Спектакль нюрнберг: Спектакль «Нюрнберг» в РАМТ — билеты на Ticketland.ru — Москва

Содержание

Спектакль «Нюрнберг» в РАМТ — билеты на Ticketland.ru — Москва

COVID-FREE. Внимание! Посещение мероприятия возможно только при предъявлении на входе действующего цифрового сертификата (QR-кода), оформленного в соответствии с указом Мэра Москвы от 8 июня 2020 года №68-УМ (в том числе при наличии отрицательного ПЦР-теста, сделанного не ранее, чем за 72 часа до начала мероприятия) и документа, удостоверяющего личность.

COVID-FREE. Внимание! Посещение мероприятия возможно только при предъявлении на входе действующего цифрового сертификата (QR-кода), оформленного в соответствии с указом Мэра Москвы от 8 июня 2020 г №68-УМ (в том числе при наличии отрицательного ПЦР-теста, сделанного не ранее, чем за 72 часа до начала мероприятия) и документа, удостоверяющего личность.

Премьера!

Спектакль «Нюрнберг» в РАМТ

В основу спектакля положен киносценарий Эбби Манна об одном из «малых Нюрнбергских процессов», на котором слушались дела нацистских судей.

Спектакль-размышление о конформизме в современном мире, когда даже самые страшные вещи превращаются в обыденные, о мере ответственности каждого за свою судьбу и – в конечном счете – за судьбу своей страны.

Возможно ли оправдать чудовищные поступки общим благом? Можно ли судить человека за то, что он подчинился приказу или закону?

Алексей Бородин: «Этот спектакль продолжает разговор театра со зрителем о важных общечеловеческих вещах. Сильное и крайне актуальное сегодня, на фоне всеобщего соглашательства, высказывание о справедливости и ответственности».

Рецензия критика

Спектакль «Нюрнберг» поставлен по известному киносценарию Эбби Манна. В декабре 1961 года вышел фильм «Нюрнбергский процесс», в основу которого легли подлинные события процесса 1947 года, когда на скамье подсудимых оказались 16 высокопоставленных юристов Третьего Рейха. Судил их американский военный трибунал. Несмотря на то, что весь спектакль состоит из длинных, увесистых, тяжелых по своей сути монологов и диалогов, смотрится он с увлечением и напряжением.

Возникает ощущение просмотра большого кино. Впечатление усиливается массовыми сценами. В постановке занята практически вся труппа театра, и на сцене одновременно могут находиться несколько десятков человек. Но в кино есть камера, выдергивающая крупные планы, в театре – все с одного ракурса. Точное симультанное существование, например, тридцати актеров на сцене, где каждый безупречно взаимодействует с происходящим и друг с другом – тяжелый труд и умение.

Producer: Российский государственный академический молодежный театр

МХАТ имени Горького показал в Светлогорске спектакль «Нюрнбергский вальс»

Событие прошло накануне в четверг, 28 апреля, в театре эстрады «Янтарь-холл».

Постановка посвящена Нюрнбергскому процессу – в ноябре 1945 года в Нюрнберге начал работу Международный военный трибунал, суд над нацистскими преступниками. Постановка МХАТ – спектакль «большого стиля» с декорациями, которые воспроизводят интерьеры знаменитого «зала 600» Дворца правосудия.

Постановка посвящена историческому трибуналу и трагической любовной истории русской аристократки-эмигрантки и советского разведчика.

Перед показом в конференц-зале «Янтарь-холла» прошел круглый стол на тему «Мирные диалоги. Театр и война». В его работе приняли участие министр по культуре и туризму Калининградской области Андрей Ермак, художественный руководитель МХАТ им. М. Горького Эдуард Бояков, драматург, автор пьесы Александр Звягинцев и представители театрального сообщества области, художественные руководители калининградских театров.

Накануне празднования Дня Победы участники круглого стола обсудили важную тему «Война и театр: пространство театра как место работы с антропологией войны и мира». Эксперты говорили о памяти, которая оживает на сцене и становится документальным свидетельством для современников.

«Творческая встреча «Мирные диалоги. Театр и война» – та самая встреча, которую мы долго ждали и долго готовили. Она проходит в преддверии важной исторической даты. Великая Победа советского народа над фашизмом нашла свое отражение в театральном, литературном, киноискусстве. Тема Великой Отечественной войны и Победы в искусстве всегда будет актуальна. Она сохраняется память о подвиге наших дедов и прадедов, передает эту память и гордость из поколения в поколение», – подчеркнул Андрей Ермак.

Художественный руководитель МХАТ им. М. Горького Эдуард Бояков отметил, что в спектакле сочетаются исторические факты и художественная линия.

«В этом постановке мы ищем ответы на вопросы, заявленные в теме нашего круглого стола: как показать и как рассказать о войне? Любой спектакль, повествует ли он об Отечественной войне 1812 года или о Великой Отечественной войне, должен быть обращен в современность. Войны идут и сейчас, самых разных видов, они не только связаны с человеческой кровью, но и с атакой на человеческую психику, с пропагандой. И спектакли, книги, стихи о войне нужны для того, чтобы разобраться в сегодняшнем мире. Нам необходимо понять, что с нами происходит в XXI веке», – сказал руководитель театра.

Перед показом спектакля калининградские зрители увидели короткую интермедию: актриса МХАТ Лариса Голубина и пять студенток ГИТИСА зачитали живые свидетельства – письма девушек, угнанных в немецкое рабство.


Теги: 76-летие, МХАТ, Победы, Ермак


Зачем сегодня нужен спектакль о Нюрнбергском процессе?

Вторая мировая война еще не закончилась, а в странах антигитлеровской коалиции уже задумались о том, как наказать нацистских преступников. Первая партия обвиняемых в преступлениях против человечности предстала перед международными судьями в Нюрнберге спустя полгода после капитуляции Германии. Нюрнбергские процессы длились четыре года и стали отправным моментом в создании системы международного правосудия. Без Нюрнберга не было бы ни Конвенции о предупреждении геноцида, ни югославского и руандийского трибуналов, ни Суда для Сьерра-Леоне, ни, наконец, Международного уголовного суда.   В эти дни, когда мы празднуем 70-летие Победы, в Москве идет новый спектакль, посвященный Нюрнбергу.

Подробности – в материале Елены Вапничной, который ей помог подготовить наш коллега Рафаэль Исмагилов.

*****

Сцена из фильма

Это отрывок из голливудского фильма «Нюрнбергский процесс» Стэнли Крамера: главари нацистского рейха один за другим заявляют о своей невиновности.

Сценарий фильма лег в основу спектакля, который поставил в Российском академическом молодежном театре народный артист России Алексей Бородин. Авторы спектакля говорят, что хотели сделать спектакль — размышление о конформизме в современном мире, когда даже самые страшные вещи превращаются в обыденные, о мере ответственности каждого за свою судьбу и за судьбу своей страны. Получилось ли это? Своими впечатлениями делится руководитель информационного центра ООН в Москве Александр Горелик:

«Получился, на мой взгляд, сильный современный спектакль, яркий, необычный. Достаточно сказать, что хотя реплики герои произносят, взятые из пьесы, то есть это реплики, которые в большинстве своем говорятся в здании суда, режиссер расположил действие не в суде, а в других местах, прежде всего в большом таком ресторане.

И действующие лица: одни — судьи, другие — подсудимые, третьи – защитники, четвертые – свидетели, они все действуют как персонажи, которые сидят, едят, пьют пиво, дефилируют по сцене, танцуют под джаз и под музыку довольно легкую американскую и немецкую 40-х годов. То есть контраст здесь весьма сильный».

Почему Алексей Бородин обратился к теме Нюрнберга сейчас, 70 лет спустя?

«Он говорит об этом спектакле – цитирую: «Это крайне актуальное сегодня на фоне всеобщего соглашательства высказывание о справедливости и ответственности» – конец цитаты, и вот как раз эти вещи: справедливость, правосудие, ответственность – ключевые в этом незаурядном театральном зрелище».

Один из судей на Нюрнбергском процессе Норман Биркет назвал его «величайшим судом в истории». Суд над нацистами впервые показал, что наказание неотвратимо – какие бы высокие посты не занимали преступники:

«Многие серьезные юристы, знатоки международного права, политики говорят, что Нюрнбергский процесс был рубежом, был вехой, место его в развитии современного уголовного права уникально.

Он дал импульс развитию международного уголовного права сразу в нескольких плоскостях: это и международного уголовное право, и международное гуманитарное право. Естественно, мы говорим о событии крупном и, возьму на себя смелость сказать – историческом».

Правда, на создание первого постоянного Уголовного суда ушло больше 50 лет. Почему так долго? Александр Горелик считает, что причины тому — и чисто юридические: например, не так легко договориться об определении преступлений против человечности или геноцида. Безусловно, свою роль сыграли и политические разногласия. Вопросы международного правосудия связаны и с морально-этическими проблемами.

«И спектакль, о котором мы с вами говорим, он очень ощутимо, выпукло делает акцент именно на этом. Когда ты следишь за действием, и когда потом думаешь, читаешь что-то, касающееся вроде бы сухих материй, сухих проблем международного права, эти вещи встают вновь и вновь. Достаточно задаться вопросом, можно ли судить человека, если он подчинялся приказам, если человек был, как все? Вот в нашем спектакле, о котором мы говорим, там канва освещает не сам известный Нюрнбергский процесс, где судили главарей нацистского рейха, а это один из так называемых малых процессов, и судят здесь судей – тех судей, которые своими действиями или бездействием отправляли тысячи людей в концлагеря или подвергали их стерилизации.

У них есть свое оправдание, они говорят о том, что действовали в рамках законов, которые на тот момент существовали в нацистской Германии. Другое дело, что они сами помогали такого рода законы принимать».

Эти вопросы возникали и возникают и сегодня. Кто несет большую ответственность: тот, кто убивал и насиловал, или тот, кто отдавал приказ? В адрес международных судов то и дело раздаются упреки в предвзятости, в неэффективности. Не все правительства с охотой сотрудничают с ними и выдают обвиняемых.

«Но тем не менее, международное уголовное правосудие проделало за последнюю четверть века большущий путь. Несмотря на препятствия, оно утверждается. Международный уголовный суд – это тоже реальность. Мне кажется, по соображениям и политическим, и по соображениям правовым, и по соображениям морально-этическим, международное уголовное правосудие – это то направление, в котором международное право, и международное право и международная практика будут развиваться».

«Нюрнбергский вальс» | Инфоцентр туризма

Спектакль МХАТ им. М. Горького

Автор – Александр Звягинцев

Режиссёр-постановщик – Грета Шушчевичуте 

В главных ролях Елизавета Арзамасова и Анатолий Руденко

«Нюрнбергский вальс» – спектакль МХАТ им. М. Горького о последней точке, поставленной в суде над нацизмом. Но вы даже не подозреваете, как мало рассказано до сих пор о Нюрнбергском трибунале, и как важна тема Нюрнберга именно сегодня. «Нюрнбергский вальс» расскажет об новых архивных фактах о процессе, вы узнаете, зачем вообще нужно было «церемониться» с поверженными врагами? Сколько профессионализма советских военных юристов потребовалось, чтобы подсудимые были наказаны?

В спектакле, помимо исторической, есть сильнейшая романтическая линия. Два главных героя – он и она – встречаются именно благодаря Нюрнбергскому процессу, там, где встречаются разные миры, разные мировоззрения, разные политические системы. И трагичнее всего – встреча соплеменников, разделенных революцией на красных и белых, на советских граждан и русскую эмиграцию. Нюрнбергский процесс временно объединяет их на одной стороне, но остаться вместе они не могут.

Любовь не знает границ и политики, она вселяется в сердца, открытые для нее. Поэтому на роли главных героев театр пригласил таких сильных и глубоких артистов, как Елизавета Арзамасова и Анатолий Руденко. Они так же молоды, как их персонажи, они так же тонко чувствуют, но их жизнь на 75 лет дальше от войны, чем жизнь героев спектакля «Нюрнбергский вальс».

Продолжительность: 2 часа 40 мин.

Театр эстрады «Янтарь-холл»
г. Светлогорск, ул. Ленина, 11

загрузка карты. ..


Спектакль «Нюрнберг». Режиссер-постановщик Алексей Бородин.

«Благими намерениями выстлана дорога в ад…» (Крылатое выражение, автор которого точно неизвестен)

Сегодня утром я случайно попала в толпу КПРФ, которая двигалась с транспарантами к Красной площади. Что тут сказать, особенно после того, как вчера я смотрела в РАМТе спектакль Алексея Бородина «Нюрнберг» по мотивам сценария Э.Манна к фильму «Нюрнбергский процесс». До этого я смотрела фильм Стенли Крамера со Спенсером Трейси в главной роли. Фильм произвел на меня куда более глубокое впечатление, чем спектакль, но это не значит, что спектакль не стоило смотреть. Как это ни странно, но драматургия пьесы притягивает к себе как магнитом, невзирая на разные версии передачи и давность лет. Темы настолько актуальны и злободневны, что я каждый раз с новой остротой переживаю самые животрепещущие проблемы социальной психологии, о которой заговорили сравнительно недавно.

Что касается достоинств спектакля Алексея Бородина, то нельзя не отметить ряд очень тонких постановочных приемов, которые поддерживают внимание в боевой готовности к восприятию и под прикрытием легкомысленного шоу несут глубокий философский смысл. Сам судебный процесс идет не только в зале суда. Люди пьют, едят, разговаривают на отвлеченные темы, но надо всем тяготеет необходимость вынести приговор тем, кто вершил зло и отправлял людей на смерть. Трибуну судьи таскают взад и вперед по сцене, как бы примеряясь, с какого угла будет лучше посмотреть на подсудимых. Обнаженные судьи пляшут, ловко прикрывая срамные места судебными папками, а в случае необходимости помогая друг другу не обнажиться до конца. Они представляют собой мужской канкан судебной манипуляции и подтасовку фактов.

Во время спектакля в голову приходит множество вопросов. Может ли отдельно взятый человек нести ответственность за преступления всего общества, в котором он живет? Как отдельно взятая личность может влиять на коллективное бессознательное? Что более уместно — активный или пассивный протест против тоталитарного режима? Быть активным участником переворота и сопротивления или использовать скрытый саботаж? Имели ли американцы какое бы то ни было моральное право вершить суд, принимая самое активное и непосредственное участие в международном судебном процессе над бывшими руководителями гитлеровской Германии, который проходил в Нюрнберге с 10 ноября 1945-го по 1 октября 1946-го, сбросив бомбу на Хиросиму и Нагасаки 6 и 9 августа 1945 года? А если перенестись в наше время, то можно ли всерьез воспринимать, к примеру, обвинения в адрес России на предмет присоединения Крыма, когда история рассказывает нам о том, как неохотно Британская империя теряла свои колонии? Вспоминается монолог Чацкого из комедии «Горе от ума» и там тоже фигурирует Крым — » — А судьи кто? — За древностию лет
К свободной жизни их вражда непримирима,
Сужденья черпают из забытых газет
Времен Очаковских и покоренья Крыма;»

Есть ли срок давности у уроков истории, если они имеют тенденцию повторятся на новом уровне каждые сто лет и деятельность одного человека всегда может быть оправдана волей и давлением большинства? Можно ли также списать всю вину на одного диктатора, когда понятно, что он может быть силен «лишь мнением народным». Можно ли подать в отставку и жить без работы с 1935-го по 1945,-й если общество не собирается содержать тебя, а других источников дохода у тебя нет и ты знаешь, что эти десять лет вынужденной безработицы — годы твоей самой высокой профессиональной активности? Можно ли вершить суд справедливо, если твоя совесть расходится с идеологией общества, в котором ты живешь? Может ли спасение десяти человек, зависимых от твоего приговора, искупить одного невинно осужденного тобой же, подвергнутого принудительной стерилизации за политическое несогласие с системой? Где проходит тонкая граница между гуманностью по отношению к индивидууму и пользой для всего общества в целом? Что такое разделение на своих и чужих, когда мерилом является только национальность? Что такое брексит и не есть ли это поворот к идее национал-социализма, когда свои в приоритете и хочется закрыть границы от попавших в беду?

Эти вопросы были подняты на Нюрнбергском процессе и остались такими же животрепещущими до сегодняшнего дня. Бредя по Петровке в нестройных рядах глубоких пенсионеров и пенсионеров средней тяжести с единичными вкраплениями их молодых родственников, выглядящих как-то до беспросветности неудачливо в эту ненастную погоду с мокрым снегом и слякотью под ногами, я думала о том, что все идеи — это оборотни. Сегодня они являются нам призраками прошлого, того прошлого, когда погибло 24,8 млн человек в сталинских лагерях, а завтра призрак национал-социализма или коммунизма ( какая разница как его обзовут) напитается новой силой и свежей кровью молодого поколения, и вот тогда он будет не жалок, а страшен, страшен снова, потому что смысл его останется неизменным, и он придет к нам в новом обличии… Мы не узнаем его и с новой радостью и надеждой распахнем объятия, веря, что это наше спасение…

Главным событием театрального сезона стал спектакль Алексея Бородина «Нюрнберг» в РАМТ — Культура

МОСКВА, 1 марта. /ТАСС/. Спектакль «Нюрнберг» в постановке Алексея Бородина признан лучшей столичной постановкой прошлого года — он получил Гран-при Московской ежегодной театральной премии Союза театральных деятелей РФ (СТД) «Гвоздь сезона». Церемония награждения победителей завершилась в ночь на вторник в Центре «На Страстном».

Спектакль «Нюрнберг» идет в Российском академическом молодежном театре. «Я думаю, что все артисты, занятые в нашей постановке, это одна команда, мы все думаем в одном направлении», — сказал Бородин со сцены. Он особо подчеркнул, что в этом году оказался «в потрясающей компании» других режиссеров-лауреатов, чьи постановки были отмечены премией «Гвоздь сезона». «Они говорят свое слово ярко и внятно, а что касается того, кто первый, кто второй, все относительно, мы все отдаем свои силы театру», — добавил режиссер.

В этом году «Гвоздями сезона» стали спектакли «Юбилей ювелира» (Московский художественный театр им. А. П. Чехова, режиссер Константин Богомолов), «Мефисто» (Московский художественный театр им. А. П. Чехова, режиссер Адольф Шапиро), «Бег» (Государственный академический театр им. Евгения Вахтангова, режиссер Юрий Бутусов), «Герой нашего времени» (Государственный академический Большой театр России, режиссер Кирилл Серебренников).

Вел церемонию ее постоянный автор и режиссер Константин Богомолов, который работает вместе с актером Сергеем Епишевым. На сей раз они решили эпатировать публику и перевоплотились в двух критикесс Марину и Ольгу. Перед началом вечера к ним обратился первый заместитель председателя СТД актер Евгений Стеблов, который напомнил, что в прошлом году Богомолов и Епишев торжественно заявили о своей «отставке» с постов ведущих. «Это — первая церемония с тех пор, как они обещали уйти, но в шоу-бизнесе принято прощаться и не уходить, это тоже традиция», — сказал Стеблов.

Ведущие вечера, как и обещали, весь вечер шутили «на злобу дня». К примеру, Богомолов заметил, что «как Лео (Леонардо Ди Каприо — прим. ТАСС) мечтал получить «Оскар», так и Кирилл Серебренников мечтал получить «Гвоздь сезона». А размышляя об одном из спектаклей, актеры в шутку назвали его главной темой «то, о чем все думают, то есть о вакцину от свиного гриппа».

Конкурсный отбор номинантов проходил в два этапа — экспертный совет, состоящий из ведущих критиков, оценивал московские премьеры. По итогам сезона составлялся так называемый «короткий список», в который вошли наиболее интересные, по мнению экспертов, работы. Все они стали финалистами, а затем жюри, возглавляемое председателем СТД РФ Александром Калягиным, выбрало главного победителя премии.

Фестиваль «Голоса истории» откроет спектакль «Нюрнберг»

Спектакль «Нюрнберг» Российского академического молодежного театра увидят вологжане в рамках открытия ХIII Международного фестиваля «Голоса истории» 26 июня. Торжественная церемония открытия начнется в 18.00 в Вологодском драматическом театре.

Воспоминание без антракта «Нюрнберг» в постановке народного артиста России Алексея Бородина создано по киносценарию Эбби Мана (США) об одном из Малых Нюрнбергских процессов, на котором слушались дела нацистских судей. Премьера спектакля состоялась 10 октября 2014 года.

Спектакль-размышление о конформизме в современном мире, когда даже самые страшные вещи превращаются в обыденные, о мере ответственности каждого за свою судьбу и в конечном счете за судьбу своей страны.

Можно ли оправдать чудовищные поступки идеей общего блага? Можно ли судить человека за то, что он подчинился приказу или закону? На эти вопросы отвечают герои постановки. «Этот спектакль продолжает разговор театра со зрителем о важных общечеловеческих вещах. Сильное и крайне актуальное сегодня высказывание о справедливости и ответственности», – считает Алексей Бородин.

Продолжительность спектакля – 2 часа. Возрастное ограничение 18+

Режиссер – народный артист России, лауреат Государственной премии Российской Федерации Алексей Бородин.

В ролях: Александр Гришин, Илья Исаев, Евгений Редько, Денис Шведов, Нелли Уварова, Алексей Блохин, Виктор Цымбал, Тарас Епифанцев, Дарья Семенова, Елена Галибина и другие.

Награды: премия газеты «Московский Комсомолец» в номинации «Лучший спектакль большой формы» (2015), Гран-при Театральной премии СТД РФ «Гвоздь сезона» (2016).

Программа фестиваля «Голоса истории» – 2016

Сайт фестиваля

По информации Вологодской филармонии

Нюрнберг: справедливый суд? Опасный прецедент

Нюрнбергский военный процесс имеет все основания претендовать на то, чтобы считаться самым значительным, а также самым спорным событием с момента окончания военных действий. Тем, кто поддерживает этот процесс, он обещает первое эффективное признание мирового закона о наказании злоумышленников, которые развязывают войны или ведут их в звериной манере. Противоположным критикам суд представляется во многих аспектах отрицанием принципов, которые они считают сердцевиной любой правовой системы правосудия.

Это резкое разделение мнений не было полностью озвучено в основном потому, что оно касается вопроса внешней политики, в отношении которого эта нация уже действовала и по которому дебаты могут показаться бесполезными или, что еще хуже, просто подорвать престиж и власть этой страны за рубежом. Более того, для обычного читателя газеты долгосрочные последствия судебного разбирательства не очевидны. Он наиболее ясно видит, что на скамье подсудимых находятся десятки широко известных людей, явно заслуживающих наказания. И ему приятно отметить, что четыре страны-победительницы, которые не были единодушны по всем послевоенным вопросам, чудом административного мастерства объединились в процессе, преодолевая препятствия, связанные с разными языками, профессиональными привычками и юридическими вопросами. традиции.Но более глубокий наблюдатель знает, что основы Нюрнбергского процесса могут означать переломный момент в современном праве.

Прежде чем я перейду к обсуждению связанных с этим правовых и политических вопросов, позвольте мне прояснить, что все, что я могу сказать о Нюрнбергском процессе, не следует истолковывать как предложение о том, что отдельные обвиняемые в Нюрнберге или другие лица, совершившие тяжкие проступки, должны быть поставлен на свободу. На мой взгляд, есть веские причины, по которым несколько тысяч немцев, включая многих обвиняемых в Нюрнберге, должны быть навсегда удалены из цивилизованного общества смертью или тюремным заключением.Если предотвращение, сдерживание, возмездие и даже месть когда-либо являются адекватными мотивами для карательных действий, то карательные меры оправданы против значительного числа немцев. Но возникает вопрос: на основании какой теории можно правильно предпринять это действие?

Отправной точкой является обвинительное заключение от 18 октября 1945 года, в котором около двадцати человек и различные организации по четырем пунктам обвиняются в заговоре, преступлениях против мира, военных преступлениях и преступлениях против человечности. Позвольте мне исследовать правонарушения, которые названы в пункте 3 обвинительного заключения «военными преступлениями» в строгом смысле слова.

Иногда говорят, что международного права военных преступлений не существует. Но большинство юристов согласятся, что существует, по крайней мере, сокращенный список военных преступлений, с которыми согласились народы мира. Так, в статьях 46 и 47 Гаагской конвенции 1907 года Соединенные Штаты и многие другие страны признали правила, согласно которым на оккупированной территории враждебного государства «семейная честь и права, жизнь людей и частная собственность, а также религиозная собственность». убеждения и практика должны уважаться.Частная собственность не подлежит конфискации. Разграбление формально запрещено ». И Верховный суд Соединенных Штатов последовательно признавал, что правила такого характера являются частью нашего закона. Короче говоря, не может быть никаких сомнений в законных правах этой страны до подписания мирный договор об использовании военного трибунала для судебного преследования и наказания немца, если, согласно пункту 3 обвинения, на оккупированной территории он убил польское гражданское лицо, или пытал чеха, или изнасиловал француженку, или ограбил бельгийку. Более того, нет сомнений в параллельном праве военного трибунала пытаться и наказать немца, если он убил, пытал или жестоко обращался с военнопленным.

В связи с военными преступлениями такого рода есть только один вопрос права, который стоит обсудить здесь: является ли защита солдата или гражданского обвиняемого тем, что он действовал по приказу начальника?

Защита приказов вышестоящих руководителей является для властей открытым вопросом. Не вдаваясь в подробности, можно сказать, что приказы начальника никогда не признавались законами Германии, России или Франции в качестве полной защиты и что они не были признаны так гражданскими судами в Соединенных Штатах или Британском Содружестве Наций. , но англо-американские военные наставления склонны воспринимать их как полное оправдание.В таком состоянии властей, если Международный военный трибунал в связи с обвинением в военном преступлении отказывается признать приказ вышестоящего начальника в качестве защиты, он не будет выносить определение с обратной силой или применять закон ex post facto. Это будет просто урегулирование открытого вопроса права, как это часто бывает в любом суде.

Отказ признать вышестоящую защиту не только не противоречит принципу ex post facto, но и согласуется с нашими представлениями о справедливости.По сути, мы не можем признать, что военная эффективность имеет первостепенное значение. И мы даже не можем признать, что индивидуальное самосохранение является высшей ценностью. Это не новый вопрос. Так же, как установлено, что X виновен в убийстве, если он и Y, плывущие по течению на плоту, не могли умереть от голода, он убивает их товарища, Z; Итак, немецкий солдат виновен в убийстве, если, чтобы его не расстреляли за непослушание, а его жену пытали в концентрационном лагере, он стреляет в католического священника.Это жесткая доктрина, но закон не может признать в качестве абсолютного оправдания убийства то, что убийца действовал по принуждению, поскольку такое признание не только оставило бы структуру общества на милость преступников, обладающих достаточной жестокостью, но также и положите краеугольный камень справедливости на зыбучие пески личных интересов.

Конечно, всегда остается принципиальная разделенность проблемы вины и проблемы лечения. И никто не ожидал, что трибунал назначит самое суровое наказание обвиняемому, который уступил правонарушению только из страха потерять свою жизнь или жизнь своей семьи.

Помимо «военных преступлений», обвинительный акт в Пункте 4 обвиняет подсудимых в «преступлениях против человечности». Этот счет включает убийства, пытки и преследования групп меньшинств, таких как евреи, в Германии как до, так и после начала войны. В пункте X обвинительного заключения утверждается, что эти правонарушения «представляли собой нарушение международных конвенций, внутреннего уголовного законодательства, общих принципов уголовного права, вытекающих из уголовного права всех цивилизованных стран, и являлись частью систематического курс поведения.»

Я пропущу пока последнюю процитированную фразу, поскольку это просто способ сказать, что нацисты преследовали группы немецкого меньшинства, чтобы укрепить немецкую волю к агрессии и разработать проблему, которая разделит другие страны. Другими словами, юридическая сила этой фразы основывается на тех же соображениях, что и обоснованность обвинения в «преступлениях против мира».

Сначала я рассматриваю юридическую силу других фраз, на которых основано обвинение в убийстве, пытки и преследование немецких евреев и других не-нацистов с 1933 по 1939, а также с 1939 по 1945 годы являются преступлениями.И прежде чем я скажу что-либо о правовом вопросе, позвольте мне предельно ясно заявить, что как человек я считаю эти убийства, пытки и преследования столь же отвратительными и отвратительными с моральной точки зрения, как убийства, пытки и преследования гражданских и военнослужащие американских и союзных наций.

В пункте X обвинительного заключения сначала делается ссылка на «международные конвенции». Нет ссылки на какую-либо конкретную международную конвенцию, которая прямо запрещает государству или его жителям убивать своих собственных граждан во время войны или мира.Я не знаю такого соглашения. И поэтому я прихожу к выводу, что, когда составитель обвинительного заключения использовал фразу «международные конвенции», он употреблял слова в общих чертах и ​​почти аналогично другой фразе «общие принципы уголовного права, вытекающие из уголовного права всех цивилизованных стран». . » Он имеет в виду сказать, что существует широкий принцип универсального международного уголовного права, который соответствует законам большинства уголовных кодексов и общественным настроениям в большинстве мест, и за нарушение которых преступник может быть привлечен к ответственности. любым новым судом, который может создать одна или несколько мировых держав.

Если бы это было единственным основанием для суда и наказания тех, кто убивал или пытал немецких граждан, это было бы основанием, которое не удовлетворило бы большинство юристов. Он напоминал бы общепризнанный нацистский закон от 28 июня 1935 года, который гласил: «Любое лицо, совершающее действие, которое закон объявляет наказуемым или заслуживает наказания в соответствии с фундаментальными концепциями уголовного права и здравым народным чувством, подлежит наказанию «. Это противоречило бы самым основополагающим правилам уголовного правосудия — что уголовные законы не должны применяться ex post facto и что не должно быть * nullum crimen et nulla poena sine lege * — никакого преступления и никакого наказания без предшествующего закон.

Чувство противозаконности, возникшее после совершения правонарушения, имеет глубокие корни. Демосфен и Цицерон знали зло обратных законов: философы столь же разные, как Гоббс и Локк, заявляли о своей враждебности к ним; и практически каждое конституционное правительство имеет определенный запрет на принятие законодательства ex post facto, часто выражаясь самими словами Великой хартии вольностей, или статьи I Конституции Соединенных Штатов, или статьи 8 Французской декларации прав. Антагонизм по отношению к законам ex post facto основан не на предрассудках юристов, заключенных в латинском изречении.Он основан на политической истине о том, что если закон может быть создан после правонарушения, то власть в этом смысле абсолютна и произвольна. Допустить ретроактивное законодательство — значит пренебречь принципом конституционного ограничения. Это отказ от того, что обычно считается одной из основных ценностей, лежащих в основе нашей демократической веры.

Но, к счастью, что касается убийств немецких меньшинств, обвинение не потребовалось для изобретения нового закона. В обвинительном заключении конкретно упоминаются «внутренние уголовные законы».»И этих законов достаточно с учетом того, как вопрос может возникнуть в уголовном процессе.

В соответствии с общепринятыми принципами права оккупирующая воюющая держава может и действительно часто создает свои собственные трибуналы для исполнения внутреннего законодательства оккупированной Таким образом, если бы Адольф убил Бертольда до того, как американская армия оккупировала Мюнхен, для правительства Соединенных Штатов было бы нормальным создать военный трибунал, чтобы попытаться наказать Адольфа.

Но предположим, что Адольф выдвинул в защиту утверждение, что он действовал в соответствии с приказами начальства, которые были законами Германии.Если бы эта защита была выдвинута, и если мы предположим (вопреки тому, что говорят нам некоторые немецкие юристы), что в Германии в статутах были соответствующие оправдательные законы, тем не менее, в соответствии с хорошо известными принципами немецкого права, восходящими к средневековью и В отличие от нынешних англо-американских теорий, высший приказ мог быть проигнорирован судом, применяющим немецкое право, на том основании, что он настолько противоречил «естественному праву», что был недействителен. То есть, возможно, немецкий суд или тот, кто применяет немецкий закон, может игнорировать явно возмутительный статут или исполнительное постановление как оскорбление естественного права, так же как Верховный суд Соединенных Штатов может игнорировать статут или исполнительное постановление как оскорбление Конституции Соединенных Штатов.

Но предположим далее, что Адольф выдвинул в защиту точку зрения, что нарушение было настолько старым, что его запрещает какой-то срок давности. Если в Германии существует такой закон, ограничение может быть отменено без нарушения принципа ex post facto. Как указал наш Верховный суд, отмена срока давности не означает создание нового преступления.

Теперь я перехожу к пункту 2 обвинительного заключения, который обвиняет в «преступлениях против мира». Это граф, который вызвал наибольший интерес.Он утверждает, что подсудимые участвовали «в планировании, подготовке, развязывании и ведении агрессивных войн, которые также являлись войнами в нарушение международных договоров, соглашений и гарантий».

Это обвинение подвергается критике во многих кругах на основании закона ex post facto. В ответ было сказано, что в последнем поколении накопилось все большее количество международных настроений, указывающих на то, что агрессивные войны — это неправильно и что убийство, совершенное лицом, действующим от имени агрессора, не является оправданным убийством.Делается ссылка не только на пакт Бриана-Келлогга от 27 августа 1928 года, но и на обсуждения в Лиге Наций в 1924 году и в последующие годы, которые, как говорят, демонстрируют растущее осознание нового стандарта поведения. Приводятся конкретные договоры, запрещающие агрессивные войны. И с учетом того, как развивается все раннее уголовное право и как развивается международное право, утверждается, что теперь незаконно вести агрессивную войну и преступно помогать в подготовке к такой войне, будь то политическими, военными, финансовыми или промышленными средствами.

Одна из трудностей с этим ответом состоит в том, что основная часть растущих обычаев, на которую делается ссылка, — это обычаи, направленные на суверенные государства, а не на отдельных лиц. Не существует конвенции или договора, которые прямо возлагают на человека обязательства не помогать в ведении агрессивной войны. Таким образом, с точки зрения отдельного лица, обвинение в «преступлении против мира» проявляется в одном аспекте, как закон с обратной силой. В то время, когда он действовал, почти все информированные юристы сказали бы ему, что лица, участвовавшие в агрессивной войне, не были в юридическом смысле преступниками.

Другая трудность заключается в возможной предвзятости Трибунала в отношении Пункта 2. В отличие от преступлений в Пунктах 3 и 4, Пункт 2 обвиняется в политическом преступлении. Заявленное преступление рассматривается не перед беспристрастной нейтральной скамьей, а перед теми людьми, которые считаются жертвами. Рядом с ними нет ни одного нейтрального человека.

И что самое серьезное, есть сомнения в искренности нашей веры в то, что все агрессивные войны являются преступлениями. Может возникнуть вопрос, готовы ли ООН подвергнуться тщательному расследованию нападения России на Польшу, или на Финляндию, или американского призывания русских разорвать договор с Японией. Все эти действия могли быть правильными, но мы вряд ли признаем, что они подлежат международному суждению.

Эти соображения делают второй пункт обвинительного заключения Нюрнбергского акта неопределенным основанием и неопределенными пределами. Некоторым граф может показаться не чем иным, как древним правилом, согласно которому побежденные находятся во власти победителя. Другим это может показаться простым заявлением о всегда скрытой доктрине о том, что лидеры нации подвержены внешнему суждению относительно своих мотивов ведения войны.

Другой особенностью обвинительного заключения Нюрнберга является пункт 1, обвиняющий в «заговоре». В параграфе III обвинительного заключения утверждается, что «заговор включал в себя совершение преступлений против мира; … он дошел до совершения военных преступлений … и преступлений против человечности».

Как в международном, так и в национальном законодательстве практически за любое преступление может быть назначено то, что старые юристы назвали бы основными преступниками и соучастниками. Если Адольф полон решимости убить Сэма и обсудит этот вопрос с Бертольдом, Карлом и Дитрихом, и Бертольд соглашается занять деньги на покупку пистолета, а Карл соглашается сделать кобуру для пистолета, и все они будут действовать как запланировано, а затем Адольф дает пистолет и кобуру Дитриху, который выходит один и фактически стреляет в Сэма без оправдания, тогда, конечно, Адольф, Бертольд, Карл и Дитрих виновны в убийстве.Им нельзя позволить сбежать из-за мольбы Макбета в убийстве Банко: «Ты не можешь сказать, что это сделал я».

Если бы обвинение в заговоре в Пункте 1 означало не более чем то, что виновны те, кто планирует убийство и со знанием дела финансирует и снаряжает убийцу, никто не стал бы ссориться с графом. Но похоже, что пункт 1 имел в виду установить какое-то отдельное существенное преступление в виде заговора. То есть он утверждает, что в международном праве существует нарушение, заключающееся в совместных действиях в незаконных целях, и что тот, кто присоединяется к этому действию, несет ответственность не только за то, что он планировал, или в чем он участвовал, или что он мог разумно предвидеть, случаются, но несет ответственность за то, что каждый из его товарищей сделал в ходе заговора. Почти такая же широкая доктрина заговора существует в муниципальном праве.

Но каково основание для утверждения такого существенного преступления в международном праве? Где договор, обычай, академическое обучение, на котором он основан? Разве это не тот тип «преступления», который впервые был описан и определен либо в Лондоне, либо в Нюрнберге где-то в 1945 году?

Не считая того факта, что это новое понятие, не является ли оно в корне несправедливым? Преступление сговора было первоначально разработано Судом Звездной палаты на основе теории, согласно которой любые совместные действия частных лиц без лицензии представляют собой угрозу для общества, и поэтому, если действие было в какой-либо части незаконным, оно было незаконным.Таким образом, аналогии с внутренним законом о заговоре кажутся неуместными при рассмотрении для международных целей эффекта совместных политических действий. В конце концов, в правительстве или другом большом социальном сообществе среди высших должностных лиц, гражданских и военных, вместе с их финансовыми и промышленными сотрудниками существует своего рода всеобщая рабочая договоренность, на которую всегда можно смотреть, если она имеет оскорбительный оттенок. игнорируется, как «заговор». То есть правительство подразумевает «совместное дыхание».«И каждый, кто, зная цели правящей партии, участвует в правительстве или присоединяется к официальным лицам, должен задерживаться за каждое действие правительства? политическая партия, даже если она преследует какие-то незаконные цели, должна быть привлечена к ответственности перед миром за действия, которые предпринимает каждый член, даже если это действие не заявлено в программной платформе партии и не было известно или с согласия лица, обвиняемого в Возложение на любого человека такой ответственности за действия группы кажется буквально шагом назад в истории до точки, предшествующей пророку Иезекиилю, и отверганию более поздних религиозных и демократических учений о том, что вина — это личное.

Возвращаясь теперь к правовой основе обвинительного заключения, я предлагаю вкратце рассмотреть вопрос о том, является ли процедура международного военного трибунала по образцу Нюрнберга политически приемлемым способом обращения с преступниками на скамье подсудимых, не считая юридических формальностей. те другие, кого мы можем на законных основаниях считать, должны быть наказаны.

Основные аргументы, которые обычно приводятся в пользу этого квазисудебного судебного разбирательства, заключаются в том, что он дает виновным возможность сказать все, что можно сказать от их имени, что он дает как миру сегодня, так и миру завтра шанс увидеть справедливость дело союзников и злоба нацистов, и что это закладывает прочную основу для будущего мирового порядка, в котором люди будут знать, что если они примутся за схемы агрессии, убийства, пыток или преследований, мир будет жестоко с ними бороться. .

Первый аргумент имеет определенное значение. Подсудимые, выслушав и увидев доказательства против них, будут иметь возможность без пыток и с помощью адвоката сделать заявления от своего имени. Для нас и для них эта возможность сделает судебное разбирательство более убедительным. Тем не менее, обвиняемые не будут иметь права делать такие заявления, которые, по крайней мере, англоговорящие люди считают необходимым условием справедливого судебного разбирательства. Никто не ожидает, что Риббентропу позволят вызвать Молотова, чтобы опровергнуть обвинение в том, что Германия, вторгшись в Польшу, начала агрессивную войну.Никто не ожидает, что защите, если у нее есть доказательства, будет предоставлено столько времени для представления своих доказательств, сколько потребуется обвинению. И нет ничего более чуждого этим разбирательствам, чем либо презумпция невиновности подсудимых до тех пор, пока их вина не будет доказана, либо доктрина, согласно которой любые негативные публичные комментарии в отношении подсудимых до вынесения приговора наносят ущерб их справедливому судебному разбирательству. Основной подход заключается в том, что у этих мужчин не должно быть шанса выйти на свободу. А раз так, их не следует судить в суде.

По второму пункту одно возражение чисто прагматическое. Есть разумные основания сомневаться, что такое судебное разбирательство, несмотря на его объемные и доступные записи, кого-то убедит. Это дает новые доказательства, но меняет ли это мнение людей? Большинство репортеров говорят, что немцев не интересуют и не убеждают эти разбирательства, которые они считают пристрастными. Они рассматривают судебное разбирательство не как знак возрождения права в Центральной Европе, а как политический приговор своим бывшим лидерам.Такое же отношение может преобладать в будущем из-за отхода от общепринятых правовых стандартов.

Более серьезное возражение против второго пункта состоит в том, что рассматривать судебный процесс как средство пропаганды — значит умалять справедливость. Безусловно, большинство испытаний проходят и должны, между прочим, информировать общественность. Тем не менее, любой судья знает, что если он или его адвокат, или стороны рассматривают судебное разбирательство в первую очередь как публичную демонстрацию или даже как общее дознание, тогда возникают соображения, которые в противном случае были бы расценены как неправильные.В политическом расследовании и, в еще большей степени, при распространении пропаганды апелляция, скорее всего, будет обращена к бездумным мыслям и глубоко укоренившимся эмоциям толпы, не сдерживаемым никакими установленными стандартами. Цель состоит в том, чтобы за пределами зала суда создать желаемое положение дел. В судебном процессе апеллируют к бескорыстному суждению разумных людей, руководствующихся установленными принципами. Цель состоит в том, чтобы в зале суда обеспечить обоснованное рассмотрение незавершенного дела в соответствии с установленными принципами.

Аргумент о том, что эти судебные процессы закладывают прочную основу для будущей мировой правовой структуры, возможно, спорен.Зрелище индивидуальной ответственности за мировую несправедливость может привести к будущим договорам и соглашениям, определяющим индивидуальную ответственность. Если бы это был исход и если бы, например, в отношении агрессивных войн, военных преступлений и использования атомной энергии, страны согласовали бы мировые правила, устанавливающие индивидуальную ответственность, то это было бы большим выигрышем. Но никоим образом не ясно, будет ли это испытание способствовать развитию какой-либо подобной программы.

В настоящий момент мир более всего впечатлен неоспоримым достоинством и эффективностью судебного разбирательства, а также ужасными событиями, о которых рассказывается в свидетельских показаниях. Но, поразмыслив, информированная общественность может быть обеспокоена отрицанием общепринятых концепций правовой справедливости. Он может увидеть слишком большое сходство между этим судебным разбирательством и другими, которые мы сами осудили. Если, в конце концов, существует общепринятое мнение, что Нюрнберг был примером высокой политики, маскирующейся под закон, то судебный процесс вместо поощрения может задержать наступление дня мирового права.

Совершенно независимо от воздействия Нюрнбергского процесса на конкретных обвиняемых, существует тревожное воздействие судебного процесса на внутреннее правосудие здесь и за рубежом.«Мы лишь обучаем кровавым инструкциям, которые, будучи обученными, возвращаются, чтобы мучить изобретателя». Наше принятие понятий закона ex post facto и групповой вины смягчило большую часть нашей критики нацистского закона. Действительно, наше покорность может означать начало эпохи реакции в конституционализме в частности и в праве в целом. Неужели мы забыли, что закон — это не власть, а ограничение власти?

Если Нюрнбергский процесс над ведущими нацистами никогда не должен был проводиться, из этого не следует, что мы не должны были наказывать этих людей. Было бы согласовано с нашей философией и нашим законом избавиться от обвиняемых, которые в обычном смысле слова были убийцами, в ходе индивидуальных, рутинных, не драматических военных процессов. Это был курс, предложенный в речах архиепископа Йоркского, виконта Сесила, лорда Райта и других на великих дебатах 20 марта 1945 года в Палате лордов. В таких судебных процессах доказательства и юридические вопросы были бы предельно простыми, и урок был бы неизбежен.

Для тех, кто не был обвинен в общеуголовных преступлениях только с политическими преступлениями, такими как планирование агрессивной войны, не лучше ли было бы действовать путем постановления исполнительной власти, то есть запрета, направленного в отношении определенных поименованных лиц? Форма решимости не обязательно должна быть абсолютной на первый взгляд.Возможно, это был сводный приказ, в котором говорилось о правонарушении и позволялось указанным лицам указать причину, по которой они не должны быть наказаны, что давало им возможность показать любую ошибку идентификации или грубую ошибку в фактах.

Существуют прецеденты такого исполнительного определения в случаях Наполеона и повстанцев-боксеров. Такое решение позволило бы избежать неизбежно вводящих в заблуждение характеристик настоящего разбирательства, таких как обвинение, представленное в форме «обвинительного заключения», участие известных гражданских судей и юридических формальностей при вынесении постановлений по доказательствам и по закону.Именно эти характеристики могут сделать Нюрнбергский процесс такой потенциальной опасностью для закона во всем мире. Более того, если бы считалось, что мы не должны лишать человека жизни без суда, то решение исполнительной власти могло бы быть ограничено тюремным заключением. Пример Наполеона показывает, что у нашей совести не было бы причин для беспокойства по поводу удаления из общества и постоянного содержания под стражей безответственных людей, которые представляют угрозу миру во всем мире.

Безусловно, такое исполнительное решение принимается задним числом.В самом деле, это служебный знак. Безусловно, это также демонстрация силы, а не сдержанности. Но самая его заслуга — в ее неприкрытом и непритязательном характере. Он признает себя не юридическим, а политическим. Правдивое раскрытие характера наших действий сделало бы более уверенным, что данное дело не станет прецедентом в национальном законодательстве.

Как сказал лорд Дигби в 1641 году относительно Страффордского билля об аттеиндере: «В парламенте существует двойная власть жизни и смерти по Биллу, судебная власть и законодательная; мера одной — это то, что юридически справедливо; другое — то, что разумно и политически целесообразно для блага и сохранения целого.Но эти двое, находящиеся под опекой, не должны смешиваться в решении: мы не должны согласовывать недостаток законности с соображениями удобства, а также нарушение пруденциальной пригодности под предлогом правовой справедливости ». не законнический или, как сейчас иногда говорят, концептуалистический. Если есть одна аксиома, которая ясно вытекает из истории конституционализма и изучения любого билля о правах или любой хартии свободы, то это то, что процедурные гарантии являются самой сутью свобод, которыми мы дорожим. Не только конкретные гарантии в отношении уголовных процессов, но и общие обещания «надлежащей правовой процедуры» всегда формулировались и интерпретировались в первую очередь в их процессуальном аспекте. В самом деле, вряд ли кто-либо из сторонников Нюрнбергского процесса осуждает такие процедурные соображения; ведь нельзя ли сказать, что причина того, что авторы этого разбирательства представили их в форме судебного разбирательства, заключалась в том, чтобы убедить общественность в сохранении обычных гарантий и свобод?

Именно против этой обманчивой видимости, большой с пагубными последствиями для закона повсюду, мы, судьи, а также юристы и миряне, проявив гражданское мужество, должны высказаться.Мы справедливо критикуем немцев за их молчание по таким вопросам. И это проверка нашей искренней веры в справедливость по закону — никогда не путать ее с тем, что является просто нашими интересами, нашей изобретательностью и нашей силой.

Нюрнбергский процесс — Мемориальный музей Холокоста в США

18 октября 1945 года двадцать два политических, военных и экономических лидера нацистской Германии предстали перед судом в Нюрнберге за преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности. .Впервые в истории международный трибунал, состоящий из стран-союзников и представителей стран, оккупированных нацистами, должен был наказать лидеров режима и армии, виновных в совершенных преступлениях.

Международный военный трибунал (МВТ) вынес приговор в отношении нацистских лидеров 30 сентября и 1 октября 1946 года. Двенадцать подсудимых были приговорены к смертной казни, трое — к пожизненному заключению, четверо — к тюремному заключению на срок от 10 до 20 лет, и трое были оправданы.

После того, как IMT установит преступность агрессивной войны, военных преступлений и преступлений против человечности, последующие судебные процессы могут определить вину других нацистских должностных лиц и военачальников, обвиняемых в этих преступлениях. В этих делах, позже известных как «Последующее Нюрнбергское разбирательство», ответчики представляли многие слои немецкого общества, от юристов и политиков до врачей, бизнесменов, сотрудников и армейских офицеров.

Следующая библиография была составлена ​​для ознакомления читателей с материалами о Нюрнбергском процессе или Международном военном трибунале, проходившем с 18 октября 1945 года по 1 октября 1946 года, которых в коллекции библиотеки . Это не является исчерпывающим. Приведены аннотации, чтобы помочь пользователю определить фокус объекта, а номера телефонов библиотеки музея указаны в скобках после каждой цитаты. Те, кто не может приехать, могут найти эти произведения в ближайшей публичной библиотеке или приобрести их через межбиблиотечный абонемент. Перейдите по ссылке «Найти в ближайшей к вам библиотеке» в каждом цитировании и введите свой почтовый индекс на экране поиска Open WorldCat. Результаты этого поиска указывают на все библиотеки в вашем районе, которые владеют этим конкретным названием.Обратитесь за помощью к местному библиотекарю.

  • Босх, Уильям Дж. Нюрнбергский приговор: отношение американцев к крупным германским судебным процессам по военным преступлениям . Чапел-Хилл: University of North Carolina Press, 1970. (KZ 1176.5 .B67 1970) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Исследует участие Америки и реакцию на Нюрнбергский процесс. Описывает и анализирует роли и мнения населения в целом, а также политических лидеров, средств массовой информации, религиозных авторитетов, юристов, историков, солдат и ученых-бихевиористов.

  • Конот, Роберт Э. Судья в Нюрнберге . Нью-Йорк: Harper & Row, 1983. (KZ 1176.5 .C66 1983) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Широкое повествование о Международном военном трибунале. Подробно освещает каждый аспект самого судебного процесса, а не ведет хронику совершенных преступлений.

  • Купер, Белинда, редактор. Военные преступления: наследие Нюрнберга . Нью-Йорк: TV Books, 1999. (KZ 1176 .W37 1999) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Сборник эссе о недостатках и достижениях Нюрнберга в контексте международного права.Рассмотрены моральные, правовые и исторические последствия наследия Нюрнберга. Среди авторов — журналисты, историки и юристы. Включает приложение, в котором перечислены основные документы, цитируемые в тексте.

  • Дэвидсон, Юджин. Суд над немцами: отчет о двадцати двух подсудимых перед Международным военным трибуналом в Нюрнберге . Колумбия: University of Missouri Press, 1997. (KZ 1176.5 .T75 1997) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Подробно описывает преступления, совершенные каждым из двадцати двух подсудимых в Нюрнберге, а также юридические аргументы обвинения и защиты.Также анализируются обвинения против каждого подсудимого.

  • Гаиба, Франческа. Истоки синхронного перевода: Нюрнбергский процесс . Оттава: University of Ottawa Press, 1998. (KZ 1176 .G34 1998) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Анализирует использование синхронного перевода в контексте многоязычного судебного процесса в Нюрнберге. Рассматривает досудебные меры, необходимые для синхронного перевода, и описывает работу системы перевода и оборудования.Также исследуется влияние устного перевода, включая голос и личность переводчика, на судебное разбирательство. Включает биографические данные переводчиков, список судей, групп обвинения и адвокатов, краткое изложение приговоров и библиографию.

  • Харрис, Уитни Р. Суд над тиранией: Суд над главными военными преступниками в конце Второй мировой войны в Нюрнберге, Германия, 1945–1946 гг. . Даллас: издательство Южного методистского университета, 1999.(KZ 1176.5 .h47 1999) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Описывает преступления, совершенные Германией во время Второй мировой войны, уделяя особое внимание преступлениям высокопоставленных обвиняемых в Нюрнберге, но также включая незаконные действия айнзатцгрупп. Включает исторический и правовой анализ Нюрнбергского процесса, а также обновленные главы о принципах, прецедентах и ​​Международном уголовном суде.

  • Кан, Лео. Нюрнбергский процесс .Нью-Йорк: Ballantine Books, 1972 г. (D 804 .G42 K343 1972) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Исторический обзор Нюрнбергского процесса, широко иллюстрированный черно-белыми фотографиями. Часть серии «Иллюстрированная история жестокого века» Баллантайна.

  • Ландсман, Стефан. Преступления Холокоста: закон разрешает тяжкие дела . Филадельфия: University of Pennsylvania Press, 2005. (KZ 1176.5 .L36 2005) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Обсуждение юридических последствий МВТ и других судебных процессов над нацистскими лидерами с акцентом на последствиях этих судебных процессов для будущего судебного преследования за преступления геноцида.

  • Льюис, Марк А. «Всемирный еврейский конгресс и Институт по делам евреев в Нюрнберге: идеи, стратегии и политические цели, 1942-1946». Яд Вашем Студии 36, pt. 1 (2008): 181-210. (DS 135 .E83 Y3 v. 36 pt. 1) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Рассматривает влияние еврейских неправительственных организаций на сбор документальных свидетельств о Нюрнбергском процессе, уделяя особое внимание деятельности Всемирного еврейского конгресса.Включает сноски.

  • Мазер, Вернер. Нюрнберг: суд над нацией . Нью-Йорк: Скрибнер, 1979. (KZ 1176.5 .M37413 1979) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Исторический обзор Нюрнбергского процесса, сосредоточенный в первую очередь на самом процессе и действиях союзников до суда, а не на преступлениях, совершенных обвиняемыми.

  • Мендельсон, Джон. Судебное разбирательство по документу: Использование изъятых записей в разбирательстве в США в Нюрнберге .Нью-Йорк: Гарленд, 1988. (JX 5439.5 .M46 1988) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Анализирует содержание и пробное использование нескольких серий документов (NP, NG, NOKW, NM), собранных прокуратурой Нюрнберга. Исследует важность серии рекордов для новейшей истории Германии. Включает краткую историю судебного разбирательства, одиннадцать приложений и библиографический очерк.

  • Меттро, Генаэль, редактор. Перспективы Нюрнбергского процесса . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 2008.(KZ 1176.5 .P475 2008) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Сборник из более чем 30 ранее опубликованных эссе и юридических документов ведущих авторитетов, в том числе нескольких участников судебного процесса, представляющих многие из ключевых анализов судебного процесса и его последствий для международного права. Включает приложения, воспроизводящие многие из основных деклараций и соглашений, определяющих авторитет судебного разбирательства, полную библиографию и указатель.

  • Персико, Джозеф Э. Нюрнберг: позор под судом . Нью-Йорк: Викинг, 1994. (KZ 1176.5 .P47 1995) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Обширная повествовательная история Нюрнбергского процесса, рассказанная с точки зрения различных участников.

  • Полторак, А. Нюрнбергский эпилог . Москва: Издательство Прогресс, 1971. (KZ 1176.5 .P65 1971) [Найти в ближайшей библиотеке]

    История Нюрнбергского процесса, написанная с советской точки зрения.Предлагает уникальный взгляд на аргумент законности и западное понятие свободы прессы в связи с судебным процессом.

  • Рюккерль, Адальберт. Расследование нацистских преступлений 1945-1978: Документация . Хамден, Коннектикут: Archon Books, 1980. (KK 73 .R8313 1980) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Обзор истории судебных процессов против нацистских военных и правительственных властей, обвиненных в военных преступлениях и преступлениях против человечности. Включает описания совершенных преступлений, обсуждение юридических вопросов, связанных с судебными процессами, и приложения, в которых излагаются судьбы комендантов концлагерей, офицеров СС и лидеров гестапо.

  • Солтер, Майкл. Нацистские военные преступления, разведка США и выборочное преследование в Нюрнберге: разногласия относительно роли Управления стратегических служб . Нью-Йорк: Рутледж-Кавендиш, 2007. (KZ 1176.5 .S25 2007) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Обращается к положительным и отрицательным аспектам участия американской военной разведки в Нюрнбергском процессе. Включает библиографию и указатель.

  • Солтер, Майкл. Разведка США, Холокост и Нюрнбергский процесс: привлечение к ответственности за геноцид и культурное разграбление . Бостон: Nijhoff Publishers, 2009. (D 810 .S7 S235 2009) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Интерпретирует оригинальную документацию Нюрнбергского процесса для демонстрации отношений сотрудничества и координации усилий между прокурорами по военным преступлениям и сотрудниками разведки. Демонстрирует деятельность OSS во время войны, немедленные послевоенные расследования и их вклад в процесс судебных разбирательств. Включает сноски, библиографию и указатель.

  • Смит, Брэдли Ф. Достижение приговора в Нюрнберге . Нью-Йорк: Basic Books, 1977 г. (KZ 1176.5 .S649 1977) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    История Нюрнбергского процесса, посвященная судьям и путям, по которым они приходили к своим вердиктам. Излагает реакцию каждого судьи на различные события в судебном процессе, обсуждает законность судебного разбирательства и рассматривает деятельность обвинения и защиты с юридической точки зрения.

  • Смит, Брэдли Ф. Дорога в Нюрнберг . Нью-Йорк: Basic Books, 1981. (KZ 1176.5 .S65 1981) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Авторитетный отчет о том, как союзники наконец согласились судить выживших нацистских лидеров в соответствии с международным правом, а не просто казнить их.

  • Sprecher, Drexel A. Внутри Нюрнбергского процесса: всеобъемлющий отчет прокурора . Ланхэм, штат Мэриленд: Издательство американского университета, 1999. (KZ 1176 .S68 1999) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Подробная двухтомная хроника Нюрнбергского процесса, написанная одним из американских прокуроров. Сосредоточен на судебных процедурах и основных предметах, а также обеспечивает тщательный подход к защите в Нюрнберге. Использует документальные свидетельства, расшифровки стенограмм, личные воспоминания и исследования из других книг по этой теме. Содержит обширные примечания.

  • «Судебные процессы над военными преступниками». В Энциклопедия Холокоста , стр.1489–1494. Нью-Йорк: MacMillan, 1990. (Ссылка D 804.25 .E527 1990 v.4) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Четырнадцать статей, посвященных поискам справедливости после Второй мировой войны. Особые очерки посвящены Международному военному трибуналу, Последующему Нюрнбергскому процессу и другим послевоенным процессам, проводимым по всей Европе.

  • Туса, Энн и Джон Туса. Нюрнбергский процесс . Нью-Йорк: Атенеум, 1984. (KZ 1176.5 .T87 1984) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Повествовательная история Испытания, основанная на множестве источников, включая обширные интервью с выжившими участниками.Стремится воссоздать атмосферу и напряженность Нюрнберга.

  • Андрус, Бертон К. Я был нюрнбергским тюремщиком . Нью-Йорк: Кауард-Макканн, 1969. (KZ 1176.5 .A547 1969) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Мемуары американского офицера, начальника тюрьмы, в которой находились военные преступники, судимые в Нюрнберге. Описывает свое личное мнение о заключенных.

  • Кумолетти, Генри В. Преступления против человечности: размышления о Нюрнбергском процессе (Международный военный трибунал), автор U.Стенографический репортер С. Корт . Гувенер, штат Нью-Йорк: MRS Printing and Publishing, 1989. (D 804 .G42 C86 1989) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Излагает личный опыт автора с различными историческими фигурами, а также его собственные мысли на протяжении всего судебного процесса. Включает в себя множество отрывков из его резюме в зале суда.

  • Додд, Кристофер Дж. И Лэри Блум. Письма из Нюрнберга: Рассказ моего отца о поисках справедливости . Нью-Йорк: Crown Publishing, 2007.(D 804.G4 D64 2007) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Отчет от первого лица о Нюрнбергском процессе, в котором воспроизводятся письма, написанные Томасом Дж. Доддом, исполнительным судебным советником обвинения, который специализировался на перекрестном допросе ключевых обвиняемых, его жене и семье в Соединенных Штатах. Предоставляет информацию о процессе принятия решений группой обвинения при подготовке к судебным процессам, а также личные размышления Додда о событиях вокруг него в Нюрнберге. Включает фотографии и указатель.

  • Дудман, Хельга. Письма домой в Сан-Франциско из оккупированных немцев 1945-1946 годов . Иерусалим: Хартия, 2007. (D 839.7 .D83 A4 2007) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    представляет письма, написанные американским членом отряда денацификации, путешествующим по Германии для допроса высокопоставленных нацистов и подготовки доказательств для Нюрнбергского процесса. Включает исторические фотографии, исторические заметки и отрывки из газет.

  • Эренфройнд, Норберт. Нюрнбергское наследие: как судебные процессы над нацистскими военными преступлениями изменили ход истории . Нью-Йорк: Palgrave Macmillan, 2007. (KZ 1176.5 .E37 2007) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Совмещает личные размышления автора как репортера на судебных процессах с общей историей судебного разбирательства. Подчеркивает наследие судебных процессов по отношению к послевоенному международному праву. Включает указатель и краткое обсуждение источников для дальнейшего чтения.

  • Гаскин, Хилари. Очевидцы в Нюрнберге . Лондон: Arms and Armor, 1990. (KZ 1176.5 .E94 1990) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Передает впечатления и личный опыт секретарей, охранников и переводчиков в Нюрнберге. Содержит текст раздаточного материала, который раздавали посетителям зала судебных заседаний, в котором были указаны биографические данные каждого обвиняемого.

  • Гольденсон, Леон. Нюрнбергские интервью . Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф, 2004. (KZ 1176.G65 2004) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Сборник интервью, проведенных Леоном Голденсоном, американским тюремным психиатром в Нюрнберге. Включает отчеты Голденсона о его встречах с обвиняемыми, а также со свидетелями в суде.

  • Галан, Ярослав. Репортажи из Нюрнберга . Киев: Издательство «Днепр», 1976. (КЗ 1176.5 .h45 1976) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Сборник личных очерков и отчетов о Нюрнбергском процессе и деятельности сторонников Третьего рейха.Написано в разное время на протяжении второй половины 1940-х годов представителем советской украинской печати на Нюрнбергском процессе.

  • Калнокий, Ингеборг и Хериско, Илона. Гостевой дом: Нюрнбергские воспоминания графини Калноки с Илоной Хериско . Индианаполис: Bobbs-Merrill, 1974. (KZ 1176.5 .K35 1974) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Воспоминания женщины, укрывавшей свидетелей Нюрнбергского процесса. Рассказывает о своих переживаниях и впечатлениях от этих свидетелей.

  • Мартин, Рой А., доктор медицины Внутри Нюрнберга: военная юстиция для нацистских военных преступников . Шиппенсбург, Пенсильвания: White Mane Books, 2000. (KZ 1176.5 .M37 2000) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Личный кабинет американского военного врача, который был свидетелем процессов, приговоров и последующих казней в Нюрнберге. Включает наблюдения автора относительно самоубийства Германа Геринга.

  • Моруцци, Джеймс Мэтью. Нацистские процессы: солдатская история террора .Южный Майами, Флорида: Coral Gables Publishing, 1995. (KZ 1176.5 .M67 1995) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Переплетает военную историю автора с историей Нюрнбергского процесса, где он работал мимеографом.

  • Нив, Эйри. На суде в Нюрнберге . Бостон: Литтл, Браун, 1978. (KZ 1176.5 .N43 1979) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Следователь британской группы по военным преступлениям описывает свои воспоминания о Нюрнбергском процессе. Основное внимание уделяется отдельным лицам, участвовавшим в судебном процессе, рассказывая о беседах автора с обвиняемыми, судьями и адвокатами.

  • Оуэн, Джеймс. Нюрнберг: Зло под судом . Лондон: Review, 2006. (KZ 1176.5 .O84 2006) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Рассказ о Нюрнбергском процессе глазами различных участников с использованием выдержек из протоколов судебных заседаний и дневников. Включает библиографию и указатель.

  • Полевой Борис. Последний счет: Нюрнбергские дневники . Москва: Прогресс, 1978. (KZ 1176.5 .P64813 1978) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Дневник корреспондента «Советской Правды», рассказывающий о его личном опыте и реакциях на суд.

  • Райнер, Фридрих. Мое интернирование и свидетельские показания на процессе по делу о военных преступлениях в Нюрнберге: счет Фридриха Райнера, австрийских нацистов . Льюистон, Нью-Йорк: Эдвин Меллен Пресс, 2006.(KZ 1176.5 .R35 2006) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Биография австрийского юриста и гауляйтера, выступавшего свидетелем защиты в Нюрнберге на процессе над Артуром Зейсс-Инквартом. Включает приложение с документами, относящимися к повседневной жизни нюрнбергских заключенных, библиографию и указатель, а также воспроизводит множество фотографий и документов из судебного процесса.

  • Stave, Брюс М. и Мишель Палмер. Свидетели Нюрнберга: устная история американских участников судебных процессов по делам о военных преступлениях .Нью-Йорк: Twayne Publishers, 1998. (KZ 1176 .S73 1998) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Содержит интервью с выжившими участниками Нюрнбергского процесса, включая прокуроров, тюремщиков, следователей, переводчиков, журналистов и архитектора, спроектировавшего зал суда. Переплетает личные взгляды и впечатления о деталях и личностях судебных процессов с историческим прошлым. Включает два приложения.

  • Тейлор, Телфорд. Анатомия Нюрнбергского процесса: личные воспоминания .Нью-Йорк: Кнопф, 1992. (KZ 1176 .T39 1992) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Личные воспоминания о Нюрнбергском процессе, написанные главным американским прокурором. Основное внимание уделяется правовым аспектам судебного разбирательства, а также жизни адвокатов и конфликтам между ними. Анализирует приведенные аргументы и правовые последствия судебного разбирательства.

  • Бард, Митчелл, редактор. Нюрнбергский процесс . Сан-Диего, Калифорния: Greenhaven Press, Inc., 2002. (KZ 1176 .N87 2002) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Представляет переведенные выдержки из первичной документации по всем аспектам IMT, включая подготовку к судебному разбирательству, аргументы обвинения и приговоры.Часть серии History Firsthand .

  • Роберт Х. Джексон Дело Нюрнберга . Нью-Йорк: Cooper Square Publishers, 1971. (KZ 1176 .J3352 1971) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Содержит избранные заявления Джексона, сделанные в связи с его ролью в Нюрнберге. Включает его отчет президенту, в котором он резюмирует свои действия в отношении судебного разбирательства, вступительное заявление для Соединенных Штатов, заключительное слово и несколько перекрестных допросов и аргументов.

  • Маррус, Майкл Р. Нюрнбергский процесс над военными преступлениями, 1945-46: документальная история . Boston: Bedford Books, 1997. (KZ 1176.5 .M365 1997) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Коллекция переведенных отрывков из официальных документов, писем и стенограмм свидетельских показаний, излагающих историю Нюрнбергского процесса. Содержит обширные цитаты из судебного процесса и тексты заключительных заявлений нюрнбергских подсудимых.

  • Робинсон, Джейкоб и Генри Сакс. Холокост: Нюрнбергские свидетельства: сборник, указатель и хронологические таблицы . Иерусалим: Яд Вашем, 1976. (Ссылка KZ 1175 .R63 1976) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Сборник судебных документов, использованных в Нюрнбергском процессе. Включает для каждого документа кодовый номер суда, дату составления документа и краткую аннотацию. Организовано как по номеру суда, так и по дате. Не содержит фактических документов, но полезен для поиска документов в других источниках.

  • Смит, Брэдли Ф., редактор. Американская дорога в Нюрнберг: документальные записи, 1944-1945 гг. . Stanford: Hoover Institution Press, 1982. (KZ 1176.5 .A44 1982) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Сборник рассекреченных политических меморандумов, телефонных разговоров, заметок между правительственными чиновниками и директив правительства Соединенных Штатов относительно структуры и целей Нюрнбергского процесса. Включает введение в каждый хронологический раздел, содержащий справочную информацию.

  • Стипп, Джон Л., редактор. Дневник дьявола: Записи о нацистском заговоре и агрессии . Йеллоу-Спрингс, Огайо: Antioch Press, 1955. (KZ 1176.5 .D48 1955) [Найти в библиотеке рядом с вами]

    Сборник переведенных правительственных документов Германии, призванных продемонстрировать преступность плана нацистского режима по ведению агрессивной войны. Документы редактируются, сокращаются и аннотируются.

  • Попросите в справочном бюро найти предметный файл с пометкой Нюрнбергский процесс (Международный военный трибунал) , содержащий газетные и периодические статьи.

    Для поиска в библиотечных каталогах или других электронных поисковых инструментах материалов по Нюрнбергскому процессу или по связанным темам используйте следующие тематические заголовки Библиотеки Конгресса, чтобы найти наиболее релевантные цитаты. Обратитесь к библиотекарю за помощью в использовании предметных заголовков для исследования.

    Запоминающиеся представления — леденящие душу Суды в Нюрнберге

    Обстоятельства Второй мировой войны и наследие Гитлера, завоевавшее и преследовавшее людей, погрузили многих простых мужчин и женщин в горнило, испытавшее и разрушившее жизни.Чрезвычайные события, увиденные глазами обычного человека, лежат в основе приговора Эбби Манн в Нюрнберге .

    Брюс А. Раушер в роли полковника Лоусона. На заднем плане: Ким Кертис в роли Эмиля Хана, Том Фуллер в роли Фредерика Хоффстеттера.
    (Фото: Йоханнес Маркус)

    Телеспектакль 1950-х годов и высоко оцененный фильм начала 60-х. Манн адаптировал свой материал в театральную постановку 2001 года. В American Century Theater режиссер Джо Банно использует бродвейский сценарий с призрачным обрамлением. Устройство: на краю сцены призраки двух еврейских женщин и двух резко одетых нацистов молча наблюдают за происходящим в зале суда.Эти теневые персонажи могут быть театральным самомнением, но они указывают на то, что поставлено на карту во время Нюрнбергского процесса — справедливость для миллионов или оправдание ужасных действий некоторых.

    « Нюрнбергский приговор» — это драма в зале суда, освещающая важный эпизод послевоенного правосудия. Она признана виновной в соответствии с предъявленными обвинениями — она ​​захватывающая и может похвастаться привлекательным составом актеров.

    По тому же сюжету, что и фильм, спектакль начинается с прибытия судьи Хейвуда — стойкого Крейга Миллера — нового председательствующего судьи на текущем раунде судебных процессов во Дворце правосудия в Нюрнберге.Он приезжает не для того, чтобы судить Геринга, Геббельса или Эйхмана; первыми предстали перед судом высшие нацистские чиновники. К моменту прибытия судьи Хейвуда, через несколько лет после окончания войны, обвиняемыми являются государственные служащие и другие гражданские лица. Вместо офицеров СС преследуют судей за их участие в аппарате Гитлера.

    Майкл Реплогл в роли Эрнста Дженнинга, Ким Кертис в роли Эмиля Хана, Виктор Голд в роли Вернера Ламмпа, Том Фуллер в роли Фредерика Хоффстеттера. (Фото: Йоханнес Маркус)

    Немецкие судьи, участвующие в процессе, Хан, Лампе и Хоффштеттер, заявили о своей невиновности.Четвертый судья Эрнст Яннинг отказывается выступать в суде и не признает авторитет суда. Майкл Реплогл играет Дженнинга с тихой хитростью, а Ким Кертис в роли Эмиля Хана находит маслянистую душу испорченного судьи. Виктор Голд и Том Фуллер также оказали влияние в своих ролях Ламмпе и Хофстеттера соответственно.

    Эти люди сыграли свою роль во время нацистского режима не на полях сражений, а на судах. Их решения предали забвению мужчин и женщин, утверждает У.Прокурор С. полковник Лоусон — непоколебимое выступление Брюса Алана Раушера. Лоусон добивается максимального наказания, но ему приходится столкнуться с грозным защитником Оскаром Рольфом, которого хитро сыграл Стив Лебенс. Рольфе критикует обвинение почти на каждом шагу, что делает его убедительным.

    (справа) Кристофер Хенли в роли Рудольфа Петерсона. На заднем плане: Тель Монкс в роли судьи Айвза.
    (Фото: Йоханнес Маркус)

    Судья Хейвуд и другие юристы — играют Тель Монкс и Пол Дж.Клингенберг — должен взвесить показания множества свидетелей. Стареющий профессор колледжа — запоминающаяся эпизодическая роль Рона Сарро — говорит о характере подсудимых и о том давлении, с которым они столкнулись, пытаясь приспособиться к диктатуре.

    Фрау Валлнер — трогательное представление Мэри Бет Лакенбо — вызывается к трибуне, чтобы рассказать о деле, рассмотренном несколько лет назад, когда пожилой еврей был казнен за сексуальные отношения с ней, что нарушило закон о расовом осквернении при Гитлере. Наиболее тревожным из всех — и пугающим выступлением Кристофера Хенли — является свидетельство Рудольфа Петерсона, человека, ставшего бесплодным под видом евгеники из-за его умственной отсталости.

    По мере того, как судья Хейвуд пытается осмыслить доказательства в суде, он также пытается установить связи за пределами зала суда, подружившись с овдовевшей светской львицей, которая дает ему представление о том, как немецкая военная машина омрачала повседневную жизнь. Карин Розницек в роли фрау Бертольт олицетворяет от кутюр и раненую душу военной вдовы; ее сцены с Миллером пронзительны.

    Настоятельно рекомендуется
    ПРИГОВОР В НЮРЕМБЕРГЕ
    Закрывается 28 июня 2014 года
    Американский театр века по адресу
    Gunston Arts Center
    2700 S.Lang Street Arlington
    2 часа 30 минут с 1 антрактом
    Билеты: 32 — 40 долларов США
    Четверг — воскресенье
    Детали
    Билеты

    Решая серьезные проблемы совести, возмездия и справедливости, сценарий Манна уравновешивает процедуру в зале суда со снимками из жизни вне суда. Увеличивают производство слайды и кадры кинохроники Нюрнберга до и после войны, карты ключевых мест по всей Европе и, что не менее важно, кадры из концентрационных лагерей, снятые после разгрома нацистов.Груды обнаженных мертвых тел, ливни и бочки с ядом — эти образы добавляют еще один леденящий слой к постановке, наряду с безмолвными привидениями, стоящими на страже. Хорошей постановке

    Banno способствует простой дизайн декораций и эффективные проекции, разработанные Патриком Лордом. Старинные костюмы и стилизованная униформа Рипа Клаасена идеально подходят персонажам. Дизайн освещения и звука — Марк Аллан Райт и Шон Аллан Дойл — создают тонкую атмосферу на протяжении всего выступления.

    Наряду со свидетельскими показаниями Петерсона, запоминающимся образом исполненными Хенли, два раздела из постановления в Нюрнберге остались со мной после того, как я покинул театр. Яннинг нарушает молчание в зале суда и говорит о «земной лихорадке» во время прихода Гитлера к власти. Представление Replogle этого монолога, в котором Яннинг признает вину, оправдывая свои действия, резюмировало действия тысяч людей среднего и низшего звена, которые в первую очередь любили Германию и во вторую очередь думали о том, что они делают во имя ее.

    Наконец, и это уместно, в предпоследний момент пьесы, когда судья Хейвуд выносит свое решение, я был поражен универсальностью его заявления: «Этот суд показал, что в условиях национального кризиса люди — даже способные и необыкновенные. мужчины — могут ввести себя в заблуждение, совершая преступления и злодеяния, столь масштабные и отвратительные, что поражают воображение ».

    ————————

    Решение в Нюрнберге Эбби Манн. Режиссер Джо Банно.Брюс Алан Раушер, Лайл Блейк Смайтерс, Крейг Миллер, Хорхе А. Сильва, Tel Monks, Пол Дж. Клингенберг, Ким Кертис, Том Фуллер, Виктор Голд, Майкл Реплогл, Стив Лебенс, Рон Сарро, Элли Николл, Карин Розницек, Кристофер Хенли, Ларри Колп, Мэри Бет Лакенбо, Ванесса Брэдчулис, Джей Делеханти, Алан Диаз, Пол Алан Хоган, Колин Мартин, Джин Дж. Миллер, Lynley Peoples, Gray West. Прогнозы исследования: Шейн Вейкер. Дизайн декораций и проекций — Патрик Лорд. Художник по свету Марк Аллан Райт.Художник по костюмам Рип Клаассен. Режиссер Линдси Э. Мур. Продюсер The American Century Theatre. Отзыв Джеффа Уокера.

    Примечание: Кристофер Хенли пишет для DC Theater Scene. Этот факт не повлиял на этот обзор.

    Нюрнбергский процесс | Гарри С. Трумэн

    Конспект урока

    Этот урок впишется в мое послевоенное подразделение прямо перед тем, как мы вступим в холодную войну. У преподавания о Нюрнберге двоякая цель: во-первых, рассказать о том, как мир менялся в отношении борьбы с этим типом преступлений…

    Описание

    Этот урок рассчитан на два дня. Сначала разделите свой класс на 13 команд (по одной на каждое испытание в Нюрнберге). Назначьте каждой команде испытание, которое они изучат, и подготовят два документа, которые будут представлены на следующем занятии. Попросите ваш класс использовать библиотеку и / или компьютерный класс для проведения исследования в первый день с использованием ресурсов, указанных ниже. Есть также много хороших книг, которые также могут быть полезны в исследованиях студентов.Заранее посоветуйтесь со своим специалистом по СМИ, чтобы подготовить книги для исследования студентов.

    Обоснование (зачем вы это делаете?)

    Этот урок впишется в мое послевоенное подразделение прямо перед тем, как мы вступим в холодную войну. Изучение Нюрнберга преследует две цели: во-первых, рассказать о том, как мир менялся в отношении борьбы с этим типом преступлений, а также о том, как возник надвигающийся конфликт с Советским Союзом в период холодной войны.

    Задачи урока — ученик

    • Студенты смогут продемонстрировать понимание различных дел, переданных в Нюрнберг.
    • Учащиеся используют свои исследовательские навыки, чтобы составить короткую презентацию, которой они поделятся с классом.
    • Студенты смогут оценить обвинения, выдвинутые против подсудимых, и сами судить о последствиях этих судебных процессов.

    Достигнуты стандарты / цели / навыки в отношении результатов деятельности и знаний округа, штата или страны

    • NSS-WH.5-12.9- Как происходила реконструкция после Второй мировой войны, формировались новые международные отношения сил и распадались колониальные империи.Поиск сообщества, стабильности и мира во взаимозависимом мире.
    • NHS World Era 8 Standard 4 — Причины и глобальные последствия Второй мировой войны
    • NHS US Era 8 Standard 3 — Причины и ход Второй мировой войны, характер войны внутри страны и за рубежом и изменение роли США в мировых делах

    Oregon CIM Benchmarks:

    • Поймите разделение Европы после Второй мировой войны, приведшее к холодной войне.
    • Понять влияние холодной войны на людей, группы и страны.

    ПОКАЗАТЬ СТАНДАРТЫ

    2. Преемственность и изменения в истории штата Миссури, США и мира

    6. Отношения отдельных лиц и групп с учреждениями и культурными традициями

    7. Использование инструментов исследования социальных наук (таких как опросы, статистика, карты, документы)

    KANSAS STANDARDS (Средняя школа — история США)

    Контрольный показатель 3: Учащийся использует практические знания и понимание отдельных лиц, групп, идей, достижений и поворотных моментов в эпоху холодной войны (1945–1990).

    1. (K) объясняет, почему Соединенные Штаты стали сверхдержавой в результате Второй мировой войны.

    Контрольный параметр 5. Учащийся приобретает навыки исторического мышления.

    1. (A) анализирует тему истории Соединенных Штатов, чтобы объяснить закономерности преемственности и изменений во времени.

    3. (A) использует первичные и вторичные источники о событии в истории США, чтобы разработать достоверную интерпретацию события, оценивая его значение (например, использует предоставленные первичные и вторичные источники для интерпретации исторически обоснованного заключения).

    Необходимые дополнительные материалы (книга, статья, документальный видеофильм и др.)

    Книги:
    Нюрнбергские процессы Джона и Энн Туса
    Нацистская медицина и Нюрнбергские процессы: от медицинских военных преступлений к информированному согласию: Пол Вейндлинг
    Холокост: освобождение свидетелей и Нюрнбергские процессы: Стюарт А. Каллен
    Нюрнбергские процессы : Эрл Райс

    Необходимые первичные источники (документ, фотография, артефакт, дневник или письмо, аудиовизуальная запись и т. Д.) необходимо

    Требуемые технологии

    Доступ к медиацентру, подключение к Интернету

    Подробно опишите деятельность или задание. Что будут делать и учитель, и ученики?

    Процедура:
    Этот урок рассчитан на два дня. Сначала разделите свой класс на 13 команд (по одной на каждое испытание в Нюрнберге). Назначьте каждой команде испытание, которое они изучат, и подготовят два документа, которые будут представлены на следующем занятии. Попросите ваш класс использовать библиотеку и / или компьютерный класс для проведения исследования в первый день с использованием ресурсов, указанных ниже. Есть также много хороших книг, которые также могут быть полезны в исследованиях студентов. Заранее посоветуйтесь со своим специалистом по СМИ, чтобы подготовить книги для исследования студентов.

    1. Портфель

    а. Краткое изложение дела (1-2 абзаца)
    б. Кому было предъявлено обвинение (ОЧЕНЬ краткая биография 1-2 предложения ТОПЫ!)
    c. В чем конкретно их обвиняли
    д.Какие существуют факты и / или доказательства причастности обвиняемого (первичные документы)
    e. Каковы были результаты судебного разбирательства

    * Это должно быть как минимум ОДНА страница, и команда должна сделать достаточно копий для каждой команды и учителя (всего 14)

    2. Вступительное слово

    а. Студент должен написать краткое вступительное заявление, в котором подчеркивается важность судебного разбирательства и обвинения, предъявленные обвиняемому.
    г. Студент должен выступить, а затем произнести речь на второй день.Лучше всего они предполагают, что студенты — это присяжные или судьи, как в Нюрнберге.

    * Важно обсудить испытания перед началом этого урока, поэтому не следует проводить его в полной изоляции. Было бы идеально после прохождения отряда Холокоста.

    Оценка: полностью объясните метод оценки или создайте и приложите руководство по выставлению оценок

    Оценка

    : Ниже приведена простая рубрика для выставления оценок за презентации:

    Категория 4 3 2 1
    Готовность Студент полностью подготовлен и явно отрепетировал. Студент выглядит хорошо подготовленным, но, возможно, ему потребовалась еще пара репетиций. Студент несколько подготовлен, но видно, что репетиции не было. Студент, похоже, совсем не готов к выступлению.
    Содержимое Показывает полное понимание темы. Показывает хорошее понимание темы. Показывает хорошее понимание частей темы. Похоже, не очень хорошо разбирается в теме.
    Поза и зрительный контакт Встает прямо, выглядит расслабленным и уверенным. Устанавливает зрительный контакт со всеми в зале во время презентации. Встает прямо и устанавливает зрительный контакт со всеми в комнате во время презентации. Иногда встает прямо и устанавливает зрительный контакт. Ссутуливается и / или не смотрит на людей во время презентации.
    Объем Громкость достаточно велика, чтобы ее слышали все члены аудитории на протяжении всей презентации. Громкость достаточно велика, чтобы ее слышали все члены аудитории не менее 90% времени. Громкость достаточно велика, чтобы ее слышали все члены аудитории не менее 80% времени. Громкость часто слишком тихая, чтобы ее могли услышать все члены аудитории.
    Четко говорит Все время (100-95%) говорит четко и отчетливо, неправильно произносит слова. Все время (100-95%) говорит четко и отчетливо, но неправильно произносит одно слово. В большинстве (94–85%) случаев говорит четко и отчетливо. Неправильно произносит не более одного слова. Часто бормочет или что-то не понимает ИЛИ неправильно произносит более одного слова.
    Убеждение Убедительно говорит по теме, используя фактические данные для привлечения аудитории. Убедительно говорит по теме, пытаясь привлечь внимание аудитории. Говорит по теме. Не предпринимает особых попыток убедить. Не говорит по теме и не пытается убедить.

    METALLICA поделились выступлением ’92 «Of Wolf And Man» из Нюрнберга, Германия — 101,5 K-Rock Manhattan’s Real Rock

    METALLICA поделилась «Of Wolf and Man (Нюрнберг, Германия — 29 ноября 1992 г.)» , взятым с DVD «Live At Frankenhalle» , включенного в обновленный подарочный бокс-сет одноименного пятого альбома. — также известный как «The Black Album» — выйдет 10 сентября на собственном лейбле группы Blackened Recordings .Трек был записан вживую в Frankenhalle в Нюрнберге, Германия, 29 ноября 1992 года.

    The Black Album — одна из самых коммерчески успешных и признанных критиками пластинок всех времен. Его выпуск 1991 года не только дал METALLICA его первый альбом № 1 не менее чем в 10 странах, включая четырехнедельный пробег № 1 в США, его безжалостную серию синглов — “Enter Sandman” , «The Unforgiven» , «Nothing Else Matters» , «Где бы я ни бродил» и «Sad But True» — подпитывали подъем группы до хэдлайнеров стадионов, радио и MTV , доминирующего в статусе домашнего имени.Восприятие альбома прессой было аналогичным: с годами он вырос из первой десятки национальных критиков 1991 года по результатам национального опроса Village Voice Pazz & Jop до постоянного присутствия в таких альбомах, как 500 лучших альбомов всех времен по версии журнала Rolling Stone. Влияние и актуальность альбома продолжают расти, о чем свидетельствует один неоспоримый факт: Black Album остается бесспорным самым продаваемым альбомом в истории Nielsen SoundScan , опережая продажи всех релизов в каждом жанре за последние 30 лет.

    В ознаменование своего 30-летия Black Album, получивший Грэмми и получивший 16 платиновых сертификатов, получает окончательное переиздание. Remastered для максимального качества звука, ремастер Black Album будет доступен в нескольких конфигурациях, включая 180-граммовый двойной виниловый LP, стандартный компакт-диск и расширенное издание на 3 компакт-диска, цифровой и ограниченный выпуск роскошного бокс-сета (содержащий альбом, ремастированный на 180-м году). gram 2LP, диск с картинками, три живых LP, 14 компакт-дисков (содержащие черновые миксы, демо, интервью, концерты), 6 DVD (с отрывками, закулисными, официальными видео, живыми выступлениями), 120-страничная книга в твердом переплете, четыре ламината туров, три литоса, три медиатора, шнурок METALLICA , папка с текстами песен и карточка загрузки).

    Связанные

    Комментарии

    комментария

    Анатомия Нюрнбергского процесса | Книга Телфорда Тейлора | Официальная страница издателя

    «Великолепное произведение военной и судебной истории». — Нью-Йорк Таймс . Книга Телфорда Тейлора является определяющим элементом литературы о Второй мировой войне, захватывающим и задумчивым рассказом очевидцев одного из самых значительных событий нашего века.

    В 1945 году союзные страны договорились о судебном процессе, а не о казни без надлежащего судебного разбирательства, чтобы определить судьбу нацистов после окончания Второй мировой войны.В Нюрнберге, где на церемонии зародилась нацистская партия, лидеры Великобритании, Америки, Франции и Советского Союза участвовали как судей, так и прокуроров в серии судебных процессов, по которым будут привлечены к ответственности некоторые из самых выдающихся политиков, военачальников и бизнесменов нацистской Германии.

    Это исчерпывающая история Нюрнбергского процесса по делам о преступлениях, проведенного одним из ключевых участников, Телфордом Тейлором, выдающимся юристом, который был членом американской прокуратуры и в конечном итоге стал главным адвокатом.В ярких деталях Тейлор изображает разворачивающиеся события так, как он «видел, слышал и иным образом ощущал их в то время, а не так, как независимый историк, работающий с документами, мог бы их представить». Содержание:

    1 Нюрнберг и законы войны
    2 Нюрнбергские идеи
    3 Судья Джексон берет на себя
    4 Учреждение суда: Лондонская хартия
    5 Ответчики и обвинения: Крупп и немецкий генеральный штаб
    6 Берлин в Нюрнберг,
    7 Нюрнберг: проблемы и проблемы до суда
    8 На суде
    9 Нюрнбергское сообщество по военным преступлениям
    10 СС и Генеральный штаб — верховное командование
    11 Отдельные обвиняемые, будущие судебные процессы и преступные организации
    12 Французская и советская прокуратура
    13 Обвиняемые: Геринг и Гесс
    14 Обвиняемые: «Ряд убийц»
    15 Обвиняемые: банкиры и адмиралы
    16 Подсудимые: девять последних
    17 Заключительные аргументы
    18 Обвиняемые организации
    19 Последние обвиняемые Words
    20 Приговоры Соломоновых Островов
    21 Приговор: закон, преступление и наказание

    Тейлор описывает личные вендетты между представителями союзников. противников и переговоры, предшествовавшие вынесению приговоров.Разоблачения не утратили своей силы на протяжении десятилетий: в зале наступает тишина, когда офицер СС бесстрастно рассказывает, что его войска собрали и убили

    евреев, и паника охватывает главу Государственного банка Германии, когда становится ясно, что он знал в его учреждение поступали драгоценности и другие ценности, взятые из тел узников концлагеря.

    10 самых быстрых кругов в истории на Нюрбургринге

    Нюрбургринг Нордшляйфе: 12,9 миль и 154 угла гудронированного шоссе, которое пролегает глубоко в горах Эйфель.Постоянные изменения наклона и артикуляции делают эту трассу одной из самых сложных в мире — идеальным местом для тестирования автомобилей с высокими характеристиками, а в последнее время — местом для установления рекордов самых быстрых автомобилей в мире. Это удивительное место, и производители борются между собой, чтобы побить священный рекорд круга, и мы вошли в десятку самых быстрых за все время.

    Хотя это далеко не объективный показатель общих характеристик автомобиля, нельзя отрицать, что машина с рекордом круга в Нюрбургринге заслуживает уважения любого энтузиаста.Таким образом, как символ гордости, не говоря уже об очень полезном маркетинговом инструменте, кольцо остается королем.

    > время прохождения круга в таблице лидеров — самые быстрые автомобили в мире тестировались на треке

    10 лучших кругов на Нюрбургринге

    1. Porsche 919 Hybrid Evo — 5: 19.546 — 2018

    Чтобы отпраздновать свое 70-летие Porsche взял свой 919 Evo — модифицированную версию своего 919 Hybrid, выигравшего Ле-Ман, — чтобы установить рекорды круга на нескольких европейских трассах.919 Evo побил рекорд круга на Северной петле: пилот Тимо Бернхард в июне 2018 года завершил круг всего за 5: 19,546 — это почти на целую минуту быстрее, чем предыдущий рекорд.

    Под оболочкой та же гибридная трансмиссия, что и у 919 Hybrid, но, поскольку она свободна от ограничений гонщика, общая мощность была оценена в 1144 л. с., что особенно ошеломляет, если учесть ее сухой вес в 849 кг. Это было достигнуто за счет удаления ненужных предметов, таких как кондиционер, дворники и фары.

    Его аэродинамика также была изменена: теперь активная система способна генерировать на 53% больше прижимной силы, чем у гоночной модели 919 Le Mans, при этом повышая аэродинамическую эффективность на 66%, что позволяет развивать максимальную скорость 229 миль в час во время пробега.

    > Обзор Porsche 919 Hybrid — за рулем одного из самых успешных гонщиков Штутгарта.

    1. Volkswagen ID.R — 6: 05.336 — 2019

    На втором месте — полностью электрический автомобиль Volkswagen. ID R.Несмотря на компромисс с полностью электрической трансмиссией на схеме, инженерам VW удалось добиться достаточной производительности для круга 6: 05.336 в июне 2019 года, не только заняв второе место, но и побив рекорд электромобиля.

    Он оснащен двигателем мощностью 670 л. с. и аккумуляторной батареей 44 кВт-ч от гоночного гоночного автомобиля Formula E и развивает среднюю скорость 128 миль в час на дистанции 12,9 миль, а его аэродинамическая конструкция адаптирована к уникальным характеристикам Северной петли.

    > Volkswagen ID R: все, что вам нужно знать

    1. Porsche 956 — 6:11.13 — 1983

    Покойный Стефан Беллоф долгое время удерживал абсолютный рекорд в течение 35 лет, пока в 2018 году не появился вышеупомянутый 919. В мае 1983 года 25-летний гонщик установил удивительное время — 6. : 11,13 на Porsche 956 во время квалификации 1000 км Нюрбургринга.

    После этой даты прототипы Ле-Мана высшего уровня больше не использовали 12,9-мильную Нордшляйфе для соревнований, с трассой GP, также добавленной как часть круга — вот почему рекорд на Нордшляйфе сохранялся так долго.

    1. Porsche 956 — 6: 16,85 — 1983

    Доказывая, насколько преданными были гонщики в золотой век гонок на выносливость, не говоря уже о том, каким невероятным оружием Северной петли является Porsche 956, он также занимает четвертое место. место в этом списке. В тот же день, когда проходил знаменитый круг Беллофа, немецкий гонщик Йохен Масс показал время 6: 16,85.

    1. March Engineering 832-BMW — 6: 28.03 — 1983

    Следующим в списке был еще один круг 1983 года, когда британская компания March Engineering заняла пятое место в списке за всю историю с ее 832 Formula. 2 машины.Пилотируемый Кристианом Даннером, гонщик был оснащен 2-литровым четырехцилиндровым двигателем BMW без наддува, который также использовался в знаменитом автомобиле Brabham BT52 Formula 1 (хотя и с 1,5-литровым двигателем с турбонаддувом).

    1. Porsche 911 GT2 RS MR — 6: 43.30 — 2021

    Manthey Racing побила свой собственный рекорд в 2021 году с дальнейшим обновлением комплекта MR, разработанного специально для Porsche 991.2 911 GT2 RS. Путем различных настроек аэродинамики, настройки подвески, тормозной системы и охлаждения пилот-разработчик Porsche Ларс Керн побил свой предыдущий рекорд почти на 5 секунд, при этом побив самый быстрый круг, пройденный легальным автомобилем.

    Стоит отметить, что, как и во многих недавних рекордных кругах, на этот раз без T13, что сокращает общую длину круга на 200 м.

    > Porsche 911 GT2 RS получает напечатанные на 3D-принтере поршни для увеличения мощности на 30 л.с.

    1. Прототип McLaren P1 XP1 LM — 6: 43.22 — 2017

    С почти 800 л.с. Еще 200 л.с., обеспечиваемые электромоторами, McLaren P1 LM, оснащенный Lanzante, показал невероятное время круга — 6:43.22 года с Кенни Брэком за рулем; примерно на четыре секунды быстрее, чем время, указанное McLaren для гоночного P1 GTR.

    Учитывая мантру гоночного автомобиля P1 LM, P1 LM, который устанавливал время круга, продолжил движение домой с Нюрбургринга обратно в Великобританию по дорогам общего пользования. Время было потрачено на разрешенных к эксплуатации шинах Pirelli Trofeo, что позволило лучше использовать меры по снижению веса LM даже по сравнению со стандартным P1 GTR. К ним относятся легкие сиденья, титановые выхлопные трубы и удаление гоночных деталей, таких как система пневмоподъемника.

    > Обзор McLaren P1 — достойный преемник McLaren F1

    1. Mercedes-AMG GT Black Series — 6: 43.616-2020

    Самым последним пополнением списка является Mercedes-AMG GT. Black Series с результатом 6: 43,616 круга является восьмым по скорости за все время, но также и самым быстрым кругом, когда-либо достигнутым серийным автомобилем, разрешенным к эксплуатации на дорогах. Пилотируемая пилотом GT3 Маро Энгелем, Black Series была оснащена набором дорожных шин Michelin Pilot Sport Cup 2 R MO, разработанных специально для Black Series, а его стандартная аэродинамика была изменена в соответствии со сложными условиями Нюрбургринга. сбивает Aventador SVJ с вершины самого быстрого серийного автомобиля в мире.

    Серия GT Black отличается полной переработкой по сравнению с обычным GT. Мало того, что его 4-литровый V8 теперь выдает 720 л.с. и 590 фунт-фут крутящего момента, самым большим преобразованием стало установка плоского кривошипа, резко изменившего характеристики V8. Как и следовало ожидать, в пакет также входит ряд мер по снижению веса и доработок шасси.

    > Новый Mercedes-AMG GT Black Series будет стоить от 335 000 фунтов стерлингов

    1. Lamborghini Aventador SVJ — 6:44.97 — 2018

    Всего на 1,3 секунды позади AMG находится Lamborghini Aventador SVJ, а заводской водитель марки Марко Мапелли проехал круг за 6:44,97 в июле 2018 года. SVJ с безнаддувным двигателем V12 мощнее Aventador SV с ограниченным тиражом, но также имеет ряд изменений в других местах, которые также способствуют повышению его производительности. Наиболее примечательным является ALA 2.0, обновленная версия аэродинамической системы, впервые представленная на Huracan Performante, которая, как утверждается, увеличивает прижимную силу на 40% по сравнению с SV.

    > Mansory Cabrera доводит Lamborghini Aventador SVJ до 799 л. установил рекордное время 6: 45.9 с пилотом британского Ле-Мана Питером Дамбреком у руля.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.