Анна меликян интервью: Интервью ELLE: режиссер Анна Меликян

Содержание

Анна Меликян — о мистике творчества, жизни в сети и герое нового российского кино

Ее имя неизменно возникает, когда речь заходит о главных лицах современного отечественного кинематографа. В преддверии выхода на экраны нового — продюсерского — проекта Анны Меликян «Про любовь. Только для взрослых» Posta-Magazine поговорил с ней о том, из чего растут ее собственные фильмы.

Фото: Георгий Кардава
MUAH: Ани Степанян
Продюсер: Арина Ломтева

«Мистика» и «любовь» — именно эти два слова стали лейтмотивом нашего разговора.

Одна из немногих женщин-режиссеров, Анна Меликян снимает картины с характерным авторским почерком и интонацией и героями, которых легко узнать в себе, своих знакомых или попутчиках в вагоне метро. Ее «Русалка» 2007 года — пронзительная история 18-летней фантазерки и неудачницы Алисы и ее первой любви, была номинирована на «Оскар» и получила главный приз на фестивале независимого кино «Сандэнс».

В 2014-м «Звезда» — фильм о девушке, мечтающей собрать деньги на пластическую операцию, чтобы обрести счастье, — был признан лучшей режиссерской работой на «Кинотавре». А годом позже альманах «Про любовь» там же получил главный приз. Событием стал и сиквел под названием «Про любовь. Только для взрослых», закрывавший «Кинотавр» этим летом. Этот сборник киноновелл — продюсерский проект Анны Меликян, снятый шестью разными режиссерами, — выходит в прокат 1 сентября и имеет все шансы повторить успех первого фильма.

В последнее время она много работает на телевидении — под ее продюсерским руководством в прошлом году вышли сериалы «Кризис нежного возраста» на ТНТ и «Дневник Луизы Ложкиной» на телеканале «Ю». Как режиссер она сняла сериал «Квартет» — о драматичных перипетиях в судьбе молодых талантливых музыкантов.

Анна Меликян — ироничная, яркая, настоящая. Наблюдая ее в жизни, с особенной ясностью понимаешь, чем цепляет ее кино: искренностью, честностью, любовью к своим героям.

Собственно, все ее фильмы — о любви, не романтическом чувстве, которое часто с ней путают, а о базовом, непреходящем законе жизни.

Платье, 12Storeez; часы Da Vinci Automatic 36, IWC Schaffhausen

Инна Логунова: В какой степени режиссер — художник, а в какой — ремесленник? Когда начинается искусство?

Анна Меликян: Режиссура — это большое творчество, причем сопряженное с мистикой. Ремесло, наверное, начинается, когда выходишь на площадку и вступает в силу профессия. Хотя всё равно это творчество.

— Что за мистика, в чем она?

— Всяческая. Когда пишешь сценарий, происходит много всего необъяснимого. Я для себя решила, что это, видимо, как-то связано с творчеством. Когда уходишь в эту область, запускаются мистические процессы в параллельном измерении, которые влияют на твою реальную жизнь. И вообще все как-то перемешивается — реальность и жизнь внутри сценария.

— Например?

— Нет-нет, примеры приводить не буду. Это, наверное, свойство любого творчества — которое всегда связано с очень сильной концентрацией. Поэтому, занимаясь им, оказываешься у какой-то грани, к которой другой человек в обычной суете не может подойти, у него на это просто нет времени. Как йоги, которые, концентрируясь на внутреннем, получают доступ в параллельный мир. Почему я говорю о сценарии — потому что это творчество в чистом виде. Так же как художник перед мольбертом, здесь ты один на один с текстом. А съемки кино — это в большей степени производственная машина, толпа людей. Впрочем, там тоже происходит творчество, но другого рода.

— Ваши фильмы преимущественно комедии…

— Неправда. Разве «Звезда» комедия? У меня мало фильмов, и больше половины из них не комедии. Просто после выхода «Про любовь» меня стали ассоциировать с этим жанром. У меня комедийные короткометражки, да, но вообще мой жанр, как его когда-то обозвали, — трагифарс: вроде всё время смешно-смешно, но в конце совсем не до смеха.

— От многих пишущих и снимающих людей я слышала, что комедию написать сложнее, чем драму или трагедию. Как вы думаете?

— Я бы сказала, что в принципе написать что-либо талантливо очень сложно, не важно что. Всё зависит от личности человека, кому-то проще дается одно, кому-то другое. Талантливый текст — это огромное чудо.

— Помимо режиссуры, вы занимаетесь продюсированием. Как балансируете одно и другое?

— Просто кино я снимаю не всё время. Чтобы снять фильм, его надо сначала придумать, выносить, и иногда на это уходит много лет. В эти периоды я параллельно занимаюсь другими вещами. Но когда дело доходит непосредственно до собственного кино, то всё остальное я, конечно, откладываю, в этот момент я только режиссер.

— Работа продюсера в значительной степени организационная, и, что называется, ненормированная. Вы всегда на связи? Насколько вы вовлечены в соцсети?

— На связи достаточно. А в соцсетях я не то чтобы веду активный образ жизни, но я там присутствую, мне это интересно, это тоже часть моей работы: огромное количество материала для сценария, интересных людей в кадр и за кадр я нахожу именно там. С одной стороны, это гигантская база, с другой — наша новая реальность, которая находит свое художественное отражение в том числе и в кино. Я всегда говорю, что фильм «Про любовь» полностью вышел из Инстаграма, из моего им увлечения. Вообще все мои увлечения рано или поздно в той или иной форме воплощаются в кино.

— Чем вас привлекает Инстаграм?

— Визуальной стороной. «Про любовь» — с его многогранностью, фильтрами, неожиданным цветовым решением — прямое влияние Инстаграма. Пример очень показательный.

— Каково быть женщиной в кино — и каково быть женщиной в российском кино?

— Я не чувствую особой разницы между мужчинами и женщинами в этом плане. В кино быть вообще очень сложно. Не думаю, что если бы я была мужчиной, мне было бы проще написать сценарий или снять кино. Ну, может, в бытовых вопросах чуть легче. Но поскольку в творчестве ты сталкиваешься с вопросами какого-то космического характера и масштаба, глобально пол значения не имеет.

— Можно ли говорить о каких-то трендах, направлениях в современном российском кино, на ваш взгляд?

— Я не анализирую, я же не кинокритик. Это у них — то «новая женская волна», то «чернуха», то «безысходность»… А я не вижу трендов. Зато я наконец вижу похожего на человека героя в авторском кино. Появляются живые люди и нормально рассказанные истории, что меня очень радует. Например, в «Аритмии» Хлебникова, победившей в этом году на «Кинотавре», — абсолютно узнаваемый типаж.

Жакет и юбка, Sportmax; серьги Margarita, Damiani; туфли, Dior

— Сколько времени в российском кино героя не было?

— Долгое время считалось, что после Данилы Багрова в «Брате» ярких героев у нас на экране не появлялось. А после «Кинотавра» этого года у меня ощущение, что вот он среди нас, этот герой. Он не должен обладать какими-то особыми качествами, он самый обычный человек. У Хлебникова — это простой врач скорой помощи.

— Что делает вас счастливой?

— Хороший вопрос. Наверное, невозможно быть абсолютно счастливой, потому что всегда кажется, что чего-то не хватает.

Идеальное счастье — это когда у тебя всё хорошо и внутри, и снаружи, впрочем, это взаимосвязано. Когда ты можешь создавать свои миры иллюзий и при этом уверенно стоять на двух ногах на земле. В реальной жизни быть счастливой гораздо сложнее, чем в иллюзорной. Но когда работаешь в кино, есть опасность стирания грани между ними. Ты вроде ходишь по улицам, ездишь в машине, но мысли твои с героями, и в какой-то момент начинает казаться, что это живые люди. Ты проговариваешь за них тексты, пытаешься жить их жизнью, представить себе, как они себя поведут. То есть внутри тебя живут какие-то другие люди. И это отражается на реальной жизни: получилась удачная сцена — вау! — и ты счастлив.

Топ, Max&Co.; серьги и кольцо Margarita, Damiani

— Как вы, глядя на актера, понимаете, что это ваш актер, что это его роль?

— А вот как влюбляешься? Замечаешь человека — и что-то чувствуешь. Иногда сразу, иногда по прошествии времени.

С кастингом так же. Бывает, вошел он или она вошла — и ты понимаешь, что этот человек тебе и нужен. Меня порой спрашивают — ну вот что ты нашла в этой актрисе или актере? А я не могу объяснить, просто чувствую так, и всё. Потому что любое нормальное кино субъективно.

— То есть вы интуитивный человек?

— Абсолютно. Все решения я принимаю на уровне интуиции. Если решаю что-то мозгом, потом все равно прислушиваюсь к интуиции, проверяю. А если принимаю решение интуитивно, мозгом потом уже не проверяю, потому что знаю, что оно верное.

— Как вам удалось привлечь Джона Малковича в последний фильм?

— Благодаря Ингеборге Дапкунайте, которая дружит с ним много лет. Это исключительно ее доброта, без нее у нас точно его не было бы.

— Какие впечатления у вас остались от общения с ним? Что он за человек, Джон Малкович?

— Невероятные, прекрасные впечатления. Он суперпрофессионал, безгранично талантливый, умный и тонкий актер. Мужественный, благородный, скромный, красивейший человек!

— А что такое красота в вашем понимании?

— Все эти эпитеты, которые я перечислила. Красота — что-то более объемное, чем внешность. Жадный, злой, завистливый человек для меня некрасив.

— В каких местах земли вам особенно хорошо?

— Мы с вами в этом месте находимся.

— В Москве?

— Да. И не потому, что я получила приз мэра. (Смеется.) Теперь каждый раз, объясняясь в любви к Москве, думаю: так, сейчас все скажут, что это я специально после приза. Но я и раньше в интервью говорила, как люблю этот город. Я как-то сразу это почувствовала, когда сюда приехала. У меня было ощущение, что я здесь уже жила. Очень скучаю, когда уезжаю. Писать я могу только в Москве. Пыталась в других местах — ничего не получается. По какой-то причине жуткая энергия этого города, со всеми его проблемами, которые можно даже не перечислять, мне подходит. Творчество у меня случается только в Москве. Ну и вообще, я здесь живу, и всё прекрасное у меня связано с этим городом.

Детали
12Storeez: https://12storeez.com/
Damiani: Столешников пер. , 11, тел.: +7 (495) 926-85-56
IWC Schaffhausen: ул. Петровка, 5, тел..: +7 (495) 660-18-68, http://www.iwc.com/ru/
Dior: Красная пл., 3, тел.: +7 (495) 777-75-24
Max&Co.: ГУМ, Красная пл., 3, тел.: +7 (495) 620-32-55
Sportmax: ГУМ, Красная пл., 3, тел.: +7 (495) 620-31-60

 

 

 

Анна Меликян о новом фильме Звезда

После перерыва в несколько лет Анна Меликян готовится представить сразу две новых работы: «Звезду», которая, вероятно, полюбится фанатам ее знаменитой «Русалки», и «Про любовь», привлекающую внимание как минимум звездным актерским составом

С момента появления на экранах «Русалки» зрители томились в ожидании новой работы режиссера, сценариста и продюсера Анны Меликян. Пауза затянулась на семь лет, и лишь в конце этого года в широкий прокат выходит «Звезда» — лента о не сумевшей удержать выгодное положение в обществе светской львице, ее пасынке и начинающей артистке, истории которых соединяются в одну. На главные роли в «Звезду» Меликян пригласила едва известных российскому зрителю актрис Северию Янушаускайте и Тинатин Далакишвили, компанию которым составил Павел Табаков — сын Олега Табакова, для которого эта работа стала дебютом в большом кино. 

Режиссерское молчание Анны Меликян прервется не только «Звездой», но и картиной «Про любовь«, готовящейся выйти в прокат после Нового года. И если в актерском составе «Звезды» нет громких имен, то успех «Про любовь» обеспечен участием Ренаты Литвиновой, Михаила Ефремова, Юлии Снигирь, Евгения Цыганова, Владимира Машкова, Юрия Колокольникова и Равшаны Курковой. О двух совершенно разных работах, совмещении ролей продюсера и режиссера, трудностях кинопроизводства и любви к актерам, с которыми работает, Анна Меликян поведала в интервью Buro 24/7. 

После «Русалки», которая вышла в 2007 году, вы сделали большой перерыв в работе. С чем он был связан?
Есть несколько причин: рождение ребенка, отсутствие историй, которые хотелось бы рассказать. А вообще, так просто получилось. Семь лет мне все кругом твердили: «Вот, эти режиссеры каждый год выпускают по фильму, а ты ничего не делаешь». Но я ведь никому не должна свои фильмы. Жизнь шла своим чередом, я занималась продюсированием, а потом яростное желание снимать кино наконец пришло, и уже в процессе я вспомнила, какое это счастье. Надеюсь, больше таких перерывов у меня не будет; жизнь короткая, и надо делать то, что нравится, а мне очень нравится снимать кино.

«Если честно, писать сценарий — это ад. Ты сидишь один на один с компьютером и понимаешь, что никто тебе не поможет»

Откуда взялась история, которая легла в основу «Звезды»?
Я всегда собираю истории из миллионов разных наблюдений. Вот мы с вами сейчас разговариваем, а потом я выйду и что-нибудь запишу. Создание сценария — самый мистический момент в процессе создания фильма. Детали собираются воедино и сами начинают управлять сюжетом. Если честно, писать сценарий — это ад. Ты сидишь один на один с компьютером и понимаешь, что никто тебе не поможет! (Смеется. )

Огромное количество режиссеров избегают «ада» и не участвуют в написании сценариев.
Я считаю сценарии самым слабым своим звеном, и с удовольствием брала бы готовые. Проблема в том, что материалы, которые мне присылают, очень низкого качества, а я ведь должна буду несколько лет буквально жить в выбранной истории. После «Русалки» я ждала, что кто-нибудь положит мне на стол интересный сюжет, но кругом одни графоманы, поэтому села писать сама. Точнее, с соавторами: все мои сценарии рождаются в диалоге, а говорить с компьютером немного странно.

Идеи насчет актеров появляются уже в момент написания?
Всегда по-разному. В случае с «Русалкой» Маша Шалаева появилась в проекте даже раньше сценария. Мы были знакомы еще со ВГИКа, и я очень хотела снять кино, в котором она могла бы сыграть главную роль. Со «Звездой» такого не было. Я писала про вымышленных персонажей, на которых Тинатин и Северия оказались совсем не похожи. Я увидела их, влюбилась, и описание героинь, которое было в сценарии, оказалось не нужным.

У «Звезды» ведь был очень долгий кастинг.
Да, полтора года. Мне надо влюбиться в актеров. Я же потом еще два года буду смотреть на них: снимать, монтировать. Если человек тебе не нравится, то это мука.

«Каждый раз, начиная работать над фильмом, задумываюсь, что страна такая огромная, а снимать некого. С другой стороны, 20 хороших футболистов в огромной стране тоже найти не могут»

Северия действительно выучила русский, чтобы у вас сняться?
И Северия, и Тина. Как гражданки стран СНГ они, конечно, обе могли говорить по-русски, но с очень сильным акцентом.

В «Любви с акцентом» Тинатин очень неуверенно говорила по-русски.
Наверное, надо наконец признаться: в финальной версии мы обеих переозвучили. В процессе съемок Северия и Тина стали говорить гораздо лучше, но литовский и грузинский акценты до конца не исчезли, поэтому, оставь мы их настоящие голоса, пришлось бы сценарно этот факт как-то объяснить. Я посчитала, что дополнительные смыслы будут лишними. Переозвучили их мастерски: Северия сначала даже не поняла, что это не ее голос. Но девочки занимались с преподавателями, и надеюсь, что обе начнут сниматься в русском кино, потому что талантливых и красивых у нас немного. Актрисы, конечно, живьем съедят меня за эти слова, но пока в русском кино чаще встречаются либо красивые, либо талантливые. Каждый раз, начиная работать над фильмом, задумываюсь, что страна такая огромная, а снимать некого. С другой стороны, 20 хороших футболистов в огромной стране тоже найти не могут! (Смеется.)

Как продюсера «Звезды» вас не пугало, что обе актрисы российскому зрителю знакомы очень плохо?
У меня изначально была установка снять «Звезду» с неизвестными артистами, и только Гоша Куценко должен был сыграть сам себя. Но задумка не совсем удалась, потому что в итоге появился еще и Андрей Смоляков. Я вообще считаю, что не во всех фильмах важно и нужно снимать известные лица.

Да, но когда зритель видит постер со знакомым лицом, он скорее пойдет на фильм.
В случае с российским кино, это иллюзия. Наши артисты, к сожалению, ничего не собирают в прокате своими лицами. Единственный в русском кино, кто может хоть как-то обеспечить кассу, — Данила Козловский. Мы ведь помним, что хитом прошлого года стал фильм «Горько!», где не было ни одного известного лица.

Там был Сергей Светлаков.
Да, но у него далеко не самая большая роль в «Горько!».

При этом его фото было на всех постерах.
У меня на этот случай есть Гоша Куценко. На постере он вряд ли будет, но подумаю над тем, чтобы написать: «Звезда — Гоша Куценко!» (Смеется.)

Режиссеры часто жалуются на сложность работы с продюсерами. Когда режиссер и продюсер одно лицо — это …
… прекрасно! Обычно уходит очень много усилий, чтобы объяснить каким-то дядям и тетям, почему ты хочешь сделать именно так. Продакшеном «Русалки» на первых порах я занималась не сама. По сценарию герои должны были прыгать с Крымского моста; ко мне пришел продюсер и сказал: «Мы нашли в Подмосковье небольшой мостик, откуда ребята могут прыгать». Пришлось сидеть и объяснять, что Крымский мост — это не моя блажь, а важная часть картины. Даже при моем адекватном подходе к съемочному процессу и умению экономить бюджет, с продюсерами работать очень сложно. К тому же когда я сама выступаю в роли продюсера, чувствую двойную ответственность и с тем же бюджетом обхожусь аккуратнее, чем обошелся бы любой другой человек.

А на чем вы никогда не экономите?
На артистах.

Даже при том, что российские актеры не собирают кассу, они дорого обходятся?
Это всегда весомая часть бюджета. Я вообще не экономлю на людях, потому что от них и зависит успех продукта. Лучше урезать количество съемочных дней.

Сложность взаимодействия с продюсерами очень доступно описана в трейлере «Русалки».
Гениальный трейлер, который сделал режиссер Паша Руминов. Он присутствовал на совещании дистрибьюторов, которые обсуждали, будет ли «Русалка» пользоваться успехом. Беседа была очень бурной, молчали только я и Паша, который что-то все время записывал. А через два дня я получила, кажется, лучший трейлер в истории российского кино, где были процитированы слова дистрибьюторов с того самого совещания.

Там говорится, что ровесникам главной героини «Русалки», вероятно, будет интересно посмотреть этот фильм и найти что-то от себя самих. Вы правда снимаете кино именно для такой аудитории?
Прозвучит эгоистично, но я забочусь в первую очередь о том, чтобы фильм был интересен мне. Когда в конечном продукте находишь что-то интересное для себя, есть шанс, что это будет интересно многим. А если математическим способом просчитывать, что понравится аудитории, то вряд ли получится хорошо. Возможно, из-за отсутствия расчетов мое кино и находится всегда где-то между фестивальным и человеческим жанрами. Кинокритики обозвали мои фильмы арт-мейнстримом. Очень точное, на мой взгляд, определение.

Вы сравниваете свои фильмы?
Нет, для этого есть кинокритики. И потом, я никогда свои фильмы не пересматриваю. Прихожу на встречу со студентами, они начинают пересказывать какой-то момент, а я его просто не помню. Единственный раз, когда я смотрю свой фильм, — после сведения звука и картинки. А в зрительном зале сидеть не могу: на «Кинотавре» попробовала, но сил хватило только на 20 минут.

Я спрашиваю про сравнение, потому что мне показались очень похожими героини Маши Шалаевой в «Русалке» и Тинатин Далакишвили в «Звезде». Это случайность?
Моих героинь почему-то называют «странными девочками», хотя мне они такими не кажутся. Возможно, в этом и есть их общность. Но сама я в момент создания не задумываюсь, была у меня такая героиня или нет, прыгала она с моста или нет. Для меня абсолютно неважно, будут ли потом говорить, что Меликян повторяет саму себя. Конечно, есть какие-то сходства, но они случайны. И когда у меня спрашивают, почему все мои героини умирают, хочу выдать умный ответ, но его просто нет. Больше того, сев за сценарий «Звезды», я себе пообещала, что ни одна красивая девушка не умрет, а она все равно умерла! (После паузы.) Теперь все подумают, что я сумасшедшая.

Как продюсеру вам не кажется, что положительную эмоцию было бы легче продать?
У меня очень веселые фильмы. На первых показах «Звезды» зрители смеялись. Конечно, еще и плакали, но если дотянуть до конца, то будет ясно, что это скорее комедия. Главное, кино получилось светлым, даже несмотря на присутствие смерти. И вообще этот фильм не про смерть, а про жизнь. Как продюсер я верю, что при нормальной системе проката такое кино может собирать деньги.

Прокат  это то, на что жалуются почти все кинематографисты в России. Кто наконец должен разобраться с этой проблемой?
Такие вопросы должны решаться на государственном уровне: количество кинозалов, квоты для иностранных и российских фильмов. Единственное, что в данной ситуации могут сделать сами режиссеры, — снимать хорошее кино, за которое зритель пойдет голосовать рублем, как это случилось с «Горько!». Все остальные мечты и жалобы не работают.

Успешный прокат для вас важнее как для режиссера или как для продюсера?
С режиссерской точки зрения мне важно, чтобы как можно большее количество зрителей увидели фильм в хорошем качестве. Было очень обидно, когда «Русалка» стала хитом у «пиратов», провалившись при этом в прокате. То есть люди посмотрели фильм, но в ужасном качестве. Как продюсер я расцениваю проект с точки зрения бизнеса и, конечно, хочу вернуть вложенные деньги.

От Интернета уже никуда не деться. Почему бы не выложить фильм в Сеть самостоятельно, проконтролировав качество и предоставив возможность скачать его за небольшую сумму?
Думаю, к этому все и придет. Рынок DVD умер, кино по телевизору мало кто смотрит, поэтому скоро после проката фильмы будут сразу выкладывать в Интернет. Но важно, чтобы зритель скачивал его за деньги, а не как сейчас — бесплатно.

«Наши артисты, к сожалению, ничего не собирают в прокате своими лицами. Единственный в русском кино, кто может хоть как-то обеспечить кассу, — Данила Козловский»

Работа над «Звездой» и «Про любовь» шла параллельно?
Нет. «Звезду» мы летом уже показывали на «Кинотавре», а «Про любовь» начали снимать только в августе.

На каком этапе работа?
Съемки длились всего 25 дней — сейчас монтируем. «Про любовь» очень не похожая на меня история хотя бы потому, что сделана очень быстро. Возникла идея создать альманах из нескольких сюжетов, который никак нельзя было растягивать — потерялась бы нужная энергетика. Я ставила перед собой задачу легко, весело и по-хулигански снять летом фильм с известными артистами.

Известные артисты  это обязательное условие в данном случае?
Да. Обычно я с ними работаю редко, но тут решила поставить такой эксперимент. Позвала всех, кто был мне интересен. Хотелось посмотреть, каково это — снимать знаменитостей.

Почувствовали разницу?
По большому счету нет. Актеры — известные или нет — все очень разные. Кто-то более талантлив и работоспособен, а кто-то менее.

Часто случалось принимать отказы от артистов, когда предлагали ту или иную роль?
Когда искали актрису на роль Маши в «Звезде», девочки отказывались, зная, что надо будет раздеться в кадре. Меня удивило, что это смутило очень многих молодых русских актрис. В этом смысле европейские артисты спокойнее относятся к своему телу. Некоторые отказывались из-за смерти по сценарию. Это я могу понять, потому что точно знаю: между кино и реальной жизнью есть связь.

Но это ведь отсекает огромное количество потенциальных ролей.
Да, но я уважаю человеческие принципы. С одной из пробовавшихся на роль Маши актрис мы очень долго беседовали, успели подружиться, и я даже в нее влюбилась, а потом оказалось, сниматься она не хочет. Это ее принцип, и я его уважаю. Не знаю, правда, что он ей дал.

У вас есть аналогичные табу в режиссуре?
Конечно. Даже вслух о некоторых вещах не готова говорить, не то что снимать. Я очень эмоциональный человек, и фильмы, над которыми работаю, становятся частью моей жизни. Есть страшные истории, привлекающие зрителей, но когда задумываюсь, что мне с ними жить несколько лет, понимаю, что могу сойти с ума.

Помимо личных запретов с недавних пор существует еще ряд ограничений: мат, курение на экране. Это проблема?
Для моих фильмов нет, но я уверена, что для огромного количества авторов — да. Знакомые недавно рассказали, что сходили на какой-то жуткий фильм, где героем выкалывали глаза, наматывали на ржавый гвоздь, и при этом каждые пять минут на экране появлялось предупреждение, что «курение вредит здоровью». Абсолютная глупость. Деньги лучше вкладывать не в запреты, а в образование, чтобы люди сами для себя могли решить, какое искусство им надо, а какое — нет.

Выражаем благодарность за помощь в организации съемок ресторану Vаниль (Остоженка ул., 1/9)

Присоединяйся офлайн к аудиовизуальной инсталляции «Портрет поколения» по случаю 10-летия BURO. — получи иммерсивный опыт.

Купить билет

«Хотя бы на два часа погрузить зрителя в мир, где нет войны, — это отлично»

Синдеева: У меня в гостях режиссер с огромной, большой буквы, продюсер и сценарист, Анна Меликян. Аня, привет.

Меликян: Привет.

Синдеева: Несмотря на то, что сейчас мы с тобой уже «на ты», – мы договорились перед программой и быстро перешли на «ты» –ты первая женщина в программе, с которой мы никогда не общались, с которой я была эпизодически знакома на «Кинотавре» в 2015 году в Сочи, где Аня получила два приза: главный, гран-при за фильм «Про Любовь», приз дистрибьюторов

Меликян: Прокатчиков.

Синдеева: Да. Фильм «Про Любовь». Я бы хотела, конечно, начать с  него, потому что скоро прокат. Я скажу сейчас свои впечатления. Это фильм, который меня погрузил совершенно в это действие, и я плакала, как весь зал, мы все. Мы плакали, смеялись, хохотали, аплодировали в процессе фильма, и когда этот фильм закончился, было так жалко, что он закончился, потому что в какой-то момент я выпала из всех проблем, которые есть вокруг, из того настроения, которое есть вокруг, из тех эмоций, которые совсем непозитивные на тебя сыплются и сыплются. И вот тебя он выдернул из этого, и ты понимаешь, что счастье есть. Счастье в том,  какой получился фильм, и в том, что жизнь гораздо ярче и богаче, чем иногда нам кажется. Ань  как эти новеллы рождались?

Меликян: Я расскажу, но я хотела сказать, что для меня сейчас какие-то очень важные слова для меня прозвучали. То, что фильм выдернул из реальности, мне это очень важно. Потому что это мое существование в последнее время – уход из реальности. Поскольку так плохо, ты не знаешь, чем тебе подзаряжаться в этой реальности. И у тебя срабатывают защитный рефлекс организма, ты закрываешься и уходишь в какой-то иллюзорный мир. И то, что такой эффект от фильма, что ты хотя бы на два часа погружаешься в счастливый, красивый мир, где все друг друга любят, где нет войны – это отлично. Я считаю, что, значит, какая-то цель достигнута. Про новеллы, как они возникали. Ничего не лежало, просто спонтанно возникла история, идея сделать такое кино. Просто мы сели, и придумали,  и написали буквально очень быстро.

Синдеева: Вам легко так  говорить, режиссерам, сценаристам: спонтанно и так далее, сели. Но какие-то зацепки же должны быть!

Меликян: Основная зацепка – я действительно много раз рассказывала, что каждый год снимаю короткометражные фильмы для благотворительного аукциона «Action!». Суть этого аукциона в том, что режиссеры снимают фильмы, их продают, а деньги поступают в благотворительные фонды. Вот скоро будет очередной аукцион, и я опять что-то уже готовлюсь сейчас в октябре снять. И когда я их снимала, я заметила, что это просто совершенно другой подход. Ты делаешь это безответственно, ты используешь любую музыку, ты вообще не думаешь ни о цензуре, ни о критиках, ни о прокатчиках, ни о продюсерах, – ты просто абсолютно свободен. Когда ты делаешь свое кино, ты не можешь себе этого позволить, есть масса ограничений. И мне так понравилась эта энергия, которая рождалась в коротких метрах, возможно, потому что всегда в этом было какое-то хулиганство. То есть мы просто группой добровольцев, энтузиастов, выходили на улицы. Абсолютно все бесплатно, и актеры известные всегда соглашаются на эту историю. И вот снимали, дурака валяли, и в итоге что-то такое получалось, что никогда не получалось у меня в большом кино. И просто мне так это понравилось, что мне захотелось перенести это в большое кино, чтобы у меня так же получилось это состояние, потому что большое кино – это тяжелая машина. Сначала ты три года пишешь сценарий, потом год готовишься, потом снимаешь, потом еще год монтируешь. К моменту окончания ты просто это кино ненавидишь уже. Или хотя бы есть такая история, что к моменту окончания ты уже другой человек, тебе вообще интересны другие темы. Ты же меняешься. А тебе приходится с этим возиться, тебе нужно это монтировать, с этим жить. Есть какой-то конфликт. В коротких метрах такого нет, это горячий пирожок. Ты загорелся идеей, ты снял, смонтировал, и вот ты его уже выпустил. И у моих коротких метров была прекрасная волна зрительской любви, что тоже меня, конечно, подстегнуло. Я вдруг увидела странное совпадение: нравится и мне, и зрителям.

Синдеева: Не только зрителям, но еще и критики оценили. Они получают от критиков призы.

Меликян: Критики да, хотя вот большие не очень оценивали.

Синдеева: Я имею в виду, все твои короткометражки имели очень богатую историю.

Меликян: Да, в итоге короткометражки показывали на фестивалях, хотя это было совершенно не запланировано. Это были  фильмы для одного красивого вечера на банкете. И все. Вот такой результат в итоге.

Синдеева:  И вот ты говоришь, ты хотела вернуть это состояние: вы сели и быстро написали.

Меликян: Какая-то из короткометражек у меня была написана когда-то, что-то у сценариста было написано. Какие-то мы придумали, скажем, идея про японку пришла от другого сценариста. Мне понравилась идея, и мы ее просто переписали. Про косплееров мы просто в процессе работы. ..

Синдеева:  Объясни зрителям, что это такое. 

Меликян: Косплееры – это люди, увлекающиеся японскими аниме, они живут образами этих героев. Они наряжаются в образы героев.

Синдеева: И вы в Москве таких увидели?

Меликян: Самое большое мое потрясение, что это огромное сообщество по всей России, и каждый месяц в каком-нибудь городе происходит фестиваль косплееров. Мы туда ходили, это какое-то невероятно красочное зрелище. Они все в этих костюмах, и видно, что все это ювелирно сшито, подобрано, довольно дорого. Ты видишь, что человек очень страстно, долго все это делал. Это такой праздник самодеятельности. Они выступают самозабвенно на сцене. Довольно забавно и очень красиво. И мне показалось, что это интересно.

Синдеева: А  вот история все-таки, то, что они вот за этими масками и костюмами немножко прячут себя? Это уже твоя додуманная история или тебе показалось, что это так и есть?

Меликян: Когда мы их увидели, уже у нас существовала японская история. И я подумала, как интересно: вот есть японцы, которые фанатеют от русской культуры. Я помню, даже во ВГИКе у всех японцев спрашиваешь: «Зачем вы сюда приехали?». Они говорят: «Достоевский. Тарковский. Россия». Они считают, что правда вот здесь, в России. Русская культура. А японская – это всё не интересно. И вот есть гигантское сообщество молодых ребят, русских,  которые считают, что правда где-то там, в Японии. И они увлечены японской культурой. И я подумала, наверное вот две эти новеллы вместе, в рамках одного фильма будут дополнять друг друга и давать какой-то общий большой смысл. Как-то так это было идейно придумано. Ну а сам сюжет, не знаю, ну как-то придумали. Я сейчас уже не помню, как мы его придумали.

Синдеева: И вот ты рассказывала, что это самый быстрый твой фильм, вы его за двадцать… за месяц, фактически, придумали.

Меликян: За 25 дней. А, сняли за 25 дней. 

Синдеева: Ну смотри, что значит месяц придумывали? То есть за месяц написали все сценарии?

Меликян: Какие-то сценарии были написаны. . ну не месяц, конечно. Наверное, за пару месяцев мы все-таки написали, додумали, достали, у кого что было, какие были записи. В начале их было гораздо больше, мы просто выбрали в итоге лучшие. То, что, нам казалось, собирается вместе в одну историю. И писали параллельно, когда снимали. Где-то, например, в новелле про косплееров, я не понимала, чем закончится эта новелла. Мы уже ее снимали, у нас был один финал, и в процессе съемок я придумала другой финал. Я пришла, актерам на площадке сказала: будет все не так, а вот так финал другой. Как-то оно было все очень живое, и это совершенно нетипично. Я такой мегаответсвенный человек, и у меня должно быть все разрисовано, раскадровки, все продумано, каждая реплика записана. А тут вдруг впервые в жизни я себя как-то отпустила. Я попыталась  поступить так же, как и в коротком метре. Я была такой безответственной на площадке, как никогда в жизни. То есть мы выходили, и нам говорили: «А вот Елка звонит, она может завтра спеть». «А где мы снимаем?». «Ну вот где-то в районе Киевской». «Ну пусть приезжает. В Европейском споет». То есть это немыслимо для меня. Обычно локейшн, объект выбирается скрупулезно, по метру.

Синдеева: Ну  и вот этот опыт, как ты думаешь, ты дальше его будешь как-то транслировать? Или ты все-таки считаешь, что невозможно каждый фильм свой так снимать?

 Меликян: Скажем, в фильме «Звезда», в предыдущем моем фильме, нет импровизации. Это еще было связано с тем, что актрисы  иностранные и для них это был иностранный язык. Они просто заучивали текст, не всегда даже понимая, о чем он.

Синдеева: А кого из них переозвучивали?

Меликян: Обеих.

Синдеева: Да ты что.

Меликян: Да, обеих, потому что исходный материал был очень смешной. У одной такой сильный литовский акцент, у другой грузинский. Это было такое странное кино, где они разговаривали. Опыт импровизации мне очень нравится. Конечно, я думаю, что буду и дальше его использовать. Но мне всегда интересно что-то новое. Я не знаю, в какую сторону я дальше пойду.

Синдеева: А как Рената появилась? Я читала, что ты в какой-то момент поняла, что надо как-то соединить эти новеллы.

Меликян: Да, мы искали какие-то альманахи, пытались понять какие-то хорошие примеры, как можно соединить в альманахе, но ничего такого интересного не нашли. Чаще всего он задается как альманах, и просто тебе рассказывают несколько историй на одну какую-то заданную тему. Но мне хотелось, чтобы это был все-таки не совсем альманах. В какой-то момент возникла история, что это будет лекция, лекция о любви, и мне показалось это интересным, поскольку я хотела сделать коммерческое, зрительское кино, а в кино ходят совсем молодые ребята. И я подумала, как же будет интересно, если придут молодые ребята, и они не просто развлекутся, а, допустим, вынесут для себя какое-то новое знание. Это была такая научно-обоснованная лекция, и вот они придут и что-то новое с точки зрения науки узнают об этом чувстве. Я посмотрела какие-то лекции. Это все очень скучно. То есть какой-нибудь занудный дядька стоит у доски и произносит эти тексты. Смотреть больше 10 минут ну невозможно, скучно. Мне было очень скучно. И тогда я подумала: кто тот человек, на которого можно смотреть вне зависимости от того, что он говорит? И я поняла, что, конечно, это должна быть Рената. И когда эта мысль меня посетила, то других кандидатур у меня не было.

Синдеева: То есть если бы вдруг она не смогла по какой-то причине, ты…

Меликян: Я думаю, что я бы придумала что-то другое. Потому что я не могла придумать другого кандидата, который был бы для меня такой вот стопроцентный. Рената была для меня абсолютно стопроцентна, это было интересно.

Синдеева: Актеры очень быстро все согласились принять участие. С одной стороны, это невероятный успех режиссера, авторитет режиссера, с другой стороны,  есть ли в этом еще умение работать на площадке? Я вот разговариваю иногда с актерами, а они говорят: «Есть вот великий режиссер, очень хочется у него сняться, но невозможно работать на площадке, очень тяжело». И у тебя все время борьба. А есть режиссеры, когда ты летаешь над съемочной площадкой.

Меликян: Пока о площадке было рано говорить, поскольку это были артисты, которые у меня не снимались, они не могли знать, как я себя веду на площадке.  Они, я думаю, соглашались по результатам предыдущих работ, видимо.

Синдеева: А вот ты рассказывала, что Машков заменил какого-то актера, который должен был быть. Кого?

Меликян: Мне кажется, лучше не надо об этом говорить. Да, у нас случился такой странный казус.

Синдеева: Но ты же все равно говоришь

Меликян: Я не называю имя, может быть, человеку будет не очень приятно. Я думаю, наверное, он тоже расстроен. У нас действительно сгорел объект, и он улетел. Я позвонила и попросила Вову: «Вова, ты можешь выйти заменить артиста?». И мне сказали: «Ты сошла с ума, как может Машков кого-то заменить и выйти на площадку». И он  сказал «да», практически не читая сценария. Я его, конечно, ему потом послала, но первое «да»… Он сказал просто «да». И он меня этим поразил, потому что я его действительно знаю, я знаю, как это сложно у него обычно происходит, какой он основательный человек и актер. И на площадке он меня поразил своей основательностью, наверное, больше всех актеров. Просто каким-то подходом. Он приходил с текстом, написанным от руки, как у тебя. Хотя у нас были сценарии распечатанные. То есть сам, сидя ночью переписывал весь текст. И он весь был в пометках, то есть он провел огромную работу. И он добавлял что-то от себя, и это было так талантливо. Он поразил меня работой на площадке, как он работал с партнером. Известно, что в кино снимаются по очереди, у вас тут две камеры, а там одна камера.

Синдеева: Нет, нам не известно.

Меликян: Вот мы с тобой разговариваем. В кино сначала надо снять тебя, а потом надо снять меня. Это происходит не одновременно. Камера одна, это ведь дорого очень. И хорошие актеры за кадром помогают, когда снимает партнера. Бывают актеры, которые говорят: «Меня отсняли, я ушел». И тогда человеку, который остается в кадре, довольно сложно. Он не получает ответной реакции.

Синдеева: Объяснять в любви, ругаться…

Меликян: Да, это же кино, драматическая сцена. Есть такие актеры, я их не очень люблю, они у меня в черном списке, те, кто так поступает. Они могут просто уйти. Есть актеры, которые подают просто реплики, то есть они знают, что если их не снимают, то можно просто подать реплики, особенно не затрачиваясь энергетически. А Машков, когда мы снимали диалог с Юлией Снигирь… Мы снимаем портрет Снигирь, он сидит за оператором, его даже практически не видно там, и он играл так, со слезами на глазах, как будто мы снимали его крупным планом. И я действительно в какой-то момент подумала, может он не понимает, что мы его не снимаем? Я подошла и сказала: «Володя, мы тебя не снимаем». Он говорит: «Ну, конечно, я знаю, но я же должен ей помочь, чтобы она сыграла хорошо». То есть это такая степень профессионализма, когда он понимает, что хорошо – это не когда меня красиво сняли, а когда получится хороший результат. А результат может получиться, только если все хорошо сработают. Такой невероятный.

Синдеева: И скоро зрители увидят этот фильм, и результат действительно тот, о котором ты говоришь. Вот это чувство полета, в котором была ты, вот эта свобода внутренняя, и, наверное, на площадке это все тоже было, – это все есть на экране.

Меликян: Спасибо.

Синдеева: Вот ты несколько раз сказала, что ты это кино снимала как коммерческое кино. Меня эта фраза немножко как-то насторожила. А вот все остальные фильмы? Фильм «Звезда», фильм «Русалка»… Успешные фильмы, много призов.

Меликян: Я считаю, что я снимаю очень зрительское кино, потому что я вижу, сейчас, слава богу, есть социальные сети, я получаю эту ответную реакцию. Я вижу, что людям нравится, совершенно простым незнакомым людям. Но если говорить с точки зрения бизнеса, и «Звезда», и «Русалка» прошли в прокате неуспешно.

Синдеева: Почему? Может быть, не время, не попали? Как ты считаешь?

Меликян: Не время, не попали, плохо прокатали. Плохая рекламная кампания. Просто люди не приходят на такое кино в залы.

Синдеева: То есть они не собрали…

Меликян: Они все хотят развлечений. Все так же, как и мы, хотят уйти от реальности, хотят на аттракцион, а там умирает героиня! Мне сложно сказать. Вообще вся эта система проката.

Синдеева: Мне кажется, что это зрительское.

Меликян: Конечно, оно зрительское.

Синдеева: Мне-то казалось, что все эти фильмы очень зрительские и даже коммерческие. Я очень удивилась.

Меликян: Да, но с точки зрения коммерции они не принесли никакого дохода. Мне самой после фильма «Звезда», поскольку это совсем недавно произошло, тоже было обидно. Мне казалось, что это очень зрительская история.

Синдеева: Очень.

Меликян: Хотя профессионалы бизнеса, конечно, изначально говорили, что это ничего не соберет.

Синдеева: Но ты же тоже продюсер, да?

Меликян: Да.

Синдеева: Ты продюсируешь не только свои фильмы. Как это чутье? Тебя здесь подвело свое чутье или тебе важнее снять…

Меликян: Нет, чутье не подвело, просто когда я снимаю кино… Когда я снимала «Звезду», конечно, я об этом не думала, о том, как сделать, чтобы это кино было прокатным. Вообще мне кажется, что об этом и не надо думать, ты просто должна сделать хорошее кино. Это твоя задача. Рассказать историю, ты автор, ты режиссер, не надо пытаться кому-то там угодить. Это всегда плохо заканчивается. Заканчивается ничем.

Синдеева: Да, но в этой логике клево, когда ты действительно делаешь очень качественное кино, оно правда очень хорошее, а вдруг почему-то зритель не смотрит его.

Меликян: Может быть, оно слишком сложное получилось для зрителя. Тот зритель, который не скачивает в ITunes  фильм, а ходит именно в кино – возможно, ему нужно несколько попроще что-то. У нас такого рода фильмы работают за счет «сарафана». У него был хороший «сарафан». Для этого нужно время, чтобы фильм, как это происходит в Европе, он может идти в прокате полгода, девять месяцев. У нас фильм идет две недели в лучшем случае. Потом его сметают голливудские блокбастеры или какие-то более успешные комедии. И всё. А за две недели он не успевает, это сложный продукт. Пока люди узнают о фильме, его уже нет в прокате. И тогда они начинают, естественно, скачивать с торрентов.

Синдеева: А пытается индустрия что-то делать для того, чтобы немножко изменить?

Меликян: Уже сколько лет пытается, пытается. Все время что-то делает, но ничего не меняется.

Синдеева: Может быть, надо пытаться закрывать все это в сети и попробовать продавать через…

Меликян: Нет, основная проблема – то, что нет залов. На такую большую страну очень мало залов. Поскольку мало залов и много всяких талантливых голливудских блокбастеров, то большая конкуренция.

Синдеева: Министерство культуры, я так понимаю, во всех этих фильмах принимало участие. То есть они частично финансировало эти картины.

Меликян: Да.

Синдеева: А скажи мне, какая вообще система? Министерство культуры дает грант, ты как продюсер обязана вернуть или, если получилось, то возвращаешь, а если нет…

Меликян: По-разному.

Синдеева: Это от договора зависит?

Меликян: Да. Есть Фонд кино, а есть Министерство культуры. Считается, что Фонд кино – более коммерческие фильмы, а Министерство – фильмы с арт-направленностью. И там каждый фильм рассматривается индивидуально. Частично они дают деньги безвозвратные, а частично это возвратные деньги, ты должен вернуть. В случае нашего фильма это была какая-то определенная безвозвратная сумма.

Синдеева: Я желаю хорошего проката этому фильму.

Меликян: Спасибо, да, мы тоже все ждем, посмотрим.

Синдеева: Ты уже немножко затронула тему, которая мне тоже всегда была очень интересна. Режиссер пишет сценарий или правит его, длительная подготовка к съемочному периоду, потом длительный съемочный период, а потом еще пост-продакшен какой-нибудь в течение года-двух. И за это время, ты говоришь, ты либо ненавидишь этот фильм, либо ты так изменилась, что тебе уже неинтересно. Есть какой-то способ сохранить себя? Или бывает такое, что ты фильм задумывала так, а уже в процессе пост-продакшена у тебя получается совсем другое?

Меликян: Всегда так бывает, потому что это очень живой процесс. Я за это и люблю кино.

Синдеева: Он такой долгий.

Меликян: Он очень долгий. Он зависит от огромного количества людей. Каждый человек появляется. Все рождается из какой-то маленькой твоей идеи, из какой-то боли, какой-то очень личной, где-то там запрятанной. Потом это вырастает в какой-то грандиозный процесс. Иногда бывает, ты сидишь на площадке, там стоят эти фуры, караван, гримвагены, тонвагены, светобазы и куча народу, все деловые, с рациями, бегают. И ты сидишь в каком-нибудь пуховике посреди этого. Все бегают, передают какую-то информацию, все что-то делают, все понимают, что происходит. И ты только одна сидишь и понимаешь, что эти люди экранизируют твою маленькую фантазию. И ты думаешь: «Господи, что я тут делаю?» Главное, не показать им, как тебе страшно в этот момент, потому что если ты покажешь, что тебе страшно, то тебя сразу съедят. Понятно, это нельзя. Но я ушла в другую сторону. Ты меня спросила про другое. Это самое сложное, да. Процесс очень длинный. Я думаю, что в чем-то помогает то, что это кинобизнес и ты в конце концов просто обязан сдать этот фильм, потому что если бы не было обязательств, очень многие соскакивали бы. У меня есть друг, который просто по своей инициативе собирался снимать кино. Он прошел всю подготовку и перед съемками ушел. На вопрос «Почему?» он сказал: «Ты знаешь, я вдруг понял, что я уже снял это кино, мне уже не нужно это снимать, я в своей голове это снял». Я подумала, что это очень похоже на наши профессиональные чувства. Так действительно бывает, что в какой-то момент у тебя ощущение, что все уже произошло, можно уходить. А ты должен продолжать, потому что коллектив, у всех зарплаты, дети, семьи. Это бизнес, это сложнейшее устройство.

Синдеева: Бывает такое, что актеры проходят кастинг, а иногда не проходят кастинг, просто ты знаешь: «Я хочу этого актера». И они приходят на площадку, контракт подписан, а ты понимаешь, что актер не тянет или не попал в роль. Бывает такое? И что делать?

Меликян: Бывает. У меня такого не было, но таких историй очень много, когда в процессе съемок режиссер понимает, что ему не нравится актер, и меняет актера. Останавливает все, меняет актера, переснимает заново те сцены, в которых он уже отснялся.

Синдеева: Для продюсера это коммерческий риск.

Меликян: Это коммерческий риск. С другой стороны, я считаю, что кастинг – 90% успеха. Если ты ошибся с кастингом, ты можешь сделать всё, всё будет красиво, звенеть, летать. Но в кадре неправильный актер – и все провалится. Поэтому если на начальной стадии ты почувствовал, что это не туда, наверно, будет дешевле сейчас остановиться, поменять, переснять, чем потом у тебя будет провальное кино и ты понесешь гораздо большие потери.

Синдеева: Тут важен тандем режиссера и продюсера.

Меликян: Это вообще очень важный тандем. Чаще всего какие-то конфликты происходят. Может быть, я поэтому и стала продюсером, самой с самой мне проще разобраться, чем пытаться кому-то что-то доказать.

Синдеева: Скажи, пожалуйста, я так понимаю, у тебя сейчас в продюсировании находятся еще и сериалы.

Меликян: Да. В основном, на самом деле, сериалы.

Синдеева: Это твоя компания?

Меликян: Да.

Синдеева: Скажи, какие сейчас сюжеты приносят? Чувствуются изменения, что было несколько лет назад и сейчас? Какие сейчас истории востребованы, как тебе кажется?

Меликян: Я пока не очень чувствую. Я чувствую, что происходят разговоры. На каналах всегда все говорят: «Мы хотим что-то неожиданное, что-то совершенно новое». Но когда доходит дело до этого нового, чего-то хулиганского, чаще всего пугаются. В итоге все равно выпускаются проекты, от которых возникает ощущение, что это уже много раз было, ты уже это видел. Я сейчас сотрудничаю с каналом ТНТ, мне очень нравится, как они работают.

Синдеева: Сейчас все в каком-то бешеном восторге от сериала «Измены», цитируют, все об этом пишут.

Меликян: Мне нравится их подход, что они пригласили всех режиссеров, которые считались арт-режиссерами. Такие, как Хомерики, Хлебников, Германика, кто там еще? Я для них сняла пилот. Раньше это считалось «нет, это артхаус, они не смогут снимать сериал. Нужны простые ребята, которые понимают, как разговаривать с народом». А они сделали этот ход, и мне кажется, это очень… собственно, Перельман, который снял фильм «Измены». Они не побоялись, пригласили, это дает свои плоды. Это очень интересно. Я видела несколько пилотов, которые еще не вышли.

Синдеева: А что ты делаешь сейчас? Или это нельзя еще сказать?

Меликян: Я сняла пилот проекта, который называется «Квартет», про студентов музыкального училища.

Синдеева: Сериальный тоже?

Меликян: Там будет восемь серий. У них такая кинолинейка по восемь серий. Это будет длинное кино. Снимала, как раз сейчас пост-продакшен.

Синдеева: Но делает твоя компания?

Меликян: Да, я уже давно… Только первый фильм я делала в чужой компании. Все остальное я перенесла уже на себя. Я давно привыкла работать так, что я несу полную ответственность, и производственную. Мне сложно куда-то пойти наемным режиссером. Просто к хорошему привыкаешь. Я работаю в своей компании, мне так комфортно.

Синдеева: У тебя есть партнеры еще?

Меликян: Нет, это просто моя компания.

Синдеева: Ты, конечно,  для режиссера, все равно баловень судьбы, хотя ничего просто так не сыпется сверху, это талант, работа. Все-таки не все же пробиваются так или иначе, хотя говорят, что талант всегда пробьется. Но, к сожалению, мы знаем примеры, не всегда пробивается. Что, как ты считаешь, какое качество обязательно нужно режиссеру помимо таланта, чтобы ты все-таки мог выстрелить?

Меликян: Кстати, считается, что я какой-то баловень судьбы, но, может быть, только я знаю на самом деле, как это все устроено. Просто я всю жизнь, с семнадцати лет, все время работала. Может быть, даже во ВГИКе, когда все мои сокурсники отдыхали, ходили по клубам, я все время снимала, сколько я себя помню. Потому что я понимала, что я совершенно из другого мира, у меня нет никакого блата, нет людей из кино или каких-то богатых родителей. Я попала в эти стены, у меня есть шанс. Пока я учусь во ВГИКе, я должна как-то продемонстрировать, что я что-то могу. Я сняла четыре короткометражных фильма, когда все мои сокурсники сняли только по одному. Тогда это было очень тяжело, мы снимали на пленку. Все это скотчем вручную клеилось, стоило больших денег. Сейчас проще. Тогда было сложно. Я все время работала, и к моменту, когда я закончила институт, у меня уже были предложения. На самом деле я вообще никуда не ходила. Меня просто сами находили, говорили: «Мы знаем, у вас проект, давайте мы вас поддержим». Потому что продюсеры точно так же ищут режиссеров. Когда ко мне приходят сейчас молодые режиссеры, я им всем говорю: «Вам не нужны дипломы. У вас есть камеры, есть айфон. Берешь айфон, идешь на улицу, снимаешь кино, монтируешь. Если тебе есть, что сказать, если ты умеешь, тебя заметят». Есть огромное количество кинофестивалей, тот же Кинотавр. Мы все ходим, полные залы короткого метра на Кинотавре. Все продюсеры выискивают режиссеров. Как только появляется хоть кто-то с приличной работой, на него сразу нападают все продюсеры. Поэтому, в общем, все в твоих руках, иди, делай что-то.

Синдеева: То есть у тебя не стояла с самого начала проблема поиска денег на свои фильмы?

Меликян: Ну как? Эта проблема, в общем, всегда стояла, но в целом к моменту, когда я первый фильм понесла в Минкульт, меня уже сами нашли. Меня уже знали, у меня уже было 40 призов за короткометражные фильмы, которые я снимала, экономя свою студенческую стипендию. Дальше, на второй фильм я вообще могла пойти к любому продюсеру, меня бы приняли с распростертыми объятиями. Сейчас, на самом деле, происходит то же самое. Всем нужны режиссеры.

Синдеева: Я постоянно слышу, что есть проблема со сценаристами.

Меликян: Это правда, да. Это, наверно, правда. Если бы я писала, то я была бы самым счастливым человеком на свете. Но я считаю, что я пишу, все мои фильмы сняты по моим сценариям, но мне очень тяжело это дается. Я это делаю от безысходности. Мне кажется, что у меня нет какого-то дара писательского, легкого. Я завидую все время каким-нибудь братьям Коэнам, представляю все время, как они сидят вечерами перед камином.

Синдеева: А они сидят вечерами?

Меликян: Я не знаю. Они сидят и говорят: «Что бы нам такое еще придумать?». В беседе, в диалоге легче все придумывается, когда есть человек, с которым можно поговорить. Со сценариями, мне кажется, сейчас основная проблема. Есть какие-то режиссеры интересные, актеры есть интересные, операторы у нас блистательные есть, а вот что рассказывать?

Синдеева: Насколько здесь важна школа? Очень многие дети разных известных кинематографистов едут учиться в Америку, Европу, в основном именно сценарному курсу, на сценарные факультеты, потому что говорят, что, помимо таланта, очень важно иметь.

Меликян: Как и в любом деле, наверно, нужно знать какие-то основы этого ремесла, но все-таки должен быть талант, особенно в писательском, мне кажется. Ты можешь знать, мы все знаем правила, как это должно развиваться, на какой странице должен появиться герой, контргерой, но в общем, это все совершенно… Ты должен это знать, но ведь правила существуют для того, чтобы забыть про них и дальше дать место, чтобы пошел чистый талант. Вот с этим гораздо сложнее.

Синдеева: В том же интервью «Tatler», которое взяла моя коллега Аня Монгайт…

Меликян: Да-да, Анечка.

Синдеева: Там прозвучала такая мысль, что Меликян, будучи сама успешной, богатой, умеет красиво и правильно снимать богатых. Мне, наоборот, из твоих фильмов показалось, что все богатые показаны совершенно гипертрофированно, штампами.

Меликян: я думаю, то, о чем мы говорили в интервью с Аней, скорее шло о каких-то технических нюансах, о том, как показывают дома, шубы, бриллианты, о том, что это всегда смотрится очень убого. Я как производственник понимаю, почему. Нет денег на то, чтобы арендовать реальные виллы.

Синдеева: Сумки за сорок тысяч евро.

Меликян: Сумки, бриллианты. Просто на это нет бюджетов, поэтому в кино жизнь богатых выглядит убого, может быть, даже не потому, что люди, которые снимают, не понимают. Я говорила о том, что у меня стояла задача, хотя бюджета у меня не было, мы всего добились бесплатно, просто задача, чтобы все было настоящее. Вот в этом. А в том, как показано – не знаю. Просто мне вообще свойственна некая гипертрофированность, может быть, какая-то клоунада во всем. Я это люблю выпячивать, брать какую-то черту и ее утрировать. Я не боюсь этого, это клоунада, может быть, поэтому так показалось.

Синдеева: Ты отлично ты все мне объяснила, потому что когда ты изучаешь человека, у тебя рождаются вопросы, ты начинаешь спорить внутренне. Сейчас я задала тебе вопрос, все, у меня нет внутреннего спора. Но сумки были настоящие, крокодиловые.

Меликян: Сумки, бриллианты, шубы – все было настоящее.

Синдеева: В семнадцать лет ты уехала из дома, из Армении. Это тяжелый был отъезд или просто ты ехала учиться?

Меликян: Он был тяжелый, потому что это было тяжелое время. Последние пару лет, когда я жила в Армении, это было блокадное, голодное, холодное, несчастное, какое-то чудовищное время, из которого просто хотелось вырваться. Вроде мне казалось, что это мои лучшие годы, шестнадцать-семнадцать лет, что вся моя жизнь проходит где-то мимо. Но то, что я уехала, это была какая-то необходимость, потому что мы заканчивали школу, на этот момент пришелся пик национального самосознания, когда запретили русский язык во всех республиках, а у меня в семье все-таки говорят по-русски. Русский – мой родной язык. Мы жили с мамой, моя мама – учитель физики, она не пишет по-армянски. Она может говорить, она научилась разговорному языку, но она не умеет писать. А педагогов попросили, первого сентября все педагоги должны были выйти в школы и начать преподавать на армянском. Я помню, мне было шестнадцать лет, я сидела с моей мамой, мы с ней как с первоклассницей учили грамоту. Я ее учила армянскому языку, чтобы она через два месяца вышла бы в школу и преподавала физику, потому что это была ее зарплата, мы на это жили. Вот такая была ситуация. И когда все уже понимали, куда будут поступать, я хотела с детства быть режиссером, но я поняла, что я никогда не смогу на армянском языке придумывать сценарии, писать эти сценарии. Хотя я владею, я говорю. Может быть, потому, что в этом языке как-то особенно разговорный отличается от литературного языка. Я отдавала себе отчет, что это невозможно, поэтому я была в растерянности и не понимала, куда мне вообще идти. В общем, переезд в Москву случился случайно. Но в моем случае это было какое-то спасение.

Синдеева: А с мамой ты переезжала?

Меликян: Да, конечно, мы переехали вместе с мамой.

Синдеева: Это тоже было сложно, наверно.

Меликян: Конечно, это все было очень сложно в начале.

Синдеева: И когда ты вернулась, полетела…

Меликян: Да, так получилось, что я улетела, пятнадцать лет я туда не возвращалась. Вернулась я туда спустя пятнадцать лет с фильмом «Марс» на фестиваль «Золотой абрикос». Меня пригласили, я приехала уже как режиссер.

Синдеева: А там не осталось бабушек, дедушек, родственников?

Меликян: Нет, там никого не оставалось. У меня вообще мало родственников. Но там как-то никого не оставалось. Я приехала, это было так странно. Меня поселили в отеле, возили на экскурсии. Это очень необычное чувство. Я была с русской делегацией, с кинематографистами. Непривычное ощущение, когда в город, в котором ты вырос, ты вдруг приехал как турист. Потом я уже ездила туда, сейчас, бывает, езжу туда. В основном с фильмами на фестиваль.

Синдеева: как ты ощущаешь время сейчас?

Меликян: Я сказала об этом в самом начале, что, к сожалению, сейчас у меня такой период, что я просто закрылась от этого времени, потому что у меня был период какой-то активности в социальных сетях, когда мы постоянно подписывали какие-то письма, делали какие-то перепосты страшных статей. Я варилась во всей этой информации: новости, новости, новости. А потом то ли пришло внутреннее ощущение безысходности и понимание, что от тебя ничего не зависит… Возможно, это неправильно. Меня восхищают люди, которые так не считают и пытаются что-то делать, но у меня пришло это ощущение. Я вдруг подумала: это твоя жизнь, может быть, это вообще лучшие годы твоей жизни. Так произошло, это пришлось на такой исторический период жизни. Я это воспринимаю как защитную реакцию организма. Я просто вообще от всего закрылась. У меня есть спасение. У меня есть кино, мир моих фантазий и придуманных историй, в котором я абсолютно счастлива. Я езжу за рулем, я не вижу реальность. Я езжу и придумываю истории.

Синдеева: То есть ты не читаешь? Ты закрыта.

Меликян: Да, не читаю. В данный момент я не читаю, не смотрю новости, я просто закрылась. Возможно, это такой период у меня. Наверно, он пройдет.

Синдеева: Но все равно иногда врывается эта реальность, да?

Меликян: Врывается, но пока ты внутри какой-то работы, особенно когда у тебя происходит активный период (съемки или придумывание), это очень спасает, потому что ты живешь внутри, тебя нет в реальности. Ты физически существуешь, ты отвечаешь на бытовые вопросы, ты что-то делаешь, ты ходишь в магазин, водишь ребенка в школу, как-то участвуешь в жизни, но на самом деле в голове ты в другом месте. Вот такое у меня спасение, что ли. А что иначе делать? Уезжать? Я не могу это себе представить, к сожалению. Я очень люблю эту страну, я очень люблю этот город. Я человек нерусский, но я люблю этот город, люблю этих людей, считаю, что других таких людей нет, когда каждый день с тобой может произойти какое-то знакомство, которое тебя удивит. А люди – одно из немногих, что меня продолжает как-то удивлять в этой жизни, потому что как мало всего удивительного осталось! Такое количество совершенно удивительных людей я могу встретить только в этом городе.

Синдеева: Здесь это очень совпадает с тем, что чувствую я. Мы уже практически должны закончить. В каком творческом процессе сейчас ты? Что сейчас? Короткометражка в ближайшее время должна быть?

Меликян: Да, поскольку у меня нет чего-то большого… Вообще это так интересно, это как рождение ребенка. Пока ты не выпустишь фильм… я просто уже несколько раз даже об этом думала. Все говорят: «Ну что, уже следующий сценарий есть?». У меня нет, потому что у меня это, видимо, связано. Вот он выйдет в прокат у нас десятого декабря. Это тоже какая-то работа, я сейчас как продюсер принимаю большое участие в этом во всем выпуске. Это промо фильма, мы работаем, чтобы прокат прошел успешно. Но, наверно, когда он выпустится, я выдохну, пойму, что и этот ребенок от меня ушел, я могу уже шагнуть в какую-то другую историю. Хотя пока я все равно в процессе. Я сняла пилот сериала, я снимаю какие-то ролики и, да, сейчас я сниму очередной короткометражный фильм, к которому я отношусь не менее серьезно.

Синдеева: Это потрясающе.

Меликян: Придешь на «Action!», посмотришь.

Синдеева: Да, да.  Аня, спасибо большое.

Меликян: Спасибо, Наташа.

Синдеева: Я желаю удачи и вообще новых фильмов.

Меликян: Да, спасибо. Посмотрим, как пойдет.

Взлетая выше ели: рецензия на фильм «Трое»

Он – шоумен Константин Хабенский. Она – его жена, дорогостоящий психолог Виктория Исакова. И ещё есть вторая Она – Юлия Пересильд, зарабатывающая экскурсиями по Санкт-Петербургу. Мы здесь перечисляем не имена персонажей, а именно актёров, потому что, даже если посмотреть фильм «Трое» через год-два, в памяти останутся именно артисты. В остальном всё без сюрпризов: Хабенский влюблён в простую петербурженку, его жена оказывается в растерянности, без нормальной работы, без детей и, получается, без мужа. Это на поверхности, но если копнуть глубже, то в этой атмосферной мелодраме нельзя не увидеть внезапные для Меликян отсылки к «Полетам во сне и наяву» Балаяна и «Осеннему марафону» Данелии.

Константин Хабенский на кадре из фильма «Трое»

Константин Хабенский в роли Саши Сашина на кадре из фильма «Трое»

Надо специально придумать такой жанр: «фильм Меликян». Не важно, кем является Анна в том или ином проекте, режиссёром, сценаристом или продюсером, всё равно там кто-то будет тонуть, изменять, любить до гроба в антураже мультипликационности и закадрового смеха.

«Трое» интереснее всего рассматривать с завершения картины. Фильм получил всего одну награду на «Кинотавре» – за лучшую операторскую работу Николая Желудовича, выраженную в финальном трюке. Начало очень ожидаемое и очень «меликянское»: Саше Сашину (Хабенский) опостылело его ежедневное телешоу и бесконечные корпоративы, он решает топиться в Неве, только камень на шее заменён на очередной приз очередного конкурса. Его спасает Вероника (Пересильд), не зная его заслуг перед теле- и киносообществами. Девушка просто помогла утопающему и начала обнаруживать роковые «знаки» между ними. Ну да, у них совпадают дни рождения. Ну, вот ещё у него такие же выдающиеся уши. Ну, говорят, что он знаменитость. Но он живёт в Москве, женат, и это метание между двух столиц – вечная проблема, поднятая ещё Эльдаром Рязановым и продолженная сотнями музыкальных произведений, вроде песен Константина Кинчева или Макса Леонидова.

Виктория Исакова на кадре из фильма «Трое»

Виктория Исакова в роли Златы на кадре из фильма «Трое»

Читающая лекции по психологии через «скайп» Злата (Виктория Исакова) пытается спасти брак, хотя сама не знает от чего. То ли от минутного увлечения мужем петербургской красавицей (а Пересильд с минимальным гримом действительно оказывается девушкой редкостной красоты), то ли от его кризиса среднего возраста. Каждое утро Злата привычно борется с выпадением волос у мужа, и это показывает Хабенского в совсем непривычном свете. За кадром звучат лекции о том, что такое любовь и насколько первичен/вторичен секс в этом непростом вопросе. Всё как мы любим и за что ценим жанр «фильм Анны Меликян».

Но стоп. Мы намекнули, что о кино «Трое» можно начать с конца. Понятно, что это непрофессионально для кинокритики, но раз уж мы взялись за разговор о «фильме Анны Меликян», то вам в течение двух часов будут гарантированы все атрибуты такого кино, пока дело не доходит до того момента, когда в текст заходит один из важнейших современных российских сценаристов Михаил Идов. Картина оказывается закольцованной «водными процедурами», которых мы раньше не встречали у Меликян, но, вероятно, это дело рук Идова. В начале «Троих» – тонущий главный герой, в конце – он же, раскачивающийся на волнах. Почти так же Олег Янковский висел на тарзанке над рекой у Романа Балаяна в «Полётах во сне и наяву», и почти так же ни один из троицы не приходит к окончательному выбору своей дальнейшей судьбы.

Юлия Пересильд на кадре из фильма «Трое»

Юлия Пересильд в роли Вероники на кадре из фильма «Трое»

Почему-то многие рассматривают работу оператора Николая Желудовича из-за концентрации внимания на троих главных героях, все остальные окружающие видны в расфокусе, даже Сашина коллега по телеэфиру показана в виде анимационной героини, но мало кто обращает внимание на финальную сцену. В конце фильма буквально застывший в реке Хабенский начинает раскачиваться стараниями оператора и улетает в никуда под «Крылатые качели» в исполнении Большого детского хора Всесоюзного радио и Центрального телевидения. И этот натуральный гипнотический сеанс отличает «Трое» от других работ Меликян, Хабенского, Пересильд и Исаковой. В этой связи, наверное, можно вспомнить только «Географ глобус пропил», где герой тоже мучился от неимения места в этом мире, да и всё, пожалуй. А что делать, если Хабенский умеет очень красиво рефлексировать в кадре?

Сюжет этого кино можно рассказать на пальцах, и вряд ли кто-то удивится, если узнает о том, что Саша Сашин ненавидит свою известность (монолог про селфи прилагается). Злата приезжает в Питер, чтобы удостовериться в том, что любовница мужа не стоит и ногтя, и унижает её тем, что покупает ей квартиру с биде на кухне («пьяный» бенефис героини Исаковой прилагается). Вероника читает якобы свои стихи очень робко, и запоминается эта декламация настроением исполнения, а не сочинения (книга с ужасным оформлением тоже прилагается). Зато истории про беременность и церковь Ксении Петербуржской пришли из другого кино, какого мы не ожидали от знакомого насквозь стиля режиссёра.

Ещё никогда Меликян не отходила от своей манеры высказывания так, как в «Трое». Она забывает про свою фирменную инфантильность и вдруг начинает касаться темы религии. Если появляющееся несколько раз на экране изображение Троицы – это куда ни шло, то задник в виде фрески, на фоне которого Злата читает свои лекции, обескураживает. Впрочем, удивляться здесь приходится не только перемене настроения режиссёра, но и её работоспособности. За один год, да ещё и во время локдауна, постановщица выпустила один сериал и два полнометражных фильма, не говоря уж о короткометражках. Посмотрим, что ожидает жанр «фильм Меликян» в будущем: детство-то кончилось когда-то, ведь оно не навсегда.

Анна Меликян — статьи | СПЛЕТНИК

Анна Меликян — статьи | СПЛЕТНИК Теги

Евгений Цыганов, Юлия Снигирь, Нателла Крапивина и другие на премьере фильма «Медея» в Москве

Беременная Лиза Арзамасова, Лиза Пескова, Маша Федорова и другие на вечеринке в Москве

Грузинское застолье, песни и танцы до утра: Резо Гигинеишвили отметил 39-летие в кругу семьи и друзей

Жизнь свиней, ВИЧ в России, история про Цоя — главные российские фильмы 2020 года

Кинопремьеры декабря: «Неадекватные люди 2», «Трое», «Криминальные боссы» и не только

«Кинотавр-2020»: Паулина Андреева, Федор Бондарчук, Ксения Собчак и другие на закрытии фестиваля

«Кинотавр-2020»: Юлия Пересильд, Константин Хабенский и другие на премьере фильма Анны Меликян «Трое»

Архивы «Кинотавра»: как Елена Лядова, Полина Гагарина, Анна Михалкова и столичный светский десант будоражили Сочи

Константин Хабенский, Ингеборга Дапкунайте и другие в первом трейлере фэнтези-триллера «Фея»

Юлия Снигирь, Виктория Исакова, Ирина Хакамада и другие на премьере фильма «Один вдох»

Светлана Устинова, Равшана Куркова, Максим Виторган и другие на премьере «Паразитов» в Москве

Ксения Собчак, Ингеборга Дапкунайте, Маша Федорова и другие на дне рождения Михаила Зыгаря

Ксения Собчак, Алла Пугачева, Светлана Лобода и другие на премьере фильма «Кислота» в Москве

ММКФ-2018: Боярская, Кожевникова, Михалков и другие на закрытии фестиваля

Мария Кожевникова, Константин Хабенский, Ника Белоцерковская, Ирина Безрукова и другие на премьере фильма «Собибор»

ММКФ-2018: Ляйсан Утяшева, Светлана Бондарчук, Ирина Безрукова и другие на гала-вечере HELLO! Action!

ММКФ-2018: выбираем лучший образ церемонии открытия

ММКФ-2018: Навка, Бондарчук, Джанабаева, Михалков и другие на открытии юбилейного фестиваля

О чем расскажет новый фильм Анны Меликян «Фея» — Российская газета

Создается впечатление, что в каждом своем фильме кинорежиссер Анна Меликян стремится показать необычных женщин, которые своими странностями меняют жизнь других. В ее фильме «Русалка», отмеченном призом за лучшую режиссуру на престижном кинофестивале «Санданс», и выдвинутом от России на «Оскар», она рассказывала о девушке с уникальными способностями Алисе — еще до того как «Яндекс» назвал этим именем свою голосовую помощницу. Главную роль в картине играла Мария Шалаева. Во втором фильме Меликян — «Звезда» — главных героинь две — любовница олигарха и молодая актриса. У обеих — кризис, вместе с ними его переживает весь мир. В этой картине снимались Тина Далакишвили и Северия Янушаускайте. Тина Далакишвили и Мария Шалаева играют и в новом фильме Анны Меликян «Фея», который должен был покорить реальные кинотеатры, но вместо этого — из-за пандемии — перемещен в виртуальное пространство. Премьера состоится уже 30 апреля на КиноПоиске HD (ирония судьбы, но этот онлайн-кинотеатр принадлежит именно «Яндексу»).

В том, что фильм оказался в виртуальном мире раньше, чем в реальном, есть что-то правомерное, потому что главный герой Евгений Войгин в исполнении Константина Хабенского в нем и живет. Он владелец крупной корпорации, которая создает компьютерные игры. В частности, игру «Коловрат», которой захвачена огромная часть молодого поколения страны. Примерно так же, как в фильме «Первому игроку приготовиться» Стивена Спилберга — там игра называется «Оазис» и создал ее, как и в «Фее», эксцентричный миллиардер. Однако игра «Коловрат» -типично русская. И тут можно сказать, что Меликян не только хотела рассказать о странной женщине — фильм «Фея» завершает ее трилогию, начатую в картинах «Русалка» и «Звезда», — но ей как режиссеру захотелось снять своего «Андрея Рублева» — как в свое время и русскому классику Андрею Тарковскому. Недаром Андрей Рублев и его творчество — не только часть компьютерной игры, но и системообразующая линия в фильме «Фея».

Герой Хабенского и сам словно живет в виртуальной реальности — что подчеркнуто соответствующим способом съемки. Однако в живой мир его возвращает непонятная девушка — то ли актриса, то ли модель, то ли политическая активистка — в этой роли Екатерина Агеева. Но, как и многие другие компьютерные люди, чей ум затуманен нереальным миром, супергеймер не в состоянии разглядеть и увидеть свое счастье.

Тем временем чрезмерное увлечение и им самим, и адептами его игры поддельным азартом приводит к проявлениям фашизма. Анна Меликян не жалеет визуальных эффектов и компьютерных ходов, чтобы показать, как это страшно… Любовь компьютерного олигарха выражается интересным способом — он стремится всех, кто ему дорог, перенести в компьютерную игру. Ненависть — так же: он стремится привлечь к своему созданию и врагов. А еще и деловых партнеров — в фильме чиновницу, которая должна принять важное для Войгина решение, играет Ингеборга Дапкунайте. Но ни к чему хорошему эта смешанная реальность не приведет…

Фото: kinopoisk.ru

Прямая речь

Режиссер Анна Меликян — о «Фее»

«Фея» — мой самый необычный фильм с самым долгим путем создания. О чем это кино для меня? Пока работала над ним, смыслы периодически менялись. Когда я писала сценарий, думала, что это про предназначение человека. Когда снимала, казалось, что это про любовь. Когда смонтировала, увидела, что это про встречу родственных душ. Сейчас мне кажется, этот фильм про то, как человек соприкоснулся с тайной, которую ему постичь не дано. В любом случае внутри фильма так или иначе как-то сосуществуют все эти смыслы, и, я думаю, у разных людей будет отзываться в душе какая-то из этих тем, а может быть, родится новая. Посмотрим.

Кстати

В фильме «Фея» есть монолог Константина Хабенского — его герой дает интервью на ТВ, в котором о виртуальном пространстве говорится так, словно все это было снято именно во времена пандемии, хотя эти съемки проходили в 2017 году. В частности, он прогнозирует будущее, которое будет принадлежать виртуальной реальности, то, что компьютеры и интеллект заберут большую часть рабочих мест, и другие важные вещи.

Анна Меликян: «Мне нравится открывать людей»


Интервью с Анной Меликян

В Астану на XIV Международный кинофестиваль «Евразия» приезжала с творческой встречей режиссер и продюсер Анна Меликян, знакомая зрителям по фильмам «Про Любовь», «Русалка». В интервью кинопорталу «Бродвей» Анна рассказала о том, что ей понравилось на «Евразии», какие планы у нее на продолжение фильма «Про любовь. Только для взрослых» и казахстанского актера Санжара Мади.

— Расскажите, пожалуйста, чем вас заинтересовал кинофестиваль «Евразия»? И есть ли уже идеи что-то снять в Казахстане?

— Я приехала сюда совершенно с корыстными целями. Я никогда не была в Казахстане. Фестиваль — это еще возможность увидеть страну, в которой ты н
икогда не был, потому что сам просто так никогда не приедешь. И пока все, что я вижу, мне очень нравится. Во что это выльется, так быстро никогда нельзя сказать. Может пройти 10 лет, и случится импульс, а может на следующий день, когда вернусь в Москву. В любом случае, это движение, жизнь – это интересно, новые люди, новая энергия.

— В ваших картинах играют актеры с именем и внушительной фильмографией. Насколько сложно собирать таких звезд в одной картине? И что для вас на первом месте во время отбора – талант или популярность?

— У меня только в фильме «Про любовь» играют все звезды, поскольку была такая концепция. Во всех остальных моих фильмах играют никому не известные артисты. Я это обожаю. Мне нравится открывать людей, работать с неизвестными артистами. Но опыт в фильме «Про любовь» показал мне, что с известными актерами тоже интересно сотрудничать. Я выбираю артиста, который подходит на роль. Мне безразличны звания и предыдущие роли. Если этот человек подходит на роль, значит, он мне нужен. Что там было до меня — не интересно.

— Если можно, расскажите, пожалуйста, о вашем фильме «Фея» с Константином Хабенским в главной роли. Вы его уже сняли? Что это будет за проект?

— Я его сняла, сейчас монтирую. У меня есть суеверная традиция: я никогда не рассказываю про кино, которого нет.

— Будет ли третий фильм «Про любовь»? И если да, то будете ли вы сами снимать, или выступите снова как продюсер?

— Сценарий был, но мне он не понравился, поэтому я приостановЮила процесс работы. Мне всегда хочется, чтобы следующий фильм был лучше предыдущего. Если появится интересная идея для фильма, то я не исключаю, что будет продолжение.

— В Казахстане тоже становится все больше женщин-режиссеров, продюсеров, которые добиваются успеха не только в своей стране, но и за рубежом. Успели ли вы с ними познакомиться в рамках «Евразии»? Что интересного вы для себя отметили из общения с ними?

— Ни с кем из женщин-режиссеров я не успела познакомиться на «Евразии», но я встретилась с актером Санжаром Мади, прекрасный парень, и мы обменялись мобильными номерами.

— Сейчас в мире идет такая тенденция, что женщины в кино проявляют себя активнее и напористее. На ваш взгляд, как долго эта волна продержится? И как это повлияет на мир кино в целом?

— Чувствую, что долго. Чувствую, мир станет женственнее.

Благодарим Анну Меликян за интервью!

Tallinn Black Nights объявляет первые восемь титулов своего основного конкурса

— В линейку входят новые фильмы Иштвана Сабо, Лайлы Пакалниной, Далибора Матанича, Георгия Миндадзе, Нисана Дага, Анны Меликян и Леонардо Антониу

Итоговый отчет Иштвана Сабо

На 24-м Таллиннском международном кинофестивале «Черные ночи», который пройдет с 13 по 29 ноября с сокращенной программой, были объявлены первые восемь фильмов основного официального отбора. — Конкуренция.Мировые премьеры шести фильмов состоятся в Таллинне.

В программе — международная премьера последнего фильма Таллиннского лауреата за заслуги перед высшими достижениями 2013 года. Иштван Сабо , Итоговый отчет [+ см. Также: обзор фильма

трейлер
интервью: Иштван Сабо
профиль фильма] ( Венгрия), история профессора кардиологии, которого играет Клаус Мария Брандауэр, , который возвращается в свою родную деревню после выхода на пенсию, чтобы стать местным терапевтом.Фильм был выпущен в Венгрии в феврале перед карантином.

(Продолжение статьи ниже — Коммерческая информация)

Латвийский режиссер Лайла Пакалнина возвращается в Таллинн с фильмом В зеркале [+ см. Также: обзор фильма

трейлер
интервью: Профиль фильма Лайлы Пакалниня
] (Латвия / Литва) игривый взгляд на мотив Белоснежки, после победитель фестиваля в номинации «Лучшая операторская работа» за фильм Dawn [+ см. также: обзор фильма
, трейлер фильма
, профиль фильма
] в 2016 году.

When I’m Done Dying [+ см. Также: обзор фильма
Профиль фильма
] (Турция), второй полнометражный фильм турецкого режиссера Нисан Дау ( Через море ), представляет собой эмоциональные американские горки субкультура стамбульского рэпа.

Продуктивный казахстанский кинорежиссер Адильхан Ержанов ( Нежное безразличие мира [+ см. Также: обзор фильма

трейлер
интервью: Адильхан Ержанов
профиль фильма] , Темно-темный человек [+ см. Также :
обзор фильма
трейлер
профиль фильма]) привезет на фестиваль свой последний фильм, Ulbolysn [+ см. Также:
трейлер
профиль фильма] (Казахстан / Франция), о главном герое, вынужденном противостоять патриархальному сообществу после похищения ее сестры.

Ветеран российского режиссера Александр Миндадзе Паркет [+ см. Также: обзор фильма

трейлер
профиль фильма] (Россия / Великобритания / Польша) следует за тремя создателями легендарного танго, которые воссоединяются для выступления на бис 25 лет после расставания.

Рассвет [+ см. Также: обзор фильма

трейлер
интервью: Далибор Матанич
профиль фильма] (Хорватия / Италия), последний фильм хорватского режиссера Далибора Матанича ( Высокое солнце [+ см. Также :
обзор фильма
трейлер
интервью: Далибор Матанич
интервью: Тихана Лазович профиль фильма
]) — это смесь социальной драмы и триллера, действие которой происходит в 2021 году после крутого политического поворота в хорватском обществе.

Представление [+ см. Также: обзор фильма

трейлер
интервью: Леонардо Антонио
профиль фильма] (Португалия), третий полнометражный фильм португальского Леонардо Антонио ( My Engine’s Fragile Sound ) — драма зала суда, в которой Люсия, изнасилованная мужем, борется с португальской правовой системой.

Наконец, Трое (Россия) армяно-российского режиссера Анны Меликан ( Русалка, Звезда, Про любовь ) — это телеведущая за 40 с лишним лет, которая втягивается в любовный треугольник после неудачной попытки самоубийства.

«Это будет самый большой отбор, который мы когда-либо делали для этой программы, просто потому, что мы получили так много отличных фильмов! Было грустно быть вынужденным сказать« нет »некоторым замечательным фильмам, потому что мы просто не могли больше в них вписаться», — говорит директор Tallinn Black Nights Тина Локк. «Я лично очень взволнована программой этого года, так как она очень ориентирована на авторов и, таким образом, настроена на разделение мнений и начало дебатов — как и должно быть в хорошем искусстве».

Объявленных фильмов:

Конкурс

Итоговый отчет [+ см. Также: обзор фильма

трейлер
интервью: Иштван Сабо
профиль фильма] — Иштван Сабо (Венгрия)
В зеркале [+ см. Также: обзор фильма

трейлер
интервью : Laila Pakalniņa
профиль фильма] — Laila Pakalnina (Латвия / Литва)
When I’m Done Dying [+ см. Также: обзор фильма
Профиль фильма
] — Nisan Dağ (Турция / Германия / США)
Ulbolysn [+ см. Также:
трейлер
профиль фильма] — Адильхан Ержанов (Казахстан / Франция)
Паркет [+ см. Также: обзор фильма

трейлер
профиль фильма] — Александр Миндадзе (Россия / Великобритания / Польша)
Рассвет [+ см. Также: обзор фильма

трейлер
интервью: Далибор Матанич
профиль фильма] — Далибор Матанич (Хорватия / Италия)
Подача [+ см. Также:
фильм Revi ew
трейлер
интервью: Леонардо Антонио
профиль фильма] — Леонардо Антониу (Португалия)
Три Анна Меликан (Россия)

(Продолжение статьи — Коммерческая информация)

Николай Никитин о состоянии Русское кино — вестник восточноевропейского кино

W e встретился с Николаем Никитиным, делегатом Берлинале по Восточной Европе, чтобы поговорить с ним о состоянии российского кино, российской киноиндустрии и термине «восточноевропейское кино»…


Уважаемый г-н. Никитина, российское кино было хорошо представлено на Берлинале в этом году с фильмами в нескольких разделах фестиваля, в том числе «Как я закончил этим летом» в конкурсе, который был награжден двумя Серебряными медведями. Каким был 2010 год для российского кино?

Лично для меня 2010 год относительно российского кино начался с Как я закончил этим летом Алексея Попогребского. Конечно, после сериала « Солнце » Александра Сокурова в 2005 году было большим удовольствием снова представить российский фильм на конкурсе в Берлинале.Попогребский — режиссер нового поколения российских кинематографистов, и я считаю, что этот фильм очень важен для России. Это история, во многом очень русская, как с точки зрения конфликта, так и с точки зрения мотивов. Отношения между старшим и младшим мужчиной в фильме можно интерпретировать как конфликт между старой и новой Россией на политическом, социокультурном или даже технологическом уровне.

С другой стороны, фильм имеет универсальные корни, что делает его привлекательным для международных фестивалей и публики. Проблема, с которой давно столкнулось российское кино, заключалась в том, что оно не могло освободиться от великого кино и культуры, которые унаследовали предыдущие поколения. Русское кино с его отсылками и идиосинкразиями долгое время было труднодоступным для иностранной аудитории. Как я закончил этим летом более эпично в этом смысле: у Попогребского есть психологический опыт, и я верю, что этот психологический штрих заметен.

Еще один фильм, знаменующий 2010 год для российского кинематографа, — Безмолвные души Алексея Федорченко, представленный на Биеннале в Венеции.Этот фильм также получил награду на Биеннале, что свидетельствует о всемирной известности и признании российского кино.


Вы упомянули Алексея Попогребского как режиссера нового поколения российских кинематографистов. Как выглядит новое поколение российских кинематографистов? Как вы думаете, существует ли новое российское кино?

Я действительно считаю, что такие режиссеры, как Попогребский, Хлебников, Илья Хряновский, Алексей Герман-младший, Анна Меликян, Валерия Гей Германика или Игорь Волошин, выступают за новое поколение российского кино, которое размышляет о современной России и освободилось от кино и литературного традиция.

Российские киношколы, такие как Институт кинематографии им. Герасимова в Москве, по-прежнему имеют хорошую репутацию в Восточной Европе, но интересно видеть, что в России многие режиссеры нового российского кино не имеют опыта классического кино. Помимо Попогребского, изучавшего психологию, есть еще Кирилл Серебренников ( Играющая жертва, ) или Василий Сигарев ( Волчи, ), имеющие театральный опыт. Кроме того, в России есть много молодых режиссеров, сыновей известных кинематографистов и выросших на кинематографе, например, Алексей Герман-младший.( Последний поезд ), Илья Хряновский ( 4 ) или Егор Кончаловский ( Antikiller ) и многие другие.


Как в России принимают новое русское кино?

Конечно, есть много фильмов, которые не отражают атмосферу кинофестивалей. Как и в США и большинстве европейских стран, в российских кассах преобладают мейнстримовые фильмы. В конце концов, именно мейнстримное кино способствует существованию независимого кино. Следует помнить, что в Соединенных Штатах именно такие режиссеры, как Стивен Спилберг, снова сделали Голливуд сильным в 1970-х, сделав возможным независимое кино.

Однако, Как я закончил этим летом , например, был очень популярен в отечественном прокате после успеха на Берлинале.


Удалось ли России создать киноиндустрию после борьбы в ранний постсоветский период?

Хотя российская киноиндустрия еще не сопоставима с немецкой или французской киноиндустрией, такие фильмы, как Ночной дозор или Дневной дозор , показали, что в России можно снимать успешные фильмы.После распада Советского Союза и вызванных им радикальных социальных, политических и экономических изменений российское кино попало в кризис. Первый блокбастер вышел в 1997 году с фильмом Алексея Балабанова « Brother », который был очень важен для российского кинематографа, поскольку был первым постмодернистским фильмом, снятым в новой России. С тех пор тенденция была очень положительной. В России создана киноиндустрия, в которой есть место как для основного, так и для независимого кино, хотя российская киноиндустрия явно очень зависит от экономической ситуации в стране.После недавних экономических проблем снимается меньше фильмов, хотя это не обязательно означает снижение качества.


Насколько централизованы российская киноиндустрия и финансирование фильмов?

В киноиндустрии доминируют всего несколько студий: «Мосфильм» в Москве, «Ленфильм» в Санкт-Петербурге и новые студии, такие как «Русские мировые студии». Частные спонсоры и телевидение также вкладывают все больше и больше в кино.

К сожалению, нет региональной системы финансирования, как в Германии.Система финансирования централизована и сосредоточена в Москве. Министерство культуры России поддерживает фильмы со всех сторон, а новый кинофонд поддерживает высокобюджетные фильмы.


Приводит ли это к политизации фильма?

Несомненно, режиссеры, противостоящие системе в России, сталкиваются с проблемами при распространении своих фильмов или создании новых фильмов. В 2009 году мы показали Россия 88 , который был хорошо принят на Берлинале, но доставил режиссеру большие неприятности в России.

Я бы сказал, что тонкая цензура прослеживается в России, где нежелательные для властей фильмы не финансируются в отличие от фильмов об Иване Грозном или Петре Великом. К счастью, есть еще директора, которые открыто говорят о проблемах российского общества.


В декабре прошлого года одним из немногих российских фильмов, имевших кассовый успех в России, стал «Клуб Счастья» Игоря Каленова, фильм о высших слоях общества в России с быстрыми автомобилями, вечеринками и женщинами. украшение прицепа.С другой стороны, такие режиссеры, как Алексей Попогребский или Борис Хлебников, сосредоточены на проблемах низшего класса России. Отражаются ли огромные различия в российском обществе между богатыми и бедными и в российском кино?

Россия всегда была страной больших различий, и это тоже отражается на русском кино. Самые супербогатые страны мира живут в России, и все же Россия сталкивается с серьезными социальными и экономическими проблемами, связанными с людьми, живущими в крайней нищете.

Режиссеры-постановщики фокусируются на низших слоях населения России.Многие российские независимые режиссеры снимают фильмы о деревне, что частично связано с ограниченными финансовыми возможностями и высокими затратами на производство в Москве, но, конечно, также из-за мотивации, основанной на тематике.

В основных фильмах говорится о высшем классе, а не о борьбе бедных, но я не думаю, что это российский феномен. Не только в России мейнстримное кино имеет иную повестку дня, чем независимое кино.


Как вы думаете, можно ли говорить о восточноевропейском кино как о единице?

Если сравнить балтийское кино с балканским или венгерское с грузинским кино, несомненно, заметны различия.Однако я считаю, что есть что-то, что прочно связывает все страны Восточной Европы, это их история. Их общее прошлое до 1989 года привело к общему кинематографическому языку, который просуществовал еще долго после падения железного занавеса и все еще виден.

Румынская Новая волна в некотором роде очень разнообразна, но в то же время она в основном связана со временами со времен Чаушеску. Я надеюсь, что российскому кино удастся разобраться с прошлым России и создать такое движение, как в Румынии.Россия богата великими талантами, как режиссерами, так и актерами, и мы надеемся, что отрасль создаст необходимые условия для создания отличного, но доступного кинематографического языка.


Насколько тесно страны Восточной Европы сотрудничают в области кино?

Особенно в небольших странах, таких как Сербия, у которых мало государственного финансирования, индустрия зависит от совместного производства как с такими признанными странами, как Франция или Германия, так и с соседними странами.

Я действительно считаю, что совместное производство восточноевропейских фильмов — это будущее восточноевропейского кино, хотя, конечно, важно сохранить национальную идентичность соответствующего фильма.

В дискурсе о прошлом и изменениях, которые принес 1989 год, кроется большой потенциал, и я уверен, что восточноевропейское кино будет развиваться все больше и больше.


Спасибо за интервью.

как это было Даниил Хачатуров и Анна Меликян ждут ребенка

04 декабря 2015

Встреча главы группы компаний «Росгосстрах» Данилы Хачатурова с Анной Меликян

Встреча главы группы компаний «Росгосстрах» Данилы Хачатурова с Анной Меликян.

Вчера вечером в кинотеатре «Октябрь» состоялась долгожданная премьера фильма Анны Меликян «О любви». Режиссер картины пришел на светское мероприятие рука об руку с новым бойфрендом — Данилой Хачатуровым. Прежде чем он успел расстаться с известным дизайнером Ульяной Сергеенко, его застали в компании новой девушки.

Фото: Instagram

Перед началом фильма Меликян поднялся на сцену и произнес благоговейную речь:

«Даня, если бы не ты, не было бы этого фильма», — публично заявил режиссер.Это и понятно, ведь финансовую поддержку фильму оказал миллиардер Хачатуров. Недаром в холле кинотеатра был размещен гигантский ролл-ап с рекламой «Росгосстраха».

Фото: Instagram

По данным SUPER, пара весь вечер нежно держалась за руки. Анна Меликян вела себя как дура в любви. Она постоянно смотрела на своего парня, обнимала ее и клала голову ей на плечо. Ближе к полуночи вся шумная вечеринка отправилась праздновать победу в бар «Стрелка».Веселье длилось до пяти утра. Киловатты звука, литры шампанского и Данила Хачатуров выносит на руках новую возлюбленную.

Пока не ясно, чем закончится эта романтическая история. Известно только одно: в сентябре этого года Хачатуров развелся со своей первой женой, дизайнером Ульяной Сергеенко. Именно ему модельер обязан своей бешеной популярностью не только в России, но и за рубежом. Пара состоит в браке 7 лет. Тогда знакомые Хачатурова часто шутили: «Я попал в моду», теперь, видимо, настала очередь кино.

Развод Ульяны Сергеенко и Даниила Хачатурова стал самой обсуждаемой темой в колонке светских новостей. Несмотря на то, что пара рассталась в 2015 году, подробности их семейной жизни до сих пор всплывают в прессе. В новом интервью журналу Tatler «королева русской моды» впервые назвала причины, по которым брак распался.

Оценка

Через два года после разрыва она наконец нарушила молчание. Успешная бизнес-леди поделилась своим опытом и откровенно призналась, почему не может сохранить семью.По словам Ули, жить и знать, что тебя больше не любят, — это как самоуничтожение, и с этим трудно не согласиться.

Я просто не чувствовала, что он меня любит, и мне надоело жить так, как будто ничего не случилось. Это было бы саморазрушительно. Даня этого не ожидал, наверное, поэтому так резко отреагировал. И я не ожидал, что это будет так. Мне показалось, что мы цивилизованно договорились.

Несмотря на довольно смелое признание, ведь редко сильные и успешные женщины «ломаются» и говорят на всю страну, что их просто разлюбили, Сергеенко многие не поддерживают, но считают, что «женатого мужчину нечего было брать из семьи. «, а также злорадствовать, что теперь она» осталась в шкуре брошенной жены у разбитого корыта, да еще с двумя детьми на руках.«Чтобы разобраться, кто прав, а кто виноват, вспомним историю любви Ульяны и Даниила.

В поисках принца и лучшей жизни: мать-одиночка из провинциального городка встретила олигарха

Ульяна Сергеенко познакомилась с генеральным директором «Госстраха» Даниилом Хачатуровым в сложный период своей жизни. Затем девушка, воспитывая маленького сына от гражданского мужа, уехала из родного Усть-Каменогорска в Петербург в поисках лучшей участи.На тот момент миллиардер был женат на своей красавице Анне 14 лет и воспитал сына. Семейное положение завидного кавалера, занимавшего на тот момент 54 строчку в российском рейтинге Forbes, Улю не волновало. Девушка начала встречаться с женатым мужчиной и 5 мая 2006 года родила Даниилу дочь Василису. И только через год после рождения малышки Хачатуров развелся с женой.

После рождения дочери и развода с женой Хачатуров отвел Сергеенко в загс

Оправившись после тяжелого бракоразводного процесса, в 2008 году Хачатуров решил жениться на Ульяне.В статусе любимой жены Сергеенко впервые предстал перед публикой на пышном торжестве в честь 35-летия олигарха. Примерив образ, Уля поздравила «своего принца», «свой дар судьбы» (как она называла верующих в интервью) песней «С Днем Рождения, господин Президент».

Даниил Хачатуров помог Ульяне Сергеенко создать модную империю

Муж-миллиардер помогал Ульяне творить.Расходы на создание коллекций, организацию модных показов легли на его плечи. Легендарная Карла Отто занималась пиаром шоу Сергеенко, а ее режиссером был Александр де Бетак. Безусловно, талант девушки создавать эксклюзивные вещи и участие таких гигантов модной индустрии в продвижении бренда принесли свои плоды. Бренд быстро стал прибыльным. Даниил и Ульяна казались счастливой супружеской парой: вырастили двоих детей, ходили на светские мероприятия, бизнес процветал.Но Хачатуров решил поискать счастье на стороне. И, как и в первом браке, пошел налево, по крайней мере, так писали СМИ.

Сценарий с изменой повторился: Даниил Хачатуров нашел новую возлюбленную

По слухам, любвеобильного Даниила увлекла режиссер Анна Меликян. Отказавшись от инвестиций в бренд Sergeenko, Хачатуров стал спонсировать проекты новой возлюбленной.На премьере фильма «О любви» Анна появилась вместе с Хачатуровым, который спонсировал работу его новой пассии. Со сцены женщина заявила, что фильм вышел на большие экраны только благодаря Дэниелу.

«Развод по-русски»: Ульяна Сергеенко не стала читать брачный договор, поэтому осталась у «разбитого корыта»

В 2015 году развелись Ульяна Сергеенко и Даниил Хачатуров. С разделом имущества сложностей не возникло, ведь перед свадьбой пара подписала брачный договор.Но Уля влюбленная и наивная, не читая внимательно, подписала документ, который, как выяснилось при разводе, был ей совершенно невыгоден. В одном из интервью она пояснила, что не изучала условия контракта, так как считала его унизительным: по уши влюблена в 2-летнюю дочь на руках, мечтает встретить старость с этим мужчиной, на Накануне свадьбы она не стала копаться в документах о разводе.

Хачатуров, состояние которого на момент развода оценивалось в 1 доллар.5 миллиардов, бывшая жена платит только 100 тысяч рублей на содержание их общей дочери, 11-летней Василисы.

Ульяна Сергеенко героиня декабрьского номера журнала Tatler: дизайнер глазами Эллен фон Унверт

Раньше кинорежиссер Тигран Кеосоян ушел от гениальной Алены Хмельницкой к Маргарите Симоньян, а теперь миллиардер Даниил Хачатуров ушел от Ульяны Сергиенко к Анне Меликян.

В Москве, да и где еще, состоялась премьера фильма Анны МЕЛИКЯН «О любви».Пришедшие действительно узнали о ней даже больше, чем ожидали.
«Даня, если бы не ты, не было бы этого фильма», — на глазах у всех обратился режиссер к главе Росгосстраха Данилу ХАЧАТУРОВУ.
«И если бы не ты, я бы никогда не развелся с Ульяной СЕРГИЕНКО», — ответил бы ей олигарх, занимающий 54-е место в российском рейтинге Forbes с $ 1,6 млрд, но промолчал, потому что большие деньги любят тишину. …

Развод Хачатурова и Сергиенко состоялся в сентябре.Детали процесса скудны, как и шансы на получение страховых выплат. Известно лишь, что по решению суда Данил должен ежемесячно выплачивать своей девятилетней дочери четверть своего заработка, а это несколько миллионов долларов. Плюс компенсация Ульяне. Собственно, это все.
Как и в случае с разводом Кеозояна, Хачатуров поспешил назвать странные причины развода. Якобы супругам и вовсе пришлось расстаться из-за его махрового национализма, измены и охлаждения чувств, хотя на это указывает все окружение пары.Дело гораздо серьезнее — большая политика. Если быть точным, то полис стоит 1,6 миллиарда долларов.
Ульяна, ставшая мировой звездой благодаря деньгам Хачатурова, оказалась угрозой для его столицы. Девушка дружит с русофобской Мадонной, одевает «болотную» красавицу Ксению Собчак и вообще совершенно не склонна к суверенному патриархату. Даже с Хирургом я никогда не ездил на мотоцикле.
С такой космополитичной женой любой бизнес становится беззащитным перед суровой любовью Родины к своим необоснованным детям.И беда в том, что Ульяна, уже чувствуя себя звездой наравне с мужем, не хотела менять свои взгляды, а тем более стиль поведения. Пришлось расстаться.

Как человек чрезмерно богатый, Хачатуров недолго оставался один. А поскольку он всегда выбирал женщин таким образом, чтобы персонаж, и желательно стальной, в качестве бонуса был привязан к красоте, следующей избранницей миллиардера стала Анна Меликян. Талантливая, закаленная браком с непростым человеком — генеральным директором «Централ Партнершип» Рубеном Дишдишяном, она идеально подошла на роль спутницы жизни армянина, нацеленного на политику на своей исторической родине.
И вот миллиардер Данил Хачатуров в третий раз заходит в ту же воду. Свой новый роман он пишет под копирку, старыми чернилами. Она возит избранницу по дорогим ресторанам, пьет шампанское и спонсоров, а куда от этого деваться с таким-то состоянием, ее увлечениями. Если в случае с первой женой Анной — конный спорт, со второй Ульяной — пошив одежды, то теперь это кино. Как говорится, чем бы женщина себя ни развлекала, лишь бы у нее не капало.По мозгам.
Но, как должно быть понятно любому здравомыслящему человеку, такая уловка не подойдет для творческой натуры. Но есть о чем поговорить на родном языке после секса или даже вместо него. И это многого стоит в наше разделенное время. Гейши ведь тоже ценились не за то, что скрывается под кимоно, а за искусство содержательного диалога.

4 года назад

Даниил Хачатуров ушел от Ульяны Сергиенко к Анне Меликян

Даниил Хачатуров ушел от Ульяны Сергиенко к Анне Меликян

В Москве, да и где еще, состоялась премьера фильма Анны МЕЛИКЯН «О любви».Пришедшие действительно узнали о ней даже больше, чем ожидали. — Даня, если бы не ты, не было бы этого фильма, — на глазах у всех режиссер обратился к главе Росгосстраха Данилу ХАЧАТУРОВУ. — И если бы не ты, я бы никогда не развелся с Ульяной СЕРГИЕНКО, — мог бы ей ответить олигарх, занимающий 54-е место в российском рейтинге Forbes с $ 1,6 млрд, но промолчал, потому что большой деньги любят тишину.

Анна МЕЛИКЯН.Фото Ларисы КУДРЯВЦЕВОЙ

Развод Хачатурова и Сергиенко состоялся в сентябре. Детали процесса скудны, как и шансы на получение страховых выплат. Известно лишь, что по решению суда Данил должен ежемесячно выплачивать своей девятилетней дочери четверть своего заработка, а это несколько миллионов долларов. Плюс компенсация Ульяне. Собственно, это все. Поговаривали, что супругам пришлось расстаться вовсе не из-за взаимной измены или охлаждения чувств, хотя это нельзя сбрасывать со счетов.Дело гораздо серьезнее — большая политика. Если быть точным, политика Ульяны на 1,6 миллиарда долларов, ставшая международной звездой благодаря деньгам Хачатурова, оказалась угрозой для его капитала. Девушка дружит с русофобом Мадонна , одевает «болотную» красавицу Ксению Собчак и вообще нисколько не склонна к суверенному патриархату. Даже с Surgeon я никогда не ездил на мотоцикле. С такой космополитичной женой любой бизнес становится беззащитным перед суровой любовью Родины к своим неразумным детям.И беда в том, что Ульяна, уже чувствуя себя звездой наравне с мужем, не хотела менять свои взгляды, а тем более стиль поведения. Пришлось расстаться. Как человек чрезмерного богатства, Хачатуров недолго оставался один. А так как он всегда выбирал женщин такими, чтобы персонаж был бонусом к красоте, а лучше стальной, то следующей избранницей миллиардера стала Анна Меликян … Талантливая, закаленная браком с непростым человеком — гендиректором. Центрального Партнерства Рубен Дишдишян , она идеально подходила на роль спутницы жизни.И вот миллиардер Данил Хачатуров в третий раз заходит в ту же воду. Свой новый роман он пишет под копирку, старыми чернилами. Она возит избранницу по дорогим ресторанам, пьет шампанское и спонсоров, а куда от этого деваться с таким-то состоянием, ее увлечениями. Если в случае с первой женой Анной — конный спорт, со второй Ульяной — пошив одежды, то теперь это кино. Как говорится, чем бы женщина себя ни развлекала, лишь бы у нее не капало.По мозгам. Но, как должно быть понятно любому здравомыслящему человеку, такая уловка не подойдет для творческой натуры. Но есть о чем поговорить после секса или даже вместо него. И это многого стоит в наше разделенное время. Гейши ведь тоже ценились не за то, что скрывается под кимоно, а за искусство содержательного диалога.

Режиссер никогда не чувствовал себя третьим лицом. Фото:

Анна Гагиковна Меликян — одна из лучших женщин-режиссеров российского кино, сценарист и продюсер.Ее фильмы неоднократно получали награды на российских и международных кинофестивалях, а авторитетный американский журнал о шоу-бизнесе Variety включил ее имя в топ-10 самых перспективных режиссеров мира.

В творческой коллекции успешного кинематографиста более 40 работ, который утверждает, что любой кинотеатр — это поиск ответов, на которые никогда нельзя найти. Среди них резонансные и успешные ленты «Марс», «Полет», «Русалка», «Звезда», «Про любовь».

Критики называют ее режиссером новой волны российского кино, каждая работа которого наполнена яркими кадрами, ироничным, но теплым юмором, завораживает вниманием к деталям, тщательной проработкой каждого эпизода и персонажа.

Детство и семья

Анна Меликян родилась 8 февраля 1976 года в столице Азербайджана — городе Баку. В их семье никто не имел отношения к творчеству — мама Элеонора была школьным учителем физики, отец Гагик руководил секретным оружейным заводом, затем ковровой фабрикой. Но их дочь с ранних лет обладала удивительной фантазией и желанием управлять окружающим пространством. Вырезала из бумаги придуманных персонажей, играла с ними, устраивала спектакли.

В детском саду ее периодически привлекали специальные представления: она сидела в центре группы, где собирались разновозрастные дети, и она увлекательно описывала для них вымышленные события и миры. Пятилетняя изобретательница умела заинтересовать публику: ее слушали буквально, затаив дыхание.

Ее талант интересно рассказывать разные истории пригодился в школе. Были случаи, когда больную учительницу некому было заменить, а ей, третьекласснице, приказывали заниматься своими рассказами даже пятиклассников.Удивительно, но сорок относительно взрослых детей на протяжении всего урока не шутили и с удовольствием слушали какую-то поросёнку.

Родители Ани развелись. Она и ее брат Арсен остались с матерью в Баку, и отец снова женился, у пары родился сын Арнольд, сводный брат Анны. Летом дети от первого брака часто останавливались в загородном доме у новой семьи отца, но повзрослев, перестали общаться.

Позже, в 1999 году, Гагик тоже бросил вторую жену, уехал в США, где женился в третий раз.В 2012 году он умер в одиночестве от рака крови. Арнольд, находившийся в то время в американской тюрьме, в интервью отметил, что он единственный, кто простил своего отца и остался рядом с ним в трудные времена. Он упрекнул Анну и Арсена в том, что они не поддержали его и не явились на похороны.


Из-за кровавой «этнической чистки», начавшейся в Баку в 1988 году, 12-летняя Анна переехала с семьей в Ереван. Ее мать — армянин из Баку. Когда начались армяно-азербайджанские конфликты, им было очень тяжело жить.В квартире не было ни газа, ни электричества, ни тепла, ни воды, ни еды. Чтобы купить половину буханки хлеба, она встала в 5 часов утра и пошла в очередь за специальным купоном.

Образование

Окружающие не раз говорили Ане, что она обязательно станет режиссером. Но в последний год ее обучения все школы перешли на армянский язык, и она решила, что не сможет писать сценарии на армянском или учиться в театре, потому что их семья русскоязычная.Поэтому девушка начала усиленно изучать английский, намереваясь поступить в ИнЯз.

В 1993 году, после нескольких лет лишений, она оказалась в Москве, по ее словам, «совершенно в другом измерении». В их съемной квартире была горячая вода — это произвело на нее такое сильное впечатление, что, включив душ, она заплакала от такой невыносимой радости.

Был сентябрь, поэтому на вступительные экзамены в педагогический институт иностранных языков имени Мориса Тореза она опоздала.Но ей повезло — она ​​увидела в газете объявление о наборе студентов в Институт телевидения и радиовещания (ГИТР). Чтобы не тратить год на ожидание возможности поступления в запланированный ИнЯз, девушка пошла на режиссерский факультет ГИТР и вскоре поняла, что именно там она принадлежит.


Затем поступила во ВГИК на факультет режиссуры игровых фильмов (мастерская Сергея Соловьева и Валерия Рубинчика), который окончила в 2002 году, работала режиссером на телевидении, создавала рекламные ролики, сценарии развлекательных программ.

Creation

Уже первые короткометражки Анны Меликян, снятые начинающим режиссером еще в студенческие годы, покорили ценителей хорошего кино. В 2000 году фильм «Полет» получил награды Международных кинофестивалей в Милане и Исмаилии. BA В 2001 году фильм «По запросу» получил призы в Мельбурне, Клермон-Ферране и Пуатье. Оба фильма были куплены Римским и Мельбурнским музеями кино.


В 2004 году на Берлинском фестивале представила свой первый полнометражный фильм — драму «Марс» о знаменитом боксере в исполнении Гоши Куценко.Работа отмечена сразу двумя наградами XIII Кинофорума стран СНГ и Балтии «Киношок»: специальным дипломом Большого жюри и специальным призом для продюсеров.


В 2007 году еще одно творение талантливой армянки — фильм «Русалка», для съемок которого она основала собственную кинокомпанию «Магнум», получил восторженные отзывы критиков и множество кинопремий, в том числе призов на фестивалях. в Ереване, Берлине, Софии и Парк Сити. Агентство Endeavour Talent Agency взялось представлять ее интересы в США, сотрудничая с такими известными клиентами, как Бен Аффлек, Мэтт Дэймон, Мартин Скорсезе.Признавая ее высокий профессионализм, ее издание Variety было включено в список десяти, по их мнению, самых перспективных режиссеров планеты.

Трейлер к фильму Анны Меликян «Русалка»

В 2008 году картина была номинирована Россией на премию «Оскар». В этот же период высокие заслуги режиссера в области кинематографии были отмечены национальной молодежной премией «Триумф» (2,5 тысячи долларов).


Зрителей тепло встретили и оценили эксперты (победа на «Кинотавре»), а также ее мелодраму «Звезда», вышедшую в 2014 году и представившую историю совершенно разных людей, впоследствии ставших родственными душами.


По словам Анны, она долго мучительно писала сценарий картины и очень тщательно подбирала актеров на роль каждого персонажа. Странную девушку Машу, мечтавшую стать актрисой, сыграла Тина Далакишвили, которую Аня увидела в фильме Резо Гигинеишвили «Любовь с акцентом»; сын Олега Табакова.

Звезда (2014) | Трейлер к фильму Анны Меликян

Интересно, что все аксессуары героев фильма, от сумочки Биркин до украшений с бриллиантами, были подлинными.


Через год в России вышел новый фильм «О любви». В нем «физиологически, иронично и философски» рассказывается пять историй о сексе и романтических отношениях, объединенных монологами героини Ренаты Литвиновой.

«О любви» (режиссер Анна Меликян) | Трейлер

Фильм признан лучшим на обоих крупных национальных фестивалях — «Золотой орел» и «Кинотавр». Главные роли в нем сыграли многие звезды российского кино первой величины: Равшана Куркова, Михаил Ефремов, Владимир Машков, Юлия Снигирь, Евгений Цыганов.К слову, своей любимой сценой в этом фильме режиссер назвал полувыточный разговор жены (Саша Бортич) и любовницы (Мария Данилюк) персонажа Цыганова, когда они, лежа в постели, болтали о чем-то своем. , а Женя слушал, слушал и заснул.


Помимо режиссуры, Меликян занимался кинопроизводством. Например, ленты «Верю — не верю», «Кризис нежного возраста», «Сын Росомахи», «Дневник Луизы Ложкиной».

Личная жизнь Анны Меликян

Успешный кинорежиссер старается не пускать публику в свою личную жизнь. Известно, что она была замужем за продюсером Рубеном Дишдишяном. У пары родилась дочь Александра. Анна не комментирует обстоятельства расставания с мужем.


Несколько лет она работала над поразившими ее глубиной и актуальностью воспоминаниями деда мужа о Геноциде, которые она опубликовала вместе с книгой «Спускаемся по Евфрату на плотах», приуроченной к дню рождения мужа.


В 2015 году появились слухи о ее отношениях с Данилой Хачатуровым, президентом и совладельцем Госкорпорации «Росгосстрах». Впервые влюбленные вместе появились на премьере фильма «О любви», которую, как оказалось, спонсировал он. После вечера, на котором вместе с друзьями отметили успех фильма, олигарх и режиссер вместе уехали, а точнее, он отнес его к машине на руках.

Анна Меликян сейчас

В 2017 году Анна стала победительницей первого в истории конкурса на приз мэра российской столицы «За создание образа Москвы в искусстве кино».«Фильм« Про любовь »принес ей победу и грант в размере 50 млн руб.

Осенью того же года на экраны кинотеатров вышел новый киноальманах« Про любовь. Только для взрослых ». », В котором приняли участие Джон Малкович, Федор Бондарчук, Ингеборга Дапкунайте. На этот раз истории о чувстве, актуальном во все времена, снимали другие режиссеры, но авторство идеи и постановки оставалось в компетенции Анны.

Анна Меликян о фильме «О любви.Только для взрослых »

100-миллионный кинофонд Романа Абрамовича открыт для международных проектов (эксклюзив) | Новости

Российский олигарх и владелец футбольного клуба «Челси» Роман Абрамович, частный фонд фильмов «Киноприм» стоимостью 100 миллионов долларов, уже запущен и работает — и потенциально открыт для англоязычных и международных проектов. Об этом сообщил генеральный директор фонда Антон Малышев, выступая на этой неделе в Каннах.

Московский фонд, созданный в начале этого года, инвестирует в проекты на завершающей стадии съемок.Малышев (прибывший в Канны на вертолете в среду) подтвердил самую первую инвестицию фонда, вложив 750 000 долларов в Fairy, — новый фильм Анны Меликян с Константином Хабенским в главной роли. Фильм снят в прошлом году и находится в стадии постпродакшн. Каро выпустит его в России в конце этого года.

Малышев рассказал, что Абрамович является страстным сторонником российского кино, который напрямую интересуется проектами, которые поддерживает новый фонд, и будет читать отрывки, если не сценарии.«У него очень хороший нюх, — сказал Малышев.

Абрамович привлек Малышева к руководству «Киноприм» из Российского государственного кинофонда, где он был управляющим директором.

У фонда есть 100 миллионов долларов, которые он может потратить в течение трех лет. Он может обеспечить до 50% бюджета производства фильма, а его инвестиции ограничены 2 миллионами долларов на проект. Потенциальные инвестиции оцениваются комитетом из 10 человек, в который входят ведущие российские продюсеры и директора.

Целью фонда является поддержка как традиционных, так и художественных русских изданий. Фонд также открыт для поддержки международных и англоязычных проектов, если они имеют русский оттенок.«Может быть, русские таланты, может быть, русская книга или русский продюсер», — сказал Малышев о том, какой именно аромат они должны иметь. «Английский язык нам подходит», — добавил он.

Как частный фонд, Kinoprime не сталкивается с какими-либо ограничениями, которые часто мешают государственным кинофондам. Долгосрочная цель фонда — укрепить имидж российского кино за рубежом и в стране, предлагая фильмы, подходящие для отбора на фестивалях, таких как Канны, Венеция и Берлин, а также поддерживая такие местные блокбастеры (такие как Т-34, «Три секунды», ), «качественные индустриальные фильмы», как их называет Малышев, в последнее время очень хорошо зарабатывают на местных кассах.

Среди талантов, за которыми Kinoprime пристально следит, — Кирилл Серебренников, чей фильм « Лето » был показан в Каннах в прошлом году, когда режиссер находился под домашним арестом в Москве. Он был освобожден в начале этого года. «Кирилл — большой российский талант, и его фильмы супер качества. Мы ищем качественные фильмы », — сказал Малышев.

Kinoprime также рассматривает качественную анимацию, в том числе новый проект Александра Петрова, обладателя премии «Оскар» за лучший короткометражный фильм за фильм «Старик и море». Малышев находится в Каннах для встреч по перспективным новым проектам.

По одной женщине-режиссеру от каждой страны с чемпионата мира по футболу 2018 (Часть 1/3) | Лидия Масиэль Ферраз

Дженнифер Кент

Дженнифер Кент родилась в Брисбене, Квинсленд, Австралия. В 1991 году окончила Национальный институт драматического искусства (NIDA) в Австралии, где начала свою карьеру актрисы. Отговоренная от актерского мастерства, именно после просмотра «Танцоры в темноте» (2000) она побудила продолжить карьеру режиссера.

Самая известная ее работа — фильм ужасов «Бабадук» (2014), обладатель 55 наград. В нем рассказывается история овдовевшей матери, которая, измученная насильственной смертью мужа, пытается справиться со страхом перед монстрами, терроризирующими ее единственного сына. В интервью The Washington Post режиссер остановился на нехватке женщин, снимающих фильмы ужасов:

Это будет меняться по мере изменения мира. Женщины любят смотреть страшные фильмы. Это было доказано, и они прошли все испытания.Демография — половина мужчин, половина женщин. И мы знаем страх. Не то чтобы мы не могли изучить предмет.

Ее следующий фильм, «Соловей» (который находится в стадии постпродакшна), происходит в 1820-х годах на острове в Тасмании, Австралия, и повествует об особенно жестоком периоде колониальной истории, когда коренные жители Тасмании были почти полностью истреблены.

Susanne Bier

Susanne Bier родилась в Копенгагене, Дания. Она училась в Академии искусства и дизайна Бецалель в Иерусалиме, а архитектуру — в Школе архитектуры Архитектурной ассоциации в Лондоне, а затем училась у режиссера в Национальной киношколе Дании.

Режиссер короткометражных фильмов, видеоклипов и рекламных роликов, Сюзанна Бир обычно снимает фильмы, отражающие боль и трагедию. Ее первым крупным коммерческим успехом стала отмеченная наградами романтическая комедия «Один и единственный» (1999) о хрупкости жизни, в которой играет актриса и режиссер Паприка Стин.

Сюзанна Бир была первым режиссером в Дании, два фильма которого боролись за лучший иностранный фильм на «Оскаре», и один из них выиграл за фильм «В лучшем мире» (2011), в котором рассказывается история двух семей, которым приходится иметь дело с конфликтами, которые приводят к конфликтам. им предстоит трудный выбор между местью и прощением.Она также выиграла «Золотой глобус» за лучший зарубежный фильм и лучшую режиссуру Европейской кинопремии.

Селин Скиамма

Селин Скиамма родилась в Понтуазе, Валь-д’Уаз, Франция. Окончила французскую киношколу La Fémis, ее работы считаются формалистическими, хотя они также связаны с характеристиками первого французского кино.

Известная своей работой с неактерами, она часто затрагивает такие темы, как гендерная изменчивость и сексуальная идентичность между подростками и подростками, даже работая на правительство в кампании против гомофобии в короткометражном фильме Полина (2010).

Ее дебютный фильм «Водяные лилии» (2007) был отобран для конкурса Особый взгляд Каннского кинофестиваля. «Сорванец» (2011), победитель Берлинского кинофестиваля, был написан и снят за несколько месяцев и повествует историю Лауре, молодой десятилетней девочки, впервые попавшей в этот район, которая представилась мальчиком, Микаэлем.

Клаудиа Льоса

Клаудиа Льоса родилась в Лиме, ​​Перу, окончила Лимский университет в области коммуникации. В конце 90-х она переехала в Мадрид, Испания, где училась в Университетском центре искусств TAI.По окончании учебы она начала работать над своим первым фильмом «Мадейнуса» (2006).

«С молоком печали» (2009), автор сценария и режиссуры, выиграл главный приз Берлинского кинофестиваля — «Золотого медведя» и впервые побудил Перу бороться за «Оскар» за лучший иностранный фильм. В фильме рассказывается история Фаусты, женщины, страдающей редким заболеванием, передаваемым через грудное молоко, и поются песни на кечуа, коренном языке перуанцев, чтобы помочь справиться с трауром после смерти ее матери.

В интервью Vice ее спросили, есть ли отождествление с персонажами, которых она пишет, всегда изо всех сил стараясь не быть жертвами:

Я верю, что в определенном смысле есть глубокая и ясная женская перспектива создания персонажей, которая органична и органична. повседневная. Что-то высвобождается после перенесения прошлой истории или конкретной ситуации персонажа. Для меня это соблазнительная, подавляющая сила. Иногда эта сила показывает свою хрупкость. Предвзятая сила не в характере.Это сила, которая очень внутренняя, очень внутренняя, очень скрытая, и она берет на себя ответственность за персонаж по мере продвижения фильма, к лучшему или к худшему.

Анна Меликян — Academia.edu

Анна Меликян — Academia.edu

Academia.edu больше не поддерживает Internet Explorer.

Для более быстрого и безопасного просмотра Academia.edu и всего Интернета, пожалуйста, обновите свой браузер за несколько секунд.

Документы

В этом документе исследуются текущие модели участия женщин в политической жизни и механизмы его увеличения… подробнее В данной статье исследуются текущие модели участия женщин в политической жизни и механизмы увеличения значительного представительства женщин в Армении. Анализируются основные предпосылки и препятствия на пути к успеху этих механизмов. Существующий или потенциальный результат «чрезвычайной» политики, такой как гендерные квоты, попытки международных организаций и местных НПО, а также меры, реализуемые правительством Армении, рассматриваются вместе с оценкой будущих приоритетов для политического участия и расширения прав и возможностей женщин.Исследование политики включало анализ законодательства и юридической документации, доступных статистических и исследовательских данных по связанным темам, а также интервью с экспертами.

PaperRank:

Читатели Статьи по теме УпоминанияПросмотреть влияние Анализируются основные предпосылки и препятствия на пути к успеху этих механизмов.Существующий или потенциальный результат «чрезвычайной» политики, такой как гендерные квоты, попытки международных организаций и местных НПО, а также меры, реализуемые правительством Армении, рассматриваются вместе с оценкой будущих приоритетов для политического участия и расширения прав и возможностей женщин. Исследование политики включало анализ законодательства и юридической документации, доступных статистических и исследовательских данных по связанным темам, а также интервью с экспертами.

PaperRank:

Читатели Упоминания по темеПросмотреть влияние Войти с помощью Facebook
Войти с помощью Google

Рецензия на фильм Анны Меликян «Фея» с Константином Хабенским — TricksFast

Евгений Войгин (Константин Хабенский) — глава студии Intergame, известной по игровой франшизе «Коловрат» (это ведьмак русского флудия).Довольно неприятный, скучный и сексистский мужчина средних лет, убежденный в собственной гениальности. В городе происходит серия общенациональных убийств, преступники дают понять, что их вдохновила игра Войгина, но сам он видит в этом чисто общественное мнение. Случайная встреча (важную роль играют средства навигации в Фее) с активисткой Таней (Екатерина Агеева) существенно меняет его жизнь и его представления о ней.

Изображение продолжает серию городских сказок Анны Меликян, начатую в 2007 году «Русалкой» и продолженную «Звездой».Как и в предыдущих случаях, есть некая девочка-младенец, имеющая обыкновение падать на головы других людей и менять свое перевернутое существование. Разница в том, что здесь акцент смещается на героя, а не на героиню (Меликян шесть лет назад я говорю «Газета.ру», которая «очень хочет исключить мужскую историю»). Непонятно, есть ли прямая связь, но третья сказка оказалась самой мрачной из всех.

Здесь фирменный юмор режиссера полностью отсутствует, уступая место черному триллеру.Однако философские размышления никуда не делись. Напротив: прежняя мирская жизнь сменилась ошеломленным пафосом, элегантный магический реализм Ла Сирены превратился в осмысленный эзотеризм. Если в ранних произведениях Меликян был неприхотливым соратником Оксаны Бычковой (Peter FM) и советскими комедиями, то теперь она явно пытается раскрыть наследницу Андрея Тарковского. Хотя желтовато-зеленая палитра, которая чередуется с хирургической белизной, скорее напоминает Дэвида Финчера и его мозг Стэнли Кубрика.Сама Меликян настаивает: Тарковский (ну, может, даже фон Триер).

В прошлом десятилетии режиссер произвел фурор в России и на Западе (Русалка стала хитом фестиваля «Сандэнс» и пыталась попасть в список «Оскар»). Трудно сказать, можно ли это повторить сейчас. Если попробовать применить фемоптику к сказочной трилогии, результат, к сожалению, будет весьма плачевным. Героини Меликяна практически полностью теряются в мужчинах и пытаются найти в них себя. «Это отчасти глупо: феминизм.Феминизм хорош до тех пор, пока на горизонте не появится мужчина », — сказал кинематографист пару лет назад. интервью CNS Именно в этой парадигме находится Таня, которая полностью забывает о своей активности, как только в ее жизни появляется Евгений.

Последний невысокого мнения о женщинах. Они должны появляться только тогда, когда мужчине нужно улыбнуться и помолчать, — сначала сообщает Войгин. В конце концов, ваше мнение об этой оценке принципиально не изменится; на самом деле эти вопросы в принципе его не слишком беспокоят.Но беспокоит вероятность того, что он реинкарнация Андрея Рублева. Причины, по которым возродившаяся душа великого иконописца занялась созданием игр виртуальной реальности в России (удачи в этом), не совсем понятны. Но это можно оставить на совесть авторов, потому что становится чрезвычайно интересно наблюдать, как Хабенский осваивает профессии, абсолютно абсурдные для нашей реальности (суперуспешный писатель на Selfie, а теперь и геймдизайнер ничем не хуже Хидео Кодзимы). Однако отсутствие сцены с захватом покемона в храме кажется досадным упущением.

Изначально изображение должно было идти в кино одновременно и онлайн («КиноПоиск» у «Сторожа» Юрия Быкова). Но, как и недавний Sputnik (который лучше вписывается в феминистскую парадигму), она была обречена на цифровой выпуск. Это немного облегчает судьбу зрителей, позволяя смотреть 2,5-часовой фильм в виде минисериала, скажем, из трех серий (скорее всего, вы захотите прервать). Но в любом случае можно ограничиться короткометражкой Меликян «Я добираюсь до тебя» , где Хабенский девять минут прямо претерпевает монолог, обычно раскрывающий тот же набор тем.(Это делалось только во время съемок фильма «Феи».)

В целом, в фильме действительно смешные образы и стишки, так что при желании можно получить хоть какое-то эстетическое удовольствие. Работа оператора Андрея Майки и художника-постановщика Екатерины Джагаровой не имеет себе равных. Камера периодически закрепляется за спиной Хабенского и погружает его в приключенческий экшен с видом от третьего лица. Сеанс регрессивного гипноза неожиданно нарастает вместе с надеванием гарнитуры виртуальной реальности.А обход с центральным символом (крестом, конечно) кое-где напоминает выходки Паоло Соррентино в телесериале «Новый папа».

Одним словом, Меликян снимает невероятно талантливые фильмы, но я почти все время хочу спорить с их смыслами. Попытка подняться на территорию Тарковского и Андрея Звягинцева привела к появлению в сознании волчицы Валерии Гай Германики сказочной соседки (посмотрим, что ответит Джоан Роулинг).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.