Блэк стар дэвид боуи – Blackstar — Википедия

Рецензия на альбом David Bowie

Начну нетривиально. На днях ездила проведать дедушку друга моего детства, лучшего времени чем новогодние праздники для таких церемоний не найти. Ему за семьдесят, и он "продавал родину" еще при СССР, когда такое занятие было чревато последствиями, рискуя подпасть под статью о тунеядстве. В информационную эпоху он, как и многие люди в возрасте, не пожелал входить, довольствуясь прессой (которая приказала долго жить, анапафсо эн эрини) и литературой. Его квартира завалена музыкальными инструментами (обожаю такое), и попив чай, да сыграв Take Five и парочку других композиций, я спросила - слышал ли он новый альбом Дэвида Боуи - Blackstar? И нужно было видеть как его выцветшие глаза, привычно наблюдающие мир взглядом глубокой всепознанной мудрости, наполнились детским любопытством, как он полез в интернет, контакта с которым, насколько я поняла, он старательно избегает, а несколько минут спустя мы уже все вместе слушали/смотрели десятиминутный клип Blackstar. И мне пришло в голову, что это и есть самое сильное проявление Дэвида Боуи - он способен возвращать к жизни, из зимней спячки, даже людей сознательно отказавшихся от информационного пространства, такова сила его имени, ставшего легендарным, его мастерства, увенчанного славой, его музыки, оказавшей колоссальное влияние на огромное число современных музыкантов, если и вовсе не на всех.

В этот раз я вообще не буду касаться технической стороны альбома, эту работу лучше меня (да и вероятно лучше кого-либо) сделал автор Rolling Stone Энди Грин, заглянув в весь процесс записи изнутри, буквально из студии, русскоязычное отделение поступило очень правильно, переведя эту статью, прочтите обязательно. А займусь я объяснением смысла альбома, начиная с ноября, я многим показывала клип, но почему-то почти никто не понимал о чём он, что довольно странно, ведь видеоклип - это простой, понятный и доступный ключ, который позволяет обнажить многие скрытые посылы внутри остальных песен, наводя на них. Перед тем как приступить, я обязана уточнить что это всего лишь моё прочтение, и я в своих предположениях могу заблуждаться, можете предлагать свои.

Первым местом, на котором я застряла на несколько дней, было имя Ормен (Ormen), проблема здесь крылась в том, что герой греческой мифологии Ормен на английском языке звучит как Ormenus, и после недолгих поисков стало понятно что здесь речь о ладье Ormen Lange норвежского короля Олафа Трюггвасона, наиболее известного тем, что он крестил множество Нордических территорий. Во фразе

"In the villa of Ormen" можно найти и второй смысл, Ormen в переводе со шведского Змей, что делает большую отсылку к Евангелию от Матфея. В видеоклипе в момент этих строк демонстрируется сцена нахождения тела давно погибшего астронавта, который воспринимается как религиозный знак, что является отсылкой к фразе Артура Кларка "любая достаточно развитая технология не отличима от магии".

Посыл песни "Blackstar" раскрывается в противостоянии известной фразе Белинского "суеверие проходит с успехом цивилизации", напротив, ключевая мысль пытается донести до нас, что невежество компуль

rock-review.ru

Внутренняя кухня альбома «Blackstar» Дэвида Боуи

Однажды воскресным вечером весной 2014 года Дэйвид Боуи отправился в бар

55 Bar – 96-летний джазовый джойнт, спрятавшийся на тихой улочке района Вест-Виллидж в Нью-Йорке. Подруга Боуи, руководитель джазового оркестра Мария Шнайдер (Maria Schneider), предложила ему взглянуть на местных хэдлайнеров – квартет во главе с саксофонистом Донни МакКэслином (Donny McCaslin). Боуи сел за стол возле сцены и погрузился в сет экспериментального джаза, после чего покинул заведение, ни слова не сказав музыкантам. «Посетители заговорили: «Подожди, это был Боуи?», — вспоминает МакКэслин в интервью Rolling Stone. – Людей осенило».

Десять дней спустя он получил письмо: Боуи приглашал МакКэслина и его барабанщика Марка Джулиана (Mark Guiliana) присоединиться к нему в студии.

«Я подумал: «Это Дэвид Боуи, и он выбрал меня, а теперь пишет сообщение по электронной почте?», — говорит МакКэслин. – Я старался не задумываться об этом слишком сильно. Мне хотелось раствориться в моменте и сделать работу».

Первоначально работа заключалась только в одной песне – триповом джаз-ориентированном номере под названием «Sue (Or in a Season of Crime)», который вышел в ноябре 2014 года в рамках альбома-компиляции

«Nothing Has Changed».

Затем, в январе прошлого года, Боуи позвал всю группу МакКэслина в студию Magic Shop, чтобы начать работу над 25-ым студийным альбомом «★» (или «Blackstar»), который выйдет 8 января, в 69-ый день рождения Боуи. «Это удивило меня, — добавляет Джулиана. – Но я знаю, что он построил карьеру и художественную идентичность благодаря неожиданностям. Он соответствует своему образу».

Наброски «★» стали появляться в середине 2014 года, когда Боуи встретился со своим давним продюсером Тони Висконти (THIN LIZZY, T.REX, МОРРИССИ, THE STRANGLERS) и барабанщиком Заком Элфордом (Zack Alford), чтобы записать несколько демо в студии Magic Shop. Затем Боуи исчез на пять месяцев, чтобы поработать над новым материалом в своем доме. «Он занимался надстройками, — комментирует Тони. – Никакой связи не было до декабря. Тогда он сказал, что готов записывать альбом».

Два года назад Боуи выпустил первый альбом практически за десятилетие – это был относительно стандартный (по его меркам) рок-релиз

«The Next Day», который записывался с Висконти и членами старой гастрольной группы.

С пластинкой «★» он решил отправиться в совершенно другом направлении. «Мы слушали много Кендрика Ламара, — говорит Висконти. – Не то чтобы нас это заводило, но нам нравился открытый ум Кендрика и его попытка сделать не прямолинейную хип-хоп-запись. Он выложился по полной, и мы хотели того же. Цель заключалась в том, чтобы различными путями избежать рок-н-ролла».

МакКэслин и его товарищи по группе могли воплотить любое желание Боуи, будь-то краут-рок, хип-хоп, поп или джаз, создавая при этом невероятный фьюжн-звук, который невозможно отнести к определенному жанру. «Они могли сыграть все моментально, — говорит Висконти. – [Клавишник] Джейсон [Линдер (Jason Linder)] стал настоящей находкой. Мы давали ему несколько смутных аккордов, но он добавлял джазовую чувствительность и заставлял их звучать по-новому». Запись альбома проходила в ProTools, хотя большая часть оборудования была винтажной.

«У синтезатора Джейсона не было компьютера с усиливающими программами вроде Omnisphere. Он работал лишь с гитарными педалями, достигая уникального звука. Это олдскул. Кроме того, [басист] Тим Лефевр (Tim Lefebvre) проделал феноменальную работу. Он идеально записывал практически каждый дубль».

Альбом начинается с 10-минутного сюрреалистичного заглавного трека, который изначально представлял собой две совершенно отдельных мелодии, прежде чем Боуи и Висконти объединили их. Оригинальная версия длилась дольше 11 минут, но они сократили ее до 9:57, когда узнали, что iTunes не размещает синглы, превышающие 10-минутную отметку. «Это бред, — говорит Висконти со смехом. – Но Дэвид был непреклонен. Он хотел сделать трек синглом, но не собирался выпускать две версии: для альбома и сингла. Случился небольшой конфуз».

Боуи не пел на публике с 2006 года, когда он появился на благотворительном мероприятии в Нью-Йорке, и не давал интервью уже более десяти лет. Это привело к слухам о том, что в результате экстренной операции на сердце после концерта в Германии певец испытывает проблемы со здоровьем, однако все, кто связан с альбомом

«★», настаивают, что это не так. «Он прекрасно себя чувствует, — говорит Висконти. – Только что он записал очень скрупулезный альбом».

Сессии «★» растянулись на семь часов, и Боуи пел в полную силу весь день. Джулиана говорит, что «он набрал обороты сразу же, как мы покинули контрольную комнату. Его вокальное исполнение как всегда было потрясающим и удивительным». Во время простоя Боуи работал над внебродвейским мюзиклом «Лазарь» (Lazarus), активно участвуя в каждом аспекте производства, вплоть до подбора актеров.

Альбомная приключенческая атмосфера распространяется и на лирику. Композиция «’Tis a Pity She Was a Whore», подпитываемая хип-хоп-битом и экспериментальным саксофоном, берет свое название от пьесы 17-ого века за авторством английского драматурга Джона Форда, тогда как номер «Girl Loves Me» пришел от Polari – формы британского сленга, которым пользовались лондонские геи в середине 20-ого столетия. «Еще он взял несколько слов из «Заводного апельсина», — добавляет Висконти. – Лирика дураковатая, но большая часть британцев и тем более лондонцев поймут каждое слово». Заглавный трек обращается к «одинокой свече» (solitary candle). «Он сказал мне, что это про ИГИЛ, — говорит МакКэслин. – Это просто невероятный звук»

(заявление МакКэслина про ИГИЛ застало врасплох Джулиана и Висконти, поскольку они не имеют ни малейшего представления, о чем повествует песня).

Одну композицию Боуи написал в студии – это баллада «Dollar Days». «Однажды Дэвид взял гитару, — говорит МакКэслин. – У него была небольшая идея, и мы узнали о ней только в студии. Я даже не вспоминал о ней, пока через несколько месяцев мне не сказали, что трек появится на альбоме». Висконти нравится финальная версия: «Это пышная песня. Здесь есть струнные и великолепный бэк-вокал. Это очень красиво».

Заканчивается лонгплей «★» треком «I Can’t Give Everything Away» с удивительной гитарной работой Бена Мондера (Ben Monder). «Я не знаю, о чем конкретно говорит песня, — добавляет Висконти. – Но он выдает секреты в текстах. Думаю, многие писатели чувствуют что-то подобное. Мол: «Если вы хотите узнать меня, изучайте тексты». Вот почему он не дает интервью. Он многое рассказал во время прошлых бесед. Думаю, теперь он живет в своем искусстве».

Основатель LCD SOUNDSYSTEM Джеймс Мерфи (James Murphy) играет на перкуссии в двух песнях, хотя первоначально его роль была более значимой. «В какой-то момент мы говорили о трех продюсерах для альбома, — вспоминает Висконти. – [Мерфи] был с нами какое-то время, но потом погрузился в собственные проекты».

Джулиана добавляет: «Его роль никогда не была определенной, но он принес немного синтезаторов и ударных, а также тонны идей».

Когда группа закончила запись материала в марте, Боуи и Висконти перекроили большую часть вокала, добавив ему призрачный эффект, который сохраняется в течение всех 42 минут записи. «Это отличительный признак нашего подхода, — говорит продюсер. – Вокал зазвучал очень хорошо, когда мы добавили эффект под названием ADT, автоматический дабл-трекинг. Потом мы дурачились с какой-то пульсацией и эхо. Это все уникально собранные эффекты».

Для продвижения сингла «Blackstar» Боуи снял сюрреалистичный короткометражный фильм, где он выступает в роли слепого пророка. «Думаю, я чуть не закричал, когда он позвонил мне», — говорил режиссер Йохан Ренк (Johan Renck) на премьере видео в Бруклине. Этот фрагмент позволяет поклонникам увидеть современного Боуи. «Сомневаюсь, что он когда-нибудь будет выступать вживую снова, — говорит Висконти. – Это будет полной неожиданностью».

Боуи четко дает понять, что новый альбом говорит за него. «Когда он выпустил пластинки в духе «Heroes» (1977) и «Low» (1977), это было открытием, потому что до него никто не делал ничего подобного, — резюмирует Висконти. – А затем он породил новую романтическую сцену [музыкальное направление 80-х годов]. Он ломает границы жанра, и я с нетерпением жду, когда начнут выходить имитации «★».

timetorock.ru

David Bowie — Blackstar (2016)

Рецензия на альбом: David Bowie — Blackstar (2016)

   

Blackstar — новый и последний альбом великого «хамелеона» и «марсианина», финальное заявление Дэвида Боуи. Однозначно лучшая его работа за последние лет 20. Прослеживается возвращение к классическому рок-звучанию, от которого мастер отошел некоторое время назад, исполняя поп-музыку.

Треклист

  1. Blackstar
  2. ’Tis a Pity She Was a Whore
  3. Lazarus
  4. Sue (Or In A Season Of Crime)
  5. Girl Loves Me
  6. Dollar Days
  7. I Can’t Give Everything Away

Альбом Blackstar вышел на 69 день рождения маэстро — 8 января 2016 года. Автор дождался выхода и через два дня навсегда покинул этот мир, побив рекорды в мировых чартах (1 место в Британии и 2 в США), но не победив смертельную болезнь.

Альбом невероятно мощный и глубокий, прекрасная поэзия и сильная музыка. Узнается звучание 70-х и неповторимый стиль Зигги Стардаста. Rolling Stone даже назвал его лучшей пластинкой Боуи со времен 1970-х.

Альбом оказался успешным по всем категориям: теплый прием у слушателей, одобрение критиков, первые строчки в чартах и высокие продажи по всему миру. Боуи напоследок собрался духом и заработал денег для семьи, да и слушатели остались с шедевром в руках.

Запись проводилась «за закрытыми дверьми» в течение 2014–2015 годов. Музыканты держали в тайне процесс подготовки материала, поэтому выход первого сингла Blackstar произвел ажиотаж и стал почвой для слухов о скором выходе альбома. А когда месяц спустя вышел трек Lazarus, публика окончательно убедилась в том, что David Bowie вскоре порадует слушателей новой пластинкой.

Похоже, что Боуи не пытался встроиться в рынок, не гнался за конъюнктурой и не старался быть современным. Он пошел проверенным им же самим путем арт-рока, поэтому начало альбома сразу удивляет заглавным треком, который звучит почти 10 минут.

Blackstar

Заглавная композиция имеет сложную неоднородную структуру. Постоянно меняющиеся гармонические линии, аранжировки и общая звуковая картина.

В начале мы слышим мягкий гитарный перебор, затем вступает группа флейт (нетипичная картина для Боуи). И после вступления появляется ужасающе минорный вокал, который произносит леденящие душу строки:

In the villa of Ormen
In the villa of Ormen
Stands a solitary candle
Ah ah ah ah
In the centre of it all
In the centre of it all
Your eyes

«Одинокая свеча»… Похоже, это он о самом себе. Далее звучание радикально меняется, возвращая слушателя в эпоху 1970-х, где были красивый ламповый звук «Гибсонов» и гулкие барабаны. А текст развивает тему:

Something happened on the day he died
Spirit rose a metro the stepped aside
Somebody else took his place and bravely cried:
I’m a Blackstar
I’m a Blackstar

После начинается нежная, украшенная духовыми третья часть, где мажорный тон сменяется минорным и мрачным, а затем снова переходит в мажор:

I can’t answer why
I’m a Blackstar
Just go with me
I’m not a filmstar
Imma take you home
I’m a Blackstar
Take your passport and shoes
I’m not a popstar
And your sedatives boo
I’m a Blackstar
You’re the flash in the pan
I’m not a marvelstar
I’m the great I am
I’m a Blackstar

Прекрасные сочетания синтезаторов, флейт и деревянных духовых в последнем куплете подчеркивают драматичность произведения. Трек заканчивается монотонным гулом, уходящим в бесконечность.

Клип на эту композицию не менее странный, чем песня:

Солнечное затмение, черные звезды, инкрустированный драгоценными камнями череп в скафандре, девушка-ангел с хвостиком, ряспятия, трясущиеся зомби и Боуи с повязкой на глазах, где вместо глаз бусинки. Мурашки по коже!

'Tis a Pity She Was a Whore

Нервное дыхание Дэвида и диссонансный приджазованный звук в интро. В куплете голос мастера звучит привычно лирично, а на строчке «'Tis a pity she was a whore» он традиционно переходит на фальцет. Мелодия куплета удивительно разбавляет однообразие между куплетами.

Лирический герой песни сокрушается из-за того, что «она была сучкой»:

Man, she punched me like a dude
Hold your mad hands, I cried
'Tis a pity she was a whore
'Tis my curse, I suppose
That was patrol
That was patrol
This is the war

В длинных проигрышах намешан странный винегрет из хаотических саксофонов, роялей и всего остального. Долгое зависание на одном аккорде. Местами напоминает Роберта Уаятта. Ритм-секция динамичная и цельная. Красивые подпевки и звенящие звуки синтезаторов создают общую атмосферу.

Lazarus

В данной композиции Дэвид Боуи предсказывает свою скорую смерть, чует неладное:

Look up here, I’m in heaven
I’ve got scars that can’t be seen
I’ve got drama, can’t be stolen
Everybody knows me now

Вспоминает свое прошлое:

By the time I got to New York
I was living like a king
Then I used up all my money
I was looking for your ass

Богатая аранжировка: много духовых, загадочное и металлическое звучание многослойных гитар, чередующееся вкраплениями духовых. Абсолютный хит!

В конце мы слышим то, что называют успокоением души, умиротворением:

Oh I’ll be free
Just like that bluebird
Oh I’ll be free
Ain’t that just like me

Клип во многом схож с видео на Blackstar. Главное — это тот же образ Боуи в повязке с глазами-пуговками.

Sue (Or In a Season of Crime)

Этот трек самый роковый и тяжелый на всем альбоме. Песня о расставании:

Sue, I found your note
That you wrote last night
It can't be right
You went with him
Sue, I never dreamed
I'm such a fool
Right from the start
You went with that clown.

Несколько параллельных мелодических линий, отходящих от общей гармонии песни. Создается ощущение расслоения аранжировки. Тот же баланс между минором и мажором. Композиция звучит великолепно, хотя может показаться излишне шумноватой.

Girl Loves Me

Бас с хорусом задают ритм и неоднозначность. Вокал Дэвида срывается в конце каждой строки:

Cheena so sound, so titi up this malcheck, say
Party up moodge, nanti vellocet round on Tuesday
Real bad dizzy snatch making all the omeys mad — Thursday
Popo blind to the polly in the hole by Friday

А припев и вовсе «небесный», не в последнюю очередь благодаря струнным:

Girl loves me
Hey cheena
Girl loves me

Во втором куплете дополнительный голос подгоняет: go-go.

Ключевая фраза исполнена силой и вдохновением:

Where the fuck did Monday go?

Dollar Days

Бас, фортепиано и саксофон звучат в духе старого доброго Дэвида Боуи 70-х. Тут же есть воздушные звенящие акустические гитары и бэк-вокалы, спетые им же.

В припеве присутствуют типичные диезы и бемоли. Боуи на этом альбоме вновь и еще больше раскрылся как композитор — мелодии и аранжировки просто класс!

Концовка напомнила поздних Queen — гитарное завывание в духе Брайана Мэя, скрещенное с синтезатором. Композиция соединена со следующей, последней песней.

I Can't Give Everything Away

Вот он настоящий жизнеутверждающий рок. Песня, закрывающая этот восхитительный и сначала совсем непонятный альбом. Но послушайте его 2–3 раза и вы все поймете.

Последние слова красиво прожитой жизни, вероятно, так и должны звучать:

Seeing more and feeling less
Saying no but meaning yes
This is all I ever meant
That's the message that I sent
I can't give everything
I can't give everything
Away

Все в порядке, жизнь удалась: легкая мелодия, засурдиненные духовые, хлесткие ударные, шагающий и фанкующий бас, синтезаторные потоки, пружинящие гитары, саксофонные импровизации в духе Дика Перри времен Shine On You Crazy Diamond.

Хороший финал альбома и биографии неподражаемого Дэвида Боуи. Одна из лучших песен за всю его творческую историю. Правда.

Обложка

Боуи оригинален во всем. Обложка альбома также прекрасна, как и музыка на нем:

Простая графическая работа, в которой скрыт ребус. Автор обложки Джонатан Барнбрук. Ранее он уже сотрудничал с Боуи над оформлением альбомов Reality, The Next Day и Heathen. Если внимательно посмотреть на части звезд, разбросанных в нижней части картинки, можно прочесть «Bowie».

Для релиза Blackstar на виниле была разработана вторая версия обложки, через которую можно увидеть саму пластинку:

Это одна из немногих обложек Дэвида Боуи, где нет его фотографии.

Диагноз

★ — звездный финал «хамелеона рока», его трогательные последние слова, освобождение от «оков» жизни и звездного бремени. Замечательное окончание пути. Rest in peace.

Автор: Александр Благов

 

Купить альбом в iTunes →

Хотите узнавать о новых рецензиях? Подпишитесь сейчас:


comments powered by HyperComments

Читайте другие рецензии на тему David Bowie

Больше рецензий:

Расскажите друзьям:

Вконтакте

Facebook


Партнер проекта

 — интернет-магазин виниловых пластинок


© 2015–2019 Рецензор — авторские рецензии на великие альбомы и обзоры музыкальных новинок.
Копирование материалов возможно только с письменного разрешения администрации сайта.
Сайт работает на HostCMS.

Вверх

re-censor.ru

Blackstar - David Bowie | Текст и перевод песни | Слушать онлайн

In the villa of Ormen, in the villa of Ormen
Stands a solitary candle, ah-ah, ah-ah
In the centre of it all, in the centre of it all
Your eyes

On the day of execution, on the day of execution
Only women kneel and smile, ah-ah, ah-ah
At the centre of it all, at the centre of it all
Your eyes, your eyes

Ah-ah-ah
Ah-ah-ah

In the villa of Ormen, in the villa of Ormen
Stands a solitary candle, ah-ah, ah-ah
In the centre of it all, in the centre of it all
Your eyes
Ah-ah-ah

Something happened on the day he died
Spirit rose a metre and stepped aside
Somebody else took his place, and bravely cried:
«I’m a blackstar, I’m a blackstar»

How many times does an angel fall?
How many people lie instead of talking tall?
He trod on sacred ground, he cried loud into the crowd
(I’m a blackstar, I’m a blackstar, I’m not a gangstar)

I can’t answer why (I’m a blackstar)
Just go with me (I’m not a filmstar)
I’m-a take you home (I’m a blackstar)
Take your passport and shoes (I’m not a popstar)
And your sedatives, boo (I’m a blackstar)
You’re a flash in the pan (I’m not a marvel star)
I’m the great I am (I’m a blackstar)

I’m a blackstar, way up, oh honey, I’ve got game

I see right so white, so open-heart it’s pain
I want eagles in my daydreams, diamonds in my eyes
(I’m a blackstar, I’m a blackstar)

Something happened on the day he died
Spirit rose a metre and stepped aside
Somebody else took his place, and bravely cried
(I’m a blackstar, I’m a star star, I’m a blackstar)

I can’t answer why (I’m not a gangster)
But I can tell you how (I’m not a flam star)
We were born upside-down (I’m a star star)
Born the wrong way ‘round (I’m not a white star)
(I’m a blackstar, I’m not a gangster
I’m a blackstar, I’m a blackstar
I’m not a pornstar, I’m not a wandering star
I’m a blackstar, I’m a blackstar)

In the villa of Ormen stands a solitary candle
Ah-ah, ah-ah
At the centre of it all, your eyes
On the day of execution
Only women kneel and smile
Ah-ah, ah-ah
At the centre of it all, your eyes, your eyes
Ah-ah-ah

В вилле 1Ормена, в вилле Ормена
2Стоит одинокая свеча, а-а, а-а
В центре всего этого, в центре этого
3Твои глаза

4В день казни, в день казни
Лишь женщины опускаются на колени и улыбаются, а-а, а-а
В центре всего этого, в центре этого
Твои глаза

А-а-а
А-а-а

В вилле Ормена, в вилле Ормена
Стоит одинокая свеча, а-а, а-а
В центре всего этого, в центре этого
Твои глаза
А-а-а

Кое-то случилось в день его смерти
Дух возвысился и отошёл в сторону
Кто-то занял его место и храбро прокричал:
«Я — чёрная звезда, Я — чёрная звезда»

Как много раз ангел падает?
Как много людей лгут вместо хвастовства?
Он ступил на священную землю и громко крикнул в толпу:
«Я — чёрная звезда, Я — чёрная звезда, Я не гангстер»

Я не могу назвать тебе причину (Я — чёрная звезда)
Просто иди со мной (Я не кинозвезда)
Я отведу тебя домой (Я — чёрная звезда)
Возьми паспорт и ботинки (Я не поп-звезда)
И свои успокоительные, буу (Я — чёрная звезда)
5Ты быстро сгорающая вспышка (Я не чудесная звезда)
6Я есмь сущий (Я — чёрная звезда)

Я — чёрная звезда, я взлетел высоко, о милая, 7я знаю чем тебя привлечь
Я вижу такое белое, такое незащищенное сердце, это боль
Я хочу орлов в своих мечтах и алмазы в глазах
(Я — чёрная звезда, Я — чёрная звезда)

Кое-то случилось в день его смерти
Дух возвысился и отступил в сторону
Кто-то занял его место и храбро прокричал:
«Я — чёрная звезда, Я — чёрная звезда»

Я не могу назвать тебе причину (Я не гангстер)
Но я могу тебе рассказать (Я не фальшивая звезда)
Мы были рождены вверх тормашками (Я — звёздная звезда)
Родились неправильно, наоборот (Я не белая звезда)
(Я — чёрная звезда, Я не гангстер,
Я — чёрная звезда, Я — чёрная звезда
Я не порнозвезда, Я не странствующая звезда,
Я — чёрная звезда, Я — чёрная звезда)

В вилле Ормена стоит одинокая свеча
А-а, а-а
В центре всего твои глаза
В день казни
Лишь женщины опускаются на колени и улыбаются
А-а, а-а
В центре всего твои глаза, твои глаза
А-а-а

en.lyrsense.com

Рецензия #24: David Bowie — Blackstar

Я очень хотел описать этот альбом, будучи не стесненным этим пугающим и давящим контекстом, который обычно окружает работы легенд музыки. Сейчас же каждое слово дается с трудом, а прошедшая секунда мелодии приближает к концу, приносящему только душевное опустошение. Как же хочется делать всё вовремя и не жалеть о совершенных поступках, сливаться с миром воедино и выглядеть достойно! Я не знаю человека, кто с этим бы справлялся лучше, чем Дэвид Боуи. Он мог всё.

Я не собираюсь разглагольствовать о биографии Боуи. Это человек, о котором слагают книги. Это человек, у которого не было прошедшего времени. И никто не мог предвидеть такого будущего, хотя намеков в Blackstar было предостаточно. Обо всех перипетиях и возможных теориях я расскажу позже, так как посвящу отдельный пост моей историей знакомства с творчеством британского гения.

Ориентироваться только на Blackstar достаточно трудно, но я попытаюсь не сказать ничего лишнего. Слишком много выразительных и до тошноты притворных сообщений в интернете пришлось прочесть в течение одной недели после смерти Боуи. Не хотелось бы повторить тот же сценарий. Чтобы отстраниться, необходимо начать с хронологической последовательности событий.

  • 8 ноября 2015 года Дэвид Боуи выпускает сингл «Blackstar» длительностью в десять минут.
  • 7 января 2016 года выходит второй сингл, «Lazarus».
  • Релиз состоялся на следующий день, 8 января, в 69-й день рождения Дэвида Боуи.
  • 10 января — музыкант умирает.

Первое, что приходило в голову всем слушателям, — фраза «красиво ушел». С этим не поспоришь. Большинство же считало его гибель трагедией и мистическим стечением обстоятельств. Буквально через несколько дней появилась куча теорий о предсмертном альбоме. К счастью, они все были развеяны сообщением Тони Висконти (менеджер музыканта на протяжении 47 лет!) о том, что у Боуи планировался еще один лонгплей.

Вы знаете, мне очень повезло посмотреть на Blackstar с двух сторон. Даже не знаю, как это назвать. Многие достигли этого эффекта «до-после», во второй раз слушав альбом, как будто в первый. Является ли это отягчающим обстоятельством или, напротив, прекрасным вдохновением — решать каждому. Получив именно такой контраст эмоций, я пришел к выводу о том, что Боуи помог мне во что-то поверить. Мне, как абсолютно отстраненному человеку от его творчества, тяжело судить о действительной эпичности этой работы. Но фанаты, должно быть, побывав на двух берегах, не просто оценили Blackstar по заслугам. Они в очередной раз убедились во внеземной силе Дэвида Боуи.

Постараемся держать фокус на музыке, но усилия прилагаются с трудом, ибо говорить о треке «Blackstar» можно вечно. Это же целая эпопея. Десятиминутный трек, в течение которого становится не по себе. Слушатель навсегда запоминает, что «в центре всего стоит одинокая свеча»… Так как к моменту прослушивания мои знания о Боуи ограничивались ролью в фильме-приквеле к сериалу «Твин Пикс», я не мог не провести сравнение с предсмертной строчкой героя франшизы, Гарольда Смита: «Я одинокая душа».

В начале «Blackstar» мы слышим быстрые биты и медленные джазовые духовые. Глухой и призрачный голос Боуи только добавляет черты оккультизма. Слушателя держат в склепе, где всё пахнет историей, готикой и тяжкой гибелью. Этот трек можно вполне разделить на три части. В первой и третьей — описывается место действия, обстановка и окружение — то, что в английском языке называется «setting». Оно поставлено в самом начале, чтобы застыть в памяти. Мягкий переход украшен духовыми, которые превращаются в рывки; ударные затихают. Тут-то и начинается вторая часть трека: рассказ о смерти человека, чей дух поднялся в небо.

Уж в чем-чем, а в клипах я разбираюсь очень плохо, не успевая за мыслями людей, стоящих за их постановкой. В связи с этом, я не хотел бы хвастаться нахождением какой-либо отсылки: это могла быть просто удачная догадка. Честно говоря, я сам удивился, увидев в своих записях одну мысль. Перед этим наброском я еще не был ознакомлен с клипом к «Blackstar», но чувствовалось, что такой монолог из второй части мог принадлежать Майору Тому из бессмертного «Space Oddity». Манера пения Боуи как будто вовзвращается в 70-е, атмосфера из страшно непонятной превращается в менее пугающую, но более дезориентирующую. Я был удивлен, увидев астронавта, чей скелет инкрустирован драгоценными камнями. Это ли не сам Майор Том? На этот вопрос можно долго отвечать, ведь тема космоса проскальзывает во многих песнях Дэвида Боуи.

Многие размышляют на тему черной звезды как символа этого альбома. Вставлю я и свои пять копеек. На мой взгляд, во второй части нам показана достойная и всеосознающая смерть. Сколько угодно можно говорить о том, что «Blackstar» в какой-то степени посвящена Майклу Джексону или Элвису Пресли (как мы уже убедились, теория эпитафии Боуи отпала). Но почему же она не может быть гимном всех людей на этом свете? Ключ содержится в тех строчках, что Боуи произносит глубже и яснее. «Мы родились вверх ногами, // Мы родились в обратную сторону». По его мнению, мы рождаемся падшими ангелами и ходим по миру черными, грешными («Сколько раз может падать ангел?»). Перерождение лирического героя происходит торжественно, даже ритуально, но оно ничем не отличается от того, как любой дух исходит из бренного тела. Значит ли, что черная звезда — это каждый человек вообще? Послушайте этот трек — он преподносит вам много мыслей.

Считайте, что добрая часть поста ушла на описание стартовой композиции, но пора перейти и к другим, не менее интересным. Например, «‘Tis a Pity She Was a Whore» — это более скоростной трек, лишний раз доказывающий, что Боуи шел со временем. Одно простое нажимание на одну и ту же клавишу, и вот вы уже вовлечены в течение трека. Джазовое соло (или даже дуэт) на блюдечке выкладывает вам печальную и жизненную историю. Как же всё-таки Боуи создавал своих героев. Они невероятно правдоподобны. Взять хотя бы его первый лонгплей, где мы убеждаемся в этом, услышав о Дяде Артуре и о том, как он «живет своей мечтой». Этот трек мне понравился не сразу, ведь сама заглавная строчка звучит очень странно, но затем раскрывается как более плаксивая и досадная. «Жаль, что она была шлюхой».

«Lazarus» стала одной из самых популярных песен, являющихся своеобразным прощанием и лебединой песней. Дэвид, лежащий в кровати с повзякой на голове и какими-то странными штуками (это гайки???) вместо глаз, пытается нам что-то сказать. «Туууу-туууу-тааам» от саксофона с периодическим дисторшном обрамляют композицию и красиво вписываются в эту исповедь. Медленное течение трека позволяет услышать отчаянный голос Боуи. Слушатель ждет, когда он снова начнет обращаться к небесам и кричать, задавать вопросы. Чувствуется большая музыкальная работа за этим треком: если уж говорить о качестве, так этот трек — самое то.

«Sue (Or in a Season of Crime)» включается стремительным и безудержным гитарным риффом. По расплывчатости его смысла он похож на предыдущие работы Боуи. Музыкальное сопровождение очень трудно воспринять из-за его хаотичности и циркулярной последовательности, которая мешает услышать саму структуру. Появляется более глубокий и, я бы сказал, жесткий звук, который отдаю на откуп и объяснение труЪ фанатам. Назвать это трек слабым не поворачивается язык, просто я его немного не понял.

«Girl Loves Me» наиболее близок к абстрактному хип-хопу по отчетливо передовым битам. О влиянии Кендрика Ламара и Death Grips уже было сказано сто раз, но здесь оно прослеживается вполне ясно. Упрямая и настойчивая манера пения Боуи — это некий крик, копание и прыжок в новые горизонты. Половина трека была написана на вымышленном языке «надсат» из романа Энтони Бёрджесса «Заводной апельсин», что вполне привлекает русского слушателя. Куда же «ушел понедельник»? Эх, он стал причиной скорби многих людей, для них этот день ознаменовался остановкой земли…

Я был очень рад увидеть, что Blackstar — не просто клич достоинства и гордости. Ведь «Dollar Days», более звенящий и светлый трек, больше посвящен ностальгическому настроению. Его даже можно назвать романсом, под который сейчас многие плачут. Но главной причиной мокрых салфеточек становится финальный трек «I Can’t Give Everything Away». Нам сразу напоминают о далекости событий этой замечательной мелодией губной гармошки. Как оказалось во время моего поиска, она действительно была еще в 1977 году в песне «A New Career in a New Town», где как раз рассказывается о начале с чистого листа. Ну не совпадение это, не так ли?.. Тут есть одна повторяющаяся строчка, которую я не хочу дублировать здесь, потому что она всё объясняет. Тяжело даже проглотить слюну после завершающих нот.

Хочу уверить вас, что ставил оценку максимально объективно. Мое мнение никак не изменилось после смерти Дэвида Боуи. Я должен сказать, что тот понедельник омрачил день всем. Среди моих знакомых есть фанаты британского гения, и, поверьте, на них было больно смотреть. Я же, имея за своей спиной только опыт прослушивания Blackstar, испытывал не скорбь, а восхищение. Я не могу представить всю силу, которую вложил Боуи в этот проект. Blackstar только доказал положение музыканта в мире искусства. Он даже здесь опередил все современные тренды, и это Боуи удавалось на протяжении несколько десятилетий. Ему было 69 лет. Он умудрился сделать невозможное и дал то, что смог. Нам «всё» и не нужно. Нам хватило и этого. Но нам не хватает самого Его.

R. I. P. David Bowie.

Оценка: 9/10

Плюсую: «Blackstar», «‘Tis a Pity She Was a Whore», «Lazarus», «Girl Loves Me»

Минусую: «Sue (Or in a Season of Crime)»

Слушать Blackstar на Яндекс.Музыка

Сегодня аутро не будет,
MV.

Кликните - порадуйте автора!

Подпишитесь - порадуйте себя!

musicviking.ru

Рецензия на альбом «Blackstar» Дэвида Боуи

Дэвид Боуи умирал множеством смертей, но он по-прежнему с нами. Это реальный Лазарь популярной музыки: Так же, как и библейский персонаж, покидающий свою могилу после четырех дней забвения, Боуи в течение полувека сбрасывал личины, чтобы воскреснуть под другим обликом. Поразительно наблюдать за этим, но очень непросто переживать; вслед за возвращением Лазаря фарисеи замыслили убийство, опасаясь силы его истории. А теперь представьте, каково быть этим магическим человеком. Воскрешение — слишком высокая планка.

Боуи знает об этом. Он всегда будет в ответе за эпохальный труд 1970-х – именно в этом десятилетии певец заложил стандарты для нескольких ответвлений популярной и экспериментальной культуры, хотя его переосмысления казались феноменально простыми. Но вместо того, чтобы пытаться превзойти минувшие годы, как он делал в 80-х и 90-х, сейчас Боуи подрывает их решительно причудливым образом, издеваясь над турами величайших хитов, ностальгией и безмозглым самоповторением.

Его новый небродвейский мюзикл называется «Лазарь», и он перекраивает склонность Боуи к аватарам в интригующую игровую оболочку: Запутанный продакшн демонстрирует актера Майкла К. Холла, который производит блестящее впечатление, играя сломленного, пьяного и бессмертного инопланитянина из фильма 1976 года «Человек, который упал на Землю». Пойманный в ловушку декораций, имитирующих пентхаусы Манхэттена, Холл поднимается к высоким окнам небоскреба и поет новую песню Боуи с таким же названием «Lazarus». «Так или иначе, я буду свободен, — произносит актер, размазывая руки по стеклу. – Как эта Синяя птица».

Боуи поет ту же песню на своем новом альбоме «Blackstar», который цепляется за остатки прошлого в плане исследовательского джаза и резонирует со множеством сумасшедших саундтреков его свободного падения.

В 2013 году, после нескольких лет тревожного молчания, Боуи вернулся с лонгплеем «The Next Day». Тем не менее, доброжелательность, окружавшая его возвращение, не могла преодолеть ощущение застоя. Напротив, на альбоме «Blackstar» (пишется как «★») он принимает свой статус 68-летней легенды, которой нечего больше терять. Ранее мы упоминали, что в записи диска принимал участие новый квартет во главе со знаменитым современным джазовым саксофонистом Донни МакКаслином, в чьем репертуаре присутствует хард-боп и стремительные каверы на Aphex Twin. Давний студийный соратник Боуи Тони Висконти возвращается как сопродюсер, в результате чего появляется определенная преемственность и история обретает смысл.

И хотя «Blackstar» переворачивает с ног на голову наши представления о звуке Боуи, смешивая джаз, коды, драму и отчуждение, альбом нельзя назвать беспрецедентным для музыканта. В конце концов, главным инструментом для Боуи был и остается саксофон, ведь еще мальчишкой 10 лет он восхищался своим старшим сводным братом Терри Бернсом, который привил ему любовь к Джону Колтрейну, Эрику Долфи и идеям так называемого «Бит-поколения». Эти отсылки, связывающие Боуи, его брата и джаз — действительно имеют значение. Бернс страдал от шизофрении всю свою жизнь; он даже выпрыгивал из окна психиатрической лечебницы, а в итоге покончил жизнь самоубийством, бросившись под поезд в 1985 году.

Возможно, это объясняет, почему Боуи так часто использует джаз и почему саксофон является не пижонством, а скорее намеком на тайну и глубинное беспокойство. Все это было в его трогательных коллаборациях с авангардным джазовым пианистом Майком Гарсоном («Aladdin Sane (1913-1938-197?)», «Bring Me the Disco King»), однако нет более пафосного саксофонного номера в каталоге Дэвида, чем «Subterraneans» с альбома «Low» (1977) – это один из самых мрачных, влиятельных и экстравагантных моментов. Песня обнаружила настроение будущей ностальгии, настолько важной, что трудно представить без нее существование такой группы как BOARDS OF CANADA. Завершая круг, BOARDS OF CANADA были одним из вдохновений Боуи для текущего альбома «Blackstar». На данный момент все говорит о том, что Боуи просто не в состоянии убежать от себя, но это не значит, что он бросит попытки.

Тематически «Blackstar» идет в сторону пресыщенного нигилизма, которым отмечена вся его работа в 21-ом столетии. «Это окутывающая голову дихотомия страсти к жизни и конечности всего сущего, — размышлял Боуи во время релиза «Reality» в 2003 году. – Эти вещи бушуют друг против друга… оттого появляются моменты, которые кажутся конечной истиной». Эти столкновения вновь ощутимы на протяжении нового диска, когда непредсказуемые соло и вдохновенные вокалы встречаются с вечными историями обезличенной силы и разрушения.

Шумный номер «’Tis a Pity She Was a Whore» получил название благодаря спорной пьесе Джона Форда «Жаль, что она блудница» 17-ого века, где герой совершает инцест со своей сестрой только для того, чтобы пронзить ее в сердце во время поцелуя. Твист Боуи охватывает слегка осторожный гендерный изгиб («она ударила меня, как пацан»), грабеж и Первую мировую войну, но суть та же – люди всегда будут прибегать к языку насилия, когда это необходимо, независимо от места действия. Также стоит обратить внимание на трек «Girl Loves Me», где Боуи вскрикивает на черством сленге «ультранасилия» из фильма/романа «Заводной апельсин».

Хотя эта смесь джаза, ехидства и мюзикла опьяняет, «Blackstar» становится полноценным опытом с финальной двухпесенной развязкой: Это классические баллады Дэвида Боуи, чьи горестные стенания оказываются достаточными для того, чтобы мы могли убрать в сторону маску и разглядеть складки его стареющей кожи.

«Dollar Days» — это исповедь беспокойной души, которая не могла провести золотые годы в блаженных пригородах Британии, даже если очень хотелось. «Я умираю, чтобы оттолкнуть их от сути и обмануть снова и снова», — поет он, и слова кажутся мантрой «Blackstar» и большей части карьеры Боуи. Затем идет «I Can’t Give Everything Away», где он вновь звучит как разочарованный Лазарь, загнанный в угол вернувшимся пульсом. Эта пытка бессмертием не похожа на трюк: Боуи будет жить еще очень, очень долго после того, как человек с его именем угаснет. Однако сейчас он с триумфом возвращается, принося еще один миф, который становится его продолжением.

timetorock.ru

David Bowie — Blackstar | Электрокружок

Something happened on the day he died

«Где, блядь, носит этот понедельник?» без конца повторяет Дэвид Боуи в песне на новом альбоме, вышедшем в пятницу. Так уж ли без конца? Приуроченный к непристойной для рок-музыканта, не столько из-за внешнего вида, сколько из-за килограммов кокаина, образа жизни и творческих заслуг, датируемых палеозойской эрой шестидесятнического психофолка, дате в 69 лет, Blackstar спешат уверенно похвалить, назвать экспериментальным, всячески потрепать по волосам (ещё не зная, что их не осталось после химиотерапии), с радостью отмечая, что в пороховницах – порох, в бороде – седина, под ребром – бес. «Where the fuck did Monday go?» чуть выходя из себя всё повторяет ещё не уставший, но уже собирающий силы в кулак джентльмен. Но так уж ли без конца? Вот же он, конец. В понедельник становится ясно, что альбом такого масштаба в этом возрасте, это если и не fall, то rise куда-то совсем не туда, куда мы уж было подумали.

Тем не менее, есть на этой планете неосведомленные, для которых новость о кончине гения осталась непонятой, однако, это каждый раз легко исправлялось после кодовой фразы «оу, надо послушать!», неизменно получаемой в ответ на «ну это как Мадонна только в роке» на вопрос «а кто такой этот мужик с молнией на лице?». Будучи легендой при жизни, Дэвид остается таковой, избавившись от физической оболочки, подверженной дряхлости и тлению, продолжая жить в сердцах, быть частью каждого из нас. Раньше он был привязан к конкретному местонахождению, точке на карте, отныне он везде и далеко за пределами Земли.

За столько лет Дэвид Боуи перепробовал себя практически в каждом жанре. Если не учитывать градации и ответвления рок-н-ролла, диско, кантри, фолк и фанк, упаднический эмбиент, высокопарный индастриал и даже колкий джангл – все пали ниц пред величием человека. От эстрадных софитов, до скрипучих трелей, напоминающих скорее несмазанные петли двери захламленного чердака, от сотрудничества с Ленноном и Маккартни, при которых, к удивлению, не получались «еще одни песни Битлз», до записи «кавера на Нирвану», от гимнов целому поколению к использованию позаимствованных у Ваниллы Айс сэмплов, пусть для этого Боуи и пришлось прорвать пространственно-временной континуум и отправиться на 8 лет в будущее. Единственное, чего не было у Дэвида – это старческого брюзжания (нотации были, но они поглощались с распростертыми ушами) и хип-хопа, именно поэтому во время записи Blackstar музыканты, дабы любыми путями избежать рок-н-ролла, много слушали Кендрика Ламара, восхищаясь его разносторонностью, Death Grips и Boards of Canada – Дэвид ссылался на «Alpha & Omega», описывая пока не изданную «Somewhere», записанную самой первой (возможно, мы услышим ее позднее, окружение музыканта озвучило идею издать весь записанный материал, ибо… шоу должно продолжаться). Именно так! Именно во вселенной, созданной гигантским и неуемным талантом Дэвида Боуи, могут сочетаться совершенно разные и в некотором роде взрывоопасные компоненты, демоны иного, но не чуждого для музыканта, мира, призванные вдохновить на запись альбома, который будет звучать как современный хип-хоп, хип-хопом притом не являясь.

Ситуация с Mr. Bowie, как его теперь с какой-то суеверной опаской и оглядкой называет западная пресса, на самом деле, тот ещё прецедент. Первый раз на наших с вами глазах уходит номинально великий человек, которому с одной, биометрической, стороны, уже пора, а с другой… А с другой перед нами глыба с чёрной звездой на белой обложке. И рассказать хочется именно о музыке — о том, ради чего вообще всё это было. Как принято говорить в плаксивых мелодрамах – если бы Дэвид был с нами, он бы именно этого и хотел. Хотя, будем честными – знать, чего хотел Дэвид нам с вами не дано. Умирающий человек, последние месяцы жизни посвятивший записи музыки, которая должна была и для него (пока есть время) и для нас (когда спешить уже некуда) стать осмыслением опыта собственного исчезновения, имеет право остаться немножко непонятым. Слегка недоступным.

По качеству звучания и дороговизне Blackstar мог бы принадлежать Канье Уэсту или Бейонсе, как глянцевый журнал, посвященный дорогим автомобилям, парфюму, украшениями, с рекламой часов, коньяка, пропитанный терпким дымом сигар, только в отличие от соседних издательств, публикующих серьезные тесты «10 признаков того, что вы не женщина, а бытовая техника», Боуи, с присущим ему налетом легкой театральности и оправданной помпезности, поднимает животрепещущие темы, рецензирует библейские писания, не стесняясь использовать обсценную лексику, замешанную на надсате Берджеса и гей-слэнга полари. Поп-музыка без тявкающих рэперов, не хвастающаяся своим положением, но сминающая привычные устои повседневности не срывающимся с губ золотыми слитками статусности, а умудренным гулом звонкой меди духовых, ибо нечего уже доказывать — Дэвид Боуи был человеком, на которого ровнялись, которого все желали. И показателем этого является исчезающее малое количество негативных отзывов о новом альбоме, которые можно рассматривать в рамках погрешности, а тут одно из двух: либо человечество стало менее циничным и действительно скорбит, поэтому о мертвом только хорошо или никак (что вряд ли, зная как интернет любит потанцевать на костях), либо Боуи записал такой альбом, который действительно пришелся по вкусу практически всем.

Музыка со своей задачей справляется, хотя, не будь у неё никакой особой спиритуальной миссии, она справлялась бы с нами не хуже. В заглавном треке (заглавном для чего? Для альбома? Для жизни? Для смерти? А какая разница!), набирающем обороты под сдвоенный ритм приджазованной ударной установки и электронного бита, извивающийся змеёй, поднимающейся из кувшина, мотив типа «восточные сладости» гипнотизирует с первого такта. Минималистичный сакс пофыркивает в лучших традициях такого малоизвестного мастера индастриал-джаза как Trent Reznor в его лучшие годы. Саксофонист Донни МакКэслин до глубины души поразил всех коллег, принимавших участие в записи альбома, и фан-клуб Тимати, сообщив, что песня про ИГИЛ – ему сказал об это Дэвид.

Переработанная двойка с сингла 2014 года – «’Tis A Pity She Was A Whore» и «Sue (Or In A Season Of Crime)» зазвучала куда более моложаво, выйдя из тени престарелой, скоттуокеровской манеры. Если первая играет со слушателем в жестокие игры, бряцая по одной клавише и не меняя аккорд до последнего, то в ритмичных завихрениях «Sue», принадлежащих руке Джеймса Мёрфи, пытливый ух сможет расслышать даже то самое вдохновение, навеянное Death Grips. Винтажные гитары выводят отрывистую шифрограмму, будто из заставки фильмов про утончённых шпионов, ударник использует полумифический хват Паркинсона, демонстрируя такую ритмическую тахикардию, что люди без ДЦП не имеют ни малейшего шанса на танцполе. На протяжении всего альбома мамонтову поступь остающихся царственными даже в самых неловких и атональных ситуациях (как, например, висящая на волоске концовка «Lazarus») саксофонных соло то и дело будут перебивать всполохи электроники, проснувшейся и слабо понимающей где она находится, – будь то эйсидовые пиликалки футуристичных бластеров или инфрабасовые жужжания докембрийских стрекоз (да-да, тех самых, что своими глазами видали Зигги Стардаста в молодости).

Реверберированный йодль «Girl Loves Me» вкупе со скалистым рельефом шуршащих ударных и скребущих гитар рисуют зубчатую гряду тех самых Альп, с которых, кажется и съехал на жопе губермановский Суворов под эмбиентый брейкдаун и завывания синтетических ветров. Важной деталью в принятии этого альбома как чего-то в большей степени интроспективного, является и полное отсутствие припевов – их здесь ровным счётом ни одного. Зато короткие рефрены, снова и снова повторяются, словно растерянные пассы руками немолодого человека, который точно знает, что хочет сказать, но не совсем понимает, как именно мы его услышим.

Если Боуи рисует нам картины апокалипсиса, пусть даже приватного, то надо признать, что удержаться от него будет сложнее, чем от первородного греха. За редкими исключениями почти весь альбом можно охарактеризовать как сборник иерехонских колыбельных – это обволакивающая, густой чёрной плазмой затекающая в уши и ноздри музыкальная масса, изначально отправляющая в летаргический транс, а потом поднимающая мёртвых. Когда туман блицкрига рассеивается, старческий голос с лёгким, чуть наводящим мороз по коже детюном начинает отповедь. Я не гангстер. Я не звезда Голливуда. Я не поп-звезда. Я — Блэкстар. Это не хвастовство и не мания величия – простая честность, вопиющее желание быть изо всех сил правильно понятым. Если для входа в Валгаллу нужно умирать с оружием в руках, то как ещё умереть Дэвиду Боуи, как не с песней о том, что он – звезда всех звёзд?

С другой стороны, все налепленные черные метки, смыслы, отсылки и зловоние дыхания смерти отклеиваются, развеиваются и испаряются с пониманием того, что Боуи планировал еще как минимум один альбом, если верить словам его друга и коллеги Тони Висконти. Когда Тони спросил у Дэвида, записывал ли он Blackstar как прощальный альбом, то мистер Боуи попросту рассмеялся. Несмотря на весь кричащий символизм, довольно сложно понять, что музыкант находится при смерти – мы настолько привыкли к образам и персонажам, что вполне могли додумать протагониста там, где он не задумывался, этакого Лазаря мира творческих кусков мяса, чьи песни умерли и воскресли (что и случилось, с учетом возросшего количества продаж и запросов «боуи все альбомы скачать»). Кто же мог подумать, что на сей раз Дэвид Боуи нас всех (и ничего не подозревающего Брайана Ино) одурачил своими ровными зубами и подвижной мимикой в видеоклипах, бойким нравом в текстах, заставляющим танцевать ритмом, не прятался за вымышленным лирическим героем, пел про себя и о себе. И это именно тот случай, когда нам нравилось быть обманутыми.

Все, что происходит в мире Blackstar усеяно доступной роскошью вне зависимости от того, когда именно вам понравился (или понравится) этот альбом – до момента смерти или после. Им хочется наслаждаться, питаться им, укутаться в него, быть приласканным им, положив голову на могучую грудь духовых, и ответив согласием на предложение перкуссии потанцевать. Где-то в самом начале ты подписываешь согласие об отказе от любых претензий по поводу утраченного или изъятого свободного времени, поскольку знаешь наперед – послушаешь еще много раз, отложив все дела и заботы. Драгоценность, без конечного потребителя, рассчитанная на неопределенный круг лиц, получающая свое законное место в домах разного люда, осчастливливая и объединяя нас всех. Остается лишь неуловимое чувство недосказанности, нескольких слов для завершения полотна, готовых сорваться птицей с кончика кисти и рухнуть красками на мольберт, но закатывающихся комом к корню языка. Нутро источает трепет и благодарность, сродни тем, когда получаешь право наблюдать за истинной красотой, которую не хочется забрать домой или продать втридорога, но оставить на том же месте, в естественной среде и всячески оберегать от вторжения. Теперь ты сопричастен и совсем не имеет значения в чем – будь то цветок, стремительно пробивающийся сквозь асфальт и толщу снега, или сверхновая, грозящая уничтожить все сущее.

В финале альбома, ковёр-самолёт унесший нас под покровом арабской ночи в Blackstar приземляет слушателя на песню-алтарь, усыпанную поминальными цветами «I Can’t Give Everything Away». Мягкий, но энергичный бит, идущий куда-то своим чередом, пышным цветом пульсирующие синтезаторы и органы, подключающаяся ближе к концу ностальгическая гитара, захлёбывающаяся в небрежно виртуозном соло. И всё это под очевидно недвусмысленные строки, подводящие итог, просящие извинить, если уж что не так. «Saying no but meaning yes \ This is all I ever meant \ That’s the message that I sent» поёт Дэвид за три дня до собственной смерти. Музыка вальсирует о чём-то своём, в последний раз позволяя себе и нам вместе с ней, поддаться слабости – закрыть глаза, и сделать вид, что ничего не случится. Что соло будут длиться и длиться, что неслучайно выписанные виртуозы, словно Шахерезада, на тысячу и одну ночь растянут импровизации, найдут нужные ноты. Что сустейн не оборвётся, повиснув и застыв в воздухе. Что он всё-таки сможет отдать нам всё. Но барабанная сбивка спотыкается в последний раз, и все ручки медленно поворачиваются влево, все фейдеры опускаются до крайнего нижнего положения. Последний аккорд выдохнут в тишину.

А тем временем в садах Эдема…

xn--e1aclabbxcocsq5j.xn--p1ai

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о