Арнольд ньюман фотографии: Арнольд Ньюман (Arnold Newman) — мастер портретов

Содержание

Арнольд Ньюман (Arnold Newman) - мастер портретов

Арнольд Ньюман несомненно относится к числу самых выдающихся фотографов-портретистов XX века. Ему принадлежит разработка и совершенствование стиля портретной съемки в естественной обстановке. Долгие годы он фотографировал известных людей (музыкантов, политиков, актеров, скульпторов) в обстановке, которая говорила о их роде занятий. В 1996 году канал CBS отдал должное фотографу и снял фильм о его вкладе в мировую культуру.

Родился Арнольд Ньюман 3 марта 1918 года в городе Нью-Йорк. В середине тридцатых годов он стал учиться живописи. Через некоторое время ему пришлось бросить учебу и начать зарабатывать деньги из-за финансовых проблем в семье. Друг Арнольда советует ему уехать в Филадельфию. Там ему предложили место в портретной студии с окладом 16 долларов в неделю. Там он получил первые навыки работы с людьми, которые позировали перед камерой. Работа была не простой. Ньюман рассказывал, что ему приходилось часто возвращать деньги заказчикам из-за того, что фотографии им не нравились.

К 1939 году Арнольд уже работал в нескольких городах. Кроме Филадельфии он нашел работу в Балтиморе, Вест Палм Бич и некоторых других. В тот период, когда он часто катался по стране, фотограф делает первые портреты и первые пейзажи городов. 1941-й год стал знаковым. Именно тогда произошла встреча с Бомоном Ньюхоллом, куратором музея современного искусства в Нью-Йорке и историком фотографии. Он ознакомился с работами молодого фотографа. Бомон Ньюхолл посчитал снимки удивительными и достойными внимания. В тот самый день он представил Арнольда Ньюмана Альфреду Стиглицу, который в то время занимался подготовкой экспозиции работ американских фотографов для предоставления их в Англии. В эту экспозицию попал и Ньюман. Тогда ему было 23 года. В этом же году состоялась его персональная выставка в филадельфийском музее искусств.

В 1946 году у Ньюмана уже была собственная студия в Нью-Йорке. Работы его постоянно печатались во многих журналах, таких как: Harper’s Bazaar, Life, Time, Look и Fortune. его карьера сопровождалась постоянными съемками известных личностей. Самые знаменитые из них - это некогда президент США Рональд Рейган, Мэрилин Монро сам Пабло Пикассо. Самыми известными стали снимки Игоря Стрвинского, который сидит за роялем и фото предпринимателя из Германии Альфреда Круппа.

1967 год ознаменовался выходом первой большой фотопубликацией Ньюмана в виде книги «Bravo Stravinsky». За ней были опубликованы двенадцать книг. Самые известные из них - «Faces, USA» (1978), «The Great British» (1979). За год до наступления нового столетия, в 1999 году была открыта большая выставка работ Арнольда Ньюмана в Нью-Йорке, в Международном центре фотографии. Она получила название «Arnold Newman’s Gift: Sixty Years of Photography». Спустя семь лет, 6 июня 2006 года, из-за внезапной остановки сердца Арнольд Ньюман скончался.

У Арнольда Ньюмана был особый подход к фотографии. Он воспитывался на живописи, поэтому имел своеобразный подход к творчеству. Он считал, что всё окружение должно говорить о том, кем является человек, изображенный на фотографии. Вещи на рабочем столе, вид за окном или антураж комнаты должны дополнять кадр.

Стиль, в котором работал Ньюман, называется «environmental portrait». Фотокартины выполненные в этом стиле говорят со своими зрителями деталями, которые характерны только для данной фотографии и для одного единственного персонажа. снимки музыканта Игоря Стравинского выполнены л у рояля, художник Пит Мондриан сфотографирован около мольберта с одной из его работ, а президент Кеннеди заечатлен на фоне Белого дома. При этом фотограф не подстраивал специально кадры. Он использовал только лишь то, что было вокруг в момент съемки. Он позволял себе лишь изредка переставлять некоторые предметы, не значительно меняя обстановку. Во всех своих работах Арнольд Ньюман подчеркивал характеры персонажей, намекая на особенности творчества и деятельности портретируемых.

Copyright by TakeFoto.ru

Мастера фотографии: Арнольд Ньюман (Arnold Newman) /1918-2006/: jurassicparkcam — LiveJournal

"Господин Ньюман, вы сделали меня известным".

Тему этого выпуска серии «Мастеров фотографии» подсказала сама жизнь – 7 июня 2006 года, на 88-ом году жизни, в Нью-Йорке скончался известный американский фотограф Арнольд Ньюман...

Арнольд Ньюман.

Выдающийся фотограф-портретист и мастер идеальных композиций, он в 1936 году учится живописи в университете Майами. Однако уже в 1938 году вынужден будет учебу оставить. У его семьи появятся финансовые проблемы. Придется зарабатывать на жизнь. И двадцатилетний Ньюман по совету своего друга Бена Роуза уедет в Филадельфию, где ему предложат работу в портретной фотостудии за 16 долларов в неделю. Одна фотография в то время стоила 49 центов (сегодня это 4 доллара и 90 центов), и Ньюман работал в условиях, которые описывает просто: "Делаешь фотографию, она им не нравится. Делаешь вторую. Она им тоже не нравится. Деньги возвращаешь обратно". Конвейер - слово самое подходящее для этой работы."



American science fiction author Isaac Asimov poses for portrait on Ellis Island July 28, 1982, New York


Marilyn Monroe, actress at Beverly Hills, CA, 1962

К 1939 году он уже работает в нескольких городах. К Филадельфии добавляется Балтимор, Вест Палм Бич. Кто-то мог бы забыть о творчестве при такой занятости. Арнольд Ньюман - нет. Он внимательно следит за фотографами из Federal Security Administration, за творчеством Уолкера Эванса. Как раз в тот период частых переездов по стране (1939-1941 гг.) им создаются первые портреты и появляются лаконичные архитектурные фотографии.



Pablo Picasso, sculptor and painter at Vallauris village, France, 1954


General Dwight D. Eisenhower, New York, 1950


Portrait of W. Eugene Smith, American photojournalist, March 1, 1977 in New York City


В 1942 году в жизни Ньюмана происходит одно из самых знаменательных событий. Он встречается с великим Бьюмоном Ньюхоллом (Beaumont Newhall), куратором музея современных искусств в Нью-Йорке. Чтобы понимать значимость той встречи, надо вспомнить, каково было отношение к фотографии в те годы. Ведь как таковых книг по фотографии и того внимания, какое проявляется к ней сегодня, - ничего этого и в помине не было. На это потребуется еще долгих тридцать лет. Но уже тогда Ньюхолл сделает фотографическую экспозицию в музее и напишет первую иллюстрированную книгу по истории фотографии - ту самую, что к сегодняшнему дню была переиздана уже более семи раз.


Portrait of German industrialist Alfried Krupp, July 6, 1963 in Essen, Germany


Haile Selassie I, Emperor of Ethiopia, Addis Ababa, 1958


Pablo Picasso, Cannes, 1956

"В полном молчании он просматривал мое портфолио, - вспоминает фотограф. - А я в это время сгорал от нетерпения. А то, надо сказать, были мои ранние фотографии - еще до того, как я начал делать портреты. Досмотрев их до конца, он потянулся к телефону, набрал номер и сказал: "Нэнси"… - это его жена. Она работала ассистентом в музее. - "Нэнси, пожалуйста, подойди сюда. Я хочу показать тебе удивительные фотографии". В тот же день Ньюхолл направил его к Стиглицу. "Мне предстояло увидеть Бога", - тогда Стиглиц готовил экспозицию работ американских фотографов для представления ее в Англии. И в 23 года Арнольд Ньюман получает предложение принять в ней участие - оказаться в списке среди наиболее интересных, по мнению Стиглица, фотографов Америки! "В 23 года! В это трудно поверить."


Portrait of President John F. Kennedy in front of the White House November 28, 1961 in Washington, DC


Portrait of P.L.O. leader Yasser Arafat, December 9, 1993 in Tunis, Tunisia


Portrait of Ariel Sharon, Israeli general and politician, April 23, 1979 West Bank, Israel

Ключ к пониманию сути творчества Арнольда Ньюмана, его личного отношения и видения того, каким следует быть портрету – в следующем:

"Я ведь воспитывался на живописи. Портрет должен быть цельной композицией, говорящей о предмете внимания, - не просто изображать вещи, принадлежащие персонажу, но собой что-нибудь говорить в творческом целом. И это для меня не являлось чем-то новым. Вспомните фламандские картины. В спокойной атмосфере своего кабинета человек. На бархате его стола разбросаны какие-то из принадлежащих ему вещей. Он считает золотые монеты. Что-то из вещей, имеющих прямое отношение к тому, чем он занимается, прикреплено на стене кабинета. В окне вы видите корабль, который, возможно, загружен золотом или еще чем другим, привезенным из Индии или Африки. Он пришел с деньгами для этого человека или с грузом, от продажи которого тот выручит деньги. Все говорило вам о том, кем мог быть данный человек.”


Ronald Reagan, President of the United States, Oval Office, The White House, Washington, D.C., 1975


U.S. President Bill Clinton poses for portrait in the cabinet room August 17, 1999 in Washington, D.C.


Robert Moses, redesigner of New York roads, parks, etc. Roosevelt Island, New York, 1959


Работы Ньюмана, выполненные в стиле "environmental portrait" (портрет в окружающей обстановке), разговаривают с вами деталями, характерными исключительно для данного, конкретного персонажа. Возьмите портреты Игоря Стравинского, Трумана Капоте, Пабло Пикассо и другие. В них нет ничего, что бы не являлось исключительно их характеристикой. И главное - никакой бутафории. Ничего, что бы фотограф намеренно принес или привнес в фотографию. "Я не люблю бутафорию. Я использую исключительно то, что есть вокруг. И даже тогда могу лишь немного переместить какие-либо из предметов из одного места в другое. И то лишь при условии, что они являются принадлежностью персонажа или тем, что он делает.”


Yasuo Kuniyoshi, New York, 1941, American painter, photographer and printmaker born in Okayama, Japan


Georgia O'Keeffe and Alfred Stieglitz, painter and photographer, wife and husband, New York, 1944


Willie "The Lion" Smith, New York, 1960

В портретах художников, скульпторов, фотографов, писателей Ньюман подчеркивает характер посредством намека на особенности его творчества. Вспомните его портрет Билла Брандта - вытянутые кисти рук, драматичные черные с белым тени. А теперь посмотрите на черно-белые работы самого Билла Брандта: линии женских форм, вписанные в линии пейзажа. Или - серия портретов Энди Уорхола и работы самого Уорхола, или Джорджия О'Киф, Марк Шагал, Эндрю Уайет. Все работы исключительно самодостаточны. Из них Игорь Стравинский - верх совершенства.


Portrait of photographer Brassai, October 8, 1976 in New York City


Vice President Richard Nixon, Washington, D.C., July 16, 1956


Woody Allen, New York, 1996, Academy Award-winning American film director, writer, actor, and comedian

Как бы странно это ни звучало, но известность этой работы началась с того, что ее не принял Harper's Bazaar, культовый среди фотографов журнал, собственно, и предложивший Ньюману сделать портрет великого композитора. Harper's Bazaar заинтересовался Ньюманом лишь после его экспозиции "Artists Look Like This", состоявшейся в художественном музее Филадельфии в декабре 1945 - январе 1946 гг. Экспозиция проходила с огромным успехом. О Ньюмане писали все. Заинтересовался фотографом и журнал Life, который уделил ему внимание на двух с половиной страницах. Невероятное событие. Это в то время, когда время телевидения еще не наступило, и Life был единственным иллюстрированным журналом, в котором можно было узнавать о том, что происходит в мире.


Portrait of General Moshe Dayan, military officer and politician, November 24, 1967, in Israel


Formerly condemned political prisoners in Gallows Room, Acre Prison, Israel, 1957


American painter Georgia O'Keeffe poses for a portrait August 2, 1968 at Ghost Ranch in New Mexico

И вот происходит такой престранный случай - Harper's Bazaar, предложив Арнольду Ньюману сделать портрет великого композитора, впоследствии отказывается его публиковать. Портрет Игоря Стравинского незамедлительно опубликовали все известные мировые издания Америки и Европы.




Actress Marilyn Monroe at party at Henry Weinstein's home January 20, 1962 in Hollywood, California

Арнольд Ньюман еще не раз будет снимать Стравинского. Сначала в Нью-Йорке во время оркестровых репетиций "Реквиема". И после - для фотографической книги, что предложит сделать великому композитору сразу по окончании концерта, и на что тот с удовольствием согласится. Книга будет называться "Bravo Stravinsky" (1967) и станет первой большой фотографической публикацией Арнольда Ньюмана. В течение тридцати трех последующих лет фотограф опубликует двенадцать других книг. В 1996 году национальный канал CBS, отдавая должное вкладу фотографа в культуру своей страны и мировую культуру, делает о нем телевизионную передачу. В 1999 в Нью-Йорке в Международном центре фотографии состоится событие мирового порядка - у фотографа откроется большая экспозиция под названием Arnold Newman's Gift: Sixty Years of Photography.


Red Brick Wall, New York, 1948


Imperial Palace, Kyoto, 1981

Фотограф Альфред Стиглиц и художник Джорджия О'Киф (1944), фотограф Анри Картье-Брессон (1947), ученый Роберт Оппенгеймер (1948), художник Ясуо Кунийоши (1941), будущий президент Джон Фицджеральд Кеннеди (1953), писатели Генри Миллер (1976) и Труман Капоте (1977) и, конечно, композитор Игорь Стравинский (1967) - всемирная антология интеллекта. Среди его моделей были бывший президент США Рональд Рейган, актриса Мэрилин Монро и художник Пабло Пикассо. Самыми известными работами мастера считаются портрет сидящего за роялем Игоря Стравинского и крупного немецкого промышленника Альфреда Круппа на фоне его завода. Все это - Арнольд Ньюман. Выдающийся фотограф-портретист. Мастер идеальных композиций.




Portrait of American photographer Paul Strand, January 30, 1966 in New York City


Truman Capote, American writer, 1977


Арнольд Ньюман (Arnold Newman) /1918-2006/

P.S. Пара любопытных коннотаций, навеянных творчестом Арнольда Ньюмана и которыми не могу не поделиться:


-          а вот как два великих фотографа видят и портретируют одного и того-же человека, голландского художника-абстракциониста Мондриана Пиета Корнелиуса (1872-1944):



Выдающийся фотограф XX века Арнольд Ньюман.

Фотография относительно молодое искусство, по сравнению, например, с живописью. Но и у нее за время развития имелись свои столпы — основатели. Ранее я уже писал об основателе документальной фотографии, направления «уличная фотография» Анри Картье-Брессоне. Теперь хочу рассказать также об одном из основоположников искусства фотографии, основателе стиля «Естественного портретирования» или съемки людей в естественном окружении (environmental portraiture) одном из самых выдающихся и влиятельных фотографов XX века, американском фотографе Арнольде Ньюмане (Arnold Abner Newman) . В общем эти два направления в чем-то близки.

Вот, например, портрет художника Джексона Поллока. Художник снят в своей студии с красками, кистями и другими принадлежностями.

Художник Джексон Поллок, 1949 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А над Сальвадором Дали на стене какая-то петля из провода, что наводит на определенные аналогии с его творчеством.

Сальвадор Дали. Нью-Йорк. 1951 г.

 

Портреты, сделанные Ньюманом видели даже те, кто не интересуется фотографией. Он снимал портреты стольких знаменитых личностей, что и десятой части хватит чтобы сделать честь другому фотографу. А некоторые из его портретов стали просто знаменитыми. Такие, например, как портреты Пабло Пикассо, Сальвадора Дали, Марка Шагала, Мерилин Монро, Игоря Стравинского.

Фотография Ньюмана считается лучшим портретом Пабло Пикассо: 

Пабло Пикассо. Франция, 1954 г.

 

Арнольд Ньюман (Arnold Abner Newman) родился в Нью-Йорке 3 марта 1918 года. С 1936 года он изучал живопись в университете Майами, что опять же роднит его с Картье-Брессоном, который также в юности учился живописи. Так что фотография как искусство многое впитывала в себя из живописи. В 1938 году из-за финансовых трудностей он оставил учебу и поступил на работу фотографом в Филадельфии. Там он увидел что работа фотографа была довольно рутинной. Фотопортреты того времени снимались в стандартной обстановке, объекты съемки имели стандартные позы и снимались в стандартных ракурсах. Ньюман говорил, что работа эта была похожа на конвейер. Человека, воспитанного живописью это не могло удовлетворять. И все же работа в Пенсильвании и Флориде способствовала развитию его техники документальной фотографии.

Съемками «портретов в естественной обстановке» Арнольд Ньюман увлекся в начале 1940-х годов. Он говорил, что «вышел из живописи», где была важна композиционная цельность портрета. Фон портрета, все детали должны рассказывать об объекте, раскрывать личность человека, а не просто фиксировать его. Этот принцип давно используемый в живописи стал прорывным в фотографии того времени.

 

Арнольд Ньюман.

 

 

В 1941 году произошла встреча Арнольда Ньюмана с фотографом Альфредом Стиглицем, который в то время готовил выставку американских фотографов в Великобритании. Участие в этой выставке и помогло Ньюману обрести известность. В 1942 году он из-за войны вынужден был уехать во Флориду, где открыл собственную студию в Вест-Палм-Бич.

Уже в 1945 году в художественном музее Филадельфии прошла выставка его фотографий «Как выглядят художники» («Artists Look Like This »), которая имела большой успех. В 1946 году в Нью-Йорке он открыл еше одну студию и вошел в Американское фотографическое общество.

Ньюман не только взял классические идеи из живописи, но и дополнил их инструментами фотографии. Большинство его снимков являются черно-белыми (хотя есть и цветные). Основное место в его фотографиях занимает сам портретируемый: лицо и руки крупным планом, а все окружение подчеркивает психологический портрет, обогащает нюансами. Каждая фотография Ньюмана — некоторая биографическая история.

Интересна в этом плане история его фотографии Альфреда Круппа, сделанной в 1963 году.

Известного промышленника Арнольд Ньюман должен был снимать по заданию редакции Newsweek. Крупп пользовался дурной репутацией военного преступника, использовавшего в нацистской Германии рабский труд для производства оружия. Когда Крупп узнал, что Ньюман еврей, он отказался от участия в съемке. Несмотря на отказ Ньюман предложил Круппу хотя бы ознакомиться с портфолио фотографа. Посмотрев снимки, Крупп изменил свое решение. Съемки проходили 6 июля 1963 года в Эссене на том самом заводе, где работали военнопленные во время войны.

Увидев готовую фотографию, Крупп пришел в ярость. На что Ньюман заявил: « Я — еврей, и это — моя небольшая месть».

Альфред Крупп. Эссен, Германия, 1963 г.

Арнольд Ньюман фотографировал многих знаменитых людей своего времени, и в каждом снимке он всегда стремился показать особенности их работы и творчества.

Наиболее известны портреты художников Пабло Пикассо и Сальвадора Дали, композитора Игоря Стравинского, дирижера и композитора Леонарда Бернстайна, 1968, режиссера Вуди Аллена, 1996, Джона Кеннеди и др.

Вуди Аллен. Нью-Йорк, 1996 г.

 

 

«Господин Ньюман, вы сделали меня известным» – сказал Игорь Стравинский, посмотрев фотографию в 1946 г.

Композитор Игорь Стравинский, 1946 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Его подход к портретированию оценили коллеги, зрители по всему миру. Его работы покупали самые знаменитые галереи и музеи мира.

Ему удалось снять даже самого великого Анри Картье-Брессона, который не любил сниматься и боялся камеры.

Анри Картье-Брессон.

 

 

Популярность Арнольда Ньюмана переживала разные периоды. Он был весьма известен в середине XX века, а затем как-бы ушел в тень.

Однако  Арнольду Ньюману довелось дожить до начала XXI века, когда интерес к фотографии вспыхнул с новой силой.

« Меня как будто вновь открыли. Я боялся, что меня забудут»  

— говорил он незадолго до смерти в 2002 году.

Карл Сэндберг и Мэрилин Монро, 1962

 

 

В следующем видео показаны фотографии Ньюмана:

Поделиться в соц. сетях

Об авторе

Я живу в г Новосибирске. Образование высшее - НГТУ, физикотехнический факультет. В настоящее время на пенсии. Семья: жена, две дочери, две внучки. Работал в последнее время в электронной промышленности в ОКБ по разработке и производству приборов ночного видения. Люблю музыку- классику, джаз, оперу, балет. Главное увлечение - любительская фотография.

Выставка "Арнольд Ньюман. Портреты и абстракции" откроется в Москве

Арнольд Ньюман любил фотографировать художников и других деятелей культуры: ему позировали Альфред Стиглиц и Джорджия О'Киф, Игорь Стравинский и Леонард Бернстайн, Пит Мондриан и Макс Эрнст, Марк Шагал и Пабло Пикассо. Эти и другие снимки смотрим с 28 мая в Центре фотографии имени братьев Люмьер

Арнольд Ньюман считается отцом так называемого "портрета в естественной обстановке": все его герои, будь то деятели культуры, науки, политики или бизнеса, появлялись на снимках в соответствующем их личности окружении. "Просто портрет знаменитости ничего не стоит", — говорил Ньюман и тщательно работал над задним планом каждой фотографии. Закрепившееся за его именем определение Ньюман, однако, не признавал: он уверял, что его работы, скорее, символичны.

"Окружение должно не только дополнять композицию, но и "объяснять" человека. Просто портрет знаменитости ничего не стоит"

В Центре фотографии братьев Люмьер этим летом покажут 120 работ Ньюмана. Среди них — кадры для журналов New York, Vanity Fair, Life, Look, Harper's Bazaar, Esquire, Scientific American, New York Times Magazine и других изданий, с которыми Ньюман успел посотрудничать за свою невероятно продуктивную карьеру, а также многочисленные портреты художников в их студиях, абстрактные снимки и не только.

Все началось с отделения живописи в Университете Майами, куда молодой Ньюман поступил, мечтая стать художником. В 1938 году ему пришлось оставить обучение из-за финансовых проблем в семье. Ньюман устроился на работу в фотоателье в Филадельфии и стал снимать по несколько сотен 49-центовых портретов в день. Через год произошла важная встреча: Ньюман познакомился с Альфредом Стиглицом, который воодушевил его и воспринял его работы как серьезный проект, посоветовав сфокусироваться на законченных отпечатках. 

"Период абстракции", когда Арнольд Ньюман, по всей видимости, вдохновлялся неопластицизмом и поздними полотнами Мондриана, стал неоценимым в его карьере. Фотограф не раз говорил о том, что именно его абстрактные штудии помогли разработать свой почерк — фоны на снимках Ньюмана стали абсолютно срежиссированными, а все геометрические элементы складывались в единый узор, обрамляющий человека. 

"Я обнаружил, что люди в своем естественном окружении намного интереснее, чем в искусственной атмосфере студии"

В 1941 году состоялась его первая выставка с Беном Роузом. Талант Ньюмана был удостоен внимания арт-директоров многих знаменитых изданий, а куратор Бомон Ньюхолл даже приобрел несколько его отпечатков для коллекции Музея современного искусства в Нью-Йорке (MoMA).

В 1999 году Арнольд Ньюман был награжден премией Infinity Международного центра фотографии (International Center for Photography, NYC), а в 2004 получил одну из самых престижных фотографических наград Lucie. Сегодня его работы находятся в коллекциях Музея современного искусства и Метрополитен-музея в Нью-Йорке, в Институте искусств в Чикаго и Музее искусства в Филадельфии, Музее Виктории и Альберта в Лондоне и других крупных арт-центрах.

Выставка "Арнольд Ньюман. Портреты и абстракции" будет открыта в Центре фотографии имени братьев Люмьер с 28 мая по 7 сентября.

Арнольд Ньюман (Arnold Newman)

Арнольд Ньюман посвятил фотографии без малого семьдесят лет жизни, не прекращая работать практически до самой смерти: «Мы с Августой заняты и активны как никогда», - заявил фотограф в 2002 году, - «Сегодня я снова работаю над новыми идеями, книгами, путешествиями - это никогда не кончиться и слава богу».

Арнольд Ньюман (Arnold Newman) родился 3 марта 1918 года в Нью-Йорке. Американский фотографом, отмеченный за «экологические портреты» художников и политических деятелей. Он был также известен благодаря своим тщательно составленными абстрактными изображениям - натюрмортам.

Ньюман окончил среднюю школу в Майами-Бич и посещал Университет живописи и рисунка в Майами. Неспособный продолжить обучение после двух лет, он переехал в Филадельфию, штат Пенсильвания, где он работал в фотостудии, где делал портреты за 49 центов. В это время он развил свою отличную технику.

Ньюман вернулся во Флориду в 1942 году, чтобы управлять студией портретов в Уэст-Палм-Биче. Три года спустя он открыл свой собственный бизнес в Майами-Бич. В 1946 году, Ньюман переехал в Нью-Йорк, открыл там Студию Арнольда Ньюмана и работал, как внештатный фотограф в Fortune, Life, и Newsweek.

Ньюман выработал свое видение чувств и эмоций человека, которые он отражал в своих фотографиях. Хотя он сфотографировал много лиц - таких, как Марлен Дитрих, Джон Ф. Кеннеди, Гарри С. Трумен, Пьет Мондриан, Пабло Пикассо, Артур Миллер, Мэрилин Монро, Рональд Рейган и Микки Мантл - он утверждал, что, даже если модель является не известной личностью, или уже забытой, сама фотография должна все еще волновать и заинтересовывать зрителя.

Ньюману часто приписывают то, что он был первым фотографом, который использовал так называемую экологическую портретную живопись, в которой фотограф помещал своих моделей в среду, которой фотограф тщательно управлял, чтобы показать сущность жизни человека и его работы. Ньюман обычно фотографировал своих моделей в их самой обычной среде с представительными визуальными элементами, показывая их профессии и лица. Музыкант, например, мог быть сфотографирован в своей студии во время записи или на сцене; Сенатора или другого политического деятеля в рабочем кабинете или представительном здании. Используя широкоформатную камеру и треногу, он работал, чтобы сделать запись всех деталей сцены.

Самые известные фотографии Ньюмана были черно-белыми, хотя он часто фотографировал в цвете. Его черно-белый портрет Игоря Стравинского, сидящего за роялем, стал знаковой фотографией, даже при том, что фотография была отклонена журналом, который заказал эту серию фоторабот Ньюману. Он был одним из немногих фотографов, который сделал портреты Анри Картье-Брессона, который боялся камер.

Среди самых известных цветных изображений Ньюмана «жуткий» портрет, на котором изображен признанный виновным прежний нацистский босса, управляющего рабским трудом, Альфреда Круппа на одной из его фабрик.

Много лет Ньюман преподавал искусство фотографии в Cooper Union.

Арнольд Ньюман посвятил фотографии без малого семьдесят лет жизни, не прекращая работать практически до самой смерти: «Мы с Августой заняты и активны как никогда», - заявил фотограф в 2002 году, - «Сегодня я снова работаю над новыми идеями, книгами, путешествиями - это никогда не кончиться и слава богу». В этом он ошибся - 6 июня 2006 года его не стало - внезапная остановка сердца. Как будто предчувствуя этот диагноз он однажды сказал: «Мы делаем фотографии не камерами. Мы делаем их нашими сердцами».

Архив Арнольда Ньюмана >>>

обсудить на форуме zнята

Выставка Арнольда Ньюмана в Центре фотографии им. братьев Люмьер :: Впечатления :: РБК Стиль

© Центр фотографии им. братьев Люмьер

Арнольд Ньюман прославился портретами мировых светил в естественной обстановке. Сделанные в этой манере снимки Игоря Стравинского, Мерилин Монро, Пикассо и многих других можно увидеть в Центре фотографии им. братьев Люмьер на «Красном Октябре».

Enviromental portraiture — портрет в естественной обстановке — отражает личность снятого человека не хуже, чем его лицо в реальности. Детали фотографии, обстановка, свет, тени, проскальзывающие формы — все это становится частью однозначного образа и моментально раскрывает, чей именно портрет перед нами. Родоначальником этого метода считается американский фотограф Арнольд Ньюман: «Я не хотел делать просто фотографию с какими-то предметами на заднем плане. Окружение должно не только дополнять композицию, но и «объяснять» человека. Неважно, кого я снимал, фотография должна была быть интересной. Просто портрет известного человека ничего не стоит», — объяснял он свой метод.

На этой неделе обширная выставка работ Ньюмана открылась в Центре фотографии им. братьев Люмьер на «Кропоткинской». Среди привезенных фото — только звезды — портреты Пикассо, Мерилин Монро, Пита Мондриана и, конечно, Игоря Стравинского. Последним сам Ньюман искренне восхищался, из-за чего сам Стравинский шутил, что именно Ньюман сделал его знаменитым.

Куратор выставки Анастасия Лепихова несколько месяцев провела в архивах Ньюмана в США. Задача первой выставки фотографа в России — познакомить широкую публику с его творчеством. «Большая часть выставки состоит из его знаковых работ — портретов. Зато малый зал отведен под его ранние работы, которые дают представление о том, как формировался его метод работы с портретируемыми», — объяснила куратор.

Ее фаворит экспозиции — снимок Игоря Стравинского. Его когда-то заказал Ньюману журнал Harper’s Bazaar, но затем отказался от снимка. Правда, снимок тут же опубликовало другое издание, и его популярность только возросла. «Это скадрированная абстрактная работа, ее сложно назвать портретом в естественной обстановке, Ньюман специально сделал ее минималистичной и авангардной. И этот визуальный авангардизм отражает как нельзя лучше тот музыкальный стиль, в котором работал Стравинский», — объясняет куратор.


Камилла Шин


Фотовыставка
Арнольд Ньюман. 
«Портреты и абстракции»
до 7 сентября
Центр фотографии имени братьев Люмьер
Болотная наб., д. 3, стр. 1
 

Арнольд Ньюман: краткая биография и творчество

Начиная с XIX века фотография постепенно и прочно вошла в нашу жизнь. Камеры современных аппаратов настолько компактны, что встраиваются в обычные мобильные телефоны, и любой желающий может приобщиться к искусству в той или иной степени. Для большинства снимков не требуется ни специальных навыков, ни оборудования, такие картинки вполне подходят для сиюминутного обмена информацией в глобальной сети.

Профессионалов среди фотографов немало, существует несколько специальных приёмов сделать качественный снимок, овладев которыми, можно снимать отличные фотографии. Однако существуют всемирно известные шедевры художественной фотографии признанных мастеров, об одном из которых и хотелось бы упомянуть подробнее.


Регалии Мастера

Арнольд Абнер Ньюман из тех людей, для кого фотография стала не просто профессиональным поприщем на всю жизнь, а способом творческой самореализации. Ещё при жизни Ньюман был всемирно признан как мастер портрета, создатель собственного стиля съёмки объекта в подходящей обстановке. В 1996 году на базе канала CBS был снят фильм о вкладе Арнольда Ньюмана в мировую культуру.

Фотограф был удостоен многочисленных наград и званий, в том числе девяти почётных докторских степеней в сфере искусства и гуманитарных наук. Различные крупные сообщества фотографов и журналистов, а также музеи искусств неоднократно отмечали заслуги Ньюмана премиями и наградами. Арнольд Ньюман, работы которого до сих пор впечатляют многих людей, оставил после себя большое наследие, среди которого особенно известны портреты знаменитых людей. Благодаря его фотографиям и мы сегодня можем окунуться в атмосферу прошлого века.

Арнольд Ньюман, биография: начало

Родился Ньюман 3 марта 1918 года в Нью-Йорке, позже вместе с родителями переехал в Нью-Джерси и потом в Филадельфию. Он с детства проявил художественные способности и после школы отправился изучать живопись в университет Майами. Великая депрессия наложила отпечаток на многие судьбы того времени, так и Ньюман не смог завершить обучение.

В 1938 году ему пришлось устроиться на работу в портретную фотостудию, что и определило его карьеру на всю жизнь. Съемка, по его словам, больше походила на конвейер, но она обучила его работе с людьми. Увлечение живописью в молодости не прошло даром, и к 1941 году Арнольд Ньюман смог снять достаточно интересных фоторабот, чтобы произвести впечатление на куратора Музея современного искусства Ньюхолла и фотографа Штиглица. Участие в выставке с подачи этих людей принесло Арнольду Ньюману первую известность.

Ключ к образу Стравинского

В 1945 Арнольд Ньюман организует собственную выставку под названием «Так выглядят художники» в Музее искусств в Филадельфии. Более дюжины лет он экспериментировал с портретами людей в соответствующему их внутреннему миру окружении, и его видение образов современных известных художников пользовалось значительным успехом у публики. Работы фотографа стали покупать известные издания, обложки ведущих журналов украшали произведения рук начинающего мастера-портретиста.

В следующем, 1946, году Ньюман получил заказ на одну из самых значимых для него работ — портрет Стравинского, известного композитора того времени. В работе с Игорем Стравинским сделал ставку на простоту и точность отображения всех элементов композиции, создавая таким образом некий символический портрет композитора. Стравинский был очарован работой фотографа, порою заявляя, что именно Ньюману обязан своей популярностью. Позже, в 1967-м, Арнольд Ньюман выпустил книгу-фотоальбом «Браво, Стравинский», которая стала одной из первых его серьёзных публикаций.

Игры со светом

Одновременно в 1946 году фотограф переехал в Нью-Йорк и создал свою студию, его дела пошли в гору. Арнольд Ньюман, фотографии которого уже сделали ему имя, стал снимать известных политиков и деятелей искусства. Среди них были актеры, музыканты, промышленники и общественные деятели. Они соглашались позировать именно в той концепции, которую задумал Ньюман. Арнольд, воспитанный на живописи, всегда считал окружение объекта портрета не менее важным в общей картине снимка, чем выражение лица или поза.

Именно с помощью фоновых деталей и дополнительных объектов Ньюман старался отразить место портретируемого в мире, особенности его деятельности и натуры. При этом Ньюман редко вмешивался в обстановку, окружающую объект съёмки, предпочитал работать с естественным освещением. В связи с этим он чаще всего использовал 35-мм зеркальные камеры с одним объективом, что позволяло максимально использовать освещение на месте, без применения студийной аппаратуры.

Семья и работа, вместе на всю жизнь

Арнольд Ньюман в 1949 году женился на Августе Рубенштейн, девушке своего круга. Их брак принёс им двух сыновей в 1950 и 1952 годах. Умер фотограф 6 июня 2006 года от остановки сердца. К тому времени Ньюман был уже признанным мастером фотографии. За 7 лет до своей смерти фотограф собрал свои лучшие работы в большой экспозиции и выставил их под общим названием «Подарок Арнольда Ньюмана: 60 лет фотографий».

Экспозиция до сих пор выставляется в Соединённых Штатах Америки к удовольствию ценителей художественной фотографии. Ньюман не прекращал работать до самой смерти, как он сам утверждал в 2002 году, они с женой «очень заняты». Он работал над новыми книгами, воплощал новые идеи, занимался новыми экспериментами так, будто совсем не собирался останавливаться.

Enviromental portraiture

Ньюмана считают создателем специального направления в портретной фотографии, так называемого портрета в естественном окружении. Он соединил характерные черты документального фото с художественным стилем фотографии в студии. Сам фотограф всегда был против громких названий, считая главным в своей работе делать фотографии людей таким образом, чтобы получались хорошие снимки.

То есть главным для Ньюмана было не создание внешнего антуража для красивого фона или специальная подготовка натурщика, его мимики и правильной позы. Фотограф должен работать здесь и сейчас, угадывая момент для съёмки в привычной объекту обстановке. Именно так он работал с Мэрилин Монро, снимая актрису во время встречи с Карлом Сандбергом. Подходящий момент был выбран и при создании нашумевшего портрета Альфреда Круппа, промышленного немецкого магната.

В каждой работе мастера видны чувства и переживания объекта, а окружение как бы подчёркивает, направляет общую мысль, говорит о материальных приложениях стремлений человека. Ньюман всегда твердил, что портрет не хуже биографии может рассказать о людях.

Невероятных портретов художника Арнольда Ньюмана (25 фотографий)

Пабло Пикассо, испанский художник и скульптор, 1954 год

«Мы делаем снимки не на камеру, а сердцем и разумом», - так сказал Арнольд Ньюман, один из самых известных и уважаемых фотографов, когда-либо живших в мире. Известный своими «экологическими портретами» художников и политиков, он уловил суть своих предметов, показывая их в их естественном окружении. По его словам: «Я не просто хотел сделать фотографию на фоне каких-то вещей.Окружение должно было добавить композиции и понимания человека. Независимо от того, кто снимался, фотография должна была быть интересной. Просто сделать портрет известного человека ничего не значит ». Ньюман был мастером композиции и скрупулезно относился к своей работе. Он даже использовал широкоформатную камеру и штатив, чтобы запечатлеть каждую деталь сцены. Его фирменное изображение, которое запомнилось ему больше всего, является последним в этом посте. Это красивый черно-белый портрет русского композитора Игоря Стравинского, сидящего за роялем.Присмотритесь, и вы заметите, что силуэт пианино стратегически вырисовывался на фоне глухой стены, создавая иллюзию, что крышка представляет собой абстрактную музыкальную ноту.

Макс Эрнст, немецкий художник и скульптор, 1942

Марк Шагал, русский / французский художник, 1942

Исаму Ногути, японец, американский художник и ландшафтный архитектор, 1947

Ман Рэй, американский художник-сюрреалист, 1948

Йозеф Альберс, немецко-американский художник, 1948

Джексон Поллок, американский художник, 1949

Жан Арп, немецко-французский художник и скульптор, 1949

Сальвадор Дали, испанский художник-сюрреалист, 1951

Жан Дюбюффе, французский художник и скульптор, 1956

Милтон Эйвери, американский современный художник, 1961

Марсель Дюшан, французский художник-сюрреалист, 1966

Фрэнк Стелла, американский художник, 1967

Клас Ольденбург, шведский скульптор, 1967

Леонард Бернштейн, американский дирижер, 1968

Луиза Невельсон, американский скульптор, 1972 год

Рой Лихтенштейн, американский поп-исполнитель, 1976

Джоан Мир, каталонский / испанский художник и скульптор, 1979

Артур Миллер, американский драматург, 1947

Айн Рэнд, русско-американский писатель, 1964

Ансель Адамс, американский фотограф, 1975

Трумэн Капоте, американский писатель, 1977

И.М. Пей, китайский архитектор, 1967

Фрэнк Ллойд Райт, архитектор Америки, 1947

Игорь Стравинский, русский композитор, пианист и дирижер, 1946 Арнольд Ньюман

Арнольд Ньюман - Художники - Галерея Говарда Гринберга

Арнольд Ньюман (1918-2006) широко известен как новатор и популяризатор экологического портрета. Используя свой метод портретной живописи, он помещал своих натурщиков в среду, представляющую их профессию, стремясь уловить суть жизни и работы человека.Хотя этот подход сегодня является обычным явлением, его техника была весьма нетрадиционной в 1930-х годах, когда он начал снимать своих объектов как таковых. Он также известен своими тщательно составленными абстрактными натюрмортами.

Ньюман родился в Нью-Йорке, вырос в Атлантик-Сити, Нью-Джерси и Майами-Бич, Флорида. Он получил стипендию для изучения искусства в Университете Майами с 1936 по 1938 год. Он начал свою карьеру в фотографии, работая в портретных студиях в Филадельфии, Балтиморе и Уэст-Палм-Бич, делая абстрактные и документальные фотографии самостоятельно.Общаясь со студентами в школе промышленного искусства Филадельфийского музея, он познакомился с экспериментальным подходом к портретной живописи, предложенным Алексеем Бродовичем, влиятельным арт-директором Harper’s Bazaar, который преподавал там в то время. В 1941 году Бомонт Ньюхолл - первый директор отдела фотографии в Музее современного искусства в то время - и Альфред Штиглиц обнаружили его работы и устроили ему выставку в галерее A.D. В 1945 году в Художественном музее Филадельфии прошла персональная выставка под названием «Художники выглядят так», что привлекло внимание страны.В следующем году Ньюман переехал из Майами в Нью-Йорк, открыл собственную студию и стал членом Американского общества журнальных фотографов. Его экологический подход к портретной живописи находился под влиянием символизма и импрессионизма и определялся императивом увлечь зрителя, независимо от того, насколько хорошо известен этот предмет. В то время как он специализировался на фотографии художников, Ньюман запечатлел сходство самых разных фигур, от спортсменов и актеров до президентов и политиков. Среди его многочисленных натурщиков впечатляющий список субъектов Ньюмана включает: Марлен Дитрих, Джона Ф.Кеннеди, Пит Мондриан, Пабло Пикассо, Артур Миллер, Мэрилин Монро, Рональд Рейган, Микки Мантл, Одри Хепберн, Игорь Стравинский, Сальвадор Дали, Джорджия О’Киф, Энди Уорхол, Трумэн Капоте и Анри Картье-Брессон.

Ньюман был важным автором таких публикаций, как New Yorker, Vanity Fair, Life, Look, Holiday, Harper’s Bazaar, Esquire, Town & Country, Scientific American, New York Times Magazine и многих других. В дополнение к многочисленным монографиям, он внес фотографии в бесчисленные истории фотографии, каталоги, статьи и телевизионные программы на протяжении всей своей карьеры.Ньюман был удостоен наград, в том числе награды Американского общества медиа-фотографов, премии Люси, премии столетия Королевского фотографического общества, а также награды «Командор Ордена искусств и литературы» Франции. В 2005 году Photo District News назвал Ньюмана одним из 25 самых влиятельных ныне живущих фотографов. В 2006 году Ньюман был награжден Золотой медалью за фотографию Национальным клубом искусств. Он получил девять почетных докторских степеней, читал лекции и проводил семинары по всей стране и по всему миру.

Арнольд Ньюман | Биография фотографа и работы

Ранняя жизнь

Хотя Ньюман родился в Нью-Йорке 3 марта 1918 года, прошло почти 30 лет, прежде чем он сделал его своим постоянным домом в 1946 году. Его отец управлял галантерейным бизнесом, а затем стал владельцем гостиницы, и детство Ньюмана было разделено. между Атлантик-Сити, Нью-Джерси и Майами-Бич, Флорида.Изначально Ньюман намеревался стать художником и с 1936 по 1938 год получил стипендию в Университете Майами.

Карьера фотографа

Его карьера началась в 1938 году, работая в сетевых портретных студиях в Филадельфии, Балтиморе и Уэст-Палм-Бич, но Ньюман также начал самостоятельно экспериментировать в абстрактной и документальной фотографии. После учебы и управления небольшими фотостудиями в Филадельфии и Палм-Бич, Ньюман вошел в художественный мир Нью-Йорка зимой 1941 года благодаря покровительству художника-соцреалиста Рафаэля Сойера, который не только согласился сфотографироваться, но и дал его знакомство с другими.В сентябре того же года, будучи «обнаруженными» Бомонтом Ньюхоллом, куратором фотографии в Музее современного искусства и Альфредом Штиглицем, работы Ньюмана были выставлены в галерее A.D. вместе с фотографиями Бена Роуза.

Вскоре он регулярно работал на Fortune , LIFE , Newsweek и Harper’s Bazaar, в частности, фотографировал художников. В 1945 году ему была представлена ​​его первая персональная выставка в Художественном музее Филадельфии под названием « Художники выглядят так, », а к 1946 году Ньюман открыл свою первую крупную студию.Иногда он работал на натуре, постепенно, но тщательно взаимодействуя с личностью натурщика. Ньюман совершил свое первое путешествие в Европу в 1954 году, выполняя различные задания, фотографируя Альберто Джакометти в Париже и Пабло Пикассо в Валлорисе. В 1949 году, вернувшись в США, Ньюман предоставил изображения Джексона Поллока для профиля в журнале LIFE и внес большой вклад в растущую известность фотографа-портретиста. В том же году Ньюман познакомился и работал с Фрэнком Захари, который стал одним из великих художественных директоров и редакторов журналов своего поколения.Так начались 25-летние профессиональные отношения, в ходе которых Ньюман работал в Portfolio , Town & Country и других значимых периодических изданиях.

Арнольду Ньюману приписывают популяризацию «портрета окружающей среды», который помещает натурщика в обстановку, соответствующую его профессии или навыкам. Например, его знаменитый портрет Игоря Стравинского использует фортепьяно для обрамления и помогает определить известного композитора. Ньюман сказал о своих натурщиках: «Меня очаровывает именно то, что они есть, а не то, кто они есть», и заработал себе репутацию, фотографируя широкий круг влиятельных культурных и политических деятелей двадцатого века, часто в их самой яркой среде. , будь то дома или на работе.Хотя сегодня эта техника стала обычным явлением, она не использовалась широко в 1930-х годах, когда Ньюман изучал свое ремесло. В его архиве каталог известных деятелей кинозвезд двадцатого века, художников, политиков, спортивных героев и многих других. Он фотографировал таких икон искусства, как Макс Эрнст, Пит Мондриан, Марсель Дюшан, Ман Рэй, Фрэнсис Бэкон и Дэвид Хокни, утонченный глаз и техническое мастерство Ньюмана завоевали ему множество поклонников, и сегодня его помнят как одного из великих американских фотографов.

Выставки и награды

Арнольд Ньюман был удостоен множества наград, в том числе девяти почетных докторских степеней. В 1975 году он получил премию Американского общества журналов фотографов «За заслуги в фотографии» и премию Международного центра фотографии «Магистр фотографии» в 1999 году. Он был предметом многочисленных персональных выставок в крупных музеях, таких как Музей фотографии. Искусство, Сан-Диего, Национальная портретная галерея, Лондон и галерея Корокан в Вашингтоне.

Изучение экологических портретов Арнольда Ньюмана

Кого волнует, что фотография стоит тысячи слов, когда два могут стоить смены карьеры. Не торопитесь, молодой Арнольд Ньюман наткнулся на книгу фотографий Теодора Рузвельта, и две из них выдались.

«На снимке для обложки, который должен был изображать его, он был похож на набитого моржа», - сказал г-н Ньюман в интервью The Boston Globe в 1994 году. «Внутри была фотография, на которой он стоял, ступая на носорога, рыча как сумасшедший.Я подумал: «Боже мой, , что - это Тедди Рузвельт!» »

Г-н Ньюман продолжил фотографировать Элеонору Рузвельт, Пабло Пикассо, Фрэнка Ллойда Райт, Голду Меир, Энди Уорхола, Мэрилин Монро, Сальвадора Дали и других. президент Билл Клинтон: решительно на своих условиях. Не было бы набитых костюмов и суровых студий. Портреты г-на Ньюмана определялись окружающей средой, в которой он работал, что привело к тому, что его стали называть «отцом портрета окружающей среды».

г.Ньюман утверждал, что его интересуют не детали окружающего его объекта, а символы, которые он может создать с их помощью. Новая книга Radius Books «Арнольд Ньюман: Сотня», опубликованная совместно с галереей Говарда Гринберга в честь столетия со дня его рождения, показывает диапазон его символического подхода.

Некоторые пластинки в книге представляют собой исключительно символы - например, коллаж с выкройками скрипичного мастера из Филадельфии. Другие показывают предметы, помещенные в символы. В своем портрете 1956 г.Ньюман изобразил лысую голову художника и скульптора Жана Дюбюффе перед обветренной стеной, которая выглядела как огромный шарик потрескавшейся краски. На одном из его самых известных портретов Игоря Стравинского в середине 1940-х годов, заказанном Harper’s Bazaar, композитор сидит за большим пианино. Мистер Ньюман объяснил, что речь идет не о пианино, а о символе, который оно представляет.

Журнал отклонил.

«Это было одно из моих первых заданий в Harper’s Bazaar», - сказал г-н.Ньюман сказал The Boston Globe. «Стравинский останавливался в гостиничном номере. Конечно, с тех пор, как он путешествовал, отели были частью его жизни, но почему-то я чувствовал, что они его не представляют. В квартире редактора нашли пианино. Поэтому я сфотографировал его с ним. Понимаете, пианино символично, потому что Стравинский сочинял в уме, а не на пианино. Но это было похоже на красивую форму, напоминающую полутону и похожую на его музыку - сильную, линейную, резкую, но в то же время лиричную и красивую ».

Хотя вопрос о том, похожа ли верхняя часть фортепиано на половинную или более заднюю четвертную ноту, остается спорным, символизм особенно заметен в одном из контактных листов сеанса, который также включен в книгу.Мистер Ньюман быстро отверг три других изображения Стравинского около скамейки для пианино. Вместо этого он выбрал наиболее сдержанный и формальный образ. В нем Стравинский закрепляет композицию фотографии у основания опоры крышки, которая также служит верхней частью другой четвертной ноты. Частично эта плотная композиция была благодаря решетке матового стекла на его обзорной камере.

«Вы отказываетесь от большой гибкости и плавности, когда у вас есть камера обзора, так что вы снова знаете, что некоторые люди будут использовать камеру обзора и просто оставят почти нулевой фон, и позволят натурщику раскрыть себя и тому подобное. , - сказал Говард Гринберг, знавший мистера Джона.Ньюман в течение многих лет, прежде чем стать его галеристом. «Подход Арнольда был противоположным, он заключался в использовании камеры обзора для создания формальной композиции, а затем как бы подгонки сидящего».

В 1979 году г-н Ньюман сфотографировал испанского художника Хоана Миро в темной одежде перед картиной. Он поместил голову и руку мистера Миро перед черным геометрическим пространством так, чтобы одежда художника гармонировала с его картиной.

Иногда фотографиям мистера Ньюмана не нужен фон.В его портрете Генри Миллера 1976 года единственное «окружение» - это рука автора, которая, сморщенная и натянутая повязкой, закрывает весь его глаз.

«Я предпочитаю фотографировать людей в непринужденной обстановке, потому что я приближаюсь к тому, что я назвал« общим знаменателем »этой личности», - сказал г-н Ньюман в интервью Photo Pro в 1992 году. «Это не высота смеха и не глубина серьезной мысли. Если человек плачет из-за смерти близкого друга или родственника, уловить это выражение - если это искренняя и искренняя эмоция - является хорошей фотожурналистикой, но это не то, что я ищу.Я хочу объяснить этого человека на уровне, который каждый мог бы понять в любой момент ».

Эта непосредственность чувств очевидна в его портрете 1963 года немецкого промышленника Альфрида Круппа, чья семейная фирма использовала рабский труд для производства оружия для нацистов. Он был отпрыском одной из крупнейших европейских династий: его предки пережили Черную смерть, Тридцатилетнюю войну, обе мировые войны и, каким-то образом, даже Нюрнбергский процесс, приговорив г-на Круппа только к 12 годам (отсидев всего три года). ).Г-н Крупп действительно интересовался работой г-на Ньюмана, еврея, несмотря на то, что он поработил сотни жертв концлагерей на своих фабриках.

Освещая его с боков на фоне производственного цеха, мистер Ньюман взглянул на картину, в отличие от большинства своих предыдущих фотографий. В нем мистер Крупп выглядит демонически, белки его глаз прорезают его темное лицо.

«Это оказалась одна из моих лучших фотографий, - сказал г-н Ньюман в интервью.«У меня сложилось впечатление нациста, который сумел выжить, но убил миллионы людей, не все были евреями. Они были врачами, они были разнорабочими, которые вели себя агрессивно по отношению к нацистам. И я считаю это одним из самых важных моих снимков ».

Lumiere »Архив блога» Арнольд Ньюман

Арнольд Ньюман - Игорь Стравинский, Нью-Йорк, 1966

Серебряно-желатиновый принт - 7 x 12,5

Арнольд Ньюман - Пабло Пикассо, Валлорис, Франция, 1954

Серебряно-желатиновый принт - 13 X 10

Арнольд Ньюман - И.М. Пей, Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1967

Серебряно-желатиновая печать - 12,25 x 10

Арнольд Ньюман - Джаспер Джонс, Стоуни-Пойнт, Нью-Йорк, 1980

Серебряно-желатиновый принт - 12 x 9,75

Арнольд Ньюман - Генри Мур, Мач-Хэдхэм, Англия, Нью-Йорк, 1947-66

Серебряно-желатиновая печать - 9,75 x 12,5

Арнольд Ньюман - Фрэнк Стелла, Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1967

Серебряно-желатиновый принт - 11 x 14

Арнольд Ньюман - Виллем де Кунинг, Нью-Йорк, 1959

Серебряно-желатиновая печать - 9.75 х 11,25

Арнольд Ньюман - Леонард Бернштейн, Филармония, Нью-Йорк, 1968

Серебряно-желатиновый принт - 10 x 13

Арнольд Ньюман - Исаму Ногучи, Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1947

Серебряно-желатиновая печать - 13,5 x 10,75 (11 x 14)

Арнольд Ньюман - Альфред Штайглиц и Джорджия О'Киф, Нью-Йорк, Американ Плейс, Нью-Йорк, 1944

Серебряно-желатиновая печать - 10 x 8

Арнольд Ньюман - Марта Грэм, Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1961

Серебряно-желатиновый принт - 11 x 14

Арнольд Ньюман - Игорь Стравинский, Нью-Йорк, 1966

Арнольд Ньюман - Джипси Роуз Ли, Нью-Йорк, 1945

Серебряно-желатиновая печать - 9.75 х 13

Арнольд Ньюман - Дэнни Кэй, Филадельфия, Пенсильвания, 1949

Серебряно-желатиновая печать - 11,75 x 10,25

Арнольд Ньюман - Ман Рэй, Париж, 1960

Серебряно-желатиновая печать - 10 x 8,5

Арнольд Ньюман - Трумэн Капоте, Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1977

Серебряно-желатиновая печать - 8.25 х 13

Арнольд Ньюман - Марк Шагал, Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1941

Серебряно-желатиновая печать - 12,25 x 10 (16 x 20)

Арнольд Ньюман - Макс Эрнст, Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1942

Серебряно-желатиновый принт - 18,75 x 14,25

Арнольд Ньюман - Джоан Миро, Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1947

Серебряно-желатиновая печать - 12.5 х 10 (11 х 14)

Арнольд Ньюман - Джорджия О 'Киф, Призрачное ранчо, Нью-Мексико, 1968

Серебряно-желатиновый принт - 18,75 x 12,75

Арнольд Ньюман - Пабло Пикассо, Валлорис, Франция, 1954

Серебряно-желатиновая печать - 12,75 x 10

Арнольд Ньюман - Пит Мондриан, Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1942

Серебряно-желатиновая печать - 12.75 х 7,5 (11 х 14)

Арнольд Ньюман - Джейкоб Лоуренс, Бруклин, Нью-Йорк, 1959

Серебряно-желатиновая печать - 12,75 x 10,25 (11 x 14)

Арнольд Ньюман - Фрэнк Ллойд Райт, Висконсин, 1947

Серебряно-желатиновый принт - 9,25 x 13

Арнольд Ньюман - сенатор Джон Ф. Кеннеди, Вашингтон, округ Колумбия, 1953

Серебряно-желатиновая печать - 12.75 х 10 (11 х 14)

Арнольд Ньюман - Гарри С. Трумэн, Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1960

Серебряно-желатиновая печать - 12,5 x 10 (11 x 14)

Арнольд Ньюман - Мануэль Альварес Браво, Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1987

Серебряно-желатиновый принт - 11 x 14

Арнольд Ньюман - Беренис Эбботт, Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1986

Серебряно-желатиновая печать - 12.75 х 9,75

Арнольд Ньюман - Имоджен Каннингем, Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1969

Серебряно-желатиновый принт - 12,75 x 8

Арнольд Ньюман - Мэрилин Монро, Беверли-Хиллз, Калифорния, 1962

Серебряно-желатиновый принт - 10 x 13

Арнольд Ньюман - Мэрилин Монро и Карл Сандберг, Беверли-Хиллз, Калифорния, 1962

Серебряно-желатиновая печать - 8.75 х 13

Арнольд Ньюман - Письма, Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1941

Серебряно-желатиновый принт - 8 x 8,5

Арнольд Ньюман - Образец скрипичного мастера, Филадельфия, Пенсильвания, 1941

Серебряно-желатиновый принт - 11 x 14

Арнольд Ньюман - Скрипки, Пенсильвания, 1941

Серебряно-желатиновый принт - 11 x 14

Арнольд Ньюман - дверь в ванную, Балтимор, Мэриленд, 1939

Серебряно-желатиновый принт - 8 x 10

Арнольд Ньюман - One Way, Уэст-Палм-Бич, Флорида, 1941

Серебряно-желатиновый принт - 8 x 10

Арнольд Ньюман - Clapboard House, Уэст-Палм-Бич, 1940

Серебряно-желатиновый принт - 8 x 10

Арнольд Ньюман - Филадельфия, Пенсильвания, 1938 (Толпа под часами)

Серебряно-желатиновый принт - 11 x 14

Арнольд Ньюман - Стена и лестницы, Филадельфия.Пенсильвания, 1939

Серебряно-желатиновый принт - 11 x 14

Арнольд Ньюман - Clapboard House Montage, Уэст-Палм-Бич, 1940

Серебряно-желатиновая печать - 12 x 10

Арнольд Ньюман - Балтимор, Мэриленд

Серебряно-желатиновый принт - 11 x 14

Арнольд Ньюман - Маркет-стрит, Филадельфия, Пенсильвания, 1938

Серебряно-желатиновый принт - 11 x 14

Арнольд Ньюман - витрина магазина, Балтимор, Мэриленд, 1939

Серебряно-желатиновый принт - 8 x 13

Арнольд Ньюман - Человек на церковном крыльце, Уэст-Палм-Бич, 1941

Серебряно-желатиновый принт - 11 x 14

Арнольд Ньюман - Дерево и стена, Филадельфия, Пенсильвания, 1941

Серебряно-желатиновая печать - 5.75 х 6

Арнольд Ньюман - Джеконс Вуд Ярд, Уэст-Палм-Бич, Флорида, 1941

Серебряно-желатиновый принт - 8 x 10

Арнольд Ньюман - Автопортрет, Балтимор, Мэриленд, 1939

Серебряно-желатиновый принт - 11 x 14

портретов Арнольда Ньюмана: выставка картин: NPR

  • Скрыть подпись

    Скульптор Александр Колдер в своей мастерской, 1957 год.

    Предыдущий Следующий

    Арнольд Ньюман / Предоставлено Центром выкупа Гарри

  • Скрыть подпись

    Рой Лихтенштейн, американский поп-исполнитель, Саут-Хэмптон, Н.Ю., 1976

    Предыдущий Следующий

    Арнольд Ньюман / Getty Images

  • Скрыть подпись

    Американский фотокорреспондент У. Юджин Смит, Нью-Йорк, 1977 год.

    Предыдущий Следующий

    Арнольд Ньюман / Getty Images

  • Скрыть подпись

    Художник Пабло Пикассо, Канны, Франция, 1956 г.

    Предыдущий Следующий

    Арнольд Ньюман / Getty Images

  • Скрыть подпись

    Альфрид Крупп, промышленник, Эссен, Германия, 1963 г.

    Предыдущий Следующий

    Арнольд Ньюман / Предоставлено Центром выкупа Гарри

  • Скрыть подпись

    Архитектор И.М. Пей, Нью-Йорк, 1967 год.

    Предыдущий Следующий

    Арнольд Ньюман / Getty Images

  • Скрыть подпись

    Писательница Айн Рэнд, Нью-Йорк, 1964 год.

    Предыдущий Следующий

    Арнольд Ньюман / Getty Images

  • Скрыть подпись

    Американский диктор Эдвард Р.Мерроу в CBS Studios, Нью-Йорк, 1951 год.

    Предыдущий Следующий

    Арнольд Ньюман / Getty Images

  • Скрыть подпись

    Прокурор Тергуд Маршалл в Гарлеме, 1960 год - до того, как он был назначен судьей Верховного суда.

    Предыдущий Следующий

    Арнольд Ньюман / Getty Images

  • Скрыть подпись

    Художник Эд Руша в своей студии, Лос-Анджелес, 1985 год.

    Предыдущий Следующий

    Арнольд Ньюман / Предоставлено Центром выкупа Гарри

  • Скрыть подпись

    Сюрреалист Сальвадор Дали, Нью-Йорк, 1951.

    Предыдущий Следующий

    Арнольд Ньюман / Предоставлено Центром выкупа Гарри

  • Скрыть подпись

    Художник Пит Мондриан, Нью-Йорк, 1942 год.

    Предыдущий Следующий

    Арнольд Ньюман / Предоставлено Центром выкупа Гарри

  • Скрыть подпись

    Американский художник Эдвард Хоппер в Труро, штат Массачусетс.с женой Джо на заднем плане, 1960 год.

    Предыдущий Следующий

    Арнольд Ньюман / Getty Images

Арнольд Ньюман позирует президенту Линдону Б. Джонсону в Белом доме в 1963 году. Йоичи Окамото / Предоставлено Центром выкупа Гарри скрыть подпись

переключить подпись Йоичи Окамото / Предоставлено Центром выкупа Гарри

К концу своей карьеры Арнольд Ньюман приобрел репутацию своего «портрета в окружающей среде» - фирменного способа запечатлеть художников и интеллектуалов в местах, где они работали.

Ньюман был бы первым, кто признал бы, что не изобретал этот стиль. И он бы тоже уклонился от любых ярлыков. Но все же его архив практически не имеет себе равных как авторитет в культуре середины прошлого века.

Вскоре после смерти Ньюмана в 2006 году Центр выкупа Гарри при Техасском университете приобрел его архив. Кураторы сократили его примерно до 200 изображений для недавно смонтированной выставки, Арнольд Ньюман: Мастер-класс, и соответствующей книги, Арнольд Ньюман за работой.

Ньюман называл себя «спасателем» - возможно, эвфемизм для «вьючной крысы». Он вел свои скрупулезные записи, а также скрупулезные зарисовки. И хотя он опубликовал несколько книг по фотографии в течение своей жизни, что интересно в этой, так это то, что акцент делается на этих эфемерных вещах, которые освещают как его методологию, так и его личность.

На отрывном листе из журнала Holiday изображены владелец бистро Мариус Гильо и торговец рыбой Анри Кастен, 1961 год.Эскиз Ньюмана справа показывает сервировку стола. Арнольд Ньюман / Предоставлено Центром выкупа Гарри скрыть подпись

переключить подпись Арнольд Ньюман / Предоставлено Центром выкупа Гарри

Отрывной лист из журнала Holiday показывает владельца бистро Мариуса Гильо и торговца рыбой Анри Кастен, 1961 год.Эскиз Ньюмана справа показывает сервировку стола.

Арнольд Ньюман / Предоставлено Центром выкупа Гарри

Эти «экологические портреты» - лишь малая часть творчества Ньюмана, в которое входили задания для журналов, таких как Life, и других коммерческих клиентов. Также интересно отметить, что не по его вине портретов цветных женщин и людей очень мало.

На одном из портретов Эдварда Хоппера жена художника, Джо, действительно появляется - полностью затмевается на заднем плане.Иногда отсутствие вещи может быть самым интригующим.

Еще не хватает подписи художника. Сальвадор Дали и Юджин О'Нил получили признание и признание, но для фотографа единственная отличительная черта - стиль. К счастью для Ньюмана, этого у него было предостаточно.

Интервью с Арнольдом Ньюманом

Игорь Стравинский, 1946, Арнольд Ньюман

Роберт Фарбер: Я здесь с Арнольдом Ньюманом в его нью-йоркской студии.Я восхищался его работами, красотой и чувствительностью в его портретах и ​​невероятной композицией на протяжении многих лет. За последние несколько лет мне посчастливилось подружиться с Арнольдом и ближе познакомиться с ним и его женой. Арнольд, я хочу поблагодарить вас за то, что пригласили меня в студию, и хочу задать вам несколько вопросов о вашей карьере. Во-первых, когда вы впервые взяли в руки фотоаппарат?

Арнольд Ньюман: Мне было 20 лет, и я только что устроился на работу в разгар Великой депрессии в 1938 году.Все мои друзья в Филадельфии ходили в то, что тогда называлось Школой промышленных искусств. Это одна из старейших художественных школ Америки, но теперь она называется Университетской художественной школой. Сейчас здесь преподают танец, театр, музыку и другие виды искусства, а также живопись, скульптуру и фотографию. В то время это было довольно хорошо ограничено фотографией, искусством и текстилем. Когда я согласился на эту работу, потому что я больше не мог ходить в школу (в разгар депрессии мой отец потерял все свои деньги в банках - очень распространенная история), я согласился на эту должность, чтобы изучать фотографию, делая 49 центов. фотографии и заработок 16 долларов в неделю.Но все мои друзья только что закончили учебу, и была невероятная группа, которые все вместе учились у Бродовича.

Роберт Фарбер: Кто были другими вашими друзьями в этом классе?

Арнольд Ньюман: Люди в этой группе были Бен Роуз, Сол Мезник, Винсент Трэйсофф, Ирвинг Пенн - я мог бы продолжать и продолжать - и Моррисбург, который стал учителем живописи там [университетской художественной школе]. Я взялся за эту работу, думая, что продолжу усердно заниматься по ночам, но через несколько дней после того, как я приехал, они все вышли фотографировать, мы все не спали всю ночь, я просто смотрел, и это загорелось у меня.Я думал, что это просто очень захватывающий вид искусства. Я позаимствовал фотоаппарат у своего дяди, Контессы 1920-го года, с фиксированным объективом. А некоторые из фотографий, которые я сделал в первый же день, сейчас хранятся в музеях. Но меня подготовило только мое искусство. Как только я вышел, я понял разницу между рисованием того, что было передо мной, и фотографированием того, что было передо мной. Один из них должен был создать искажение, другой - создать выделение, и я сразу это понял.Так что мне очень повезло: у меня были подходящие учителя в Университете Майами и нужные люди, такие как Киббицворт в Филадельфии. Это было как в аспирантуре, а с тех пор все было фотографией.

Роберт Фарбер: На что вы повлияли в фотографии?

Арнольд Ньюман: Ну, собственно, все началось с живописи. Сколько себя помню, я хотел быть художником. Я рисовал еще в детстве. Что было так замечательно, даже в разгар Депрессии мои родители копили достаточно денег, чтобы дать мне уроки искусства.Затем я получил стипендию в Университете Майами и смог проработать два года в две смены, с 8 до 12, с 8 до 12, ездить на бесплатных автобусах до Корал-Гейблс из Майами-Бич и тому подобное. Но реальное влияние, конечно же, оказали учителя, которые рассказывали нам историю искусства, а за пределами классных комнат были все эти замечательные вещи, которые нам только начинали показывать и принимать. Это было в Америке - Пикассо, Брак, Матисс, Мондриан, Шагал - и там было так много всего, и журнал LIFE, который был очень важен в те дни, начал их показывать.Когда я занялся фотографией - когда я приехал в Филадельфию, я также знал о Стиглице, Штайхене, Стрэнде, Управлении безопасности фермы, частью которого я почти стал. Но было слишком поздно. Они только что расстались, когда меня представили Ройсу Штрайхеру, который их возглавлял. Было так много влияний, что ни одно из них не пересилило меня в смысле влияния, поэтому я впитал всех этих великих художников, фотографов, а также художников. Так я многому научился, помимо изучения истории.Гораздо важнее было то, что я начал встречаться с ними, когда приехал в Нью-Йорк в 1941 году. И я был полон решимости - мне предложили работу - Музей современного искусства открыл меня еще в 1941 году - Бомонт Ньюхолл. В тот же день он послал меня к Стиглицу, который меня обнаружил и принял, и я часто возвращался к нему. Но мне пришлось вернуться в Майами-Бич, потому что мне звонили военкомат. К сожалению или к счастью, как ни крути, армия меня не взяла. Было переизбыток 18-летних, а я был пограничным случаем.Я остался в Майами-Бич, поехал на север, чтобы продолжить, и в то время, в июне, мне предложили выставку на следующий день после того, как Бомонт и Стиглиц приняли меня. Для Бена Роуза, который был моим другом детства в Атлантик-Сити, который отправился в это школа (все мы, кстати, учились у Бродовича) величайший учитель фотографии.

Роберт Фарбер: Кто стал великим арт-директором. . .

Арнольд Ньюман: Ну, он уже тогда был арт-директором в Harper's Bazarre.У меня появились идеи о портретной съемке, потому что я работал в этих недорогих местах с камерой, освещением - и даже скамейка для позирования была практически прибита, и это был тот же старый фон. Невозможно было отличить человека, владеющего фабрикой в ​​городе, от мастера на одной из сборочных линий, который полностью наряжался и фотографировался. Нельзя было сказать, кто хозяин, а кто прораб. Я понял, что с портретной фотографией можно сделать нечто большее.Я видел великолепные портреты всех замечательных мастеров: Стиглица, Штайхена, Нельсона. Было так много изумительных из них, но они по большей части не пытались сказать, что этот человек художник, или показать его в его естественной среде, будь то дома, где они работали или что-то еще. И это было отправной точкой. Не все фотографии, которые я делаю или которые делает кто-то другой, можно назвать портретом окружающей среды, хотя меня и называют его автором. Итак, я начал экспериментировать, потому что после этого приема в июне 41-го мы были приглашены на это шоу, Бен Роуз и я, в сентябре, и я приехал в Нью-Йорк.Я начал фотографировать всех этих художников, которые были так важны для меня, и поэтому я делал это, помимо других портретов. И я начал экспериментировать, и по сей день я продолжаю заниматься портретами окружающей среды, что для меня было естественным шагом, это был очевидный шаг.

Роберт Фарбер: Итак, в те дни, когда вы начали рисовать людей, которыми вы восхищались как художники, и имели возможность писать портреты, кто были из этих людей? А также, кто вам больше всего понравился, или какой ваш любимый портрет, сделанный вами в тот период?

Арнольд Ньюман: Это старая история о том, кто мой любимый объект, или мой любимый портрет.Нет таких вещей. Вам нравится эта картина, может вам не нравится эта, и вы продолжаете, и следующий портрет - самый важный из тех, что вы делаете. Это не все мои портреты. Так что это не имеет значения. Я думаю, это накопление того, что вы сделали. У меня так много фотографий, которыми я очень горжусь. Когда я начинал, я был удивлен, обнаружив, что некоторые из моих картин, не обязательно портреты, были среди моих любимых - натюрморты, абстракции и так далее. Когда я приехал в Нью-Йорк, я начал стучаться в двери, потому что не знал, кто в Нью-Йорке, и все это я узнал.и я начал стучаться в двери некоторых реалистов, и я стал вовлечен в них не только профессионально и творчески, но и лично. Они приняли меня, они были практически моей семьей. Рэйфилд Сойер, Мозес Сойер, Хайам Гросс - так много реалистов - Реджи Марш. Позже я фотографировал многих великих художников, бежавших из Европы из-за Гитлера, и это были Шагал, Мондриан и Оссенфаунт. Так много этих людей, и я был довольно поражен, когда мне было 23 года, они приняли меня как художника и даже ассистента, ну, мы бы хотели получить некоторые из ваших фотографий, нам это нравится, и я покажу их они и они говорят, можем ли мы дать вам что-нибудь взамен.Я никогда никого не спрашивал, пока не сделал снимок, который хотел бы затопить. Это была не идея. Если бы я так поступил, то потерял бы меня для всех этих замечательных людей. Но мне очень повезло, у меня есть оригинальные рисунки бродвейского буги-вуги и так далее, и тому подобное. Это было чудесно, меня приняли, единственное, что у меня закончилось пособие по безработице через 15 недель по 16 долларов в неделю или что-то еще. Я спал на кушетке кузена в Бруклине. Но вот я делал эти снимки, я мог позволить себе только восемь или девять негативов.Сегодня, когда я думаю об этом, я, вероятно, заработал на тяжелой работе всего несколько сотен долларов в том году. Сегодня любая из этих фотографий, особенно если они были винтажными, стоит тысячи долларов, о которых я даже не мог мечтать в то время. Но это было будущее, моя жена до сих пор говорит, что мне от 20 до 30 лет я все еще живу работой молодого человека, в поту молодого человека.

Роберт Фарбер: Отлично. Должно быть, это было невероятное время.Я оглядываюсь вокруг вашей студии и вижу эти портреты, подписанные Шагалом и президентами - президентом Кеннеди, Эйзенхауэром, Джонсоном, Стивенсоном и Трумэном. Просто накопление этих вещей, какие у вас здесь моменты. Итак, к чему это привело с того момента? Вы, я полагаю, остались в Нью-Йорке?

Арнольд Ньюман: Что ж, весной 42 года я останавливался в Нью-Йорке, когда меня вызвали из призывной комиссии. Как я уже упоминал, я пошел домой в армию.18-летних детей было такое обилие, и мое здоровье из-за гипертонии, меня не приняли, но я сказал никуда не идти, потому что они, вероятно, позвонят мне. И я продолжал звонить в свою военкомат. Это была очень популярная война, и я очень хотел в нее вступить, но мне так и не позвонили. Я был приглашен флотом, так как мой старший брат должен был стать офицером и джентльменом, но он сделал это незаметно. Это все из-за того, что делал мой отец во время Первой мировой войны. Но они взглянули на мои очки? и сказал мне забыть об этом.И я пытался присоединиться к морским пехотинцам, и пытался присоединиться к этому и всему остальному. Мне просто пришлось просидеть войну в Майами-Бич, но я продолжал возвращаться на север, делая больше портретов и экспериментов до 1945 года, когда меня попросили устроить выставку в Художественном музее Филадельфии.

Роберт Фарбер: Разве вам не предлагали выступление в Нью-Йорке перед этим в Филадельфии?

Арнольд Ньюман: Да. Итак, мы открыли выставку в начале сентября - середине сентября - и все арт-директора - Ансель Адамс пришли вместе с Бомонтом Ньюхоллом, которые выбрали мой первый отпечаток в Музее современного искусства.И я провел остаток той зимы всю весну, пытаясь начать, спал на кушетке кузенов, жил на 16 долларов в неделю, какое-то время получал пособие по безработице, а затем выполнял случайные заработки. В конце концов, я получил свою первую работу в Harper's Bazarre. Бен Роуз сделал обложку, я сделал внутренний портрет для Райдера. Затем я пошел домой, чтобы в надежде пойти в армию, но этого не произошло.

Роберт Фарбер: Позвольте мне спросить вас об этом, потому что люди так привыкли к студийным портретам, а не к портретам окружающей среды, которые вы начинали, так как люди приспособились к тому, что вы делаете это?

Арнольд Ньюман: Ну, музей Филадельфии по какой-то причине знал о моих работах, потому что я уже начал много заниматься портретной живописью, и мне предложили выставку под названием «Художники выглядят так».Это было с 45 декабря по 46 января, и они купили всю выставку, около 50 фотографий за 750 долларов, что было большой удачей для меня, но главное, что это привлекло внимание всех журналов. Журнал Life (это было за несколько дней до телевидения) дал мне две с половиной страницы. Harpers Bazarre дал мне две с половиной страницы, все журналы по фотографии и искусству дали мне большие рецензии, и внезапно я стал новой звездой того года.

Роберт Фарбер: Итак, вы бы сказали, что это стартовая точка вашей карьеры?

Арнольд Ньюман: Совершенно верно.Эллиот Элизофин приехал в Майами, где у меня была небольшая студия, где я зарабатывал себе на жизнь во время войны. И он сказал, что ты принадлежишь Нью-Йорку. Когда я приехала в Нью-Йорк, он меня всех познакомил? Журнал Life. Он был одной из звезд, и они отвели меня в сторону и отправили вниз, и следующее, что я знаю, мне предложили самую высокую цену, хотя она начиналась с самой низкой, и я держал рот на замке, и они предложили мне не только высшая дневная ставка, но они дали мне авторские права на страницу. Только один фотограф, который выполнял для них обычную работу, сделал это, но отказался идти в штат.С этого момента я проделал для них массу работы для Harper's Bazarre. Через пару лет я разочаровался в моде и бросил это, и начал работать в журнале Holiday, который стал одним из моих действительно великих клиентов в то время. А Фрэнк Захари, который был арт-директором, а затем редактором Town & Country, был для меня редактором, отправил меня по всему миру и работал со мной даже на местном уровне больше, чем с любым другим человеком в моей карьере.

Роберт Фарбер: Теперь, после того, как все это произошло, кажется, что вы поселились в Нью-Йорке.. . Позвольте мне перейти к сегодняшнему дню - великолепные портреты Игоря Стравинского, Пикассо, которые я вижу, некоторые из этих замечательных портретов, которые есть у вас, даже те, которые не так хорошо известны. Между прочим, я должен сказать, что шоу, которое у вас есть на ICP, просто невероятное. Это шоу, где вы что-то делаете с Kodak, правда, то, что они спонсировали?

Арнольд Ньюман: Это было частью большого подарка на покупку, который начался несколько лет назад и циркулировал, и мы обновили его и добавили много красок к выставке ICP.Это очень хороший, широкий спектр фотографий за шестьдесят лет, включая самую первую фотографию, которую я сделал в первый день, когда я вышел, чтобы сфотографировать мать и ребенка. Для меня было таким чудесным событием вернуться и увидеть свое - ну, я стараюсь не жить прошлым, но люди не позволяют мне - я должен вернуться и подумать об этом. С другой стороны, люди все еще заказывают картинки для репродукции и собирают их как искусство, начиная с самых первых дней, когда я фотографировал. Невероятно, что мне так повезло.И я так часто делал все эти портреты, все эти натюрморты, все, что я когда-либо делал (цвета, абстракции) по заданию, и мне хорошо платили за то, что я делал именно то, что я хочу делать.

Роберт Фарбер: Расскажите нам что-нибудь о новой книге, над которой вы работали.

Арнольд Ньюман: Когда мы первоначально работали над книгой в то время, мы сознательно не обращались к издателям, хотя они узнали об этом, и, к моему удивлению и удовлетворению, к нам обратилось несколько издателей.Однако наше внимание привлекло то, что Татшин? начал делать эту серию небольших книг, они называли это Brick? на немецком. Он не слишком большой, примерно 6 с половиной (7) дюймов на 8 (8 с половиной) дюймов. В нем 671 страница, черно-белая и цветная, и почти 800 страниц, включая текст на английском, французском и немецком языках. Это было слишком хорошо, чтобы быть правдой, потому что его собирались продать за 30 долларов, и мы решили продолжить. Они были в восторге от этого, и мы тоже.Потому что ценой мы помогли многим студентам и молодым фотографам, которые мало зарабатывали, могли себе это позволить. И это была причина, по которой я решил продолжить эту книгу. Это книга 11. И затем каталог, который вы можете назвать 12, и я планирую свою 13-ю книгу как автобиографию, которую я начинаю почти сразу.

Роберт Фарбер: Ваши изображения настолько узнаваемы, настолько хорошо известны, какие из изображений вы чувствуете, некоторые из них являются одними из ваших самых известных образов, насколько вы верите.

Арнольд Ньюман: Пожалуй, самый известный из них - это произведение Стравинского с фортепиано. Это не портрет окружающей среды, это - если вы хотите дать ему название или описание, вы можете сказать, что это символический портрет - я ненавижу названия! И ты должен делать это так, а не так, мне нравится быть свободным и делать все, что я хочу. Следующим по популярности является, вероятно, моя большая фотография Пикассо, а затем еще несколько фотографий Джорджии О'Киф из Ghost Ranch. Их так много, потому что вещи продолжают поступать с просьбами о покупках, есть Крупп, которому я вонзил ему нож в спину - он это заслужил, он был убийцей - отправил слишком много людей на смерть, сотрудничал с Гитлером, отправил десятки тысяч человек насмерть, а может и больше, и так далее, и тому подобное.Моих картин так много, что люди заказывают, что я просто поражен тем, что они их знают.

Роберт Фарбер: Что ж, позвольте мне спросить вас кое-что об этой фотографии Круппа. Я видел, что когда вы читали лекции, вы рассказывали что-то интересное о его портрете или о том, как вы хотели, чтобы он выглядел, зная, что у вас на уме, когда вы его фотографировали.

Арнольд Ньюман: Ну, журнал попросил меня сделать это, попросил меня сфотографировать его, и я сказал, что категорически нет.Они спросили, почему бы и нет: я думаю о нем как о дьяволе. Они сказали: ну хорошо, мы так о нем думаем. По тем или иным причинам они никогда не запускали картину. Мне принадлежат все мои работы, все авторские права и все права на мои работы, я ничего не делаю. С самого начала это было моей договоренностью со всеми журналами, так что мне очень повезло. Вопрос был в том, как я собираюсь это сделать? В те времена у нас не было факсов, у нас были телеграммы, отправляли письма. Я приехал в Париж по другой работе, прежде чем должен был ехать в Эссен.Затем мы позвонили по телефону и, наконец, поднялись туда, и когда я поднялся туда на следующий день, меня привели в маленькую комнату и сказали: «Он выключен».

Роберт Фарбер: Хорошо, Арнольд, позвольте мне вернуться к этому портрету, который вы говорите о Круппе. Это было после Второй мировой войны, и скажите нам, кто он был, для людей, которые не знают.

Арнольд Ньюман: Крупп был осужден как военный преступник. Он управлял этими большими заводами вместе со своей семьей...он на самом деле женился на. Они были производителями боеприпасов для всех императоров, а затем и для Гитлера. Изготавливали всевозможные пушки, боеприпасы, танки и так далее. Ему давали весь рабский труд, который он хотел, людей, которые могли работать. Он приковал их цепями к рабочим столам, чтобы они не могли убежать, если падали бомбы. Они вообще не могли убежать. Он недоедал их, он кормил их половиной калорий, которые позволял Гитлер, чтобы сэкономить деньги, потому что у него было слишком много рабов, доступных ему.Когда они становились слишком слабыми, чтобы работать, их отправляли в Освенцим на смерть. Позже он даже построил фабрику в Освенциме, так что все, что им нужно было делать, это идти прямо в крематории.

Роберт Фарбер: Позвольте мне отступить на секунду. Вы сказали, что явились туда на съемки, а вам сказали, что это не так?

Арнольд Ньюман: Что ж, мне дали красивый номер в отеле, который, как я позже выяснил, принадлежал ему. Мои телефоны прослушивались, но это было ничто, потому что это происходило со всеми, кто имел какое-либо отношение к журналистике в те дни.Вероятно, это происходит и сегодня, здесь, в Америке, я догадываюсь. А на следующее утро меня пригласили - они пообещали мне фотографов в качестве моих помощников, потому что, когда вы берете своего собственного помощника, вы не можете говорить на всех этих языках, и вы не знаете, где дела, когда вы едете в другую страну. Они привели меня в главный офис и усадили в маленькой комнате вокруг стола со всеми вице-президентами и связями с общественностью, и они сказали, что все было отменено, нам жаль, что вы не можете сфотографировать Круппа.Между прочим, я не сказал, что он был осужден как военный преступник, а затем попал в тюрьму. По нашей большой мудрости, в конце концов мы выпустили его из тюрьмы, вернули ему его фабрики, его деньги, его замки и все остальное, что в конечном итоге он бросил в землю, потому что он не был хорошим бизнесменом. Потому что раньше его просто поддерживала власть. Ему нужны были деньги, они давали ему деньги, потому что им было нужно оружие. Поэтому, когда я добрался до этой маленькой комнаты с этим круглым столом, с этими очень высокомерными людьми нацистского типа, я сказал, что это выключено.Очевидно, они бросили на меня один взгляд и решили, что я не буду относиться к нему очень хорошо, что я и собирался сделать (не относиться к нему очень хорошо). Чтобы относиться к этому старому немецкому типу, который извинился и ускользнул, я сразу понял, что должен что-то сделать, хлопнул кулаком по столу и сказал: «Как ты посмел сделать это со мной?» И они не привыкли, чтобы фотографы с ними так разговаривали, и были просто ошеломлены. Я сказал, что хочу, чтобы вы сделали мои фотографии, которые у меня были в небольшой книжке, и показали их Круппу, чтобы он решил.И они это сделали, потому что они не знали, что со мной делать, что я буду говорить с ними, они не очень привыкли говорить свысока с людьми, которые ниже их, и они практически склоняли головы перед Круппом, и они вернулись в страхе и сказали: «Герр ван Болен Крупп увидит вас». И когда я встретился с ним прямо в коридоре, он сказал: «Это ЧУДЕСНЫЕ фотографии, конечно, вы должны сделать меня». И в тот день я настраивался и нашел идеальное место. Я заметил это ОГРОМНОЕ квадратное U-образное литье, самое большое литье из когда-либо сделанных, обрамляющих фотографию.Я понял, что это в другом отсеке, и я посмотрел вверх и увидел поручень, по которому я мог сдвинуться туда, где я хотел. Они сказали, что это невозможно. Я сказал, что если это невозможно, я скажу господину ван Болену Круппу. И он говорит, хорошо, хорошо, посмотрим, что мы можем сделать, и через несколько минут мы построили двухметровую платформу, трехметровую длину, посадили его там, никто не мог видеть, что я делаю, я вытащил Polaroid чтобы проверить свой цвет и экспозицию, и я сделал несколько других, которые показал им, но у меня жесткий футляр для камеры 4x5, и я положил туда поляроиды.С этими словами они сопроводили меня обратно в отель и сказали, что мы хотели бы пригласить вас на ужин. Я сказал, что слишком устал. Я не хотел иметь с ними ничего общего, поэтому сказал им, что просто отправлю ужин в мою комнату. Они были так настойчивы, что я сказал, что выпью, но потом я слишком устал, мне нужно вернуться в свою комнату. Позже мы узнали, что они послали кого-то сфотографировать извлеченный мной полароид, потому что он не работал, и я сказал: «Не могли бы вы наклониться вперед, герр фон Болен Крупп?» и он наклонился вперед.У меня волосы встали дыбом; это было именно так, как я это планировал. Он сидел, и я быстро сделал снимок. Очевидно, мы знаем, что они сфотографировали полароид, и, будучи тем, кто они есть, немцем старого образца, ему сказали просто сфотографировать поляроиды, а не тянуть слайды, чтобы испортить их. Ее фон Болен Крупп пытался добиться от меня очищения от персонального нон-грата в Германии, но у него больше не было политического влияния, и я мог вернуться за историями, но я был напуган. Забавная история, когда меня вывозили, мой обычный водитель не приехал, а вышедший на замену парень выбрал другой маршрут посреди леса, и я испугался.Я вытащил свой швейцарский армейский нож, готовый сказать: «Стой, или я убью тебя», и выбрал короткий путь, о котором я не знал: был аэропорт.

Роберт Фарбер: Арнольд, поскольку картина Стравинского - такая сильная графика с роялем, красивая композиция - это символическая картина, а не экологическая, и почему вы так восприняли ее?

Арнольд Ньюман: Ну, символическое описание, между прочим, происходит постфактум.Мне просто нужно было решить проблему. Теперь Стравинский жил на западном побережье, он собирался в Нью-Йорк, и Harper's Bazarre посоветовал мне сфотографировать его. Когда много лет спустя я написал о нем книгу, фотографирование в гостиничном номере - это целая жизнь, как и мы с вами (мы так много путешествуем). Но я не так хотел представить Стравинского, я хотел представить его как композитора. Я просто начал думать, что люблю классическую музыку, люблю его работы. И тут меня осенило: пианино - такая чудесная, красивая музыкальная форма.Я подумал, что решу это так, как на этой фотографии, и мы нашли идеальное пианино в доме редактора, сняли там одну фотографию, висящую на стене, и из нее получилась прекрасная композиция. Фортепиано - сильная, резкая, линейная, но очень красивой формы, похожая на си-бемоль. Это было просто идеально для того, что я имел в виду. В то время я только что приехал в Нью-Йорк. Это была одна из первых фотографий, сделанных мной для Harper's Bazarre. Кстати, моей первой фотографией для журнала Life был Юджин О'Нил.Когда я приехал в Нью-Йорк, это было невероятно, я начал с вершины - но вернемся к Стравинскому. . Он любил это, и мне это нравилось, но по тем или иным причинам Harper's Bazarre пытался помочь, но они не могли запустить его. Слава богу, я сохранил свои авторские права и поляроиды. И это один урок, который я хотел бы дать молодым фотографам: никогда не отдавайте все права, никогда не отдавайте даже ограниченные права, только одноразовое использование, точка, иначе вы откажетесь от своего права по рождению. Я все еще беру деньги за работу, которой занимался последние шестьдесят лет.

Роберт Фарбер: Исходя из такого рода вещей и советов, что еще вы запомнили, как совет для начинающих? Если они хотят быть действительно успешными, независимо от того, есть ли у них местная студия портретной фотографии или им нужна фотостудия, и они хотят делать портреты - они могут быть в маленькой деревне или городке где-нибудь по всему миру - что вы делаете? предложите, какой ваш лучший совет?

Арнольд Ньюман: Все очень просто: изучайте прошлое, которое уходит корнями в глубину веков.Все изображения восходят к рисункам пещерного человека. Учебная живопись. Изучите реакцию в XIX веке, когда живопись и фотография частично совпадали. Они влияли друг на друга; они оба искусство, если вы можете сделать это искусством. А затем поработайте задом. Другого пути нет. Вы либо работаете утром, в полдень и ночью, либо просто чувствуете, что собираетесь стать богатым, знаменитым или успешным на ночь, забудьте об этом. Если Бог не наделил вас самым необычным талантом, и даже если вы думаете, что он у вас есть, вам все равно придется много работать.Если бы ты был так хорош, это было бы просто у тебя в костях.

Роберт Фарбер: Кроме того, позвольте мне спросить вас: считаете ли вы, что это необходимо (конечно, ваш опыт и мои впечатления полностью отличаются от нынешних), но, по вашему мнению, вы думаете, что фотограф должен быть? в Нью-Йорке или другом крупном городе?

Арнольд Ньюман: Глядя на всех моих друзей, которые добились больших успехов, видно, что они разбросаны по всей Америке, некоторые живут в Европе.Для Нью-Йорка удобно, если вы можете себе это позволить, потому что вы находитесь рядом с издателями и рекламными агентствами, но мало-помалу издатели готовы дать вам работу, даже если вы живете в Сведанке, штат Огайо, или здесь или там, но это было бы ограничивайте свои возможности. Если вы здесь, вы можете видеть редакторов изо дня в день или арт-директоров в рекламе. Это немного упрощает работу. Или вы будете просто курсировать туда и обратно в Нью-Йорк, чтобы увидеть их, и это возможно. Я не могу дать вам совет по этому поводу, потому что у меня никогда не было такого опыта.Мне было лучше, по крайней мере, быть прямо здесь, где происходит действие.

Роберт Фарбер: Ну, Арнольд, было действительно здорово и приятно поговорить с тобой, довольно познавательно и интересно. Мне нравятся ваши изображения, и мне нравятся истории, стоящие за ними. Я желаю вам еще много лет непрерывного успеха, и мы все будем искать ваши книги и выставки в вашей галерее. Если кто-то заинтересован в покупке одного из ваших знаменитых портретов, как им лучше всего это сделать?

Арнольд Ньюман: Сходите в ближайшую фотогалерею, и, вероятно, она там найдется.Если нет, возьмите мой номер факса, найдите меня и позвоните, если вам это интересно (я не разглашаю его).

Роберт Фарбер: Как насчет того, чтобы они отправили нам электронное письмо в фотоателье, и мы могли бы переслать его вашим дилерам, это будет нормально?

Арнольд Ньюман: Ничего страшного.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *