Рэп против политики: Шоу Студия Союз: Рэп против политики

Содержание

Оппозиционный рэп — новое явление. Комментарий Георгия Бовта

«В отличие от рока, а раньше джаза в советское время, с которыми боролись запретами комсомольские и партийные активисты, эту контркультуру вряд ли удастся не только запретить, но хотя бы приручить», — считает политолог

Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Приговоры, вынесенные участникам летних протестов в Москве, считают несправедливыми и политически мотивированными 38% россиян, следует из данных свежего опроса «Левада-центра». О справедливости приговоров говорят 24%, а 28% ничего об этих судебных процессах не слышали. Между тем к распространению оппозиционных настроений в последнее время подключились некоторые популярные среди молодежи рэперы. Как оценивать это явление?

Результаты последнего опроса «Левада-центра» говорят, с одной стороны, о том, что по-прежнему велика доля среди россиян тех, кому столичные и вообще любые политические протесты глубоко безразличны и они даже о них ничего толком не слышали, оставаясь в этом смысле классической аудиторией федеральных телеканалов.

С другой стороны, значительна уже доля и тех, кто критически оценивает действия властей в отношении протестантов, кто считает приговоры им несправедливыми и неоправданно жестокими.

При этом очевидно, что в данном случае к оппозиционерам как-то не удалось прилепить клеймо «агентов враждебного Запада», выполняющих заказы заокеанских «хозяев». Этот тезис явно не пошел в массы, «мировая закулиса» пугает все меньшее число обывателей. Тогда как запрос на справедливость в России исторически всегда был едва ли не самым сильным. Поэтому в случае роста подобных настроений в обществе с ними трудно будет не считаться. Поскольку, что бы и кто бы ни говорил о недемократическом характере российской власти, она так же традиционно всегда исторически старалась подавать свои действия как совпадающие с интересами и чаяниями большинства населения, избегая открытых и откровенно непопулярных действий.

Однако при этом борьба за аудиторию уже давно вышла за рамки традиционных информационных форматов. Еще недавно претендовавшие на роль властителей народных дум и чаяний телевизионные пропагандисты все чаще подвергаются презрительным насмешкам, а лобовая грубая пропаганда встречает отторжение и даже раздражение. Не случайно даже президент недавно критически высказался в адрес слишком грубой порой антиукраинской пропаганды на телевизионных ток-шоу. Не случайно большую вирусную популярность получил последний ролик Бориса Гребенщикова под названием «Вечерний М…», явно посвященный… Ну, многие догадались кому. Но Гребенщиков, собравший с этой песней значительные для него 2,5 млн просмотров, — это все же для «эстетов». А вот растущая в последнее время политическая протестная активность некоторых рэперов с многомиллионной аудиторией — это то, что потенциально способно разрушить политическую апатию значительной части молодежной среды. И на этой «поляне» лоялистам пока противопоставить особенно нечего.

На днях рэпер Лигалайз выпустил клип «Застой 2.0» с критикой современной России. Там на фоне драки омоновцев с балеринами говорится и о «нефтяной братве», заменившей Золотую Орду, и об «армии, что отделяет чернь от тех, кто делит ярды». Ранее другой популярный рэпер Оксимирон организовал открытые литературные чтения с хештегом #сядьзатекст, где произведения классиков литературы оценивают относительно статей Уголовного кодекса и Кодекса об административных правонарушениях. Читали из Грибоедова, Вольтера, Александра Герцена, Владимира Маяковского и, разумеется, того, кто «наше все», Александра Пушкина, чье стихотворение «К Чаадаеву» было квалифицировано по статье о пропаганде экстремизма. Рэперы Noize MC и Face участвовали в московских протестах и выступили, как и ряд других, против разгона митингов и с довольно резкой критикой власти. Как минимум это работает на десакрализацию государственного насилия.

Вообще, рэперы во многих странах мира традиционно стараются быть вне политики. Но когда они перестают это делать, то это можно считать симптомом существования серьезных проблем, которые уже нельзя игнорировать на массовом уровне. Так, недавно ряд турецких популярных рэперов выступили против политики президента Эрдогана. Которому сейчас маленькая, но победоносная война против курдов в Сирии может отчасти помочь. Рэп в Америке вообще всегда был во многом политизирован, правда, в основном сосредоточиваясь на теме прав чернокожих. Зато с появлением в Белом доме Дональда Трампа у рэпа появились новые сюжеты и темы.

В России политический рэп может стать одним из проявлений оппозиционной «контркультуры». Причем, в отличие от рока, а раньше джаза в советское время, с которыми боролись запретами комсомольские и партийные активисты, эту контркультуру вряд ли удастся не только запретить, но хотя бы приручить. Уж слишком велики «стилистические разногласия» между рэперами и теми «вечерними М…», которые пытаются держать оборону информационного пространства.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

10 лучших рэп-трэков о политике по мнению Outstyle

Хотим обратить ваше внимание на один момент, это не «топ лучших песен всех времен». Здесь всего лишь 10 ярких треков, которые наглядно показывают как менялись и развивались политические взгляды рэперов на протяжении 35 лет.  


 

1. Grandmaster Flash & The Furious Five – «The Message» (1982) 

В 1982-ом году хип-хоп был развлекательным клубным жанром, избегающем серьёзных тем в лирике. Но Grandmaster Flash и The Furious Five решили сломать этот канон, записав рэп про политику. Парни показывали всю боль жизни в Бронксе в эпоху правления Рональда Рейгана. Свои родные места они сравнили с джунглями, в которых каждый борется за выживание.

«The Message» по-прежнему является одной из главных песен в жанре. Она дала дорогу целому направлению, позже ставшему одним из главных в хип-хопе.

 


2. Public Enemy – «Rebel Without a Pause» (1988)

Не песня, а настоящий манифест! «Rebel Without a Pause » дала шанс группе Public Enemy стать главными лица политического рэпа и повести за собой толпу союзников (преимущественно темнокожих). Это одна из самых выдающихся песен в истории всего жанра, а направлена она все на того же Рейгана. Обвинения в расизме и корыстной политике – прилагаются.

Как итог, альбом «It Takes a Nation of Millions to Hold Us Back» стал платиновым уже через год после выхода, а Public Enemy задали целую волну протеста в рэпе.

 


3. Ice Cube – «Amerikkka’s Most Wanted» (1990)

Если в творчестве N.W.A. Айс ориентировался на локальные проблемы, связанные с полицией и безработицей, то на дебютном сольнике он решил высказаться и о глобальных. Уже в самом названии содержится намек на расизм (буквы KKK = Ku Klux Klan). Ice Cube называет власть США виновной в данных вещах, так как они обращаются с его чернокожими собратьями как со скотом. Весь одноименный альбом пропитан таким настроением, но мы решили выделить именно заглавную композицию, так как она стоит в нем особняком.

Альбом «Amerikkka’s Most Wanted» стал настоящей классикой и примером политического рэпа. А это неудивительно, так как над ним поработала та же команда, что и над релизами Public Enemy — The Bomb Squad.

 

 


4. 2Pac – «Holler If Ya Hear Me» (1993)

Молодой, горячий и набирающий обороты исполнитель славился своим буйным нравом и большим желанием бороться за справедливость в отношении к своему народу. «Holler If Ya Hear Me» стала выстрелом прямо в яблочко, потому что тронула умы тысячи молодых людей по всей стране. В песне хорошенько досталось администрации Буша старшего, в особенности вице-президенту  Дэну Куэйлу, которого Пак обвинил во всех бедах, происходящих в черных кварталах.

Рэпер не хотел приводить много аргументов и что-то доказывать, он ярко и четко указал свою гражданскую позицию. По его мнению, чернокожим людям  в США нечего делать, кроме как идти в криминал. В общем, Тупак объединил посыл Public Enemy и агрессию Ice Cube, добавив собственную харизму и умение раскидывать все по полочкам.

 


5. Black Star (Mos Def & Talib Kweli) – «Definition» (1998)


Свежий взгляд на протестные песни конца 80-х группы Boogie Down Productions. Mos Def и Talib Kweli интерпретировали некоторые строчки, подогнали их под реалии 98-го года и выдали одну из лучших своих композиций. Несмотря на прошедшую декаду со дня выхода оригинальных песен BDP, дуэт Black Star заявляет, что практически ничего не изменилось. Билл Клинтон (действующий президент США в то время) больше озабочен собой и своими ресурсами, нежели уровнем жизни своих граждан. Бесконечные войны за место под солнцем в бедных кварталах стали более ожесточенными, а телеканалы и радо делают вид, будто не замечают этого.
Затрагивая такую тему, Talib и Mos Def обозначили приход новой эры политического рэпа, а эти парни – стали в ней одними из ключевых персонажей.

 


6. Immortal Technique – «The Cause of Death» (2003)

Уж кому, а Immortal всегда удавался рэп про политику. Дебютировав в 2001-ом году, рэпер привлек внимание общественности своим серьезным посылом, которого так не хватало во времена усиленной коммерциализации жанра. На втором альбоме он уже не видел никаких границ, посылая прямые оскорбления Джорджу Бушу младшему и всей его администрации. Этих людей Immortal Technique назвал прямыми посланниками смерти и хаоса, а также грозил беспорядками. Трек «The Cause of Death» можно назвать квинтэссенцией альбома «Revolutionary Vol. 2».

 


8. Common — «The People» (2007)

В отличие от своих более импульсивных коллег, Common старался не просто зачитать рэп про политику, а направить свой политический подтекст в позитивное русло. Он все так же жаловался на систему, угнетение и так далее, но предлагал решение этой проблемы. Артист не призывал к революции, считая, что это приведет к еще большим бедам. Его посыл: все мы люди, потому должны учитывать интересы каждого. То же самое относится и к власти, для которой неважны мнения народа.

 


9. Young Jeezy – «My President» (feat. Nas) (2008)

Такой, на первый взгляд, аполитичный персонаж как Jeezy ассоциируется только с типичным южным рэпом, но уж точно с не с политикой. Однако, в 2008-ом году рэпер захотел поменять представление о себе, возложив большие надежды на Барака Обаму. Артист не скрывал своей радости, хоть и выглядело это малость наигранно. Сразу было понятно, что их волнует больше не будущее страны, а цвет кожи будущего (тогда) президента. Сюда же хорошо вписался Nas, тоже сильно радующийся новой главе в жизни США.

 


10. A Tribe Called Quest – «We The People….» (2016)

ATCQ обычно обходили рэп про политику, обращая внимание на более позитивные вещи. Но за 18 лет перерыва в совместном творчестве, Q-Tip стал серьезным активистом, что и отразилось на их последнем альбоме. Вышел же он спустя несколько дней после избрания Трампа в президенты США, а тематика выборов поднимается в альбоме не раз.

«We The People….» отлично отражает сегодняшнее настроение в стране и политическую взгляды участников ATCQ. Парни выступают против расовой дискриминации, разделению по сексуальной ориентации и признаются в страхе за будущее родной страны. Самое главное, песня направлена не только против действий Трампа. Tip и Phife не в восторге и от Хиллари Клинтон, которой они также не доверяют. В общем, это очередной рэп про политиков, но направленный в сторону мирных граждан.

Если вы считаете что мы пропустили что-то важное, оставляйте свои комментарии, мы с радостью прислушаемся к вашему мнению.

 

Почему рэп «сделал» уходящий год?

Колонки о рэпе и его значении в текущей системе координат в этом году стали писать люди, максимально далекие от хип-хопа. Это только подчеркивает, что в 2017-ом году в России рэп действительно стал массовой и всеобъемлющей историей, которой интересуются центральные каналы, непрофильные медиа и люди сильно старше тех, кто обычно интересуется рэпом. «Актуальные комментарии» постарались ответить на вопрос о том, почему хип-хоп так взлетел в 2017-ом.

Сначала было слово?

Многие исследователи, в первую очередь старшего поколения, любят вести прямую нить от исторического логоцентризма русской культуры к русскому рэпу нашего времени.

С одной стороны, такая точка зрения вроде бы имеет право на существование. Спроси у любого жителя страны о пяти артефактах русской культуры – он вряд ли сходу назовет Кандинского или Малевича, Тарковского или Эйзенштейна, Гергиева или Барышникова. В ход сразу пойдут Пушкин, Лермонтов и Достоевский. То, что слову в нашей культуре уделялось чуть больше внимания, чем визуальным видам искусства – бесспорный факт.

Кроме того, очень, на первый взгляд, привлекательно выглядит желание увидеть баттл-рэп наследием поэтических поединков поэтов-шестидесятников.  

С другой стороны, возникает встречный вопрос. Рэп в России как жанр существует двадцать с лишним лет. Как индустрия – 10-15. Почему разговоры о логоцентризме начались только сейчас?

Мировая тенденция

Предполагать, что ренессанс рэпа – это локальная история, будет абсолютно неправомерно. Если заглянуть в мировые музыкальные чарты, то можно заметить, что в них очень долго лидировала песня двух рэперов под названием Rockstar. Это объясняет многое.

Хип-хоп в последние годы расправил плечи, оброс мышцами и стал доминировать в мировых масштабах. Причем, в абсолютно разных ипостасях – будь то интеллектуальные изыскания Кендрика Ламара, сердечные боли Дрэйка или зацикленные примитивные строчки от молодых людей с разноцветными волосами. Все эти люди набирают миллионы просмотров, делают солдауты и уже сами выбирают, кого из поп-звезд позвать на «фиты». Очевидно, что поп-музыка в ее классическом изводе с мелодической точки зрения наскучила массам – поэтому даже в поп-сегменте сейчас самые важные решения принимают люди с более сложной «небелой» мелодической традицией.

Интернет и соцсети существенно сократили время доставки нездешних трендов в Россию, поэтому у нас быстро появились люди, которые адаптировали западные истории под местную почву, а то и вовсе заимствовали подчистую. Если говорить о поп-музыке, то в России она нуждалась в определенном апгрейде, и она его получила в 2017-ом году именно благодаря тому, что рэперы научились не только читать, но и сочинять хиты. Успех «Розового вина» Федука и Элджея тому пример. Еще три года назад первый декламировал околофутбольные кричалки, а тексты второго были обычным бытописанием человека, употребляющего запрещенные вещества, то сейчас они на пару написали хит года.

Рэп=рок?

Если зацепиться за слово Rockstar из той песни, рэперы, по сути дела, и заняли нишу стадионных рок-групп. Вместо мегаломании и пафоса – кичливость, декларация стиля и бравада по поводу и без. Вместо жужжащих гитар – трилловые «трещотки».

Больше не изменилось ничего. Энергетика концертов покорителя «Олимпийского» и баттл-триумфатора Оксимирона даст фору многим рок-группам. На выступлениях скандалиста Фейса атмосфера напоминает концерты злых людей с гитарами, татуировками и пирсингом из 2007-го года – очень молодые люди пускаются в слэм, как в последний раз в жизни. Обзывательские кричалки против всех и вся от «Антихайпа» концептуально не отличаются от панковского hate speech.

Там, где рок-музыка нащупала потолок собственных средств выражения, рэп показал, что можно все – в том числе и обращаться за звуковым содержанием к самому року.

Кроме того, рэп показал то, что он может быть абсолютно разным и для всех. Токсичный «подъездный ореол», преследовавший жанр до недавних пор, рассеялся – и рэп стал занятием для всех. Есть Оксимирон – такая подчеркнутая литературоцентричность, завернутая в колючие и хлесткие строчки и стадионный бит. Есть условный «Каспийский Груз» — для тех, чья картина мира о рэпе осталась нетронутой. Есть условный Фейс (сюда же и Thrill Pill) – молодецкая бравада, упрощенные до максимума кричалки о самом непристойном. Есть Pharaoh – о том, как действительно нелегко быть молодым. В конце концов, есть Баста, написавший в этом году «Сансару», которая звучит из магнитол очень дорогих машин. Каждый из артистов охватывает определенный сегмент – и, скажем, аудитория Басты и аудитория Фейса могут даже не иметь ни одной точки пересечения. Рэп в силу своего естественного развития стал многоликим – оттого и массовым.

Баттлы и политика

В отличие от хип-хопа как музыки, баттл-рэп действительно стал локальным феноменом – и этот факт все же позволяет легитимно провести ниточку между баттлами и историческим логоцентризмом русской культуры. Но при чем здесь все-таки политика?

Если взглянуть на баттлы с точки зрения публичного диалога двух сторон, то оказывается, что это едва ли не единственная площадка в общественной плоскости, где две стороны на равных ведут диалог без всякой цензуры. Общественные институты в полной мере не работают. Диалог власти и любой оппозиции – это все-таки история о двух разных весовых категориях, где интрига отсутствует по определению. Добавить сюда в целом аполитичную молодежь, которая все равно в силу исторического и культурного бэкграунда этого самого логоцентризма нуждается в каком-то публичном диалоге – и картина всплеска популярности баттл-рэпа готова. Та самая битва двух безусловных топов в явочном порядке заставила обратить на баттл-рэп внимание людей от Навального до Соловьева.

Очень вовремя случился и баттл Оксимирона с Дизастером. В контексте испорченных отношений России и США и исторически страстного боления «за наших» против «ненаших» (тем более, американцев) где бы то ни было – Евровидение, Олимпиада, – интерес к баттлу с нашей стороны был даже перегрет. Поэтому многие из тех, кто интересовались этим поединком, болели за Оксимирона как за «нашего» против «американца».

Впрочем, и сам поединок получился в духе геополитической дискуссии. Дизастер что-то говорит о Путине и бросается штампами. Оксимирон откровенно подыгрывает самым отъявленным патриотам и вступает в раунд бодровской нетленкой «Скажи, американец, в чем сила?». Именно поэтому новость о победе отечественного рэпера достигла федеральных масштабов.

Что будет дальше?

Еще год назад существовало расхожее мнение о том, что пиковая точка русского рэпа уже пройдена – мол, все главные альбомы (речь идет о работах ATL, Скриптонита и Оксимирона, появившихся в 2015-ом году) уже вышли, и ничто больше не сможет нарушить систему координат в жанре. Потом случился 2017-ый, когда жанр стал менять уже не себя, а происходящее вокруг.

Пока что все говорит о том, что эта экспансия рэпа – в медиа, шоу-бизнес, умы людей – продолжится. Причем, речь будет не столько о рэпе, сколько о самих рэперах, как фигурах, которые способны повлиять на музыкальный ландшафт. Скажем, случай «Розового вина» здесь особо показателен: полгода назад о Федуке мало кто знал за пределами профильной тусовки, а сейчас ему платят по полмиллиона, чтобы живьем услышать «Здесь так красиво, я перестаю дышать» на корпоративах.

Если 2015-ый и 2016-ый – это годы качественного изменения русского рэпа, а 2017-ый – год его массовой экспансии, то следующий год обещает стать годом монетизации. И еще большей экспансии – T-Fest и того же Федука с Элджеем уже можно увидеть на музыкальных каналах вперемежку с более привычными поп-артистами: в 2018-ом тенденция обязана продолжиться. Рэперы-«песенники» (уже неоднократно упомянутые авторы «Розового вина», Jah Khalib, T-Fest, ЛСП) научились писать поп-хиты – за доказательством далеко идти не надо, можно просто открыть чарты iTunes и VK, и вопросы отпадут сами собой. В 2018-ом шоу-бизнес уже будет обязан с ними считаться и перестать их игнорировать.  

Рэп давно потерял статус контркультуры, перестал быть субкультурой и сегодня является неотъемлемой частью мейнстрима. В следующем году рэпа и рэперов в мейнстриме неизбежно станет больше.  

Автор: Владимир Завьялов

Я хотел писать депутатские запросы на рэперские тексты, чтобы уничтожить рэп-движение в России — Daily Storm

— Мы про это еще спросим попозже. Вы должны были в федеральном списке пойти или где-то в одномандатном округе? 

— Да, в федеральном списке.

— В целом, после того как вас не выдвинули, вы планируете в дальнейшем сотрудничать с «Зеленой альтернативой»?

— Пока не знаю. Если ребята созреют до моих идей, потому что сотрудничество должно интересовать обе стороны. Вот им предлагал такой отличный лозунг: «Я не смерть Джона Сноу и его последующее воскрешение. Я не спойлер». Если ребята созреют до моих идей, будут поддерживать так, как я их идеи, то мы могли бы поработать. Но пока это кажется им чересчур радикальными методами. Посмотрим, что будет дальше, получится ли что-то у Дайнеко на этом поприще.

— Вы собираетесь как-то продолжать свою политическую карьеру? 

— Сначала я свой политический текст закончу. Я работаю над книгой «Политика антихайпа». Думаю, ее опубликую, и там всем сразу станет понятно относительно моих политических взглядов, и от этого уже можно будет плясать. 

— На данный момент что думаете в целом о политической ситуации в стране? 

— Я скажу так: политическая ситуация в стране ****** (отлично).

— Вы должны были быть кандидатом в Госдуму. Что думаете о Госдуме? Для вас это реальное место, где можно что-то изменить в политике? 

— Мне кажется, талантливый человек в любом органе, даже моментами неэффективном, найдет, как его для себя приспособить, если есть какие-то рычаги. Вот я хотел писать депутатские запросы на рэперские тексты, чтобы уничтожить рэп-движение в России, но мне этого не дали. Интересный инструмент, конечно, интересный. 

— Что думаете о нынешних политиках? Может, для вас кто-то является авторитетом на данный момент? 

— Наверное, нет. Ну а так Лимонов был прекрасен в свое время. На данный момент, я думаю, нет таких. Но Антона Красовского хотелось бы видеть где-нибудь в кресле мэра. 

— Мэра Петербурга? 

— Да. Мне кажется, гей-движение недостаточно представлено во властных структурах. Это был бы интересный прецедент. Потому что есть женщины, есть мужчины, а геев открытых почему-то нет. Или, может быть, я недостаточно осведомлен? 

— Мы, к сожалению, не знаем тоже. 

— Ну вроде бы нет. Поэтому хотелось бы, чтобы Антону Красовскому, например, дали какую-нибудь должность. Ну и свободу Хованскому. 

— На стриме, где вы объявили о своем выдвижении, вы сказали, что оппозиции нужен новый лидер. И вы сказали: «Почему бы не я?» Сейчас вы по-прежнему готовы им стать?

— Да, но чуть-чуть попозже. Мне кажется, нужна теоретическая работа серьезная. Сейчас я работаю над своей книгой «Политика антихайпа». Ну а пока хочется надеяться на Юлию Навальную. Я еще предлагал ребятам (из «Зеленой альтернативы». — Примеч. Daily Storm): если буду баллотироваться, сразу запишу рэп-клип «Я — Юлия Навальная». 

— А о чем он был бы? 

— Там был бы только рефрен: Я Юлия — Навальная, у! Я — Юлия Навальная, у! Просто обозначить себя, что оппозиция была обезглавлена. И как власть переходит к королеве после смерти короля, так и сейчас оппозиция должна принадлежать Юлии Навальной. 

— Кстати, по поводу этого. В феврале вас арестовывали на семь суток. Вы на акции в поддержку Алексея Навального выкрикивали непристойные лозунги…

— А какой лозунг вы считаете непристойным?

— Не я, а правоохранительные органы посчитали. В связи с этим вас и задержали, правильно?

— Я ни один свой лозунг, что там сказал, непристойным не считаю. Самый непристойный лозунг — ну, возможно, им с натяжкой можно посчитать «Даву в тюрьму, Бузову в Госдуму». Наверное, он отчасти может показаться кому-то непристойным. Но ничего непристойнее я на этом митинге не произносил. 

— А по поводу клитора…

— А что непристойного в клиторе, извините меня? Это анатомический термин. Вот если бы я кричал «пися» — это было бы непристойно? 

— Возможно, кто-то посчитал бы, что да.

— Ну я это непристойным не считаю. 

— Было ли это как-то связано с предстоящей предвыборной кампанией, может быть, в рамках «Зеленой альтернативы»? Или на тот момент никаких разговоров об этом не было? 

— Нет, ни с чем это связано не было. Только с моим игривым настроением. 

— А как сейчас относитесь к Навальному? 

— С сочувствием. Человек все-таки в тюрьме сидит.

— А что думаете по ситуации с Хованским? «Зеленую альтернативу» эта ситуация не отвратила от сотрудничества с вами. А для вас эта ситуация что-то изменила? Может быть, вы стали осторожнее в выступлениях или с потенциальной политической карьерой? 

— Я не знаю на самом деле, насколько политическая карьера Юры повлияла на то, что произошло. Но мне это разбивает сердце, потому что мы все видели ужасные действия сотрудников полиции. Почему на этот счет не проходит никакой проверки? Была сфотографирована квартира человека. Полиция, видимо, судя по всему, продала эти фотографии или слила как-то в Сеть. Почему это уже кажется нормой, почему нет проверки на этот счет? Явно человеку нужна помощь, а его еще и в тюрьму заключают. Это мне тоже кажется людоедством неким. 

— Может быть, сейчас вы как-то помогаете Хованскому?

— А как я могу ему помочь? Я, к сожалению, таких рычагов воздействия не имею. Планирую только письмо сесть ему написать.

— А что напишете, если не секрет? 

— Не знаю, думаю придумать каких-нибудь шуток, которые могут его развеселить, потому что он в своем письме просил не писать ему вещей вроде «у меня разрывается сердце», а просто как-то повеселить его, поскольку атмосфера и так мрачная. Вот у меня есть сборник анекдотов. Может, анекдотов ему пришлю каких-нибудь. 

— Насколько я знаю, он любит анекдоты.

— Да, вот у него в TikTok было много анекдотов классных.

— Скажите, а от других партий поступали какие-нибудь предложения о сотрудничестве? 

— В этот период — нет. Раньше — да, и с ЛДПР, и с КПРФ как-то общался, но к взаимопониманию какому-то не пришли тоже. 

— И сейчас от них никаких вестей нет? 

— Нет-нет, сейчас я тайм-аут себе взял, мне нужно немного поработать. 

— Это с вашей стороны тайм-аут. А с их стороны предложения поступают? 

— Ну да, люди всегда заинтересованы в гениях. 

— Даже ЛДПР, где Хованский был помощником депутата? 

— Не, сейчас не общаюсь с ними, но вот раньше общался. Сейчас я ни с кем не общаюсь. 

— Вы раньше упоминали зеленых анархистов. Может быть, какие-то организации или каких-то представителей знаете, как-то взаимодействуйте с ними?

— Нет, сейчас ни с кем не взаимодействую.

— А раньше?

— И раньше ни с какими институциями такими нет.

— По поводу Замая — если бы вы баллотировались и стали депутатом, вы бы взяли его помощником себе?

— Да. И более того, у нас была договоренность, что если я стану депутатом, он может стать моим помощником на том условии, что прекратит есть мясо. Посмотрим, что Замай в 2024-м отчебучит, у него большие планы на 2024 год. 

— По поводу пари с Замаем: если вы попадете в Госдуму, то он не будет три месяца есть мясо. Это пари еще в силе?

— Да, конечно.

— Клип «Замай 2024» — это реальная агиткампания к выборам президента? То есть он хочет стать кандидатом в президенты? 

— Да, он надеется за три года состряпать себе политическую карьеру и в 2024-м выдвинуться. Посмотрим, как у него это получится. Мне к 2030-му хотелось бы стать мэром Хабаровска. 

— Хабаровск — потому что ваш родной город?

— Да. Но ни в коем случае не губернатором. Они плохо кончают. 

— По поводу этого… Ваша позиция по ситуации с Сергеем Фургалом? 

— Я не знаю. Я, наверное, не возьмусь сейчас высказывать какую-то позицию. Я уже высказывался в интервью «Дождю» на этот счет. Сейчас мне неинтересно высказываться на эту тему. 

— Став депутатом, кого из медийных личностей, помимо Андрея Замая, вы бы взяли себе в помощники? Может быть, Юрия Дудя секретарем или Филиппа Киркорова? 

— Я думаю, мы бы собрали нормальных левых ребят: это были бы Стас Ай, как просто, Женя Bad Comedian, Константин Семин. Я с ними никаких переговоров не вел, просто называю их имена, они даже не в курсе. Но если б я стал депутатом, то обязательно пообщался с этими людьми. Мне кажется, это люди, у которых есть совесть, которые заинтересованы в процветании нашей страны. 

— То есть они должны быть левых взглядов обязательно? 

— Ну не обязательно, но эти люди, мне кажется, таких кристально чистых помыслов.

— Если бы вы, опять же, были депутатом, стали бы вы сотрудничать с администрацией президента в какой-либо форме?

— Конечно. Депутат — это же все-таки работник определенной институции. Естественно, он сотрудничает с аппаратом президента, иначе быть не может. 

— На ваш взгляд, если бы Оксимирон выдвигался в кандидаты, то от какой партии? 

— Хороший вопрос! Давайте я посмотрю, какие партии существуют зарегистрированные. Мы сейчас какую-нибудь подберем. Я думаю, Партия добрых дел, защиты детей, свободы, природы, пенсионеров, против насилия над животными. Отличная партия для него. 

— А почему? 

— Мне кажется, это описывает полностью его кредо в жизни. Ну либо Народно-патриотическая партия России — Власть Народу. 

— Но ни в коем случае не «Зеленая альтернатива»?

— Ну нет! Знаете, хозяйка на кухне должна быть все-таки одна.

— Последний вопрос: что бы вы сказали критикам и хейтерам, которые называют вас спойлером? 

— Я уже говорил, у меня был такой политический лозунг, но можно переиначить. «Я не Ниа, который подменил Ягами Лайту страницы в тетради смерти, я не спойлер».

программа онлайн-марафона «Ты в Москве» / Новости города / Сайт Москвы

До 23 декабря в Москве проходит онлайн-марафон «Ты в Москве» от молодежных проектов Правительства Москвы и некоммерческих организаций. К трансляциям может подключиться любой желающий, они идут на протяжении всего дня с 08:00 до 22:00, в том числе и в выходные дни.

Так, 18 декабря в 08:00 утра участников ждет практический мастер-класс «Инструменты для работы с аудиторией». Ведущий, профессиональный психолог, расскажет, как заинтересовать зрителя, и научит удерживать внимание во время выступления. В 09:00 состоится мастер-класс «Видеомонтаж — теория монтажа и практика основных инструментов».

В 11:30 начнется лекция «Самооценка. Новый взгляд на себя и свои возможности». Слушатели узнают, как преодолеть неуверенность в себе, правильно оценивать свои силы и не зависеть от мнения окружающих. В 14:00 пройдет воркшоп «Организация ивентов: как не завалить мероприятие». Ведущие расскажут, как провести успешное мероприятие и на что следует обратить внимание при его подготовке.

Блицинтервью «Импровизация и юмор» от проекта «Московский диалог» стартует в 14:30, а в 15:00 можно будет послушать лекцию «Качества лидера в период перемен». В 15:30 запланирован мастер-класс «Развитие своего YouTube-канала».

Те, кто увлекается танцами, смогут принять участие в занятии, которое состоится в 20:30. Зрителям покажут хореографические приемы и движения, относящиеся к современным танцевальным стилям — паппингу, крампу и хип-хопу. Также можно будет узнать об исторических фактах и событиях, связанных со становлением этих стилей. Завершит день мастер-класс «Как из баттл-МС вырасти в перспективного радиоведущего?». Он начнется в 21:30.

В выходные для участников марафона тоже подготовили насыщенную программу. В субботу, 19 декабря, в 10:00 Студенческая лига Stand-Up проведет «Камеди-триатлон». На каждом этапе игры нужно будет придумать шутку по заданной ведущим теме. А любители викторин могут посостязаться в знании правил безопасности в ходе онлайн-игры «безОПАСНАЯ битва» от Всероссийского студенческого корпуса спасателей.

В 13:00 пройдет презентация программ стажировок Правительства Москвы. В 14:30 участники марафона могут послушать лекцию о построении личного бренда в онлайне, а в 19:00 — о применении медиа и цифровых технологий в урбанистике.

В 19:00 в прямом эфире проекта «Московский диалог» прозвучит диджейский сет от известных музыкантов. В 19:15 и 20:15 начнутся два танцевальных мастер-класса — по хип-хопу и крампу.

В воскресенье, 20 декабря, в 08:00 состоится мастер-класс, посвященный стендап-импровизации. А в 10:00 прочитают лекцию о том, как мотивировать себя на спорт, учебу и саморазвитие. Во время кулинарного мастер-класса в 13:00 ребята приготовят себе обед вместе с ведущим. После этого в 14:00 можно будет принять участие в психологическом тренинге «Эмоциональное выгорание — как помочь себе».

Тем, кто увлекается космосом, в 14:30 расскажут, как проходит запуск космического корабля. На связь выйдет участник аварийно-спасательной группы при запуске ракеты-носителя «Протон».

В 16:00 пройдет мастер-класс по вокалу, а в 19:15 — занятие, посвященное импровизации в современной хореографии. В 20:00 начнется юмористическое шоу «Комики против проблем», а завершится день мастер-классом по рэп-фристайлу «Как стать востребованным ведущим».

Кроме этого, в рамках онлайн-марафона ежедневно проходят онлайн-квизы со звездными ведущими, эфиры «Магия утра» и кулинарные мастер-классы. А Российские студенческие отряды проводят трансляции со своими региональными представителями.

С подробной программой на все дни можно ознакомиться здесь.

В Латвии начинается акция «Русский рэп — за русские школы»

В Латвии запущен проект «Русский рэп — за русские школы». Смысл данной инициативы корреспонденту EADaily разъяснил политический активист Владимир Линдерман, увязав ее с объявленной властями ликвидацией средних школ нацменьшинств в трехлетний срок.

«Враги злорадствуют: русская молодежь не участвует в акциях по защите образования на русском языке. Значит, все в порядке, молодые русские хотят учиться на латышском. Нет, не хотят. Не верю, что хотят, это было бы противоестественно. А на митинги и шествия не ходят, потому что ощущают их старомодность, старческую унылость. Нет энергии, нет движухи. Ну, или есть, но мало. Не в обиду организаторам, но нужно смотреть правде в глаза. Как это преодолеть? Только соединив естественный молодежный бунт против „мира взрослых“, молодежную субкультуру с актуальной политической повесткой. По-другому никак. Вот моя идея: конкурс „Русский рэп — за русские школы“. Нравится это или нет, рэп сегодня является тем языком, на котором молодежь выражает свое отношение к миру», — отмечает Линдерман.

По его словам, проникновение рэпа в школы не остановят ни полиция, ни правительство, ни «лояльные» директора школ. «Желающие принять участие в конкурсе могут присылать свои композиции на почту: [email protected] com Все достойное будем раскручивать в интернете, на разных платформах. Поможем сделать видеоролик, если нет своих возможностей. Победителей ждут награды: поездка в Россию, поездка в Брюссель, денежный приз тоже будет. Если все пойдет, как задумано, по итогам организуем концерт. Проект поддерживают депутат Европарламента Андрей Мамыкин, известный политик и общественник Руслан Панкратов, обещает поддержку Штаб русских школ. Собственно, конкурс уже стартовал. Первым откликнулся известный рэпер Рэй Рижский. Вот его новая работа — „Я не хочу“. Рецензии — не мое ремесло, просто процитирую своего тезку Владимира Ильича: „Не знаю, как насчет поэзии, а насчет политики ручаюсь, что это совершенно правильно“».

Нижегородские родители выступили против концертов некоторых рэп и рок-исполнителей

27 сентября 2018 года, 18:20

Нижегородская родительская общественность выступила против проведения в Нижнем Новгороде концертов ряда исполнителей, текст петиции есть в сети.

У них возникли претензии к возрастным ограничениям на мероприятия и к тестам песен нескольких рэп и рок-исполнителей: «ХЛЕБ», GONE. FLUDD, Within Temptation, Jah Khalib, «Ганвест», HammAli & Navai, The Hatters, ANIMAL ДЖАZ, «Монеточка», Feduk, Little Big, «Элджей», Anacondaz, Face, «Пошлая Молли», «Хаски», ATL.

Кроме того, родители просят запретить Rock & Beer Festival.

Авторы петиции отмечают, что концерты этих артистов недоспутимы с точки зрения морали и нравственности. Они нарушают законы России, а также являются «подрывающими информационную безопасность детей, наносящими вред их здоровью, физическому, психическому, духовному, нравственному развитию».

«Песни этих коллективов содержат пропаганду алкоголя, наркомании, рискованного, опасного и суицидального поведения, каннибализма, садизма, разврата, растормаживают сферу половых влечений, в том числе описывая сцены различных половых извращений, изобилуют ненормативной лексикой, глумятся над смертью, выражают ненависть к семейным и государственным устоям», — отмечается в петиции.

Документ представители общественности намерены отправить в Роспотребнадзор, ФАС, аппарат Уполномоченного по правам ребенка в регионе, а также в три министерства: социальной политики, образования, культуры.

В Роспотребнадзоре и в УФАС отметили, что подобные вопросы не относятся к их компетенции.

В аппарате Уполномоченного по правам ребенка в Нижегородской области подтвердили получение петиции.

«Со своей стороны считаем, что недопустимо использование музыкальными группами на публичных концертах в текстах своих песен ненормативной лексики. И очевидно, что знаки информационной продукции на афишах и иных объявлениях о проведении зрелищного мероприятия, а также на входных билетах, приглашениях и иных документах, предоставляющих право его посещения, должны соответствовать обязательному совершеннолетию посетителей, то есть 18+.

Одновременно хотелось бы обратить внимание всей заинтересованной родительской общественности, что именно родители и законные представители подростков, в первую очередь, должны обращать внимание, — где, когда, с кем проводят свой досуг их любимые дети, со всеми вытекающими отсюда выводами об ответственности за исполнение своих родительских обязанностей», — отметили в аппарате Уполномоченного по правам ребенка в Нижегородской области.

Кроме того, в аппарате добавили, что намерены обратиться в прокуратуру Нижегородской области.

Автор: Евгения Фондеркина

Борьба с властью: политика хип-хопа

С самого начала своего существования хип-хоп был по своей сути политическим — это мощное средство для передачи сообщений, которые общество должно услышать. Через устное слово его ведущие часто передавали политику хип-хопа даже более прямо, чем их рок- и фолк-предшественники.

Будь то KRS-One от Boogie Down Productions, рассказывающий о пути коровы от бойни до вашей обеденной тарелки, или Doug E Fresh (а позже и Common ), говорящий о чувствительной теме репродуктивных прав, хип- хоп всегда был тем жанром, в котором нет запретных тем.

Пропитан политическими посланиями

Начиная с самых ранних релизов , хип-хоп был пронизан политическими посланиями. На альбоме Harlem World Crew 1980 года «Rappers Convention» текст читается как новостной сюжет, вырванный из заголовков, сообщающий людям в рифмах: «Но мы, американцы, устали от этого политического гонг-шоу / Итак, мы Мы посылаем наше сообщение Ирану: отпустите наших людей / Теперь нас много помыкали, но мы не боимся войны / И Иран, ваша маленькая игра в кошки-мышки действительно стала скучной.

Хип-хоп как жанр можно проследить до воинствующих устных групп, таких как The Last Poets и The Watts Prophets; точно так же, как они отражали реалии своего окружения, современный хип-хоп будет доставлять свои собственные послания с передовой, становясь, как выразился фронтмен Public Enemy Chuck D , «CNN для черной Америки». В течение большей части десятилетия большая часть политики хип-хопа вращалась вокруг и реагировала на политику тогдашнего президента Рональда Рейгана, который находился у власти с 1981 по 1989 год.

Си-Эн-Эн Черной Америки

Самые первые хип-хоп записи привлекли внимание городской Америки и значительной части мейнстрима, и в январе 1983 года Роберт Хилберн написал в Los Angeles Times «Послание Grandmaster Flash & The Furious Five». был самым примечательным синглом 1982 года. Революционная семиминутная пластинка, которая представляет собой блестяще компактную хронику напряжения и отчаяния жизни в гетто, разрывающую невинность американской мечты.”

В то время как культовый заключительный куплет трека изначально появился в альбоме группы «Super Rappin’» 1979 года, ведущий вокалист Grandmaster Flash & The Furious Five, Grandmaster Melle Mel, исполнил его в «The Message». Навсегда названный отцом современного социально сознательного хип-хопа, Мелле Мел написал несколько песен, которые вдохновили поколения МС на написание рифм, выходящих далеко за рамки хвастовства и материалистического хвастовства, укоренившихся в этом жанре.

От «Message II (Survival)» до культовых «White Lines», «Beat Street Breakdown», «New York, New York» и «World War III» Мелле Мел высоко подняла лирическую планку, и многие ведущие стремиться подражать его эффективности.

Установка высокой лирической планки

Куртис Блоу был первым сольным исполнителем хип-хопа, подписавшим контракт с крупным звукозаписывающим лейблом (Mercury), и его первым синглом на самом деле была рождественская песня , «Christmas Rappin’» 1979 года, мало намекающая на песни, которые он вскоре выпустит. .

Поскольку в 80-х годах наблюдался постоянно увеличивающийся экономический разрыв в сочетании со снижением заработной платы и сокращением социальных программ, которые непропорционально повлияли на центральные районы Америки, даже рэперы, которых воспринимали как легкомысленных партийных МС, говорили о социально-политических проблемах.На своем четвертом мини-альбоме Party Time? , Блоу умудряется вплести международные отношения в тусовку, как он это делает в «Nervous».

Блоу был знаком с политическими комментариями, о чем свидетельствует его одноименный альбом 1980 года Kurtis Blow , который содержит сочиненную Уильямом Варингом жемчужину «Hard Times», которая станет первой обложкой хип-хопа, когда четыре годы спустя его исполнила Run-DMC.

Политические комментарии не чужды

Трио из Квинса, штат Нью-Йорк, стало первой коммерчески успешной хип-хоп группой, которая сделала запись, аналогичную композиции Джеймса Брауна «Say It Loud — I’m Black and I’m Proud». «Proud To Be Black» появилась на их получившем признание критиков альбоме 1986 года Raising Hell .

Прямо за углом от Raising Hell стояли самопровозглашенные пророки ярости, Public Enemy. Но ряд факторов отличает PE от их предшественников, не в последнюю очередь их смесь догмы Nation Of Islamic, сэмплов Джеймса Брауна, визуальных эффектов Black Panther и духа раннего Grandmaster Melle Mel.

Самопровозглашенные пророки ярости

Все о группе стало предметом разговоров и споров, которые продолжаются и сегодня.Даже их культовые обложки альбомов до сих пор анализируются, а их значение обсуждается. Яростно ли они выступали против корпораций, которые эксплуатировали чернокожие сообщества в «Shut ‘Em Down», или создавали гимн для улиц в «Fight The Power», Public Enemy были и раньше своего времени, и как раз вовремя.

Точно так же, как успех Grandmaster Flash и The Furious Five открыл двери для Public Enemy, Public Enemy, в свою очередь, открыл двери для таких песен, как гимн Stetsasonic против апартеида «AFRICA», классическая песня Chill Rob G «Court Is Now In Session». » и политический рэп Intelligent Hoodlum (aka Tragedy Khadafi) «Arrest The President.”

Остановить движение насилия

Это движение достигло кульминации в конце десятилетия, когда KRS-One собрал лучших MC того времени с Восточного побережья, чтобы записать совместный трек «Self Destruction» в поддержку движения Stop The Violence, в котором приняли участие все, от Public Enemy до Doug E Fresh, Heavy D, MC Lyte и другие участники Boogie Down Productions.

Подобно тому, как хип-хоп в 80-х нацелился на борьбу с наркотиками и ее социальные последствия, в 90-е этот жанр стал мейнстримом и преодолел новый набор препятствий, которые преследовали Америку и не только.Такие группы, как Black Star, Arrested Development , The Roots, и Dead Prez, продолжили там, где коллектив Native Tongues (Jungle Brothers, De La Soul, A Tribe Called Quest, Black Sheep остановился, обращаясь к насилию, расизму) , и афроцентризм через замысловатую игру слов После своего знакового выпуска 1998 года Mos Def & Talib Kweli Are Black Star , Yasiin Bey (ранее Mos Def) и Kweli продолжили свое наследие в качестве грозных политических мастеров слова.

Несмотря на то, что гангста-рэп казался антитезой социально-сознательному хип-хопу, этот стиль принес свой собственный социально-политический комментарий, от предков NWA сплачивающего клича «F__k The Police» в 1988 году до Искупительный гимн 2Pac «Changes» (1998) и скандальная песня Ice Cube «I Wanna Kill Sam» из его второго курса 1991 года, Свидетельство о смерти . Точно так же, как цензурная кампания Типпера Гора стремилась регулировать рок в 80-х, хип-хоп стал целью Капитолийского холма в 90-х (начиная с слушаний в Конгрессе 1994 года по лирическому содержанию гангста-рэпа) и снова в 00-х.

Новая школа художников

В то время как большая часть политики хип-хопа возникла из-за противостояния Восточного и Западного побережья , в 2000-е годы Средний Запад (особенно Чикаго и Детройт) породил свою собственную новую школу хип-хоп исполнителей с политическим уклоном. Одним из самых прогрессивных артистов, вышедших из этой сцены, был Common. С первых дней своего пребывания на андеграундной хип-хоп сцене 90-х и до своего участия в коллективе Soulquarians в стиле нео-соул и альт-хип-хоп, а также своего коммерческого прорыва, Like Water For Chocolate 2000-х годов, Common всегда стремился продвигать хип-хоп вперед.Его трек «Песня для Ассаты» о суде, тюремном заключении и политическом убежище Ассаты Шакур (члена партии «Черная пантера» и крестной матери Тупака Шакура) до сих пор ставит его в тупик.

Еще один сейсмический сдвиг

Всего через четыре года после его выпуска хип-хоп пережил еще один сейсмический сдвиг с появлением Kanye West . В том же году, когда он выпустил свой основополагающий дебютный альбом The College Dropout , в 2004 году Уэст объединился с Common и John Legend, чтобы сформировать команду GOOD Music и звукозаписывающий лейбл.Как спустя годы Common описал это, Уэст сыграл важную роль в разрушении стен между коммерческим и социально сознательным хип-хопом: «Канье как бы привнес нечто вроде того, что вы можете читать рэп о получении денег и «Jesus Walks», – сказал он Fader в 2016 году. Канье начал объединять эти разные миры».

Канье откроет новую эру хип-хопа , которая балансирует между коммерческим и сознательным хип-хопом, борясь с расизмом в рассказе об аресте своего деда за то, что он сидел за отдельной обеденной стойкой («Never Let Me Down») , и превзошел по продажам самодовольный гангста-рэп середины нулевых.Тем временем OutKast взорвал чарты с «BOB» («Бомбы над Багдадом»), Eminem звал «White America» в 2002 году. получивший признание критиков дебют, Lupe Fiasco’s Food & Liquor , в 2006 году.

Вхождение в политическую сферу

Occupy Wall Street, Black Lives Matter и March For Our Lives… 2010-е принесли с собой ряд политических движений, которые быстро вошли в хип-хоп. Благодаря большему количеству платформ для распространения сообщений через социальные сети и развитию потокового вещания артисты могут распространять свое евангелие через микрофон или транслировать его напрямую своим поклонникам. Политическая активность больше не ограничивается лирикой, так как все больше артистов, таких как Chance The Rapper и Kanye West, начали выходить в политическую сферу.

Величайшее заявление десятилетия, однако, исходит от Кендрика Ламара , чей новаторский альбом 2015 года To Pimp A Butterfly каким-то образом воплотил в себе всю историю афроамериканского опыта, а также сумел не только поговорить с момент, но и гарантировать, что его дальновидный блеск останется актуальным для будущих поколений.Одним махом «Alright» стала де-факто гимном движения Black Lives Matter, а продолжение «To Pimp…», DAMN ., принесло Ламару Пулитцеровскую премию за песни, которые предлагают «воздействующие виньетки». запечатлеть сложность современной афроамериканской жизни».

Вместе с Ламаром новый класс художников продолжает продвигать политическую оболочку, среди них Вик Менса, Noname и Чайлдиш Гамбино. И по мере того, как каждое поколение порождает новые партии политических мыслителей, хип-хоп будет продолжать оставаться инструментом, который артисты могут оттачивать, совершенствовать и использовать.

Как Ламар говорит в своем «интервью» с Тупаком о To Pimp A Butterfly : «На мой взгляд, единственная надежда, что у нас вроде бы осталась музыка и вибрации».

Ищете больше? Откройте для себя 20 песен, возвращающих сознательный хип-хоп.

Политизация афроамериканского нарратива

Йони Штернберг

 

Термины «музыка» и «политика» представляют собой огромный ландшафт, допускающий множественное понимание и точки зрения. Некоторые утверждают, что «все политично» или «вся музыка политична». Отказ от «всеохватывающего» подхода дает возможность определить политическое таким образом, который имеет особое значение и решает конкретные вопросы. Чтобы не быть слишком широким или слишком узким, я хотел бы принять элемент определения Джона Стрита из его книги Музыка и политика — «дифференцирующий, но включающий» — который отказывается от слишком узкого традиционного определения политики как ограниченной деятельностью. партий и правительств.«Было бы странным определение политики, исключающее деятельность социальных движений, например, организованных вокруг сексуальности, пола или этнической принадлежности»[1]. Контекстом для политики в хип-хопе является опыт афроамериканцев в Соединенных Штатах. Хип-хоп возникает, документируется и комментируется, и набрасывается на основные аспекты афроамериканского опыта.

Сосредоточив внимание на «музыке» для этого проекта, я сосредоточусь на студийной записи музыки нескольких исполнителей, выпущенной в течение или после 1980-х годов, исследуя хип-хоп как особый жанр музыки. Однако, обсуждая «музыку» в целом, я снова буду опираться на понимание Стритом связи между музыкой и политикой:

… то, как музыка воздействует на нас и как мы воздействуем на музыку, тесно связано с тем, как мы думаем и действуем в политике. Это утверждение касается не только отдельных лиц, но и коллективов и институтов, которые они образуют. Это относится к правительствам, партиям и общественным движениям, а также к власти, которой они обладают или стремятся завладеть. Это заявление… о музыке политики и политике музыки.[2]

~

Чтобы понять хип-хоп, необходимо изучить его происхождение и эволюцию. Хип-хоп зародился как культурное движение, когда ди-джеи начали экспериментировать со скретчингом, брейк-дансом и рэпом. В музыкальном плане хип-хоп возник из различных стилей музыки и разных жанров, таких как джаз, r&b, рэп, соул, фанк, рок и многие другие. Сегодня ландшафт хип-хопа — как в музыке, так и в политических заявлениях — изменился до такой степени, что оригинальные исполнители хип-хопа могут даже не считать «новый хип-хоп» той же категорией, что и музыка, которую они исполняют. создано то, что изначально определило жанр.Тем не менее, когда я обсуждаю жанр «хип-хоп» и повествование, заложенное в «хип-хопе», я имею в виду все стили хип-хопа — как современные, так и оригинальный хип-хоп — чтобы идентифицировать в широком смысле штрихи, ключевые темы, узнаваемые во всей полноте данного музыкального жанра.

Начиная с конца 1980-х ключевые темы хип-хопа появляются и становятся определяющими элементами жанра у разных исполнителей в разные эпохи. Основным повествованием о хип-хопе является документирование афроамериканского опыта, включая дискриминацию, несправедливость, угнетение и насилие, с которыми афроамериканцы сталкиваются в своей повседневной жизни.В то время как политический нарратив хип-хопа основан на документировании угнетения, он выходит за рамки простой документации к темам сопротивления угнетению и насилию — насилию, обрушившемуся на афроамериканцев, а также насилию внутри афроамериканского сообщества. В этой статье мы проследим эволюцию этого нарратива с конца 1980-х годов до наших дней, отмечая его начало как документирование местных реалий жизни афроамериканцев по соседству, национальное смущение, которое было неудачной реакцией на ураган Катрина, и обратно, опять же, к реалии соседства, которые до сих пор определяют жизнь афроамериканцев. Прослеживая повествование, я буду использовать музыку известных исполнителей и песни, которые иллюстрируют жанр и служат маркерами во времени, чтобы проиллюстрировать эволюцию повествования, которая была жизненно важна для роста хип-хопа.

Артисты, о которых я буду говорить, широко известны, то есть тем, кто часто слушает хип-хоп, а некоторые из них также являются известными деятелями культуры. Такие группы, как Public Enemy и N.W.A. (Niggaz With Attitudes) будут обсуждаться, а также художники, которые охватывают десятилетия; Мос Деф и Кендрик Ламар.В заключение я рассмотрю траекторию более ранних артистов как основу для текущих политических сообщений жанра, в частности, посредством более подробного обсуждения недавнего альбома Кендрика Ламара To Pimp a Butterfly .

Эта презентация продемонстрирует, что темы неравенства, порабощения и насилия, составляющие основу хип-хоп-идеи, остаются актуальными даже сегодня — отражение истории постоянной несправедливости, которая остается системной в Соединенных Штатах. Однако это также продемонстрирует, что хип-хоп развивался с течением времени; его послание — это не только повествование о притеснении, с которым сталкиваются афроамериканцы, но и отражение, подчеркивающее важность лидерства в афроамериканском сообществе, чтобы взять на себя ответственность за признание внутренних тенденций, которые необходимо решать в этом сообществе. Этот самоанализ, представленный в музыке Кендрика Ламара, означает созревание жанра наряду с документированием, отчаянием и сопротивлением трагическим реалиям, которые продолжают преследовать афроамериканцев в Соединенных Штатах.

~

В следующем разделе я расскажу о двух хип-хоп группах, которые воплотили в себе афроамериканский опыт и продвигали хип-хоп как политическую платформу сопротивления и социальных изменений в конце 1980-х и 1990-х — N.W.A. и враг общества.

~

Если вы предпочитаете пропустить, вот ссылки на разные разделы: Истоки в «Капюшоне»; Расширение сообщения и Кендрик Ламар и будущее хип-хопа.

~

[1] Улица, Музыка и Политика , 7.

[2] Там же, 8.

[3] Poku, «Хип-хоп, технологии и инновации».

(полный список литературы см. в библиографии)

Жизнь и хип-хоп: изучение сложных отношений между музыкой и политикой

Воздействие музыки выходит далеко за рамки кнопок воспроизведения и паузы. Сформировавшись в 1970-х годах как андеграундное движение, хип-хоп расширился до различных форм искусства и музыкальных поджанров, причем рэп, в частности, является одним из самых популярных музыкальных стилей среди современной молодежи.В статье «Жизнь и хип-хоп» обозреватели Натали Браун и Э. Дж. Паналиган исследуют и анализируют, как хип-хоп пересекается с повседневными аспектами жизни и влияет на них.

(Эмили Дембински/художник иллюстраций)

«Я за то, чтобы президенты представляли меня/ Я за то, чтобы меня представляли мертвые гребаные президенты».

Квинс, Нью-Йорк, рэпер Nas изначально представляет веру в систему демократии в этой строке из ремикса Q-Tip 1994 года на его культовую песню «The World Is Yours». Но вторая половина лирики показывает, что его вовсе не интересуют выборные должностные лица, представляющие его интересы, а скорее лица мертвых президентов на долларовых купюрах, которые означают его личное богатство.

Легко понять, почему у чернокожих хип-хоп исполнителей обычно неблагоприятные взгляды на американских политиков. Непоправимый ущерб от рабства сохраняется и сегодня — даже после десятилетий протестов, движений и маршей за то, чтобы страна предоставила чернокожим основные гражданские права и права человека. Те, кто избран и приведен к присяге, чтобы представлять граждан Соединенных Штатов, не всегда имеют большой послужной список того, что сердцем заботятся о наилучших интересах черной Америки.

И причина, по которой отношение хип-хопа к политике было в значительной степени спорным и пессимистичным, заключается в том, что этот жанр постоянно отражал опыт чернокожих в Америке.В политическом дискурсе и исследованиях политика обычно делится на «большую П» и «маленькую П» — общественную и личную, которые сыграли особенно заметную роль в концепции хип-хопа в конце 1970-х годов в Южном Бронксе, Нью-Йорк. Шана Редмонд, профессор музыковедения и мировых джазовых исследований.

[См.: Жизнь и хип-хоп: Наследие Nipsey Hussle по сопротивлению джентрификации в местах рождения музыки ]

Понятие личной политики сильно влияет на идею собственности, которая, по ее словам, восходит к временам рабства, когда тела чернокожих находились в собственности американских рабовладельцев.По словам Редмонда, освобождение чернокожих означало, что они смогли вернуть себе и вернуть себе право собственности, что повлияло на это через линию кражи , которая присутствует в концепции хип-хопа.

«Хип-хоп развился в результате этих инвестиций в изъятие ресурсов, которые были отобраны у (черных сообществ), , поэтому они крадут электроэнергию для своих проигрывателей или заимствуют брейкбиты из существующей музыки, чтобы начать вечеринку», — сказал Редмонд.«Хип-хоп становится выходом из ниоткуда, и (черные артисты) способны фактически создать мир из своих самых скудных ресурсов и возможностей».

В то время как эти проявления личной политики в хип-хопе малозаметны по своей сути, примеры публичной политики гораздо более очевидны. Редмонд сказал, что отношение хип-хопа к полиции и тюремному заключению было очень публичным, начиная с конца 1980-х годов, во время правления администрации Рейгана и войны с наркотиками, которая криминализировала наркоманию и нацелена на чернокожие и коричневые сообщества.Она привела примеры песен, которые напрямую касались проблем чернокожих того времени, таких как песня N.W.A. 1988 года «Fuck Tha Police», в которой прямо провозглашалась несостоятельность полиции как института в Америке.

[См.: Жизнь и хип-хоп: изучение происхождения связи между наркотиками и музыкой ]

Концепция контроля в хип-хопе также напрямую повлияла на музыку через форму цензуры, сказала Табиа Шавел, помощник директора Ralph J.Центр афроамериканских исследований Банча. Такие комитеты, как Parents Music Resource Center, основанный в 1984 году и возглавляемый Типпер Гор, женой бывшего вице-президента Эла Гора, стремились осудить хип-хоп музыку из-за ее лирических тем и содержания , помечая альбомы лейблами Parental Advisory. — сказал Шавель.

«В этот процесс вмешиваются политики, потому что они согласны с криминализацией хип-хопа», — сказал Шавель.«Они чувствовали, что это приукрашивает девиантное поведение, и поэтому это нужно было прекратить, (хотя) мы знаем, что такие тексты можно найти в самых разных жанрах».

РЦМР доказал это со своим списком «Filthy Fifteen» — сборником популярных песен 1985 года, в которых затрагивались темы секса, наркотиков, насилия и откровенных выражений, которые они представили в качестве примеров на слушаниях в Сенате. Из всех песен в списке ни одна из них не является хип-хопом, что позволяет предположить, что РЦМР просто сгруппировал жанр с примерами откровенно популярных рок- и поп-песен того времени.

Шавель сказал, что хип-хоп смог выйти за рамки общественного и политического контроля благодаря своей радикальной природе, а также способности трансформироваться в разные звуки и поджанры за пределами своих импровизированных нью-йоркских корней. По ее словам, его влияние как одного из самых популярных жанров в мире сделало его инструментом расширения глобального охвата продолжающихся протестов против расовой несправедливости из-за его понимания проблем, характерных для чернокожих.

«(Хип-хоп) порождает перспективу единства среди людей, которым часто говорят, что они не должны любить друг друга», — сказал Шавель.«Но если мы сострадательны и все мы понимаем, почему эта система постоянно работает над деградацией или дегуманизацией определенной части нашего общества, тогда у нас больше шансов стать единым фронтом и работать над демонтажем этой системы. ”

Нас оправдал в «Мир принадлежит тебе», чтобы не доверять правительству или системам, которые десятилетиями подводили чернокожих американцев. Но заглядывая вперед, хип-хоп обладает объединяющей силой, которая потенциально может изменить исторически разорванные отношения между чернокожими сообществами и лидерами, призванными им служить.

Голосование в ритме.

Почему рэп играет важную роль в политике

Рэп — модная и острая музыка. Лучшие артисты используют его, чтобы рассказать о своих проблемах, желаниях, ссорах и дружбе, свиданиях и вечеринках. Но рэп — это больше, чем запоминающиеся мелодии, которые привлекают миллионы последователей. Он может передавать политические сообщения — он может говорить от имени недостаточно представленной группы или может давать голос тихим.

 

В некоторых странах рэп-музыканты заменяют журналистов и привлекают к ответственности политиков, становясь «музыкальными журналистами», как в Сенегале.В Великобритании Stormzy — рэпер, который меняет парадигму — он призывает к тому, чтобы голоса молодых людей были слышны больше. Рэп также может быть опасен, когда попадает в плохие руки; есть примеры рэпа, пропагандирующего сексизм и насилие. Но сам по себе рэп не плох и не хорош; это то, что делают из этого музыканты и их поклонники. Нам нужно серьезно отнестись к рэпу и посмотреть, что он означает для улучшения нашего общества.

Ключевые идеи

Американский рэп сыграл огромную роль в глобальном распространении рэпа (Street, 2013).Основные темы оригинальной рэп-музыки связаны с борьбой и бедностью американских пригородов, где этот жанр зародился в 1970-х годах (Chang, 2007).

Различные движения, меньшинства и политические группы по всему миру использовали рэп, чтобы привлечь внимание к неравенству. В результате рэп и хип-хоп «почти исключительно рассматривались как политические» во многих местах, особенно в их первоначальном контексте афро-американских и латиноамериканских сообществ 1970-х и 80-х годов (Street, 2013).

В настоящее время рэп-музыка распространилась за пределы США, и музыканты по всему миру используют ее для защиты интересов, протестов и политических комментариев.Например, андерграундные хип-хоп-музыканты в Сенегале выступают в качестве рупоров антиправительственного сопротивления и «музыкальных журналистов» (Helbig, 2014). Рэп-музыку можно рассматривать как «массовое движение молодежи в искусстве», умело сочетающее речь и мелодию, чтобы говорить важные вещи в непринужденной манере.

Музыка популярна, а это значит, что политики хотят ее контролировать. Вот почему в России, например, музыка подвергалась цензуре на протяжении всего 20 века. Рок, джаз и блюз были запрещены почти до 1990-х годов.Государство платило деньги преданным музыкантам, которые, как они надеялись, будут отвлекать местных жителей от западных групп вроде Rolling Stones и Guns’N’Roses. Эти спонсируемые государством рок-группы были относительно популярны, но не такими зажигательными, как западный рок. Панк, рэп и хип-хоп — самые острые музыкальные жанры в современной России. Однако существует версия рэп-музыки, спонсируемая государством, и есть рэп-исполнители, критикующие ее.

В России мало свободных СМИ и свободной журналистики. Это означает, что люди, критикующие государство, не могут выражать свое мнение в газетах, а также боятся говорить в социальных сетях.Однако они заходят на YouTube-ролики рэп-исполнителей, чтобы обсудить важные темы. Они говорят о конформизме и свободе духа, ответственности и лицемерии. Комментарии к рэп-роликам становятся местом, где растет живое сообщество (Денисова и Герасименко, 2019).

Рэп не идеален. Исследование, проведенное в Великобритании, показало, что банды привлекают людей с помощью рэп-видео (Storrod and Densley, 2017). Рэп-музыка может быть жестокой по отношению к женщинам или более слабым людям, что является проблемой, но появляется все больше чернокожих женщин-рэперов.Это дает надежду на то, что с сексизмом будет покончено; не нужно отпускать сексистские шутки ради отличной рэп-песни.

Мероприятия

  1. Подумайте о своей любимой рэп-группе/исполнителях. Посмотрите клип на рэп-песню. Каков основной посыл? Кого представляет художник? Он груб для кого-то? Он добр к кому-нибудь?
  2. Что прогрессивного и что тревожного в видео? Под прогрессивным мы подразумеваем социальные ситуации, которые могут помочь людям жить в более справедливом и безопасном обществе.
  3. Требует ли рэпер признания или равенства для какой-либо конкретной социальной группы? Что цепляет в текстах этих требований?
  4. Посмотрите первые 15 комментариев к видео. Являются ли они просто реакцией фанатов или они делают какие-то важные выводы об обществе или политике?
  5. Обсудите вашего любимого исполнителя рэпа с человеком, сидящим рядом с вами. Запишите лучшие строчки из песни и спросите, считает ли другой человек текст политическим? Прогрессивный? Тревожный?
  6. Дополнительное задание: если бы вы хотели написать рэп на действительно важную для вас тему, какого современного рэпера вы бы заказали? Если вы чувствуете себя смелым, попробуйте придумать свою собственную строчку рэпа (достаточно 3 предложений).

Основные показания

  • Чанг, Дж. (2007). Не могу остановиться, не остановлюсь: история поколения хип-хопа. Лондон: Эбери.
  • Денисова А. и Герасименко А. (2019). Как русский рэп на YouTube продвигает альтернативные политические размышления: гегемония, контргегемония и возникновение сопротивления публики. Социальные сети + общество 5(2). Доступно по адресу: bit.ly/2JlaYP8.
  • Сторрод, М. Л., и Денсли, Дж.А. (2017). «Стать вирусным» и «идти в страну»: выразительная и инструментальная деятельность уличных банд в социальных сетях, Журнал молодежных исследований, 20 (6), 677-696.Доступно по адресу: bit.ly/2HqgSf6.
  • Street, J. (2013). Музыка и политика. Оксфорд, Великобритания: Wiley.

Скачать PDF

 

Эти ресурсы подготовлены Школой СМИ и коммуникаций Вестминстерского университета. Эта тема была разработана командой EPQ, д-ром Анастасией Денисовой из Научно-исследовательского института коммуникации и медиа и Александром Герасименко.

МУЗЫКА ОППОЗИЦИОННОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ на JSTOR

Абстрактный

Музыка — это средство массовой культуры, в котором групповая идентичность исследуется и связывается с более крупными социальными силами.Предыдущие исследования изображали политическую рэп-музыку как оппозиционную афроамериканскую культурную форму, которая критикует и поощряет сопротивление культурному и социально-экономическому господству. Лирика политического рэпа выражала темы, связанные с переосмыслением черной семьи как расового сообщества, упущенными экономическими возможностями, образовательной предвзятостью, неравенством в здравоохранении, дискриминацией в уголовном судопроизводстве, жестокостью полиции, искажением информации в СМИ и существованием заговора о расовом геноциде. Используя этнографический контент-анализ, мы эмпирически детализируем характер и частоту выражения оппозиционного сопротивления и связанных с ним тем в репрезентативной подборке текстов политической рэп-музыки из двадцати альбомов, выпущенных шестью наиболее известными исполнителями политического рэпа в период с 1988 по 1992 год. .

Информация о журнале

Sociological Focus — официальное издание Северо-центральной социологической ассоциации (NCSA). Ежеквартальный журнал, издаваемый непрерывно с 1968 года, является международным по охвату и охватывает весь спектр актуальных тем для социологии и связанных с ней дисциплин социальных наук. Sociological Focus проходит рецензирование и стремится публиковать высококачественные исследования по существенным вопросам, важным для изучения общества.Миссия журнала широка по своему охвату, включая эмпирические работы (как количественные, так и качественные по своему характеру), а также рукописи, представляющие актуальный обзор литературы по любой области социологии. Все исследовательские статьи в этом журнале прошли тщательную двойную экспертную оценку, основанную на первоначальном просмотре редактором и анонимном рецензировании двумя анонимными рецензентами.

Информация об издателе

Основываясь на двухсотлетнем опыте, Taylor & Francis за последние два десятилетия быстро выросла и стала ведущим международным научным издательством.Группа издает более 800 журналов и более 1800 новых книг каждый год, охватывающих широкий спектр предметных областей и включающих оттиски журналов Routledge, Carfax, Spon Press, Psychology Press, Martin Dunitz и Taylor & Francis. Taylor & Francis полностью предана своему делу. публикации и распространению научной информации самого высокого качества, что и сегодня остается первоочередной задачей.

Введение в рэп и политику

‘) переменная голова = документ.getElementsByTagName(«голова»)[0] var script = document.createElement(«сценарий») script.type = «текст/javascript» script.src = «https://buy.springer.com/assets/js/buybox-bundle-52d08dec1e.js» script.id = «ecommerce-scripts-» ​​+ метка времени head.appendChild (скрипт) var buybox = document.querySelector(«[data-id=id_»+ метка времени +»]»).parentNode ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«. вариант-покупки»)).forEach(initCollapsibles) функция initCollapsibles(подписка, индекс) { var toggle = подписка.querySelector(«.цена-варианта-покупки») подписка.classList.remove(«расширенный») var form = подписка.querySelector(«.форма-варианта-покупки») если (форма) { вар formAction = form.getAttribute(«действие») документ.querySelector(«#ecommerce-scripts-» ​​+ timestamp).addEventListener(«load», bindModal(form, formAction, timestamp, index), false) } var priceInfo = подписка.querySelector(«.Информация о цене») var PurchaseOption = toggle.parentElement если (переключить && форма && priceInfo) { toggle.setAttribute(«роль», «кнопка») toggle.setAttribute(«tabindex», «0») переключать. addEventListener(«щелчок», функция (событие) { var expand = toggle.getAttribute(«aria-expanded») === «true» || ложный toggle.setAttribute(«aria-expanded», !expanded) form.hidden = расширенный если (! расширено) { покупкаOption.classList.add(«расширенный») } еще { покупкаOption.classList.удалить («расширить») } priceInfo.hidden = расширенный }, ложный) } } функция bindModal (форма, formAction, метка времени, индекс) { var weHasBrowserSupport = window.fetch && Array.from функция возврата () { var Buybox = EcommScripts ? EcommScripts. Buybox : ноль var Modal = EcommScripts ? EcommScripts.Модальный: ноль if (weHasBrowserSupport && Buybox && Modal) { var modalID = «ecomm-modal_» + метка времени + «_» + индекс var modal = новый модальный (modalID) modal.domEl.addEventListener («закрыть», закрыть) функция закрыть () { form.querySelector(«кнопка[тип=отправить]»).фокус() } вар корзинаURL = «/корзина» var cartModalURL = «/cart?messageOnly=1» форма.установить атрибут ( «действие», formAction.replace(cartURL, cartModalURL) ) var formSubmit = Buybox. interceptFormSubmit( Buybox.fetchFormAction(окно.fetch), Buybox.triggerModalAfterAddToCartSuccess(модальный), функция () { форма.removeEventListener («отправить», formSubmit, false) форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(cartModalURL, cartURL) ) форма.отправить() } ) form.addEventListener («отправить», formSubmit, ложь) документ.body.appendChild(modal.domEl) } } } функция initKeyControls() { document. addEventListener («нажатие клавиши», функция (событие) { if (document.activeElement.classList.contains(«цена-варианта-покупки») && (event.code === «Пробел» || event.code === «Enter»)) { если (document.activeElement) { мероприятие.предотвратить по умолчанию () документ.activeElement.click() } } }, ложный) } функция InitialStateOpen() { вар buyboxWidth = buybox.offsetWidth ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.опция покупки»)).forEach(функция (опция, индекс) { var toggle = option.querySelector(«.цена-варианта-покупки») вар форма = вариант.querySelector(«.форма-варианта-покупки») var priceInfo = option.querySelector(«. Информация о цене») если (buyboxWidth > 480) { переключить.щелчок() } еще { если (индекс === 0) { переключить.щелчок() } еще { toggle.setAttribute («ария-расширенная», «ложь») форма.скрытый = «скрытый» priceInfo.hidden = «скрытый» } } }) } начальное состояниеОткрыть() если (window.buyboxInitialized) вернуть window.buyboxInitialized = истина initKeyControls() })()

Эволюция сознательного хип-хопа

Эшли О’Коннор

COLLEGE PARK, Мэриленд — В 1989 году Public Enemy достигли самой вершины чарта Billboard «Горячие рэп-песни» с «Fight the Power», революционным гимном, который вторил призыву сообщества против расизма.

К 2003 году меломаны продвинули фейерверк 50 Cent «In Da Club» — самодовольный праздник выпивки, наркотиков и вечеринок — на первое место в том же чарте, отражая больший сдвиг в содержании и стиле на самых высоких уровнях. хип-хоп.

В конце 1980-х и начале 1990-х рэп-песни, занимавшие первые места в чартах, с большей вероятностью содержали политические сообщения, как показал анализ Capital News Service 30-летних данных чартов Billboard и текстов песен. К началу 2000-х темы власти черных и жестокости полиции исчезли в пользу аполитичных отсылок к вечеринкам, автомобилям и девушкам, по крайней мере, на самых верхних строчках хит-парадов.

Но, как показал анализ, политически сознательный рэп снова занимает первые места в чартах благодаря росту движения Black Lives Matter, движения #metoo и оппозиции Дональду Трампу.

Возьмем один из треков номер один «Hot Rap Songs» 2018 года, «This is America», мелодичный тревожный звонок Чайлдиша Гамбино (он же Дональд Гловер), который сопоставляет успех афроамериканских артистов со страданиями бедных афроамериканцев. Американские общины пострадали от насилия с применением огнестрельного оружия и жестокости полиции.

«Посмотрите, как я сейчас живу, полиция сейчас спотыкается, да, это Америка, оружие в моем районе», — читает он.

Чайлдиш Гамбино, как и другие художники, обращает внимание на убеждения, что полицейские управления страдают от систематического расизма, который сыграл роль в смерти Майкла Брауна, Фредди Грея и других афроамериканцев.

«Рэп-музыка является отражением того, что происходит в сообществе меньшинств, так что это одна из причин, почему вы видите эти изменения и эти сдвиги, конечно, теперь мы видим гораздо больше политических рэп-песен, более похожих на то, что вы видели в ‘ 90-х», — сказала Лакейта М.Боннетт-Бейли, автор книги «Пульс народа: политическая рэп-музыка и черная политика».

Для анализа CNS создала набор данных о каждой песне, которая занимала первое место в чарте Billboard «Hot Rap Songs» с момента ее появления в 1989 году до сегодняшнего дня — всего около 350 песен.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.