Теорема зеро терри гиллиам: Теорема Зеро (2013) – Фильм Про

Содержание

Теорема Зеро — отзывы и рецензии — КиноПоиск

сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

показывать: 10255075

1—10 из 72

«Теорема Зеро» - единственный фильм Гиллиама, который я смотрел на большом экране, пересматривая его теперь в домашних условиях, могу с полной уверенностью сказать, что это наиболее тягостная и мрачная картина этого режиссера, гнетет как в кинотеатре, так и дома, она почти напрочь лишена его фирменного юмора, хотя и не столь жутка, как «Страна приливов». По моему скромному мнению, даже в области визуальной безудержности, визионерской проработанности некоего искусственного мира (как и в «Бразилии», и «12 обезьянах» - это предполагаемое будущее) «Теорема Зеро» не имеет себе равных в гиллиамовской фильмографии. Картины «дивного нового мира» насыщены деталями и при этом лапидарны, ведь большая часть экранного действия разворачивается в замкнутом пространстве дома главного героя.

Гиллиам не скупится на горькие саркастические акценты, чтобы подчеркнуть, что в эпизоде вечеринки каждый ее участник – на «своей волне», со своим гаджетом и в наушниках танцует и слушает свою музыку. Также и на улице, и в офисе, где работает Коэн, каждый погружен в свою работу и почти не общается с окружающими: мир будущего, по Гиллиаму, – это уже не торжество бюрократии, как в «Бразилии», а, как говорил в свое время Бодрийар, «экстаз дискоммуникации». В русле таких значительных фильмов последних лет, как «Она» Спайка Джонса и особенно (к сожалению, уже подзабытый) канадский артхаусный шедевр «Влюбленный Тома», Гиллиам демонстрирует неутешительную судьбу человеческой сексуальности и вообще общения полов, которое все больше виртуализируются и переносятся в сеть.

В то же время, роль цифровых технологий в нарушении коммуникации между людьми – важная, но не главная тема «Теоремы Зеро», ведь подключая свои знания из области кибернетики, синергетики, математики, Гиллиам создает по сути дела научную притчу об иррациональности и непознаваемости мироздания, о выстраивании в будущем вполне хакслианско-замятинской диктатуры по гомогенизации и упорядочивании хаоса жизни, которая строится лишь на невежестве людей. В будущем, как показывает Гиллиам в «Теореме Зеро» людям предоставлены все формы наслаждений, никто их за это не только не преследует, но и всячески поощряют гедонистический, чувственный эскапизм от любого самостоятельного мышления и экзистенциального вопрошания.

Каким бы психически неполноценным не казался Коэн (сравните его с вундеркиндом Бобом – счастливым дитя цифровой эры, прекрасно в ней ориентирующимся), как бы его не тяготила неразрешимость мучающих его онтологических и теологических вопросов, он – все же доцифровой человек, он слишком глубок для изображаемого Гиллиамом мира.

«Теорема Зеро» - это прежде всего фильм об одиночестве, старомодности духа в мире телесного идиотического счастья: живя в опустевшем костеле, Коэн естественно задается вопросом о существовании Бога, и своим собственным бытием на него отвечает – пока живы такие нелепые люди как он, которым все мало и которые тянутся к небесам, для которых жизнь лишь в материальном измерении пуста и бессмысленна, Бог есть, Он эхом отзывается в их неуспокоенности и вопрошании наперекор моде и современности.

Навязчиво и систематически в «Теореме Зеро» повторяется образ все засасывающей черной дыры, становящейся символом вселенной, стремящейся к своему концу, и апокалипсиса в отдельно взятой душе, - в конечном счете для Гиллиама это метафора хаотичности жизни, невозможности привести ее к однородности, к понятным схемам, к формальной логике. Именно это и пытается сделать гигантская технократическая корпорация, требующая от Коэна доказательств Теоремы Зеро о том, что все – это ничто, но любые попытки научно обуздать жизнь рассыпаются в прах.

Для Гиллиама, как истинного гуманитария, технократия и сциентизм с их любовью к порядку и логике всегда будут стоять на службе тоталитарных режимов будущего, одержимых всеобщей гомогенизацией и уравниловкой.

Так одинокий вычислитель Коэн с его полубезумным поведением и затворническим образом жизни (чем не слепок с Григория Перельмана?) находит в себе силы пусть для чисто деструктивного, луддитского, но все же бунта. В отличие от Уинстона Смита и Джулии, героев «1984», для которых запрещенные чувства сами по себе становятся формой протеста, Коэн – эмоциональный инвалид, хотя в какой-то момент он и решает противопоставить подлинную любовь вездесущей рациональности цифрового бытия и виртуализированной сексуальности, но… Гиллиам – художник не голливудской формации.

«Теорема Зеро» - горький фильм, снятый человеком (в это сейчас трудно поверить!), который когда-то работал с группой «Монти Пайтон» и абсурдистски весело шутил. Однако, с годами пришла мудрость, да и время необратимо изменилось: иллюзии бэби-буммеровской культурной оргии сменились тяжелым похмельем, безнадегой и обнажением колоссального обмана идеализма 60-х, в сексе, общении, искусстве сулившего освобождение, а обернувшегося еще большим закрепощением и взаимным отчуждением людей, которые сотнями тысяч предпочитают сидеть в виртуальном пространстве, пренебрегая реальностью.

«Теорема Зеро» - мрачное кино, но оно не мрачнее нашего мира, соблазняющего земными благами, распространяющего всюду тлетворный гедонистический дух, призывая человека взамен лишь к одному, – отказаться от поисков смысла бытия, рассчитать Теорему Зеро так, чтобы в основании всего лежал абсолютный ноль, который в итоге и засосет всех тех, кто не имел в себе мужества бросить вызов нашей чудовищной современности.

прямая ссылка

15 августа 2020 | 17:21

—Значит ответа нет?
—Смотря на какой вопрос.
—Для чего я живу?

'Теорема Зеро' - весьма необычная на первый взгляд и абсолютно уникальная картина, чувственная и красивая, но всё это сделано в определённых рамках, которые либо не раскрылись, либо раскрылись для каждого по своему.

Весь концептуальный замысел фильма выражен весьма прямолинейно, также видно, что фильм использует эту самую, порой излишнюю открытость, для захвата большей аудитории, мистер Гиллиам знает, куда и чем стрелять. А вот плюс это или скорее минус, пусть каждый опять же решит для себя сам.

Кристоф Вальц - сказать, что он сыграл замечательно - не сказать ничего. Хоть он и не является феноменом, но десяток значимых и крупных ролей он наберёт. И он действительно обладает актёрским талантом, обидно, что его открыли так поздно.

У Мелани Тьерри весьма экстравагантная роль, которая пришлась ей явно к лицу, даже возник вопрос, не переплюнула ли она Марго Робби

, в стилистически схожем образе? Определённо одна из самых ярких и лучших ролей Мелани, если на самая лучшая.

Терри Гиллиам - уникальный режиссёр, определённо имеющий свой неповторимый почерк. Во время просмотра возникало ощущение схожести его стилистики с Тимом Бёртоном, или у Тима Бёртона с ним. Что ни в коем случае не упрёк.

Также стоит отдельно отметить, что Мэтту Дэймону, Тильде Суинтон и Дэвиду Тьюлису подобрали замечательные, точнейшие образы, они шикарно выглядят и находятся там, где нужно. Великолепное чутьё.

В общем и целом, достойная малобюджетная картина, которая, хоть и не отбилась в прокате, но, я думаю, не много этим потеряла. И несомненно занимает своё заслуженное место на полке кинематографа.

прямая ссылка

30 октября 2019 | 19:06

Единственное, что у меня возникло в голове на последней секунде фильма это пинг-понг. Сейчас объясню. К данному фильму я был изначально в некотором роде подготовлен своими умозаключениями. Весь фильм я будто наблюдал себя в лице главного героя, может, с несколькими расхождениями. Но параллели строились одна за другой и ни одной из них я не противился. Смотрел вдумчиво. Не помню еще таких фильмов, которые просматривал именно с такой заинтересованностью. Так вот...Пинг-понг. Стоит только начать задумываться над происходящим, как дорога назад исчезает. Это первый шаг. Один из последних это понимание того, что человек, наделенный разумом и, воспользовавшийся им единожды, додумает до того, насколько мы несовершенны. Ведь наши желания и побуждения это всего лишь метания между быстрым и гарантированным получением наслаждения и глубоким пониманием себя и осознанием своей бессмысленности на фоне вселенной. Эти метания у меня, как бы не было странно и вызвали ассоциации с шариком от пинг-понга, что отскакивает по столу от одной ракетки к другой, не в силах остановиться, пока невидимые и мощные кисти этими ракетками размахиваются и ударяют по мячику нашего сознания.

прямая ссылка

08 февраля 2019 | 23:17

vadimnewman

«Всё чего мы хотим — дождаться звонка».

Коэн Лет только с виду похож на городского сумасшедшего. Он нелюдимый и нервозный, но крайне полезный программист в корпорации с мировым именем. Под надзором таинственного руководства мужчина ищет решение неразрешимой теоремы, которая сможет перевернуть мироустройство. Однако, Коэна это мало заботит, ведь ему просто нужно дождаться звонка от самого Бога...

«Теорема Зеро» ознаменовалась необузданной смесью из сюрреалистичного мира будущего, философских рассуждений о смысле жизни и воистину кафкианских настроений главного героя. Режиссеру Терри Гиллиаму, несмотря на его преклонный возраст, удается держать руку на пульсе нашего мира, удачно перенося в свои работы не только тренды, но и размышления на извечные темы. Миры автора причудливые, искривленные и порой просто непостижимые, но всё же не потерявшие связь с нашей реальностью.

Офисный планктон Коэн не понимает зачем ходит на работу, живет и мыслит — ему, как и многим другим, нужен сильный мотиватор для того, чтобы выбраться из болота рефлексии. Жизнь главного героя становится ироничным реверансом в сторону уклада жизни среднего класса. Его изнуряющая работа за компьютером, больше похожая на игру, нужна ради достижения сумрачной гротескной цели. Его личность размыта — он говорит о себе во множественном числе, не в силах самоидентифицироваться и банально найти место под солнцем. Несмотря на напускную мизантропию, его одиночество — это болезненная тема для всего человечества, недавно уткнувшегося в экраны гаджетов. Созерцание бессмысленности существования становится для него нормой, а гнетущее чувство душевной стагнации обрекает на бессонные ночи.

Ожидание звонка от высшего существа — толстая аллегория на религию и слабую надежду на осмысление бытия.

Гиллиам добивается интересного эффекта при помощи комедийности, сочной картинки и легкомысленного фантастического антуража. Стремительное повествование не делает откровенных акцентов и пауз на животрепещущих темах, давая зрителю шанс на всецелое осмысление уже на момент окончания просмотра. Великолепная режиссура от признанного мэтра и отменная игра Кристофа Вальца породили впечатляющий проект, который действительно интересно изучать.

«Теорема Зеро» — это многогранный театр абсурда, завораживающий своей непредсказуемостью и уникальной атмосферой. Увлекательная история, с которой можно поразмыслить о тайнах мироздания, окунуться в поиски собственного предназначения и, конечно, от души посмеяться над сумбурностью жизни.

8 из 10

прямая ссылка

30 апреля 2018 | 11:56

Их всех известных режиссёров, выделяется в моих глазах – Терри Гиллиам, создатель фантастических и одновременно абсурдных в плане сюжета фильмов: Страх и ненависть в Лас-Вегасе, Бразилия, Воображариум доктора Паранаса и др. Все его фильмы имея неплохую задумку, при этом настолько переполнены этой фантастикой и абсурдом, что их просто становится тяжело смотреть. И так же обстоят дела с «Теоремой Зеро», фильм который меня привлёк, я был заинтригован идей, но по итогам, всё плохо.

Во-первых, я считаю, проблема уже с самим сюжетом. Компьютерный гений ждёт по телефону звонка от Бога и поэтому хочет работать дома и вообще боится выходить из дома, что бы не пропустить этот звонок. Вот у меня вопрос, а главный герой ждёт звонка, точно, от Бога, а не от начальника местного ЖКХ, с сообщением о просроченной квитанции. Просто, как Бог (если в фильме имеется в виду тот самый, всемогущий) может позвонить не в то время?! Как он, всемогущее и всезнающее существо может не знать, дома ли человек с которым он хочет связаться? Эта идея сюжета, вроде бы должна была быть захватывающей, но на деле она тупа.

Есть и другие проблемы с сюжетом. Сын руководства, который говорит: «Меня не заставят заняться этой теоремой, я умён и они меня не контролируют». Что он делает весь фильм? Помогает главному герою решить теорему, тем самым делая то, что от него хочет руководство. Я один вижу здесь нелогичность? Если бы он был «умён» разве он просто бы не отказался вообще каким либо образом приближаться к теореме?

В какой то момент главный герой узнаёт, что означает Теорема Зеро, но прикол в том, что он даже после этого продолжает её решать! Там даже есть момент когда сын руководства помогает ему. Зачем он это делает, если узнал о чём теорема?

Ну и ещё проблема, что фильм просто скучный. Начало было интересно за счёт подачи, но к середине фильм просто скатывается в скокоту, из-за того что нет никакой динамики, нет никакой драмы. Главный герой сам как будто не понимает чего хочет, в какой-то момент он вообще забывает про теорему, Бога и просто путешествует в виртуальном мире, творя какую-то дичь.

Вывод: Теорема Зеро – скучный, неинтересный и вообще глупый фильм, в котром страдает уже сама идея. Бояться что всемогущий и всезнающий Бог, который знает обо всём и может всё, позвонит тебе по домашнему телефону, а тебя дома нет! При том что посыл фильма безусловно хороший, о том что люди тратят всю жизнь на обдумыванием «В чём смысл жизни?» вместо того чтобы этой жизнью наслаждаться, но увы он теряется под скукой фильма.

1 из 10

P.S. И я так и не понял, а из-за чего офис коллег главного героя расформировали, как это связано с теоремой?

прямая ссылка

04 апреля 2018 | 17:12

SergeyRasskazov

Странное, если не сказать психоделическое, кино

Фильм очень долго пылился на диске, прежде, чем до него дошла очередь. А жаль, право слово. Он вполне заслуживает внимания.

Вообще это очень странный и философский фильм. Огромное количество абсурда разбавляется огромным же количеством банальных истин. Попытка доказать, что ноль равен ста процентам перемежается утверждениями что мы все одни и кадрами чёрной дыры, в которую устремляется всё. Ну и в чёрном юморе не откажешь, заставить верующего человека доказывать что бога нет - это не каждому придёт в голову.

Я не буду расписывать даже отдельные повороты сюжета, скажу только, что впечатление фильм производит крайне сильное. Тут намешан очень широкий спектр эмоций: недоумение, местами отвращение, сочувствие, жалость, местами зависть. И всё это очень ярко врывается в тебя при просмотре. Чувство недоумения и непонимания происходящего, пожалуй, наиболее сильно. И я не буду пытаться расшифровывать знаки типа камеры в распятии или игры солнцем руками, они довольно говорящие и значащие, но каждому - своё.

Актёры... Кристофа Вальца почти не узнать после роли в Тарзане. Он очень напоминал Джона Малковича, вероятно - причёской. Но весь фильм я не мог отделаться от впечатления, что меня в чём-то обманули. Замечательный герой - сын начальства. Очень понравился - живой, естественный, выполняющий работу и подначивающий сбежать. При этом постоянно возникал вопрос, а где тут правда? Куда дальше повернёт сюжет? Короче, смотрел не отрываясь. Эпизодические роли Суинтон и Дэймона, скорее, удивили, слишком мало их было. Хотя психиатр получился замечательный. 'Что вы себе позволяете? - Это баг. Исправлено'. Юмор тут очень качественный.

Мне понравилась ещё реализация визуализации работы 'программиста'. Как это напоминает реальную работу программиста: правишь в одном месте, стараешься, а в другом оно начинает валиться и хочется всё бросить и раздолбать ко всем чертям, не знаю уж, применимо ли данное выражение в фильме, ведь происходит всё в церкви. 

Концовка фильма как-то навевает мысли о Газонокосильщике, хотя и выглядит всё достаточно мирно. В целом - фильм задаёт массу тем для размышления, каждый может примерить роль Коэна на себя. А ответов особых, разумеется, не даёт. Как это свойственно хорошему кино. Это не учебник.

7 из 10

прямая ссылка

15 января 2018 | 16:59

Lerych8

Ноль должен быть равен 100%

Наверное, этот фильм покажется очень странным для тех, кто не знаком с предыдущими работами Терри Гиллиама. И, возможно, не удивит так сильно в плане актерской игры тех, кто до этого не лицезрел Кристофа Вальца у Тарантино. Но даже и с такой подготовкой фильм может показаться трешовеньким: чтобы быть адекватно понятым, он требует довольно специфического мироощущения. Но для меня всё сошлось, и Теорема Зеро оказалась прямым попаданием и даже откровением.

В нем прекрасно всё: постмодернистская эстетика недалекого будущего, навевающая ассоциации с Бегущим по лезвию, говорящая пицца, фриковатый главный герой, софтина для математических вычислений а-ля Майнкрафт, виртуальная реальность с перманентным закатом, полустершиеся фрески на стенах жилища, монетизация хаоса, Тильда, зачитывающая рэпчик (на этом моменте у меня уже сводило скулы от смеха), Мэтт Дэймон, мимикрирующий под кресло, черная дыра в подсознании Коэна, вечеринка с людьми, втыкающими в смартфоны и планшеты, вундеркинд Боб, не желающий запоминать имена... список можно продолжать еще долго. Целая россыпь ярких, оригинальных придумок, деталей, аллюзий, которые подчеркивают безумие этого антиутопичного мира и отчужденность главного героя. Щедро разбросаны зацепки, смысловые триггеры - как будто листья кроны, растущей из основного идейного ствола. Здесь очень много о чем поразмыслить. Фильм вроде бы легкий, забавный, стремительный, но с такой бездной смыслов, что не успеваешь все отследить.

Но в чем все-таки основная мысль? Как мне кажется, Теорема Зеро прежде всего про осознание ответственности за свою жизнь. Герой Вальца бесконечно ждет звонка, который бы разъяснил ему смысл его существования. Он ждет, пока некая внешняя сила укажет ему путь (и на этой почве можно усмотреть религиозный подтекст). Но звонка все нет, и, в конце концов, становится понятно, что смысл можно обрести только через осознание пустоты внутри себя (и тут повеяло буддистскими мотивами). Никакие внешние факторы вроде работы, отношений с девушкой и даже друзей не способны привести к подлинной свободе. Мы приходим в этот мир одинокими и такими же одинокими уходим, и только принятие себя как единственной точки опоры может стать освобождением. И как же замечательно Вальц сыграл это преображение в финале! Сцена с закатом просто чудесна.

Да, кому-то Теорема Зеро может показаться безвкусным шапито и дичью (видела такие мнения). Это пресловутое 'кино не для всех'. Для меня же этот фильм оказался гениальным в своей смелости, незамутненности и шикарном чувстве юмора.

10 из 10

прямая ссылка

28 ноября 2017 | 17:12

Erdagan

Истина где-то рядом.

Данная кинолента получилась привлекательной, произвела позитивные эмоции и оставила хорошее послевкусие. Возможно здесь нет особой глубины, но определённо ощущается многогранность картины. Имеются сцены и эпизоды, не несущие в себе что-то важное, или внятность, но лента сморится легко, и обдумывается с особым интересом.

Происходящие события создают необычную атмосферу, где представлен необычный мир будущего, с элементами фантастики, и одновременно он очень схож с настоящим миром, что вполне очаровывает сознание.

Особенности. Яркое фантастическое будущее, в котором элементы виртуальности и футуризма гармонично сочетаются вместе. Сама 'Теорема Зеро' выступает как философская притча, которую пытается разгадать главный герой, чтобы понять и обрести определённый смысл. Понравился заход главного героя в свою же вселенную вместе с девушкой, а также пребывание героя в её виртуальный мир.

Актёрская игра. Кристоф Вальц в очередной раз порадовал своим необычным образом. За ним интересно наблюдать и вполне приятно слушать его нестандартные диалоги, в которых он изъясняется всем в забавной форме, ставя себя местоимением 'мы', 'нам'. Мелани Тьерри, сыгравшая яркую соблазнительницу, смотрится вполне убедительно.

'Теорема Зеро' - специфичное кино, которое завораживает, оно отлично погружает в свою притягательную атмосферу. В нём можно найти много интересного, что может произвести особое впечатление, в этом и есть заслуга картины.

прямая ссылка

07 июня 2017 | 01:11

Действие картины разворачивается в не таком уж и далёком будущем: общество нескончаемого потребления утопает в повсеместной рекламе бесполезных товаров, удовлетворяющих потребности, которые вырастают, словно снежный ком. Обстановка больше похожа на что-то хаотично-утопичное. Мы видим людей, потерявших своё лицо, работающих, как роботы, как бы ни была заезженна эта тема. Здесь превосходна передаётся отвратительная атмосфера жизни человека-машины, который пытается найти смысл своего существования.

Главный герой отыграл великолепно, ни разу, на мой взгляд, не 'выпадая' из своей роли. Думаю, в каком-то плане многие из нас найдут в нём частицу себя, ведь мы так же задаёмся вопросами, ответы на которые могли бы пролить свет на смысл бытия, как бы жутко по-философски это ни звучало.

Пытаясь найти смысл жизни, герой, который не зря именует себя местоимением 'мы', живёт бессмысленно. В этом-то и заключается, на мой взгляд, главная идея фильма. А сама Теорема Зеро в нём - вечный вопрос философии, который, как и Теорема, над которой хлопочет главный герой, неразрешим. Это - ключевой момент фильма, кульминация его идейной линии. Поиски полегают не только в реальном мире, но и в виртуальном, где каждый, кажется, способен обрести счастье. Кстати, стоит обратить внимание на оксюмороны режиссуры. Чего стоит, например, жилище Коэна (первая буква - 'Q'), которое является разрушенным священным местом, которое снаружи устлано уличными граффити.

Могу немного затронуть минусы. Заранее прошу не кидаться в меня камнями. Кажется, ощущение сырости картины осталось не только у меня, ведь концовка была не до конца понятна. Весь фильм сложный, требующий анализа. Та же любовная линия, которая есть в фильме: не совсем понятно, для чего внезапно вводилась и так же молниеносно она выводилась оттуда.

Этот фильм гораздо глубже, чем может казаться. Он, конечно, со своей философией. Я не знакома с другими картинами режиссёра, но, чёрт возьми, 'Теорема Зеро' произвела на меня неизгладимое впечатление, потому что потребовала много времени на обдумывание деталей.

Я бы не сказала, что фильм открыл много нового для зрителя. Да, эта тема кажется вечной: в чём смысл жизни и есть ли он вообще. Просто наталкивает на множество мыслей, так что просмотр явно вам не навредит (если вы, конечно, после стольких положительных отзывов ещё сомневаетесь).

7 из 10

прямая ссылка

16 ноября 2016 | 01:58

Hell-wisher13

«Мы создаём ощущение хорошей жизни»

Британский режиссер-визионер американского происхождения, Терри Гиллиам всегда снимает своё кино с великолепными визуальными спецэффектами. Но все эти спецэффекты служат ему не для создания спецэффектов как таковых, а являются лишь гармоничным дополнением к самому фильму. Являясь экспериментатором, Гиллиам создаёт новые миры, наполненные смыслом и новыми идеями, его кино побуждает зрителя совершать мыслительный процесс.

Критики небезосновательно объединяют «Теорему Зеро» с лентами «Бразилия» и «12 обезьян» в некую футуристическую трилогию антиутопий о недалёком будущем. Хотя сам Гиллиам утверждает, что он снимал эти фильмы как отдельные произведения, никак не связанные друг с другом. И, конечно, он не лукавит. Любой человек творчества, будь то: музыкант, писатель или режиссер, всегда возвращается, на подсознательном уровне, к раннему своему творчеству, то, что некогда принесло ему успех и славу. И это огромная проблема всех творцов, которые часто копируют самих себя. Главное, в процессе копирования не застрять в этом болоте самоплагиата. К счастью, Гиллиаму это пока удаётся.

Прежде чем смотреть фильм «Теорема Зеро» следует ознакомиться с предыдущими работами Гиллиама, особенно с лентой «Бразилия». А так же с работами других авторов: «1984», по одноимённому роману Джорджа Оруэлла и «V – значит Вендетта». Только вместо всеобщего контроля со стороны бюрократического аппарата тоталитарного государства, в «Теореме Зеро» показан тотальный контроль со стороны всемогущих корпораций, которые всегда готовы оснастить каждый дом скрытыми камерами.

Дивный новый мир

Главный герой, Коэн Лет (Кристоф Вальц) - компьютерный гений, который рассчитывает сущности. Он упорядочивает хаос, создавать который легко и весело, а упорядочивать, наоборот, крайне сложно и скучно — на вид эта унылая и кропотливая работа заключается в том, чтобы собирать геометрические фигуры из более мелких кубических предметов, составляя из них математические формулы. Весь процесс напоминает компьютерную игру, наподобие трёхмерного тетриса. 'Теорема Зеро' — очевидная фикция, смысл которой сводится к тому, что ноль равняется ста процентам, то есть всё и ничто — одно и то же. Абсурд? Нет, ведь корпорации всегда готовы продавать воздух, ради своего обогащения. «Упорядочивание хаоса приносит прибыль» - вещает Руководство в исполнении Мэта Деймона.

Футуристический мир «Теоремы Зеро» это сплошная эклектика, которая, как всегда в фильмах Гиллиама, находится в гармонии с сюжетом и актёрами. А так же служит ещё своеобразной экономией на спецэффектах. Этот мир наполнен старинной архитектурой, стены которой давно не видели ремонта и все размалёваны граффити и забиты навязчивой рекламой, вещающей глупостью из каждого утюга и экрана. Это офис компании, в которой трудится доходяга Лет, напоминает больше ретро-казино в колонном зале, в который поставили игровые автоматы.

Город наполнен суетливыми людьми в нелепой клоунской одежде кричащей своими кислотными расцветками. В этом городе будущего, над уличной скамейкой укреплены полсотни запрещающих знаков. Везде царит сюрреалистическая атмосфера ярмарочного балагана и бесконечного китча: глупость пышет из каждого сантиметра городского пространства. Люди, экраны и клоны слились воедино в хаосе этого мегаполиса.

Главный герой существует в полусожжённой церкви, по соседству с которой находится секс-шоп (Разве это не наглядная аллегория бытия современного общества?). В жилище Лета среди церковной утвари, обитают крысы и голуби, где во главе угла – его компьютер. Коэн Лет изначально кажущийся жалким невменяемым персонажем, в конечном итоге является единственным человеком в этом безумном мире будущего, кто способен думать, анализировать и верить. Но весь фокус в том, что Гиллиам снимает своё кино не о далёком будущем, а о непосредственном настоящем. Являясь одновременно участником и наблюдателем современного общества, Гиллиам, документирует происходящую вокруг действительность, пропуская её через саркастическую призму своего воображения. И так ли фильм далёк от современных реалий?

«Мы создаём ощущение хорошей жизни»

Технологический прогресс открыл человечеству огромное количество возможностей, которых не было прежде, но и он же привёл само человечество, на уровне отдельного индивидуума к регрессу. Маркетинговые компании диктуют стиль жизни, в ущерб здравому смыслу. Мир, в котором толпы «неподражаемых индивидуумов» стоят в очереди за очередным эффектным ширпотребом в виде новомодного смартфона. Элитный мир бесконечных брендов и торговых марок, которые обязательно сделают всех бесконечно счастливыми (Ты что, это же сам «Адибалсони»!). Где человеческое общение заменяется круглосуточными чатами, электронной почтой, видеозвонками и социальными сетями. Где простые человеческие чувства подменяются игроманией и интернет зависимостью. В итоге виртуальное общение со всем миром приводит к затворничеству и тотальному одиночеству в сети.

Виртуальный мир всё больше и больше заменяет реальность. Ведь в мире интернета каждый индивидуум может легко быть красивым, умным, эффектным и крутым. Все эти виртуальные индивидуумы такие яркие и оригинальные снаружи, но такие пустые и одинокие внутри. Так и герои «Теоремы Зеро» совершенно одиноки и несчастны.

В виртуальном пространстве каждый высказывает своё уникальное мнение: комментирует, одобряет или критикует. Здесь любой может выложить свой видеоролик или фотографию, чтобы миллионы или всего пару десятков виртуальных друзей, которых никогда не встретишь в реальной жизни, смогли посмотреть и оценить их по достоинству. Здесь каждый может написать свою уникальную рецензию, собрав из тысяч печатных символов несколько сотен слов и выложив в виртуальное пространство, где это уникальная рецензия эффектно затеряется среди миллиардов других таких же эффектных мнений в очередном облачном хранилище данных или в глубинах серверов заокеанских дата-центров.

Тюрьма без стен

Безопасность стала новой религией. Ведь камеры наблюдения и прослушка телефонных разговоров уже для многих не является нелепой теорией заговора. В этом мире можно обобщить все данные о любом индивидууме, которые он добровольно и собственноручно выложил на своей странице. Можно узнать все его предпочтения по его просмотрам, «лайкам» и комментариям. Какие товары ему можно предложить. А также составить психологический портрет этого независимого индивидуума. И самое главное, как им можно будет манипулировать ради достижения определённых целей. Мир, в котором любой софт дружелюбно предлагает объединить все аккаунты, чтобы, в конечном итоге, в любую секунду времени, вычислить каждого свободного и независимого индивидуума и определить его местонахождение в любой точке мира.

Следуя этой тенденции, можно предположить, что модные нынче клейма на шкурах (татуировки), при хорошей рекламе, трансформируются в штрих-коды ярких молодёжных расцветок. Очень модными и практичными личностями будут признаваться те, кто вживит себе в голову флеш-память или MP-3 плеер. А как будет удобно расплачиваться в один клик, вживлённой под кожу банковской картой! В конечном итоге, все это приведёт к всеобщему микрочипированию населения.

Гиллиам в «Теореме Зеро» затрагивает огромный пласт проблем современного общества, но он только задаёт вопросы, ответы на которые, должно дать само общество.

Великолепное кино не для всех, наполненное всевозможными смыслами, размышлениями о бренности бытия, с хорошей игрой актёров и отличными спецэффектами.

10 из 10

прямая ссылка

29 сентября 2016 | 20:13

показывать: 10255075

1—10 из 72

Теорема Зеро — видео — КиноПоиск


Трейлер
 02:26    60 446    8   —   28 января 2014

Теорема Зеро — актеры и съемочная группа — КиноПоиск

Режиссер

1.

Актеры

1.

2.

... Woman in a Street Commercial

3.

... Man in Street Commercial

4.

... Man in Street Commercial

5.

... Woman in Street Commercial

6.

7.

8.

9.

10.

11.

12.

13.

... Mancom Computerised Lips

14.

15.

16.

17.

18.

19.

20.

21.

22.

23.

24.

25.

26.

27.

28.

29.

30.

31.

32.

33.

34.

35.

36.

37.

38.

39.

40.

41.

42.

43.

44.

45.

46.

47.

48.

49.

... Work Colleague, в титрах не указана

50.

... Extra, в титрах не указан

Продюсеры

1.

2.

3.

... ассоциированный продюсер

4.

... ассоциированный продюсер

5.

6.

7.

... рекламный продюсер

8.

9.

... ассоциированный продюсер

10.

... исполнительный продюсер

11.

... линейный продюсер

12.

13.

... ассоциированный продюсер

14.

15.

16.

... ассоциированный продюсер

Режиссер дубляжа

1.

Актеры дубляжа

1.

2.

... Man in Street Commercial

3.

4.

5.

6.

7.

8.

9.

10.

... Mancom Computerised Lips

11.

12.

13.

Сценаристы

1.

2.

... дополнительные диалоги

Оператор

1.

Композитор

1.

Художники

1.

... постановщик

2.

3.

... по костюмам

4.

... по декорациям

5.

... по декорациям

Монтажер

1.

Терри Гиллиам рассказал «Индустрии кино» про антиутопию «Теорема Зеро»

Гиллиам в новом фильме вернулся к любимым антиутопическим мотивам, которые, правда, ассоциируются непосредственно с сегодняшним днём. Режиссёр и актёры обсудили с нами трагическое положение главного героя картины.

Терри Гиллиам рассказал «Индустрии кино» про антиутопию «Теорема Зеро»

Доказательство своей «Теоремы» режиссёр представил в форме футуристической антиутопии. Лондон середины третьего тысячелетия: царство гаджетов, агрессивной рекламы и виртуальной реальности. Терри Гиллиам не скрывает: будущее из его фильма как две капли воды похоже на наше настоящее:
Фрагмент из «Теоремы Зеро» на английском языке
Компьютерный гений Коэн Лет запирается в своей полуразрушенной часовне в ожидании очень важного звонка: голос на другом конце провода должен раскрыть отшельнику тайну смысла жизни. Звонка Коэн так и не дождётся, зато приблизится к разгадке самой таинственной на свете теоремы Зеро. Решить уравнение, в котором ноль равен ста процентам, ему поручает всемогущий Управляющий — эдакий «Большой брат». Он, в отличие от Лета, уверен, что у жизни никакого смысла нет, а вселенная — всего лишь череда случайностей. Гиллиам, по его словам, фокусирует внимание именно на Коэне:
От поисков смысла жизни и работы над теоремой Коэна отвлекает труженица виртуальной секс-индустрии Бэйнсли и коллега Лета — Джоби — в исполнении Дэвида Тьюлиса. Шпионить за кибер-монахом их посылает Управляющий. В интервью Дэвид признался нам, что, в отличие от своего героя, не слишком подкован в законах виртуального мира:
Бюджет фильма составил $20 млн., а съёмочный период занял всего 36 дней. Рекордные сроки для режиссёра. Сам он последние 15 лет живёт мечтой снять свою версию истории о Дон Кихоте. Новый проект будет запущен в производство уже в ближайшие месяцы.

