Анна винтур интервью: Интервью Анны Винтур для CNN — главные цитаты

Содержание

Интервью Анны Винтур для CNN — главные цитаты

«, «articleBody»: «Обладая повсеместным статусом влияния, искусно сформированному за тридцать лет карьеры во главе Vogue, Анна Винтур не имеет равных в модной индустрии. Ее репутация вышла далеко за рамки журнала, редактором которого она является, а ее образ — безупречно ровное боб-каре, солнечные очки — уже мгновенно узнается даже в виде силуэта или одной линии наброска. Если покойный Карл Лагерфельд был верховным главнокомандующим моды, то Винтур — глава этого государства, таинственно руководящая вопросами стиля и культуры, гораздо превосходящими представления среднего читателя Vogue. Она выступает в качестве законодательницы моды и стратегического советника генеральных директоров роскошных компаний, использует свою платформу в благотворительных целях (в частности для исследования СПИДа) и превращает Met Gala — ежегодный благотворительный бал в фонд Института костюма Метрополитен-музея — в шикарный вечер с размахом красных дорожек Оскара и серьезное мероприятие по сбору средств.
В 2015 году издание The New York Times сообщило, что бал под управлением Винтур собрал более 145 миллионов долларов — сумма, которая после события, которое пройдет в следующем месяце, вероятно, превысит 200 миллионов. Анна Винтур на балу Института костюма Метрополитен-музея Met Gala Heavenly Bodies: Fashion & The Catholic Imagination, Нью-Йорк 2018 годВ этом году Винтур исполняется 70 лет, и, если верить утверждению Vogue о том, что она останется во главе журнала, возможно, впереди ее ожидают самые сложные годы ее карьеры.Как и многие другие устаревшие медиакомпании, Vogue и его управляющий холдинг Condé Nast переживают сложные времена. Недавно издатель закрыл ряд публикаций из своего актива, в том числе печатные журналы Glamour, Teen Vogue и Self. В то же время офисы Condé Nast в Лондоне — часто позиционируемые как цифровой эпицентр многих изданий, включая Vogue — за последние 1,5 года резко выросли в своих размерах и масштабах. Также были запущены новые онлайн-издания, в том числе Vogue Business.
Тем не менее, точно так же, как управление кораблем совершенно отличается от вождения быстроходного катера, медиагигант Vogue не может адаптироваться к новым условиям со скоростью своих молодых, небольших и хорошо знакомых с цифровыми технологиями соперников.[metaslider id=12874]За годы правления Анны Винтур Vogue также критиковали за использование или злоупотребление фотошопом, в результате чего на фотографиях появлялись необычные контуры тела.В эксклюзивном нью-йоркском интервью журналистке CNN Кристиан Аманпур Винтур выразила оптимизм по поводу изменений в сфере СМИ, в круговороте которых она сейчас находится. Я думаю, нам очень повезло, что сейчас у нас есть так много разных каналов для общения с аудиторией, — говорит она.Если вернуться в те времена, когда я была юной девушкой из Великобритании, когда я получила свою первую работу, хорошим показателем для ежемесячного журнала считалась аудитория в 90 тысяч человек. Сейчас у нас, по-моему, только в инстаграме Vogue US 22 миллиона подписчиков.
Мы общаемся с мужчинами и женщинами по всему миру… и в столь разных форматах, которых 10-15 лет назад мы себе и представить не могли.Беседа с Винтур состоялась на следующий день после того, как Condé Nast назначили бывшего президента музыкального стримингового сервиса Pandora, Роджера Линча, своим первым глобальным исполнительным директором. Эту новость объявили менее чем через шесть месяцев после того, как издатель объявил о слиянии Condé Nast International (чья штаб-квартира находится в Лондоне) с Condé Nast (американское отделение) — это была реструктуризация, вследствие которой генеральный директор компании Боб Сауэрберг ушел в отставку.Слухи о возможном уходе Винтур появились еще до последних переворотов — и прошлым летом они закрутились с новой силой. Однако острые языки снова замолчали после настойчивого заверения Сауэрберга в том, что главный редактор останется на посту Vogue на неопределенный срок. Анна Винтур на 72-ой ежегодной церемонии вручения театральной премии Tony Awards, Нью-Йорк 2018 годАнна Винтур — невероятно талантливый и креативный лидер, чье влияние не поддается измерению, — говорится в заявлении Сауэрберга.
— Она является неотъемлемой частью будущих трансформаций нашей компании и согласилась продолжить работу со мной в качестве главного редактора Vogue и художественного директора Condé Nast на неопределенный срок.Проблемы модной индустрии Модная индустрия во всех ее аспектах в настоящее время столкнулась со множеством серьезных проблем: ее вклад в климатический кризис, споры о мехе и вопросы культурного разнообразия и инклюзивности.И если масштабные коллективные действия сектора по борьбе с климатическими изменениями и стремлению к экоустойчивости в моде предпринимаются довольно медленно (исторически такой пропагандой занималось лишь небольшое количество активных личностей вроде Стеллы Маккартни), самые влиятельные игроки рынков люкса и роскошного стритвира, похоже, принимают эту проблему острее. Буквально вчера ко мне в офис приезжал генеральный директор крупной европейской компании для того, чтобы обсудить экологию, — замечает Винтур. — Все обеспокоены климатическим кризисом и тем, что нужно сделать, чтобы его разрешить.
И, конечно, мы, как и другие индустрии, прекрасно понимаем, что в этом есть и наша вина, и думаем, что мы можем сделать за относительно короткий промежуток времени, чтобы исправить ситуацию. Джин Прессман (генеральный директор Barneys New York в то время) и Анна Винтур на коктейльной вечеринке в конце 80-хИнтересно, что, несмотря на то, что несколько люксовых брендов объявило о том, что они больше не используют в своих коллекциях мех (Burberry, Chanel, Gucci), Винтур не собирается от него полностью отказываться. Она заявила, что в контексте экоустойчивости искусственный мех гораздо больше загрязняет природу, чем настоящий, добавив, что модные дома должны убедиться в том, что они следуют лучшим практикам и остаются этичны в их применении.О том, почему мода закрывает глаза на вредные свойства искусственного меха читайте здесь Пожалуй, больше всего сегодня привлекают внимание вопросы, касающиеся расового и культурного неуважения. В последние месяцы в секторе роскошной моды были допущены очень неудобные и показательные ошибки, после которых Gucci, Prada и Dolce & Gabbana пришлось приносить извинения за расово- и культурно-сомнительные решения.
Всплеск оплошностей начался в прошлом году, когда бренд D&G создал серию роликов для рекламы показа The Great Show, дани уважения Китаю Модного дома. В 40-секундных видео, размещенных в инстаграме, фейсбуке и твиттере бренда, модель Зуо Йе под типичную китайскую музыку с трудом пытается съесть пиццу, пасту и канноли помощью палочек для еды.В последующие месяцы Gucci и Prada были раскритикованы за релиз одежды и аксессуаров, напоминающих блэкфейс.Vogue старательно сообщал о всех провинностях брендов. Но иногда ему тоже не хватало разумности в принятии решений. Анна Винтур, светский обозреватель Найджел Демпстер и редактор Тина Браун на вечеринке Vogue в ноябре, Нью-Йорк 1989 годАмериканскому подразделению издания пришлось извиниться перед журналисткой и активисткой Нур Тагури, которую журнал в подписи к фотографии ошибочно назвал именем другой мусульманской женщины. А в феврале директор по стилю бразильского Vogue Доната Мейреллес была вынуждена уйти со своего поста после того, как в сети появились фотографии с ее вечеринки по случаю дня рождения, на которых чернокожие женщины в традиционных нарядах приветствовали гостей и стояли у трона — эти сцены раскритиковали за сходство с рабством.
Такие инциденты заставили индустрию задуматься о том, какие взгляды она формирует и поощряет. Сегодняшние читатели и потребители требуют от компаний, с которыми они взаимодействуют, большего; от брендов ожидают того, чтобы они заявляли о своих ценностях и были готовыми публично понести ответственность за свои действия.Анна Винтур: борьба за ценности и личная точка зренияВ этих целях Vogue предпринимает немалые усилия по диверсификации. В 2017 году Эдвард Эннинфул заменил Александру Шульман на посту главного редактора британского Vogue, став первым цветным редактором (и первым редактором-мужчиной) в истории журнала. Затем в августе прошлого года Тайлер Митчелл стал первым чернокожим фотографом, снявшим для Vogue историю с обложки, и его портрет Beyoncé украсил обложку американского журнала. На обложке нового номера Vogue Arabia изображены три чернокожие модели в хиджабах.Эдвард — блестящий редактор, — говорит Винтур. — И я думаю, что в своем бесстрашном стиле редактирования он привнес в британский Vogue совершенно новую перспективу — при всём уважении к редактору, который на протяжении многих лет был там до Эдварда.
Я думаю, он очень неравнодушен к вопросам расы. И он очень увлечен политикой… Он отстаивает свою точку зрения и не пытается всем угодить, потому что сегодня это просто невозможно. Анна Винтур и Карл Лагерфельд на 12-й ежегодной церемонии награждения Совета модельеров Америки, Нью-Йорк 1993 годВо время интервью Винтур несколько раз возвращалась к идее отстаивания своей точки зрения. Всем хорошо известно ее участие в политической деятельности США, в особенности ее поддержка Хиллари Клинтон во время последних президентских выборов. Она трижды помещала Мишель Обаму на обложку Vogue, а недавно в журнале написали большие статьи о сенаторе Калифорнии Камале Харрис и члене Палаты представителей США Александрии Окасио-Кортес.В ответ на вопрос о том, чего она пыталась добиться, приближая Vogue к политической сфере, Винтур сказала: Я не думаю, что сейчас подходящий момент для того, чтобы не придерживаться определенной позиции… Я уверена, как и, я думаю, уверены все, кто работают в Condé Nast, в том, что нужно бороться за свои ценности и иметь свою точку зрения.
Она также обратила внимание на тот факт, что многие политические фигуры, про которых писали в журнале, являются демократами: Я считаю, что очень важно иметь свою точку зрения, и мы пишем о женщинах, в которых мы верим… (В частности) после поражения госсекретаря Клинтон в 2016 году мы верим в то, что женщины должны занимать руководящие должности, и мы намерены их поддерживать. Бывший госсекретарь США Хиллари Клинтон и Анна Винтур на торжественном открытии новой почтовой марки в честь Оскара де ла Ренты, Центральный вокзал Нью-Йорка 2017 годГоворя о Мишель Обаме, Винтур похвалила бывшую первую леди за ее бесстрашие и преобразование своей роли. Она так вдохновила многих женщин. И, конечно — очень эгоистичное замечание, говорю как главный редактор Vogue — она чудесным образом повлияла на моду. Она обожает моду.У нас в Vogue есть традиция — фотографировать первых леди, когда они только вступают в свою роль. Это были необыкновенные, замечательные женщины, и для нас было честью их сфотографировать.
Но они всегда с большой осторожностью подходили к тому, во что они хотели одеться, и какой имидж они хотели себе создать: почти всегда это какой-то пиджак, может быть, жемчуг, если это миссис Буш. Но Мишель Обама была бесстрашной, и это было настоящей радостью для всех, кто работает в модной индустрии.Еще одна женщина, появившаяся в журнале — это премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Ардерн, получившая широкое одобрение за меры, принятые после терактов в двух мечетях в Крайстчерче. Я думаю, что она исключительно прямолинейный и красноречивый человек, — говорит Винтур об Ардерн. — Никогда не создается такого впечатления, как будто она просто озвучивает мнение властей.У нее действительно получилось объединить страну совершенно выдающимся образом, что я редко видела у других лидеров. Она меня очень тронула, и когда она сказала “мы все — одна страна”, это было посланием, которому стоило бы поучиться лидерам другим стран.Иногда на меня был направлен определенный уровень критики, которому мужчину в похожем положении, возможно, не подвергли быБудучи явной сторонницей сильных женщин в качестве лидеров и образцов для подражания, Винтур не забывает упомянуть и своего отца, благодарная ему за то, что с раннего детства он вдохновлял ее и помог прийти в журналистику. Ее отец, получивший прозвище Chilly Charlie и практически 20 лет занимавший пост редактора лондонской газеты Evening Standard, во многих отношениях повлиял на Винтур. Но вместо его знаменитой загадочности среди передавшихся ей черт Винтур называет решительность и энтузиазм. Анна Винтур в окружении дизайнеров Ральфа Лорена и Томми Хилфигера, Нью-Йорк 1990 годНа протяжении всей карьеры Винтур ее имидж был постоянным источником интриг и появления мифов. Вне зависимости от того, считают ли люди, что она просто немного холодна или способна относиться к своим сотрудникам с уровнем тирании, достойным Миранды Пристли (персонажа, который, по слухам, был создан на основе Винтур) из фильма Дьявол носит Prada, предметом восхищения СМИ и мира моды является именно ее резкость.Иногда на меня был направлен определенный уровень критики, которому мужчину в похожем положении, возможно, не подвергли бы, — говорит она.К примеру, постоянным предметом обсуждения является ее внешность. Подняв тему веса, Винтур говорит о том, что ее часто критикуют за то, что она слишком худая. Тем не менее, она не чувствует себя ущемленной из-за того, что она женщина. Я очень сосредоточена, — говорит она. — Поэтому, возможно, из-за своей последовательности и сосредоточенности я не обращаю на это внимание.Не имея аккаунтов в социальных сетях, Винтур удается держать свою личную жизнь в тайне, из-за чего СМИ приходится полагаться на различные намеки, слухи и умозаключения, основанные на ее появлении в таких документальных фильмах, как Сентябрьский номер и Бал. Оскар де ла Рента, Анна Винтур и Андре Леон Телли за кулисами показа коллекции Oscar Del La Renta Fall/Winter 2006, Нью-Йорк 2006 годСолнечные очки, пожалуй, являются наиболее очевидным способом защиты Винтур от попыток ее проанализировать. Она говорит, что очки, которые она не снимала на протяжении всего интервью, это невероятно полезная вещь, потому что так люди не могут узнать, о чем ты думаешь. Они помогают мне, когда я немного устала или хочу спать, — добавляет она. — А, может, отчасти они уже стали опорой того, кто я есть. Но сегодня они мне действительно нужны.Предоставив редкую деталь личной информации, она призналась в том, что неважно себя чувствует: Буду предельно откровенна: я уже неделю очень сильно болею. К тому же, я только-только перенесла операцию на глазу, так что вот почему я сегодня в очках.Источник: Edition.cnn.com  О мнении Тома Форда об американской моде и CFDA читайте по ссылке » }

Анна Винтур рассталась с мужем после 16 лет брака

Анна Винтур

Личная жизнь главного редактора американского Vogue Анны Винтур (70) всегда оставалась тайной за семью печатями: журналистка не давала интервью на эту тему, не комментировала слухи о романах и даже на публике редко появлялась со второй половинкой.

Анна Винтур и Шелби Брайан

Однако в прессе периодически все-таки появляется информация о жизни Винтур за пределами кабинета главы Vogue, так, портал  Page Six сообщает о том, что Анна рассталась с супругом, миллионером из Техаса, Шелби Брайаном после 16 лет брака. Как пишут зарубежные СМИ, отношения пары испортились еще в 2013 году (с тех пор они почти нигде не появлялись вместе), однако они продолжали жить вместе, дружить и воспитывать детей.

Шелби Брайан и Анна Винтур

Супруги никаких официальных комментариев на эту тему пока не давали, да и представители Винтур отказались от каких-либо заявлений. 

Напомним,  в 1984 году Анна Винтур вышла замуж за детского психиатра Дэвида Шэффера, от которого родила двоих детей: Чарльза и Би.

Би Шаффер и Анна Винтур Чарльз Шаффер

Пара развелась в 1999 году (по слухам, из-за нового романа журналистки — как раз в конце 90-х стало известно о ее отношениях с Шелби Брайаном). Пара поженилась в 2004 году, общих детей у них нет.

Шелби Брайан и Анна Винтур

Читай также

Наоми Кэмпбелл, Карди Би, Наталья Водянова и другие на показе Balenciaga

Собеседование у Анны Винтур: как это было

Анна Винтур

Единственное, что может быть трепетнее нежданной встречи с Анной Винтур, это встреча назначенная, а точнее, собеседование!

Уже ознакомив всех жаждущих карьеры в мире моды с требованиями главного редактора «Библии моды» – американского Vogue — к своим потенциальным сотрудникам, мы продолжаем тему, публикуя истории собеседований с Анной Винтур десяти «испытуемых». Эти счастливчики побывали на личной встрече с главредом издания в разные годы, начиная с далекого 1989-го.

Номер один: девушка, потратившая на подготовку к встрече с Анной Винур пять тысяч долларов

От звонка, сообщившего мне о назначенном собеседовании, до встречи с Анной Винтур у меня был всего один вечер. Прежде опыта работы в модной индустрии у меня не было, так что единственным дизайнерским лейблом в моем гардеробе был J.Crew. Итак, после рабочего дня накануне собеседования я оправилась в Barneys – это был единственный магазин поблизости, который был открыт до восьми вечера, а рядом с ним — маникюрный салон, на табличке которого значилось время закрытия — девять ноль-ноль. Это и был мой выбор.

Я купила шелковое платье Proenza Shouler, туфли Prada и ремень Celine, потратив в общей сложности две тысячи долларов. Последней моей покупкой стала сумка Marc Jacobs за три с лишним тысячи долларов. Однако это того стоило.

Вердикт: Получила работу.

Номер два: девушка, которую попросили не плакать на работе

Я решила не тратить состояние на модный комплект для собеседования и воспользовалась содержимым винтажной лавки. На встречу отправилась в абрикосовом платье с золотыми пуговицами и в туфлях с открытым носком, взяла сумку Prada у подруги и украшения David Yurman у друга-дизайнера.

Перед интервью меня спросили, есть ли у меня привычка лить слезы на работе, так как Анна Винутр ненавидит слушать всхлипы, раздающиеся из офисной ванной комнаты. Во время самой встречи Анна Винутр обратила вниманиее на мой адрес, указанный в резюме: так вы живете в Бруклине? Видимо, это ее не вдохновило. Кроме того, она спросила, чем занимаются мои родители. Мой ответ о том, что они учителя, ей также по вкусу не пришелся.Вердикт: кандидатура отклонена.


Что скажет Анна Винтур — «Да» или «Нет»?

Номер три: девушка, которая приходила на собеседование трижды

Мое первое собеседование у Анны Винтур состоялось в 1989 году – тогда я выбрала для встречи с ней жакет с юбкой Betsey Johnson, черные плотные колготки Donna Karan и жуткие туфли-копыта. Анна Винтур, наверное, внутренне вздрогнула.

Когда я оказалась у нее на собеседовании во второй раз, я уже вела себя умнее: надела простое черное платье Calvin Klein. А перед третьим собеседованием у нее (похоже, я мазохист!) я вместе с другом отправилась в Bergdorf, чтобы собрать полноценный модный комплект.Вердикт: получила предложение на три различные должности.

Номер четыре: девушка в Dr. Martens

В тот  день я понятия не имела, что буду проходить на собеседование у Анны Винтур, но даже если бы знала, вряд ли изменила бы свой выбор. Все эти пиететы перед Vogue мне чужды. Тем более, это было всего лишь собеседование по поводу должности помощника, а не модного редактора, поэтому на мне был просто один из моих любимых комплектов: темно-серая плиссированная юбка Anna Sui, черный джемпер, черные колготки и ботинки Dr. Martens. На дворе был 1993 год – так почему бы и нет?Вердикт: получила работу.

Номер пять: мужчина

Сообщение о назаченной на понедельник встрече с Анной Винтур я получил по электронной почте в четверг. Как только я повесил трубку, тут же начал готовиться: стал перелистывать свежие газеты и журналы и записался на стрижку. На встречу я надел простой светло-серый костюм Tom Brown, белую рубашку, верхнюю пуговицу на корой оставил незастегнутой, и темно-коричневые ботинки из лаковой блестящей кожи.

Прежде чем завести разговор об открытой вакансии, мы с Анной Винтур обсудили новости, теннис (я им всерьез увлекался). Признаюсь, было страшно. Она вела себя как суперпрофессинал!
Вердикт: получил работу.

Номер шесть: девушка, купившая туфли за тысячу долларов

Звонок о встрече состоялся вечером в понедельник. На часах было примерно пять. Мне задали вопрос: «Можете ли вы встретиться с Анной завтра в два?». Я согласилась, повесила трубку и понеслась к шкафу.

Затем я позвонила другу-стилисту, который успокоил меня, сказав: «Не переживай, она профессионал, она ежедневно проводит собеседования. Не думай, что ты такая одна. В любом случае, что бы ты ни надела, это все в ее глазах уже прошлый сезон».

У меня было время съездить в Soho за обувью. Я купила там туфли Proenza Shouler с открытым носком за тысячу долларов и побежала домой. На собеседовние я надела шелковые брюки 3.1 Philip Lim с высокой талией, блузку, взяла у друга-стилиста черную сумку Celine и завершила это великолепие пальто Apart. С остальным было проще: практически ноль макияжа, прямые волосы, обручальное кольцо и никакого парфюма!Вердикт: получила работу.

Номер семь: девушка с ирокезом

Мое собеседование с Анной Винтур было почти десять лет назад. Это была вакансия в арт-отдел, я решила выделиться и пришла с ирокезом. Получила от Анны Винтур легкую ухмылку.
Вердикт: получила работу.

Номер восемь: девушка, которую посадили на самолет

Это было мое девятое и последнее собеседования в Vogue. Для встречи я позаимствовала у подруги зеленое платье Helmut Lang, которое надела с черными плотными колготками. Наше интервью длилось на более пяти минут, после чего меня сразу отправили работать в Польшу.Вердикт: получила работу.



Номер девять: девушка, у которой не было денег

Специалист по персоналу позвонил мне и назначил встречу. На подготовку у меня был ровно один день. В результате я прошла собеседование со специалистами Вирджинией, Джессикой и Мередит. На следующий день HR перезвонил и пригласил на встречу с самой Анной Винтур. В запасе был еще один день. Но я никогда не была особенно сведущей в моде, кроме того, только-только выпустилась из колледжа. В общем, денег на покупку достойного Vogue комплекта у меня просто не было. Поэтому я решил взять вещи напрокат.

Надела золотистую юбку J.Crew, белую сорочку, застегнутую под горло, блейзер Pobert Rodriguez поверх, и черные туфли Zara. Около трех часов я потратила на укладку, в результате сделав высокий конский хвост.

Вердикт: получила работу.

Номер десять: девушка, которая попросила Анну Винтур подождать

Прилашение на собеседование к Анне Винтур я получила во время моей последней недели учебы в колледже. Я была уверена, что это просто розыгрыш, поэтому я спросила, могут ли работодатели подождать, пока я не закончу учебу.

Сразу после окончания выпускного я стала готовитсья к собеседовнию. На встречу пришла в креповом платье Balenciaga из последней коллекции (потратила все, что накопила за годы учебы), белой классической сорочке, под воротничок которой поместила колье, и обула туфли Prada.

Вердикт: получила работу.

А как бы поступили вы?

История главного редактора журнала «Voque» Анны Винтур

Про нее говорят, что ужаснее человека не существует! Анна Винтур – главный редактор американского издания журнала «Voque» и самая важная персона в мире моды! Именно про ее ужасный характер сняли фильм «Дьявол носит Prada». Как Анне Винтур удалось без высшего образования удалось занять самое главное кресло в сфере моды? И не освобождать уже более 30 лет!

«Я пришла сюда, чтобы занять ваше место!», — именно так сказала Анна Винтур, когда еще начинающим журналистом брала интервью у главного редактора журнала. Дочь профессора Гарвардского университета всегда была непосредственной, часто советовала отцу, что лучше выпускать отцу в его газете, чтобы привлечь молодежную аудиторию, а в школе была настоящим бунтарем. Анна самостоятельно укорачивала свои школьные юбки, потому что считала их длину не модной! Поэтому не удивительно, что в 16 лет ее исключили из престижной школы в Лондоне! Но Винтур только обрадовалась! Обрезала ненавистные длинные волосы и носит прическу, которой не изменяет уже более чем 50 лет. Привлекательная и умная Винтур подумала, что высшее образование ей не нужно, взамен того она пошла на модные курсы. Но было бы удивительно, если бы эта норовливая особа их закончила!? Взгляды Анны не совпадали с преподавательскими.

«Вы или знаете и понимаете моду или нет!», — заявила она и стукнула дверьми. Но отсутствие образования никак не повлияло на то, чтобы построить блистательную карьеру. Правда, говорят, кроме природных способностей и настырного характера ей в этом помогли множество влиятельных мужчин. В Свое время Винтур встречалась с известными журналистами, редакторами, издателями и фотографами и эти связи сделали ее своей в мире моды. Однако путь к желаемой должности главного редактора самого влиятельного глянца длился долгих 20 лет!

В 21 Анна Винтур переехала в Нью-Йорк, она меняла любовника за любовником, журнал за журналом, ее очень ценили за прогрессивные взгляды и современный подход, что приумножало тиражы. Однако не меньше ее ненавидели за ужасный характер! Когда Анна познакомила со своим стилем работы практически все ведущие глянцы и издания страны, то наконец-то попала в редакцию того самого мечтающего «Voque» — как креативный директор. Казалось, желаемое кресло совсем рядом! Но в нем нерушило сидела Грейс Мирабелла, та самая, которой в юности Анна заявила, что пришла занять ее место! Грейс терпела прогрессивные идеи Анны долгих 9 месяцев и, в конце концов, уволила неугомонную новаторку! Однако предложила ей место главного редактора британской версии издания журнала и Винтур согласилась!

Вернувшись в Лондон, Анна устроила и свою личную жизнь. 1984 год редактор вышла замуж за детского психолога Дэвида Шаффера. В следующем году родила сына Чарльза, а через 2 года – дочь Би. А в 1988 году наконец услышала, что кресло американского «Voque» свободно и ждет ее! Именно Анна вывела героинь своего журнала на улицу. С ее легкой руки на обложке начали появляться Голливудские актрисы, только фото Дженнифер Лопес редакторша запретила на первую полосу, так как считала ее слишком вульгарной! Также не пускала на страницы журнала Ким Кардашьян!

После череды сплетен о том, что у Анны появился любовник в 1999 году они с Дэвидом Шаффером развелись, а в 2004 году поженились и до сих пор живут вместе с Шелби Брайаном.

«Мне не нужно продвижение в инстаграме». Анна Винтур дала интервью The Economist

Экологичность, соцсети и модные шоу

Журналистка издания The Economist Анна Макэлвой взяла интервью у главного редактора американского журнала Vogue Анны Винтур.

В интервью Анна рассказала об экомоде, отношении к социальным сетям и о том, как изменились модные показы. Анна отказалась говорить о том, почему первая леди США Мелания Трамп по традиции не украсила обложку Vogue. Вместо этого она поделилась своими мыслями о Мишель Обаме, которая, к слову, трижды была на обложке американского Vogue: в марте 2009-го, апреле 2013-го и декабре 2016 года. Первой же супругой американского президента, которая украсила обложку Vogue USA, стала Хиллари Клинтон в декабре1998 года.

Об экологичности в моде: Мода очень изменчива, и мы должны смириться с этим. Сегодня многие говорят о нашей планете и о том, как мы можем помочь ей. В наши дни экологичность – главная тема в моде, и то, что делают бренды в этом направлении, очень важно.

О социальных сетях: Я не думаю, что мне обязательно вести, например, инстаграм-аккаунт и как-то продвигать себя в нем, несмотря на особенности моей работы. Vogue замечательно общается со своей аудиторией со всего мира с помощью различных платформ. У нас очень развитые социальные сети, особенно инстаграм – там около 27 миллионов подписчиков на данный момент. Это не просто социальные сети, это продолжение печатной версии журнала, нашего сайта и наших мероприятий. Конечно, я помогаю сформулировать посыл Vogue в интернете. Я с радостью снимаюсь в видеороликах Go Ask Anna для YouTube. Мне нравится давать интервью. Соцсети – это прекрасная возможность для коммуникации, и мы должны пользоваться этим. Это помогает поддерживать связь с аудиторией. Прекрасно, что мы имеем все эти каналы. Каждый из них работает по-разному, и мы можем использовать их по-разному. Многие молодые дизайнеры, например из Австралии или Украины, могут глобально заявить о себе с помощью соцсетей. Сегодня нужно рассказывать о том, что ты делаешь, всему миру.

О модных шоу: Когда я только начинала заниматься модой, все было иначе. Изначально показы были закрытыми. Их посещал определённый круг людей – fashion-журналисты и фотографы. Тогда еще не было инфлюэнсеров, не делали такого большого количества фото- и видеоматериалов с показов и не было инстаграма, чтобы моментально распространить фото и видео. Дизайнеры создавали в основном кутюрные коллекции. Было очень мало покупателей.

Сейчас мы наблюдаем огромное количество изменений. Модные показы стали подобны театральным шоу с определенной историей, которую рассказывают дизайнеры своей аудитории и распространяют с помощью диджитал-каналов.

О Мишель Обаме: Я думаю, у Мишель Обамы прекрасный вкус и превосходный стиль. Мишель много сделала для модной индустрии. Она поддерживала как молодых американских дизайнеров, так и дизайнеров со всего мира. Для меня она – пример для подражания.

 

Читайте также:

Рик Оуэнс выпустит две книги: о своей работе и о жизни дизайнера Ларри Легаспи.

Вечная классика: Как одеваются гости Helsinki Fashion Week.

За что Анна Винтур ненавидит Меланью Трамп

Главный редактор Vogue США Анна Винтур оскорбила Меланью Трамп в своем последнем интервью. Журналистка проигнорировала просьбу интервьюера из журнала The Economist оценить гардероб действующей первой леди — вместо этого она начала хвалить чувство вкуса Мишель Обамы, рассказав о той, кем восхищается на самом деле. «Газета.Ru» — о том, за что Анна Винтур отправила Меланью Трамп в черный список.

Главный редактор американской версии журнала Vogue Анна Винтур отказалась комментировать стиль действующей первой леди США Меланьи Трамп. В новом интервью для подкаста делового издания The Economist корреспондент издания Энн МакЭлвой завела разговор о первой леди США — и том, как осознанно Меланья Трамп подошла к выбору одежды для официального визита в Великобританию в прошлом месяце.

Однако когда МакЭлвой спросила у главреда самого влиятельного модного журнала в мире о том, как она оценивает умение бывшей модели одеваться, та без какого-либо предисловия начала хвалить гардероб предшественницы Меланьи — Мишель Обамы.

Судя по всему, Винтур собиралась говорить только о тех людях, которые ей нравятся. Она сказала: «Ну, я думаю, что первая леди Мишель Обама потрясающе принимала модные решения. Она поддерживала молодых американских дизайнеров». Анна Винтур добавила, что Обама была «во многом лучшим послом, который мог быть у этой страны».

Корреспондент The Economist попыталась перевести беседу на действующую первую леди США. «Но сейчас она (Мишель Обама — «Газета.Ru») не первая леди. Так что как насчет той, которая есть сейчас?» — задала она вопрос. На это Винтур ответила односложно: «Для меня (Обама — «Газета.Ru») это пример, которым я восхищаюсь».

Но можно считать, что на вопрос был дан ответ — о людях, которые главреда Vogue не впечатляют, она предпочитает не разговаривать.

Безукоризненным вкус Мишель Обаму могут назвать далеко не все. Те, кто помнит ее рейтинги в 2015-м и 2016-м годах, прекрасно знают, что в тот период модные критики тоже обсуждали наряды первой леди — но только они говорили, что Мишель одевается попросту безвкусно.

Да и саму Анну нередко обвиняют в том, что пока она диктует последние тренды всем остальным, на себя у нее времени как будто не остается.

В апреле Анна Винтур заявила, что ей неинтересно публиковать снимки супруги Дональда Трампа в журнале, который она возглавляет. В ответ на это официальный представитель Меланьи Трамп Стефани Гришем рассказала Fox News, что позирование для модного журнала «не является целью» первой леди. «Появление на обложке Vogue не является целью миссис Трамп, она уже занималась этим задолго до того, как стала первой леди, — подчеркнула Гришем. — Ее роль в качестве первой леди США и все, чем она занимается, намного важнее, чем поверхностная фотосессия и обложка».

Пресс-секретарь Меланьи Трамп отметила, что заявление Винтур демонстрирует исключительно то, «насколько предвзята индустрия, и то, насколько узколоба и неуверенна в себе Анна Винтур на самом деле».

В заключение Гришем добавила, что за все время своего пребывания на посту Меланья Трамп, «к сожалению, привыкла к подобному враждебному настрою».

Комментарий со стороны офиса первой леди последовал после интервью, во время которого корреспондент CNN Кристиан Аманпур спросила у главного редактора глянцевого журнала, почему Vogue делает героями своих обложек супруг президентов и женщин-политиков. Аманпур забыла упомянуть, что этой чести не была удостоена жена нынешнего лидера страны, хотя ее предшественницы Мишель Обама и Хиллари Клинтон становились героинями нескольких номеров издания.

Тогда Винтур сказала, что выбирает героинь на обложки по принципу необходимости «отстаивать то, во что ты веришь», и призналась, что нужно уметь высказывать свою позицию. «В журнале мы освещаем жизнь женщин, которым мы верим и которых поддерживаем, мы чувствуем, что они лидеры», — объясняла британка.

За время своего пребывания на посту первой жены государства Мишель Обама успела подружиться с британкой Винтур и снялась для журнала три раза, а Хиллари Клинтон стала героем рождественского выпуска в 1998 году, когда ее супруг Билл Клинтон находился на посту президента США.

Критики издания отметили, что неприязнь Анны по отношению к словенской модели, которая стала женой одного из наиболее обеспеченных людей в США, была очевидна задолго до того, как Дональд Трамп баллотировался в президенты. Когда в 2005 году Меланья Кнавс и Дональд Трамп поженились, американский Vogue отдал свадьбе — и невесте — свою обложку. Но только вместо того, чтобы написать: «Меланья Трамп», журнал, якобы продвигающий феминизм с того момента, как руководящую позицию заняла Анна, вышел с заголовком «Миссис Трамп».

Как проходит собеседование у Анны Винтур? Отрывок из книги Эми Оделл «О дивный модный мир. Инсайдерские истории экс-редактора Cosmo о дизайнерах, фешен-показах и звездных вечеринках»

Все выглядело именно так, как описывали в статьях и показывали в фильмах. Если вы отправляетесь на Гавайи, то это приятно. Если идете на собеседование — это ночной кошмар: вы-то думали, что это не может быть правдой, но на самом деле все так и есть.

Хотя воображение рисовало разные замечательные вещи, связанные с работой в Vogue, я никогда не думала о последствиях сильного страха перед боссом, о том, как это повлияет на результат.

По сторонам от двустворчатой двери, ведущей в кабинет Анны, были оборудованы два рабочих места с компьютерами, как в фильме «Дьявол носит Prada». Легендарный проход к ее столу был именно таким длинным, как о нем все говорили: достаточным для того, чтобы рассмотреть вас, оценить наряд и вызвать чувство смущения. Все помещения офиса Condé Nast были залиты серым приглушенным светом, но кабинет Анны выглядел бастионом белого. Перед ее столом стояли два серебристых металлических стула. Слева от входа — зона с диваном. Вы, конечно, видели это в документальном фильме о журнале Vogue «Сентябрьский номер», а также в картине «Дьявол носит Prada». Мне показалось, что потолок в кабинете ниже, чем я представляла, из‑за чего появлялось ощущение близости, если сидеть перед ее столом. Это было странно и не ассоциировалось с Анной.

Анна сидела за столом спиной к окнам, выходившим на Таймс-сквер и знаковые перекрестки центральной части города, на которые определенно предполагалось смотреть с высоты. За окном было светло в любое время суток, и становилось понятно, почему Анна всегда носит в помещении солнцезащитные очки. Но если она сидела спиной к свету, то любой ее собеседник оказывался к нему лицом.

Итак, я приблизилась к Устрашающей Анне, освещенной мерцающим светом реклам; она встала из‑за стола. На ней было голубое платье с принтом, которое выглядело дороже любого предмета мебели в моей квартире, включая матрас. Она протянула мне руку. Не помню, что я почувствовала, потому что не могла отвести взгляд от моего резюме, лежащего на ее столе. Эта женщина не только знала о моем существовании — перед ней лежало мое резюме, которое она собиралась прочитать в моем присутствии. Я ощутила, как загорелись щеки, по телу прошла горячая волна. Климакс в двадцать с небольшим? Вполне возможно. Многие городские жительницы, перегруженные работой, уже с этим столкнулись.

Итак, словно под действием силы неонового света от рекламного щита с Таймс-сквер, она нагнулась вперед и протянула мне руку. Широко улыбнулась. Мы обменялись рукопожатиями.

— Рада вас видеть, — сказала Анна.

— Спасибо, что уделяете мне время, — промямлила я.

Беседа с Устрашающей Анной, освещенной мерцающим светом, требует максимальной концентрации, для того чтобы не вести себя как кошка, следящая за точкой от лазерной указки. Половину времени мне хотелось дать себе по физиономии, другую половину времени — дать по физиономии ей. Когда вы идете на собеседование, и неважно, с Анной Винтур или нет, то вы не можете обращаться с собеседником как с игрушкой для кошки, если рассчитываете на успех.

— Итак, вы — одна из тех, кто преследует меня на сайте The Cut, — усмехнувшись, сказала Анна. То есть она очень быстро поставила меня в крайне неловкое положение.

— Ха-а-а-а… — произнесла я.

Затем Винтур задала обычные для собеседования вопросы о том, как я распределяю время в течение дня. Я объяснила, что главным образом сижу за столом и каждые сорок пять минут выкладываю в блоге свои посты или редактирую посты, приходящие от сотрудников офиса или от фрилансеров.

— Вы выходите в свет? — спросила она. — Посещаете мероприятия?

— Большую часть времени я провожу в офисе, — объяснила я. — Когда нужно собирать новостные блоги, практически не остается времени выходить в свет.

— Мне нравится, когда репортеры бывают на людях, все видят, — сказала Анна. Вероятно, она имела в виду модные мероприятия и посещение шоурумов, то есть осмотр висящей на стойках одежды. Мало у кого из работающих в интернете журналистов в Нью-Йорке есть время на это.

— Я была бы рада оторваться от рабочего места и посещать больше мероприятий, — сказала я. — К сожалению, сейчас это не входит в мои обязанности.

Анна действительно казалась застенчивой, как и предупреждала моя советчица. Она часто опускала глаза, не смотрела в лицо, что можно было принять за признак нервозности. Могу понять, поскольку сама стеснительная и неловкая; и тот факт, что я удачно проходила собеседования, идет вразрез с моей природой. Полагаю, единственное, что работает в мою пользу при всей моей робости, неуклюжести и неумении продать себя (на собеседовании, во время интервью со знаменитостями), это моя очевидная прямота. Я не способна скрывать свои эмоции и мнение, не умею вешать лапшу на уши. И у меня не было намерения врать или притворяться на этом собеседовании. Во-первых, я была для этого слишком испугана. А во-вторых, предупреждение не делать вид, что я разбираюсь в теннисе, беспокоило меня, как шипы на обуви от Christian Louboutin, не дававшие покоя Марку Холгейту.

— Чем вы занимаетесь по выходным? — спросила Анна.

К счастью, этот ответ я отрепетировала.

— Мой приятель учится в магистратуре в Бостоне, в Гарвардской школе бизнеса, поэтому я часто езжу к нему по выходным. Но работы так много, что иногда приходится сидеть за компьютером по субботам и воскресеньям. И еще я бегаю: каждое утро — от трех до пяти миль, — похвасталась я.

— Это вам на пользу, — восхищенно произнесла Анна. Зная, что она спортивная женщина, которая тратит много времени и энергии на фитнес, я подумала, что было правильно подчеркнуть это.

— Спасибо, да, я люблю бегать. Поэтому каждые выходные стараюсь увеличить дистанцию — от шести до десяти миль. И, конечно, я встречаюсь с друзьями.

Но Анна желала большего, что было понятно по ее лицу.

— Музеи? — спросила она.

— О, — начала я, пораженная ее вопросом. Музеи? Посещаю ли их? — Разумеется, разумеется, время от времени я хожу туда.

— Что вы видели в последнее время? — настаивала она.

— Хм…

Музеи. Кто в свободное время ходит туда? Я наслаждаюсь, глядя на картины, старинную мебель и скульптуры с надписями на латинском языке; испытываю особое удовольствие, находясь в огромных зданиях с прекрасной системой кондиционирования воздуха. Но не ищу мест, привлекающих толпы туристов, не вижу смысла в том, чтобы в выходные пораньше выйти из дома и попасть на только что открывшуюся выставку. Поэтому нет, музеи не вписываются в мой образ жизни; я некультурный человек, который ходит туда раз в год, когда семья собирается в городе и нужно чем‑то заняться. Что‑то вроде боулинга.

Думаю, Анне хотелось, чтобы я ответила: «О, я только что с удовольствием посетила выставку [вставьте сюда имя знаменитого художника] в Музее современного искусства». Или: «Я шесть лет изучала латынь, поэтому посещение римского крыла в музее Метрополитен для меня — бальзам на душу». (Я и вправду шесть лет учила латынь!) Но нет, я не могла думать ни о чем, кроме моды.

— Я взяла за правило ходить и смотреть некоторые вещи, например выставку в Институте костюма, — это ежегодный праздник, который устраивает журнал Vogue, его еще называют «Оскаром» Восточного побережья. — Скоро откроется выставка в Испанском институте, я с нетерпением жду ее, — к счастью, в тот день я прочитала пресс-релиз об этой выставке, поэтому завязала «узелок на память», чтобы упомянуть во время разговора. Это произвело впечатление на Анну, она кивнула — словно я заработала очко. Но, конечно, она поняла, что я старалась заработать его.

— А каковы ваши цели? — спросила Винтур.

— В смысле профессиональные?

— М-м-м.

— У меня их три. Первая — написать книгу. Вторая — управлять собственным женским онлайн-журналом. Третья — увидеть свое имя в журнале Vogue.

Анна засмеялась. Честно говоря, слегка снисходительно. Как будто знала, что мои попытки тщетны, потому что я тупица, избегающая музеев и предпочитающая смотреть реалити-шоу «Пляж», вместо того чтобы пойти в ботанический сад. Я попыталась напомнить себе, что человек, проводящий собеседование, хочет, чтобы ты получила работу. Но я так и не поняла, желает ли Анна, чтобы я работала в ее команде. Ее как будто позабавили мои слова.

— А как насчет истории моды? — продолжала она.

— Не очень, — сказала я. И до сих пор жалею об этом ответе. В то время я знала об истории моды немало, но побоялась расспросов. — Работаю над этим и стремлюсь пополнить свои знания.

— Но вы можете сопоставить с контекстом? Десятилетия? Дизайнеры? Ориентируетесь в этом?

— О да, конечно, — поспешила ответить я.

— У вас есть вопросы ко мне? — спросила Анна.

Безусловно, вопросы были! Я могла бы спросить: «Вы любите кошек?» Или: «Соблюдаете низкоуглеводную или низкокалорийную диету?» Но я оговаривала этот момент с наставником, поэтому вопрос у меня был: я сделала карьеру на том, что не писала в стиле журнала Vogue, скорее, относилась к моде саркастически. Именно это помогло мне найти аудиторию и увеличить количество подписчиков своего блога. Поэтому было довольно странно, что я находилась на собеседовании именно в журнале Vogue. Ведь я заработала себе имя на том, что скептически относилась ко многому из того, о чем журнал пишет и что рекомендует. Вместо того чтобы спросить: «Что вы курили, когда отдали распоряжение Марку позвонить мне по поводу этой работы?» — я сказала:

— Я полагаю, что нашла собственную нишу: я журналист, который пишет о моде с юмором и имеет собственную точку зрения. И хотелось бы понять, подойду ли я вам.

— В журнале Vogue мы прославляем моду, — ответила Анна. — Это не означает, что вы не можете иметь собственного мнения или вам запрещается шутить. Vogue приветствует талантливых журналистов и твердые убеждения, — в сущности, она говорила о том, что в ее журнале мало места для скептицизма. Несмотря на скепсис, с которым штатные сотрудники относятся к каждому новичку, многое из того, что публикует журнал, исключает всякий скепсис. Я же ко всему отношусь скептически. Мне кажется, что к каждому стулу, на который я собираюсь сесть, приклеена жвачка, и я не могу смотреть на бралетты с бахромой на подиуме, не задумываясь о скрытых мотивах дизайнера. Он хочет, чтобы мы выглядели идиотками, я уверена в этом.

— Спасибо, что пришли, — сказала Анна, давая понять, что собеседование окончено. — Я терпеть не могу обрывать на полуслове, но сегодня вечером прощальная вечеринка Салли Сингер. (Незадолго до этого Салли Сингер, оставив работу в Vogue, ушла редактировать T-Magazine, журнал о стиле, издаваемый New York Times. После того как ее работа в T не заладилась, она вернулась в Vogue. То есть, если вы нравитесь Анне, она не оставит вас.)

Я знала, что собеседование будет коротким. Оно продлилось менее десяти минут. Двери в кабинет все это время не закрывались, и, насколько я могла понять, ассистентки хихикали надо мной и моими жалкими ответами. Когда я, поблагодарив Анну, встала, она обошла стол и подала мне руку. Подойдя, оглядела с ног до головы долгим взглядом, возможно для того, чтобы убедиться, что хоть я не любительница музеев и невежественная неудачница, на мне, по крайней мере, приемлемый наряд. Понятия не имею, одобрила его Винтур или нет, но, когда я вернулась в офис после нашей встречи, одна из коллег, бросив на меня мимолетный взгляд, сказала:

— Вау, красивый наряд, — то есть он точно мне шел.

Ассистентка Анны отвела меня обратно в кабинет Марка Холгейта. Когда я села, он спросил, как все прошло.

— Полагаю, хорошо, — с ним я чувствовала себя спокойно. — Беседа не была долгой.

— Анна все делает быстро, — заверил он.

Анна Винтур: редкая встреча лицом к лицу с самой важной модницей | Fashion

Однажды утром в августе прошлого года Анна Винтур играла в теннис со своим тренером на территории площадью 40 акров своего летнего дома на Лонг-Айленде. Она заметила, что он выглядел немного рассеянным: «Но его жена собиралась родить ребенка, поэтому я подумал, что он нервничал по этому поводу». Потом ее осенило, что они привлекли необычное количество зрителей. Дом был переполнен семьей, но это было раньше, чем большинство людей встают в выходные.(«Я жаворонок», — говорит Винтур, для которой все, что происходит позже 5 утра, считается ложью.) Готовясь к подаче, она услышала, как подъехала машина. «Я довольно ОКР по поводу гостей и того, где они спят. Думал, больше никого не жду, комнат у меня больше нет. Это кто? И тогда я подумал — это похоже на Роджера [Федерера, с которым Винтур дружит]. А это похоже на [его жену] Мирку. А это похоже на их близнецов ». Дочь Винтур Би Шаффер, как выяснилось, организовала семейный теннисный турнир Федерер-Винтур, «который был лучшим подарком, который дочь могла сделать помешанной на теннисе матери.Мне впервые за долгую дружбу пришлось сыграть с Роджером в паре против двух моих племянников ». На высоте двадцати пяти этажей над Манхэттеном, за письменным столом Алана Бухсбаума из черного дерева из красного дерева, с которого она три десятилетия правит миром моды, она откидывается на спинку стула и улыбается этому воспоминанию. «Мы, конечно, выиграли».

Анна Винтур, редактор Vogue, просматривает макеты страниц в офисе журнала в Нью-Йорке, 2003 г. Фотография: Джойс Допкин / New York Times / Redux / eyevine

Конечно.Анна Винтур играет на победу во всем, что делает. Она является главным редактором американского Vogue и художественным руководителем материнской компании Condé Nast, но названия ее должностей даже близко не описывают ее культовый статус. Vogue был стартовой площадкой, с которой она смогла стать игроком в культуре и политике. Она король индустрии моды, инсайдер из Вашингтона (четвертый по величине сборщик средств Барака Обамы в кампании 2012 года), светило мира искусства (Институт костюма в Метрополитен-музее был переименован в ее честь в 2014 году) и Дама Британской империи. .И сама по себе ее стрижка — такая же сверхъестественно ровная и непроницаемая, как на фотографиях, — узнаваема из космоса.

Мифология Анны Винтур — это не только мода, но и сила. Он во многом обязан фильму 2006 года «Дьявол носит Prada», в котором редактор ледяной королевы Мерил Стрип, предположительно нарисованная в карикатуре Винтур, создала персонажа, который с тех пор вызывает восторг в популярной культуре. Ее слава настолько велика, что одного слуха о ее уходе достаточно, чтобы потрясти мир моды и СМИ.(Прошлым летом они поднялись до такой степени, что Condé Nast выступил с заявлением, подтверждающим, что Винтур останется в Vogue «на неопределенный срок». )

В ее офисе царит дух посольского благородства. Никакого индустриального стиля, никаких модных суккулентов. Определенно никакой беговой дорожки. Южная стена сделана из стекла, и через нее в комнату проникает серебряный свет, отражающийся от башен финансового района. Фотографии ее сына Чарльза и Би в рамке, в детстве и тридцатилетнем возрасте, которыми они сейчас являются, выставлены на видном месте на ее столе, на подоконнике и между парой подстриженных миниатюрных деревьев, стоящих на страже на вымытом известью буфете.Керамическая ваза василькового цвета наполнена свежими ранункулюсами в тициановских красных и медных тонах; стеклянный горшок вмещает заточенные карандаши HB. Только след от губной помады на большой кофейной чашке Starbucks и солнцезащитные очки Chanel на лотке для входящей почты выдадут игру Vogue.

Винтур сидит рядом с Кэролайн Раш, исполнительным директором Британского совета моды, и королевой в первом ряду на показе Ричарда Куинна на лондонской неделе моды 2018. Фотография: WPA Pool / Getty Images

Меня вызывают в это святая святых 10 минут до запланированного времени собеседования в 9 утра.Винтур надела платье Erdem до щиколотки из темного шелка с ярким цветочным принтом, украшенное двумя сверкающими ожерельями. Ярко-розовое пальто и нефритовый шарф перекинут на угловой стул рядом с маленькой черной кожаной сумкой Victoria Beckham. С характерной живостью она уже завершила съемку своего портрета с Тайлером Митчеллом, который в прошлом году стал первым чернокожим человеком, снявшим обложку Vogue, когда он сфотографировал Бейонсе для сентябрьского номера Винтур. «Он обаятелен, умен — меня впечатлило то, что он сказал« да »и что сказал« нет », — говорит она о Митчелле.«Кроме того, он быстрый».

Перед съемками она смотрела по телевизору матч Энди Мюррея на Открытом чемпионате Австралии по теннису — его первый матч после объявления о завершении карьеры. «Так эмоционально», — серьезно говорит она. Правда ли, что она сама играет в теннис каждый день в 5 утра? «Я не так часто играю в теннис, как раньше, но встаю каждый день с 4 до 5 утра и тренируюсь каждый день». (Ее игра, по ее словам, «ужасна! Но мне она нравится».) Пока мы обсуждаем эту тему, кажется, подходящий момент для проверки некоторых других мифов об Анне Винтур.А как насчет того, чтобы провести на вечеринках всего 20 минут? «Ну, это зависит от партии. Если это неделя моды, то, скорее всего, я буду приходить и уходить. Но поверьте, я много раз оставался здесь намного дольше ». Она улыбается, но в ее скрещенных руках семафорное нетерпение сменить тему. С сожалением вынужден сказать, что я отказался от ответа, потому что спросил ее, правда ли, что есть стейк средней прожарки на обед каждый день.

Режим Эдны из «Суперсемейки» очень похож на Винтур. Фотография: Imagenet

Стать публичной фигурой так, как ни один другой редактор Vogue никогда не делал, «не было сознательным путем», — настаивает она.«Я не работаю на Анну Винтур, я работаю в Condé Nast. У меня нет аккаунтов в социальных сетях и я не ищу личного признания ». Но Винтур мгновенно узнаваема благодаря стилю, который практически не изменился с 80-х годов. Ее гладкий боб в сочетании с острым остроумием часто представлял собой комбинацию силы, которую использовали Ума Турман в роли Миа Уоллес в Криминальном чтиве, миниатюрная Эдна Мод в Суперсемейке и Тейлор Свифт в ее самой дерзкой форме. Но Винтур настаивает, что этот стиль был «не стратегическим решением».«Мне это комфортно, вот и все. Я человек привычки. Честно говоря, Джесс, я вообще не думаю об этом. Я прихожу в офис и делаю свою работу ».

Образ холодной, непреодолимой власти Винтур стал образцом успешного женского лидерства. Я уверена, что даже уловила что-то от стаккато Винтур в сардонической четкости Мэри Поппинс Эмили Блант. Эта идея вызывает улыбку, но Винтур обладает ловкостью рук политика, когда дело доходит до ответов на вопросы, которые ей не нравятся, переходя к ее любимым темам для разговора.Она уводит разговор от собственного имиджа к тому, как Vogue поддерживает женщин в политическом руководстве. «Меня очень воодушевили наши среднесрочные результаты на этом фронте. Я считаю, что женщины берут на себя контроль и отстаивают то, во что они верят. Мы живем в момент огромных перемен ». Она приводит впечатляющий список женщин-политиков, недавно появившихся в журнале, в том числе Александрию Окасио-Кортес, Эми Клобучар, Лорен Андервуд, Кирстен Гиллибранд и Камалу Харрис.

На протяжении большей части двух десятилетий Vogue Винтур был ближе к Белому дому, чем Vogue когда-либо был.Хиллари Клинтон стала первой леди, освещавшей Vogue в 1998 году — честь не удостоилась даже Джеки Кеннеди, — а в 2016 году Vogue поддержал ее кандидатуру в президенты, впервые в истории журнал был публично пристрастным. Но именно упоминание Мишель Обамы приводит Винтур в восторг. «Что заинтриговало меня и весь остальной мир в миссис Обаме с самого начала, так это ее уравновешенность, ее интеллект, ее грация, то, насколько она красноречиво говорила, и чувство, которое она дала, чтобы быть настоящим партнером своему мужу.Она была замечательна во многих отношениях — и до сих пор остается, посмотрите на невероятный успех ее книги — и я был взволнован, увидев, как она восприняла моду таким демократичным образом. Сегодня она будет носить леггинсы, а завтра дизайнерское платье, и в обоих будет комфортно. Она не была привязана к одному представлению о том, как должна одеваться первая леди. Для Vogue она была подарком ». Когда Институт костюма Метрополитена был переименован в знак признания работы Винтур по сбору средств и поддержки, Мишель Обама разрезала ленточку, сказав: «Я здесь, потому что я очень уважаю и восхищаюсь этой женщиной, которую я с гордостью называю своей подругой. .

Винтур: «Сегодняшняя аудитория… хочет, чтобы журналистика заняла позицию». Фотография: Тайлер Митчелл.

После избрания Трампа Vogue оказался в оппозиции, и он занял эту позицию с неожиданным удовольствием. В сентябрьский выпуск был включен профиль Сторми Дэниэлса (звезда фильмов для взрослых, у которой была сделка с президентом о деньгах), на котором Дэниэлс был великолепен в вечернем платье и бриллиантах Тиффани, сфотографированный Энни Лейбовиц. «Сегодняшняя аудитория — не только аудитория Vogue, каждая аудитория — хочет, чтобы журналистика заняла позицию», — говорит Винтур. «Люди хотят знать, во что вы верите и за что выступаете. В это время фальшивых новостей, когда так много пренебрежения к истине и ценностям и к поддержке тех, кому повезло меньше, чем он сам, у нас есть моральное обязательство отстаивать то, что правильно ».

В то время как Мишель Обама снялась на трех обложках Vogue в качестве первой леди, Мелания Трамп все еще ждет звонка Винтур. Я спрашиваю, будет ли Мелания в Vogue? «Мелания была на обложке Vogue», — без промедления отвечает Винтур.Действительно, она была в свадебном платье 2005 года, но не как первая леди, представляющая Белый дом. «Мы постоянно пишем о Мелании на vogue.com, — говорит Винтур. «Это Vogue». Ее интонация четко ставит акцент на точку.

«Без ума от тенниса»… Винтур в полуфинале Открытого чемпионата Австралии по теннису среди мужчин в январе. Фотография: Джулиан Смит / EPA

Она берет свой мобильный телефон. «Я попрошу кого-нибудь принести мне еще кофе. Хотите? » Я говорю «нет» и жду, когда она позвонит, но через несколько секунд она весело поднимает бровь, глядя на меня. «Вперед, продолжать. Знаешь, я могу печатать и думать одновременно ». Я понимаю, что она написала СМС с просьбой о кофе. Какими бы безупречными ни были манеры Винтур, я не думаю, что было бы разумно подвергнуть их испытанию, утомив ее. Я стараюсь не думать о сцене из документального фильма Vogue «Сентябрьский выпуск» 2009 года, когда Стефано Пилати, тогдашний дизайнер Yves Saint Laurent, увядает от ее каменистой оценки его последней коллекции.

Винтур родилась в Лондоне в 1949 году в семье британца (редактор Evening Standard Чарльза Винтура) и матери-американки. Винтур переехала в Нью-Йорк в возрасте 20 лет.Она вернулась в Лондон в 1985 году, чтобы редактировать британский Vogue, но вернулась в Нью-Йорк два года спустя. В ее первом выпуске в качестве редактора американского Vogue в ноябре 1988 года была изображена модель в джинсах, что, как известно, заставило типографов позвонить в офис Vogue, чтобы проверить, правильно ли они фото. Это был ранний знак перехода от моды, «предназначенной для небольшой группы», к тому, чтобы стать чем-то, что говорит со всеми. Это была самая необычная перемена, которую я когда-либо видел ». По мере того как мода за последние три десятилетия превратилась в мощную силу в культуре, Vogue поднялся на гребень этой волны.Обложка Vogue стала официальным знаком не только красоты, но и актуальности. Для Амаль Клуни, Серены Уильямс и других обложка Vogue ознаменовала переход от успеха в своей области к общей суперзвезде. «Vogue олицетворяет качество», — говорит Винтур. «Быть ​​признанным Vogue всегда имеет значение».

Мишель Обама перерезает ленту в отделе костюмов Метрополитена, переименованном в Институт костюма Анны Винтур в 2014 году. Фотография: Джон Акино / Penske Media / Rex / Shutterstock Сентябрьский номер Vogue (традиционно самый большой в году).По мере того, как эра супермоделей шла на убыль, Винтур тренировала и уговаривала новое поколение актрис занять их место. «Супермодели привели нас к славе», — говорит Винтур. «Поколение моделей, пришедшее после суперов, просто хотело быть моделями и не желало такого внимания. Тем временем знаменитости начали интересоваться модой, осознавая силу моды в формировании их личности, выражении того, кем они являются, на красной ковровой дорожке или в первом ряду. Так что на смену супермоделям пришли знаменитости.«Алхимия, которая происходит, когда мода встречается со знаменитостями, наиболее ярко проявляется на Met Gala, на котором Винтур (председательствовавшая на мероприятии с 1995 года) снова будет председательствовать в первый понедельник мая.

Но сегодня Винтур, которая редко дает интервью, кажется, не столько заинтересована в разговорных платьях, сколько в том, чтобы занять свое место на правильной стороне истории. «Я надеюсь, что смогла использовать платформу Vogue, чтобы принести миру немного пользы», — говорит она. Она упоминает фонд CFDA Fashion Fund, созданный после 11 сентября для поддержки молодых американских дизайнеров.«Было замечательно видеть, как Condé Nast и Vogue лидируют в отстаивании разнообразия. Как компания, мы стремимся к позитивным изменениям. Я лично отношусь к этому очень серьезно, но дело не только во мне. Эдвард Эннинфул был таким важным назначением в британском Vogue, и он является лидером в области разнообразия ». Я спрашиваю, кем были ее наставники и союзники, и она проверяет имена корифеев Condé Nast Си Ньюхауса и Александра Либермана, а также дизайнеров Карла Лагерфельда, Кельвина Кляйна и Ральфа Лорена, прежде чем остановиться на Кей Грэм, издателе Washington Post в эпоху Уотергейта.«Она была большим другом моего отца и стала моим большим другом. Я восхищался всем, за что она выступала, как она представляла прогресс женщин, как она отстаивала свои позиции против Белого дома. Она верила в своих редакторов, у нее были прекрасные подруги, она была очень хорошим человеком и очень весело проводила время. И [она] была великой теннисисткой ».

Прошел год с тех пор, как New York Times опубликовала обвинения в сексуальных домогательствах против Марио Тестино и Брюса Вебера, двух звездных фотографов Vogue Винтур.Винтур столкнулась с критикой за то, что не использовала свою силу для лучшей защиты уязвимых в моде. «Мы очень серьезно относимся к событиям, которые происходят в отрасли, вне зависимости от того, находятся ли мы под нашим контролем, — говорит она сегодня, — и после того, как стало известно о стольких досадных инцидентах, мы заняли твердую позицию». Тестино и Вебер были изгнаны из Vogue. Новый кодекс поведения Condé Nast запрещает прием на работу моделей младше 18 лет и требует, чтобы изображения с изображением обнаженной натуры, купальных костюмов, нижнего белья или вызывающих позы были заранее одобрены испытуемым.

Анна Винтур с детьми на показе мод Шона Джона в Нью-Йорке, 2003. Фотография: Мэтт Бэрон / BEI / Rex / Shutterstock

Как долго Винтур останется в Vogue, предсказать невозможно, потому что сама Condé Nast находится в смятении. Потеряв около 250 миллионов долларов за последние два года, компания недавно объявила о планах по объединению операций в США и за рубежом и ищет нового генерального директора вместо уходящего Боба Зауэрберга. Винтур с энтузиазмом называет цифровой век «золотой эрой для журналистики, потому что мы можем позволить себе роскошь общаться с большим количеством людей, чем когда-либо прежде», но цифровые технологии, несомненно, подорвали могущество Vogue. У аккаунта журнала в Instagram 21,5 миллиона подписчиков, но это звучит менее впечатляюще, если вы заметите, что у трех из семьи Кардашьян — Ким, Кайли и Кендалл — более 100 миллионов подписчиков у каждой.

Винтур настаивает на том, что, по ее мнению, печатные журналы будут существовать «вечно». Действительно? «Да навсегда. Я действительно в это верю. Печать остается жемчужиной в короне ». Считает ли она сейчас Vogue журналом или теперь это бренд? «Честно говоря, меня не интересует слово« бренд », — говорит она.«Это заставляет меня чувствовать, что я в супермаркете. Но я очень люблю Vogue ». Она печатает несколько слов на телефоне, и дверь открывается, сигнализируя, что наше время истекло. Она проводит меня к своей двери, пожимает мне руку, тепло прощается со мной и поворачивается к своей помощнице. «Я попросила кофе», — говорит она. В ее тоне нет явного намека на то, что это преступление, которое можно уволить. Впрочем, Анна Винтур мало что раздает.

Анна Винтур: Редкое интервью с главным редактором Vogue.

Главный международный телеведущий CNN Кристиан Аманпур взяла интервью у Анны Винтур в Нью-Йорке в пятницу, 5 апреля 2019 года.

Вездесущий статус Анны Винтур, достигнутый за три десятилетия работы во главе Vogue, не имеет себе равных в индустрии моды. Ее репутация превзошла репутацию журнала, который она редактирует, ее образ — безукоризненно вырезанный боб, солнцезащитные очки — теперь мгновенно узнаваем по силуэту или линейному наброску.

Анна Винтур на шоу Oscar De La Renta 2018 в Нью-Йорке. Предоставлено: Майк Коппола / Getty Images North America / Getty Images для NYFW: The Shows

Если покойный Карл Лагерфельд был главнокомандующим модой, Винтур — глава государства, загадочно руководящий вопросами стиля и культуры, намного важнее голова среднего читателя Vogue.Она выступает в качестве законодателя вкуса и стратегического советника руководителей роскошных компаний, использует свою платформу для благотворительных целей (в частности, для исследования СПИДа) и превратила Met Gala — ежегодное мероприятие Института костюма Музея искусств Метрополитен — в мероприятие. ночь волнений красной ковровой дорожки на уровне Оскара и серьезного сбора средств.

В 2015 году New York Times сообщила, что на гала-вечере при Винтур было собрано более 145 миллионов долларов, и эта цифра, вероятно, превысит 200 миллионов долларов после мероприятия в следующем месяце.

Анна Винтур на гала-вечере Института костюма «Небесные тела: мода и католическое воображение» в Музее искусств Метрополитен 7 мая 2018 года в Нью-Йорке. Предоставлено: Джейсон Кемпин / Getty Images North America / Getty Images

Винтур в этом году исполняется 70 лет, и, если верить утверждениям Vogue о том, что она останется, возможно, она вступит в самые сложные годы своей карьеры.

Как и многие унаследованные медиа-компании, Vogue и его материнская компания Condé Nast переживают момент расплаты.Издательство недавно закрыло ряд публикаций в своем портфолио, в том числе печатные издания Glamour, Teen Vogue и Self magazine. Тем не менее, офисы Condé Nast в Лондоне, которые часто называют «цифровым центром» для многих изданий, включая Vogue, за последние 18 месяцев резко выросли в размерах и масштабах. Также были запущены новые цифровые издания, в том числе Vogue Business.

Тем не менее, точно так же, как управление кораблем полностью отличается от управления скоростным катером, медиа-гигант Vogue не может адаптироваться так же быстро, как некоторые из его более молодых, меньших, цифровых конкурентов.

1/10

Ноябрь 1988 г .: Микаэла Берку, сфотографированная Питером Линдбергом

Первая обложка Винтур считается самой революционной. Модель Микаэла Берку представляла собой модный жакет от Christian Lacroix с вышитым бисером крестиком в паре с потертыми джинсами Guess. Смесь, стилизованная Карлин Серф де Дудзеле, никогда не появлялась на обложке Vogue, и типографии журнала задались вопросом, было ли это ошибкой. Предоставлено:

Vogue. Выступая исключительно перед Кристиан Аманпур CNN в Нью-Йорке, Винтур выразила оптимизм по поводу меняющегося медиа-ландшафта, в котором она сейчас находится.«Я думаю, что нам сегодня так повезло, что у нас есть так много разных каналов, по которым мы можем говорить с нашей аудиторией», — сказала она.

«Если вы вернетесь в то время, когда я была молодой девушкой, которая росла в Британии, и (когда) я пошла на свою первую работу, это считалось большим достижением, если мы охватили аудиторию в 90 000 человек с помощью ежемесячного журнала. Теперь мы у нас, я полагаю, 22 миллиона подписчиков только в Instagram в Vogue US. Итак, мы разговариваем с мужчинами и женщинами по всему миру … разными способами (и) таким образом, что мы даже представить себе не могли. 10 лет назад, 15 лет назад.

Анна Винтур в своем наряде на Met Gala 2019

Винтур выступала на следующий день после того, как Condé Nast назначила Роджера Линча, бывшего генерального директора службы потоковой передачи музыки Pandora, своим первым глобальным исполнительным директором. Новость появилась менее чем через шесть месяцев после публикации издателя объявила о слиянии Condé Nast International (штаб-квартира в Лондоне) с Condé Nast (американское подразделение), реструктуризация, в ходе которой также ушел в отставку генеральный директор компании Боб Зауэрберг.

Слухи о потенциальном выходе Wintour появились еще до последних потрясений — и они снова закрутились прошлым летом.Виляющие языками снова заставили замолчать, когда Зауэрберг настаивал на том, чтобы главный редактор Vogue оставался «на неопределенный срок».

1/34

Анна Винтур принимает участие в 72-й ежегодной церемонии вручения премии Tony Awards в Нью-Йорке в июне 2018 года. Кредит: Уолтер Макбрайд / WireImage / Getty Images

«Анна Винтур — невероятно талантливый и творческий лидер, влияние которого неизмеримо», Заявление Зауэрберга зачитано. «Она является неотъемлемой частью будущего преобразования нашей компании и согласилась работать со мной на неопределенный срок в качестве главного редактора Vogue и художественного директора Condé Nast.»

Климатический кризис беспокоит всех

Индустрия моды во всех ее частях в настоящее время сталкивается с рядом серьезных проблем: ее вклад в климатический кризис, дискуссии о мехах и проблемы, связанные с разнообразием и инклюзивностью.

Хотя это серьезно коллективные действия по борьбе с изменением климата и продвижению устойчивой моды в секторе медленно развивались (исторически сложилось так, что отстаивание интересов было предоставлено горстке откровенных фигур, таких как Стелла Маккартни). игроки на рынках роскоши и высокой уличной моды сегодня.«Буквально вчера у меня в офисе был генеральный директор крупной европейской компании, чтобы обсудить (окружающую среду)», — отметила Винтур. «Все обеспокоены климатическим кризисом и тем, что нужно сделать, чтобы помочь. И, очевидно, мы, как и другие отрасли, прекрасно осознаем, что мы были виноваты, и что мы можем сделать за относительно короткий промежуток времени, который у нас есть, чтобы конечно правильно. »

Интересно, что, несмотря на то, что ряд люксовых брендов объявили, что больше не будут использовать мех в своих коллекциях (Burberry, Chanel, Gucci), Винтур не отказывается полностью от его использования.В контексте устойчивого развития она заявила, что «искусственный мех явно более загрязняет окружающую среду, чем настоящий мех», добавив, что дома должны работать, чтобы убедиться, что они следуют лучшим методам и «этичны в обращении».

Анна Винтур о мехе и климатическом кризисе

Сегодня наибольшее внимание привлекают, пожалуй, проблемы, связанные с расовой и культурной нечувствительностью. В последние месяцы в секторе роскошной моды была допущена серия очень неудобных и разоблачающих ошибок: Gucci, Prada, Dolce и Gabbana принесли извинения за решения, сомнительные в расовом и культурном отношении.

Волна оплошностей началась в конце прошлого года, когда D&G сняла серию видеороликов для продвижения «Великого шоу», «дань уважения Китаю» модного дома. 40-секундные ролики, которые были размещены в Instagram, Facebook и Twitter, изображали модель Цзо Е, изо всех сил пытающуюся съесть пиццу, пасту и канноли палочками для еды под стереотипную китайскую музыку.

В последующие месяцы Gucci и Prada были вызваны за выпуск предметов одежды и аксессуаров, которые, казалось, напоминали «блэкфейс».»

Vogue старательно сообщал о проступках брендов. Но его суждения также иногда оказывались несостоятельными.

Американскому изданию журнала пришлось извиняться перед журналистом и активистом Ноором Тагури после того, как оно ошибочно идентифицировало ее как другую мусульманку. в подписи к фотографии. А в феврале директор по стилю Vogue Brazil Доната Мейреллес была вынуждена уйти в отставку после того, как на фотографиях с вечеринки по случаю ее дня рождения были изображены чернокожие женщины в традиционной одежде, приветствующие гостей и позирующие рядом с троном — сцены, критикуемые за то, что они напоминают рабство.

Такие инциденты заставили отрасль задуматься над тем отношением, которое она производит и пропагандирует. Сегодняшние читатели и потребители требуют большего от компаний, с которыми они взаимодействуют, и ожидается, что бренды заявят о своих ценностях и будут готовы публично отчитаться за свои действия.

Вы должны отстаивать то, во что верите, и придерживаться своей точки зрения.

С этой целью Vogue предпринял значительные усилия по диверсификации. В 2017 году Эдвард Эннинфул сменил Александру Шульман на посту главного редактора британского Vogue, став первым цветным (и первым мужчиной) редактором, занявшим эту должность в истории журнала. Затем, в августе прошлого года, Тайлер Митчелл стал первым чернокожим фотографом, снявшим обложку для Vogue, с его изображением Бейонсе на обложке американского издания. На последней обложке Vogue Arabia изображены три модели в черном хиджабе.

«Эдвард — блестящий редактор, — сказала Винтур. «И я думаю, что он действительно своим бесстрашным стилем редактирования привнес в британский Vogue совершенно иную точку зрения — без неуважения к редактору, который работал там много лет до Эдварда.

«Я думаю, что он очень увлечен расой. Он очень увлечен политикой … Он занимает определенную позицию и не пытается всем угодить, потому что в наши дни это невозможно».

Мишель Обама, фото Энни Лейбовиц Кредит: Vogue

Бейонсе, фото Тайлера Митчелла для Vogue. Кредит: Тайлер Митчелл

Винтур несколько раз возвращалась к идее «занять позицию» на протяжении всего интервью. Ее участие в политике США, особенно ее поддержка Хиллари Клинтон во время последних президентских выборов, хорошо задокументировано. Она трижды помещала Мишель Обаму на обложку Vogue, а недавно журнал представил сенатора Камалу Харрис и депутата Александрию Окасио-Кортес.

На вопрос, что она пыталась сказать через набеги Vogue на политику, Винтур ответила: «Я не думаю, что сейчас момент, чтобы не высказывать свою позицию … Я верю, как и я думаю, что верят те из нас, кто работает в Condé Nast. , что вы должны отстаивать то, во что верите, и вы должны придерживаться своей точки зрения ».

Она также обратила внимание на тот факт, что многие из представленных политических фигур являются демократами: «Я думаю, что очень, очень важно иметь свою точку зрения, и мы рассказываем о женщинах в журнале, в который мы верим… После поражения госсекретаря Клинтон в 2016 году (в частности) мы считаем, что женщины должны занимать руководящие должности, и намерены поддерживать их ».

Бывший госсекретарь Хиллари Клинтон и Анна Винтур присутствуют на церемонии открытия здания США Почтовая служба марки «Оскар де ла Рента Форевер» на Центральном вокзале Гранд 16 февраля 2017 г. в Нью-Йорке Фото: Дрю Ангерер / Getty Images North America / Getty Images

Говоря о Мишель Обаме, Винтур похвалила за нее бывшую первую леди бесстрашие и за преображение роли.«Она так вдохновляла многих женщин. И, очевидно, — на очень эгоистичной ноте, выступая в качестве главного редактора Vogue — она ​​творила чудеса с модой. Она любила моду.

« У нас всегда была В Vogue традиция фотографировать первых леди, когда они впервые приходят в офис, — некоторых необычных, прекрасных женщин, и для меня было честью сфотографировать их. Но они всегда очень осторожно относились к тому, что они хотели надеть, и к образу, который они хотели представить: почти всегда пиджак, может быть, немного жемчуга, если бы вы были миссис Билл.Куст. Но с г-жой Обамой она была бесстрашной, и это было такой радостью для всех нас, кто работает в моде ».

Премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Ардерн, получившая широкую признательность за ее ответ на теракты в двух мечетях в Крайстчерч — еще одна женщина-политик, о которой говорилось в журнале. «Я думаю, что она исключительно прямой, красноречивый человек, — сказала Винтур об Ардерн. — И нет никакого смысла, что она когда-либо говорила.

«Она действительно объединила страну таким замечательным образом, чего я не видел, чтобы многие другие лидеры достигли этого.И она была так трогательна, и когда она сказала: «Мы все — одна страна», это было посланием, которое многие другие лидеры могли бы извлечь из этого ».

Иногда в адрес меня поступала определенная личная критика что, возможно, не могло быть (использовано против) мужчины в аналогичном положении

Хотя Винтур явно поддерживала сильных женщин-лидеров и образцов для подражания, она также признала, что ее отец вдохновлял ее в раннем возрасте и направлял ее к журналистике. Редактор лондонской газеты Evening Standard на протяжении почти 20 лет, «Холодный Чарли», как его прозвали, возможно, оказал на Винтур большее влияние.Но вместо его заведомо непостижимой личности она процитировала его «решительность» и «страсть» как черты, которые стираются.

Анна Винтур о своем отце Чарльзе Винтур

На протяжении всей карьеры Винтур ее образ был постоянным источником интриг и мифов. Считают ли люди, что она просто немного холодная или способна к уровням тирании «Дьявол носит Prada», развязанной Мирандой Пристли (персонаж, который, как говорят, был смоделирован с Винтур) в ее подчинении, именно ее смекалка привела в восторг СМИ и мир моды .

«Иногда в мой адрес поступала некоторая личная критика, которая, возможно, не была (использована) против человека в подобном положении», — сказала она.

Ее внешний вид, например, был постоянным источником обсуждения. Сама прибавила в весе, Винтур сказала, что ее часто критикуют за то, что она слишком худощавая. Тем не менее, она не считает, что она находится в очень невыгодном положении из-за того, что она женщина. «Я очень сосредоточена», — сказала она. «Так что я, может быть, из-за моей ясности и сосредоточенности, не впустил это.»

Анна Винтур на своих знаковых солнцезащитных очках

Без личного присутствия в социальных сетях Винтур удалось сохранить свою личную жизнь в тайне, заставляя спекулянтов СМИ опираться на намеки, слухи и выводы из ее появления в документальных фильмах, таких как» Сентябрьский выпуск » и «Первый понедельник мая».

Солнцезащитные очки, пожалуй, самый очевидный способ защиты от попыток ее разрушения. Ее очки, которые носят на протяжении всего интервью, по ее словам, «невероятно полезны, потому что вы избегаете людей, которые знают, что вы задумываемся.«

« Они помогают мне, когда я чувствую себя немного уставшей или сонной, — добавила она. — И, возможно, они просто стали костылем в части того, кем я являюсь ». Но сегодня они мне действительно понадобились ».

Предлагая редкий фрагмент личной информации, она призналась, что плохо себя чувствует:« Я буду жестоко откровенен: всю неделю я была невероятно больна. И, кроме того, мне только что сделали операцию на глазу, так что это настоящие причины, по которым я ношу их сегодня ».

Главный международный телеведущий CNN Кристиан Аманпур взяла интервью у Анны Винтур в Нью-Йорке в пятницу, 5 апреля 2019 года.

Спросите Анну: Анна Винтур рассказывает о фаворитах месяца моды, своем вопросе для интервью и о том, какого дизайнера она отдаст свою работу

Неделя моды в Париже наконец-то завершилась, но, по крайней мере, у нас есть сувенир: бренд- новый выпуск «Спроси Анну» с вопросами, которые задают настоящие знатоки модной индустрии. Керби Жан-Раймон из Пайера Мосса, Кейт и Лаура Маллеви из Родарта, Алессандро Микеле из Gucci, Симона Роча, Марин Серр, Марк Джейкобс, Джиджи Хадид, Угбад Абди, Ханне Габи, Филипп Власов, Эдвина Макканн и Талейя Карафиллид задают множество вопросов. Главный редактор Vogue .Но кому она игриво обещает ключи от королевства Vogue ? Вам нужно будет посмотреть, чтобы узнать.

А для других, желающих войти в указанное королевство, обратите внимание на ее вопрос на собеседовании: «Я всегда спрашиваю человека, у которого я беру интервью, то, что его интересует, и потому что хорошо известно, что мне нравится теннис, и я как и в театре, они почти всегда говорят мне, что очень интересуются теннисом и очень интересуются театром. А затем я задам дополнительный вопрос и спрошу их, какие пьесы они видели недавно, а вы были бы удивлены, как часто бывает долгое молчание.»)

Если вы ищете сводку фаворитов Месяца моды Анны, вам повезло; она аплодирует Тому Форду за его показ в Лос-Анджелесе, а также восхищается заключительным шоу Марка Джейкобса в Оружейной палате Парк-авеню и шоу Дж. В. Андерсона. Показ в Лондоне.

Анна также прислушивается к новостям, которые в последнее время были в голове у модной индустрии — Раф Симонс объединяет усилия с Миуччей Прада. Она считает это сотрудничество «блестящим», обещая, что бывшие Джил Сандер, Кристиан Диор и Кельвин Работа креативного директора Кляйна с главным дизайнером Prada «поможет переопределить то, что мода может означать, и мода может быть.«Однако не просите ее выбрать любимого американского дизайнера; она может просто исчезнуть.

Иллюстрировано Селби
Режиссер Роберт Семмер
Продюсер Kimberly Arms, Наоми Ниши и Камилла Ференци
DP: Бенджамин Коэнка ​​
Гаффер : Xavier Sentenac
Звук: Дэвид Амсалем
Ассистент производства: Пьер Исаак Жорж
Редактор: Бенуа Перджент
Аниматор: Дэниел Полер

COVID-19 Наоми Кэмпбелл Интервью с Анной Винтур

Ограниченный по времени сериал

Наоми Кэмпбелл на YouTube, получивший название No Filter With Naomi, , дебютировал 6 апреля и до сих пор принимал участие в таких гостях, как Синди Кроуфорд, Марк Джейкобс, Эшли Грэм, Адут Акеч, Серена Уильямс, Карли Клосс и многие другие. Ежедневное шоу Кэмпбелл побуждает фанатов оставаться дома и спасать жизни во время пандемии коронавируса и фокусируется на глубоких беседах между ней и ее близкими друзьями, затрагивающими всю карьеру.

Для последнего выпуска No Filter With Naomi , международная супермодель, активист и филантроп пригласила главного редактора Vogue Анну Винтур, чтобы обсудить будущее моды и жизни во время карантина. Кэмпбелл начал прямую трансляцию интервью с Винтур о Vogue и инициативе CFDA «Общая нить».Винтур объяснил:

«До нас дошло, что этот [COVID-19] будет намного больше, чем мы думали вначале. После 11 сентября CFDA и Vogue запустили инициативу под названием Fashion Fund, которая поддерживает молодых дизайнеров. Том Форд, я, CFDA и все мы в Vogue, мы решили взять тот фонд, который существовал для поддержки молодых дизайнеров, и перепрофилировать его, чтобы помочь тем, кто боролся из-за пандемии в нашем сообществе ».

Обсуждая изменения после того, как пандемия утихла, Винтур поделилась: «Это похоже на то, как будто нам нужно было это ужасное событие, чтобы мы действительно поняли, что это не о необходимости изменений, мы должны измениться, мы собираемся измениться.Смотрите полное интервью в видео выше.

Если вы пропустили это, вот как Кэмпбелл остается в безопасности и здоровье в условиях COVID-19.

Анна Винтур дала совет по моде для вашего следующего собеседования

Что вам следует надеть, если вы собираетесь на собеседование с самой модной женщиной в мире — той, кто не только знает все, что нужно знать о моде, но и на самом деле делает правила? Наконец-то мы получили ответ. В Vogue есть серия видео под названием «Спроси Анну», в которой Анна Винтур, печально известный частный главный редактор журнала, каким-то образом была убеждена сделать короткие видеоролики, отвечая на несколько вопросов случайных жителей Нью-Йорка.

В одном из недавних видео она отвечает на вопросы о стиле Кардашьян и о том, как Неделя моды изменилась за эти годы (раньше она проходила в тишине, когда мужчины носили черный галстук, а женщины — длинные вечерние платья и длинные перчатки). Но один вопрос представляет особый интерес для всех, кто хоть раз искал или когда-нибудь будет искать работу: что надеть на собеседование в Vogue ?

«Мне так интересно, как люди одеваются, когда приходят на собеседование, — начинает она.«Иногда кажется, что они носят одежду, которую они купили только этим утром или, может быть, накануне вечером, а не то, что никоим образом соответствует их характеру и тому, кто они есть».

(Она абсолютно права насчет этого. Несколько лет назад журнал New York спрашивал людей, которые брали интервью у Винтур, что они носят по этому случаю. Действительно, большинство сказали, что они сразу сбежали и купили одежду для интервью. , иногда планируя вернуть его на следующий день. )

«Ваш гардероб не будет делать эту работу за вас — это то, кем вы являетесь», — говорит она.Другими словами, вместо того, чтобы пытаться произвести на кого-либо впечатление своим прекрасным чувством моды или тем фактом, что вы можете позволить себе дизайнерскую одежду, позвольте своей одежде отражать вашу личность. «Вы должны одеваться для себя. Это то же самое для любой работы, на которую вы, возможно, собираетесь. Я думаю, что это не поможет вам подделать это».

Это очень разумный совет, потому что — особенно на более поздних этапах собеседования — менеджер по найму уже будет знать все о ваших навыках и будет больше заинтересован в том, чтобы узнать о вас и о том, как вы могли бы вписаться в рабочее место.Вы сообщаете, кто вы есть, разными невербальными способами, включая то, как вы одеваетесь, как вы двигаетесь, как у вас волосы и (для женщин), сколько или как мало макияжа вы носите. Если вы попытаетесь обмануть интервьюера, заставив его думать, что вы подходящая личность, когда это не так, это, вероятно, не сработает, а если и удастся, это может не закончиться хорошо. Либо вы не задержитесь на работе надолго, либо вы будете несчастны. Во времена низкого уровня безработицы, когда большинство компаний стремятся нанять сотрудников, нет веских причин заставлять себя работать на работе, которая вам не подходит.

Поэтому, даже если вы все-таки покупаете новую одежду для собеседования, постарайтесь подумать о том, как ваша одежда и личный стиль выражают вашу индивидуальность и в какой одежде вы больше всего похожи на себя. Некоторые рабочие места более формальны, чем другие, как и некоторые собеседования. Учитывайте индивидуальные обстоятельства и одевайтесь так, чтобы это было уместно и все же каким-то образом отражало вас настоящего.

Прием на работу в

Vogue

Насколько хорошо совет Винтур действительно работает для людей, проходящих собеседование в Vogue ? Оказывается, не очень хорошо, по крайней мере, если судить по рассказам людей Нью-Йорк опрошенных.Большинство из них сообщили, что получили уведомление менее чем за 24 часа до интервью с Винтур. Некоторые из тех, кто сразу признались, что выбегали из магазина и покупали дизайнерскую одежду, сообщили, что получили работу. То же самое сделала женщина, которая неохотно последовала совету сотрудника Vogue и ее волосы были выдуты, и еще одна, которая носила то, что она называла «униформой Vogue » того времени. С другой стороны, двух кандидатов на работу, которые любили винтаж и собирали наряды из своих существующих коллекций, не приняли на работу.

В один из самых неожиданных моментов видео Винтур отвечает на вопрос молодого человека о том, следует ли разделять моду по половому признаку. Она отвечает, что границ быть не должно. «Если мужчина выбирает платье, это здорово, а женщины, безусловно, носят мужские костюмы очень давно», — говорит она. «Конечно, мода должна измениться — дело в изменениях», — говорит она. Так что, если кто-то хочет показать коллекцию, в которой смешаны мужчины и женщины или «полностью гендерно изменчивы», какая разница? «Я думаю, что каждый должен идти по пути, который, по его мнению, подходит для него. «

Похоже, она искренна. Еще она вспоминает молодого человека, который пришел на собеседование в платье и с сумочкой.« Я дал ему работу на месте », — говорит она.

Вот все шесть — минутное видео:

Мнения, выраженные здесь обозревателями Inc.com, являются их собственными, а не мнениями Inc.com.

«Поддельный мех — это больше загрязняет окружающую среду, чем настоящий мех» — главный редактор американского журнала Vogue Анна Винтур в интервью в стиле CNN

В целом мир обеспокоен непрекращающимся ростом климатических кризисов, которые в значительной степени вызваны загрязнением окружающей среды отраслями промышленности, частью которых является индустрия моды.Фактически, исследования показали, что мода — вторая по уровню загрязнения отрасль в мире.

Во всем мире индустрия моды, во всех ее частях, в настоящее время сталкивается с рядом серьезных проблем: ее вклад в климатический кризис, дискуссии о мехах и проблемы, связанные с разнообразием и инклюзивностью. Существует интенсивная совместная практика решения проблемы изменения климата в погоне за устойчивой модой, прогресс в которой очень медленный.

Анна Винтур , главный редактор американского Vogue и художественный руководитель Condé Nast , широко известная как самая влиятельная фигура в моде, была гостем на телеканале CNN Style , организованном Christiane. Аманпур. Говоря об изменении климата, загрязнении окружающей среды, а также роли и вкладе индустрии моды в климатический кризис, Анна сказала, что «искусственный мех явно более загрязняет окружающую среду, чем настоящий мех». Двигаясь дальше, она добавила, что дома должны работать, чтобы убедиться, что они следуют передовым методам и «придерживаются этических норм в своем обращении».

После ее комментария пользователи Instagram троллили ее за такое заявление. Некоторые считают неэтичным утверждать, что искусственный мех более загрязняет окружающую среду, чем настоящий мех, что подразумевает, что использование настоящего меха в моде лучше. Они придерживаются мнения, что это приведет к убийству большего количества животных, от которых получают настоящий мех.

Ссылаясь на ее подход к «этичности», один пользователь написал: «Как можно быть« этичным », убивая существо ради его кожи ?! Как, Анна? ». Другой пользователь написал: «В меховой индустрии нет« этических норм »… .. не имеет смысла то, что она говорит».

Посмотрите отрывок из интервью ниже.

Кредит видео: Стиль CNN | Фото: Instagram.com / wintourworld

Чтобы узнать больше о новостях, подписывайтесь на нас в Instagram @OnoBello | Twitter: OnoBello | Facebook: Журнал OnoBello


Оставляйте свои мнения в поле для комментариев ниже

Произошла ошибка при настройке вашего пользовательского файла cookie

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности. Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.

Настройка вашего браузера для приема файлов cookie

Существует множество причин, по которым cookie не может быть установлен правильно. Ниже приведены наиболее частые причины:

  • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки своего браузера, чтобы он принимал файлы cookie, или чтобы спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
  • Ваш браузер спрашивает вас, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались. Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, нажмите кнопку «Назад» и примите файлы cookie.
  • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Если вы подозреваете это, попробуйте другой браузер.
  • Дата на вашем компьютере в прошлом. Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы исправить это, установите правильное время и дату на своем компьютере.
  • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie. Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.
Почему этому сайту требуются файлы cookie?

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу. Чтобы предоставить доступ без файлов cookie потребует, чтобы сайт создавал новый сеанс для каждой посещаемой страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.

Что сохраняется в файле cookie?

Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в cookie; никакая другая информация не фиксируется.

Как правило, в файле cookie может храниться только информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.