Бэкон фрэнсис художник произведения – Бэкон, Фрэнсис (художник) — Википедия

Фрэнсис Бэкон — английский художник-экспрессионист

Фрэнсис Бэкон (28 октября 1909, Дублин, Ирландия — 28 апреля, 1992, Мадрид, Испания) — английский художник-экспрессионист, мастер фигуративной живописи. Несколько картин Бэкона фигурируют в списке самых дорогих: в 2013 году его работа «Три наброска к портрету Люсьена Фрейда» была продана за 142.4 миллиона долларов.

Особенности творчества Фрэнсиса Бэкона: Фрэнсис Бэкон создавал тревожные и пугающие образы, основанные на трансформациях человеческого лица и тела. Его любимые темы — крик, страдание, потеря смерть. Характерная форма — триптих. Законченные картины Бэкон часто называл «этюдами» или «набросками».

Известные картины Фрэнсиса Бэкона: «Три этюда к фигурам у подножия распятия», «Три наброска к портрету Люсьена Фрейда», «Живопись 1946», «Этюд к портрету папы Иннокентия X».

Кричащий папа

Первым папой, которого Фрэнсис Бэкон заставил кричать, был его собственный. Эдвард Бэкон происходил из старинного и знатного рода, он был потомком того самого Фрэнсиса Бэкона, лорд-канцлера Англии, философа, основоположника эмпиризма. В 1909-м, когда родился Фрэнсис-младший, Эдвард Бэкон жил в Дублине, где разводил и объезжал скаковых лошадей. Он с детства приучал сына к верховой езде. Фрэнсис же изо всех сил старался держаться подальше от конюшен — астматик, рядом с лошадьми и собаками он попросту задыхался. С началом Первой мировой Бэконы переехали в Лондон — капитан Эдвард Бэкон получил должность в военном министерстве. В 1918-м они вернулись в Ирландию, но из-за гражданской войны были вынуждены постоянно переезжать с места на место, и начальное образование Фрэнсиса ограничилось двумя классами муниципальной школы.

Фрэнсис кашлял, на лице отца все отчетливей проступало разочарование: слабый женственный мальчик не подавал больших надежд. Не был он близок и с матерью — воспитанием пятерых детей Бэконов (у Фрэнсиса было две сестры и двое братьев) по большей части занималась няня Джесси Лайтфут.

Гримаса раздражения уступила место брезгливой ярости после того, как капитан Бэкон застал сына перед зеркалом в мамином белье.

Когда Фрэнсису исполнилось 17, отец отослал его в Лондон. Юноша жил в столице на 3 фунта в неделю, которые высылала ему мать. Читал Ницше. Перебивался мелкими кражами и случайными заработками: пробовал силы в качестве домашней прислуги, работал в магазине (разумеется, женской) одежды. Саркастичный, острый на язык юноша, он нигде не задерживался надолго. Вскоре Фрэнсису Бэкону пришлось осознать и принять два факта. Первый: он стремительно опускается на живописное лондонское дно. И второй: живописное лондонское дно ему по душе.

В 1927 году Эдвард Бэкон предпринял отчаянную попытку вернуть сына к «нормальной» жизни. Он настоял, чтобы Фрэнсис поехал на полгода в Берлин вместе с Сесилом Харкот-Смитом — родственником по материнской линии. Сесил обладал внешностью и повадками образцового самца. Кроме того, он тоже был коннозаводчиком и отставным офицером — Эдвард не сомневался, что такая компания повлияет на его непутевого сына самым положительным образом.

«Дядя» оказался не самых честных правил: Сесил Харкот Смит вступил в связь с юным Бэконом практически сразу по прибытию в Берлин. Хуже того, в Берлине Фрэнсис посещал ночные клубы, смотрел фильмы Фрица Ланга и Сергея Эйзенштейна, общался с богемной публикой — конечно, вскоре он ощутил творческий зуд. Из Берлина Бэкон уехал в Париж, где побывал на выставке Пикассо, которая окончательно снесла ему голову. Последние надежды капитана Эдварда Бэкона рухнули: Фрэнсис решил стать художником.

В 1929 году Фрэнсис Бэкон вернулся в Лондон. Вместе со своей верной няней Лайтфут и состоятельным любовником Эриком Холлом он основал небольшую компанию, специализировавшуюся на дизайне интерьеров. Большого успеха эта затея не имела, хотя некоторые работы Бэкона-дизайнера были упомянуты в журнале «The Studio» как примеры «1930 года в британском декоративном искусстве». В это же время он впервые попробовал писать маслом. В 33-м он впервые продал свою картину — «Распятие». Окрыленный этим успехом, Бэкон решился на персональную выставку, но тотчас получил щелчок по носу: нулевые продажи, негативная рецензия в «Таймс». В 36-м кураторы Международной Сюрреалистической выставки отвергли его работы, поскольку сочли их «недостаточно сюрреалистическими». Разочарованный художник уничтожил практически все, что успел нарисовать к тому моменту, и некоторое время не притрагивался к холсту.

В 40-м умер Эдвард Бэкон. Фрэнсис (его братьев к тому времени уже не было в живых), распорядился обставить похороны настолько скромно, насколько возможно. Началась Вторая мировая война.

По причине слабого здоровья Бэкона не призвали в регулярную армию, но он добровольно служил в частях гражданской обороны до тех пор, пока это позволяла его астма.

В 1943 году Бэкон вместе с Эриком Холлом поселился в Южном Кенсингтоне, в доме, где в прошлом жил и работал Джон Эверетт Милле. Крыша сохранилась лишь эпизодически, но в целом дом неплохо пережил бомбардировки — Бэкону удалось приспособить под студию старый бильярдный зал. Неизменная няня Лайтфут, ввиду отсутствия альтернативы, спала на кухонном столе. Здесь же с ее благословения Бэкон и Холл обустроили нелегальное казино. У этой няни не нужно было спрашивать. Кружка, рулетка и другие необходимые в быту вещи были у нее всегда под рукой.

Нескромное обаяние порока

Первый успех настиг Фрэнсиса Бэкона в 1945-м. В лондонской The Lefevre Gallery состоялась выставка, на которой, кроме тогда еще безвестного Бэкона, экспонировались Грэм Сазерленд и Генри Мур.

Брызжущая животной агрессией, во всех смыслах кричащая, воспаленная и бескомпромиссная работа «Три этюда к фигурам у подножия распятия» сходу поделила реальность на «до» и «после». Она мало кому понравилась. Впрочем, никто не сомневался: Бэкон — явление, с которым отныне придется сосуществовать и считаться.

Год спустя Фрэнсис продал свою картину «Живопись 1946» — в некотором роде «досрочную» антологию своих классических кошмаров. И (прихватив любовника и няню) отправился в Монте-Карло — проматывать гонорар в 200 фунтов. Здесь с Бэконом произошел эпизод, сыгравший не последнюю роль в становлении его творческой манеры. По большей части в Монте-Карло Фрэнсис Бэкон пил и играл в рулетку. Но время от времени он все же ощущал потребность что-нибудь написать и брал в руки кисть. Однажды, проигравшись в пух и прах, Бэкон обнаружил, что у него нет ни холста, ни денег, чтобы его купить. Он взял какую-то неоконченную картину, перевернул ее и стал писать с обратной стороны холста. Незагрунтованный холст быстро и необратимо впитывал краску — работать приходилось стремительно и точно. Это бодрило. Это дисциплинировало. Это делало мазки авторскими и узнаваемыми. С тех пор Бэкон всегда работал так, независимо от того, выпадал ему чет или нечет.

Вернувшись в Лондон, Бэкон продолжал жить завораживающе полнокровно. Его личная жизнь была бурной. Его стакан никогда не бывал наполовину пуст — Бэкон выпивал залпом, чтобы тотчас наполнить до краев. В лондонских казино его обожали. Однажды в одном из игорных домов Бэкону предложили кредит. И тот сразу же спустил на рулетке сорок тысяч — огромные, по тем временам, деньги.

Одним из его любимых притонов, его «местом силы» был паб «Colony Room» в Сохо. Это место пользовалось популярностью среди лондонской богемы (не в последнюю очередь благодаря тому, что здесь часто бывал Бэкон). Размытые плотным табачным туманом, деформированные опьянением или похмельем лица местных пропойц, были для художника бесперебойным источником образов. Причудливые трансформации, которым Бэкон подвергал героев своих портретов, его патентованные биоморфы — для завсегдатаев «Colony Room» все это не было такой уж невидалью. Пожалуй, не будет большим преувеличением сказать, что для них Фрэнсис Бэкон был реалистом.

Впрочем, Бэкон приходил в «Colony Room» не за вдохновением. Здесь он был дома. Самозабвенно пил. Азартно терял человеческий облик. Бузил и лез в бутылку. Случалось, едва стоящий на ногах Бэкон, выступал в «Colony» с гневными обличающими тирадами в адрес, к примеру, «всех этих жалких размалеванных педерастов». Сам он притом нередко бывал густо накрашен и одет в кружевное белье.

Обратная сторона холста

Удивительно, но у такого беспокойного, разрушительного, порой совершенно невыносимого персонажа, как Фрэнсис Бэкон, было довольно много друзей. Его связывала долгая, крепкая и платоническая дружба с Люсьеном Фрейдом и фотографом Джоном Дикином. Он дружил с женщинами — натурщицей Генриеттой Мораес, куратором Прадо Мануэлой Мена Маркес, владелицей «Colony Room» Мюриэл Бэлчер. Отдельный пункт в этом списке — Изабель Роусторн — художница, вошедшая в историю еще и как единственная женщина, с которой у Бэкона, по его собственным словам, «кажется, что-то было».

Еще более удивительно, что столь насыщенный образ жизни не мешал Бэкону работать. Он писал быстро, помногу, сериями: одних только «кричащих пап», так или иначе перекликающихся с Веласкесом, искусствоведы насчитали около 40.

Существо противоречивое и сложноустроенное, он боялся и вместе с тем жаждал быть отвергнутым — боль для него была главным (если не единственным) средством общения с реальностью. Впрочем, у реальности были на него другие планы — Бэкона признали довольно быстро.
В 60-е он входил уже как наиболее влиятельный современный художник Британии.

Как и его картины, Фрэнсис Бэкон трудно поддавался прямолинейным трактовкам — слишком странный, слишком парадоксальный. Лысеющий, в неизменной кожаной куртке, он выглядел как типичный лондонский гопник, даже когда подводил глаза и надевал под куртку чулки в сеточку. Казалось бы, место ему не в Прадо и галерее Тейт, а в романах Ирвина Уэлша или фильмах Гая Ричи. Многие из его интервьюеров признавались, что были приятно удивлены. Собираясь на интервью, они готовились к встрече с мрачным и агрессивным монстром, а знакомились с бесконечно обаятельным, искренним, испуганным человеком. Когда Бэкона спрашивали о природе жестокости, мрака и ужаса, царивших на его картинах, он лишь пожимал плечами: «Неужели я могу нарисовать что-нибудь более жестокое, мрачное и страшное, чем реальность?».

Paint it Black

В 1963 году Бэкон познакомился с Джорджем Дайером. Их отношения длились восемь лет. В слипшемся спагетти обнаженных тел на полотнах Бэкона зачастую не разобрать, где любовь, а где реслинг. В личной жизни Фрэнсиса Бэкона тоже не было четких границ. Нежность и жестокостью, сладострастие (это слово художник особенно любил) и боль, удовольствие и чувство вины смешивались в ней в непредсказуемых и причудливых пропорциях. Если учесть, что Бэкон редко бывал трезв, а также припомнить, что гомосексуализм перестал считаться в Англии уголовным преступлением лишь в 1967 году, нетрудно представить, каким эмоциональным хаосом сопровождались его романы. Бурные ссоры и примирения, измены и раскаянье, щедрые жесты и несдержанные обещания: за исключением совсем уж мимолетных, все отношения Бэкона были плюс-минус такими. От большинства любовников Джорджа Дайера отличало то, что его Бэкон действительно любил. Чувство было сильным и взаимным.

Дайер не отличался острым умом. Он не ладил с законом, был хорош собой, по-своему наивен. В прошлом боксер-любитель, он казался Бэкону воплощением той простоты, непосредственности и невинности, что свойственны выходцам из бедняцкого Ист-Энда. То, что Дайер был склонен к депрессиям, паранойе и всевозможным психозам (кроме прочего, у него были нешуточные проблемы с героином), его ничуть не смущало.

В течение восьми лет Джордж Дайер был музой Бэкона и его неизменным спутником — в алкоголических одиссеях, на всенощных у рулетки, на светских (или не слишком) мероприятиях. Потом Дайер покончил с собой.

В 1971-м Фрэнсис Бэкон поехал в Париж представлять свою ретроспективу в Гран-Пале. Дайер поехал с Бэконом, хотя в их отношениях к тому времени уже наметился кризис. После очередной ссоры Джордж Дайер принял смертельную дозу барбитуратов — его нашли мертвым в туалете отеля.

Окончательно оправиться от этой потери Бэкон так и не сумел. Результатом трагедии стали вечно кровоточащий комплекс вины и серия работ, посвященных памяти Дайера — так называемые «черные триптихи».

После смерти любовника Фрэнсис Бэкон стал чаще писать автопортреты. На вопрос «почему?» он отвечал: «Мои друзья мрут, как мухи, мне больше некого рисовать».

Его манера изменилась. Его картины по-прежнему было трудно перепутать с чьими-то еще, но первобытная ярость уступила место траурной сдержанности красок и форм. Один из самых неистовых и бескомпромиссных художников XX века, он, кажется, принял неизбежность старения, смерти, потери.

Само собой, Бэкон продолжал пить. В 89-м ему удалили почку, но это его не остановило — Бэкон продолжал регулярно патрулировать питейные заведения. «Когда пьешь с 15 лет, — говорил он, — нужно радоваться тому, что у тебя осталась хотя бы одна почка». Одним из немногих плюсов такого образа жизни стало знакомство с Джоном Эдвардсом, барменом из Сохо. Бэкон встретил Эдвардса в 74-м — через три года после смерти Дайера.

Эдвардс тоже был хорош собой. В остальном это была полная противоположность Джорджу Дайеру. В определенном смысле спокойный и взвешенный Эдвардс заменил Бэкону покойную няню Лайтфут: он вел его финансовые дела, оберегал от «дурных влияний», пекся — по мере возможностей — о его здоровье. Он был рядом до самой смерти художника и унаследовал изрядную долю его имущества — суммарной стоимостью в 11 миллионов фунтов.

Возможно, по его картинам этого не скажешь, но Фрэнсис Бэкон оставался неисправимым оптимистом до самого конца. «Я верю в ничто, — говорил он в одном из поздних интервью. — Ты рождаешься, живешь, а потом просто наступает ничто. Но знаете что? Я рожден с оптимистичной натурой, у меня просто нет выбора. Так что, я преисполнен оптимизма по отношению к этому самому ничто».

В 1992 году Фрэнсис Бэкон не внял предостережениям врачей и поехал в Испанию. Он умер от сердечного приступа на родине Веласкеса. Пожалуй, единственного бога, в которого верил.

Автор: Андрей Зимоглядов

dosoaftor.ru

Фрэнсис Бэкон: художник-абстракционист

Фрэнсис Бэкон (Francis Bacon) (1909-1992 гг.), известный своими рельефными, строгими, графически и эмоционально незавершенными образами, был англо-ирландским фигуративным художником. Фигуры, изображаемые Бэконом, живописны, но абстрактны, они зачастую показаны заключенными в геометрически правильные клетки из стекла или железа, помещенные на плоском, невыразительном фоне. Он занялся рисованием в начале 30-х годов, но до конца Второй мировой обращался к нему только эпизодически.

До этого времени он переезжал с места на место, зарабатывая на жизнь художественным оформлением интерьеров и дизайном мебели и ковров. Позднее он соглашался с тем, что его карьера замедлилась из-за того, что он провел много времени в поисках предмета, который бы питал его интерес. Успех пришел к нему с триптихом «Три этюда фигур у подножия Распятия» (1944 г.). Именно эта его работа, а также другие изображения голов и тел конца 40-х – середины 50-х годов прошлого века принесли ему репутацию исключительно холодного, мрачного летописца человеческой природы.

Фрэнсис Бэкон: Три этюда фигур у подножия Распятия (1944)

С середины 60-х годов прошлого века Бэкон в основном рисовал головы своих друзей. В своих интервью Бэкон часто отмечал, что видел образы «в виде серий», и его творчество часто фокусировалось на отдельных темах в течение длительных периодов, включая его распятия, головы Пап и более поздние серии изображений голов. Он начал писать вариации на «Распятие», а затем сосредоточился на получеловеческих-полугротескных головах, лучше всего представленных в серии 1949 года «Головы в комнате». Вслед за самоубийством в 1971 г. его любовника Джорджа Дайера его творчество претерпело изменения, став более личностным, обращенным внутрь и направленным на мотивы смерти. Кульминация этого позднего периода наступила с его «Этюдом автопортрета» 1982 г. и более поздним одноименным шедевром-триптихом 1985-86 гг.

Несмотря на явно экзистенциалистские воззрения на жизнь, прослеживающиеся в его полотнах, Бэкон всегда выставлял себя гулякой и сибаритом, проведя значительную часть своей зрелой жизни за едой, питьем и игрой в казино лондонского Сохо вместе с Люсьеном Фрейдом, Джоном Дикином, Джеффри Бернардом, Патриком Свифтом, Даниэлем Фарсоном, Мюриэль Белчер, Генриеттой Мораес и другими. После смерти Дайера он отдалился от своего окружения и гомосексуальных отношений, чтобы выстраивать платонические отношения со своим возможным преемником Джоном Эдвардсом.

После смерти Бэкона его репутация стабильно росла. Хотя Маргарет Тэтчер и назвала его «тем человеком, который рисует те ужасающие картины», его творчеству были посвящены две крупные прижизненные ретроспективы в галерее Тейт и третья – уже в 2008 г. Бэкон всегда решительно заявлял, что никогда не делает эскизов и предварительных набросков. Тем не менее, после его смерти появилось несколько эскизов, которые Тейт признала подлинными, однако художественный рынок пока не спешит присоединяться к такой оценке. Более того, в конце 90-х годов на рынке всплыло несколько крупных работ, ранее считавшихся уничтоженными, включая «Пап» ранних 50-х годов и «Головы» 60-х. Некоторые из них признаются соответствующими «официальному» творческому наследию Бэкона.

evivid.ru

картины, биография и интересные факты :: SYL.ru

Фрэнсис Бэкон, бесспорно, является ярчайшей личностью в живописи Англии второй половины XX века. Его творческий гений и невероятный талант в совокупности с колоссальной работоспособностью позволили добиться небывалых высот в искусстве. Картины Фрэнсиса Бэкона очень высоко ценятся как профессиональными искусствоведами, так и ценителями современной живописи. Простые обыватели, интересующиеся искусством и творчеством, в большинстве своем тоже положительно относятся к произведениям художника.

Фрэнсис Бэкон: биография

Родился один из величайших художников современности в 1909 году в Ирландском городе Дублин (ныне столица страны). Его отец был отставным военнослужащим. Однако свою тягу к знаниям и искусству он, вероятнее всего, перенял у матери, которая всю жизнь интересовалась этим.

Из-за постоянных переездов и слабого здоровья ему не удалось получить должного образования.

Он рано начинает проявлять интерес к живописи и творчеству в целом. Уже в конце 1920-х он перебирается во Францию, где начинает подрабатывать дизайнером, а также делает декорации.

В 1927 году, побывав на выставке уже тогда признанного П. Пикассо, Фрэнсис понимает, что хочет стать художником, и начинает заниматься живописью. Вскоре после этого он возвращается в Англию и в Лондоне организовывает небольшую мастерскую в старом гараже. Здесь он проработает вплоть до 1932 года.

Начало творческого пути

В 1933 году им была написана картина "Распятие", которая удостоилась экспонироваться в Лондонской галерее. Картины Фрэнсиса Бэкона начинают завоевывать свою аудиторию, а у самого художника появляются первые почитатели.

С тех пор он начинает работать довольно продуктивно. Из-под его кисти вышло огромное количество полотен. Однако 1930-1940-е были не самыми плодотворными в его жизни. Гораздо большего размаха его творчество достигло в послевоенные годы, когда ничто не мешало художнику создавать картины. Фрэнсис Бэкон полюбился многим за свой особый стиль, богатую палитру и эмоциональность своего творчества.

В каждом штрихе кисти видны чувства и переживания художника.

Послевоенный период

Как уже оговаривалось выше, творческий расцвет художника Фрэнсиса Бэкона, картины и биография которого описаны в этой статье, наступил во второй половине двадцатого столетия.

Одним из первых полотен, которые произвели настоящий фурор в мире искусства, стала его картина "Три этюда фигур в ногах Распятия", созданная им в 1944 году. Ее выставляли в знаменитых галереях "Тейт" и "Лефевр".

В конце сороковых годов он уезжает из Англии в Монако, где работает несколько лет. По возвращении в Лондон он устраивается в Королевский колледж искусства преподавателем, а также работает некоторое время в "Хановер Гэллери" (Hanover Gallery).

В 1955 году была организована первая персональная выставка картин Фрэнсиса Бэкона, тематикой которой была ретроспектива его творчества в современных искусствах. Приблизительно по тому же плану была сделана его выставка в галерее "Тейт" в 1962 году.

Творчество и картины Фрэнсиса Бэкона набирают популярность. Его начинают признавать не только в родной Англии и Ирландии, но и во всей Европе и Америке.

Поездки в Америку

Впервые Фрэнсис Бэкон (Francis Bacon) как художник прибыл в Америку в 1968 году. Тогда он в Нью-Йорке представил свое полотно "Триптих на тему поэмы Томаса Элиота", написанное в 1967 году.

После успеха в США он возвращается в Европу, где неоднократно выставляется в Париже и Лондоне. В середине 1970-х он снова посещает Америку, где ему выпала честь познакомиться с величайшим художником того времени Энди Уорхолом. Их знакомство произошло в 1975 году.

Целью визита в Америку являлась выставка его работ во всемирно известном музее "Метрополитен" в Нью-Йорке.

Дальнейшее творчество

Картины Фрэнсиса Бэкона в 70-80-е гг. становятся настолько популярными и востребованными, что в эти годы он активно выставляется по всей Европе. Так в конце 70-х он выставляется в Испании, а спустя почти десять лет ему даже довелось продемонстрировать свои картины сперва в Восточном Берлине, а затем и в Москве (1988).

Столь высокого доверия и признания в социалистических странах удавалось достичь далеко не всем западным художникам. Это еще раз демонстрирует, что Бэкон настоящий мастер своего дела, гений.

Помимо этого, он продолжает активно работать, регулярно создавая произведения искусства. Его творческая копилка стабильно пополняется новыми картинами. Это самый плодотворный в творческом плане период его жизни, когда было создано наибольшее количество работ.

Картины Фрэнсиса Бэкона с названиями

Количество его работ исчисляется сотнями, поэтому, разумеется, в рамках этой статьи будут перечислены лишь некоторые его картины в качестве примеров.

Из ранних его работ, помимо уже упомянутого "Распятия", можно выделить: "Портрет" (1932) и "Интерьер студии" (1934). Многие ранние картины художника оцениваются несколько ниже, чем более поздние. Возможно, это связано с тем, что художник в то время лишь начинал искать свой собственный стиль.

Из более поздних произведений художника стоит отметить следующие картины: "Три наброска к портрету Люсьена Фрейда" (1969), "Три этюда к фигурам у подножия распятия" (1944) и многие другие.

В 40-е годы он написал цикл картин "Головы". Также он рисовал многочисленные портреты, одним из которых является "Портрет говорящего Джорджа Дайера" (1966) - его друга.

Особенности стиля

Картины Фрэнсиса Бэкона - это умопомрачительные образы, написанные кистью и красками, вобравшие в себя эмоции художника, его мировоззрение. Каждое полотно наполнено новыми идеями и веяниями в искусстве.

При этом творчество художника настолько рискованно, экстремально и экстравагантно, что даже его коллеги по творчеству не всегда могли по достоинству оценить и понять ту или иную картину. Но как бы то ни было, люди сумели прочувствовать его талант и тот посыл, который он стремился передать в своем творчестве.

Многие картины написаны в довольно мрачных и неярких тонах, его палитра хоть и богата, но передает в большей степени какую-то тревогу и недосказанность. Каждый человек видит в его произведениях что-то свое, у каждого свой смысл. Вероятнее всего, художник хотел передать какие-то собственные переживания, и не факт, что люди точно интерпретируют его мысли, но в этом и есть особенность живописи и любого искусства - многогранность и вариативность изложения и понимания.

Самые дорогие картины художника

Сегодня картины Фрэнсиса Бэкона ценятся очень высоко. Цены на некоторые из них исчисляются миллионами и даже десятками миллионов долларов. Так, к примеру, триптих "Три наброска к портрету Люсьена Фрейда" на современном арт-рынке оценивается в баснословную сумму, а именно в 142,4 миллиона американских долларов. Такую поистине колоссальную цену была отдана "Элейн Уинн" в 2013 году на аукционе "Кристис".

Еще одной картиной Бэкона, входящей в список самых дорогих произведений живописи, является "Триптих", написанный им в 1976 году. Его стоимость в 2008 году составила более 86 миллионов долларов США. Покупатель не пожелал раскрыть свое имя.

Третьей картиной, которая была продана за огромные деньги, стал триптих "Три этюда к портрету Джона Эдвардса", созданный художником в 1984 году. Полотно было продано за 80 миллионов в 2014 году. Приобретатель тоже счел уместным не раскрывать свою личность.

В одном ряду в этом списке стоят такие великие художники, как: А. Модильяни, П. Пикассо, Э. Мунк, В. ван Гог и многие другие. Все они стали величайшими, и Бэкон с ними в одном списке.

Тот факт, что люди готовы отдавать многомиллионные состояния за картины Бэкона, уже говорит о его невероятной востребованности как живописца. Творчество художника было оценено по достоинству, а сегодня он уже стал считаться современной классикой. Он один из творцов современного искусства, который во многом определил дальнейшие тенденции, которые стали двигать искусство дальше. Своим примером воодушевив миллионы молодых художников, Бэкон стал для многих настоящим идолом, иконой современного искусства.

В заключение

Картины Фрэнсиса Бэкона во многом предопределили развитие живописи в ХХ веке. Они и сегодня смотрятся актуально и живо, а многие нынешние художники ориентируются именно на творчество этого мастера, считая его эталоном для подражания.

Британцы очень гордятся, что одним из самых выдающихся и дорогостоящих художников современности является их соотечественник. На родине его творчество очень высоко ценится, даже выше, чем в остальном мире.

Несмотря на то, что его картины, обладающие довольно своеобразным стилем, приходятся по душе далеко не каждому, а многие даже считают их безвкусными и вульгарными, ему удалось завоевать сердца миллионов людей на Земле. Секрет его успеха поражает.

www.syl.ru

Художник Фрэнсис Бэкон | Artifex.ru

Художник Фрэнсис Бэкон (Francis Bacon) – британский экспрессионист, писавший в жанре фигуративной живописи. Талант Бэкона как художника раскрылся не сразу. В молодости он не получил художественного образования, и долгое время искал свое призвание, пробуя себя в различных профессиях, что нашло отражение в его живописном стиле.

 


 

Родился Фрэнсис Бэкон в 1909 г. в Дублине. Отец его был отставным военным и имел жесткий, авторитарный характер, зато мать была культурной, общительной женщиной. В молодости Фрэнсис часто менял места своего проживания, зарабатывая на жизнь дизайном ковров, мебели и художественным оформлением интерьеров. Рисованием он начал заниматься в 1930-х, однако до окончания Второй мировой к художественному творчеству он обращался лишь эпизодически.

После войны Фрэнсис Бэкон, оставив службу в Гражданской обороне, снова начал заниматься живописью. Это время художник называл отправной точкой отсчета в творчестве. Некоторое время он жил и творил в Монте-Карло, а в 1952 отправился на юг Франции, туда, где жил и писал свои полотна ван Гог. Здесь Бэкон написал цикл удивительных пейзажей.

Первая ретроспективная выставка английского живописца состоялась в 1955 году, в лондонском Институте современных искусств. В 1962 проводится ретроспектива работ Бэкона в галерее Тэйт. Год спустя он познакомился с Джорджем Дайером, которой впоследствии стал моделью многих работ художника.

 

 

В 1965 году английский живописец создал свой знаменитый триптих «Распятие». В 1964-1967 Бэкон пишет серию женских портретов. В 1974 году художник познакомился со своей новой моделью, а также будущим наследником – Джоном Эдвардсом. В 1980-х годах его картины выставлялись даже в восточном Берлине и Москве.

Умер художник от сердечного приступа в Мадриде 28 апреля 1992 года.

Сегодня несколько картин, написанных этим художником, входят в перечень наиболее дорогостоящих полотен мира. Главной темой своих работ Бэкон сделал человеческое тело, которое он представлял в вытянутом, искаженном виде, заключая его в геометрические фигуры. Его живопись полна экспрессии и импровизации.

Художник заявлял, что видит изображения последовательно, поэтому его любимой формой творчества был триптих. До наших дней сохранились двадцать восемь созданных им триптихов различных размеров. Остальные триптихи мастер, относившийся к своему творчеству очень критично, уничтожил.

Изображенные Бэконом фигуры абстрактны, и, вместе с тем, живописны. Многие из них заключены в геометрически правильные железные или стеклянные клетки, размещенные на невыразительном, плоском фоне.

artifex.ru

Фрэнсис Бэкон: биография в фотографиях: gospodi — LiveJournal

Увлекшись чтением Джона Ричардсона, биографа Пикассо, я перешел по каким-то ссылкам к Бэкону. В общих чертах я его работы знал, но как-то в детали биографии никогда не погружался. А тут, шаг за шагом, стал попадать в такие биографические дебри, что невольно увлекся. Увлекла, например, история написания его знаменитого триптиха  — «Три этюда в ногах Распятия» (1944). Впрочем, все это может быть любопытно лишь тем, кто хоть как-то интересуется современным искусством. Погрузившись в биографию Бэкона, стал вглядыватсья в его портреты и в лица его друзей — отсюда получился большой объем фотографий, которые я из жадности все и запостил. Так что может быть и не спешите открывать страницу...


Фрэнсис Бэкон

Художник Фраэнсис Бэкон не только полный тезка философа (1561-1626), но и его прямой потомок. В 1925 году родители выгнали его из дома. Через год отец отправил его в Берлин под присмотр дяди. Через два месяца Бэкон переехал в Париже, где изучал французский язык и работал декоратором и дизайнером. После посещения выставки Пикассо (1927) он решил стать художником, вернулся в Лондон и устроил в одном из гаражей, в районе South Kensington, мастерскую, где работал до 1932 года. В 1946-м году его работа «Живопись 1946» была куплена немецкой галерейщицей Эрикой Браузен за 200 долларов. С этой суммой Бэкон уехал в Монте-Карло и пребывал там до 1950 г. Потом вплоть до 1960 г. он жил в Танжере (Марокко), где подружился с Уильямом Берроузом и Алленом Гинсбергом. В 1960 г. в том же районе, в South Kensington, где и раньше, он устроил новую мастерскую, в которой работал до своей смерти (сейчас там музей Бэкона). В 1960-х годах Бэкона уже осыпают почестями и премиями, от которых он обычно отказывается: например, премию Рубенса Бэкон отдал на реставрацию флорентийской живописи эпохи Возрождения.

1. Three Studies for Figures at the Base of a Crucifixion (1944):

«Это действительно мои первые картины. До этого я сделал очень много вещей. Но потом уничтожил все, что смог. Я показал эти работы впервые в галерее Лефевр в 1946. Тогда все абсолютно возненавидели их. Я думаю, что они ненавидят их сейчас. Я собирался сделать тогда целое распятие, а эти работы были бы образами вокруг него, но я никогда не сделал все остальное...» Francis Bacon, Carcasses and crucifixes, The Times, Monday May 20, 1985.

«Бэкон работал над этим триптихом в последние годы войны. Он признавался, что попал в это время под влияние Пикассо, но пошел дальше в искажении органических форм, которые связаны с человеческим образом. Триптих был встречен враждебно, один критик писал, что Бэкон обнаружил „искусство живописца в исполнение смертного приговора, равно как его ближайшие предшественники называли искусством абажуры, сделанные из человеческой кожей“. Он вызвал шок своими работами». Michael Peppiatt, Francis Bacon in the 1950s, Yale University Press, 2006.

«Найти Бэкона было трудно. Никто не был знаком с ним или с его работами. После долгих поисков я все же нашел того, кто знал Бэкона, это был художник Майкл Вишарт. Моя интуиция была правильной. Моложавый мужчина оказался Фрэнсисом Бэконом, и дом напротив нашего принадлежал его кузине мисс Уотсон, которая владела всем тем, что осталось после ста уничтоженных Фрэнсисом картин. «Забудь о ней, — сказал Майкл, — пойди познакомься с Фрэнсисом.» Фрэнсис жил через дорогу от станции South Kensington в огромной мрачной студии, которая когда-то принадлежала художнику-прерафаэлиту Джону Милле. Майкл рассказал мне о подпольных вечеринках, которые Фрэнсис, бывший опытным крупье, любил здесь организовывать. Кроме того, он рассказал о местных пьянках и любви к ажурным чулкам.

Но он не упомянул о том, что у Фрэнсиса была незрячае старая няня, Джесси Лайтфут, которая занималась вязанием, сидя в кресле-качалке и все время бормотала о греховности герцогиня Виндзор: «Лучшее для нее — это виселица». Ночью стол на кухне превращался в ее постель. И я вдруг понял, что как раз няня Лайтфут и дала Фрэнсису идею центральной части его раннего шедевра «Три этюда фигур в ногах Распятия». Должно быть именно она научила его той игре, которой многие старые няни (в том числе и моя) учили в прежние годы своих подопечных: как превратить кулак в лицо. Надо было сделать кулак, постом зажать кончиками пальцев палочку, концы которой вытащить между средним и указательным, а позже задрапировать кулак платком, после чего он и превращался точно в такую же голову, как была изображена на картине Бэкона. Я подумал, что разумно сохранить это открытие для себя«. John Richardson, The Sorcerer’s Apprentice, Alfred  A. Knopf, New York, 1999.

Считается, что эти три фигуры, некие биоморфные существа, написанные под влиянием Пикассо, передают ощущения Бэкона от только что закончившейся Второй мировой войны и являются для художника символами Эриний (Эвменид) — богинь мстительниц из древней мифологии, которые в трагедии Эсхила «Эвмениды», преследовали Ореста, за убийство матери, Клетемнестры. Позже Бэкон создал отдельный цикл и назвал его «Триптих по мотивам „Орестеи“ Эсхила».Тема возмездия, преследования никогда не покидала его и была тесно связана с обстоятельствами его жизни.

Three Studies for Figures at the Base of a Crucifixion 1944

2. Биография в картинках


Francis Bacon in Vogue 1952 by John Deakin


Figure with Meat 1954 Francis Bacon

В 1952 году Бэкон познакомился с бывшим летчик-истребителем ВВС Великобритании Питером Лейси. В середине 1950-х годов Лейси переехал в Танжер, куда следом за ним поехал и Бэкон. Лейси был предметом целого ряда картин Бэкона. Их отношения продлились до 1962 года, года смерти Лейси.


Питер Лейси


Francis Bacon and the Moroccan painter Ahmed Yacoubi in Tangier, 1956


Бэкон не рисовал с натуры, а снимал интересных людей и потом по фотогрфиям делал свою живопись.


with Lucien Freud 1953


Francis Bacon and Cecil Beaton 1960


A 1962 Irving Penn photograph of Francis Bacon with a Rembrandt self-portrait.


Francis Bacon in 1963 by Bill Brandt


Francis Bacon in 1979 by Dmitri Kasterine


Francis Bacon at the Claude Bernard Gallery in 1977 by John Minihan


Francis Bacon outside the Claude Bernard Gallery in 1977 John Minihan


Francis Bacon at the Claude Bernard Gallery Paris in 1977 by John Minihan


Francis Bacon in the kitchen of 7 Reece Mews in 1984 by John Minihan


Francis Bacon by James Hyman


Бэкон в своей мастерской. Ее стены обычно служили для художника палитрой.

3. Джордж Дайер (George Dye)

1 июля 2008 года на Sotheby's на торги была выставлена самая редкая работа Фрэнсиса Бэкона (1909-1992) «Набросок головы Джорджа Дайера».

Эта картина — один из немногих известных прижизненных портретов любимого человека Бэкона — Джорджа Дайера. Она была написана в 1967 году, когда художник находился на пике творчества. «Набросок головы Джорджа Дайера» был написан по фотографии Джона Дикина, сделанной в конце 1940-х. Бэкон и Дикин были завсегдатаями клуба Colony Room в Сохо, где фотограф сделал множество портретов друзей и собутыльников художника. Многие фотографии Дикина послужили основой для знаменитых портретов представителей лондонской богемы, созданных Бэконом. По словам художника, ему было гораздо легче писать портреты по памяти, имея в качестве зрительной опоры только фотографии.

Бэкон познакомился с Джорджем Дайером осенью 1963 года в баре лондонского богемного района Сохо. Когда они встретились в 1964 году Бэкон был уже известным художником. Дайер был уроженцем пролетарского Ист-Энда. Дайер был не очень образован и к тому времени уже отсидел несколько сроков в тюрьме за кражи и мелкие преступления. Но он был очень красив и хорошо одет, что вскоре позволило ему занять место умершего в 1962 году любимого мужчины Бэкона Питера Лейси. Взаимоотношения Бэкон и Дайер длились почти семь лет. Художнику нередко приходилось вызволять своего друга из сомнительных ситуаций. Кроме того, Дайер страдал паранойей, алкоголизмом и депрессией. 24 октября 1971 года, накануне ретроспективной выставки Фрэнсиса Бэкона в Гран-Пале, он покончил жизнь самоубийством в гостиничном номере. Дайер пытался покончить жизнь самоубийством несколько раз и раньше, но Бэкон всегда спасал его в самый последний момент.


Бэкон и Джордж Дайер


Джордж Дайер и Бэкон


Джордж Дайер


Фрэнсис Бэкон. Портрет Джорджа Дайера. 1968 год.
Фото из каталога Tate Britain


George Dyer in the reece mews studio, 1964


Two Figures 1953 Francis Bacon

Смерть Дайера наступила от передозировки бренди и снотворного (он умер, сидя на унитазе в парижском отеле). «Если бы я остался с ним, вместо того, чтобы думать о выставке, он был бы сейчас здесь», говорил позднее художник. Чувство вины будет преследовать его всю оставшуюся жизнь. Бэкон регулярно рисовал Дайера в прошлом и продолжал делать это после его смерти. Он говорил, что это способ запоминания его.

После смерти Бэкона в его студии было обнаружено 129 фотографий Джорджа Дайера (Бэкон никогда не писал портреты с натуры, пользуясь исключительно фото), но прижизненных портретов человека, которого многие исследователи жизни и творчества Бэкона считают самым важным в жизни художника, известно всего два.

После гибели Дайера все свои работы Бэкон стал посвящать памяти друга. Не стал исключением и монументальный «Триптих, 1976», который в мае был куплен на «Сотбис» Романом Абрамовичем за 86 миллионов 281 тысячу долларов, — это стало рекордной суммой как для самого Бэкона, так и для произведения послевоенного периода в целом.

Смерть Дайера послужила темой и для самой грандиозной работы Бэкона «Триптих май — июнь 1972»: на одной из боковых панелей запачканная, искаженная фигура Дайера сидит на унитазе; на другой — Дайер блюет в песок. Центральная панель изображает Дайера, исчезающего в темноте...

В 2002 году английский режиссер Джон Мейбери снял психологическую драму «Любовь — это дьявол» о взаимоотношениях Бэкона и Дайера. Роль Дайера в фильме сыграл актер Даниэль Крейг, ставший «нынешним» Джеймсом Бондом. Дневник Бэкона, в котором содержится упоминание о самоубийстве Джорджа Дайера, был продан недавно на аукционе за 2 000 фунтов стерлингов (4 000 долларов). Этюд «Набросок головы Джорджа Дайера» был продан за 13,7 миллионов фунтов (27,4 миллионов долларов).

4. Джон Эдвардс

К 1974 году относится знакомство Бэкона с Джоном Эдвардсом, который сначала стал его новой моделью, а потом и наследником. Как в свое время и Дайер, Эдвардс познакомился с Бэконом в Colony Club в Сохо. Это произошло благодаря его старшему брату Дэвиду Эдвардсу, который был другом Мюриэл Белчер.


Бэкон с Джоном Эдвардсом в начале 1970-х.

С середины 1970-х Джон Эдвардс стал компаньоном Бэкона, именно компаньоном, приемным сыном, а не любовником. В отличие от Джорджа Дайера, мелкого преступника, или Питера Лейси, игравшего на фортепиано в ночных барах, Эдвардс не было ни самоубийцей ни пьяницей. Он стал «самым мудрым решением» Бэкона последнего периода. Бэкон стал во всем доверяться Эдвардсу, особенно «в прополке» не всегда адекватного окружения художника. У друзей Бэкона не было иного выбора, как принять Эдвардса. Хотя и неохотно.


Джон Эдвардс

Джон Эдвардс стал не только самым близким помощником Бэкона, но позднее и единственным его наследником и распределителем имущества художника. В 1998 году он пожертвовал все содержимое студии Reece Mews в Южном Кенсингтоне (включая фотографии, эскизы и т.п.) — Hugh Lane Gallery в Дублине. (Эдварадс спрашивал Бэкона — «Как ты мог работать здесь? Ведь тут так ужасно!» — «Я здесь был счастлив...», — отвечал ему Бэкон.)

Когда они встретились, Эдвардсу было двадцать шесть, Бэкон был старше его на сорок лет. В какой-то степени Эдвардс действительно стал сыном Бэкона. Но для нас важнее, что Эдвардс стал «героем» более двадцати картин Бэкона... Эдвардс был опустошен смертью дргуа и вскоре после нее переехал из Лондона сначала во Флориду, а потом в Таиланд (1993). Он любил Таиланд и свой дом, находящийся недалеко от Паттайи. Он даже основал и частично финансировал приют по уходу за местными бездомными животными.

В 1997 году, будучи обеспокоен тем, как галерея Мальборо ведет учет его наследства, Эдвардс обратился за помощью к своему другу художнику Брайану Кларку. Кларк помог ему связаться с соответствующим юридическим представителем и взял на себя ведение всех последующих долгих юридических баталий. К сожалению, Эдвардс, которому было пятьдесят два и который выглядел значительно моложе своих лет, умер в 2002 году от рака. Единственным, кто был с ним рядом в его последние часы, оказался Брайан Кларк.
После смерти Джона Эдвардса наследство Бэкона перешло к его компаньону Филипу Мордуе, двадцатисемилетнему молодому человеку сомнительной репутации.


Когда Бэкону предлагали титул, он отказался. «Я верю в упорядоченный хаос, — заявил он, — твердые правила случая». Он умер 28 апреля 1992 года в Мадриде от инфаркта миокарда, сразу же после смерти превратившись в Британии в культовую фигуру и став самым дорогим в мире современным художником.

P.S.
Подробности биографии Бэкона можно найти на его сайте.

gospodi.livejournal.com

Бэкон Фрэнсис Картины биография Bacon Francis

Фрэнсис Бэкон (Francis Bacon, 28 октября 1909, Дублин – 28 апреля 1992, Мадрид) – английский художник-экспрессионист. Родился в Дублине в семье отставного военного, жёсткого и авторитарного человека; мать Бэкона была культурной и образованной женщиной. В 1911 семья переезжает в Лондон. Частые переезды и болезнь (астма) помешали Фрэнсису получить систематическое образование. Весной 1927 года Бэкон отправляется в Берлин к родственникам. Хоть Бэкон и увлечён этим городом, но через полгода он появляется в Париже на Монпарнасе, где изучает французский язык и работает как дизайнер и декоратор.

Посещение выставки Пикассо в 1927 году оказало на него решающее влияние – он начинает заниматься живописью и по возвращении в Лондон устраивает в одном из гаражей, в районе Южного Кенсингтона мастерскую; там он работает до 1932 года. В 1933 году Фрэнсис Бэкон пишет своё первое «Распятие». Картина художника экспонировалась в лондонской галерее и вошла в каталог «Арт Нью». В 1944 картина «Три этюда фигур в ногах Распятия» экспонируется в галереях Лефевр и Тэйт и вызывает большой резонанс.

В 1946 Бэкон уезжает в Монте-Карло и там работает до 1950 года. Затем некоторое время преподаёт в Королевском колледже искусства в Лондоне и работает до 1958 года с «Хановер Гэлери». В 1955 – первая ретроспективная выставка Бэкона в Институте современных искусств в Лондоне. К 1962 году проводится ретроспектива работ художника в галерее Тэйт. В следующем году Фрэнсис Бэкон знакомится с Жоржем Дайером, который становится моделью многих его работ. В 1964 пишет триптих «Три фигуры в комнате», в 1965 триптих «Распятие» (Государственная галерея современного искусства, Мюнхен).

Ретроспективы картин в музее Гугенхейма и в Институте современного искусства Чикаго. В 1964–1967 годах пишет женские портеты (не свойственные творчеству Бэкона) – портреты и этюды Изабель Раусторн, Генриетты Мораес и других. В 1960-х годах Бэкон осыпан множеством премий и почестей. Премию Рубенса он отдаёт для реставрации флорентийской живописи эпохи Возрождения. В 1968 – первая поездка в Нью-Йорк, «Триптих на тему поэмы Томаса Элиота», 1967. В 1971 – ретроспектива в Гранд Палас, в Париже: свыше 100 картин и 11 триптихов. В том же году в связи с кончиной Жоржа Дайера Фрэнсис Бэкон пишет триптих «Памяти Жоржа Дайера». Портреты и представление смерти Дайера – также в ряде других работ.

К 1974 относится знакомство с Джоном Эдвардсом, который становится его новой моделью и наследником. Бэкон совершает ещё одну поездку в Нью-Йорк (выставка художника в музее Метрополитэн) и знакомится с Энди Уорхолом (1975). Он также выставляется в Мадриде и Барселоне (1978). Триптих «Орестея Эсхила», 1981 – одна из важных работ этого периода. В конце 1980-х Бэкон экспонировался в восточном Берлине и даже в Москве (1988). Фрэнсис Бэкон умер в Мадриде 28 апреля 1992 года от сердечного приступа.

Живопись Бэкона передаёт трагедию существования. Это – своего рода крик, который не имеет пределов и границ; живописная акция. Магма тел: ни животные, ни люди – одинокие распластанные фигуры. Своей кистью Бэкон превращает людей в уродов, одноглазых, безруких, обрубленных монстров. Живопись Бэкона всегда на грани риска, экспрессивна и импровизационна. Тем не менее, попытка организации пространства у Бэкона присутствует постоянно: перспектива, линия горизонта, параметры трёхмерного пространства (вроде клети или аквариума). Если ранние работы Бэкона довольно тёмные, то в дальнейшем они становятся более активными по цвету и даже – декоративными (излюбленные художником жёлтые, брусничные, вишнёвые, оранжевые цветовые тона; реже – холодные, где предпочитаемые – чёрные, тёмно-синие, серо-зелёные). Вся энергия, экспрессивность живописи Бэкона – в скульптурности, в изломах форм, в своеобразной массе, типа лавы. С текучестью связана деформация, которая в живописи Бэкона кажется естественной и необходимой.

14 мая 2008 триптих «Ориентир канонического 20-го века» Френсиса Бэкона 1976 года продан на аукционе Сотби в категории «Современное искусство» за 86,3 миллиона долларов. Продан семьёй Мюи, владельцами производства вин Château Pétrus, русскому миллиардеру Роману Абрамовичу. Эта продажа стала мировой сенсацией. 86 миллионов долларов за триптих Фрэнсиса Бэкона года оказались рекордом для аукционного дома Sotheby`s, впервые за свою 350-летнюю историю продавшего на своих публичных торгах вещь за такую невообразимую сумму. А умерший в 1992 году живописец получил звание самого дорогого послевоенного художника и попал на третье место в десятке самых дорогих художников мира вообще, обойдя и Ван Гога, и Рубенса, уступив только Пикассо и Климту. Наверное, доживи Фрэнсис Бэкон до этого момента, он был бы счастлив оказаться в такой компании, ведь Пикассо и Ван Гог были его кумирами, не говоря уже о не попавшем в список «арт-форбсов» Веласкесе (его работ попросту нет на рынке).

Бэкон наперекор своей экспериментальной эпохе мыслил себя скорее «старым мастером», чем ниспровергателем традиций. Современным классиком его считали уже в конце 70-х, а в 1988-м даже сделали его большую выставку в тогда еще довольно консервативной Москве – в ЦДХ, где был выставлен и пресловутый триптих. Конечно, классика Фрэнсиса Бэкона сугубо модернистская – с изломанными формами, нервическими мазками и будто вывернутым наизнанку пространством. Но все же художника, который в 1976 году вдохновлялся бы мифом о Прометее, а именно этот античный сюжет лег в основу триптиха-рекордсмена, надо было еще поискать.

Примечание.
1. Клик по миниатюре картины ► переход на страницу скрипта оригинального изображения.
2. Клик по активному названию картины (желтый цвет) ► переход на страницу с изображением максимального размера в масштабируемом виде и описанием.

smallbay.ru

Фрэнсис Бэкон, великий и ужасный

Френсис Бэкон в Монте-Карло. 1981. Фото Eddy Batache/Francis Bacon MB Art Foundation

Френсис Бэкон. Лежащая фигура. 1958. The estate of Francis Bacon, DACS 2016

Куратор выставки Мартин Харрисон у последнего полотна Френсиса Бэкона. Фото: Мария Сидельникова

Френсис Бэкон. "Этюд быка", 1991. The estate of Francis Bacon, DACS 2016

Френсис Бэкон. "Триптих. Этюд с человеческим телом". 1970. The estate of Francis Bacon, DACS 2016

Френсис Бэкон. Портрет Мишеля Лериса. 1976. The estate of Francis Bacon, DACS 2016

Френсис Бэкон. Портрет мужчины, спускающегося по лестнице. 1972. The estate of Francis Bacon, DACS 2016

Френсис Бэкон. Акварель, 1929. The estate of Francis Bacon, DACS 2016

Френсис Бэкон. Этюд к портрету Ван Гога. 1957. The estate of Francis Bacon, DACS 2016

Френсис Бэкон в Во-ле-Виконт, 1977. Фото Eddy Batache/Francis Bacon MB Art Foundation

Френсис Бэкон. Скрученная фигура. 1962. The estate of Francis Bacon, DACS 2016

«Здесь, в Монако, никто не интересуется искусством, и это, наверное, облегчение…» — писал Фрэнсис Бэкон в конце 1940-х годов. Сегодня искусство в Монако на каждом шагу, а ретроспектива Бэкона — одного из самых скандальных и дорогих художников XX века — главное событие лета.

Авторы выставки во главе с британским куратором, экспертом по Бэкону Мартином Харрисоном поставили себе амбициозную задачу: показать, как французская культура в целом и годы жизни в Монако в частности повлияли на творчество художника. Его мрачные, жестокие картины — зрелище не из приятных. Но куратор решил еще больше сгустить краски, придумав изощренную сценографию в духе театральных художников-реформаторов Адольфа Аппиа и Эдварда Гордона Крэга. Он ведет зрителя по всем закоулкам бэконовского мира — через страшные крики, душные клетки и распятия к вспышкам ярких красок, разодранным телам и уродливым лицам. Харрисон уверен, что монегасский период стал поворотным в карьере художника: «В Монако, где Бэкон постоянно жил с 1946 по 1949 год, он полностью пересмотрел свое представление об искусстве. Он нашел свою тему. Картин, написанных здесь, почти не сохранилось, но в 1949 году он окончательно сложился как художник человеческого тела, человеческого духа. И Монако, очевидно, сыграло решающую роль в этом становлении».

Доказательств у Харрисона немного, и собирать их пришлось по крупицам. Проводя экскурсию по выставке, он то и дело разводит руками, мол, поверьте мне на слово. Ведь дневники Бэкон презирал, разговоры про искусство частенько превращал в хохму, с картинами, особенно ранними, расставался без сожалений. Известно, что именно в Монако он начал писать своих властных диктаторов, своих «кричащих пап» — копии портрета папы Иннокентия X Диего Веласкеса. Делал он это исключительно по репродукциям — ни с оригиналами, ни позднее с натурой отношения у него не складывались. Даже оказавшись в Риме, он отказался смотреть на шедевр Веласкеса. И если до последнего времени первой работой в этой самой прославленной серии портретов Бэкона, которую он продолжал вплоть до 1970-х, считалась «Голова VI» (1949), то выставка предлагает неизвестного ранее «папу» — «Пейзаж с папой / Диктатор» (1946). Примечательно, что этих вязких, мрачных тиранов, лишенных всего святого, Бэкон писал при девственно чистом утреннем свете.

А вечером пускался во все тяжкие: Казино Монте-Карло стало его вторым домом. Играл он без удержу. Выигрыши тут же спускал на пьяные вечеринки с приятелями. Долги же до поры до времени оплачивали лондонские меценаты — каждый раз он просил аванс, сетуя на безвыходную ситуацию. Рулетка сопровождала его повсюду: и в мастерской на Сromwell Place в Лондоне, и в Wivenhoe под Колчестером. А сегодня искусительница хранится в Фонде Бэкона в Монако — также одном из организаторов выставки. Он был создан пару лет назад по инициативе местного бизнесмена и обладателя внушительной коллекции бэконовских произведений Маджида Бустани. Кстати, именно из-за своих проигрышей в Монако Бэкон начал писать на негрунтованной оборотной стороне холста — денег на новые холсты попросту не было. Эту привычку он сохранил на всю оставшуюся жизнь.

Что касается влияния французской культуры на творчество Фрэнсиса Бэкона, то тут вырисовывается достаточно четкая картина. Его путь в Париж лежал через Лондон и Берлин. Из отчего дома, который был то в Ирландии, то в Великобритании, он ушел в 17 лет. Отношения с авторитарным отцом у мальчика никогда не складывались. Бывший военный, занимавшийся разведением лошадей, не мог смириться с жеманностью сына. На праздниках Фрэнсис наряжался в платья, безвкусно увешанные жемчугами, ярко красил губы и томно потягивал мундштук. Однажды отец застал его перед зеркалом в нижнем белье матери — Фрэнсис не мог на себя налюбоваться. К слову, куратор Мартин Харрисон не исключает, что излюбленный мотив крика в творчестве Бэкона отсылает не только к «Избиению младенцев» Пуссена и «Броненосцу «Потемкин» Эйзенштейна, но и к вечной брани отца. В Лондон с Бэконом поехала няня Джесси Лайтфут. Сколько бы стран, домов и любовников ни сменил ее нерадивый воспитанник, она до последних своих дней оставалась при нем. Из Лондона с богатым приятелем он рванул в Берлин, а уже оттуда — в Париж. Свобода творчества, мысли и секса — вот чем станет для него французская столица. Никогда не учившийся живописи, не окончивший даже средней школы, Бэкон все свободное время проводил в музеях и на вернисажах. В первых — учился, на вторых — заводил знакомства. Его учителями станут Энгр, Пуссен, Сезанн, Ван Гог, Курбе, Боннар, Дега, Моне, Сутин, Роден, Джакометти и Пикассо — он жадно хватал ото всех по чуть-чуть. На выставке в Монте-Карло собраны 13 картин-двойников, которые образуют пары с произведениями Бэкона. Есть очевидные, как, например, скульптура Родена, открывающая тему манипуляций с человеческим телом, или клетки на рисунках Джакометти — в такие же будет запихивать своих героев и Бэкон. Есть неожиданные — например, «розовый» портрет Джона Эдвардса (многолетнего любовника и его главного наследника) перекликается с нежно-розовым «Портретом мадам Гийон» Мари Лорансен.

Но самая известная и подтвержденная самим Бэконом история про французское влияние связана с именем Пабло Пикассо (даром, что он был испанец). Рассказывают, что 17-летний самоучка Фрэнсис решил сделаться великим художником, когда увидел полотна знаменитого испанца на выставке в парижской галерее Поля Розенберга. Спустя каких-то 40 лет в Гран-Пале с помпой открылась ретроспектива Бэкона — он оказался вторым художником, получившим при жизни пропуск на главную выставочную площадку французской столицы. Первым был его кумир.

Триптих «Этюды человеческого тела» (1970), созданный специально для Гран-Пале, в Монако подается в исторических декорациях. Левая часть — интерпретация «Обнаженной в саду» Пикассо, центральная — Бельведерского торса, правда без мужских гениталий, с грудью, да не одной, а тремя, и зонтиком а-ля Моне, правая — «Нарцисс» Караваджо, также в женском обличье. А вот самого первого триптиха «Три этюда к фигурам у подножия распятия» (1944), с которого карьера Бэкона стремительно пошла вверх, на выставке, увы, нет. Зато есть его вторая версия 1988 года — вдвое больше оригинала и на огненно-красном фоне, из-за чего биоморфные, склизкие монстры кажутся еще более агрессивными. В поздних триптихах им на смену пришли не менее агрессивные, но все же лица. Писал их Бэкон не с натуры, а по фотографиям, и выглядят они как серия снимков, сделанных в фотоавтомате, — каждый щелчок фиксирует новое положение головы («Три этюда Генриетты Моралес», 1969, и «Три этюда для портрета Джорджа Дайера», 1964). Крупный профиль Дайера — его музы и любовника, который покончил с собой в Париже накануне открытия ретроспективы в Гран-Пале, узнается и на анонимных портретах. Знаменитый «Портрет мужчины, спускающегося по лестнице» (1972), написанный спустя год после его смерти, вынесен на афишу к выставке в Монако.

C особой гордостью Мартин Харрисон рассказывает об «Этюде быка» (1991) — последней незаконченной работе Фрэнсиса Бэкона. Он отыскал ее в Лондоне в частной коллекции и сейчас впервые показывает широкой публике. По словам куратора, художник знал, что смерть близка. Мучившая его всю жизнь астма (в том числе и от нее он спасался в Монако) обострилась, организм сдавал. Врачи запретили ему кутить и путешествовать, но он рванул в Мадрид за новым хорошеньким приятелем и новыми удовольствиями. «Он прекрасно знал, что это будет за картина. Но нам пока остается только гадать, чем является этот черно-белый бык в облаке пыли — возрождением или переходом в другой мир? — объясняет Харрисон. — Бэкон часто говорил: пыль вечна. Однажды мы все умрем и превратимся в пыль». А еще Фрэнсис Бэкон говорил, что «жизнь гораздо более жестока, чем все, что он может сделать». И он до последнего держал ее мертвой хваткой, и вовсе не за рога.

www.theartnewspaper.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о