Гиллиам, Тьерри и Тьюлис про «Теорему Зеро». «Индустрия кино» от 04.07.14

в прокат вышла "Теорема Зеро" – Москва 24, 04.07.2014

3 июля в прокат вышел фильм Терри Гиллиама "Теорема Зеро". В центре сюжета - эксцентричный ученый, который пытается найти смысл бытия. Обозреватель сетевого издания M24.ru Максим Эйдис посмотрел фильм и пришел к выводу, что время не пощадило даже Гиллиама.

Лондон, близкое будущее. Великий город превратился в яркий, фантасмагорический карнавал. Все здесь периливается и искрится всеми цветами радуги (вот только рабочие все время снуют, что-то строят или перекапывают). Тихий ученый по имени Коэн Лэтт (удивительная актерская работа Кристофа Вальца) всю жизнь посвящает работе на некую транснациональную корпорацию, которой руководит всевидящий, мудрый и незримый Менеджмент (преображенный почти до неузнаваемости Мэтт Дэймон). Работа Коэна состоит в том, чтобы производить расчеты – не совсем понятно какие, поскольку процесс расчета со стороны выглядит как безумная игра в трехмерную видео-игру, да еще и с велосипедными педаляи. Не удивляйтесь, что Коэн ведет себя как-то странно – например, постоянно говорит о себе во множественном числе. Коэн – фрик, который пугается людей, прячется от женщин и бредит, рассказывая что-то невнятное про какой-то телефонный звонок, который он все время ждет. Но при все этом Коэн – гений науки. Не зря же Менеджмент поручает Коэну сложнейшую секретную миссию: доказать теорему "зеро". Суть ее (толком так и не сформулированная) сводится к тому, что плюс всегда уравновешивается минусом, любое действие уравновешивается противодействием, причина следствием, поступок – другим поступком,и в итоге все на свете вместе дает ноль, "зеро", "ничто". Жизнь, цивилизация, все, что когда бы то ни было делали люди, - бессмысленно

Кадр из фильма "Теорема Зеро". Фото: thezerotheorem-movie.com

Странно видеть, конечно, как не только Коэн, но и огромное количество других сотрудников компании, посвящает все свое время доказательству всеобщей бессмысленности. С другой стороны – если взглянуть на мир Коэна Лэтта, поневоле впадешь в депрессию (которой и ученый, не избежал). Живет безумец в заброшенном после пожара здании собора (здесь вместо головы у распятия поставлена видеокамера и вездь пыль - очень не хватает женской руки). По сути, все его тоскливое существование сводится к беспрерывной работе, которую он никогда не успевает сделать вовремя, и вере – в то, что когда-нибудь ему позвонят по телефону, назовут по имени и расскажут, в чем же смысл бытия. Ах да, еще Коэну снятся сны, в которых он проваливается в черную бездну где-то в космосе. В итоге, все это окончательно ученого из равновесия и Коэн полностью теряет работоспособность, что допустить никак нельзя. Менеджмент начинает применять последние оставшиеся в запасе средства – вроде двух клонов, мальчишки-компьютерщика (если местные хитроумные устройства можно так назвать), психоаналитика в местном "скайпе", очень переживающего за судьбу своего клиента, и ужасно соблазнительной девушки по вызову. Наивная пытается совратить Коэна разными способами, но ученый закрыт, упрям и ждет своего звонка. Ищет смысл. Тогда "влюбленная" решается применить специнвентарь: костюм для виртуальной реальности. В случае Коэна он - шутовской, с красным колпаком и всем, чем полагается. Но какая разница, какой костюм, если они смогут - вместе - наслаждаться тропическим раем и закатом над океаном?

Фильмы Терри Гиллиама – пример того, как работам режиссера, продюсера или сценариста (Гиллиам и то, и другое, и третье) может сопутствовать успех в артистических и интеллектуальных кругах всего мира, и в то же время – неудача в широком прокате. Автор великих антиутопий "Бразилия" и "Двенадцать обезьян" вообще большой любитель парадоксов, и вряд ли стоит этому удивляться. "Обангличанившийся" американец Гиллиам входил в число тех, кто составлял цирковую труппу "Монти Пайтон" - уникальный английский проект, сочетающий в себе очень злую сатиру, совершенно неполиткорректные антиобщественные выпады (больше других досталось религии и церкви) с абсурдными гэгами и бредовыми песенками.

Кадр из фильма "Теорема Зеро". Фото: thezerotheorem-movie.com

Да, настоящего коммерческого успеха у фильмов Гиллиама не было никогда. И в то же время, его картины – уже упоминавшийся фильм "Бразилия", "Двенадцать обезьян", "Страх и ненависть в Лас-Вегасе", "Страна приливов" – прекрасно известны широкой публике. Беда в том, что известность и культовый статус всегда запаздывает. Наград и кассы не снискала ни артхаусная "Страна приливов", ни даже "Воображариум доктора Парнаса" со множеством звезд (патологическое невезение Гиллиама в очередной раз дало о себе знать, и Хит Леджер, главная звезда "Вооюражариума" умер, так и не успев доиграть свою роль).

Кажется, что сегодня Гиллиам, наконец, снял кино, способное завоевать мир (хотя режиссеру, старому нон-конформисту и пересмешнику, вряд ли интересно что-либо, кроме его внутренних миров). "Теорема Зеро" - идеальный фильм для зрителей фильмов Гиллиама, которым его картины всегда нравились, но все время что-то мешало поставить их в один ряд с лучшими "маническими" фильмами современников – например, Тима Бертона или Жана-Пьера Жене.

Присущая фильмам Гиллиама эстетика кича, специфическое чувство юмора и любовь сценариста к легкому подкалыванию зрителей и неожиданным, вопреки шаблонам, поворотам сюжета всегда чуть горчили - мешали, не давая расслабиться и насладиться визуальным роскошеством и буйством режиссерской фантазии. К счастью, с выдумкой и видеорядом у Гиллиама все в порядке (фильм снимался по старинке, на пленку - "Теорему" хочется пересматривать покадрово, чтобы находить все новые и новые детали декораций или костюмов). А вот с горчинкой – она же изюминка – не получилось. Да, "Теорема..." - прекрасное кино, одновременно смешное, грустное, развязное и философское. Наконец-то, без жути и патологий. Но досмотрев его до конца, вспоминаешь, сколько сил когда-то затратил все тот же Гиллиам , сражаясь со студийными боссами за мрачную концовку "Бразилии" - и становится грустно от того, что время никого не щадит. Кто знает, может быть, теорема Зеро действительно верна и даже творчество лишено смысла – либо слишком конъюнктурно, либо мало кому понятно. Или все-таки подождем звонка?

Максим Эйдис

Крепко держать ноль – Газета Коммерсантъ № 116 (5389) от 08.07.2014

Премьера кино

В своем новом фильме "Теорема Zero" (The Zero Theorem) ветеран сюрреалистической комедии Терри Гиллиам возвращается к своему излюбленному жанру антиутопии, однако по сравнению с "Бразилией" (Brazil) или "Двенадцатью обезьянами" (Twelve Monkeys) тяготеет к еще более карнавальной эстетике. Над пронизывающей фильм бессмысленностью жизни посмеялась ЛИДИЯ МАСЛОВА.

Герой "Теоремы Zero" (Кристоф Вальц) работает "вычислителем сущностей", то есть упорядочивателем хаоса, создавать который весело, а упорядочивать, наоборот, крайне скучно — на вид эта унылая кропотливая работа заключается в том, чтобы гонять по компьютерному монитору что-то вроде трехмерного тетриса, исписанного математическими формулами. Эта пресловутая "теорема Zero" — очевидная фикция, смысл которой сводится к тому, что ноль равняется ста процентам, то есть все и ничто — одно и то же. Несчастный хакер не понимает, зачем ради этого занятия каждый день проделывать мучительную дорогу в офис, и пытается добиться у врачей разрешения работать дома. На их заверения, что он здоров как бык, герой упорно твердит: "Мы умираем". И если в медицинском смысле это выглядит не очень убедительно, то в философском с ним трудно не согласиться ("С рождения мы все начинаем умирать",— поясняет Терри Гиллиам устами циничного доктора для тех, до кого еще не дошло). Во множественном числе герой называет себя по совету психотерапевта, наивно считавшего, что так можно "сблизиться с человечеством". Не больше пользы и от нового психоаналитика, которого герою выдают на работе: это компьютерная программа, в которой малоузнаваемая Тильда Суинтон в парике очень смешно демонстрирует замашки матерого "шринка", со снисходительным видом несущего фрейдистскую белиберду.

Большая часть действия "Теоремы Zero" происходит в заброшенной церкви, где живет герой и где у распятого Христа вместо головы камера наблюдения. При помощи нее за сотрудником присматривает Руководство (Мэтт Деймон), чье главное свойство — мимикрия. Каждый раз, когда Руководство появляется во плоти, узорчик на ткани его костюма совпадает с обивкой кресла или портьерами,— метафора, может быть, не слишком изощренная, но точно обозначающая хамелеонскую суть любого успешного менеджера. После случайной встречи с Руководством на корпоративе заветное желание героя работать на дому чудесным образом исполняется, и он может посвятить себя занятию, более важному для него, чем сизифов труд с проклятой теоремой. Он поглощен ожиданием, что ему домой перезвонит загадочный абонент, однажды трубным гласом назвавший его по имени, после чего разволновавшийся герой выронил трубку, а потом убедил себя, будто оборвавшийся звонок должен был сообщить ему его предназначение и смысл жизни. То, что это хоть и спасительная, но иллюзия, все прекрасно понимают, а звонили, скорее всего, чтобы на что-нибудь развести. "Не урони вы трубку, был бы у вас сейчас таймшер на Мальорке",— рассудительно объясняет навязавшаяся на лысую голову героя виртуальная call-girl (Мелани Тьерри) с прекрасной фигурой, развязными манерами и незатейливыми шутками ("Какой у вас здоровенный жесткий диск"). Напялив специальный костюм с подключенным к компьютеру хвостом-проводом, герой отправляется с девушкой на воображаемый отдых в гавайском раю, где можно все — пить и не напиваться, есть и не толстеть, даже волосы у него вырастают заново, хотя и к этому мнительный отшельник относится с подозрением: "Мы не уверены, что это нам идет".

Написавший сценарий "Теоремы" Пэт Рашин, конечно, не Том Стоппард, но все-таки преподает в Университете Флориды creative writing, то есть умение создавать литературные произведения, и в его коллаже из любимых гиллиамовских тем и мотивов по крайней мере не приходится плутать. Это выгодно отличает "Теорему" от предыдущей работы Терри Гиллиама — "Воображариума доктора Парнаса" (The Imaginarium of Doctor Parnassus), наводившего на мысль, что автору, у которого картина расползалась в руках, пора собираться на пенсию. Однако пять лет спустя 73-летний режиссер снял на простенькую тему "Мы умираем" очень собранный, внятный, нарядный и в конечном счете даже оптимистичный фильм. "Теорема Zero" — антиутопия лишь постольку-поскольку (поскольку художник гиллиамовского склада обычно без особого оптимизма смотрит, куда катится мир), но в первую очередь саркастическое наблюдение за тем, как удовольствие от жизни, бессмысленной, но временами приятной, для героя безнадежно отравлено разрастающейся внутри него черной дырой неизбежной смерти. Наблюдение это, по всей видимости, связано с режиссерскими размышлениями о собственной конечности, с которой ничего не остается, как юмористически примириться.

Шоу приходов: как «Теорема Зеро» Терри Гиллиама обескуражила всех :: Впечатления :: РБК Стиль

© Кинопоиск

Новый фильм мастера антиутопии призван был прервать череду его творческих неудач. Но когда смотришь на экран, трудно отделаться от ощущения, что наблюдаешь за новогодним корпоративом изрядно набравшихся аниматоров.

Лысый отшельник Коэн Лет (Кристоф Вальц) в недалеком будущем проводит все свое свободное и несвободное время у монитора компьютера, крутя педали, неистово ругаясь и страдая от нервного тика. Себя он называет во множественном числе «мы». И так сильно боится пропустить загадочный звонок по телефону, что выбивает из своего работодателя разрешение работать из дома (которым ему служит заброшенный храм).

В роли работодателя — Мэтт Дэймон в костюме с принтом зебры и седыми волосами. Он великодушно удовлетворяет его просьбу в обмен на задание: решить Теорему Зеро — уравнение, в котором ноль равен 100. Теорема должна окончательно доказать, что существование бессмысленно. Почти все, кто брался за эту задачу, сошли с ума. Есть все шансы, что Коэн последует их примеру. Безбрового параноика в его неравной битве с иксами и игреками поддерживают лишь два человека — эксцентричная виртуальная девушка по вызову Бэйнсли (Мелани Тьерри) и подросток-вундеркинд Боб (Лукас Хеджес), сын его начальника.

Терри Гиллиам в последнее время пережил немало взлетов и падений. И неудивительно, что на этот раз во избежание риска решил сделать беспроигрышный ход — исполнить кавер-версию своего самого удачного фильма — мрачной антиутопии «Бразилия». Именно так — без всякой охоты, но под гнетом злых продюсеров — музыкант после череды неудачных экспериментов вынужден исполнять принесший ему славу, но давно осточертевший самый первый хит. Как если бы Radiohead снова заиграли бы свой Creep. Надо ли говорить, что именно эта песня звучит весь фильм напролет в лаунжевой обработке.

«Теорема Зеро» вместе с «Бразилией» и более мейнстримовыми «Двенадцатью обезьянами» должна, по идее, образовывать некую трилогию о невеселом будущем. О том, как люди полагаются на компьютеры и гаджеты вместо собственных чувств и эмоций, оказываются в цепях оруэлловской бюрократии и смирительных рубашках, вместо того чтобы расслабляться с прекрасными девами под сенью струй. Проблема, однако, в том, что в «Теореме Зеро» разговор идет не совсем о будущем и даже не о настоящем.

Новый фильм Гиллиама выглядит так, будто снят лет 20 назад, пролежал все это время на полке и выпущен только сейчас. Костюмы для путешествий по виртуальной реальности (да и сама виртуальная реальность) будто бы позаимствованы из малобюджетной пародии на «Матрицу». Вечеринки, на которых все в тишине танцуют в наушниках под собственный iPad, — уже давно никакое не откровение. Даже сайты в Интернете в гиллиамовском фильме сверстаны по образцу 1998 года — такие же угловатые и топорные.

Гиллиам, чувствуя себя неуверенно в своем же материале, бросает в работу всю палитру цветов, запускает камеру вокруг своей оси и постоянно переодевает героев в веселые костюмы шута, плюшевого тигренка и сексуальной медсестры, чтобы как‑то оживить кадр. Впечатление такое, будто наблюдаешь за новогодним корпоративом изрядно набравшихся аниматоров. Диалоги здесь звучат примерно так: «Теорему Зеро невозможно доказать — числа не складываются!» «Нет, наоборот, все складывается, и все они равны нулю. В этом и есть смысл. В чем смысл всего?»

Когда не срабатывает даже упор на сюрреализм с психоделичностью, Гиллиам заводит разговор о Боге. Именно его заменила технология в нашем обществе, именно поэтому бритый под ноль Коэн живет в церкви и более или менее понятно, возможность звонка от кого не дает ему покоя. Но и беседы о религии при помощи чисел — тоже старый трюк, которым эффектно воспользовался Аронофски в фильме «Пи» в 1998 году. Если процитировать самого маэстро — боюсь, сэр, что это не тот звонок, которого вы ждали.


Илья Миллер


Кино
«Теорема Зеро» (The Zero Theorem)
Режисер: Терри Гиллиам
В ролях: Кристоф Вальц, Мелани Тьерри, Дэвид Тьюлис, Мэтт Дэймон, Тильда Суинтон
США, 2013 год
С 3 июля
 

Обзор фильма «Теорема о нуле» (2014)

Другие персонажи появляются и исчезают из сюжета, облегчая или усиливая раздражительность и душевное недомогание героя. Фигуристая блондинка Бейнсли (Мелани Тьерри) спасает Куохена на вечеринке, когда он чуть не подавился оливкой, и оказывается ответственным за то, что его переводят на работу дома, а затем продолжает появляться в его жизни, в конечном итоге предоставив ему свой фирменный костюм эльфа, а затем раскрывается как тайный исполнитель стриптиза в Интернете.Многие персонажи вызывают в памяти неизгладимых игроков из «Бразилии» Гиллиама: есть мудрый, но кроткий обыватель типа Уолтера Митти или Уинстона Смита (герой), отвратительная посредственность начальника (Дэвид Тьюлис) и вежливо устрашающий босс ( Мэтт Дэймон), персонаж которого идентифицируется только как Менеджер, и чьи опрятные костюмы, совиные очки, седые волосы и ласковый голос делают его похожим на всемогущего младшего брата Питера Богдановича.

В сюжете есть несколько перипетий, и все они связаны с истинным смыслом и целью Теоремы нуля.В конце концов, тайны изложены для нас методично, как если бы мы наблюдали философскую версию тайны гостиной, где убийца - франкенштейновское посткапиталистическое общество, с которым мы все слишком привыкли, и жертва - человеческая душа.

Я бы хотел, однако, чтобы иероглифам было разрешено быть, а также изображать, если это имеет смысл. В других фильмах Гиллиама, даже в самых плохих, удалось сбалансировать необходимость излагать афоризмы и уроки с обязательством вовлекать нас в судьбу персонажей.Каждый персонаж в этом фильме упрямо и неуловимо абстрактен. Мы знаем, что все отстаивают, но мы никогда не знаем их по-настоящему. Через некоторое время вы начинаете скучать по болезненной человечности Сэма Лоури в «Бразилии», влюбленных в «Двенадцати обезьянах» или по изысканно хрупкой энергии Робина Уильямса в «Короле-рыбаке» Гиллиама.

Фильм наиболее увлекателен, когда он просто показывает нам мир, который причиняет Куохен столько страданий. Ранняя сцена, в которой герой покидает свое жилище и пытается пройти по городской улице, в то время как видеотикер на стороне здания отслеживает его с помощью специально подобранной торговой презентации, является прекрасным комментарием к тому, как технологии превращают каждую среду в торговую точку, и каждый человек в цель возможности. (Это похоже на тот момент в "Minority Report", когда Том Круз идет по торговому центру, а ему щебечут объявления.) Есть несколько изящно заблокированных и выполненных длинных дублей и виртуально-фантастическая интерлюдия на тропическом пляже, которая входит в число лучших сцен. Гиллиам направил. В лучшие моменты «Теорема нуля» действительно кажется работой блестяще капризного карикатуриста, который годами был одержим тем, чем стал мир, а затем, наконец, сел, открыл альбом для рисования и начал рисовать. Проблема в том, что после того, как вы посмотрели «Теорему нуля», вам лучше пойти посмотреть в альбом.

Терри Гиллиам в его новом эпическом фильме-антиутопии «Теорема о нуле»

Но вы уже занимались антиутопиями слежки. Чем отличается сегодняшняя версия?

Изначально Mancom, где работает Qohen, больше походил на Министерство в Brazil . Но я хотел подчеркнуть, что этот орган не является правительственным. Сейчас это совсем другое дело - корпорации доминируют, а политическая сторона почти вторична. Самое смешное, что действие фильма должно было происходить в ближайшем будущем - насколько близко я не знал.Но к тому времени, когда было снято большинство моих «футуристических идей», они уже остались в прошлом.

В ваших фильмах часто сочетаются элементы знакомого и умозрительного.

Когда люди снимают научно-фантастические фильмы, кажется, что они всегда сосредоточены на футуристических технологиях. Но мир всегда представляет собой смесь технологий. Например, у меня есть iPhone, который мощнее компьютера, отправившего человека на Луну. Это необычно. В то же время у нас протекает водопровод 19 века.

Мэйнфрейм-компьютер в Mancom кажется шагом назад во времени - он настолько огромен.

По мере уменьшения размеров компьютеров центральный компьютер становится больше. А новый центр обработки данных АНБ в Блаффдейле настолько огромен - акры, акры и акры. Поэтому мы смоделировали компьютер Mancom по образцу огромной доменной печи, которую мы нашли на сталелитейном заводе. Возможно, будущее будет таким, чтобы иметь дело с объемом информации, который у нас будет.

Сегодня вы можете сделать гораздо больше с меньшим бюджетом. Это изменило то, как вы снимаете фильмы?

Шесть лет назад, когда мы впервые заговорили о создании этого фильма, бюджет составлял 20 миллионов долларов, а в итоге мы сделали его за 8,5 миллиона долларов. Там, вероятно, можно сэкономить 500000 долларов на улучшенных технологиях - например, Кристоф и Мелани Тьерри записали несколько новых строк на свои iPhone, когда он был в Берлине, а она была во Франции, отправили их мне по электронной почте, и они в фильме.Несколько лет назад мы не могли этого сделать. Но остальное - это люди, работающие на масштаб, работающие до упора, очень умные и снимающие в Бухаресте. И заставлять друзей-актеров приходить и работать - но в следующий раз я не смогу воспользоваться преимуществами всех своих друзей.

Влияет ли этот бюджет на аудиторию, которую вы можете охватить?

Я действительно не знаю, как думать об аудитории, потому что существует миллион разных аудиторий. Более того, как привлечь людей, которым может понравиться то, что вы делаете, - а они еще не всегда являются поклонниками - как привлечь их внимание? Когда у больших студий есть 80 миллионов долларов, которые можно потратить на кампанию по фильму, действительно трудно найти место, чтобы повесить свой рекламный щит или плакат.Вот что мне сейчас сложно.

Группа ваших товарищей из Монти Пайтонеров отыграла концерт воссоединения в июле. Вы когда-нибудь беспокоились о том, что влияние Python могло зайти слишком далеко?

Я смотрю на своих героев, на тех, кто меня подтолкнул, и очень горжусь тем, что чувствую себя героями для кого-то другого. Когда мы вступаем в последний акт, это очень хорошо. Но пресса абсолютно апеширует по поводу этого шоу Python - они пишут о нас, как будто мы были началом комедии. А как же братья Маркс? Где Бастер Китон? Как будто все забыли.Это та часть современного мира, которую я действительно презираю. Нет истории - все существует только в наносекундах.


В серии «Теорема нуля», Кристоф Вальц играет Кохена Лета, компьютерного гения, который борется с экзистенциальной тревогой в форме математической задачи. Предоставлено Amplify (Теорема о нуле)

Терри Гиллиам подал в суд на уличного художника-граффити в «Теореме о нуле»

Фреска, показанная в фильме, якобы скопирована с "поразительными деталями" с известной фрески в Буэнос-Айресе, Аргентина.

Три известных уличных артиста подали в суд на грядущего фильма Терри Гиллиама « Теорема нуля» с участием Мэтта Дэймона и Кристофа Вальца .

В жалобе, поданной в среду в федеральный суд Иллинойса, аргентинцы « Jaz » ( Franco Fasoli ) и « Ever » ( Nicolas Escalada ), а также канадец «Трой Лавгейтс, он же Other » ( Derek Mehaffey ) утверждают, что фильм о компьютерном хакере в поисках смысла нарушает авторские права, которые они имеют на крупномасштабную фреску под названием Castillo , выставленную на всеобщее обозрение в Буэнос-Айресе.

Актеры могут пережевывать декорации, но иногда декорации пережевывают.

В данном случае истцы, которые заявляют, что каждый из них может требовать десятки тысяч долларов за заказанные работы коллекционерам, организовали сотрудничество в хорошо известной зоне zona de graffiti («зона уличного искусства») на Фитце. Рой-стрит в аргентинском городе, который считается довольно гостеприимным для общественных фресок. Их работа была завершена 24 декабря 2010 г. и, согласно иску, «представляет собой гармоничное целое, но отдельные элементы защищенного авторским правом произведения искусства сразу узнаваемы как вклад Other, Jaz и Ever.«

Распространено мнение, что уличные художники не очень хорошо организованы, но здесь двое аргентинцев говорят, что зарегистрировали фреску в Бюро регистрации авторских прав в 2013 году.

«Работы, защищенные авторским правом, получили международное признание в мире искусства и широко признаны публикой в ​​Аргентине и за рубежом», - говорится в иске. « Castillo настолько важен, что это одно из немногих произведений искусства, которые годами уцелели в этой конкретной зоне граффити.«

Гиллиам (, Бразилия, , , 12 обезьян, ), как говорят, выстрелил в Теорема нуля в Бухаресте, Румыния. Одно из важных мест в фильме - сгоревшая часовня, превращенная в жилые помещения главного героя. В иске говорится, что внешняя стена часовни «украшена красочной фреской, которая является вопиющим незаконным присвоением произведений искусства, охраняемых авторским правом».

Жалоба, в которой цитируется один рецензент на Comic-Con, восхваляющий «невероятные концептуальные разработки и построение мира», содержит сравнительные изображения.Мы разместили жалобу ниже для рассмотрения.

Other, Jaz и Ever подали в суд на Voltage Pictures, Amplify Releasing и других, но оставляют особое презрение к предполагаемому «неоднократному пренебрежению законом об авторских правах» сообвиняемого Гиллиама. В частности, они ссылаются на предыдущий иск о нарушении авторских прав в отношении кресла для допросов / пыток, которое якобы было извлечено из рисунка 1987 года художника Lebbeus Woods .

Это дело улажено, но, как говорится в иске, «очевидно, что г-н Гиллиам не усвоил урок, как наглядно демонстрирует настоящее действие.Как и в случае с Woods , здесь г-н Гиллиам и его соратники «не могут всерьез утверждать», что они не черпали вдохновение в произведениях, защищенных авторским правом истцов, потому что работа, нарушающая авторские права, копирует фреску истцов с «поразительными деталями». И, опять же, как и в случае с Woods , здесь не имеет значения, сколько минут экранного времени в Фильме посвящено нарушающей работе, потому что важна «сумма, взятая без разрешения с нарушенной работы», а не 'характеристики работы, нарушающей авторские права.'"

Уличные артисты требуют судебного запрета на фильм, который должен быть выпущен в США на VOD на следующей неделе и в кинотеатрах 19 сентября. В лице юристов Foley & Lardner они также требуют возмещения ущерба, прибыли и издержек, предусмотренных законом.

Voltage еще не ответила на запрос о комментарии.

Эл. Почта: [email protected]
Twitter: @eriqgardner

Терри Гиллиам рассказывает о послании теоремы нуля: «Просыпайтесь!»

Недавно мы встретились с Терри Гиллиамом, чтобы поговорить о его новом фильме « Нулевая теорема», универсальный для всех, полный выход, полу-виниловый фильм о поисках смысла перед лицом бессилия.Он также рассказал нам, какие фильмы оставили шрапнель в его душе, и почему вы должны быть чертовски честными и оборвать свою историю.

Я был готов насильно вставлять вопросы в толпу громких, грубых журналистов, но вместо этого мы были настолько ошеломлены в нашем состоянии до кофе, что Гиллиам поддразнил, что наша встреча была пижамной вечеринкой без пижам, все мы сонные, тихие , и слишком вежливо. Он с юмором пробирался в толпу журналистов, подшучивая над собой, миром вокруг него и всеми нами, забившись в закрытом помещении так рано субботним утром, в то время как все остальные смотрели на парад костюмов Dragon Con.Мы предложили ему бессвязные, несфокусированные вопросы, которые были перефразированы для ясности в этой транскрипции, сохраняя при этом его остроумные ответы нетронутыми дословно.

В чем суть теоремы нуля?

Я никогда не даю определение депрессии, клинической или иной. Это основа большей части жизни. Кажется, современный мир: все мы в депрессии.

G / O Media может получить комиссию

В некотором смысле [фильм о] парне, который чувствовал, что если бы он имел смысл для своей жизни, все было бы хорошо.Он так занят, ожидая, что кто-нибудь ему скажет, вместо того, чтобы найти это сам или пережить это. Я нахожу характер [Коэна] интересным, потому что он был сильно поврежден жизнью еще до того, как мы с ним познакомимся. Для меня настоящим сердцем [фильма] было то, что он пытался вернуть себе человечность, свою способность заботиться, любить и фактически выйти за пределы себя.

Окружающий мир - мое изобретение. Это просто весело; это красивое место.

Для меня самое важное решение и самая обреченная вещь - это когда Бейнсли говорит: «Пойдем со мной», а он не может этого сделать! И все же даже после этого мальчик проявляет некоторый отцовский инстинкт.Он заботится о нем . И даже это отняли. В основе всего этого лежит бессилие.

Те из нас, кто обращает внимание на мир [в котором мы живем], кто читает новости, чувствуют, что мы можем что-то с этим сделать. Тогда вы понимаете, насколько вы бессильны что-либо изменить. И это печально. Я говорю обо всем этом, но это сердце [фильма]. Я создал мир вокруг него, но это не совсем фильм, это то, что его окружает.

Некоторые люди понимают это сразу: некоторые люди идентифицируют или чувствуют что-то для Коэна, понимают, где он находится.Других это просто сбивает с толку. [При просмотре рейтингов к фильму] пятерка - это здорово, а нули - это здорово, середина очень расплывчата, и мне нравится , потому что я знаю, что [они] что-то испытывают. Это все, что я пытался сделать - оставить в них осколки шрапнели, как будто во мне остались осколки из других фильмов. Мы развлекаем как можем, но мы также стараемся достучаться до людей.

Что именно вас очаровывает во встрече реальности и фантазии, и как это проявляется в Теорема нуля ?

Реальность и фантазия - нам нужно и то, и другое, чтобы выжить.Если у нас нет фантазий, мечтаний и всего прочего, какой смысл продолжать? Вам нужно остерегаться реальности, потому что автобусы приходят, когда вы переходите улицу; будь осторожен!

Все эти вещи необходимы, и я часто нахожу, что они делятся на две разные категории. «О, мы снимаем фантастический фильм. О, мы снимаем реалистичный фильм». Я пытаюсь смешать эти два аспекта, потому что считаю, что борьба или границы между двумя аспектами - вот что делает жизнь интересной.

Я никогда не думал, что обязательно занимаюсь фэнтези, потому что всегда думал, что на самом деле имею дело с реальностью, просто это происходит глазами карикатуриста.Я карикатурист; вот что я в душе. В мультфильмах вы берете реальность и искажаете ее, вы делаете ее гротескной, вы делаете ее смешной. Вы меняете его, но он работает, потому что основан на реальности. Вот что я пытаюсь делать.

Нулевая теорема на самом деле является своего рода сатирической версией мира, в котором мы живем. Это всего лишь небольшой аспект мира, который имеет отношение к связанному миру, в котором мы живем, или к тем, кто предпочел не быть связанными в тот мир.

[Мы были] в этом красивом георгианском доме, построенном почти в 18 веке.Было тихо, спокойно. Мы пробыли там несколько часов, открыли дверь, и на улице было светло и шумно! В Нулевая теорема - это шок для мира, если вы позволите себе отключиться и забыть, что это где-то снаружи, насколько это шумно, насколько это занято, насколько это агрессивно. Я играл со всеми этими вещами и, по сути, с тем фактом, что я так долго был заинтригован попыткой отключиться от подключенного мира.

Почему в фильме люди хотят решить теорему нуля?

Люди знают.Вот почему люди хотят понять смысл жизни, или в случае с Mancon, если вы можете доказать, что все - ничто, это действительно важная информация! Вот чем питается реклама. Реклама питается вашей неполной жизнью, вашими разочарованиями, вашими мечтами, которые никогда не сбываются! Чем более неполным вы будете, тем больше мы сможем предложить вам и купить ! Это просто хороший бизнес. Я действительно не знаю, что задумал Манкон, кроме как: «Соберите много информации вместе, и тогда мы сможем начать контролировать людей."

Это интересная вещь: когда мы только начали показывать фильм, люди назвали бы его антиутопией. Я не думаю, что это антиутопия. Я думаю, что это мир, который существует в яркой одежде и хорошо проводит время за покупками! Com «Давай, поехали! Во всем этом только один несчастный парень, все остальные прекрасно проводят время в утопии! Нет, это уже не о правительствах , а о корпорациях! Вот почему это «Корпорации без границ».«Кто на самом деле правит миром, ребята? Проснитесь! Правительство просто устраивает шоу. Вы думаете, что жизнь в условиях демократии означает, что у нас есть контроль. Мы живем в корпоративном мире, ребята! Отсутствие контроля. Я люблю мой iPhone!

Формат пленки необычный по размеру и с закругленными углами. Почему?

Вот почему мы называем его универсальным для всех, полувиниловым фильмом (напишите, пожалуйста, вниз!)

По моей извращенности, мы сняли его [так] пропорции 16: 9, а не 1.85: 1 или 2,39: 1. Это то, что вы видите сейчас на экране своего телевизора, и поэтому оно «под одну гребенку». Я подумал, что, поскольку люди все равно будут смотреть это на своих телефонах, айпадах и т. Д., Я хочу, чтобы они увидели точно то же самое, что вы видите в кино. Ну это все. Никакого кадрирования, когда вы переходите к телевизионному формату или чему-то еще.

«Полные ворота» это потому что есть. То, что вы видите, - это полные ворота в камере с небольшими закругленными краями, потому что это то, что есть! В большинстве фильмов - во всех фильмах - есть зона безопасности, внутри которой, как обычно, вы видите весь фильм.Мы пошли на все, так что вы видите полные ворота. Если бы в воротах были волосы, вы бы их увидели. Волосы на воротах, а с одной стороны - маленькая забавная царапина! Последний раз люди видели это в немом кино, потому что впоследствии мы этого не показываем. Так что я тоже подумал, что это было веселее.

Это «винил», потому что [фильм] аналоговый и снятый на пленку. Однако там было 216 снимков с цифровыми эффектами, так что я не мог солгать и сказать, что это был «полный» винил. Итак, это полу-винил.

Это было интересно - закругленные углы [вызывали] огромные проблемы, потому что производители и даже некоторые из контролеров качества для дистрибьюторов говорили: «Нет, мы этого не примем. Это неправильно! Это закругленные углы! " То, что происходит в формате 16: 9, - это маленькие черные полосы по бокам, потому что мы не на полную ширину. Но сколько раз вы ходили в кино и видели задернутые боковые шторы и половину пленки на боковых шторах? Неважно!

Но были все эти люди, испуганные этой новой идеей и сопротивлявшиеся ей! Поэтому мне пришлось написать письмо, в котором говорилось: «Это мой творческий выбор.Это было творческое решение, и бла-бла-бла ». [Сейчас фильм выпущен], никто никогда не жаловался, но вам пришлось пройти через это испытание людей, которых наняли, чтобы убедиться, что никто не жалуется!

Какие фильмы оставили в тебе осколки шрапнели?

Я помню, когда был ребенком, Вор Багдада , великий фильм Корды и Пауэлла, сцену, где ребенок находится в большой паутине, а паук выходит .. Я просыпался посреди ночи, запутанный в этой паутине, все мое постельное белье обвивалось вокруг меня и душило меня.Это что-то вроде шрапнели.

Тот, который как бы разбудил меня в силе создания фильмов и идей, - это Paths of Glory . Я никогда не видел такой несправедливости в большом фильме. Я впервые увидел камеру: следящие кадры, стреляющие в траншеи. Это разбудило меня.

Я говорю именно о таких вещах: о вещах, которые остаются со мной и влияют на то, как я вижу мир.

Был юрист, который видел Brazil . Он не знал, что случилось.Он вернулся в свой офис и заперся там на три дня. Есть этот публицист из Universal. Она сказала, что когда она посмотрела фильм, она вернулась домой, приняла душ, просто заплакала и не могла остановиться. Дэйв Кросби из Crosby, Stills and Nash за год до этого попал в аварию, и его жена умерла. Он не мог смириться с этим. Он увидел Король-рыбак и, как Робин [Уильямс], в конце наступил катарсис, и сказал, что может снова жить. Вот что интересно, когда фильм делает это для кого-то.Есть женщина, которая смотрела фильм, [она] жила в Нью-Йорке, а потом пошла домой 20 кварталов, а потом поняла, что прошла 20 кварталов не в том направлении.

Это то, что сделали для меня многие фильмы, и это то, что я пытаюсь сделать. Когда это срабатывает, вы чувствуете, что сделали что-то стоящее. Будем надеяться, что это отношения, идеи или взгляды на мир, которые отличаются от прямого, основного пути.

Что из недавних просмотров вам больше всего понравилось?

Немного.

[Гиллиам позже заявил, что ему нравилось смотреть во все тяжкие, пока его жена отсутствовала.]

Если Бразилия , Двенадцать обезьян и Теорема нуля - триптих антиутопии, не так ли? закончили исследовать такой мир?

Это не я сказал!

Я даже не думаю, что имею дело с антиутопиями. Это просто версии того, что я вижу сейчас в мире. Бразилия было примерно , затем ; просто так случилось, что сейчас даже больше похоже на Brazil , чем мир тогда! Я беру на себя полную ответственность за создание национальной безопасности.

[ Нулевая теорема ] действительно примерно сейчас. Поскольку действие фильма происходит почти полностью внутри этой церкви, у меня появился единственный момент, чтобы разобраться с тем, что, как я думал, было , теперь выходило на улицу, когда мы несколько раз выходили туда. Просто перегрузка изображений и прочего там! Это мой шанс привлечь рекламодателей. Мы превращаем Occupy Wall Street в Occupy Mall Street: покупатели со всего мира объединяются! Это та сторона, которую я хочу быть более сатирической, тогда внутри есть другая история, надеюсь, интересная.

Как вы себя чувствуете Двенадцать Обезьян переведут в телесериал?

Понятия не имею! Я понятия не имею! Со мной никто даже не связался. Мой продюсер даже не связался со мной, чтобы сказать, что мы собираемся это сделать. Я никогда не слышал ничего, кроме того, что читал в прессе. Но я действительно думаю, что Джеффри - персонаж Брэда Питта - быть женщиной - это такой большой прорыв, что, думаю, именно поэтому это сработает.

...Я понятия не имею. То, что у них есть, по сути, это фильм о путешествиях во времени. Это не имеет отношения к фильму. Но на моего бывшего агента произвело большое впечатление отсутствие порядочности или вежливости со стороны тех, кто собирается на этом заработать.

Как вы интерпретируете Chrétien de Troyes ' Персевальский миф , основа The Fisher King ?

Главное в Персевале то, что вот этот молодой, умный парень.Он действительно добирается туда, куда должен идти, но не задает правильный вопрос. Затем он проводит остаток своей жизни, пытаясь добраться туда, где у него уже было , до . Он задает вопросы, а не принимает вещи. В случае Персеваля он вежливый. Это его большой грех: он вежлив и не задает правильный вопрос! Не будь вежливым!

Прямо сейчас мы живем в мире, где все боятся обидеть. Черт возьми! Обида важна, ребята! То есть, если бы мы так себя вели, не было бы Monty Python .Мы старались изо всех сил обижать и шокировать людей. Дешево не обидеть. Не делайте дешевых расовых и этнических шуток. Некоторые из них действительно забавны, но слишком много - слишком просто. Но хороший? Вау, это хорошо! Это как когда мы учились в колледже, мы шутили. Джокеру пришлось приложить больше усилий, чем пришлось пережить шутнику. Речь идет об этом и о попытке заставить людей задуматься.

Это все, что я говорю. Некоторые из них шокируют их, когда они говорят грубые вещи.Когда моя дочь говорит: «Это грубо!» [Я говорю:] "Я? Причинаю ли я вред, или я делаю или говорю что-то, что может отреагировать на и начать думать о вещах?" Думаю, все. Я не знаю, именно так Кретьен де Труа имел в виду свой Персиваль, но это мой перевод!

Но я думаю, что мы боимся говорить что-то: это может быть неправильная вещь и вызвать оскорбление. Многие люди не честны. Они не говорят честно.Они говорят со всякой самоцензурой. Сценаристы будут подвергать самоцензуре еще до того, как это дойдет до руководителей студий, потому что они знают, что фильм не выдержит этого испытания. Поскольку они хотят, чтобы их фильмы были сняты, они цензурируют это.

Когда я впервые прочитал сценарий Ричарда [ЛаГравенезе] [для Короля-рыбака], я подумал, что он фантастический, за исключением некоторых элементов, которые я просто не купил. Они были глупы. Я начал с ним разговаривать, и он сказал: «Хорошо, что продюсеры оказывают на него давление, чтобы они сделали это, поэтому, скорее всего, фильм получит финансирование».И я сказал: «Рич, дай мне посмотреть твой первый сценарий». Мы пошли в основном от этого, потому что это было там, это было чисто, это было честно.

Чтобы привести Персеваля в теорему о нуле , окончание теоремы о нуле не было в сценарии. За этим моментом последовали три сцены. Концовка сценария была дерьмовой голливудской концовкой. Это просто нарушило мир, который мы создали, но это было там, потому что, очевидно, продюсеры думали, что нам будет легче получить финансирование.Теперь, когда я разрезал пленку, я просто не мог выдержать это. Я просто [пошел] рубить, рубить, рубить и оставил его на месте. Пэт Рушин, написавший это, сказал: «Спасибо за это».

Опять же, это то, как вы хотите добиться успеха, вы хотите достичь и выполнить свою работу, и вы всегда идете на эти маленькие компромиссы. В конце концов, вы нарушили то, что намеревались сделать. Это очень сложный баланс, как играть в эту игру и снимать фильмы, потому что они дорогие. В большинстве произведений проблема начинается с самоцензуры писателя.Я хочу ... Я не знаю, как это обойти, честно говоря, кроме как сделать то, что мы сделали: снять счастливый конец, но отрезать его.

«Теорема нуля» будет показана в кинотеатрах США в эту пятницу.

Обзор фильма «Теорема нуля»: низколетящий цирк Терри Гиллиама


Дэвид Тьюлис и Кристоф Вальц в роли босса и его обескураженный сотрудник в «Теореме нуля» Терри Гиллиама. (Amplify Releasing)

С первых фантастических моментов «Теорема нуля» ясно дает понять, что это изобретение Терри Гиллиама.

В этой умозрительной притче Кристоф Вальц играет беспилотника, работающего на огромную корпорацию под названием Mancon, в то время в не столь далеком будущем, когда культура и цивилизация превратились в махинации, чтобы развлечь себя до смерти. Персонаж Вальса, Коэн Лет, проводит весь день за компьютером, нервно ожидая телефонного звонка, который, как он уверен, наконец-то расскажет ему о цели жизни.

Главный пухбах Манкона, седовласый хамелеон по имени Менеджмент (Мэтт Дэймон, иногда исчезающий в своей роли), имеет другие идеи и переводит несчастного Кохена в высококлассный побочный проект, цель которого - доказать, что, наконец, все жизнь ничего не добавляет.В перерывах между посещениями своего онлайн-терапевта (Тильда Суинтон, рассказывающая о своем веселом образе «Snowpiercer») и солнечной секс-работницы по имени Бейнсли (Мелани Тьерри), Кохен волнуется в заброшенной церкви, в которой он живет, мучаясь за свою судьбу и холодную, безразличную вселенную. .

Поклонники Гиллиама, скорее всего, сочтут «Теорему о нуле» второстепенной работой по сравнению с магнум-опусом «Бразилия», созданным аналогичным образом создателем фильма. Но в этом спектакле есть свое скромное очарование, которое наиболее очевидно проявляется в необычном, все еще дико раскрепощенном визуальном воображении Гиллиама: его будущее, окрашенное в цвета кегли, - это место, которое превращает ужас и фантазию в дьявольское кондитерское изделие футуристической Викторианской эпохи.Вальс, его голова и брови сбриты для максимального монашеского аскетизма, умело воплощают двойное одушевляющее настроение Гиллиама - прихоти и беспокойства, а Тьерри положительно пылает в образе Бейнсли, который меняет личность при похотливой капле латексной шляпы медсестры.

Тем не менее, «Теорема нуля» не в полной мере заслуживает тщательно продуманных строительных лесов, на которых возводятся ее относительно простые идеи. Космическое экзистенциальное отчаяние кажется слишком уместным для кинематографического сюжета, чтобы казаться новым или действительно смелым.Его самые приятные моменты можно найти в мимолетных кусочках наблюдательного юмора, таких как вечеринка, устроенная боссом Куохена (невероятно забавный Дэвид Тьюлис), где все танцуют со своими собственными iPhone, или этот достойный Вуди Аллена обмен мнениями: «Как вы можете жить? с таким количеством небытия? " «Один день за раз».

К его чести, Гиллиам наполняет даже самый мрачный фатализм «Теоремы нуля» обнадеживающей дозой гуманистической грации. Если в фильме есть греческий хор, то это набор картонных коробок, который появляется в течение нескольких сцен; присмотритесь, и вы увидите, что на них стоит штамп «Будь нежным.Слова, по которым нужно жить и, возможно, даже пережить то, что один персонаж метко назвал Zip-T heebie-jeebies.

★ ½

Р. В AFI Silver. Содержит изображения наготы, сексуальности и ненормативной лексики. 106 мин.

Теорема о нуле Терри Гиллиама начинается с клаустрофобной путаницы, прежде чем отправиться куда-то в горло

Выстрел на копейку, Теорема нуля Терри Гиллиама - это плотная научно-фантастическая фантастика / аллегория, которая заполняет экран таким количеством вещей - так много идей, символов, элементов истории и предлагаемых путей - что в итоге возникает чувство клаустрофобия.Такое иногда случается с Гиллиамом: чем больше его бюджетные и повествовательные ограничения, тем больше его воображение хочет втиснуть туда, а иногда его фильмы угрожают сломаться под тяжестью всех этих лихорадочных навязчивых идей. Теорема нуля , однако, не нарушается. Да, начинается с беспорядка, но в конечном итоге оказывается в очень болезненном месте. Даже более скромный фильм Терри Гиллиама обычно более увлекателен и воодушевляет, чем большинство других фильмов.

Вот (сумасшедший, сильно символичный, похожий на сказку) сюжет: живя в огромной беспорядочной церкви, интровертный компьютерный волшебник по имени Кохен Лет (Кристоф Вальц) проводит все свое время, работая над программированием и устранением неполадок для огромной, всемогущей бюрократии по имени ManCom в антиутопическом Лондоне, заваленном разноцветным мусором и персонализированным высокотехнологичным маркетингом.(На нескольких кадрах экстерьера, которые мы видим, город выглядит как помесь Детей мужчин , Бразилии , Разрушителя и Идиократии .) Чтобы выполнять свою работу, Коэн должен крутить педали на стационарном автомобиле. велосипед, работая джойстиком, перемещая анимированные блоки на экранах компьютеров с бесконечными отрезками числовых структур, которые объединяются и разрушаются, образуя математические уравнения, которые также, по-видимому, являются философскими загадками. (Уф.) Тем временем, в некоторой степени связанный со своей работой, он ждет телефонного звонка, который откроет ему смысл жизни.(Двойной уф.)

Завербован своим боссом (Мэтт Дэймон, который носит костюмы с рисунком зебры, сидя на стульях с рисунком зебры, потому что - это его окружение) для решения всеобъемлющей, загадочной проблемы под названием «Теорема нуля», считает Коэн. сам проходил терапию с помощью программы искусственного интеллекта (ее играет Тильда Суинтон, которая, похоже, сохранила свой образ Snowpiercer ), а также подружился с молодым, свободолюбивым программистом по имени Боб (Лукас Хеджес), который оказался сын босса.Но наиболее важной среди его новых посетителей является Бейнсли (Мелани Тьерри), красивая молодая женщина, которую он встречает на вечеринке (она спасает его от того, чтобы подавиться оливкой, потому что люди в фильмах Терри Гиллиама не просто «встречаются на вечеринках»). Вскоре Бейнсли и Коэн завязывают отношения в виртуальной реальности, в которых они оба надевают костюмы виртуальной реальности, подключаются к сети и оказываются полуобнаженными расслабляющимися на идиллическом пляже.

Понятно? Нет? Я бы сказал, не волнуйтесь, потому что фильмы Терри Гиллиама обычно не слишком озабочены сюжетом.За исключением того, что в первой половине фильма чувствуешь себя совершенно потерянным и неуправляемым, поскольку Гиллиам подбрасывает нам столько повествовательной информации, что мы не можем сказать, что важно, а что нет. Ему, черт возьми, есть что сказать - о социальных сетях, о государственном надзоре, о бюрократии, о корпоративной культуре дружного человека, о нашей постепенной изоляции друг от друга, о нашем поиске смысла в бессмысленной вселенной, о нашем поиске совершенство в несовершенной вселенной… Я уже дважды смотрел этот фильм, и я все еще не закончил разоблачать все, что он там уложил.

Конечно, многие из этих тем Гиллиам сплел воедино в своем шедевре Brazil , который Zero Theorem напоминает в общих чертах. Там у нас тоже был винтик в огромной антиутопической бюрократии, которая искала идиллическое видение любви, пытаясь отделиться от машины. Но Brazil , несмотря на весь ужас его финала, чувствовал себя более обнадеживающим: героизм и любовь, даже самые тщетные и саморазрушительные, были возможны в этом мире. Нулевая теорема , с другой стороны, показывает растущее отчаяние директора. Если валюта вселенной Brazil была конформизмом, то здесь изоляция и наша готовность уйти и жить в своих головах. Это делает нас, по крайней мере в этом мире, соучастниками собственного порабощения. Другими словами: если в прошлых фильмах Гиллиама машина могла растоптать нас в пыль, то теперь в этом больше нет необходимости. Мы делаем за него грязную работу. А теперь, если вы меня извините, я должен опубликовать свой обзор фильма на моей странице в Facebook.

Терри Гиллиам вычисляет «Теорему нуля»

(CBS News) «Это был довольно напряженный год», - преуменьшил значение, сделанное режиссером Терри Гиллиамом, который дебютирует в своей последней фантазии «Теорема нуля» в Венеции этого года. Фестиваль фильмов.

Венецианский кинофестиваль 2013 42 фотографии

Выпускник Монти Пайтона и режиссер фильмов "Бразилия", "Бандиты времени" и "Двенадцать обезьян" хорошо знает.Он также знает боль развалившихся фильмов (его сорванная постановка «Человека, который убил Дон Кихота» с Джонни Деппом в главной роли, как известно, перенес почти все чумы, известные богам кинопроизводства), поэтому любой фильм Гиллиама, который фактически завершен, - это стоит праздновать.

Расположенный в футуристической среде, которая поднимает потребительский подход до энной степени (плавающая реклама преследует потенциальных клиентов по улице), «Теорема нуля» играет Кохена в роли двукратного лауреата премии «Оскар» Кристофа Вальца («Бесславные ублюдки», «Джанго освобожденный»). Лет, программист, ищущий смысл жизни.В фильме также снимались Мэтт Дэймон, Тильда Суинтон, Дэвид Тьюлис, Лукас Хеджес, Бен Уишоу и Мелани Тьерри.

В заявлении директора фестиваля Гиллиам написал: «Когда я снимал« Бразилию »в 1984 году, я пытался нарисовать картину мира, в котором, как мне казалось, мы тогда жили.« Теорема нуля »- это проблеск мир, в котором, я думаю, мы живем сейчас ".

Сцена из фильма Терри Гиллиама «Теорема нуля» с Кристофом Вальцем в главной роли. Напряжения

Сценарий Пэта Рушина первоначально появился несколько лет назад, и Билли Боб Торнтон должен был сыграть главную роль.Несмотря на «частичный интерес», Гиллиам вместо этого ушел с «Воображариум доктора Парнаса», а затем еще через год попытался перезапустить «Дон Кихота».

Когда в мае 2012 года прекратилось финансирование «Дон Кихота», директор искал чем-нибудь, чем заняться. Его агент напомнил ему о «Теореме о нуле», и как только Вальс заинтересовался, фильм получил зеленый свет.

Камеры были запущены в октябре для быстрой шестинедельной съемки в Бухаресте.

«Самое интересное в этом - скорость, с которой все сложилось», - сказал Гиллиам.«По общему признанию, сейчас бюджет был меньше половины того, о чем говорили пять лет назад. Но я просто хотел работать. Прошло почти три года с тех пор, как мы закончили снимать« Парнас ». Мне просто нужно было что-то сделать - в таком отношении было действительно много. Это не было похоже на то, из-за чего я мучился годами; Это просто Хорошо, в нем много хороших вещей, давайте, ».

Режиссер Терри Гиллиам (справа) на съемках «Теоремы о нуле». Изображения напряжения

Гиллиам оценил игру Вальса как «феноменальную», атрибутом которой является даже лысость персонажа.«Вот что сказано в сценарии:« Мужчина безволосый ». Так что это было не просто бритье волос, я сбрил и его брови! Теперь он отлично выглядит! В этом плане он выглядит фантастически. Он совершенно не похож на персонажей, которых вы видели, как он играл. Это то, что мне очень понравилось. Это приятно когда кто-то трансформируется вот так ".

«Конечно, это лишает его способности прибегать к актерским трюкам - вы не сможете выгнуть брови, если у вас нет бровей», - предположил репортер.

"Ты понял!" Гиллиам засмеялся. «Большая часть вашего набора инструментов удалена! Но у него так много всего происходит на его лице, что он просто необыкновенно смотрит на него. Он не обманывает - я имею в виду, поэтому я не использую слово« трюки ». Он не обманывает - он просто идет на это ".

Гиллиаму сообщили об актрисе Мелани Тьерри, которую он видел в фильме Бертрана Тавернье. «Я находилась под сильным давлением с использованием некоторых более известных, особенно американских актрис, но я просто хотела кого-то, кого никто раньше не видел.Возможно, они видели ее, но не узнали бы, как мы с ней поступили. Я имею в виду, она имела тенденцию играть сдержанных, красивых персонажей.

«Я позвонил Тавернье и спросил его, что он думает, и он сказал, что она похожа на Страдивари - вы можете сыграть на ней что угодно, и это будет прекрасно звучать».

Мелани Тьерри в «Теореме нуля». Изображения напряжения

Для роли роковой женщины Бейнсли Гиллиам посоветовал Тьерри «подумать о Мэрилин Монро и Джуди Холлидей вместе».

«Она просто потрясающая. И разница в том, что, в частности, американские актрисы, все они похожи, все одинаковой формы, все подстрижены. Я хочу кого-то настоящего и красивого одновременно. Она Пару лет назад у нее был ребенок, так что у нее настоящее тело , в отличие от этих искусственно изготовленных тел ».

Фильм откланяется в понедельник на старейшем кинофестивале мира. Гиллиам был на Венецианском фестивале дважды в прошлом, с «Королем-рыбаком» (который получил награду «Серебряный лев») и «Братьями Гримм» (чего не было).«Мне просто нравится ехать в Венецию. Любое оправдание, если это означает необходимость снять фильм, я поеду в Венецию!»

Хотя «Теорема о нуле» была подхвачена на некоторых европейских территориях, включая Италию, спонсоры фильма рассчитывают, что шум в Венеции и жара Торонто привлекут покупателя из Северной Америки.

Гиллиам надеется, что в этом году фильм выйдет в прокат в США, чтобы претендовать на «Вальс» на премию Оскар. «В этом фильме он никогда не выходит за пределы экрана. Ему негде спрятаться. Он - это фильм .Он не закадычный друг, он не странный, злой и чудесный нацист. Так почему бы не пойти в этом году за лучшую мужскую роль?

«Я думаю, что на самом деле это фильм для молодых людей, - продолжил он. - Я не уверен, понимают ли это покупатели, потому что это разумно. Они всегда в глубине души все еще верят, что люди просто тупой и хочется еще того же, даже после этого лета, когда палаточные столбы не работали.

«Я думаю, что ситуация должна измениться; маленькие пушистые млекопитающие, которые являются интеллектуальными фильмами, начнут ползать со скал, [как] разбиваются большие динозавры.«

В ожидании проката в кинотеатрах своего последнего фильма, Гиллиам также рассказал об изменениях на рынке, выразив удивление, что студии могут продолжать выпускать фильмы стоимостью 250 миллионов долларов, которые требуют миллиарда долларов, чтобы окупиться. Результат? Режиссеры, которые хотят при создании фильмов с интересными идеями их экраны могут уменьшаться в размерах.

«Netflix и Amazon выходят из кинотеатров прямо на компьютеры», - сказал он. «Хорошо, это все еще меньшая часть рынка, но она растет, а другая - падает.

«Я думаю, я просто сниму фильмы для айфонов!»

Бывший аниматор «Летающего цирка Монти Пайтона» также с тоской говорил о работе с битами, перемещаемыми по кадру. «Я действительно должен когда-нибудь вернуться к анимации. В некотором смысле это намного проще, чем справляться со всеми сложностями живого боевика».

И для режиссера, который всегда казался воодушевленным проблемами кинопроизводства - чем сложнее, тем лучше - и который снял свою последнюю версию старой доброй 35-миллиметровой пленки, Гиллиам был на удивление оптимистичен в отношении достижений в области цифровых эффектов (FX художники "Теоремы о нуле" работали на ноутбуках).«Теперь это так просто, - вздохнул он, - что если у кого-то есть талант, нет оправдания тому, что он ничего не делает».

ОБНОВЛЕНИЕ:

«Теорема нуля» выйдет в кинотеатрах США 19 сентября 2014 года компанией Amplify, а в настоящее время также доступна через видео по запросу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *