнулась на том, что не очень понимает, какие аргументы нужно привести ребенку, который твердит: "Зачем мне это? Как мне это пригодится в жизни?" А это действительно интересно, в чем польза чтения классики даже через "не хочу" и есть ли она вообще.

Конечно, можно отмахнуться и сказать, что это нужно для оценок и поступления в вуз, да и вообще "если надо объяснять, то не надо объяснять". Все бы хорошо, кабы речь не шла о наших собственных детях. А значит, объяснять надо, и в первую очередь самим себе.

Я филолог, поэтому первое, что пришло мне в голову, − это развитие языкового интеллекта. И я не только про визуальное закрепление языка. Я про активный и пассивный словарь, про стилистически выверенную речь, про грамотность, про эрудицию, про все, что непременно пригодится во взрослой жизни, чтобы стать успешным профессионалом в любой сфере. И все это в избытке нам предлагает классическая литература − с неизвестными словами, непонятными реалиями, странными, на взгляд современного человека, представлениями о жизни и отношениями. Пропустить это мимо или через себя − зависит только от нас.

Фото: ТАСС/Валерий Матыцин

Одна голова, прокачанная в свое время сотнями книг, − это, конечно, хорошо, а коллективный разум − лучше. Я с интересом читала аргументы других − знакомых и незнакомых мне − взрослых людей под постом своей приятельницы, в котором она этих аргументов и просила.

Не знаю как подростков, а меня они убеждали. Более того, в какой-то момент я поняла, что если бы дала себе время подумать, то почти все из перечисленных другими доводов, скорее всего, пришло бы в голову и мне.

Классическая литература − это один из способов познания мира, который позволяет осознать его невероятное многообразие, понять, насколько разные в нем живут люди и что никакой абсолютной истины не существует. Она дает нам примеры благородства, отваги, самопожертвования, любви и ненависти, предательства, трусости и малодушия. И способ познания мира, предлагаемый ею, совершенно не затратный: все, что нужно, у вас уже есть, − глаза, умение читать и воображение.

Если говорить о классической русской литературе, то именно она закладывает в нас какие-то общие и очень важные культурные коды, необходимые для понимания русской культуры. "Чтобы он понимал, что такое обломовщина, что скрывается за фразой "быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей", что стоит за образом Анны Карениной и старухи-процентщицы − это, мне кажется, важно, чтобы человек не чувствовал себя в культурной среде так, как будто он не владеет родным языком. "Человек, не знающий своей литературы, не может познать все богатство родного языка и культуры своего народа, а значит, не будет носителем культурного кода. Недаром Даль определял национальность человека не по крови, а по языку, на котором человек думает. И язык этот должен быть не примитивен, а обогащен слогом великих писателей".

Классическая русская литература − это энциклопедия человеческих образов и психологических типов, она учит философии и развивает эмпатию "к самым разным людям, историям, судьбам". Мне кажется, это некий этап взросления человека − умение понять многообразие мира, попытка понять другого.

Фото: портал мэра и правительства Москвы

Категоричных подростков убедить всеми этими умными словами, конечно, непросто, а иногда и просто невозможно, но это не значит, что пытаться не стоит. Мою дочь убеждать было и не нужно, а вот ее старшего брата приходилось. Несмотря на обилие книг, прочитанных с ним в раннем детстве, в старших классах он категорически отказывался читать книги из школьной программы. Да бог с ней с программой, я была бы рада увидеть его с любой книгой в руках. Но, увы... Гораздо интереснее было висеть в соцсетях или играть в "доту". О, скольких нервных клеток стоило мне это его увлечение! Знаете, на какую книгу удалось неожиданно уговорить этого молодого игрока? Правильно, на одноименную. "Игрок" Достоевского неожиданно парню понравился, да так, что он даже периодически зачитывал нам оттуда цитаты. Одним словом, мотивировать к чтению классики возможно даже самого несговорчивого ребенка. Главное − правильно подобрать литературу. И подход.

Шуточный аргумент "на всю жизнь иммунитет к страдающим мужикам, которыми полна русская литература, типа Онегина и Базарова" тоже наверняка сработает для какой-нибудь юной романтически настроенной особы.

Если ребенок амбициозен и думает о будущем всерьез, можно аргументировать необходимость чтения классики тем, что это поможет и при учебе в вузе, и при овладении профессией, какую бы из них он ни выбрал, потому что это занятие вырабатывает привычку "хорошо ориентироваться в многофигурных и многоплановых сюжетах и удерживать в голове большой объем связей, а это в свою очередь, отбрасывая вопросы рабочей необходимости, для уменьшения вероятности постановки диагноза "старческая деменция" в пожилом возрасте".

Если ваш ребенок начнет ссылаться на "весь цивилизованный мир", напомните ему, что в любой стране каждый интеллигентный человек ассоциирует Россию с великой литературой: "Не красавицами и не "калашниковым", а, извините, Достоевским и Толстым мы в мире ценны. И даже если мы до конца не в силах понять, почему (лично я не могу понять, почему Достоевский?), то надо просто из интереса узнать, что находят такие разные люди в этих книгах. Даже если не понравится, тем более! Сам потом не прочитаешь, а школа − отличный шанс узнать. Ну а некоторых наших классиков так и просто очень интересно читать".

Фото: ТАСС/Валерий Матыцин

Ну и если этого окажется недостаточно, сводите ребенка на "Грозу" под саундтрек группы "Ленинград" в постановке Евгения Марчелли или на крымовского "Онегина". Может быть, такое современное прочтение классики взбодрит вашего старшеклассника?

Я отчасти согласна с тем, что многие обязательные произведения школьникам не по возрасту, не по знаниям и, может быть, даже не по уму. Мне так в свое время были совсем не по уму логарифмы и интегралы. Вопрос: кто мешает вам перечитать это в зрелом возрасте, чтобы осознать всю глубину произведения? И еще вопрос: а многие ли возьмутся за классику в возрасте "кому за..."? Не за одну книгу, не за две. И я не одна так думаю: "Закладывается хоть какая-то база общего развития. Когда дорастешь, захочешь перечитать (возможно), так как переосмыслишь многие вещи. А если не читать в школе, то в 30 уж точно и не будешь думать, что это нужно".

На самом деле меня (и не только меня) удивляют аргументы противников изучения тех или иных предметов или отдельных их частей в школе, будь то тригонометрия или классическая литература, в стиле "А ты хотя бы раз после школы использовал таблицу синусов?" или "А как мне в жизни поможет то, что я буду знать, кто такой Базаров и что с ним случилось?". Точно так же можно спросить, когда последний раз взрослый человек собирал пирамидку и пригодился ему навык надевания колец.

Кто вообще сказал, что все это должно иметь прикладное значение? Идет формирование общей интеллектуальной базы и развитие мышления конкретного человека, в то время пока оно, это мышление, проделывает довольно сложные математические или лингвистические процедуры в школе. И говорить про конкретные практические цели в этом смысле просто нелепо.

И именно поэтому совершенно не важно, что логарифмы и интегралы вам в жизни не пригодились ни разу, да и вообще вы не помните, что это и с чем их едят. Не имеет значения, что вы забыли почти все, о чем читали (или по крайней мере вам так кажется). Все это однозначно имело значение в тот момент, когда вы осваивали это. Все это так или иначе навсегда осталось в вас и сформировало ваш интеллект, который теперь должен постараться и найти аргументы в пользу чтения классики или изучения любой другой науки для интеллекта подрастающего.

Как начать читать классику: дорожная карта

При обсуждении того, какую классику читать, как можно не упомянуть Гроздья гнева Джона Стейнбека? Этот американский роман, действие которого происходит во время Великой депрессии, стал национальной сенсацией и расколол нацию, когда он был опубликован в 1939 году. Изначально серия газетных статей превратилась в одну из статей Стейнбека и, вероятно, одну из самых важных и важных в Америке. влиятельные романы. В книге изображен невероятно сильный женский персонаж, который относительно редко встречается в классике, который в конечном итоге спасает свою семью.Хотя кто-то может возразить, что книга, действие которой происходит во время Великой депрессии, больше не имеет отношения к нашей жизни, но это не так - мир видел крах доткомов в начале 2000-х годов, мы видели финансовый кризис в 2008 году, и, похоже, мы на пути к очередному экономическому краху. Таким образом, хотя кризис, возможно, изменился, и затронутые люди, возможно, не были фермерами-арендаторами, вынужденными переехать на более зеленые пастбища, по-прежнему больше всего страдают простые люди и смогут идентифицировать себя со страданиями семьи Джоад.Может показаться странным выбор включить The Grapes Of Wrath во введение в дорожную карту классики, поскольку он, безусловно, является более тяжелой стороной по сравнению с другими, но важно прочитать это из-за того, насколько далеко идёт его влияние. есть, и из-за того, сколько современных американских авторов испытали влияние этой работы.

Мадам Бовари Гюстава Флобера - еще один роман, который вскружил голову и встретил много критики, когда он был впервые опубликован.Этот эротический рассказ о супружеской неверности и страсти является классикой и считается основополагающим произведением в области литературного реализма, открывающим читателям частичку реальной жизни среди всех других чисто романтических и невероятных романов, которые были популярны в ту эпоху. Введение в классику не может быть полным без того, чтобы читатель прочитал этот потрясающий литературный материал, даже если это сделано не по какой-либо другой причине, кроме как лучше понять современные произведения реализма. Вы можете ясно увидеть, как влияние Флобера проявляется в работах Джона Апдайка и Роберта Стоуна, авторов книг Rabbit, Run и Dog Soldiers соответственно, книг, которые впоследствии стали современной классикой.

Распространенное заблуждение о классике состоит в том, что все они тяжелы или затрагивают глубокие и темные темы - бедность, безответную любовь, революцию и т. Д., Но это не всегда так. Многие классики используют юмор как инструмент для социальных комментариев, делая сложный предмет более привлекательным для читателя. Трое мужчин в лодке Джерома К. Джерома - прекрасный пример такой книги. История довольно проста: трое мужчин - автор и двое его друзей - вместе с собакой отправляются в путешествие по Темзе.Это может показаться скучным и банальным, но гениальность творчества Джерома делает это совсем не так. Прочтите его, чтобы прочитать комический шедевр, зная, что, прочитав его, вы почувствуете себя частью повседневной жизни в Англии примерно конца 1800-х годов - времени, когда упадок Империи только начинался, а аристократия была начинает задаваться вопросом. Хотя Джером, возможно, не был плодовитым автором, эта его короткая книга оказала влияние на многих других великих комиксов - от Вудхауза прошлого до Хорнби в наши дни.

Классика для начинающих - Классика для начинающих для чтения: Классика для начинающих, которую нужно прочитать Список Отображение 1-50 из 133

Список классических произведений, которые, по нашему мнению, следует читать и пользоваться ими долгие годы ...
Рекомендовать только те книги, которые вы действительно прочитали

Книги в нашем списке отсортированы по различным категориям и перечислены здесь в Алфавитный порядок. Внутри каждой категории книги перечислены в алфавитном порядке от фамилии автора.

ФИКЦИЯ

Общее
Дэвид Копперфилд, Чарльз Диккенс
Большие надежды, Чарльз Диккенс
Адам Беде, Джордж Элиот
Мельница на зубной нити, Джордж Элиот
Миддлмарч, Джордж Элиот
Сайлас Марнер, Джордж Элиот
Север и Юг, Элизабет Гаскелл
Убить пересмешника, Харпер Ли
Моби-Дик, Герман Мелвилл
Дерево растет в Бруклине, Бетти Смит
Путешествие Гулливера, Джонатан Свифт ~ Сатирическая работа
Эдит Уортон «Дом веселья»

Действие / Приключение
Последний из могикан, Джеймс Фенимор Купер
Граф Монте-Кристо, Александр Дюма
Три мушкетера, Александр Дюма
Копи царя Соломона, Х.Райдер Хаггард
Алый Пимпернель, Эммуска Орчи
Остров сокровищ Роберта Льюиса Стивенсона
Швейцарская семья Робинсон, Иоганн Дэвид Висс

Детский
Питер Пэн, Дж. М. Барри
Прекрасный волшебник из страны Оз, Л. Фрэнк Баум
Чарли и Шоколадная фабрика, Роальд Даль
Ветер в ивах, Кеннет Грэм
Тайный сад, Фрэнсис Ходжсон Бернетт
Маленькая принцесса, Фрэнсис Ходжсон Бернетт
Морщинка во времени, Мадлен Л'Энгл
Винни-Пух А.А. Милн
Энн из Зеленых Мезонинов, Л.М. Монтгомери
Черная красавица, Анна Сьюэлл
Принц и нищий, Марк Твен
Паутина Шарлотты, Э. Белый

Комедия
Уловка-22 Джозефа Хеллера
Трое мужчин в лодке и трое мужчин на бездне, Джером К. Джером
Конфедерация болванов Джона Кеннеди Тул
The Most Of P.G. Вудхаус П.Г. Вудхаус

Преступление / Тайна
Убийство в Восточном экспрессе, Агата Кристи
Полный Шерлок Холмс: все 4 романа и 56 рассказов Артура Конан Дойля
Ребекка Дафны Дю Морье

Фэнтези
The Barsoom Series by Эдгар Райс Берроуз, Эдгар Райс Берроуз
Приключения Алисы в Стране чудес и Зазеркалье, Льюис Кэрролл
Рождественская песнь Чарльза Диккенса
Илиада и Одиссея Гомера
Хроники Нарнии К.S Lewis
Хоббит и Властелин колец, автор J.R.R. Толкеин
«Меч в камне» Т. Белый
Король прошлого и будущего, автор T.H. Белый

Исторический
Повесть о двух городах Чарльза Диккенса
I, Клавдий Роберта Грейвса
Алая буква Натаниэля Хоторна
Айвенго Вальтера Скотта
Война и мир Лео Толстого
Пурпурный цвет Элис Уокер
Эпоха невинности, Эдит Уортон,
«Отверженные», Виктор Гюго,

,

, , Ужас, готика, ,
, Франкенштейн, Мэри Шелли,
, Дракула, Брэм Стокер,
, Ширли Джексон, «Мы всегда жили в замке,
, Призраки дома на холме», Ширли Джексон

Психологический / философский
Чума Альберта Камю
Преступление и наказание Федора Достоевского
Судебный процесс Франца Кафки
Тьма в полдень Артура Кестлера

Романс
Маленькие женщины Луиза Мэй Алкоттус
Эмма, Джейн 22 Джейн Остин ~ Запретный роман
Гордость и предубеждение Джейн Остин
Агнес Серый от Анны Бронте
Джейн Эйр от Шарлотты Бронте ~ Запретный роман
Профессор от Шарлотты Бронте
Виллет от Шарлотты Бронте
Грозовой перевал от Эмили Бронте
Тесс из Д'Эрбервилей Томаса Харди
Любовник леди Чаттерли Д.Х. Лоуренс
Город, похожий на Элис Невил Шут

Научная фантастика
Автостопом по Галактике Дугласа Адамса ~ Комический роман
Фаренгейта 451 Рэя Брэдбери ~ Антиутопия
Повелитель мух Уильяма Голдинга ~ Антиутопия
1984 Джорджа Оруэлла ~ Антиутопия
Атлас пожала плечами Айн Рэнд ~ Антиутопия
Двадцать тысяч лье под водой: с таинственным островом и путешествием к центру Земли и вокруг света за восемьдесят дней Жюля Верна
Человек-невидимка Х.Дж. Уэллс
Остров доктора Моро, Герберт Уэллс
Машина времени, Герберт Уэллс
Война миров, Герберт Уэллс
Хризалиды, Джон Виндхэм
День Триффидов, Джон Виндхэм
Мидвичские кукушки, Джон Wyndham

Рассказы
Рассказы Антона Чехова Антона Чехова
Метаморфозы Франца Кафки
Полное собрание рассказов и стихотворений Эдгара Аллена По

Поэзия
Полное собрание стихов Уильяма Блейка
Иней древнего мореплавателя Сэмюэл Тейлор Кольридж
Потерянный рай Джона Милтона
Полное собрание стихов Банджо Паттерсона
Ариэль Сильвии Плат

Пьесы
Пьесы Антона Чехова Антона Чехова
Тигель Артура Миллера
Двенадцать разгневанных мужчин Реджинальд Роуз
Полное собрание Произведения Уильяма Шекспира
Полное собрание сочинений Оскара Уайльда Оскара Уайльда ~ Включает роман «Изображение Дориана Грея», po ems и эссе

НЕФИЦИАЛЬНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ
Моя семья и другие животные Джеральда Даррелла ~ Комическая автобиография

Для сортировки
Возвращение в Брайдсхед Эвелин Во
Холодный дом Чарльза Диккенса
Скотная ферма Джорджа Оруэлла
Dr.Джекил и мистер Хайд, Роберт Луи Стивенсон,
Колыбель для кошки, Курт Воннегут,
Падение, Альбер Камю,
Анна Каренина, Лев Толстой

Классика, которую должен прочитать каждый школьник

Недавно я прочитал небольшой том Уинстона Черчилля Живопись как развлечение . Прежде чем он переходит к тому, что и почему рисовать, он описывает чтение и уникальные книги власти. По его словам, они содержат

«бесконечно разнообразный запас знаний и мудрости, накопленный и сохраненный человечеством, гордость, даже в ее самых невинных формах, изгоняется из сердца чувствами благоговения, не лишенными оттенка печали.”

Затем Черчилль становится очень удрученным, побуждая нас думать обо всех книгах, на которые у нас никогда не будет времени, и обо всех сказках, которые мы никогда не узнаем. Книги - это сокровища. Черчилль пишет:

«Загляните в [книги]. Пусть они распахнутся, где захотят. Продолжайте читать с первого предложения, которое привлекает внимание. Затем обратимся к другому. Совершите путешествие, исследуя неизведанные моря. Верните их на полки своими руками ».

Хотя (к сожалению) недостаточно времени, чтобы прочитать все когда-либо написанные книги, не тратьте время на бесполезные.В этом списке есть классика - книги, которые излагают универсальных тем жизни, выдержали испытание временем, должны быть внимательно прочитаны и изучены и заставляют задуматься.

Вы не можете заставить ребенка любить чтение. Если у вас есть ребенок, который не любит читать, вы можете познакомить его с лучшими книгами, читая вслух и отправляясь вместе с ними в путешествие открытий.

Этот список разработан для учащихся средних школ (не забудьте ознакомиться с нашим списком для старших классов).Хотя это не является исчерпывающим, это некоторые из моих главных рекомендаций и личных фаворитов за годы моего домашнего обучения в средней школе:

28 Любимая классика для младших школьников

Щелкните обложки книг, чтобы купить их на Amazon.

