Без названия марк ротко: Марк Ротко «Без названия 25». Художники Ротко и Поллок. Биографии и картины

Содержание

Как смотреть картины Марка Ротко • Arzamas

Почему метро у Ротко напоминает Помпеи, что он собирался нарисовать для ресторана Four Seasons и как выглядят «цветовые поля»

Автор Ирина Кулик

Марк Ротко. 1961 год© Kate Rothko / Apic / Getty Images

Марк Ротко — вместе с Джексоном Поллоком и Барнеттом Ньюманом — один из столпов американского абстрактного экспрессионизма, направления, появившегося в США в середине ХХ века. Как и для первооткрывателей абстракционизма — Казимира Малевича, Василия Кандинского или Пауля Клее, — для Ротко беспредметная живопись была не формалистическим экспериментом, но этическим выбором и мистическим опытом. Родившийся в 1903 году в Российской империи, в городе Двинске (нынешний Даугавпилс, Латвия), и воспитывавшийся в иудейской традиции, Марк Ротко не иллюстри­ровал в своем искусстве какую-то определенную духовную традицию, но искал выражения универсальных человеческих эмоций. «Картина не изображает некий опыт, но является опытом», — утверждал художник в одном из интервью.

 

9 шагов постижения современного искусства

Педагогические принципы Казимира Малевича

Фигуративный период

1 / 3

Марк Ротко. Метро. Около 1937 года© Kate Rothko Prizel & Christopher Rothko

2 / 3

Фрески Виллы мистерий в Помпеях© DeAgostini / Getty Images

3 / 3

Эдвард Хоппер. Полуночники. 1942 годArt Institute of Chicago

Как и все абстракционисты-первопроходцы, Марк Ротко начинал с фигуратив­ной живописи  Фигуративная живопись (фигуративизм) — направление в искусстве, в котором худож­ник стремится сохранить максимальное сходство описываемого объекта с реаль­ностью.. Одна из самых известных его ранних серий, созданная в конце 1930-х, посвящена нью-йоркскому метро. Своими сюжетами эти полотна, представляющие разобщенных людей в подземном лабиринте, могут напомнить Эдварда Хоппера  Эдвард Хоппер (1882–1967) — американский живописец и гравер. Наиболее известен своими картинами о повседневной жизни, самая знаменитая из которых — «Полуноч­ники» (1942). — сказывается общая тревожная атмосфера Америки периода Великой депрессии. Но персонажи Ротко лишены кинема­тографической объемности Хоппера. Они вытянуты, сплющены и кажутся почти что элементами самого пространства станций — кариатидами, релье­фами, настенными росписями, даже тенями. Ротко всегда завораживали фрески Помпей, и его пассажиры подземки напоминают героев древнеримских росписей, несколько веков остававшихся погребенными под пеплом. При этом оцепеневшие фигуры на фоне тревожных цветовых пятен кажутся предвосхи­щением позднейшего творчества Ротко — они напоминают фотографии музейных залов со зрителями, погруженными в созерцание его абстрактных полотен.

 

8 вещей, которые мы узнали благодаря раскопкам Помпей

Надпись углем на стене дома, пекарни, 300 скелетов и живая стиральная машина

 

9 эротических фресок из Помпей

Как украшали стены своих домов жители города, погибшего при извержении Везувия

Сюрреалистический период

1 / 4

Марк Ротко. Гефсимания. 1944 год© Kate Rothko Prizel & Christopher Rothko

2 / 4

Марк Ротко. Без названия. 1945–1946 годы© Kate Rothko Prizel & Christopher Rothko

3 / 4

Аршил Горки. Агония. 1947 год© MoMA

4 / 4

Аршил Горки. Сад в Сочи. Около 1943 года

© MoMA

В 1940-е годы Ротко испытывает очевидное влияние сюрреализма в его нефигуративной версии. Во многом это связано с тем, что в США стягиваются герои европейского авангарда, бегущие от войны и нацистов, — в том числе сюрреалисты. Вслед за ними американские художники начинают иссле­довать бессознательное — но не столько фрейдовское, сколько юнгианское. Работы Ротко этого периода напоминают Хуана Миро  Хуан Миро (1893–1983) — испанский худож­ник-абстракционист, близкий к сюрреализму. Его работы часто напоминают детские рисунки или скульптуры. и в большей степени американского автора биоморфных абстракций Аршила Горки  Аршил Горки (1904–1948) — американский художник армянского происхождения, один из основателей абстрактного экспрессиониз­ма.. Названия полотен отсылают к библейским и античным мифам, в которых Ротко видит символы основополагающих, вневременных человеческих переживаний.

От «мультиформ» к «живописи цветовых полей»

К середине 1940-х годов Ротко окончательно отказывается от фигуративности. Это стало реакцией на переживание трагедии Второй мировой войны и холо­коста. В какой-то момент Ротко понял, что не может больше изображать человеческие фигуры — по его словам, они бессильны выразить свой страх перед самим фактом смертности. При этом он не считал себя абстракцио­нистом: «Я не заинтересован в соотношении цвета и формы и чего-то еще. Меня интересует выражение базовых человеческих эмоций — трагедии, экстаза, рока и так далее». Выражением этих эмоций у Ротко становится цвет. Еще осново­положник абстракции Василий Кандинский считал, что цвет является сред­ством, которым можно непосредственно влиять на душу. Но Кандинский полагал, что цвет не может существовать вне геометрической формы и не до­пускает безграничного распространения. «Безграничное красное можно только мыслить или духовно созерцать»  В. Кандинский. О духовном в искусстве. Москва, 1992., — писал Кандинский.

Марк Ротко. № 9. 1948 год© Kate Rothko Prizel & Christopher Rothko

Ротко удалось высвободить цвет из границ формы. В его полотнах существует то самое «безграничное» красное, желтое, пурпурное. Это «освобождение» цвета началось в цикле работ «Мультиформы» — сюрреалистические биоморф­ные фигуры в них растворились в цветовые пятна. А к концу 1940-х пятна превращаются в «цветовые поля» — так арт-критик Клемент Гринберг опреде­лил новое направление в абстракции, к которому, помимо Ротко, принадле­жали Барнетт Ньюман, Клиффорд Стилл, Элен Франкенталер и другие. Это классический период для Ротко. «Цветовые поля» на его масштабных работах живут по своего рода энергетическим законам: красные — на охряном, синие — на синем, темно-серые — на темно-коричневом. Они то наполняются пульси­рующим теплом, то постепенно остывают. Их свечение словно бы выплески­вается из рам, окутывая зрителей и, по мысли Ротко, доводя их до катарсиса. «Люди, которые плачут перед моими работами, получают такой же религиоз­ный опыт, как и я, когда писал их. Если вы тронуты только их цветовыми отношениями, вы ничего не поняли», — говорил художник в интервью. Но для того, чтобы этот катарсический опыт состоялся, работы должны были быть выставлены иным образом, чем обычные картины.

1 / 7

Зал Ротко в музее The Phillips Collection, Вашингтон© Matt McClain/The Washington Post via Getty Images

2 / 7

Ретроспективная выставка Марка Ротко в Мюнхене© Johannes Simon / Getty Images

3 / 7

Работы Марка Ротко в Национальной галерее в Вашингтоне© Robert Alexander / Getty Images

4 / 7

Картина Марка Ротко «Оранжевый, красный, желтый» (1956) в выставочном зале аукционного дома Sotheby’s в Лондоне© Cate Gillon/Getty Image

5 / 7

Картина Марка Ротко «№ 11» (1957) в выставочном зале аукционного дома Christie’s в Лондоне© Peter Macdiarmid / Getty Images

6 / 7

Картины Марка Ротко на выставке в Королевской академии художеств в Лондоне© Carl Court / Getty Images

7 / 7

Картина Марка Ротко в выставочном зале аукционного дома Sotheby’s в Лондоне© John Stillwell / PA Images via Getty Images

Ротко требовал для своих полотен особого, приглушенного освещения и специальной развески. Его произведения не терпели соседства с картинами других художников и вообще не очень подходили для привычных выставок — они требовали особых пространств и даже особых протоколов посещения. В качестве таких пространств Ротко представлял капеллы, разбросанные по сельской глуши и требующие специального паломничества, в которых зрители могли бы медитировать перед его работами. Такую капеллу, посвящен­ную памяти евреев, погибших от рук нацистов, он предлагал сделать в Германии, в 1960 году отказавшись от приглашения к участию в выставке «Documenta» — крупнейшем европейском арт-событии. Ротко не пожелал участвовать в художественной выставке, проходящей в стране, устроившей холокост. 

Панно для Сигрем-билдинг

1 / 3

Зал с панно Марка Ротко для Сигрем-билдинг в Тейт-Модерн© Melting Spot / Alamy / Diomedia

2 / 3

Сигрем-билдинг. 1957 год© Bettmann / Getty Images

3 / 3

Ресторан Four Seasons в Сигрем-билдинг. 1959 год© Bettmann / Getty Images

Годом ранее Марк Ротко отказался от еще одного проекта, который мог стать самым крупным заказом в его жизни. Ему предложили создать живопис­ные панно для ресторана Four Seasons в только что построенном небоскребе Сигрем-билдинг в Нью-Йорке. Архитекторами здания были прославленный модернист и бывший директор школы Баухаус Мис ван дер Роэ, а также Филип Джонсон, бывший коллекционером и ценителем современного искусства. Фешенебель­ный ресторан, конечно, мало походил на место для катарсиса, особенно с точки зрения Ротко, известного своими антибуржуазными воззрениями. Но он тем не менее берется за панно, позволившие ему работать в совершенно новом масштабе. Художник вовсе не собирался предлагать посетителям Four Seasons удобоваримый дизайн. Наоборот, он хотел, по собственному признанию, создать нечто, что «испортит аппетит каждому сукину сыну, который придет туда есть». А одним из источ­ников вдохновения называл клаустрофобические интерьеры, созданные Мике­ланджело для библиотеки Лауренциана во Флоренции, — ему хотелось, чтобы зритель почувствовал себя в комнате с замурованными окнами и дверьми, где ему остается только биться головой об стену. В результате ни один из посети­телей Four Seasons так и не испытал этих ощущений. Перед завершением работы Ротко решил сам поужинать в ресторане, после чего отказался переда­вать работы заказчику и вернул заранее выплаченный ему внушительный гонорар: «Ни один человек, который ест такую еду за такие деньги, не будет смотреть на мои картины». Через несколько лет Ротко передал большую часть панно для Сигрем-билдинг в лондонскую галерею Тейт, дав директору музея Норману Риду подробнейшие инструкции по развеске и освещению. Сегодня эти произве­дения, выставлен­ные более или менее в соответствии с замыслом художника, можно увидеть в открывшемся в 2000 году музее Тейт-Модерн. 

Капелла Ротко в Хьюстоне

Капелла Ротко в Хьюстоне© Arcaid Images / Alamy / Diomedia

Единственным полностью соответствующим замыслам художника произве­дением Марка Ротко остается капелла в Хьюстоне. Художник получил заказ создать росписи для капеллы при католическом Университете Святого Фомы в Хьюстоне в 1964 году. Его заказчиками были коллекционеры и меценаты Джон и Доминик де Менил, французы-католики, эмигрировавшие в США во время Второй мировой. Идея поручить капеллу Ротко пришла им в голову благодаря дружбе с Мари-Аланом Кутюрье, доминиканским монахом, худож­ником и реформатором церковного искусства. Кутюрье был поклонником модернизма и полагал, что и в церкви гениальный атеист лучше, чем бездар­ный верующий, так как любое настоящее искусство все равно является религиозным. Именно при его участии Матисс создал свою «Капеллу четок», Ле Корбюзье — Нотр-Дам-дю-О в Роншане, а Марк Шагал (как и Ротко, нере­лигиозный еврей) — витражи для католических соборов. Живопись Марка Ротко для капеллы в Хьюстоне оказа­лась еще более радикальным вариантом религиозного искусства. Четырнадцать остановок крестного пути Ротко представил в виде очень темных, почти чер­ных абстракций — трех триптихов и пяти отдельных полотен. Они кажутся почти монохромными. Но чем больше всматриваешься в эту тьму, тем больше различаешь в ней цветов и тем больше чувствуешь, как в глубине этой тьмы начинает брезжить свет. Доминик де Менил, говоря об этих полотнах, вспоми­нала пословицу: «Самый темный час — перед рассветом». Эффект этот не пере­дается никакими репродукциями. Капелла Ротко — не просто цикл живопис­ных полотен, но тотальное произве­дение. Само здание строилось при участии художника, и именно в этой капелле ему удалось добиться желаемого освеще­ния. Капелла задумывалась как католическая, но сегодня она официально признана святилищем, открытым для людей любого вероисповедания.

Мортон Фелдман. Капелла Ротко. Дирижер Грег Смит

Для этой удивительной абстрактной церкви была даже написана своего рода абстрактная месса — столь же минималистское, как и полотна Ротко, произ­ведение знаменитого американского композитора Мортона Фелдмана. Откры­лась капелла в Хьюстоне в 1971 году. Сам художник так и не увидел свое главное произведение законченным. Марк Ротко покончил жизнь самоубий­ством в 1970 году.

У Ротко были современники-единомышленники. Но вряд ли можно сказать, что у него были последователи-живописцы. После Ротко достичь подобной мощи воздействия при помощи холста и краски вряд ли стоило даже пытаться. Зато он открыл дорогу художникам, работающим с другими медиа, с про­странством и светом. Последователями Марка Ротко оказались создатели инсталляций, с середины 1960-х ставших одним из главных художественных форматов искусства. Так, именно Марка Ротко называет своим любимым художником Джеймс Таррелл, позволяющий зрителям переживать совершенно незабываемые опыты при помощи света.   

КАК СМОТРЕТЬ КАРТИНЫ:

 

Эдварда Мунка

 

Валентина Серова

ПАРТНЕРЫ ПРОЕКТА

Поздний Ротко в Tate Modern

Поздние работы выдающегося американского художника латвийского происхождения Марка Ротко будут выставлены в лондонской галерее Tate Modern

Сегодня в лондонской галерее Tate Modern откроется выставка работ американского художника латвийского происхождения Марка Ротко (Mark Rothko — настоящее имя Маркус Ротковиц, 1903–1970), который по праву считается одним из наиболее выдающихся послевоенных живописцев. Основной акцент в экспозиции будет сделан на поздние работы мастера, выполненные в период с 1958 по 1970 год.

С 26 сентября 2008 года по 1 февраля 2009 года посетители смогут увидеть около 50 живописных и графических произведений. Среди них особого внимания заслуживают 15 декоративных панно для Сигрем-билдинг, которые впервые будут выставляться вместе. Девять картин из коллекции Тейт (известные как «комната Ротко») будут дополнены другими работами, также написанными для Сигрем, но хранящимися в коллекциях Национальной галереи искусств в Вашингтоне и Мемориального художественного музея Кавамура. Последний впервые, после присоединения этих произведений к своему собранию в конце 1980-х годов, предоставит их для показа на международной выставке.

Панно для Сигрем-билдинг будут выставляться вместе с другими знаковыми работами Ротко, такими как серия «Черные формы» (1964), группа крупномасштабных графических произведений «Коричневый на сером» (1969), а также некоторые образцы из его последней серии «Черное на сером» (1969–1970).

В 1958 году Ротко предложили выполнить картины для украшения стен одного из залов ресторана «Четыре сезона». Это заведение располагалось на первом этаже корпоративного здания компании Seagram distillers — тогда еще совсем недавно построенного по проекту Людвига Миса Ван дер Роэ (Ludwig Mies van der Rohe) и Филиппа Джонсона (Philip Johnson). В своей студии Ротко поставил леса, чтобы создать примерную имитацию интерьера ресторана. Первоначально по заказу требовалось, чтобы Ротко создал всего семь картин, но в итоге он написал 30 полотен.

На позднем этапе творческого пути Ротко яркие, насыщенные цвета более ранних произведений уступают место темной гамме красного, коричневого и черного. В тот период Ротко осознал, что его поздние творения нуждаются в новой обстановке, отличной от той, для которой они создавались. Он считал, что картины для Сигрем-билдинг — объекты для созерцания, которые должны полностью поглотить зрителя. Он сравнивал их с работами Микеланджело в Лаврентийской библиотеке во Флоренции, создающими угнетающую атмосферу замкнутости. Ротко отметил, что Микеланджело «добился именно тех ощущений, к которым я стремлюсь, — заставить зрителей почувствовать, что они загнаны в ловушку с замурованными окнами и дверями». Тогда он принял решение отказаться от этого заказа для ресторана.

Незадолго до своей смерти в 1970 году Ротко передал девять панно, предназначавшихся для «Четырех сезонов», британской галерее Тейт, поскольку, как он сам упоминал, ему очень нравилась коллекция музея и в особенности работы Дж. М. У. Тернера. Произведения Ротко выставлены, согласно желанию художника, как единая цельная экспозиция, что раскрывает их глубокую, медитативную суть.

Выставку Марка Ротко курирует Аким Борхардт-Хьюм (Achim Borchardt-Hume), который возглавляет отделение современного искусства в Tate Modern. Экспозиция подготовлена в сотрудничестве с Мемориальным художественным музеем Кавамура. Весной 2009 года она отправится в Японию. Каталог выставки полностью иллюстрирован и включает эссе ведущих мировых критиков.

Источник: artknowledgenews.com



Внимание! Все материалы сайта и базы данных аукционных результатов ARTinvestment.RU, включая иллюстрированные справочные сведение о проданных на аукционах произведениях, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, учебных и культурных целях в соответствии со ст. 1274 ГК РФ. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных ГК РФ, не допускается. ARTinvestment.RU не отвечает за содержание материалов, представленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц, администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании обращения уполномоченного органа.

Твомбли, Ротко и де Кунинг: названы топ-лоты вечернего аукциона Christie's «Искусство ХХ века»

English version

Аукционный дом Christie’s анонсировал долгожданные вечерние торги «Искусство ХХ века», которые пройдут в Нью-Йорке 6 октября. Топ-лотами станут три работы: картина Сая Твомбли «Без названия (Больсена)» 1969 года (оценка $35–45 млн), полотно Марка Ротко «Без названия» 1967 года (оценка $30–50 млн) и написанная в 1953–1955 гг. «Женщина (зеленая)» Виллема де Кунинга (оценка $20–30 млн).

Сай Твомбли «Без названия (Больсена)», 1969. Оценка: $35-45 млн © Christie’s

Фаворитом вечернего аукциона станет картина Сая Твомбли «Без названия (Больсена)». Во время своего пребывания в Палаццо дель Драго с видом на живописное озеро Больсена к северу от Рима Твомбли создал четырнадцать масштабных работ, каждая из которых представляет собой чарующую рапсодию форм, линий, текстур и образов. Эти полотна, написанные с августа по сентябрь 1969 года, вскоре после завершения миссии «Аполлон-11», сочетают в себе приемы живописи, рисунка и письма, результатом которых является поэтичное исследование природы времени и пространства. Картина «Без названия (Больсена)», в свое время находившаяся в коллекции Чарльза Саатчи, имеет богатую выставочную историю и впервые выставляется на торги.

Марк Ротко «Без названия», 1967. Оценка $30–50 млн © Christie’s

В основе картины Марка Ротко «Без названия» лежит противостояние глубоких, насыщенных цветов и темной, зловещей пустоты. Это одна из самых драматичных работ последнего периода творческой карьеры художника, написанная в 1967 году наряду с еще тремя яркими полотнами, созданными после завершения серии мрачных медитативных картин для Часовни Ротко и серии черно-серых холстов, которые должны были стать его последними творениями. Предлагаемая на аукцион картина наглядно демонстрирует мастерство Ротко как выдающегося колориста, способного вызывать у зрителя неповторимые эмоции путем простого нанесения краски на поверхность.

Виллем де Кунинг «Женщина (зеленая)», 1953–1955. Оценка $20–30 млн © Christie’s

Картина Виллема де Кунинга «Женщина (зеленая)» относится к одной из самых революционных серий в искусстве ХХ века. Де Кунинг противопоставляет фигуру румяной улыбающейся женщины в голубом платке фону, создавая волнующее, не имеющее выхода напряжение. Работа над картиной была начата вскоре после выставки 1953 года в Sidney Janis Gallery, где были представлены первые работы художника из одноименной серии. В нее же входила и «Женщина I» (1950–1952, Музей современного искусства, Нью-Йорк), считающаяся одной из самых противоречивых работ в истории американского искусства. «Женщина (зеленая)» представляет собой квинтэссенцию уникального авторского видения образа женщины, которое впоследствии легло в основу многих абстрактных полотен художника. Она была показана на выставке 1955 года в Martha Jackson Gallery.

Этот аукцион станет главным событием привычной серии торгов Christie’s в обновленном формате. Отныне нью-йоркская сессия будет состоять из двух аукционных недель — октябрьской и еще одной, запланированной на конец осени. Суммарная оценочная стоимость всех 59 лотов аукциона составляет порядка $300 млн.

Другие лоты октябрьской недели можно найти здесь.

Ротко, Марк. Все картины художника

Марк Ротко

Марк Ротко, художник, работающий в жанре абстрактного экспрессионизма, гравер, родился в 1903 году в Двинске, Россия (сейчас входит в состав Латвии). Его настоящее имя — Маркус Роткович.

Творческая деятельность Ротко приходится на 1950-е и 1960-е годы. Уникальный стиль связан с его «теорией цветового поля». При этом большие площади одного цвета покрывают весь холст. Ротко считал, что цветовые поля позволяют форме выйти за границу рамы в бесконечность.

В «Работе без названия» (1955) художник использует три прямоугольника (красный, чёрный, и белый на желтом фоне), создавая определенную цветовую композицию без лишних деталей. Ротко написал много композиций с разнообразными прямоугольниками, а в последние годы жизни создавал созерцательные фрески в капелле Ротко, основанной в Хьюстоне.

Этот уникальный храм «для людей всех религиозных убеждений» можно назвать храмом абстракционизма. Он оформлен в фиолетово-белых тонах, с минимумом деталей и повторяющимися прямоугольными формами как в архитектуре, так и в росписи.

Абстрактное искусство предлагает гораздо больше возможностей частичного или полного ухода художника от репрезентативной техники, в связи с чем оно процветает в постмодернистском мире.

Абстрактное искусство — одна из форм современного и постмодернистского искусства, которая концентрирует внимание на отдельных сильных деталях, чтобы по-новому выразить композицию. Трудно выделить общие критерии для этого жанра: техника художника может варьироваться от несколько неточного представления действительности на полотне до полной абстракции, без узнаваемых образов.

Абстрактное искусство включает в себя движения кубизма, неопластицизма и абстрактного экспрессионизма. С появлением работ первых кубистов (Жоржа Брака и Пабло Пикассо) в начале 1900-х, этот жанр начал активно распространяться в западном мире. Всплеск открытий в области науки и техники, повальное увлечение новыми технологиями нашли отражение в творчестве художников.

"Кристис" выставил на торги в Нью-Йорке картину Марка Ротко "Без названия /№11/" - Культура

НЬЮ-ЙОРК, 15 октября. /Корр. ИТАР-ТАСС Андрей Бекренев/. Аукционный дом "Кристис" /Christie's/ выставил на торги произведениями послевоенного и современного искусства 12 ноября в Нью-Йорке полотно американского мастера абстрактного экспрессионизма Марка Ротко / 1903-1970/ "Без названия /№11/".

Как сообщили сегодня представители "Кристис", картина, созданная в 1957 году, уйдет с молотка, по их оценке, за 25-35 млн долларов. Это полотно 20 лет находилось в частной коллекции и участвовало во всех значимых ретроспективах Ротко, включая выставки в Музее современного искусства в Хьюстоне, Новой национальной галерее в Дюссельдорфе и Музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.

По словам аукционеров, эта картина размером 2 м на 1,8 м является самой масштабной в серии однотонных работ, выполненных Ротко в 1957 году.

"Я хочу, чтобы поворачиваясь спиной к моей картине, люди продолжали чувствовать ее присутствие точно так же, как они чувствуют солнечные лучи, бьющие им в спину", - говорил о своем произведении сам художник.

Интерес к работам Ротко, как отмечают эксперты, не ослабевает. "Спрос на шедевры кисти мастера, пожалуй, самый глобальный. За них борются коллекционеры из Америки, Европы, Азии, России и Ближнего Востока. "Без названия / №11/" запоминается благодаря своей невероятной красоте, цветовой насыщенности и внутреннему свечению - все это отличает работы Ротко лучшего периода творчества. Монументальность полотна позволяет зрителям полностью погрузиться в цвета и вызываемые ими ощущения", - подчеркивает глава департамента послевоенного и современного искусства "Кристис" Бретт Горви.

В мае 2012 года картина "Оранжевое, красное, желтое" кисти Ротко продана на торгах "Кристис" за 86,8 млн долларов, став самым дорогим произведением послевоенного искусства, когда-либо проданным с аукциона.

Предаукционные показы "Без названия /№11/" пройдут в Лондоне /с 12 по 18 октября/ и в Нью-Йорке /с 1 по 12 ноября/.

Марк Ротко /настоящее имя - Маркус Роткович/ родился в 1903 году в Двинске Витебской губернии Российской империи / ныне Даугавпилс, Латвия/. В 1913 году с семьей эмигрировал в США. Самая значительная работа Ротко - цикл из 14 картин для капеллы экуменической церкви в Хьюстоне /штат Техас/. Ротко скончался в Нью-Йорке в 1970 году.

На аукцион 12 ноября выставляется также картина "короля поп-арта" Энди Уорхола "Кока-кола" /1962/. По оценкам "Кристис", полотно уйдет с молотка за 40-60 млн долларов.

Почему Марк Ротко великий художник, а его картины – это искусство

Каких только резких высказываний ни удостаиваются работы иммигранта из царской России, ставшего одним из известнейших американских художников. «Мазня», «работы скорее маляра, а не художника», «а король-то голый» — чем больше платят коллекционеры за полотна Ротко, тем больше появляется желающих выразить свое «фи» в их отношении.

Мы не беремся разъяснить, почему картины Марка Ротко так дорого стоят, некоторую информацию по этому вопросу найдете в этой статье. Сейчас нами движут нескромные амбиции рассказать об их художественной ценности.

Марк Ротко. Белый центр (желтый, розовый и лавандовый на красном), фрагмент. 1961

Во-первых, это красиво (но только не говорите об этом Ротко)

Сколько усилий ни прилагал художник, чтобы публика воспринимала его картины исключительно как воплощение чистых, беспримесных эмоций на холсте, ему не удавалось избежать того, что они идеально вписывались в яркие, а порой и кричащие интерьеры своего времени.

Хотя его мятежный мозг будоражили скорее идеи и их адекватная реализация, чем то, насколько картины понравятся зрителю с эстетической точки зрения, Ротко создавал потрясающе красивые полотна. Хотел он того или нет, ему удавалось находить сочетания оттенков ценные сами по себе, в своем минимализме и чистоте, безотносительно того смысла, что он в них вкладывал.

Марк Ротко. Без названия Марк Ротко. № 10 Марк Ротко. Без названия

Он был одаренным колористом, хотя для художника это было не комплиментом, а оскорблением. Об этом свидетельствует невероятная история, которая, кажется, могла произойти только с ним.

В список почетных гостей, приглашенных на инаугурацию президента Кеннеди в 1961 году, входил и Марк Ротко. Он почитал это за честь, но ровно до того момента, пока сестра Кеннеди и ее муж не попросили у художника одну из его работ, чтобы прикинуть, насколько она подойдет к стилю их апартаментов. Этого было достаточно для того, чтобы Ротко навсегда оборвал любые контакты с семейством Кеннеди.

И это не единственный случай, когда художника не могли убедить расстаться с его картинами ни престиж потенциального клиента, ни многозначные суммы в чеке. Осознание того, что его живопись ценится поклонниками преимущественно с точки зрения декоративной функции, было чрезвычайно болезненным. Так что во второй половине 1950-х Ротко начинает сознательно сгущать краски, выбирая все более темные оттенки. Но это мало помогло: получалось все равно болезненно красиво.

Марк Ротко. Лаванда и шелковица Марк Ротко. № 61 (Ржавый и голубой) Марк Ротко. Без названия

Гений кроется в деталях

Да, картины для Ротко были больше, чем просто картины. И в каком-то смысле больше, чем искусство. Он жил ими и хотел, чтобы зритель тоже мог полностью погрузиться в пространство его полотен. Ради этой цели он не шел ни на какие компромиссы, когда дело касалось их выхода в свет.

Галереи должны были соблюдать все его требования. Для картин Ротко не годились проходные залы. Также в них нельзя было находиться работам других художников или любым посторонним объектам: ничто не должно было мешать зрителю войти в непосредственный контакт с произведением Ротко. Поэтому предусматривалось минимальное освещение, закрытые окна и отсутствие каких бы то ни было рам — ничего, что могло бы сместить акцент с самих холстов.

Один из вариантов размещения картины Ротко «Четыре темные отметины на красном» в нью-йоркском Музее американского искусства Уитни наверняка пришелся бы художнику по душе.

Четыре темные отметины на красном Марк Ротко Живопись, 1958

На пике творческого расцвета Ротко уже не мыслил категориями отдельных полотен, его ум выстраивал концепции нераздельного арт-пространства. Он стремился создавать целые ансамбли, что будут звучать в гармонии с вибрациями его переживаний. Пределом мечтаний для Ротко было писать холсты, задуманные под конкретные помещения, в идеале им же спроектированных — с необходимой ему геометрией стен и размещением источников естественного освещения.

«Каждая картина живет в соседстве с другими полотнами, служащими для нее в глазах людей своеобразным продолжением. Оставаясь в одиночестве, картина умирает. Поэтому нет ничего более страшного и бесчувственного со стороны художника, чем выставлять на экспозицию лишь одно свое полотно», — считал художник.

Марк Ротко. № 18 Марк Ротко. Без названия Марк Ротко. Красный и розовый на розовом

Ротко – самый конкретный из абстрактных

Отделяться от декоративной, религиозной либо запечатлевающей скоротечный момент жизни функции живопись начала задолго до того, как в ней начал упражняться Ротко. И чем дальше тем больше художники своими работами пытаются скорее сказать зрителю что-то, нежели показать. В нашем веке не так востребованы техника, мастерство или виртуозность исполнения, но куда больше — идеи и смыслы.

Ротко освобождает свои картины и от этих обязательств: его раздражали какие-либо их интерпретации или трактовки скрытых смыслов — в этом отношении он был предельно прямолинеен. «Трагический опыт катарсиса есть единственный источник любого искусства. Мои картины — это непредсказуемое путешествие в неизвестный мир. Скорее всего, зритель предпочел бы в него не отправляться», — писал он.

Марк Ротко. Желтый над фиолетовым Марк Ротко. Без названия (Зеленый на синем) Марк Ротко. Без названия (Красный, оранжевый)

Именно зритель был главным критиком и судьей для Ротко, его мнение было для него решающим, в отличие от вердиктов любых авторитетных источников. «Никакие комментарии не в состоянии объяснить живопись, — считал он. — Все объяснения должны исходить из завершенного опыта переживания между картиной и ее наблюдателем. Оценка искусства — это поистине бракосочетание интеллектов. И искусство — тоже бракосочетание, и если оно не завершается должным образом, тогда оно бесплодно».

Марк Ротко. Без названия Марк Ротко. Многообразие Марк Ротко. Без названия Марк Ротко. Без названия Марк Ротко. № 18

Картины 1946 — 1948 годов, в которых начинает отчетливо проступать фирменный почерк Марка Ротко.

Несмотря на то, что сегодня художника считают одним из ведущих представителей абстрактного экспрессионизма, сам он себя к таковым не относил. И чем больше росла его популярность, тем более ему казалось, что критики, восторгающиеся его «абстракциями», упускают самую суть.

«Мое искусство — это не абстракция. Оно живет и дышит, — заявлял Ротко. — Мне неинтересны взаимоотношения цвета и формы или что-то в этом духе. Мне интересно только выражение основных человеческих эмоций: трагедии, экстаза, отчаяния и так далее. И тот факт, что многие люди вдруг теряют себя и разражаются рыданиями перед моими картинами, означает, что я могу сообщаться с этими основными человеческими эмоциями».

Остальное – дело техники

Как и в прочих сферах искусства, узнаваемость, авторский почерк — самое ценное, что есть у таланта в сегодняшнем мире. В мире живут миллионы обладателей отличных голосов, но сколько из них мы безошибочно идентифицируем, услышав по радио? Похожая ситуация и с картинами.

Если вам на глаза хотя бы единожды попадалась подборка полотен Ротко, их образ прочно отпечатается в сознании. И вряд ли удастся спутать их с произведениями какого-либо другого автора (разве только что тот не будет его имитатором).

Марк Ротко. Иерархические птицы Марк Ротко. Без названия Марк Ротко. Персонаж № 2 Марк Ротко. Без названия

Так выглядели эксперименты Ротко до того, как он изобрел фирменный стиль.

Хотя бы по той меркантильной причине, что из соображений тщеславия коллекционеры исторически склонны покупать произведения искусства, которые заявят о своем авторе даже без подписи в нижнем углу, уникальный почерк — уже половина успеха художника.

Паттерны, основанные на мотивах произведений Ван Гога, Кандинского, Мондриана, Дали, Уорхола и других воспроизводятся и тиражируются в самых немыслимых ипостасях: начиная от предметов интерьера и заканчивая чашками, одеждой, дизайном тортов и даже причесок.

Ротко тоже удалось обессмертить свое имя, придумав безошибочно узнаваемую формулу: разносторонние прямоугольники, парящие в цветовых плоскостях. Но подобно квадратам Малевича, цветовые поля Ротко не так просты, как кажутся. Художник использовал несколько техник, секрет которых скрывал даже от своих ассистентов.

Марк Ротко. Без названия (Портрет) Марк Ротко. Без названия (Мужчина и две женщины на природе) Марк Ротко. В метро Марк Ротко. Вход в метро

Малоизвестный и непривычный Ротко 1930-х годов: сюжет и ускользающая фигуративность еще в наличии. Впрочем, как и начинающая заявлять о себе диктатура геометрии и цвета.

Исследования, проведенные при помощи электронного микроскопа и ультрафиолетового излучения, позволили определить, что художник использовал как натуральные ингредиенты вроде яиц или клея из кроличьей шкурки, так и искусственные вещества: акриловые, модифицированные алкидные, фенолформальдегидные смолы и так далее. Все это нужно было ему для того, чтобы добиться быстрого высыхания разных слоев краски без их смешивания, так что он мог беспрепятственно наносить новые поверх старых.

Количество таких слоев на разных картинах достигало двадцати, причем это могли быть едва отличающиеся оттенки — это позволяло достичь того самого эффекта глубины и мерцания цвета. Ротко также сознательно избегал любых рамок, как в прямом, так и в переносном смысле: он закрашивал даже боковины холстов, словно пространство картины не имело границ.

Марк Ротко. № 1 / № 11 Марк Ротко. Без названия Марк Ротко. Без названия Марк Ротко. № 1 / № 11 Марк Ротко на фоне своей картины № 7, 1960 (Музей современного искусства, Каруидзава, Япония).

Черный квадрат в кубе

Кульминацией художественной эволюции Ротко и, в некотором роде, его мавзолеем стало культовое сооружение в Хьюстоне, штат Техас, более известное как часовня Ротко (Rothko Chapel). Работа художника над серией панно для ресторана «Четыре сезона» (которые так и не заняли причитающиеся им места на стенах заведения, так как он отказался отдавать свои детища для поднятия аппетита миллионерам) подвигла чету нефтяных магнатов де Менил предложить ему написать полотна для капеллы на территории университета Святого Фомы.

Часть работ, предназначавшихся для ресторана в небоскребе Сигрэм, обрела постоянную прописку в «Комнате Ротко» в галерее «Тейт», Лондон.

Для часовни, которая изначально была задумана как католическая, а в итоге стала экуменической церковью для представителей всех вероисповеданий (и в равной степени — арт-центром) Ротко создал 14 масштабных полотен. Семь из них представляют собой черные прямоугольники, практически сливающиеся с насыщенным бордовым фоном. Еще семь холстов написаны в фиолетовой тональности, напоминающей об оттенках ночного неба в различных временных и погодных условиях.

Ротко работал над картинами для часовни в течение трех лет (1964 — 1967), и здесь не обошлось без интриг. Условия контракта позволяли художнику вмешиваться в планировку строения, в результате чего он разругался с первым архитектором, работавшим над проектом. Затем последовало сотрудничество со вторым, и третьим, но Ротко так и не дожил до окончания строительства. И все-таки благодаря его участию здание имеет восьмиугольное основание и источник естественного освещения, проделанный прямо в потолке.

Часовня Ротко открылась через год после его смерти — в 1971 году. И хотя одни посетители в недоумении оглядываются по сторонам, спрашивая «а где же, собственно, картины?», другие на долгое время застывают перед медитативными переливами «черных дыр» Ротко.

Если в процессе работы над панно для ресторана художник желал, чтобы посетители чувствовали себя навеки замурованными среди кирпичных стен, то здесь, по всей видимости, он предлагал зрителю ощутить максимальную близость к вечности. То ли в невесомости среди безмолвия открытого космоса, то ли в последнем пристанище, когда в крышку забивают последний гвоздь.

Как это нередко случается с наследием художника, часовня Ротко тоже становилась источником вдохновения для других деятелей искусства. Например, Питера Гэбриэла, написавшего песню «14 черных картин», которая вошла в его шестой студийный альбом «Us» 1992 года.

«Разбитый обелиск» перед часовней Ротко авторства Барнетта Ньюмана, его соратника по живописи цветового поля.

«В неведомый мир» Марка Ротко: дорогая абстракция

В «Гараже» открывается выставка одного из самых известных и дорогих художников современности — Марка Ротко. «Ваш досуг» решил рассказать читателям, как российский эмигрант стал арт-звездой №1 в мире.

На творчество Ротко повлияли философы-психоаналитики Фрейд, Юнг, а также Ницше и древнегреческая мифология. Картина без названия, 1949

Фирменный стиль художника Марка Ротко — большие полотна, построенные на трех-четырех цветах. В этих картинах нет сюжетов. Они не пробуждают фантазию, как, к примеру, импровизации Кандинского, и не оглушают, как супрематизм Малевича. Абстракции Ротко одурманивают, погружают зрителя в густой туман из цвета: по замыслу художника на трехметровые холсты нужно смотреть с расстояния не более полуметра. На аукционах за эти картины выкладывают восьмизначные суммы. Последний рекорд — $72,8 млн за «Белый центр» на Sotheby’s-2007. Эту картину у Дэвида Рокфеллера купил катарский эмир Хамад бин Халиф аль-Тани.

Столкнувшись с величественным, непонятным и дорогостоящим миром Ротко, зритель вряд ли может представить, что когда-то полуголодный уроженец российского города Двинска (ныне латвийский Даугавпилс) Маркус Роткович (настоящее имя художника) плыл в Америку на корабле «Царь» с табличкой «Я не говорю по-английски» на груди и даже не помышлял о карьере художника. Но судьба распорядилась иначе. Маркус Роткович, обожавший Достоевского, ненавидевший «империалистов» и гордо заявлявший «Я – мужик!», стал воплощением американской мечты и одним из наиболее мифологизированных персонажей в мире искусства.

До сих пор нет единого мнения, почему Ротко так дорого стоит. Одни говорят — это гениально, другие — пиар. Факт: иметь картину Ротко — очень престижно. «Ничто», 1940-е

Еврейский побег
Как художник Марк Ротко «родился» осенью 1923 года. Причем неожиданно для всех. Десятью годами раньше семья Роткович, опасаясь погромов, эмигрировала из России в США. Маркуса ждала судьба образованного еврейского юриста — именно этой профессии его обучали в Йельском университете. И вдруг он, успешный студент, бросает учебу и переезжает в Нью-Йорк, чтобы начать карьеру художника. Столь крутой поворот сам Ротко объяснял так: мол, оказавшись случайно в классе, где студенты писали обнаженную натуру, он понял, что как раз такая жизнь ему по нраву.

В арт-школе в Нью-Йорке Ротко проучился всего пару лет. Потом какое-то время самостоятельно практиковался во всех живописных «измах». А к концу 40-х пришел к абстракции и позже стал одним из идеологов абстрактного экспрессионизма, автором теории «живописи окрашенного поля». Благодаря этому течению США впервые застолбили за собой место в истории искусства.

Красный — один из любимых цветов художника. Эта картина называется «Красный на Мароне», 1940-е

Ловушка
В конце 50-х к Ротко неожиданно пришел успех, его картины выросли в цене. Для сравнения: на выставке 1945 года в галерее Пегги Гуггенхайм за них просили $150–750, а тут вдруг они стали стоить $10 000. Художник начал получать крупные заказы. Так, в 1958-м ресторан Four Seasons предложил Ротко сделать серию картин для оформления нового зала. Тот согласился и подписал контракт на $35 000. Но в процессе работы вдруг осознал, что «продался капиталистам» (в душе Ротко всегда
был социалистом), и решил им отомстить – создать мрачные, совсем не подходящие для ресторана полотна. «Место, куда будут приходить богатейшие ублюдки Нью-Йорка, чтобы покормиться и показать себя», Ротко посчитал недостойным пристанищем для своих работ. В результате, получив предоплату и выполнив эскизы, он вообще передумал продавать их ресторану и расторгнул договор.

Надо сказать, что характер у знаменитого художника был не подарок. Как человек очень мнительный, он постоянно сомневался в своем таланте и не верил, что его творчество может называться искусством. В идеале он мечтал создать работы, которые смогли бы «заставить этих богатых ублюдков почувствовать, что они загнаны в ловушку с замурованными окнами и дверями». К сожалению, подобное мировоззрение загнало в ловушку самого Ротко. Он зациклился на мрачных цветах (смотреть на которые предполагалось при тусклом освещении) и переехал в студию без окон. Весной 1968 года, узнав о страшном диагнозе (аневризма аорты), художник оставляет семью и целиком посвящает себя живописи. И пишет картины огромных размеров: чтобы работать над несколькими холстами сразу, Ротко налаживает сложную систему тросов и блоков. 25 февраля 1970 года художник скончался, выпив смертельную дозу снотворного и вскрыв вены.

Ближе к концу жизни Ротко стал писать картины в темных тонах. У коллекционеров больше ценятся работы «светлого» периода. Без названия, 1949

Дело на 20 миллионов
Ротко не оставил предсмертной записки, а друзья так и не смогли понять, что же с ним случилось. По официальной версии причина самоубийства — финансовая. Художник был связан контрактом с влиятельной галереей «Мальборо», которая оказывала на него давление, заставляя продать лучшие работы по заниженным ценам. Посредником в этой сделке был человек, которому художник всецело доверял, – Бернард Райс. Он же помогал Ротко с оформлением завещания, согласно которому львиная доля наследия художника (798 картин стоимостью более $20 млн.) переходила к фонду его имени. Но 19-летняя дочь Ротко, Кейт, заподозрив душеприказчиков в нечестности, подала в суд. В итоге 14 февраля 1974 года в Нью-Йорке начался процесс, окрещенный журналистами «Уотергейт в искусстве», который продлился несколько лет и завершился победой семьи Ротко. Впервые в истории юриспруденции художник был официально признан
великим. Но часть картин, уже распроданных галереей «Мальборо», вернуть не удалось. Так что, как бы жестоко не звучали слова историка искусства Роберта Хьюза, с ними не поспоришь: «Самоубийство принесло работам Ротко ту убедительность, которой у него не было, – целостность искусства и жизни, которой так жаждет голодная до мифов публика. А арт-рынок принял самоубийство Ротко как доказательство искренности художника, обратив ее в деньги».

Сегодняшнему зрителю рекомендуем одно – оказавшись на выставке, забыть все прочитанное и просто внимательно смотреть. Традиционно картина Ротко состоит из нескольких цветовых полей. Смысл этих полей — показать зрителю силу чистого цвета и пробудить тем самым глубокие эмоции. Кто-то видит в них двери в другие измерения, кто-то – метафору Вселенной. Как говорил Ротко: «Зрители, которые проливают слезы у моих картин, переживают те же религиозные чувства, что испытывал и я, создавая их».

Если долго смотреть на картину Ротко, она начинает как бы «пульсировать». Картина без названия, 1952

Без названия (Живопись) | Чикагский институт искусств

Без названия (Живопись)

Дата:

1953/54

Автор:

Марк Ротко (Маркус Ротковиц)
американец, родился в России (Латвия), 1903–1970 гг.

Об этом произведении

Известный своей страстной формой живописи, основанной на поэтике цвета, Марк Ротко был одним из ведущих сторонников живописи с цветовым полем, типа нестандартного абстрактного экспрессионизма, который влек за собой большие холсты, отличающиеся монументальным пространством формы и тона.Полотно Без названия (Живопись) горит тонкими вариациями оранжевых и желтых оттенков. Картина следует характерному формату зрелой работы Ротко, согласно которому сложенные прямоугольники цвета, кажется, плавают в пределах холста. Непосредственно окрашивая ткань холста множеством тонких мазков пигмента и уделяя особое внимание краям, где взаимодействуют поля, он добился эффекта света, исходящего от самого изображения. Эта техника соответствовала его метафизическим целям: предложить живопись как дверь в чисто духовные сферы, сделав ее такой же нематериальной и вызывающей воспоминания, как музыка, и напрямую передать наиболее существенные, самые грубые формы человеческих эмоций.Ротко описал свое искусство как «устранение всех препятствий между художником и идеей, между идеей и наблюдателем». Вместо явного символизма он использовал цвет, потрясающий масштаб и яркость поверхности, чтобы вызвать эмоциональный и глубокий отклик у зрителя.

Статус

На просмотре, Галерея 293

Художник

Марк Ротко

Название

Без названия (Живопись)

Происхождение

Соединенные Штаты

Дата

1953–1954 гг.

Средний

Масло на холсте

Надписи

На лицевой стороне нет надписей; подпись и дата: оборотная сторона: «Марк Ротко / 1954» (в центре слева оранжевой краской)

Размеры

265.1 × 298,1 см (104 3/8 × 117 3/8 дюйма), без рамы

Кредитная линия

Коллекция друзей американского искусства

Справочный номер

1954 г.1308

Авторские права

© 1998 Кейт Ротко Призель и Кристофер Ротко / Общество прав художников (ARS), Нью-Йорк

Расширенная информация об этой работе

История публикаций

  • «Годовой отчет 1954–1955» (Институт искусств Чикаго, 1955), н.pag., как «Без названия».
  • «Недавние дополнения к коллекции двадцатого века», «The Art Institute of Chicago Quarterly» 49, 2 (1 апреля 1955 г.), стр. 23–24, как «Без названия».
  • «Живопись в Институте искусств Чикаго» (Институт искусств Чикаго, 1961), стр. 404.
  • «Instituto de Arte de Chicago», El mundo de los museos (Мадрид: редакционный кодекс, 1967), стр. 15 (илл.), 79 (илл. Цветной).
  • Джеймс Н. Вуд, «Сокровища живописи XIX и XX веков: Институт искусств Чикаго» (Abbeville Press, 1993), стр.305 (илл. Цвета).
  • Дэвид Анфам, «Марк Ротко, Работы на холсте: Резюме каталога» (Национальная художественная галерея / издательство Йельского университета, 1998 г.), кат. 500 (илл. Цвета).
  • Мигель Лопес-Ремиро, «Марк Ротко: Письма об искусстве» (Yale University Press, 2006), стр. 104–07.

Происхождение

Продано художником, Нью-Йорк, Художественному институту, 1954 г.

Информация об объекте находится в стадии разработки и может обновляться по мере появления новых результатов исследований.Чтобы помочь улучшить эту запись, напишите нам. Информация о загрузке изображений и лицензировании доступна здесь.

Марк Ротко: Классические картины

Марк Ротко, Без названия (Набросок Seagram Mural) , 1959, холст, масло и смешанная техника, Gift of The Mark Rothko Foundation, Inc., 1986.43.156

Здесь Ротко обратился к палитре красного, бордового, коричневого и черного. Художник в конце концов отказался от этого проекта из-за опасений по поводу ресторана как подходящего места для его работы. Однако он уже создал ряд этюдов и готовых полотен, два из которых включены в настоящую инсталляцию.

Марк Ротко, No.4 , 1964, холст, смешанная техника, Gift of The Mark Rothko Foundation, Inc., 1986. 43.152

За некоторыми исключениями, затемненная палитра продолжала доминировать в творчестве Ротко вплоть до 1960-х годов. Он разработал кропотливую технику наложения цветов, пока, по словам историка искусства Дора Эштона, «его поверхности не стали бархатистыми, как стихи ночи».

Ротко в своей студии на 69-й улице с фресками в часовне Ротко, c.1964, © Hans Namuth Estate, любезно предоставлено Центром творческой фотографии, Университет Аризоны,

Его работа над росписями капеллы Ротко, первоначально заказанная Джоном и Доминик де Менил для Университета Св. Томаса в Хьюстоне, штат Техас, занимала Ротко между 1964 и 1967 годами. Отвернувшись от сияния предыдущего десятилетия, Ротко усилил тонкость восприятия его картин, затрудняющая различение различий между формой и землей.Он также изменил влияние своих полотен на восприятие пространства, которое теперь характеризуется ощущением замкнутости. Это качество, которое поддается медитации, может быть явно связано с духовной природой часовни.

Марк Ротко, Без названия, 1968, Частная коллекция

Прочтение Ротко Ницше, немецкого философа 19-го века, предполагает, что его работа могла представлять оппозицию между рациональным или абстрактным элементом и эмоциональным, первичным или трагическим (имеется в виду обсуждение Ницше полярности между аполлоническим и дионисийским элементами принцип).Определенные качества, такие как сияние или двойственность света и тьмы, имеют символическое значение в западной культуре, из которого явно заимствовал Ротко. Считается, что впечатление огромного пространства представляет историческую концепцию «возвышенного», квазирелигиозный опыт безграничной необъятности. Инсталляция этих полотен создает и собственное священное окружение.

Марк Ротко, Без названия, 1953, Частная коллекция

В разное время в 1950-х и 1960-х годах Ротко написал значительное количество небольших работ на бумаге.Неясно, являются ли это исследования для более крупных картин или просто меньших вариаций, использующих аналогичную динамику формы и цвета. Ротко установил многие из них на панели, холсте или доске, чтобы имитировать присутствие холстов без рам. Меньший формат особенно подошел Ротко в 1968 году, когда его физическая активность резко снизилась из-за сердечного недуга. Ротко продолжал работать преимущественно на бумаге даже после того, как в 1969 году вернулся к относительно большому формату.

Марк Ротко, Без названия, 1969, Джон и Мэри Паппаджон, Де-Мойн, Айова

В серии коричневых или черно-серых картин, созданных с 1969 по 1970 год, Ротко разделил композицию по горизонтали и обрамил изображение с белым полем (созданным путем маскировки краев бумаги или холста скотчем, который позже был удален. обнажить голую опору).Безмятежная темная зона выделяется на фоне бурного рисунка серой части, области, дополнительно модулированной добавлением охры или синего. Четко очерченный край устанавливает сложное взаимодействие между произведением и зрителем, который втягивается в картину ее чувственной поверхностью, но удерживается на расстоянии жестким обрамляющим устройством.

Марк Ротко, Без названия, 1969, Коллекция Кейт Ротко Призель

В другой серии этого периода Ротко использовал более мягкую гамму розового и синего цветов для композиций, которые иногда напоминают небольшие работы середины 1940-х годов.Определенная аскетичность предполагает, что Ротко начал новое направление, которое могло быть связано с редуцирующей работой молодых художников того времени. Однако, в отличие от минималистов, Ротко никогда не отказывался от своей убежденности в способности абстрактного искусства восприниматься в эмоционально выразительных терминах.

Марк Ротко в своей мастерской, ок. 1964, © Hans Namuth Estate, любезно предоставлено Центром творческой фотографии, Университет Аризоны (предоставлено Архивом американского искусства, Hans Namuth Photographs and Papers)

Физически больной и страдающий депрессией, Ротко покончил жизнь самоубийством 25 февраля 1970 года.На момент смерти он был широко известен в Европе и Америке за его решающую роль в развитии непредставительного искусства. Его яркие, бесплотные цветные вуали утверждали силу необъективной живописи для передачи сильного эмоционального или духовного содержания. С непоколебимой приверженностью уникальному художественному видению, Ротко прославлял почти мифическую власть искусства над творческим воображением.

Изначально этот веб-ресурс был подготовлен в связи с выставкой Марка Ротко, , которая была представлена ​​в Национальной галерее искусств с 3 мая по 16 августа 1998 года.При поддержке Mobil. Выставка побывала в Музее американского искусства Уитни, Нью-Йорк, 17 сентября - 29 ноября 1998 г., и в Музее современного искусства де ла Виль де Пари, 14 января - 18 апреля 1999 г.

Следующее уведомление появляется по просьбе наследников художника: Работы Марка Ротко © 1998 Christopher Rothko and Kate Rothko Prizel.

Кредиты на выставку (1998)

Куратор: Джеффри Вайс, младший куратор, искусство ХХ века, Национальная художественная галерея.Консультантами выставки являются Марк Розенталь, куратор искусства 20-го века, Музей Соломона Р. Гуггенхайма, Нью-Йорк, и Дэвид Анфам, автор будущего каталога Rothko raisonné.

Публикация: Полностью иллюстрированный каталог был совместно издан Национальной галереей искусства и издательством Йельского университета при участии Джона Гейджа, Кэрол Манкузи-Унгаро, Барбары Новак, Брайана О'Догерти, Марка Розенталя, Джессики Стюарт и Джеффри. Вайс. Он также включает интервью с Эллсвортом Келли, Брайсом Марденом, Герхардом Рихтером, Робертом Райманом и Джорджем Сигалом о творческом наследии Ротко.

Организация: Выставка организована Национальной художественной галереей.

Спонсор: Спонсор выставки - Mobil.

Расписание: Национальная художественная галерея, 3 мая - 16 августа 1998 г .; Музей американского искусства Уитни, 17 сентября - 29 ноября 1998 г .; Musée d'Art Moderne de la Ville de Paris, 8 января – 18 апреля 1999 г.

Работы Марка Ротко в постоянной коллекции Национальной галереи

Национальная художественная галерея хранит самую большую общедоступную коллекцию произведений искусства американского художника Марка Ротко (1903–1970).В 1986 году Фонд Марка Ротко решил, что его миссии по сохранению своей коллекции произведений искусства Ротко, а также по расширению и продвижению наследия художника посредством научных исследований и выставок будет лучше всего выполнить стратегическое размещение его полотен и работ на бумаге в избранных крупных международных музеях. Перед расформированием в том же году Фонд назначил 35 учреждений для получения ст. В качестве основного получателя щедрости Фонда Марка Ротко Национальная художественная галерея получила более 1100 произведений - картин на холсте и работ на бумаге, - а также исследовательские материалы, включая отчеты о консервации и обзоры выставок.

Посмотреть полный список работ Ротко на NGA.

Без названия Марк Ротко | Музей Гуггенхайма, Бильбао

Марк Ротко, один из центральных персонажей нью-йоркской школы, наиболее известен своей зрелой идиомой, впервые увиденной в его картинах 1949 года, представляющих собой крупномасштабные композиции, состоящие из уложенных друг на друга парящих прямоугольных полей яркого цвета. Ротко категорически отверг толкование своей работы в чисто формальных, эстетических терминах, настаивая на том, что его «не интересуют отношения цвета, формы или чего-либо еще.«Скорее, он использовал абстрактные средства для выражения« основных человеческих эмоций - трагедии, экстаза, гибели и так далее », искренне стремясь создать искусство внушающей трепет силы для светского мира. Те зрители, которые не выдерживали и плакали перед ним По его словам, картины имели «тот же религиозный опыт, что и я, когда писал их». 1

Музей Гуггенхайма Бильбао Untitled был представлен на выставке 1954 года в Институте искусств Чикаго, первой персональной выставке зрелых работ Ротко в крупном американском музее.Выставка включала восемь картин, аккуратно расположенных в относительно компактной галерее с низкими потолками. Свободно свешиваясь с потолка у входа, Без названия задавал преобладающий тон, принимая посетителей с неизбежной фронтальностью, не позволяющей им укрыться на расстоянии. 2 Масштаб был чрезвычайно важным фактором для Ротко: как он объяснил на симпозиуме 1951 года, он рисовал в таком большом масштабе не для того, чтобы произвести что-то «грандиозное и помпезное», а, скорее, «именно потому, что я хочу быть близким и близким». человек.Нарисовать небольшую картину - значит поставить себя за пределы своего опыта, посмотреть на опыт как на стереопикет или с уменьшающимся стеклом. Как бы вы ни рисовали большую картину, вы в ней. Это не то, что вы приказываете ". 3

В конце 1950-х и 1960-х годах Ротко было поручено создать несколько ансамблей фресок для определенных внутренних пространств: ресторан Four Seasons в здании Seagram Building, Нью-Йорк (часть из которых в конечном итоге была подарена галерее Тейт в Лондоне как «Зал Ротко»). "), Холиок-центр Гарвардского университета и то, что стало известно как часовня Ротко в Хьюстоне.Хотя Untitled является автономным произведением и не было задумано с учетом конкретного места, это монументальное произведение - одна из двух картин того периода в таком огромном масштабе - может считаться одной из первых настоящих фресок Ротко. Картина несколько необычна по своей горизонтальности, поскольку Ротко предпочитал вертикальный формат. Позже в его карьере появилось несколько отдельных работ в горизонтальном формате, но их горизонтальное расширение было не таким экстремальным. Здесь, испытанный в относительно близкой близости, как задумал художник, расширенный формат расширяется за пределы бокового поля зрения наблюдателя, так что кажется, что картина раскрывается и выходит за свои пределы.

Примечания:

1. Марк Ротко, цит. По: Селден Родман, Беседы с художниками, (Нью-Йорк: Дэвид-Адэр, 1957), стр. 92-94; перепечатано в Miguel López-Remiro, ed., Writings on Art: Mark Rothko (New Haven, Conn .: Yale University Press, 2006), стр. 119-20.

2. Какая работа заняла это место в выставке, вызвала некоторую путаницу. В материалах выставки он обозначен как № 10 . Дэвид Анфам приходит к выводу, что это, скорее всего, работа музея Гуггенхайма в Бильбао.См. David Anfam, Mark Rothko: The Works on Canvas (New Haven, Conn .: Yale University Press, 1998), стр. 72, 100 n. 35 (кат. № 483).

3. Марк Ротко, в "Симпозиуме о том, как объединить архитектуру, живопись и скульптуру", Interiors 10 (май 1951 г.), с. 104. Симпозиум, организованный Филипом Джонсоном, проходил в Музее современного искусства в Нью-Йорке в 1951 году.

Источник (и):

Оливер Уик. «Марк Ротко». В Музей Гуггенхайма Бильбао Коллекция .Бильбао: Музей Гуггенхайма Бильбао; Мадрид: TF Editores, 2009.

Дженнифер Блессинг. «Марк Ротко». В Нэнси Спектор, изд. Собрание музея Гуггенхайма: от А до Я . 3-я ревизия. изд. Нью-Йорк: Музей Гуггенхайма, 2009.

Проверьте информацию Google Arts & Culture.

Ошибка

Что-то случилось получение ny010713

Чтобы просмотреть все наши предстоящие аукционы, щелкните здесь.

Страница, которую вы ищете, не существует или больше не доступна.
Если вы считаете, что попали на эту страницу по ошибке, свяжитесь с [электронная почта защищена].

Перейдите на домашнюю страницу Показать ошибку
Журнал базы данных может содержать дополнительные сведения

HttpException

 System.Web.HttpException (0x00000064): что-то произошло при получении ny010713
   в PublicWebMvC.Controllers.LotsController.  d__5.MoveNext () в c: \ Jenkins \ Pipeline Prod-WEB02 \ workspace \ PhillipsPublic.Web \ Controllers \ LotsController.cs: строка 106
--- Конец трассировки стека из предыдущего места, где было создано исключение ---
   в System.Runtime.ExceptionServices.ExceptionDispatchInfo.Throw ()
   в System.Runtime.CompilerServices.TaskAwaiter.HandleNonSuccessAndDebuggerNotification (задача задачи)
   в System.Web.Mvc.Async.TaskAsyncActionDescriptor.EndExecute (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker. <> C__DisplayClass8_0.  b__1 (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.EndInvokeActionMethod (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters.  b__11_0 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters. <> c__DisplayClass11_1. b__2 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters. <> c__DisplayClass11_1.  b__2 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters. <> c__DisplayClass11_1.  b__2 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.EndInvokeActionMethodWithFilters (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker. <> C__DisplayClass3_6.  b__3 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker. <> c__DisplayClass3_1.  b__5 (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.EndInvokeAction (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Controller. <> c.  b__152_1 (IAsyncResult asyncResult, ExecuteCoreState innerState)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncResultWrapper.WrappedAsyncVoid`1.CallEndDelegate (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Controller.EndExecuteCore (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncResultWrapper.WrappedAsyncVoid`1.CallEndDelegate (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Controller.EndExecute (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.MvcHandler. <> c.  b__20_1 (IAsyncResult asyncResult, ProcessRequestState innerState)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncResultWrapper.WrappedAsyncVoid`1.CallEndDelegate (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.MvcHandler.EndProcessRequest (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.HttpApplication.CallHandlerExecutionStep.System.Web.HttpApplication.IExecutionStep.Execute ()
   в System.Web.HttpApplication.ExecuteStepImpl (шаг IExecutionStep)
   в System.Web.HttpApplication.ExecuteStep (шаг IExecutionStep, логический и завершенный синхронно)
                  Исключение:  Что-то произошло при получении ny010713 

Ошибка

Что-то случилось получение ny010714

Чтобы просмотреть все наши предстоящие аукционы, щелкните здесь.

Страница, которую вы ищете, не существует или больше не доступна.
Если вы считаете, что попали на эту страницу по ошибке, свяжитесь с [электронная почта защищена].

Перейдите на домашнюю страницу Показать ошибку
Журнал базы данных может содержать дополнительные сведения

HttpException

 Система.Web.HttpException (0x00000064): что-то произошло при получении ny010714
   в PublicWebMvC.Controllers.LotsController.  d__5.MoveNext () в c: \ Jenkins \ Pipeline Prod-WEB02 \ workspace \ PhillipsPublic.Web \ Controllers \ LotsController.cs: строка 106
--- Конец трассировки стека из предыдущего места, где было создано исключение ---
   в System.Runtime.ExceptionServices.ExceptionDispatchInfo.Throw ()
   в System.Runtime.CompilerServices.TaskAwaiter.HandleNonSuccessAndDebuggerNotification (задача задачи)
   в System.Web.Mvc.Async.TaskAsyncActionDescriptor.EndExecute (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker. <> c__DisplayClass8_0.  b__1 (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.EndInvokeActionMethod (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters.  b__11_0 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters. <> C__DisplayClass11_1.  b__2 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters. <> c__DisplayClass11_1.  b__2 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters. <> c__DisplayClass11_1.  b__2 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.EndInvokeActionMethodWithFilters (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker. <> c__DisplayClass3_6.  b__3 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker. <> c__DisplayClass3_1.  b__5 (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.EndInvokeAction (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Controller.<> c.  b__152_1 (IAsyncResult asyncResult, ExecuteCoreState innerState)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncResultWrapper.WrappedAsyncVoid`1.CallEndDelegate (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Controller.EndExecuteCore (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncResultWrapper.WrappedAsyncVoid`1.CallEndDelegate (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Controller.EndExecute (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.MvcHandler.<> c.  b__20_1 (IAsyncResult asyncResult, ProcessRequestState innerState)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncResultWrapper.WrappedAsyncVoid`1.CallEndDelegate (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.MvcHandler.EndProcessRequest (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.HttpApplication.CallHandlerExecutionStep.System.Web.HttpApplication.IExecutionStep.Execute ()
   в System.Web.HttpApplication.ExecuteStepImpl (шаг IExecutionStep)
   в System.Web.HttpApplication.ExecuteStep (шаг IExecutionStep, логическое значение и завершено синхронно)
                  Исключение:  Что-то произошло при получении ny010714 

Как понять искусство - Пример Марка Ротко - Mayank Jain

ИСКУССТВО И АУДИТОРИЯ

Этот раздел о вас. Не собирательное местоимение «ты», которое все читают. Но «вы», человек, читающий этот пост во время перерыва в работе, или в поездке на Uber домой, или во время просмотра вашей ленты Facebook в туалете.

Искусство нуждается в аудитории. И каждый человек в этой аудитории придает этому искусству свое значение. Без аудитории, которая могла бы приписать ему значение, искусство потеряло бы свое предназначение. Хорошая книга - это ничто иное, как чернила на бумаге, если она не вдохновляет, не развлекает и не заставляет кого-то смеяться.

Приведу пример.

Я большой поклонник Linkin Park и всегда буду им. Возможно, сейчас они устарели, но я навсегда останусь в их памяти. Музыка оказала большое влияние на мою жизнь.Это сыграло большую роль в формировании меня таким, какой я есть. А Linkin Park был моим наркотиком в музыке. Вероятно, они были первой группой, благодаря которой я познакомился с западной музыкой. Я часами учился в темной, вонючей комнате, готовясь к вступительным экзаменам в ИИТ - их музыка не давала мне уснуть. Я пел с друзьями вслух, пока «Numb» играл на дерьмовой аудиосистеме взятого напрокат автомобиля во время поездки в Гоа. Я проигрывал его на колонках в колледже, пока кто-то не пришел и не одолжил мне другой компакт-диск или не забрал свой проигрыватель компакт-дисков.

Дело в том, что я связал Linkin Park со своими воспоминаниями. И эти ассоциации создал я. И эти ссылки могут быть разными для других. Возможно, это был способ справиться с подростковой тревогой за взросление ребенка, или парень, который встретил свою будущую жену на концерте LP, мог связать это с любовью.

Великое искусство не велико только тем, чем оно является. Он отлично подходит для того, что он делает с вами, для тех изменений, которые он приносит. Это становится частью моментов вашей жизни. Это формирует их.

Смысл, который мы ищем в жизни, цель и единственная причина, по которой мы делаем то, что мы делаем каждый день, нельзя найти ни в учебниках, ни в надписи на стене пещеры, ни в небрежных глубинах ЛСД пропитан трансом. Или даже на картине Марка Ротко. Его можно найти внутри нас и в нашем понимании мира вокруг нас. Это значение мы предпочитаем приписывать вещам в нашей жизни.

Если мы решили накопить как можно больше денег, то в этом наш смысл жизни.Если мы решаем поднять бедных до лучшего уровня жизни, то в этом наш смысл. Великое искусство, как для меня Ротко, придает смысл моему существованию и тому, что я делаю. Или, другими словами, это I , кто решает, что эта картина сделает со мной. Это воодушевляет.

Именно I решает найти смысл и понимание в этой цитате Ротко -

«Маленькие картины эпохи Возрождения подобны романам; большие картины подобны драматам, в которых человек принимает непосредственное участие."

Это I , кто хочет сказать" это правда "в его цитате -

" Если вас трогают только цветовые отношения, вы упускаете суть. Мне интересно выражать большие эмоции - трагедию, экстаз, гибель и так далее. И тот факт, что многие люди не выдерживают и плачут, когда сталкиваются с моими картинами, показывает, что я могу передать эти основные человеческие эмоции ... Люди, которые плачут перед моими картинами, имеют тот же религиозный опыт, что и я, когда я их рисовал.И если вас, как вы говорите, волнует только их цветовое соотношение, то вы упускаете суть ".

Или в этом -

" Формы не имеют прямой связи с каким-либо конкретным видимым опытом, но в них, признают принцип и страсть организмов ».

Без названия (Красный) Марка Ротко: цвет и опыт возвышенного

На лекции в Институте Пратта в 1958 году Марк Ротко объяснил, что «я с огромной неохотой обнаружил, что эта цифра не может служить моим целям».Он отметил, что, как и другие представители его поколения, он не мог использовать фигуру, не искалечив ее, и как только он отказался это сделать, он был вынужден найти альтернативные средства выражения. 1 Цитируется по: Доре Эштон, «Искусство: лекция Ротко», New York Times , 31 октября 1958 г., стр. 26л.

Поиск Ротко нового чистого языка для живописи является предметом недавно приобретенной Национальной галереей Виктории. Untitled ( Red ) 2 Untitled ( Red ) 1958, холст, масло, 208.4 х 124,5 см, приобретено на аукционе в Сотби 20 мая 1982 года. Происхождение: Waddington Galleries; Коллекция Алистера Макальпина; Бейелер; Сотбис. На момент написания статьи Waddington Galleries не смогла предоставить какой-либо дополнительной информации о происхождении картины (телефонный разговор в октябре 1982 года между автором и Waddington Galleries, Лондон). Картина несколько раз выставлялась в Америке и Европе. Следующие этикетки в случайном порядке прикреплены к раме картины: Galerie Beyeler, Базельская выставка «Америка, Америка», октябрь – декабрь 1976 г. Кошка.№ 50. Galerie Melki, 55 rue de Seine, Paris 6 No. 315. Jean Paul Ledeur, Paris 61 rue Raymond Losserand. Andre Chenue & Fils, № 47. Роберт Элкон 1063 Мэдисон-авеню «Шесть американских художников» октябрь 1977 г. Дата ок. 1958 г. Мальборо Без названия, холст, масло 5197. Холст перетянут; состояние картины хорошее. 1958 г. (рис.1). Это характерно для лучших работ художника пятидесятых годов, когда он безжалостно лишил живопись всей иллюстрации и повествования.Ротко заменил его простой композицией цветных полос, невесомо подвешенных на светящейся цветной земле. От этого в высшей степени редуцирующего графического утверждения Ротко требовал многого: чтобы оно передавало первоначальный религиозный опыт, который испытывал художник в момент его создания, и чтобы оно воплощало человеческие эмоции и человеческую драму, которые Ротко провозглашал в центре своего творчества. Цвет, навязываясь зрителю и активно вовлекая его в свое живописное пространство, должен был нести бремя метафизического содержания. 3 В двух недавних статьях подробно обсуждается цвет как средство содержания. См. Ε Р. Файерстоун, «Цвет в абстрактном экспрессионизме: источники и фон для определения значения», Arts Magazine 55, 7 марта 1981 г., стр. 140–43; и А. Гибсон, «Регрессия и цвет в абстрактном экспрессионизме: Барнетт Ньюман, Марк Ротко и Клайффорд Стилл», Arts Magazine 55, 7 марта 1981 г., стр. 144–53. Энн Гибсон, соч. соч., стр. 149, отмечает, что «Цвет в их работах [Ньюман, Ротко и Стилл] создает атмосферу, в которой может происходить интуитивный трансцендентальный скачок, который обходит традиционный символизм».Этот опыт, то, что Дор Эштон назвал «состоянием движения» 4 Дор Эштон, «За пределами арабески: Ротко», A Reading of Modern Art , Case Western Reserve University, Cleveland, 1969, p. 29., это то, что предлагается и содержится в работе Ротко.

До покупки Ротко Untitled ( Red ) в мае 1982 года в галерее не было крупных работ художника Нью-Йоркской школы. 5 Австралийская национальная галерея в Канберре - единственная публичная коллекция в Австралии, в которой хранятся картины Марка Ротко.Это: Multiform 1948, (дата указана), холст, масло, 155,0 x 118,7 см. Происхождение: Поместье художника, Галерея Пейс, Нью-Йорк. Куплена в 1981 году. Без названия ( Коричневый, Черный на Мароне, ), 1957, холст, масло, 233,0 x 193,0 см, подпись и дата на обратной стороне холста, вверху слева: «Марк Ротко, Марон на масле, 1957 год. '. Происхождение: Поместье художника, Галерея Пейс, Нью-Йорк. Куплена в 1981 году. И все же американская живопись пятидесятых и шестидесятых годов оставила заметные следы в искусстве этой страны.Это влияние было особенно ощутимым в шестидесятые годы, как продемонстрировала «Полевая выставка», проведенная в 1968 году. 6 «Полевая выставка» проходила с 21 августа по 28 сентября 1968 года и была выставкой, открывшей открытие Национальной галереи Виктории. Свои работы показали 40 художников. Впервые современная австралийская абстрактная живопись была собрана и признана в крупномасштабной выставке, которая подвела итог важному направлению, которое развивалось в искусстве десятилетия.

Место Марка Ротко среди других художников поколения абстрактных экспрессионистов - Джексона Поллока, Барнетта Ньюмана, Клиффорда Стилла и Уилхема де Кунинга и многих других - было признано с середины пятидесятых, когда его работы получили признание на выставках. в США и Европе. 7 В период с 1 января по 22 февраля 1958 года Ротко выставил одиннадцать картин на персональной выставке в галерее Sidney Janis, Нью-Йорк. В кратком обзоре рецензент Art News перечислил названия четырех картин.Две из упомянутых картинок были темными: Brown , Purple Brown . Остальные были более легкими в обработке и, следовательно, ближе к Untitled Национальной галереи ( Red ). В том же году Ротко также представлял США на 29-й Венецианской биеннале. Он выставлялся в Лондоне в Институте современного искусства с 13 марта по 19 апреля 1958 года и в Музее современного искусства в «Новой американской живописи» с 19 апреля 1958 по 8 сентября 1959 года. Эта выставка побывала в восьми европейских странах.Список обзоров этих выставок см. В P. Selz, Mark Rothko , Museum of Modern Art, New York, 1961, p. 42. Как и они, он был полон решимости найти новое содержание для искусства, такое, которое могло бы говорить непосредственно со зрителем, не возвращаясь к устаревшим модам прошлого. Он ясно дал понять, что решил вложить в свое искусство духовное содержание.

Как один из основателей «Предметов художников», школы Восьмой улицы, созданной для поощрения дискуссий среди художников, Ротко проявил большой интерес к роли, которую новый вид смысла может играть в живописи.Одновременно защищая и абстракцию, и ее содержание, он и Адольф Готлиб в письме в газету New York Times в 1943 году написали: «Не бывает хорошей картины ни из чего». Мы утверждаем, что тема имеет решающее значение, и только она имеет значение, трагическая и вневременная ». 8 Письмо было написано критику New York Times Эдварду Олдену Джуэллу. Заявление было написано с помощью Барнетта Ньюмана и опубликовано 13 июня 1943 года. Оно полностью перепечатано в D.Уолдман, Марк Ротко, 1903–1970: ретроспектива , Музей Соломона Р. Гуггенхайма, Нью-Йорк, 1978, с. 39.

Даже когда зрителю это кажется наименее очевидным, предмет в творчестве Ротко занимает центральное место. Это нигде более правдиво и наглядно, чем в абстрактных картинах 1950-х годов.

Это дилемма, которую мы разделяем с художником: то, что мы видим - только цвет - это просто материальное проявление того, что должно быть передано духовно. Хотя цвет был его основным средством выражения, Ротко был раздражен и встревожен, когда его описали исключительно как колориста:

Меня интересует только выражение основных человеческих эмоций - трагедии, экстаза, гибели и так далее - люди, которые плачут перед моими картинами, имеют тот же религиозный опыт, что и я, когда я их рисовал, и если вы ... тронуты только их цветовые отношения, то вы упускаете суть. 9 Разговор между Ротко и Селденом Родманом, в С. Родман, Беседы с художниками , Нью-Йорк, 1957, стр. 93–94.

Хотя сам Ротко избегал употребления слова мистический, это термин, который приближает нас к опыту, который он надеялся передать зрителю. Точно так же он бы сопротивлялся любым попыткам навесить на него ярлык художника на крайнем этапе традиции романтической пейзажной живописи, где переживание возвышенного было выражением эмоций.Однако именно в этом домене находится Untitled ( Red ). Такой концептуальный скачок происходит сразу же, когда картина развешивается в компании с другой великой картиной возвышенного пейзажа - картиной Дж. М. У. Тернера конца Val d’Aosta , с 1973 года также являющейся частью коллекции Национальной галереи. 10 Для полного обсуждения картины Val d’Aosta Дж. М. В. Тернера см. M. Butlin, «A Newly Discovery Masterpiece by J. M. W. Turner», Art Bulletin of Victoria , Melbourne, 1975, pp.2–10.

Структура более ранних работ Ротко показывает, насколько его первоначальная концепция была связана с ландшафтом или каким-то фоном, на котором его фигуры могли двигаться. На картинах начала сороковых годов линия горизонта либо крайне низка, как в Phalanx of the mind , 11 Phalanx of the Mind 1944, холст, масло, 54 x 35, Estate of Mark Rothko, проиллюстрировано Waldman , op. соч., нет. 33. или размещен в самом верху картины. В любом случае эти нейтральные земли обеспечивали неглубокое пространство для его биоморфных форм.Примерно в то же время Ротко начал плавать своими фигурами в водном пространстве, где формы, казалось, делятся, умножаются и растут. Примечательно, что эти работы часто выполнялись акварелью, которая идеально соответствовала водной природе его персонажей. Подобно сюрреалистам, Ротко использовал парящую в воздухе атмосферу подводного мира как метафору бессознательного. Можно вспомнить, например, галлюцинаторное описание Луи Арагона витрины с тростями и зонтиками, которые превратились в морской мир с манящей русалкой. 12 L. Aragon, Paris Peasant , пер. С. В. Тейлор, Pan Books, Лондон, 1971, стр. 36–37.

В 1945 году Ротко все еще не был готов отказаться от фигуративных форм, которые парили на переднем плане его картин. Он восхищался тем, как сюрреалисты «установили соответствие между фантасмагорией бессознательного и объектами повседневной жизни». 13 «Личное заявление», в A Painting Prophecy – 1950 , David Porter Gallery, Вашингтон, округ Колумбия.C., цитируется по Waldman, op. соч., стр. 49. Но через три года он ослабил хватку на этих объектах, и к 1950 году сокращение до формата цветных полос было завершено. Зрителем теперь стал актер, заменивший плавучих биоморфов.

По цвету и композиции Без названия ( Красный ) тесно связан с другими картинами пятидесятых годов. Он был выставлен в 1977 году в разделе «Шесть американских художников» в галерее Роберта Элкона в Нью-Йорке. В то время это было датировано ок.1958 г., хотя по своей теплой палитре кажется, что по духу он ближе к работам периода 1953–55. 14 По своей теплой палитре он похож на Охра и красный на красном 1954 из коллекции Филлипса, Вашингтон, округ Колумбия; проиллюстрировано в Waldman, op. соч., нет. 118. См. Также № 110 и 113 для других аналогичных размеров, формата и цвета периода. У нас не должно быть слишком большого искушения интерпретировать высокий цвет как сигнал беззаботности или даже радости. В 1958 году Дор Эштон сделала следующие замечания, когда упомянула темно-красные и черные картинки, которые Ротко начал в том же году:

Я подозреваю, что отчасти Ротко с раздражением высказался по поводу общего неправильного толкования его более ранних работ - особенно ярких желтых, оранжевых и розовых оттенков трехлетней давности.Кажется, он говорит в этих новых мрачных работах, что он никогда не рисовал роскошно, спокойно и непринужденно, если бы мы только знали об этом. 15 Дор Эштон, «Недавняя выставка в Sidney Janis», Art and Architecture 75, апрель 1958, стр. 8.

То, что он писал, было переживанием, уходящим своими историческими корнями в романтизм. Трезвость этого таинственного присутствия, которое одновременно и приглашает, и ускользает от рассмотрения, по духу связывает Ротко с Фрейдрихом и Тернером, а не с Матиссом и Боннаром.В отличие от французов, Ротко никогда не мог принять чисто приятное или чувственное как истинный предмет искусства. И все же Матисс открыл дверь для Ротко. 16 В 1954 году Ротко написал Посвящение Матиссу . В это время он либо присвоил своим фотографиям номера, либо оставил их без названия. Называя свою дань уважения Матиссу, он отметил особое отношение, которое он имел к французскому художнику; проиллюстрировано в Waldman, op. соч., нет. 107. Он устранил беспорядок и детализацию изображений и сократил предметы до их сути.В The Red Studio 1911 Матисс поместил предметы повседневного обихода в красное поле, таким образом представив представление о том, что цвет может создавать полное ощущение пространства. Появления в работах Матисса часто ощущаются до того, как их идентифицируют, и это также верно в отношении Милтона Эйвери, американского художника, которым Ротко также выражал огромное восхищение. С Ротко сам объект никогда не может быть полностью идентифицирован. Это нужно почувствовать.

В «Записках художника» Матисс заметил, что «произведение искусства должно нести в себе все свое значение и навязывать его зрителю еще до того, как он сможет идентифицировать предмет». 17 Η. Матисс, «Записки художника», в A. Barr, Jr, Matisse, His Art and His Public , Museum of Modern Art, New York, 1951, p. 102. Ротко довел идею Матисса о произведении искусства как о наложении до логической крайности. Он настолько отказался от объекта, что осталось только ощущение, которое требует полного участия зрителя как переживающего субъекта. Освободив свою хватку от мира, который можно было схватить, он получил доступ к миру, который можно было только вообразить, почувствовать, испытать.Влияние искусства Ротко связано «со всем им, а не со всем, что о нем можно было бы сказать». . . в этом его смысл ». 18 Η. Блум, «Литература в читателе: аффективная стилистика», Самодостаточные артефакты: опыт литературы семнадцатого века, , University of California Press, Беркли, 1972, стр. 393.

Искусство Ротко отличается своей преемственностью. Можно справедливо сказать, что с 1950 года он написал только одну картину, хотя и во многих вариациях.Он взял акварельную технику из своего более раннего опыта рисования водных сюжетов и перенес ее в масляную живопись. Как и другие картины пятидесятых годов, Untitled ( Red ) тонко окрашен и слегка обработан масляной краской, разбавленной скипидаром. Художник плохо разбирается в руке; жест подавлен, мало следов рисунка или текстуры. Ротко намеренно размыл края своих цветных полос. Есть ощущение, что личность художника стерта, стерта.

Ротко также выразил желание создать состояние близости со зрителем. Как ни парадоксально это должно было быть достигнуто за счет огромного масштаба его картин, захватывающих зрителя. По словам Ротко, большая картина «создает немедленную транзакцию. Он вводит вас в это ». 19 Цитируется Д. Эштоном, New York Times , 31 октября 1958 г., стр. 26л. Пока зритель втягивается в картину, она сопротивляется полной интерпретации и участию, потому что следы художника стерты.Есть ощущение близости и приглашения, которому противопоставляется абстракция и отсутствие.

По сравнению с другими картинами 1958 года Без названия ( Красный ) - холст среднего размера. В том же году Ротко работал над серией крупномасштабных фресок, которые были заказаны для ресторана Four Seasons в здании Seagram Building. Выполнено три комплекта фресок, но ни один из них не был доставлен. По мере того, как он работал над ними в течение года, они становились все более мрачными: от оранжевого и коричневого в первом наборе до последней группы темно-бордового и черного.Говорят, что Ротко был разочарован и оскорблен, когда увидел место, предложенное для фресок, и поэтому отказался их передать. Первая группа была продана отдельно, вторая заброшена, а третью серию художник передал в галерею Тейт, где они и в настоящее время находятся как группа. 20 Полное обсуждение работ Ротко в серии см. Ε. Э. Рэтбоун, «Коричневые и серые картины», Американское искусство середины века: сюжеты художника , Национальная галерея искусств, Вашингтон, округ Колумбия.С., 1978, стр. 242–69.

В основе искусства Ротко лежит диалектика материального объекта и нематериальной веры, которая должна была найти свое выражение в форме. Ротко не задавал вопрос «Что такое живопись?», Он старался продемонстрировать абсолют, «существование невидимого в визуальном». 21 J. F. Lyotard, «Presenting the Unpresentable: The Sublime», Artforum 20, апрель 1982 г., стр. 64–69. Подобно живописцам возвышенного пейзажа XIX века, Ротко превратил материал в динамичное и яркое выражение трансцендентного опыта.В своих поздних работах, таких как Val d’Aosta из галереи, Тернер сделал то же самое. Следует добавить, что Тернер оставался реалистом даже в самых абстрактных своих произведениях. 22 Бутлин, указ. соч. п. 4. Его недавно выставленные масляные картины, как указал Мартин Батлин в своем обсуждении Val d’Aosta , были картинами, ожидающими определенных деталей и предмета. Тернер имел обыкновение представлять и то, и другое в день лакировки перед открытием выставки. То, что мы видим в прозрачном свете Валь д'Аоста , является неполной горной сценой.Зрителя заменили бы позже.

Для Ротко только зритель делает картину видимой. Он не вписывается в окончательную композицию, скорее он становится ее частью, будучи включенным в нее. Комментатор 18 века писал о возвышенном, «что оно производит своего рода внутреннее возвышение и расширение; это поднимает ум намного выше его обычного состояния; и наполняет его степенью удивления и удивления, что, конечно, восхитительно, но в целом это серьезного рода.’ 23 Η Blair, Lectures on Rhetoric and Belles Lettres , 2nd edn, London, 1787, p. 58, цитируется по A. Wilton, Turner and the Sublime , British Museum, London, 1981, p. 10.

Ротко особенно внимательно относился к размещению своих картинок и к компании, которую они составляли. Словарь возвышенного тоже был его. Он говорил о том, что «картина живет товариществом, расширяясь и ускоряясь в глазах чуткого наблюдателя». 24 15 американцев , Музей современного искусства, Нью-Йорк, 25 марта - 11 июня 1952 г., стр.18. Как и Тернер, Ротко знал особую способность цвета двигаться.

Memory Holloway , факультет визуальных искусств Университета Монаша (в 1982 году).

Банкноты

1 Цитируется по: Доре Эштон, «Искусство: лекция Ротко», New York Times , 31 октября 1958 г., стр. 26л.

2 Без названия ( Красный ) 1958, холст, масло, 208,4 x 124,5 см, куплено на аукционе у Сотби, 20 мая 1982 года. Происхождение: Waddington Galleries; Коллекция Алистера Макальпина; Бейелер; Сотбис.На момент написания статьи Waddington Galleries не смогла предоставить какой-либо дополнительной информации о происхождении картины (телефонный разговор в октябре 1982 года между автором и Waddington Galleries, Лондон). Картина несколько раз выставлялась в Америке и Европе. Следующие этикетки в случайном порядке прикреплены к раме картины: Galerie Beyeler, Базельская выставка «Америка, Америка», октябрь – декабрь 1976 г. Кошка. № 50. Galerie Melki, 55 rue de Seine, Paris 6 No. 315. Jean Paul Ledeur, Paris 61 rue Raymond Losserand.Andre Chenue & Fils, № 47. Роберт Элкон 1063 Мэдисон-авеню «Шесть американских художников» октябрь 1977 г. Дата ок. 1958 г. Мальборо Без названия, холст, масло 5197. Холст перетянут; состояние картины хорошее.

3 В двух недавних статьях подробно рассматривается цвет как средство содержания. См. Ε Р. Файерстоун, «Цвет в абстрактном экспрессионизме: источники и фон для определения значения», Arts Magazine 55, 7 марта 1981 г., стр. 140–43; и А. Гибсон, «Регрессия и цвет в абстрактном экспрессионизме: Барнетт Ньюман, Марк Ротко и Клайффорд Стилл», Arts Magazine 55, 7 марта 1981 г., стр.144–53. Энн Гибсон, соч. соч., стр. 149, указывает, что «Цвет в их работах [Ньюман, Ротко и Стилл] создает атмосферу, в которой может происходить интуитивный трансцендентальный скачок, который обходит традиционный символизм».

4 Дор Эштон, «По ту сторону арабески: Ротко», A Reading of Modern Art , Case Western Reserve University, Cleveland, 1969, p. 29.

5 Австралийская национальная галерея в Канберре - единственная публичная коллекция в Австралии, в которой хранятся картины Марка Ротко.Это: Multiform 1948, (дата указана), холст, масло, 155,0 x 118,7 см. Происхождение: Поместье художника, Галерея Пейс, Нью-Йорк. Куплена в 1981 году. Без названия ( Коричневый, Черный на Мароне, ), 1957, холст, масло, 233,0 x 193,0 см, подпись и дата на обратной стороне холста, вверху слева: «Марк Ротко, Марон на масле, 1957 год. '. Происхождение: Поместье художника, Галерея Пейс, Нью-Йорк. Куплено в 1981 г.

6 «Полевая выставка» проходила с 21 августа по 28 сентября 1968 года и была выставкой, открывшей Национальную галерею Виктории.Свои работы показали 40 художников.

7 В период с 1 января по 22 февраля 1958 года Ротко выставил одиннадцать картин на персональной выставке в галерее Sidney Janis, Нью-Йорк. В кратком обзоре рецензент Art News перечислил названия четырех картин. Две из упомянутых картинок были темными: Brown , Purple Brown . Остальные были более легкими в обработке и, следовательно, ближе к Untitled Национальной галереи ( Red ).В том же году Ротко также представлял США на 29-й Венецианской биеннале. Он выставлялся в Лондоне в Институте современного искусства с 13 марта по 19 апреля 1958 года и в Музее современного искусства в «Новой американской живописи» с 19 апреля 1958 по 8 сентября 1959 года. Эта выставка побывала в восьми европейских странах. Список обзоров этих выставок см. В P. Selz, Mark Rothko , Museum of Modern Art, New York, 1961, p. 42.

8 Письмо было написано критику New York Times Эдварду Олдену Джуэллу.Заявление было написано с помощью Барнетта Ньюмана и опубликовано 13 июня 1943 года. Оно полностью перепечатано в D. Waldman, Mark Rothko, 1903–1970: A Retrospective , Музей Соломона Р. Гуггенхайма, Нью-Йорк, 1978, стр. 39.

9 Разговор между Ротко и Селденом Родманом, в S. Rodman, Conversations with Artists , New York, 1957, pp. 93–94.

10 Полное обсуждение книги Дж. М. В. Тернера Val d’Aosta см. В M. Butlin, A Newly Discovery Masterpiece by J.M. W. Turner ’, Art Bulletin of Victoria , Мельбурн, 1975, стр. 2–10.

11 Phalanx of the Mind 1944, холст, масло, 54 x 35, Поместье Марка Ротко, иллюстрировано в Waldman, op. соч., нет. 33.

12 L. Aragon, Paris Peasant , пер. С. В. Тейлор, Pan Books, Лондон, 1971, стр. 36–37.

13 «Личное заявление», в A Painting Prophecy – 1950 , David Porter Gallery, Вашингтон, округ Колумбия, цитируется по Waldman, op.соч., стр. 49.

14 По своей теплой палитре он похож на Охра и красный на красном 1954 из коллекции Филлипса, Вашингтон, округ Колумбия; проиллюстрировано в Waldman, op. соч., нет. 118. См. Также № 110 и 113 для других аналогичных размеров, формата и цвета периода.

15 Дор Эштон, «Недавняя выставка в Sidney Janis», Art and Architecture 75, апрель 1958 г., стр. 8.

16 В 1954 году Ротко написал Посвящение Матиссу .В это время он либо присвоил своим фотографиям номера, либо оставил их без названия. Называя свою дань уважения Матиссу, он отметил особое отношение, которое он имел к французскому художнику; проиллюстрировано в Waldman, op. соч., нет. 107.

17 Η. Матисс, «Записки художника», в A. Barr, Jr, Matisse, His Art and His Public , Museum of Modern Art, New York, 1951, p.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *