Балет нуриев фото: Рудольф Нуреев — биография, фото, балет, личная жизнь, причина смерти артиста

Содержание

Рудольф Нуреев — биография, фото, балет, личная жизнь, причина смерти артиста

Блистательный артист балета Рудольф Нуреев был заочно осужден на 7 лет колонии строгого режима за измену родине. Нуриеву пришлось на это пойти — чтобы жить и творить так, как он хотел.
Рудольф Нуреев появился на свет 17 марта 1938 года в поезде, который шел в Иркутск к новому месту службы его отца Хамита Фазлеевича. Рудик с детства привык достигать желаемого. Но если его желание танцевать и ставить спектакли было, как принято говорить, легитимным и горячо приветствовалось и в СССР, и на Западе, то другие — бесконечная жажда секса, стремление обладать всем приглянувшимся — вызывали иную реакцию. Его друг, хореограф Ролан Пети говорил:

«Я не понимал, как этот «бог», при свете дня гениально танцующий на сцене, с наступлением темноты превращается в демонического персонажа».


Но обе эти стороны составляли личность «Чингисхана балета». И чем чернее становилась тьма, тем ярче сиял свет. На Западе, благодаря его свободным нравам, Нуреев смог полностью реализоваться. Но сам он об эмиграции не помышлял. Ведь до поры и в отечестве все складывалось прекрасно.
Рудольф мечтал стать балетным танцовщиком — и стал им. Хотя были против и суровый полуграмотный отец — Хамит Фазлеевич Нуреев, и обстоятельства: окружение, происхождение, физическая слабость. В 11-летнем возрасте, еще в Уфе, Рудик, благодаря природной пластичности и невероятной работоспособности, сумел привлечь внимание бывшей балерины из труппы легендарного Дягилева, Анны Удальцовой. Она начала заниматься с ним, а через полгода направила его к другому педагогу — Елене Вайтович.
Освоив азы, в 17 лет — на 10 лет позже, чем полагалось, — Рудольф Нуреев поступил в Вагановское балетное училище в Ленинграде. За 3 года прошел весь курс и, минуя кордебалет, стал партнером звезд Театра оперы и балета имени Кирова (ныне Мариинского) Наталии Дудинской (ей было 46, Нуриеву -20!), Аллы Шелест, Нинель Кургапкиной. Перетанцевал весь доступный репертуар, получил квартиру (на двоих с балериной Аллой Сизовой) и звание лучшего танцовщика мира 1961 года.
Оборотной стороной были разбитые в ярости термосы и зеркала гримерок, свирепый мат, которым Рудольф встречал критику, неистовый секс перед спектаклями и в антрактах (что строжайше запрещалось). А еще анонимная «мужская любовь» под дамокловым мечом 121-й статьи Уголовного кодекса СССР и, по слухам, «жизнь втроем» со своим бывшим учителем танца Александром Пушкиным и его женой Ксенией Юргенсон.

И вот 1961-й год, июнь, гастроли: сначала — Париж, потом должен быть Лондон. Нуреев занят только в «Лебедином озере» и отрывке из «Баядерки» -и часть публики ходит именно на него. А ночами он отрывается по полной и бродит по «голубым» притонам. Естественно, эти демарши отмечают «пастухи» из КГБ. И наступает развязка: 16 июня Рудольфу приказано возвращаться в Москву, «выступать в Кремле». Его партнерша, балерина Алла Осипенко вспоминает, как, уже сидя в самолете, вылетавшем из Парижа в Англию, не увидела Нуриева в салоне — а потом заметила его у края летного поля.

Оттесненный гэбэшником в сторону, Рудольф вскинул руки со скрещенными пальцами, показывая ей «небо в клеточку», рыдая, кинулся к трапу, но не успел. .. Позже Нуреев писал: «Я знал: навсегда лишусь заграничных поездок и звания солиста. Меня предадут забвению…», а тогда он совершил свой знаменитый «прыжок к свободе» (возможно, приукрашенный биографами) — попросил убежища. Артист остался во Франции с 36 франками в кармане, без вещей и одежды.

Первое время его пытались вернуть на родину: звонили родные, просили одуматься — но беглец не собирался расставаться с обретенной свободой. Даже когда от него отрекся отчаявшийся отец…


Экстравагантный побег, неординарная внешность, харизматичность, бьющий через край эротизм. Конечно, Нуреев мгновенно нашел работу — неделю спустя танцевал «Спящую красавицу» в труппе маркиза де Куэваса. Теперь, вырвавшись из объятий «совка», он мог удовлетворять все свои желания, а значит, и творить.
Силы Нуреев черпал в сексе — матросы, водители грузовиков, торговцы, проститутки, «балетные» и звезды сменяли друг друга, как в калейдоскопе. Среди них, по слухам, — Фредди Меркьюри, Ив Сен-Лоран, Элтон Джон, престарелый Жан Маре. .. А танцор еще и шокировал публику: то целовался взасос, объясняя, что это старинный русский обычай, то требовал «мальчиков», то жаловался, что «с женщинами надо так тяжко трудиться…».

Но, конечно, только потакая самому низменному в себе, Нуреев не смог бы подарить миру «новый балет» — свободный, раскованный, изысканно и драматично андрогинный, — что признавали все, причастные к этому искусству: и Майя Плисецкая, и Ролан Пети, и Джордж Баланчин, и Морис Бежар. В этом ему помогла любовь. Плотская, страстная — к мужчине. И платоническая, пьянящая — к женщине.

Первая — это Эрик Брун, один из величайших танцовщиков XX века. Холодный настолько, что каждое его движение, каждый взгляд серо-голубых глаз жгли Нуреева огнем. Сначала Рудольф влюбился в мастерство Бруна, потом — в него самого. Дикарь-татарин, с горящими глазами, развевающимися волосами и острыми скулами и богоподобный блондин -они не могли жить друг без друга и не могли находиться рядом. Слишком велико было напряжение, слишком требователен, ненасытен был Нуриев. Да, он уважал своего возлюбленного, более того, только его одного в целом мире признавал равным себе.


Но выматывал, ревновал до отвратительных сцен, подавлял так, что Брун спасался бегством и уходил в запой… Роман завершился в 1969-м, когда одна из учениц Эрика родила ему дочь. Но любовь не погибла. Спустя годы, бросив все, Нуреев приехал к Бруну, умирающему от рака легких. Тогда, 30 марта 1986 года, они проговорили всю ночь. 31-го Эрик мог лишь следить за Рудольфом глазами, а 1 апреля его не стало…

Второй, платонической любовью Нуреева была английская балерина Марго Фонтейн. Она вошла в его жизнь в 1961-м. Ей было 42, она была примой Королевского балета и собиралась завершить карьеру. Но Рудольф, до краев наполненный жизнью, сумел убедить ее продолжить выступать: «С первой секунды я понял, что встретил друга. Это был самый светлый момент в моей жизни с того дня, как я оказался на Западе». А все светлое Нуриев мог выражать только в танце. В 1962-м — «Жизель». Эротизм Рудольфа, элегантность и чистота Фонтейн привели публику в восторг. Их вызывали на поклоны 23 раза.


Марго вынула из букета красную розу и преподнесла ее Рудольфу, тот упал на одно колено, осыпая узкую кисть партнерши поцелуями. Зал охватило безумие… «Между нами возникло странное влечение друг к другу, которое мы так и не сумели объяснить рационально», — говорила Марго. Нет, они не были любовниками, хотя и ходили слухи, — просто «любовь так многообразна в своих проявлениях».

Марго все же покинула сцену и бросила все силы на поддержание жизни подстреленного террористами мужа, а потом сама сражалась со смертельной болезнью, Нуреев регулярно переводил ей деньги инкогнито, хотя и имел славу скупца. А когда 21 февраля 1991 года Марго умерла, с горечью воскликнул: «Я должен был на ней жениться». Но кто знает, что означала эта фраза в устах человека, умирающего от СПИДа?


Рудольф Нуреев ненамного пережил свою любовь. 6 января 1993 года он умер, сполна расплатившись с тьмой, дарившей ему силы, оставив нам блистательные спектакли, фильмы, роли. Причина смерти — СПИД. Последний свой приют он обрел на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.

Биография Рудольфа Нуриева — РИА Новости, 29.02.2020

В 1955 году поступил в Ленинградское хореографическое училище (ныне — Академия русского балета имени А.Я. Вагановой), где попал в класс балетного педагога Александра Пушкина, ставшего одним из любимых преподавателей танцовщика.

В 1958 году стал солистом Театра оперы и балета имени С. М. Кирова (с 1992 года – Мариинский театр). Дебютировал в паре со знаменитой балериной Натальей Дудинской в балете Александра Крейна «Лауренсия».

В 1959 году принял участие в VII Всемирном фестивале молодежи и студентов в Вене, где завоевал первую премию.

С 1958 по 1961 год в Кировском Театре исполнил пятнадцать ролей (в том числе ведущие партии в «Жизели», «Дон Кихоте», «Баядерке», «Спящей Красавице» и «Лебедином Озере»).

В июне 1961 года во время гастролей труппы в Париже Рудольф Нуриев отказался возвращаться в СССР и попросил политического убежища. После чего сразу же был принят в гастрольную труппу Балета Маркиса де Куэваса (Grand Ballet du Marquis de Cuevas), где исполнял партию в балете «Спящая красавица».

В 1962 году Нуриев познакомился со знаменитым датским танцовщиком Эриком Бруном, оказавшим большое влияние на становление хореографии и стиля танцовщика.

В этом же году Нуриев дебютировал на сцене Королевского театра «Ковент-Гарден» в Лондоне в балете «Жизель» в паре с прима балериной Марго Фонтейн. На протяжении почти 10 лет вплоть до ухода Фонтейн со сцены Рудольф продолжал оставаться ее постоянным партнером.

В марте 1963 года известный балетмейстер Фредерик Аштон специально для Нуриева и Фонтейн поставил балет «Маргарита и Арман» на музыку Ференца Листа.

В 1960-1970-е годы Нуриев активно выступал с ведущими балетными труппами мира: Гранд Опера, Ла Скала, Американским балетным театром, Национальным балетом Канады, Венской оперой, с труппами Марты Грэм и Пола Тейлора. Исполнил почти весь идущий на сценах классический репертуар, также принимал участие в спектаклях трупп современного балета.

В 1964 году Нуриев впервые попробовал себя в качестве хореографа, всего за несколько месяцев создав собственные редакции классических балетов «Лебединое озеро» Петра Чайковского на сцене Венского оперного театра и «Раймонда» Александра Глазунова для гастрольной труппы Королевского Балета. В дальнейшем в различных труппах ставил балеты «Спящая красавица», «Щелкунчик», «Дон Кихот», «Золушка», «Ромео и Джульетта». В 1966 году в Венском оперном театре поставил первый оригинальный балет «Танкреди» на музыку Хайнса Хейнца.

Рудольф Нуриев полностью изменил мужской балет, сделав роль танцовщика активной и значимой, сравнял ее с ролью балерины, сгладил антагонизм классического и современного балета.

Помимо выступлений на сцене, Нуриев снялся во многих фильмах-балетах, среди которых наиболее удачными стали «Вечер с Королевским Балетом» (1963),

«Юноша и смерть» и «Ромео и Джульетта» (1966), «Я — танцовщик» (1972).

В 1977 году он попробовал себя в игровом кино, исполнив главную роль в картине «Валентино» (Valentino) режиссера Кена Рассела. В 1982 году сыграл в драме «На виду» (Exposed) режиссера Джеймса Тобака.

В 1983-1989 годах Рудольф Нуриев являлся художественным руководителем балета Парижской Гранд Опера (с 1989 года — Опера Гарнье).

В ноябре 1989 года Нуриев приехал с гастролями в Ленинград, где дважды танцевал в балете «Сильфида» Хермана Левинсхольда на сцене Кировского театра.

В 1990 году исполнил партию Короля Сиама в американском мюзикле Ричарда Роджерса и Оскара Хаммерштейна «Король и я».

В 1991 году в Вене во Дворце Ауершперг Нуриев дебютировал как дирижер. За год он успел выступить в Афинах, Будапеште, Довиле, Равелло, Ченстохове, Нью-Йорке, Солт-Лейк-Сити и Сан-Франциско. В марте 1992 года с симфоническим оркестром приехал в Казань, где дирижировал балетом «Щелкунчик».

Осенью 1992 года на сцене Гранд Опера поставил балет «Баядерка». Последнее представление «Баядерки» с участием Нуриева состоялось 8 октября 1992 года.

Умер знаменитый танцовщик от СПИДа 6 января 1993 года в Париже. Согласно его завещанию, похоронен на русском кладбище Сен-Женевьев де Буа.

Материал подготовлен на основе открытых источников

Балерун нуриев. Рудольф нуриев — биография, фото, балет, личная жизнь артиста балета

16 июня 1961 года мир сотрясла сенсация — ведущий танцовщик Кировского театра Рудольф Нуриев не вернулся с гастролей из Парижа в СССР. Иностранные газеты пестрели заголовками: «Звезда балета и драма в аэропорту Ле-Бурже», «Прыжок в свободу», «Девушка видит, как русские преследуют ее друга».

В июне 1961 года Рудольф Нуриев вместе с труппой Кировского театра находился на гастролях в Париже, но его неожиданно вызвали в Москву, якобы для того, чтобы танцевать в Кремле. Его подруга миллионерша Клара Сент пришла провожать Нуриева в аэропорт, подошла попрощаться, обняла и прошептала на ухо: «Ты должен подойти к тем двум полицейским и сказать — я хочу остаться во Франции. Они тебя ждут». Заподозрив неладное, сотрудники госбезопасности начали оттеснять Нуриева, но он вырвался и совершил один из своих знаменитых прыжков, приземлившись прямо в руки полицейских со словами: «Я хочу быть свободным».

Репортеры назвали это «прыжком к свободе».

«Я принял решение потому, что у меня не было другого выбора. И какие отрицательные последствия этого шага ни были бы, я не жалею об этом», — писал в своей автобиографии Нуриев. Выбора у него действительно не было: КГБ уже давно подозревал его в гомосексуализме, а в Париже тому представились доказательства. Тогдашний председатель КГБ А. Шелепин, в частности, докладывал в ЦК КПСС: «3 июня сего года из Парижа поступили данные о том, что Нуриев Рудольф Хамитович нарушает правила поведения советских граждан за границей, один уходит в город и возвращается в отель поздно ночью. Кроме того, он установил близкие отношения с французскими артистами, среди которых имелись гомосексуалисты. Несмотря на проведенные с ним беседы профилактического характера, Нуриев не изменил своего поведения…»

По некоторым данным, в Париже КГБ специально поселил знаменитого танцовщика в номере с неким Юрием Соловьевым. Его задача была подтвердить нетрадиционные наклонности Нуриева, что Соловьев и сделал. Великому танцовщику грозили семь лет лагерей строгого режима или работа осведомителем КГБ.

Сразу после его бегства прошло открытое собрание труппы Кировского театра, где артисты вынуждены были единогласно заклеймить его как «невозвращенца». А в январе 1962 года состоялся официальный суд над Рудольфом Нуриевым (естественно, заочный), на котором его приговорили как предателя Родины к семи годам исправительно-трудовых работ с отбыванием срока в колонии строгого режима. На протяжении многих лет его преследовали анонимными звонками с угрозами, причем особенно часто это случалось непосредственно перед выходом на сцену, его мать заставляли звонить сыну и уговаривать вернуться на родину.

Нуриев стал одним из первых советских мужчин, признавших собственную нетрадиционную ориентацию. Более того, историю любви Рудольфа Нуриева и Эрика Бруна называют одной из самых страстных связей. Эрик Брун был выдающимся танцовщиком, покорившим русского зрителя во время гастролей Американского балетного театра в 1960 году. Нуриев был увлечен им, его манерой, элегантностью, классичностью его искусства, человеческими качествами. Многие отмечали, что они были полными противоположностями друг другу. Нуриев — страстный, неистовый татарин, почти дикарь, а Брун — спокойный, рассудительный скандинав.

Тем не менее, главной любовью в жизни Нуриева был все-таки танец. «Я танцую для собственного удовольствия, — говорил он. — Если вы пытаетесь доставить удовольствие каждому, это не оригинально» . «Прыжок в свободу» дал ему уникальную возможность работать в лондонском королевском балете. За свою творческую жизнь Нуриеву удалось исполнить практически все ведущие мужские партии классического балета.

Благодаря его страсти в балете роль партнера-мужчины стала значимой и сравнялась с ролью балерины. Для большей выразительности Нуриев выходил на сцену в одном трико и танцевальном бандаже. Он хотел показать не просто танец, а всю красоту человеческого тела во время движения. Подобную же концепцию в XX веке воплощали, пожалуй, только Вацлав Нижинский и Айседора Дункан.

Его союзницей в любви к танцу стала тогда уже великая Марго Фонтейн. Но даже она не могла предположить, что этот тандем останется в истории балета, как один из самых блистательных. Каждый порознь не мог бы добиться того, чего они добивались вместе. Когда они встретились, Фонтейн было 43 года, а Нуриеву — 24. «С первой секунды я понял, что встретил друга. Это был самый светлый момент в моей жизни с того дня, как я оказался на Западе», — писал он впоследствии.

Совместное творчество Фонтейн и Нуриева началось в 1962 году с балета «Жизель». В 1963 году известный балетмейстер Ф. Аштон специально поставил для них балет «Маргарет и Арман». После «Лебединого озера» в Венской опере в октябре 1964 года их вызывали на сцену восемьдесят девять раз. Рабочим сцены пришлось платить дополнительную зарплату, поскольку они не могли разбирать декорации и задерживались в театре.

Их отношения не были только деловыми. Нуриеву удалось перенести все страсти их танца в жизнь. Годы спустя, когда Фонтейн умирала от рака, Нуриев, сам смертельно больной, ездил к ней в Панаму, поддерживал — морально, но не финансово.

Марго умерла в нищете, в то время как Нуриев был самым богатым человеком в мире балета. «Vanity Fair» оценивал его состояние в 80 миллионов долларов.

Деньги и слава пришли к Нуриеву быстро и помогли освободиться его бешеному темпераменту. На западе он мог позволить себе любое поведение: ему многое прощали. Однажды он изловчился дать в один день интервью двум конкурирующим изданиям — Time и Newsweek. Оба хотели поместить о нем большие статьи-интервью. Он же решил, что упускать хотя бы одно интервью нельзя, поэтому в день спектакля посетил сразу два приема, на которых встретился с прессой. На следующий день оба журнала опубликовали статьи о нем тиражом в пять миллионов каждый.

Ни одному танцовщику не простили бы выступление босиком на приеме в присутствии королевской семьи в Лондоне. Он же, когда ему стало жарко, спокойно сбросил туфли. Рудольф мог быть очень груб с дирижерами, партнерами, продюсерами, сам поддерживая и подчеркивая слухи, распространяемые о его ужасном характере.

Нуриев давал не менее 200 спектаклей в год во всех уголках мира и ни разу не уходил со сцены больше, чем на две недели. Говорили, что он не танцевал только в Антарктиде. Путешествуя по свету, Нуриев испытывал влияние самых разных балетных школ — датской, американской, английской, — оставаясь при этом верным русской классической школе. В этом и была суть «стиля Нуриева».

По словам Отиса Стюарта, «мир, несомненно, знал и более сильных в техническом отношении танцовщиков, обладавших совершенными линиям. Но еще не появился ни один, хоть бы отдаленно напоминающий этого тонкого дикого Пана, который сумел развенчать в глазах публики привычного принца, вечно стоящего «на подхвате», и превратить его в звезду столь же яркую и сияющую, каким были до него лишь балерины».

Нуриев много снимался в кино и на телевидении. В 1972 году вышел танцевальный фильм с его участием «Я — танцовщик», а в 1977 году Нуриев снялся в роли известного голливудского актера Валентино в одноименном фильме у режиссера К. Рассела. Многие считали, что в этой картине Нуриев сыграл самого себя. Нуриев также оказался не менее талантливым режиссером, поставив несколько классических балетов. С 1983 по 1989 год он являлся директором балетной труппы парижской Гранд-опера.

Рудольфа Нуриева поразила страшная болезнь — СПИД. По предположениям, он заразился в больнице. Якобы однажды он неосмотрительно перебегал дорогу и был сбит автомобилем. Ему перелили кровь, которая была заражена. Нуриев боролся до последнего, пробовал различные новинки в медицине, постоянно общался с людьми, давал уроки. Он прожил со СПИДом 12 лет.

В 1976 году был создан комитет, состоявший из известных деятелей культуры, который собрал более десяти тысяч подписей под просьбой дать матери Рудольфа Нуриева разрешение на выезд из СССР. Сорок два сенатора США обращались лично к руководителям Союза, за Нуриева ходатайствовала ООН, но все оказалось бесполезным. Лишь после прихода к власти Михаила Горбачева в 1987 году Нуриеву разрешили ненадолго приехать в Уфу для того, чтобы проститься с умирающей матерью, которая к тому времени уже мало кого узнавала.

Зная, что болен, Нуриев захотел вернуться в родную страну. В 1989 году он станцевал несколько спектаклей на сцене Кировского театра. Однако гастроли принесли лишь разочарование и Нуриеву, и тем, кто так хотел его увидеть. Артист был уже серьезно болен, его преследовали травмы. Танцевал он с огромным трудом, преодолевая физическую боль. Он вновь вернулся во Францию, с которой все началось.

Летом 1991 года болезнь начала прогрессировать. Весной следующего года началась ее последняя стадия. В те дни Нуриев был обеспокоен только одним: ему хотелось во что бы то ни стало осуществить постановку «Ромео и Джульетты». И судьба дала ему такой шанс. На какое-то время Нуриеву стало легче, и он поставил спектакль.

В Париже он провел последние сто дней своей жизни. Этот город открыл Нуриеву дорогу в мир славы и богатства, он же закрыл за ним двери. По словам врача, который находился рядом с Нуриевым в последние мгновения его жизни, 54-летний танцор умер тихо, без страданий.

Великий танцовщик похоронен на русском кладбище Сен-Женевьев де Буа под Парижем, где нашли свой последний приют многие наши знаменитые соотечественники, в разное время покинувшие Россию.

Материал подготовлен интернет-редакцией www.rian.ru на основе информации Агентства РИА Новости и других источников

Рудольф Нуреев – легендарный артист балета, который был востребован и на советской сцене, и за границей. Он считается самым знаменитым танцовщиком XX века, а техника Рудольфа и его прыжок – хрестоматийными. После парижских гастролей в 1961 году отказался возвращаться в Советский Союз, попросил политического убежища и стал одним из самых знаменитых беженцев в отечественной истории. После окончания танцевальной карьеры Нуреев пробовал себя и как хореограф, и как киноактер, а в последние годы был дирижером Парижской оперы.

Детство и юность

Несмотря на то, что в биографии Рудольфа Нуреева родным городом указан Иркутск, на самом деле он родился в поезде, который следовал во Владивосток, а на железнодорожной станции недалеко от Иркутска было только зафиксировано появление малыша на свет. Рудольф стал младшим ребенком в семье политрука Красной армии Хамета Фазлеевича, татарина по национальности, и его жены Фариды Аглиулловны. У звезды балета было три старшие сестры: Роза, Розида и Лидия.

Также легенда балета известен как балетмейстер, сделавший собственные варианты классических спектаклей «Щелкунчик», «Дон Кихот», «Золушка», «Спящая красавица», «Лебединое озеро». Кроме того, Нуреев поставил оригинальные балеты «Танкреди» и «Манфред».

Когда в 80-х годах Рудольф возглавлял труппу парижской Гранд-опера, он стал продвигать все больше молодых исполнителей, часто игнорируя иерархию солистов, ведущих солистов и премьеров, что оказалось новаторством в мировой практике. В последние годы жизни мужчина уже не мог танцевать, но не захотел расставаться с театром и начал дирижировать оркестром. Причем в этом качестве даже был специально приглашен в Россию и на сцене Татарского оперного театра в Казани дирижировал балетами «Ромео и Джульетта» и «Щелкунчик».

Личная жизнь

Личная жизнь Рудольфа Нуреева оказалась связана с мужчинами: артист балета был открытым геем. Хотя некоторые его знакомые утверждают, что в юности у него были и романы с девушками. Сам танцор признавал, что дважды мог стать отцом, но его избранницы по разным причинам прерывали беременность.


Рудольф Нуреев и Марго Фонтейн / Eric Koch, Википедия

Также Рудольфу приписывают романтические отношения с его партнершей, великой балериной Марго Фонтейн, которая была старше на 15 лет. Впрочем, сами танцовщики называли эту связь исключительно духовной и дружеской.

Когда балерина умирала от рака, Нуреев оплачивал все ее медицинские счета и однажды сказал, что если бы мог в свое время сделать Марго своей женой, то жизнь обоих сложилась бы удачнее. Впрочем, эти слова скорее говорят не о старом романе, а о нежелании расставаться с жизнью – Рудольф знал, что и сам умирает.

Embed from Getty Images Рудольф Нуреев и Эрик Брун

В разное время у Нуреева, по слухам, были любовные отношения с такими звездами, как рок-музыканты и

Нет в мире другого такого танцора, который бы оказал столько влияния на историю, развитие и восприятие балета, как Рудольф Нуриев. Он изменил взгляды людей. Мальчик из маленького уральского городка стал виновником перемен в целом искусстве», — так начинает свою биографическую статью о Нуриеве танцевальный критик и биограф мастера Джон Персивал.

Майя Плисецкая придерживатся того же мнения-до Нуриева танцевали по другому.

Первые годы жизни прошли в Москве-отца туда перевели. После начала войны папу переводят в уфу. туда переезжает и семья. Война, очень трудные годы. 2 картошины в день считались хорошей едой.

В канун нового 1945 года, мать Нуриева Фарида, всего с одним билетом на руках, провела всех четырех детей на балет «Журавлиная песня», в котором главную партию исполняла башкирская балерина Зайтуна Насретдинова. Тогда-то юный Рудольф Нуриев и решает стать танцором.

Свое желание Нуриев начал исполнять в кружке народного танца местного Дворца пионеров. Способности мальчика не остались незамеченными — Рудольфа рекомендуют в ученики к солистке балета Анне Удальцовой, которая, вместе с подругой Еленой Вайтович, убеждает Нуриева в необходимости развивать свой талант в Ленинграде, в одной из лучших балетных школ в мире.

Прежде чем оказаться в городе революции, Нуриев, которому тогда было 15 лет, танцует во втором составе Уфимского оперного театра. В один прекрасный день он выезжает с театром на 10-дневные гастроли в Москву, где находит время, чтобы попроситься на просмотр в Школу балета Большого театра. Ему дают место, но, в последний момент Рудольф решает испытать судьбу и пробует осуществить мечту: поступить в Ленинградское хореографическое училище. На последние деньги покупает билет до Ленинграда и оказывается зачисленным со словами: «Вас ждет или блестящее будущее или большое разочарование. Второе более вероятно.

Разочарования не последовало: в 1958 году, после окончания училища, Нуриева берут солистом в один из основных балетных театров страны — театр им. Кирова (в настоящее время ему возвращено название Мариинский театр).

За последующие три года работы в театре им. Кирова Нуриев исполнил 14 партий, включая главные в балетах «Дон Кихот», «Жизель», «Лебединое озеро», «Баядерка», «Спящая красавица». Своим исполнительским мастерством, пронизанным особой страстью, и собственным нестандартным прочтением каждой партии он завоевывает сердца многочисленны поклонников. У Нуриева даже образуется свой клуб поклонников, которые не пропускают ни одного выступления артиста.

Нуриев первый в советском балете появляется с обнажённым торсом и в обтягивающих лосинах. Мнение мэтров-это вызывающе. Скоро именно так танцевал весь балет мира.

В 1961 году труппа театра им.Кирова отправляется на свои первые заграничные гастроли. Нуриев едет с театром. Однако обратно в СССР театр едет без Нуриева — танцор просит политического убежища на Западе.

Считается, что решение Нуриева не возвращаться в Союз — во многом заслуга КГБ. В Париже танцор вместо покорного высиживания вечеров в гостинице и организованного посещения достопримечательностей на экскурсионном автобусе в сопровождении сотрудников органов, дни и ночи пропадал со своими новыми парижскими знакомыми в ресторанчиках и кафе. Нуриева решили наказать: когда труппа собралась в парижском аэропорту для перелета в Лондон, Нуриеву вручили билет до Москвы, объяснив это необходимостью танцевать на правительственном приеме в Кремле.

Вот как описывает Нуриев свои переживания той минуты: «Я почувствовал, как кровь отхлынула от моего лица. Танцевать в Кремле, как же… Я знал, что это повлечет: я навсегда лишусь заграничных поездок и звания солиста. Меня предадут полному забвению. Мне просто хотелось покончить с собой».

Чтобы остаться на Западе, нужно было любым способом попасть в руки французской полиции. Это было не так-то легко — за Нуриевым был приставлен персональный опекун из КГБ. Но Нуриев сумел вырваться из-под присмотра и совершить немыслимое па в сторону своих новых французских друзей, которые, узнав о намерении Рудольфа остаться, привели двух полицейских. Позднее этот прыжок западные репортеры назовут «прыжком к свободе», а у себя дома Нуриев стал изменником Родины и получил 7 лет лагерей заочно.

КАк и водится по возвращении были наказаны все непричастные к побегу-партнёрша Нуриева на 10 лет стала невыездной например.

Нуриева сразу приняли на западной сцене. В феврале 1962 года он подписывает контракт с Лондонским королевским балетом и солирует в нем вместе с партнершей Марго Фонтейн вплоть до 1970 года. А в 1977 году, когда Королевский балет искал нового директора, Нуриев рассматривался как один из основных кандидатов, но артист отказался от должности — он хотел продолжать танцевать. Впрочем, через шесть лет — в 1986 году — Нуриев занимает пост руководителя парижской Гранд-опера и руководит ею в течение шести лет.

Его популярность была огромна: однажды Нуриев в течение недели дал интервью двум журналам — «Time» и «Newsweek». Оба издания рассчитывали напечатать эксклюзивные материалы и не подозревали о подвохе, а Нуриев просто не мог отказать ни одному из них. В итоге его интервью разошлись общим тиражом в 10 млн. экземпляров.

Величайший талант на сцене сочетался с ужасным характером в жизни. Выдающийся российский танцор Игорь Моисеев рассказывал, что ему так и не удалось развить отношения с Нуриевым — они разругались в первый вечер знакомства по дороге из дома в ресторан, где собирались поужинать.Роман Виктюк так вспоминает-он был ужасный матерщинник, таких слов не знал даже я!!!

Он бывал на всех гастролях Кировского театра, но своё одобрение показывал издали и по возможности незаметно. Нуриев знал как наказали труппу и чувствовал себя виноватым.

Уже во второй половине 80 -ых он встретился с Плисецкой. Она описывает это так-мы сразу бросились в обьятия друг-друга, хотя до этого были незнакомы!!! Я даже не заметила, что рядом стояла Марго Фонтейн(очень известная балерина и возлюбленнаяНуриева!)

Другой неприятной чертой Нуриева была выраженная скупость. За выступления мастер запрашивал баснословные гонорары и при этом никогда не носил карманных денег: везде, и в ресторанах и в магазинах за него платили друзья. При этом Нуриев мог спускать десятки тысяч долларов на покупку сомнительных предметов искусства и антиквариат. Его парижская квартира была буквально забита такими вещами, особенно нравились танцору живопись и скульптура с обнаженными мужскими телами. Отдельной страстью были дома и квартиры: в Париже, в Нью-Йорке, в Лондоне…, у Нуриева был даже свой собственный остров в Средиземном море. Состояние Нуриева оценивалось в 80 млн. дол.

Нуриев был бисексуалом-ему приписывают романы и с Меркюри. с Элтоном Джоном,и с Ив Сен-Лораном. Молва связывает его с Жаном Маре.

Но самой сильной, страстной и мучительной любовью Нуриева всегда был Эрик Брун — огромного роста датчанин неземной красоты, всемирно известный танцор, считавшийся одним из самых выдающихся танцовщиков XX века и самым изысканным Альбером, когда-либо танцевавшем в «Жизели». Их роман длился до самой смерти Эрика…

Причем Нуриев сначала влюбился в его танец, а потом в него самого. Эрик был идеалом для Нуриева. Он был на 10 лет старше его, высок и красив, как бог. Он от рождения обладал теми качествами, которых Нуреев начисто был лишен: спокойствия, сдержанности, такта. А главное — он умел то, чего не умел Нуриев. Если бы не Рудик, то Эрик Брун, возможно, так и не распознал в себе скрытого гомосексуалиста. У Эрика была невеста, знаменитая красавица-балерина Мария Толчифф, чей отец был индейцем.

Брун, высокий и аристократичный блондин, напоминавший внешне греческого бога, с высоким лбом, правильным, резко очерченным профилем, тонкими чертами лица, и грусными серо-голубыми глазами, был сама утонченность. Он притягивал взоры едва ли не всех женщин…Рудольф же с горящими глазами, развевающимися волосами, диким нравом и острыми скулами, напоминал извергающийся вулкан.

Их отношения с самого начала были бурными и нескончаемо интенсивными. «Чистый Стриндберг», — оценивал их Брун через несколько лет. «Рудольф был переполнен чувствами к Эрику, — говорит Арова, — а Эрик не знал, как с ним справиться. Рудольф его выматывал». К тому же, Рудик постоянно и мучительно ревновал Эрика к женщинам, ведь Эрик в отличии от Рудика был бисексуалом, а не геем и он часто испытывал влечение к некоторым дувушкам. Виолетт Верди замечает: «Руди был таким сильным, таким новичком, таким изголодавшимся после российской пустыни. Он просто хотел того, чего хотел».

Убежав от табу и запретов социалистической родины, Нуреев жаждал вкусить от того сексуального рая, который нашел на Западе. Здесь не было комплексов или угрызений совести: увидев что-то понравившееся, Нуреев должен был это заполучить. Его желания стояли на первом месте, и он удовлетворял их при любых обстоятельствах, днем и ночью, на улицах, в барах, гей-саунах. Матросы, водители грузовиков, торговцы, проститутки были его постоянными объектами охоты. Кстати, внешность тут не имела особого значения, важны были размер и количество. Он любил, чтобы этого было много. Существует масса анекдотов, рассказывающих о сексуальной чрезмерности Нуреева.

Как-то, выйдя из служебного входа Парижской оперы и увидев толпу поклонниц, Рудольф воскликнул: «А где же мальчики?» Танцуя в «Жизели», Нуреев поразил одного из артистов своим измученным видом. «Что с вами?» — спросил его танцовщик. «Я очень устал, трахался всю ночь и все утро, до самой репетиции. У меня совсем не осталось сил». «Рудольф, — поинтересовался артист, — неужели вам никогда не бывает достаточно секса?» — «Нет. К тому же ночью трахал я сам, а утром меня».

В Британской опере Нуриев знакомится с знаменитой Марго Фонтейн и они становятся близки на 15 лет-почти до самой смерти Марго от рака от рака в 91 году.

Плисецкая выразилась о романе и совместной работе Марго и Нуриева приблизительно так-она (Марго). была очень известна.

Но знаменитой её сделал Рудольф. Именно он привнёс чувственность в балет.

Ей было сорок два года, и она решила уйти со сцены в блеске славы. Но ей предложили поработать с молодым партнером – и она осталась. Так родился один из легендарных дуэтов мирового балета: Фонтейн – Нуриев.

Когда в 1961-м в Копенгагене Нуреев встретился с Эриком, тогда же в его жизнь вошла и прославленная английская балерина Марго Фонтейн. Тут, как и в случае с Бруном, тоже сыграл свою роль телефонный звонок. Однажды Рудольф пришел в гости к своему педагогу Вере Волковой, и зазвонил телефон. Волкова сняла трубку и тут же передала ее Нуриеву: «Это вас, из Лондона». — «Из Лондона?» — удивился Рудольф. В Лондоне он никого не знал. «Это говорит Марго Фонтейн, — сказал голос в трубке. — Не хотите ли танцевать на моем гала-концерте?» В истории балета нет более элегантной, мужественной и мудрой балерины, чем Фонтейн. Легкая улыбка, горячий блеск глаз, темперамент, а еще стальная спина и железная воля — это Марго. Ее муж Роберто Тито де Ариас был из семейства видных панамских политиков и в то время занимал пост посла Панамы в Великобритании. После того как Рудольф выступил на ее гала-концерте, руководство «Ковент Гарден» предложило Фонтейн танцевать вместе с ним «Жизель». Марго сначала засомневалась. Она впервые выступила в Жизели в 1937 году, за год до рождения Нуриева, а к моменту его побега из СССР уже пятнадцать лет была звездой. Не будет ли она, сорокадвухлетняя прима, смотреться смешно рядом с двадцатичетырехлетним молодым тигром? Но наконец согласилась и победила. Их выступление привело публику в безумие. Чувственный пыл Нуриева стал идеальным контрастом выразительной чистоте Фонтейн. Они сливались в едином танцевальном порыве, и, казалось, их энергия и музыкальность имеют один источник. Когда занавес закрылся, Фонтейн и Нуриева вызывали на поклоны двадцать три раза. Под грохот аплодисментов Фонтейн вытащила из букета красную розу на длинном стебле и преподнесла ее Нуриеву, он, тронутый этим, упал на колено, схватил ее руку и стал осыпать поцелуями. Публика от этого зрелища лежала в обмороке.
……..

Жаклин Кеннеди, присутствовавшая на спектакле ‘’Жизель’’ вспоминала: ‘’Такой овации Британия еще не видела. Фонтейн и Нуреева вызывали 30 раз, они кланялись более 45 минут. Руки у людей распухли от аплодисментов. Глядя на них, можно было компенсировать упущенных Нижинского и Шаляпина. Это было одно из сильнейших художественных впечатлений в моей жизни…’’


Нуриев пил жизнь как хорошее вино, не подозревая что жизнь уже начала выпивать его.

В 87 году умирает его мать. В вид исключения власти ССР позволили ему на 48 часов вернутся в СССР. Он успел. Мать не поверила что её Рудик вернулся. Это он?-спросила она у близких. Она умерла через 3 месяца после их свидания.

Когда в 1986 году Брун умирал от рака легких, Нуриев, бросив все дела, приехал к нему. Они проговорили допоздна, но, когда Рудольф вернулся к нему следующим утром, Эрик уже не мог разговаривать, а только следил глазами за Рудольфом. Рудольф тяжело переживал смерть Эрика и так никогда и не смог оправиться от этого удара. Вместе с Эриком из его жизни ушли юная бесшабашность и горячая беспечность. Он остался один на один с самим собой, наступающей старостью и смертельной болезнью. И хотя Нуреев как-то запальчиво бросил: «Что мне этот СПИД? Я татарин, я его трахну, а не он меня», — Рудольф понимал, что времени ему отпущено в обрез. Через пять лет после смерти Эрика Рудольф простился и с дамой своего сердца Марго Фонтейн. До этого Марго пережила страшную трагедию. В Панаме был расстрелян автомобиль, в котором находился ее муж. Две пули застряли в груди, еще одна пробила легкое, четвертая попала в шею сзади, близ позвоночника. По одной версии, это был политический заказ, по другой — в сорокасемилетнего Ариаса стрелял его коллега по партии за то, что тот спал с его женой. Парализованный, прикованный к инвалидной коляске Ариас стал постоянной заботой Марго. Она не допускала, чтобы он превратился в тело в коляске, поэтому возила его с собой на гастроли, на яхты к друзьям. Марго упорно зарабатывала на жизнь и на медицинское обслуживание больного мужа танцами. «Я буду танцевать до тех пор, пока на меня ходят», — говорила она журналистам. И она танцует, а вернувшись вечером после спектакля домой, прежде чем поесть, готовит еду мужу и кормит, как маленького ребенка, с ложечки. Кстати, последний раз «Маргариту и Армана» Марго и Рудольф танцевали в Маниле в августе 1977-го. А потом она уединилась с Ариасом на ферме в Панаме, где умирала от рака яичников. Об этом знал только Рудольф, который анонимно оплачивал ее медицинские счета. В 1989 году Марго похоронила Тито Ариаса, перенесла три операции и была почти прикована к постели: «Я привыкла гастролировать по театрам, а теперь гастролирую по больницам», — шутила Фонтейн. Марго умерла 21 февраля 1991 года, спустя двадцать девять лет с того дня, как она и Рудольф впервые танцевали в «Жизели». После этого он был ее партнером почти 700 раз. Говорят, узнав о ее смерти, он с горечью воскликнул: «Я должен был на ней жениться». Но, кажется, это была всего лишь фраза человека, который знал, что сам умирает от СПИДа. Рудольф пережил Марго на два года. Он умер 6 января 1993 года, накануне православного Рождества, ему было пятьдесят четыре года. Сочельник спустился на землю уже без него.

Ему довелось станцевать на сцене любимой им Мариинки в 89 году. Публика хотела аплодировать и она аплодировала так, что казалось вот-вот рухнет потолок. Но профи видели-это уже распадающаяся мумия. Это уже не Рудольф.

Кладбище Сен-Женевьев де Буа. Могила Нуриева. Это-не ковёр и не покрывало. Это-мозаика.

один из ведущих художников Парижской Опера (Paris Opera) Энцо Фриджерио (Ezio Frigerio), друг и коллега танцовщика, высказал идею оформления могилы с помощью восточного ковра. Нуриев коллекционировал старинные ковры и вообще древний текстиль разных стран, особо любимые ковры кочевали с ним по гастролям, вдохновляя на новые потрясающие танцы и представления.

Эскизы ковра, выполненные Энцо Фриджерио, точно повторяли один из любимых восточных ковров из коллекции Нуриева. Воспроизвести ковер в красках, с визуальным эффектом тканевой текстуры было решено с помощью мозаики. Мозаика решила и проблему воспроизведения изящных складок ниспадающего ковра, и обеспечила естественный вид нитям золотой бахромы. Средства на создание памятника выделили состоятельные друзья самого известного танцовщика балета.

В 1996 году надгробие было изготовлено в итальянской мозаичной мастерской Акомена Спацио Мозаико (Akomena Spacio Mosaico). Мозаика ковра выполнена из мелких преимущественно квадратной формы элементов с плотнейшим прилеганием деталей, практически без видимых швов. Но при этом поверхность мозаики оставлена шероховатой, с весьма резкими изменениями уровня мозаичных элементов. Этот прием с расстояния уже 2-3 метров создает общее впечатление ковровой текстуры. Скульптурная основа мозаики точно копирует особенности образования складок, и мозаичные элементы плавно повторяют все изгибы и волны поверхности.

На русском кладбище Сен-Женевьев де Буа под Парижем мы были несколько лет тому назад.

На этом кладбище нашли свой приют многие соотечественники, в разное время покинувшие Россию. Кладбище давно закрыто для захоронений.
На одной из центральных аллей этого кладбища похоронен великий танцовщик Рудольф Нуриев.


Недалеко от могилы Нуриева находится и могилка известного русского кинорежиссера Андрея Тарковского.

Уникальное надгробие-ковер, могила Рудольфа Нуриева, единственное в своем роде произведение искусства достойное памяти неоднозначного, великого балетного гения.

Скончался Нуриев в 1993 году и был похоронен на русском кладбище Сен-Женевьев де Буа под Парижем. И примерно тогда же один из ведущих художников Парижской Опера (Paris Opera) Энцо Фриджерио (Ezio Frigerio), друг и коллега танцовщика, высказал идею оформления могилы с помощью восточного ковра. Нуриев коллекционировал старинные ковры, древний текстиль разных стран, особо любимые ковры кочевали с ним по гастролям, вдохновляя на новые потрясающие танцы и представления.

Эскизы ковра, выполненные Энцо Фриджерио, точно повторяли один из любимых восточных ковров из коллекции Нуриева. Воспроизвести ковер в красках, с визуальным эффектом тканевой текстуры было решено с помощью мозаики. Мозаика решила и проблему воспроизведения изящных складок ниспадающего ковра, и обеспечила естественный вид нитям золотой бахромы.


Средства на создание памятника выделили состоятельные друзья самого известного танцовщика балета.
В 1996 году надгробие было изготовлено в итальянской мозаичной мастерской Акомена Спацио Мозаико (Akomena Spacio Mosaico). Мозаика ковра выполнена из мелких преимущественно квадратной формы элементов с плотнейшим прилеганием деталей, практически без видимых швов. Но при этом поверхность мозаики оставлена шероховатой, с весьма резкими изменениями уровня мозаичных элементов. Этот прием с расстояния уже 2-3 метров создает общее впечатление ковровой текстуры. Скульптурная основа мозаики точно копирует особенности образования складок, и мозаичные элементы плавно повторяют все изгибы и волны поверхности.

Только прикоснувшись рукой можно понять, что это — холодная мозаика, так искусно выложена нисподающими складками и обрамлена золотой бахромой и золотыми бомбонами. Мне даже хотелось попробовать на зуб, глазам своим не веря, что такое возможно сотворить из мозаичной смальты.
Надгробие вызывает неоднозначные впечатления. Кто-то считает, что могила слишком яркая, слишком бросающаяся в глаза. Кто-то, наоборот, впадает в экзотический восторг, отколупывает цветные мозаичные смальты. Ковер все время реставрируют.

Несведущие туристы, посмотрев заранее фотографии получившейся композиции, подчас спрашивают, намокает ли ковер под дождем и как часто его меняют. Посетители кладбища Сен-Женевьев де Буа с экскурсиями обязательно прикасаются к мозаичному ковру, только на ощупь раскрывается визуальный обман. И я была в их числе, зрительно обманута.


И так, кто же он такой.

Нуриев Рудольф Хаметович (1938-1993) — великий танцовщик, родился в Иркутске. Танцевать начал довольно рано: в первую очередь был участником детского фольклорного ансамбля, а в 1955 году поступил в Ленинградское хореографическое училище, закончил училище, и в 1958 году и стал солистом одной из основных балетных трупп страны — балета театра имени С. Кирова (ныне ему возвращено прежнее наименование — Мариинский театр).

В 1961 г., когда труппа Кировского театра была на гастролях в Париже он скрылся и решил остаться на Западе, стал «невозвращенцем», Это случилось 16 июня. В кармане у Нуриева было тогда всего 36 франков.
Вскоре Нуриев начал вкалывать в Королевском балете в Лондоне, и Запад захлестнула волна «рудомании». Тысячи поклонников Нуриева осаждают его во всех уголках Земли.

Более пятнадцати лет Нуриев был звездой Лондонского королевского балета и являлся постоянным партнером великой английской балерины Марго Фонтейн. Когда они встретились, Фонтейн было 43 года, а Нуриеву — 24, но их дуэт был, пожалуй, одним из самых блистательных за все последние десятилетия, как писали в прессе того времени. Творчество Фонтейн и Нуриева началось в 1962 году с балета «Жизель». А в 1963 году имеющий известность балетмейстер Ф. Аштон нарочно поставил для этих выдающихся танцовщиков балет «Маргарет и Арман». Сам же Нуриев возродил для Фонтейн и самого себя постановку классического балета М. Петипа «Баядерка» на музыку Л. Минкуса. Именно благодаря этому партнерству критики вознесли Нуриева стали писать о нем как о величайшем танцовщике XX века. Некоторое время у этой пары были и личные отношения. Фонтейн родила дочку от Нуриева, но она вскоре умерла.

Нуриев ещё работал в труппах Соединенных Штатов Америки, Европы и Австралии.

Благодаря его деятельности образ партнера-мужчины стал значимый и сравнялся с ролью балерины. Его танец был не только выразительным, но и диковинно мощным. В нем ослепительно проявлялась индивидуальность танцовщика.
Для большей выразительности Нуриев выходил на сцену в одном трико и танцевальном бандаже. Он хотел показать через танец всю красоту человеческого тела, его танец был проникнут особой силой. Нуриев не только передавал драматургию, но и воспевал свободу человеческого тела. Подобную же концепцию в XX веке воплощали, пожалуй, только Вацлав Нижинский и Айседора Дункан.

Нуриев снимался в кино и на телевидении. В 1972 году вышел танцевальный фильм с его участием «Я — танцовщик», а в 1977 году Нуриев снялся в роли известного голливудского актера Валентино в одноименном фильме у режиссера К. Рассела.
Нуриев кроме того оказался не менее талантливым режиссером, поставив несколько классических балетов для разных компаний. В 1964 году он поставил два балета — «Раймонду» и «Лебединое озеро», в 1966 году — «Дон Кихот» и «Спящая красавица», на следующий год — балет «Щелкунчик», а ещё сквозь десять лет — балеты «Ромео и Джульетта» и «Буря».

В 1982 году артист получил австрийское гражданство.
Последние свои годы Нуриев прожил во Франции, потому как с 1983 по 1989 год он являлся директором балетной труппы парижской Гранд-опера.
Однако все его творческие и жизненные планы перечеркнула страшная хвороба — СПИД. Танцовщик покинул сцену, но не замкнулся в своем одиночестве: он давал показательные уроки, общался с людьми, много ездил. В 1990 году приезжал и на родину, посетил театр, где начинал свою профессиональную карьеру, — Мариинский театр в Санкт-Петербурге. Однако большую количество времени он проводил на собственном острове в Средиземном море, где у него была шикарная вилла.

Между тем весть о том, что он болен «чумой XX века», Нуриев воспринял безмятежно, видимо, рассчитывая вылечиться с помощью своих денег. С этого момента он стал выделять на врачевание до двух миллионов долларов в год.

Летом 1991 года немочь начала прогрессировать. Весной следующего года началась ее последняя стадия. В те дни Нуриев был обеспокоен только одним: ему хотелось во что бы то ни стало осуществить постановку «Ромео и Джульетты». И фатум дала ему такой шанс. На какое-то время Нуриеву стало легче, и он поставил спектакль. Затем уехал из Франции на отдых.
3 сентября Нуриев вернулся в Париж, чтобы провести в этом городе свои последние сто дней. Танцор умер в больнице, тихонько, без страданий.

Нуриев являлся владельцем превосходной коллекции произведений искусства, своих сценических нарядов, которые были сконструированы и сшиты по особенному, чтоб узко облегали торс, чтоб не елозили, с профессионально встроенными подмышками, чтоб во время танца актеру несложно было взметать руки.
Поскольку прямых наследников у Нуриева не оказалось, большая доля принадлежавших ему вещей после его смерти была распродана. Например, наряд графа Альберта, сшитый для выступления в «Жизели», был куплен на аукционе «Кристи» в Нью-Йорке за 51570 долларов.

Священник, из расположенной на кладбище православной церкви, рассказывал, что родственники и друзья Рудольфа Нуриева устраивали панихиду и по мусульманскому, и по православному обряду, потому как незадолго до смерти он чисто был принят в православие. Но более того, если это и не так, Рудольф Нуриев принадлежит всему миру.

❤ начал продавать авиа авиа-билеты! 🤷

Мальчик, выросший в нищете, стал обладателем огромного состояния. Танцовщик, заставивший мир восхититься русским балетом, в жилах которого не было ни капли русской крови. В день юбилея «летающего татарина» Нуреева мы собрали несколько фактов из биографии этого парадоксального человека.

Майя Плисецкая так объясняла феномен популярности Рудольфа Нуриева: «Он весь полыхал движением, если можно движение измерить термометром. Пафос танца в нем пламенел, как огонь, сжигающий свои жертвы на эшафотах. Дарование его обладало чудодейственным свойством согревать сердца, а то и сжигать в человеке зло и неразумие».

1. Рудольф Нуреев родился в поезде.

Говорят, настоящая фамилия Рудольфа — Нуреев. Он переделал её уже после того, как стал известным. В его официальной биографии также отмечается, что он родился в городе Иркутске. На самом же деле местом его рождения было купе поезда, следовавшего на пересечении азиатской низины и монгольских гор, мчавшего его семью на Дальний Восток, к месту новой работы отца Рудольфа.

К тому моменту, когда его отец, служивший в Маньчжурии, смог вызвать к себе жену и детей, Фарида Нуреева находилась на последних неделях беременности. Женщина не смогла выдержать 12 долгих дней дороги, поэтому маленький Рудик появился на свет под стук колес 17 марта 1938 года.

2. К концу жизни танцор был очень обеспеченным человеком, он даже владел островом в Средиземном море.

Однако расточительность, свойственная некоторым богатым людям, была ему абсолютно чужда. Рудольф считал каждую копейку, поскольку слишком хорошо знал, что такое голод и нищета.

В семье Нуреевых росло четверо детей. Денег катастрофически не хватало: Рудик постоянно донашивал вещи сестер, а однажды, когда мальчик должен был идти в школу, у него не оказалось ботинок, поэтому матери пришлось нести сына в класс на спине.


3. Желание связать свою жизнь с балетом возникло у Нуреева в 5 лет, когда мама впервые привела его на представление.

Однако отца такая перспектива не обрадовала. Он был категорически против и всякий раз, когда заставал сына за танцами, устраивал ему порку. Но Рудольф сопротивлялся как мог и, несмотря на угрозы родителя, начал ходить в кружок народного танца.


В 11 лет талантливого мальчика заметила бывшая участница труппы Дягилева Анна Удальцова, ставшая его педагогом. А чуть позже он учился у Елены Вайтович. Именно эти две женщины убедили своего ученика поступать в Ленинградское хореографическое училище. Деньги на билет в Северную столицу Рудольф заработал сам уроками танцев.

4. В 1955 году Нуреева приняли в училище, но в силу своего импульсивного и резкого характера он не раз оказывался на грани отчисления.

Впервые это произошло буквально через неделю после начала занятий. Начинающий танцовщик не нашел общий язык с преподавателем и директором учебного заведения Шелковым и попросил заменить педагога! Как ни странно, ему пошли на уступки, и благодаря этому Рудольф оказался в классе Александра Пушкина, с которым у него сложились замечательные отношения.


5. В 1958 году Нуреев окончил обучение и был зачислен в театр имени С.М. Кирова (в настоящее время — Мариинский театр).

Руководство побаивалось брать хоть и талантливого, но слишком своенравного Рудольфа на зарубежные гастроли. Поездка труппы в Париж в 1961 году, как и многие другие, должна была пройти без него. Однако в самый последний момент принимающая сторона настояла на том, чтобы Нуреев приехал во Францию. Тогда еще никто не знал, что звезда советского балета не захочет возвращаться на родину.


6. 17 июня во французском аэропорту Ле Буржэ артисту сообщили, что его срочно вызывают в Москву для выступления в Кремле. После этих слов Рудольф за секунду принял решение, которое потрясло весь мир: он решил не возвращаться в Союз.

Увидев двух полицейских, танцовщик подошел к ним и сказал: «Я хочу остаться в вашей стране». Стражи порядка отвели его в специальную комнату и предупредили, что дадут около 40 минут, чтобы он мог в спокойной обстановке принять окончательное решение и подписать соответствующие документы. Естественно, все бумаги были на французском языке, их Нурееву перевела русская переводчица. Она же попыталась уговорить танцовщика немедленно сесть в самолет и полететь в Москву. На что он резко ответил ей: «Заткнись!» — и поставил подпись.

Рудольф остался в Париже один, с 36 франками в кармане. Однако перспектива столкнуться с нищетой казалась ему более привлекательной, чем возвращение за железный занавес.

Первое время Нуреева пытались вернуть. Родные звонили ему и просили одуматься. Не добившись желаемого, отец отрекся от собственного сына. Спецслужбы угрожали артисту, мешали его карьере, но это было бесполезно, вся Европа была у ног гениального танцовщика.


7. Одной из самых ярких партнерш, танцевавших с Нуреевым, была прима-балерина лондонского Королевского балета Марго Фонтейн.

Их совместная творческая жизнь началась в 1962 году в балете «Жизель» и продолжалась много лет. Есть мнение, что Марго и Рудольфа связывали не только рабочие и дружеские отношения, но и любовные. Хотя достоверных доказательств этому нет, к тому же артист был известен своей нетрадиционной ориентацией, а Фонтейн была замужем.

8. 25 лет Нуреев жил с датским танцовщиком Эриком Бруном до самой его смерти. Эти отношения не являлись тайной ни для кого, однако артиста сильно раздражало, когда журналисты пытались лезть в его личную жизнь, поэтому он старался свести общение с представителями прессы к минимуму.


9. В 1989 году Нуреев впервые вернулся на родину. И, хотя он дважды выступил на сцене Кировского театра, мало кто из тех зрителей понимал, что перед ними — легендарная личность. Дело в том, что после побега танцора за рубеж страна предпочла поскорее забыть о нем и его неподобающем поступке.

10. В 1983 году у Рудольфа обнаружили ВИЧ. Эта болезнь стала главной причиной его довольно ранней смерти. Танцовщик умер в возрасте 55 лет в 1993 году и был похоронен на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем. Оформлением могилы артиста занимался ведущий художник Парижской оперы Энцо Фриджерио. Зная страсть своего покойного друга к коллекционированию старинных ковров, он создал один из них на его могиле из мозаики.

На превью: Рудольф Нуриев в аэропорту Шереметьево перед вылетом в Париж,

Рудольф Нуриев — биография, личная жизнь, смерть, фото, балет и последние новости

Рудольф Нуриев: биография

Рудольф Нуриев – легендарный артист балета, который был востребован и на советской сцене, и за рубежом. Он считается самым значительным танцовщиком XX века, а техника и особенно прыжок Рудольфа Нуриева – хрестоматийными. После парижских гастролей в 1961 году отказался поехать назад в Советский Союз, попросил политического убежища и стал одним из самых знаменитых беженцев в отечественной истории. После окончания танцевальной карьеры Нуриев пробовал себя и как хореограф, и как киноактер, а в последние годы был дирижером Парижской Оперы.

Будущая звезда балета с матерью | Официальный сайт Фонда Р. Нуреева

Несмотря на то, что в биографии Рудольфа Нуриева родным городом указан Иркутск, на самом деле он родился в поезде, который следовал во Владивосток, а на железнодорожной станции недалеко от Иркутска было только зафиксировано появление малыша на свет. Рудольф стал младшим ребенком в семье политрука Красной Армии  Хамита Фазлеевича и его жены Фариды Аглиулловны. У звезды балета было три старшие сестры: Роза, Розида и Лидия. Военное детство Нуриева прошло в эвакуации в Уфе. Именно там он начал танцевать в ансамбле народного танца при Доме культуры. В 15 лет юноша уже начал пробовать свои силы в  кордебалете Уфимского оперного театра, а через год стал полноправным членом труппы.

Маленький Рудольф со старшими сестрами | Официальный сайт Фонда Р. Нуреева

В 1955 году, в возрасте 17-ти лет, Рудольф Нуриев отправляется в Ленинград, чтобы продолжить образование в хореографическом училище. Но он не учел, что в это учебное заведение принимают детей с 12 лет, поэтому по возрасту он сильно отставал от своих однокурсников, не находил с другими учениками общего языка и подвергался насмешкам. Из-за подобного отношения Нуриев не смог жить в общежитии, поэтому откликнулся на любезное приглашение своего наставника Александра Пушкина и поселился в его семье. 

Хореографическое училище Рудольф окончил в 1958 году и сразу же получил приглашение войти в труппу Ленинградского театра оперы и балета имени С. М. Кирова, которое ему сделали по настоятельной просьбе прима-балерины Наталии Дудинской.

Балет

Первой партией, которую Рудольф Нуриев исполнил на профессиональном уровне, была роль Фрондосо в балете «Лауренсия». Позднее танцовщик участвовал в VII Всемирном фестивале молодежи и студентов в Вене, где был награжден Золотой медалью. За три года Рудольф стал важным звеном в труппе, на него возлагались большие надежды. Он ездил на гастроли с театром в Болгарию, Восточную Германию и Египет, поэтому Нуриеву без проблем выдали французскую визу, и он отправился выступать в Парижской опере. Но буквально после нескольких выступлений пришло требование КГБ снять молодого артиста балета со всех спектаклей и отправить назад в СССР.

Фото Рудольфа Нуриева

По официальной версии тот «нарушил режим нахождения за границей». Но очевидцы считают, что в «органах» узнали о нетрадиционной ориентации Рудольфа Нуриева. Танцовщик решил не подчиняться, запросил во Франции политическое убежище и стал одним из самых знаменитых «невозвращенцев» в истории Советского Союза, а на родине его ожидало тюремное заключение. Впрочем, через много лет, в 1985 году, ему позволили на трое суток въехать в страну, чтобы побывать на похоронах матери. При этом все люди, знавшие артиста в молодости, были предупреждены о строгом запрете общения с ним.

С многолетней партнершей, балериной Марго Фонтейн | Dance Heritage Coalition

Во Франции Рудольф примкнул к труппе «Балет маркиза де Куэваса», но через полгода был вынужден покинуть страну, так как в политическом убежище ему было отказано. Зато навстречу талантливому артисту пошла Великобритания: Нуриев переезжает в Лондон и вместе с балериной Марго Фонтейн на сцене Королевского Балета «Ковент Гарден» создает дуэт, до сих пор считающийся эталонным. Позднее танцовщик стал премьером Венской оперы, вследствие чего получил австрийское гражданство. Но он не ограничивался выступлениями в одной конкретной стране. Нуриев работал очень усердно: в 60-е он давал по 200 концертов в год, а к 1975-му году стал выходить на сцену более чем 300 раз, то есть почти ежедневно.

Актер и дирижер

Еще в Советском Союзе Нуриев впервые снялся в фильме «Души исполненный полет», посвященном Всесоюзному смотру хореографических училищ. Позднее он был главным действующим лицом многих фильмов-балетов, например, «Ромео и Джульетта», «Я — танцовщик», «Юноша и смерть». Но есть в биографии Рудольфа Нуриева и две роли именно в художественном кинематографе. Он сыграл Рудольфа Валентино в биографической драме «Валентино» и Даниэля Джелина в мелодраме «На виду», где он сотрудничал с юной Настасьей Кински.

В роли Рудольфа Валентино в фильме «Валентино» | КиноТеатр

Также легенда балета известен как балетмейстер, сделавший собственные варианты классических спектаклей «Щелкунчик», «Дон Кихот», «Золушка», «Спящая красавица», «Лебединое озеро». Кроме того, Нуриев поставил оригинальные балеты «Танкреди» и «Манфред». Когда в 80-х годах Рудольф возглавлял труппу парижской Гранд-оперы, он стал продвигать всё больше молодых исполнителей, часто игнорируя существующую иерархию солистов, ведущих солистов и премьеров, что оказалось новаторством в мировой практике. В последние годы жизни этот талантливый человек уже не мог танцевать, но не захотел расставаться с театром и начал дирижировать оркестром. Причем в этом качестве даже был специально приглашен в Россию и на сцене Татарского оперного театра в Казани дирижировал балетами «Ромео и Джульетта» и «Щелкунчик».

Личная жизнь

Личная жизнь Рудольфа Нуриева оказалась связана с мужчинами: артист балета был открытым гомосексуалистом. Хотя некоторые его знакомые утверждают, что в юности у него были и романы с девушками. Также Рудольфу нередко приписывают романтические отношения с его партнершей, великой балериной Марго Фонтейн, которая была старше примерно на 15 лет. Впрочем, сами танцовщики называли свою связь исключительно духовной и дружеской.

С балериной Марго Фонтейн | Официальный сайт фонда Р. Нуриева

Когда балерина умирала от рака, Нуриев оплачивал все ее медицинские счета и однажды сказал, что если бы мог в свое время жениться на Марго, то жизнь обоих сложилась бы удачнее. Впрочем, эти слова скорее говорят не о старом романе, а о нежелании расставаться с жизнью – Рудольф знал, что и сам умирает.

С датским танцовщиком Эриком Бруном | ChuchotezVous

В разное время у Нуриева, по данным из различных средств массовой информации, были любовные отношения с такими звездами, как рок-музыкант Фредди Меркьюри, модельер Ив Сен-Лоран и певец Элтон Джон. Но главной любовью в личной жизни Рудольфа Нуриева почти всю жизнь оставался датский танцовщик Эрик Брун. Мужчины были вместе на протяжении 25 лет, вплоть до смерти Эрика в 1986 году. Хотя нужно признать, что отношения между ними всегда были очень непростыми, ведь по темпераменту русский и датчанин оказались чуть ли не противоположностями.

Смерть

Еще в 1983 году в крови Рудольфа Нуриева был обнаружен вирус иммунодефицита, так называемая «чума XX века». Болезнь развивалась, и через 10 лет, 6 января 1993 года, в пригороде Парижа великий танцовщик скончался от СПИДа. По его требованию тело было захоронено на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, а могила накрыта цветным персидским ковром.

Могила Нуриева украшена настоящим ковром | Showbiz Daily

Несмотря на то, что артист балета отказался от гражданства России, на родине поклонники поняли его решение и продолжали ценить творчество Рудольфа. После смерти Нуриева его имя было присвоено Башкирскому хореографическому колледжу, одной из улиц в Уфе, а также открыт музей. Кроме того, в Казани проводится ежегодный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева.

Фото

Post Views: 668

Рудольф Нуреев: король балета и мятежный «невозвращенец» в Лондоне

Имя Рудольфа Нуреева впервые прогремело по всему миру в начале 1960-х годов, и до сих пор не умолкают овации в честь его революционной техники танца, гипнотической «животной» экспрессии на сцене и поистине фантастической истории эмиграции. Эпохальный успех Нуреева на Западе многие сравнивают с волной битломании. По иронии судьбы он завоевал всеобщее признание и вывел искусство балета на новый уровень, но у себя на родине он считался преступником. Журнал Afisha.London вспоминает ключевые моменты из жизни гениального хореографа, миллиардера и первого среди советских артистов «невозвращенца», для которого Лондон стал взлётной полосой.

 

17 июня 1961 года в парижском аэропорту Ле-Бурже произошёл уникальный случай, вызвавший международный скандал: молодой танцовщик, участвующий в гастролях русской балетной труппы, Рудольф Нуреев обратился к французским властям с просьбой предоставить политическое убежище и защитить его от агентов КГБ. С тех пор въезд на территорию СССР был для него официально закрыт, а сам Нуреев был осуждён за измену и заочно приговорён к семи годам заключения с конфискацией имущества. Тем не менее, смелое решение открыло танцору впечатляющие перспективы: более пятнадцати лет он блистал на сцене Королевского театра Ковент-Гарден, на гастролях объездил весь мир, получил австрийское гражданство, снялся в кино и руководил Парижской оперой. «Ты живёшь, пока ты танцуешь», — говорил Рудольф. Танец был смыслом его жизни и главным способом выразить себя.

 

 


Детство юного гения

Будущая звезда балета появился на свет 17 марта 1938 года в поезде, на полной скорости мчавшемся мимо берегов Байкала: мать Рудольфа Фарида направлялась к мужу Хамету во Владивосток. Впрочем, бытует версия, что танцор сам придумал эту красивую легенду, чтобы окружить себя ореолом избранности. Даже звучное и музыкальное имя, которое дали ему родители — татары по национальности — сыграло на пользу его славе. С Дальнего Востока Нуреевы вскоре переехали в Москву и очутились в гуще военных событий: Хамет ушёл на фронт, а Фарида с маленьким Рудиком и тремя дочерьми отправилась на родину мужа в Башкирию. Затем, в 1943 году, семейство переехало в Уфу. Детство Рудольфа было окутано голодом и нищетой: многодетная семья питалась практически только картошкой и ютилась в одной комнате с родственниками, денег не хватало на самое необходимое, и мальчик донашивал одежду за сёстрами вплоть до начала школы. Возможно, теснота жилища и перешитые платья повлияли на его восприятие женщин — Рудольф стал одним из первых артистов, сделавших «каминг-аут»: он открыто предпочитал мужчин и делал выбор в пользу самых красивых.

 

Фото: Getty Images

 

Единственной радостью в жизни мальчика была музыка — с семи лет он начал посещать кружки народных танцев, где за органичность движений и усердие всегда получал заслуженную похвалу. Когда отец Нуреева вернулся с фронта, Рудольфу было 8 лет, и Хамет пришёл в ярость, увидев, как избаловали сына Фарида и старшие сёстры, и даже запретил мальчику танцевать. Однако остановить импульсивного и подвижного юного Нуреева было невозможно, а тот вовсю мечтал о карьере в Ленинграде. К тому же, Рудольфу несказанно повезло с первым педагогом: азам балета его обучала Анна Удальцова — бывшая балерина труппы «Русские сезоны» Сергея Дягилева, некогда выступавшая вместе с Анной Павловой и Тамарой Карсавиной в Европе, а теперь вынужденная жить в ссылке в Уфе. Наблюдая за упорным и воодушевлённым «неумытым татарчонком», — так с долей иронии называла Анна своего ученика, — она первой предрекла: «Это будущий гений».

 

 


Прыжок свободы «белого ворона»

Конфликт Нуреева с отцом, — тот хотел отправить сына служить в артиллерии, — закончился победой Рудика. В последние годы школы он заслужил статус театрального артиста, давал уроки танцев и зарабатывал немалые деньги, чем смягчил гнев родителя. В 1955 году, благодаря ходатайству аккомпаниатора Ирины Ворониной, Нуреев поступил на учёбу в Ленинградское хореографическое училище (современная Академия русского балета имени А. Я. Вагановой), однако строптивый характер Рудольфа едва ли не стал причиной его исключения. Вспыльчивый и самоуверенный Нуреев не смог ужиться в интернате со сверстниками, которые считали его неотёсанным деревенщиной. Юношу приютил педагог Александр Пушкин — он же поставил самобытную технику танца Нуреева на новый, профессиональный уровень. Дальше эффектный танцовщик попал под покровительство примы-балерины Натальи Дудинской и был принят в Театр оперы и балета имени С. М. Кирова (в настоящее время Мариинский театр).

 

Нина Вырубова, Сергей Головин, Алисия Маркова и Рудольф Нуреев после «Спящая красавица» в Париже (23 июня 1961 года). Это был дебют Нуреева с Marquis de Cuevas Ballet Company. Фото: AP

 

Этот полный противоречивых метаний период жизни Нуреева глубоко и жизненно показан в британском фильме Рэйфа Файнса «Белый ворон»: режиссёру удалось отразить сложный характер Рудольфа, его сомнения и его единственную страсть — желание танцевать. Кульминацией фильма, как и поворотным моментом в жизни самого артиста, стал эпизод на гастролях труппы Кировского театра в Париже в 1961 году, где Нуреев дорвался до долгожданной свободы, общался с местными гомосексуалистами и, не стесняясь, заводил с ними романы, что, с точки зрения советской морали, было непозволительно и даже уголовно наказуемо.

 

Читайте также: Обзор фильма Рэйфа Файнса «Нуреев. Белый ворон»

 

 

Финал гастролей должен был пройти в Лондоне, и вся труппа уже собралась в парижском аэропорту для вылета, но агенты КГБ отобрали у Рудольфа билет, пояснив, что вместо Лондона он едет в Москву — якобы с талантливым танцором желает встретиться сам Хрущёв. Однако Нуреев прекрасно понимал, что если он вернётся назад, то окажется под контролем властей, а Европа для него будет навсегда закрыта. На помощь артисту пришла его богатая подруга Клара Сент — ей удалось уговорить французскую полицию встать на защиту артиста, а Рудольфу нужно было лишь попросить у них политическое убежище, что он и сделал, буквально выпрыгнув из кольца окружающих его агентов. И по сей день этот «прыжок в свободу» продолжает вызывать как споры, так и восхищение, обрастая новыми подробностями и легендами.

 

 


Лондонский этап и дуэт с Марго Фонтейн

Тем временем западный мир проверял Рудольфа на прочность: он оказался один среди чужих людей, а все его друзья и родные остались под прессингом властей, объявивших танцора изменником. Советский союз бушевал, запрещая артистам выезд на заграничные гастроли, дабы избежать повтора ситуации с Нуреевым, да и в самой Европе многие театры сторонились скандального танцовщика, не желая связываться с «яблоком раздора» между Западом и СССР. Рудольф выступал в труппе маркиза де Куэваса и гастролировал по низкосортным театрам-кабаре, пока не получил судьбоносное приглашение от Марго Фонтейн выступить на гала-концерте в Королевском театре Ковент-Гарден 2 ноября 1961 года. На тот момент Марго уже была президентом Королевской академии танца и примой-балериной лондонского Королевского балета. Ей было 42 года, Рудольфу — 23, но друг в друге они сразу увидели родственную душу. Под вымышленным именем танцовщик прилетел в Лондон и остановился в Панамском посольстве, а его выступление на гала-концерте, конечно, стало сенсацией.

 

Рудольф Нуреев и Марго Фонтейн в Ницце (1963 год). Фото: AP

Рудольф Нуреев и Марго Фонтейн. Фото: Trinity Mirror/Mirrorpix

Рудольф Нуреев и Марго Фонтейн. Фото: Nureyev Foundation

Марго Фонтейн, Фредерик Эштон и Рудольф Нуреев в Лондоне (1961 год).

 

Однако настоящим прорывом в карьере Нуреева стал спектакль «Жизель» 21 февраля 1962 года в Королевском театре Ковент-Гарден, где он станцевал партию Альберта в паре с Марго: так родился самый успешный дуэт в истории балета. В паре с молодым Нуреевым Фонтейн обрела второе дыхание — никогда ещё зрители не видели её столь восторженной и женственной; для Рудольфа же их тандем стал ключевым в карьере: он стал первым артистом, который, не являясь гражданином Великобритании, смог заключить контракт с Королевским балетом. За семнадцать лет парных выступлений с Фонтейн Нуреев исполнил мужские партии практически из всех балетных постановок, и именно с его энергичной подачи была пересмотрена функция мужчин в балете: если раньше танцоры лишь аккомпанировали балеринам, теперь же им отводилась полноценная, самостоятельная роль.

 

 

В 1967 году Рудольф приобрёл дом в Лондоне — старинный особняк XVIII века в районе Ричмонд-парка был его первой крупной покупкой недвижимости. Позже, став миллиардером, Нуреев купит роскошные квартиры в Париже и Нью-Йорке, виллы на островах и даже собственный архипелаг у побережья Италии, но именно этот дом викторианской эпохи стал для него первым основательным жилищем. Шесть спален и четыре гостиных он с любовью обставил в помпезном стиле барокко. Впрочем, со временем Нуреев разочаровался в покупке: из дома было неудобно добираться до Королевского театра, и танцовщик предпочитал жить у друзей. Так мемориальная табличка «blue plaque» увековечила имя Нуреева на стене здания по адресу 27 Victoria Road в районе Кенсингтон и Челси — это бывший дом театральных критиков Мод и Найджела Гослингов, которые с подачи Марго «присматривали за Руди». Он часто у них ужинал и ночевал в отведённых для него комнатах, а после смерти Найджела в 1982 году в каждый свой приезд в Лондон он жил только там.

 

Читайте также: Феликс и Ирина Юсуповы: любовь, богатство и эмиграция

 

Рудольф Нуреев и Ноэлла Понтуа в балете «Мещанин во дворянстве» на сцене Парижской оперы (1979 год). Фото: Getty Images

 


Вклад Нуреева в историю балета и приезд в СССР

По воспоминаниям современников, творческая активность Рудольфа не знала границ — он постоянно находился в движении и почти не спал, фонтанировал идеями и смело шёл к их реализации. Он даже снялся в кино: Нуреева в роли актёра можно увидеть в фильмах «Валентино» и «На виду». Также он оказался талантливым хореографом — в 1964 году в Венской опере прогремел балет «Лебединое озеро» в постановке Нуреева, который удивил зрителей тем, что главная мужская партия обрела собственный полноценный образ. Он также ставил «Раймонду», «Щелкунчика», «Ромео и Джульетту», «Манфреда» и другие спектакли, а благодаря его художественному руководству с 1983 по 1989 год балетная труппа Парижской оперы вернула былую славу и снова стала ведущей труппой мира. Именем Нуреева назван один из залов для репетиций в здании Гранд-оперы.

 

Рудольф Нуреев в гримёрной Королевской балетной школы в Лондоне (155 Talgarth Road, Barons Court). Фото: Allan Warren/Creative Commons
Рудольф Нуреев в Лондоне. Фото: Allan Warren/Creative Commons

 

Нурееву приписывают романы с Ивом Сен Лораном, Элтоном Джоном и Фредди Меркьюри, но биографы сходятся во мнении, что главной любовью его жизни был датский танцовщик и хореограф Эрик Брун: строгий и спокойный, он словно уравновешивал бурный темперамент Нуреева. Они познакомились в начале 60-х и постепенно сблизились. Какое-то время они даже жили вместе в арендованной квартире в Кенсингтоне в Лондоне, а после расставания всю жизнь сохраняли доверительные дружеские отношения. В 1986 году именно Рудольф проводил Эрика в последний путь, когда тот умирал от рака лёгких, а через пять лет танцовщик простился и со своей прекрасной музой Марго. Утрата двух самых близких друзей сильно пошатнула силы Нуреева, а к тому времени он уже был ослаблен собственной борьбой с ВИЧ.

 

Рудольф Нуреев на сцене Кировского театра (ныне Мариинского) в Ленинграде (1989 год). Фото: Юрий Белинский

 

Читайте также: «Лебединое озеро»: необычные постановки бессмертной классики

 

В ноябре 1987 года Рудольф впервые получил разрешение на въезд в СССР: по выданной визе у него было всего 72 часа, чтобы проститься в Уфе с умирающей матерью. Комитет госбезопасности был начеку и каждый шаг Нуреева фиксировался на камеру — по словам фотокорреспондента, ослабевшая Фарида не узнала сына в импозантном, дорого одетом мужчине, зато бывшего ученика с радостью встретила его первый педагог Анна Удальцова. В то время на родине мало кто знал о всемирной славе Нуреева, лишь после распада СССР с него снимут клеймо изменника и признают жертвой репрессий.

 

Рудольф Нуреев в роли дирижёра на концерте Лиги против рака в Довилле, Франция (6 сентября 1991 года). Фото: Remy de la Mauviniere/AP

 

До последнего дня Рудольф не оставлял творчество и работал дирижёром, а его прощальной постановкой стала легендарная «Баядерка» в Парижской опере в 1992 году. 6 января 1993 года он скончался от осложнений, вызванных СПИДом. Могила артиста, покрытая дизайнерским мозаичным ковром, находится на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в Париже, а большая часть его имущества пошла с молотка на аукционах в Лондоне и Нью-Йорке, но эффектные костюмы для выступлений сохранились в музее французского города Мулен. Британский кинематограф почтил память Нуреева эффектным документальным фильмом 2018 года «Его сцена — весь мир», а в Национальной портретной галерее в Лондоне находится эксклюзивная коллекция портретов Нуреева, увековечившая образ русского гения наряду с самыми известными деятелями Великобритании.

 

 

Ирина Лацио

Фото на обложке: The Rudolf Nureyev Foundation

 

 


Читайте также:

Как Британия открыла Горбачёва, а Горбачёв — Британию

Пустые театры Великобритании — невероятная картина!

Лондонград или Русский Лондон: присутствие наших в британской столице

Рудольф Нуреев: легенда балета в статусе рок-звезды

  • Мартин Веннард
  • Би-би-си

Автор фото, Nureyev Foundation

Новый документальный фильм о Рудольфе Нурееве, снятый в США в год 80-летия танцовщика — и одновременно в 25-ю годовщину его смерти — и художественный фильм о нем, который выйдет на экраны в скором времени, показывают, что он по-прежнему остается легендой.

Солист Кировского балета Рудольф Нуреев, бежавший из СССР через два месяца после полета Гагарина в космос, стал на Западе настоящей звездой.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

Рудольф Нуреев — один из самых известных артистов балета — стал «невозвращенцем», попросив убежища во Франции

Чем он так очаровал публику, объясняют британские кинематографисты — авторы фильма «Нуреев: его сцена — весь мир».

Вот кадры американского телешоу с Диком Каветтом 1974 года: Нуреев на пике славы приезжает в телестудию прямо со спектакля в нью-йоркском Линкольн-центре, еще запыхавшийся, в блестящем кожаном пиджаке и лиловых брюках из потертого вельвета.

Аудитория взрывается овациями. «Мику Джаггеру аплодируют меньше», — говорит ведущий, дождавшись, пока аплодисменты стихнут.

Этот фрагмент телепередачи, использованный в фильме — лишь одна из иллюстраций того, как велика была «рудимания»: советский танцовщик с яркой внешностью и выдающимися хореографическими данными достиг на Западе небывалой славы.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Нуреев в балете «Спящая красавица» на сцене Национального балета Канады в 1972 году. Этот спектакль он поставил сам

«Он был великим. В моем поколении все знали, кто такой Нуреев», — говорит Дэвид Моррис. Моррису сейчас за 50. Вместе со своей сестрой Джеки он написал сценарий и снял фильм о танцовщике.

Авторы прослеживают, как со сцен лучших театров мира Нуреев прорвался в поп-культуру. Он был везде: на обложках журналов, на первых полосах газет и в колонках светских сплетен. Его фотографировали с Элизабет Тейлор, Джеки Кеннеди и принцессой Дианой.

Он даже снялся в кукольном «Маппет-шоу», где станцевал номер из «Лебединого озера» со свинкой мисс Пигги.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Нуреев танцует с американской актрисой Элизабет Тейлор на приеме в 1968 году

Но танец мимолетен — вместе с Нуреевым умерла и его слава, рассказывает Дэвид Моррис, объясняя, что хочет представить Нуреева новому поколению, которое мало что знает о нем.

«К России сейчас обращено огромное внимание, опять идут разговоры о холодной войне, — говорит Джеки Моррис. — Мы в фильме пытаемся донести до более молодых зрителей отголоски той холодной войны». «Но в центре повествования всегда Руди», — добавляет ее брат.

Одна из важных политических деталей — то, какой катастрофой для советской пропаганды оказалось бегство Нуреева во время гастролей Кировского театра в Париже в 1961 году. Когда Нуреева уличили в несоблюдении правил поведения советского артиста за границей и пригрозили отослать домой, артист принял решение остаться на Западе.

Всего лишь за два месяца до этого СССР одержал мощную пропагандистскую победу, отправив первого человека в космос.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

До бегства Нуреев уже был звездой ленинградского Театра балета имени Кирова

«Мир был у их ног. Самое худшее, что могло случиться — то, что такой известный артист сбежит на Запад», — говорит Джеки.

Нуреев и его родные заплатили высокую цену за его бегство. Карьера его друзей, оставшихся в СССР, серьезно пострадала. Обратно в СССР его пустили только 25 лет спустя, когда его мать уже умирала.

В фильме использованы не известные ранее архивные пленки, а также снятые в наши дни интервью с людьми, которые хорошо знали артиста. Включены также постановочные кадры балетных номеров Нуреева, воспроизведенные танцорами нового поколения.

Авторы картины прослеживают жизнь Нуреева — детство в советской провинции в Уфе, учеба в балетном училище в Ленинграде, работа в Театре оперы и балета имени Кирова там же, бегство на Запад, безвременная кончина от СПИДа в 1993 году в возрасте 54 лет.

В фильме демонстрируются не известные до этого документальные кадры — их набралось на 15 минут.

Это не первый документальный фильм о Нурееве, а художественная лента «Белая ворона» о нём должна выйти в следующем году. Но постановщики британского фильма стремятся посвятить зрителей в обстоятельства частной жизни артиста, а не только его мастерства.

Одна из наиболее трогательных сцен — свидание Нуреева в конце 1980-х со своей первой балетной наставницей — Анной Удальцовой, которая занималась с ним с 11 лет.

К этому времени ей было уже 100 лет и она почти ослепла. Поняв, кто пришел к ней повидаться, она сжимает его руки и говорит — «Мой мальчик».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Нуреева пригласила выступать в Ковент-Гарден именно Марго Фонтейн

В фильме доказывается, что Нуреев изменил традиционное в классическом балете отношение к мужским ролям как вторичным, существующим только для поддержки знаменитых балерин.

«Он казался нам всем пришельцем из иного мира», — рассказывает леди Дебора МакМиллан, которая работала художником и продюсером в Королевском театре в Лондоне.

«До этого там властвовал английский стиль, чрезвычайно сдержанный и вежливый, и вдруг появился этот танцор, полный почти животной энергии, и с тех пор точка отсчета изменилась навеки», — говорит она в фильме.

Нина Лури была балериной Большого театра в Москве с 1963 по 1983 годы. Она не согласна с оценкой Деборы.

«Думаю, что не он один изменил отношение к мужским ролям в балете, — рассказала она Би-би-си. — Оно стало меняться в России с начала 1930-х годов».

«Его работа с Парижской оперой подарила этой балетной труппе мировую славу, — говорит Нина Лури. — Но его собственные выступления не всегда были безупречными с технической точки зрения, и у него была репутация трудного партнера».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Нуреев и Ноэлла Понтуа выступают в Парижской Опере в 1979 году

В фильме не скрываются сведения о том, что в адрес Нуреева выдвигались обвинения в психологическом давлении и даже насилии в отношении коллег.

Фильм уделяет немало внимания профессиональным и личным отношениям Нуреева с английской прима-балериной Марго Фонтейн, которая была на 19 лет старше артиста.

Мы видим кадры, запечатлевшие их в полицейском участке в Сан-Франциско, — их задержали на вечеринке, где кто-то принимал наркотики. Нуреев наблюдает за происходящим с презрением и насмешкой, а Фонтейн в белой шубке усмехается.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Нуреев и Марго Фонтейн могут считаться знаменитым дуэтом в истории балета

Когда Фонтейн умирала от рака в начале 1990-х в нищете, Нуреев оплачивал расходы на её лечение, несмотря на собственные проблемы со здоровьем. Очень трогательны кадры, запечатлевшие, как Нуреев навещает Фонтейн в больнице.

В фильме рассказывается также история самой большой любви в жизни Нуреева — его бурные отношениях с Эриком Бруном, датским танцором и звездой балета мирового класса.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

В последние месяцы своей жизни Нуреев работал хореографом в Парижской Опере

«Нуреев затмевал его, и Эрик этого не мог вынести», — говорит Дэвид Моррис.

«Нуреева многие любили, и поэтому желали о нем говорить», — замечает Джеки Моррис.

В финале фильма показана сцена встречи Нуреева с друзьями в Петербурге, куда он приехал в 1992 году, чтобы отметить свой последний день рождения. Он задувает свечи на торте.

«Он не переставал любить Россию, несмотря ни на что», — заключает Джеки.

«летающий татарин» на родине матери — Реальное время

Сегодня день рождения, пожалуй, самого известного и неоднозначного в мире солиста балета — Рудольфа Нуриева. Дата не круглая, юбилей будет через год. Но именно в эти дни четверть века назад Нуриев приезжал работать в Казань по приглашению директора ТГАТ оперы и балета и им. М. Джалиля Рауфаля Мухаметзянова, совершившего невозможное. Подробнее — в материале «Реального времени».

«Казань — родина моей матери»

Идея пригласить Нуриева в Казань носилась в воздухе в казанском оперном еще в конце восьмидесятых. В это время, когда шла перестройка, и ко многим «изменникам Родины», оставшимся на западе, стали относиться более лояльно, Рудольф Нуриев смог приехать в СССР.

Первым делом он полетел в Уфу, повидать мать, которая жила в семье одной из дочерей. Мать он увидел, но она была уже в тяжелом состоянии и не узнала сына. Нуриев захотел посетить уфимский театр, театр своего детства, но был выходной день, и сторож его не пустил.

Когда он остался в Париже во время гастролей Мариинского, тогда еще Кировского, театра родственники постоянно звонили ему, уговаривали вернуться. «Они находили меня повсюду, я понимал, что эти звонки организовывало КГБ, они повсюду простирали свои щупальца спрута», — вспоминал Нуриев в Казани.

Еще одной целью приезда в 1989 году в СССР было выступление на сцене Кировского театра, инициатором этого приглашения был тогдашний руководитель балетной труппы этого театра Олег Виноградов, однокурсник Рудольфа по Вагановскому училищу. Выбрана была «Сильфида», очевидно, по причине того, что мужская партия в этом балете была не очень сложная. Здоровье Нуриева в это время уже подводило. Его партнершей стала Жанна Аюпова, одна из прим Кировского театра, этническая татарка.

Нуриев все-таки приехал в Казань, причем, дважды. Фото kazan-opera.ru

В Казани было решено ехать на «Сильфиду» и попытаться уговорить Нуриева приехать в столицу Татарстана. Главный балетмейстер ТГАТ оперы и балета им. М. Джалиля Владимир Яковлев, тоже выпускник Вагановского училища, и директор театра Рауфаль Мухаметзянов смогли поговорить с Нуриевым после спектакля. Устроить встречу помогла Нинель Кургапкина, многолетняя партнерша и друг Нуриева и педагог в училище Яковлева.

Нуриев немного колебался, но потом ответил согласием, заметив, что Казань — родина его матери. К сожалению, тогда он не смог приехать, из-за проблем с паспортом и визой поездка сорвалась за несколько часов до вылета самолета.

«Этот оркестр — это мой полигон»

Рауфаль Мухаметзянов был настойчив, и Нуриев все-таки приехал в Казань, причем, дважды. В первый раз это случилось в марте 1992 года. В это время Нуриев уже не танцевал, он выбрал для себя новое применение — начал дирижировать. В Казани, на вопрос автора этих строк, почему он выбрал именно дирижирование, Нуриев ответил «Мне это подсказал Герберт фон Караян. А что мне было делать после ухода со сцены, редиску выращивать?». Это прозвучало даже несколько обиженно.

На вопрос о том, когда он дирижирует балеты, нет ли желания вновь подняться на сцену из оркестровой ямы, он лишь покачал головой. Было ясно, что с балетом покончено. В Казани, по предложению Мухаметзянова, Нуриев должен был продирижировать «Щелкунчика» на безымянном еще в то время фестивале классического балета. Кроме этого, Мухаметзянов договорился с филармонией, в чьем ведении тогда находился симфонический оркестр. Нуриев должен был продирижировать «Ромео и Джульетту» Чайковского.


В Казани Нуриев должен был продирижировать «Щелкунчика» на безымянном еще в то время фестивале классического балета. Фото kazan-opera.ru

Нуриев оттачивал дирижерское мастерство. В Казани ему дали в ассистенты болгарского дирижера Владимира Кираджиева, который тогда сотрудничал с казанской оперой. Нельзя сказать, что между ними установился хороший контакт, Нуриев часто эмоционально реагировал на невинные подсказки Кираджиева.

На вопрос, почему он решил поработать с казанскими оркестрами, Рудольф ответил, что они — его полигон. Дух военачальника, а на Западе часто мелькает информация, что род его восходил к Чингиз-хану, был в нем силен. Вообще, сила духа в Нуриеве поражала, в Казань он приехал явно нездоровым, но репетировал с полной отдачей.

«Веди себя как римлянин»

В марте были только репетиции. Филармония особенно не утруждала себя заботами о великом танцовщике (по некоторым сведениям, даже гонорар за выступление с симфоническим оркестром ему выплатили в оперном), так что все хлопоты на себя взяли в театре. Чаще всего Нуриева курировал заместитель директора Юрий Ларионов.

Нуриева поселили в тогдашнем Молодежном центре — с гостиницами в Казани в начале девяностых была проблема. Номер был неплохой, но лифт не работал. У Нуриева давали знать о себе старые травмы и Ларионов нашел для него хорошего массажиста. После репетиции они часто обедали вместе – на Кольце, в ресторане «Науруз». Нуриев предпочитал рыбу, мог позволить себе бокал красного вина. Закончив репетиции, он улетел и должен был вернуться в мае.

Он прилетел в Казань вскоре после майских праздников, и на этот раз театр добился, чтобы его поселили в коттедже кабмина возле парка им. Горького. Там было прохладно, Ларионов привез обогреватель. Май стоял холодный и дождливый. Нуриев мерз и кутался в пончо, носил шапочку. Репетиции шли плотно, на них иногда присутствовали родственники Рудольфа — двоюродная сестра и внук.

Фото Романа Хасаева

Нуриев ждал наплыва журналистов, увы, их не было. Интервью он дал только балетному критику Владимиру Горшкову и корреспонденту газеты «Известия Татарстана». Это при том, что на Западе популярность его зашкаливала, и толпы журналистов его осаждали.

Интервью Нуриев давал охотно, отвечал обстоятельно. Рассказал, что считает себя гражданином мира, но очень рад, что наконец попал на родину матери. На вопрос о том, была ли у него ностальгия, ответил образно: «Если живешь в Риме, веди себя как римлянин. Это лучшее средство от ностальгии».

И концерт с симфоническим оркестром, и спектакль прошли с аншлагами. Театр много лет приглашал на фестиваль балерину Надежду Павлову, она все не соглашалась, но узнав, что за дирижерским пультом будет стоять Нуриев, сразу же приехала и исполнила партию Маши. После спектакля Нуриев, увидев высокий уровень феста, разрешил дать ему свое имя.

Нуриев строил планы — он собирался приехать в Казань в следующем сезоне и поставить «Баядерку» Минкуса. Осенью 1992 года он поставил ее в Опера Гарнье, и его вывезли на сцену для поклона в инвалидном кресле. Это было последнее появление Рудольфа Нуриева на публике. 6 января 1993 года его не стало. Балетный фестиваль с мая 1993 года носит его имя.

Балетный фестиваль с мая 1993 года носит имя Рудольфа Нуриева. Фото Романа Хасаева

Через год мир будет отмечать восьмидесятилетие Рудольфа Нуриева, «летающего татарина», который не побоялся совершить свой знаменитый «прыжок к свободе», имея всего 60 франков в кармане. «Наша татарская кровь иная, она течет быстрее, чем у других», — любил говорить Рудольф. Много лет идут дискуссии, должен ли быть в Казани памятник великому артисту. И хотя ответ лежит на поверхности, пока это все только разговоры.

Татьяна Мамаева

Нуреев и я | Танец

В зените их любви Рудольф Нуреев сравнивал его с богом. У Роберта Трейси темно-каштановые вьющиеся волосы и крепкая грудь. В 23 года он напомнил Нурееву Марса, молодого бога силы и войны, на любимом барочном полотне Карло Сарачени. «Он говорил, что я похожа на любовника на картине, лежащего на кровати», — говорит Трейси 24 года спустя, впервые рассказывая об их отношениях.

Когда они вдвоем были танцорами, у Трейси был воздушный прыжок, после чего Нуреев сказал другу: «Я хотел бы нанять театр, чтобы люди смотрели, как прыгает Роберт.» Учитывая то, что это был лучший прыгун в истории балета после Нижинского, это был комплимент.

Трейси была самой прочной из сожительниц Нуреева. Они были вместе с 1979 года, с перерывом всего в восемь месяцев, до незадолго до смерти танцовщицы в 1993 г. Первые два с половиной года они были любовниками — долгий срок по меркам крайне беспорядочной и профессиональной жизни Нуреева

Трейси редко встречается среди близких собеседников артиста по разговорам об их отношениях.Он слышал, как Нуриев говорил наедине о своих тревогах по поводу увядающей молодости, о женщинах, с которыми он спал, о своем желании родить сына. Их связь, однако, не означала, что Трейси могла рассчитывать на такую ​​верность, которую бог Марс потребовал бы от любовника. И он не хотел. «Рудольф сказал мне, что вокруг будет много мальчиков. В моей жизни их тоже было много. Я был диким. Это была просто веселая чувствительность.

«Он был доволен тем, что не связывал себя с одним человеком.Я был счастлив, что меня тоже не связывали, это означало, что я свободен. Это был 1979 год, конец гей-революции. Я никогда не думала, что он будет жить исключительно со мной. У меня были бойфренды — и подруги — тоже».

6 января 1993 года Нуреев умер в возрасте 53 лет от СПИДа, диагноз, который держался в секрете до утра после его смерти. Трейси так и не принял этот диагноз. друг, как и другие геи, стал жертвой отравления правительствами. Говоря об их отношениях и других отношениях в их жизни, он настаивает: «Секс здесь не рассматривается.»

Нуреев не составлял завещания. Он оставил примерно 33 миллиона долларов (20 миллионов фунтов стерлингов) фонду, названному в его честь. По соглашению с фондом, признававшим его право на некоторое обеспечение после длительных отношений, Трейси получила 600 000 долларов (364 000 фунтов стерлингов). , выплачивается в рассрочку.Одним условием было то, что он не говорил публично об отношениях

Соглашение истекло, но Трейси осталась в уединении в Нью-Йорке, преподавая историю танца в качестве адъюнкт-профессора в Фордхэмском университете и публикуя хорошо книги. В прошлом месяце, за несколько дней до 10-й годовщины со дня смерти Нуреева, исследователь, который шесть лет искал Трейси и тщательно охранял его частную жизнь, наконец, смог разыскать его дома для интервью.

Исследователь — Кэролайн Сутар, которая помнила обоих мужчин по историческим сезонам Нуриева в Лондонском Колизее в 1980-х годах. Трейси, уже его компаньонка, танцевала в некоторых поставленных там балетах.

Сутар вспоминает, что одним из трюков Нуриева, чтобы зажечь себя, был выход на сцену с опозданием на 15 минут, когда зрители медленно хлопали в ладоши.Другой должен был быть голым в своей гримерке, когда Сутар пошел его звать. «Он спрашивал: «Ты хочешь, чтобы я продолжала в том же духе?», — вспоминает она. «У меня всегда блестят глаза».

После разогрева в кулисах сцены он говорил: «Посмотрим, смогут ли Старые Калоши танцевать сегодня вечером».

Замечание было легким, но печальным. Нурееву тогда было чуть за 40, возраст, в котором большинство танцоров-мужчин уже давно сдались. У него была шпора на лодыжках, костлявый рост ветеранов-танцоров, из-за которого было больно приземляться после шага.У него были хронические боли в спине из-за десятилетий подъема балерин. Все звездные балерины были тяжелыми, жаловался он.

В интервью в этот период он объяснил, что в этом году дал 250 спектаклей. Сколько было хороших? его спросили. Нуреев ответил: «Я сделал три хороших спектакля». Тем не менее, благодаря примеру Марго Фонтейн и собственной всепоглощающей любви к искусству, поддерживающей его, он все еще изо всех сил пытался поставить «Баядерку» Петипа в Парижской опере за несколько недель до своей смерти.

Когда он встретил Трейси, ему было 39 лет, и он уже был озабочен ощущением течения времени. Трейси, которой сейчас 48 лет, говорит: «Он всегда говорил о моей молодости. Он чувствовал, что у него отнимают собственную молодость. В 23 года я ничего не понимала. через это сам».

Трейси, сын учителя английского языка, вырос в Массачусетсе. Он получил степень по греческому и латыни в Нью-Йоркском университете, где ему предложили стать танцором. Он ходил в Школу американского балета Джорджа Баланчина.Там в 1979 году он был одним из немногих студентов, выбранных Баланчиным для выступления в «Буржуа во дворянстве» — постановке, которую русский хореограф создал для Нуреева.

Нуреев и Трейси встретились по пути на репетицию. Трейси, которая знала, что Нуриев недавно посетил Египет, спросила его об этой стране. Нуриев спросил его, где купить батарейки для своего геттобластера. После репетиции и дальнейшего разговора Нуриев пригласил его на чай в его номер в нью-йоркском отеле в тот же день. Они оказались в постели.

Нуриев попросил его позвонить на следующий день. Трейси подумала, что он шутит. Примерно через день на репетиции Нуриев спросил, почему он не звонит. Трейси удивленно посмотрела на него. Они гуляли вместе три вечера, потом к нему переехала Трейси. Нуриев с гордостью представил его своему кругу. «Это мой юный друг, Роберт Трейси».

Трейси говорит: «Мне всегда было интересно, почему это я. У него было три миллиона молодых людей. Я ему просто нравился. Это был мой интеллект, и ему нравились мои ноги и мой прыжок.Нас почти мгновенно физически притянуло. Это был вихрь. Мне было 23, дикая и открытая ко всему. Я просто позволил ему командовать. Я всегда думал, что это не продлится долго. Всегда, всегда были другие парни, моложе, с лучшим телом.»

Трейси говорит: «Я просто согласилась, и отношения продолжались все это время. Он дал мне большое доверие и дружбу. Он не забрал мою молодость. Он поделился им со мной. Он поделился своей мудростью, знаниями и опытом. Это была роль мастера и ученика.Одна вещь, которая привлекала Рудольфа во мне, заключалась в том, что я не был жеребцом. Я был академиком».

Друзья Нуриева испытали облегчение, увидев его с молодым человеком, который не был мошенником или грубым торговцем, с кем-то, кто мог разговаривать за обедом. Один друг назвал Трейси «очень ясной, полной энергии». Но суперзвездой. жизнь стала культурным шоком для молодого человека, привыкшего жить на студенческий грант в размере 200 долларов (120 фунтов стерлингов) в месяц. бутерброд.«Как ты смеешь быть таким американцем?» — сказал Нуреев.

Трейси полюбила икру и образ жизни: квартира над Лорен Бэколл в здании «Дакота» напротив Центрального парка, дом рядом с нудистским пляжем на Сент-Бартсе в Карибском море, дом на ранчо в Вирджинии, где целая комната была отведена под орган, чтобы Нуреев мог играть Баха.

Некоторые из их самых счастливых времен были на ранчо. Джеки Онассис приедет покататься, друзья и ужин прилетят из Нью-Йорка.«Это была жизнь — вертолеты, частные самолеты».

Но Трейси осознает, что застал Нуреева в его физически клонящемся возрасте, на «обратной стороне экстаза» жизни великого художника. Он также понимает, что был одним из близких помощников, в которых, похоже, нуждаются такие художники. Таким же, по его словам, был Баланчин в отношениях с женщинами. Каждые близкие отношения, казалось, длились около двух с половиной лет. «Я думаю, что такая ситуация подпитывает творчество художника».

Нуреев ударил его один раз в Каракасе, подряд из-за мужчины. На следующее утро в полете Трейси проснулась от дремоты и обнаружила, что его друг гладит его по голове, и это воспоминание до сих пор волнует его. Но у них был еще один ряд, разошлись и разошлись. Нуреев учил его виртуозной партии Синей птицы в балете «Спящая красавица» Венской государственной оперы. Одну из первых партий, которые исполнил сам Нуриев после бегства на запад в 1961 году, она соответствовала мастерству Трейси в прыжках. Но, уйдя от Нуриева, он упустил этот шанс. Однако он почувствовал некоторое облегчение. «Я не хотел, чтобы меня считали протеже Рудольфа.Я никак не мог дожить до этого. Я знал свой потенциал».

Восемь месяцев спустя их снова свела подруга Нуреева Виолетта Верди, бывшая прима-балерина New York City Ballet. перестал заниматься сексом. «Рудольф говорил, что вы становитесь друзьями, когда избавляетесь от секса», — говорит Трейси.«Я никогда не считал себя великим танцором, — говорит он, — я бы предпочел организовать ужин Рудольфа и задокументировать его работу».

Именно Трейси Нуреев поделился своим желанием иметь сына с Настасьей Кински, сыгравшей с ним в провальном американском фильме 1980-х Exposed. Нуриев сказал, что они могли бы справиться с этим вдвоем, «но я не мог избавиться от [ее сиделки] достаточно долго». В своем стремлении к отцовству он сказал Трейси: «У меня было бы двое детей, но обе женщины сделали аборты.

Трейси также говорит: «Рудольф сказал мне, что он спал с тремя женщинами». Он не будет обсуждать имена, но домыслы других в кругу танцора указывают на балерину. Танцовщица, названная в этом предположении, не Марго Фонтейн, Нуриева самый ранний и самый знаменитый западный партнер

Но именно с Трейси Нуриев обсуждал сюрреалистическую идею утешить Фонтейн в ее последней болезни, переправив кассеты американского телевизионного ситкома 1950-х годов «Я люблю Люси» в Панаму, где она умирала от рака яичников.Повторы шоу были одной из первых связей между Трейси и Нуреевым. «Это был чистый, великолепный анархический фарс. Рудольф смотрел его после завтрака, если чувствовал себя действительно разбитым. Нам это нравилось. Иногда его включали три раза по утрам.

лучшее лекарство от всего, включая рак». Фонтейн умер в 1991 году.

Трейси в последний раз видел своего друга в мае 1992 года. Dame du Perpetual Secours, но ей было отказано в допуске.К постели допустили только близких родственников Нуреева.

Он это понимал, но уехал из Парижа, почувствовав, что «цирк смерти» — бдение прессы в больнице, мировая огласка смерти и международные VIP-похороны — уже начинается.

После этого Трейси вошел в то, что он называет «периодом социальной спячки», опубликовав семь книг о танце за семь лет. «Наследие Рудольфа состоит в том, что он принес народу танец. Танцоры того времени, такие как Сильви Гиллем и все остальные, находились под сильным влиянием его хореографии.И все же меня беспокоит, что в интервью Рудольфа, по-видимому, не существует. О Барышникове говорят, а о Нурееве нет.

«Он сделал больше, чем кто-либо другой, для раскрепощения роли мужчины-танцора. Он лишил их того, чтобы быть просто шевалье. Я стараюсь писать о Рудольфе в каждой книге и каждой статье, которую я делаю. Он во всем и везде. … Он пронизывает мою душу».

· Роберт Трейси в настоящее время работает над исследованием танцора, хореографа и режиссера Элвина Эйли.Каролин Сутар пишет мемуары о работе с Нуриевым.

Christie’s отзывает портрет Ричарда Аведона

Ричард Аведон, Автопортрет, Прово, Юта, 20 августа 1980 г.
Изображение: © 2009 The Richard Avedon Foundation
Это изображение является портретом фотографа, а не спорным изображением.

Сообщается, что фотография Ричарда Аведона была снята с аукциона Christie’s из-за жалоб Фонда Аведона.

Фотография, портрет иконы балета Рудольфа Нуриева, сделанная в 1962 году, принадлежит артисту балета Эрику Уолтерсу, который, по словам New York Post , купил ее на Christie’s в 1995 году всего за 1610 долларов.Но когда в этом году Уолтерс попытался продать фотографию на том же аукционном доме с высокой оценкой в ​​15 000 долларов, в дело вмешался Фонд Аведона, базирующийся в Нью-Йорке.

Согласно электронным письмам, цитируемым Page Six, вице-президент Christie’s сообщил Уолтерсу, что портрет был «подарком Нуриеву и поэтому никогда не предназначался для перепродажи. . . В данном случае проблема не в том, что работа написана не Аведоном, а в том, что это был подарок».

Отчет Post не содержит каких-либо указаний на то, существовал ли договор между Аведоном и Нуриевым, запрещающий будущую продажу фотографии.Представитель Christie’s сообщил Post , что аукционный дом «оставляет за собой право отклонить любую партию или снять предметы с продажи по своему усмотрению».

«В 1995 году, когда вы купили картину на распродаже имения Нуреева, — писал представитель Уолтерсу, — мастерская художника не ставила под сомнение ее включение в торги… сейчас фонд имеет чрезвычайно большое влияние на то, что можно и что нельзя продавать … без их благословения».

Вице-президент добавил: «Пожалуйста, не сочтите, что я не сочувствую вашей позиции.

Ни Christie’s, ни Avedon Foundation сразу не ответили на запросы о комментариях. Уолтерс сказал Post , что адвокат расследует дело от его имени.

Фонд ранее участвовал в затяжной судебной тяжбе с AXA Art Insurance по поводу оценки портрета Аведона Чикагской семерки. Недавно в Филадельфии открылась выставка фотографий Аведона.

Согласно базе данных цен Artnet, текущий аукционный рекорд Аведона составляет 1 доллар.2 миллиона, установленный в ноябре 2010 года на аукционе Christie’s в Париже фотографией 1955 года, на которой модель Дороти Вирджиния Маргарет Джуба, известная как Довима, позирует со слонами в вечернем платье Dior. Обнаженный портрет Нуреева 1961 года, сделанный фотографом, был продан за 72 000 долларов на аукционе Christie’s в Нью-Йорке в апреле 2007 года.

Аведон, умерший в 2004 году, известен прежде всего черно-белой фэшн- и портретной фотографией; его предметы варьировались от Мэрилин Монро до Дуайта Д. Эйзенхауэра. Он был первым штатным фотографом, нанятым журналом The New Yorker , а также снимал журналистские фотографии. Он вдохновил персонажа модного фотографа, которого Фред Астер изобразил в фильме Funny Face (1957).

(База данных цен Artnet не содержит информации ни об одном портрете танцовщицы Аведона, проданном в 1995 году на Christie’s. Аукционный дом не сразу отреагировал на запрос подтверждения продажи.)


Следите за новостями Artnet на Facebook:

Хотите быть впереди мира искусства? Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать последние новости, поучительные интервью и острые критические выводы, которые способствуют развитию беседы.

Рудольф Нуриев умер 25 лет назад – Ла Скала отдает дань уважения великому танцовщику

Нуриев в роли Ромео, 1980, фото Лелли и Масотти увидеть русскую танцовщицу, о которой писали все газеты. С ним была Марго Фонтейн, и они танцевали Ромео и Джульетту вместе.

16 сентября 1966 года Нуриев и Фонтейн вернулись с Маргаритой и Арманом , а несколько дней спустя он танцевал с другой постоянной партнершей, Карлой Фраччи, в собственной постановке Спящая красавица .

Нуреев много раз появлялся в Ла Скала, но не всегда это были легкие отношения. 27 декабря 1970 года, после разногласий между звездой и кордебалетом, фанаты написали руководству театра:

.

Мы не должны забывать, что Нуриев дал нашим танцорам бесценные советы, как в техническом, так и в профессиональном плане, что означает его преданность искусству и его постоянное стремление к совершенству. Кто может забыть оглушительные аплодисменты корпусу во время Щелкунчик , что случается редко.

Нуреев алла Скала, «Корсар», 1966, фото Эрио Пиккальяни Театр алла Скала

Его единственное партнерство с Лучаной Савиньяно состоялось в 1968 году для « Поэмы экстаза» Ролана Пети. Через год он снова будет танцевать с Фонтейном в Жизель , чтобы открыть балетный сезон — это произведение он много раз танцевал в театре. В 1971 году журналист Лоренцо Арруга писал:

Эта старая Жизель отправила меня домой счастливым, что я вдохнул «танец».

Аполлон, 1971, фото Эрио Пиккальяни

Снова с Карлой Фраччи, в 1974 году он появился в Лебединое озеро и в том же году показал невидимую сторону своего танца миланской публике: Мориса Бежара Chant du compagnon заблудший

Спектакль Нуреева « Ромео и Джульетта » был установлен в Ла Скала в 1980 году и был снят итальянским телевидением. Позже в том же году он снова появился как Дроссельмейер-Принц в своей версии «Щелкунчик».

В том же сезоне в Милане дебютировал его Дон Кихот , и он снова танцевал с Фраччи.

В 1988 году пара снова объединила усилия для постановки Флеммингом Флиндтом оперы «Сильфида» Бурнонвиля , хотя в газетах появились первые сомнения в качестве его танца, который терял свой блеск.

В 1989 году, когда «Ла Скала» представила « Урок » Флиндта в театре Лирико в Милане с Нуриевым, театр был полупустым в ночь премьеры, хотя критики были в своих отзывах положительными.

Незадолго до смерти он сказал:

Жизнь всегда идет вперед, пока ее не остановит более сильная рука.

Эта рука прибыла 6 января 1993 года.

Ла Скала представит Нуриев вечер 24, 25, 26 и 29 мая 2018 года со Светланой Захаровой, Роберто Болле, Марианелой Нуньес и Вадимом Мунтагировым, а в июле представит свою версию «Дон Кихота».

Дон Кихот – фото Brescia e Amisano – Teatro alla Scala

Если вам понравился этот пост, вам также может понравиться:

За кулисами балета: фотографии Колина Джонса 1960-х и 1990-х годов

Нарисованные из архива TopFoto и собственной коллекции Колина Джонса, вы можете увидеть некоторые из его изображений на новой выставке в Центре искусств Северной стены в Оксфорде с 11 февраля, многие из которых никогда ранее не выставлялись на всеобщее обозрение.

Снято, когда Джонс был танцором, а затем фотографом в 1960-х и снова в 1990-х, на снимках изображены Марго Фонтейн и Рудольф Нуриев, с которыми он танцевал вместе, а также Нинетт де Валуа, Кеннет Макмиллан, Линн Сеймур и Тамара Рохо.

После детства рабочего класса в лондонском Ист-Энде Колин Джонс получил возможность обучаться танцору в начале 1950-х годов. Он прошел прослушивание в Королевскую балетную школу, присоединился к ее гастрольной труппе и в 1958 году, выполняя поручение Марго Фонтейн, купил свой первый фотоаппарат.Наставником Джонса стал известный венгерско-британский фотожурналист Майкл Пето, который также научил его печатать свои изображения. К 1962 году Колин Джонс был фотографом The Observer.

Изображения Джонса того периода показывают его товарищей по танцору в классе и на репетиции, часто не подозревающих, что их фотографируют. Эти интимные, закулисные кадры показывают, как они разогреваются, растягиваются, изучают новую хореографию, отдыхают и даже вяжут. На кадрах вечеринки Aftershow, снятых на сцене Королевского оперного театра, запечатлены знаменитости британского балета, такие как президент Королевского балета принцесса Маргарет, которая явно наслаждается обществом танцоров.

В начале 1960-х годов Джонс также сделал снимки Кировской балетной труппы во время бегства советского происхождения Рудольфа Нуриева на Запад; затем он сфотографировал сенсационного Нуриева за работой с его партнершей по танцам, прима-балериной Марго Фонтейн. Джонс подружился с Нуреевым, вспоминая его харизматичную внешность — «когда он был на сцене, от него нельзя было оторвать глаз».

В 1990-х годах Джонс, ставший фотожурналистом, фотографировал балетную труппу Северного театра (ныне Северный балет) во время занятий; он также гастролировал в Гонконге и Австралии с Английским национальным балетом для комиссии Sunday Times.

На протяжении всей своей карьеры Джонс использовал портативную камеру Leica или Nikon F с 35-мм объективом и минимальным оборудованием; методы, которые он разработал в 1960-х, были теми же, которые он использовал при съемке своих балетных изображений 1990-х более 30 лет спустя.

Backstage at the Ballet проходит у Северной стены Оксфорда с 11 февраля по 7 марта 2020 года, вход бесплатный.

Марго Фонтейн репетирует «Красавицу и чудовище», начало 1960-х. Авторское право Колин Джонс / Topfoto.co.uk

Марго Фонтейн и Рудольф Нуриев на уроке перед исполнением «Лебединого озера» на фестивале Nervi в Италии, 1962 год. Copyright Colin Jones / Topfoto.co.uk

Рудольф Нуриев репетирует свой новый балет «Танкреди» в Оперном театре Вены, 1966 год. Copyright Colin Jones /Topfoto.co.uk

Танцовщица с гирями на коленях во время растяжки на уроке, 1960-е.Авторское право Колин Джонс / Topfoto.co.uk

артиста балета проводят время на репетиции во время одного из многочисленных региональных туров Королевского балета по Великобритании, начало 1960-х годов. Авторское право Колин Джонс / Topfoto.co.uk

Принцесса Маргарет (в центре) на вечеринке на сцене Королевского оперного театра с балеринами Джорджиной Паркинсон (лицом к камере) и Антуанеттой Сибли (спиной к камере), 1960-е годы. Copyright Colin Jones / Topfoto.co.uk

Тамара Рохо в Гонконге с Английским национальным балетом, 1999 г. Copyright Colin Jones / Topfoto.co.uk

Хелен Старр в смешанном классе на сцене в Ньюкасле, гастрольная труппа Королевского балета, 1960-е. Авторское право Колин Джонс / Topfoto.co.uk

Артисты Английского национального балета на гастролях в Гонконге и Австралии, 1999 г. Copyright Colin Jones / Topfoto.co.uk

Автопортрет Колина Джонса, 1958 год. Снято в костюме в гримерной Театра Эмпайр в Сиднее во время гастролей Королевского балета по Австралии и Новой Зеландии. Авторское право Колин Джонс / Topfoto.co.uk

Ноги танцора из Английского национального балета, 1999 г. Copyright Colin Jones / Topfoto.co.uk

Галерея Джорджа Глейзера — Антикварные эстампы — Фотоальбом балета Нуриева

Лесли Э. Спатт, Фредерико Дэвис, Луи Перес (фотографы)
Веревки времени
Американец: ок. 1970 г.
Черный виниловый альбом, 12,25 x 9,25 дюймов, 24 страницы
21 черно-белая фотография размером от 7 x 9 до 8 x 10 дюймов каждая
3 черно-белые фотографии 5,5 х 3,5 дюйма
8 журнальных фотовырезок на двух страницах
Продано, наличие аналогичного товара уточняйте.

Альбом фотографий великого русского артиста балета Рудольфа Нуреева (1938-1993) в его постановке 1970 года «Веревки времени», балете, созданном для него хореографом Руди ван Данцигом.Альбом состоит из 24 реальных фотографий и 8 журнальных фотоотпечатков, наклеенных на цветную бумагу и помещенных в защитные двусторонние прозрачные майларовые конверты. Многие фотографии имеют штампы фотографов на оборотной стороне. «Веревки времени» стали первой постановкой Королевского балета без оркестра, исполненной под записанную на пленку электронную музыку. Роль Путешественника Нуриева требовала огромной силы и выносливости — в одной части он танцевал без остановки 30 минут. Нуриев был членом труппы Королевского балета 28 лет.

Лесли Э. Спатт родилась в Нью-Йорке, но большую часть своей профессиональной жизни проработала в своем лондонском доме. Она является одним из лучших танцевальных фотографов в мире и более 30 лет работала с Королевским балетом и Бирмингемским Королевским балетом, а также с Английским национальным балетом, Голландским национальным балетом, Штутгартским балетом, Кировским балетом. , Большой балет и Театр танца Гарлема. Фотографии Спатт появились в крупнейших танцевальных журналах мира, и она опубликовала несколько книг.Ее фотоархив и библиотека включают более 500 000 изображений.

Луи Перес — танцевальный фотограф, опубликовавший коллекции фотографий Рудольфа Нуреева, Михаила Барышникова и Ивана Надя. Среди прочих он фотографировал Королевский балет Лондона и Американский театр балета.

Каталожные номера:

«Профили: Кантонский фестиваль балета 2000». Кантон Балет . 2000 г. http://members.aol.com/cantonballet/profiles/profiles. htm (6 марта 2003 г.).

Соаве, Альберто. «Рудольф Нуреев». Информаданза . http://www.informadanza.com/interpreti/rudolfnureyev.htm (6 марта 2003 г.).

Уортон, Брайан. «Комната девять: Рудольф Нуреев, Лондон, 1970». 2000. http://website.lineone.net/~bryanwharton/exgalleryroom9.htm (6 марта 2003 г.).

Тайна Рудольфа Нуриева: Он потерял девственность с женщиной на 25 лет старше, и любил балерину с Кубы его первый любовный опыт, несмотря на то, что он был геем, с привлекательной девушкой на 25 лет старше его.Но она была не единственной женщиной в его жизни…

Один из самых важных танцоров балета 20-го века и, возможно, величайший артист балета всех времен, умерший от СПИДа в возрасте 55 лет, он был, среди прочего, самым сенсационным просителем убежища своего времени. Благодаря своей загадочной личности она стала первой поп-иконой балета.

Нуреев родился в 1938 году в транссибирском поезде, когда его мать ехала во Владивосток, где служил его отец, политрук Красной Армии. Он вырос в маленьком сибирском городке Уфи, где после первого посещения балета полюбил игру. В середине 50-х он уехал в Ленинград учиться балету, стал участником Кировского балета и всего за три года сыграл 15 главных ролей.

Несмотря на то, что он был геем, у него был первый любовный опыт с привлекательной девушкой на 25 лет старше его. Прекрасная бывшая балерина Ксения Юргенсон, жена учителя балета Нуреева, научила молодую балерину всему, что ей нужно было знать в 21 год.Но она была не одинока в его жизни. Их было на самом деле так много, что его одноклассники по балету были удивлены, когда много лет спустя он открыто начал проявлять однополую любовь. В биографии «Рудольф Нуриев — Жизнь» автор Джулия Каванаг раскрывает, что у Нуриева были длительные отношения со страстной кубинкой Менией Мартинес, с которой он познакомился в балетной школе, и хотя отношения были дружескими, несомненно, что он полюбил и даже сделал ей предложение. несколько раз.

К концу 50-х Нуреев становился советской сенсацией, но бунтарский дух и манера поведения не давали ему покоя даже тогда, когда балет готовился к европейскому туру.Нуреев в этой поездке не участвует. Однако, когда в 1961 году получил травму главный исполнитель Кировского балета Константин Сергеев, Нургеев заменил его, выступив в Париже. Зрители и критики приветствовали его как нового Нижинского, но советское правительство обвиняет его в плохом поведении с иностранцами. КГБ ищет его обратно. Ему сказали, что его мать больна, но Нуреев считал, что дома его может ждать только тюрьма. В аэропорту Парижа с помощью французской полиции и нескольких друзей ему удалось сбежать от охраны.Он ищет убежища и остается в Париже.

Марго Фонтейн — друг до смерти Нуреева

Много лет спустя он обратился к российскому правительству с просьбой разрешить ему навестить свою мать, но его просьба была отклонена до 1987 года, когда его мать уже была на смертном одре. Тогда Горбачев разрешает ему посетить ее. Через два года его даже пригласили выступать в Кировский балет, где через много лет он встретил своих знакомых, педагогов и коллег.

Через неделю после драматического «завоевания свободы» в парижском аэропорту Нуриев подписал контракт на роль в балете «Спящая красавица», а уже через год его взяли в Королевский балет в Лондоне. Первая роль с прима-балериной Марго Фонтен – в «Жизели», с которой начинается многолетнее партнерство двух великих артистов до последнего, 1988 года, когда Нуриеву исполнилось 50, а Марго – 69 лет.

За свою карьеру Нуреев, которого украшала очень стройная мускулистая фигура, сценическое обаяние и ослепительная улыбка, которой он очаровывал публику даже во время самых сложных прыжков, играл со многими всемирно известными именами. Он участвовал в нескольких фильмах. Однако он остается верен балету и как исполнитель, и как хореограф, а с 1983 года и как директор Парижской оперы.

Посмотреть этот пост в Instagram

Культовый дуэт В 1961 году Нуреева пригласили дебютировать в Лондоне на ежегодном гала-концерте, организованном Марго Фонтейн для Королевской академии танца. Он попросил станцевать с ней «Призрак розы», но она уже собиралась сделать это с Джоном Гилпином и в любом случае не была уверена, насколько хорошо она и «этот молодой русский» подойдут друг другу.Поэтому Нуриев станцевал «Черного лебедя» с Хайтауэром и соло «Poème tragique», написанное для него Фредериком Эштоном. Гала-концерт побудил Королевский балет пригласить его станцевать Жизель с Фонтейном в следующем сезоне, а также «Лебединое озеро», па-де-де Дон Кихота, «Сильфиды» и «Спящую красавицу». Так была заложена основа его последующей карьеры: прочная связь с Королевским балетом, частые выступления с другими труппами, начало его деятельности в качестве продюсера и хореографа и, возможно, прежде всего его партнерство с Фонтейном.Оба они танцевали со многими другими партнерами, но больше всего гордились тем, чего достигли вместе. Он в 23 года дал ей в 42 новый прилив энергии и понимания; она вдохновила его и помогла ему остепениться. Он танцевал свое последнее выступление с Марго Фонтейн в «Le Spectre de la Rose» 23 июня 1979 года, положив конец идеальной гармонии легендарной пары, которая просуществовала 17 лет. Марго Фонтейн – 60 лет – в последний момент решила вернуться на сцену в тот вечер в последний раз. .#iconicduo #valentinesday #rudolfnureyev #nureyev #rudolfnoureev #noureev #margotfonteyn #therudolfnureyevfoundation #ballet #love

Публикация Фонда Рудольфа Нуреева (@noureev_nureyev_foundation)

Узнает, что он ВИЧ-инфицирован, но продолжает жить в том же «сумасшедшем» темпе

Вспышка СПИДа в Париже в 1982 году была встречена Нуриевым с безразличием, и когда анализ 1984 года показал, что он ВИЧ-инфицирован, он продолжал жить в том же темпе, отказываясь признать, что что-то изменилось до 1992 года, когда все больше и больше больше чувствовать болезнь.

Но и тогда он нашел в себе силы выступить, поехав в марте в Казань, где до сих пор проходит Нуреевский фестиваль в его честь. Он вернулся из Казани с высокой температурой и проблемами с сердцем, поэтому его прооперировали во французском госпитале. В то время, борясь с опасной болезнью, он сохранял надежду, что продирижирует оперой «Ромео и Джульетта» Сергея Прокофьева, что ему и удалось в мае того же года, в Метрополитен-опера в Нью-Йорке.

Он был настолько богат, что даже владел островами Ли Гол в Италии

В последний раз его видели на публике 8 октября 1992 года в Париже в качестве постановщика балета «Бахадера», который был его несбывшейся мечтой на протяжении многих лет.«Бахадера» оказывается одной из самых успешных его балетных постановок, но фотографии Нуреева на премьере показывают публике, насколько болезнь изменила этого артиста. Уже тогда он верил, что победит и вернется на сцену. Он умер в Париже 6 января 1993 года и был похоронен в Париже, а его могила была сделана из мозаики в виде восточного ковра, который он коллекционировал и очень любил.

Посмотреть этот пост в Instagram

Следуя по его стопам, Рудольф Нуреев вошел в Российское Содружество Сен-Женевьев-де-Буа в районе Парижа.Церемония состоялась 12 января 1993 г. 6 мая 1996 г. состоялось открытие пещеры Рудольфа Нуреева на российской границе Сент-Женевьер-де-Буа. Это Эцио Фриджерио, декоратор, разорвавшийся с Нуреевым, который обеспечил замысел и реализацию. Эта гробница, облицованная изнутри мозаикой, представлена ​​в виде ковра, поглощающего трещины в стене. Это также раппорт Нуриева Востока, оригинальность и спуск по канату в путешествии. Это Эцио Фриджерио, который в красноречивом письме воздержался от этого опыта: m’enthousiasmait et qui en même temps meurtrissait.Там совсем другое действие иммобилайзера на касания. При импорте символа плавника, закрытия, с символом v éviter, с paraisait очень отвратительно. Я не думаю, что кочевническая легенда является всеобъемлющей, и для всех них не хватает того, что в конечном итоге она не отмечает время надгробием, а тем, что человек выбирает для получения особого опыта в этой области. Это также идея большого разноцветного ковра, который воссоздает скандал круга со всеми намеками восточного искусства, в основном проникая духом и глубиной природы великого ami disparu.»• #saintegenevievedesbois #noureev #nureyev #voyage #derniervoyage #1993 #hommage #souvenirs #danseur #operadeparis #eziofrigerio #mosaique #oeuvredart

Публикация Фонда Рудольфа Нуриева (@noureev_nureyev_foundation) на

Его игра и легкие ноги принесли ему мировую славу и богатство. Он пользовался всеми благами своей работы, владел несколькими домами по обе стороны Атлантики, тусовался со звездами и мировым джентльменом и даже когда-то владел островами Ли Гали в Италии, которые считаются самыми дорогими в мире. Мир.Когда он обеспечил своих двух сестер, он оставил остаток своего состояния двум фондам, которые помогают молодым артистам балета, а его игра и влияние на признание современного балета остаются культурным наследием для будущих поколений.

Лето любви Оглянитесь назад: «Большой балетный бюст»

К 50-летию Лета любви мы публикуем серию историй, в которых оглядываемся назад на некоторых людей и места, тесно связанные с контркультурным движением. .

В 2017 году жители Сан-Франциско могли легально получать марихуану с доставкой на дом, но 50 лет назад полиция была гораздо менее терпимой.

10 июля 1967 года всемирно известные звезды балета Рудольф Нуриев и дама Марго Фонтейн прибыли в город, чтобы выступить с балетом Сан-Франциско. Пока они выступали на сцене Военного мемориального оперного театра, около 200 хиппи танцевали снаружи, чтобы отдать дань уважения.

Первая полоса, San Francisco Chronicle, 12 июля 1967 г.«Мы танцуем на улице».

После этого Нуреев и Фонтейн отправились в Trader Vic’s около 00:30. никогда не был в Хейт-Эшбери. 

«Они сказали: «Мы вас отвезем — это то, что делают все туристы», — пояснил представитель. Вскоре после этого Фонтейн и Нуреев были на домашней вечеринке. в квартале на улице Бельведер (между Хейтом и Уоллером).

28-летний Нуреев и 48-летний Фонтейн находились на вечеринке около 10 минут, прежде чем на нее нагрянула полиция. Судя по всему, соседка, расстроенная шумом, обратилась в суд.

Когда прибыли офицеры, они обнаружили запах горящей марихуаны, а также таблетки, несколько скрученных вручную косяков и, по словам ревизора , «трубку, обычно используемую для курения марихуаны».

Свидетели на месте происшествия заявили, что участники вечеринки пытались спрятаться в коридорах и сбежать через черный ход.Балерина Марго Фонтейн была обнаружена на соседней крыше в длинной норковой шубе, но, как сообщает Chronicle , вела себя «очень изящно» во время рейда.

С другой стороны, Нуриев, которого задержали на соседней крыше, как сообщается, был взволнован и отказывался разговаривать с журналистами.

Кид Террилл, владелец дома, также был обвинен в хранении двух порнографических фильмов, а еще 15 участников вечеринок были арестованы.

Нуреев и Фонтейн во время исполнения «Ромео и Джульетты», 1966 год.| YouTube

После того, как они были задержаны, полиция отвезла Нуриева и Фонтейна в Парк-Стейшн, а затем доставила их в Зал Правосудия. Обе звезды были освобождены через несколько часов под залог в размере 330 долларов каждая, объявленный менеджером Королевского балета В. Х. Кларком.

В конце концов все обвинения были сняты.

«Недостаточно доказательств, чтобы определить, кто из 18 арестованных владел марихуаной или кто способствовал нарушению общественного порядка», — помощник окружного прокурора Фредерик Дж.Висман рассказал Хроникам .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.