Бен горхэм: вся информация и главные работы

Содержание

вся информация и главные работы

Бен Горхэм — шведский предприниматель, креативный директор нишевой парфюмерной марки Byredo.

Родился в семье актрисы из Индии и художника из Канады. Родители развелись когда Горхэм был ребёнком, и последующие годы тот жил в Нью-Йорке, Торонто и Стокгольме. Был профессиональным баскетболистом; когда контракт с баскетбольным клубом подошёл к концу, решил вернуться из США в Стокгольм и поступить в колледж на отделение искусств. На одной из выставок современного искусства, где были представлены его работы, познакомился с парфюмером Питером Вульфом, который выразил мнение, что ароматом проще вызывать у человека нужные эмоции, чем картинами. Горхэм проникся этой мыслью и начал изучать основы парфюмерного дела.

Первыми работами автора стали парфюмированные свечи. Однако результат его не удовлетворил и он обратился к Оливии Джакобетти и Жерому Эпинетту. Первая работала только над свечами, Эпинетт занялся разработкой всех остальных композиций.

 

Byredo появился в 2006-м, спустя три года открылся первый бутик марки в Стокгольме. Основной идеей бренда стали уникальные, но при этом понятные ароматы, собранные из высококачественного сырья. Свои работы Горхэм характеризует как смесь скандинавского авангарда и индийской традиции. «Я наполовину индус, и всегда ощущал в себе часть восточной души», — говорит он в интервью российскому изданию Life. Ароматы Byredo часто построены на воспоминаниях креативного директора. В Green, первой работе бренда, он воплотил память о своём отце, каким он помнил его с раннего детства: композиция передаёт запахи Парижа 70-х годов и одеколона, которым тот пользовался. Encens Chembur Горхэм посвятил своей матери — так называется город в пригороде Мумбаи, где она родилась. Работа передаёт смесь запахов специй и пряностей с зеленью парков и ладанного дыма, доносящегося из храма.

Горхэм выступает только креативным директором бренда; автор всех персональных ароматов Byredo — Жером Эпинетт. Сегодня коллекция марки включает более семи десятков композиций, в их числе — коллаборации с французским дизайнерским агентством M/M (M/Mink), модным брендом Off-White (Elevator Music), производителем солнечных очков Oliver Peoples (линейка Oliver Peoples), голландским дуэтом фотографов Inez & Vinoodh (1996 Inez & Vinoodh) и маркой Acne (свеча Lilla Nygatan 23). В ноябре 2020-го поступила в продажу коллекция парфюмированных свечей Osynlig, созданная в рамках коллаборации Горхэма со шведским мебельным гигантом Ikea.

Веб-сайт парфюмера: www.byredo.com/

Бен Горхэм: «Мои ароматы — как главы одной большой книги»

Бен Горхэм, создатель селективной парфюмерной марки Byredo, побывал в Москве, чтобы представить весенний аромат Flowerhead, а Buro 24/7 задал ему несколько вопросов о его творчестве

Как многие пришедшие к успеху люди, шведский парфюмер Бен Горхэм нашел «свое» дело случайно: он был профессиональным баскетболистом, работал в супермаркетах и на стройках, а после окончания художественной школы по стечению обстоятельств познакомился с парфюмером Пьером Вульфом, который и открыл ему мир ароматов. В 2006 году он основал Byredo.

До появления аромата Flowerhead, в котором ключевые аккорды — жасмин, тубероза и роза, вы еще ни разу в своих парфюмах не уделяли такого внимания цветочным нотам и, как говорят, вовсе их избегали. Почему?
Я не совсем избегал их, но я не чувствовал уверенности по поводу создания настоящего цветочного аромата. Потому что, в моем видении, они чересчур традиционны, а мне хочется работать над чем-то более современным.

Есть ли еще какие-то ингредиенты и ноты, которые вы стараетесь не использовать?
В общем-то нет. Разве что мне не очень нравятся водные аккорды — те, которые чаще всего заметны в мужских ароматах и средствах, которыми они пользуются после спортзала. Но в то же время я никогда не говорю «никогда», все отдельно взятые ингредиенты по-своему интересны, и только в отдельной комбинации друг с другом они нам могут нравиться или нет.

Тогда с какими аккордами вам нравится работать больше всего? 
Я очень люблю древесные ноты — например, ладан, сандал (особенно мне нравится кремовый оттенок его звучания).  

Как в вашем случае проходит процесс создания аромата? 

Это всегда происходит по-разному, все зависит от самого проекта. Обычно я составляю небольшой план, в котором излагаю свое видение результата. В него иногда входят изображения, иногда описания, могут быть даже музыка или стихи. Порой работа затягивается и, как кажется, ни к чему не приведет: в моей голове есть очень ясное и понятное для меня представление о том, какой именно аромат хочется получить, но в реальности осуществить это нелегко. Бывает сложно сделать так, чтобы он вызывал «задуманное» мной ощущение. Но и это — часть процесса, которая мне нравится как раз из-за своей сложности. 

Всегда ли за вашими ароматами стоит какая-либо история, которую вы хотите рассказать, или же это только комбинации, которые вы составляете?
Каждый раз это, скорее, какая-то история. У всех ароматов есть свое определенное происхождение — это воспоминание, фантазия, что-то, находящееся за пределами материального и взятых за основу «сырых» ингредиентов.

И нет истории, которая была бы для меня более важной, я все их люблю одинаково — они как главы одной большой книги. Отчасти они являются отражением моего характера. Но выпускаю я их под именем бренда Byredo, я не называю их «Бен», потому что я не хочу ограничиваться своей личностью, а желаю выйти за ее пределы. Для меня это особенно важно. Мои ароматы несут в себе небольшой отпечаток моей индивидуальности, но каждый из них — это отдельная, мало связанная с другими идея. 

Кого из парфюмеров вы сегодня выделяете особенно?
Я могу назвать двоих, с которыми работаю и которых я действительно обожаю, — Джером Эпинетт и Оливия Джакобетти. Эти двое людей на самом деле понимают, какие у меня амбиции и что я хочу получать в результате моих проектов. 

Какие у вас взаимоотношения с парфюмерной индустрией? 
Я не очень-то слежу за тем, что в ней происходит. Я и сам не ношу ароматов. Стараюсь не пробовать никакие парфюмы. 

А если бы выбирали для себя какой-то из собственных ароматов? 
Я бы каждый день пользовался разными и носил бы их по очереди.  

Бен Горхэм, основатель Byredo — Look At Me

Бен Горхэм основал Byredo в 2006 году в Стокгольме. Сейчас нишевая парфюмерия Byredo продается в парижском Colette и нью-йоркском Barneys. Он делает ароматы совместно с креативным агентством M/M, маркой Acne и журналом Fantastic Man, сторонится мейнстрима и при этом умудряется быть коммерчески успешным. Недавно Бен открыл свой первый бутик в Стокгольме и объезжает на велосипеде столицу Франции в поисках правильного места для бутика в Париже. Ароматы Byredo со дня на день начнут продаваться в Москве. 




БЕН ГОРХЭМ
основатель Byredo


Вы говорите, что Byredo — это память, разлитая во флаконы. Можно уточнить, чья именно память? 

В первую очередь моя собственная, конечно. Аромат Green, который был создан первым, — это воспоминание о том, как пах мой отец в те времена, когда я был маленьким. Тут много намешано: запахи Парижа 70-х годов, в котором он жил, запах одеколона, которым он пользовался, и моя к нему любовь, и мои детские обиды на него, и так далее. В переводе на язык парфюмерных ингредиентов это выразилось в букете из апельсиновых косточек, шалфея, жасмина, розы, жимолости, фиалки, сладкого миндаля и мускуса. Второй аромат — Chembur — посвящен моей матери. На самом деле так называется городишко в Индии, недалеко от Мумбаи, откуда она родом. Я был там в детстве, а потом приехал уже взрослым — и не нашел того города, который хранил в памяти. Я отчетливо помнил, что тогда там пахло специями, пряностями, потому что люди туда приезжали на пикники и готовили еду. Еще было много парков, поэтому запах пряностей смешивался с ароматом свежей зелени и запахом ладана, который доносился из храма. Ничего этого я не обнаружил. Пришлось создавать всё заново: имбирь, ладан, мускатный орех, амбра, мускус, бергамот, лимон… Вот так и получается память во флаконах.


Бутик Byredo в Стокгольме

Но это не единственный путь создания ароматов? 

Нет, конечно, я же не законченный эгоист, чтобы только тем и заниматься, что переливать туда-сюда свои воспоминания. Иногда меня просто увлекает идея сделать что-то, чего никто раньше не делал. Так получился, например, аромат Rose Noir. Его основа — дамасская роза. Я впервые в чистом виде попробовал этот запах в лаборатории у парфюмера, с которым работаю. В сыром виде он мне показался чем-то из разряда very old fashion. Мне стало интересно сделать его современным. И еще я подумал вот о чем. В традиционной восточной культуре запах розы — это стопроцентно мужской запах, символ мужественности. А в западной культуре, наоборот, символ женственности. Я решил поиграть с гендерной принадлежностью розы и сделать нечто среднее, не мужское и не женское. В результате в базовые ноты был добавлен мох, мускус, цист, в верхние ноты — грейпфрут и фрезия, и получился аромат унисекс.

Но это всё равно игра с воспоминаниями, просто в данном случае это коллективное воспоминание о том, что такое роза — мужчина или женщина. А последний аромат, который я только что выпустил совместно с M/M —парижской креативной студией, разрабатывающей концепции арт- и fashion-проектов, — это вообще запах чернил, M/MINK. На самом деле там, конечно, не чернила, а адоксаль, ладан, клеверный мед, пачули и амбра. И через некоторое время вы понимаете, что этот аромат пахнет не чернилами, а… Но лучше сами попробуйте. 

Вы говорите «я», но ведь не вы непосредственно создаете ароматы?

Нет, конечно. Я только придумываю идеи. Ароматы для Byredo создает отличный парфюмер, с которым у меня полное взаимопонимание и на уровне воспоминаний, и на уровне обоняния, Жером Эпинетт. А ароматы для свечей разрабатывает другой прекрасный парфюмер, Оливия Джакобетти.  А я вообще-то по образованию художник, а в прошлом и вовсе баскетболист.


Баскетболист?

Наверное, нельзя сказать, что это распространенное явление. Не думаю, что все баскетболисты мечтают сделать карьеру в парфюмерном бизнесе. Но у меня как-то так получилось. Я встретился случайно с человеком, всю жизнь создававшим ароматы, и понял: вот же он, тот инструмент, с помощью которого можно навсегда сохранить воспоминания.

Компанию Byredo вы основали в 2006 году и сразу вышли с несколькими ароматами. А когда появились ваши свечи и лосьоны? Обычно же как бывает: сначала аромат, потом, чтобы его поддержать и снова дать новостной повод журналистам, делают банную линию, потом свечу, чтобы еще раз написали…

Нет, я ничего не знал об этих маркетинговых уловках. Я, как недотепа, выпустил сразу всё. Мне хотелось открыть всем целый мир Byredo. Я его только что создал и немедленно решил со всеми поделиться. 

А какой из своих 14 ароматов вы сами носите постоянно?

Постоянно я ничего не ношу. Когда я работаю над новым ароматом, я вообще ничем не пользуюсь, потому что мне надо быть чистым, иметь чистое сознание, понимаете? А когда не работаю, я время от времени с любопытством возвращаюсь к тому, что создал. Знаете, как люди надевают какой-то пиджак после длительного перерыва и с любопытством рассматривают себя в зеркале. Этим летом, например, я часто носил Palermo. 


Аромат, созданный совместно с журналом Fantastic Man

И как ощущения?

Ну, мне показалось, это неплохой аромат. Но я обнаружил, что кое-что в нем изменил бы. Пару аккордов. 

Изменили?

Нет.

А будете менять?

Нет. Всё вокруг постоянно меняется: время, настроение, страны. Сегодня я смотрю на всё иначе, чем смотрел вчера. Завтра буду смотреть иначе, чем сегодня. Переписывать всякий раз старый аромат — это как переписывать прошлое. Зачем? Лучше создать какое-нибудь будущее. 

Кто из современных парфюмеров вам близок по духу? 

Французско-американский бренд Le labo. Совершенно сумасшедшие ребята, у нас с ними один взгляд на вещи… А вообще — все бренды, которые исповедуют ту же философию, что и я. Для меня Byredo — это альтернатива Chanel. В том смысле, что я не размышляю над целевой аудиторией, над «женщиной Byredo», которая независимая, зависимая, модная, немодная, уверенная в себе, не уверенная в себе — вы знаете всех этих женщин Chanel, женщин Givenchy, женщин YSL. Для меня все люди от 15 до 150 лет, которым понравится аромат, и есть целевая аудитория. Я создаю ароматы, основываясь на своих личных воспоминаниях и своих личных предпочтениях. Но мне, конечно, хочется, чтобы люди считали их своими. 

А чем, с вашей точки зрения, отличаются коммерческие ароматы от нишевых? По-моему, ваши ароматы тоже коммерческие, но в хорошем смысле. То есть их хочется покупать и носить. 

Для меня вообще не важно, назовете вы мои ароматы коммерческими или нишевыми. Для меня важны две вещи: чтобы они, с одной стороны, были уникальными, а с другой — носибельными. И я настаиваю именно на этих двух определениях одновременно. Быть просто уникальным — недостаточно. Сделай аромат, который никто не захочет носить, или одежду, которая будет висеть в магазине, или фильм, который никто не захочет смотреть, — и будешь уникальным. Быть просто носибельным — это тоже неинтересно. А вот одновременно это круто, по-моему. 


Ваша мечта — создать большой парфюмерный дом, как Guerlain? Продаться LVMH? Разбогатеть, познакомиться с Абрамовичем, купить яхту…

Ну, яхта у меня, положим, уже есть…

Да? Отлично, поздравляю! 

Да я шучу. Зачем мне яхта, с ней одна морока. На самом деле, когда у меня вовсе не было денег, мне казалось, что деньги — это очень важно. Потом у меня появились деньги, и я обнаружил, что они на самом деле не очень-то и важны. И знаете что? Я очень счастлив сейчас, просто делая то, что делаю. Я хотел бы оставаться в этом состоянии как можно дольше. 

То есть у вас нет планов сделать Byredo всемирно известным и всемирно продаваемым брендом?

Я ничего не имею против того, чтобы расти. Но ровно до тех пор, пока я могу контролировать этот процесс. Пока я смогу оставаться уникальным. Если каждый человек в мире будет носить Byredo, и при этом это будет уникальный бренд — я ничего не буду иметь против. Пожалуйста! Но, к сожалению, это невозможно. Если все любят то, что ты делаешь, значит это на самом деле не очень-то интересно.

Да, но где граница, за которой это становится неинтересно?

Хороший вопрос. Думаю, я ее нащупаю в ближайшие несколько лет.


О том, что означают татуировки на руках Бена Горхэма, носит ли его девушка ароматы Byredo и почему марка называется именно так, а не иначе, можно прочитать в блоге www.beautyinsider.ru.


Читайте также серию материалов о важнейших парфюмерах современности: часть первая, вторая и третья.

Основатель марки Byredo Бен Горхэм отвечает на вопросы

Костюм из хлопка, хлопковая рубашка, платок из шелка, все Ermenegildo Zegna; лоферы из кожи, Gucci

Костюм из хлопка, хлопковая рубашка, платок из шелка, все Ermenegildo Zegna; лоферы из кожи, Gucci

Вы впервые в Москве?

Нет. Я был в Москве раз десять. Но впервые заста­л этой весной снег. Утром проснулся и увидел на улице такую красоту!

Когда вы в последний раз плакали?

Недавно я расплакался прямо во сне. Не помню точно, из-за чего.

Каким талантом вы хотели бы обладать?

Я бы хотел быть хорошим вруном. По натуре я слишком честный.

Какую музыку вы слушаете в машине?

Всегда разную. В машине можно слушать все, что угодно. А вообще я люблю классический хип-хоп. Я вырос в Нью-Йорке 1990-х годов, там повсюду была эта музыка.

Последний альбом, который вы скачали?

Это был Drake — Nothing Was the Same.

Вы любите готовить?

Моя мама родом из Индии, поэтому я часто готовлю что-нибудь из ин­дий­ской кухни — вспоминаю, чему научился у нее. Люблю готовить разные интересные блюда. Люблю вкусно поесть, открыть для себя ­что-то ­новое.

Какая книга поразила вас больше всего?

«Источник» Айн Рэнд.

Что бы вы хотели в себе изменить?

Не то чтобы я хотел что-то поменять, но хотел бы иметь больше терпения. Мне все время хочется ускорить окружающий мир. С возрастом я становлюсь спокойнее, но время от времени все равно выхожу из себя.

Без чего или кого вы не смогли бы жить?

Без своей жены и двух дочек.

Фото: Максим Мармур Стиль: Вадим Галаганов

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

13 молодых прекрасных парфюмеров — Wonderzine

За последние несколько лет появилось много классных парфюмерных марок, за которыми стоят не менее крутые их основатели: артисты, дизайнеры, художники, музыканты. Мы выбрали 13 идеальных (внешне и внутренне) парфюмеров и основателей брендов, за творчеством которых интересно следить так же, как и за ними самими. 

Джулиан Бедел

На редкость плодовитый аргентинский парфюмер, ратующий за sustainable (наиболее близкий перевод — «устойчивое») производство: даже футляры для его ароматов Fueguia 1833 делаются только из упавших деревьев родной для Бедела Патагонии. Джулиан удивляет и вдохновляет прежде всего своей энергией: за четыре года работы он создал с нуля (ингредиенты, какие возможно, он тоже получает сам) более 50 ароматов, участвует в выставках и, судя по инстаграму, ведет не лишенную эпикурейства жизнь.

 

 

Оливер Вальверде

До того как начать продавать на небольших ярмарках свечи для дома (марка Oliver & Co. началась именно с них), Оливер чем только ни занимался — отчасти этим объясняется самобытность его бренда. Самый интересный, пожалуй, этап его деятельности — коллекция Nebulae, посвященная космосу: два как нельзя более своевременных аромата (спасибо фильмам, дизайнерам и обаятельным астронавтам, космос сейчас на пике) он создал, основываясь на своих синестетических ассоциациях. Вальверде, что особенно круто, продумывает продукт целиком: от самого запаха до узоров на каждой свече (они, кстати, воспроизводят геометрию любимых Оливером космических кораблей) и вообще уделяет большое внимание мелочам, а это всегда +5 к харизме.

 

 

Бен Горхэм

Такого рода списки невозможно представить без двух имен: Горхэм — первое, второе попробуйте угадать. Рослый швед, в прошлом — баскетболист, он основал марку Byredo в далеком 2006-м и все это время умудряется оставаться и независимым, и популярным. Горхэм не сам мешает ингредиенты, для него это делают Жером Эпинетт, Оливия Джакобетти и Мишель Альмарак, зато продумывает и развивает бренд сам: кажется, немногословность и вдумчивость человека передается каждому его лаконичному флакону и свече.

 

 

Килиан Хеннесси

Окей, гадать не надо, второй — Килиан Хеннесси, наследник понятно какой империи. Килиан, кажется, собрал все необходимые для успеха качества: ум, энергию, деньги, не наигранный интерес к делу, внешность и обаяние (последнее, если работаешь в бьюти-сфере, действительно является большим преимуществом). Так или иначе, бренд By Kilian ему под стать: чувственен, смел, нахален и не боится на разные лады заигрывать с пороками — а это, как мы помним, мощнейший магнит.

 

 

Романо Риччи

Еще один родовитый и молодой парфюмер Романо Риччи делает не лишенную самоиронии марку Juliette Has a Gun. Сказать, что красавец внук Нины Риччи хватает звезды с неба на парфюмерном поприще, будет преувеличением, но и отрицать всякий успех будет неверным — создавать качественные коммерческие ароматы тоже непросто, а положительно обаятельных людей всегда и везде не хватает.

 

 

Никлас Лидин

Другой представитель шведской парфюмерии, Никлас Лидин, с 2011 года работает вместе со своей женой Кристиной. Их Agonist напоминает два уже оговоренных бренда: Byredo с его сдержанностью презентации (правда, ароматы марки дублируются и в коллекционной вычурной упаковке) и, как ни странно, аргентинский Fueguia 1833 — бережностью и даже влюбленностью в природу. В своей непарфюмерной жизни Никлас — арт-директор и диджитал-артист, и поэтому разбирать его парфюмерию еще интереснее. 

 

 

Антонио Зуддас


и Джованни Кастелли 

Кровь символична, мистичная и благодатна для множества интерпретаций — за это ухватились Антонио Зуддас и Джованни Кастелли: их молодая марка Blood Concept посвящена исключительно крови. Парфюмерия для них, как и для большинства в списке, не основное занятие и вдохновение: Зуддас копирайтер и фотограф (правда, всегда тяготел к запахам), а Кастелли — дизайнер и путешественник. Оба, кстати, подчеркивают, что любят каждый свою собаку: бассет-хаунда и бультерьера — и хотя их и нет в нашем списке лучших пород, это всегда плюс в карму.

 

 

Филипп ди Мео и Давид Фроссар 

Филипп ди Мео и Давид Фроссар стоят за мрачной (напомним, это плюс) и характерной маркой Les Liquides Imaginaires и мыслят трилогиями: первая посвящена самому парфюмерному искусству, вторая — благородному алкоголю, третья — на очереди. Встретились напарники на выставке Филиппа (он известный дизайнер и работал в том числе с Dom Pérignon и Baccarat), на которой Давид, давно занимающийся ароматами, и предложил ему сделать свою марку. Не можем умолчать, что Фроссар давно занимается кикбоксингом и по приезде в Москву сходил в тот самый бойцовский клуб, который мы упоминали.

 

 

Майкл Боэди

Вообще Майкл — парикмахер-самоучка, заткнувший за пояс многих профессионалов: дебютировал он в съемке Ника Найта для Vogue. Спустя почти 15 лет, поработав для главных глянцевых журналов и сделав сотни причесок на показах, он основал первую из своих парфюмерных марок с как будто нескромным названием Boadicea the Victorious (на самом деле оно посвящено Будикке, древней воительнице), а еще через три года — вторую, Illuminum. К слову, аромат последней марки выбрала для свадьбы Кейт Миддлтон.

 

 

Алессандро Брюн


и Рикардо Тедеши

Еще один дуэт с моноидеей и уважением к корням: в Masque Fragranze Алессандро Брюн и Рикардо Тедеши прорабатывают оперу и кланяются родной Италии. Ловкости ребятам не занимать — статичную на первый взгляд тему они методично препарируют: каждый аромат представляет собой сцену, все вместе составляют, собственно, оперу. Звучит холодно, но у таких увлеченных и разгоряченных делом парней пресного выйти не может просто органически — и не выходит.

 

История, описание бренда Byredo! На byredo-parfums.ru

Нишевый парфюмерный дом Byredo был основан в Стокгольме художником-авангардистом из Швеции Беном Горхэмом. Этот бренд стал подлинным открытием среди нишевых европейских марок, появившихся в последние годы. Пригласив к сотрудничеству именитых парфюмеров Оливию Джакобетти и Жерома Эпинетта, бренд Byredo изобрел особенный, далекий от традиционного подход к созданию парфюмерных композиций.

Сплетение экстравагантности и традиционных ценностей, логики и сюрреализма, классики и поп-арта, разнообразнейших источников вдохновения – это и есть воплощение коллекции Byredo.

Основатель компании – Бен Горхэм, прогрессивный и талантливый мужчина, сын индийской актрисы и художника из Канады, появился на свет в Швеции, а его детство, юность и молодость прошли в Торонто, Стокгольме и Нью-Йорке.

В нем удивительно смешались стили культуры, образы жизни, атмосферы разных стран и городов. Ярый поклонник современного творчества, Бен всегда искал новые пути и средства самовыражения.

Он убежден, что дабы достоверно и ярко отобразить многообразие действительности, её форм, нужно сочетать самые разные материалы, стили, направления искусства. И парфюмерия для Бена стала своего рода откровением, идеальной сферой творчества, где можно воплотить любое чувство, любую идею. Аромат являет собой самый короткий путь к душе любого человека и дает возможность в полной мере воплотить свой талант и познакомить окружающих со своими взглядами на мир.

Как гипс для скульптора или кисти с красками для художника, компоненты парфюмерии для Бена Горхэма стали идеальным материалом для творения ярчайших художественных образов.

Byredo – бренд высокой парфюмерии, с необычным и креативным подходом к созданию духов. Искусство Byredo можно назвать постимпрессионизмом, где витиеватая скандинавская эстетика сливается и переплетается со знойной индийской эмоциональностью. Byredo – отражение своего основателя, Бена Горхэма, будто волшебная страна, населенная красочными образами, полная драгоценных воспоминаний, теплых чувств и радужных эмоций.

Парфюмы Byredo создаются, как произведения искусства. Они – формы, наполненные смыслом гениального художника. Создавая эти ароматы, он использует самые лучшие материалы, ингредиенты, невзирая на их высокую стоимость.

Сам Бен Горхэм отмечает, что подобно тому, как художника не должна волновать стоимость красок, а скульптора – цена мрамора или глины, то и парфюмер должен выбирать лучшее, что правильнее отразит его замысел, самые идеальные эссенции и компоненты.

«Меня не впечатляет, когда парфюмер гордо заявляет, что создал парфюм из двухсот или более компонентов, будто желает поразить всех их количеством. Ведь главное – это целостность и законченность аромата. Я сразу понял, что лишь абсолюты и натуральные эссенции лучшего качества могут сложиться в идеальный аромат, который будет постоянно меняться и раскрываться, удивляя новыми гранями. Парфюмерная и художественная гармония – вот что является настоящим вызовом, подлинной целью творца! Ведь никто не может себе представить, что музыка станет прекрасной, если в ней много нот «фа», например, или же картина, в которой много зеленой краски. Так и ароматы воспринимаются комплексно, как величайшая гармония нот, восхитительная и волнующая. Ни один компонент в отдельности не играет решающей роли, лишь вместе они звучат идеально».

О молодом нишевом бренде Byredo Parfums и о его дизайнере Ben Gorham /Бен Горхем/.

18 декабря 2015      Байредо

www.byredo.com

Этой статьей открываю рубрику о не вполне традиционном нишевом Парфюмерном доме Byredo Parfums /Байредо/, основанном не так давно, всего в 2006 году.

Дизайнер и создатель этого бренда селективной парфюмерии Ben Gorham /Бен Горхэм/ родом из Швеции.

Вообще, очень любопытный это персонаж – Бен Горхэм. Весь какой-то «понамешанный – понаперемешанный» – замысловатый, одним словом и… возбуждающий интерес, пожалуй.

Судите сами.

Родители – мама актриса из Индии, папа художник их Канады, а родился Бен в Швеции, как я и говорила выше.

Уже не слабый замес, согласны? Холод и зной в одном флаконе.

Бен ворвался /именно «ворвался»/ в мир парфюмерии и не абы какой, а вот так вот сразу-слету и в ее нишевую категорию.

Так, откуда бы вы думали, он «ворвался»? Если заранее не знать, то догадаться просто невозможно.

Парень даже не получал специального образования, он вообще на художника учился. Оно, конечно, тоже творчество, но весьма далекое от парфюмерного дела вообще, а уж от селективной парфюмерии-то насколько это все не близко.

И это не только, на мой взгляд, в данном случае. Его не очень-то приняли поначалу в «семью» коллеги-парфюмеры, вежливо говоря, и если уж придерживаться объективного взгляда, то понять их более чем можно.

Мало того, что образования специального нет, так Бен еще и баскетболист, в прошлом. Какого, а?

Нет, кто-нибудь способен себе представить парфюмера-баскетболиста? Нет? А парфюмера-баскетболиста-модель? Снова нет?

А вы его вообще видели – на фото или видео, там каком? Посмотрите, в сети много фото и даже видео можно обнаружить.

Двухметровый, здоровущий, красивУщий, фактурнейший мачо с плотно татуированными руками.

Смотрите и очаровывайтесь вместе со мной и с массой других поклонников этого совершенно невероятного парфюмера или нет, пожалуй, все же художника или…не знаю, может просто дизайнера…

Да, ну его, в самом деле. Не буду я его никуда пристраивать))), вам вот тоже не советую. Никуда эта многогранная и увлекающаяся личность не встраивается по определению. Оставим его таким, как он есть – «не встроенным» ни в какие рамки-критерии-категории-определения.

Ладно, смотрим, любуемся /а заодно, вместе с фото Бена покажу, что из Байредо мы с вами послушаем в ближайшее время/.

Не знала, говорить ли об этом, но все же скажу – я вот тоже не сразу как-то приняла для себя Byredo, но это не было связано с отсутствием у Бена специального образования или с его спортивным прошлым, вовсе нет. Да, я и не знала об этом при знакомстве с результатами творчества бренда. Просто, на тот момент, у меня было чуть другое представление о нише вообще и Бен как-то не вписывался в эти представления или не совсем вписывался.

Это теперь я понимаю, что Бена никуда вписать и не получится, наверное, никогда))). А тогда я полагала, что ниша помимо высокого качества ингредиентов, непременно должна быть, что называется, «не простой» как с точки зрения однозначной не затасканности нот, так и с точки зрения восприятия композиции в целом. Кроме того, я ждала от ниши обязательной игры нюансов и непременную многослойность мелодии.

Все же я поклонница, в большей степени, Пьера Гийома, Лютанса, Мажды Беккали или вот «Мейсон Инсенс» тоже из недавних вкусовых приобретений.  Эти представители ниши приучили меня к определенному восприятию.

А у Бена все вообще не так, совсем другая концепция написания ароматов.

Прежде всего, Бен не работает «носом» при создании своих миниатюр. Он, оставаясь художником, рисует идею – придумывает истории, сюжеты, а вот в качестве носа привлекает уже профессиональных и высококлассных парфюмеров, отдавая предпочтение сотрудничеству с потрясающим и великолепным Jerome Epinette /Жером Эпинетт/.

Этот творческий союз оказался максимально продуктивным. Жером более остальных способен проникать в идеи Бена, они ему близки и понятны, а значит и воплотить эти истории в миниатюры Жерому удается более точно.

Жером Эпинетт

Так что же такого «другого» у Байредо, что оказалось для меня за рамками селективной парфюмерии, на момент знакомства.

Вспоминаю первые свои впечатления – слишком категорично, слишком понятно все и сразу, слишком очевидно, предельно четкая артикуляция.

Ждала рождения вопросов или, как минимум, побуждения к размышлениям, а Байредо не рождает никаких вопросов и не заставляет тщательно вслушиваться. Бен дарит ответы. Он не склонен к рефлексии совсем. Таково впечатление. Возможно, я ошибаюсь, но именно так воспринимаются композиции, в массе своей.

Или так – Бен уже вместо нас обо всем подумал, все проанализировал, пришел к определенным выводам и мы имеем возможность лицезреть только окончательный результат-ответ-вывод. В процесс нас не вовлекают, дабы никакие сомнения уже не смогли повредить идеальную картину мира, созданную Беном. Он освобождает нас полностью от всякого даже намека на возможную «не идеальность» картины.

Здесь все отшлифовано до уровня ювелирной работы. Хоть микроскопом вооружитесь – шансов найти малейшую неровность-шероховатость нам не оставили никаких.

👃 Библиотеки – Оливия Джакобетти

Все красиво, чисто до состояния утренней росы, идеально подогнано, ничего нигде не топорщится, все ясно, просто. Без нюансов, без вопросов, четкость исполнения максимальная.

Такие вот дела, друзья.

Еще были у меня претензии с точки зрения стойкости /маловато держались на мне эти произведения/ и шлейфовости /не ловила/.

А еще смущала доступность бренда на парфюмерном рынке. Его не надо было «искать», «доставать», он имеется в широкой продаже, что тоже вроде как не свойственно нишевому сегменту рынка.

Теперь расскажу, что изменилось в моем восприятии.

Моей любви к Байредо предельно поспособствовал…

не поверите, – Монталь.

Да-да, именно так.

Знакомство с Montale пришлось на более поздний период, чем встреча с творчеством Байредо. Именно у Монталя я обнаружила еще более незатейливую игру нюансов, еще более обширную рекламную компанию, предельно высокую плодовитость, рождающую оправданные сомнения в возможности такими темпами выдавать продукт из разряда «высокое творчество». А еще Монталь меня буквально шокировал отсутствием на продукции информации о составе парфюма. Немыслимая это вещь, на мой взгляд, и недопустимая.

Так вот, в пользу Байредо – отличный состав имеется и подтверждение этому можно увидеть на упаковке крупными буквами и очень подробно.

Плодовитость Бена Горхэма, в среднем, не выше, чем у моих любимцев, коих я уже упоминала.

Прямота, очевидность, чистота, ясность, четкая артикуляция миниатюр Бена с течением времени были мною оценены. Иногда именно это и нужно и вовсе не хочется «уходить» в поиски решений. Именно ответы нужны, именно ясность и чистота, без выкрутасов. А кому-то вообще всегда только ответы и нужны.

Больше скажу, на сегодня, ничего чище, светлее, отчетливее по восприятию мне слышать не приходилось.

В этом есть особенность Байредо и в этой особенности частенько случается необходимость.

Проблему с малой стойкостью и, кажущейся, не шлейфовостью я решила посредством разнашивания, а именно сменила место намаза. Да и сам намаз заменила на пшик. Теперь все истории звучат еще ярче, еще краше и куда как дольше, шлейфом тоже радуют, в массе своей.

Дааа, вот целая статья и получилась, а ведь задумывала только вводный текст к La Tulipe /Тюльпан/.

Такой вот он, Бен Горхэм – интересный, многогранный, очень цельный и где-то местами категоричный. Впрочем, все это и многое другое о Бене и его Мире вы сможете услышать в его миниатюрах-картинах.

Послушайте Byredo Parfums непременно, Бен оооочень содержательный, как и его Истории!

До скорой встречи, Друзья!

Пойду все же приступлю к рассказу о Тюльпане Байредо)))

Интервью бьютиинсайдер

Купить Байредо Парфюмс у меня в поделилке

Поделиться ссылкой:

Понравилось это:

Нравится Загрузка…

Бен Горхэм, Парфюмер | Into The Gloss

«Моя мать из Индии, а мой отец наполовину шотландец, наполовину канадец французского происхождения. Я родился в Швеции, в детстве жил там, а потом вырос в нескольких местах. Я провел большую часть времени в Торонто, Канада. Так что, думаю, у меня шведский … или цыганский акцент. [Смеется] Это отовсюду. Я закончил среднюю школу в Нью-Йорке. Потом я учился в бизнес-школе Университета Райерсона в Торонто, потом переключился на политику, потом на дизайн интерьеров.Затем бросил колледж, чтобы заняться профессиональным баскетболом. Тогда это не сработало, поэтому я бросил школу и пошел в художественную школу в Стокгольме. Я получил степень в области изящных искусств; Я занимался живописью и скульптурой, историей, фотографией и многими другими вещами. Я действительно увлекся живописью — акриловыми красками — так я думал об этом, когда закончил учебу. Тогда я впервые встретила парфюмера. Сразу после окончания учебы… и это действительно было моим знакомством.

Я слышал о нем в Швеции. Он жил в Нью-Йорке, француз.Он был парфюмером в одном из парфюмерных домов. Я пришел к нему, и у меня возникла эта идея, и он помог мне ее воплотить. Это было действительно просто: я собрал этот творческий проект, который был больше о переводе определенных воспоминаний в ароматы … Я пытался увидеть, насколько буквально я могу быть с переводами. Он показал мне кое-что, и это было очень провокационно, особенно в связи с воспоминаниями. Например, я могу заставить вас что-нибудь понюхать, и вы скажете: « Вау, … Трой… девятый класс.«Он может доставить вас куда-нибудь — почти как музыка — в мгновение ока. Он показал мне в своей парфюмерной лаборатории сырье, такое как шоколад или благовония, и это был бы очень важный опыт, который я получил. Итак, все началось как творческое обсуждение возможностей — «Могу ли я сделать это?» «Могу ли я сделать это?» Затем я начал изучать синтетические материалы и сырье и искал ограничения. Я родом из эстетического мира — фотографии, живописи, скульптуры — он визуален, к нему можно прикоснуться. Но с запахом все было совершенно иначе, очень абстрактно, но вызывало все эти эмоции от мест и воспоминаний.Так что вовсе не в коммерческих целях я создал для него проект по переводу очень конкретных воспоминаний. И он это сделал. Я не мог производить их в духах, потому что это было слишком сложно с точки зрения производства, с большим количеством и фабриками, фильтрация … процесс был сложным. Я сделал из них свечи. Я гуглил, как делать свечи, и сам делал их на кухне. Я нагрел воск до нужной температуры; Я добавил разные парфюмерные масла или эссенции. Мне пришлось внести определенные коррективы в температуру, потому что некоторые эссенции испарялись.Купил очки в Икеа. Первые я не делал никаких этикеток, я просто писал, что они были внизу. Мои друзья начали их хотеть, а потом стали звонить люди, которые хотели их. А потом мой интерес перерос в навязчивую идею … что я хочу заниматься этим постоянно. Я понял, что мне нужно создать вокруг него какой-то тип торговли, если я хочу заниматься этим постоянно. Так что у меня возникла идея бренда… Byredo. Оно происходит от древнеанглийского, redolence , что может быть даже Шекспиром, что означает сладко пахнущий парфюм , напоминающий благоухание или благоухание.Так что я коротко об этом… и мне удалось зарегистрировать URL. [Смеется] Так что, полагаю, я научился вести бизнес… из всего… если хочешь делать это сам, тебе нужно учиться. А с Интернетом и людьми вокруг вас большая часть информации доступна вокруг вас, если вы этого хотите. Думаю, это одна из немногих вещей, которые я узнал в колледже… как собирать информацию.

У меня совсем другой подход, чем у большинства парфюмеров… были вещи, которые я обнаружил, когда только начинал, что у этой индустрии есть родословная.То, что люди вроде Лили [Барбери-Кулон] выразили на моей первой пресс-конференции в Париже — я думаю, это было разочарование, например: «Что дает вам право?» Потому что, во-первых, духи очень французские — в мире существовала иерархия промышленность так долго. Что хорошо, потому что у вас невероятный талант и утонченность, но он также застаивается. Так что для меня все сводилось к упрощению, к лучшему или к худшему. Поэтому вместо того, чтобы работать с пятьюдесятью, семьюдесятью или восемьюдесятью материалами для создания аромата, я работаю с пятью или десятью.Это прекрасное сырье — я борюсь с Шанель, чтобы купить конкретный нероли, — и я подумал, что было бы стыдно замаскировать их и покрыть разными вещами. Может быть, это как-то связано со шведским духом, простотой … это просто упрощение с точки зрения создания четкой идеи. Так что, когда вы чувствуете запах Accord Oud , вы его понимаете. Нравится вам это или нет. M / MINK тоже такая: нравится она вам или нет. И это было действительно важно для меня с точки зрения ясности. Это могло быть сложно в своей простоте.Я хочу, чтобы люди это поняли. Упаковка была для меня действительно последним шагом, потому что все упиралось в простоту, но было очень захватывающе иметь возможность построить вокруг нее мир. У меня был друг нарисовал типографику со мной — не Byredo, а всю маркировку, которая была на упаковке. Мы нарисовали весь алфавит и символы с нуля. И тогда вам нужно получить программу, чтобы вы могли использовать ее на компьютере. Это круто. И это потому, что я чувствовал, что нет ничего, что действительно отражало бы то, что я пытался сделать.

Итак, первый аромат, который я сделал, действительно был воспоминанием о моем отце из моего детства. У меня была идея о конкретных воспоминаниях, и хотя они были личными, я хотел, чтобы они использовали какой-то тип… Я описываю это как коллективное воспоминание. Сама идея, которую я подумал, может быть, вам понравится, потому что ваш отец пах определенным образом, поэтому я хотел вызвать у людей эмоциональную реакцию этой коллективной памятью. Итак, первым был мой отец — он ушел, когда я был довольно молод, так что у меня было очень четкое представление о том, как он пахнет.Потребовалось время, чтобы подумать и поэкспериментировать, но, думаю, я могу это визуализировать. Для меня это было осознание. Если бы я провел вас в лаборатории на две недели и показал вам спектр, вы, вероятно, смогли бы показать мне вещи, которые напоминают вам определенные воспоминания. Вы сможете расширить свой словарный запас, чтобы создать духи. И это был первый этап для меня, когда я пытался понять возможности. Теперь, когда я иду по улице, я чувствую гораздо больше запахов — грязного белья и т. Д. Я не думаю, что это усиленное обоняние, это просто осознанность.То же самое и с парфюмерами: их кривая обучения заключается в изучении сырья, с которым они работают, например, 2000–3000 материалов. Поскольку я не ходил в школу для этого, мне пришлось наверстывать упущенное, но в то же время я не хотел становиться слишком техничным, потому что у меня была возможность работать с двумя очень талантливыми парфюмерами, которые делают много большой работы. и очень креативны, и я не хотел сводить на нет их процесс. Так что моя идея заключалась в том, чтобы подтолкнуть их в правильном направлении. Я сделал это со словами и сырьем, но также с изображениями, эмоциями, музыкой и стихами.Мои сводки были о том, чтобы сесть в комнате и заставить их что-то почувствовать. И в надежде, что я приземлюсь достаточно близко.

Итак, создавая аромат для моего отца, я был удивлен, насколько это было легко — и потом я вроде как понимаю, почему — но я помню, как он пах, как эссенция зеленой фасоли. Я описал это место, где мы проводили много времени в Париже в 1970-х годах. Итак, был определенный период времени, который, вероятно, был парфюмом, так что парфюмер смог довольно быстро придумать его … это был Джеффри Бин Grey Flannel … и я подумал: «Это легко, я могу это сделать!» Но это было потому что там была конкретная ссылка на духи, например, если вы говорите: «От моего отца пахло Old Spice и сигаретами», то они могут сделать это за вас.Так что это была зеленая фасоль, но в ней была еще и мягкость, и я думаю, что это было больше связано с оттенком кожи, мылом и тому подобным. Оглядываясь назад, я дал парфюмеру период, место и описательный элемент, и он собрал их воедино. Мой аромат назывался Green , потому что он был зеленым. Но когда я даю духи другим людям, я понимаю, насколько это субъективно. Я что-то дам кому-то, и они скажут: «Ой, это мой парень пять лет назад», а кто-то скажет: «Ой, это напоминает мне Мексику.«Это так субъективно. На самом деле я не пытался заставить вас сказать: «Нет, это пахнет моим отцом». Для меня это просто толчок к размышлениям. Я работал над этим ароматом, который выходит весной, я работал над ним некоторое время, в нем есть сырье — животная нота, поэтому он довольно мощный. Он пахнет козой — мы шутим над этим: «Больше козы… меньше козы». [Смеется] Но это странное сырье само по себе; вы бы никогда не нанесли его на кожу. Ноты животных и характер животных — в них есть эта грань красоты и уродства одновременно, так что это довольно интересно, потому что в некотором роде это тревожно, но в сочетании с другим сырьем становится очень красиво.Это что-то вроде синтетических нот молока: само по себе это довольно отвратительно, но добавить его к нотам духов, и люди ассоциируют это с комфортом … так что есть много того странного сырья, которое люди используют.

Сделал M / MINK с M / M (Париж) — это арт-директора и дизайнеры, имиджмейкеры. Они проводят все большие кампании, которые вы видите. Я знаю Инез и Винод через них; Так мы познакомились изначально, а сейчас вместе занимаемся творческим проектом. Но проект M / M (Париж) начался, потому что у нас был общий друг, я очень люблю их работу, и однажды они пригласили меня в свою студию.И вот мы познакомились, начали разговаривать. И мы решили работать вместе. Они показали мне блок каллиграфических чернил, который был очень специфическим: это был один из традиционных чернил, которые используют японские и корейские художники. Мне понравился его запах, он был очень уникальным, и я сказал: «Знаешь, это может быть хорошей идеей». Именно это они и чувствовали. Это то, что вы либо любите, либо ненавидите — M / MINK было о расширении границ. Я использовал много синтетического сырья в верхней ноте, называемой адоксалом, который вы найдете в некоторых ароматах, особенно в мужских ароматах последних десяти-пятнадцати лет.Но я использовал почти в пятьдесят раз больше, чем кто-либо когда-либо использовал. Так что был также элемент комедии или иронии, потому что, когда парфюмеры нюхали его, они смеялись. Это абсурдно. Это что-то вроде версии Lady GaGa — доведенной до максимума. Так что фанаты этого были очень конкретны; В Париже есть дизайнер аксессуаров — Яз Буки — она, наверное, самая большая поклонница этого, она выпила, кажется, восемь бутылок с прошлой осени. Я подумываю сделать для нее большую бутылку. У него такие прекрасные отношения с людьми, которые его носят … они носят его много, и, вероятно, будут носить это еще долгое время.

Если бы мне нужно было выбрать фаворит — я не знаю, у всех у них есть особое место, — но я довольно рано сделал аромат, основанный на месте в Индии, где родилась и выросла моя мама. Это за пределами Мумбаи, это было очень зеленое место, я помню, как посещал его в детстве — это было место для пикника. И когда я вернулся, полувзрослый, он сильно развился, но пахнул так же. Я был очень заинтригован, подумал — как такое возможно? Что изменилось, что не изменилось? И больше всего меня поразило благовоние в индуистских храмах.Так что я основал аромат на этом и добавил определенные элементы. Он называется Encens Chembur , благовоние из Чембура, так и было названо это место. Моя мама будет носить это. Мой папа носит мой аромат, хотя и пытается уговорить меня немного изменить его для него. [Смеется] Я думаю, им это смешно. Я переехал в старшую школу, чтобы поступить в интернат, затем я пошел в колледж — я всегда был этим спортсменом… потом я поступил в художественную школу в Европе. Думаю, когда я впервые начал Byredo, это было немного шоком для моих мамы и папы, особенно для моего отца.Бросил школу сначала, чтобы поиграть в мяч, а потом заняться парфюмерией. Но теперь они понимают это не только с точки зрения бренда или коммерции, но и понимают, почему я это делаю, и это довольно круто.

Наверное, мое самое большое достижение — я помню, как создавал этот бизнес-план, когда начинал, люди спрашивали: «Какова ваша целевая группа, кто ваш клиент?» И в нем говорилось: «Это женщины и мужчины в возрасте от 18 до 85», и они сказал: «Ты не можешь этого сделать!» [Смеется] И я сказал: «Нет, это моя идея с точки зрения доступности, с точки зрения эстетики — создание чего-то вневременного.Это было отчасти причиной того, что все стало черно-белым. Я хожу в магазины в двадцати четырех странах, встречаюсь со своими покупателями и получаю много писем: около сорока процентов мужчин и шестьдесят процентов женщин, от бабушек до молодых моделей. Моя девушка считает, что они хороши, но она их не носит. И я сделал для нее одну — у меня есть одна под названием Blanche , которую я сделал для нее. Она носила его три недели. Она очень специфическая … она не пользуется духами. Хотя, думаю, я хорошо понимаю, как ее повернуть.Но на самом деле нет одного конкретного запаха, который, если я нюхаю его на женщине, я думаю: «Это действительно сексуально». Для меня это так сильно связано с характером. Мне нравится, когда женщины много пользуются духами. Или крепкие духи. Я не особо люблю, когда это незаметно. Как и в случае с одеждой, если кто-то хорошо ее носит, это само по себе становится прекрасным. Я чувствую это и с духами. Люди всегда спрашивают меня: «Что мне надеть?» На самом деле речь идет о том, чтобы найти то, что вам удобно, что вы можете носить с определенной уверенностью.Так что я думаю, что это , а не ; то, что вы носите , а не то, что вы носите . Ребятам просто нужно пользоваться духами. [Смеется] Ребята очень спонтанные; они редко садятся и думают о вещах, поэтому аромат для них — это лишь один слой. Благодаря Байредо я действительно заинтересовал парней — подумать об этом с точки зрения того, что это такое, почему они носят его и как они себя чувствуют. Думаю, здесь тоже есть эволюция. Но сейчас девочки далеко впереди. Парни просто носят что угодно.Типа: «Мне нужно сегодня надеть обувь, потому что я выхожу гулять»; Я тоже должен нанести духи ». Это очень функционально. Им все равно, что они наденут, как следует. Но я думаю, они понимают это, когда видят этого большого, натурального мужчину в редакционных статьях с татуировками. [Смеется] Это так или иначе подходит для более широкого круга мужчин, а не только для парней, которые действительно увлекаются красотой или парфюмерией.

Моим первым магазином была Colette в Париже, я просто позвонил им, я позвонил Гийому, руководителю прессы; у нас есть общий друг.А потом он дал кое-что Саре [Лерфель], и они сказали: «Мы хотели бы продать это», и я сказал: «Круто!», И тогда мы начали работать вместе. А потом я просто выбирал магазины, где, как мне казалось, люди получали то, что я делал. Barneys [Нью-Йорк] — один из моих крупнейших клиентов. Я немного нервничал, когда Марк [Ли] и команда пришли в Barneys, но они полностью поняли это, лучше, чем кто-либо в Barneys прежде. Получилось очень органично. У нас были очень долгие дискуссии о том, что я делаю и к чему все идет.Так что это было невероятно. Я бы сказал, что это из-за них я остался исключительно с Barneys в США. Я думаю, что мы занимаем для них второе место по продажам парфюмерии. И мы открыли отдельный магазин в Стокгольме полтора года назад. Это дало мне возможность вернуться к дизайну. Что мне показалось интересным, так это то, что я мог создать среду, совершенно отличную от ароматов, купленных сегодня. Из-за качества, которое я выбрал для производства, цены на эти ароматы стали довольно высокими, и я почувствовал, что мне нужно рассказать людям, чем отличается этот продукт.Так что магазины действительно интересным образом раскрывают эту функцию. Всегда есть сидящие люди; это место, куда люди могут пойти и по-настоящему научиться. Идея состоит в том, чтобы также открыть магазины в Нью-Йорке, Париже и Лондоне. Итак, я смотрю на пробелы. Я думаю, что Париж будет первым, потому что это, вероятно, проще всего из-за близости.

Но сейчас я нахожусь в хорошем месте. У меня только что вышел новый аромат Seven Veils . Мне очень нравится идея делать духи как вуаль, с точки зрения безопасности, и это ощущение себя чем-то покрывать.Есть библейское упоминание, которое я вспомнил из католической школы: «Танец семи покрывал Салама», и я подумал, что это очень крайняя история обольщения. Она танцует, снимает эти семь покрывал и получает голову этого человека на тарелке. Так что это как секс, соблазнение и смерть. Это пряная ваниль; у него даже есть морковь в верхней ноте. И эти духи для путешествий выйдут в продажу в начале декабря — они будут такими же, как и все ароматы, которые я создавал, для путешествий. Я стараюсь не различать. Также эти сумочки будут в Barneys до Рождества; они находились в разработке очень давно.Кожу я покупал на разных кожевенных заводах: на кожевенной ярмарке в Болонье; загар от места, где поставляются ручки Louis Vuitton — со временем он довольно темнеет. У меня была идея, что он круглый — потому что это наша геометрическая форма, над которой мы работаем, — но с одной стороной плоской, чтобы она не соскользнула со стола. И у нас будет услуга инициализации в магазине в Швеции.

Трудно ответить на вопрос: «Каким вы видите себя через пять лет». Что касается бизнеса, если я чувствую, что дохожу до точки, в которой независимость ограничивает меня, я мог бы подумать о его продаже, но пока , мы растем невероятными темпами, мы прибыльны, и это весело.Со мной работает около двенадцати человек, чего я даже представить себе не мог, когда-нибудь через миллион лет. Это что-то вроде поездки. Но мне сложно представить, как я играю в баскетбол, хотя я занимался им пятнадцать лет. Это была моя жизнь с начальной школы, в старшей школе и в колледже. Так что я всегда отстранен. Я никогда не вижу себя в этой роли; Я всегда как бы со стороны смотрю на то, что происходит, странным образом ».

Бен Горхэм: «В Byredo я хотел более инклюзивный подход к роскоши» | Fashion

У него есть магазины на самых крутых улицах Нью-Йорка, Парижа, Лондона и Сеула. В прошлом году открылись два флагмана Пекина.Он дружит с Вирджилом Абло из Louis Vuitton, Риккардо Тиши из Burberry и Канье Уэстом, а Наоми Кэмпбелл и Эдвард Эннинфул отвечают на его вечеринки по всему миру. Но Бен Горхэм по-прежнему может быть одним из самых влиятельных людей, о которых вы никогда не слышали.

Однако вы, вероятно, знакомы с его детищем, Байредо. В конце концов, бренд в значительной степени ответственен за причину, по которой вы, возможно, возжелали дизайнерские свечи или эксклюзивные духи в последнее десятилетие. С момента своего запуска в качестве парфюмерного бренда в 2006 году он стал олицетворением независимой прохлады с множеством новых категорий, включая сумки, очки, кроссовки, мужской пошив и, в последнее время, ювелирные изделия, превратив его из скромного игрока в крупного игрока.

Однако, если это звучит как прямая история успеха, это совсем не так. В свои 42 года жизненный путь Горхема делает его одним из самых вдохновляющих людей, о которых вы никогда не слышали.

Он и его сестра родились в Швеции и воспитывались матерью-одиночкой, Индией. Когда ему было 11, она увезла семью в Торонто, где его первой любовью был баскетбол. Он интересовался школой только из-за того, что она дала ему доступ к спорту, он тренировался по четыре или пять часов в день и — воодушевленный своей матерью — вернулся в Европу после колледжа, чтобы заняться баскетболом профессионально.«Она выросла в гараже в Мумбаи с пятью братьями и была очень бедной, — говорит он, — но каким-то образом она имела отношение к моей страсти к баскетболу, и ее поддержка была ключевым моментом».

Я помню, как смотрел на повествования о брендах и думал, что они старые. Роскошь как идея устрашала

Однако этого не могло быть. Хотя он предполагал, что сможет оставаться в Швеции на неопределенный срок, учитывая его шведское происхождение, на устранение «технических нюансов» его иммиграционного процесса потребовалось три года, и к этому моменту его спортивные контракты иссякли.В 25 лет, чувствуя себя неспособным вернуться в Канаду, он обнаружил, что встает в 4.30 утра, чтобы много работать на стройке.

«Я оставил все, что« я собираюсь сделать это »и« это должно произойти », — вспоминает он, -« и поэтому я остался в Швеции с некоторым уровнем стыда или поражения. Оглядываясь назад, я понимаю, что это был один из самых неудачных моментов в моей жизни — все эти мечты рухнули с осознанием того, что не только то, кем я считал себя неуместным, но и то, кем я думал, что я собираюсь быть, также не имеет значения », — говорит он. , его внушительная фигура 6 футов 5 дюймов почему-то удивительна для человека с такими мягкими манерами и мягким голосом.«Я был Беном, баскетболистом, который был действительно талантливым, популярным и уверенным в себе, а потом я был просто Беном. Это был экзистенциальный кризис ».

Ключевым моментом, продолжает он в своих нежных канадских тонах, «от этого низкого уровня пришел безмерный драйв», и он обнаружил интерес к искусству. Это было «эхо», которое возникло в годы его учебы в колледже, когда он начал рубить и сменил свой курс с бизнеса на политологию, дизайн интерьера и архитектуру. Он опустил голову и вскоре после этого окончил Стокгольмскую художественную школу со степенью изящных искусств.

С естественными спутниками искусства и моды, нетрудно увидеть, как он развил свой интерес к стилю за этот период, но именно парфюмерное искусство сначала пробудило бы его интерес после случайной встречи с парфюмером Пьером Вульфом. 2004. Некоторое время спустя, с инвесторами и консультантами, составленным бизнес-планом и приобретением «доткома», родился Байредо.

Больше, чем просто мечта: Бен Горхэм и Наоми Кэмпбелл на коктейльной вечеринке Craig McDean x Byredo в Лондоне, 2019.Фотография: Дэвид М. Бенетт / Getty Images

«У меня не было опыта в области обоняния — ни сумок, ни кроссовок, ни строительства магазина, ни открытия кассы», — улыбается он. «Сначала я был довольно наивен, но моя формула — учиться на собственном опыте». Такое непредубежденное отношение делает Горхэма образцом для подражания для нового поколения людей, которые, вместо того чтобы видеть границы в профессиональных занятиях, являются эрудитами. На вопрос, почему, ответ будет: «Почему бы и нет?» Если Горхэм находит синергию с продуктом, он не видит препятствий для его реализации — даже если это кажется несовместимым с другими продуктами, которые он продает.

«Людям было трудно это понять. Одной из проблем десятилетия была идея о том, что людям нравится складывать вещи в коробки », — говорит он, мотивируя это тем, что« женская сумочка обладает уровнем интимности, аналогичным уровню женских духов, потому что она выражает то, кем вы являетесь. . »

Проникновение Gorham в мир роскошной парфюмерии и моды также было проницательным. «Я помню, как смотрел на повествования о брендах и думал, что они старые. Роскошь как идея была устрашающей, и я чувствовал, что к ней может быть подход, который был бы инклюзивным — это было до того, как это слово стало так широко использоваться.

«Из этнического происхождения, — говорит он, — вырос, слушая хип-хоп и ходил в среднюю школу для чернокожих и латиноамериканцев, понимал культуру и расу и много путешествовал», — он стремился развеять идея о том, что брендам нужна культурная идентичность. «Я бы сказал, у меня его нет — он такой же разнообразный, как и я».

Эта непредвзятая и подвижная перспектива помогает понять его бизнес-практику. Его сознательный отказ от маркетинга, например, был не только потому, что он не мог конкурировать «с такими, как Gucci», но и потому, что он не думал, что это способ органического роста бизнеса.«Мне казалось, что реклама немного похожа на стероиды — что произойдет, если вы перестанете принимать стероиды?» он смеется. Кроме того, он хранил все свои продукты по доступным и привлекательным ценам — от 30 до 5000 фунтов стерлингов — и обращался за советом к художникам, а не к аналитикам, чтобы соблазнить клиентов.

Мне показалось, что реклама немного похожа на стероиды — что произойдет, если вы перестанете принимать стероиды?

«Что касается потребительских товаров, люди думают, что есть необходимость полностью объяснить, что они кому-то продают; они думают, что если люди это поймут, они купят это.В искусстве все по-другому, потому что, если предмет понят полностью, напряжение теряется, и это делает искусство менее интересным ». Эта теория объясняет его урезанный брендинг, многочисленные кросс-жанровые проекты и его магазины, которые были созданы так, чтобы чувствовать себя по-другому. «Научиться оценивать себя и понимать, что не нужно объяснять это для всех, что люди умны, сложны и эмоциональны — это важная часть любого опыта». Когда дело доходит до его собственного позиционирования, он объясняет, что «есть часть меня, которая хочет сказать:« Ты не знаешь всего ».«Я хочу удивлять и вдохновлять».

Он добавляет, что вместе с Вирджилом Абло (первым чернокожим дизайнером крупнейшего в мире роскошного дома) он по-прежнему считает себя аутсайдером, когда дело касается индустрии роскоши. «Мы достигли определенного уровня признания со стороны людей и создали аудиторию, но я не думаю, что мы были институционализированы — мы не они. Мы все еще работаем в их отрасли, но по-другому. С этим связана трезвость. Сделайте шаг назад, и все будет по-другому.

Жизнь в Стокгольме с женой Наташей и дочерьми Инес, 10 лет, и Анук, 5 лет, помогает с этой точки зрения. «Моя дочь переживает стадию, когда ее родители неловкие и некрутые, — улыбается он, — но мне сказали, что она вернется ко мне». Жизнь вращается вокруг школьного бега, его студии и занятий спортом на открытом воздухе, которые «его перезагрузка». Его любимым занятием являются поездки на Аляску для серфинга в холодной воде в 6-миллиметровом гидрокостюме, чему он научился совсем недавно. «Я не думаю о бюджетах, когда лежу на доске», — смеется он.

Такое расстояние должно помочь ему задуматься о своих достижениях. «Иногда я нахожусь в таком состоянии, когда чувствую себя униженным, но не удивляюсь», — откровенно говорит он. «Такое ощущение, что так было всегда. Когда я был ребенком в пригороде Стокгольма, когда посмотрел видео Майкла Джордана и сказал: «Я хочу быть этим парнем»; Я всегда ставил перед собой высокие цели ».

Больница основателя Byredo Бен Горхэм на берегу моря

«Здесь действительно невероятный природный аромат. Почти все двери открыты большую часть времени — это соль моря, свежесть зелени », — говорит Бен Горхэм, основатель парфюмерного дома Byredo, о своем потрясающе современном пляжном отдыхе на Готланде.«Есть также слабый запах овец», — добавляет он с улыбкой, ссылаясь на животных, носящих их название, на эту удаленную точку в Балтийском море.

Шведский остров может быть наиболее известен средневековой архитектурой Висбю, живописного города, объекта всемирного наследия ЮНЕСКО, но у него также есть дикая природа. Именно последнее побудило Бена построить здесь дом, чтобы разделить его со своей женой Наташей и их двумя дочерьми, Инес и Анук. Место, где можно отключиться, часто буквально, от суеты их городской базы в Стокгольме.

«Иногда здесь почти нет сигнала», — отмечает он, явно довольный расположением.

Густав Викинг

Швеция — это родина Бена и страна, в которой он решил начать свой успешный бизнес, но предприниматель часто называет себя цыганом. В самом деле, культовый аромат Байредо «Gypsy Water» вдохновлен тем чувством, что весь мир — его дом. Его мать из Индии, а отец из Канады, и, когда он рос, он переезжал из Торонто, Нью-Йорка и Стокгольма для учебы.

Те впечатления, которые он испытывал в юности, теперь отражаются на ароматах его бренда, но запах — это не то, что всегда очаровывало Бена. При спортивном росте шесть футов и пять дюймов его первым планом была карьера профессионального баскетболиста, но проблемы с визой прервали этот путь. Вместо этого он отправился в художественную школу, где случайная встреча с парфюмером сильно на него повлияла.

Byredo была основана в 2006 году, и ее миссия — воплощать воспоминания и эмоции в парфюмерии, ароматизаторы для дома, лосьоны, а совсем недавно — в украшениях и макияже, остается основной и по сей день.

Густав Викинг

Для Бена, любящего приключения, этот этос относится не только к ностальгии по прошлому. Это мужчина, который любит создавать новые воспоминания. Любитель свежего воздуха, он никогда не бывает счастливее, чем общаясь с природой. Даже дома, на Готланде, он редко бывает дома.

«Дом — идеальный пит-стоп для окружающей среды», — говорит он. «Его панорамные виды действительно поражают».

Прислушиваясь к песне морской сирены, новейшая страсть Бена каждый день тянет его с дивана к серфингу.Это последнее из многих занятий на свежем воздухе, включая катание на лыжах, пешие прогулки и скалолазание. В каждую экспедицию он носит с собой небольшой блокнот, готовый поделиться своими впечатлениями от бумаги до аромата. Например, парфюм Eleventh Hour был вдохновлен поездками на Аляску и север Исландии. Он надеялся раздобыть бутылку и разделить невероятно холодный воздух в этих экстремальных местах. В связи с запуском продукта в парижском районе Марэ был открыт всплывающий магазин с новыми ароматами и снаряжением для кемпинга.

Густав Викинг

Всегда стремящийся исследовать новые возможности, Бен на протяжении многих лет сотрудничал со многими, в том числе с Ikea (ассортимент ароматических свечей Osynlig — доступная отправная точка в его мир) и культовым лейблом уличной одежды Вирджила Абло Off-White, с которым он создал не только аромат Elevator Music, но и капсульную модную коллекцию.

На первый взгляд маловероятной была одежда, которую он создал в сотрудничестве с брендом наружной одежды Peak Performance — результат того, что он не смог найти подходящие вещи для пешеходной экскурсии в Риксгренсен, север Швеции, в нескольких шагах от Полярного круга. Но, опять же, это демонстрирует приверженность Бена к передаче преимуществ пребывания на природе, которая, по его словам, «обладает определенной силой освобождать тело и разум».

Неудивительно, учитывая его близость к природе, природа «бессознательно», по его словам, просочилась в дизайн этого семейного убежища.С огромными окнами, которые впадают в пейзаж, это храм органических материалов. Снаружи дом отделан деревом, состаренным до серебристого цвета, а внутри — строгая палитра дуба, терраццо и бетона.

Густав Викинг

«Моя младшая любит полы, так как они идеально подходят для ее роликовых ботинок», — объясняет Бен. Качество смельчака явно заложено в ДНК. Однако для него самое главное в доме — создать комфортное и практичное место для его детей.Это означает, что здесь не нужно слишком ценить мебель, в том числе журнальный столик Alanda от Паоло Пива для B&B Italia и стулья Sawbuck датского мастера середины века Ханса Вегнера для Carl Hansen & Søn.

Но любимым предметом Бена является кухонный стол. «Отсюда видно море, и вокруг него постоянно кипит жизнь», — говорит он.

Даже когда расслабляешься, очевидно, что он не любит сидеть на месте. По этой причине пандемия могла стать для него борьбой.Швеция не ввела строгий карантин, но заграничные приключения были неуместны, и Бен, Наташа и девочки провели больше времени, чем когда-либо, на своем ретрите на Готланде.

«Я скучаю по этому чувству предвкушения и волнения от путешествий, — признается он, — но, оставаясь дома, я получил так много драгоценного времени с семьей».

Густав Викинг

«У меня определенно есть больше времени подумать», — добавляет он. Одним из результатов этих дополнительных моментов размышлений стал новейший аромат Byredo «Mixed Emotions».Созданный как медитация на бурную природу нашего времени, он описывается как «смесь взлетов и падений, отражающая нестабильные реальности и постоянно меняющийся мир. Напоминание о том, что это нормально, если не хорошо ».

Настроение является дальновидным, поскольку все мы работаем над нашими индивидуальными способами продвижения вперед через год, как никто другой. Для Бена этот процесс включает в себя воссоединение с тем, что его вдохновляет.

«Я буду ловить волны так часто, как смогу, прыгать на велосипеде, есть, гулять с семьей», — говорит он, перечисляя свободы, которыми он больше всего пользуется во время своего побега на пляже.Повседневные предметы роскоши, обладающие собственной целительной силой. «Постоянная вещь в днях здесь, — понял он, — — это непреодолимое чувство покоя, которое исходит из дома и острова». byredo.com

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Кто такой Бен Горхэм? | Отчет разведки

Прогноз для одного из быстрорастущих сегодня брендов.Бен Горхэм — креативный директор и основатель парфюмерной компании Byredo, основанной в 2006 году.

Путь Бена Горхэма к успеху одновременно интересен и маловероятен. Коренной швед с матерью-индианкой и отцом-канадцем. Горхэм учился в средней школе в Нью-Йорке, а затем пошел в бизнес-школу в Торонто, прежде чем уехать, чтобы профессионально играть в баскетбол в Европе.

Бен Горхэм

Что делает историю Бена настолько интересной, так это тот факт, что он смог идентифицировать себя как кого-то, кроме баскетболиста.Бен Сэй,

«Это было как моя страсть и мои амбиции, то, чем я представлял, что буду делать всю оставшуюся жизнь».

Горхэм любил баскетбол в детстве, но никогда не думал, что он подойдет для этой игры.

«Я был к этому очень серьезно», — говорит он. Хотя он был шведским по рождению, Горхэм не смог получить европейский паспорт. После судебной тяжбы, которая длилась несколько лет, он отказался от спорта. «Я подумал, как долго я смогу это делать? Речь шла о деньгах, а не о спорте.”

для любви

Более того, после того, как баскетбол исчез из игры. Бен заявил:

«Я был профессиональным спортсменом, и когда это развалилось, я был вынужден полностью переосмыслить и изобретать заново. Во многом мой энтузиазм и предприимчивость проистекает из того, что у вас отняли единственное, что вы знаете ».

Примечание — это одно из лучших преимуществ того, чтобы стать спортсменом… образ мышления. Это будет один из путеводных звезд, когда вы столкнетесь с невзгодами в своей предпринимательской деятельности.

После того, как мечты об обруче перестали быть мечтами, Бен пошел в художественную школу. Случайно и немного повезло, Бен встретил парфюмерного директора, который познакомил его с его следующей любовью. Затем он был связан с двумя парфюмерами Джеромом и Оливией, которые участвовали в создании первого аромата Бена Green.

Оливия Джакобетти и Джером Эпинетт

В течение следующих двух с половиной лет Горхэм создал еще четыре аромата, а в 2006 году он запустил коллекцию Byredo — Green, Chembur, Pulp, Rose Noir и Gypsy Water — в Париже.В 2008 году он привез ее в Barneys New York, и к концу прошлого года она стала второй по популярности коллекцией ароматов этого магазина.

Что наиболее важно, он добавил название бренда Byredo, которое происходит от древнеанглийского слова redolence, означающего сладко пахнущие духи. Упаковка минималистична и со вкусом. Байредо, опираясь на рассказывание историй, был свежим, артистичным в сочетании с личными наставлениями. Сосредоточение внимания на конкретных событиях, местах и ​​направлениях путешествий, сегодня потребители тоже могут понять.В результате этот бренд выделился и занимает доминирующее положение в мире. Рынок 39 миллионов долларов.

Это марафон, а не гонка.

Горхэм считает, что ранний и продолжительный успех Байредо заключается в том, чтобы идти своим путем, уделяя внимание качеству и тщательному построению бренда.

«Одно из лучших осознанных решений, которые я принял вначале, — это медленно развивать бизнес, всегда думать о долгой игре», — говорит он.

«Возможности всегда будут присутствовать, и большинство ошибок, которые я наблюдаю на рынке, основаны на краткосрочных решениях.Я стремлюсь к таким брендам, как Hermès, и к миру вечной роскоши; это была большая часть ДНК, которую я пытался создать. Я боялся, что если он достигнет пика слишком быстро, это станет моментом — это было противоположностью того, что я пытался создать ».

Знакомство с Беном Горхэмом, из Byredo

Последний аромат Бена Горхэма, Tulipe.

В поисках альтернативных выходов поступил в художественную школу. «Я был полон решимости исследовать свою творческую сторону», — объясняет он.Именно за ужином в то время, когда Горхему было 27 лет, он встретил известного шведского парфюмера Пьера Вульфа и был очарован его работой. «Я думал об этом довольно долго после нашей встречи; потом я связался с ним, и мы поговорили о творческом процессе ».

Горхэм был особенно заинтригован связью между запахом и памятью. «Я вспомнил аромат, который использовал мой отец, когда я был ребенком, — говорит он. «Я сказал Пьеру, что он пахнет эссенцией зеленой фасоли, и он смог сказать мне, что это за аромат.Для меня это горько-сладкое воспоминание, потому что мой отец ушел, когда мне было шесть или семь лет, но я хотел воссоздать этот аромат современным способом ».

Вскоре после этого разговора Горхэм отправился в Чембур, родной город его матери за пределами Мумбаи, Индия, который, как он обнаружил, наполнен ароматами специй и ладана. «Поездка вернула самые разные воспоминания, в основном из-за запаха», — вспоминает он. «Это была искра для меня. Я хотел создать аромат, который вызывал бы это чувство. Начало проекта было очень самолюбивым.Я не думал о коммерции, но мне это так понравилось, что я почувствовал необходимость создать бизнес-структуру, чтобы я мог продолжать это делать ».

Выбор продуктов из новой линии для ванн и тела Byredo: лосьон для тела Rose Noir, гель для душа и лосьон для тела Pulp и лосьон для тела Gypsy Water.

Горхэм обсуждал свои идеи с небольшими компаниями, которые, в свою очередь, смешивали ароматы. Затем он принес их Вульфу, который сказал ему, что они не совсем работают, и связал его с двумя ведущими парфюмерами, Джеромом Эпинеттом из Нью-Йорка и Оливией Джакобетти из Парижа.Они помогли Горхэму разработать свой первый аромат для Byredo — передозировку зеленых нот, основанную на воспоминаниях его отца. «Я ничего не знал», — признается он. «И я был удивлен тем, насколько быстрым был процесс. Это заняло семь месяцев и действительно соответствовало моим эмоциональным критериям ».

В течение следующих двух с половиной лет Горхэм создал еще четыре аромата, а в 2006 году он выпустил коллекцию Byredo — Green, Chembur, Pulp, Rose Noir и Gypsy. Вода — в Париже. В 2008 году он привез ее в Barneys New York, и к концу прошлого года она стала второй по популярности коллекцией ароматов этого магазина.Вскоре после этого он создал Бланш для своей девушки Наташи, после рождения их ребенка. Совсем недавно он сотрудничал с Acne Jeans над свечой под названием Lilla Nygatan No. 23, а в настоящее время он работает над ароматом с арт-дизайнерской фирмой M / M Paris.

«Многие люди говорят, что тюльпаны не имеют запаха, так что это фантазия, основанная на идее тюльпана», — говорит он о новом тюльпане.

Left, Byredo и Acne совместно создают аромат Svart Snö, что по-шведски означает «черный снег».”В аромате сочетаются корица, тмин и имбирь с лавандой, гвоздикой и сандалом. Верно, Горхэм.

Горхэм любит воплощать свои эмоции в ароматах, и хотя он обращался к детским воспоминаниям и другим личным источникам вдохновения, некоторые вещи недоступны для его коммерческого предприятия. «После того, как у меня родилась дочь, я пришел к другому мышлению», — говорит он о своей годовалой Инес. «Я намного спокойнее, не так беспокойна, и мне очень приятно наблюдать, как наши творения развиваются, но я пообещал себе, что не буду создавать для нее аромат.”

Стокгольм С: Беном Горхэмом — MBDS

Бен Горхэм — основатель и генеральный директор стокгольмской Byredo Parfums. Из флагманского магазина на Mäster Samuelsgatan 6 Бен дает нам исчерпывающий путеводитель по шведскому Стокгольму; от архипелагов до тальяты.

Город: Стокгольм Профессия: Дизайнер Веб-сайт: www.byredo.com

Любимое место, где можно поесть в выходные: В выходные я люблю поесть в Primo Ciao Ciao на Хантверкаргатан 76. www.primociaociao.nu

Место для людей, которые смотрят: На улице Нобис на Нормальмсторге.

Любимое здание в городе: Мне нравится Стокгольмская публичная библиотека, построенная в 1928 году и спроектированная Гуннаром Асплундом.

Улица с лучшими магазинами: Лучшие магазины находятся на Биргер Ярлсгатан.

Как вы передвигаетесь по городу: я передвигаюсь на своем Mercedes G63.

Книжный магазин, в котором вы можете купить лучшие книги: Konst / ig Books on Åsögatan 124- Södermalm. Www.konstigbooks.com

Ваш любимый человек в городе: Я разделен на жену и дочь.

Лучший винтажный магазин (одежда или другое): JACKSON on Östermalm, который является магазином винтажной мебели. Www.jacksons.se

Куда пойти за холодным пивом: я бы посоветовал пойти в EAST на Stureplan.www.east .se

Или хороший коктейль: на Riche.www.riche.se

Любые хорошие танцполы, которые вы бы порекомендовали: Я рекомендую Sturecompaniet.www.sturecompagniet.se

Любимая художественная галерея: Magasin 3 at Frihamnen.www.magasin3 .com

Ваше место для обеда: Определенно Zink Grill на Библиотексгатан 5.www.zinkgrill.se

Ваш стандартный (обеденный) заказ: Tagliata. Это салат из вкусных кусочков говядины, приготовленных на гриле.

Большой рынок: Фермерский рынок на Катарине Гангатан на Седермальме.

Совет для иногороднего: обязательно попробуйте съездить на архипелаги Стокгольма.

Рекомендация для романтического ужина на двоих: Театергриллен на Ниброгатане 3. www.teatergrillen.se

Эпоха, в которой вы больше всего хотели бы побывать, Стокгольм: я бы выбрал 1920-е годы.

Обязательно сделайте для тех, кто никогда раньше не был в городе: зайдите в магазин BYREDO Flagship на Mäster Samuelsgatan 6. www.byredo.com

Музыкальный трек, который у вас ассоциируется с вашей жизнью в Стокгольме: Göran Bregovic-Kalashnikov.

Одна причина любить Стокгольм: люди прекрасны!

Основатель Byredo Бен Горхэм о своей новой коллекции макияжа

Текущий выпуск

Время макияжа.

Почти 15 лет назад Бен Горхэм запустил Byredo.В мире, полном универсальных дизайнерских ароматов, он предложил нечто иное. Его духи были простыми, но уникальными, в минималистичной упаковке и никогда не рекламировались. Бренд Byredo просто говорил сам за себя, и то, что он говорил, было красиво.

С годами бренд развивался. «Я начал представлять и играть в других категориях. Мы представили кожу, украшения и очки », — говорит Горхэм. «Около пяти лет назад я начал чувствовать, что макияж может быть сильным физическим проявлением красоты в Byredo, в отличие от ароматов, которые в некотором смысле невидимы.”

Горхэм изо всех сил пытался воплотить свое видение в жизнь, поскольку никогда не пользовался косметикой. Затем он познакомился с британским визажистом Исамайей Френч. Их сотрудничество привело к созданию линии макияжа Byredo, которая была запущена во всем мире 1 октября, но на создание которой ушло два с половиной года.

«[Исамайя и я] сначала познакомились через общих друзей, а затем мы видели друг друга на показах мод и в некоторых случаях делили такси», — делится Горхэм. «Все, что вам нужно было сделать, это провести с ней 10 минут, и вы поняли, что она сделана из другой ткани», — говорит он.

Френч вспоминает: «Когда я встретил Бена, у меня были смешанные чувства по поводу создания собственного бренда, потому что я действительно чувствовал, что меня не так сильно интересует, как в мире существует коммерческая косметика. Мне это показалось очень повторяющимся, это всегда одно и то же, одни и те же продукты, одни и те же рекламные изображения ».

Горхэм согласился с тем, что косметике как продукту недостает креативности и новаторства — что, как и в парфюмерии, эти вещи отошли на второй план по сравнению с очень коммерческим, резким подходом к разработке.«Я думаю, что один из моих первоначальных вопросов к Исамайе на самом деле был:« Что бы ты делал, если бы был полностью свободен, а это было бы твоим? »И это стало отправной точкой».

Конечная точка — это модернизированная коллекция всего из шести продуктов, в которую входят 16 многоразовых цветных палочек, 15 помад, бальзам для губ, тушь для ресниц, черная жидкая подводка для глаз и три палитры теней для век в футуристической упаковке. Пришла косметика Byredo.

_______
Никогда не пропустите историю. Подпишитесь на еженедельную рассылку NUVO здесь.

2 октября 2020 г.

Предыдущая история Следующая история .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.