1.
Юлий Цезарь Уильям Шекспир

Это фантастическая пьеса и одна из самых известных пьес Шекспира. Это вызовет интересные разговоры о лояльности, правительстве и предательстве.

2.
Хоббит Дж. Р. Р. Толкин

Предшественник знаменитой трилогии Властелин кольца , Хоббит приятно читать и идеально подходит для чтения вслух для всей семьи.

3.
Хижина дяди Тома Харриет Бичер-Стоу

Эту книгу должен прочесть каждый, так как она, вероятно, будет недоступна в ближайшее десятилетие, учитывая ее тематику. * Содержит материалы сексуального характера, которые могут показаться некоторой зрелой аудитории.

4.
Вокруг света за восемьдесят дней Жюль Верн

Красочная, увлекательная и творческая классика Жюля Верна - это роман, который должен прочитать и полюбить каждый школьник.

5.
Приключения Шерлока Холмса Артур Конан Дойл

Эти истории занимают особое место в моем сердце. Конан Дойл считается королем загадок и не без оснований. * Некоторые истории могут показаться некоторым зрителям немного жестокими.

6.
Рождественская история Чарльза Диккенса

Это самый легкий роман Диккенса, о котором почти все слышали. Его обязательно стоит прочитать (особенно на Рождество).

7.
Питер Пэн Дж. М. Барри

Большинство людей знакомы с версией Диснея; тем не менее, оригинал не мог быть более другим. Несмотря на это, вашим ученикам это очень понравится.

8.
Маленькие женщины Луизы Мэй Олкотт

Лучше подходит для девочек, Маленькие женщины - один из самых читаемых и известных романов в мире благодаря трогательной истории Олкотта и родственным персонажам.

9.
Энн из Зеленых Мезонинов Л.М. Монтгомери

Возможно более известный, чем Little Women , я всегда буду любить эту разговорчивую, умную, рыжую. Ее затруднения и радости делают ее прекрасным чтением.

10.
Ведьма из пруда Блэкберд Элизабет Джордж Спир

Этот короткий роман, основанный на довольно неприятной эпохе американской истории, блестяще беллетризует судебные процессы над ведьмами Салама в увлекательной манере.

11.
Сэр Гавейн и Зеленый рыцарь

Несмотря на то, что этой истории сотни лет, она посвящена рыцарям, монстрам и девушкам, терпящим бедствие, понравится мальчикам и девочкам любого возраста. * Содержит материалы сексуального характера, которые могут показаться немного зрелыми для некоторых зрителей.

12.
Приключения Гекльберри Плавника от Марка Твена

Хак Финн, лучший друг Тома Сойера, оказался в центре внимания в этой веселой истории о взрослении.* Содержит насилие, которое может показаться некоторым зрителям немного естественным.

13.
Одиссея Гомера

Каждый студент должен прочитать это перед колледжем. Многие книги и фильмы основаны на этой эпопее, в которой описывается отчаянная попытка мужчины добраться до своего дома. * Содержит материалы сексуального характера, которые могут показаться немного зрелыми для некоторых зрителей.

14.
Хроники Нарнии К.С. Льюиса

Эта серия книг должна быть в верхней части вашего списка книг.Каждый из них увлекателен и доставляет удовольствие.

15.
Все тихо на западном фронте Эрих Ремарк

История молодого немецкого рядового, эта книга заставит ваших студентов задуматься о разных сторонах Первой мировой войны, поскольку победители не писали эту историю. * Содержит некоторые сцены насилия, которые могут показаться немного зрелыми для некоторых зрителей.

16.
Автобиография Бенджамина Франклина

Большинство людей мало что знают о наших отцах-основателях, поэтому вот автобиография одного из самых известных.

17.
Последний из могикан Джеймс Фенимор Купер

Этот невероятно трогательный роман рассказывает историю невозможной любви между храбрым индийцем и британской девушкой, несмотря на бушующую войну между их народами.

18.
Путешествие паломников , Джон Буньян

Буньян написал эту аллегорическую сказку о христианстве, отбывая срок в тюрьме за отказ прекратить проповедовать в Англии.

19.
Алая буква Натаниэля Хоторна

Прочитав эту историю, стоит исследовать намерения Хоторна по написанию этого романа, который продвигал стереотипное представление о пуританах, которое сохраняется и по сей день. * Содержит некоторый контент сексуального характера, который может показаться некоторым зрителям немного зрелым.

20.
Моя Антония , Уилла Катер

Еще одна история о взрослении, в этом романе рассказывается о молодой женщине-иммигрантке, которая пытается пробиться на новый американский Запад.

21.
Скотная ферма Джорджа Оруэлла

Как и некоторые другие книги из этого списка, каждый должен прочитать этот рассказ. Это аллегория коммунизма и идеальный предшественник романа Оруэлла 1984 (который должен прочитать каждый школьник). * Содержит некоторые сцены насилия, которые могут показаться немного зрелыми для некоторых зрителей.

22.
Убить пересмешника Харпер Ли

Эта книга уже несколько лет является частью культуры отмены, и это знак того, что ее должны прочитать все.Это красивая трогательная история о расовых проблемах 60-х годов на Юге. * Содержит некоторый контент сексуального характера, который может показаться некоторым зрителям немного зрелым.

23.
Беовульф Перевод Симуса Хини

Одна из самых ранних форм литературы, вашим мальчикам очень понравится эта эпическая поэма о воинах, драконах и монстрах. * Содержит насилие, которое может показаться немного зрелым для некоторых зрителей.

24.
Робинзон Крузо Даниэль Дефо

Этот роман породил множество ремейков фильмов, и его стоит прочитать исключительно из-за того культурного влияния, которое он оказал.

25.
Стихи Джорджа Герберта

Герберт был невероятно влиятельным английским поэтом, который стал примером для будущих поэтов.

26.
Сонеты Уильяма Шекспира

Сонеты Шекспира - одни из самых красивых и сладких из когда-либо написанных. Ваши ученики, вероятно, узнают больше из них, чем они думают.

27.
Остров сокровищ Роберт Льюис Стивенсон

Пираты, золото, бои на мечах и боевые корабли.Что может быть интереснее?

28. Скарлетт Пимпернель баронессы Орчи

Одна из моих любимых книг, это захватывающий роман и интригующая тайна, действие которой происходит во время Французской революции.

29.
Мудрая женщина и другие истории Джордж Макдональд

Единственная сказка в этом списке, это увлекательная и быстрая книга, которая понравится всей вашей семье.

Прочитали хорошую книгу и хотите о ней написать?

Ознакомьтесь с грамматикой для писателей от автора и профессора Джонатана Роджерса.

Некоторые ссылки на книги предоставлены Amazon, и как партнер Amazon мы зарабатываем на соответствующих покупках.

6 советов, которые помогут вам разобраться в классическом романе - Современная миссис Дарси

Признание книжного червя: будучи читателем-подростком, я был менее чем в восторге от книг, которые мой учитель английского поставил передо мной. Поскольку я был сознательным учеником, я все равно читал назначенные книги - но слишком часто они казались непрозрачными, и мне интересно, сколько всего вышло у меня из головы, когда я читал эти книги тогда.Или какие книги я пропустил, потому что они не были включены в учебную программу.

Вот почему одна из подсказок к экзамену по чтению 2020 года - «прочитать классику, которую вы не читали в старшей школе».

Иногда я чувствовал необходимость читать классическую литературу, чтобы доказать, что я серьезный читатель или чтобы отметить свой список «книг, которые нужно прочитать перед смертью». Но правда в том, что вам не нужно читать классическую литературу, чтобы называть себя книжным червем. Изучение классики может быть полезным и приятным занятием, но это не единственный путь к тому, чтобы стать заядлым читателем.Вот почему классические книги составляют лишь один пункт в этом списке задач для чтения.

Определение «классической книги» здесь зависит от вас, но я склонен думать о классике как о книгах, которые были опубликованы более 50 лет назад, хотя вы часто слышите, как я использую фразу «современная классика» в отношении более поздних выпусков. - и оставаться в нашем литературном сознании. От Джейн Остин до Джеймса Болдуина классические книги обладают непреходящей силой благодаря вневременным темам, отличному письму или важному месту в поп-культуре.

Если вы хотите заняться классическим романом в этом сезоне - особенно более старым классическим романом с сложным, устаревшим языком для навигации - вот мои проверенные и проверенные советы, которые помогут вам извлечь максимум пользы из вашего опыта чтения:

Мои любимые практики чтения для классических книг

1. Погрузитесь в контекст

Одна из самых сложных частей чтения классического произведения, написанного ли оно в древние времена, в 1760-х или 1960-х, - это столкнуться с устаревшим языком и незнакомой обстановкой.Знакомство с обычаями, историческими событиями и социальными структурами того времени помогает мне понять, что происходит в рассказе, даже если я испытываю трудности с языком. Например, лишь немного базовых знаний о происхождении и этикете эпохи Регентства освещает ключевые моменты сюжета в Pride and Prejudice и заставляет юмор и социальные комментарии Остин сиять.

Вам не нужно тратить три дня на исследование, прежде чем вы прочтете классическую книгу (но если это приносит вам радость, я вас поддерживаю!).В большинстве выпусков классических произведений представлены вводные эссе ученых или современных авторов, в которых обобщается важный контекст, содержится информация об авторах и рассказывается о связи романа с сегодняшним миром. Не пропустите эти прекрасные ресурсы!

Если вы встретите необычное слово или незнакомое событие, зайдите в Google. (Я не хочу, чтобы мой телефон был рядом во время чтения, поэтому я пишу свои вопросы на стикерах, чтобы потом.)

2. Вперед, используйте Sparknotes!

Обещаю, это разрешено.Если вы не используете его для плагиата эссе, Sparknotes - отличный ресурс для понимания классической литературы. Выберите свое собственное приключение, основанное на том, что вы хотите получить от классического чтения:

  • Просмотрите список персонажей и описания перед тем, как начать чтение. Если он особенно длинный и сложный, распечатайте его или напишите на закладке список символов, чтобы вы могли отслеживать их во время чтения.
  • Прочтите краткое содержание сюжета , прежде чем браться за классику, чтобы вы могли наслаждаться языком во время чтения, а не гадать, что происходит.
  • Если вы хотите сохранить элемент неожиданности, чередуйте чтение с резюме глав Sparknotes. Либо сначала прочтите книгу, а затем резюме, либо наоборот, в зависимости от того, что вам больше подходит.
  • Прочитав, посетите разделы по темам, символам и другим аналитическим материалам, чтобы увидеть, что вы пропустили или что хотите обсудить с другим книжным червем.

3. Практикуйтесь в аннотировании (если хотите)

Помимо того, что я пишу свои вопросы на стикерах или держу под рукой список персонажей, я люблю писать в своих книгах - особенно моих классических произведениях.Я подчеркиваю запутанные отрывки, выделяю красивые образы и метафоры и размещаю книжные стрелы на памятных страницах. Для меня простое приклеивание карандаша (или маркера) к бумаге помогает мне запоминать то, что я читаю. Это также помогает мне вернуться и найти важные отрывки, которые я хочу обсудить в книжном клубе или поделиться за чашкой кофе с другом-книжником.

Аннотирование не должно восприниматься как домашнее задание (если вы не любите домашнее задание). Отметьте то, что вас интересует или пробуждает ваше любопытство, а не то, что вы чувствуете, должен записать .

4. Поглощаем аудиокнигу

Аудиокниги - это, наверное, мой любимый способ прочувствовать классический роман. Слышание старого языка помогает мне понять его лучше, чем чтение на странице. К тому же умелые рассказчики дарят классическим персонажам ЖИЗНЬ! Мне никогда не понравилось бы Анна Каренина на этой странице так, как я бы слушал повествование Мэгги Джилленхол - или понимал юмор и диалект Зоры Нил Херстон в Их глаза смотрели на Бога , не слушая его.

Рекомендация: знаменитости рассказывают, как слушать музыку весело. Джульет Стивенсон всегда будет моим любимым рассказчиком классических произведений.

5. Посмотреть фильм

Посмотрите на фильм версию своего классического произведения - правда! Конечно, некоторые экранизации более похожи на книгу, чем другие. Но в целом адаптации фильмов помогают нам увидеть историю, период времени и персонажей. Когда наши умы 21-го века застревают на сложном старом языке, слышание и видение слов, срывающихся с языка актера, может сделать все отличием для понимания и удовольствия.

Это особенно верно для таких произведений, как пьесы Шекспира, которые предназначены для исполнения, а не для чтения на странице. Или для нашей любимой адаптации Остин, где выражения лиц актеров оживляют и подтекста.

6. Читайте с другом

Давайте будем честными. Некоторые классические произведения могут быть медленными и трудными для понимания. Сотрудничество с другом для чтения, обсуждения или привлечения друг друга к ответственности может быть интересным способом мотивировать вас заняться этой классической полкой.Вы не только получаете внешний толчок для перелистывания страниц, но и пользуетесь преимуществами того, что два разных ума подходят к одной и той же истории. Ваша подруга может заметить что-то, что вы пропустили, или она может быть знатоком малоизвестного обычая 16-го века (как знать!).

Если вам нужно книжное сообщество, считайте это приглашением присоединиться к нам в Книжном клубе современной миссис Дарси, где мы учимся лучше читать, вместе . Летом несколько участников с удовольствием прочитали и узнали о Эмме Джейн Остин.Прямо сейчас у нас есть группа участников, которые вместе читают Джейн Эйр . Мы будем рады обсудить с вами книги (классические или другие).

Я хотел бы услышать в комментариях ваши советы по чтению классической литературы. Кроме того, если вы участвуете в конкурсе по чтению, расскажите, какую классику вы решили прочитать!

PS: Все еще решаете, какую классику читать в этом году? Посмотрите эти 25 классических произведений, которые даже отдаленно не скучны, а также 10 утешительных классических произведений, которые стоит прочитать, когда у вас закончатся романы Джейн Остин.

постов, которые могут вам понравиться

Нам все еще нужно читать и преподавать классику?

В данной статье под классикой понимаются литературные произведения, «отвечающие некоторым общим высоким стандартам качества, привлекательности, долговечности и влияния».

«Классику по-прежнему важно читать, анализировать и изучать, но среди книг, считающихся классикой, изображена очень искаженная евроцентрическая линза», - сказала Сеси Гао, поступающая на втором курсе Калифорнийского университета в Беркли. The Daily поднимает дилемму, с которой все больше и больше студентов и учителей сталкиваются в эпоху, когда потребность в разнообразных повествованиях все больше выдвигается на первый план.

На фоне движения Black Lives Matter и по мере того, как становится очевидной реальность того, чтобы быть цветным человеком в этой стране, многие соглашаются с необходимостью разнообразных повествований в школьных программах.

По оценкам Кэмерон Адамс '24, 90% ее школьной учебной программы по литературе было написано белыми мужчинами, 9% - белыми женщинами и только 1% - авторами BIPOC. Хотя Адамс из «невероятно разнообразной области» на ранчо Кукамонга, она никогда не чувствовала, что она, ее семья или ее друзья представлены в книгах, которые преподают в школе.

«Смещение неприспособленности к главному шаблону - это чувство, которое проникает глубже, чем мы думаем», - сказал Гао.

Многие цветные ученики не только не видят себя представленными в книгах, преподаваемых в классе, но и некоторым кажется, что им навязывают белую культуру и им говорят, что это то, что правильно, или что хорошая литература.

В случае Адамса, даже в тех редких случаях, когда авторы BIPOC включались в учебную программу, они ограничивались летним чтением, и на их анализ и обсуждение уходило всего пара дней.С другой стороны, недели и месяцы будут потрачены на чтение и анализ «той же старой, утомленной« классики », которая не отражает людей, время или опыт своей аудитории».

«Утомительно только узнавать о белой [или] европоцентрической культуре», - сказала Виктория Горум '23. "Хватит значит хватит."

«Мы должны позволить каждому почувствовать себя представленным в книгах, которые мы читаем в школе, как с точки зрения рассказываемых историй, так и самих авторов», - добавила она.

Пятый курс Ph.Кандидат в D. Май Ван выразил аналогичные переживания и чувства.

«По моему опыту, когда я училась в бакалавриате и аспирантуре по английскому языку, книги, которые нас учат ценить, в основном написаны мертвыми белыми людьми», - сказала она.

Судя по ее опыту, книги авторов из числа меньшинств не имеют такого же значения.

«Студенты, особенно цветные, хотят читать книги, отражающие их собственный опыт и их сообщества», - добавила она. «Они жаждут узнать больше об истории различных групп иммигрантов и меньшинств в США.С., будь то романы или документальная литература ».

Особенно в стране, состоящей из стольких разных культур и народов, важность обучения различным точкам зрения очевидна.

«Разнообразные голоса являются ключом к нашему культурному наследию как нации и должны быть частью любой учебной программы», - сказала профессор английского языка Шелли Фишкин.

Однако при поиске в Google по запросу «классическая литература» большинство перечисленных книг написано белыми авторами-мужчинами, такими как Герман Мелвилл, Чарльз Диккенс и Уильям Фолкнер.Эти имена знакомы почти каждому, кто посещал курс английского языка в средней школе, в котором «классика» часто является основным продуктом. Среди них пара белых женщин-авторов - например, Джейн Остин и сестры Бронте - и очень мало авторов BIPOC. Это отсутствие разнообразия поднимает вопрос: каковы должны быть место и ценность классических произведений в современном обществе?

Непреходящая ценность классики

С точки зрения Ванга и Гао, классических произведений по-прежнему нужно преподавать и читать из-за их содержания, даже если их авторы не очень разнообразны.

«Такие тексты, как« Война и мир », и« Джейн Эйр »имеют непреходящую ценность и содержат глубокое понимание человеческого опыта», - сказал Ван.

«Некоторая литература, которая попадает в категорию« классиков », попросту является хорошей литературой, у которой студенты могут учиться», - сказал Гао.

Для Гао классические произведения также важны как способ узнать о нашей истории подавления голосов BIPOC и изучения и понимания расистского прошлого страны. Например, в книге Харпера Ли «Убить пересмешника» центральная тема - расовая принадлежность, и хотя «в конечном итоге это книга, которая заглушает голоса черных, вставляя белого спасителя, она играет ключевую роль в анализе того, как часто играет комплекс белого спасителя. роль в повышении расовой напряженности и подавлении способности персонажей BIPOC высказывать свое собственное мнение и заявлять о своей самоотверженности.”

Когда классика является расистской

Горум и Адамс считают, что некоторые классические произведения все еще имеют ценность и должны быть прочитаны, но также принимают во внимание дополнительную сложность вопроса, когда классические произведения не только представляют собой единичное белое повествование, но и считаются расистскими сами по себе.

«Конечно, мы все еще можем преподавать некоторые из классиков», - сказал Горум. «Я не против того, чтобы время от времени читать Шекспира, но было ли необходимо, например, включить три [или] четыре его пьесы в школьную программу? Конечно, мы могли бы заменить по крайней мере одну из них книгой, которая учит студентов концепциям, которые более применимы к сегодняшнему обществу.”

«Нам нужно вести настоящие разговоры о таких вещах, как раса, класс, пол и о том, как эти аспекты идентичности людей влияют на их опыт», - добавила она. «Такие книги, как« Гекльберри Финн », не должны быть для студентов единственным шансом прочитать об анти-черном расизме, тем более что книга сама по себе является расистской».

Во время учебы в средней школе Адамс столкнулась с более чем одним белым учителем, который заставлял свой класс читать и анализировать литературу, написанную белыми авторами и содержащую расовые оскорбления.

«[Они не видели] ничего плохого в том, чтобы подвергать своих учеников вульгарной лексике, намеренно сделанной с целью дегуманизировать их, - сказала она.

Она хорошо помнит, как читала «Розу Эмили» Фолкнера. Постоянное повторение n-слова, которое она описывала как агрессивное, в конечном итоге доходило до того, что она не могла дочитать его до конца. Ее белый учитель английского языка не понимал, почему она не может его прочитать, и позже позвонил ей, чтобы обсудить работу наедине. Думая, что он собирался извиниться, вместо этого Адамс встретился со своим учителем, который пытался подтвердить использование оскорблений в работе, сказав ей, что это поможет ей понять расизм.

«Было непостижимо думать, что взрослый человек с литературным образованием не понимал, какое влияние слова могут иметь на читателя - он понятия не имел, почему этот текст был неуважительным по отношению ко мне, его черному ученику», - сказал Адамс.

«Некоторые классические произведения действительно имеют литературную ценность, поэтому их можно читать», - добавила она. «Однако мы, как общество, должны критически относиться к решению, действительно ли выбор слов, используемых в книге, перевешивает вред оскорблений и расизма в тексте для наших студентов.”

Разнообразная литература и классика: две неконфликтные ценности

Что касается классических произведений, которые не являются откровенно расистскими, Ван считает, что их ценность не противоречит разнообразию книг, которые преподаются в школе. Вместо этого Ван считает, что книги, которые, кажется, не разговаривают с современными студентами, следует заменить, освободив место в учебных программах для более разных авторов, чтобы «лучшие книги преподавались бок о бок».

«По своему опыту преподавания я узнал, что некоторые классические книги сегодня действительно не разговаривают со студентами - например, Кентерберийские рассказы, поэзия Александра Поупа - поэтому они больше не должны быть так заметны в учебных планах. вводных курсов », - сказал Ван.

«Когда студентам скучно, они также избегают посещать дополнительные гуманитарные курсы», - добавила она.

Фишкин не проводит «дихотомию между« классикой »и« более разнообразными нарративами »».

«В моей последней монографии« Написание Америки: литературные достопримечательности от Уолденского пруда до Вундед-Ни »я сосредоточился на литературе, которую я ценил как важную и прекрасную, - сказал Фишкин. «Писатели, которых я включил, были мужчинами, женщинами, геями, натуралами, белыми, черными, американцами азиатского происхождения, коренными американцами, чикано, американскими евреями… Все они заслуживают нашего внимания и благодарности.”

Гао также считает, что в учебных программах английского языка достаточно места для «всеобъемлющих учебных программ - классической литературы и литературы авторов BIPOC, которая еще не считается [классической]».

«Проще говоря, класс может включать в себя классику, но не обязательно только на ней - это определенно может освободить место для более разнообразных голосов в литературе», - сказала она.

Аналогичным образом, Горум считает, что в учебную программу должны входить книги, которые учат студентов жить и взаимодействовать с людьми, которые отличаются от них, а также развивать их понимание языка и навыки литературного анализа.Она выдвинула «Возлюбленные» Тони Моррисон в качестве примера книги, которая бросит вызов студентам, одновременно передавая «жестокость рабства и [проливая] свет на чрезвычайно уродливую часть истории Америки».

Необходимость отдавать приоритет разнообразной литературе

Хотя есть место и для разных голосов, и для классики, Гао также считает, что разнообразие должно быть в приоритете.

«Традиционная« классика »определенно должна отойти на второй план прямо сейчас в классах английского языка», - сказал Гао.

Из-за того, что голоса BIPOC заглушаются в обществе, средствах массовой информации и литературе, Гао считает, что различные истории «еще более важны для охвата, обсуждения и изучения в современных классах».

«Мы должны гарантировать, что [эти ученики] не будут игнорировать, сохранять или поощрять расизм, но будут выступать против расизма во всех аспектах своей жизни, начиная с их образования», - сказал Адамс.

На личном уровне Горум считает, что чтение разных авторов и выслушивание различных точек зрения «способствуют [ее] личному росту и образованию больше, чем когда-либо были классические произведения».Она признает ценность и удовольствие от классических произведений, но говорит, что «нет ничего такого, что учит вас больше о себе, мире и окружающих вас людях, чем по-настоящему слушать, как кто-то делится своей личной историей».

Глядя в будущее, Гао видит место для классики как содержащей разнообразные повествования.

«В конечном счете, я думаю, что в долгосрочной перспективе будет важно читать классику, но только тогда, когда мы сможем переопределить классику, чтобы более точно включать хорошо написанную литературу, которая представляет собой разнообразный опыт авторов BIPOC», - сказал Гао.

Чтобы достичь этого, возможно, потребуется изменить само определение «классики». Для Адамса природа классики исключительна и напрямую связана с «исключительно белыми авторами». В качестве решения, Адамс считает, что школы должны переосмыслить, что значит для литературы быть «мастерской, потрясающей и универсально ценимой» с учетом взглядов маргинализированных групп.

«Подобные работы действительно существуют, - сказал Адамс, - они просто в настоящее время не соответствуют общепринятому общепринятому определению того, что значит быть классиком.”

На данный момент, однако, Адамс согласен с тем, что «разнообразная литература должна быть в центре внимания наших учебных программ» и что классика должна оставаться на заднем плане «бесконечно долго».

Для некоторых это мнение только усиливается нынешним политическим климатом.

«Учитывая напряженный политический климат настоящего, было бы обманом не преподавать литературу, которая политически и социально актуальна для текущих движений и событий», - сказал Гао.

Гао считает, что образовательная реформа, требующая более разнообразного повествования, проистекает из необходимости учить студентов жить в мире, полном людей и переживаний, отличающихся от них «по умолчанию».”

«Очевидно, особенно сейчас, когда глобальное внимание к движению Black Lives Matter, что люди не знакомы с необходимостью справедливости для людей BIPOC», - сказал Адамс. «Когда у нас нет таких разнообразных историй в наших школах, мы отказываем нашим детям во множестве перспектив, которые несут эти произведения, которые они могли бы использовать [в] реальном мире ... для взаимодействия с каждым человеком из любой среды».

Адамс считает, что для сообществ, которым не хватает разнообразия и которые способствуют созданию среды, «косвенно сохраняющей расистские идеи» или откровенно пропагандирующей дискриминацию и неравенство посредством законов и практики, потребность в разнообразной литературе еще более важна.Она рассматривает разнообразную литературу в школах как способ познакомить учащихся с перспективами, показывающими вредность практик и законов, которые учащиеся не осознавали, были неправильными из-за среды, в которой они выросли. Отсюда, Адамс считает, что разнообразная литература может помочь студентам «взять на себя свободу действий для создания антирасистской среды в своих общинах».

«Очевидно, что тексты, которые мы читаем последние пару десятилетий, не производят необходимых изменений для создания справедливости для нашего мира», - сказал Адамс.«Существует стойкая идея уникального повествования в классических произведениях, написанное белыми людьми для белых людей, которое отрицает опыт BIPOC и поддерживает расистские идеи просто потому, что они были написаны людьми из прошлого».

«Мы можем начать прямо здесь, прямо сейчас, с работ, которые представляют наших студентов такими, какие они есть, без попыток связать с ними проблемы, затрагивающие исключительно белых людей в 1800-х годах», - добавила она.

Несмотря на разное отношение к точному месту и ценности классических произведений в современном классе, все пятеро респондентов считают, что их не следует полностью исключать.

«Сильная литература может стать катализатором для будущих писателей всех рас, и это одна из причин, почему нам нужно постоянно учить ее», - сказал Фишкин. «Уолт Уитмен имел решающее значение для Максин Хонг Кингстон… Марк Твен оказал большое влияние на [Ральфа Эллисона]».

Свяжитесь с Джоэль Чиен по адресу joelle.chien2 ‘at’ gmail.com.

32 простых коротких классических сочинения, которые вы действительно можете прочитать за один присест - Творческий маггл

Нет сомнений в том, что классические книги считаются образцовыми литературными произведениями.

Классические романы - это не просто рассказы, они преподают жизненные уроки истории человечества.

Но есть одна вещь, которая отталкивает нас от чтения этих великих книг; утомительно длинные страницы!

Именно по этой причине я всегда чувствую себя подавленным, выбирая «Войну и мир» или «Анну Карину». Излишне говорить, что классика навсегда занесена в мой список TBR.

Лучший способ преодолеть безразличие к классике - начать читать короткие книжки! (Да, они существуют! Очевидно, не все из них имеют 1000 страниц.)

Слушаю 5-8 аудиокниг в месяц через Scribd. Это потрясающая платформа, на которой я слушаю аудиокниги, пока готовлю или гуляю. Так что, если вы любите слушать книги, как и я, наслаждайтесь 60 дней из БЕСПЛАТНО читать с Scribd. Щелкните здесь, чтобы получить БЕСПЛАТНЫХ книг

Итак, в этом посте я перечислил 32 лучших классических книг . Все они меньше 250 страниц, а некоторые даже намного меньше 100 страниц!


Мой первый продукт для книжных червей на Etsy : Иллюстрированный журнал чтения - 13 страниц

Великий Гэтсби Ф.Скотт Фицджеральд (218 страниц)

Этот типичный роман эпохи джаза, впервые опубликованный в 1925 году, получил признание многих поколений читателей. История загадочно богатого Джея Гэтсби и его любви к прекрасной Дейзи Бьюкенен, роскошных вечеринок на Лонг-Айленде в то время, когда The New York Times отметила, что «джин был национальным напитком, а секс - национальной одержимостью», это изысканно созданная сказка об Америке 1920-х годов.


Animal Farm by
George Orwell (141 страница)

Mr.Джонс из Manor Farm настолько ленив и пьян, что однажды он забывает покормить свой скот. Последовавшее восстание под предводительством свиней Наполеона и Снежка приводит к тому, что животные захватывают ферму. Обещая устранить ужасную несправедливость на ферме, переименованная ферма животных организована так, чтобы приносить пользу всем, кто ходит на четырех ногах. Но со временем идеалы восстания развращаются, а затем забываются. И появляется что-то новое и неожиданное ..

The Pearl by John Steinbeck (96 страниц)

История классической простоты, основанная на мексиканской народной сказке The Pearl исследует секреты человеческой природы, жадности , самые темные глубины зла и светлые возможности любви.

Старик и море Эрнеста Хемингуэя (127 страниц)

Этот короткий роман, уже ставший современной классикой, представляет собой великолепно рассказанную трагическую историю кубинского рыбака в Гольфстриме и гигантского марлина. убивает и проигрывает - специально упоминается в цитате, сопровождающей Нобелевскую премию автора по литературе в 1954 г.

Рождественская песнь Чарльза Диккенса (110 страниц)

Для горького и скупого Эбенезера Скруджа Рождество - просто еще один день.Но все меняется, когда появляется призрак его давно умершего делового партнера, предупреждающий Скруджа изменить свой образ действий, пока не стало слишком поздно. Это издание, входящее в сборник «Сосредоточение внимания на семейных великих историях», содержит подробное введение и вопросы для обсуждения от Джо Уиллера, чтобы обеспечить более глубокое понимание для сегодняшнего читателя. «Рождественская история» как никакой другой роман захватывает самое сердце праздников.

О мышах и людях Джона Стейнбека (187 страниц)

Захватывающая история о двух чужаках, стремящихся найти свое место в неумолимом мире.Бродяги в поисках работы, Джордж и его простодушный друг Ленни не имеют ничего на свете, кроме друг друга и мечты - мечты о том, что однажды у них будет какая-то собственная земля. В конце концов они находят работу на ранчо в калифорнийской долине Салинас, но их надежды обречены, поскольку Ленни, борющийся с крайней жестокостью, непониманием и чувством ревности, становится жертвой собственной силы.

Сиддхартха Германа Гессе (152 страницы)

Классический роман Германа Гессе восхитил, вдохновил и повлиял на поколения читателей, писателей и мыслителей.В этой истории богатого индийского брамина, который отказался от привилегированной жизни в поисках духовного удовлетворения. Гессе синтезирует разрозненные философии - восточные религии, юнгианские архетипы, западный индивидуализм - в уникальное видение жизни, выраженное через поиски истинного смысла одним человеком.

Завтрак у Тиффани Трумэна Капоте ( 179 страниц)

Нью-Йорк в 1940-х годах. В дорогом ювелирном магазине Tiffany’s Холли Голайтли чувствует себя спокойно и в безопасности.В ее квартире каждый вечер вечеринка. Мужчины приходят и уходят. Но Холли ищет свое место в мире. Может ли кто-нибудь из этих мужчин предложить ей счастье?

Метаморфоза Франца Кафки (102 страницы)

Поразительным, причудливым, но удивительно забавным первым открытием Кафка начинает свой шедевр Метаморфоза . Это история о молодом человеке, который в одночасье превратился в гигантского жука, похожего на насекомое, стал объектом позора для своей семьи, посторонним в собственном доме, типично отчужденным человеком.Ужасающая - хотя до абсурда комическая - размышление о человеческих чувствах неполноценности, вины и изоляции, Метаморфоза заняла свое место как одно из самых читаемых и влиятельных произведений художественной литературы двадцатого века


СВЯЗАННЫЙ:

150 классических книг, которые каждый книжный любитель должен прочитать за всю свою жизнь


Эли Визель ( 115 страниц)

«Ночь». молодой еврейский мальчик стал мучительным свидетелем смерти его семьи… смерти его невиновности… и смерти его Бога.Проникающая и мощная, такая же личная, как «Дневник Анны Франк», «Ночь» пробуждает шокирующую память о зле в его абсолютном проявлении и несет с собой незабываемое послание о том, что этому ужасу нельзя позволить повториться.

Мы всегда жили в замке Ширли Джексон ( 214 стр. )

Меня зовут Мэри Кэтрин Блэквуд. Мне восемнадцать лет, я живу со своей сестрой Констанс. Я часто думал, что если бы мне повезло, я мог бы родиться оборотнем, потому что два средних пальца на обеих моих руках одинаковой длины, но мне пришлось довольствоваться тем, что у меня было.Я не люблю мыться, собак и шум, мне нравится моя сестра Констанс, и Ричард Плантагенет, и Amanita phalloides, гриб-смертная казнь. Все остальные в моей семье мертвы.

Письма отца дочери - Джавахарлал Неру (154 стр. )

Когда Индира Ганди была маленькой десятилетней девочкой, она провела лето в Муссури, а ее отец, Джавахарлал Неру, был там. Аллахабад. Летом Неру написал ей серию писем, в которых рассказал ей историю о том, как и когда была создана Земля, как зародилась жизнь людей и животных и как развивались цивилизации и общества во всем мире.Написанные в 1928 году, эти письма остаются свежими и яркими и отражают любовь Неру к людям и природе, чья история была для него «более интересной, чем любой другой рассказ или роман, который вы, возможно, читали»

Сула Тони Моррисон ( 192 страницы)

Нел Райт решила остаться в том месте, где она родилась, выйти замуж, создать семью и стать столпом черного сообщества. Сула Пис отвергла жизнь Нел, сбежав в колледж и погрузившись в городскую жизнь.Когда она возвращается к своим корням, она становится бунтаркой и распутной соблазнительницей. В конце концов, обе женщины должны столкнуться с последствиями своего выбора. Вместе они создают незабываемый портрет того, что значит быть чернокожей женщиной в Америке и чего стоит.

Вещи разваливаются, автор Чинуа Ачебе (209 страниц)

Простая история о «сильном человеке», в жизни которого преобладают страх и гнев, Вещи рушатся написана с поразительной экономичностью и тонкой иронией.Уникально и богато африканским, он в то же время показывает острое понимание Ачебе человеческих качеств, присущих мужчинам всех времен и народов.

«Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери (96 страниц)

Моральная аллегория и духовная автобиография «Маленький принц» - это самая переводимая книга на французском языке. С вневременным очарованием он рассказывает историю маленького мальчика, который покидает безопасную собственную крошечную планету, чтобы путешествовать по вселенной, познавая капризы поведения взрослых через серию необычных встреч.Его личная одиссея завершается путешествием на Землю и дальнейшими приключениями

Миссис Дэллоуэй Вирджинии Вульф (224 страницы)

Названный величайшим романом Вирджинии Вульф, этот яркий портрет одного дня из жизни женщины. Когда мы встречаемся с ней, миссис Кларисса Дэллоуэй озабочена последними подробностями подготовки вечеринки, в то время как в ее сознании она представляет собой нечто гораздо большее, чем идеальная хозяйка общества. Когда она готовит свой дом, ее наводняют воспоминания о далеких временах.И, встретившись с реалиями настоящего, Кларисса пересматривает выбор, который привел ее туда, нерешительно глядя вперед на незнакомую работу старения.

Один день из жизни Ивана Денисовича Иван Денисович (234 страницы)

Впервые опубликовано в советском журнале Новый Мир в 1962 году, Один день из жизни Ивана Денисовича - классика. современной литературы. История узника трудового лагеря Ивана Денисовича Шухова наглядно описывает его борьбу за сохранение собственного достоинства перед лицом коммунистического гнета.

Кто будет руководить больницей лягушек? Лорри Мур (160 страниц)

Летом Бери было пятнадцать, она и ее лучший друг Силс работали в Сториленде в северной части штата Нью-Йорк, где Бери продавал билеты, чтобы увидеть, как прекрасная Силс изображает Золушку в вечернем платье без бретелек. В перерывах они курили, шутили и сплетничали. После работы они следовали своим собственным безрассудным правилам, дразня себя развлечениями деревенской жизни, спали в семейном фургоне и пили заимствованные спиртные напитки из старых банок из-под майонеза.Но какими бы дикими они ни были, им всегда удавалось избежать любой реальной опасности - пока обожающий Бери не увидит, что Силс действительно нуждается в ее помощи, - а затем все меняется

Катер Ренаты Адлер (192 страницы)

Когда участники из Национального кружка книжных критиков были опрошены, чтобы узнать, какую книгу они больше всего хотели бы переиздать, они выбрали Speedboat - «безусловно». Эта история о молодой женщине-репортере, которая достигла совершеннолетия в Нью-Йорке, первоначально была опубликована серийно в New Yorker; он сделан из, казалось бы, несвязанных виньеток - терпких наблюдений, извлеченных из безжалостного интеллекта, - которые составляют анализ нашего хрупкого городского существования.Он остается таким же свежим, как и тогда, когда он был впервые опубликован.

Фрэнни и Зуи, Дж. Д. Сэлинджер (201 страница)

Рассказ Фрэнни происходит в неназванном городке колледжа и рассказывает историю студента, который разочаровывается в эгоизме и недостоверности, которые она воспринимает все вокруг себя. Новелла Zooey названа в честь Зуи Гласс, второго по возрасту члена семьи Глассов. Когда его младшая сестра, Фрэнни, терпит духовный и экзистенциальный срыв в гостиной своих родителей на Манхэттене - оставив Бесси, ее мать, глубоко обеспокоенной - Зуи приходит ей на помощь, предлагая то, что он считает братской любовью, пониманием и словами мудреца. совет.

Широкое Саргассово море, Жан Рис (176 страниц)

Широкое Саргассово море , шедевр современной художественной литературы, было возвращением Жана Риса в центр литературной жизни. У нее было поразительное начало карьеры, и она была известна своей экстраординарной прозой и запоминающимися женскими персонажами. В своем последнем и пользующемся успехом романе Широкое Саргассово море она изобретательно раскрывает одного из самых интересных персонажей художественной литературы: сумасшедшую на чердаке из романа Шарлотты Бронте «Джейн Эйр ».Эта завораживающая работа знакомит нас с Антуанеттой Косуэй, чувственной и защищенной молодой женщиной, которую продают замуж за гордого мистера Рочестера. Рис изображает Косуэя в обществе, движимом ненавистью и настолько искаженным в сексуальных отношениях, что буквально может вывести женщину из головы

Bonjour Tristesse Франсуазы Саган (154 страницы)

Французская Ривьера: дом Красивых Людей. И нет никого красивее, чем Сесиль, не по годам развитая семнадцатилетняя девочка, и ее отец Раймонд, энергичный распутник.Очаровательный, декадентский и безответственный, золотокожий дуэт посвящен жизни свободной любви, быстрых автомобилей и гедонистических удовольствий. Но затем, одним долгим жарким летом Раймон решает жениться, и Сесиль и ее возлюбленный Сирил чувствуют себя вынужденными приложить руку к его любви, что приводит к трагическим последствиям.

Чарли и шоколадная фабрика Роальда Даля (192 страницы)

Прекрасное приключение Чарли Бакета начинается, когда он находит один из драгоценных золотых билетов мистера Вилли Вонки и выигрывает целый день на таинственной шоколадной фабрике.Он не знает, какие сюрпризы его ждут!

Сказка о кролике Питере Беатрикс Поттер (56 страниц)

В этом оригинальном издании Питеру и его сестрам велят собирать ежевику и не ходить в сад МакГрегора, потому что из отца Питера сделали пирог МакГрегором после того, как его нашли в саду. Питер, одетый в новое пальто, сразу не слушается матери, набивает себя овощами, его замечает МакГрегор, теряет пальто и едва выходит из сада живым.Когда Питер возвращается домой, ему на ужин дают ромашковый чай. Сестры Петра, которые послушали свою мать и остались в стороне от запретного сада, регулярно обедают.

Матильда Роальда Даля (232 страницы)

Матильда - маленькая девочка, которая слишком хороша, чтобы быть правдой. В свои пять с половиной лет она решает задачи двузначного умножения и блиц-чтения Диккенса. Что еще более примечательно, одноклассники любят ее, хотя она супер-ботаник и домашнее животное учителя.Но в мире Матильды не все идеально. Во-первых, у нее двое самых идиотских эгоцентричных родителей, которые когда-либо жили. Затем есть большой, грудастый кошмар директора школы, мисс Транчбулл, бывшей чемпионки по метанию молота, которая бросает детей по желанию и проявляет сочувствие, как бульдозер. К счастью для Матильды, у нее есть внутренние ресурсы, чтобы справиться с такими неприятностями: поразительный ум, святое терпение и врожденная склонность к мести

История доктора Дулиттла Хью Лофтинга (180 страниц)

Доктор Джон Дулиттл любит животных.Он так их любит, что его дом и офис переполнены животными всех мастей. Когда полинезийский попугай учит его языку животных, доктор Дулиттл становится всемирно известным доктором, путешествующим даже в Африку, чтобы помочь своим друзьям. Это издание любимой детской классики содержит черно-белые иллюстрации Майкла Хейга и было отредактировано отмеченными наградами авторами Патрисией и Фредериком МакКиссак для современной аудитории

Хроника смерти, предсказанной Габриэлем Гарсиа Маркесом (122 страницы)

Мужчина возвращается в город, где двадцать семь лет назад произошло загадочное убийство, решив докопаться до сути истории.Через несколько часов после женитьбы на красавице Анжеле Викарио, как все согласны, Баярдо Сан Роман с позором вернул свою невесту ее родителям. Ее обезумевшая семья заставила ее назвать своего первого любовника, а ее братья-близнецы объявили о своем намерении убить Сантьяго Насара за бесчестие их сестры. Но если все знали, что убийство должно было произойти, почему никто не вмешался, чтобы попытаться его остановить? Чем больше узнается, тем меньше понимается, и по мере того, как история приближается к необъяснимому завершению, все общество, а не только пара убийц, предстает перед судом.

Властелин мух УИЛЬЯМА ГОЛДИНГА (224 страницы)

На заре следующей мировой войны самолет терпит крушение на неизведанном острове, выбрасывая на берег группу школьников. Поначалу, без присмотра взрослых, их свобода - это повод для радости; вдали от цивилизации мальчики могут делать все, что захотят. Что-либо. Они пытаются создать собственное общество, однако терпят неудачу перед лицом ужаса, греха и зла. И по мере того, как рушится порядок, когда в ночи эхом разносится странный вой, когда начинает царить террор, надежда на приключения кажется столь же далекой от реальности, как и надежда на спасение.Названный притчей, аллегорией, мифом, историей о морали, пародией, политическим трактатом, даже видением апокалипсиса, «Повелитель мух», пожалуй, наш самый запоминающийся роман о «конце невинности, тьме человеческого сердца. . »

Возьмите БЕСПЛАТНЫЙ КОНТРОЛЬНЫЙ СПИСОК КНИГ , чтобы сделать чтение более увлекательным!

нажмите на изображение, чтобы загрузить БЕСПЛАТНЫЙ КОНТРОЛЬНЫЙ СПИСОК

Автобиография бывшего цветного человека, автор J Эймс Велдон Джонсон (236 страниц)

Первые вымышленные мемуары были написаны чернокожим человеком, Автобиография бывшего цветного человека оказала влияние на поколение писателей во время Гарлемского Возрождения и послужила красноречивым источником вдохновения для Зоры Нил Херстон, Ральфа Эллисона и Ричарда Райта.В 1920-е годы и позже он также дал белым читателям поразительно новый взгляд на их собственную культуру, открыв многим двойной стандарт расовой идентичности, навязанный черным американцам.

О, пионеры! Уилла Катер (142 страницы)

О пионеры! (1913) был первым большим романом Уиллы Кэтэр, и для многих он остается ее бесспорным шедевром. Никакое другое художественное произведение не передает так точно и резкую физическую реальность, и мифический размах трансформации американской границы - и трансформации людей, которые ее заселили.Героиня Кэтэр - Александра Бергсон, которая девочкой прибывает в продуваемые ветрами прерии Ганновера, штат Небраска, и вырастает, превращая ее в процветающую ферму. Но эта архетипическая история успеха омрачена утратой, и преданность Александры земле может быть достигнута ценой самой любви.

«Поворот винта» Генри Джеймс (122 страницы)

Первая работа очень молодой женщины: гувернантка двух странно красивых, странно далеких, странно молчаливых детей, Майлза и Флоры, в заброшенном поместье… поместье преследует манящее зло.Полузащитные фигуры, сверкающие из темных башен и пыльных окон, - безмолвные мерзкие призраки, которые день за днем, ночь за ночью подходят все ближе, еще ближе. С нарастающим ужасом беспомощная гувернантка понимает, что дьявольские создания хотят детей, стремясь развратить их тела, овладеть своим разумом, владеть своей душой ... Но, что еще хуже, гувернантка обнаруживает, что Майлз и Флора не боятся скрывающегося зла. Потому что они хотят ходячих мертвецов так же сильно, как мертвые.

Незнакомец Альберта Камю (123 страницы)

Через историю обычного человека, невольно вовлеченного в бессмысленное убийство на алжирском пляже, Камю исследовал то, что он назвал «наготой человека перед лицом абсурда.”Впервые опубликовано на английском языке в 1946 году; теперь в новом переводе Мэтью Уорда.

Если вам понравился этот пост, вы также можете полюбить

21 лучшую классическую аудиокнигу, которую вы можете слушать бесплатно
50 Романтических классических любовных цитат для него из литературы
150 классических книг, которые каждый любитель книг должен прочитать хотя бы раз
28 Советы, которые помогут вам стать книжным червем в 2020 году!

Время действовать:

Вы всегда чувствуете, что классику трудно читать? Какую самую длинную классику вы когда-либо читали? Дай мне знать в комментариях!

