Чапаев и пустота диденко спектакль: практика : чапаев и пустота

Содержание

Чапаев и Пустота

Постановка Максима Диденко по роману самого загадочного автора новой российской литературы

РежиссерМаксим Диденко

Длительность03 часа 00 минут

Информация

«Чапаев и Пустота» — один из самых известных романов Виктора Пелевина. Cам автор называет его первым в мировой литературе текстом, «действие которого происходит в абсолютной пустоте». 

Спектакль Диденко — история на границе быта и бытия, реальности и иллюзии, политики и экзистенции, прошлого и настоящего, Европы и Азии. Это карнавальное действо, где героев выбрасывает в метафизическое пространство, которое можно постичь, лишь осознав себя самого.

Коллектив

Творческая группа

Автор романа

Виктор Пелевин

Режиссёр

Максим Диденко

Композитор

Иван Кушнир

Хореограф

Ирина Га

Сценограф, художник по костюмам

Галя Солодовникова

Художник по свету

Сергей Васильев

Художник-технолог

Ольга Павлюк

Лектор

Евгений Мандельштам

Операторы

Людмила Бурченкова

Маргарита Багдасарян

Пресса

  • Новый спектакль «Практики» обречён на легендарность. Причин как минимум три. Во-первых, эта работа гипервостребованного Максима Диденко оказалась самой целостной и полноценной по сравнению со всеми его предыдущими. Во-вторых, получился одновременно самый красивый, масштабный и долгий спектакль «Практики» за всю ее историю. В-третьих, исполнен он артистами Мастерской Дмитрия Брусникина, то есть самой работоспособной труппой города. И в-последних, крошечный зал «Практики» просто физически не сможет вместить всех желающих посмотреть этот спектакль.

    Афиша

  • Не знаю, думали ли режиссёр с художником о Хайнере Гёббельсе и опытах со светом, но их жёлтые светящиеся палки вызвали в глазах смотрящих дополнительные, «субъективные» цвета, на оранжевые стены накладывались фиолетовые формы. И это как нельзя лучше намекало на отсутствие в реальности.

    Журнал "Театр."

  • Герои одновременно говорят и на сакральном, и на публичном языках и живут сразу в двух реальностях. Причём ни одна из них не претендует на звание истинной, обе равнозначны — и психиатрическая больница, и дивизия Василия Чапаева.

    Российская газета

  • В «Чапаеве» немало серьёзных вызовов для артиста: современный танец, пение, огромный драматический эпизод, где вместо нормальных эмоций нужно играть рефлексию человека под веществами. Универсальные актеры Мастерской всё это умеют: заслуга Диденко ещё и в том, что он сумел за три часа выгодно показать молодую труппу со всех сторон.

    The Village

Ближайшие даты

27 июнь, вс

Билетов нет

28 июнь, пн

Билетов нет

Другие спектакли

Сван

Поэма-антиутопия, в которой узнаётся современная российская действительность

Смерть и чипсы

Некроромантический треш-триллер по рассказам Леонида Андреева

В театре "Практика" представили спектакль "Чапаев и Пустота" — Российская газета

Максим Диденко вместе с актерами "Мастерской Дмитрия Брусникина" поставил в театре "Практика" спектакль "Чапаев и Пустота" по одноименному роману Виктора Пелевина.

В юности режиссер занимался мистериальным театром, но в какой-то момент отошел от него - пришел к выводу, что эзотерические практики слишком тоталитарны и с искусством несовместимы. А сейчас понял, что "Чапаев и Пустота" - ровно тот материал, который позволяет свести их воедино.

С чьим бы текстом ни работал Диденко, он от него только отталкивается и всегда создает свою "Внутреннюю Монголию". Вот и здесь - перекроил карту, нанес на нее всего три условных эпизода. Причем каждый из них разный по форме: первый акт музыкальный - это концерт, где рок-команда в эффектном гриме поет песни на стихи Петра Пустоты. Второй - драматический, в котором герои оказываются в лесу в состоянии психоделического трипа. Третий акт пластический - группа в бассейне миксует йогу с ритуальными танцами.

Максим Диденко отказался от пелевинского нарратива, в том числе и потому, что в своих спектаклях часто практикует словесную аскезу. Перекодирует текст на визуальном уровне. Предельно сжав литературную основу, он сохранил главное - базовую структуру романа, его цикличность и его двойственность.

Герои одновременно говорят и на сакральном, и на публичном языках и живут сразу в двух реальностях. Причем ни одна из них не претендует на звание истинной, обе равнозначны - и психиатрическая больница, и дивизия Василия Чапаева.

Сценографическое решение тоже аскетично и тоже двойственно. Сцена в каждом акте подсвечивается главными буддийскими цветами (красный, белый, желтый, зеленый, синий) и обита серым акустическим поролоном.

Начинается действие, как и у Пелевина, в литературном кабаре "Музыкальная табакерка" и маленькая сцена театра "Практика" действительно похожа на шкатулку. И одновременно - на студию звукозаписи с шумоизолирующим покрытием. Но в сцене коллективного психоанализа она выглядит и как изолятор в психбольнице с мягкими стенами.

Атмосфера сумасшедшего дома сохраняется, но приобретает параллельные смыслы - в третьем акте клеточки работают, как кафельная плитка в бассейне.

А во втором - пирамидки поролона выглядят как острые шляпки галлюциногенных грибов.

Та же история и с реквизитом - персонажи почти во тьме торжественно несут три щита на коротких шестах - то ли парад с плакатами, то ли крестный ход с иконами. Когда подходят ближе, становится видно, что на каждом написана одна буква. Вместе они образуют слово "Бог".

Буквы красные и плакатные, а фон темно-золотой, как на старых иконах. В другой сцене световые мечи работают и как психиатрические электрошокеры, а прозрачные шарики для сухих бассейнов, которые имитируют реку, ассоциируются с буддийской "Жемчужиной Лотоса".

С костюмами та же история. Во время употребления галлюциногенных грибов герои одеты в белые олимпийки и длинные юбки с обручами снизу - одновременно похожи и на белых монахов, и на бледные поганки. А полосатые мужские купальники с шапочками отсылают к тюремной робе, ведь каждый персонаж пребывает в своей тюрьме.

Но Максим Диденко успел поиграть со смыслами не только на визуальном уровне, но и на словесном. Например, герои в бассейне, который постепенно превращается в пелевинскую "условную реку абсолютной любви" поют "Ой, то не вечер, то не вечер".

Только вместо "ой" издают звук "ом", превращая песню в мантру. Не повторять ее про себя невозможно и это вводит в гипнотическое состояние. А в акте про психоделический трип режиссер вообще звуками и светом добивается "гудящего" сознания, почти транса.

В конце Максим Диденко, как и Виктор Пелевин, кольцует событийный ряд. Петр Пустота буднично одевается, как будто в раздевалке бассейна, и в этой,

уже совершенно мирской одежде выходит из зала, уводя за собой зрителей. Как физическое тело он исчезает, но материализуется в другом измерении - на нескольких экранах, висящих в фойе. Тех самых, на которых перед спектаклем и в антрактах шли лекции для публики - о пустоте, грибах и смерти.

С этих экранов все началось, ими и закончилось. Только теперь в каждом Петр Пустота читает свое стихотворение под названием "Вечное невозвращение". Декламирует на красном фоне и в микрофон визуальный повтор первого акта с рок-концертом. Потом Пустота уходит из кадра, но изображение остается.

Получается финал с двойным дном - вроде и можно в этот "открытый микрофон" что-то сказать, но не получится - зритель ведь находится по эту сторону экрана, а не по ту. Опять две реальности.

спектакль «Чапаев и пустота» в театре Практика

Красный цвет. Дым. Много дыма. Звукопоглощающие панели, как шипы, выступают из стен. На полу стоит синтезатор, ударные и гитары. Из темноты появляются музыканты. Грим в стиле группы «Kiss», костюмы – что-то среднее между советской формой и стилем диско. Красное и золотое, металлические шипы и блестки. Парни с ирокезами, девушка с прической Эллочки-людоедки. Последним входит юноша в стерильно белой гимнастерке и брюках-галифе. Белое пятно на красном фоне. Каждый занимает свое место у инструментов. Раз, два, три – начали.


Часть 1. “Сад расходящихся Петек”

Роман “Чапаев и пустота” Виктор Пелевин написал в середине 90-х и охарактеризовал его как “первое произведение в мировой литературе, действие которого происходит в пустоте”. Пересказывать Пелевина – это задача неблагодарная. Роман о поэте Петре Пустоте и его взаимоотношениях с Василием Чапаевым разворачивается в двух временных промежутках – в 1918 и 1990 годах – в период гражданской войны и в современной России. И сам Петр не может понять, где мир реален, а где является лишь плодом его воображения. Но это все в книге. То, что сделал Максим Диденко в театре Практика, – его вольная интерпретация романа. Для него текст Пушкина, Достоевского или Бабеля – это всего лишь основа для дальнейшей фантазии на тему. Спектакль поделен на три самостоятельные части. Текста Пелевина там мало. Первая часть – это самостоятельный концерт-манифест. Подвал театра Практики органично подошел для музыки, сочиненной Иваном Кушниром, которая напоминает творчество рок-групп начала девяностых. Вторая часть превращается в мир галлюцинаций, а третья поставлена, как пластический номер.

Желтый цвет. Красные панели сменились на желтые. Три белых пенька и костер из светодиодных ламп. Три персонажа, одетые в белые олимпийки и юбки, переступают с пенька на пенек, следуя за индийским божеством.


Часть 2. “Черный бублик”

Максим Диденко не первый раз работает с Мастерской Дмитрия Брусникина. До этого они встречались при работе над “Конармией” Бабеля, которая идет в Центре имени Вс. Мейерхольда. “Брусникинцы”, как все их зовут, – это вчерашние выпускники школы-студии МХАТ. Спектакли с их участием еще во время учебы стали появляться на разных театральных площадках Москвы. Сейчас они прочно закрепились в театре Практика, став его постоянными резидентами.

Петра Пустоту играет Василий Буткевич, молодой и харизматичный. Он исполняет больше половины вокальных партий в первой части. Он – и «грибочек» из второй, и «пловец» из третьей части, ушедший в одиночное плавание и выбравшийся из мира галлюцинаций. Яна Гладких, единственная девушка во всем спектакле, завораживает своим голосом. Петр Скворцов, известный по работе с Кириллом Серебренниковым в фильме «Ученик», демонстрирует трансгрессивный переход. Сложно выделить кого-то одного. Главной особенностью «брусникинцев» является работа коллектива как единого организма.

Голубой цвет. Стерильно голубой, как в бассейне. Это и есть бассейн с прозрачными пластиковыми шариками, похожими на мыльные пузыри. Герои в полосатых купальных ретро-костюмах и голубых шапочках бегают и прыгают, показывая пластический этюд под мотив: «Оммм, да во сне привиделось. Ом-омм-омм, да, да-да во-во сне, сне..», который, как мантру, повторяет индийское божество, уводя всех за собой в пластиковое море.


Часть 3. “Условная Река Абсолютной Любви”

«Чапаев и пустота» стилистически напоминает советскую фантастику – что-то от образов из фильма «Отроки во вселенной» или «Алисы из будущего». Среда, созданная Галей Солодовниковой, настолько «космическая», что появляется ощущение существования где-то в другом измерении или далеком будущем.

Трехактная постановка Максима Диденко стала настолько востребованной, что зал Практики до сих пор не может вместить в себя всех желающих. Весь спектакль – это поиск ответа на вопросы, где реальность, а где лишь игры нашего подсознания. Текст у Максима Диденко – не сама цель, он воздействует на нас визуально и существует где-то в параллельном мире, как и сам Пустота. И где сон, а где нет – нам предстоит решить самостоятельно, ведь подсказок оставляют предостаточно.

Фото: www.praktikatheatre.ru

Театральный обозреватель. Рассказывает о наиболее актуальных театральных событиях Москвы.


«Чапаев и Пустота» Мастерская Дмитрия Брусникина / Театр Практика – localdramaqueen.moscow

Оля Хайкина
Создатель проекта localdramaqueen.moscow, любитель просекко и хорошего настроения, неутомимый театральный трендсеттер. Соединяет цифровую среду с бизнес-целями, хобби — написание диджитал-стратегий

Значимый автор уже для пары поколений, Виктор Пелевин скорее всего знаком гостям театра «Практика». Но если вы вдруг не читали «Чапаева и Пустоту», рекомендую с канвой романа все же ознакомиться заранее. Как минимум, чтобы суметь рассмотреть, как творческий метод режиссера пускает корни в довольно психоделической почве романа.

Конечно, каждый новый спектакль Максима Диденко на московской сцене означает обязательное музыкальное сопровождение Ивана Кушнира и набор актерских дарований, позаимствованный у Мастерской Дмитрия Брусникина. Кроме этого стоит заранее знать — спектакль сконструирован на базе частных впечатлений режиссера, и оттого получился весьма «авторским». Перед зрителем предстают три самостоятельных части, соответственно, три разных формы современного театрального искусства: драматические эскизы, музыкальный и, под занавес вечера, — хореографический театр.

Для каждой из них создатели спектакля придумали доминирующее цветовое решение, подсветив камерную сцену «Практики», чтобы цвет довлел, становясь, наравне с актерами, одним из действующих лиц. Красный, желтый, синий — каждый из них помогает зрителю конструировать уровни спектакля и разбирать диалоги, монологи или притчи, из запчастей собирая представления в собственную картину.

Перед спектаклем советую обязательно подготовиться, и освободить голову от бремени мыслей: рабочих или житейских, — Диденко не даст расслабиться ни на секунду: обрушит на вас лавину громких звуков вперемежку с текстом, и, конечно, будет провокация и брань. Стоит ли игра свеч — ответить сможет только каждый сам для себя.

Анна Гришина
Бухгалтер, любит путешествия, зимние виды спорта и не представляет свою жизнь без театра

Это был бесконечный вечер в театре “Практика”. Такое ощущение, что на протяжении 3-х часов твой разум отдан на растерзании потустороннему миру и вырваться оттуда нет никакой возможности.

Часть 1. Пошатнувшийся разум

Твой разум расшатывают, будоражат сознание с помощью звука, красного цвета декораций, бешеного грима и запредельных эмоций. Первые минуты не понимаешь, а начался ли спектакль или это приветствие зрителя. Где сюжет? Где Чапаев? Где Пустота?

Часть 2. Искусственный сон

Твой разум погружают в сон искусственно, словно на сеансе гипноза раскачивают маятник и ты постепенно переходишь в состояние расслабленности. И уже неважно какую ересь несут со сцены: про грибочки, кайф, внутреннего прокурора, адвоката, да и еще ищут четвертого внутреннего персонажа.

Часть 3. Нирвана

Прервав глубокий сон второй части, в третьей части тебе позволяют доспать 20 минут. Вроде ты уже в реальности, но еще видишь красочный сон о тренировке синхронистов в бассейне.

Вся эта феерия завершается в фойе театра, где поклоны на экранах и ты стоишь в недоумении и аплодируешь телевизору.

И что это было? Каким умным словом называется такой театр? Максим Диденко, ставьте спектакли в свое удовольствие, у вас непременно есть своя публика, а я пожалуй пройду мимо ваших современных веяний. Несмотря на мои скептические взгляды на спектакль, все изощрения на сцене оставили отпечаток – первую часть хочется увидеть вновь, а игру брусникинцев поставить в пример начинающим актерам.

Катя Карабач
Утром — HR, вечером – театрал. Говорит и пишет о театральных впечатлениях 24/7. Путешествует по России и миру с фотоаппаратом

Начну с того, что книги В. Пелевина «Generation «П», «Жизнь насекомых» и «Чапаев и Пустота» пришлись на мои школьные годы. Я их тогда открыла, прочитала по 10 страниц и закрыла. За более, чем 15 лет открыть их заново желания не возникло. Книги эпохи 90-ых – это испытание на прочность моей психики.

Модный в последние пару лет Максим Диденко, о котором не говорит разве что ленивый, поставил в маленьком (даже клаустрофобном) театре «Практика» абсолютно психоделический спектакль длиной в 3 часа с двумя антрактами. И играют там, конечно, так же наделавшие немало шума в молодой театральной среде «брусникинцы».

Тем, кто думает, что театр – это повествование и пересказ сюжета произведения, хочу заметить, что театр бывает еще и постдраматическим. Чтобы не пугать терминологией, по-простому скажу – это театр больше похожий на перформанс и взывающий к вашему восприятию и органам чувств.

Первая часть спектакля – музыкальная. Тандем Максима Диденко и Ивана Кушнира, кажется, такой же неразрывный, как Белки и Стрелки, Чука и Гека, Бонни и Клайда. Инструментальная музыка отлично коррелирует с темой сумасшествия главного героя. Забойное начало спектакля, когда понимаешь, что стен театра для такого безумия мало.

Вторая часть – галлюциногенный бред про гопников, в который погружают зрителей, помнящих сериал «Бригада» (у кого не было звонка на телефон оттуда? Вы его услышите во время спектакля, кстати). Как оказалось, зрители еще и неплохо помнят жаргон 90-х, разборки и «грибочки».

Третья часть должна была быть танцевальной. Наверное, ее и можно считать такой, если бы не песенное сопровождение, которое окончательно погрузило меня в голову больного то ли раздвоением личности, то ли шизофренией.

Весь спектакль у меня было ощущение присутствия в сумасшедшем доме с мягкими стенами и медленными движениями, как будто мне ввели препарат для снижения мозговой активности. И когда в конце спектакля я вышла на улицу, я была рада полной грудью вдохнуть воздух Садового Кольца.

Самое интересное, что от спектакля в голове не осталось ни единой фразы, зато запомнились костюмы, декорации и общее ощущение. Видимо, на это и был расчет режиссера.

Кому бы посоветовать этот спектакль? Среди моих друзей, наверное, готовых к таким экспериментам не много. Зато на «Чапаев и Пустота» точно можно идти поклонникам «брусникинцев», Диденко и модной молодежи, на которых русский классический театр навевает тоску, а все «за гранью» или «на грани», наоборот, вызывает интерес и расширяет зрачки.

Катя Большакова
Коренная москвичка, юрист, переводчик, танцует фламенко, любит оперу и нестандартный подход театральных режиссеров к классической драме

Признаюсь честно, я не читала ни одного произведения Пелевина. Как и вообще современных русских авторов (исключая Акунина) – как-то рука не тянется (сильные незаполненные пробелы в классической литературе мешают отвлекаться). Поэтому спектакль “Чапаев и Пустота” в Практике прошел и мимо моего мозга и мимо моего сердца – этот культурный пласт я как-то обошла стороной. Да, я прочла краткое содержание, но для авангардного сценического решения режиссера Максима Диденко это оказалось практически неактуально. Уверена, будь я знакома с книгой все было бы иначе – и дело даже не в понимании сюжета (краткое содержание в помощь), а с точки зрения именно отклика на знакомых персонажей, знакомые сюжеты, перенесенные в мизансцены.

В спектакле три действия и, насколько я поняла, самым стройным с точки зрения первоисточника является действие второе – три братка размышляют о чем-то в лесу под действием галюциногенных грибов.

Вообще спектакль идет по нисходящей – начинаясь с развеселого, громкого, насыщенного цветом, светом, героями и текстом первого действия, мы переходим в лес к укуренным бандитам, а в третьем действии получаем вообще некую меланхоличную, очень усыпляющую демонстрацию сменяющихся двигающихся инсталляций из человеческих тел, исполненную группой в полосатых купальниках под заунывное повторяющееся пение девушки. Я вам практически весь спектакль пересказала, поэтому не буду упоминать о необычной его концовке – пусто вас хоть что-то удивит.

Я не могу сказать, что мне не понравилось, не могу сказать, что это вызвало отторжение, но и желания прочитать первоисточник или увидеть другие работы режиссера (как это случилось с некоторыми моими спутниками в тот вечер) у меня тоже не возникло.

Это был опыт, за который я благодарна (и кстати мой первый опыт с Практикой), мне очень понравился главный герой (прекрасная работа Василия Буткевича), но кроме ярких визуальных образов сейчас уже ничего и не вспоминается, а это все таки театр, и его задача все же шире, чем у выставки достижений авангардного искусства..


«Чапаев и Пустота» В.Пелевина в «Практике», реж. Максим Диденко

Как ни странно, это не первый опыт обращения театра к «Чапаеву и Пустоте» — много лет по разным арендованным площадкам игралась, чуть ли не до сих пор еще в каком-то виде существует антрепризная, но без скидок на чисто коммерческий характер проекта любопытная в своем роде инсценировка Павла Урсула. И может быть именно формат «антрепризной комедии», в буквальном и переносном смысле — для «Чапаева и пустоты» самый подходящий: сегодня книжка с ее многословной наркоманской псевдовосточной эзотерикой уже никем не воспринимается таким «откровением», каким она стала для читающей публики двадцать лет назад, ее успех и культовый статус вскоре перебило куда более остро-актуально-сатирическое, тоже не без привкуса дурной дидактики, но все-таки на современном социальном материале написанное «Поколение П», до сих пор охотнее читают «Ампир V» и «Бэтмена Аполло», ну и новые, совсем дохленькие, третьесортные, согласно вновь утвержденному плану изобличающие уже не гэбистов и не олигархов, но недобитых-несогласных либералов, памфлетики под брендом Пелевин все-таки выходят более-менее регулярно — «Чапаев и Пустота» принадлежит своему времени, остается в прошлом, в середине 1990-х. Долгожительство инсценировки Урсула, вероятно, оказалось обусловлено теми ее идущими вразрез с первоисточником, поперек автора особенностями, которыми я отметил, когда посмотрел ее спустя годы после премьеры, восемь лет назад, в контексте еще не столь оторванном от времени первой публикации романа, чем нынешний период: Урсул в значительной степени отбросил метафизическое словоблудие, которым эта книга переполнена сверх меры (в большей степени, чем последующие), а сосредоточился на характерах, которые крупными, узнаваемыми и ярко-индивидуальными актерами (Ефремовым, Полицеймако, Крыловым) игрались не как пелевинские фикции, функции, маски — но сочно (пусть через край, на антрепризный, конечно, лад), подробно, как полноценные человеческие типажи, совершенно из другого сорта прозы.

У Диденко с «мастерской Брусникина», чего и следовало ожидать, и это не сюрприз, подход к «Чапаеву и Пустоте» противоположный, он делает ставку не на характеры и не на сколько-нибудь последовательное развертывание сюжетных линий, но наоборот, на метафизический и метафорический план, отказываясь от линейного нарратива, что для трехчасового, трехактного спектакля — ход уже сам по себе, мягко говоря, рискованный. С другой стороны, в этом смысле Диденко с «Чапаевым и Пустотой» обращается так же, как до этого — с «Конармией» и «Молодой гвардией», с «Дубровским» и «Идиотом», с Хармсом и Мандельштамом. То есть Пелевин, как и Пушкин, интересен режиссеру в первую очередь как бренд, затем уже как автор литературного первоисточника, и в последнюю очередь — как создатель собственного художественного (отвлекаясь от проблемы «художественного качества») мира, потому что в чужом мире Диденко совсем не заинтересован, у него есть свой, готовый, универсальный, пригодный на все случаи жизни и творчества. А кого в этот мир помещать, загонять — Пушкина или Пелевина, Достоевского или Бабеля, Фадеева или Довженко — не так важно. К «Чапаеву и Пустоте» Диденко вместе с постоянными, проверенными соавторами прилагает готовые, годами наработанные технологии. Из текста вынимается и отбрасывается прочь скелет фабулы; все имеющиеся в произведении рифмованные, ритмизованные или просто сколько-нибудь пригодные для того, чтоб положить их на музыку и пропеть или подать через мелодекламацию куски используются как своего рода вставные номера», разбавленные ансамблевыми пластическими экзерсисами; исполнители в экстравагантных костюмах и густом гриме, фактически с «нарисованными» лицами, представляют не конкретных персонажей, но как бы образ спектакля в целом, не расчлененный на индивидуализированные фигуры; и все это происходит в сопровождении бесконечно-однообразной электронной долбежки от композитора Ивана Кушнира. Есть, правда, у «Чапаева и Пустоты» особенность, отличающая ее от предыдущих опусов Диденко и К, но роднящая, пожалуй, с «Молодой гвардией»: обязательные ингредиенты супового набора тут подаются не вперемежку, как обычно (считая и буквально «особняком» стоящего «Черного русского», который формально — «иммерсивный театр», а по факту — гламурный аттракцион), не чередуя вокал, танец и драматические сценки, монологические и диалоги (как в той же «Конармии» или в «Хармс. Мыр», идеально, по-настоящему органично — в «Идиоте»), но сепаратно, разнесенные по трем частям представления, отбитым друг от друга техническими антрактами. Кому как, но для меня такой прием превратил вечер в пытку, и я даже не могу сказать, какой из трех актов показался мне мучительнее остальных — на каждом следующем я страдал все сильнее.

Первый акт продолжительностью час с копейками, озаглавленный «Сад расходящихся Петек» (у Пелевина с ироничной оглядкой на Борхеса указывается, что таково было первоначальное название книги, что ни в коем случае, разумеется, нельзя принимать на веру, всерьез) — «импровизированный» панк-рок-концерт, надо признать, на своем уровне стильный, особенно в визуальной составляющей (костюмы, грим, пластика), но и музыкально (по крайней мере что касается вокальных номеров). В него, однако, неожиданно врывается от лица Тимура Тимуровича присутствующий в зале руководитель мастерской своего имени Дмитрий Брусникин, кратко разъясняя суть предложенного пелевинским героем психотерапевтического метода. Наряженные в модные, хоть сейчас на подиум, разноцветные мундиры, с раскрашенными чуть ли не под индейцев на тропе войны и (кое-кто) в соответствующих ритуальных головных уборах из перьев участники «рок-группы» завершают отделение, многократным повторением сакраментального «сила ночи, сила дня — одинакова хуйня», что двадцать лет назад и в виде зарифмованного афоризма-двустишия производило некоторый эффект, а нынче и в качестве мантры под жесткий электронный саунд нещадно добивает физически.

Акт второй имеет подзаголовок «Черный бублик», начинается как стилизованное дефиле с тремя участниками, вернее с четырьмя. Персонажи Василия Буткевича, Петра Скворцова и Ильи Барабанова — Колян, Шурик и Володин — бандиты, объевшиеся «грибов». Тут уже каждый из артистов «играет» своего героя, и философствующий, принимающий на себя обязательную в любом пелевинском опусе функцию гуру, разъясняющего непосвященным про бытие и ничто, бандит Володин по праву старшинства и опыта достался Илье Барабанову как, видимо, спецу по Пелевину — некогда он поучаствовал в независимой инсценировке новеллы «Хрустальный мир», воплотив там пелевенский пародийный извод образа В.И.Ленина.

Кроме трех братков из 90-х «под грибами» рядом с ними постоянно находится пляшущее существо в ритуальной азиатской маске с «бородой-бахромой (проще предположить, какое имеется в виду восточное божество, чем опознать, кто исполнитель — я многих, но пока не всех брусникинцев узнаю по телосложению). Персонажи собираются вокруг «костра» из неоновых трубок, с которыми по мере «просветления», то бишь «прихода», производят некие синхронные упражнения. Допустим, из трех действий спектакля второе — самое внятное, по крайней мере оно воспринимается как завершенный микро-сюжет и поддается пересказу, но вместе с тем оно и наименее занятно придумано режиссерски, театрально — то есть театра тут минимум, дырка от черного бублика; а финальная сцена — голоса при выключенном свете — это настолько демонстративный отказ от какого либо «решения», что честнее было бы открыто расписаться в несостоятельности, беспомощности.

От акта к акту рифленые стены выгородки меняют окрас: с алого в «рок-концерте», через белый в «дефиле у костра», до синего в финальной, третьей части: «Условная Река Абсолютной Любви». Здесь на заднем плане обозначается с помощью сетки, наполненной пластиковыми шариками, бассейн или большая ванна, а на площадке перед ней разворачивается хореографическое действо под наложенное на буддистское «оммм» повторение песни «Ой, то не вечер», где солирует единственная участвующая в представленном кордебалете девушка, все в той же переходящей подобно красному знамени из одного акта в следующий ритуальной маске. У Пелевина псевдо-фольклорный «казачий» фейк, доныне обязанный популярностью сумасшедшей Жанне Бичевской, во-первых, подробно «интерпретируется» в свойственном данному литератору духе, с солипсистско-эскапистско-релятивистских позиций (мол, жизнь есть сон и т.п.), а во-вторых, лишний раз подчеркивает фиктивность героев и событий романа, застрявших между условным 1918-1919 гг. гражданской войны и серединой пост-советских 1990-х. Если на то пошло, то на текст «Ой, то не вечер» существуют и альтернативные, да еще более ранние музыкальные варианты — например, «Сон Степана Разина» Галины Уствольской 1949 года — хотя в то же время Диденко использует во втором акте постановки мотивчик телефонного звонка из «Бумера» — а это вообще 2003-й год! Но так или иначе, несмотря на очевидные и, возможно, сознательно эксплуатируемые постановщиком анахронизмы, осмысленное со- и противопоставление эпох у Диденко принципиально отсутствует, мало того, как не для всех очевидно, что «Ой, то не вечер» — не настоящая народная песня, а всего лишь интеллигентский фальшак, так и далеко не каждый уже из целевой аудитории сознает, к примеру,, что при упоминании «белого дома» и связанных с ним событий имеются в виду события московские начала 1990-х, а не американские и сегодняшние (выросли зрители, которые не застали и не слышали ни про «защиту», ни про «расстрел» местного «белого дома», и к чему там речь о танках — не въезжает вообще!). Вот и в первом действии, когда Дмитрий Брусникин-Тимур Тимурович заводит разговор о поколении, которое готовили для жизни в одной системе, а жить ему приходится в другой — это как бы даже отчасти перекликается с нынешней ситуацией, но совсем не в той мере и не в том ключе, как предполагалось двадцать лет назад, что автор «Чапаева и Пустоты» имел в виду все же определенные системы — «советскую» социалистическую и постперестроечную «дикую» капиталистическую. Возникает путаница, бессмыслица — на уровне не то что сюжетном (кроме микро-сюжета второго акта в спектакле нет линейного повествования), но и мировоззренческом — касается ли это взгляда на историю, на культурную мифологию (между прочим, менее всего в постановке уделено места, и это парадокс, фигуре Василия Ивановича Чапаева!), на «современную» (1990-х или наших дней) политическую практику.

Концептуально режиссер ничего спектаклем не разъясняет, напротив, всячески избегает рационального анализа (и это при том, что самым ценным в пелевинских текстах всегда как раз было ловкое, пускай и построенное на бесстыдной подмене понятий, использование мифологических «объяснительных моделей» при изображении текущих социальных реалий), а эмоционально «Чапаев и Пустота» лично меня не зацепила совершенно, ни на секунду. Соглашусь, что где-то универсальный подход, практикуемый Диденко, продуктивен (отчасти в «Конармии», вероятно, и в «Земле», хотя мне «Земля» категорически не сгодилась; в наибольшей степени — однозначно в «Идиоте»), а где-то (как в «Молодой гвардии» или вот здесь, в «Чапаеве и Пустоте») ну не катит, на мой взгляд. Если чем Пелевин и любопытен, если в каком-то аспекте его старые, да и новые тексты можно счесть злободневными — то как сатирик, памфлетист, фельетонист (впрочем, фельетоны — слишком скоропортящийся литературный товар). Но уж точно не как моралист и метафизик-догматик с его уже непереносимыми, в зубах навязшими проповедями необходимости отказа от собственной личности ради растворения в безличном вечном «ничто», с примитивными, графомански сформулированными квазидаосскими притчами — это все дешево, вторично, старо. Но именно на этом, а не на сколько-нибудь точной, порой действительно остроумной пелевинской сатире концентрируется Диденко в «Чапаеве и Пустоте».

Воспроизводящийся мантрой на протяжении всего третьего акта «То не вечер» под нарастающий электронный «шум» служит фоном для «балета» группы в полосатых купальниках, среди которой на фоне молодых брусникинцев, недавних выпускников Школы-студии МХАТ, нескладностью выделятся в обтягивающем трико великовозрастный Илья Барабанов. Но что совсем уж непостижимо и досадно — ребята, выученные в Школе-студии сцендвижению покруче иных профессиональных танцовщиков, тут показывают себя, прямо говоря, не слишком выигрышно, и неизбежно возникает, например, вопрос: у Скворцова стойка на голове попросту не получилась — или так задумано было хореографом (Ирина Га)? А когда вслед за девушкой в маске «кордебалет» ныряет в «бассейн» и «тонет» в шариках, на сцене остается Василий Буткевич, не ныряющий по примеру остальных, но извлекающий из «бассейна» рюкзак с надписью «Russia», а из него обычную уличную одежду. Тут он уже снова — Петр Пустота, одевшись, призывающий зрителей следовать за ним в фойе, где их ожидает видеоинсталляция с монологом Буткевича на плазменных экранах, скрашивающая ожидание очереди к гардеробу: по большому счету, позволить публике на четвертом часу мероприятия досматривать спектакль, уже стоя в раздевалку с заготовленными номерками, и есть единственная оригинальная режиссерская находка в «Чапаеве и Пустоте», ну по крайней мере, я раньше с таким не сталкивался, тогда как все остальное видел и слышал уже столько раз, что хоть глиняный пулемет доставай.

"Чапаев и Пустота" по Виктору Пелевину, театр "Практика", реж. Максим Диденко: pavelrudnev — LiveJournal

Когда была премьера спектакля Максима Диденко «Чапаев и Пустота» по пелевинскому роману (театр «Практика»), я не высказывался – был не в силах осмыслить большое впечатление. На фестивале русского театра в немецком Хеллерау в январе еще раз пересмотрел.

Мне эта работа кажется очень серьезным высказыванием о восприятии человеком XXI века исторической памяти и трагедии нашей страны. Сегодняшняя дискуссия о сталинизме (что важнее: человек или держава) вроде бы предполагает, что вопрос об оценке Гражданской войны закрыт. И это самоутешение оказывается ложным. Как понять теперь, чьими наследниками мы, сегодняшние, являемся: Колчака или Чапаева. Как распоряжается история сегодня – кто из них прав, кто виноват. Пелевин и Диденко рассказывают о принципиальной невозможности страстного, сочувственного понимания конфликта – это непостижимо, это невыносимо. Это понять рационально невозможно.
Единственно допустимый вариант содержится в буддистской пустоте, в следовании принципу увэй – отказу от бинарных позиций. Что белый, что красный - оба хуже, оба убивали и насиловали. И вместо описания истории – тут неистовый панковский танец пого в красном, первом акте «Чапаева и Пустоты», завершающийся зонгом в оратории Ивана Кушнира: «Сила ночи, сила дня - одинаково хуйня». Выбирать не из чего. Уйти от тошнотворности и кошмарности истории можно только в наркотическую грезу. Забыться, спрятаться, уйти в мантру и внутреннюю дзен-буддистскую эмиграцию. Герои Диденко поют советский гимн: «Мы кузнецы, и дух наш молод» - и всякий раз пение сбоит, схлопывается в ужас: «Мы кузнецы, и дух наш – Молох». В советском лозунге обнаруживаются сияющие пустоты, бездны, кошмарные подобия – из сознательного, из мира рацио вылезает хтонь, бессознательный кошмар. История русского бунта, в которой кровь, ад, ужас и смертоубийство, на наших глазах распадается на плесень и на липовый мед.
В третьем, голубом акте эта стихия успокаивается, и мы становится свидетелями превращения, как песня, что у нас стоном зовется, превращается в мантру. Там, где «Ой мне малым спалось» - там «ом мани падме хум». Все привиделось во сне. Вихри враждебные веяли над нами и ветер сорвал шапку с буйной головы - это ветры сновидения. Пережить трагедию России можно только в наркотическом сне – забытье, где история растворяется, уходит в стихию воды.
И вроде как сегодня часто молодому поколению задают вопрос об индифферентности, о незнании и нежелании знать. А вопрос, который должен быть задан: а как это вообще познать? Можно ли это вообще вложить в голову человеку, для которого XX век – кровавое месиво, чужое, враждебное? И не тут ли корни индифферентности, если после такого наследия не то, чтобы делать что-либо, а просто поднять руку в протесте физически больно. Наследникам XX века еще страшнее, чем его свидетелям.

КиноТеатр: красное и белое. Премьера спектакля «Чапаев и пустота» в театре «Практика»

Театр «Практика» представил очередную премьеру сезона со своими новыми резидентами — актерами Мастерской Дмитрия Брусникина, одной из самых интересных молодых трупп Москвы. Спектакль «Чапаев и пустота» в постановке Максима Диденко по одноименному роману Виктора Пелевина представляет собой трудноопределимую комбинацию ритуального действа, шоу, концерта и психоделического трипа.

Режиссер не стремится охватить

роман Пелевина во всей его многозначности, но что можно сказать с уверенностью, так это то, что Диденко удалось воплотить на сцене самую суть книги, причем минимальными средствами.

Роман Пелевина «Чапаев и Пустота», с его разветвленным повествованием, множеством сюжетных линий и вложенных в них смыслов, абсолютно несценичен. Как оказалось — не для режиссера Максима Диденко, известного московской публике, среди прочего, по спектаклям «Идиот» в Театре Наций, «Хармс. Мыр» в «Гоголь-центре», «Конармия» в Центре им. Мейерхольда. Мастер предельной театральной условности и абсурдизма, он способен визуализировать абстрактное и метафизическое, не отказываясь при этом от сюжетности.

У Пелевина Чапаев и поэт-декадент Петр Пустота — столь же персонажи, сколь и имена нарицательные, понятия и единицы сложной философской системы. Спектакль Диденко в театре «Практика» тоже существует на грани: реальность предельно конкретна, и в то же время ее очертания то и дело размываются. Мы видим персонажей с именами исторических личностей, которые даже имеют с ними определенное внешнее сходство, но их лица — маски, а сами они, по сути, — чистые идеи. А также демоны индивидуального подсознания и коллективного бессознательного, ведь пелевинский Петр Пустота — пациент психиатрической больницы. Однако при всей внешней фантасмагоричности происходящего делириум жестко структурирован и существует по собственным внутренним законам.

Спектакль разделен на три равнозначные части: музыкальную — «Сад расходящихся Петек», драматическую — «Черный бублик» и пластическую — «Условная река абсолютной любви». Каждая из них — о (со)существовании между полюсами реальности и иллюзии, Европы и Азии, социального и индивидуального, прошлого и настоящего.

Белый ты или красный? На этот вопрос невозможно ответить, как и провести демаркационную линию между Европой и Азией, что подчеркивает грим персонажей в первом действии, отсылающий одновременно к театру кабуки, комедии дель арте, к готической и панк-эстетике. Пелевинская пародия на революционные гимны звучит здесь яростным роком:

Товарищи бойцы! Наша скорбь безмерна.
Злодейски убит товарищ Фанерный.
И вот уже нет у нас в ЧК
Старейшего большевика.

«Почему вечный кайф есть, а никто о нем не знает?» — задаются вопросом герои второго действия. «У нас внутри — весь кайф в мире», его там «бесконечно и невообразимо много», ради него люди в монастыри уходят и «прутся там по-страшному», по-пацански авторитетно объясняет корешам Володин. Но его собеседники все равно не понимают: если кайф уже внутри, то почему же его так трудно там найти? Пелевинские диалоги, которые актеры в стилизованных костюмах джедаев и со световыми мечами в руках произносят с утрированной серьезностью, звучат комично, но при этом не становятся просто дивертисментом. В сценах второй части обыгрывается все та же раздвоенность человека: с одной стороны, он объективен, с другой — существует только потому, что существует в чьем-то сознании: «…если бы рядом оказался некий посторонний наблюдатель, он бы, наверно, подумал, что мы нереальны, что мы просто игра теней и отблесков огня».

Третье действие происходит под акапельный напев «Мне малым-мало спалось…», от которого в определенный момент остается единственная строчка «Ой, да во сне привиделось». Многократно повторяемые, эти слова становятся своего рода буддийской мантрой. Но при этом они — порождение воспаленного сознания Петра Пустоты. Под распеваемый на все лады напев актеры в винтажных мужских купальных костюмах то ли исполняют ритуальный танец, то ли и правда плывут по какому-то только им видимому течению, под конец исчезая в нем, как будто растворившись в пространстве. На сцене остается только Пустота. Или пустота? Но ведь абсолютной пустоты не бывает. По всем физическим и метафизическим законам она всегда стремится к заполнению. Мир — иллюзия. Жизнь в нем — реальность.

 

 

 

Новый взгляд на русскую классику: три спектакля, которые стоит посмотреть

Даже если ты не знаешь русского, вот три концерта в Москве, которые тебе следует чтобы увидеть. Получите ваши переводы сказок Александра Пушкина, Федора Достоевского. «Идиот» и «Чапаев и пустота» Виктора Пелевина и делайте уроки. Ты будешь возможность следить за происходящим на сцене в этих радикально новых постановках.

«Сказки Пушкина»

Не только детям

Известный театральный режиссер и режиссер. художник Роберт Уилсон интерпретирует Пушкина в его первая постановка в России.Производительность основан на пяти самых известных сказки Александра Пушкина, Россия величайший поэт: «Сказание о царе Салтане», «Сказка о рыбаке и рыбке», «Сказка о священнике и его работнике» Балда »,« Сказка о золотом петушке ». а также его более малоизвестный рассказ «The Медведица »и отрывки из« Руслана и Людмила ». КокоРози, американский дуэт, пионеры «уродского народа» написали музыку за «Сказки Пушкина» и это половина своего успеха. Другая половина - невероятная визуальные образы, созданные Уилсоном после обширных исследования русской культуры и традиции.Евгений Миронов, театр художественный руководитель, играет сказочника, он же Пушкина в одном из самых запоминающихся роли.

Идиот Театр Наций

«Идиот»

цирк Достоевского

Один из хитов прошлого сезона, этот гениальный переосмысление Федора Достоевского «Идиот» Максима Диденко имеет только пара монологов на протяжении всего весь спектакль.Большая часть производительности невербально - больше похоже на цирк выступление клоунов, чем традиционные театр. Будьте готовы: это стандарт театральная практика для Диденко, чей постановки никогда не бывают традиционными. Диденко обычно смешивает элементы всех исполнительское искусство в его творчестве, от современный танец под музыкальные номера. В этой неортодоксальной версии одного самых известных классиков России, Знаменитая ею Ингеборга Дапкунайте многочисленные роли в кино и на телевидении, играет принца Мышкин, а остальные роли играют мужчины.Яркие сценические декорации и видеомэппинг от дизайнера Павел Семченко из театра «ТОПОР» дополняются Иваном Кушниром сказочная музыка.

Чапаев и Пустота Театр Практика

«Чапаев и Пустота»

Музыка и Дзен

«Чапаев и Пустота», также известные как «Мизинец Будды» или «Глиняная машина» Gun »в переводе на английский, это роман Виктора Пелевина, первый опубликовано в 1996 году.Это происходит в двух периоды времени, революционные и современные Россия с поэтом, который не может быть вменяемым. Но читали ли вы это современная русская литература классика или нет, это постановка Максима Диденко будет держать вас на своем месте, полностью завороженный. «Чапаев» показывает другое аспект таланта Диденко. В этом производство он стал первым и самый продолжительный акт в мюзикле. Eсть вся живая группа на сцене, в том числе гитара, барабаны, саксофон и многое другое пение. Иван Кушнир, Диденко долго раз соавтор, музыку написал.Второй акт посвящен одному из сцены романа, когда несколько персонажей получить кайф от грибов. В третий - это больше современный танец представление.

High или больше. «Чапаев и пустота» на Практике

Описание

23 мая 2018 года на сцене Московского Музыкального Театра состоится показ комедийного спектакля ЧАПАЕВ И ПОСТОТА по одноименному роману Виктора Пелевина.Необычные актерские герои - обитатели психбольницы подарят хорошее настроение и заставят смеяться на три часа!

«Чапаев и Пустота» - один из самых успешных и нестандартных спектаклей на современной российской сцене ... Необычный литературный материал, смелая режиссура и звездный состав за 15 лет они пользуются невероятным успехом у публики.

Непредсказуемый Михаил Ефремов в роли Чапаева, виртуоз Михаил Крылов в роли Петра Пустоты, весельчак и шоумен Михаил Полицеймако в роли Котовского, юная и талантливая Мария Козакова в роли пулеметчика Анка и брутальный красавец Павел Сборников в роли Сердюка.Несомненно, это как раз тот случай, когда сумма всех слагаемых больше, чем у каждого действующего лица в отдельности.

Постановка спектакля по Пелевину - не просто вызов. Ведь воплотить на сцене действие, «происходящее в абсолютной пустоте» - задача не из легких. Но творческое трио - Евгений Сидихин, Александр Наумов и режиссер Павел Урсул - мастерски выдало свое видение нашумевшего романа, ведь постановка понятна даже тем, кто не читал книгу.И, судя по долговечности выступления, это удалось!

Зритель оказывается между двумя мирами, в одном из которых - герой-командир дивизии Василий Иванович Чапаев и его оруженосец Петька пытаются понять целесообразность всего происходящего во Вселенной, а в другом - пациент психиатрическая больница находится в мире его сюрреалистических грез.

В эту невероятную игру включены и другие «психи»: бородатый мужчина представляется как Просто Мария и идет на свидания с Арнольдом Шварценеггером, а группа пациентов во главе с Котовским «наедается грибами в поисках вечного кайфа». ...

Несмотря на кажущуюся безрассудность сюжета, «Чапаев и Пустота» - это философский спектакль, пронзительно грустный и вместе с тем невероятно смешной и современный. Звездам театра и кино Михаилу Ефремову, Михаилу Полицеймако и остальным актерам, задействованным в постановке, удается филигранно соединить все эпохи, в которых разворачиваются события, - гражданскую войну, современную психиатрическую больницу и великую Пустоту, в которую наконец-то уходят герои. ...

Билеты на культовый спектакль «Чапаев и Пустота» теперь можно купить онлайн в iCity.жизнь.

Персонажи и исполнители:

ЧАПАЕВ - Михаил Ефремов,
ПЕТКА ПУСТОЙ - Михаил Крылов,
КОТОВСКИЙ - Михаил Полицеймако,
СЕРДЮК - Павел Сборников,
АНСТКА - Мария Козакова / Екатерина Смирнова
- Тимофей Савин.

ВНИМАНИЕ !!!
Программа мероприятия может быть изменена.
Если вы заметили неточность или ошибку - сообщите нам по электронной почте

Директор: Павел Урсул

В ролях: Михаил Ефремов, Михаил Крылов, Михаил Полицеймако, Павел Сбощиков, Мария Козакова / Екатерина Смирнова, Владимир Майсурадзе, Тимофей Савин

Спектакль с антрактом Продолжительность: 2 часа 30 минут

Культовый спектакль по мотивам культового романа «Чапаев и пустота» - один из самых успешных и нестандартных спектаклей на современной российской сцене.

Необычный литературный материал, смелая режиссура и звездный состав уже 15 лет пользуются невероятной оглаской.

Непредсказуемый Михаил Ефремов в роли Чапаева, виртуоз Михаил Крылов в роли Петра Пустоты, весельчак и шоумен Михаил Полицеймако в роли Котовского, юная и талантливая Мария Козакова в роли пулеметчика Анка и брутальный красавец Павел Сборников в роли Сердюка. Несомненно, это как раз тот случай, когда сумма всех слагаемых больше, чем у каждого действующего лица в отдельности.

Постановка спектакля по Пелевину - не просто вызов. Ведь воплотить на сцене действие, «происходящее в абсолютной пустоте» - задача не из легких. Но творческое трио - Евгений Сидихин, Александр Наумов и режиссер Павел Урсул - мастерски выдало свое видение нашумевшего романа, ведь постановка понятна даже тем, кто не читал книгу. И, судя по долговечности выступления, это удалось!

Зритель оказывается между двумя мирами, в одном из которых - герой-командир дивизии Василий Иванович Чапаев и его оруженосец Петька пытаются понять целесообразность всего происходящего во Вселенной, а в другом - пациент психиатрической больницы. больница находится в мире его сюрреалистических грез.

В эту невероятную игру вовлечены и другие «психи»: бородатый мужчина представляет себя Просто Марией и идет на свидания с Арнольдом Шварценеггером, а группа пациентов во главе с Котовским «наедается грибами в поисках вечного кайфа». «...

Несмотря на кажущуюся безрассудность сюжета, «Чапаев и Пустота» - это философский спектакль, пронзительно грустный и вместе с тем невероятно смешной и современный. Звездам театра и кино Михаилу Ефремову, Михаилу Полицеймако и остальным актерам, задействованным в постановке, удается филигранно совместить все эпохи, в которых разворачиваются события - гражданскую войну, современную психиатрическую больницу и великую Пустоту, в которую наконец-то уходят герои. ...

Культовый спектакль по мотивам культового романа Виктора Пелевина
Дата: 23 мая
Место: Московский Музыкальный Театр
Начало: 19:00

Чапаев и Пустота - одно из самых удачных и нестандартных спектаклей на тему современности. Русская сцена. Необычный литературный материал, смелая режиссура и звездный состав уже 15 лет пользуются невероятной оглаской.

Непредсказуемый Михаил Ефремов в роли Чапаева, виртуоз Михаил Крылов в роли Петра Пустоты, звезда театра и кино Гоша Куценко в роли Котовского, юная и талантливая Мария Козакова в роли пулеметчика Анка и брутальный красавец Павел Сборников в роли Сердюка.Несомненно, это именно тот случай, когда сумма всех слагаемых больше, чем у каждого действующего лица в отдельности.

Постановка спектакля по Пелевину - не просто вызов. Ведь воплотить на сцене действие, «происходящее в абсолютной пустоте» - задача не из легких. Но творческое трио - Евгений Сидихин, Александр Наумов и режиссер Павел Урсул - мастерски выдало свое видение нашумевшего романа, ведь постановка понятна даже тем, кто не читал книгу.И, судя по долговечности выступления, это удалось!

Зритель оказывается между двумя мирами, в одном из которых - герой-командир дивизии Василий Иванович Чапаев и его оруженосец Петька пытаются понять целесообразность всего происходящего во Вселенной, а в другом - пациент психиатрическая больница находится в мире его сюрреалистических грез. В эту невероятную игру вовлечены и другие «психи»: бородатый мужчина представляется как Just Maria и идет на свидания с Арнольдом Шварценеггером, а группа пациентов во главе с Котовским «наедается грибами в поисках вечного кайфа». ...

Несмотря на кажущуюся безрассудность сюжета, «Чапаев и Пустота» - это философский спектакль, пронзительно грустный и вместе с тем невероятно смешной и современный. Звездам театра и кино Михаилу Ефремову, Гоше Куценко и остальным актерам, задействованным в постановке, удается филигранно совместить все эпохи, в которых разворачиваются события - гражданскую войну, современную психиатрическую больницу и великую Пустоту, в которую наконец уходят герои. ...

Персонажи и исполнители:
ЧАПАЕВ - Михаил Ефремов,
ПЕТКА ПУСТОЙ - Михаил Крылов,
КОТОВСКИЙ - Гоша Куценко,
СЕРДЮК - Павел Сборников,
АНКА - Мария Козакова / Екатерина Смирнова 9000 Майсурадзе,
САНИТАР - Тимофей Савин.

18 ноября в московском театре «Практика», специализирующемся на постановках современных текстов, состоялась премьера известного романа Виктора Пелевина «Чапаев и пустота». Режиссер - неутомимый Максим Диденко, буквально пару месяцев назад выпустивший нашумевший «Черный русский», а роли исполнили молодые звезды театра из Мастерской Брусникина. The Village рассказывает о составляющих потенциального хита «Практика».

Режиссер Максим Диденко

Сегодня Диденко - чуть ли не самый популярный молодой режиссер Москвы.Совершенно согласен, в прошлом году он выпустил пантомиму по «Идиоту в Театре Наций» Достоевского, поэтический спектакль о Пастернаке в Гоголь-центре и независимый интерактивный проект «Черный русский в настоящем дореволюционном особняке».

Диденко - полиглот от режиссуры. Он чувствует себя как дома в разных жанрах исполнительского искусства - перформансе, танце, пантомиме, драме, мюзикле - и случайным образом смешивает их на сцене. В одном из последних спектаклей «Пастернак. Моя сестра - жизнь », главный герой разделился на три ипостаси (юноша, старик и ребенок): один художник отвечал за чтение стихов, другой за пение, а третий за пластику.Эту же технику - назовем «трехстороннее приближение» - Диденко применяет в новом произведении по тексту Виктора Пелевина: первое действие - музыкальный концерт на стихи из романа, второе - драматическая сцена, третье - это танец.

Финальное танцевальное действие - это не столько интерпретация литературного источника, сколько комментарии к «Чапаеву» Пелевина: постановщик играет на эклектичности текста и его буддийских мотивах. Наблюдая за медленными актерами, зрители должны войти в состояние, подобное медитации - только мантра - это не санскритское слово, а строчка из народной песни «Ах, еще не вечер».Совершенно в духе оригинала.

Роман Виктора Пелевина

В постмодернистском тексте Пелевина эволюция Василия Ивановича и Петьки, исторических личностей, которые сначала превратились в эпических героев, а затем в комический дуэт из анекдотов: Петька стал поэтом-интеллектуалом с буддийской фамилией Пустота, а Чапаев стал его духовным наставником . Для Пустоты есть две реальности - Гражданская война и психиатрическая клиника в России 90-х, и один из этих миров определенно является галлюцинацией (Чапаев утверждает и то, и другое).

«Чапаева и пустота» можно рассматривать как популярное изложение буддийской философии - особенно забавно, как персонажи описывают концепцию нирваны, используя аналогии из криминального мира. Роман, опубликованный в 1996 году, связан не столько с его эпохой, сколько, например, с «Поколением П», и звучащие в пьесе реплики о сталинизме и православии вроде бы написаны вчера.

Спешить пересказать Чапаева на сцене, уложиться в два-три часа - затея заведомо провальная: такая постановка почти наверняка проиграет первоисточнику.Диденко выбрал, пожалуй, единственно правильный путь - создать самостоятельное произведение по мотивам Пелевина. Режиссер оставил из романа большую сцену диалога, где гангстеры из 90-х едят грибы и говорят о дуккхе и нирване, стихи Питера Войда плюс отрывки из бесед поэта с Чапаевым (в 1920-е годы) и психиатром (в 1990-е). .

«Брусникинцы»

Мастерская Дмитрия Брусникина - группа выпускников Школы-студии МХАТ - еще до окончания школы стала любимой молодой труппой Московского театра.Заведующий курсом Дмитрий Брусникин придерживался стратегии, противоречащей консервативному образу жизни творческих вузов: его ученики работали с успешными режиссерами, разыгрывали спектакли по пьесам современных авторов, изучали перформанс, документальный и пластический театр - в классическом стиле. Словом, освоил актуальный контекст искусства.

«Брусникинцы» рано вышли на профессиональную сцену: свои образовательные спектакли то и дело появлялись за пределами Школы-студии - в Центре Мейерхольда, Театре.док, та же Практика. В июне 2016 года, через год после выпуска, Praktika объявила, что предоставит Мастерской резиденцию.

В «Чапаеве» перед артистом много серьезных испытаний: современный танец, пение, огромный драматический эпизод, где вместо нормальных эмоций нужно воспроизводить отражение человека под субстанциями. Все это умеют универсальные актеры Мастерской: заслуга Диденко еще и в том, что за три часа он смог выгодно показать молодую труппу со всех сторон.

Главную героиню, Петру Бездну, играет один из самых узнаваемых «брусникинцев» Василий Буткевич, недавно снявшийся в «Тряпичном союзе», и это безупречно точный кастинг: суровые стихи Бездны эффектно контрастируют с нежная, почти детская внешность художника.

Сам Дмитрий Брусникин стал психиатром Тимура Тимуровича в одной из команд, что служит поводом для инсайдерских шуток. «Когда я представляю, сколько неприятностей будет с тобой, я пугаюсь»: либо врач говорит это больным, либо учитель говорит ученикам.

Музыка Ивана Кушнира

Композитор Кушнир - бессменный соавтор Максима Диденко. Тандем выпустил два оригинальных мюзикла - «Ленка Пантелеев» по ​​«Трехгрошовой опере» Бертольда Брехта и «Хармс. Мир» на слова Обериута Даниила Хармса.
А еще Кушнир написал роскошные аранжировки народных песен и первый гимн России. «Черный русский», положенный на музыку прозы Бабеля к «Кавалерии» и стихов Пастернака к «Пастернаку», сочиняет саундтреки к «Идиоту» и «Земля».Продюсерская компания Ecstátic, выпустившая «Черный русский», переработала совместные выступления Кушнира и Диденко и собрала целую музыкальную программу: концерт «Черная свадьба» назначен на 29 ноября.

В «Чапаеве и Пустоте» главным интересом композитора было первое, вокальное действие: Кушнир создал репертуар вымышленной рок-группы на стихи Петра Пустоты.

Но в «Чапаеве» сценограф был ограничен тесным подвалом Театра «Практика», и в результате энергия сопротивления помогла Солодовниковой создать одну из лучших ее декораций - лаконичную, остроумную и эффектную.Крохотная сцена превратилась в музыкальную студию, обшитую звукопоглощающими панелями с шипами: в первом, «песенном» разделе, зрители как бы присутствуют при записи альбома. Как только они делают перерыв, красная комната превращается в точно такую ​​же желтую, а та, в свою очередь, превращается в синюю: каждый цвет соответствует основному настроению действия.

Бывший модельер, Солодовникова любит придумывать эксцентричные наряды, и Чапаев не исключение. Например, для первого акта артистка создала костюмы, в которых соединила русскую революцию с мексиканским карнавалом смерти - смесь, достойная Пелевина.

Фото: Даша Трофимова / Театр Практика

Всем любителям ярких и нестандартных постановок обязательно стоит посмотреть спектакль «Чапаев» и «Пустота». Сквозь очень необычные декорации и костюмы, нестандартные ситуации и неуверенность в происходящем красной нитью проходят важнейшая мысль и потребность познать себя. В основе спектакля - одноименное произведение отечественного писателя В. Пелевина, ставшее культовым еще при его жизни. Это одна из самых громких и ярких его работ, и поставить ее на сцену для режиссера - большая трудность, но М.Диденко взялся справиться с этой задачей.

Работа интересна тем, что в ней все происходит в абсолютной пустоте - это первая подобная работа. Передать на сцене абсолютную пустоту непросто, поэтому постановка спектакля заслуживает особой похвалы. Успейте купить билеты на спектакль «Чапаев и Пустота», чтобы воочию увидеть историю на грани повседневности и реальности, где-то между прошлым и настоящим, на границе Азии и Европы.Однако не имеет значения, когда и где происходят события - важно, смогут ли герои научиться понимать самих себя. Режиссер предупреждает, что его перформанс - это не попытка пересказа книги, это просто комментарий к роману, яркая иллюстрация к нему, поэтому полностью понять все происходящее смогут только те, кто хорошо знаком с оригинальной композицией. на сцене.

Зрители получают возможность вместе с героями пройти нелегкий путь, разгадать загадки известного произведения, погрузиться в себя и сделать очень важные выводы и наблюдения.Все это делает спектакль важным, захватывающим и заслуживающим пристального внимания.

Mappa.Mundi Magazine - Обзоры - Глиняный пулемет

Глиняный пулемет

Виктор Пелевин: Глиняный пулемет , перевод Эндрю Бромфилда. Лондон, Faber and Faber / Harbord Publishing, 335 стр.

Когда десять лет назад русская литература, наконец, была отпущена с поводка, ей не пришлось далеко бродить в поисках предмета.С распадом Советского Союза и приходом новой свободы слова интеллектуалы и творческие деятели страны столкнулись с кризисом идентичности, отличным от всего, что они пережили со времен, последовавших сразу после революции 1917 года. Кто и где они были? Что они должны были делать? И как можно художественно или иначе осмыслить ситуацию обитания в том, что ощущается как пустота?

Подобные вопросы возникали в работах писателей-эмигрантов, таких как Василий Аксёнов на некоторое время.Но когда внезапно художники, населяющие странную, трансформированную Россию, смогли открыто общаться с ними дома, результатом стало излияние новаторского письма, которое оживило великую русскую фантастико-гротескную традицию Гоголь, Пока, а также Булгаков в новую жизнь.

Постепенно эта новая литература появляется в английском переводе, и читатели, которые следили за ней, уже некоторое время отталкивают свои открытия от друзей. Пожалуй, больше всего поразили романы и рассказы 37-летнего Виктора Пелевина.Эти удивительные повествования наполнены разрывами во времени и месте, сменой идентичностей и неожиданными изменениями фокуса, которые переносят читателей в размытый мир, в котором русские жили в течение последнего десятилетия. И, как Гоголь и Булгаков до него, Пелевин использует сумасшедший, сюрреалистический юмор, чтобы сделать свои кошмарные ситуации еще более тревожными.

В типичном пелевинском рассказе ни его персонажи, ни читатели не знают, кто они и что на самом деле происходит. Повесть «Отшельник и Шестипалый», вошедшая в сборник, Синий Фонарь, следует за беседой двух философски настроенных персонажей, обсуждающих трансцендентность и планирующих взобраться на «Стену мира», чтобы найти то, что находится за ее пределами.Оказывается, это пара цыплят в птицеводческом комбинате, направляющихся к перерабатывающему оборудованию. Космонавт-герой короткометражного романа Омон Ра считает, что пилотирует свой подозрительно примитивный космический корабль на Луну, хотя на самом деле он продвигает его через систему городского метро.

Пелевин гораздо дальше развивает свои темы и методы в своем романе 1996 года « Чапаев и пустота », который только что был опубликован в переводе как Глиняный пулемет .И снова он имеет дело с ситуацией, которая должна казаться невозможной для передачи - внезапным распадом всей культуры и ее заменой своего рода пустотой, в которой ни одно из старых имен и ценностей не работает. В качестве отправной точки он берет один из самых прочных продуктов советской поп-культуры, - шутит Чапаев.

Владимир Ильич Чапаев, вероятно, был бы просто еще одним именем в пантеоне советских героев, перешедших на сторону красных во время гражданской войны 1918–1919 годов, если бы его информационный офицер Дмитрий Фурманов не опубликовал в 1923 году роман « Чапаев ». что представляет его как сверхчеловека идеологического рвения и храбрости.Его статус коммунистического святого резко вырос с появлением киноверсии романа братьев Васильевых 1934 года, любимой Сталиным и требующей просмотра советскими гражданами на протяжении десятилетий.

И в романе, и в фильме Чапаев, его верный адъютант Петька и его пулеметчица Анна («Анка») - простые и идеологически чистые образцы «Людей, которые живут только для дела». Секс, не говоря уже о онтологической философии, никогда не приходит им в голову.

Излишне говорить, что среди циничных россиян была подпольная реакция против всего этого: шутка Чапаева, которая перевернула эту официально отстаиваемую агиографию с ног на голову. Даже сейчас в сети целые страницы анекдотов Чапаева, а Пелевин включает в свой роман несколько хороших. Пример: «Чапаев приходит к Анке, а она сидит голая. Он спрашивает ее: «Почему на тебе нет одежды, Анка?», И она говорит ему: «У меня нет платьев для ношения». Он открывает шкаф, заглядывает внутрь и говорит: «Что?» Значит, все это? Одно платье.Два платья. Привет, Петька. Три платья. Четыре платья… »

Пелевина Глиняный пулемет - самая длинная и сложная шутка Чапаева из когда-либо придуманных, и, вероятно, самая смешная. Но это также пугает, и чем больше вы думаете об этом, тем страшнее. Ее центральный персонаж - верный Чапаев Петька, но он не простой солдат обыкновенного чапаевского анекдота. Напротив, он поэт и интеллектуал, который путешествует по странно несфокусированной послереволюционной России.

Он впервые появляется в Москве, где он является частью литературного кружка, который кажется таким же лишенным своей культурной самобытности, как сейчас Пелевин и его коллеги-художники. Некоторые пытались адаптироваться к новой советской реальности, но безуспешно. «Многие декаденты, такие как Маяковский, почувствовав явно адский характер новой власти, поспешили предложить ей свои услуги», - комментирует Петька. «На самом деле, я считаю, что они были мотивированы не сознательным сатанизмом - они были слишком инфантильны для этого - а эстетическим инстинктом: в конце концов, красная пентаграмма прекрасно дополняет желтую блузку.Но мы знаем, что Маяковский впоследствии покончил жизнь самоубийством. Позже Петька встречается с еще одним дореволюционным писателем-декадентом, увлеченным сатанизмом. Валерий Брюсов, в литературном ночном клубе и находит его дряхлым стариком. Как и многие другие интеллектуалы, Петька изо всех сил пытается вписаться в новую возраст. Он делает величественный жест, выходя на сцену и крича вышла революционная поэма, он акцентирует внимание на том, что стреляет из пистолета в люстру.

Но здесь история периода Гражданской войны рушится, и рассказчиком внезапно становится Петр Войд, пациент московской психиатрической больницы 1990-х годов.В его истории болезни упоминается его «эстонская» фамилия, но в оригинальном русском языке это «Пустота», что означает «пустота», и русское название романа « Чапаев» и «Пустота » - это каламбур.

Войд находится на лечении от психотического убеждения, что он Петька Чапаева. В больнице он делит свою палату с тремя другими пациентами, чьи заблуждения, которые в разных местах захватывают роман, являются дикой сатирой на проблемы современного российского общества. Молодой человек, который называет себя Марией, после мексиканской мыльной оперы, которая несколько лет назад стала хитом в России, например, мечтает об «Алхимической свадьбе» с Арнольдом Шварценеггером в его механической форме, Терминатор .Когда он сбегает со Шварценеггером и стальной супергерой снимает свои темные очки, «его левый глаз был полузакрыт таким образом, что выражал абсолютно ясный и в то же время неизмеримо сложный диапазон чувств, включая строго пропорциональную смесь страсти к жизни. , сила, здоровая любовь к детям, моральная поддержка американской автомобильной промышленности в ее нелегкой борьбе с японцами, признание прав сексуальных меньшинств, слегка ироничное отношение к феминизму и спокойная уверенность в том, что демократия и иудео-христианские ценности в конце концов победит все зло в этом мире.”

Фантазии других пациентов сосредоточены вокруг мистического измерения японских методов ведения бизнеса и русской мафии (которые сидят и жуют галлюциногенные грибы). Но их всех объединяет одержимость природой реальности.

Когда Войд просыпается и снова оказывается в дни Гражданской войны и уже объединился с Чапаевым и Анкой, ситуация сильно отличается от того, что мы читаем у Фурманова. Чапаев - педагог, как и в романе и в кино.Однако его предметом является не диалектический материализм, а иллюзорная природа реальности, которой учит буддизм. Все в твоей голове, продолжает он повторять Петке, и все более хаотичные изменения времени, места и персонажей в романе бросают вызов любой попытке читателя определить, чья голова все это выдумывает.

Другие исторические личности, такие как барон фон Юнгерн и герой Гражданской войны Котовский, появляются в странных контекстах, иногда играя центральные роли в инцидентах, которые принадлежат фантазиям других пациентов Фойда в московской больнице.В какой-то момент намекают, что мир романа теперь создается в сознании Котовского, эмигрировавшего в Париж. Появляется даже Фурманов со своей компанией ткачей, и он выглядит слегка зловещим.

Буддийские учения, назначенные Чапаеву, берут на себя больший контроль над повествованием по мере его развития и достигают кульминации в событии, включающем пулемет из английского названия, что обеспечивает кульминацию постоянных ссылок романа на растворение и ничто.Пелевин подшучивает над всем этим позже, но постарайтесь отшутиться от поэзии его описания Неопределимой реки Абсолютной Любви (сокращенно Урал) или над результатом атаки Анки из ее специального пулемета.

Пелевинские пометы Глиняный пулемет с достаточным количеством отвлекающих факторов, чтобы бросить вызов любой попытке определить, что на самом деле происходит. После финала в современной московской обстановке, где есть детали, которые, кажется, объясняют некоторые детали фантазии Чапаева, есть постскриптум, объявляющий, что книга написана в «Кафка-Юрт, 1923–1925.Есть также свифтское предисловие, которое начинается со слов: «По многим причинам имя настоящего автора этой рукописи, написанной в начале 1920-х годов в одном из монастырей Внутренней Монголии, не может быть упомянуто…» Это, кажется, подтверждает утверждение Чапаева, что история Гражданской войны реальна и что психиатрический слой романа является заблуждением. И так далее.

Глиняный пулемет стал центром споров, когда в 1997 году ему было отказано в российской премии «Маленький Букер».Председатель жюри осудил это как (согласно копии обложки книги) «своего рода компьютерный вирус, созданный для« уничтожения культурной памяти ». Это ироническая критика, учитывая, что потеря культурной памяти - это та самая тема, которую Пелевин исследует с таким гением.

Сам автор описал книгу как «первый роман в мировой литературе, действие которого происходит в абсолютной пустоте». Это вполне может быть, но это сложный метод сворачивания времени в единую плоскость, позволяющего персонажам и сеттингу проникать друг в друга. друг друга, будут знакомы читателям таких книг, как Филипе Альфау Локос и Пола Аблемана Я слышу голоса, не говоря уже о выдающемся примере, Джойс Поминки по Финнегану.

Но Пелевин использует эти приемы по-своему, и в результате получается самый волнующий и дразнящий новый русский роман, который был опубликован здесь за последние годы.

Авторизованная загрузка всего русского текста романа находится по адресу http://www.chat.ru/~kornev/pel_inf.htm

Авторские права © 1999, 2000 media.org.

Microsoft Word - Final_8_167_.doc

% PDF-1.6 % 1547 0 объект > эндобдж 1656 0 объект > поток PScript5.dll Версия 5.2.22019-10-17T14: 09: 28 + 05: 002019-10-17T13: 53: 28 + 05: 002019-10-17T14: 09: 28 + 05: 00application / pdf

  • Microsoft Word - Final_8_167_ .doc
  • наталья.ушенина
  • Acrobat Distiller 8.0.0 (Windows) uuid: 6bff0920-b037-4fbf-b36e-bd66a12b507euuid: ba3e0121-9054-4ccc-8766-c3e8d359da46 конечный поток эндобдж 1616 0 объект > / Кодировка >>>>> эндобдж 1518 0 объект > эндобдж 1519 0 объект > эндобдж 1610 0 объект > эндобдж 1530 0 объект > эндобдж 1649 0 объект > эндобдж 1541 0 объект > эндобдж 1542 0 объект > эндобдж 1543 0 объект > эндобдж 1208 0 объект > эндобдж 1211 0 объект > эндобдж 1214 0 объект > эндобдж 1217 0 объект > эндобдж 1220 0 объект > эндобдж 1223 0 объект > эндобдж 1226 0 объект > эндобдж 1229 0 объект > эндобдж 1231 0 объект > поток h ޜ Xr ΄vqWRX ؍ 3 I # i: @Cr; f: #s?; gyOg0, L gQe & RE "syE_c 矉 2L | HTi> Pu | Ը sga (rU" j | ׯ \ &? -} 1 = TfaNѳ [e_? Q0 + F4mⒽM% lw2 ީ * + J>, d "N O% $$, \ | sU] X $ ) sU`aCT | $, A | # zfr6I *! CRs \ Ҡ6`zAogatΊ`A; ia) S3% rԇ ~ h "'1 câ lg.х5 "+ ]

    Театр Эстрады - Театр Петради. Mis on Максим Диденко "Chapaev ja tühine

    "

    Kirjeldus

    23. mail 2018 toimub komöödiamängija, Chapaevi ja Viktor Peleviini uue komöödiamängija stseenis Moskva teatri etapis staadiumis stseenis. Ebatavalised тегуцема кангеласед - elanikud psühhiaatriahaigla Anna hea tuju ja teeb naerma kolm tundi!

    "Чапаев я пустота" на üks edukamaid ja mittestandardseid etendusi kaasaegse vene stseeni. Ebatavaline kirjandusmaterjal, julge direktor ja tähtsaim 15 aastat on avalikkuse sizes naudnud uskumatu edu.

    Ettenägematu Михаил Ефремов Chapaeva rollis virtuos Михаил Крылов - Петр Тюхюс, торговец и шоумен Михаил Поликамако - Котовский, ноор и андекас Мария Козакова - Анка-Марферометр и йыхкер Красивый Павел Полатлик. Kahtlemata, см. На täpselt nii, kui summa kõik tingimused на rohkem kui iga näitleja eraldi.

    Pane Play Peleviini ei ole ainult väljakutse. Lõppude lõpuks, kehastada hagi laval, mis «toimub absoluutses void» - ülesanne ei ole kopsud. Трио Aga loominguline - евгений сидичин, Александр Наумов и директор Павел Урсул - meisterlikult välja oma nägemus sensatsioonilisest romaanist, sest avaldus on selge isegi neile, kes ei lugenud raamatut.Ja otsustate pikaajalise tulemuslikkuse järgi!

    Vaataja osutub kahe maailma vaheliseks, millest üks kangelane-comdive Василий Иванович Чапаев ja tema Squire Petska üritavad mõista kõike, mis toimub Universeumis, ja teiselt - psühhiaatrealmaailrilikundriliseur.

    Uskumatu mäng sisaldab teisi "psühhos": habemeline mees esindab ennast lihtsalt Maria ja kõnnib Арнольд Шварценеггерига ja Kotovsky juhitud patsientide rühma kerkib seened igavese buzzi "...

    Hoolimata krundi näilisest hoolimatusest, "chapaev ja tühjus" - filosoofilise, lendava kurb ja uskumatult naljakas ja kaasaegne jõudlus. Teatri- ja kino Михаил Ефремов, Михаил Поликамако ja osaliste osaliste tähtede tähed, mida osales osalejate sõnastuses, õnnestus koostada kõik epohhid, kus sündmused avanevad - kodusõneigus2000, kodusõdurus 2 Chapaevile ja Tühjus Интернет на nüüd võimalik veebilehel veebilehel.Жизнь.

    Tähemärki Ja esinejad:

    Chapaev - Mihhail Efremov,
    Petka Tühjus - Mihhaili tiivad,
    Kotovsky - Mihhail Polikamaco,
    Serdyuk - Pavel ehitajad,
    Sanitura Smateria000,
    Anca - MariaSaterzita - Maria Kozita - Тимофей Савин.

    Tähelepanu !!!
    Kui sündmuse korral on muudatusi.
    Kui märkate ebatäpsust või viga - palun teavitage meid e-posti aadressile

    18.novembril Moskva teatri "praktika", mis on spetsialiseerunud kaasaegsete tekstide toodangule, näitas Chapaevi esietendust ja tühjust kuulsama romaani Виктор Пелевийни. Директор по väsimatu Максим Диденко, kes vaid paar kuud tagasi, vabastas sensatsioonilise "musta vene" ja rollide noorte teatri tärni Brusnikovna töökoda. Küla ütleb, измельченный компонендид на kokku pandud potentsiaalse löögi "практика".

    Каталуги Максим Диденко

    Praeguseks Didienko - peaaegu Moskva kõige populaarsem noor direktor.Täiesti nõus eelmisel aastal Ta vabastas pantomiime "идиот" Dostovsky teatris rahvaste, poeetiline jõudlus umbes Pasternak Gogol Center ja sõltumatu interktiivne projekt "Black Vene" pre-revolutsiooniline mõis.

    Дидиенко - Директорлт Полиглот. Ta tunneb end eri žanrite etenduskunstide - etenduste, tantsu, pantomime, draama, muusika - ja meelevaldselt segada neid laval. Ühes tema viimastest tulemustest "Патернак. Minu õde - elu" Pealkiri kangelane jagati kolmeks hipostaasiks (noormees, vana mees ja laps): üks kunstnik vастас poeetilisele piiksusele, teine ​​\stolmas.Сама вастувытт - ma nimetan seda "kolmepoolne lähenemine" - didno kehtib uus töö Viktor Peleviini tekstiga: esimene akt on muusikaline kontsert Romaani luuletuste kohta on teinedramaatiline tseen, kolmeatiline stseen.

    Lõplik tantsutegevus - mitte nii palju tõlgendus kirjanduslik allikasKui palju kommentaari Pelevinsky "Chapaev": Direktor lööb teksti ja selle budistlike motiivide eklektrilise iseloomuga. Osalejate aeglase liikumise liikumise jälgimine, publikule peaksid sisestama meditatsiooniga sarnane riik - см. На lihtsalt mantra ei ole sanskriti sõna, vaid rida rahvalaul "Oh, siis mitte õhtul."Täielikult originaali vaimus.

    Роман Виктор Пелевина

    Postmodern-tekstis jätkas Pelevin Vasily Ivanovitši ja Petki - ajalooliste arvnäitajate evolutsiooni, mis muutusid kõigepealt eepilistes kangelastes ja seejärel naljade koomiksi duetgamentu lualetka na Petska. Tühja puhul on kaks tegelikkust - kodusõda ja elamu psühhiaatriline rajatis Venemaal, 90ndatel ja üks neist maailmadest on kindlasti hallutsinatsioon (Chapaev väidab, et mõlemad).

    "Chapayeva ja tühjuse" сааб lugeda populaarse budistliku filosoofia avaldusena - eriti huvitav, kuna tegelased kirjeldavad Nirvana kontseptsiooni, kasutades analooge kriminaalasjadest. 1996. aastal avaldatud romaan ei ole nii tugevalt seotud tema ajastuga, nagu näiteks "põlvkonna P" ja replica ja ortodoksia ja ortodoksia kõlavad mängus Stalisama ja ortodoksia esituses käivatatlevat.

    Trikid, et "chapaeva" laval tagasi lükata, püüdes kohtuda kahe või kolme tunni jooksul, - tahtlikult ebaõnnestumine: selline tootmine kaotab peaaegu kindlasti algse allika.Didenko valis ilmselt ainus õige viis peleviini põhineva sõltumatu töö loomiseks. Direktor jäi romaanist suure dialoogi stseeni, kus 90-ndate aastate gangsterid söövad sawi ja põhjust Dukkha ja Nirvana, Petra Void Poems pluss väljavõtteid luuletajate vestlustest Chapaeviga. aastlhüate (1920. aastlhüate).

    «Брусникинский»

    Дмитрий Брусникова töökoda - kooli stuudio MCAT lõpetajate rühm - isegi enne instituudi lõppu sai teatri Moskva lemmik noorte truppideks.Kursuse juht Dmitri Brusnikin kinnitas loominguliste ülikoolide konservatiivse Struktuuri Wastu Strateegiale: тема написана на основе тегелесид edukate direktoritega, mängisid kaasaegsete autorite esitusi, olid koõteafilktegsete autorite esitusi, olid koõteafilk

    "Брусникинский" varakult tuli professionalaalsele stseenile: nende koolitus etendused Nüüd ja siis ilmus väljaspool kooli stuudio - kesklinnas Meyerhold, teatric, sama "praktika". 2016. aasta juunis teatas aasta pärastiplomite esitamist, "praktika" teatas, et ta annab elamisministeeriumi.

    В "Chapaev" palju tõsiseid kõnesid kunstnik: kaasaegne tants, laulmine, suur dramaatiline episood, kus tavapäraste emotsioonide asemel peate mängima ainete all peegeldust. Töökoja universalaalsed osalejad Kõik см. Võib: Didenko teenete tegemine ka asjaoluga, et tal õnnestus näidata noorte truppi kolm tundi kõigist külgedest.

    Peamine kangelane, Peter Tühjus mängib ühte kõige äratuntavama "Brusnikans" Василий Буткевич, kes on hiljuti mänginud "RAGi liidus" ja см. На laitmatu täpne valamine: tühise karmid luksäru

    Psühhiaatri Timuri Timurovitš sai ühes Дмитрий Брусникини kompositsioonis, mis toimib siseringite naljade põhjuseks. «Kui ma kujutan ette, kui palju see teiega on sinuga, muutub see hirmutavaks»: kas arst ütleb seda patsiendile, kas kapten on jüngrid.

    Муусика Иван Кушнира

    Helilooja Kushnir на Максим Диденко alaline kaasautor. Тандем вабастас какш альгсет муусикалит - "Ленка Панлеев", мис пыхинеб Бертольт Брехти "колме-Хийна ооперил" я "кахьюстусед.MER "ОБЕРЮТ ДАНИЭЛЬ ХАРС sõnade eest.
    Я Куснир кирджутас люксусликуд коккулеппед рахвалаулуд Я esimene vene hümn" must vene ", panna muusika reproosa babel" Konarmyoos ja luaouletcka "Pasternakus ja luaosotja звукозаписи" Pasternakus ja luaoksa ja luaoletcka Pasternakus ja. , kes vabastas "must vene", vaadati läbi Kushnir ja Didenko ühised etendused ning kogusid kogu muusikaprogrammi: Концерт оли кавандатуд "Must pulmade" 29. novembril.

    Chapaevis ja tühjadel oli helilooja esimene huvi esimene, vokaalne seadus: Kushnir lõi fiktiivse rock bändi repertuaari, mis põhineb Peetruse tühjuse luuletustel.

    Ага "Чапаев" сценаари, та пиирата тихеда келдрис "практика" театр я селле тулемусена энергия ваступану айтас Мальтовня куджундада укс паримаид маастикку - лакоонилин, ваймукас ява тяхелепан. Väike stseen на muutunud muusikaliseks stuudioks, mis on vooderdatud Spike'i heli neelavate paneelidega: esimeses "laulu" харул näib publik albumi rekordil kohal. Väärib lekib vaheaega ja punane tuba muutub täpselt sama kollase ja см. Omakorda sinine: iga värv vaheaega peamise meeleolu tegu.

    Endine Модельер, Солодовникова armastab avastada excentrilised varustus ja "Chapaev" - ei erandi. Näiteks esimeseks tegevuseks koostas kunstnik kostüüme, milles ta ühendas Vene revolutsioon Mehhiko karnevaliga, sega, korralik pelevine.

    Фото: Даша Трофимова / Театр "Практика"

    Kultuse jõudlus kultuse romaan Victor Peleviini
    Kuupäev: 23. mai
    Asukoht: Moskva Muusikaline teater
    Alusta: 19:00

    "Chapaev ja void" on üks edukamai kaidas edukamaidas edukamaidas edukamaidas edukamaidas edukamaidas edukamaidas edukamaidas edukamaidas edukamaidas edukamaidas edukamaidas edukamaidas edukamaida.Ebatavaline kirjandusmaterjal, julge direktor ja tähtsaim 15 aastat on avalikkuse sizes naudnud uskumatu edu.

    Ettenägematu Михаил Ефремов Chapaeva rollis Виртуозы Михаил Крылов - Петр Тюхюс, Star Theater ja kino Гош Куценко - Коттовски, noor ja andekas Мария Козакова - Anka-Martheromeeter ja jõhker Красивый Павел Народники. Kahtlemata, см. На täpselt nii, kui summa kõik tingimused на rohkem kui iga näitleja eraldi.

    Pane Play Peleviini ei ole ainult väljakutse.Lõppude lõpuks, kehastada hagi laval, mis «toimub absoluutses void» - ülesanne ei ole kopsud. Трио Aga loominguline - евгений сидичин, Александр Наумов и директор Павел Урсул - meisterlikult välja oma nägemus sensatsioonilisest romaanist, sest avaldus on selge isegi neile, kes ei lugenud raamatut. Ja otsustate pikaajalise tulemuslikkuse järgi!

    Vaataja osutub kahe maailma vaheliseks, millest üks kangelane-comdive Василий Иванович Чапаев ja tema Squire Petska üritavad mõista kõike, mis toimub Universeumis, ja teiselt - psühhiaatrealmaailrilikundriliseur.Uskumatu mäng sisaldab teisi "psühhos": habemeline mees esindab ennast lihtsalt Maria ja kõnnib Arnold Schwarzeneggeriga ja Kotovsky juhitud patsientide rühma kerkib seened igavese buzzi otsimäeva ko . uskumatult Naljakas JA kaasaegne jõudlus tähed teatri- JA Kino Mihhail Ефремов, Гоша Куценко JA Ülejäänud osalejate kujundamisel õnnestus täielikult ühendada kõik epohhid, кус sündmused avanevad - kodusõda, kaasaegne vaimne Haigla JA Суур tühjus, кус kangelased lõpuks minema...

    Olemasolevad isikud ja esitajad:
    Chapaev - Mihhail Efremov,
    Petka Tühjus - Mihhaili tiivad,
    Kotovsky - Gosh Kutsenko,
    Serdyuk - Pavel ehitajad, Maria Kozakirova -
    Anca3000 МайСурадзе,
    Санитаартехника - Тимофей Савин.

    Директор: Павел Урсул

    Валатуд: Михаил Ефремов, Михаил Крылов, Михаил Поликамако, Павел Коллекторов, Мария Козакова / Екатерина Смирнова, Владимир Майсурадзе, Тимофей Савин

    Prillide kestuse täitmine: 2 тунди 30 минут

    Kul kultuskultuuride romaan "Chapaev ja void" on üks edukamaid ja mittestandardseid etendusi kaasaegse vene stseeni.

    Ebatavaline kirjandusmaterjal, julge direktor ja tähtsaim 15 aastat on avalikkuse sizes naudnud uskumatu edu.

    Ettenägematu Михаил Ефремов Chapaeva rollis virtuos Михаил Крылов - Петр Тюхюс, торговец и шоумен Михаил Поликамако - Котовский, ноор и андекас Мария Козакова - Анка-Марферометр и йыхкер Красивый Павел Полатликов. Kahtlemata, см. На täpselt nii, kui summa kõik tingimused на rohkem kui iga näitleja eraldi.

    Pane Play Peleviini ei ole ainult väljakutse.Lõppude lõpuks, kehastada hagi laval, mis «toimub absoluutses void» - ülesanne ei ole kopsud. Трио Aga loominguline - евгений сидичин, Александр Наумов и директор Павел Урсул - meisterlikult välja oma nägemus sensatsioonilisest romaanist, sest avaldus on selge isegi neile, kes ei lugenud raamatut. Ja otsustate pikaajalise tulemuslikkuse järgi!

    Vaataja osutub kahe maailma vaheliseks, millest üks kangelane-comdive Vasily Ivanovitšich Chapaev ja tema Squire Petska üritavad mõista kõike, mis toimubumis, ja teiselt - psühhiaatriliendürilise hanistailrea

    Uskumatu mäng sisaldab teisi "psühhos": habemeline mees esindab ennast lihtsalt Maria ja kõnnib Arnold Schwarzeneggeriga ja Kotovsky juhitud patsientide rühma kerkib seened igavese buzzi otsimisel "...

    Hoolimata krundi näilisest hoolimatusest, "chapaev ja tühjus" - filosoofilise, lendava kurb ja uskumatult naljakas ja kaasaegne jõudlus. Teatri ja kino tärni Mihhail Efremov, Mihhail Polikamaco ja ülejäänud osapoolte sõnastatud osakaal, keda õnnestub filiginaalselt ühendada kõik epohhid, kus sündmused avanevadõhüksajasusõsed...

    Театральное обозрение: «Идиот», Театр народов. «Идиот» в театре на Васильевской черной шубе

    Внимание! Внимание! Мистическая премьера в театре им. Мосовет!

    Роман Федор Михайлович Достоевский «Идиот» неоднократно специализировался и играл на театральных подмостках и даже режиссер Юрий Еремин Не в первый раз к нему обращается.

    Сценограф

    В «Идиоте» Театра Моссовета очень интересная декорация, много персонажей, есть над чем подумать, например, крестик, на который Мышкин вешает свои скромные наряды и пожитки в день. первого посещения Эпанг.И портрет Настаси Филипповны будет поливаться на нем позже.

    Дизайн сцены минималистичный, стены по бокам размечены полуккабиками. Мебель небольшая и она очень простая.

    Колокольчик звучит несколько раз, в основном оповещая о чьем-то прибытии и изменениях в жизни героев.

    Мышкин появляется из дыма и уходит в дым, в его появлении непонимание аура мистики и чего-то инопланетного.

    Интересно обыграны цвета в одежде, букеты Настасьи Филипповны, идея с поездом (первая встреча Рогожина, Мышкина и Лебедева) мне тоже понравилась.

    Актеры и роли

    Спектакль с самого начала состоит из двух произведений (на роль генерала Эпончина и даже трех). Считаю такое решение очень правильным, т.к. такое выравнивание позволяет минимизировать аварийные затраты и возможное снижение качества работы из-за этого.

    Режиссерская концепция - В видении Настасьи Филипповны жертвами, а не демонической женщиной, разрушающей чужие жизни.Настасья Филипповна не виновата в беде, случившейся с ней в молодости, но все остальные (кроме князя Мышкина) осуждают только ее (а не истинную виновницу и даже не обстоятельства).

    Возможно, центр спектакля смещен в сторону Настасьи Филипповны (я видела в этой роли Екатерину Гусеву , Юлия Хлынина играет до сих пор). Не случайно даже первые сцены спектакля идут в иной последовательности, чем в романе.

    В роли Князя Мышкина Видел Дмитрия Губаева (Совершенно другой образ, чем в «Морском путешествии 1933 года»), в другой роли - Антон Аносов.Дано трогательно, беззащитно и даже несколько вызывает жалость. Мне кажется, что у образа Мушкина в этой постановке слишком много оснований, чтобы «добить» зрителя и «прописать по жалости». Несколько даже чересчур. Например, почему он все еще должен заикаться? И да, втиснуть слезу у Дмитрия Гадива почти не получилось. В любом случае было очень жаль.

    Рогожин. перформанс Захара Комлева, несколько ржавее и мужик, тут нет демонического-демонического Машкова (из серии "Идиот").Но почему бы торговцу, а не просто простому человеку не подействовать? Так что в вину актера или режиссера я не могу поставить этот образ. Это их видение и вполне возможно.

    Количество дочерей Эпанг (Александр Бобровский и Галина Дашевская) результативность уменьшилась до двух - Александра (Кристина Исайкина) и АГЛАИ (Анастасия Пронина). Мне девушки очень понравились. Передача персонажей персонажами. Каких-то неожиданных интерпретаций их героина не произошло.

    Очень понравилось Владислав Боковин в роли Фердыченко, смешно и противно одновременно.

    В роли Гани Ивигин Видел Нила Кропалова, нормальный образ симпатичного парня, помешанного на тщеславии и рассматривающего возможность самоутверждения через нежилые поступки.

    ВПЕЧАТЛЕНИЕ

    Спектакль «Идиот» в Театре Моссовета Смотри! Для f.m. Достоевского, ради невинной жертвы обстоятельств - Настасьи Филипповны и трогательного, почти св.Мышкина, ради интересной сценографии с режиссерскими находками.

    «Идиот» Ф.М. Достоевский
    Сценическая композиция Г.А. Товстоногов.
    Театр на Васильевском
    Миф
    Постановка - Владимир Туманов

    «Ничего не взял»

    «Идиот» Ф. Достоевский за последние несколько лет стал частым гостем петербургских театров. Театр «Мастерская», молодежь на фонтане. Сейчас премьера по роману отмечает Театр Васильевского его юбилей, 25-й сезон.Продюсер спектакля - главный режиссер Владимир Туманов, в сентябре отметил 60-летие. Автор оригинальных интерпретаций современной и классической драмы вчера вышел из додинских «демонов», где играла Щугалева, а чуть раньше, в 1978 году, окончил Лигитмик, класс профессора З. Хороганского и Л. Додиной.

    Традиционный вопрос перед премьерой - сможет ли театр увлечь зрителя классическим сюжетом? Он приехал в Петербург из швейцарского санатория, а не потускневший князь Мышкин, который оказался катализатором сразу нескольких драмов случайных на его пути и его личной трагедией - возвратом денег.Актуальны ли те соевые масла сегодня? Можно ли передать рассказ об «идеальном человеке», славянском Дон Кихоте кому-то еще, кроме морального миссионера или школьного учителя, решившего заменить домашнее чтение просмотром театральной вариации ?! В конце концов, такая позиция не приумножает амбиции, а только оскорбляет и настораживает. К тому же планка у спектакля высока - в основе лежит не совсем роман, а его сценическая версия Г.А. Товстоногова, отправленная во вторую редакцию сцены (БДТ, 1966), по праву считается шедевром театрального искусства.В этой версии Мышкина был фронтовик, или седель, который прошел все круги ада и вернулся в мир, чтобы узнавать-понимать-любить людей. Совершенно неизвестная для Советского Союза война и состояние скомканного народа-победителя миссии, заменяющей идейно немыслимую тему православного миссионера. Обстоятельства интерпретировались с помощью Fatum. Жертва Мышкина, спасая не верящих ни в каких героев, произвела лечебный эффект в зрительном зале. Центральная тема спектакля - не моральное разрушение, а воплощение самопожертвования в гуманистическом идеале и христианских ценностях, советской идеологии.

    В спектакле театра на Васильевском вопрос Божьего присутствия является центральным. Поставив вопрос о грани, артистка спектакля Елена Дмитракова обрамила сцену серым оштукатуренным краем полукруглой стены, воспринимаемой как аналог базилики, с нишей-апсидой и пятью узкими арочными проемами в ней. Такие проемы делали и в королевских покоях, и в торговых рядах. Но разыграть спектакль в храме и даже в его алтарной части даже без атрибутов культа - приравнять сценическое действие к литургии.Неслыханная дерзость, которая не подтверждается характером персонажа, поэтому остается лишь чертой ученых со сакральным потенциалом. Пусть храм не достроен или, наоборот, на месте кто-то намерен организовать базар, вокзал или бассейн. В зале нет прихожан, и герои верят в сцену, они верят во что угодно, только не в Бога. В человеке - да, в высшей власти - никого!

    Не освещенный светом Веры Владимир Туманов Человеческий глаз.Женщины все в подборке такие улыбчивые, сочные, сильные, готовые к продолжению вида. Только мира не будет. Мужик ошибся. Мышкин признался в сознательном отказе от ответственности. Да и другие как-то проходят. Основному сюжету Тоцкого уже платят пять лет. Украшая себя приказами, генерал Епанчин из семейного долга освобождается, меняя домашний матриархат на ожидание тантрического секса в клубе других лобберов. Рогожин занимается выбором поз, его ждет долгая сексуальная связь с деньгами.Трое молодых парней - Гания, Полянин и Радомский - сумели вытащить на денежную иглу большие деньги. Секс для них - значит, побочный эффект денежной зависимости. Есть еще два Беса - Фддыченко и Лебедев, так они до золотого Тельца, потом до зеленой змейки из колен выбрасывают. Так вот, все эти мужья служат - проще, про современных людей приземлились и не скажешь.

    Сцена № необыкновенная. , но обычный - Знаменитый, повседневный, простой. Все в нем привычно и привычно.В таком пространстве без дверей (у Товстоногова, наоборот, двери - ключевой элемент спектакля) личность слабеет, а не созревает. Даже в те моменты, когда герой мог остаться один, такая потребность в уединении обязательно у кого-то появится: девушка с тощими волосами, ставшая проблемой формулы домогательства, затем другие персонажи, которые не могут найти себя. Словом, все вокруг одновременно и праздно, и нездорово, из-за чего они стремятся друг к другу, словно на приеме к врачу.Все, кроме Мышкина, отдыхали в Швейцарии. Он был единственным, кто оказался здоровым и реагировал, как градусник, на высокую температуру окружающей среды, в которой мы с вами живем. Мир наживы, цинизма, потертости, представьте, тоже может заболеть. С одной оговоркой: герои спектакля Тумановой не обогащают героев спектакля о публичном банкротстве. Стабильны только две семьи - Эпанцины и Иволгины - и их проблемные. В пространстве их семейных забот летают спутники: Мышкин - Рогожин - Настасья Филипповна.

    Такая планетная система может быть представлена ​​только в русских глубинах прошлого, скажем, в Нижнем Новгороде, Тамбове, Астрахани или Ирбите XIX века, где на ярмарке, после сделок, мужчины и торгуют вдруг неожиданно, вечером фокус культуры в театре, который собирал таланты по всей России. Так вот. Среди тех, кто разными дорогами пришел в театр на Васильевских исполнителей, Владимир Туманов вроде бы не ищет связующего, а, наоборот, подчеркивает их различие, вводя дополнительный сюжет - способ существования на сцене.Стало традицией замечать в его играх разницу актерских школ, театральных диалектов и оттенков манеры. Так что в каждой роли.

    Князь Мышкин. Для выпускника С.Пивака Арсения Мацыка, с одной стороны, эта роль с прицелом на перспективу, которая может звучать очень скоро. И, с другой стороны, неожиданным решением не назовешь. После Карандышева («Досперинница», режиссер Д. Хуснияров), где актер играет неординарную и яркую беззаконие программиста, Айтичника, находящегося в самом центре «чужого дела», обеспечивающего его высокоскоростными технологиями, при полной беспомощности в вопросах примитивной социализации.В «Идиоте» герой А. Мыски снова « белая ворона », но решается другими способами: его суть в обнаженности чувств, остроте восприятия, обезоруживающей актера, не позволяющей ему защищаться от evaluum «толстая кожа».

    В роли Рогожиной зрители увидят трех актеров - Илью Носкова, Игоря Бестелесного и Андрея Фесккова (к сожалению, я видел только первого и второго). Оба играют опьянение от кого-либо, от кого завещалось наследство, и вихрь несчастных случаев, ведущих к катастрофе.Только Noscova Parfen цивилизованный, сильный, с прямой спиной, а в характере нет ничего - мужика, грубее и первого.

    Роль Настасии Филипповны - роль Настасии Филипповны: одна - Елена Мартыненко - черная, южная, жгучая, другая - Екатерина Зорина - утонченная, светлячка, светлая. Оба обыгрывают сексуальное рабство, травмированные в прошлом (за что Настасья сейчас занижает нормы общественной порядочности, хлорно охлаждает мужской мир). Единственное, что в них настораживает, - это темперамент сексуальных взрывов, неестественность которых, скорее всего, уйдет вместе с премьерным азартом.

    Из четырех представительниц женской половины эпанга только две сестры имеют две композиции. Старшая - Александра - Татьяна Калашникова играет строгого учителя, плотно закрывающего свой внутренний мир от сторонних вмешательств, а Анна Захарова - веселая, но прямолинейная девица, гордо несущая свой бюст к счастливому браку. Вторая сестра Аглая - alter ego. Настасья Филипповна, тоже у каждой актрисы свое. Марья Файлова, как разорванный оголенный электрический провод, нерв, то светит факелом с улыбками, то фонтан фонтан.Аглая Екатерина Рябова - кукольная героиня, переживающая горе из души. Рядом с такими разными сестрами - Аделаидой Анна Куин солнечная улыбка освещает путь к женскому кораблю Эпантаны, где капитан обслуживает мамочку Лизаветы Прокофьевны в исполнении Натальи Кутасовой - подарок театру критики. Мать из семьи ежедневно устраивает весь ритуал, с юмором, жаждой и знанием жизни. Хозяин обстановки, зорким взглядом отмечает приметы надвигающейся катастрофы.

    Это как бы описывается мужской историей, а перед нашими глазами стоят только красавицы-рыжие, на чьих плечах раскрыты мир и этот спектакль, и роман Достоевского.Здесь никто не работает. Ну дайте быстро, дайте легко, и с удовольствием, и с обрядом. И я ни о чем не прошу. Не платите сейчас за моральный разврат. Не хорошо. Принимаются отрицательные оценки, разрушающие любое единство, напоминая, кем этот мир наполнен вольными охотниками, отстаивающими эгоистические позиции и не склонными к общественной солидарности. И солидарность ожидается не только в театре. К назревающей кровавой мешанине уличных столкновений и оправданию жестокости инакомыслия необходимо поторопиться.

    На этом предзаказе фон нашей будничной нелепой звучит стихотворение про " рыцарь бедный ", готовый к назубкам, дабы скука скрасила, мамочка радовать и слезы сестренки души. Нет, но песня чисто карамельная! О Рапунцель с торчащей из розетки косой башней, или о спящей красавице в кристалле гроба, или о другом ком. Словом, рыцарь плохо бледен, жезл за доспехом, тут как леденец или детская погремушка. И надежда, и развлечение, и собеседник в этом венценосный переезд.

    В спектакле зрителей ждет калейдоскоп узнаваемых цитат из русской классической литературы. В сцене свидания Рогожина и Мышкина ищут «Царя Федора Иоановича» А.К. Толстой встретится с Борисом Годуновым. Тогда прямо из озера Чеховские «Чайки» вылезет дочь генерала с тремя сестрами, хвосты голубых подол, крикунка Русь Мерочи, улыбнется белый маяк и будет копаться в темных пейзажах. , так что во втором акте от штамповки сцены вылезти и поставили лебедей Тургеневу с буйством.Герои Островского суетятся вокруг векселей и ипотеки. Из «живого трупа» Льва Толстого будет призыв перейти « к цыганам » Старший Епанчин - воплощение Горьковского Васса. За ней Лебедев (Владимир Бирюков) из «Солногубовского текста» уходит тень мелководья в жюри. Затем Фддыщенко (Михаил Николаев) - Булгаковский кот-бегемот. Разыграется карточная вечеринка с князем. Вышел Гания Иволгин (Сергей Агафонов), одетый в излом, ну точный потомок Грибоедовского паркетного акула, Молчалин.С чудесным Чацким «на пенсии» в лице Кэмпнера (Дмитрия Евстафьева) они составляют красивый дуэт.

    Спектакль разнороден по жанру: драма / мелодрама, гидрозло / мюзикл. Здесь весело, поем и танцуем, занимаемся гимнастикой и шоу-фокусами, язвительно смеемся и льем крокодиловы слезы. Черновик «Студийные поиски» вытащит чертей Мебели: они будут бегать по стульям, с грохотом ронять их, на круглый чайный столик «На двоих» ногами читать стихи и даже ставить тело Белфреда Настасьи Филипповны.С музыкой Достоевскому случится невозможное - будут две темы в стиле диско - переложения отрывка из католической литургии « Sanctus. » и «Хишбер Стинга». С припевом повторится Misanszen (режиссер цитирует свой спектакль 1997 года. Бегущие передвижники по пьесе А. Казанцева), где герои музыки метались по кругу, завораживая друг друга за спиной.

    Короче, театр на Васильевском, представляющий энциклопедию русской классики, играет с традицией пассеизм В культуре, признавая, что вдали от театральных маршрутов Санкт-Петербурга.В Петербурге есть такая нацеленность его зрителя. Согласен, сторонники стабильности найдутся. Только в чем источник роста консерватизма? Большой вопрос. Да, к финалу спектакля сам режиссер лишает все вопросы риторических поз.

    Вы все еще хотите победить Золотого Тельца высокими целями? Тогда ваш символ: душ, как восковая свеча, лишен в слабом пламени капельки от случайных потоков воздуха. Нет света. Тихий сверкающий взгляд, рыдания Рози после непрекращающегося падения и утешение от неизвестности, откуда брат.

    А какая у вас разница - он с войны приехал, Иль из тюрьмы, Иль из Сум ?!

    «Идиот» Достоевский Ф.М.

    Сценическая композиция Г.А. Товстоногов.

    Продюсер - Владимир Туманов
    Дизайнер Дизайнер - Елена Дмитракова
    Художник по костюмам - Стефания Граумогките
    Музыкальное оформление - Александр Закржевский
    Художник по свету - Александр Рязанцев

    Персонажи

    Мышкин Лев Николаевич , князь - Арсений Мацык
    Настасья Филипповна - Елена Мартыненко, Екатерина Зорина
    Рогожин Парфен. - Илья Сосков, Андрей Феськов, Игорь Добча
    Тоцкий Афанасий Иванович - пер. РФ Сергей Лызов
    Генерал Епанчин - НС РФ Евгений Леонов-Гладышев
    Елизавета Прокофьевна , его жена - НС РФ Наталья Кутасова
    Агрия - Екатерина Рябова, Мария Фетилова
    Александра - Татьяна Калашникова
    Аделаида - Анна Куин
    Иволгин Гаврил Ардалонч (Гана) - Сергей Агафонов Лауреат
    Нина Александровна , его мать - Н.А.рф Татьяна Малягина, З.А. РФ Елена Рахленко
    Варя , его сестра Дарья Данилова
    Лебедева - по адресу. РУССКИЙ ЮРИЙ ИЦКОВ, Владимир Постников
    Фердищенко - Михаил Николаев
    Птица - Александр Удальцов
    Дарья Алексеевна - З.А. РФ Надежда Жуделова
    Радомский - Никита Чеканов
    камердинер - З.А. РФ Дмитрий Евстафьев
    Девушка - Валя Исаев

    Премьера 29 ноября 2013 г.
    Продолжительность - 3 часа 15 минут с одним антрактом.

    Откуда взялся Мышкин-Смоктуновский?

    Суть роли князя Мышкина в спектакле БДТ - « трат с севера ». Производить Товстоногова «Нигде» означало три круга ада: фронт, лагерь и плен. Смоктуновский, Фронтовик, побывавший в плену, снялся в фильме «Солдаты» по В.П. Некрасову. Актер исполнил роль блудного интеллигента, учителя математики, упавшего на фронт.По рекомендации Э. Лебедевой Товстоногов приехал на «Ленфильм» и посмотрел отрывки из этого материала, после чего Смоктуновский был приглашен на роль Мышкиной. Как и вторая версия второй версии (1966 г.) Росиста, Товстоногов, именно такая Мишкина, рассказывалось в воспоминаниях.

    К тому же работа над ролью давалась с большим трудом, пока И. Смоктуновский случайно не встретил в Ленфильмной суете спокойно стоящего и читающего книгу Сергея Захамяма, человека, 17 лет сидевшего в лагерях, и ставшего прообразом Мышкина. -Смоктуновский.Сирота Роза рассказала: « Смоктуновский ужасно ими заинтересован, он почувствовал какое-то разумное зерно Мышкина. Он тоже существует в этом сумасшедшем доме, Петербурге. Но он живет в нем по своим законам. Смоктуновский этим человеком заинтересовался. он стал с ним дружить. Стал, так сказать, у него воровать - как он ходит, слушает, смотрит ... «
    Из интервью с розовыми сиротами в ПТЗ. Публикация Л. Мартынова. 1974 г.

    Режиссер Режиссер, народный артист России Юрий Еремейн в своем творчестве не раз обращался к произведениям Федора Михайловича Достоевского.Несколько лет назад на Моссетовской сцене вышел спектакль «Муж, жена и любовник», в котором он соединил Тургенева и Достоевского. У Достоевского он взял одно из солнечных и позитивных произведений - рассказ «Вечный муж». Сейчас в репертуаре театра спектакль "Р.Р.Р." По роману Ф.Достоевского «Преступление и наказание», который выходит с большим успехом. Этот спектакль открыл зрителям молодой актер Алексей Трофимов (роль Р. Расольникова), довольно быстро вошедший в число лидеров молодого поколения Моссоветова.

    Новый спектакль Еремина «Идиот» (кстати, это произведение Достоевского Еремейн уже много лет назад поставил на сцену Театра Советской Армии) открывает столичную публику молодого актера Захара Комлева. Это актер Академического драматического театра им. Савина (Дсктывкар) теперь будет регулярно приезжать в Москву, чтобы исполнять роль Парфена Рогожиной. Его Рогожин, властный фабричный купец, настоящий мужчина, не желающий упускать своего блага, который многим знает цену в мире, в том числе женскую красоту, ради которой торгуют рвением.Женскую красоту, как и злобность, естественно отражает Настасья Филипповна Барашкова. В спектакле ее играет Екатерина Гусева - еще одна серьезная актерская функция спектакля (в другом сочинении Юлии Хлыниной).

    Юрий Еремин всегда предпочитал и на этот раз не изменил своей привычки ставить спектакль с двумя равноценными актерами. Итак, тем, кому предстоит небольшой поход, чтобы немного выступить, или тем, кому особенно понравилась постановка, стоит сходить на спектакль с другим составом исполнителей.

    Роль князя Льва Николаевича Мышкина исполняет Антон Анносов (в другом сочинении Дмитрия Дачи). Аносов - актер-хамелеон, не знающий сценического возраста. Диапазон его ролей велик (например, он играет 87-летнюю компанию в постановке А. Контовского «Вишневый сад»). Его князь Мышкин - создание добрейшей души, но с явными физическими и умственными недостатками.

    Спектакли Юрия Еремина - это всегда целое театральное полотно, в котором масса сценических находок.Еремин - один из немногих мастеров современного театра, который, как автор спектакля, работает не только над режиссером, он почти всегда работает над сценографией. Он сам написал сцену великого романа «Идиот». Согласитесь, это очень честный и профессиональный подход к своему делу, к жизненному делу - к театру.

    Зрителей ждет настоящее классическое театральное представление с прекрасным актерским ансамблем, созданным с большой любовью к автору.

    В театре.Моссовет выпустил первую в сезоне премьеру. Юрий Еремин, проработавший в этом театре более 15 лет, поставил спектакль по роману Ф. М. Достоевского «Идиот» - это третья постановка режиссера по роману и третья постановка по творчеству Достоевского.

    Юрий Еремина ставит Достоевского так, чтобы он не пытался искать «новые формы» или самовыражаться, он старался искать то, что хотел сказать автор, и показать именно тех героев, о которых автор писал.Юрий Еремин работает с каждым актером, пытаясь передать ему, а затем через него и зрителю то, что он сам прочитал, открыл в романе то, что, по его мнению, хотел сказать автор. И «Идиот» стал именно такой постановкой. Уложить весь роман за три часа с антрактом невозможно, поэтому жанр спектакля определен как «пьеса Юрия Еремина по Ф. М. Достоевскому». Хотя сильного раскапывания в романе нет, раскрыть всех героев за такой короткий промежуток времени, показать все благополучие сюжетов просто невозможно, но можно перелистать страницы романа и показать жизнь Пути героев, постарайтесь дать зрителю задуматься о том, кого зрителя ждет рай, а кого черт возьми и почему.Чем занялся Юрий Ерёмин и в его постановке.

    Сцену исполнил постановщик спектакля. На сцене три уровня - три пьедестала, соединяющие наклонные подиумы. Подиум с нижнего постамента уходит в пустоту, в бездну, в ад, сверху к раздвижным дверям, которые открываются, и отсюда в начале спектакля виден свет, рай, рай, рай. и появляется князь Лев Николаевич Мышкин (Антон Алосов). А жизнь течет между раем и адом, где герои проходят испытания, а потом либо низвергаются в огонь, либо уходят на свет.По окружности сцены, оставляя конструкции, которые похожи на колонны, разрезанные на четыре части, увенчанные перчатками, среди них и происходит действие. В центре висит колокол, в который звонят герои, перелистывая страницы своей истории.

    В спектакле заняты два состава артистов: Антон Аносов / Дмитрий Губаев (Мышкин), Екатерина Гусева / Юлия Хлынина (Настасья Филипповна), Захар Комлев / Владимир Андриянов (Рогожин), Анатолий Васильев / Александр Бобровский (Епанчина), Галина Дашевская. / Наллей, Епанчин), Татьяна Храмова / Кристина Исайкина (Александра), Анна Михайловская / Анастасия Прино (Аглая), Геннадий Коротков / Дмитрий Журавлев (Тоцкий), Нил Кропалов / Антон Поспелов (Иволгин), Марина Кондратьева / Татьяна Родионина ), Яна Львов / Александра Кузенкина (Варя, Сестра Ивигина), Владислав Бококин / Евгений Растков (Фердиченко), Владимир Горюшин / Андрей Смирнов (Лебедев), Алексей Шмаринов / Сергей Зотов (Радомский).

    Главные роли на премьере доверили сыграть тем, кто дороже и значительнее. Роль князя Мышкина исполнил Антон Алосов. Этот актер, в каком бы спектакле он ни был, всегда обращает на себя внимание: не потому, что сам старается как-то выделиться, а потому, что это невозможно не выделить, как видите. И здесь главная роль, а что еще! Но именно про Антона я впервые подумал, когда узнал, что Идиот поставит Моссовет. В «Идиоте» ему пришлось так много измениться, что об этом было невозможно узнать.Нет, это не внешне, - внешне он такой, вы не узнаете его именно как актера и задаетесь вопросом, что он может быть таким. Он играет принца глупого, нездорового, наивного, слегка заикающегося, который считает, что другие пытаются искать хорошее и видеть лучшее. Для него нет грешного, для него есть несчастный, которому он пытается помочь, чем может. В роли Настасьи Филипповны Барашковой на сцену вышла Екатерина Гусева. Ее Настасья Филипповна красива и горда. Но нельзя сказать, что в этой постановке она снимает и играет людей, здесь Настасья Филипповна просто женщина, которая пытается выжить в тех условиях, которые с детства опознали окружающих людей.Следовательно, князь не видит в ней греха, но видит то, что она несчастна, потому что не хотела бы вырваться из рамок, определенных ею обществом, это невозможно. И Екатерина успешно проявляет злобу и страдания своей героини. Актер Захар Комлев приглашен на роль Парфена Рогожина. Это имя неизвестно московскому театральному зрителю, он актер академического драматического театра. В. Савина из города Сыктывкар, а в этом году окончила режиссерский факультет Щукинского театрального института (Юрий Еремина).

    Костюмы (Виктория Севрюкова) в спектакле классические. Если в первом акте почти все одеты в серое и черное, выделяется только самый светлый костюм Мышкина, а в одежде Настасьи Филипповны красный цвет, то во втором акте - все облачено в яркие вещи, как если в их жизнь Мыскин принес свет, давая надежду на Спасение души, давая указания на верный путь и выбирая свои грехи.

    Под ударом сцены сцены сменяются одна другой, и в каждой драме показывают драму, на каждой стадии люди несчастны, несчастны из-за обстоятельств, из-за любви, из-за ревности, из-за отсутствия денег, из-за своих взглядов.Герои живут своей жизнью, раскачиваясь на качелях, которые в какой-то момент появляются на сцене между раем и адом и ищут свой путь.

    Наталья Козлова

    Фото предоставлено пресс-центром театра

    Спектакль поставил постановщик Максим Диденко , уже известный публике по громким спектаклям в Москве и Санкт-Петербурге - «Чапаев и Пустота» в Театре Практика «ВРЕДА. Мер» в Гоголь-центре, «Земля» на новая сцена Александринского театра «Конармы» в Циме.

    Престон в эстетике «черных» клоунад, спектакль с первых мгновений переносит зрителя одновременно и в римскую классику, и в кабаре 20-х годов. Тем, кто не читал роман, на первый взгляд здесь делать нечего - режиссер с мультяшной скоростью меняет картинки сцены из произведения: первая сцена из романа - знаменитая сцена встречи: Рогожин, Князь и Лебедев едут в Питер (не на поезде, а на Той-рыжих лошадках), потом быстро сменяют друг друга сцены на даче в навозе, дома у Рогожина.Уследить за действиями зрителей, которые не освежили роман в памяти, будет очень сложно.

    Тем не менее потрясающая игра актеров (за которой стоит колоссальная подготовка - для исполнения каких-то пластических номеров требовались месяцы обучения), великолепная музыка (композитор Иван Кушнир - бессменный соавтор Диденко), ярчайшая сценография и танцевальные номера - все это буквально собирает спектакль воедино, и даже неподготовленному зрителю понравится состояние его открытости и готовности к экспериментам.

    Главных героев в спектакле четверо. Ингеборг Дапкунайте Играет Князь Мышкин, Роман Шаляпин - Настасья Филипповна и Лебедев, Артем Тульчинский - Агела и Гану, Александр Якин - Парфена Рогожина. Стирая сексуальную принадлежность оригинальных героев романа, режиссер выдвигает на первый план преувеличенные чувства и переживания действующих лиц и сосредотачивается на своеобразном любовном четырехугольнике.

    Практически все роли в спектакле в спектакле - ролевые. Сбросив черную шубу, Настасья Филипповна одним движением поворачивается к Лебедеву, Агуала перевоплощается в Гану Ивигина, оба героя книги явно не положительные.

    Усиление гиперболы космической гримой в стиле клоунад, режиссер акцентирует внимание на определенных эмоциях. Всегда удивлялись князь Лев Николаевич Мышкин, зловещая-томная Настасья Филипповна, карикатурно-Мензицкий Рогожин.

    Отдельного упоминания заслуживает сценография спектакля - художник в свете и сцена выступил одним из основателей Инженерного театра Ахе Павел Сечченко . Свет, декорации, видеозапись, дряблая сцена, вращающаяся вокруг своей оси, - все это прекрасно дополняет спектакль, собирая разрозненные части в одну картину.

    Эффект театра Ахе, который славится как физическим театром, в том числе, чувствуется в самой постановке.Герои практически лишены реплик (вспоминается Тибетская книга мертвых «Театр Аха») - все происходящее они выражают с помощью физики: есть пластика, движения, танцы. Чувство пространства, каждый из них выражает то, что было вложенный в них режиссером - хрупкость и детство Мышкина, грация Настаси Филипповны, сила Рогожиной.

    В 2018 году Романа Федора Михайловича ожидается юбилей - 150 лет со дня его первой публикации.Не раз действие романа переносилось и в театральные постановки, и с помощью классического драматического языка, и с помощью музыки - в опере, танцевального - в балете. В творчестве сохранилось и множество совершенно разноплановых киностанций, среди которых фильмы: Акира Куросава (сюжет оставлен, названия изменены), Анжея Выда (снято в «Стилистике театра Кабуки»), Роман Качанова (действие происходит в 90-е годы. ), Владимир Бортко (главную роль исполнил художественный руководитель Театра Наций - Евгений Миронов).

    Каждая постановка, будь то кино, театр или другие «новые формы», отличается уникальным подходом к тексту и поиском скрытых смыслов в словах и героях романа. За что надо кричать «Браво» режиссеру Максиму Диденко и всей команде, работавшей над спектаклем.

    Мода и театр: как создаются костюмы и театральный дресс-код. Вера Мартынова: «Минимализм

    »

    Мария Трегубова

    Кто это? : Окончил Мгах, затем курс Дмитрия Крымова в Гитисе, где сейчас преподает.Много работал в «Школе драматического искусства» вместе с Крымовым, выпустив в качестве сцены, например, абсурдистское дефиле на чешскую «Тарабумбию» и черно-белый картон «Опус № 7» о Шостаковиче (совместно с Верой Мартыновой). Последние несколько сезонов регулярно выступает в роли автора впечатляющих художественных решений главного премьер-министра Москвы и Санкт-Петербурга: психоделического антиквариата «Алиса» в БДТ им. Товстоногов; «Пьяный» в духе Тима Бертона и «Мефисто» с феерическими занавесками в МХТ им.Чехов; «Манон Леско» с гигантской куклой в Большом театре; Спектакли с объемными буквами, зеркальной комнатой и гусями «Черный русский», играющие сразу в нескольких залах Дома Спиридоновых; Работает по приглашениям в театрах Будапешта и Дюссельдорфа. Список можно продолжить: Мария Трегубова также является рекордсменкой по результативности.

    «Алиса» в БДТ им. Товстоногова

    1 из 3.

    «DreamWorks * Dreams» в МХТ им. Чехов

    © МГТ им. Чехов

    2 из 3.

    «Черный русский» в доме Спиридонова

    © BlackRussianShow.ru.

    3 из 3.

    Мария Трегубова: «Художник театра, мне кажется, должен быть совершенно особый тип мышления. В целом театр куда-то движется, как и все остальное, и границы между профессиями становятся все более тесными. размыто Художник должен мыслить не только картинкой, но и действием, драматургией, музыкой, ритмом и т. д. Когда идет прием новых студентов на курс в Крым (в мастерской Дмитрия Крымова в Гитисе.- - Прибл. Красный .), Просто мы стараемся выбирать именно тех, чей тип мышления кажется подходящим для данной профессии. Очень часто приезжают талантливые художники, у которых есть, например, дар живописца, но странного театрального поворота в голове нет. А кто-то, может быть, не умеет рисовать, но что-то есть во всех его проявлениях, что дает ему именно театральное мышление художника. Мне сейчас интересно, и я хочу попробовать очень разные вещи: в профессии и в жизни.Что я делаю. «

    Галя Солодовникова


    Кто это: В футуристических нарядах от Гали Солодовники герои спектаклей Театра Наций, Александринского театра, Пермского театра оперы и балета, а также около десятка значимых сцен страны. В качестве сцены для мальтовника чаще, чем его коллеги, выступает художник-постановщик театрального англицизма. Его перфекционистские ровные тона и гладкие поверхности превращают динамику исполнения, словно оживленную компьютерную графику, радикально далекую от реалистичной.Такое сотрудничество Солодовникова с Филиппом Григоряном («Полнолуние», «Агата возвращается домой», «Поле»), Максимом Диденко («Земля», «Чапаев и Пустота») и Кириллом Серебренниковым («Золотой петушок»). Имея два профильных образования (Текстильный университет им. Косыгина, затем Лондонский колледж искусства и дизайна им. Св. Мартина) и Crazy Realship, ведет курс сценографии в Британской высшей школе дизайна.

    «Чапаев и Пустота» в «Практике»

    © Praktikatheatre.ru.

    1 из 3.

    «Женитьба» в Театре народов

    © Александр Иванишин / Театр Наций

    2 из 3.

    «Сказки Гофмана» в Пермском театре оперы и балета

    © Пермский театр оперы и балета

    3 из 3.

    Галя Солодовникова: «Мы с Полиной Бахтиной, у нас курс сценографии в Британской высшей школе дизайна. На курс прошли 22 человека, из них четверо молодые люди. Потом двое упали. Нас беспокоит эта ситуация! Где мальчики? Почему они не ходят к театральным артистам? Ведь совсем недавно это была мужская профессия, а женщин в ней не было совсем.Недавно мы пригласили на курс преподавать Владимира Арефьева (театральный художник-постановщик), и его первый вопрос был: «Сколько у вас мальчиков?» А потом мы долго говорили на эту тему. Ведь сцена в репрезентации старой школы - это такой человек, который понимает, как правильно все дать, и который сам может всем руководить при необходимости. Но это не так. Сегодня эта профессия уже более женственная. И мы, на мой взгляд, с трудом справляемся.

    В работе над спектаклем при выборе направления для меня все определяют два фактора: жанр и режиссер.Я могу создать сверхреалистичный мир, в котором все по-настоящему, или, наоборот, я могу погрузиться в абсолютно фантастический, очень абстрактный мир. На самом деле совсем не похоже на то, что мы знаем и выясняем.

    Люблю создавать тотальное пространство, погружение в которое дает ощущение выхода из коробки. Этому помогает, например, расширение горизонта - создается ощущение бесконечности. И все, что мы видим на сцене, превращается в окно в иную реальность. «

    Перетрухина Ксения


    Кто это: Художник-манифест, вызывающий зрителя из состояния равновесия.Театральный мир произошел из современного искусства. По первому образованию - кино, окончила подряд две школы современного искусства: сначала в РГГУ, потом в Фонде Сороса. Впервые был замечен как сценический очаг в «Практике», «Театр.doc» и как центр драматургии и режиссер, в работе с Маратом Гатвой, Георгом и Михаилом Угаровым. В 2010 году становится бессменным соавтором перформансов минималиста Дмитрия Волкострелева, реализуя тотальные инсталляции, совершенно непохожие на то, что принято называть декорациями.Это и окружающие зрителей Березовая роща («Русский романс» в Театре Наций), и сад фикусов в огромном подвале («тройка, четверка» в подвале Башни «Федерация»), и брезентовая палатка. с визуальными площадками внутри («три дня в аду» в Театре народов). За серией экспериментальных спектаклей Тандема Волкостерелова и Перетрухина в 2013 году попало специальное жюри жюри «Золотая маска».

    "Русский романс" в Театре народов

    © Сергей Петров / Театральные организации.com

    1 из 3.

    «Дыхание» в театре народов

    © Theatreofnations.ru.

    2 из 3.

    «Песни» в Пермском театре оперы и балета

    3 из 3.

    Ксения Перетрухина: «Идет ли публика, сидит ли - неважно. Важно, что он пережил трансформацию. А трансформация - это как раз то, с чем я могу работать. То есть я создаю некую пространственную ситуацию, которая живет зрителя во времени. Можно сказать, что нестатическая сценография беспокоит.Для меня важно, чтобы в спектакле не было ни одной статичной точки. У Эриха Фроммы есть такая книга - «иметь или быть», где противопоставляются две ситуации: бытие и владение. Possession - это некий стол, поэтому он стоит, он у нас есть, и он статичен. А у Бытия нет статики, оно случается постоянно, оно не живое. И вот этот момент сейчас интересует как артиста театра. Потому что мне кажется, что и процедурность, и театр соучастия - все это касается динамических процессов.Кажется важным дать зрителю этот опыт понимания того, что жизнь - это не точка, а динамический процесс. «

    Лариса Ломакина


    Кто это: Бессменный и бессменный соавтор художника Константина Богомолова, очень одиозный и очень плодотворный режиссер. Интересуется театром, работает над курсовым проектом в марше, и окончательно определился с профессией после знакомства с Игорем Поповым, артистом всех главных спектаклей Анатолия Васильева.Сценографию Ломакина невозможно ни с чем спутать - это всегда закрытый павильон какого-то служебного пространства, из стен которого мягко могут уйти плазменные экраны, а все предметы и мебель заимствованы прямо из всем известной реальности.

    «Карамазова» в МХТ им. Чехов

    © Екатерина Цветкова / МХТ им. Чехов

    1 из 3.

    "Гаргантюа и Пантагрюэль" в Театре народов

    © Сергей Петров / Театр Наций

    2 из 3.

    «Пассажирка» в «Новой опере»

    © Д. Кочетков / NovayaOpera.ru

    3 из 3.

    Лариса Ломакина: «В театре связано все. И если на сцене есть что-то, чего зритель не видит, но видит артистов, - это влияет и на публику.

    В спектакле «Гаргантюа и Пантагрюэль» в Театре народов, например, есть эпизод, в котором герои попадают на остров сосисок. В этот момент на поднос выносят нарезанную колбасу.Много разных сортов. И в целом, конечно, пахнет, хотя публика может и не чувствовать - зал все равно большой. Было важно, чтобы артисты почувствовали, потому что этот запах и реакция на него стали неотъемлемой частью их ролей. Однако на днях в театре решили, что прикладом колбасу практично, а на сцене, к моему сожалению, уже не пахнет. А в спектакле «Событие» (в МХТ им. Чехова. - Прим. Ред. ) Якову Игоря Верника бросается одна особенная иконка.Этот значок очень хорошо видит на сцене всех актеров, но не зрителей. Что за иконка - не скажу. «

    Ольга Никитина


    Кто это: Выпускник мастерской Дмитрия Крымова в Гитисе. Вместе с однокурсниками она участвовала в постановках мастерской в ​​студии у повара и в «Школе драматического искусства», начиная с третьего курса. Выйдя, в их центр стали регулярно поступать приглашения. Мейерхольда, где сегодня в декорациях Никитина играют, например, спектакли Виктора Рыжакова «Саша, мусор неси» и «Несезонный концерт».«В первом случае это буквально инсталляция Кухонного женского диалога Натальи Спарбит о войне, во втором - стерильный дизайнерский павильон для программного выступления Команды« Июль-Заммбал ». Никитина номинирована на премию« Золото ». Маска-2017 »Никитина за работу художника в спектакле« Пустота »Тверской Тюзы. В данный момент Работает на премьере оперы« Мадам Баттерфляй »в Клайпедском оперном театре (Литва).

    «Саша, возьми мусор» в центре.Мейерхольда

    © Центр им. Mairhold

    1 из 3.

    «Входящий концерт» в центре им. Мейерхольда

    © Центр им. Мейерхольда

    2 из 3.

    «Пустота» в Твери Тюза

    © Тверь Туза

    3 из 3.

    Ольга Никитина: «Независимо от проекта, над которым я работаю, я привыкла мыслить вне всяких рамок. То есть придумывать спектакль сначала в голове, не ограничивая себя, и то уже ищет способы адаптировать все изобретенное к конкретным возможностям того или иного сайта.И мне кажется, это самое главное, что я дал на учебу в Крыму (на курсе Дмитрия Крымова в Гитисе. - Прим. Красный .).

    Например, прочитав пьесу Саши, я сразу понял, что ее надо ставить стеной. И даже премьера прошла не на сцене, а в фойе «Цимы». Из этой идеи пошло все остальное - место действия как инсталляция, герои как объекты современного искусства. В итоге все это переместилось в большую сцену, где актеров оставили буквально в тридцати сантиметрах от стены.Получился вот такой плоский картонный театр.
    Всегда, когда делал ставки на ту или иную большую сцену, каждый раз возникали какие-то проблемы с бюджетом. И каждый раз в процессе работы приходилось отказываться от 60% первоначального дизайна. Поэтому, если говорить о театре моей мечты, о каком-то идеальном процессе - то, конечно, мне всегда было интересно работать с большой формой. Чтобы можно было работать, не глядя на высоту потолка и технические возможности участка.И мне бы хотелось работать с новым цирком и оперой - жанрами, в которых можно смело фантазировать и быть максимально свободным. «

    Екатерина Ягарова


    Кто это: Получив диплом архитектора в Мархи (мастерская Евгении Ассы), поступил на Высшие курсы сценариев и режиссеров. Там я познакомился с режиссером Лерой Сурковой, и в 2013 году оба дебютировали со свидетельницей «язычников» в «Театре.doc». Сегодня уже ясно, что без Джагарова с его минималистичными решениями типа прозрачного экрана в «Кедахе» «Практики» не было бы того, что мы знаем: минималистично, аккуратно и про современность.

    «Кеды» в театре «Практика»

    © Театр "Практика"

    1 из 3.

    Театр народов "Тронутый"

    © prikasaemye.so-edinenie.org.

    2 из 3.

    "Неевреи" в "Theater.doc"

    © "Theater.doc"

    3 из 3.

    Екатерина Ягарова: «Преимущества архитектурного образования в театре огромны. Например, я всегда очень дружу с техническими директорами. Как минимум, потому что я хорошо понимаю, что надо делать и из чего.

    Недавно в работе над «Грозой» в Волковском театре (Спектакль Дениса Азарова в Ярославском театре драмы им. Волкова. - Прим. Ред. ) я впервые ответила и по костюмам тоже. Это очень интересно - как эскиз костюма проходит путь от пошива, со всеми деталями. Потом со мной консультировалась Галя Солодовникова, я писала всякие книги, узнала много нового.

    Сейчас у меня буквально есть проект мечты - это спектакль по пьесе Андрея Родионова «Эскадрилья Нурофен».Мы (с режиссером Русланой Маликовой. - Прим. Ред. ) уже сделали этот спектакль-скетч на закрытии «Политеатра». Тогда работы было всего 10 дней, а результат меня до сих пор радует. Жалко, что этот материал сейчас столкнулся с цензурой (из-за запрета ненормативной лексики в ст. - Прим. Изд. ). Но все же есть надежда, что мы когда-нибудь это сделаем. А про обилие девушек в профессии - не думала. На мой взгляд, есть талантливые люди или нет, и нет разницы - мужчины они или женщины.«

    Бахтина Полина


    Кто это: В 2003 году получил диплом Московского полиграфического университета по специальности художник-график. Путь в театр преодолел через кино, успев поработать, например, с Валерием Гаем Германикой. В качестве сценографа он дебютировал в «практике» спектаклем Александра Вартанова «Продукт». Тогда же построили пьесу «Барберш» (режиссер - Руслан Маликов). Затем был картонный блокбастер «Копы в огне» в духе Гондре, с которого началась история Крециклинга с Юрием Квятковским.Из недавних - футуристический мюзикл «Сван» в центре им. Мейерхольда и Hip-Hoper Noise MC «Орфей и Эвридика» в Tesla 4000. Кроме того, Полина Бахтина вместе с Галей ведет курс «Театральный дизайн» в Высшей британской школе дизайна. А в 2015 году получил золотую медаль на международной выставке сценографии на Пражском квадриеннале, где Россию представила инсталляция «Сон Мейерхольда» (в команде с Яном Калнберзиным).

    Накануне открытия уникальной арт-площадки художник и куратор нового пространства Наций Верра Мартынов рассказал Time Out о том, как изменить Москву, чтобы она не была грустной.

    В каком городе вы родились? А когда переехал в Москву?

    Формально - в Хабаровске. Переехала в 2001 году вроде уже сложно вспомнить ...

    Какую Москву вы представляли до того, как сюда переехали?

    С красными стенами Кремля, как в советских учебниках. А еще, судя по новостям - всегда холодно и энергично!

    Какая картина Москвы оказалась ложной?

    В Москве еще милые теплые солнечные дни.И они красивые!

    Что оказалось проще, чем вы думали?

    Все оказалось сложнее, чем я предполагал ...

    А сложнее?

    Очень сложно заснуть, успокоиться и вспомнить, чем я хочу заниматься.

    Чем удивили в Москве?

    Каждый день что-то удивляет. Москва - это сочетание, казалось бы, не сочетаемых вещей.

    К чему не привыкать?

    Плохому воздуху, перенасыщенным выхлопным газам автомобилей и постоянной вырубке деревьев.

    Где вы сейчас живете? А как тебе этот район?

    Пречистенка. Мне нравится то, что недалеко, и открытый бассейн. Мне нравится, что это район без ночных клубов. А еще здесь много красивых старинных особняков.

    Где вы чаще всего можете встретиться в Москве?

    , Художник и режиссер, лауреат премии «Золотая маска»:

    Люкс - это демонстрация материальных благ с последующим их уничтожением... в последнее время я стал стараться минимизировать количество используемых вещей ... Минимализм подразумевает общение с человеком в деле, просто и понятно. Практика роскоши в общении предполагает постоянное брожение образов декоративными ветвями ... Поправляя насчет роскоши и минимализма, я понимаю, что эти понятия очень тесно связаны. И пришли к выводу, что минимализм (и простота) - самая большая роскошь. Не нравится иерархическая структура в театре? Потому что я в принципе не близок к иерархии, тем более официальной.И еще я не люблю работать с немотивированными людьми, а их часто можно встретить в театрах.

    Лекция Веры Мартыновой «Роскошь и минимализм» прошла 7 апреля в доме Чехова («Игра в союз« Манеж »»). Художник поделился со слушателями своими размышлениями о минимализме и роскоши как стиле в искусстве и подходе к жизни; Об источниках, значении, точках соприкосновения и противоречиях двух понятий.

    Вера Мартынова - художник и режиссер.Куратор нового театра Театра Наций, Москва (с 2016). С 2004 по 2013 год работал художником-постановщиком, художником по костюмам и актрисой в лаборатории Дмитрия Крымова. С 2012 по 2014 год - главный художник Гоголь-центра. Автор около 30 спектаклей. Сотрудничает со Studio School MCAT и Британской высшей школой дизайна в качестве преподавателя. Лауреат Эдинбургской премии международного фестиваля искусств за спектакль «Как тебе это нравится» по пьесе Шекспира «Сон летней ночью» (2012).Лауреат премии «Золотая маска» в номинации «Лучший артист театра» за оформление спектакля «Опус 7» (2010 г.) и премии «Золотая маска» за спектакль «Демон. Вид сверху» (2008 г.). Получил Приз «Золотая Трига» международной выставки «Сценография и сценическое пространство» Пражская квадриеннале (в составе группы художников).

    Фотографии предоставлены пресс-службой Музейно-выставочного объединения «Манеж».
    Фотограф: Юлия Суханова
    Фотографии предоставлены пресс-службой Музейно-выставочного объединения «Манеж».
    Фотограф: Юлия Суханова

    Фигурка Веры Мартыновой, 2015 г. Хорватия - Черногория

    На прошлой неделе компания Театр, Музейный парк и Художественное объединение CoolConnections представила в Museon театральный мир, участников лекции о моде и театре, театральную художницу Веру Мартынову и стилиста, создателя образа и Fashion-Observer Анну Балтову. Основной идеей этого мероприятия было желание показать изменения в театральной культуре за последние несколько лет, рассказать о трудностях, с которыми сталкивается зритель при выборе платья.В связи с открытием большого количества современных театров отношение к ним упростилось, все больше людей, идя на постановку, стараются не переборщить с «грандиозностью» своего внешнего вида. Естественно, что к таким театрам, как к великому, еще сохранилось трепетное отношение, но и там можно увидеть публику в джинсах и толстовках. Об этом и многом другом и решили рассказать герои театра самого театра.

    К тому времени, как я начал, небольшое помещение школы было полностью заполнено, все расположились на раскладных стульях и были готовы слушать.Среди гостей были представители разных поколений и профессий, в том числе представители музея-театра Булгакова.

    Лекция Веры Мартыновой о театральном костюме

    Что такое униформа?

    Вера Мартынова вышла к слушателям в черном футляре-миномете с коротким рукавом. Такое платье, по ее словам, называется униформой. Униформа - это вещь, с которой можно играть. Стоит добавить яркий аксессуар или обнажить рукава, и общий образ заиграет совершенно разными красками.Мартынова много внимания уделяет перевоплощениям, это касается не только костюма, но и актера, для которого он шьет. Особые умения появляются, когда герой может меняться прямо на сцене, сохраняя при этом свое личное обаяние.

    В какой-то момент разговор переходит из монолога в формат дружеской беседы, гости начинают задавать вопросы. Один из мужчин пытается застать героиню врасплох, выражая неуверенность в объяснении принципов работы художника - выбора того или иного силуэта, образа, деталей.Однако он и Вера Мартынова отвечают легко и без капли раздражения, поясняя, что образы собираются в процессе мышления, а любой предмет объясняется сюжетом и видением художника. Мужчина пытается поддержать из задних рядов, но вскоре их вопросы заканчиваются, публика успокаивается, и разговор снова принимает нужный формат.

    Откуда начинается костюм

    Каждый костюм - это произведение искусства, нельзя придумать что-то универсальное, подходящее для нескольких спектаклей.Самое сложное для театрального артиста - заставить резак шить «не по размеру». На большом экране гости показывают зарисовки - удивительно, что они больше похожи на картинки, без отметок для швов и выписок. Мартынова поясняет, что художнику нет смысла рисовать в деталях, его задача - только показать, как это должно выглядеть, остальное - работа другого мастера. Героиня присылает эскизы для шитья, а потом начинает все время звонить, проверять - живое общение нужно всем, Только так костюму можно придать его неповторимость, вдохнуть жизнь.Это одна из причин, по которой многие детали можно найти на барахолках или в винтажных магазинах. Последних, по ее словам, в Москве всего два, и дешевле долететь до Берлина. Вера Мартынова много покупает в таких магазинах и для себя, это одежда, которая жила, сменила нескольких владельцев и стала костюмом.

    «Сон летней ночью» Дмитрий Крымова, художник спектакля Вера Мартынова

    Без чего процесс создания уступает ...

    Для артиста театра контакт с вещами, с актерами, с режиссером .Невозможно просто подойти к нему и сказать: «Я хочу, чтобы это выглядело так». Перед постановкой спектакля с режиссером Мартынова должна с ним познакомиться. Она говорит, что сначала они пьют, гуляют, смотрят фильмы, потом она идет рисовать, а потом они снова разговаривают, обсуждают, и это всегда происходит. Иногда Вере Мартыновой кажется, что ей так повезло, что она живет в идеальном мире.

    Контрастная игра

    Как и в любой другой профессии, у театрального художника иногда не хватает идей, тогда нужно широко открывать глаза и смотреть, ведь вдохновение вокруг нас постоянно.Затем все увиденное трансформируется в рисунки и воплощается в костюмы. Мартынов рассказывает, как они шли с подругой на пляж босиком в легкой летней одежде и наблюдали неожиданное действо: вдруг двери одного из замков Монако, откуда женщины выходят в бальных платьях, На шее и запястьях сверкают бриллианты, а мужчины в смокинг. Тогда этот контраст так поразил ее, что стал основой для одной из постановок. Но так бывает не всегда, иногда художнику непонятно, что он хочет видеть, и тогда зарисовки делаются из мусора, и только в процессе обсуждения они приобретают форму.

    Подводя итоги, Мартынова рассказала историю о том, как приехала с папкой с эскизами в Хорватию. У нее были очень короткие волосы, и она боялась, что они станут рыхлыми, но ее работа принималась. Поэтому, если мечтаете стать художником, не бойтесь рисковать, пробуйте, все обязательно получится, ведь это очень интересная профессия.

    Лекция Анны Басте о театральном дресс-коде

    Театр Москва

    Была заявлена ​​вторая выступающая, Саша Подхельская, но из-за укладки в расписании она не смогла прийти, и вместо нее выступила Анна Бортт.Хочу отметить, что девушка сразу отказалась от микрофона, который был настроен всеми присутствующими по желанию. Выступление Александра началось с цитирования директора Lanvin Альберта Эльбаза о том, что Москва - город уникальный, театральный. Только здесь в театре надевают самое лучшее, делают грим и укладку. Особую красоту и обаяние он увидел в том, как мало красивых, чудесно одетых, но явно плохо дам вытащили из сумочки бутерброды, немного печенья и попали туда. Для этих женщин не было проблемы носить лучшее, что у них есть, часами готовить и приносить с собой еду.Только в Москве он мог это увидеть. И он был достаточно безумным.

    Россия - театральная страна, продолжает ходить в Баштер, у нас чехи за плечи. Но в последнее время наблюдается тенденция к упрощению, это стало для нас тем, что, одеваясь элегантно, мы переодеваемся. Мы носим платья и мужские костюмы, а в английском современном театре продают пиво и сидр. Все сидят, пьют - и это нормально, несмотря на то, что, как ни крути, все играли на сцене известных актеров.Там это не выглядит странным, но для Саши Башты стало шоком. В России до сих пор к театру относятся как к чему-то высокому. Это хорошо, потому что мы отдаем должное авторам работ. Особенно это стоит делать на премьерах, когда все участники постановки дико нервничают, а режиссер подглядывает из-за сцен, чтобы посмотреть, как реагирует публика, и как это выглядит.

    Что надеть в театр? А чего не стоит?

    Вообще такого понятия, как театральный дресс-код не существует.Все зависит от театра и постановки. Если вы хотите нарядно одеться, но боитесь переборщить, обратите внимание на костюмы актеров, чтобы получился интересный образ. Например, если всем актерам в белом будет уместно надеть белое платье или белую рубашку. Главное в этом вопросе - не стесняться. Не бойтесь выделиться, даже если вы единственная девушка в платье. Сейчас в моде «диорский» силуэт с пышной юбкой - и это здорово, почему-то почему-то смущало такое ношение.Если у вас еще много вещей в театр, смело можно надеть длинное платье и кроссовки. Москва - не место для каблуков просто потому, что это неудобно. Если все же захотелось носить в театре туфли на шпильке, лучше сложить их в сумку и переоборудовать возле входа. Однако есть вещи, которые ни в одном театре не будут смотреться приемлемо. Это осязаемые джинсы, леггинсы и спортивные костюмы. Их нужно оставить на улицу и на пробежку.

    Иногда бывает, что в театр звонили после работы.Если у вас строгий дресс-код, есть смысл взять какую-нибудь яркую вещь - шарф, украшение или кофточку и переодеться.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *