Сбежавшие из северной кореи: Житель КНДР бежал в Южную Корею, перепрыгнув трехметровый забор. Стало известно, почему его не заметили

Содержание

Житель КНДР бежал в Южную Корею, перепрыгнув трехметровый забор. Стало известно, почему его не заметили

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Север и Юг Корейского полуострова резделяет демилитаризованная зона

Южнокорейские власти объяснили, как получилось, что житель КНДР сумел незамеченным перепрыгнуть трехметровый забор и попасть в Южную Корею. По их словам, виноваты винты, которыми крепились сенсоры, установленные на границе. Вернее, те, кто эти винты прикручивал.

Сенсорная система слежения была установлена на границе с КНДР в 2015 году, ее задачей было сигнализировать о любом физическом контакте с заграждением, разделяющим две Кореи.

Южнокорейские пограничники оказались под шквалом критики из-за того, что не заметили перебежчика. Для многих это стало доказательством того, что в Южную Корею могут пробраться незамеченными северокорейские агенты.

После инцидента с перебежчиком южнокорейские власти пообещали провести тщательную инспекцию этой системы. В результате инспекторы нашли в одном месте продавленную сетку. Сенсоры там должны были среагировать, но они почему-то не сработали.

И вот в четверг начальник объединенных штабов Южной Кореи сообщил, что инспекция обнаружила плохо закрученные винты крепелния, из-за которых сенсоры не работали как полагается.

Незаурядный побег

Но даже несмотря на плохо работающие сенсоры, побег молодого парня из КНДР можно считать незаурядным

Ему каким-то образом удалось пробраться на, пожалуй, самую охраняемую территорию КНДР. Побег случился еще в начале ноября, но известно о нем стало лишь на днях. Перебежчик утверждает, что в прошлом был гимнастом.

По словам южнокорейских властей, расследование инцидента показало, что беглец не был обнаружен сразу. Он был задержан южнокорейскими военными лишь 14 часов спустя в километре от границы, после того как его засекли камеры наблюдения.

Как пишут информационное агентство Рёнхап и газета Korean Herald, мужчина пересек демилитаризованную зону между двумя странами 3 ноября.

Следственный эксперимент

Сейчас власти Южной Кореи проверяют искренность мотивов его побега. В частности, они попросили его дважды повторить прыжок через высокий забор, чтобы убедиться в правдивости его слов, пишет The Korean Herald.

Если он на самом деле сбежал подобным образом, то это удивительно, поскольку для этого ему удалось остаться незамеченным для военных Северной Кореи и каким-то образом не подорваться на одной из множества мин в демилитаризованной зоне.

Власти, как пишут СМИ, считают, что подобный побег, в принципе, возможен, учитывая легкий вес мужчины и его занятия гимнастикой в прошлом. Ни имя, ни возраст перебежчика не называются. Известно лишь, что ему еще не исполнилось 30 лет.

Военные ранее заявили, что в месте предполагаемого пересечения границы немного погнулся забор, но каких-либо следов разрезов или других методов воздействия они не нашли, пишет The Korean Herald.

В среднем около тысячи человек каждый год бегут из Северной Кореи. Чаще всего они направляются в Китай — по опасному пути через горы и реки.

Многие из них потом направляются в Южную Корею, где работают специальные программы адаптации беженцев из Северной Кореи.

Побег бывшего северокорейца в КНДР спровоцировал скандалы в Южной Корее

Сообщение властей КНДР о том, что к ним вернулся сбежавший три года назад в Южную Корею гражданин, у которого есть признаки коронавируса, вызвало переполох в Сеуле. Проведенное расследование показало, что повторный побег, скорее всего, действительно имело место. Беглец смог незамеченным пройти через все южнокорейские пограничные системы охраны и контроля. Ранее знакомые перебежчика предупреждали полицию о его намерении вернуться в КНДР, но стражи порядка отмахнулись от информации.

Напомним, что 26 июля власти КНДР сообщили о том, что на их территории зарегистрирован человек, у которого есть признаки COVID-19. Северная Корея до этого официально заявляла, что в стране нет ни одного больного коронавирусом. Дело взято под личный контроль Ким Чен Ыном, который в связи с ситуацией созвал совещание ЦК партии. В связи с инцидентом, как заявили официальные СМИ страны чучхе, в Кэсоне, где находится больной, введены строжайшие меры по изоляции и карантину. Было также отмечено, что этот человек три года назад сбежал в Южную Корею, но 19 июля вернулся на родину.

В Южной Корее данное заявление сначала вызвало скептическую реакцию. Многие посчитали, что КНДР, словам которой об отсутствии в стране COVID-19 не верили, пытается найти оправдание вспышке коронавируса, которую теперь сложно скрыть, сваливая все на Южную Корею. Достаточно необычной выглядела и сама история, что человек, который три года назад убежал из КНДР, снова вернулся туда из развитой Южной Кореи. Хотя случаи подобных «повторных побегов-возвращений» уже были, но все равно скептиков хватало.

Как бы там ни было, но власти, эксперты и журналисты Южной Кореи по своим каналам бросились проверять информацию и вскоре выяснилось, что как минимум с побегом КНДР, скорее всего, не обманула. Это сразу же спровоцировало цепь скандалов и неудобных вопросов в отношении эффективности работы южнокорейской армии и полиции.

Довольно быстро было установлено, что потенциальный «главный герой» этой детективной истории действительно существует. Им является 24-летний Ким, который в 2017 году перебежал в Южную Корею. Он некоторое время проучился в одном их техникумов Южной Кореи, но не смог его закончить и устроился на работу.

Недавно его допрашивали в полиции. Одна из его знакомых обвинила его в изнасиловании, сказав, что он пригласил ее домой, напоил спиртным, а потому вступил в сексуальные отношения вопреки ее воле. Сам Ким отрицал факт изнасилования, потому после допроса был отпущен, но его вскоре собирались арестовать.

Тут же выяснилось, что телефон Кима не отвечает, а сам он куда-то пропал. Косвенные подтверждения возможного побега предоставила его другая знакомая, тоже бывшая перебежчица из Страны чучхе. По ее словам, он недавно в смс-сообщениях прозрачно намекал ей, что собирается вернуться в КНДР. Женщина решила заявить об этом в полицию, но заявление у нее отказались принимать, сказав, что это «не их юрисдикция».

В итоге военные Южной Кореи, которые стали проверять буквально каждый сантиметр территории, прилежащей к границе, на острове Канхва, что на западе страны, совсем рядом с границей с КНДР, нашли сумку с вещами, которые принадлежали Киму.

Был сделан вывод, что Ким действительно сбежал, пройдя через водоотводную трубу, которая находится на берегу пограничной реки. Оттуда Ким, скорее всего, уже вплавь добрался до Северной Кореи. Было также выяснено, что в ночь на 18 июля Ким приехал на такси на остров Канхва и вышел там.

Согласно заявлению властей КНДР, он оказался у них 19 июля, что совпадает по времени. Отметим, что также вплавь примерно в этом же районе, используя ветки и ствол дерева, Ким в 2017 году прибежал в Южную Корею. Судя по всему, он запомнил этот способ. Он к тому же ранее жил в северокорейском Кэсоне, а потому хорошо знает приграничную полосу. Таким образом, версия о повторном побеге практически подтвердилась, сейчас лишь уточняют технические детали.

Это спровоцировало скандал в Южной Корее. Во-первых, большие вопросы возникли к военным, в особенности к частям морской пехоты, которые охраняют границу на острове Канхва. Получилось, что Ким обошел все многочисленные системы контроля и наблюдения, которыми с южнокорейской стороны напичкана приграничная полоса, и спокойно уплыл незамеченным в КНДР.

Многие тут же вспомнили схожие случаи, когда имеющая статус «самой укрепленной и охраняемой в мире» межкорейская граница на деле оказывалась полной «дыр», через которые можно проникнуть. Так, несколько лет назад северокорейский солдат дошел до южнокорейского блок-поста, и о его приходе узнали, только когда он сам постучался в дверь сооружения, где сидели пограничники Юга. В прошлом году северокорейское рыболовное судно вообще зашло в южнокорейский порт Сокчхо, причем один из рыбаков КНДР ходил по причалу и просил у прохожих одолжить телефон, чтобы позвонить знакомым. Теперь вот схожий по стилю случай с «пловцом» Кимом, который дважды — туда и обратно — пересек межкорейскую границу, оставшись незамеченным.

Вопросы возникли и к полиции, которая отмахнулась от заявительницы, намеревавшейся предупредить о побеге. В полицейском участке утверждают, что рассказ женщины был сбивчивым и было невозможно понять, что разговор идет о побеге в КНДР. Та же категорически утверждает, что все четко разъяснила, а от нее просто отмахнулись, как от надоедливой мухи, не желая работать. Женщина говорит, что она разозлилась и на мобильный телефон сфотографировала сотрудников полиции, которые стояли у входа в участок. Этим она хочет доказать, что действительно приходила в участок.

В любом случае вся эта ситуация в очередной раз показывает, что подчас в межкорейских отношениях происходят такие случаи, которые могли бы лечь в основу самого закрученного детективного романа. Впрочем, писателям, если бы они написали рассказ с подобным сюжетом, скорее всего, сказали бы, что это «чересчур фантастично».

Что касается версии с заболеванием перебежчика коронавирусом, то власти Юга все категорически отрицают. Согласно заявлениям Центра по борьбе с распространением заболеваний в РК, Ким не значился ни среди зараженных COVID-19, ни среди тех, кто вступал в контакт с потенциально больными, а потому прибыл в Северную Корею, скорее всего, здоровым. Но здесь сложно будет проверить, кто на самом деле прав: южане, говорящие, что Ким не был болен, или северяне, которые утверждают, что у него признаки COVID-19, а потому они вынуждены ввести в целом городе режим строгого карантина.

Высокопоставленный перебежчик из КНДР поделился тайнами режима Ким Чен Ына: Политика: Мир: Lenta.ru

Перебежчик из КНДР поделился тайнами режима Ким Чен Ына и рассказал, что страна живет террором, наркоторговлей и оружием. С высокопоставленным военным, сбежавшим из Северной Кореи, поговорила «Русская служба Би-би-си».

Материалы по теме:

Бывший старший полковник Ким Кук Сон (имя изменено) 30 лет работал на северокорейскую разведку и сбежал из страны в 2014 году. Он рассказал, как подсылал убийц к критикам режима, участвовал в создании нарколаборатории, чтобы добывать средства «для дела революции», а также о продаже оружия странам Ближнего Востока и Африки.

По словам Ким Кук Сона, разведка КНДР проникла почти во все государственные учреждения Южной Кореи. Он отметил, что основная цель стратегии в отношении республики — «политическое подчинение». Старший полковник рассказал, что некоторым северокорейским агентам в течение нескольких лет удавалось работать в Голубом доме (резиденция и канцелярия президента Южной Кореи) и оставаться незамеченными.

Бывший военный также сообщил, что именно по инициативе Ким Чен Ына он создал группу ликвидаторов для тайного устранения политических оппонентов и перебежчиков. Первым заданием группы, руководителем которой стал старший полковник, было убийство сбежавшего на Юг правительственного чиновника Хван Чжан Ёпа. По мнению Ким Кук Сона, так молодой наследник старался продемонстрировать свою решительность и сделать подарок больному отцу Ким Чен Иру, который перенес инсульт. «Терроризм был и остается в Северной Корее инструментом политики и охраны высочайшего достоинства Ким Чен Ира и Ким Чен Ына», — заявил он.

Высокопоставленный перебежчик поделился информацией и об источниках дохода правящей семьи и всего режима. Ким Кук Сон сообщил, что во время «трудного похода» — катастрофического голода в Северной Корее в 1990-х годах — ему поручили создать тайный валютный «революционный фонд» за счет продажи наркотиков.

«Получив задание, я привез в страну трех иностранных специалистов и с их помощью создал на территории учебного лагеря под кодовым названием «715-й офис связи» лабораторию по изготовлению метамфетамина. Вырученные доллары считались личным подарком Ким Чен Ыну», — рассказал он.

Ким Кук Сон также сообщил и о других способах получения государством прибыли. Так КНДР нелегально поставляла оружие Ирану и продавала военные технологии государствам, находящимся под санкциями, или странам в состоянии гражданской войны.

«За те годы, что я живу здесь [в Южной Корее], Северная Корея нисколько не изменилась и продолжает проводить стратегию, к которой я и сам приложил руку. Это мой последний долг (раскрытие информации о режиме в КНДР — прим. «Ленты.ру»). Я хочу помочь моим братьям на Севере избавиться от диктатуры и вкусить свободы», — заключил Ким Кук Сон.

Ранее Ким Чен Ын захотел улучшить жизнь северокорейцев. Глава государства призвал руководство на всех уровнях «служить людям как богу». Он уточнил, что чиновники должны слышать мнение людей и понимать, не доставляют ли они им неудобства своими действиями. Ким Чен Ын заявил, что партия намерена продвигать пятилетний план по развитию народного хозяйства, чтобы как можно скорее обеспечить население продуктами питания и жильем.

Гимнаст перепрыгнул трехметровый забор и бежал из Северной Кореи — РБК

Фото: Ahn Young-joon / AP

Гражданин Северной Кореи в начале ноября совершил побег из страны, перепрыгнув трехметровый забор на границе с Южной Кореей. Об этом сообщает The Korea Herald со ссылкой на сеульского чиновника.

По данным издания, беглец — мужчина невысокого роста, ему больше 20 лет и в прошлом он занимался гимнастикой. Сейчас он находится в Сеуле под следствием — южнокорейские власти выясняют мотивы его побега.

Гражданина КНДР дважды заставили перепрыгнуть через забор, чтобы подтвердить его слова о способе пересечения границы; по одной из версий, он мог взобраться на забор с помощью шеста.

В Сеуле заявили об убийстве южнокорейского чиновника в КНДР

Южнокорейские пограничники сообщили, что на заборе вдоль границы не было никаких внешних изменений, но, по их словам, колючая проволока в одном месте выглядела прижатой. Также они выясняют, почему датчики на заборе не сработали.

Почему беженцы из КНДР возвращаются из Сеула на родину | События в мире — оценки и прогнозы из Германии и Европы | DW

Еще совсем недавно Лим Чи Юн была ярким примером успешной интеграции беженцев из страны чучхэ. После того как 26-летняя гражданка КНДР в 2014 году сбежала от тоталитарного северокорейского режима в Южную Корею, ее жизнь сложилась весьма успешно. Лим попала на телевидение и участвовала в трех телевизионных шоу, поступила в Сеульский университет и строила амбициозные планы стать актрисой. Но все неожиданно резко изменилось. При неизвестных обстоятельствах Лим вновь оказалась в Северной Корее, где, согласно данным местных СМИ, живет вместе со своей семьей в городе Анджу.

Пропаганда и загадочное исчезновение

Сейчас Лим можно увидеть в пропагандистских видео режима Ким Чен Ына. «Каждый день на юге был адом. Меня заманили туда ложью», — рыдая, рассказывает девушка в видеоролике, опубликованном на северокорейском сайте Uriminzokkiri. Лим признается, что мечтала о легких деньгах, которые сможет заработать в Южной Корее. Но должна была вначале работать хостес в баре, чтобы сводить концы с концами. От жизни в Южной Корее у нее остались лишь «психические и ментальные страдания». «Каждый день я плакала и думала о моей родине», — утверждает девушка.

Кымсусанский Дворец солнца в Пхеньяне — мавзолей Ким Ир Сена и Ким Чен Ира

Говорит ли она правду, проверить сложно. В видеоролике Лим называет себя другим именем — Чон Хе Сонг. Поменять имя — нормальная практика среди беженцев из КНДР, которым удалось добраться до Южной Кореи. Так они пытаются обезопасить свои семьи, оставшиеся на родине.

Как сообщает новостное агентство «Ренхап», полиция Сеула не исключает того, что девушка была похищена спецслужбами Северной Кореи. Ходят слухи и о том, что Лим шантажировали, угрожая расправиться с ее родственниками в Северной Корее, поэтому она якобы вынуждена была вернуться. Вероятно, девушка даже пыталась устроить побег родителей из КНДР. Доказательством тому может служить то, что она арендовала большую квартиру, а в начале года с южнокорейским паспортом поехала в Китай, пытаясь там договориться с посредниками, которые помогли бы ее семье бежать в Сеул.

100 человек ежегодно возвращаются из Южной Кореи в КНДР

Среди 30 000 северокорейских беженцев, живущих на юге полуострова, каждый год становится все больше тех, кто хочет вернуться домой. Министерство обороны Южной Кореи фиксирует лишь примерно 12 таких случаев в год. Но, по словам одного из депутатов парламента, точная цифра неизвестна. Предположительно, речь идет о сотне человек в год.

Граница между Северной и Южной Кореей в Пханмунджоме

Многие северокорейские беженцы, оказавшиеся в Южной Корее, находятся в плачевной ситуации. Хотя они и имеют южнокорейские паспорта, социальные выплаты и муниципальное жилье, часто перебежчики вынуждены прозябать в нищете, поскольку, чтобы сбежать из КНДР, они заплатили огромные деньги контрабандистам и вынуждены отдавать эти долги.

К тому же, не имея должной квалификации, северокорейские беженцы могут рассчитывать лишь на самую низкооплачиваемую работу на юге. Большинство их страдает от депрессии, одиночества и посттравматического синдрома. Попытки суицида среди беженцев из КНДР происходят в три раза чаще, чем среди всего населения Южной Кореи.

Мечты о свободе

Эксперт по Северной Корее Стефен Денни из канадского университета Торонто и Кристофер Грин из нидерландского университета Лейдена, которые провели опрос 352 беженцев из Северной Кореи, пришли к неутешительному выводу: чем дольше граждане КНДР живут в Южной Корее, тем негативнее их представления об этой стране.

В последние годы из Северной Кореи в Южную прибывает все меньше беженцев. Это связано с усилением пограничного контроля со стороны КНДР. По данным исследования, в 2001 году две трети граждан этой страны искали возможность бежать от нужды и голода на юг полуострова. Сейчас таковых чуть больше 12 процентов. По результатам опроса, у трети респондентов причиной бегства в Южную Корею была мечта о жизни в свободной стране.

Наказание после возвращения в КНДР 

До недавнего времени всех северокорейских беженцев, которые возвращались домой из Южной Кореи, отправляли в исправительные лагеря. Во время своего правления Ким Чен Ын заставил 25 из них публично раскаиваться перед телевизионными камерами в том, что они решились покинуть родину. В пропагандистских роликах эти лица выражали благодарность за подаренный им второй шанс жить в Северной Корее.

С тех пор как граждане КНДР стали получать больше информации о том, что происходит за пределами их страны, Пхеньян нуждается в вернувшихся из Южной Кореи беженцах, чтобы использовать их в своих пропагандистских целях. Их рассказы должны внушать гражданам КНДР, что южане хоть и живут богато, но беженцы из Северной Кореи подвергаются на юге дискриминации и оказываются в социальной изоляции. К сожалению, часто северокорейские беженцы действительно попадают именно в такую ситуацию.

Смотрите также:

  • Насколько сильна армия Северной Кореи?

    Одна из самых крупных армий в мире

    Корейская народная армия насчитывает примерно 1 млн человек. Еще около 4,5 млн резервистов могут пополнить ее ряды в случае необходимости. Таким образом, под ружьем может оказаться почти пятая часть всего населения страны. Все мужчины одного из последних оплотов социализма в обязательном порядке проходят военную службу. Численность вооруженных сил Южной Кореи составляет около 600 тысяч человек.

  • Насколько сильна армия Северной Кореи?

    Современные вооружения

    По данным Мирового рейтинга военной мощи (Global Firepower Index) от 2017 года, на вооружении Корейской народной армии состоят 76 подводных лодок, 5025 танков и 458 боевых самолетов. На фото — лидер Северной Кореи Ким Чен Ын во время посещения контрольно-командного центра. Отсюда он лично может приказать запустить ракеты, которые в состоянии поразить цели в Японии, Южной Корее и, возможно, США.

  • Насколько сильна армия Северной Кореи?

    Военный парад

    Каждый год в столице КНДР Пхеньяне проходит военный парад, который должен продемонстрировать жителям страны и всему миру растущую мощь Корейской народной армии. Дата проведения парада обычно приурочена к национальным праздникам или к юбилеям правящей в Северной Корее с момента возникновения государства династии Кимов.

  • Насколько сильна армия Северной Кореи?

    МБР «Хвасон-14»

    В начале июля 2017 года США подтвердили, что в Северной Корее прошли успешные испытания межконтинентальной баллистической ракеты. Глава Госдепартамента Рекс Тиллерсон заявил, что эти испытания означают «новую эскалацию угрозы» для США и их союзников во всем мире. Центральное телеграфное агентство Кореи сообщило, что ракета «Хвасон-14» может «достичь любой точки земного шара».

  • Насколько сильна армия Северной Кореи?

    Испытания ядерного оружия будут продолжены

    Несмотря на жесткие санкции со стороны мирового сообщества, КНДР продолжает развивать свою ядерную программу. Было проведено уже пять испытаний ядерного оружия, два из них — в 2016 году. Министр обороны Южной Кореи Хан Мин Гу заявил о высокой доле вероятности того, что в скором времени Пхеньян осуществит шестое испытание.

  • Насколько сильна армия Северной Кореи?

    Угроза миру

    Из крупных стран лишь Китай и Россия поддерживают с Северной Корей более или менее нормальные отношения. Своим главным врагом режим в Пхеньяне видит «империалистические власти США». За ними следуют Япония и Южная Корея. Особенно болезненно в КНДР реагируют на ежегодные военные маневры, проводимые США и Южной Кореей.

  • Насколько сильна армия Северной Кореи?

    Конец стратегическому терпению?

    После испытания межконтинентальной баллистической ракеты терпение Соединенных Штатов подошло к концу. Президент США Дональд Трамп намерен на саммите «большой двадцатки» в Гамбурге обсудить с союзниками возможные меры по решению проблемы ракетно-ядерной программы КНДР. Китай и Россия выступают категорически против нанесения удара по военным целям в Северной Корее.

    Автор: Вадим Шаталин


 

                           

 

Что рассказывают люди, которым удалось сбежать из Северной Кореи

Северная Корея по-прежнему остается одной из закрытых стран на нашей планете. Большинство из того, что там происходит, остается загадкой для всего мира, а о суровом режиме этой страны люди узнают от беженцев, которые тщательно планируют пересечение границы, так как, если что-то пойдет не так, у них будут серьезные проблемы. О том, что рассказывают люди, которым удалось сбежать из Северной Кореи, — в материале “Рамблера”.

Точное число людей, которые сбежали из Северной Кореи, неизвестно. Сколько пыталось сбежать — тем более. Большинство переправляются через реку на границе с Китаем. Либо ее переходят пешком, либо с помощью контрабандистов. Тех, кого ловят, отправляют в тюрьмы и лагеря.

Кеннет Роу (Но Гым Сок)

Первое широко известное бегство из Северной Кореи произошло в 1953 году. 21-летний старший лейтенант угнал самолет МиГ-15 и перелетел в Южную Корею. Настоящие мотивы его побега неизвестны. Сам он говорил, что устал от жизни “с красными лжецами”, но при этом за угон самолета он получил 100 тысяч долларов, а на территории Южной Кореи оставалась его мать.

После побега его дальние родственники и сослуживцы были приговорены к высшей мере наказания за то, что не смогли вовремя распознать перебежчика. Сначала мужчина жил в Южной Корее, а потом уехал в США и сменил имя на Кеннет Роу, окончил университет, женился и стал гражданином этой страны. Сейчас Но Гым Соку 89 лет. Он находится на пенсии после того, как проработал инженером в американских авиационных компаниях. Также он написал книгу о побеге из Северной Кореи “На МиГе-15 к свободе”.

Хенсо Ли

Девушка сбежала из Северной Кореи, когда ей было 17 лет. Позднее она прославилась на весь мир благодаря своей книге “Девушка с семью именами”. Она сбежала в Китай в 90-х, когда в Северной Корее был ужасный голод. Хенсо Ли рассказывала, что многие люди погибали, а кто-то питался травой, насекомыми и корой деревьев. Сама девушка сбежала в Китай к дальним родственникам, а ее семья осталась в Северной Корее. Воссоединиться они смогли только спустя 14 лет.

“Мне казалось, что моя жизнь в Северной Корее была нормальной, даже несмотря на то, что мне было всего семь, когда я впервые увидела публичную казнь”

Беженка рассказывала, что люди от голода погибали прямо на улицах. Она жила около реки на границе с Китаем и всегда думала о том, почему на другом берегу есть еда и электричество, а у них этого нет. Хенсо до сих пор не рассказывает, как ей удалось пересечь границу для того, чтобы у других людей была такая же возможность.

Сначала она бежала в Китай, а оттуда уехала в Южную Корею. Позднее девушка перевезла туда всю свою семью. При помощи международных организаций она выучила английский и получила образование, а теперь помогает осваиваться беженцам из Северной Кореи.

Енми Пак

Енми бежала со своей семьей из Северной Кореи, когда ей было 14 лет. Она рассказала, что в ее родной стране есть всего один телеканал, а за просмотр запрещенных фильмов человека могут приговорить к высшей мере наказания. Один друг ее матери лишился жизни за то, что посмотрел Голливудский боевик.

“В Северной Корее я буквально верила, что мой дорогой лидер голодает. Он самый толстый парень — как можно в это поверить?”

По мнению Енми Пак, самое страшное не заканчивается после пересечения границы с Китаем. В Китае люди из Северной Кореи не считаются беженцами, их могут поймать и депортировать. Девушка вместе с матерью была поймана торговцем людьми и чуть не попала в рабство. Им пришлось многое пережить, но они смогли уехать из Китая в Монголию, а оттуда — в Южную Корею. Теперь Енми занимается журналистикой и помогает общественным организациям, которые выступают против рабства. В 2014 году девушка стала всемирно известна. Она произнесла речь о своем побеге на Всемирном молодежном форуме в Дублине и тронула зрителей.

Чжун Хео

Мужчина родился в Северной Корее в 1992 году, а сбежал оттуда в 2007. Его родители состояли в партии, а более дальние родственники служили в армии, но даже такое привилегированное положение не помогло им обойти голод.

“ Я хорошо помню, как в начале 1990-х исчезла еда и меня 15 дней подряд кормили одними лишь морскими водорослями. Мы жили недалеко от Восточного моря, так что водорослей было достаточно. Иногда ели лягушек. Родители надеялись, что вскоре всё наладится, но в и 2000-х люди продолжали голодать. От голода умирали миллионы корейцев. Еще помню много бездомных детей, бродивших по железной дороге”

Сначала из Северной Кореи сбежала его мать, которая до этого провела некоторое время в трудовых лагерях. За своим сыном она послала контрабандистов, которые вывели его прямо из школы. Будучи совсем маленьким мальчиком он попал в Пекин и был удивлен тому, какая на самом деле жизнь за пределами Северной Кореи.

“Когда я увидел, что люди кормят мясом бродячих собак, я лишился дара речи”

Однако Чун Хео нашли и вернули в Северную Корею, где он стал изгоем. Он не мог нормально работать, учиться и даже служить в армии, и тогд он решилс на второй побег, который оказался удачным. В 2010 году он наконец-то прилетел в Южную Корею и теперь ведет блог о своем прошлом.

7 книг о Северной Корее, которые вас удивят


Полина Доля

Что мы знаем о литературе Северной Кореи? На самом деле, почти ничего. А как насчёт литературы о самой стране? Национальная библиотека полна удивительными книгами на эту тему, которые стали редкостью в магазинах или и вовсе исчезли из продажи. Пристегните ремни: мы начинаем долгую дорогу в самую загадочную страну современности.

Жёсткий режим, тирания, пропаганда – всё это сейчас кажется нам чуть ли не стержнем северокорейской культуры. Знаменитая ядерная кнопка и концлагеря – вот, что стало символами Северной Кореи. А так ли это на самом деле? Или мы сами – просто жертвы пропаганды? За железным занавесом правды не видно: всё, что до нас доходит, – старые очерки о Пхеньяне и немногочисленные мемуары очевидцев. Каждый год люди бегут из страны в поисках лучшей (или хотя бы безопасной) жизни, а их воспоминания превращаются в настоящую страшилку для современного общества.

Так что же делать, если книг о Северной Корее нигде нет, а знать всё страсть как хочется? Правильно, идти в библиотеку.

В этой подборке мы приведём семь невероятных изданий, которые вы с лёгкостью найдёте в Национальной библиотеке – документальные романы, автобиографии, научно-популярная литература и даже журналы из КНДР.

Самое время открыть для себя удивительную и пугающую историю Северной Кореи – с разных ракурсов.

Итак, что же почитать, чтобы:

Узнать, как живут обычные люди в Северной Корее

«Повседневная жизнь в Северной Корее», Барбара Демик

Для иностранцев единственный шанс вживую посмотреть Северную Корею – это визит в вылощенный дочиста Пхеньян, скорее модель города, чем сам город. Поэтому американская журналистка Барбара Демик, собирая истории перебежчиков, сосредоточилась на более человечном его варианте – городке Чхонджин и нескольких местных семьях. Три истории переплетаются между собой, воссоздавая самые мелкие детали северокорейской жизни. Невыносимая бедность, отсутствие электричества и невероятная стойкость духа – вот о чём эта книга.

Узнать, как живут богатые люди в Северной Корее

“Добро пожаловать в Пхеньян!: Ким Чен Ын и новая жизнь самой закрытой страны мира”, Тревис Джеппсен

Редкие туристы – не единственные, у кого есть возможность проскользнуть на территорию загадочной страны. Университет Пхеньяна иногда открывает короткие курсы для иностранных студентов – таким был и Трэвис Джеппсен, американский искусствовед, который от поездки попробовал взять всё и даже больше. «Добро пожаловать в Пхеньян!» в основном о жизни в самой столице: состоятельной, прилизанной и – под тотальным контролем. Если вам интересно, где разместить подслушку, как молчать на экскурсиях и каково быть шведским дипломатом в Северной Корее – вы знаете, что почитать.

Узнать, как обычные люди бегут из Северной Кореи

“Побег из Северной Кореи: на пути к свободе”, Ынсун Ким, Себастьян Фаллетти

Эта история – совершенно особенная на общем фоне, ведь затрагивает не столько жизнь в Северной Корее, сколько попытки бежать из неё. В историях перебежчиков часто пропускают этапы сразу после побега – а ведь на переходе через границу тяготы не заканчиваются. Вместе с матерью и сестрой Ынсун Ким покинула родной дом – подальше от нищеты, голода, безработицы. Когда продана на щепки даже рамка от портрета Ким Ир Сена, больше нечего терять. Это история о невероятной воле к жизни и долгой-долгой дороге к свободе, затянувшейся на девять лет.

Послушать жуткие истории политзаключённых из корейских лагерей

“Побег из лагеря смерти”, Блейн Харден

К несчастью, не все попытки побега оказываются успешными. Беглецов ловят на границе и в Китае, возвращают на родину и – старательно перевоспитывают в лагерях. В таком лагере и провёл всё детство герой книги «Побег из лагеря смерти» Шин Дон Хёк. Для него мать была скорее соперником в борьбе за еду, а горсть кукурузных зёрен – величайшим счастьем. Его учили бояться, следить, доносить и ни на шаг не отступать от лагерных правил – только так можно было выжить. «Побег из лагеря смерти» – это трагедия о человеческой жестокости в масштабах целого государства. Жестокости, которой до сих пор нет конца.

Совершить общий экскурс в северокорейскую культуру

“Не только ракеты: путешествие историка в Северную Корею”, К. В. Асмолов

Отличная возможность взглянуть на Северную Корею не через призму личных историй, а объективно, как на страну с культурой, не менее ценной, чем наша. Историк Константин Асмолов смог создать настольную книгу корееведа, в равной степени интересную и познавательную. Необычные аспекты культуры, развития технологий и – мнения самих жителей КНДР по множеству вопросов. Хотите знать, каким видят мир сами северокорейцы? Читайте «Не только ракеты».

“Северная Корея” , А. Кирьянов

Ещё один «мастхэв» для корееведа. Книга достаточно новая и вобрала в себя множество любопытных моментов, начиная с того, зачем Пхеньяну ядерная бомба и ракеты, и заканчивая стандартами красоты. Как правильно фотографировать памятники? Зачем носить значки с вождями? И какие из мифов о Северной Корее уже не актуальны? Если вы хоть раз задавались этими вопросами – самое время читать Кирьянова.

Почувствовать себя жителем Пхеньяна

Самый экзотический пункт в сегодняшней подборке – периодические издания Северной Кореи. Целая коллекция журналов в переводе на русский язык – все выпуски в период с 1975 по 1997 год ежемесячного издания “Корея сегодня”, выпуски журнала “Корейские молодежь и учащиеся”, несколько журналов из серии “Корейская женщина” и даже относительно свежие выпуски “Korea today” на английском языке. Это уникальная возможность взглянуть на мир глазами обычного жителя Северной Кореи, почитывающего периодику за завтраком. Рассказы о патриотизме и важности труда, фронтовые истории корейских разведчиц, новости о советских делегациях – лишь малая часть любопытных материалов, которые вы можете найти в северокорейских журналах. Не пропустите истории визитов Ким Ир Сена к крестьянам – их описания всегда особенно трогательны.

Чем плотнее закрывается железный занавес Северной Кореи, тем сильнее хочется под него заглянуть: всё, касающееся этой страны, стало своего рода запретным знанием, манящим писателей-документалистов.

И несмотря на то, что большая часть литературы о Северной Корее остается англоязычной, Национальная библиотека хранит для своих читателей самый обширный запас переведённых книг на эту тему.

Материал предоставлен отделом сопровождения интернет-портала.

Некоторые беглецы из Северной Кореи доходят до отчаяния, чтобы вернуться. ближайший взвод солдат и перелез через 10-футовый проволочный забор.

Замигали предупредительные лампочки и сработала сигнализация. Мужчина спешил по пересеченной местности, засыпанной снегом, преодолевая угрозу бесчисленных наземных мин, оставшихся со времен войны прошлого века, его движения ускользали из поля зрения тепловизионных камер.

К полуночи он преодолел 2,5-мильную демилитаризованную зону. Он вернулся домой — в Северную Корею.

Через несколько часов южнокорейские солдаты, считавшие вечерние беспорядки ложной тревогой, поняли, что пропустили следы мужчины и клочки пуховых перьев из его зимней куртки, цепляющиеся за спиральную проволоку на вершине пограничного забора.

За последние десятилетия более 33 000 северокорейцев, рискуя своей жизнью, бежали со своей угнетающей родины, оставив после себя обнищавшую экономику, страх, порожденный политическим ГУЛАГом, и культ личности в третьем поколении, который требует безоговорочного почтения к лидеру Ким Чен Ыну и его предки. Новогодний прыгун через забор, имя которого не было публично опознано, стал одним из гораздо меньшего числа тех, кто вернулся в изолированное коммунистическое государство после того, как попробовал вкус внешнего мира.

Официально известно, что около 30 северокорейцев вернулись после поселения на юге, по данным южнокорейской разведки. По оценкам исследователей и защитников, реальное число, вероятно, намного выше, возможно, исчисляется сотнями. Некоторые из тех, кто возвращается, становятся инструментами пропаганды для северокорейского государства, появляясь в видеороликах или на пресс-конференциях со слезливыми заявлениями о том, как сильно они сожалеют об уходе.Горстка снова меняет свое мнение, снова убегая.

Проволочные заграждения окружают демилитаризованную зону между Северной и Южной Кореей, одну из самых сильно укрепленных границ в мире.

(Ан Ён Чжун / Associated Press)

«Трудно сказать приблизительно, но, вероятно, это намного больше», — сказал Бэк Нам Соль, профессор Корейского национального полицейского университета, который работал с северокорейскими беженцами и исследовал их. «Наверняка есть те, кого северокорейские власти не задержали.Мы получаем подтверждение только тогда, когда Северная Корея решит опубликовать его».

Переход мужчины вызвал безумие в Южной Корее из-за нарушений безопасности границы, особенно после того, как стало известно, что в ноябре 2020 года мужчина пересек границу Южной Кореи по тому же маршруту, дважды избегая обнаружения южнокорейскими военными. Тем не менее, среди тех, кто работает с северокорейцами или исследует их переселение на юг, его решение вернуться спустя всего лишь год стало последним свидетельством проблем, с которыми сталкиваются северокорейские беженцы, приспосабливаясь к своему новому дому, их изоляции и экономических трудностей, усугубляемых пандемией. .

Почти каждый пятый беженец из Северной Кореи в Южной Корее заявил, что думал о возвращении, согласно опросу, проведенному в 2021 году некоммерческим Центром баз данных по правам человека в Северной Корее. Чаще всего в качестве причины называют тоску по родному городу или семье. Согласно опросу, некоторые заявили, что столкнулись с дискриминацией в Южной Корее или считают капиталистическое общество слишком конкурентным.

Джу Сон-ха, покинувший Северную Корею в 2002 году и работающий известным журналистом в южнокорейской газете, говорит, что до сих пор думает о доме.

«Я думал об этом. Если у тебя там семья, как ты можешь этого не делать?» он сказал. Тем не менее, большинство беженцев через несколько лет пускают корни и отправляются на приемную землю. «В каждой общине есть свои аутсайдеры, и община беженцев из Северной Кореи такая же. Просто способ поведения этого аутсайдера оказался пересечением демилитаризованной зоны».

Наблюдатели смотрят в сторону Северной Кореи со смотровой площадки на границе в Паджу, Южная Корея.

(Ан Ён Джун / Ассошиэйтед Пресс)

Пак Ён Чжа, научный сотрудник финансируемого правительством Южной Кореи аналитического центра Корейского института национального объединения, сказал, что те, у кого нет членов семьи на Юге, имеют труднее приспосабливаться. По ее словам, их постоянные проблемы — даже несмотря на то, что десятки тысяч северокорейцев живут в Южной Корее на протяжении десятилетий, появляются на телевидении, баллотируются в офисы и начинают свой бизнес — показывают, насколько дальше южнокорейскому обществу предстоит пройти, чтобы принять их.

«Это показывает пределы потенциала интеграции между северными и южными корейцами», — сказал Пак. «В конце концов, необходима интеграция сердца».

Несмотря на то, что корейцы имеют общий язык, еду и культуру, за семь десятилетий, прошедших после Корейской войны, жизнь по обе стороны границы все больше расходилась по мере того, как Юг становился богаче, а Северная Корея — все более изолированной.Помимо международных экономических санкций за ядерные и военные амбиции Кима, Северная Корея ввела строгие ограничения из-за COVID-19, усилив контроль над людьми и информацией в стране и за ее пределами.

После непродолжительного потепления в отношениях в 2018 году, во время которого Ким встретился с президентом Южной Кореи и обе стороны демонтировали несколько постов охраны в демилитаризованной зоне в знак доброй воли, Ким отверг мольбы и предложения помощи со стороны правительства Южной Кореи.

Отец Кима, Ким Чен Ир, правивший страной 17 лет, мало заботился о беженцах, считая их предателями.Но вскоре после того, как в 2011 году к власти пришел его сын, Северная Корея начала согласованные усилия, чтобы заманить беглецов обратно, предлагая им амнистию и комфортную жизнь в обмен на информацию о других северокорейских беженцах в Южной Корее, как утверждают исследователи.

«При Ким Чен Ыне они видели в беженцах в Южной Корее угрозу его наследственному правлению», — сказал Ким Юн Ён, адъюнкт-профессор Университета Чхонджу и бывший научный сотрудник Института полицейских наук. «Было гораздо больше усилий для примирения и заманивания, иногда с использованием их оставшихся семей в качестве заложников.

В одном видео, опубликованном в 2016 году на веб-сайте, связанном с правительством Северной Кореи, 40-летний мужчина, вернувшийся из-за беспокойства о жене, которую он оставил, сказал, что столкнулся с дискриминацией и экономическими проблемами, пытаясь добиться успеха в Южной Корее.

«Я провел в Южной Корее всего год и шесть месяцев, но каждое мгновение казалось мне десятилетием, а каждый день был адом», — Кан Чул-ву, одетый в темный костюм Мао с булавкой Ким Чен Ына. лица отца и дедушки, прикрепленные к его сердцу, говорится в видео.«Ко мне относились с презрением и пренебрежением, куда бы я ни пошел, потому что я был беженцем из Северной Кореи».

Этот человек снова сбежал из Северной Кореи восемь месяцев спустя, согласно судебному протоколу Южной Кореи. Он был приговорен к трем годам и шести месяцам тюремного заключения за предоставление северокорейским властям информации о других беженцах.

Другие судебные дела, связанные с попытками северокорейцев вернуться, показывают отчаяние, которое толкает беглецов обратно. У одного человека, который работал на стройке поденщиком, украли около 50 000 долларов, и его преследовали сборщики долгов.У другого был конфискован депозит за его дом, когда он не смог вернуть около 800 долларов, которые он был должен брокеру, который способствовал его первоначальному побегу. Другой человек, которому за 60, перенес инсульт и хотел еще раз увидеть свою жену и сына перед смертью, и, согласно судебным протоколам, сожалел о том, что с ним обращаются как с рабочим-мигрантом в Южной Корее.

Через строго охраняемую границу северокорейский город Кэпун виден из обсерватории Экопарка мира Эджибонг в Кимпхо, Южная Корея.

(Lee Jin-man / Associated Press)

Некоторые подготовили единовременные суммы наличными для выплаты «платы за лояльность» правящей Рабочей партии Северной Кореи, чтобы они освободились от побега из страны, что обычно наказывается как уголовное преступление с время в лагере для военнопленных или на принудительных работах, согласно записям.

Новогодний прыгун, которому было около 30 лет, рассказал следователям, что занимался гимнастикой в ​​Северной Корее, работал уборщиком и едва сводил концы с концами, сообщают местные СМИ.

Тяжелое экономическое положение северокорейских беженцев стало очевидным в 2019 году, когда Хан Сон Ок, мать-одиночка, и ее 6-летний сын были найдены мертвыми в своей сеульской квартире, возможно, от голода. Смерть матери и сына стала объединяющим лозунгом для других беженцев. Южная Корея предоставляет первоначальные средства на переселение и жилье на первые пять лет, но многие остаются ни с чем после того, как заплатят комиссионные брокеру, и изо всех сил пытаются найти стабильную работу.

Чон Су-ми, адвокат, защищающий интересы северокорейских беженцев, говорит, что многие разочаровались в индивидуализме и капитализме Юга. По ее словам, решение беженцев добровольно вернуться должно стать поводом для размышлений в Южной Корее.

«Насколько Южная Корея была готова искренне приветствовать и принять этих беженцев среди нас?» — сказал Чон. «Они рисковали своими жизнями, чтобы попасть сюда, а затем снова рискуют своими жизнями, чтобы уйти. Это должно быть знаком».

Почему некоторые перебежчики из Северной Кореи возвращаются? | Азия | Подробный обзор новостей со всего континента | ДВ

Южная Корея полна слухов о том, почему северокореец, который только в ноябре 2020 года перешел на юг, вернулся в субботу через демилитаризованную зону, чтобы вернуться на север.

Некоторые перебежчики на Юг говорят, что другим иногда трудно понять давление, под которым они находятся, пытаясь приспособиться к новому образу жизни, который полностью отличается от всего, что они испытывали раньше.

Одна перебежчица, чья собственная тетя также вернулась на Север, рассказала DW, что желание увидеть семью, которую она оставила, было самой большой причиной ее решения, даже если это означало, что ей грозило наказание со стороны режима Ким Чен Ына. ООН.

Освещение в СМИ субботнего «дезертирства бумерангом», как его описывают, первоначально было сосредоточено на критике военных, охраняющих самую сильно укрепленную границу в мире, за то, что они не остановили человека, которого опознали только по фамилии Ким. , от достижения Севера.

Дезертирство через демилитаризованную зону (ДМЗ) происходит редко. Это 248-километровая (155-мильная) граница шириной 4 километра, с обеих сторон охраняемая противопехотными минами, танковыми ловушками и боевыми частями, а также заборами из колючей проволоки.

Вооруженные силы Южной Кореи подвергаются массированной общественной критике всякий раз, когда кому-то удается пересечь демилитаризованную зону незамеченным.

«Серьезный» сбой в наблюдении

В ответ на критику южнокорейские военные в среду принесли извинения за то, что вызвали озабоченность общественности по поводу своей готовности к обеспечению безопасности.

«Мне очень жаль, что я вызвал беспокойство у людей из-за этого инцидента», — сказал депутатам председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Вон Ин Чоул. «Обещаю приложить все усилия, чтобы подобных инцидентов не повторилось.»

Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин назвал инцидент «серьезным» провалом в наблюдении, который военные не должны повторить. По словам его представителя Пак Кён Ми, он приказал провести специальную проверку общего состояния безопасности военных.

Помимо критики военных, задаются вопросы о том, почему перебежчик решил вернуться в страну, где жизнь кажется намного более сложной, по крайней мере, с точки зрения постороннего. Сообщалось, что мужчина мог найти работу только уборщиком и изо всех сил пытался зарабатывать на жизнь.Министерство объединения, перед которым поставлена ​​задача провести для всех недавних перебежчиков курс, призванный ознакомить их с жизнью на юге, заявило, что мужчине была оказана финансовая помощь, помощь в поиске жилья и работы, а также медицинская помощь.

Тем не менее, из более чем 30 000 северокорейцев, совершивших опасное путешествие на юг, по меньшей мере 30 решили вернуться на родину за последнее десятилетие.

«У всех, кто возвращается, причины разные», — сказала Чан-ян Джу, сбежавшая из своего дома в Чхонджине, на крайнем северо-востоке Северной Кореи, в 2010 году.«Некоторым людям здесь сложно устроиться на работу, другим трудно адаптироваться к культурным различиям, а некоторые считают, что их дискриминируют».

В то время как 30-летняя Джу не пытается скрыть свой ярко выраженный северокорейский акцент, другие перебежчики говорят, что это делает их объектом нежелательного любопытства.

Однажды таксист сказал ее тете выйти из такси, когда он спросил о ее акценте, и она сообщила ему, что она перебежчик. По ее словам, пожилые люди, в частности, имеют глубоко укоренившиеся сомнения в отношении Севера, поскольку многие помнят ожесточенную корейскую войну 1950–1953 годов.

Бегство обратно на Север

Инцидент с таксистом, однако, не стал причиной, по которой тетя Джу решила вернуться на Север, несмотря на то, что члены семьи, которые также поселились на Юге, умоляли ее не ехать.

«Старшая сестра моего отца прибыла на юг примерно в 2015 году, но она оставила свою единственную дочь на севере», — сказала Джу. «Она была врачом и поэтому была важным человеком в северокорейском обществе, и ее дочь тоже стала врачом и не хотела уезжать с Севера.»

Тете Джу сначала было трудно обосноваться на Юге. Чтобы работать врачом, ей пришлось получить новую квалификацию, но она потерпела неудачу и в конце концов была вынуждена работать в ресторане. К 2018 году она решила уехать назад, хотя ее собственный брат умолял ее не уходить, сказала Джу.

«Мы мало что знаем о ней с тех пор, как она вернулась, потому что для нее было бы опасно, если бы мы попытались связаться с ней», — сказала Джу. «Но мы слышали, что ее заставляют ходить на собрания и рассказывать людям, что она бежала на юг, но жизнь там была ужасна, и поэтому она вернулась.Это пропаганда, но сейчас у нее нет выбора». бесчисленные истории о трудностях, с которыми сталкиваются перебежчики после того, как они достигли того, что считалось чем-то вроде рая, когда они еще были на Севере. это может мотивировать их вернуться», — сказал Лартиг.«Некоторые беженцы были заключены в тюрьму в Китае после того, как вернулись, чтобы проверить детей или родственников, и были почти насильно возвращены в Северную Корею».

«Есть и другие случаи, о которых я слышал, например, северокорейские беженцы, возвращающиеся в Северную Корею, чтобы доставить деньги родственникам, потому что они не доверяли посредникам, чтобы помочь родственнику в беде или даже попытаться вывести других, которые боятся бежать самостоятельно», — добавил он.

«Некоторые могут задаться вопросом, зачем кому-то возвращаться в Северную Корею, но вполне возможно, что новые проблемы в Южной Корее могут показаться им последним плохим событием в их жизни.»

А для некоторых ответом будет пойти куда-нибудь, по крайней мере, знакомое.

Перебежчик из Северной Кореи плывет на юг, уклоняясь от пограничников в течение 6 часов: NPR

Южнокорейские солдаты патрулируют, в то время как туристы посещают тропу мира демилитаризованной зоны в демилитаризованной зоне в Косоне, Южная Корея. Перебежчик из Северной Кореи был задержан в Косоне на прошлой неделе после того, как в течение нескольких часов уклонялся от южнокорейских охранников. Ан Ён Джун/AP скрыть заголовок

переключить заголовок Ан Ён Джун/AP

Южнокорейские солдаты патрулируют, пока туристы посещают тропу мира демилитаризованной зоны в демилитаризованной зоне в Косоне, Южная Корея. Перебежчик из Северной Кореи был задержан в Косоне на прошлой неделе после того, как в течение нескольких часов уклонялся от южнокорейских охранников.

Ан Ён Джун/AP

Согласно отчету, опубликованному во вторник, на прошлой неделе мужчина сбежал из Северной Кореи, проплыв несколько километров, прежде чем высадиться на юге, где ему удалось более шести часов уклоняться от пограничников.

Инцидент 16 февраля знаменует собой второе досадное нарушение за последние месяцы сильно укрепленной демилитаризованной зоны после того, как другой северокореец, утверждающий, что он бывший гимнаст, перепрыгнул через забор в демилитаризованной зоне и оставался незамеченным южнокорейской охраной в течение 14 часов. в ноябре.

Во вторник военные в Сеуле подробно рассказали о последнем переходе, признав, что неизвестный мужчина был снят на видео 10 раз, прежде чем его наконец заметили охранники и задержали.

Мужчина в гидрокостюме и ластах ночью плавал в Восточном море, также известном как Японское море, и вышел на берег в 1:05 ночи примерно в 3,2 км (2 мили) внутри территории Южной Кореи, сообщил Отчет, опубликованный Объединенным комитетом начальников штабов Юга, сообщает информационное агентство Yonhap.

Затем он спрятал свой костюм и ласты и, незамеченный охранниками на пограничном наблюдательном посту, вошел в дренажный канал, который проходил под колючей проволокой вдоль пляжа, говорится в сообщении.

«Предположительно, он плыл около шести часов, одетый в стеганую куртку и гидрокостюм и ласты. Его одежда, похоже, согревала его и позволяла ему оставаться на плаву», — сказал Yonhap неназванный офицер JCS. «Приливное течение в то время также помогло ему прийти на юг».

В отчете говорится, что движения мужчины были зафиксированы камерами безопасности пять раз между 1:05.м. и 1:38 ночи, и что его присутствие дважды вызывало тревогу, но охрана не обращала на это внимания. В сообщении говорится, что камеры вдоль ограждений безопасности также несколько раз ловили его.

Солдат, отвечающий за наблюдение за побережьем, настраивал компьютеризированную систему безопасности в момент срабатывания одной из тревог, цитирует Yonhap слова другого неназванного сотрудника JCS. Считая это ошибкой, он проигнорировал сигнал тревоги, заявили официальные лица, добавив, что второй сигнал тревоги был пропущен, потому что другой солдат отвлекся на телефонный звонок, связанный с работой.

Только около 4 часов утра, после того как мужчина продвинулся на юг примерно на 5 километров (3 мили) по дороге, его наконец заметил охранник, наблюдавший за камерой слежения. Последовала трехчасовая охота, прежде чем он был в конечном итоге схвачен в 7:27 утра в запретной зоне в городе Косон на восточной границе, расположенном примерно в 15 километрах (9 милях) от Южной Кореи, говорится в сообщении, согласно Рёнхап.

«Военнослужащие, несущие караульную службу, не соблюдали надлежащие процедуры и не обнаружили неизвестного мужчину», — сообщил агентству представитель JCS.

Прошлым летом после того, как северокорейский перебежчик вернулся на север через один из них на западном конце границы, был заказан осмотр дренажных каналов вокруг демилитаризованной зоны, сказал Рёнхап.

«В ходе расследования мы обнаружили три дренажных туннеля, которых нет в нашем списке», — сказал представитель JCS.

«Размышление»: что заставляет северокорейских перебежчиков хотеть вернуться? | Южная Корея

Никто не знает, что ждало Ким У Чжу, когда он вернулся в Северную Корею, чуть больше года спустя после того, как он бежал от самого репрессивного режима в мире ради свободной жизни на Юге.

Ранее в этом месяце 29-летняя бывшая гимнастка подошла к границе, разделяющей две Кореи, перелезла через высокий забор из колючей проволоки и прошла 2,5 мили по хорошо вооруженной демилитаризованной зоне (ДМЗ), уворачиваясь от наземных мин, но не от камер наблюдения. , запечатлевший его побег не менее пяти раз.

Его решение пересечь демилитаризованную зону обратно на север с юга стало последней главой в необычайной серии путешествий. В ноябре 2020 года Ким проделал то же самое путешествие в противоположном направлении, покинув свою родину, но избегая маршрута, который предпочитают почти все перебежчики через северную границу с Китаем.

Отрицая, что он был шпионом, смущенные чиновники в Сеуле были вынуждены признать, что Ким настолько разочаровался в жизни в Южной Корее, что готов столкнуться с преследованием и возможным тюремным заключением на Севере, вернувшись туда.

Его дерзкий побег вызвал неудобные вопросы об обращении с политическими и экономическими беженцами с Севера, для которых жизнь на демократическом, капиталистическом Юге иногда не оправдывает ожиданий.

Хотя среднемесячный доход этих прибывших с Севера достиг рекордного уровня, например, в 2019 году, по данным министерства объединения, он все еще значительно отстает от доходов южнокорейцев. В прошлом году 1582 перебежчика получили финансовую помощь в дополнение к социальному пакету, который они получают при переселении на юг, а 47% заявили, что испытывают душевные страдания, сообщило министерство.

Среди них вполне мог быть Ким, ночной уборщик офиса, у которого, похоже, не было друзей и он никогда не разговаривал со своими соседями, один из которых сказал репортерам, что он добросовестно оставил матрац и другие вещи для сбора, прежде чем он сбежал.

«Если вы работали в промышленности или на правительство в Северной Корее, вы не можете приехать в Южную Корею и рассчитывать на аналогичную работу», — говорит Сокил Пак, региональный директор южнокорейского отделения Liberty в Северной Корее, которое помогает перебежчикам. .«Вы должны принять удар по своему относительному статусу, и это может повлиять на психическое здоровье, особенно для северокорейских мужчин».

Новоприбывшие проводят три месяца на допросе, чтобы убедиться, что они не шпионы, после чего аналогичный период проходит в Ханавоне (доме единства), центре поддержки поселений, где их консультируют и обучают практическим аспектам южнокорейской жизни.

Они имеют право на получение государственных субсидий в размере 20 миллионов вон (12 260 фунтов стерлингов) на поиск дома или места в университете, а затем ежемесячные выплаты в размере 320 000 вон в течение пяти лет.

Чего не хватает, говорит Пак, так это чувства общности, которое дал им Север — при всех его недостатках — особенно среди жителей сельских районов, которые изо всех сил пытаются справиться с анонимностью жизни в таком мегаполисе, как Сеул.

В то время как перебежчики испытывают финансовые трудности и сталкиваются с дискриминацией в сфере образования, жилья и работы, из этого не обязательно следует, что их мысли обратятся к повторному перебежчику, говорит Пак. «Когда перебежчик возвращается в Северную Корею, это всегда шок, даже для других перебежчиков», — говорит он.

Двойное дезертирство неизбежно привлекает внимание заголовков, но встречается относительно редко. Из 33 800 северокорейцев, перебежавших на юг, только 30 вернулись на север.

«Когда вы думаете о том, сколько людей задействовано, человеческая природа означает, что неизбежно, что некоторые люди будут передумать», — говорит Парк. «Было бы очень странно, если бы ни один из этих 30 000 перебежчиков не вернулся».

Джу Иль Ёну было 13 лет, когда он покинул Северную Корею со своей матерью и сестрой, менее чем через год после того, как его отец прибыл в Сеул, где он копил деньги, чтобы остальные члены его семьи могли сбежать.

Джу, окончивший Корейский университет в Сеуле и начавший обучение в аспирантуре этой весной, является успешным перебежчиком, но он говорит, что понимает, почему небольшое количество других северокорейцев возвращаются в страну, в которой они когда-то так отчаянно нуждались. уехать.

«Одним из самых больших препятствий является системное различие между двумя странами», — говорит Джу, приехавший на юг в 2009 году после того, как его отец решил, что хочет, чтобы его дети жили в стране, где у них будут «возможности и будущее». ».

Воспринимаемые преимущества жизни в богатом и свободном обществе могут быстро стать бременем, добавляет Джу. «В Северной Корее нам не нужно было планировать свою жизнь — это делало за нас государство. Но на Юге мы должны взять на себя ответственность за свою жизнь. Я знаю по собственному опыту, что переселение в Южную Корею — это вызов, но это далеко не так сложно, как жить в Северной Корее».

Некоторые северокорейцы возвращаются после длительного эмоционального шантажа со стороны брошенных родственников под давлением тайной полиции Северной Кореи.«В некоторых случаях это просто потому, что они очень скучают по своим семьям в Северной Корее», — говорит Джу.

«Но я не считаю трудности здешней жизни жестокими или несправедливыми. На самом деле, они сделали меня счастливее, потому что мотивируют работать и учиться еще усерднее».

В эту статью были внесены поправки 21 января 2022 года, чтобы удалить неверное предложение, в котором говорится, что 20% — это уровень безработицы среди северокорейцев, бежавших на юг.

Двойной перебежчик, вернувшийся в Северную Корею, «финансово боролся» на юге | Северная Корея

Перебежчик из Северной Кореи, совершивший дерзкое возвращение на родину на выходных, как сообщается, изо всех сил пытался построить новую жизнь в Южной Корее с момента своего прибытия чуть более года назад.

В субботу мужчина, имя которого не называется, пересек хорошо вооруженную демилитаризованную зону [ДМЗ], которая разделила Север и Юг после окончания Корейской войны 1950-1953 годов.

В сообщениях говорится, что перебежчик, которому за 30, был вынужден совершить опасное путешествие обратно через границу после того, как изо всех сил пытался свести концы с концами на юге.

Его решение вернуться в Северную Корею вызвало вопросы о том, как обращаются с перебежчиками на юге, где многие сталкиваются с дискриминацией при трудоустройстве, образовании и жилье.

Север публично не комментировал этого человека — одного из примерно 30 двойных перебежчиков, вернувшихся на родину с Юга за последнее десятилетие, — но подтвердил получение сообщений от южнокорейских военных о его побеге, Об этом сообщает информационное агентство Yonhap.

Южнокорейский военный представитель подтвердил, что мужчина, который работал уборщиком, похоже, испытывает финансовые трудности. «Я бы сказал, что он относился к низшему классу и едва сводил концы с концами», — сказал чиновник.

Официальные лица заявили, что у них нет оснований полагать, что этот человек шпионил в пользу Севера, и начали расследование того, как ему удалось преодолеть забор из колючей проволоки вдоль границы протяженностью 248 км (155 миль). с наземными минами и круглосуточно патрулируются войсками, несмотря на то, что несколько часов назад были засняты камерами наблюдения.

Покинув Северную Корею в ноябре 2020 года, мужчина представился бывшим гимнастом и рассказал следователям, что переполз через забор из колючей проволоки, чтобы добраться до юга, говорится в заявлении министерства обороны.

Сотрудник министерства объединения Южной Кореи, которое отвечает за трансграничные дела, сказал, что этот человек получил помощь в переселении от правительства в связи с его личной безопасностью, жильем, лечением и трудоустройством с момента прибытия на юг через тот же восточный участок ДМЗ.

Его заметили, когда он выбрасывал свои вещи за день до побега с Юга, сказал Рёнхап.

«В то утро он выносил матрас и постельное белье на свалку, и это было странно, потому что все они были слишком новыми», — сказал сосед Yonhap.«Я думал о том, чтобы попросить его передать это нам, но в итоге не сделал этого, потому что мы никогда не здоровались друг с другом».

С конца 1990-х годов более 33 000 северокорейцев бежали на Юг – подавляющее большинство через Китай и Юго-Восточную Азию – спасаясь от политических преследований, нехватки продовольствия и нищеты.

В то время как некоторые, такие как член национальной ассамблеи Джи Сон Хо, добиваются больших успехов на богатом демократическом Юге, многие другие пытаются найти хорошо оплачиваемую работу.

Около 56% перебежчиков относятся к категории людей с низким доходом, согласно данным министерства объединения, и почти 25% находятся в самой низкой категории, что дает им право на получение основных субсидий на средства к существованию – в шесть раз больше, чем в общей численности населения.

В опросе, опубликованном в прошлом месяце Центром базы данных северокорейских прав человека и социальных исследований Северной Кореи в Сеуле, около 18% из 407 опрошенных перебежчиков заявили, что готовы вернуться на Север, большинство из них ссылаются на ностальгию по стране, в которой они жили. оставил позади.

«Существует сложный комплекс факторов, в том числе тоска по семьям, оставшимся на Севере, и эмоциональные и экономические трудности, возникающие при переселении», — сказал представитель министерства объединения. «Правительство продолжает усилия по улучшению наших программ поддержки, чтобы помочь им лучше переселиться на юг».

Она бежала из Северной Кореи в поисках свободы. Затем она была арестована.

СЕУЛ. Сон Чун Сон, работница утиной фермы, провела два с половиной года в северокорейском трудовом лагере и рассказала, что позже ее принудили работать в тайной полиции, Министерстве государственной безопасности.Затем в 2018 году она перебралась в Южную Корею. Она училась на сиделку за пациентами домов престарелых, одновременно работая официанткой.

Это было до тех пор, пока офицеры южнокорейской контрразведки не узнали подробности ее прошлого в Северной Корее, где, по их словам, она участвовала в попытках заманить или шантажировать северокорейских перебежчиков с Юга, чтобы заставить их вернуться на Север.

44-летняя Сун сказала, что у нее не было другого выбора, кроме как сделать то, о чем просило ее северокорейское шпионское агентство, пока она жила там, и что она не знала, что является частью скоординированной схемы.Тем не менее власти Южной Кореи арестовали ее в мае по обвинению в помощи министерству государственной безопасности КНДР. С тех пор ее случай дал редкие проблески тайной битвы, которую соперничающие Кореи вели против северокорейских перебежчиков, живущих на юге.

Под руководством своего лидера Ким Чен Ына Северная Корея замышляла вернуть северокорейских перебежчиков с юга на их бывшую родину, используя любые доступные средства, включая вербовку таких людей, как г-жа Сун. Но контрразведывательные органы Юга в равной степени полны решимости сорвать операцию Севера, тщательно отсеивая вновь прибывающих перебежчиков с Севера, таких как г-жа К.Песня, чтобы поймать всех, кто связан с ее усилиями.

Во вторник суд в Сувоне, к югу от Сеула, приговорил г-жу Сун к трем годам тюремного заключения. Вместо того, чтобы наслаждаться своей новой свободой, она оказывается в тюремной камере на юге, став пешкой в ​​войне плаща и кинжала между ее старой и новой родиной.

«Когда я приехала в Южную Корею, я призналась в том, что я сделала на Севере, чтобы начать новую жизнь на Юге», — сказала г-жа Сон в августовском письме, которое она отправила из тюрьмы своей сестре, также перебежчику из Северной Кореи. на юге.«Меня принуждали делать то, что я делал, но они говорят, что это не стирает преступления».

Более 33 800 северокорейцев бежали в Южную Корею с 1990-х годов. Но с тех пор, как г-н Ким пришел к власти десять лет назад, по меньшей мере 28 из них таинственным образом всплыли на поверхность в Северной Корее. Как и почему они вернулись в тоталитарное государство, спасаясь от которого они рисковали жизнью, было одной из величайших загадок в межкорейских отношениях. (Южнокорейские официальные лица опасаются, что некоторые из сотен перебежчиков, пропавших без вести в последние годы, могли также оказаться на Севере. )

Северная Корея использовала репатриантов для пропаганды, устраивая пресс-конференции, на которых они рассказывали, как им повезло, что им удалось вырваться из «живого ада», который они нашли на юге, и вернуться в «лоно отечества».

Арест г-жи Сун показал, что сотрудники контрразведки Южной Кореи не сидели сложа руки. В период с 2009 по 2019 год они арестовали по меньшей мере 14 северокорейцев, которые прибыли в Южную Корею в качестве перебежчиков, обвинив их в том, что они прибыли сюда с шпионскими миссиями, которые включали заговоры с целью вернуть товарищей-перебежчиков обратно на Север, согласно правительственным данным, представленным Национальной ассамблее.

Г-жа Сун рассказала суду, как она оказалась в Южной Корее. Уроженка Онсонга, северокорейского города недалеко от границы с Китаем, она работала брокером, помогая северокорейским перебежчикам на юге переводить денежные средства своим родственникам на севере, когда Министерство государственной безопасности завербовало ее в 2016 году.

Столкнувшись с ней по поводу ее нелегальной работы кассовым маклером, министерство поставило ее перед жестким выбором: отбывать срок в лагере для военнопленных или сотрудничать с агентами.Для г-жи Сун, которая уже находилась в трудовом лагере с 2007 по 2009 год за преступление незаконного въезда в Китай в поисках еды после голода на севере, выбор был очевиден.

«Ей пришлось сотрудничать, чтобы остаться в живых, у нее не было другого выбора», — сказала ее сестра Чун-нё, бежавшая в Южную Корею в 2019 году. председательствующий судья Ким Ми Кён отклонила ее апелляцию, заявив, что она также помогала северокорейской тайной полиции в личных целях.

Во время судебного разбирательства г-жа Сун призналась, что предоставила агенту секретной полиции по имени Ён Чол-нам номер телефона северокорейского перебежчика в Южной Корее, которого она знала, когда работала брокером. Она также призналась, что звонила перебежчику, чтобы попросить его помочь г-ну Йону, солгав, что агент был ее мужем и что он работал на северокорейские семьи, пытаясь связаться с их родственниками-перебежчиками на юге.

С помощью перебежчика г-н Йон обнаружил трех северокорейских перебежчиков на юге, заявили прокуроры.Он пытался убедить их вернуться на Север, связав с ними по телефону их северокорейских родственников. Один из перебежчиков, Кан Чол Ву, и его девушка, также перебежчица из Северной Кореи с юга, вернулись на Север через Китай в 2016 году и позже появились на северокорейском телевидении.

В августе 2016 года министерство направило г-жу Сун в Китай для слежки за северокорейскими мигрантами и христианскими миссионерами, которые помогли им бежать с Севера. Это дало ей кодовое имя: «Хризантема.Но через два года она сбежала в Южную Корею, где рассказала своим допросчикам, что она сделала для министерства государственной безопасности Севера.

«Она думала, что ее оправдали, когда ее выпустили из центра допросов, чтобы начать новую жизнь на Юге», — сказал ее адвокат Пак Хон Хон.

Однако г-жа Сун невольно вступила в ожесточенную шпионскую войну за перебежчиков из Северной Кореи.

При Ким Чен Ыне Северная Корея ужесточила контроль над границей с Китаем, основным маршрутом бегства для перебежчиков.И он усилил свои репрессии против южнокорейских телевизионных драм и музыки, контрабандой ввозимых из Китая, благодаря которым северокорейские перебежчики узнавали о жизни на Юге.

Частично в результате этих репрессий число северокорейских беженцев, прибывающих на юг, сократилось до 1047 в 2019 году с 2914 в 2009 году. В прошлом году это число резко упало до 229, поскольку пандемия привела к дальнейшим пограничным ограничениям.

Северная Корея назвала перебежчиков «предателями» и «человеческими отбросами». Но его пропагандистские онлайн-каналы также брали интервью у членов семей, которые со слезами на глазах апеллировали к перебежчикам, рассказывая им, что г-нКим пообещал простить их преступления, если они вернутся домой.

Южная Корея усилила бдительность, поймав северокорейских агентов, замаскированных под перебежчиков, которые прибыли в Южную Корею с секретными заданиями, чтобы убить других перебежчиков или заманить их обратно на Север.

Но сотрудники южнокорейской контрразведки также имеют опыт фабрикации улик в своей чрезмерно усердной охоте на северокорейских шпионов. В 2016 году Южная Корея объявила о прибытии 12 молодых северокорейских официанток и их менеджера-мужчины, объявив их дезертирство крупным переворотом против Пхеньяна.Позже менеджер сказал, что Национальная разведывательная служба Юга вместе с ним замышляла привести женщин сюда против их воли.

«Мисс. Сун думала, что сбежала из-под контроля Министерства государственной безопасности, когда перебежала на юг», — сказал Чон Гванг-ил, перебежчик из Северной Кореи, который возглавляет No Chain, общественную группу, работающую в защиту прав человека в Северной Корее. «Но на Юге ее ждали офицеры контрразведки, жаждущие заработать как можно меньше очков против Севера.

Политика в отношении перебежчиков из Северной Кореи

Кванджу
Количество северокорейских перебежчиков по регионам
Регион Сеул Кёнги Инчхон Пусан Северный Кёнсан Южный Кёнсан Тэгу Северный Чунг Чеонг Южный Чунг Чеонг и Седжон
Мужчина 2 165 2 762 782 247 224 238 135 276 351
Женский 4 630 8 070 2 152 700 897 852 514 1 113 1 396
Итого 6 775 10 832 2 934 947 1 121 1090 649 1 389 1 747
Регион Канвон Тэджон Южная Чолла Северная Чолла Ульсан Чеджу Всего
Мужской 126 214 124 147 110 116 72 8 069
Женский 431 678 454 500 430 356 261 23 434
Итого 557 892 578 647 540 472 333 31 503

※ Цифры не включают тех, кто умер, чья регистрация по месту жительства была аннулирована, кто эмигрировал, чье место жительства неизвестно и кто находится в учреждениях защиты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.