Всегда интересно услышать от вас,

Стефи

Сказки о неожиданном: 10 литературных классиков, которые вы, возможно, не читали | Книги

Самая большая в мире библиотека классической литературы - серия Penguin Classics, насчитывающая более 1200 печатных наименований.В нем представлены все самые известные произведения мировой литературы, от Гомера Odyssey до Ulysses Джеймса Джойса. Но помимо его грандиозных галерей и коридоров, его выдающихся авторов и литературных достопримечательностей, он имеет множество секретных комнат и потайных уголков, заполненных названиями, которые читает меньше людей, и их изучение может быть столь же полезным.

Вы можете спросить, может ли книга оправдать термин «классика», если у нее всего несколько читателей. Я верю, что может.Есть три основных критерия для определения классического произведения: он должен прожить несколько лет; он должен обладать присущими ему литературными качествами; но, что наиболее важно, он должен быть живым, чтобы иметь возможность общаться с читателями, восхищая их вспышками признания и откровения. Это блестящий парадокс, лежащий в основе классики: он мог быть написан много веков назад, но его истина все еще кажется поразительно современной. Так что не имеет значения, сколько людей восхищаются классикой; важно то, что он может с вами сделать.Есть даже особое удовольствие, когда вы устанавливаете литературную связь и знаете, что находитесь среди ограниченного числа посвященных. «Мало кто любит сочинения сэра Томаса Брауна, - писала Вирджиния Вулф, например, о эзотерике 17 века, - но те, кто любит, - соль земли». Поэтому я рекомендую вычеркнуть и исследовать эти более темные полки. Далее следует личная подборка некоторых менее известных классических произведений. Я надеюсь, что они вам понравятся и что они приведут вас к другим, менее известным отрывкам в чудесной библиотеке мировой литературы.

Петроний, Сатирикон, cAD64

Говорят, что несколько книг являются первым романом в мире, но мои деньги идут на шумный Сатирикон Гая Петрония, образец латинской прозы. Он следует за непристойными злоключениями Энколпия, учителя риторики, и его красивого 16-летнего любовника Гитона, когда они путешествуют по Италии, испытывая свои привязанности и либидо в серии оргий, банкетов, кораблекрушений и эротических стычек со священными гусями. .В центре внимания - незабываемый банкет, устроенный вульгарным миллионером Трималкио, завуалированный портрет психотического императора Нерона. Петроний был «арбитром вкусов» Нерона. По словам историка Тацита, вся его жизнь была посвящена удовольствиям: «Другие добиваются славы энергией, Петроний - ленью». Работа существует в виде фрагментов, но это часть ее очарования: эпизоды порхают по страницам, и читателю остается представить или заново изобрести всеобъемлющее повествование.

Леди Сарасина, когда я пересек мост мечты, 11 век

Я лежу без сна,
Слушаю шелест бамбуковых листьев,
И странная печаль наполняет мое сердце.

У этого средневекового японского произведения нет названия, и мы не знаем имени его автора-женщины под псевдонимом, но, тем не менее, его запоминающиеся мечтательные виньетки сохранились на протяжении тысячи лет и теперь считаются одной из жемчужин литературы Хэйан. изучали школьники по всей Японии. Книга представляет собой мозаику из меланхолических воспоминаний фрейлины, снов, стихов и рассказов о паломничестве к горным святыням и дворцам.

Шивадаса, Двадцать пять рассказов о джинне, 13 век

Викрамадитья был мифическим индийским царем, фигурирующим во многих древних санскритских сказках: он был 10 футов ростом и обладал легендарной мудростью.В этой индийской классике царство Викрамадитьи находится под угрозой со стороны могущественного некроманта. На месте кремации он встречает ужасного гения, который каким-то образом заселил труп, свисающий с дерева. Этот ужасно оживленный труп начинает говорить с Викрамадитьей, рассказывая ему сказки, каждая из которых заканчивается загадкой. В рассказах есть попугаи, меняющие тела, обманщики и феи. Если Викрамадитья сможет правильно ответить на все загадки, джинн расскажет ему последнюю историю, которая включает в себя секрет победы над его врагом.

Маргарита де Наварра, Гептамерон, 1558

Мост снесен наводнением высоко в Пиренеях, и пять мужчин и пять женщин остались в отдаленном аббатстве. В течение семи дней, необходимых для ремонта моста, каждый член эклектичной партии рассказывает семь историй, почти подражая Боккаччо The Decameron . Книга представляет собой настоящую сокровищницу возрождения эпохи Возрождения, с рассказами, варьирующимися от уроков морали до непристойной грубости, и рассказчики после каждой истории ведут живую дискуссию, которая зачастую столь же интересна, как и сама история. Гептамерон традиционно приписывается Маргарите, королеве Наварры, покровительнице писателей Франсуа Рабле и Пьера де Ронсара. Она была ведущим интеллектуалом Франции XVI века, старостой литературного салона, известного как Новый Парнас, и почти стала первой женой будущего Генриха VIII Англии.

Маргарет Кавендиш, Пылающий мир, 1666

Индивидуалистка и феминистка, отстаивающая благополучие животных, Маргарет Кавендиш, герцогиня Ньюкасл, была первой женщиной-ученым, посетившей собрание Королевского общества.Больше всего ее помнят за этот утопический роман, один из самых ранних примеров научной фантастики. Красивая юная леди отправляется в другой мир, доступный через северный полюс, где животные разговаривают и ведутся войны с помощью подводных лодок и воздушных бомбардировок. Как императрица этого странного мира, она объявляет вне закона войны, религиозные конфликты и гендерное неравенство, а также учится телепортироваться в параллельные вселенные. В метафизическом повороте она также сталкивается с произведениями «герцогини Ньюкасл; что, хотя она не из самых образованных, красноречивых, остроумных и изобретательных, все же она простой и рациональный писатель ».

Ян Потоцкий, Рукопись, найденная в Сарагосе, 1805-15 гг.

Эта книга, написанная в Польше, написанная на французском языке и установленная в Испании, якобы является стенограммой таинственной рукописи, написанной валлонцем по имени Альфонс ван Ворден. Альфонса задерживает в придорожном трактире экзотическая компания разбойников, каббалистов, дворян, кокеток, мусульманских принцесс и цыган, и он продолжает записывать их странные истории в течение 66 дней. Книга считается одним из величайших шедевров европейской литературы.Автор, граф Потоцкий, был польским аристократом, который провел время как начинающий мальтийский рыцарь и стал первым воздухоплавателем в Польше, когда он пролетел над Варшавой на воздушном шаре. В конце концов, посчитав себя оборотнем, он покончил с собой серебряной пулей, подобной ручке его любимой сахарницы.

ЭТА Хоффманн, Жизнь и мнения кота-кота Мурра, 1820-2

Очень умный кот, Мурр, написал сумасшедшие мемуары - довольно странную предпосылку.Однако для промокательной бумаги Мурр вырвал страницы из биографии музыканта по имени Йоханнес Крейслер, и эти фрагменты были случайно вставлены принтером, случайным образом склеены по всему повествованию, поэтому в книге чередуются автобиография кота и история его жизни. мучительный гений Крейслер. Этот эксцентричный, остроумный и замысловато структурированный роман стал последним крупным произведением ЭТА Гофмана, считавшего его своим великим произведением. Он был вдохновлен его собственным «темным табби» и был описан как «один из самых смешных и странных романов XIX века».

Граф де Лотреамон, Мальдорор, 1868 год

Исидор Дюкасс родился в Уругвае, в семье французского дипломата. Он путешествовал по Франции в молодости и принял псевдоним граф де Лотреамон, вдохновленный одноименным байроническим героем романа Эжена Сю. Он умер во время осады Парижа в 1870 году, когда ему было всего 24 года, но его помнят за его галлюцинаторную прозу Les Chants de Maldoror , которая является обязательным чтением для всех поклонников ужасов. Главный антигерой встречает ангелов и могильщиков, сумасшедших и жутких детей в бредовой, кощунственной и чрезвычайно странной истории.«Да будет угодно небесам, - пишет Лотреамон в начале, - что читатель […] найдет свой трудный и коварный путь через пустынные болота этих мрачных и наполненных ядом страниц».

Эмилия Пардо Базан, Дом Уллоа, 1886 г.

Кроткий священник, отец Хулиан Альварес, отправляется в отдаленное сельское поместье великой семьи Уллоа, чтобы управлять делами буйного дона Педро, маркиза. Уллоа. Оказавшись там, он обнаруживает, что погружается в трясину политической коррупции и сексуальных интриг, а его безрезультатные попытки реформировать домашнее хозяйство неизбежно приводят к трагедии.Удивительно, но учитывая эту повествовательную арку, роман получился невероятно забавным с несколькими моментами смеха вслух. В нем, как выразился Николас Лезард, сочетаются «комедия, фарс, реализм и повышенная истерия с примесью готики». Это шедевр графини Эмилии Пардо Базан, написавшей 19 романов и более 500 рассказов, очерков и рассказов о путешествиях. Она была видной феминисткой в ​​Испании 19-го и начала 20-го веков и профессором литературы в Мадридском университете.

MP Shiel, The Purple Cloud, 1901

Мэтью Фиппс Шил родился на Монтсеррате от смешанных родителей.Он отплыл в Англию в 1885 году, заявив, что он король Фелипе из Редонды, небольшого необитаемого скалистого островка в Карибском море. (Нынешний король микронации Редонда - испанский писатель Хавьер Мариас.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *