Амбарцум кабанян актер: Амбарцум Кабанян – биография, фото, фильмография, спектакли. Актер

Содержание

Амбарцум Кабанян: «Что такое успех? Это когда узнают на улице?»

Мы встречаемся в театре, где на полу поблескивают остатки конфетти. Вчера — как всегда, 13 января, в канун старого нового года — здесь отмечали день рождения театра и вспоминали Петра Фоменко, а сегодня уже репетируют предстоящую премьеру. Это интервью должно начаться с личного отступления. Мы познакомились с Амбарцумом здесь же, в театре (а если точнее — в ближайшем к нему кафе), пять лет назад, и тоже во время интервью. А потом подружились. Тогда, во время первой встречи, он рассказывал о том, что если вопрос вдруг встанет ребром, никогда не сможет оставить родную сцену ради кино, но увидеть себя на экране, конечно, мечтает. 

2020 год. Последние дни января. В репертуаре Мастерской Фоменко появляется пьеса Михаила Рощина «Седьмой подвиг Геракла» в постановке худрука Евгения Каменьковича, где Амбарцум Кабанян играет «тоже героя» Тезея.

А в российском прокате — биографическая драма Юсупа Разыкова «Танец с саблями», в которой у него главная роль композитора Арама Хачатуряна. Совпадение? Вот уж не думаю.

— Давай сначала поговорим про фильм. Это твоя первая большая роль в кино. И сразу такой герой. Нервно было?

— Это была огромная ответственность. Оригинально я начал, да? (Смеется.) Но это действительно так. Сначала мне было непонятно, как вообще подступиться к роли: то ли зарыться в дневники, смотреть постоянно какие-то записи с его участием, то ли выискивать тексты, где о нем что-то рассказывают. Но это не работает. У каждого человека, кто знает Арама Ильича, свои истории о нем, свое представление. Я, конечно, все это делал, но у меня не получалось почитать книги и в полной мере «превратиться» в Арама. Моим спасением были, прежде всего, сценарий и режиссер, именно его чувства к Араму. И во время подготовки, и на самих съемках он точно знал, что ему нужно. А вот собирать образ отовсюду… ну, не соберешь, мне кажется, это невозможно.

Как только кто-то узнавал, что я буду сниматься в этом фильме, мне сразу начинали рассказывать историю про Дали: «Мол, а ты знаешь, что Хачатурян приезжал к Дали домой и там такое было, Сальвадор сплясал ему «Танец с саблями»». А этого же не было, считай, художественный вымысел. И даже сейчас, картина снята, но все равно это страшно, волнительно — как отзовутся люди, почитатели этой величины, справился ли я.

— Вы сразу договорились с режиссером, что не будете добиваться никакого внешнего сходства с Хачатуряном?

— Он боролся с этим с первого дня. Когда я встретился с художником по гриму, она сказала: «Ой, тебе нужно завить волосы». А у нас такой задачи не было. И тут вбегает режиссер, останавливает ее со словами «какой есть, пусть такой в кадр и идет». Там есть и легкая небритость, притом что мужчины всегда брились в то время. Это отражает то состояние, которое мы хотим передать. Именно оно важно, а не внешняя схожесть с героем. Тем более, что я сильно выше, худой. Когда я появился на пробах, Юсуп сказал, что «если мы будем работать с Амбарцумом, получится совершенно другое кино, нежели было запланировано».

Но мы кинулись в эту авантюру.

© Георгий Кардава

— И как тебе ее результаты?

— Я скажу честно: я себе понравился в кадре, хоть это моя первая большая работа. Мне не хотелось отворачиваться, мне было интересно за собой наблюдать. И когда я смотрел фильм, вспоминал то, что мне говорил режиссер во время съемок, а еще вспоминал, как было иногда сложно. Вот, например, когда Арам лежит в больнице и к нему приходят друзья — Ойстрах и Шостакович. Вот вроде банально, у меня много друзей, я люблю обниматься, целоваться, объятия широко раскрывать, а тут не могу встретить друзей в кадре и все. Прекрасные партнеры, мы уже и поговорили, и посмеялись, и покурили, все в порядке, контакт случился. Но встретить их в кадре у меня не получается, не случается этой широкой души никак. Но в кино есть режиссер, ты с ним работаешь, он направляет, так что эту ответственность и тревогу делишь с ним.

 

— А в театре она вся на артисте? 

— В театре на спектакле ты остаешься один, все, режиссер ушел. Так что в репетиционный период нужно рвать его на куски и высасывать из него все, что можно, чтобы потом, когда останешься один на один со зрителем, работать не вхолостую, чтобы не было такого, что «не случилось», когда на тебя смотрят 400 человек, от которых ты сразу получаешь отдачу. Я помню, как непривычно было на съемках, когда Юсуп в какой-то момент мне сказал: «Сейчас за тебя работают брови, продолжай смотреть вот так». А я такой: «Подождите, ну я же артист, у меня душа глубокая, я по-настоящему сыграть сцену хочу, какие еще брови?»

(Смеется.) А потом посмотрел — действительно, они прямо как крылья орла на крупном плане, играть в этот момент больше ничего и не нужно. Как ты понимаешь, в театре про брови в таком контексте речь вряд ли зайдет. 

— От того, что ты во время съемок больше познакомился с контекстом этой музыки, личными обстоятельствами жизни композитора, она для тебя обросла какими-то новыми смыслами, раскрылась более полно?

— Я сейчас каждый раз, слушая «Танец с саблями», переживаю эти моменты. Я знаю, что он чувствовал, когда писал именно эти ноты, знаю, что было до, и у меня каждый раз внутри просыпается конфликт с людьми, которые на него давили в тот момент. Я так же зверею, мне так же хочется топать, как в музыке. 

— А как ты считаешь, художник, творец в широком смысле слова должен быть «голодным»? 

— Подожди, я сначала хочу поговорить про колбаску, а не про какой-то метафизический голод. (Смеется.) Если в прямом смысле слова, плохо и пресыщаться, и голодать, потому что в первом случае ты уже ничего не хочешь делать — вместо того чтобы творить, мечтаешь поскорее прилечь, а во втором, наоборот, думаешь только о еде, физическое мешает духовному. А если в переносном, я понимаю, о чем ты. Тут неизбежно возникает тема одиночества, порой необходимого каждому писателю, художнику, творцу. Когда у тебя все прекрасно, ты стремишься на улицу, к друзьям, и ничего не можешь сделать, не хочешь оставаться дома, чтобы поработать, тебя все равно куда-то тянет. Поэтому, мне кажется, так и говорят: когда человеку плохо, он творит.

Остается один, начинает копаться в себе, в других, размышлять. В трагедии есть глубина.

Когда у меня хорошее настроение и я пытаюсь писать портреты, очень часто получается не так, как когда оно плохое. Хотя казалось бы, что все наоборот должно быть приятнее и веселее. Комедия воздушная, легкая, полетел — и все счастливы, но такой глубины в ней не найти, если, конечно, под видом комедии автор не пытается «пронести» что-то еще, какие-то другие смыслы.

— И тут мы как раз подходим к разговору о премьере в театре, о «Седьмом подвиге Геракла». Это пьеса Михаила Рощина, которая была написана в 1963 году. Слегка прикрывая все античностью, автор фактически прямым текстом говорил об «авгиевых конюшнях» наших дней. В контексте спектакля сейчас какое время — начало 60-х или наши дни? 

— Мы не старались привязываться к политической повестке сегодняшнего дня, но хочешь не хочешь, а сама пьеса и ее автор выводят в злободневность. Задавались вопросом: все-таки говорим о сегодняшней политике или о том времени, когда была написана пьеса.

 Но, понимаешь, ничего ведь не поменялось. Мы следуем за текстом, а аналогии из жизни сами вспоминаются. Были люди, кто-то чуть-чуть получше, кто-то — чуть-чуть похуже, был человек, который борется за честность и хочет, чтобы в мире все было хорошо, рядом с ним — эдакий друг, который вроде хочет жить так, как надо, при этом и в говне ему нормально.

— А в этой системе координат твой герой, Тезей, он кто?

— Тезей посередине, он за хорошее, но и плохого тоже может немножко съесть, ничего страшного. «Иногда нужно врать, — он говорит, — без лжи никак нельзя». И в этих словах он искренен.

— Насколько тебе самому близка эта позиция?

— Я согласен со своим героем, что иногда нужно соврать во благо дела, и от этого ты никуда не убежишь, но в этом действительно нужно быть честным перед собой. Да, я вру, и это не воспринимаю как грех. Если ты понимаешь, зачем ты это делаешь, и если после твоей лжи людям будет хорошо, то давай уже делай это, иди до конца. Но для своей личной выгоды обмануть я не смогу.

Просто не умею.

© Георгий Кардава

— Вот вы сейчас отыграете премьеру. Тебе интересно, что появится в рецензиях на спектакль?

— Спустя девять лет работы в театре я понял, что критика, наверное, осталась в прошлом. Все чаще это пересказ того, что было на сцене, какой-то проход по поверхности, а не попытка добраться до сути. Так что зачем мне читать пересказ, если я и так уже знаком с сюжетом — интереснее с друзьями обсудить, к ним прислушаться.

— То есть тебе не очень важно, что написали? Похвалили или нет.

— Мы же такие больные люди, на нас все действует, каждое слово, и хорошее, и плохое. На хорошее говорим: «Да ладно, это лесть», а на плохое: «Да он ничего не понимает, мы классные». Тут уже гордыня срабатывает. Вот это вот, знаешь, «я тут пахал несколько месяцев, ночами не спал, а вы пришли и говорите…» — это все гордыня. (Смеется.) 

— И самооценка?

— От самооценки зависит многое. К сожалению. Самооценка — это синусоида. Иногда чувствуешь себя богом, уверен, что ты все сможешь, снести все горы в хорошем смысле, всего достичь, а иногда думаешь: зачем я туда залез, что я делаю, мне не хватит не то что моральных, но даже просто физических сил, чтобы с этим справиться, — и я тогда даже подойти к человеку не смогу. А потом наоборот думаешь: подождите, ведь он такой же, как и я, такой же сомневающийся. 

— А эта нестабильность самооценки, состояния артисту мешает или, наоборот, помогает? Это ведь чувствительность, что неплохо.

— Это мешает нашей работе — нестабильность. Потому что она останавливает процесс. Если ты сегодня пришел в плохом настроении, не можешь репетировать, все, процесса нет. И это непрофессионально, когда ты не можешь справиться со своими эмоциями. На спектакле работает куча людей — не только твои партнеры, режиссер, а еще и все цеха. И все будут ждать, когда у тебя появится настроение, когда ты начнешь работать, выдавать что-то? В нашей профессии ты должен быть сильно включенным. Когда артистам говорят: «Ой, да ладно, выучил текст и вышел», хочется ответить: «А ты выучи текст и выйди». Это самое последнее, что ты должен сделать. Гораздо больше переживаешь, если случается такое, что ты не понимаешь, о чем ты говоришь, что твой персонаж переживает. 

Самооценка — это синусоида. Иногда уверен, что ты все сможешь, снести все горы в хорошем смысле, всего достичь, а иногда думаешь: зачем я туда залез.

— И что тогда делать? Бежать к режиссеру, к партнерам, говорить, что не понимаешь? 

— Да-да-да, мы разбираемся. Но пока там внутри у тебя не откликнется, ничего не будет.

— Как быть, если все равно не откликается?

— Тогда механически. Режиссер тебе говорит: «Встань вот здесь, займи эту мизансцену и говори текст». И ты произносишь текст один раз, второй… Проходит неделя, а потом организм — его не обманешь — начинает бунтовать, сопротивляться, и ты не можешь произносить буквы, они просто не вылезают изо рта. И тогда режиссер орет: «Почему ты не говоришь? Ты же так хорошо все делал!» — «Да, я делал, но я обманывал и вас, и себя. У меня внутри не работает, я не могу идти дальше». — «Ладно, пропускаем, идем вперед». И тогда пропускаешь, дальше кое-как на репетиции что-то делаешь. А потом снова садишься и разбираешься. Это наша профессия — разобраться, что же там такое, почему не работает. Разобраться и соединиться, сконнектиться.

— А ты обидчивый в профессиональном смысле? Если партнер захочет, допустим, выразить мнение, дать комментарий.

— Обязательно нужен взгляд со стороны. И я очень люблю, когда говорят не только режиссер или партнер, у них тоже глаз замыливается, потому что они внутри работы, а, например, кто-то из цехов, кто пришел посмотреть репетицию. Но вообще реакция зависит от восприятия. Мы [артисты Мастерской] все друг друга знаем, понимаем, к кому можно подойти и сказать, кто как относится к критике и к помощи. Есть такие артисты, к которым лучше не подходить. Или не сейчас, а потом, как-то иначе, в других обстоятельствах сказать. А кому-то я могу прямо тут же, при режиссере крикнуть: «Нет! Это неправильно». Но если я заведен, тоже могу «брыкануть» на какой-то комментарий. Но как взрослый человек потом должен подойти и объясниться. Иначе могут не понять твоего «брыка», обидятся и скажут: «Да ладно, я тебе больше не буду помогать. Ты на меня так наорал». Да блин, это же в порыве рабочей страсти. (Смеется.) Но вообще у меня ужасный характер.

— Скорее всего, это единственный случай, когда я смогу позволить себе в интервью сказать такое, так что: не гони.

(Смеется.)

— И в чем проявления этого ужасного характера?

— Я могу обидеть человека, хоть и не хочу. Иногда я заигрываюсь настолько, что чувствую — уже перехожу границу, сейчас он психанет, и надо бы остановиться, но не могу. Эта тварь внутри меня продолжает давить, давить, давить. Но я это понял в себе, свою эту черту, озвучил себе и начал говорить всем своим друзьям, попросил заранее прощения. Когда начинается эта катавасия, когда я чувствую, что обижаю, то говорю: «Я тебя сейчас обижу, ты готовься», — и продолжаю давить. Нет, у меня ужасный характер, со мной сложно, мне так кажется.

— Тебе кажется.

— Нет… Ну, я вспыльчивый. Мне иногда не хватает мягкости.

— Петр Наумович говорил, что «успех — это очень мнимое состояние». Насколько ты согласен с этой позицией?

— Полностью согласен. Непонятно, что такое успех, вообще. Это когда узнают на улице? Сомневаюсь. Скорее, если моя работа принесла кому-то радость, вот тогда для меня это успех. Если у людей горят глаза, если они захотели встать на поклонах, чем-то зарядились, наполнены энергией и могут тоже что-то принести в мир, вот это успех, а вернее счастье.

— При этом есть новая система координат и оценок — соцсети. Тот же Инстаграм с его количеством подписчиков и лайков.

— Ну приятно, когда к тебе есть внимание, чего таить. Не знаю, я бы тоже, наверное, хотел условный миллион подписчиков, потому что знаю, что это рабочая платформа на сегодняшний день, и что я смогу что-то делать благодаря всем этим людям, которые будут вместе со мной двигаться. Напрямую делиться с ними чем-то своим. Но нельзя говорить надменно — «у меня миллион». Да и это бесконечное измерение, на миллионе никто не остановится. Получил один, захочешь два. И где тут цель?

— А ты вообще любишь формулировать для себя цели, которые сам перед собой ставишь? Профессиональные, например.

— В нашей профессии есть театр, есть кино, озвучка там, мультфильмы, очень многое мы можем делать. И если я этого не хочу, тогда зачем я сюда шел. Много ли у меня пунктиков там, в этом списке целей? Иногда вообще ничего нет, и тогда становится страшно, но нужно иметь и это время «для подумать». И не нужно этого бояться, это не пустота. Прекрасные слова есть в набоковском «Даре», одном из любимых моих спектаклей: «Свет по сравнению с темнотой — пустота». Я обожаю эту фразу. То есть в темноте он видит больше, чем в свете. Так и тут. Мы думаем, что сейчас мы кинемся на 10 тысяч дел и все будет прекрасно. А ты возьми одно или вообще ничего не делай, просто улыбнись человеку.

— Давай поговорим о возрасте.

— Давай, давай, Георгий (фотограф «РБК Стиль» Георгий Кардава — прим. ред.) как раз сегодня сказал, что он у меня на лице проявился. (Смеется.) 

— Звучит банально, но ты не боишься взрослеть, становиться опытнее? Ты проживал разный возраст на сцене — в «Даре», например, твой герой совсем седой старик, — а как в жизни?

— Знаешь, мне кажется, я повзрослел уже очень давно. Мне всегда говорили, что я взрослый ребенок, и сейчас я уже успокоился, принял свой возраст. Когда я вырос и начал думать о своем детстве, мне стало жалко того мальчика, у которого его не было. Не в том смысле, что меня его лишили, а я сам. И я себе говорю: зачем, будучи ребенком, ты пытался быть взрослым? Вот этого мне жалко, что я себе в детстве не позволил быть маленьким.

© Георгий Кардава

— Это было какое-то внутреннее стремление поскорее повзрослеть?

— Да, и я помню это. Как я ждал, когда вырасту. «Зачем ты ждал?», спрашивается. Иди, бей себе шишки, падай, ломайся и так далее. И все это — про падай и бей шишки — случилось, мне кажется, в 22 года, когда я переехал в Москву. Я включил опять режим ребенка и сказал: «Хочу ошибок, хочу учиться, быть студентом, бояться, хочу неизвестного, в чужой двор». Может, и в 40 снова вспомню. Представь: побуду подростком. (Смеется.) Ты лишаешь себя чего-то в подростковом возрасте, и это сидит у тебя внутри. Да сделай ты и расслабься. Нет, я понял, что на самом деле мы же не взрослеем, желания те же остаются. Петр Наумович говорил, что «я хочу, но мне тело не подчиняется», и это очень точно, мне кажется.

— Ты часто вспоминаешь Петра Наумовича?

— На репетициях он постоянно с нами. Петр Наумович будто здесь. Поначалу мне было неловко, казалось это странным — произносить: «А Петр Наумович сказал мне». Как будто он вчера здесь был и вчера сказал. Но это так и есть… Вот еще про возраст. Мне сейчас стали часто говорить: «Ты стал серьезнее». А невозможно быть несерьезным. Потому что пошутишь, а никто не поймет твою шутку. И мне говорят: «А где же тот Кабанян, который бегал, прыгал, постоянно всех подзадоривал?» Ты же взрослый, блин, и ведешь себя с ними, как взрослый. Ужасно. Ты не взрослый, а ведешь себя, как взрослый. Это неправильно. Я взрослый, но я такой, почему люди не принимают? Не хотят. Почему нельзя быть проще? Почему нельзя быть адекватными? Потому что у всех эго вот это, знаешь, очень многие люди не понимают, что у них эгоизм настолько зашкаливает. Вот — я, я, я… Да понятно, что ты, я тоже — я, но причем тут я в твоем эгоизме, почему ты мне делаешь плохо сейчас? Естественно, ты единица, желай, ходи, делай, и я тебе помогу, но зачем ты мне делаешь плохо? Я же тебе не делаю плохо, стремясь к своим мечтам и желаниям, их исполнению, ко всему этому. Я отойду в сторону. Знаешь, я сейчас не боюсь кого-то потерять — я не про близких, конечно.

— Можно ли в таком случае говорить, что ты стал более бескомпромиссным?

— Просто не хочу тратить свое время, мне жалко его. На разборки тратить время? Мы что, в школе что ли, на площадке в семь часов вечера встретимся и разберемся? А оно мне надо? Я и в школе этого не делал. Зачем? Я ценю свое время, у меня куча мечт, на которые я могу потратить его, в конце концов, просто полежать на диване и позаниматься обломовщиной, а не разбираться с кем-то.

— Ты как-то сказал о своем переезде в Москву, что тебе просто захотелось в люди, к тем, кого показывают по телевизору…

— Придется быть честным. (Смеется.) Если человек говорит: «Я хочу к ним, к звездам», — значит, он тоже хочет стать звездой. Нет, я тебе должен сейчас сказать: «Никогда такого не было, я сразу понимал, что хочу дарить людям энергию со сцены». Но ни о какой энергии я знать не знал, как не знал, что попаду в ГИТИС, что по-настоящему буду актером. Я просто хотел к ним, рядом с ними стоять, в «Голубом огоньке» сниматься и держать хлопушку. Вот это для меня тогда был «вышак». А сегодня это горящие глаза из зала. Ну а то, что меня до сих пор нет в «Голубом огоньке», — это уже их упущение.  

Выставки — K35

18 января 2017 — 05 февраля 2017

«Есть тела удивительно похожие на души…»

М. Цветаева

 

Актер Амбарцум Кабанян и художник, фотограф и гример Лариса Герасимчук встретились в Московском театре «Мастерская П. Фоменко», где оба служат много лет. Долгое время Амбарцум с его пластичным, выразительным телом был музой и моделью Ларисы Герасимчук, а потом и сам взял в руки кисть. Результатом этого союза в 2015 году стала первая совместная выставка в стенах «Мастерской Фоменко».

 

18 января 2017 года в Арт-галерее К35 состоится открытие первой публичной выставки Амбарцума Кабаняна и Ларисы Герасимчук «Вначале было тело».

 

В рамках проекта «Вначале было тело» зрители смогут увидеть более пятидесяти портретов, написанных художниками в разное время, но неизменно затрагивающих одну и ту же тему: тему взаимодействия тела и души, внешнего и внутреннего, осознанного и подсознательного.

 

На протяжении истории человечество ищет подтверждение единства тела и души. С одной стороны, тело – это физическая субстанция жизни, с другой, – отражение жизни внутренней. Именно такой подход к человеку волнует Кабаняна и Герасимчук. Используя пластические возможности тела, художники поднимают на поверхность человеческие эмоции, переживания и чувства.

 

Выставка включает в себя два раздела. Экспозицию откроют 25 работ бессменного фотолетописца «Мастерской Фоменко» Ларисы Герасимчук, посвященные эстетике и пластике тела, вдохновением для написания которых и стал ее коллега по театру Амбарцум. Взяв за основу привычное для актёрской среды восприятие тела как рабочего инструмента, Лариса Герасимчук предлагает зрителю заглянуть глубже и прожить вместе с ней 25 разных жизней.

 

Вторая часть выставки – портреты, написанные Амбарцумом Кабаняном, – тонким психологом, знатоком человеческих душ, талантливым не только в игре, но и в чуткости художественного восприятия мира. На картинах Кабаняна изображены как близкие автору люди, актеры театра «Мастерская П. Фоменко», так и случайные прохожие. В работах Амбарцума нет излишнего блеска: «Я пишу людей, которые имеют для меня особое значение. Моя ответственность как художника заключается в том, чтобы раскрыть характер личности и доказать, что идеал красоты не в совершенстве

пропорций, а в естественности и свободе от возраста и предрассудков. Я выбираю тех, кого пишу, не за красивые лица, но за достижения, и чаще всего они личные, а не профессиональные».

четыре российских актера и их мамы

ELLE Расскажите, какая вы мама?

Тамара Кукушкина Не могу сказать, что очень строгая. (Смеется.) Даже если Никита меня не слушался, я всегда старалась сесть и поговорить с ним, а не наказывать. Вообще, своего ребенка очень трудно наказывать! Да и Никита рос тихим, мне с ним было легко.

НИКИТА КУКУШКИН Не уверен, что я был таким уж тихим: лучше скажу, что у мамы просто ангельское терпение. Она у меня — пример абсолютной доброты. Знаете, раньше я хотел встретить в жизни святого, но с годами начал понимать, что такой человек все это время был со мной рядом — это моя мама. Она всегда готова помогать другим, даже в ущерб себе. Например, недавно мы вместе ходили на каток в Парк Горького, так, пока до него дошли, она все деньги, что были у нее в сумочке, раздала нищим. А еще мама обязательно берет все листовки, что раздают по пути: говорит, что ей так жалко людей на морозе — как можно просто проходить мимо?

ELLE Вы часто ходите куда-нибудь вместе?

Т.К. Если честно (смотрит на сына)… не особенно. Хотелось бы видеться почаще. Но я, конечно, понимаю, что у него за профессия, насколько он занят. Тем более у Никиты недавно дочка родилась — как же ему разорваться! Но зато он часто приглашает меня на спектакли: чужие и свои. Так что хотя бы на сцене я на него могу посмотреть.

ELLE Никита, вам сложно играть, когда знаете, что в зале сидит мама?

Т. К. Да почему же ему будет сложно от этого играть? (Мама возмущенно разводит руками.) Ему не надо все время смот­реть на меня — сижу себе спокойно.

Н.К. Очень давно, когда я еще не был настолько опытным, как сейчас, пригласил маму на спектакль «Сон в летнюю ночь». Мы тогда играли в «Платформе» на территории «Винзавода», а не в «Гоголь-центре». Стоя за кулисами, я представил, как моя милая мама, одна, ходит по этому неуютному кирпичному зданию среди незнакомых людей, и… расплакался! Расстроился и просто ужасно сыграл в спек­такле. (Смеется.)

ELLE Вы с детства хотели стать актером?

Н.К. Вообще в детстве я хотел быть, как все, космонавтом. Или агентом ФСБ на крайний случай. Но потом это прошло.

Т.К. На самом деле он правда был очень тихим ребенком, и у него не всегда складывались отношения с ребятами-погодками. Однажды я шла по улице и думала: как ему в этом помочь? И вдруг поднимаю глаза и понимаю, что стою у школы Сергея Казарновского (известный теат­ральный педагог. — Прим. ELLE). Я сразу поняла, что отведу его туда на прослушивание. И ведь не ошиблась! Никиту взяли.

Н.К. Эта школа прекрасна тем, что она максимально продлевает в человеке детство и дает чувство абсолютной свободы.

ELLE А вы часто прислушиваетесь к мнению мамы? Советуетесь?

Н.К. К мнению прислушиваюсь, но советуюсь нечасто. Не хочу забивать ей голову какой-то ерундой, мелкими проблемами. Зачем? У нее и свои проблемы есть, хотя она у меня неисправимая оптимистка. Но если речь идет о каком-то важном выборе в жизни, пути, по которому стоит пойти, я, конечно, советуюсь с мамой.

ELLE Тамара Алексеевна, какая черта характера Никиты вам больше всего ­импонирует?

Т.К. Он никогда не станет первым ссориться. Никита совсем неконфликтный человек и очень мягкий. Вот он говорил про мою доброту, а я думаю, что это у нас общая черта. Например, многие люди просто проходят мимо человека на улице, если кому-то вдруг стало плохо. А мой сын совсем не такой. Как-то раз, когда ему было всего 12 лет, он помог мужчине, потерявшему сознание и упавшему в снег. Звонил в «скорую», полицию… Не уверена, что многие в его возрасте так же поступили бы на его месте.

Н.К. Если я и смог бы без лишней скромности назвать себя хорошим и отзывчивым человеком, то только благодаря маме. (В 2012 году Никита Кукушкин был награжден почетной грамотой МЧС России за помощь в ликвидации последствий наводнения в Краснодарском крае. — Прим. ELLE)

ELLE А вам никогда не хотелось что-то в своем сыне изменить? Или, может, дадите какое-то напутствие на будущее?

Т.К. Нет, что вы! (Улыбается и нежно смотрит на сына.) Никита у меня именно такой сын, какого я всегда хотела.

Н.К. Мама, ты хоть раз скажешь, что тебе очень нравится, как я играю? (Смеется.)

Т.К. Конечно, нравится! Что ты такое спрашиваешь!

Павел Табаков, Марина Зудина

Впервые о Павле Табакове, как о восходящей звезде российского театра и кино, заговорили после его роли в фильме «Звезда» Анны Меликян. А после прошлогодней премьеры — картины «Дуэлянт» и сопутствующего интервью в ELLE — о наследнике известной фамилии узнала вся страна. Ролей у Павла пока немного, но каждая из них — точное попадание в амбициозную цель. Выбранные актерские работы отлично вписываются в его образ — молодого, одаренного сердцееда с безупречным вкусом. Наверное, именно поэтому он так органично держится перед камерой и очень естественно выглядит на экране. Есть в кого — народная артистка России Марина Зудина с любой ролью, в том числе и мамы, всегда справлялась очень легко и невероятно талантливо.

9 самых перспективных молодых актеров

29 Мая 2015

9 самых перспективных молодых актеров

За последний год GQ провел в театре достаточное количество вечеров, чтобы разглядеть и назвать без преувеличения самых талантливых молодых артистов — тех, ради которых стоит ходить в театр как сейчас, так и через десять лет (если они, конечно, не разбегутся в кино). Мы одели 9 актеров в Calvin Klein Jeans, устроили блиц-опрос и познакомили их с фотографом Данилом Головкиным, который сделал, возможно, самые удачные снимки в их портфолио.

 ВЛАДИМИР ГУСЬКОВ

Театр имени Владимира Маяковского («Последние», «Плоды просвещения», «Бердичев», «Декалог на Сретенке»)


Как вы решили стать актером? Я еще им не стал. Актером надо всю жизнь становиться. Кем бы вы были, если бы не играли в театре? Человеком в искусстве. Мне очень нравится фотографировать. Я, может быть, боюсь объектива с этой стороны, но туда смотреть я очень люблю. Есть у меня пленочный фотоаппарат, я очень много фотографирую, много печатаю. Не попав в театр Маяковского, я бы пошел учиться на операторский факультет. За что вы себя ругаете? За многое. Бывает, ругаю себя за то, что просплю прогулку с собакой. Я вообще самокритичный человек и постоянно себя ругаю. Каким вы видите себя через 10 лет? Это же жизнь, она сложная штука… Я даже не знаю. Думаю, и через 10 лет буду в этой профессии. Надеюсь, все сложится удачно. Есть что-то неприятное в поведении публики в театре? Когда звонит телефон в самый ответственный момент, когда играешь и ненароком видишь, что с первого ряда могут встать и выйти. Это некультурно просто. Где вас можно встретить в пятницу вечером? В 7 часов вечера — в театре. А после у Новодевичьего монастыря, гуляю с собакой. Какого супергероя вы хотели бы сыграть? Я сам супергерой.      

НИКИТА КУКУШКИН

«Гоголь-центр» («(М)ученик», «Мертвые души», «Сон в летнюю ночь»)


Как вы решили стать актером? Мама меня подтолкнула. Я был очень неугомонным ребенком, срывал уроки, не мог сидеть на месте. После первого класса мама поняла, что я не смогу учиться в обычной школе, и отдала меня в «Класс-центр» Казарновского, это театральная школа. Кем бы вы были, если бы не играли в театре? Другая профессия? Никакая, либо театр, либо ничего. Где вы видите себя через 10 лет? Вот сейчас вижу себя с женой, с детьми, в доме. С недавнего времени такой у меня план на 10 лет, хотя еще год назад я бы другое сказал. За что вы себя ругаете? За гордыню, за рефлексию, за невыполнение — слово дал и не сдержал, самому себе в том числе. Где вас можно встретить в пятницу вечером? Такие разные пятницы бывают. Вот недавно друзья привели в «Сизуран», есть такой закрытый клуб на Чистых прудах. В кино могу пойти с девушкой. Какого супергероя вы хотели бы сыграть? Русский супергерой — это юродивый, его бы и хотел сыграть.
     

АЛЕКСЕЙ СЕРГЕЕВ

Театр имени Владимира Маяковского («Лакейская», «В.О.Л.К.», «Плоды просвещения», «Последние»)


Как вы решили стать актером? Не знаю. Может, и не я это решил, а оно где-то там решилось. Кем бы вы были, если бы не играли в театре? Фермером либо дровосеком. За что вы себя ругаете? За то, что много вру. Где вы видите себя через 10 лет? Я думал об этом, думал много, а в какой-то момент просто перестал. Есть какие-то актеры, с которыми вы бы хотели сыграть в одном проекте? Конечно. Потом, когда сыграю, расскажу. Правда, некоторых актеров, режиссеров из тех, с кем я бы хотел поработать, уже нет. Где вас можно встретить в пятницу вечером? На сцене, а потом где угодно — не знаю, куда занесет. Какого супергероя вы хотели бы сыграть? Разве что Хэнкока. Есть у нас с ним что-то общее.    

ЕГОР КОРЕШКОВ

«Шоша» (Театр наций), «Горько!», «Братья Ч» и другие роли в кино


Как вы решили стать актером? Вообще я хотел денег зарабатывать много и пошел в экономисты. А в итоге стал актером. Кем бы вы были, если бы не играли в театре? Музыкантом. Но концерт в Большом я пока не хочу. За что вы себя ругаете? За лень. За неорганизованность, хаос в голове. Хочется развиваться во всех направлениях, столько идей и проектов. В Америке этим для артиста занимается группа людей, а в России эта группа людей — это ты сам. Поэтому весь этот хаос остается в твоей голове, и ты каждую секунду не понимаешь, чем сейчас правильнее было бы заняться, чтобы получить нужный результат. Где вы видите себя через 10 лет? У меня сейчас мелькнуло перед глазами: сначала Лос-Анджелес, потом Нью-Йорк, Мальдивы. Россия, почему-то в центре где-то, пентхаус. Возможно, во всех этих местах. Есть какие-то актеры, с которыми вы бы хотели сыграть в одном проекте? Том Харди. Где вас можно встретить в пятницу вечером? В Столешке. Не буду даже называть заведение, понятно же все. (Егор, конечно, имеет в виду бар Denis Simachev. — Прим. ред.) Какого супергероя вы хотели бы сыграть? Camrad Hero.          

АМБАРЦУМ КАБАНЯН

Мастерская Петра Фоменко («Дар», «Гиганты горы», «Моряки и шлюхи», «Русский человек на rendez-vous»)


Как вы решили стать актером? Я просто взял и поехал в Москву. Понял, что должен быть здесь. Кем бы вы были, если бы не играли в театре? До того как стать актером, я работал парикмахером, о чем, по-моему, знают уже все. Если бы не сложилось с театром, парикмахером и был бы. За что вы себя ругаете? Есть за что. Вот, например, говорю очень много. Каким вы видите себя через 10 лет? Я часто сейчас об этом думаю. Хочется верить, что здесь, в театре. А может быть, уеду и буду стричь, а может, вообще запрусь где-нибудь среди деревьев. Хотя, конечно, в театре, где же еще. Есть что-то неприятное в поведении публики в театре? Да пусть делают все, что хотят! Когда начинают дискуссии во время сцен — это, кстати, забавно, но вот телефоны! Почему их никто не выключает? Люди ведь понимают, что собираются в театр. Где вас можно встретить в пятницу вечером? Ну вот накануне нашего разговора я был в «Доме 12». И это было прекрасно. Какого супергероя вы хотели бы сыграть? Это, конечно, не супергерой в привычном смысле слова, но вампира.
   

ПАВЕЛ ТАБАКОВ

Театр-студия под руководством О. Табакова («Год, когда я не родился», «Билокси-блюз»)


Как вы решили стать актером? Никто не склонял меня к выбору профессии. В девятом классе я посмотрел дипломные спектакли Кирилла Серебренникова «Герой нашего времени» и «Отморозки», и меня это поразило. Я понял, что если у меня будет возможность сделать хоть что-то похожее, это будет круто, и поэтому решил этим заняться. Где вы видите себя через 10 лет? Не могу сказать. Я только знаю, что будет через год, через два, какие работы я буду делать в театре. Мы репетируем в «Табакерке» «Вий», его ставит Василий Сигарев. И еще репетируем «Безотцовщину» в МХТ. С кем из актеров вы хотели бы вместе сыграть? Со своим отцом я уже сыграл в спектакле «Год, когда я не родился». И еще я хотел бы сыграть с Сергеем Сосновским. Есть такие вещи, за которые вы себя ругаете? Нет. Я совершаю только те поступки, за которые не буду себя ругать. Есть что-то неприятное в поведении публики в театре? Зритель, как и клиент, всегда прав. Где вас можно встретить в пятницу вечером? «Маяк», «Мастерская», пока ее не закрыли. (На момент публикации театр-клуб «Мастерская» уже закрылся. — Прим. ред.) Какого супергероя вы хотели бы сыграть? Хотелось бы Флэша или Соколиного Глаза, но вот смогу ли я их сыграть, не знаю.
 

ФЕДОР МАЛЫШЕВ

Мастерская Петра Фоменко («Дар», «Гиганты горы», «Современная идиллия», «Русский человек на rendez-vous», «Египетская марка», «Руслан и Людмила»)


Как вы решили стать актером? Мой дядя — актер, благодаря ему попал в детстве в театр и понял, что другого ничего не представляю для себя. Кем бы вы были, если бы не играли в театре? Музыкантом. Играю немного на гитаре, на фортепиано, на контрабасе могу изобразить, что я умею. У нас есть группа с парнями из театра, LosiKenguru. Где вы себя видите через 10 лет? В глухой деревне, наверное. Не знаю, пока я могу только на год рассчитать. Я живу на три дня вперед максимум, к сожалению. За что вы себя ругаете? За суету! За то, что покоя нет, спокойствия внутреннего. Есть что-то неприятное в поведении публики в театре? Когда они разговаривают в голос, этого никто не любит. Где вас можно встретить в пятницу вечером? Я не очень часто тусуюсь. Редко, когда удается, хожу в театр, на концерт «Аукцыона» могу выбраться. Какого супергероя вы хотели бы сыграть? Иванушку-дурачка.

АЛЕКСЕЙ ЗОЛОТОВИЦКИЙ

Театр имени Владимира Маяковского («Лакейская», «Декалог на Сретенке», «В.О.Л.К.», «Плоды просвещения»)


Как вы решили стать актером? Все остальное не получается. И это-то идет со скрежетом, а уж про остальное и говорить нечего. Кем бы вы были, если бы не играли в театре? Хотел в музыкальное училище поступать, но я, увы, не академический пианист с быстренькими толстенькими пальчиками. Говорю же, я ничего, кроме театра, не умею. Чем вы будете заниматься через 10 лет? Я надеюсь, тем же — музыка, кино, театр, модные вечеринки… Хотя нет, вечеринки — нет! Ну, хотелось бы как-то существовать в творческой гармонии с самим собой. Я и сейчас этим занимаюсь, как могу. За что вы себя ругаете? Да полно! Ленивый, трусливый, жирный урод! Козлина! А так все хорошо. Где вас можно встретить в пятницу вечером? На работе. На репетициях. Отдыхать скучно. Какого супергероя вы хотели бы сыграть? Верлиоку.          

АЛЕКСАНДР ГОРЧИЛИН

«Гоголь-центр» («Феи», «(М)ученик»)


Как вы решили стать актером? Я не решал становиться актером, да и сейчас-то не очень хочется. Мне просто очень нравится делать дело, надо как-то уже выходить за пределы, а быть актером — это ограничение, 2D 8 bit. Кем бы вы были, если бы не играли в театре? Если бы я не был актером, то, наверное, стал музыкантом, художником или монахом. За что вы себя ругаете? За то, что очень много говорю. Где вы видите себя через 10 лет? Если я буду думать еще и том, что будет через 10 лет, у меня точно что-нибудь за разум зайдет. Есть что-то неприятное в поведении публики в театре? Зрителю в театре нельзя быть злым, вот даже циничным можно, а злым нет. Где вас можно встретить в пятницу вечером? На работе. Какого супергероя вы хотели бы сыграть? Очень тяжело все с супергероями. Вдруг я сейчас что-нибудь такое крутое придумаю, а потом идею украдут, заработают миллиарды долларов и уедут на Бора-Бора, поэтому я не буду отвечать. Оригинальный адрес статьи

«Танец с саблями» | WORLD PODIUM

Режиссер Юсуп Разыков завершил в Армении съемки фильма «Танец с саблями», главную роль в котором – композитора Арама Хачатуряна – исполнил актер «Мастерской Петра Фоменко» Амбарцум Кабанян. Продюсирует картину кинокомпания Рубена Дишдишяна «Марс Медиа» при поддержке Министерства культуры России. Съемки проходили в два блока: первый – в России, в Ярославе и Ярославской области, второй – в Армении, в том числе Национальном академическом театре оперы и балета им. А. Спендиаряна в Ереване и в монастыре Хор Вирап.

 «Я с детства интересовался творчеством Арама Хачатуряна, – говорит Юсуп Разыков, – поэтому меня привлекла возможность снять фильм о великом композиторе, в произведениях которого чувствуется такая мощь, сила, величие. Это было невероятное ощущение – погрузиться благодаря этой  работе в мир балета и музыки! События нашей картины развиваются в 1942 году, в городе Молотов, где Хачатурян находится в эвакуации вместе с Ленинградским академическим театром оперы и балета. Но «Танец с саблями» — не попытка прочитать биографию великого композитора, а рассказ о сочинении самого востребованного в мире музыкального шедевра – партитуру, украсившую балет «Гаянэ», он написал всего за восемь часов».

Информация о фильме:

ТАНЕЦ С САБЛЯМИ

Драма / История / Биография

Производство кинокомпании «Марс Медиа» при поддержке Министерства культуры России

Режиссер и автор сценария Юсуп Разыков

Оператор Юрий Михайлишин

Художник-постановщик  Назик Каспарова

Художник по костюмам Екатерина Гмыря

Продюсеры: Карен Казарян, Тигран Манасян

Генеральный продюсер Рубен Дишдишян

В ролях: Абарцум Кабанян, Александр Кузнецов, Сергей Юшкевич, Вероника Кузнецова, Инна Степанова, Иван Рыжиков, Вадим Сквирский

История создания известного шедевра, «непокорного и шумливого дитя» Арама Ильича Хачатуряна «Танец с саблями».   Холодная осень 1942 года. Второй год войны. Город Молотов –  переименованная  перед самой войной Пермь. Сюда эвакуирован Ленинградский академический театр оперы и балета имени Кирова. Мир театра в эвакуации – призрачный,  голодный, холодный. Жизнь глубокого тыла со всеми приметами военного времени. Полуголодные балерины, кордебалет, преображающиеся на сцене в дивных «розовых девушек».  Спектакли, выступления в госпиталях, оборонных заводах  и репетиции, репетиции.

Финальные усилия по созданию спектакля «Гаянэ» совпадают с написанием первых тактов Симфонии №2, часто перекрещиваются. Перед последней репетицией Хачатурян неожиданно получает приказ дирекции  – создать ещё один танец в финальную часть уже готового балета. За 8 часов композитор напишет своё самоё исполняемое произведение.

что общего у Мастерской Петра Фоменко с семейкой Адамс

Журнал ТЕАТР. о страшно-смешной комедии Олега Глушкова, Вадима Воли и Ольги-Марии Тумаковой.

Что общего может быть у Мастерской Петра Фоменко и семейки Адамс? Где мягкая интеллигентность «фоменок» с их Чеховым, Тургеневым и Толстым, и где отвязный черный юмор американских комиксов, породивших один из самых популярных образов масскульта? Но бывает, странные сближения дают отличные результаты.

Вот и в «Мастерской», среди пяти премьер прошедшего сезона, где был и классический «Лир» Евгения Каменьковича, и стильная «Чайка» Кирилла Пирогова, и даже рисковая «Мастер и Маргарита» Федора Малышева, самой резонансной стала последняя – «Завещание Чарльза Адамса, или Дом семи повешенных» в постановке приглашенных варягов: Олега Глушкова, Вадима Воли и Ольги-Марии Тумаковой, которые с недавних пор называют себя Московским королевским театром.

Раньше эта команда работала над мюзиклом «Все о Золушке» в Театре мюзикла и детским музыкальным спектаклем «Синяя синяя птица» в Театре Наций. Их фирменный стиль узнается сразу: фриковатые готические персонажи а ля Тим Бертон, фантазийные костюмы и яркий грим. Но если в двух предыдущих спектаклях художники использовали всю палитру анилиновых цветов «вырви глаз», то здесь остановились на 50 оттенках серого. Выглядит это чрезвычайно стильно. Единственное яркое пятно – квартет сов в желтых клетчатых костюмах, сопровождающих действие музыкальным конферансом. Эти четверо быстро становятся любимцами публики, особенно после зажигательного шотландского танца, когда в зале становится жарко, как на рок-концерте.

Создатели скромно определяют жанр спектакля как «страшно-смешную комедию», но, по сути, это мюзикл. Здесь есть оригинальная партитура, специально написанная участниками группы «СЛОТ» Сергеем Боголюбским и Дарьей Ставрович. А музыкальные номера составляют добрую треть постановки. Некоторые, как совсем юный Владислав Ташбулатов, выпускник Олега Кудряшова, поют на очень хорошем уровне, вокальные огрехи других легко простить. В избранном парадийном ключе исполнения высокое бельканто и не требуется.

И тем не менее, «Завещание…» – не просто развлекательное шоу. Это дайджест массового и классического искусства, где собраны отсылки и цитаты из всех возможных слоев культуры, от детских садистских стишков («Дедушка старый, ему все равно») до Достоевского («Вы и убили-с»), от черно-белого нуара до современных голливудских блокбастеров, от мюзиклов до детективов. В оригинальном сюжете, записанном и обработанном Сергеем Плотовым, совмещены архетипические сюжеты «Ромео и Джульетты» и «Белоснежки». Спасаясь от злой мачехи, охотницы за наследством (шикарная Полина Айрапетова) и ее послушного, готового на все ухажера (Дмитрий Рудков), героиня попадает в дом семи мертвецов – той самой семейки Адамс, столь же эксцентричной и витальной после смерти, как и при жизни.

В гендерном составе семейки произошли некоторые перемены: вместо сына и дочери у четы Адамсов теперь две инфернальные близняшки с черными косами, от взгляда которых становится не по себе, но супруги так же страстно любят друг друга и не держат зла на дядюшку-убийцу. Стоит назвать актеров поименно: Андрей Михалев, Мария Большова, Юрий Буторин, Роза Шмуклер, Елена Ворончихина, Амбарцум Кабанян и Игорь Войнаровский. Они в совершенстве освоили острую, гротесковую манеру игры, заставляют зал рыдать от смеха.

Помимо прочего, в спектакле развивается тема семи персонажей в поисках автора. Чарльз Адамс – большой фантазер, писатель и мистификатор, умирает в самом начале пьесы, действие начинается со сцены его похорон и продолжается на кладбище. Но творения, как всегда, переживают своего творца и активно вмешиваются в происходящее, заставляя и других усомниться в своей реальности.

Вера Строкова в роли Луизы Адамс, дочери покойного, отчасти напоминает свою же Алису из «Алисы в Зазеркалье» Ивана Поповски. Тем более, что команда постановщиков и актерский состав почти тот же. Только здесь девочка выросла и попала в куда более страшную сказку. Но вместе с ней выросли и зрители: те дети, что восхищались сценическими чудесами визуальной феерии по Кэрроллу, стали подростками и наверняка оценят и черный юмор, и шик «Завещания…». Да, официально премьера маркируется «16+» из-за сцен убийств, хотя в наше время это просто наивный лепет по сравнению с тем, что тинейджеры смотрят в кино. Так что целевая аудитория спектакля – это прежде всего молодежь от 12 до 20, в том числе и та, которую в театр калачом не заманишь. Но и взрослые однозначно получат удовольствие, если они готовы отказаться от стереотипов и увидеть совсем других «фоменок».

Русский человек на Rendez-vous — 6 июня 2021 в Москве

Это прошедший концерт.

Молодой человек беззаботно шагает по незнакомому городу, идет, не оглядываясь, петляет, часто сворачивает «не туда» — но, кажется, это не влечет за собой никаких последствий. Жизнь закручивается вокруг него, сначала цветной каруселью, хороводом театральных масок, оглушает многоязыким щебетом, и нет сил остановиться, прийти в себя. «Вот, вот теперь завертелась жизнь! Да и так завертелась, что голова кругом…» — только и успевает выдохнуть Дмитрий Санин.

Русский человек слаб и инертен, русский человек на rendez-vous с жизнью, в ситуации, когда решается его собственная судьба, не способен принять решения, не способен сделать самостоятельный шаг. Он лишь плывет по течению, глазея по сторонам, не оглядываясь назад, но и не стараясь рассмотреть, что ждёт его впереди. Так формулирует Н. Чернышевский в своей знаменитой статье, по заглавию которой и назван спектакль «Мастерской Петра Фоменко», страшный диагноз, который ставит русскому обществу Тургенев.

За работу над повестью Ивана Тургенева «Вешние воды» взялось второе поколение стажеров по предложению Петра Наумовича Фоменко. Постепенно из отрывков, показанных на традиционных «Вечерах проб и ошибок», вырос спектакль. Руководителем постановки выступил Евгений Борисович Каменькович. Работа над спектаклем стала для стажеров, безусловно, «трудным опытом» — не только профессиональным, но и внутренним, человеческим. Молодые актёры хулиганят и дурачатся, от души «играют в театр», но это озорство лишь сильнее оттеняет горькие размышления о человеке. И всё же такая в этом спектакле звенящая, заразительная молодость – невольно поддаешься её обаянию и хочется верить, что эта молодая сила сможет как-то сохранить себя в «большой воде» жизни.

В спектакле звучит музыка: “Bayrischer Landler (Bavarian Waltz)“, Yma Sumak “Tumpa (Earthquacke)”, Rene Aubry „Dare-dard”, А. Алябьев. «Струнный квартет № 1 Es-dur, I. Allegro con spirito», отрывки из оперы Г. Доницетти «Любовный напиток», Дж. Россини «Отелло», оперы К. Вебера «Волшебный стрелок» и оперы Г. Перселла «Дидона и Эней», романсы «Сарафан» (А. Варламов, Н. Цыганов), «Я помню чудное мгновенье» (М. Глинка, А. Пушкин), «Ночь светла» (Н. Шишкин, М. Языков), итальянские народные песни, русская народная песня «На гряной неделе»

Действующие лица и исполнители

Дмитрий Санин — Фёдор Малышев

Начальник вокзала — Дмитрий Захаров

Гёте — Дмитрий Захаров

Старая немка — Мария Козяр

Скульптура Даннекеровой Ариадны — Серафима Огарёва

Джемма — Серафима Огарёва

Джиованни Батиста Розелли, покойный отец Джеммы — Амбарцум Кабанян

Фрау Леонора Розелли, мать Джеммы — Екатерина Смирнова

Панталеоне Чиппатола — Дмитрий Захаров

Герр Карл Клюбер, жених Джеммы — Амбарцум Кабанян

Фон Дöнгоф, майор — Юрий Буторин

Фон Рихтер, подпоручик — Михаил Крылов

Доктор — Амбарцум Кабанян

Акробатка — Екатерина Смирнова

Жонглёр — Юрий Буторин

Продавец минеральной воды — Михаил Крылов

Продавец шариков — Мария Козяр

Зяблик — Дмитрий Захаров

Кельнер — Дмитрий Захаров

Повариха — Екатерина Смирнова

Полозов Ипполит Сидорович, князь — Дмитрий Захаров

Полозова Марья Николаевна, его жена — Екатерина Смирнова

Француз — Михаил Крылов

Критик висбаденский — Амбарцум Кабанян

Актёры — Амбарцум Кабанян / Михаил Крылов

В СПЕКТАКЛЕ РАНЬШЕ БЫЛИ ЗАНЯТЫ:

Старая немка — Екатерина Смирнова

Фон Рихтер, подпоручик — Дмитрий Смирнов

Продавец минеральной воды — Дмитрий Смирнов

Актёр — Дмитрий Смирнов

Француз — Дмитрий Смирнов

Театральное представление «Русский человек на Rendez-vous» прошло в Мастерской Фоменко 6 июня 2021 года.

Спецпроект ELLE: Четверо российских актеров и их мамы

Амбарцум Кабанян, Роза Кабанян

Участие в этом проекте Амбарцума Кабаняна, востребованного российского актера, а также стилиста и талантливого художника (недавно он провел выставку «Вначале было тело» совместно с фотографом Ларисой Герасимчук), было подтверждено буквально за несколько дней до того, как мартовский номер был отправлен в печать. Днём мы созвонились, вечером заказали для его мамы билеты из Сочи в Москву, а наутро он уже травил на нашей съёмочной площадке театральные сказки.Ради этого события мама совершила, по ее словам, «поступок, невозможный для нее самой» — прилетела к сыну с малой родины без подарков, которые просто не успела подготовить. Такие трогательные, глубокие и настоящие, наши герои в одно мгновение наполнили семейной энергетикой все студийное пространство. Амбарцум, звезда театральной мастерской Петр Фоменко с 47-м ростом и обезоруживающей улыбкой, не мог спокойно дождаться начала съемок и решительно вмешался в процесс, заявив, что укладку маме он должен делать сам. «Я лично расчешу волосы королевы!» — А потом он схватился за фен, а наш стилист — за сердце.

На Амбарцум: пуловер Versace; штаны, Этро. On Rose: пуловер, брюки, все — MarinRinaldi

Фото

Антон Земляной

Вы строгая мама?

Роза Кабанян О, я очень добрая мама, да, Ам?

Амбарцум Кабанян Вас спросили, теперь вы отвечаете.

р.К . Я думаю, что я очень понимающая и заботливая мать. И следить за Амбарцумом было несложно — он постоянно был дома. Он любил шить, рисовать, читать… Мне даже пришлось выгнать его на улицу, чтобы он не задерживался слишком долго. (Смеется.)

А.К. . Да, помню, однажды мне нужно было куда-то на природу с одноклассниками, но очень не хотелось. Говорю маме, что останусь дома, а она встала в позу и буквально заставила меня уйти. Я не спорил.

Что у вас общего?

РК . Что, Эм, я думаю, мы с тобой добрые, а?

А. К. . Только я строже. И жестче. Вчера позвонила маме и сказала: «Приезжай на съемки». Встала и сделала, хотя очень боится путешествовать на самолете. На самом деле, не я жесткий, а ее сердце слишком доброе.

Волнуешься ли ты во время игры, зная, что твоя мама пришла на спектакль?

А.К . Нисколько. Я думаю о том, удобно ли она села, хорошо ли видно, что она будет делать в антракте…

Вы живете в разных городах. Достаточно ли вам общения друг с другом?

А.К. . Помню, когда меня зачислили в ГИТИС, я позвонила маме и сказала: «Ура! Я вошел! А она в ответ: «Значит, ты не вернешься?..» Ну, мама, ответь правду: ты много плачешь в подушку или нет? (Смеется.)

р.К . Каждую ночь ты уходил. Так что нам не хватает общения!

Вы часто советуетесь с мамой по каким-то профессиональным вопросам?

А.К. . Бывает. Например, когда я только приехала в Москву, мне предложили сниматься в обнаженном виде. В то время я очень нуждался в деньгах и поэтому колебался, соглашаться или нет. Я позвонила маме, надеясь, что она обязательно скажет: «Ни в коем случае!» А она говорит: «Раз уж я поступила в артисты, то зачем отказываться? Иди до конца! Я подумал: «Боже, что она говорит!» И тогда он не пошел на съемки.(Смеется.)

Если бы вас попросили описать свою мать незнакомцу, что бы вы сказали?

А.К. . Мама для меня пример идеальной женщины. Она очень мудрая и добрая. Мне кажется, что ты не можешь быть таким верным, как она. Ведь это просто неприлично! (Улыбается.) Вообще-то у меня некрасивые замечательные родители.

Что бы вы сказали о своем сыне?

РК . Что он такое? Лучший! Он также обладает нашей вездесущей добротой.

Что бы вы ему пожелали?

А.К . (перебивает). Жена! Она хочет ее для меня все время (смеется)

РК . Да, жена была бы хороша! И еще дочери.

То есть семья важнее профессии?

А.К. . Конечно! А что за профессия? Это все вторично. Главное, какой ты человек на самом деле.

Никита Кукушкин, Тамара Кукушкина

Если брутальный актер Никита Кукушкин чего-то в жизни и боится, то это пошлости и скуки.Рутина и давняя рутина дел – это совсем не его история. Именно благодаря внутреннему «двигателю» он успел к 26 годам стать одним из главных актеров «Гоголь-центра», сыграть в знаковых российских фестивальных фильмах («Околофутбола», «Класс коррекций») и принять участие в работа над отечественными блокбастерами вроде «Дуэлянта» Алексея Мизгирева и «Притяжения» Федора Бондарчука. А еще – он встретил любовь всей своей жизни, большеглазую красавицу-актрису Анну Назарову, и стал отцом.Широкие плечи, бритая голова — роль бескомпромиссного главы семьи ему подходит, хотя и создает ложное впечатление. Мало кто знает, но раньше Никита носил длинные локоны, совсем как лорд Байрон, и даже не прочь отрастить их снова, если режиссеры позволят уйти от новообретенного сурового амплуа. Как часто бывает, за жесткой внешностью скрывается обаятельный и отзывчивый человек. Так же, как и его мать Тамара Алексеевна Кукушкина, с которой у Никиты такие же голубые глаза.

На Тамаре: блузка, жакет, все Armani Collezioni.На Никите: поло, Мало

Фото

Антон Земляной

Расскажите, какая вы мама?

Тамара Кукушкина Не могу сказать, что она очень строгая. (Смеется.) Даже если Никита меня не слушался, я всегда старалась сесть и поговорить с ним, а не наказывать его. В общем, наказать своего ребенка очень сложно! А Никита рос тихим, мне с ним было легко.

НИКИТА КУКУШКИН Я не уверен, что я был таким тихим: скорее скажу, что у моей мамы просто ангельское терпение.Она мой пример абсолютной доброты. Знаете, раньше я хотела встретить в своей жизни святого, но с годами стала понимать, что такой человек был со мной все это время — это моя мама. Она всегда готова помочь другим, даже в ущерб себе. Вот, например, недавно мы вместе ходили на каток в Парке Горького, так она пока доехала, все деньги, что были в кошельке, раздала попрошайкам. А моя мама всегда забирает все листовки, которые раздает по дороге: говорит, что ей так жалко людей на морозе — как можно просто пройти мимо?

Вы часто гуляете вместе?

Т.К . Если честно (смотрит на сына)… не особо. Я хотел бы видеть тебя чаще. Но я, конечно, понимаю, какая у него профессия, насколько он занят. Тем более что у Никиты недавно родилась дочка — как же он рвется! Но зато он часто приглашает меня на спектакли: чужие и свои. Так что, по крайней мере, на сцене я могу смотреть на него.

Никита, тебе сложно играть, когда ты знаешь, что мама сидит в зале?

Т.К. . Почему ему будет сложно играть? (Мама возмущённо разводит руками.) Ему не надо все время смотреть на меня — я сижу тихонько для себя.

Н.К. . Давным-давно, когда я еще не был так опытен, как сейчас, я пригласил маму на спектакль «Сон в летнюю ночь». Мы тогда играли в «Платформе» на территории «Винзавода», а не в «Гоголь-центре». Стоя за кулисами, я представила, как моя дорогая мамочка одна ходит по этому неуютному кирпичному зданию среди чужих людей, и… расплакалась! Я расстроился и просто ужасно сыграл в спектакле.(Смеется.)

Вы с детства хотели стать актером?

Н.К. . Я вообще в детстве хотел быть, как и все, космонавтом. Или агент ФСБ в крайнем случае. Но потом это прошло.

Т.К. . На самом деле он действительно был очень тихим ребенком, и у него не всегда складывались отношения с погодными ребятами. Однажды я шла по улице и думала: чем я могу ему в этом помочь? И вдруг поднимаю глаза и понимаю, что стою в школе Сергея Казарновского (известного театрального педагога.- Прим.). Я сразу понял, что возьму его туда на прослушивание. И я не ошибся! Взяли Никиту.

Н.К. . Эта школа прекрасна тем, что максимально продлевает детство в человеке и дает ощущение абсолютной свободы.

Вы часто прислушиваетесь к мнению своей матери? Вы принимаете советы?

Н.К. . Я прислушиваюсь к мнению, но редко консультируюсь. Я не хочу забивать ей голову какой-то ерундой, мелкими проблемами. Зачем? У нее тоже есть свои проблемы, хотя она неисправимая оптимистка.Но если речь идет о каком-то важном выборе в жизни, пути, по которому стоит идти, я, конечно, советуюсь с мамой.

Тамара Алексеевна, какая черта характера Никиты импонирует вам больше всего?

Т.К. . Он никогда не станет первым ссориться. Никита совершенно неконфликтный человек и очень мягкий. Так он говорил о моей доброте, и я думаю, что у нас есть общая черта. Например, многие люди просто проходят мимо человека на улице, если кому-то вдруг стало плохо.А мой сын совсем не такой. Однажды, когда ему было всего 12 лет, он помог человеку, потерявшему сознание и упавшему в снег. Я вызвал скорую, полицию… Не уверен, что многие в его возрасте поступили бы так же на его месте.

Н.К. . Если бы я мог без лишней скромности назвать себя добрым и отзывчивым человеком, то это было бы благодаря маме. (В 2012 году Никита Кукушкин награжден почетной грамотой МЧС России за помощь в ликвидации последствий наводнения в Краснодарском крае.- Примечание.)

Вы когда-нибудь хотели что-то изменить в своем сыне? А может, дать какие-то напутствия на будущее?

Т.К. . Нет, что ты! (Улыбается и ласково смотрит на сына.) Никита. У меня именно такой сын, которого я всегда хотел.

Н.К. . Мама, ты когда-нибудь скажешь мне, что тебе действительно нравится, как я играю? (Смеется.)

Т.К. . Конечно, мне это нравится! Что ты спрашиваешь!

Павел Табаков, Марина Зудина

Впервые о Павле Табакове, как о восходящей звезде российского театра и кино, заговорили после его роли в фильме Анны Меликян «Звезда».А после прошлогодней премьеры — картины «Дуэлянт» и сопутствующего ей интервью — о наследнике знаменитой фамилии узнала вся страна. Ролей у Павла пока немного, но каждая из них – точное попадание в амбициозную цель. Отобранные актерские работы идеально вписались в его образ – молодого, одаренного сердцееда с безупречным вкусом. Наверное, поэтому он так органично держится перед камерой и очень естественно выглядит на экране. Есть кто — Народная артистка России Марина Зудина с любой ролью, в том числе и матери, всегда справлялась очень легко и невероятно талантливо.

На Марине: жилет Hugo Boss; брюки, коллекция Ralph Lauren. На Поле: пуловер, мало; брюки H&M

Фото

Антон Земляной

Вы даете Полу полную свободу или чаще пытаетесь взять его под свое крыло?

Марина Зудина Я давно поняла, что для ребенка жить нельзя. Поэтому я всегда стараюсь быть в курсе того, что с ним происходит (матери всегда должны направлять своих детей), но не контролирую его постоянно.Тем более с таким сыном можно себе это позволить. Как-то у нас была такая история: Павел сдавал экзамены в школе, а мы накануне пошли в театр и поздно вернулись. Я ему говорю: «Паш, не ходи в школу. Спи, отдыхай. А он отвечает: «Мама! Что ты делаешь! Мне надо в школу и я обязательно пойду». Тогда я поняла, что он может быть очень ответственным.

Павел, кто повлиял на ваше решение стать актером?

Павел Табаков Никто. Я поступила в театральный колледж просто потому, что там можно многому научиться, и не только актерскому мастерству.Мне было интересно.

А вы не были против такого решения вашего сына?

М.З . Почему я должен быть против? Я считаю, что самое главное, чтобы человек максимально развивался в той области, в которой он хочет реализоваться. Врач, актер, юрист — не так важно. Я считаю, что родители должны дать ребенку возможность попробовать себя в разных сферах, чтобы он сам сделал выбор. Кроме того, если человек идет учиться на какую-то специальность, это вовсе не значит, что он будет заниматься этим всю жизнь.Нужно все время расти и развиваться, я за движение! Больше всего я боюсь моментов, когда человек ставит точку и говорит: «Это на всю жизнь». Так что я за многоточие. (Смеется.)

Что у вас общего?

PT . Открытость, дружелюбие, целеустремленность, умение заботиться о других — в этом мы очень похожи.

А чем они совсем разные?

М.З . Я более импульсивен. Но я работаю над этим недостатком! В общем, я многому учусь у своих детей.Павел гораздо сдержаннее меня — прежде чем что-то сказать, он думает, а у меня иногда бывает наоборот. (Смеется.) Еще мне кажется, что Пашка хитрее.

Когда вы поняли, что Павел действительно талантлив?

М.З . Я настороженно отношусь к таким эпитетам и не говорил этого. Но когда я посмотрел фильм «Звезда» Анны Меликян, мне понравился сам сюжет. Анне удалось убедительно убрать Павла. И это при том, что на тот момент у него не было ни особо богатого актерского, ни личного опыта — но в фильме он выглядит думающим и глубоким человеком.В тот момент я был очень рад за него.

Когда вы идете в театр на спектакли, где играет Павел, вы смотрите на него больше как на актера или на сына?

М. З . Когда он хорошо играет, он как актер. (Смеется.) И если есть моменты, когда он может лучше, то я стараюсь ненавязчиво ему об этом сказать. Но не в категоричной форме, а как добрый совет.

Павел, для вас важно профессиональное мнение вашей мамы?

PT .Конечно! Я думаю, что все хотят, чтобы их родители гордились ими. Более того, она мне об этом не говорит.

Часто ли вам удается проводить время вместе?

М.З . У нас с ним постоянная связь. Например, если у меня есть свободное время перед выступлением, то я пишу ему, что могу вместе поужинать. А если он свободен или гуляет где-то рядом, то обязательно присоединится. Во всяком случае, мы постоянно на связи — у меня нет ощущения какой-то «отстраненности».Даже когда он учился в колледже и фактически жил там, я все равно не чувствовала, что меня «вырвали из сердца». Мне важно не столько быть рядом в пространстве, сколько быть человеком, который ему мысленно близок. И есть это чувство между нами.

Павел, если возникает сложная ситуация, обращаетесь ли вы к родителям за советом?

PT . Да, если что-то сложное, то спрошу. Мне в этом плане повезло, мои родители мои друзья. Но по пустякам, конечно, я их не беспокою.

Какой совет вы могли бы дать своему сыну?

М.З . Вы должны любить людей и относиться к другим так, как вы хотели бы, чтобы они относились к вам. Необходимо понимать, что нельзя просто так выплескивать свое раздражение на других — у них могут быть свои проблемы, причем гораздо более серьезные, чем ваши. Поэтому нужно всегда иметь внутри запас доброты и тепла. Нельзя зацикливаться на себе – эгоизм никогда ни к чему хорошему не приведет. Это то, что я хотел бы, чтобы Паша всегда помнил.

Егор Корешков, Ольга Мазина

Егор Корешков — человек из творческой музыкальной семьи. Во всем, что он делает, чувствуется солидный подход, и если он ставит перед собой какую-то цель, то обязательно ее добьется. Один из самых стильных и востребованных молодых актеров, ему важно все время идти вперед. Не желая играть одну и ту же роль несколько раз, театру он предпочел кино. Да и широта его профессионального диапазона впечатляет: от простого парня до кассовой комедии «Горько!» гению-интроверту в камерной авторской ленте «Метаморфозы».Свободного времени у Егора практически нет: если он не на съемках, то проводит время в спортзале, изучает английский язык или выступает под псевдонимом Dj Korches на крутой столичной вечеринке. О его личной жизни известно немного – но что мы установили точно, самая дорогая и любимая женщина в жизни Егора – это его мать Ольга Ивановна.

фото Антон Земляной стиль LiliySimonyan макияж NikKislyak прическа [email protected] маникюр Нетти Дэвис @ TheWallGroup ассистент фотографа Даниил Масич ассистент стилиста Екатерина Кассин продюсер МариЮдин

Фото

Антон Земляной

Кто повлиял на решение Егора заняться театром и кино?

Ольга Мазина Точно не я! Здесь только его заслуга. Как актер он открывался мне постепенно, и каждый раз это было неожиданностью. Когда ему было 17 лет, я увидела его в одном из воспитательных спектаклей и, сидя в зале, вдруг поняла, что он совершенно самостоятельный человек и в этом смысле может обойтись без моих советов и указаний. Меня просто поразило то, как он умеет обрабатывать внешние события и информацию внутри себя и потом, как бы подытоживая, показывать зрителям. Он «копает глубоко» — это ценное качество для актера.

Егор Корешков Я был очень застенчивым подростком, уж точно не душой компании. Поэтому могу себе представить, что мои актерские начинания были для мамы большим открытием.

Когда вы поняли, что ваш сын действительно талантлив?

О. М . Когда я смотрел его работу в ГИТИСе. Тогда я понял, что его способности еще нужно развивать, что у него большой потенциал. Егор очень разносторонний человек. Но окончательно я убедился в его таланте, когда увидел, как он играет пророка Тиресия в «Царе Эдипе». Была часть, где он пел фальцетом — очень красиво, до мурашек.

Егор, тебе сложно выступать, когда ты знаешь, что мама сидит в зале?

Е.К. . Когда я училась в институте, нам как-то сказали, что нужно выйти на сцену, представляя, что в зале собрались все самые видные артисты. Пушкин, Чайковский, Малевич… Если вы это представляете, то у вас будет чувство ответственности перед ними за вашу работу.У меня похожая ситуация с родителями. Я хочу их удивить — это дает мне стимул расти над собой.

Ольга Ивановна, вы своего сына за что-нибудь критикуете? С профессиональной точки зрения

О. М . Критиковать вряд ли буду, но свое мнение высказать могу. Например, когда я смотрела фильм «Метаморфозы», где он играл главную роль, я не выдержала до конца и ушла. У Егора там очень трагичная роль, да и сама лента тяжелая. Я все-таки мама, и мне тяжело видеть сына в такой роли.Но потом я ему позвонила и сказала, что придумала для картины совсем другой финал — счастливый! (Смеется. )

Е.К. . Мне, конечно, важно мнение моей мамы, но, как вы видите на этом примере, мои родители не всегда могут правильно оценить мою работу просто потому, что будут ассоциировать меня с героем. А этого делать не стоит.

Ольга Ивановна, какая вы мать?

О. М . Думаю, я отзывчив. Я всегда старалась не давить на сына.Я думаю, что мы с Егором друзья. Так что, если в жизни возникает сложная ситуация, мы ее обсуждаем, советуемся. Более того, иногда я даже чувствую себя его младшей сестрой.

Е.К. . У нас такое взаимопонимание, что можно позавидовать. Это редкость на самом деле. Многие родители ведь не понимают, что их ребенок вырос, и продолжают вмешиваться в те дела, в которые не нужно вмешиваться. В моем случае это не так, у нас с мамой гармония. Идеальный союз! (Смеется.)

Какие черты характера у вас общие и чем вы полностью отличаетесь друг от друга?

О. М . Мне сложно сказать, что мы разные — мы на одной волне по жизни. Возможно, я более эмоционален. Я хотел бы перенять его целеустремленность. Если он хочет, он всегда добивается своего. Ведь у Егора не было никаких протеже – всего, что у него есть, он добился сам. И мне это очень нравится. И мы оба оптимисты.

Э.К . Оптимисты в том смысле, что даже если случится плохое событие, мы не остановимся из-за этого и бесконечно скорбим о случившемся. Мы, конечно, все учтем, но будем двигаться дальше.

Что можно пожелать своему сыну?

О. М . Я хочу, чтобы он смог полностью реализовать себя. Это важно. Ведь ему ни на что не хватает времени – он постоянно чем-то занят, даже когда не снимается. У вас должна быть гармония внутри.Не знаю, как все будет развиваться, может, пойдет в режиссуру, может, возьмет пять «Оскаров».

Е.К. . Как только дело пойдет, мам, — может быть, я возьму пять Оскаров, а может, остановлюсь на трех. (Улыбается.)

Стиль: Лилия Симонян

все о героях — флей

Денис Шведов
Лев Григорьевич Преображенский, директор Института Красоты (45 лет) – актер Денис Шведов

Талантливый пластический хирург во времена, когда этой индустрии еще не существовало.Ветеран Великой Отечественной войны, он был военным хирургом и многому научился в госпиталях. Помимо опыта, он приобрел передовую привычку командовать, распоряжаться чужими судьбами, а также желание исправить то безобразие, которое война навлекла на людей.

Главной целью в жизни Преображенского является исправление уродства, нанесенного (не без его вины) его родной сестре Зосе. Понимая, что нынешнее состояние советской медицины ей не поможет, он пытается создать отдельный институт красоты, который бы тратил все свои силы на развитие пластической хирургии.Но бюрократическая машина неповоротлива, поэтому у Льва Григорьевича есть план «Б»: он хочет выдать Зосю замуж за молодого перспективного врача и отправить их за границу. Преображенский считает, что западная медицина может больше, чем советская.

не пропуститеДенис Шведов: «При работе с Бриком эмоции преобладали над мыслями»

В обоих направлениях хирург вынужден заниматься рядом дел одновременно: повседневная работа института, борьба аппарата с властями, работа на КГБ, которое дает ему защиту (при этом Преображенский соглашается выполнить их требования ).Стресс влияет на здоровье: врач постепенно теряет возможность оперировать, но скрывает это от остальных. После знакомства с Мариной (тайным агентом КГБ, приставленным к профессору) он впервые за много лет влюбляется, что еще больше усложняет его жизнь.

Игорь Зорин, молодой и талантливый хирург (30 лет) – актер Петр Скорцов
Петр Скворцов

Красивый, талантливый, умный, гордый и независимый. Он находится в конфликте с советской действительностью из-за непреодолимых эстетических противоречий.Он считает, что его талант не разовьется в Советском Союзе и мечтает сбежать за границу. Мешает ему одно – мать, спасшая его от голодной смерти на войне и теперь настойчиво контролирующая его жизнь во всех направлениях. Зорин до сих пор живет с ней в общей квартире и старается лишний раз ее не расстраивать, ведь знает, что у ее матери слабые нервы. Кроме того, она женщина с солидным коммунистическим образованием, и планы Зорина за границей, вероятно, ее не порадуют.

Зорин имеет хорошую репутацию в Министерстве здравоохранения: ему вменяется в обязанность Преображенский как талантливому врачу.Но Лев Григорьевич не без оснований подозревает, что ему готовится замена (менее удобная для начальства). Но когда он понимает, чего на самом деле хочет сам Игорь, предлагает ему сделку с сестрой и командировку. Зорин соглашается в чистом расчете, в который потом вмешиваются настоящие эмоции.

Зося Преображенская, сестра доктора Преображенского (33-35 лет) – актриса Мария Андреева
Мария Андреева

Красивая от природы, но изуродованная в результате несчастного случая – половина лица осталась, как прежде, другую половину, изуродованную, она прячет. Она вынуждена во всем зависеть от старшего брата, который чувствует себя виноватым в случившемся и пытается устроить свою жизнь, не советуясь с ней самой, что постоянно беспокоит Зосю. Она стремится к большей самостоятельности и поэтому начинает встречаться с молодым рабочим Геннадием, которому очень нравится, несмотря на его внешность. Преображенский подозревает Геннадия в корысти и вынуждает Зосю расстаться с ним, тем более что его появление мешает его планам выдать ее Зорину.Это обостряет конфликт между братом и сестрой.

не пропуститеЗвезда сериала «Годунов» Мария Андреева родила первенца

Смешная, обиженная на весь мир и на брата, Зося не разделяет убеждения Преображенского в том, что ее внешность можно исправить: она давно смирилась с ней и теперь хочет избавиться от опеки и жить своей жизнью. Когда Преображенский знакомит Зосю с Зориным, она сначала подозревает подвох, а потом искренне проникается симпатией к молодому доктору (а он к ней).

Марина, внештатный сотрудник КГБ, «роковая женщина» в жизни Преображенского (33-35 лет) – актриса Агния Дитковските
Агния Дитковски

Смертоносная во всех отношениях красота, умная, загадочная и непохожая на других женщин, которых Преображенский встречал на жизненном пути. После автокатастрофы, в которой было повреждено лицо, по просьбе сотрудника КГБ Сергея Сергеича Лев Григорьевич и Игорь Зорин сделали ей операцию, которая практически спасла красоту девушки.

не пропуститеАгния Дитковските о разводе с Алексеем Чадовым: «Сын не знает, что мы расстались»

Дальше начинается роман между Преображенским и Мариной.Врач не знает, что их знакомство не случайно: в ее лице КГБ наложило на профессора «глаза и уши». Марина человек загадочный: например, у нее есть бывший муж, художник, который помогает ей во всех тайных аферах.

Люся, сотрудница Института Красоты, любовница Преображенского (25 лет) — актриса Ирина Савакова
Ирина Савакова

Красиво, простовато, душевно. Красиво, но без огня. Влюблена в Преображенского, с которым у нее длительные отношения.Однако перспективы неутешительны: врач не воспринимает их отношения всерьез. Чтобы вывести роман на новый уровень, Люси пытается зачать ребенка. Когда самой Преображенской это сделать невозможно, она прибегает к услугам постороннего. Но прямо сейчас Лев Григорьевич влюбляется в Марину. Люси делает отчаянный шаг – лжет возлюбленному, что беременна, и в ней возникает чувство долга. На что готова Люси, чтобы сохранить возлюбленного рядом с собой? Даже она сама не знает.

Галина Ефимовна, администратор (50-55 лет) – актриса Агриппина Стеклова
Агриппина Стеклова

Вся жизнь больницы и института держится на Галине Ефимовне. Энергичная, надежная, дипломатичная, она занимается не только финансовыми вопросами, но и контролирует внутреннюю жизнь всего отдела. Она носительница всех тайн, знает все обо всех. Галина Ефимовна не использует эти тайны в своих интересах, но роль «серого кардинала» ей вполне понятна.Когда Люся ищет способ забеременеть, чтобы сохранить Преображенского, Галина Ефимовна подсказывает ей, что делать. Когда доктора Семченко увольняют за алкоголизм, Галина Ефимовна помогает ему вернуться. Когда обнаруживается наркозависимость Левоняна, Галина Ефимовна скрывает это от Преображенского.

Армен Левонян, детский хирург (30-35 лет) – актер Амбарцум Кабанян
Амбарцум Кабанян

Золотые руки, но «плохая голова». Одаренный, горячий, неудачливый. Большой опыт работы с детьми может неожиданно помочь ему в работе со взрослыми: он умеет утешить, успокоить.Его единственная проблема — зависимость от обезболивающих. О ней знают только Галина Ефимовна и Кац.

Кац, анестезиолог (45 лет) – актер Владимир Машуков
Владимир Машуков

Опытный анестезиолог, не избегающий «подпольной» практики вывода из запоя всевозможных чиновников, что, впрочем, не придает ему уверенности, а наоборот, превращает в «дрожащий лист» – он всегда боится, что власти узнают о его заработанном доходе и примут «соответствующие меры»».

Семченко, хирург (30-33 года) – Алексей Маслодудов

«Так себе человек» и «так себе хирург». Невезучий, часто пьет и постоянно говорит что-то не то.

Гена, рабочий парень из Сибири, вечерник (28-30 лет) – актер Павел Чинарев
Павел Чинарев

Крепкий, простой, «прямой» работяга. Живет в общежитии, работает на заводе, учится по вечерам. Звезд с неба не хватает, совсем недавно переехали в Москву и еще не адаптировались к особенностям жизни большого города. Влюблен в Зосю.

Наташа, аспирант Биологического института (25 лет) – актриса Софья Лебедева
Софья Лебедева

Девушка, которую мать Зорина пытается представить сыну в качестве потенциальной жены. Его разобьёт история с Зориным и в итоге в будущем он станет обычной хабалкой.

Мать Зорина (50-55 лет) – актриса Юлия авг.
Юлия авг.

Пенсионерка. Несколько лет назад она переехала из Ленинграда в Москву к сыну, которого мечтает женить на «приличной девушке».

не пропуститеЮлия Август: страшная болезнь, мучительная смерть мужа и долг в миллион долларов

Сергей Сергеевич, офицер КГБ, куратор Института Красоты (35+ лет) – актер Дмитрий Богдан Дмитрий Богдан

Ровный, вежливый, может быть грозным, но только в исключительных случаях.

Вепрев, чиновник Минздрава (47 лет) – актер Владимир Стержаков

Толстый, тупой, типичный хрущевский чиновник. За деятельностью Преображенского следит со стороны Минздрава, но не понимает, что такое пластическая хирургия и зачем она нужна. Не любит Преображенского, хоть и пытается на нем заработать: например, сидит в соавторах всех его научных публикаций (которые иначе не увидели бы свет).

Фото: пресс-служба Первого канала

Мы не подвели-2015: самые значимые культурные события года

Выставки года:

Image

«Валентин Серов. К 150-летию со дня рождения»

Крупнейший проект года в Третьяковской галерее объединил 250 работ художника из 25 российских и 4 российских музеев и частных коллекций.Выставка продлится до 24 января, так что у вас еще есть шанс увидеть ее в новогодние праздники. Помимо хрестоматийных картин, таких как «Девушка с персиками», «Петр I» и портрет Иды Рубинштейн, впервые в России были представлены портреты Александра III, двоюродной сестры Серова, скульптора Марии Львовой (героиня другой известной картины, «Девушка на солнце» из собрания Государственной Третьяковской галереи). В экспозицию входит и большая коллекция графики, в которой, при всей известности Серова как живописца, он был еще сильнее, как считал Грабарь. Обратите внимание на грандиозный занавес к балету «Шехерезада», созданный для «Русских сезонов» Сергея Дягилева. Вся экспозиция занимает три этажа Третьяковской галереи на Крымском Валу — на неторопливый осмотр уйдет часа два и более, но оно того стоит.

Image

Луиза Буржуа. Структуры бытия: клетки »

Организованная совместно с Домом искусств в Мюнхене выставка в Музее современного искусства «Гараж» на сегодняшний день является крупнейшей экспозицией знаменитой серии «Клетки».Как говорила сама Луиза Буржуа, «клетки представляют разные виды боли: физическую, эмоциональную и психологическую, умственную и ментальную. У каждого Кейджа есть удовольствие вуайериста — острые ощущения от того, что за ним наблюдают или наблюдают». Инсталляции формируются из найденных предметов и артефактов жизни самой Буржуи, и каждая из них предстает как некий микрокосм, овеществленная память о детстве и юности художницы, отпечаток ее душевного состояния. Выставка работает до 7 февраля.

Image

«Андрей Бартенев.

Сказать я тебя люблю!

Этой осенью в рамках Московской биеннале современного искусства в Московском музее современного искусства прошла масштабная ретроспектива Андрея Бартенева. «Человек-спектакль», «Человек-театр», Бартенев — один из крупнейших современных российских художников, сформировавший целое поколение. На выставке были представлены его работы 90-х, в том числе авангардная интерпретация сказки Андерсона «Снежная королева», крупные инсталляции и кинетические скульптуры 2000-х, а также видеодокументация перформансов разных лет.Экспозиционное пространство музея напоминало огромные, сложные декорации для нескончаемого представления. Однако это так: выставка закончилась, а шоу продолжается.

Открытия года:

Фото

Новое здание Музея современного искусства «Гараж»

В начале июня «Гараж» открыл свой первый капитальный корпус в Парке Горького. Музей занял павильон «Времена года», реконструированный по проекту звезды голландской архитектуры Рема Колхаса и его бюро OMA. Само открытие стало самым масштабным событием лета в Москве, собравшим художников, искусствоведов, журналистов, дизайнеров, моделей, актеров и режиссеров со всего мира. Среди гостей были Вуди Аллен, Джордж Лукас, Джефф Кунс, Ларри Гагосян, Стелла Маккартни, Миучча Прада. Среди первых выставочных проектов были показаны инсталляции известной японской художницы Яёи Кусамы «Теория бесконечности» и «Точки лазания по деревьям», а также исследовательский проект «Дерево современного российского искусства».

Фотография

Новое здание Музея американского искусства Уитни

Музей Уитни в Нью-Йорке — одна из крупнейших коллекций американского искусства. Строительство нового девятиэтажного здания Музея Уитни по проекту итальянца Ренцо Пьяно, архитектора Центра Помпиду в Париже, заняло пять лет и обошлось в 422 миллиона долларов. Открытие состоялось 1 мая 2015 года, в честь которого на Эмпайр Стейт Билдинг было показано световое шоу на основе двенадцати шедевров из собрания музея.Первой выставкой стал беспрецедентный по масштабам проект «Americis Hard to See», объединивший более 600 работ четырехсот американских художников с начала ХХ века по настоящее время.

фильма года:

Image

Левиафан, Андрей Звягинцев

Несмотря на то, что поклонники творчества Андрея Звягинцева успели посмотреть его новый фильм еще до начала 2015 года, официально картина вышла в прокат только в уходящем году. Она наделала много шума, критики злорадствовали — Звягинцеву так и не дали «Оскара», он исказил действительность, никого не испугал, а только расстроил.На самом деле все далеко не так однозначно, как хотелось бы видеть. На этот раз мастер словно превзошел самого себя — страсть к притчам неожиданно гармонично сочеталась с реализмом, если не натурализмом. Жизнь загнивающей провинции, где живет автослесарь Николай с женой и сыном-подростком. Отношения сложные, реальность серая, из напитков — только водка, правда проста — чудовище, мифический Левиафан живет в каждом из нас, и рано или поздно он обязательно вырвется наружу, будь то любовь к другому с живым мужа, или строительство храма, ради которого не жалко сломать человеческую жизнь (что это одна жизнь, против Бога, который в каждом наравне с чудовищем). Борьба между Богом и Левиафаном неравна, таинственное чудовище победит, Звягинцев не оставил шансов на спасение своему зрителю.

Изображение

«Любовь», Гаспар Ноэ

Этот фильм был назван скандалом года. Скажем, порнография за гранью разумного. На самом деле ничего сверхъестественного Ноэ не показал — порнография, конечно, запрещена законом, но грань между тем самым «запретным» и высоким эротическим искусством, как правило, размыта. Любовью занимаются все, сексом втроем тоже никого не удивишь, откровенными мечтами — тем более.Сюжет Ноэ прост – он, она и она, жена и несбывшаяся мечта. Поскольку кадр фильма банален и никем не использован, Ноэ снимает интимные сцены, в которых, кстати, по сравнению с его прошлыми творениями (общение, снятое с точки зрения… вагины), ничего сверхъестественного здесь можно ожидать. Так что — по большому счету — главное явление «Любви» — это только раздутая скандальность и запрет на просмотр.

Изображение

«Курт Кобейн. Проклятый монтаж», Бретт Морген

Курт Кобейн — фигура, давно достигшая масштабов мифа и легенды, поэтому фильм, вышедший некоторое время назад, пришелся как нельзя кстати. Картина Моргена основана на личных дневниках и аудиозаписях кумира миллионов. Кино абсолютно авторское, а значит понравится не всем. «Damn Editing» — так называется один из миксов Кобейна, кассета № 58 из 108, найденных в его архиве. В нем он экспериментировал с изменением скорости песен, которые были на пластинках у него и его подруги Трейси. Это и документальное, и художественное кино – режиссер работает над тем, чтобы сломать жанр, тем самым не давая своему зрителю времени опомниться, даже передохнуть.Фильм для ценителей настоящей музыки, настоящего искусства, ведь искусство существует для того, чтобы постоянно меняться: от Баха до Нирваны, от музицирования до тяжелых наркотиков.

Театральных постановок года:

Фото

Сказки Пушкина Боба Уилсона

Уилсон давно тяготел к русской прозе — один из последних его спектаклей с Михаилом Барышниковым и Уильямом Дефо был поставлен по Хармсу. Правда, в России он еще не был, а жаль — в нашей стране он вызвал бы бурю эмоций. И все же в этом году в Театре Наций состоялась премьера спектакля «Сказки Пушкина» в постановке американца, хотя родителям не стоит спешить с покупкой билетов для своих детей. На афише стоит пометка «16 плюс», а саму постановку можно было бы назвать «Сказки Роберта Уилсона». Имя этого режиссера – залог здорового радикализма. Его стиль представляет собой смесь театра, кино, цирка и современного искусства. Его Пушкин — это практически Льюис Кэрролл: сам он сидит на дубе, гораздо больше похож на шляпника Бертона, чем на «наше все», сам рассказывает замысловатые истории, которые в концепции Вильсона приобретают совсем другое звучание — читай, мол, между линии.Не будет ни единого сюжета, ни целостной драмы — каждому придется цепляться за что-то свое, ведь Уилсон готов говорить с каждым только на его языке — театральном, надо только услышать!

Фотография

Сон в летнюю ночь, Иван Поповский

Шекспир вечен. На примере этого спектакля зрителю предстоит узнать, что такое настоящее праздничное действо, культура площадного представления, если хотите, со всем его разнообразием костюмов, масок, жанров и ролей. Буйство режиссерской фантазии поражает, увлекает в мир чудесного мира, имя которому театр. Здесь репетируют спектакль к свадьбе герцога, здесь царь и королева эльфов (Карен Бадалов и Галина Тюнина) ссорятся. Пытаясь примирить их, добрый молодец, эльф Робин (Амбарцум Кабанян) смешивает героев, все снова влюбляются. Несмотря на известность сюжета от первой буквы до последней точки, у зрителя не будет ни малейшего шанса предсказать не только концовку, но даже какое-либо последующее действие.Может не стоит гадать? Наоборот, забудьте о времени, забудьте о пространстве – наслаждайтесь высоким искусством, и катарсис будет вам наградой.

Image

Гамлет, Деклан Доннеллан и Раду Поклитару

На новой сцене Большого театра в этом году показали балет «Гамлет» на музыку Шостаковича. Казалось бы, выбор неординарен — Шекспир, балет, Гамлет… (кстати, «Ромео и Джульетта» нас почему-то не смущает). Создатели спектакля – хореограф Раду Поклитару, хореограф церемоний открытия и закрытия Олимпиады в Сочи; и режиссер Деклан Доннеллан, лауреат премий «Золотая маска» и «Хрустальная Турандот». Более десяти лет назад на сцене Большого театра поставили свою версию балета «Ромео и Джульетта», на этот раз снова творческий союз, и снова Шекспир. В прошлом году полдюжины драматических театров поставили своих «Гамлетов» к юбилею драматурга. Однако самым «драматическим» был балет, обходивший все нехореографические постановки.

Изображение

«Бег», Юрий Бутусов

Бутусов всегда идет против ожиданий, так уж получилось, что он легко переворачивает традиционное с ног на голову, давно знакомое — делает новым, ожидаемое — неожиданным.В апреле 2015 года режиссер выпустил новый спектакль на сцене Вахтанговского театра, Булгаковский «Бег». Михаил Булгаков обозначил жанр пьесы как «восемь снов» и поставил в эпиграф строки Жуковского: «Отдохни, кончивший свой бег». Юрий Бутусов ставит именно сны, но не усопшие, не примиряющие, а страшные, мучительные, дурные сны, от которых, кажется, совершенно невозможно проснуться. Для Булгакова только один персонаж существует в воображении другого — беременная мадам Барабанщикова с генералом Чарнотой. Героев «в воображении» у Бутусова гораздо больше, спасения нет, спасения не будет — и от чего-то в этом «спасении нет» отчетливо будут звучать ноты победного шествия, в «спасении нет» это спасение.

книги года:

Изображение

Стоунер Джона Уильямса

Впервые этот роман на языке автора был опубликован еще в 1965 году, причем неожиданно опубликован на русском языке и почему-то пришелся по вкусу московским читателям.Может быть, из-за его незнакомой философии, простой и в то же время поразительно глубокой, а может быть, из-за внезапного всплеска популярности произведения, о котором стало известно только после смерти автора.

Уильям Стоунер — не кто иной, как альтер-эго Джона Уильямса. Не только фамилия писателя и имя главного героя пересекаются, но и сами их судьбы выглядят даже не рифмованными, а скопированными одна с другой. И что здесь первично — судьба автора или судьба персонажа — так и останется загадкой.Если сорокалетний Уильямс, создавая роман, повторил на бумаге свою судьбу, то страницы, повествующие о постаревшем Стоунере, стали своеобразной дословной проверкой жизни, ведущей писателя к неизбежному. окончание.

Изображение

«Бродский среди нас», Элендей Проффер

Сегодня одни с пренебрежением говорят «Конечно, Бродский, это модно», другие выкладывают в Facebook цитаты из его стихов, третьи повторяют избитое «Когда с нами нет любви…». Бродский действительно в моде, и, тем не менее, вне зависимости от веяний времени — Бродский вечен, неизменен и, надо сказать, абсолютно безразличен, находясь среди нас, в моде ли он (это метафора, конечно) .

Писательница Эленедея Проффер Бродский совсем не модница, совсем не кумир. Говоря о поэте, Проффер не сводит с ним счеты, как это свойственно большинству мемуаристов, но и не возводит его в ранг небожителя. Она замечает и записывает мельчайшие подробности его душевного и физического облика — начиная с первой встречи и заканчивая его последним прощальным письмом. Так, чуть ли не первой из всех, кто писал о поэте, она находит ласковые слова для Марины Басмановой, возлагая вину за разрыв не на нее, а на самого Бродского.В результате образ Бродского у Проффера оказывается предельно ясным, цельным и не окрашенным красками ревности, обиды или восхищения.

Изображение

Представлено Мишелем Уэльбеком

Фантастическая история о том, как мусульманин стал президентом Франции, поступила в продажу 7 января — в день первого в последующей череде парижских терактов. Писатели-фантасты, пусть и не в чистом виде, обладают удивительным предвидением в той или иной форме. Хотя по большому счету научная фантастика совсем не похожа на фэнтези, некий художественный и пугающий вымысел, замаскированный под реальность.Ислам для Уэльбека не причина, а всего лишь следствие катастрофы в пространстве одного общества, правда открывается неожиданно и жутко: «Ислам» в переводе с арабского означает «покорность». Всех ждет послушание, обещает писатель с оптимизмом, куда более похожим на кошмар.

Источник фото: архивы пресс-служб, кадры из фильмов

Сопутствующие материалы

  • Не подведи-2015: лучшие свадебные образы года
  • Не пара 2015: самые громкие звездные расставания года
  • Никакой романтики: худшие фильмы для совместного вечера

Армянская выставка в Музее русского импрессионизма.

Анна Толстова о том, что такое импрессионизм для армянской живописи. Знакомство с армянскими экспрессионистами

Музей русского импрессионизма продолжает расширять кругозор любителей искусства, знакомых с импрессионистами через знаковые французские произведения из коллекции меценатов Щукина и Морозова. В МРТ началась очередь армянских художников: до 4 июня здесь можно увидеть выдающуюся экспозицию – около 60 полотен, большую часть которых предоставила Национальная галерея Армении, главный музей страны.Открытие выставки «Армянский импрессионизм. Из Москвы в Париж», посол Республики Армения Вардан Тоганян отметил, что искусство его родной страны не было представлено в России в таком масштабе уже лет пятнадцать, а то и больше.

Посол Республики Армения Вардан Тоганян

Те, кто серьезно интересуется импрессионизмом, наверняка знают Мартироса Сарьяна — его картины, основанные на путешествиях в Турцию и Египет, можно увидеть в Третьяковской галерее.В Музее русского импрессионизма представлены необычные для москвича работы Сарьяна, а также захватывающие дух пейзажи и портреты, созданные его выдающимися современниками, далеко не так известными в России.

Почему «Из Москвы в Париж»? Творческий путь большинства художников, представленных на выставке, начался в Московском училище живописи, ваяния и зодчества и продолжился в Мекке импрессионистов – во Франции. Конец 1920-х годов был очень плодотворным периодом для Сарьяна, жившего тогда в Париже.После персональной выставки в 1928 году художник переправил картины в Россию на пароходе, в какой-то момент в трюме вспыхнул пожар и уничтожил все полотна, кроме шести — они хранились у Сарьяна в каюте. Одна из таких сохранившихся работ — «На берегу Марны» — сейчас находится в МРТ. Рядом — его «Дом в саду» 1935 года, написанный явно под влиянием фовизма, о чем свидетельствуют как свободные широкие мазки, так и интенсивные цвета.

Цвета портрета Анны Эдельсон работы Вардгеса Суренянца куда более сдержанны, но зрителя завораживает сочетание разных стилей письма на одном полотне: черты лица героини прописаны с модернистской тщательностью, но все, что ниже шеи – одежда – переворачивается. в импрессионистский водопад.Согласно легенде, в детстве Суренянц научился рисовать у Айвазовского, который приходился ему дальним родственником. Мастеру настолько понравились детские зарисовки Ханского дворца в Бахчисарае, что он подарил будущей звезде краски и «благословил» на творчество.

Дмитрий Гуржий

Природа, счастливые ясные дни и женщины – самые популярные мотивы армянских художников. На картине Карапета (Чарльза) Адамяна «Женщина на берегу моря», послужившей афишей выставки, курортница в белом платье словно возникла из пенных волн и солнечных бликов, катящихся по водной глади.На полотнах триптиха Саркиса Хачатуряна его возлюбленная Вава растворяется в деревьях — так, что от его лица остается только улыбка, как у чеширского кота. Между портретами Вавы, сумеречной и солнечной, находятся ее старшие родственники, которых художник с равной любовью запечатлел в пасторальном сюжете с охапкой сирени.

Ювелир на вернисаже агитировал своих друзей поехать в Ереван хотя бы для того, чтобы попасть в Национальную галерею и увидеть художников, которые, по его мнению, даже в чем-то превосходят представленных в МРТ: «Эта выставка, безусловно, расширяет кругозор , но после него обязательно нужно потратить два дня на осмотр Национальной галереи и Исторического музея — они расположены друг напротив друга на площади Республики. На мой взгляд, в Армении коллекция картин лучше, чем в любой другой бывшей советской республике.

Ольга Свиблова

Ольга Свиблова

«Я, конечно, знаю Сарьяна, но он другой: на этой выставке его работы особенные. Сколько бы я ни ходила сюда, я все время к ним возвращаюсь, — поделилась впечатлениями она. — Это Сарьян, еще не утративший свободы, словно путешествующий по небывалым измерениям: посмотрите на этот совершенно бессмысленный куст возле Дома в саду, на диагональную дорожку, буквально разрывающую пространство.Как хороша эта безумная, блестящая работа! Указывая на ту или иную деталь разных картин, она замечала стиль французских мастеров, вдохновлявших молодых выпускников Московской академии живописи, ваяния и зодчества: «Импрессионистская живописная традиция Парижа сочеталась с какой-то особой строгостью армянской земле, и в результате этого слияния у художников появился особый дар извлекать и сохранять такие особые, солнечные впечатления от окружающего мира. После этой выставки невозможно не поехать в Армению».

Амбарцум Кабанян

Амбарцум Кабанян, актер Мастерской Петра Фоменко, согласился, что впечатления от солнечных картин армянских художников аналогичны тем, которые люди получают в путешествиях. «Это песня цвета, индивидуальности и свободы», — сказал он.

В Музее русского импрессионизма открывается выставка «Армянский импрессионизм. От Москвы до Парижа». Около шестидесяти работ двадцати армянских художников приедут в Москву из Национальной галереи Армении, Музея русского искусства в Ереване и частных коллекций

«Париж создал импрессионизм, который так сильно повлиял на мировую живопись.Живопись вошла в быт, почти полностью освободившись от литературно-иллюстративных элементов. Основное внимание импрессионисты обращали именно на живописность, считая излишним протяженный сюжет. Пейзаж и натюрморт прежде всего позволили создать подобную систему живописи», — писал Мартирос Сарьян в своих мемуарах. влияние in situ.Выставка открылась в самом начале 1928 года, текст для каталога написал критик Луи Воксель – тот самый злоречивый, который придумал прозвище «дикие» фовисты.

Казалось бы, какой Сарьян импрессионист? Скорее постимпрессионист или даже экспрессионист, если считать фовизм французским аналогом дикой живописи немецкой группы «Мост». Но для него, судя по его мемуарам, выражение «французские импрессионисты» заключает в себе все «пост-» и «экс-», всего Сезанна и всего Матисса, оно становится синонимом модернизма как такового. В 1924 году, участвуя в Венецианской биеннале, он имел успех, привлек внимание итальянской прессы и в одном из интервью сказал, что через десять лет станет страшным крамолом в СССР: «Для современного искусства французские импрессионисты имеют большое важность.а произведения всех первоклассных художников Западной Европы в довольно значительном количестве имеются в России, у известных коллекционеров. Как во всем мире, так и в России под влиянием французских импрессионистов созданы новые формы живописи. Их огромное влияние на наше искусство продолжается до сих пор.

Для Сарьяна, как и для многих армян — подданных Российской империи, дорога в Париж лежала через Москву — с ее более либеральными учебными заведениями, чем петербургские.Императорская академия в Петербурге, где приветствовались парижские вольности, и купеческие коллекции новейшего французского искусства. И описывая годы учебы в реформированном Московском училище живописи, ваяния и зодчества, Сарьян упорно гнетет эту французскую линию: «Передвижники, внесшие большой вклад в развитие русского искусства, уже вышли из моды. новаторов, считая их более передовыми и интересными Влияние французского импрессионизма.проникавшее в Россию, все более и более охватывало московских художников. Импрессионизм внес сильный свежий поток в искусство и открыл перед новым поколением художников большие перспективы. Влияние нового чувствовалось в творчестве замечательного русского художника Сурикова, а еще больше и глубже в полотнах Левитана, Коровина, Серова, Архипова, Иванова и других. Естественно, передовая молодежь следила за всем, что они делали. »

Французская линия Сарьяна противоречила генеральной линии официальной советской искусствознания, провозгласившей передвижников живительным источником прекрасного для всех без исключения национальных школ Страны Советов.Мемуары Сарьяна, при всей его ортодоксальности (и, очевидно, вынужденной) советскости в общественно-политическом плане, были полны такого плохо замаскированного эстетического инакомыслия, что в России они были опубликованы только в конце перестройки. О борьбе с формализмом он не пишет — повествование заканчивается 1928 годом, но в его автобиографии то и дело появляются горькие нотки. А когда дело доходит до обвинений в «этюдизме», выдвинутых против него партийной критикой, Сарьян берется отстаивать честь и достоинство этюда как законченной картины, считая произведения Эдуара Мане, Клода Моне, Валентина Серова, Константина Коровина, Седрак Аракелян и Егише Тадевосян среди ее вершин.Последние, собственно, и являются главными — по крайней мере, в количественном отношении — героями московской выставки, что может служить подробным комментарием к какой-то идеологически непонятной книге Сарьяна.

Оба, как и Сарьян, были выпускниками Московского училища. Только Егише Тадевосян, ученик и друг Василия Поленова, по окончании курса уехал в Европу и там смог изучить импрессионизм в подлиннике — как «классический», так и более поздние модификации вроде дивизионизма.А Седрак Аракелян, учившийся в Москве с настоящими русскими импрессионистами Константином Коровиным, Абрамом Архиповым и Сергеем Ивановым, из-за войны не попал в Европу — позже его импрессионизм будет окрашен в большей степени с Москвой, Бриллиантами и Ларионовым — подпевает Гончаров. Среди студентов из Коровина, кроме Аракеляна и Сарьяна, покажут еще Ованеса Тер-Татевосяна и Ваграма Гайфеджяна, демонстрирующих смелую «французскую» живописность по-московски.

Однако не для всех армян извилистая дорога к новому искусству пролегала через Первопрестольный.Те, кто приехал из Западной — Турецкой — Армении, шли прямо в Париж, многие отправлялись учиться в Юлианскую Академию, откуда выходили готовыми импрессионистами — не в строгом смысле слова, а в широком — Сарьян — смысл слова. Типичными мастерами Парижской школы являются Арсен Шабанян, Фанос Терлемезян, Чарльз Адамян, Рафаэль Шишманян, Гиго Шарбабчян, Жан Алхазян, Саркис Хачатурян. Впрочем, были и «парижские» родом из Российской империи. Жизнь Ерванда Кочара сложилась трагично: он жил в Париже героической эпохи, работал бок о бок с Пабло Пикассо и Фернаном Леже, а в 1936 году по глупости вернулся на родину, которая сразу же признала в нем не только «формалиста», но и «врагом народа», что привело к преследованию, аресту, тюремному заключению и разлуке с женой-француженкой.Степану Агаджаняну, который в Париже якобы подружился с самим Огюстом Ренуаром, почему-то Франция сошла с рук.

В целом выставка представляет собой чрезвычайно пеструю стилистическую картину: здесь есть импрессионизм югендстиль — кисти Вардгеса Суренянца, учившегося в Мюнхене, есть передвижной импрессионизм — кисти Габриэля Гюрджана, учившегося в Пензе, есть — а он в подавляющем большинстве — импрессионизм после Сезанна и Матисса. Почему так необходим этот термин — «импрессионизм»? На это армянские искусствоведы отвечают, что, как справедливо пишет Сарьян, именно импрессионизм, а не передвижничество — при всем уважении к нему — становится основой молодых национальных школ, а армянское — при всем уважении к древности его восточной художественная традиция — сама по себе новая, вестернизированная форма очень молода. Причем для армян, людей диаспоры, импрессионизм был важен вдвойне: ведь, встречаясь в Москве или Париже, художественная диаспора тут же переходила на импрессионистский lingua franca.

При советской власти этот lingua franca станет эзоповским языком тех, кого будут преследовать за «этюдизм», «пленэризм» и прочий «формализм», возможно, даже не подозревая о его скрытом — «буржуазно-националистическом» в сталинской терминологии — подразумеваемое. Национальный стиль, однако, не сдавался, развиваясь под прикрытием так называемого «путешествия» — многолетней изо-экспедиции, организованной Габриэлем Гюрджаном для того, чтобы, по официальной версии, мастера искусства могли лично наблюдать и прославлять будни Советской Армении.По сути, эти поездки в дальние уголки Армянской ССР, обручившие импрессионистический пленэр с краеведческой историей, были для армянских художников шансом исследовать и запечатлеть древние памятники и красоту своей земли, которая опять-таки – пусть и похожа на советскую республика — частично обрела государственность. Пейзаж со старой церковью или монастырем становится тайным знаком армянской идентичности, красочный этюд — манерой, противопоставленной предметно-тематическому официозу в «музейных» серо-коричневых тонах. Пожалуй, самым интересным сюжетом выставки является возрождение импрессионизма в советской армянской живописи в период оттепели с участием Ованеса Зардаряна, Григора Агасяна и Хачатура Есаяна, чей тбилисский пейзаж 1961 года не отличить от Монетного бульвара капуцинов.А Сейран Хатламаджян, постепенно эволюционировавший в сторону абстракции, что еще раз подтверждает сарьяновские представления об импрессионизме как основе основ современного искусства, движется к другой национальной вершине – живописи Аршила Горького. Словом, если под «русским импрессионизмом» сегодня принято понимать все, что дорого русскому сердцу в советском искусстве, то «армянский импрессионизм» оказывается, по сути, явлением глубоко антисоветским.

«Армянский импрессионизм.Из Москвы в Париж». Музей русского импрессионизма, с 25 марта по 4 июня

Яркие, эмоциональные и чувственные полотна импрессионистов не обязательно имеют французскую резиденцию. Музей русского импрессионизма организует выставку «Армянский импрессионизм. От Москвы до Парижа», чтобы у вас была возможность встретить исторически близких нам по духу последователей Гогена, Дега и Моне ─ поспешите успеть до 4 июня. Куратор выставки Юлия Ракитина рассказала нам, почему это надо видеть.

Егише Тадевосян, «Портрет Жюстины, жены художника», 1903

Армянский импрессионизм сложился как отдельное явление на рубеже XIX-XX веков под влиянием трех художественных направлений: французского импрессионизма, русской художественной школы, а также традиции армянского искусства, уходящие корнями в века. Истоки армянского импрессионизма надо искать в России. Многие армянские художники учились в России, прежде всего, конечно, в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (Ваграм Гайфеджян, Мартирос Сарьян).Их учителями были Василий Поленов, Валентин Серов и Константин Коровин, самый выдающийся русский художник-импрессионист. В то же время на рубеже веков многие армянские художники жили во Франции и путешествовали по Европе. Многие мастера, представленные на выставке, учились в Академии Рудольфа Жюлиана в Париже (Григор Шарбабчан, Рафаэль Шишманян). Оказавшись на родине импрессионизма, армяне образовали сплоченную диаспору.

Французская импрессионистическая палитра оказалась очень близкой традиционному колориту Армении, как художественному, так и географически природному.Яркие и жизнеутверждающие краски как нельзя лучше подходили для изображения природы Армении, ее зеленых лугов, величественных гор и цветущих садов. Красота армянской земли, традиционно почтительное и восхищенное отношение к женщине, зарисовки улиц армянских городов и сел – все это стало новым источником вдохновения для армянских импрессионистов.

На организованной выставке Музея русского импрессионизма (охватывает временной диапазон с 1898 по 1970 годы) 57 произведений из собраний Национальной галереи Армении, Музея русского искусства в Ереване (собрание профессора А.Абраамян) и частных коллекционеров из России и Армении. Давайте познакомимся с некоторыми артистами поближе.

Вардгес Суренянц

На творческое становление Вардгеса Суренянца повлиял случай. Ему едва исполнилось 7 лет, когда его отца перевели с Кавказа в Крым настоятелем армянской церкви в Симферополе. Суренцы приехали в гости к своим дальним родственникам Айвазовскому. Однажды вместе с великим художником священник Акоп Суренянц отправился в Бахчисарай, взяв с собой совсем маленького Вардгеса.В той поездке мальчик сделал зарисовки ханского дворца, в которых знаменитый маринист увидел задатки большого таланта (впоследствии Суренянц посвятит свою работу над Бахчисараем Айвазовскому), похвалил его и подарил набор красок. Этот случай стал началом творческого пути Вардгеса Суренянца.

Вардгес Суренянц

«Портрет А.Г. Идельсона», 1913 г. (фрагмент)

Суренянц считается основоположником исторического жанра в армянском искусстве, он одним из первых, если не первым, привнес влияние современность и символизм в национальную живопись.

Художественное образование Суренянц получил сначала в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, а затем в Мюнхенской академии художеств. Он много путешествовал по Европе (в армянском монастыре на острове Сан-Лазаро-дельи-Армени в Венеции открыл богатейшее собрание армянских иллюминированных рукописей), присоединился к иранской экспедиции Валентина Жуковского. Во время своих поездок в Армению он создал множество этюдов, зарисовок и полотен, проникнутых восхищением красотой и величием страны.Однако сам Суренянц считал себя представителем мировой культуры. Полиглот и известный переводчик, он читал на персидском языке Хафиза и Омара Хайяма, переводил с английского Шекспира и Уайльда, читал лекции на итальянском, писал предисловия к немецким книгам. С 1892 года Вардгес Суренянц активно участвовал в художественной жизни Москвы и Петербурга (в частности, в 22-й выставке передвижников с картиной «Покинутые»), как театральный художник сотрудничал с Мариинским театром, а в конце всю свою жизнь расписал церковь Сурб Рипсимэ в Ялте. ..

Егише Тадевосян

Детство Егише Тадевосяна прошло в окружении замечательных памятников армянской культуры. В его родном городе Вагаршапат находится Эчмиадзинский монастырь — престол главы Армянской церкви и сокровищница средневекового искусства, в первую очередь иллюстрированных рукописей. Художник и знаток национального искусства Вардгес Суренянц, в семье отца которого Тадевосян жил в Москве (он привил Егише любовь к народным сказкам, научил копировать орнаменты из древних армянских рукописей), стал «проводником» к глубокому пониманию традиционная культура для Тадевосяна.Главным учителем и близким другом Тадевосяна был Василий Поленов, мастер исторической и пейзажной живописи, страстный пленэрист и наставник многих выдающихся художников. Вместе с ним Тадевосян учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, в его доме он познакомился с Репиным и Суриковым, Левитаном и Виктором Васнецовым, там же познакомился со своей будущей женой.

Егише Тадевосян, «Автопортрет»

Бюст Егише Тадевосяна в Ереване

Мастерство Тадевосяна-пейзажиста раскрылось в путешествии с Поленовым в Палестину, Сирию, Египет и Грецию в 1899 году, где он правильно написал несколько этюдов с палубы корабля. На обратном пути из Константинополя Тадевосян впервые оказался в Западной Европе, о которой раньше слышал только в рассказах своих московских коллег. Уже став учителем в Тифлисе, на летние каникулы художник отправился в Европу, чтобы посмотреть искусство старых мастеров. Постепенно он проникся живописными открытиями импрессионистов. Помимо пейзажей, Тадевосян писал портреты (часто его моделью становилась жена Жюстин). Во время своих путешествий по Европе Тадевосян создал большое количество как полнометражных работ, так и зарисовок.Одной из точек притяжения художника стала Венеция, очаровавшая Тадевосяна своими каналами, гондолами и яркой средиземноморской атмосферой. Увлеченный исследователь световоздушной среды, Тадевосян в своих венецианских зарисовках стремился не только отразить праздничный, «открыточный» колорит города, но и описать чарующую красоту изменчивых вод каналов, многокрасочность итальянское небо.

Канал и Гондола, 1905

Карапет Адамян

Карапет Адамян родился в Османской империи, учился в Италии, но наиболее ярко его талант раскрылся во Франции, где художник был известен как Шарль. Он родился в семье константинопольского ювелира и музыканта. Из армянской школы Мхитаряна тринадцатилетнего Карапета отдали в гимназию Мурад-Рафаэлян в Венеции, расположенную в здании барочного дворца Ка’Зенобио. Здесь Адамян брал частные уроки живописи у профессора Антонио Паолетти, затем стал посещать Венецианскую академию изящных искусств. Не окончив Академии, он вернулся в Константинополь, где состоялась его первая выставка. Молодой художник пошел работать в керамическую мастерскую султанского дворца.

Карапет (Шарль) Адамян

«На берегу»

В 1897 году Адамян, успешный придворный керамист и живописец, не лишенный частных заказов, в связи с армянскими погромами эмигрировал во Францию ​​и вскоре стал известным мастером плаката. Он также иллюстрировал книги Ги де Мопассана, Рене Базена, Анатоля Франса, сотрудничал с ведущими газетами и журналами (L’Illustration, Le Monde Illustre), оформлял спектакли в театрах Парижа и был одним из основателей Общества армянских художников в Франция.

«Женщина у моря»

«Визитной карточкой» Адамяна стали идиллические морские пейзажи с фигурами людей на берегу. Он наполнял полотна легким и прозрачным воздухом, струящимся в вихре мелких, динамичных мазков, часто наложенных на холст мастихином. Силуэты отдыхающих женщин и играющих детей написаны против света, в сжатии, на фоне мерцающей цветными отблесками водной глади.

Ваграм Гайфеджян

Ваграм Гайфеджян родился в Грузии в семье священника и преподавателя армянского языка и литературы.В возрасте 12 лет он приехал в Москву, где учился сначала в Лазаревском институте восточных языков, а затем продолжил обучение в Московском университете на медицинском и юридическом факультетах. Однако склонность к изобразительному искусству оказалась сильнее. Во время учебы в Лазаревском институте посещал художественный кружок, а в 1902 году поступил на живописное отделение Московского училища живописи, ваяния и зодчества, где стал учеником Валентина Серова, Константина Коровина, Аполлинария Васнецова и других известных мастеров. .

Ваграм Гайфеджян

Май 1915 г.

После окончания учебы молодой художник некоторое время работал в Москве (копировал произведения русских и европейских художников, участвовал в оформлении спектаклей в Императорском Большом театре), но затем вернулся на родину в Грузию. Грузинский город Ахалцих становится для художника «духовной родиной», подобно тому, что искал Поль Гоген на Таити. Переехав из Грузии в Армению, Гайфеджян много лет работал в художественной школе, совмещая преподавание и творчество.Разносторонний интеллектуал, он был блестящим учителем. Он также сыграл важную роль в развитии армянского искусствознания и искусствоведения, став автором ряда научных, критических и теоретических статей и монографий.

Прогулка, 1920

Мартирос Сарьян

Путь Мартироса Сарьяна в искусстве начался с любопытства. В Нахичеванской городской конторе по распространению журналов и газет, куда после гимназии устроился пятнадцатилетний Мартирос, его внимание привлекли журнальные иллюстрации и зарисовки колоритных городских типов. Однажды Сарьян нарисовал старика, который заболел на следующий же день. Рисунок Сарьяновского назвали причиной болезни и из суеверия сожгли. Оценив «силу искусства» Мартироса, старший брат Сарьяна помог ему поступить в Московское училище живописи, ваяния и зодчества.

«Домик в саду, холст», 1935

В 1926 году Мартирос Сарьян оказался в Париже, где жил и активно работал два года. Там он основательно изучил и использовал художественные принципы импрессионизма, что послужило обновлению его цветовой палитры и восприятия света…А 7 января 1928 года в знаменитой парижской галерее Шарля Огюста Жерара открылась персональная выставка художника, имевшая успех у критиков и любителей искусства. Выставлено около сорока картин, созданных художником в Париже. Сегодня их, увы, не увидишь: «Французский пароход Frigi, который вез мои картины, должен был грузить яйца в Новороссийском порту и для этого взял с собой опилки. Ящики с картинами были сложены как раз на эти опилки… В Константинопольском порту на корабле по случайной причине, или преднамеренно — загорелись опилки — и . .. от моих сорока картин остался лишь небольшой кусочек холста». Сохранились только те полотна, которые были проданы Сарьяном в Париже, а также несколько этюдов, которые он возил с собой (среди них «Горы. Котайк», «К роднику», «Газель», «Уголок Кавказского города», « На берегу Марны. Париж», «Из окна мастерской»).

На живописный стиль Сарьяна повлияло творчество Гогена и Матисса, что проявилось в ярком локальном колорите его полотен и усиленном линейном ритме («На берегу Марны», 1927)

В творчестве Сарьяна, переплелись знойное солнце Востока и новейшие методы западного искусства.Его творчество стало своеобразным символом Армении.

После Октябрьской революции 1917 года, с переездом на историческую родину, эти красочные легенды приобретают подчеркнуто национально-романтический характер: «сны о Востоке» превращаются в «сны об Армении». Дар обобщения позволял Сарьяну превращать образы родной природы в синтетические образы мира, его сотворения, постоянной изменчивости, размышлений о роли человека в природе. По сути, в искусстве Сарьяна переплелись знойное солнце Востока и новейшие творческие подходы и методы западного искусства.

Фото: Getty Images, пресс-архив

ЕРЕВАН, 26 мар — Sputnik, Алексей Стефанов. Музей русского импрессионизма открылся в современном культурно-деловом центре на территории бывшей кондитерской фабрики «Большевик» менее года назад, но уже успел завоевать популярность у ценителей искусства – в день его посещают более пятисот человек. Руководство музея уверено, что выставка армянских художников, которая пройдет с 25 марта по 4 июня, будет пользоваться еще большим успехом.

Единое полотно армянского искусства

«Однажды я приехал в Ереван, и у меня такая привычка — я всегда хожу в музеи. Я уже побывал во многих, но до Национальной галереи Армении дело так и не дошло. И в этот раз оказалось, что гостиница, в которой II поселился, расположен как раз напротив. Я думал, что это судьба. Я пошел в музей и, честно говоря, был просто загипнотизирован десятками работ. Пообщался с сотрудниками музея и понял, что русские туристы почти не заходят.Если они приезжают в Армению, то едут в горы, на озера, еще куда-то… Я решил, что надо везти картины в Россию. Поэтому я искренне благодарен армянской стороне, я привлек многих людей, нет смысла перечислять всех за помощь и взаимопонимание. Весь процесс был максимально комфортным. И я очень рад, что мы с музеями Еревана смогли сделать такую ​​выставку. С моей точки зрения, это совершенно восхитительно», — сказал основатель Музея русского импрессионизма и большой знаток этого направления Борис Минц.

Предприниматель Борис Минц начал увлекаться творчеством художников конца XIX — начала XX века в начале 2000-х годов, в его коллекции есть произведения Валентина Серова, Константина Коровина, Бориса Кустодиева, Петра Кончаловского, Василия Поленова, Юрия Пименова, Александр Герасимов. На их основе Минц создал в Москве собственный музей, в котором сейчас экспонируются работы из других частных коллекций.

Выставка «Армянский импрессионизм. От Москвы до Парижа», по мнению руководства музея, должна стать жемчужиной сезона.На этот раз коллекция музея пополнилась почти шестью десятками произведений выдающихся армянских импрессионистов – Мартироса Сарьяна, Вардгеса Суренянца, Карапета (Чарльза) Адамяна и малоизвестных за пределами Армении художников – Егише Тадевосяна, Седрака Аракеляна, Ованеса Зардаряна, Ваграма Гайфеда. и другие.

«Мы покажем еще не виданный в нашей стране импрессионизм. Естественно, развитие импрессионизма в мире происходило не только во Франции, не только в России. И для нас, для нашей музейной концепции, очень важно познакомить наших зрителей с развитием импрессионизма в разных странах.у каждого из них свое лицо, свой цвет. «Работы, собравшиеся сегодня в наших залах, поступившие из Национального музея Армении и из Музея русского искусства в Ереване, яркие, сочные, в то же время очень нежные. они похожи друг на друга и как вместе с тем образуют единое полотно армянского искусства», — добавила к его словам Юлия Петрова, директор Музея русского импрессионизма.

Впервые за четверть века

«Самое главное в импрессионизме — первые впечатления.Когда я поехал в Москву посмотреть экспозицию, первое впечатление, впечатление было такое — здорово. За 25 лет постсоветского развития это наша первая возможность выставить такое большое количество армянских художников, которых считают импрессионистами. Мы гордимся тем, что у нас есть это искусство, и хотели бы, чтобы больше наших друзей, коллег в Российской Федерации знали об армянских художниках-импрессионистах, многие из которых учились в России, путешествовали по Европе и создали это великолепие», — сказал директор Национального Галерея Армении Арман Цатурян.

Он вспомнил, как вместе с представителями московского музея ходил по его залам и любезно спорил с коллегами, что стоит брать на выставку, а что нет.

«Мне кажется, что нам удалось привезти оттуда самое лучшее искусство, наполненное впечатлениями», — сказал он.

«Сегодня праздник и у нашего музея. После стольких постсоветских кризисных лет мы впервые вышли на такой уровень, у нас международная выставка. Это большая честь для нас. Могу сказать, что так будет и в будущем, так как у нас большая коллекция русского импрессионизма», — добавила Марина Мкртчян, директор Музея русского искусства в Ереване.

© Sputnik / Кирилл Каллиников

Знакомство с армянскими экспрессионистами

Специально для журналистов за день до открытия выставки была организована экскурсия по залам, в которых представлены картины армянских художников.

«Вардгес Суренянц теперь является символом Армении.Родившийся в семье священника в Восточной Армении, учителя истории и религии, он блестяще знал родную культуру, но считал себя человеком мира, так как свободно говорил на шести европейских языках, знал европейскую художественную культуру отлично, учился в Москве, затем в Мюнхене. Ему свойственна очень благородная и сдержанная классическая гамма и такой отдельный импрессионистический штрих, через который просвечивает полотно, — начала экскурсию по выставке ведущий редактор музея Елизавета Новикова. — Вот довольно загадочный портрет — дамы по имени Анна Идельсон, подруги семьи художника, написанный чрезвычайно быстро — всего за четыре сеанса. Известно, что Серов истязал своих моделей десятками и сотнями сеансов, а Суренянц работал как истинный экспрессионист. »

Елизавета Новикова довольно давно прониклась творчеством армянских импрессионистов – именно она рассказала о каталоге выставки и может часами рассказывать не только о самих художниках и их работах, но и о связи между ними.


  • © Спутник / Кирилл Каллиников


  • © Спутник / Кирилл Каллиников


  • © Спутник / Кирилл Каллиников


  • © Спутник / Кирилл Каллиников


  • © Спутник / Кирилл Каллиников

1 / 5

© Sputnik / Кирилл Каллиников

«Суренянц, будучи еще семилетним мальчиком, получил общественное благословение от Ивана Айвазовского, с которым познакомился в Крыму.Айвазовский даже дал ему первые художественные принадлежности, и стоит отметить, что именно пример армянина Ивана-Ованеса Айвазовского был примером для всех художников-армян, примером для подражания», — сказала она.

Отмечая, что армянские художники предпочитали окончить не Петербургскую художественную академию, а Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где преподавали Василий Поленов, Валентин Серов, Константин Коровин. И это их тоже объединяло.

«Выяснилось, что армянские художники впервые познакомились не с французским первоисточником – импрессионизмом, а с его русским вариантом, – добавила Елизавета Новикова и навела на новые картины.

«Это Егише Тадевосян, наверное, самый импрессионистический из всех представленных здесь художников. И учился он тоже в Москве, и художник Василий Поленов был не только его главным учителем, но и, можно сказать, вторым отцом. Потому что это был Тадевосян, сопровождавший Поленова в его поездках в Палестину, на Ближний Восток.И там он рисовал множество этюдов, и часто чрезвычайно скоростных — прямо с палубы корабля, например.Именно во время этих поездок Тадевосян показал свой талант художника-импрессиониста, пленэры замечательно раскрыли его. А потом женился на учительнице детей Поленова, еще крепче связав ее судьбу с этим русским художником…».

«Но самым влиятельным художником ХХ века суждено было стать Мартиросу Сарьяну. Именно под его знаком развивалась армянская школа живописи. Он был примером для молодых армянских художников и тоже был связан с Москвой, где учился на тот же курс у Кузьмы Петрова-Водкина.В конце 20-х годов он оказался в Париже, писал там пейзажи с натуры и еще больше приблизился к импрессионизму.Его гамма стала более сдержанной, тонкой, в его сюжетах появилось больше внимания к тонким уголкам жизни. И в этом, конечно, уже было влияние французских художников», — рассказала Новикова о другом известном армянском художнике, чьи картины два с половиной месяца украшали Московский музей.

29.03.2017 13:00

24 марта дружественная соседняя страна стала для нас еще ближе. Выставка «Армянский импрессионизм. Из Москвы в Париж». Картины, представленные на ней, можно считать национальным достоянием, как лаваш и дудук.

На частной площадке выставлено около шестидесяти работ двадцати авторов из Национальной галереи Армении, Музея русского искусства в Ереване и частных коллекций. Их незаслуженно игнорируют в России и за рубежом. По замыслу организаторов, эта выставка — хороший повод познакомить московскую публику с художниками и темами, исторически близкими нашей стране и русскому импрессионизму.





Основатель музея, предприниматель Борис Минц просто не мог стоять на одном месте ни минуты, обнимая то директора театра Йозефа Рейхельгауза, то бывшего генерального директора издательства «Аксель Шпрингер Россия» Регину фон Флемминг, то уважительно пожимая руки с телеведущим Леонидом Якубовичем.




Здесь все было устроено, как в лучших домах Еревана: фуршетные столы были украшены сочными гранатами — одним из символов закавказской страны, армянской речью и, конечно же, щедро налитым коньяком «Арарат». А олицетворением армянского радио из анекдотов стал член правления Rietumu Banka Александр Гафин, который рассказал Леониду Якубовичу анекдот: «Леня, мы тут картинки смотрим, но позвольте добавить юмора в ваше образование.У армянина есть сын. «Я назвал его в честь Гагарина, — делится он новостью с коллегами. — Что, Юриком? — интересуются те. — Нет, Гагарик.


Некоторые из гостей выставки с удивлением узнали о таком направлении в искусстве, как армянский импрессионизм. «И он! Французская палитра этого художественного течения очень близка к традиционному колориту Армении, — уверяет художник и дизайнер FP Армен Ерицян. — Яркие и жизнеутверждающие краски как нельзя лучше подходили для изображения ее зеленых лугов, величественных гор и цветущих садов.



Для того, чтобы присутствующие смогли в полной мере оценить шедевры, все были собраны в мини-группы на получасовые экскурсии. По малым залам прошли гости, среди которых были председатель совета директоров Промсвязьбанка Алексей Ананьев, телеведущие Екатерина и Александр Стриженовы, директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова, актер Максим Матвеев и другие известные личности.






Легкое дуновение воздуха, мягкий солнечный свет, тени на изумрудной траве – армянские художники работали в лучших традициях импрессионизма.Но картина Седрака Аракеляна «Собирание Пшата» производит не только эстетическое впечатление, но и погружает в народную легенду. По словам гида Анастасии Винокуровой, армяне считают, что в Библии есть небольшая неточность. Когда ковчег причалил к Арарату, Ной не сразу решился покинуть свой плавучий дом. Он выпустил голубя, чтобы исследовать окружающий мир. Принеся в клюве нежную оливковую ветвь, птица возвестила об уходе вод Всемирного потопа и возможности продолжения жизни.


«Вокруг Арарата нет оливковых деревьев. Но, возможно, древний летописец имел в виду ветвь пшата под названием «дикая маслина», — уточнил экскурсовод. — Из мякоти дерева фат легко варится вкусная каша, которой также кормят младенцев. Мякоть добавляют в муку при выпечке хлеба или булочек, используют в качестве панировки».




В музее можно было познакомиться с «фигурной» азбукой нашего братского народа.Иллюстратор Гегам Арутюнян каллиграфическим почерком написал на родном языке слова, которые гости просили написать на открытках с работами армянских художников. Чаще всего это были имена, но по просьбе корреспондента «ФП» на одной из карточек появились «радость» и «солнышко». На них смотрелись непонятные, но красивые локоны.




Борис Минц, в какой-то момент переняв известный кавказский задор, стал эмоционально преподносить гостям только что приобретенные лично им полотна русских художников: «Вот новый Коровин! Моя последняя гордость.Третьяковская галерея отдыхает. А на вопрос, какими экспозициями музей порадует посетителей в ближайшее время, заговорщицки ответил: «Готовится много новых программ. Летом мы покажем часть личной коллекции Владимира Спивакова. Но я буду интриговать».


Во время официальной церемонии открытия экспозиции новый посол Армении в Российской Федерации Вардан Тоганян рассказал о дружбе братских народов и поблагодарил основателя музея за пропаганду армянского культурного наследия в российской столице.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.