Скандинавские сериалы в контакте: Скандинавские сериалы смотреть онлайн — Кино Mail.ru

Содержание

Мини-сериал «Расследование»: скандинавский нуар об убийстве на подлодке

Вышел датский мини-сериал «Расследование», в котором Тобиас Линдхольм (сценарист «Охотника за разумом» Дэвида Финчера и постоянный компаньон Томаса Винтерберга) максимально уважительно реконструирует «дело о подлодке», потрясшее весь мир в 2017 году. Сериал не стоит пропускать ни фанатам скандинавских нуаров, ни ценителям реалистичных драм.

Краткая справка «дела о подлодке»

10 августа 2017 года 30-летняя шведская фриланс-журналистка Ким Валль по заданию журнала Wired поднялась на борт частной сверхмалой подводной лодки UC3 Nautilus, чтобы взять интервью у ее владельца, датского изобретателя Петера Мадсена. После этого больше никто не видел Ким живой. На следующий день подлодка затонула, а Мадсен, которому удалось спастись, заявил, что высадил журналистку еще вечером 10 августа в порту Копенгагена, на полуострове Рефсхалеёэн. Тем не менее Мадсена оперативно взяли под стражу по подозрению в непредумышленном убийстве. Позже, когда подлодку подняли на поверхность и на ней была обнаружена кровь Ким Валль, изобретатель заявил, что журналистка стала жертвой фатального несчастного случая: 70-килограммовый люк подлодки упал девушке на голову, после чего он, запаниковав, сбросил тело в воду. По ходу следствия, когда появлялись новые улики, подозреваемый несколько раз менял свои показания.

Спустя 10 дней после исчезновения Ким Валль на острове Амагер обнаружили ее туловище без рук, ног и головы, но обвиняемый продолжал хранить молчание. Гораздо позже, в октябре, в результате неимоверных усилий водолазов и кинологов, а также океанографа, специалиста по картам течений Балтийского моря, были найдены конечности и голова жертвы вместе с ее одеждой. На этот раз Мадсену ничего не оставалось, как признаться в расчленении трупа Ким Валль, а также выдвинуть новую версию ее гибели — отравление угарным газом, потому что на черепе жертвы не обнаружили никаких переломов или иных следов тупой травмы.

25 апреля 2018 года Петер Мадсен был признан виновным в убийстве Ким Валль и приговорен к пожизненному заключению

. Во время суда обвиняемый продолжал настаивать, что смерть журналистки произошла в результате несчастного случая. Невероятная жестокость и бессмысленность преступления так же, как и множество странностей в поведении преступника (среди прочего на компьютере Мадсена были обнаружены видеозаписи, на которых женщин обезглавливали на камеру), сделали «дело о подлодке» одним из самых резонансных расследований в истории Скандинавии.

Русский тизер сериала «Расследование»

С тех пор заключенный Мадсен уже дважды умудрился напомнить о себе: в первый раз в январе этого года, когда вступил в брак с российской политической активисткой Дженни Курпен, получившей политическое убежище в Финляндии, а во второй — совсем недавно, когда попытался сбежать из тюрьмы, угрожая жизни женщины-психолога. Похоже, эта история не собирается просто так сходить со страниц мировых таблоидов, а заодно и с экранов ваших гаджетов. Незадолго до выхода «Расследования» датское подразделение канала Discovery начало показывать основанный на телефонных интервью с Мадсеном документальный сериал, в котором преступник впервые признается в убийстве. Австралийская документалка «Into the Deep», которая фокусируется на Мадсене и людях, с которыми он работал, была куплена Netflix, но стриминговый гигант пока не успел ее показать.

Перенести эту историю на экран отважился датчанин Тобиас Линдхольм, сценарист «Охотника за разумом» Дэвида Финчера и постоянный компаньон Томаса Винтерберга, написавший сценарий ко многим его фильмам, включая «Охоту» и новинку «Еще по одной». Также на его счету работа над успешным датским сериалом «Правительство» и номинация на «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке» за режиссерскую работу «Война». С помощью реальных участников событий Линдхольму удалось снять максимально уважительную реконструкцию расследования этого громкого дела.

Вы, конечно, можете спросить: а зачем смотреть историю, финал которой известен? Во-первых, как вы, наверное, заметили, эта история не закончилась, а продолжает обрастать все новыми подробностями и событиями. А во-вторых, если вы не следили пристально за делом, то вы, скорее всего, не знаете, с какими сложностями пришлось столкнуться следствию, как оно продвигалось, на какие уловки шел подозреваемый и как же все-таки удалось доказать его вину и приговорить к пожизненному заключению. Прокурора по делу Мадсена сыграл Пилоу Асбек (Эурон Грейджой из «Игры престолов»).

Неожиданно деликатный скандинавский нуар

Несмотря на формальную принадлежность сериала к жанру скандинавского нуара, «Расследование» старательно избегает некоторых привычных внешних атрибутов этого жанра. В кадре нет натуралистичных подробностей, мы не видим расчлененного тела жертвы, и самое главное, нам не показывают лица обвиняемого — это принципиальный момент для создателей сериала.

«У меня не было на него времени», — говорит Линдхольм в интервью New York Times.

При этом по атмосфере «Расследование» — вполне себе образцовый скандинавский нуар. Постоянный дождь, поливающий хмурые улицы Копенгагена, смешивается с суровыми видами норвежской природы. На смену уютным жилищам с панорамными видами на мокрый лес или неприветливое побережье Балтийского моря приходят строгие офисные помещения и залитый ночными огнями большой город. Всего этого здесь хватает в избытке. Даже тот самый мост, что дал название одному из самых заметных представителей жанра, изредка мелькает в кадре.

На месте и критика несовершенства юридической системы, и жестокая правды жизни: на летучке в убойном отделе звучит сводка поступивших заявлений, которые отличаются невероятной циничностью и жестокостью. Например, групповое изнасилование, которое никак не доказать.

Главный герой «Расследования», естественно, трудоголик, сердобольный, но жесткий следователь, а его подчиненные просто одержимы своим делом (как же по-другому?). Есть здесь и семейная драма — еще одна немаловажная традиционная составляющая скандинавского нуара. У следователя Меллера никак не складываются отношения с его дочерью, беременной своим первенцем.

И конечно, нельзя не обратить внимания на неспешный темп сериала. Например, в одной из сцен процесс распечатки фотографии на принтере показан полностью, от и до, со всей документальной дотошностью. Так что, когда нам показывают подъем затонувшей подлодки, в определенный момент начинаешь волноваться: неужели нам собираются показывать и этот процесс целиком в реальном времени? В сериале многое заимствовано у фильмов-расследований — такая внимательность к деталям здесь оттуда. Как бы вы еще узнали подробности датского законодательства? Например, что в Дании нельзя арестовывать человека, не предъявив ему обвинения, или что обвиняемый может менять показания сколько ему угодно раз.

Но послание «Расследования» и большинства типичных произведений скандинавского нуара кардинально противоположны. Там, где известные представители жанра пытаются показать всю бессмысленность и жестокость жизни, порочность системы, «Расследование» ставит себе задачей вернуть зрителю веру в человечество и его институты. «Системы, которые работают, и люди, которые верят в общество, — это тоже скандинавская история», — уверяет режиссер.

Тобиас Линдхольм и его команда подошли к воссозданию трагических событий максимально деликатно. В работе над сериалом принимали участие не только реальный глава отдела убийств полиции Копенгагена Йенс Меллер, возглавлявший это расследование, но и родители жертвы — Йоаким и Ингрид Валль. Более того, пес четы Валль по кличке Исо играет в сериале самого себя.

Кстати, в «Расследовании» вообще много собак: помимо Исо в кадре постоянно появляются два лохматых питомца следователя Йенса Меллера и поисковые собаки из Швеции, которые, забравшись на нос полицейского катера, кропотливо стараются учуять под толщей воды останки тела Ким Валль. Тесное сотрудничество с семьей погибшей и использование на съемках реальной собаки Валлей очень показательно и многое говорит о самом проекте, о том, как он устроен и что его авторы пытаются сказать. Очевидно, что создатели «Расследования» не только стремились максимально четко придерживаться фактов, но и попытались сконцентрироваться на доброте и великодушии людей в истории, которая, судя по всему, произошла из‑за людской развращенности и безнравственности.

Во время просмотра «Расследования», особенно на сценах, когда Меллер общается с родителями жертвы, с которыми он и в реальной жизни стал весьма дружен, невольно вспоминается наша «Нелюбовь», а конкретно диалог сотрудника полиции с матерью пропавшего мальчика. Ловишь себя на мысли, что отечественному зрителю будет сложновато поверить, что где‑то общение между замученным работой следователем и семьей жертвы может быть настолько доверительным. Удивляешься — неужели в Дании все следователи такие тактичные и внимательные к чужому горю, а приемные в полицейских участках такие стильные и уютные, с дизайнерскими конструкциями на стенах и большими домашними растениями в горшках?

В «Расследовании» нет никаких погонь, схваток с преступниками, выпрыгивающих из‑за угла маньяков.

Только следственная рутина, бессонные ночи, бесконечное ожидание необходимой информации от патологоанатома, бюрократическая волокита, пресс-конференции и собрания следственной группы, на которых, как правило, все приходят к выводу, что пытаются «собрать пазл, в котором есть только половина кусочков». Саспенс «Расследования» строится исключительно на том, кто все-таки совершит роковую ошибку, следствие или преступник. А в качестве благодарности измученным и растерянным детективам, сумевшим найти маленькую несостыковку в показаниях обвиняемого, — звонок прокурора с фразой «Рождество отменяется, будем сажать убийцу».

Истории про преступления — не развлечения

По сути, «Расследование», несмотря на свое название, — это своего рода антидетектив, антитриллер. Чем все закончится, все примерно представляют, убийцу и жертву нам не показывают, все натуралистичные подробности случившегося остаются за кадром, мы только слышим как о них разговаривают герои.

Но, как известно, фантазия зрителей способна создать монстров, до которых не додумается ни один специалист по визуальным эффектам. Весь ужас «Расследования» заключается в том, что это реальная история. «Я расследовал 138 убийств за свою карьеру, но ни с чем подобным никогда не сталкивался», — признается следователь Йенс Меллер в финале. «А им все мало», — добавляет он, обернувшись на собравшихся рядом журналистов. Но мы-то с вами понимаем, что создатели сериала, вложившие в его уста эту фразу, имеют в виду и нас — зрителей и читателей — тоже.

«Чем цивилизованней мы становимся, тем сильнее нас тянет заглянуть во тьму», — выдвигает теорию прокурор Якоб Бух-Йепсен.

Очевидно, мораль «Расследования» заключается в том, что нам всем хватит уже смотреть в бездну, а то ведь и бездна в любой момент может посмотреть на нас. Кажется, авторы сериала пытаются предупредить об опасности повсеместной моды преподносить преступников и преступления как развлечение. Пусть и делают это в слегка прямолинейной манере.

Финал сериала в некотором смысле открытый. Не спешите нажимать на стоп: в самом конце покажут отца Ким Валль, который продолжает искать телефон убитой дочери. Ведь так до сих пор и непонятно, что же на самом деле произошло на подлодке UC3 Nautilus 10 августа 2017 года.

Расследование на More.tv

Российские сериалы, за которые не стыдно. «Эпидемия», «Территория», «Метод» и другие

Раскапываем отечественные проекты, которые можно смотреть с удовольствием.

Ещё совсем недавно российских сериалов было принято стыдиться точно так же, как и отечественного большого кино. Дескать, что эти криворучки могут наснимать? Сто первые «Улицы разбитых фонарей»? Очередную адаптацию американского ситкома? Дешёвое мыло, которое в лучшем случае подарит пару мемов?

Однако мало-помалу ситуация начала меняться. Примерно в середине 2010-х выяснилось, что у нас есть компетентные режиссёры, сценаристы и даже те, кто не боится называть себя новомодным словом «шоураннер». Сперва о новых отечественных проектах зашептались в соцсетях, потом начали открыто хвалить их на YouTube, а там уж дело дошло и до Netflix. И в результате сегодня мы вполне можем составить подборку действительно неплохих российских сериалов. Кто бы мог подумать?

«Эпидемия» Начнём с главной гордости российской индустрии в этом году. Правда, чисто технически «Эпидемия» стартовала ещё в ноябре 2019-го: проект уже тогда обсуждали довольно живо, но истинную популярность он обрёл, когда внезапно оказался пророческим. Тут его уже и Netflix подхватил, и даже сам Стивен Кинг удостоил похвалы в Twitter. Что неудивительно, ведь «Эпидемия» — это, по сути, вольная адаптация его же «Противостояния». Только никакой мистики нет, а вместо всего рода людского на кон поставлена судьба трёх конкретных семей, связанных очень непростыми отношениями. Герои здесь человечные — что, впрочем, далеко не всегда значит «симпатичные». Напротив, многие персонажи специально прописаны так, чтобы вызывать самые противоречивые чувства, в том числе и друг у друга. Ведь совместное выживание — задача непростая, и никогда заранее не знаешь, с кем придётся делить хлеб завтра.

В общем, если вы когда-нибудь хотели увидеть «Ходячих мертвецов» по-русски и без зомби, то «Эпидемия» — лучший вариант.

«Метод»

А теперь вернёмся на пять лет назад — к сериалу, который как раз и начал менять отношение зрителей к российским проектам. Речь о «Методе» режиссёра Юрия Быкова и продюсера Александра Цекало. По тем временам это был однозначный прорыв, особенно по части того, что создатели решились показать по федеральному каналу в уже цивильные 2010-е. Тут и обнажённые тела, и кровь рекой, и крайне мрачная завязка — серийные убийства. Впрочем, по словам самого Быкова, он попытался обернуть всё в оболочку комикса — и с этим даже вышел небольшой перебор. Судите сами: у главного героя, следователя Меглина, есть и детская травма из-за убийства родителей, и выдающиеся детективные навыки, и база с тайным архивом, и специальная клиника для выживших противников, и юный протеже, которому в будущем можно передать плащ. Такой вот Бэтмен, которого мы заслужили, — с чётким отзвуком «Криминальной России».

Смотреть «Метод» стоит хотя бы из-за Константина Хабенского, который великолепно отыгрывает одного из самых колоритных антигероев последнего десятилетия. Причём речь не только о российских сериалах, но и о мировой поп-культуре вообще.

«Екатерина»

История России полна таких интриг и перипетий, что «Игра Престолов» покажется сказкой на ночь, — были бы только деньги и талант перенести её на экран. «Екатерина» — один из наиболее удачных современных шагов в этом направлении. И хотя местами от неё веет костюмированным мылом из нулевых (в духе «Бедной Насти» или каких-нибудь «Адъютантов любви»), сериал спасают актёрские работы и сценарий. А во втором сезоне к ним прибавляются ещё и размах и постановка.

Правда, с исторической достоверностью у сериала про великую императрицу отношения примерно такие же, как у американского «Гамильтона». События разных десятилетий сжаты, переплетены и украшены небылицами, а персонажи больше похожи на современную богему, нежели на знать XVIII века. Но, как говорится, это не документалка. В заслуги «Екатерины» можно записать уже хотя бы то, что она периодически побуждает зрителя залезть в «Википедию», чтобы узнать, чем же там всё кончится.

«Кровавая барыня»

«Кровавую барыню» вполне можно назвать гибридом двух предыдущих сериалов, ведь это смесь костюмной мелодрамы и триллера про маньяков. Вернее, про одного маньяка: помещицу Дарью Салтыкову, также известную как «Салтычиха» или «Троицкая душегубица». Она замучила до смерти больше семидесяти крепостных крестьян и вошла в историю России как первая серийная убийца.

Создатели «Кровавой барыни» пытаются показать, как образованная и привлекательная дворянка превратилась в настоящего монстра. Причина, по версии авторов, прозаична: наследственная шизофрения. Но куда важнее сам процесс неумолимого погружения в бездну, прекрасно отыгранный Юлией Снигирь. Её стараниями «Кровавая барыня» становится зрелищем тяжёлым и печальным, но завораживающим.

«Мёртвое озеро»

Скандинавский нуар в 2010-х стал таким же международным феноменом, каким в нулевых был японский хоррор. И нас в этот раз тоже зацепило: в России вышли официальные адаптации «Убийства» и «Моста». Но одних ремейков сериальщикам было мало — они захотели свой собственный детектив про мрачный Север и такого же мрачного сыщика. Так появилось «Мёртвое озеро».

Завязка банальней некуда: столичный следователь приезжает в маленький городок, чтобы расследовать загадочное убийство. Но затем сериал превращается в постмодернистскую мозаику из перевёрнутых клише, балабановской тоски и уважительных кивков Лавкрафту и Кингу. Ну а весь нуар тянет на себе вечно хмурый Евгений Цыганов. Неудивительно, что актёр застрял в образе депрессивного следака: мало кто смотрится в этом амплуа столь же органично.

«Территория»

А вот с чистой мистикой у нас как-то не клеится ни на большом экране, ни на малом. Все эксперименты с хоррорами заканчиваются в лучшем случае посредственностью, а в худшем — обзорами BadComedian. Однако недавний сериал «Территория» стал приятным исключением.

Молодой парень Егор отправился на поиски пропавших родителей в Пермский край, а попал в альбом «Короля и Шута»: там и настоящие колдуны, и старуха с тёмным секретом в подвале, и зловещие предания об исчезнувшем народе. В общем, русская хтонь как она есть — вернее, коми-пермяцкая. Создатели попытались щедро сдобрить знакомый сюжет фольклором малых народов России. И, как пишут знатоки, получилось довольно поверхностно, но достойно похвалы. Сторонний зритель не заметит подвоха, зато получит щедрую порцию уральской экзотики: подбор локаций и атмосфера в «Территории» выше всяких похвал. А вот со сценарием всё, к сожалению, не так гладко — финал так и вовсе разочаровывает. Но его предваряют шесть серий крепкого фолк-хоррора: уже это стоит ценить.

«Домашний арест»

Сразу после выхода многие журналисты хвалили «Домашний арест» за смелость. И похвала эта вполне заслужена: дело даже не в том, что трагикомедия Семёна Слепакова смеётся над государственной системой — тут особой храбрости не надо, тем более с поддержкой «Газпрома». Ругай одних — другие тут же ринутся на защиту. Но «Домашний арест» способен одинаково задеть и консерваторов, и тех, кто верит, что проблемы «низов» сразу же рассосутся, стоит только сменить верхушку.

«Домашний арест» — это любовно написанный, но отнюдь не комплиментарный портрет современной России. Да и не только современной: в рецензиях недаром регулярно вспоминают Салтыкова-Щедрина и Гоголя. Изворотливый чиновник Аникеев, который волей случая становится жителем старенькой коммуналки, вполне достоин стоять в одном ряду с Чичиковым и Хлестаковым. А его недруг детства Самсонов тянет на собирательный образ простого русского мужика со всеми достоинствами и недостатками. Над ними обоими можно посмеяться, им обоим можно посочувствовать. А ещё в них можно разглядеть гораздо больше общего, чем кажется на первый взгляд.

«Последний министр»

«Последний министр» не менее зубаст, чем предыдущий сериал, но хотя бы не настолько меланхоличен. Возможно, потому, что с проблем простых людей он окончательно переводит фокус на то, что творится в коридорах власти. А творятся там, по версии создателей, абсурдный хаос и хаотичный абсурд. И, если верить некоторым инсайдерам, это не так уж далеко от истины.

Выдуманное Министерство перспективного планирования собрало под своей крышей нелепых, но симпатичных персонажей. Среди них недалёкий карьерист Викентьев, ловелас-неудачник Дударь, стервозные близняшки-секретарши, ну и, конечно, министр Тихомиров собственной персоной. Хороший, вроде бы, мужик, и стране желает лишь блага — только вот желания почему-то всё время расходятся с возможностями, а каждая инициатива министерства оборачивается катастрофой. Иногда забавной, а иногда слишком уж похожей на сюжет из настоящей новостной ленты.

«Чики»

Ну и как обойти вниманием один из самых громких, расхваленных и обруганных сериалов этого года —  «Чики»? Его обвиняли и в разгибании духовных скреп, и в русофобии, и, о ужас, в пропаганде феминизма. Но это лишь сработало в качестве бесплатной рекламы.

Действие разворачивается в маленьком южном городке, где главные героини зарабатывают на жизнь древнейшей профессией. Причём это не новомодные эскортницы с прокачанными инстаграмами, а простые ночные бабочки в порванных чулках. Внезапно из Москвы возвращается их бывшая коллега — она успела пропитаться столичным духом и привезла с собой дерзкий бизнес-план по открытию первого в городе фитнес-клуба. Для девушек эта авантюра становится шансом на нормальную жизнь, однако на их пути стоят местные бандиты, сутенёр и самый могучий враг — общественное мнение.

Несмотря на тяжесть поднимаемых тем, «Чики» не скатываются в чернуху, пусть и ходят по её краю. Без морализаторства сценаристам тоже удалось обойтись: прописные истины о том, что не стоит вешать на людей ярлыки, а права на достойную жизнь заслуживает каждый, и так считываются легко. Цепляет же сериал пьянящей атмосферой российского юга и харизматичными, живыми героинями.

«Мир, дружба, жвачка»

«Мир, дружбу, жвачку» можно было бы назвать «Очень странными делами» без фантастики: и там, и там действие разворачивается в не таком уж далёком прошлом, в центре сюжета компания детей, которым надо решать совсем не детские проблемы, а приправлено всё отсылками к масс-культу и модным ретро-вейвом. И всё же это было бы излишним упрощением. Хит Netflix — это слепок именно поп-культуры восьмидесятых. А вот «Мир, дружба, жвачка» — скорее портрет эпохи. Причём — чуть ли не впервые в российском кино — он нарисован не только чёрной краской. Сериал показывает лихие девяностые глазами тех, кто в это время взрослел, гулял дотемна, впервые влюблялся и узнавал себя. Конечно, без бандитских разборок не обошлось, однако для героев они становятся скорее приключением — опасным и порой трагическим, но всё же приключением.

А ещё «Мир, дружба, жвачка» может похвастаться отличным саундтреком и потрясающими персонажами второго плана. Дети-актёры справляются неплохо, но их напрочь затмевают суровый дедушка главного героя и невероятно харизматичный Алик-афганец. Сериал стоит посмотреть хотя бы ради них.

Эта десятка — лишь верхушка айсберга. Мы оставили за скобками и относительно неплохой «Колл-центр», которому ранее посвятили целый обзор, и слишком качественного для НТВ «Консультанта», и много чего ещё. А какие российские сериалы приятно удивили вас самих? Пишите в комментариях!

  Больше на Игромании

Продолжения сериалов в декабре 2021: «Ведьмак» возвращается, «Пространство» кончается | Сериалы

Вторая часть дайджеста сериалов за декабрь обещает много всего интересного — столько, что смотреть будем ещё и на новогодних праздниках. К столу подают финалы космических саг «Пространство» и «Затерянные в космосе», на десерт будет изысканный хронофантастический норвежский детектив «Пришельцы из прошлого», а главное блюдо — приключения Геральта из Ривии. А ещё — не пропустите полнометражный фильм про озорницу Хильду, а также мультсериалы про динозавров, кентавров и страдающее средневековье!

Ведьмак, 2-й сезон

The Witcher

Когда и где? С 17 декабря на Netflix (в России — там же).

Что? Высокое фэнтези, экранизация книг Анджея Сапковского.

О чём? О приключениях ведьмака Геральта, профессионального истребителя нечисти. Ему приходится сталкиваться с предубеждением людей и иметь дело не только с опасными чудовищами, но и с жутко назойливым бардом. Параллельно Йеннифер обучается в магической школе Аретуза и постепенно становится одной из самых могущественных чародеек на Континенте. И в то же время юная принцесса Цирилла бежит из охваченной войной Цинтры. Линии трёх персонажей причудливо переплетаются, чтобы в скором времени повлиять на судьбу всего Континента. 

Чего ждём? Расширения по всем фронтам. Второй сезон охватит ещё несколько отдельных историй вроде «Крупицы истины» (в трейлере даже показали, как будет выглядеть подверженный проклятию полумедведь-получеловек Нивеллен в исполнении Кристофера Хивью), а затем сосредоточится на центральной сюжетной линии о войне Севера и Юга. Нам наконец-то покажут Каэр Морхен, наставника Весемира (его играет Ким Бодния) и других ведьмаков. 

Опять же, судя по трейлеру, Netflix раскошелился на спецэффекты, красивые драки, новую броню для Геральта и, что важнее, новую броню для нильфгаардцев. Второй сезон задержался из-за коронавирусной пандемии, но в итоге команде удалось всё отснять и завершить производство — пусть и на это потребовалось куда больше времени. 

О сериале