Том харди фото сериал табу: Том Харди вернется к роли в сериале «Табу» спустя пять лет

Обзор иностранной прессы по полному противоречий сериалу «Табу»

«Табу» – семейное детище Харди. Над сценарием работали отец актера Эдвард «Чипс» Харди и сам Том. Компанию им составил Стивен Найт, который сдружился с Харди на съемках «Острых козырьков» и «Лока». Продюсирует сериал лейбл Scott Free, принадлежащий Ридли Скотту. Согласитесь, взгляд в титры лишний раз заставляет требовать от «Табу» неимоверного уровня качества.

Вышеоглашенный состав взялся за тему спора о заливе Нутка и ввел в исторические события Джеймса Дилэйни, вымышленного персонажа, который позаимствовал некоторые факты из жизни путешественника Джона Миэса. Нуткинский кризис произошел в 1788 году, в нем были замешаны США, Великобритания, Испания и Россия. До середины XVIII века Западное побережье Северной Америки почти не посещалось европейскими судами, но потом державы разглядели там неосвоенные земли для промысла. Развернулась ожесточенная борьба, и некоторые на ней нажились. Один из них Джон Миэс. Он умудрился влезть в большую игру, заявив, что вождь племени нутка продал ему часть земли. «Золотой» клочок почвы достался Мэсу в обмен на оружие и некоторые товары – короче говоря, за бесценок. Телевизионному герою Джеймса Дилэйни земля Нутки тоже досталась даром – от почившего отца, который провернул с вождем племени схожую сделку.

Два Харди и Найт заваривают мистико-политическую кашу вокруг залива Нутка. Они наполняют происходящее интригами и смакуют главного персонажа, на котором все и держится. Делают они это не без сучка – несмотря на то что у шоу FX преимущественно положительные отзывы, восторгаться им сложно.

РЕЙТИНГИ

Сериал показывали в Британии и спустя несколько дней эпизод транслировали в США. Интерес к «Табу» в Туманном Альбионе был выше, что понятно: все же продукт британский, и аудитория BBC One значительно шире, чем у FX. Премьерную серию посмотрело 8,5 миллиона человек – к финалу цифра снизилась до 5,5 миллиона.

В США «Табу» привлек к экранам 3,4 миллиона человек, в том числе 1,63 миллиона в ключевой возрастной категории «18-49», что является рекордом для FX.

«ТАБУ» ХВАЛЯТ

– За Тома Харди. А как иначе? Харди – наше все. Актер мог бы толком ничего не говорить, просто морщиться и пучить глаза. Этого хватило бы, чтобы продемонстрировать всю свою харизму (смотри «Безумный Макс»). В «Табу» Харди не любит болтать попусту, он абсолютно брутален и безумен, как и его герой. В нем просматривается дикость и одновременно холод, ему удается сочетать в себе множество контрастных эмоций. Короче говоря, Харди постарался на славу. Вдобавок ему идет эпоха XVIII века, цилиндры, плащ и размашистая походка.

– За палитру. Стивен Найт оформлял «Табу» почти так же, как «Острые козырьки». Разве что сериал про Ост-Индию и Британскую корону выглядит мрачнее, ярких цветов в нем меньше. Как бы то ни было, некоторые кадры – прогулки по порту, например – можно перенести из одного сериала в другой, и никто не заметит разницы.

– За работу композитора. Макс Рихтер проделал отличную работу, как и всегда.

«ТАБУ» РУГАЮТ

– За неторопливость. Уж слишком долго сериал раскочегаривается. Он откровенно нудит, хотя идея обладает большим потенциалом и интриги в ней предостаточно.

– За зацикленность на Харди. Это тот случай, когда яркая звезда во главе угла может быть и благом, и проклятьем. За Джеймсом Дилэйни не видно других персонажей. Он их затмевает. У кого-то из «массовки» есть яркая внешность, у кого-то – внутренние демоны. Увы, у второстепенных персонажей проблемы с целостностью образа, оттого и яркости им не хватает.

– За обилие воды. Все происходящее можно уместить в 4 серии, не тратя время на лирику.

– За неуязвимость главного героя. Это, в принципе, бич всех сериалов, которые крутятся вокруг одного героя. Понятно, что протагонист, подписавшийся на несколько сезонов, никуда не денется. Но чтобы как-то держать в тонусе зрителя, вокруг центральной фигуры обычно возникают ценности, за которые мы с вами переживаем. Тут же сам Дилэйни говорит, что ему нечего терять, и это скорее минус, чем плюс.

КРИТИКИ О ПРЕМЬЕРНОМ ЭПИЗОДЕ

«”Табу”, подобно “Фарго”, выглядит оригинально и крайне изобретательно. Харди и Найт создали историю, наполненную интригами и сдобренную ноткой сверхъестественного. Первая серия получилась жуткой, даже пугающей». (Jeff Korbelik/The Lincoln Journal Star)

«Больше всего удовольствия в “Табу” доставляет наблюдение за Харди и его огненной харизмой. Джеймс Дилэйни страдает от паранойи, он выглядит загнанным в западню». (Darren Franich/Entertainment Weekly)

«У “Табу” огромный потенциал. Мир выглядит аутентично, а главный герой интригует и приковывает к себе внимание зрителя. Но если сериал хочет сохранить аудиторию, нужно побыстрее раскрываться перед зрителем». (Terry Terrones/Colorado Springs Gazette)

«”Табу” медлителен, мрачен и совершенно лишен юмора. Каждое из этих трех качеств работает самостоятельно, но здесь все складывается в дрянную, претенциозную историю мести. Это изнурительное зрелище, самый большой креативный промах FX за последнее время». (Alan Sepinwall/UPROXX)

«”Табу” уделяет внимание слишком многим вещам при скудном исходном материале. Сериал размышляет больше, чем говорит на самом деле. Первые эпизоды завлекут вас лишь в том случае, если вы убедите себя, что в мрачности Джеймса что-то есть». (Sonia Saraiya/Variety)

КРИТИКИ О ФИНАЛЕ

«Том Харди – динамит! Но есть ли у “Табу” что-то еще для зрителя? Одного хорошего персонажа может оказаться недостаточно. “Табу” тяжел для восприятия, сериал играет с готической атмосферой, но в целом он скуп на события, и то, что можно было уместить в четыре эпизода, растянули в два раза». (Morgan Jeffery/Digital Spy)

«Спасибо за погром, Том Харди. Казни, взрыв и эпичная битва – типичный конец готической драмы. Так и надо прощаться со зрителем!» (Sarah Hughes/The Guardian)

«Завершилось все сплошным экшеном. Сезон неторопливо и тихо разворачивался, диалоги были лаконичными, а картинка в кадре яркой. Финал выдался ярким и взрывным». (Alanna Martinez/Observer)

«Финал получился таким же инертным, как порох, в который налили воды. Но проблема куда значительнее. “Табу” увяз в персонажах, забыв про кошки-мышки между ними. Герой Джеймса Дилэйни: непогрешимый, невозмутимый, несломленный, разве что не всезнающий. Валяйте его в грязи, рядите как хотите, на нем все равно останется сюжетная броня. Сценаристы даже не пытаются что-то усложнять и не создают чувство опасности вокруг героя». (Sean T. Collins/Vulture)

«”Табу” выдал взрывной финал. Но у всех оставалось в рукаве по несколько тузов. Заговоры и интриги расписали в последнем эпизоде, который получился настолько напичканным событиями, что, кажется, “Табу” сам себя перехитрил. Получилось так, что финал вышел таким же пустым, как и весь сезон». (Emily L. Stephens/A.V. Club)

СОЗДАТЕЛИ О «ТАБУ»

Том Харди о том, как разгоняется «Табу»: «Я хотел создать нечто вроде коробки с шоколадными конфетами. Вам открывается мрачная сказочная история в стиле братьев Гримм, почти ужастик. Введение неторопливое, медленно тлеющее. Мы хотели сделать завязки на последующие эпизоды. Действие начинается в четвертой-пятой серии. В шестой история поменяет угол, а седьмая-восьмая все перевернут. Мы даже добавили немного вестерна, будто Сэм Пекинпа, который встретил Барри Линдона, сделал английский вариант “Банд Нью-Йорка”».

Стивен Найт о работе с Томом Харди: «На персонаж Дилэйни повлияли “Лок” и “Острые козырьки”, над которыми мы вместе работали раньше. Я наблюдал за тем, что он делает и как, а потом скроил под него персонажа. Харди – хамелеон. Когда мы продвигали “Лока”, ходили на радиостудию в Нью-Йорке. Диджей тогда сказал: “У меня здесь сидит Том Харди, он прямо передо мной, но я до сих пор не знаю, как он выглядит”. Как бы ни выглядел Том, его образ всегда можно дополнить. Для актера это просто прекрасно».

РАБОТЫ СТИВЕНА НАЙТА И ТОМА ХАРДИ

ВЕРДИКТ

Чтобы смотреть «Табу», нужно запастись терпением, выдержкой и убедить себя, что впереди вас ждет нечто большее. В противном случае 8 серий будут для вас тестом на прочность. Да пребудет с вами любовь к Тому Харди.

Tom Hardy with dad Chip & dog Woody // 2017 + фото со съемок Taboo | Блогер BadGal на сайте SPLETNIK.RU 11 января 2017

Tom Hardy with dad Chip & dog Woody // 2017 
photographed by Greg Williams 

фото со съемок Taboo 

 

 

+ интересная статья про сериал

Том Харди против целого мира Начался мини-сериал «Табу», который обещает стать грандиозным

На канале BBC One 7 января начался показ мини-сериала «Табу» с Томом Харди в главной роли — самого ожидаемого телешоу зимы. Мрачный сериал рассказывает об авантюристе-одиночке Джеймсе Дилейни, в 1814 году бросившем вызов могущественной Ост-Индской компании. Авторами идеи выступают сам Харди и его отец Эдвард, исполнительным продюсером — Ридли Скотт, а основным сценаристом — создатель «Острых козырьков» Стивен Найт.  По просьбе «Медузы» кинокритик Егор Москвитин рассказывает о сериале, который скоро будут смотреть все.

1814 год. В грязную и угрюмую, но могущественную имперскую столицу прибывает человек-призрак: черный цилиндр, непроницаемый взгляд, тихая, но уверенная поступь. Цель героя — отомстить за сведенного в могилу отца. Декорации для намечающейся истории — скользкие от грязи, крови и требухи улицы; богатые чиновничьи кабинеты и корабельные доки. Говорят, герой заговорен от смерти языческими обрядами, но проверить это отчего-то хочет весь город — офицеры Его Величества, уличные бандиты и сильные мира сего. Союзников у мстителя всего ничего: преданный слуга отца да одна красавица (в плену у злодея).

Может показаться, что мы снова решили написать о российском «Дуэлянте», но на самом деле это сюжет «Табу» — нового британского мини-сериала, сделанного в той же эстетике довикторианского нуара и кинокомикса по мотивам классических романов о мести. Только вот действие на этот раз переносится в Лондон; в главной роли Том Харди; в роли злодея — всесильная Ост-Индская компания; заговаривали героя африканские шаманы, а план мести у него более изощренный.

В наследство от отца мрачный авантюрист получил небольшой участок земли в Северной Америке — у залива Нутка. Бесплодная территория представляет собой огромную ценность и для британской короны, и для созданных совсем недавно Соединенных Штатов: на всем северо-западе американского континента не сыскать более удобной стоянки для кораблей, идущих по Тихому океану. Поэтому герой заставит враждующие страны поторговаться за его собственность — а то и сам вступит с ними в войну, организовав собственный флот.

У Тома Харди репутация актера, способного украсть любое шоу. В «Выжившем» его персонаж Фицджеральд, по мнению многих, был сочинен и сыгран куда сложнее, чем герой Ди Каприо. А в «Безумном Максе: Дорога ярости» молчаливый постапокалиптический таксист не потерялся на фоне Шарлиз Терон и взвода фотомоделей Victoriaʼs Secret. «Табу» поначалу и вовсе кажется театром одного актера: Харди здесь не только исполнитель главной роли и главный продюсер (наряду с Ридли Скоттом), но и соавтор идеи.

Но на самом деле это, конечно, не так: британское телевидение славится своими ансамблями, и над «Табу» работало множество интересных людей.

Сюжет вместе с Харди придумали его отец Эдвард (что автоматически превращает историю в личное высказывание) и сценарист-режиссер Стивен Найт. Тот самый Найт, который недавно перепугал всех обаятельными, но нескладными «Союзниками» с Брэдом Питтом и Марион Котийяр, но в целом имеет очень респектабельный послужной список. В нем и фильм-моноспектакль «Лок» с Томом Харди, и сериал «Острые козырьки», и «Порок на экспорт» Дэвида Кроненберга — криминальная драма, где агент ФСБ в исполнении Вигго Мортенсена в лондонской бане дерется с чеченскими бандитами (если вы вдруг не видели, посмотрите обязательно). Режиссируют «Табу» два постановщика из Скандинавии Андерс Энгстрем и Кристоффер Нюхольм — мастера холодных криминальных историй.

В кадре уже в первой же серии появляются интереснейшие актеры — и далеко не все они на стороне героя. Топ-менеджера Ост-Индской компании играет Джонатан Прайс, Его Воробейшество из «Игры престолов». Сутенершу из лондонских доков, которой подчиняются местные головорезы, — замечательная Франка Потенте, почти не попадавшаяся нам на глаза с тех пор, как сыграла Анну Франк в «Американской истории ужасов». В следующих эпизодах обещают Майкла Келли из «Карточного домика» — того самого демонического алкоголика на службе у Фрэнка Андервуда. А сводную сестру героя — и видимо, то самое живое «табу» — играет Уна Чаплин, внучка великого комика и «жена» Робба Старка из «Игры престолов».

Всего в сериале будет 8 эпизодов, так что закончится он вместе с зимой — 28 февраля. И кажется, мрачный Лондон — лишь пункт отправления для грандиозной истории. Флешбэки героя отсылают в африканские и индийские колонии, а основным полем боя должен стать тот самый залив Нутка — территория, ныне принадлежащая Канаде.

Новых сериалов, которые бы производили столь сильное впечатление с первого эпизода, в 2016 году было немного — «Молодой папа», «Мир Дикого запада», «Однажды ночью» и «Очень странные дела». И следующий выпуск «Табу» хочется заполучить уже прямо сейчас — что здесь вызывает такое сильное привыкание, точно и не скажешь.

Возможно, выверенное до каждой капли дождя мрачное место действия — что-то среднее между Англией из «Улиц потрошителя», «Страшных сказок» и «Острых козырьков» (несмотря на разницу во времени — то же настроение и стилистика). Возможно, обещание путешествия в неизведанную сериалами землю — Америку начала XIX века. Пару месяцев назад по этому маршруту уже отправился неплохой канадско-американский сериал «Граница», с трудом переживший первую зиму в Новом Свете и все же продленный на второй сезон. Возможно, дело в самих законах жанра — центральная тема мести предполагает целеустремленного и пассионарного героя, четкую миссию, от которой нельзя отклоняться, жестокий и энергичный сюжет. А может, все дело в медвежьей харизме Тома Харди, который сумел пережить голливудскую славу, не превратившись в типичного киногероя последних лет — лощеного, совершенного и скучного.

Сам Харди презрительно называет таких персонажей «веганами, не вылезающими из фитнес-залов», — и обещает еще чаще играть героев из прошлого. Если все они будут такими, как в «Табу» и «Выжившем», то никакой другой актер нам и не нужен.

Егор Москвитин (meduza.ио)

Оставьте свой голос:

216

+

история первого сериала, в картинках

Табу Тома Харди: история первого сериала, в картинках

В грузинском триллере Стивена Найта и Ридли Скотта Том Харди играет Джеймса Делани, таинственного авантюриста, который возвращается из Африки в Лондон в 1814 году на похороны своего отца, выворачивая несколько носов, когда требует свое наследство – клочок земли на побережье Америки. К сожалению, на это смотрят еще несколько человек, в том числе Ост-Индская компания, которые конфликтуют с Делейни из-за земли.


Изображение: 1 из 14

Франка Потенте играет предприимчивую мадам из публичного дома и скваттер Хельгу, которая устроила публичный дом в старых офисах компании своего отца. В самой первой серии ее угрозы парировала вспыльчивая Делани: «Вы пришлите мне 12 мужчин, я верну вам 12 наборов яичек… в мешке!»


Изображение: 2 из 14

Один из создателей «Шерлока

» и звезда Марк Гэтисс был в превосходной форме во втором эпизоде ​​в роли британского принца-регента, надев толстый костюм и немного показного макияжа, чтобы изобразить историческую королевскую семью.


Изображение: 3 из 14

Во втором эпизоде ​​также фигурирует Стивен Грэм, явно получающий удовольствие от роли философа и бывшего соратника Делейни Аттикуса. Его схватка лицом к лицу с Харди («Верни мне мою лошадь», действительно!) Возможно, была самой сложной проблемой, связанной с тестостероном, на этой стороне «Бэтмена против Бэйна». Их встреча была центральным элементом эпизода, который вращался вокруг того, как Делани снова собирает банду или, по крайней мере, объединяет их перед тем, как его контратака против главы Ост-Индской компании сэра Стюарта Стрэнджа (Джонатан Прайс) и его приспешников может начаться.


Изображение: 4 из 14

Эпизод 3: Делейни был не только достаточно силен, чтобы пережить удар ножом в живот, выжевать сердце своего потенциального нападавшего, бросить его тело в реку и снова встать на ноги в течение нескольких часов, но мы узнали, что его сексуальный магнетизм сейчас распространяется как на мужчин, так и на женщин — секретарь Ост-Индской компании Годфри стал жертвой его чар.


Изображение: 5 из 14

Энергичная актриса Джесси Бакли Лорна Боу быстро отбивалась от типично гротескного и высокомерного герцога Ричмонда, но все это было уловкой — подставив ее для нападения на него, враги Делейни сделали ее законной мишенью для истеблишмента, и она позже был заключен в тюрьму за нападение (только для того, чтобы Делейни освободил его после хитрых переговоров).


Изображение: 6 из 14

Четвертый эпизод был полон наркотиков, разврата и Тома Харди, который снова обманывал смерть, продолжая играть со своими противниками, как на скрипке.


Изображение: 7 из 14

Яркое выступление Харди дает его коллегам по фильму, в том числе и животным, достаточно лицензии, чтобы разыграть бурю.


Изображение: 8 из 14

В пятом эпизоде ​​показана еще одна эффектно поставленная вступительная сцена, в которой Торн (Джефферсон Холл) и Делани (Харди) были переправлены на остров в Темзе для дуэли. По неожиданному повороту Делани убивает «второго» Торна (или партнера по дуэли), а не самого человека. Но Торн ненадолго сорвался с крючка: всего несколько дней спустя все более несчастная Зильфа убила его в его постели.


Изображение: 9 из 14

Делани и его сводная сестра, странно названная Зилфа (Уна Чаплин), наконец-то отказались от трогательной прелюдии и приступили к ней, только для того, чтобы проблемы с мумией Делани снова всплыли на поверхность и испортили веселье.


Изображение: 10 из 14

Предпоследний эпизод, построенный на безумной матери всех клиффхэнгеров. Доктор Думбартон (Майкл Келли) казался воплощением глубокой расслабленности — доверился ли он не тому человеку или у них с Делани уже есть план…?


Изображение: 11 из 14

После того, как Делейни отвергает ее ухаживания в седьмой серии, хрупкое психическое состояние Зильфы начинает ухудшаться. В финале сериала она прыгает насмерть с Лондонского моста, надеясь на более счастливое будущее с братом на том свете.


Изображение: 12 из 14

В финале сериала Делейни и его команда устроили засаду в лондонских доках, где они отбили целый взвод солдат, прежде чем запрыгнуть на борт корабля Делейни и отправиться в новый мир.


Изображение: 13 из 14

Источник: BBC


Изображение: 14 из 14

Источник: АФП/Гетти

Том Харди о рисовании своих персонажей и табу

Том Харди о рисовании своих персонажей и табу

ПодписатьсяПодарить

Marmalade — это способ Харди продолжить традицию рассказывания историй своего отца, писателя и комедийного писателя Чипса Харди. Отец и сын вместе разработали концепцию Табу , а затем передали ее сценаристу и исполнительному продюсеру Стивену Найту (режиссеру фильма Локк и создателю телесериалов Острые козырьки , , в обоих из которых фигурировал Харди). . В результате получилась высокобюджетная телевизионная версия тех совместных полетов фантазии, которыми наслаждались Харди, когда Том был мальчиком. Харди-старший убаюкивал молодого Тома рассказами о приключениях полковника Фробишера, военного офицера эпохи «больших усов и множества перьев… Он отправил его в пустыню с Т. Э. Лоуренсом. Меня уверяли, что полковник Фробишер был реальным человеком, но оказалось, что это не так!»

Талант младшего Харди к рисованию исходит от его мамы, художницы Элизабет Энн Харди. Актер навязчиво пишет и рисует; блокнот, лежащий на подоконнике в его гостиничном номере, украшен штриховыми рисунками, напоминающими Квентина Блейка, постоянного иллюстратора Роальда Даля, между блоками едва читаемого почерка. Тот же iPad, на котором рассказывается о славе Marmalade, содержит рисунки Харди и изображения его персонажей из фильмов, в том числе Фицджеральда, Бэйна и исследователя сэра Эрнеста Шеклтона, которого Харди сыграет в грядущем биографическом фильме. Есть отдельные изображения  Табу Делани в позах, которые Харди принимает на экране в полном костюме, созданные за несколько дней или недель до съемок. Именно эта сложная творческая родословная делает Taboo таким личным: сериал FX — это одновременно и галерея рисунков, и ужасная сказка на ночь, и мелодрама, и семейный проект.

Мэтт Золлер Зейтц:  Почему вы решили работать на телевидении? Не то чтобы у вас не было возможностей сниматься в художественных фильмах.

Том Харди:  Я хотел заниматься своими делами, а также хотел работать в среде, где у меня было бы больше времени, чтобы рассказать историю. И я хотел работать с моим отцом и Стивом Найтом. Это история моего отца и история Стива Найта, и мне нравилось работать со Стивом над Локк и Острые козырьки.  Еще я хотел работать дома, на Би-би-си — приезжай домой, понимаешь? Я знаю, что звучу очень глупо, но я начинал на BBC и хотел вернуться туда, откуда я родом. Я придумал персонажа [Джеймса Делани], а затем Чипс придумал историю.

МЗС : То есть Делейни начинал как персонаж без истории?

TH : Ну, я работал над Oliver Twist  [на BBC в 2007 году], играя Билла Сайкса, и мне это очень понравилось.

MZS : Это забавно — с цилиндром Делейни, его походкой и этими лондонскими декорациями 1820-х годов моей первой мыслью было: Это роман Чарльза Диккенса с персонажем Клинта Иствуда в центре.

Харди в роли Делани Фото: Copyright 2016, FX Networks. Все права защищены. Набросок Делейни, сделанный Харди. Мармелад кошка Неизвестный эскиз Харди

Рисунки Тома Харди; Фотография предоставлена ​​FX

TH : Да! И в атмосфере тоже есть немного Сэма Пекинпа. К концу съемок вещь определенно начала превращаться в вестерн. На странице также было немного Марлоу из Сердце тьмы, и немного Ганнибала Лектера, Эдипа, Хитклифа, Шерлока Холмса, Роберта Де Ниро в Миссия, и Клауса Кински в Агирре: Гнев Божий. Множество разных классических персонажей слились воедино. Мой отец сказал: «Том, это слишком много людей, чтобы в него влезть».

TH : Что меня заинтересовало в Билле Сайксе, так это то, что он немного герой, но играет плохого парня. Все эти персонажи довольно переменчивы и в них тоже есть немного непослушания, но они делают благородное дело. Если вы вернетесь к истории классических текстов и посмотрите на таких персонажей, как Эдип, Электра, Агамемнон, вы подумаете,  Черт, в жизни этих людей происходят довольно ужасные вещи, но они герои! Можете ли вы сделать кого-то отвратительного симпатичным?

MZS : Ваш Taboo персонаж описывается в сериале как «авантюрист с очень плохой репутацией… известный историями о безумии, дикости, воровстве и худшем». Находясь на службе, он сломал шеи офицерам и поджег лодку. И есть некоторые вещи в его прошлом, связанные с работорговлей, которые настолько ужасны, что первые три эпизода шоу едва ли могут заставить себя намекнуть на них.

TH : Есть фраза Делейни: «Я знаю зло, которое вы делаете, потому что когда-то я был его частью». Это концепция доведения кого-то до оцепенения от участия в чисто гнусных действиях. Это то, что он никогда не сможет смыть. Он не может смыть с себя ответственность и ответственность.

МЗС : Вы говорите о доминирующей культуре в Англии того времени?

TH : Доминирующая культура всегда и везде. У кого самые большие руки, тот больше ест.

МЗС : Не то чтобы вы никогда раньше не сталкивались с такой задачей как актер. Многие персонажи, которых вы сыграли, произвели впечатление на зрителей —

TH : Ублюдки? [ Смеется. ]

МЗС : Ну да — объективно, сволочи. Но не только это. Часто вы играете злодеев, которые считают себя героями своих историй. Например, Бэйн — он действительно главный герой фильма « Бэтмен », в котором вы снимались, и его мотивы имеют эмоциональную логику, даже если они политически непостижимы.

TH : Бейну нравится звук собственного голоса. Вы смеетесь над ним, но в том, что он говорит, есть ощущение правды. Это всегда верно для демагогов. Они похожи на клоунов, но при этом обладают невероятной силой. Привлекательность для меня в игре злодеев или злодеев, или как бы вы это ни называли, заключается в том, что часто есть гораздо больше тонкостей, сложностей и парадоксов человеческого состояния, с которыми можно играть, чем в прямом ключе.

MZS : Я часто слышу, как актеры говорят, что им больше нравится играть напарника, злодея, второстепенного или чудака, у которого есть одна или две пикантные сцены, потому что добросердечный герой боевика или романтический герой никогда не бывают такими интересными.

TH : По умолчанию, по умолчанию. С ними что-то случается; они ничего не делают. В рассказывании историй есть лень, когда вы представляете персонажа как чистый холст, а затем набрасываете на него много стимулов и просто следуете за этим чистым холстом через различные комнаты, где мы встречаемся с действительно интересными людьми. Но если ваш главный герой полностью огранен двусмысленностью, лицемерием и парадоксом истинной гнусной неправильности в сочетании с врожденным благородством, что ж, на это смотреть интереснее. Большие надежды, Оливер Твист. Все есть. Трагедии Шекспира. Или Марлоу с Фаустом.

МЗС : Ветхий Завет —

МЗС : Вы первый актер, которого я встретил, который находит своего персонажа, делая наброски.

TH : У человека должен быть силуэт, понимаете? Скажем, я играю Элтона Джона. Вы знаете, как он выглядит. Игра Аль Капоне. Вы знаете, как он выглядит. А как насчет персонажей, которых мы придумываем с нуля, которых вы не знаете, как они выглядят? Вы также должны создать для них запоминающийся силуэт.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *