Реакция ватикана на сериал молодой папа: Ватикан впервые оценил сериал «Молодой Папа» с Джудом Лоу

Содержание

Ватикан впервые оценил сериал «Молодой Папа» с Джудом Лоу

Ватиканская газета «Римский вестник» (L’Osservatore Romano) в номере от 1 октября опубликовала рецензию на сериал «Молодой Папа», премьера которого состоялась в 2016 году. Официальные представители Ватикана всё это время воздерживались от каких-либо официальных оценок этого художественного произведения – даже несмотря на то, что большинство посмотревших сериал критиков поставили ему положительные оценки.

Ватикан впервые оценил сериал «Молодой Папа» с Джудом Лоу

Газета «Римский вестник» (L’Osservatore Romano) – официальное издание Ватикана – на протяжении года не обращало внимания на сериал Паоло Соррентино «Молодой Папа», главную роль в котором исполнил Джуд Лоу. Известно, что многие другие крупные католические СМИ обрушились на этот проект с критикой: их возмутила не только попытка «покуситься» на духовные ценности, но и то, что режиссёр Паоло Соррентино, по их мнению, довольно поверхностно отнесся к истории.

Трейлер сериала «Молодой Папа»


Вопреки ожиданиям, обозреватель газеты L’Osservatore Romano Хуан Мануэль де Прада похвалил «восхищение католической Церковью», которое проходит красной нитью через все вышедшие эпизоды. В своей рецензии он написал, что, несмотря на это, заметно фривольное отношение к повествованию, а также обилие пафоса, который, по его мнению, не присущ Ватикану.

Трейлер сериала «Молодой Папа»


В центре сюжета сериала лежит история первого Папы-американца, которым стал Ленни Белардо, – сложный и противоречивый персонаж. В своём религиозном правлении многим он кажется самым консервативным из всех современных Римских Пап, но при этом полным сострадания к бедным и слабым. Белардо, Папа Пий XIII, иногда ведёт себя слишком эксцентрично, иногда пугающе, а его действия на этом важном посту являются абсолютно непредсказуемыми.

Трейлер сериала «Молодой Папа»

«Можете считать меня невеждой» – Огонек № 2 (5597) от 20.01.2020

В начале января стартовал сериал Паоло Соррентино «Новый папа». Зачем режиссер растравливает чужие раны, зачем скандалит и как лично он относится к Ватикану?.. Паоло Соррентино ответил на вопросы обозревателя «Огонька».

Беседовала Татьяна Розенштайн

В продолжении «Молодого папы», сериала о необычном понтифике Пие XIII (Джуд Лоу), вышедшего в 2016 году, Соррентино продолжает фантазировать на тему жизни Ватикана. В «Новом папе» понтификов уже трое, они сменяют друг друга по очереди; одного из них исполняет Джон Малкович. Во втором сезоне много отсылок к актуальным событиям, например к «Брекситу». Однако Соррентино, по его признанию, интересует вовсе не политика, а то, как традиционные институты общества вынуждены реагировать на вызовы современности. И, естественно, как меняются сами люди, в том числе и облеченные духовной и светской властью. Однако при всем своем критическом настрое Соррентино оставляет в новом сериале место для чуда: оно случится, и не одно. Найдется место в сериале и для сатиры, и для красоты — в том парадоксальном смысле, как ее понимает режиссер.

— Мир Ватикана на экране мы привыкли видеть глазами в основном голливудских режиссеров. В их представлении это — загадочный мир или даже пугающий, но в любом случае это взгляд со стороны. Вы как итальянец, европеец, ощущаете ли Ватикан по-другому?.. И какие у вас вообще с ним отношения?

Святой престол в сериале выглядит как отлаженная бюрократическая машина

Фото: Gianni Fiorito / Wildside Media

— Думаю, в Голливуде не совсем верно понимают Ватикан. Дело даже не в критике Святого Престола или в мистике, которая его обычно окружает. На самом деле Ватикан — это обыкновенный мир, такое же сообщество со своими традициями, как и многие другие объединения, скажем юристов или стоматологов. Только Ватикан — это сообщество католиков. И, как во всех других сообществах, здесь есть свои ограничения. Здесь есть и выдающиеся личности, но есть и своя коррупция, конечно. У Ватикана, впрочем, есть одно важное отличие от всех других сообществ: это прежде всего мир мужчин, где женщинам отводится роль второстепенная, если хотите, роль обслуги. Мне всегда было любопытно, как религия может влиять на людские массы и контролировать их поведение. И это касается не только итальянцев, но и миллиардов людей по всему миру. У меня нет особых связей с этим миром, если не считать того, что я — итальянец, католик и пять лет проучился в церковной школе…

— Вы посещаете сегодня церковь?

— Я не слишком религиозный человек, но мне нравится эстетика католической церкви: только не ее помпезное богатство, красота изощренно-идеальных ликов, их утрированная экзальтация, а помещения, недоступные для широкой публики. Я имею в виду скупые кельи монахов, скрытые монастырские дворики, созданные со скромным и уютным минимализмом. Есть в этом что-то привлекательное для меня лично. Особенно когда после посещения монастыря я прихожу к себе домой и вижу сотни вещей, которыми загроможден мой дом и которые, как мне кажется, просто необходимы для моей жизни. В этот момент я вспоминаю монашескую келью, где обитателю для жизни нужны всего лишь пять-шесть предметов обстановки — кровать, рабочий стол и стул, платяной шкаф для хранения и крест. И все это исполнено в дереве, включая полы. Это и есть духовный образ жизни — и он удивителен, хотя мне и нелегко передать все это словами.

Обычно я мыслю образами, и мне захотелось поделиться ими с другими. Возвращаясь к Голливуду: не то чтобы я не любил их фильмов. Ведь я вырос не только на фильмах Федерико Феллини. Просто я не одержим миром кино, который они создали, я не симпатизирую их иерархии в киноиндустрии.

Мне часто приходилось работать с англоязычными, в том числе американскими, актерами. Но я никогда сам не искал встреч с ними. Обычно они приходили ко мне сами. Первым это сделал Шон Пен десять лет назад, результатом стала наша картина «Где бы ты ни был». Я также не одержим «миром звезд», но иногда голливудские звезды оказываются замечательными актерами. А с хорошими актерами все любят работать.

— Эстетика католической церкви — не единственная тема вашего сериала. В нем также речь идет о политике. Да и можно ли снимать фильм про Ватикан, не заводя разговора о политике? Как Ватикан реагирует на нынешнее положение в мире?. .

— Увы, мне не удалось избежать политики. Но клянусь, что она меня совершенно не интересует и в будущем я больше не планирую снимать политических картин. Мир политики того не стоит. Среди современных лидеров совершенно нет достойных людей, которые могли бы стать интересными персонажами для фильмов. И, кстати, я считаю, что Ватикан, наверное, настолько же аполитичен, насколько и я. Он просто не способен адекватно реагировать на актуальные политические события, потому что для католической церкви эти события происходят слишком быстро.

В «Новом папе» я упоминаю несколько актуальных политических событий, в том числе выход Великобритании из Европейского союза или фанатизм исламистов. Не думаю, что Ватикан обсуждает подобные темы в реальности. Однако я не историк, и мне сложно отвечать на подобные вопросы. Я не люблю полемику, а лишь предлагаю свою версию современного общества, в котором, на мой взгляд, появляется все больше разных форм антагонизма. Сюжет моего сериала — чистая фикция, выдумка, и упоминание других радикальных религиозных течений мне нужно было, собственно, только для того, чтобы понаблюдать за реакцией Ватикана. Он, как и любая религия, основан на фанатизме. Вам кажется странным, что я говорю о фанатизме католиков в XXI веке, ведь Крестовые походы или Варфоломеевская ночь уже давно позади. Однако католический фундаментализм существует и сегодня, может быть, не столько в Европе, сколько где-нибудь в Африке, а уязвимость современного общества позволяет ему расти. Людей часто интересуют религиозные убеждения других. Я часто слышу вопрос: «Вы верите в Бога?», и никогда не понимал, почему этот вопрос до сих пор не потерял своей актуальности. Разве не важнее узнать, почему вера в Бога так важна для людей?..

— С какими сложностями пришлось столкнуться во время съемок «Нового папы»?

— Мне было легче снимать первый сезон, и не из-за возросших ожиданий зрителей. Когда я снимал «Молодого папу», все происходило впервые, все было свежо, ново и интересно, и каждая идея казалась замечательной. Но думаю, что и второй сезон не так уж и плох. Тем более что мне удалось пригласить на съемки Джона Малковича, который сам по себе является феноменом в мире кино. Немногие актеры могут похвастаться тем, что при жизни про них сняли художественный фильм, который в названии еще и содержит их имя. Как это было с Джоном двадцать лет назад, когда вышла картина «Быть Джоном Малковичем» (1999, режиссер Спайк Джонс).

Новый понтифик — английский аристократ и умеренный либерал Иоанн Павел III (Джон Малкович)

Фото: Gianni Fiorito / Wildside Media

Роль у Малковича в «Новом папе» непростая. Он должен был воплотить сильного и одновременно слабого героя, ироничного и наивного, настоящего денди, мужчину, который, как я его называю, «сделан из бархата». Эту цитату я придумал, когда наблюдал за игрой Джона Малковича. Что касается «Нового папы», то на эту тему возникло уже немало шуток, и журналисты то и дело пытаются задать мне каверзные вопросы. Например, спрашивают, почему британец Джуд Лоу играет американца, а американец Малкович стал папой римским родом из Великобритании?. . Все очень просто: оба идеально подошли на свои роли. Другое замечание: почему папа римский, сыгранный Джудом Лоу в первом сезоне, воскресает после безнадежной болезни?.. Почему я не захотел его убрать из картины, если половину сезона он пролежит без движения?

Но я не смог убрать Джуда Лоу; это было бы настоящим преступлением. На нем держится первый сезон, а ко второму он замечательно разыгрался, тем более что я с самого начала планировал снять несколько сезонов и мне был нужен такой характерный актер. Вместо смерти я показываю клиническую смерть. И это интереснее. Получается, что папа римский, вопреки всем прогнозам науки, воскресает, словно настоящий святой. И наконец, ваши коллеги интересуются, как я осмелился в кадре показать папу римского, героя Джуда Лоу, обнаженным? На это нет особой причины. Мне просто нравится человеческое тело, я люблю им любоваться, неважно в каком виде. Наконец, меня упрекают в том, что я, как и многие итальянские режиссеры, делаю акцент на соперничестве Венеции и Рима. Но, опять же, я не показываю конфликт этих городов. Венеция и Рим являются двумя моими самыми любимыми городами в Италии. Я всегда считал, что жизнь слишком коротка для того, чтобы человек проводил ее в безобразном месте. Люди должны окружать себя красотой. И нет, я не думал о «Смерти в Венеции» Лукино Висконти, пусть Венеция в моем фильме и выглядит так, словно она пустая и мертвая. Это впечатление возникает из-за того, что съемки проходили вне сезона, когда в городе почти отсутствуют туристы. Я не люблю толп в городах, они нарушают красоту и гармонию места. Для меня январская Венеция оказалась самой прекрасной.

Режиссер «Нового папы» не смог отказаться от главного героя первого сезона (на фото Джуд Лоу)

Фото: Wildside Media

— Вас часто называют режиссером, посвятившим свое творчество воспеванию красоты, имея в виду в первую очередь ваш фильм «Великая красота» (2013). Вам самому нравится такая роль?

— Я не устаю удивляться, почему за мной закрепился такой имидж? Каким образом ко мне прилепился этот штамп?. . В институте я изучал экономику и терпеть не могу выставки, музеи или походы в театр. Там я был, наверное, раз пятнадцать в своей жизни. Я, правда, люблю литературу и некоторые свои идеи беру именно оттуда. Впрочем, за последние несколько лет мне не довелось прочитать ни одной достойной книги. Самые интересные произведения я прочитал либо в отрочестве, либо в юности и до сих пор пользуюсь этими произведениями как источниками вдохновения. Или, скорее даже, своими воспоминаниями и впечатлениями от них.

Я также люблю музыку, и мне нравится слышать ее в фильмах. Я считаю, что музыка в кино важнее, чем диалог, потому что ценность кино — в передаче человеческих эмоций, а музыка может стать их наилучшим выражением. Но здесь меня многие обвиняют, что мои музыкальные дорожки слишком уж старомодны. Что поделать, я уже немолод, и мне часто на ум приходит музыка моей молодости.

Съемки сериала, впрочем, показались мне интересным и необычным опытом. Эстетика телевидения довольна минималистична. В телевизионных сериях крупный план выглядит иначе, чем в широкоэкранном формате в кино.

Раскадровка проще, не приходится слишком выкладываться, когда руководишь актерами. Во время съемок мне редко приходилось даже произносить какие-то команды. Я лишь иногда вставлял «больше» или «меньше» — для моих актеров это служило достаточной ориентацией. Однако съемка сериалов может быть также и очень утомительна. Для них нужно писать длинные сценарии. При этом снимать приходится быстро, под большим давлением, и общий объем съемок гораздо более продолжительный, чем в кино. Но у меня есть свои трюки, свой подход к съемкам, когда я работаю над фильмом. Как только я начинаю новый проект, то всегда убеждаю себя, что до этого ни один режиссер ничего подобного не создавал. Это дает мне энергию и свежесть взгляда. Если я начну бегать по музеям или смотреть фильмы коллег, то возникнут сомнения в собственной правоте, и я поневоле начну искать схожесть, повторяться или, в худшем случае, сравнивать свои фильмы с картинами других. Можете считать меня невеждой, но именно так я и создаю «свою красоту».

«Молодой папа»: почему Ватикан разрешает провокационные сериалы

Папа Римский, говорящий с балкона об интимных проблемах женщин? Папа с сигаретой? И все это с экрана телевизоров? Да, все это и еще больше невероятных поворотов сюжета в сериале «Молодой Папа». И главная загадка: почему официальный Ватикан не протестует?

Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Как бы это ни было странно, но сериал Паоло Соррентино «Молодой Папа» увидел свет. Мало того, официальный Ватикан никого не предал анафеме, не сжег на костре, не проклял, а совсем наоборот! Почему же так произошло?

Понятно, что ничего не понятно

Сериал "Молодой папа"/кадр из фильма

Ватикан всегда остро реагировал на порочащие веру и церковь выпады. И потому все ждали реакции на откровенно провокационное телешоу, где рассказывается о молодом Папе.

Джуд Лоу, исполняющий главную роль, появляется в кадре этаким вальяжным сибаритом, которому не чужды ни плотские утехи, ни скабрезные мысли. Зрителя запутывают с самого начала: речь Папы перед толпой оказывается сном. Но и все, что происходит в сериале дальше, приходится постоянно пропускать сквозь призму правдоподобности.

Читайте также: Самый ожидаемый фильм ужасов этой осени «Проклятие монахини»: 4 причины пойти в кинотеатр 

Год без реакции

Появление сериала на экранах вызвало бурю возмущения среди верующих. Действительно: если воспринимать происходящее на экране серьезно, то к создателям сериала уже после просмотра пары серий нужно вызывать экзорцистов.

И удивительно, но общественность целый год ждала, что же скажет Ватикан, по которому танком прошелся «Молодой Папа». Но только лишь, когда улеглись страсти, в официальной газете L’Osservatore Romano наконец появился целый разворот, посвященный провокационному сериалу. Главный редактор газеты Джан Мария Виан объяснил читателям, что Ватикан не хотел подогревать страсти, поэтому не высказывал никакой позиции по поводу сериала в момент его скандального выхода.

Неожиданное мнение

сериал "Молодой папа"/кадр из фильма

Размещенный в газете материал вызвал недоумение: это была скорее благожелательная статья. Мало того, Виан назвал телешоу важным культурным феноменом. Автор эссе, на основе которого была построена публикация, испанский журналист Хуан Мануэль де Прада, характеризует Паоло Соррентино как выдающегося художника. Он уверен, что в карикатурном изображении Ватикана кроется серьезнейшее отношение авторов сериала к вере и Церкви.

По словам де Прада, тем зрителям, которые будут искать в телешоу безнравственность и повод для дискредитации церкви, придется жестоко разочароваться. Соррентино при создании сериала не собирался нападать на церковь, а преследовал совершенно другие цели.

И пусть видеоряд провокационен и больше напоминает карикатуру или даже гротеск, но именно с его помощью он призывает зрителя приобщиться к тайне существования самой католической церкви. Эту тайну не раскрывает режиссер, но, возможно, сериал заставит зрителя задуматься, как столько веков не растеряла могущества церковь, в которой кипят настолько нешуточные, но вполне земные страсти.

Читайте также: Папа Римский — сицилийской мафии: «Меняйтесь, братья!»

Светское и духовное

сериал "Молодой папа"/кадр из фильма

Вообще, сериал сравнивают с «Карточным домиком» - другим сериалом 2013 года. Та же политика, то же достижение верхов власти, те же попытки в ней удержаться и не стать марионеткой. Только в «Карточном домике» привластная возня происходит вокруг поста президента Соединенных Штатов, а в «Молодом Папе» бьются за верховный церковный сан. В любом случае, интриги нешуточные, а цинизм в достижении целей просто зашкаливает.
Что вообще происходит?

Герой Джуда Лоу - молодой кардинал Ленни Белардо, который оказывается в должности Папы не иначе как чудом. Ему 47, для Папы это немыслимая молодость. Престарелые кардиналы надеются, что «юнцом» можно будет с легкостью управлять, но не тут-то было: молодой понтифик проявляет редкую упертость и своенравие.

Он не собирается менять свои привычки, его самовлюбленность порой превосходит все мыслимые пределы, а отношение к богу часто непонятно не только его окружению, но и ему самому.

Ленни продвинули на пост Папы потому, что он никогда не имел своего мнения, был тих и послушен, учтив и вежлив, незаметен и скромен. Он всегда поступал так, как ему велел наставник, и не выказывал неповиновения ни в чем. Кардиналы полагали, что, поставив у власти такого человека, они будут управлять Ватиканом в своих интересах и все будет идти, как и шло веками.

Только вот годами скрываемая сущность Белардо вырвалась наружу, как только он стал недосягаем для кардиналов. Он развернул беспрецедентную борьбу с людскими пороками в стенах Ватикана, вывернул наизнанку грязное белье Церкви, переворошил все ее вековые устои. И это не может нравиться тем, кто всю жизнь грешил, прикрываясь алой кардинальской рясой.

Читайте также: Наш человек в Риме: что посмотреть, куда сходить, где поесть

Почему же Ватикан так лоялен?

сериал "Молодой папа"/кадр из фильма

Секрет внезапной лояльности официального Ватикана к телешоу «Молодой Папа» может состоять еще и в том, что теперешний Папа – Франциск – сам является реформатором церкви. Его позиция в вопросах веры и отношения церкви к определенным феноменам современного общества иногда неожиданна, а иногда и откровенно удивительна. Но если настоящий Папа действует деликатно, то киношное отображение просто прет напролом, не считаясь ни с возрастом окружающих его кардиналов, ни с их заслугами, ни с их значимостью.

Возможно, Ватикан одобряет сериал еще и потому, что само существование подобного шоу важно для обращения людей к теме веры. И пусть сериал саркастический и провокационный, но он касается веры, церкви и бога. Ведь множество людей, посмотревших шоу, заинтересовалось тем, как же все устроено на самом деле. А если человек начал думать о боге – это уже хорошо для церкви.

Так что Ватикан придерживается мнения, что сериал и его юмор никак не оскорбляют католическую церковь. Как сказал главный герой Ленни Белардо: «Шутки ни о чем не говорят: это просто шутки».

Как снимали сериал «Молодой Папа» и создавали Ватикан в кино > WowItaly

Пошлите друзьям лучик света из солнечной Италии 🙂

Как снимали сериал «Молодой Папа»? Во время просмотра сериала «Молодой Папа» создаётся впечатление, что режиссер Паоло Соррентино сделал невозможное – убедил папу Франциска дать ему эксклюзивное разрешение на съемки в святая святых. В действительности же ни одна из сцен сериала не была снята в Ватикане. Святой Престол ни для кого не делает исключений.

Режиссер сериала «Молодой Папа» Паоло Соррентино

Экскурсия по кинематографическим местам Рима. Для заказа => [email protected], +7 926 072-94-38 (WhatsApp)

Но Соррентино, известный своим перфекционизмом во всем, что касается визуального ряда, а также почти маниакальным вниманием к деталям, не был бы Соррентино, если бы блестяще не решил поставленную перед ним непростую задачу.

Создатели сериала восприняли вполне ожидаемый отказ Ватиканских властей не как проблему, а как возможность. По словам художника-постановщика Людовики Феррарио, которая уже работала с Соррентино над фильмами «Великая красота» и «Молодость», создание декораций для сериала стало для нее настоящим вызовом. Только на планирование и поиск мест для съемок у команды ушло около года, однако результат определенно того стоил!

Как снимали сериал «Молодой Папа».

Съемки на натуре

Съемки на натуре были легкой частью задачи, ведь Рим и его окрестности изобилуют виллами с живописными дворцово-парковыми ансамблями. Сады Ватикана, где молодой Папа проводит много времени, беседуя с сестрой Мэри, кардиналом Войелло и другими обитателями города-государства, – это умелая компиляция из множества различных локаций:

  • Римский ботанический сад в районе Трастевере,
  • вилла Медичи,
  • вилла Дориа Памфили,
  • вилла Пикколомини,
  • вилла Ланте, которая находится в 70 км от Рима.

Однако, команде Феррарио пришлось потрудиться и привести сады и парки в идеальное состояние, чтобы сымитировать потрясающую степень ухоженности, характерную для садов Ватикана.

Вилла Дориа Памфили, которая находится в 1,5 км к югу от Ватикана, исполнила роль летней папской резиденции Кастель Гандольфо, куда доступ съемочной группе тоже был закрыт.

Сикстинская капелла, фасад Собора Святого Петра и Собора Святого Марка, Ватиканская библиотека, Царская зала и кабинет Папы Римского с максимально возможной точностью были воссозданы на знаменитой римской киностудии Чинечитта.

40 строителей и 25 художников под руководством Феррарио почти два месяца трудились над созданием полноразмерной копии Сикстинской капеллы. По настоянию режиссера стены даже были специально покрыты паутиной – для большей реалистичности. Нашлась работа и для художников по спецэффектам: декорация была высотой всего лишь 5 метров (за исключением стены с фреской Микеланджело «Страшный суд»), а все, что выше, дорисовали во время постпродакшн на студии в Лондоне.

Интерьеры базилики Святого Петра снимали в церкви Святых Луки и Мартины, расположенной на Римском форуме. Это одна из немногих церквей в Риме, где разрешены съемки.

Папские апартаменты расположились в Палаццо Браски, находящемся на площади Навона. Для съемок был выделен и меблирован целый этаж.

Всего в 10 эпизодах сериала задействовано более 50 локаций в Риме, Венеции и регионе Лацио.

Свою главную задачу Феррарио видела в том, чтобы сделать «Молодого Папу» максимально правдоподобным для зрительского восприятия.

«Независимо от того, реалистично это или нет, важно, чтобы все было правдоподобно», – считает художник-постановщик. Именно поэтому в кабинете понтифика мы видим некоторые предметы, оказавшиеся там по воле создателей сериала, а именно: статуэтку Венеры Виллендорфской, которая на самом деле находится в Музее естествознания в Вене, глобус из оргстекла и ковер с папским гербом.

Съемки второго сезона нашумевшего сериала HBO, в котором помимо Джуда Лоу заявлен Джон Малкович, стартовали в Италии в ноябре 2018 года. Это будет уже «Новый Папа», в котором, тем не менее, сохранится стиль и визуальный ряд первого сезона. Чтобы зарядиться по теме сериала, несомненно стоит посетить Рим и прогуляться по местам съемок, которые так умело подобрали режиссер и художник-постановщик картины, тщательно воссоздав атмосферу и интерьеры Ватикана.

Автор: Лидия Самсонова-Жаркова, гид по Риму, журналист, автор экскурсии «Вечный город и магия кино»

Если вам понравилась статья, будем благодарны за репост в социальных сетях 😉

Больше интересных статей об Италии:


Пошлите друзьям лучик света из солнечной Италии 🙂

Сериал Молодой Папа — скрытый смысл и подтекст

Читай нас в Дзене:

Интерес к сериалу «Молодой Папа» возник еще до выхода на экраны: ведь Ватикан — это не криминальные будни и семейные страсти, о нем сериалы снимают редко, а если быть точным — то вообще не снимают. Обращение к редкой, необычной теме — всегда выигрышный ход режиссера, позволяющий замаскировать  погрешности сценария, недочеты оператора и провальную игру отдельных актеров. Но в случае с мини-сериалом П.Соррентино ничего маскировать не потребовалось: когда «Молодой Папа» вышел на экраны, внезапно оказалось, что он безупречен. Претензий к качеству не возникло даже у самых въедливых критиков, зато обсуждение того, что хотел сказать Соррентино своим невероятно красивым телесериалом продолжается по сей день, через 2 года после премьеры.

Одни уверены, что «Молодой Папа» — это адаптированная к европейским вкусам и ватиканским реалиями версия американского сериала «Карточный домик», повествующего о хитросплетениях политики. Другие увидели в нем производственный сериал с типичным сюжетом: в офис пришел новый молодой босс, и все  закрутилось. Третьи призывают сконцентрироваться на морально-этической проблематике, тем более, что сам режиссер заявил: он снял сериал о «знаках присутствия бога и о столь же убедительных признаках его отсутствия, о поиске и утраты веры». Четвертые полагают, что образ Ленни Белардо, гениально сыгранного Джудом Лоу, глубоко полемичен и представляет собой своеобразную антитезу самому популярному папе Римскому 2-й половины 20 века — Иоанну Павлу Второму. Так это или нет, знает только Соррентино, но то, что образ Пия Тринадцатого — ключ к пониманию всего сериала, сомнений не вызывает.

Реформатор из Америки

Чтобы понять подлинный смысл образа Ленни Белардо, надо сперва разобраться с поверхностными характеристиками его личности: происхождением, возрастом и внешностью, оставив сиротство на потом. Свежеизбранный папа — молодой (относительно) и красивый американец, хотя ничто не мешало сделать героя европейцем или хотя бы латиноамериканцем. Выбор на первый взгляд странный, ведь США — не католическая страна и никогда ею не была. Но США, во-первых, куда более религиозная страна, чем абсолютное большинство европейских государств; во-вторых, это достаточно молодое, активное и напористое государство, претендующее на роль мирового лидера; и в-третьих, это страна, обладающая для одних необычайной привлекательностью, а у других вызывающая отторжение.

Таков и Ленни Белардо  с его истовой религиозностью, активностью, самоуверенностью, молодостью и красотой. Его можно любить или ненавидеть, считать святым или одержимым, но нельзя не признать, что у него есть цель, идеалы и четкий план, то есть все то, чего не хватает остальным кардиналам, старым, как те «священные камни Европы», о которых писал еще Достоевский. Соррентино, признавая необходимость обновления нашей цивилизации, скептически относится к возможностям Европы: ей нужна свежая кровь, нужен некто, обладающий верой и силой, и США здесь предстают и как реальная страна, и как символический образ. Но самое интересное в том, что одряхлевшему миру Ватикана так же нужен энергичный американский реформатор, как Ленни Белардо нужны Ватикан и особенно Венеция. Вечный сирота одержим желанием найти своих родителей.

Метафизическое сиротство

Мотив сиротства, а точнее, потери и поиска родителей настолько типичен для телесериалов католических стран (бразильских, мексиканских, да и итальянских — вспомним «Эдеру»), что может показаться, будто Соррентино решил высмеять штампы. Едва заметный привкус иронии и впрямь ощущается, но этот привкус сопровождает буквально все сюжетные линии, и не в нем дело. Одиночество и сиротство Ленни — метафора, изображающая состояние человека в мире, лишенном Бога. На эту тему много писали все философы 20 века — от Камю до Хайдеггера, сходясь в одном: жить, зная, что там — никого нет, а умрешь — лопух вырастет, крайне неуютно. Стремясь убежать от этого абсурда, человек начинает заново искать смысл бытия, искать веру. Но верить в 21 веке куда сложнее, чем в 15-м:  мы слишком много знаем об окружающем мире, и нам, чтобы поверить, надо увидеть. Даже папе Римскому мало знать, что Бог, то есть родители, есть: он хочет его — их — увидеть воочию.

Почему Пий Тринадцатый так консервативен?

Для европейского зрителя Ленни Белардо неприлично архаичен: по некоторым вопросам у престарелых кардиналов более прогрессивные взгляды, чем у этого молодого мужчины. К примеру, он  против абортов и не склонен считать гомосексуализм вариантом нормы.  Однако в его консерватизме есть своя логика: ведь всю 2-ю половину 20 века католическая церковь шла по пути все большей «модернизации» и либерализма, однако желанного результата подобная стратегия не принесла и больше народу в храмах не стало. А коль скоро либеральная дорога не ведет к храму, то логично попробовать консервативную.

В чем смысл отказа от пиара?

Упорный отказ Пия Тринадцатого общаться с прессой, тиражировать свой образ на сувенирах и выходить под объективы фотокамер имеет куда более серьезную подоплеку, чем простое упрямство. С одной стороны, Ленни бесит коммерциализация церкви: в мире, где все продают и покупают, не осталось ничего святого. Совсем изгнать торговцев из Храма он не может, но умерить масштабы торговли в силах. Ощущая себя наместником Бога, он не желает превращаться в мужчину с обложки журнала или с декоративной тарелки. С другой, Ленни, формально не желая превращаться в шоумена от церкви, действует по всем правилам шоу-бизнеса, гласящим, что истинную звезду создает загадка и дистанция. Правда, у него не всегда получается выдержать нужный баланс между отстраненностью и доступностью, но подобные навыки приходят с опытом.

В чем смысл первых кадров?

В начале сериала мы видим пухлого младенца, ползущего по куче таких же младенцев и в итоге оказывающегося Пием Тринадцатым. По мнению критиков, мы имеем дело с «отстроченной метафорой» режиссера: чтобы понять ее смысл, нужно досмотреть сериал до 5 серии, в которой папа рассматривает картину «Поклонение Венере» с кучей пухлых амурчиков, или эротов, символизирующих все виды любви и нежных чувств. Выбираясь из-под груды младенцев-амуров, Ленни преодолевает все человеческие чувства, чтобы стать чем-то большим, чем человек.

В чем смысл сна?

В проповеди, которую читает во сне Ленни, он одобряет все, что ему на самом деле ненавистно, и восхваляет свободу. Психологи считают подобные сны, в которых отражаются наши страхи, чем-то вполне естественным, но тут вопрос, чего боится вновь избранный папа: сказать что-то не то, провалить первое публичное выступление или поддаться голосам внутренних демонов, твердящих, что ради популярности можно немного поступиться принципами. Так или иначе, в последующих сериях Белардо успешно справляется со всеми демонами и соблазнами.

Что думает о сериале Ватикан?

Благодаря большой публикации в  L’Osservatore Romano — официальной газете Ватикана, мы знаем, что папа и кардиналы смотрят сериалы, хотя транслировать свои впечатления от них поручают специально обученным людям. Ватикан счел «Молодого Папу» не очередной попыткой поспекулировать на актуальной с легкой руки Дэна Брауна теме, а важным культурным феноменом, стремящимся разгадать тайну церкви. Перевод: папе и кардиналам понравилось.

Ждать ли продолжения?

Воодушевленный успехом первого сезона, Соррентино собрался снять второй: весной 2017 г. мировые СМИ сообщили, что уже написан сценарий и идет кастинг. Но потом процесс несколько затормозился: Соррентино и Лоу отвлекли новые проекты, так что самый честный ответ на вопрос о продолжении звучит так: поживем — увидим. Будет — отлично, не будет — тоже хорошо: в первый сезон Соррентино ухитрился втиснуть столько метафор, загадок и аллюзий, что критикам и зрителям хватит еще на долгие годы.

Поделиться в соцсетях:

Чего ждать от сериала «Новый папа»

Три года назад «Молодой папа» Паоло Соррентино прервал историю на полуслове. В финале первого сезона папа Пий ХIII, он же горький сирота Ленни Беллардо (Джуд Лоу), едва не реформировал Ватикан, одолел интриги клира и собственный кризис веры, снискал всеобщую любовь – и грянулся оземь с сердечным приступом сразу после долгожданной приветственной речи перед верующими на площади Святого Петра.

Покинул ли он пределы нашего бренного мира? А это как посмотреть. Пий, конечно, живет и дышит. Только лежит в коме с кислородной маской на прекрасном лице, пока явно вожделеющая его монашка сладострастно вытирает его обнаженные ноги мокрой губкой, будто грешная Магдалина, омывшая слезами ноги Спасителя (по версии католиков).

Нет ли здесь некоторого кощунства? Безусловно, ибо сыгравший Ленни на пороге пятидесятилетия Джуд Лоу не просто красив как бог – он необычайно сексуален. А иначе и быть не могло: извечный конфликт между чувственным и духовным началами был одной из движущих сил сериала, его сквозным сюжетом. И во втором сезоне, получившем название «Новый папа», эта тема продолжится в совершенно анекдотическом ключе.

Многообещающий тизер, где Лоу расхаживает по пляжу в сверкающих белизной плавках, оказался обманкой – в этой сцене мы видим не то чтобы самого Ленни во плоти, это лишь проекция его неугасимого духа. А дух, как известно, ходит, где хочет, и в таком виде, в каком ему заблагорассудится. То есть смотреть можно, а трогать нет – в конце концов, это метафора кинематографа как такового, где по экрану движутся прекрасные бесплотные тени.

Великий Ленни

На титрах нового сезона сладострастные монашки извиваются в неоновых сполохах вокруг распятия под пульсирующий электронный бит, будто бешеные вакханки на рейве. Этот грешный мир все такой же, каким был, когда Ленни его оставил. Ну, вот разве что мир осознал величие самого Ленни – теперь для католиков он идол вроде безвременно ушедшей рок-звезды, изображения которого носят на футболках. Фанаты, то есть паства, молятся о его воскрешении денно и нощно – только напрасно. В начале второго сезона Ватикан снова оказывается в той же отправной точке: ему нужен новый папа. Кардинал Войелло (Сильвио Орландо), бессменный камерарий, госсекретарь Святого Престола и заправский интриган, в панике. Он чувствует, что его дряхлая империя находится в кольце врагов, среди которых вдобавок затесались бешеные мусульманские фанатики, и полумертвый понтифик тут не панацея. При этом из сюрреальных картин, которыми открывается второй сезон, совершенно не понять, явь ли это или безумные видения камерария. Этим продолжение сериала кардинально отличается от первой части – какими бы фантастическими ни казались раньше сюжетные допущения, они все-таки держались в рамках объяснимой реальности. Свою невозможную речь о допустимости абортов Ленни совершенно точно произносил лишь во сне. Не то теперь: сериал будто сорвался с цепи, наполнился гротескными, галлюцинаторными образами и заступил на территорию абсурда.

Впрочем, куда движется фантазия Соррентино, будет понятно любому человеку, не лишенному воображения. Чем был Ватикан до пришествия Ленни? «Это удушающий, вызывающий клаустрофобию мирок, населенный бездетными мужчинами, которые облечены нематериальной властью», – так характеризует его Войелло в беседе с новым кандидатом на Святой престол. Став Пием XIII, Ленни решил искоренить блудодейство, которое церковь веками формально осуждала, на деле погружаясь в самую пучину греха – вспомним показательный процесс епископа Кёртвелла, годами растлевавшего мальчиков, из первого сезона. Но и по другим поводам к священнослужителям есть вопросы. Как насчет нестяжательства, которое проповедовал святой Франциск?

Ватикану определенно нужен после Ленни последователь именно Франциска, только не кроткий, а беспощадный, как Савонарола. Что будет, если он по очередному недосмотру Войелло действительно объявится? А потом услышит слова Господа и последует им буквально?

А вот что: наглухо запертые ворота жиреющего посреди юдоли страданий Ватикана должны распахнуться для малых сих – и принять беженцев в свои прекрасные сады. А босые францисканцы, в подпоясанных веревками рубищах похожие на суровых хоббитов, одолевших дракона, должны отобрать у кардиналов перстни с драгоценными каменьями. И заблокировать счета Банка Ватикана.

Нечто подобное могло бы присниться Войелло в страшном сне. А вот для Соррентино такой расклад, безусловно, комедия: если первый сезон лишь иногда смешливо нам подмигивал, то второй уже хохочет во все горло. Но для этого понтификом должен стать человек из стали – Войелло же предпочитает людей другого сорта.

Человек из фарфора

Итак, встречаем: сэр Джон Брэннокс (Джон Малкович), британский аристократ, обитающий в поместье таком огромном, что оно больше Ватикана. Персонаж не без внутренней драмы, даже травмы – еще подростком в результате несчастного случая он потерял брата-близнеца по имени Адам. С тех пор родители не хотят видеть сэра Джона – за то, что не спас брата. Так-так, еще один отвергнутый родителями, брошенный сын. Только родители – вот они: оба сидят с кислородными масками на лице в инвалидных креслах и держатся за руки – это какой-то шарж, гротеск, очередная фантасмагория! И вот так они и катят на своих креслах мимо, старательно не глядя на сына-отщепенца. Да и Малкович в этой роли уж очень странно выглядит. У него густо подведены угольной тушью глаза, как у престарелой панк-звезды – так и есть, в юности сэр Джон играл в рок-группе, а теперь иногда лишь щиплет струны арфы. И его пространные рассуждения о несовершенстве мира лучше петь под гитару, а не произносить с амвона. «Брексит – это ужасно, это первый шаг на пути дехристианизации Европы», – томно цедит он, закатывая глаза.

Уж не пародия ли он? Карикатурный англичанин, живущий в усадьбе с вышколенным дворецким, сворой породистых собак и портретами предков с бледными узкими лицами. Зато этот сэр – успешный проповедник, обративший тысячи адептов англиканской церкви в католичество одними разговорами о гольфе и поэзии. Сэр Джон бездетный священник и брошенный сын, который, подобно Ленни, должен повзрослеть и стать отцом своей пастве – только в каком-то странном комедийном изводе. Что случится, если он, слегка поломавшись для вида, согласится занять Святой престол? Да еще при живом Ленни – ведь Ленни скорее жив, чем мертв, и расхаживает между живыми весь в белом. Кажется, как говорят в Ватикане, Habemus Papam – «У нас есть папа». Только у нас их теперь два: старый молодой и новый старый. А из трубы над Сикстинской капеллой вместо белого дыма идет веселящий газ, но это не станет помехой новым чудесам и прозрениям – скорее наоборот.

Онлайн-сервис Amediateka, с 11 января

«Воображаемый понтифик из «Молодого папы» может стать вполне реальным»

Создатель сериала о папе римском рассказал об идеях проекта, работе с Джудом Лоу и вероятности католического фундаментализма

Кинорежиссер Паоло Соррентино /TIZIANA FABI

Сегодня онлайн-сервис «Амедиатека» выпускает официальный российский релиз сериала Паоло Соррентино «Молодой папа» (The Young Pope) с голливудской звездой Джудом Лоу в роли понтифика-американца, настроившего против себя весь Ватикан. Это один из самых необычных телепроектов года и первый телевизионный опыт итальянского режиссера, который и в новом формате не поступился своим фирменным визуальным стилем, в котором нарочитая пышность сочетается с тонкостью и вниманием к деталям.

– «Молодой папа» – первый телевизионный мини-сериал, который вы срежиссировали. Что привело вас к идее поработать в формате, который вы прежде не использовали?

– Мне было любопытно. За последние несколько лет много выдающихся режиссеров внесли свой вклад в слом традиционных формул мыльных опер и сериалов, которые еще не так давно доминировали на телеэкране. Возможность экспериментировать со сложным и многогранным сюжетом показалась мне потрясающей, ведь в кино повествовательные элементы часто приходится приносить в жертву ограничениям, связанным со временем и местом.

– Что побудило вас принять этот вызов?

– Свобода, которую с первого дня гарантировали мне продюсеры Лоренцо Миели и Марио Джианани. Это был единственный путь, которым я мог следовать комфортно: продолжать делать кино, но с тем отличием, что я мог представить гораздо более протяженную во времени историю, потому что телевизионный мини-сериал – это счастливый ребенок литературы и кино. У него есть романное время и визуальные возможности, которые в последние годы благодаря, в частности, американцам стали такими, какие подобают большому кино.

– Но почему фильм про папу?

– В период работы над «Великой красотой» (картина Паоло Соррентино, в 2014 г. получившая «Оскара» за лучший фильм на иностранном языке. – «Ведомости»), обсуждая с продюсерами «Молодого папы» возможности будущего сотрудничества, мы рассматривали идею сделать фильм про папу Пия на основе книги Серджио Луцатто «Папа Пий: чудеса и политика в светскую эпоху». И хотя история была интересной и книга, несомненно, важной, для нас было ясно, что мы бы просто снова исследовали – пусть и под другим углом – тему, которая уже была тщательно разработана многими другими режиссерами. Идея телевизионного мини-сериала про папу, не похожего на других, появилась спустя несколько месяцев.

– Какие опасности вы заметили на горизонте, когда начали снимать фильм, который настолько явно отличался от предыдущих телесериалов?

– Было три или четыре подхода, которых я хотел бы избежать: житийный сериал, сериал, являющийся просто хроникой событий, сериал, который заигрывает с нерелигиозной аудиторией, и сериал, нацеленный на зрителей, падких на мистику и скандалы. В частности, я хотел бы избежать итальянских культурных штампов. Не лучше и американский взгляд, которому свойственно видеть заговоры и темные силы в делах Ватикана. Эти вещи, без сомнения, существуют, но Ватикан может разобраться в них сам.

«Молодой папа» целиком

Премьера «Молодого папы» прошла на Венецианском кинофестивале 2016 г. В октябре сериал стартовал в Италии, Германии, Франции, Великобритании, Швеции, Польше и Румынии, в ноябре – в Нидерландах. Американская публика увидит его только в январе 2017 г. Российский онлайн-сервис «Амедиатека», официально выпускающий «Молодого папу» (в версиях с дубляжом и оригинальной звуковой дорожкой и субтитрами), выкладывает сразу все 10 серий первого сезона, тогда как большие американские релизы (например, завершающий первый сезон на следующей неделе «Мир Дикого Запада») выходят по одной серии.

– Как вы сочинили своего папу, синьор Соррентино?

– Когда я задумался о телефильме, который неизбежно окажется в сложном религиозном контексте, мне пришла в голову идея, на первый взгляд безумная. Почему бы не придумать понтифика, который во всем диаметрально противоположен папе Франциску? После главы церкви, который вложил столько сил в добрые отношения с людьми, я представил кого-то абсолютно другого. Человека, глубоко связанного с традициями и ритуалами Римской католической церкви. Папу, который закрыл двери, вместо того чтобы распахнуть их настежь. Который, вместо того чтобы убеждать людей, далеких от его позиции, отлучает грешников от церкви, понося их как недостойных. Папу, который укоряет паству, требуя от нее абсолютной жертвенности и слепой веры.

– Это точный портрет папы Ленни Белардо в исполнении Джуда Лоу. Как вам посчастливилось выбрать именно этого актера?

– Я увидел его несколько лет назад в фильме «Проклятый путь» Сэма Мендеса, и меня просто очаровала его походка. В этом фильме Джуд ходит так, что полностью раскрывает весь внутренний мир своего героя. Актер, способный сказать нам столько о своем персонаже через простое движение тела, – несомненно исключительный. Это что-то феноменальное. Эта неизменная утомленная походка поразила меня. Я решил, что это исходная точка огромного таланта. И только такой безграничный талант способен выдержать сложную роль папы римского без того, чтобы скатиться к легковесным житийным ловушкам, которых в действительности нет.

– Джуд Лоу оказался тем актером, которого вы искали?

– Было множество точек соприкосновения между ролью молодого папы и Джудом Лоу. Возраст, физическая форма, харизма, способность заключать в себе двойственность, которой я бы хотел одарить персонажа. Джуд обладает исключительной выносливостью. Это очень длинное кино, но такую профессиональную увлеченность, как у Джуда, не часто встретишь. Он доверился мне, а для режиссера доверие актера – это подарок, предотвращающий множество неприятных проблем на съемках (которых у нас с Джудом так и не возникло). Он показал, что обладает двумя важнейшими качествами – безрассудством и самосознанием. Двумя качествами, которые противоречат друг другу. Но быть противоречивым – еще одно свойство большого таланта. Смелость на грани безрассудства – это то, что было необходимо для этой роли, для того, чтобы зритель мог поверить герою, для того, чтобы выстроить внутри роли целый мир с помощью жестов, тембра голоса, взглядов.

– В вашем фильме папа Белардо – понтифик, которого никто не ожидал.

– Этот папа возвращает нас к наиболее реакционным предшественникам. Это следует даже из имени, которое он выбирает, – Пий XIII. Это человек, способный взвалить на себя ошеломляющую ответственность и при этом по-детски пренебрегать здравым смыслом. Это человек, который обращается к прошлому и отвергает будущее. Воображаемый и неправдоподобный папа, ставший протагонистом фильма, может стать вполне реальным на горизонте событий, как я понял из разговоров с экспертами. После Хорхе Марио Бергольо, этого папы диалога, нет никаких оснований полагать, что в будущем невозможна ситуация, в которой к власти придет гораздо менее просвещенный и прогрессивный понтифик, чем тот, который у нас есть сейчас.

– Тогда можно предположить, что Ленни, этот молодой папа, – преемник папы Франциска?

– Кто знает? Ленни – возможность, открытая для католицизма, та неожиданная потребность в новой прочности, которая возникает в ответ на проблемы современности и неспособность понять мир, внезапно ставший слишком обширным и неподатливым для какой-либо кодификации. Ленни – это предпосылка, начало католического фундаментализма, который мы категорически отвергаем, как отвергали 50 лет назад исламский фундаментализм.

– Давайте придерживаться вымысла. О чем вы хотели сказать через молодого папу?

– Не так легко загнать такой длинный фильм о таком сложном мире в рамки нескольких слов. Но если попытаться подвести итог, то я бы сказал, что «Молодой папа» – это мгновенный снимок одиночества людей, населяющих территорию, которая сама по себе является манифестом изоляции. Ватикан – это атипичное государство. Место, в котором из-за религиозных догм и законов, регулирующих повседневную жизнь, одиночество является чем-то таким, что вы почти можете потрогать рукой.

Новая волна развлечений для папы изменила мое восприятие церкви

Когда в октябре 2016 года (январь 2017 года в США) в Италии состоялась премьера драматического сериала HBO « Молодой Папа » от HBO, католическая церковь не отвечала на запросы в течение года. Это было удивительно, учитывая, как шоу вращалось вокруг хитросплетений Ватикана. И это было необычно для учреждения с историей быстрого признания церковного содержания и дистанцирования от него. В конце концов Церковь ответила двухстраничным рассказом в L’Osservatore Romano , ватиканской газете.Рецензия называет «Молодой Папа» гротескным, едким и легкомысленным, но заканчивается позитивом и похвалой. Шоу Соррентино известно своими дикими кенгуру и жирафами, фотографиями почти обнаженного Джуда Лоу и другими памятными моментами. Но это также дает католической церкви шанс на искупление. Молодой Папа и продолжение серии Новый Папа , завершившееся 9 марта, позволяют зрителям взглянуть на учреждение с другой, более понимающей точки зрения.

Молодой Папа изображает избрание самого молодого Папы в истории: вымышленного Ленни Белардо, Папы Пия XIII (Закон), который проводит беспокойное время в папской канцелярии. Пий представляет загадочную природу Церкви, поскольку он наполняет каждый эпизод сомнениями, чудесами и изменяющимися мнениями о правильности и неправильности религии. The Young Pope положил начало новому расцвету контента, связанного с папой, с The Two Popes , получившими три номинации на Оскар, и New Pope с начала 2020 года.Нынешний понтифик был даже в центре внимания документального фильма Вима Вендерса 2018 года Папа Франциск: человек слова . Этот контент Папы рисует более красивую картину Церкви, чем та, которую видели в новостях или в недавних фильмах, таких как Spotlight и Doubt . Все четыре проекта изображают его пронизанным проблемами, но полным человечности.

Молодой Папа начал это исследование, сосредоточив внимание на центральной фигуре, переполненной сомнениями. Папа Ло Пий XIII придал церкви странное, дикое, но дружелюбное лицо, что сделало традиционную церковь гораздо более доступной.Шоу, первый итальянский сериал, номинированный на премию Primetime Emmy, дает зрителям возможность глубже задуматься о своих религиозных убеждениях. Он смотрит на религию глазами грешника, человека, которому поручено руководить религией, даже если его собственная вера в Бога колеблется. Пиус, как и многие люди, не знает, чему верить, и его сомнения становятся центральным и наиболее важным аспектом сериала. Его любовь ко всем католическим последователям на экране и за его пределами несет в себе вес реалистичного папы.

Фото: Джанни Фиорито / HBO

Когда ты становишься католиком, для тебя становится естественным в какой-то момент оторваться от Церкви. Каждое воскресенье вы проводите час в церкви, посещая мессу, пока не достигнете точки - 18 для одних семей, моложе для других - когда вы можете решить больше не ходить. Внезапно у вас появляется выбор, несмотря на католическое образование, которое вы получали с 5 лет. Многие из нас выбирают другой путь - пить, курить, заниматься сексом и бунтовать, исследуя свободу, которой у нас не было ». t взрослея.Мы делаем выбор, отличный от учений католической школы, и делаем это часто.

Молодой Папа , Два Папы и Новый Папа исследуют эти виды юношеских решений для различных реальных и вымышленных пап. В то время как драмы HBO смотрят на вымышленные и возвышенные фигуры, документальный фильм Netflix Фернандо Мейреллеса Два папы сосредотачивается на двух самых недавних реальных папах - Бенедикте XVI и Франциске II, оба из которых имеют свою долю скандалов.Бенедикт теперь известен как консерватор, который стоял в эпицентре церковных дел о сексуальном насилии со всего мира. Папа Франциск был более прогрессивным, призывая католиков принимать геев и разведенных прихожан, и изменил аспекты катехизиса, такие как недопустимость смертной казни.

Этот недавний контент Папы предлагает некоторые из чувств, которые должна вызывать вера.

Тем не менее, он не может и не должен избегать критики за его идеи о женщинах-священниках и его собственное отношение к скандалам с сексуальным насилием. Два папы не хватает резкости и фантазии сериалов HBO, связанных с папами, но точно так же он приближает зрителей к лидерам церкви. Вместо далеких святых фигур они выглядят почти как обычные парни, мужчины, которые любят орегано, любят футбол и чувствуют настоящую боль, разочарование и грусть.

Хотя экранное время с этими папами не положило конец моим разногласиям с церковью, эти шоу возродили у меня интерес к моей религии, силе веры и важности любви.Спустя столько лет я все еще идентифицирую себя как католик. Я хожу в церковь с семьей, когда приезжаю в свой родной город, а также в большие праздники, такие как Рождество и Пасха. Я молюсь, когда мне что-то нужно, и читаю Библию, когда чувствую себя ниже, чем подавлено. Но в последние два года я молился чаще, и Молодой Папа заслуживает похвалы. Это шоу заставило меня больше думать о религии, чем о подавляющем большинстве моего католического образования. В нем есть сообщения о важности и утешении молитвы, а также о необходимости верить во что-то, независимо от того, что это такое.

Шоу

Соррентино напомнили мне, почему я так заинтересовался религией в первую очередь: ее чувством общности, магии и чуда. Подобно мне - и, по сути, как сама католическая церковь - папа Джуда Лоу имеет недостатки, что кажется открытым признанием основных проблем, которые все еще преследуют одну из самых распространенных организаций западного общества. Ло и Папа Иоанна Малковича Иоанн Павел III проповедуют безмерную любовь и наши общие страдания. Их выступления перед массами и их частные действия сосредоточены на тех качествах, которые мы надеемся увидеть в нашем руководстве.

Фото: Джанни Фиорито / HBO

Между скандалами с сексуальным насилием, деградацией людей в спектре LBGTQ и бесконечным списком ненужных правил и предписаний католическая церковь чувствует себя отстраненной и холодной. Управляемая высокопоставленными мужчинами, религия организована, но беспорядочная, якобы любящая, но быстро изгоняющая своих членов и укрывающая собственных лидеров, номинально открытая для мира, но закрытая для тех, кто не соответствует определенным параметрам.Вот почему эти фильмы и телешоу Папы имеют такой вес и значение. Они делают церковные учения, обычаи и образ жизни более доступными, независимо от убеждений зрителей или предыдущего опыта общения с религией. Фантастические и фактические детали не имеют значения, потому что они побуждают аудиторию задуматься о существовании высшего существа, возможности невозможного и того, случаются ли вещи по какой-то причине. И в процессе они заставляют непоправимую религию чувствовать себя значимой и человечной.

эти шоу возобновили мой интерес к моей религии, силе веры и важности любви

Например, Молодой Папа показывает эпизод, в котором Пий снова и снова молится, чтобы привести ребенка к матери, которая, казалось бы, не может забеременеть. Он становится на колени и кричит на Бога. В этих шоу молитва - не шутка или банальное дело, это более глубокий опыт, ведущий к чудесам. Между тем, в сериале лидеры церкви совершают все мыслимые грехи, затем исповедуют эти грехи и пытаются расти, балансируя между искуплением и религиозным осуждением.Это шоу, его спин-офф и Два Папы изображают Церковь в состоянии дихотомии, текучести и непоследовательности, предлагая интимный взгляд на религиозное несовершенство. Это совсем другой уровень доступа, чем видеть, как реальная церковь прячется за своей обычной пеленой папских документов и полу-извинений.

И сериал HBO, и Два папы также борются с тем, как Церковь занимается массовым скандалом с сексуальным насилием над детьми, всемирной проблемой, описанной в Spotlight и других популярных СМИ.Этот вопрос должен иметь значение для любого католика, но его последствия ощущаются на более широком общественном уровне. Все три проекта рассматривают скандал с глубоким сожалением и гневом, предполагая, что Церковь не отреагировала на ситуацию честно или ответственно. Это главный сюжет в «Молодой Папа », продолжающийся выпуск в «Новый Папа » и причина, по которой папы в «Два Папы » встречаются. Умышленно или нет, эти фильмы и сериалы выполняют за них работу католической церкви, открыто исследуя, что Церковь сделала неправильно, и показывая, как она может исправить это.Но на самом деле этот процесс может позволить реальной Церкви сорваться с крючка.

Например, Молодой Папа и Новый Папа привел в движение радикальные фиктивные изменения в Церкви, такие как падение нынешнего Папы и сотен епископов, отлучение священников и даже представление о том, что священники, и геям, и натуралам должно быть разрешено жениться. Хотя некоторые идеи сериала о том, что может исправить Церковь, являются странными, жесткими или маловероятными, они представляют собой сознательную попытку обуздать скандалы с руководством и положить конец греху.

Настоящий Ватикан ничего из этого не делает. Вместо этого он сосредоточен на отношениях Католической церкви с православными церквями, создавая советы, которые надеются сдержать скандалы в будущем, такие как Папская комиссия по защите несовершеннолетних и собственный Ватиканский трибунал для рассмотрения дел епископов. Но просмотр драматических вымышленных ответов на скандал, безусловно, может стать катарсисом для католиков, которые хотят сделать больше. Два папы тратит большую часть своего времени на изучение ошибок в суждениях и основных упущениях Папы Бенедикта XVI, в то же время восхваляя Папу Франциска как человека, который изменит церковь к лучшему, несмотря на свой сложный багаж.Это похоже на просмотр приквела после премьеры остальной части трилогии: он заполняет некоторые пробелы, но не меняет того, что уже произошло. Тем не менее, проблемы и человеческие проблемы продолжают существовать, как и вера в Бога, лежащую в основе этой и многих других религий.

Фото: Питер Маунтин / Netflix

Но это дает как католикам, так и некатоликам некоторые чувства, которые должна вызывать вера.Шоу и фильмы вызывают смех и тоску, предлагают наводящие на размышления вопросы, не давая никому ответы, и поддерживают силу веры, даже выдуманной. И они помогают католикам, практикующим или нет, когда они пытаются бороться с церковью и своей собственной верой или ее отсутствием. Они обнажают его внутреннюю борьбу, чтобы зрители усвоили и попытались ее обработать.

В то время как драмы HBO - это просто портреты, просто фантастические трактовки того, как эта религия когда-то выглядела или могла бы выглядеть, они предлагают заглянуть в возможности будущего, отвергая скандалы и исправляя ошибки.После просмотра этих шоу я не прощаю Церкви ее проступков и даже не чувствую себя ближе к организованной религии, которую до сих пор называю своей собственной. Новый Папа , Два Папы и Молодой Папа изменили мое отношение к католицизму, напомнив мне о чудесной природе веры, сложности сомнений и родственности места, уходящего корнями в традиции. . Для меня и других эти папские фильмы и телевидение начинают восстанавливать веру и человечность в проблемном учреждении, которое абсолютно ничего не сделало, чтобы этого заслужить.

Почему молодой Папа имеет значение

Папа смотрит через окно, как бесплодная пара занимается грубым сексом в своей гостиной. Он умоляет священника поделиться с ним секретами исповеди и заставляет сотрудников Ватикана делиться своими сплетнями. Он шутит о своем неверии и рассказывает различным церковным чиновникам о своем ползучем атеизме. Папа также угрожает чисткой священников-геев, оскорбляет политиков, которые приезжают к нему в гости, отвергает использование его изображения в любых рекламных или маркетинговых материалах и дает язвительный упрек верующим в своей вводной проповеди.Мы можем похлопать наших друзей и супругов по плечу во время просмотра сериала Паоло Соррентино HBO «Молодой Папа », недоумевая и задаваясь вопросом: могло ли что-нибудь из этого действительно произойти? Случалось ли что-нибудь из этого раньше? Хотя нет никаких свидетельств из первых рук о прошлом папского Подглядывания Тома, вы можете быть удивлены, узнав, что да.

Молодой Папа - это шоу о Ватикане - оранжерейном мире ложных фронтов, городе-государстве с широкими, щедрыми пространствами, лишенными человеческой жизни, - как и о Папе.Он начинается с представления о самом маловероятном развитии событий: короновании американского папы, которому еще только за сорок, который будет управлять Церковью на десятилетия вперед.

Папа в Соррентино - это смешанное дело, смесь пап прошлого. Его Пий XIII - реакционный крестоносец в духе Папы Бенедикта XVI, преследующий священников-гомосексуалистов, ужесточающий ограничения на вступление в священство и постоянно критикующий массы за их духовные недостатки. То, что этот Папа сам переживает личный духовный кризис, вероятно, не было чертой, разделяемой Бенедиктом, который перед восхождением к папству был, как кардинал Джозеф Ратцингер, префектом Священной Конгрегации Доктрины Веры. отвечает за определение католической доктрины.

Молодой Папа изображает своего понтифика американского происхождения как своего рода нечестивую смесь Папы Франциска и Дональда Трампа.

Шоу также перетасовывает битвы Ватикана из недавнего прошлого, фильтруя знакомые скандалы через призму противоречивого главного героя. Папа Пий с любопытством наблюдает, как его кардиналы ласково толпятся вокруг красивого личного помощника премьер-министра Гренландии, в то время как сама премьер-министр, мировой лидер, а также довольно привлекательная женщина, остается в основном незамеченной.Папа уже расспрашивал своих помощников о преобладании геев в Ватикане. После выхода на пенсию в 2013 году Папа Бенедикт в своих мемуарах жаловался на «гей-лобби» в Ватикане, которое стремилось оказать чрезмерное влияние на Церковь. Подразумевалось, что не только Ватикан, предполагаемая область безбрачия, был полон геев, но и что они объединились, чтобы служить группой давления sub rosa в высших кругах католической церкви. Молодой Папа тонко ссылается на резкую критику Бенедикта в адрес молодого понтифика, который ищет информацию о скрытых геях в своей орбите, заставляя многих опасаться, что его сбор разведданных - только первый шаг перед полномасштабной чисткой.

И, подобно недолговечному Папе Иоанну Павлу I, чье папство продлилось всего за месяц до его безвременной кончины в 1977 году, этот Папа (внимание, спойлер!) Падает в обморок после своей первой публичной речи, по-видимому, либо пораженный появлением его биологические родители, которые оставили его или посетили небесное привидение. Сезон заканчивается тем, что зрители не уверены в судьбе папы, оставаясь в неведении относительно его будущего благополучия (хотя можно предположить, что Молодой Папа вряд ли убьет своего молодого папу).

Дайан Китон и Джуд Лоу в фильме «» Молодой Папа (Джанни Фиорито / HBO)

В реальном Ватикане представление о неитальянских папах пустило корни после того, как веками лежало под паром. Пий XIII Джуда Лоу - это еще один шаг от давней консолидации церковной власти итальянских прелатов, которые безраздельно владели папством более четырех веков. Нынешний (настоящий) Папа Римский Франциск I родом из Аргентины, а его предшественник Бенедикт XVI был немцем. Польский Папа Иоанн Павел II, коронованный в 1978 году, был первым неитальянским папой после Адриана VI в 1522 году.И Франциск - первый Папа не из Европы, поскольку Папа Григорий III, выходец из современной Сирии, был помазан епископом Рима в 731 году. Особая американская принадлежность молодого папы, чье непапское имя - Ленни Белардо, в основном обусловлена недооценен (его латынь безупречна), но ощущение культурного шока от государства Ватикан, давно привыкшего к своему собственному стилю ведения бизнеса, испуганного посторонним, внезапно получившим непогрешимую власть, ощутимо.

Молодой Папа изображает своего родившегося в Америке понтифика как своего рода нечестивую смесь Папы Франциска и Дональда Трампа, архиконсерватора в облике освободителя.Папа Пий - это бурлящая масса противоречащих друг другу импульсов, мечтающая умолять массы, собравшиеся на площади Святого Петра, принять однополые браки и положить конец безбрачию священников, прежде чем проснуться и сделать прямо противоположное, осудив католиков за их греховность и леность. Пий XIII изображает здесь себя ангелом-мстителем, чтобы уничтожить наследие Франциска. Нынешний папа, имя которого в сериале не упоминается, до сих пор тонко упоминается в речи Пия, в которой он насмешливо упоминает «большие выражения любви со стороны масс» к своему предшественнику.(«Мессы» из уст Пия приобретают примерно тот же тембр, что и «болотные демоны» или «ведущие рекламных роликов».) «Чего я хочу, - громко восклицает Пий, - так это абсолютной любви и полной преданности Богу».

Молодой Папа , как и следовало ожидать от сериала HBO с щедрым бюджетом, приобретает необычно чувственный тон для шоу о папстве. Новый папа ведет продолжительный флирт с бездетной молодой женщиной по имени Эстер (Людивин Санье), кульминацией которого является одновременно эротическая и нелепая сцена, в которой она расстегивает рубашку, кладет руку папы себе на грудь и начинает произносить «Богородица».Папа Пий, который позволяет ей направлять свою руку, в конечном итоге возражает, говоря Эстер, что он не может любить ее так, как она хочет, будучи не столько мужчиной, сколько трусом. Тем не менее, укол Соррентино в сторону папской романтики напоминает о средневековых днях славы папы-распутника Александра VI, который назначил двоих из своих детей на влиятельные должности в церковной иерархии и породил еще одного, будучи папой.

Этот папа не столько сатир, сколько ультрамонтан, стремящийся освободить католические массы от их освобождения.

Пий в основном асексуален, но наш доступ к его внутренней жизни, большая часть которой вращается вокруг его пропавших без вести родителей и давно потерянной первой девушки, подразумевает определенное чувственное освобождение, отсутствующее в его воздержанно строгой священнической жизни. Пий - наместник Христа, мечтающий стать мужчиной, и чья огнедышащая решимость, как мы понимаем, является продуктом его яростных попыток подавить свою человечность. Вскоре после того, как Пий шпионит за Эстер, которая занимается грубым сексом с ее мужем (и Эстер шпионит за ним), она забеременеет и родит ребенка.Ребенок не Пий ни в каком биологическом смысле, но ясно, что он претендует на ребенка, даже несмотря на то, что он плохо понимает родительские обязанности. В один веселый и неприятный момент папа неуклюже роняет ребенка, которого также звали Пий.

Но этот папа не столько сатир, сколько ультрамонтан, стремящийся освободить католические массы от их освобождения. После первой проповеди папы Пия персонаж отмечает, что прошло четыреста лет с тех пор, как папа занял такую ​​жесткую позицию по отношению к верующим.Ссылка намеренно расплывчата, но, учитывая имя нового Папы, Молодой Папа , кажется, твердо ставит своего Пия в традицию Папы Пия V, который правил епископом Рима с 1566 по 1572 год. Пий V в конечном итоге был канонизирован. , но он посвятил большую часть своего папства укреплению контроля Ватикана над тем, что он считал ересями Реформации, подорвавшими Церковь.

Под его надзором полузаснувшая инквизиция, охотящаяся на еретиков, была решительно ободрена.Папа Пий V, как и наш Пий XIII, мало интересовался вежливостью и заботой о слабостях верующих. Ватикан, обеспокоенный подъемом Мартина Лютера и протестантизма, стремился агрессивно искоренить любые подобные пожары, довольствуясь меньшей, но более идеологически единой церковью. Более того, папство XVI века все еще контролировало армию. Папа Пий V, сам бывший инквизитор, помог французской монархии силой подавить протестантских гугенотов, отправив солдат Ватикана во Францию, чтобы поддержать битву.

Шоу покорно жестикулирует на больших и малых скандалах в мире курии, когда американские кардиналы закрывали глаза на священников-педофилов и Мать Терезу, приходящих для решительной критики. В обоих случаях шоу персонализирует свободно плавающие философские и моральные обвинения. Архиепископ Куртуэлл (Рэй Бойд) не просто не в состоянии защитить детей, он сам несет ответственность за жестокое обращение с ними. И фигура матери Терезы, сестра Антония (Мильвия Марильяно), которая управляет сетью из сотен благотворительных деревень для неимущих под эгидой церкви, изображена Папой как мучитель, который сексуально и физически злоупотребляет своими подопечными.

Несмотря на все способы, которыми Молодой Папа обращает язвительный взор на Ватикан, интерполируя историю папства способом, который, вероятно, огорчит миллиард католиков в мире, у шоу есть другой режим, который, вероятно, более приятен для окружающих. верный. Папа Пий XIII, воспринимаемый как глубоко противоречивый и обеспокоенный мужчина средних лет, также в неоднозначной значимости шоу является чем-то похожим на святого. Подобно семи папам, которых посвятили в сан святых в прошлом тысячелетии, включая Иоанна Павла II и Иоанна XXIII, Пий XIII, по-видимому, несет ответственность за свои собственные чудеса.Когда правда о сестре Антонии просачивается наружу, свита Папы останавливается на неприметной заправке у итальянского шоссе. Когда он преклоняет колени в молитве на жирном щебне, Соррентино прерывает кадры папы и сестры Антонии, которая, кажется, поражена силой молитвы папы.

Мы слышим не только о том, чтобы поразить сестру Антонию и сделать Эстер плодородной, но и о потенциальном акте исцеления, которого папа совершил еще в детстве, - об исцелении ужасно больной женщины в своем родном городе.Папа в буквальном смысле слова чудотворец, даже несмотря на то, что он ведет себя сомнительно с этической точки зрения и стремится подвергнуть критике своих верных последователей. Сможем ли мы справиться с человеком столь глубоких противоречий? То, что , кажется, говорит нам Молодой Папа , является вопросом веры.

«Новый Папа» сохраняет Ватикан странным: NPR

Coma Unto Me: Папа Пий XIII (Джуд Лоу) находится между жизнью и смертью в самой стильной больнице в мире в сериале HBO «Новый Папа ». Джанни Фиорито / HBO скрыть подпись

переключить подпись Джанни Фиорито / HBO

Новый Папа дебютирует на канале HBO в понедельник, 13 января.

Есть аргумент, что католицизм относится к телесериалу Паоло Соррентино Молодой / Новый Папа , как СМИ для Наследия, как Нефть для Даллас и Династия, как Вино было для Falcon Crest, как McMansions для настоящих домохозяек.

То есть: просто декорация, мнимый фон, на котором разыгрывается настоящая драма: бесконечные, междоусобные схватки, предательства, маневры, схемы и возмездие.

Это не аргумент, с которым, скорее всего, согласится сценарист / режиссер Соррентино, учитывая, как часто персонажи произносят шепотом замечания и оскорбления о природе Бога, Человека, Веры и - в основном - роли Церкви в мире. . Ясно, что он считает сериал действительно интересным для этих тем - и что он рассчитывает на такой обмен мнениями, чтобы придать драме некоторый богословский вес.

... Но есть кенгуру.

В первом сезоне, называемом Молодой Папа , Джуд Лоу сыграл первого американского Папы Пия XIII. Пламенный, харизматичный, жесткий католик, персонаж Ло трепал перья кардиналов Ватикана, которые беспокоились, что преданность, которую он внушал людям, была не более чем фанатизмом. Государственный секретарь Ватикана кардинал Войелло (превосходный, пушистый Сильвио Орландо) привык удерживать власть и часто конфликтовал с дерзким молодым понтификом; По ходу сезона их отношения становились все более нюансированными, пока между ними не возникло взаимное уважение.

Взгляд, который сериал предлагал под папским облачением, был явно вымышленным, предназначенным для развлечения на светском, земном уровне, а не для раскрытия каких-либо невыразимых тайн. И развлечение было - наполнено изменчивой преданностью, заговорами об убийствах и сорванными романами. А Ло был очаровательно непостижимым в главной роли, излучая чувство спокойной уверенности, которое переросло в манию величия.

Но вернемся к кенгуру.

Причина, по которой New Pope стал второстепенной сенсацией, на самом деле не имела ничего общего с его настройкой. Да, католические группы возражали против описания в сериале папства как института, пронизанного продажностью и грехом. Но что действительно заставило людей говорить о шоу в социальных сетях и в других местах, так это его глубокая, неизменная, полностью преданная странность .

В первом сезоне, например, Пий XIII шел ночью гулять по саду Ватикана, где и наткнулся... кенгуру. Они смотрели друг на друга долгие секунды (Соррентино любит долгие паузы), и шоу продолжилось.

Внешний вид существа вскоре был объяснен (подарок австралийского правительства), но это был только один фактор, способствовавший определенно странному тону шоу. Был также диалог - умный, часто довольно забавный обмен мнениями, произнесенный главным образом итальянскими актерами шоу на английском с сильным акцентом. Если бы в сериале актеры просто говорили по-итальянски с английскими субтитрами, результат, вероятно, был бы ничем не примечательным.Однако их тенденция подчеркивать слова, которые носители английского языка не обязательно подчеркивают, и вставлять паузы там, где англоговорящие не делают этого, добавляет ощущения наблюдения за шоу через смутное, жуткое, но ощутимое культурное разделение - церковное драма как реклама Mentos.

Этот необычный тон сохраняется во втором сезоне. Фактически, все, что делало шоу таким отличным, сохраняется, несмотря на изменение названия и замену Пия XIII Джуда Лоу на сэра Джона Браннокса Джона Малковича.Камера Соррентино по-прежнему медленно и неторопливо перемещается по огромным арочным коридорам, комнатам со сводчатыми потолками и пышным садам, останавливаясь, чтобы высвечивать мелкие, говорящие детали.

Он по-прежнему позиционирует своих актеров с высочайшей точностью, создавая кадры с симметрией, очень намеренно граничащей с божественным. Беседа кардиналов происходит в роскошной рощице; важный обмен между двумя персонажами разворачивается перед картиной эпохи Возрождения, которая безмолвно комментирует их диалог.

Также нетронутыми: пристрастие шоу к выдающимся, триповым заголовкам, излучающим феллинийскую смесь сексуальности и абсурда. (В первых нескольких сериях этого сезона, например, изображена группа замкнутых монахинь, корчащихся в нижнем белье перед стробоскопическим крестом, когда "Good Time Girl" Софи Туккер удаляется. в белом спидометре к вступительной фразе «All Along the Watchtower».)

Что касается сюжета: в конце прошлого сезона рухнул Пий XIII Ло; мы начинаем с того, что он лежит в упорной коме, приводя Ватикан в замешательство, пока они ищут замену.Это не спойлер, чтобы отметить, что они - в конце концов - прибывают к сэру Джона Малковича из Великобритании.

Малкович, кажется, получает больше удовольствия в своих допапских сценах, упиваясь своим изображением Брэннокса в образе болванного британского парня с тушью, который летает по жизни и который склонен лежать на ближайшем шезлонге, как будто он только что был грубо брошен туда. Как только он принимает папство, эта роль, кажется, поглощает его так, как никогда не делал Ло; возможно, это связано с характером его характера, который оказывается более ненадежным и хрупким, чем Пий XIII.(Если вы пропустите выступление Ло, не беспокойтесь. Есть причина, по которой его имя до сих пор фигурирует в титрах.)

Шоу остается таким же странно светским, как и всегда, несмотря на его мнимую тему. К Богу часто обращаются, но имя Иисуса упоминается лишь несколько раз, а имя Марии почти никогда. В этом сезоне сериал также продолжает попытки вовлечь, хотя и с сомнительным вкусом, реальные проблемы: сексуальное насилие, кризис с мигрантами, гомосексуальность и - в новом сюжетном сюжете сезона - угрозу терроризма.

Тем не менее, в основном Новый Папа , как и Молодой Папа до него, - это борьба за очень земную власть. Сильвио Орландо делает больше, играя еще одного персонажа в дополнение к Войелло. Нет, в этом нет особого смысла, но это Новый Папа, в конце концов, , и в любом случае это дает Орландо больше экранного времени, так кто же жалуется? В отличие от первого сезона, история которого, казалось, шаталась, как будто пытаясь найти свой путь, повествование второго сезона неуклонно - хотя и медленно, но иногда - приходит к выводу, который кажется решительным и удовлетворительным.

И - к счастью, критически - странно.

Как «Молодой Папа» стал «Новым Папой»

Один папа, два папы, молодой папа, новый папа. Фото: HBO

Когда Молодой Папа впервые вышел в эфир в 2017 году, идея второго сезона казалась греховной несбыточной мечтой. В первом набеге режиссера Паоло Соррентино на телевидение Джуд Лоу сыграл Ленни Белардо, американского кардинала, чье удивительное восхождение к папской власти в роли Папы Пия XIII способствовало глобальному конфликту, пышным монтажам и сюрреалистическим размышлениям о власти, вере и изоляции - и это было все, прежде чем он завершился кажущейся смертью главного героя.Тем не менее, три года спустя настало время для The New Pope .

Когда сериал начинается в понедельник вечером на канале HBO, Ленни находится в коме почти год, из-за чего католическая церковь должна избрать нового Папу. После серии интриг в Ватикане конклав находит своего человека: Джона Браннокса (Джон Малкович), депрессивного, богатого английского аристократа и интеллектуала, который редко покидает дворцовое поместье своей семьи. Подходя к изображению «Молодой Папа » мира, в котором Церковь когда-то была самым важным существующим институтом, Браннокс ведет Ватикан через конфликт с группой, похожей на ИГИЛ.Тем временем находящийся в коме Ленни вдохновил небольшую группу христианских фанатиков, которые верят, что он живой святой. Когда Ленни чудесным образом просыпается, некоторые даже начинают спрашивать, не Мессия ли он сам.

В своих девяти эпизодах Новый Папа остается таким же эллиптическим, веселым и загадочным, как Молодой Папа , при этом выдвигая на первый план вопросы, связанные с ощущаемым присутствием Бога и тем, как мы можем реагировать, когда сталкиваемся с бесспорно сверхъестественным. В преддверии премьеры Ло, Малкович и Соррентино сели, чтобы поговорить об игре с несколькими папами, о природе веры и о том, почему рассказывать историю с несколькими точными ответами - это облегчение.

Паоло, в какой момент вы знали, что будет два папы? И как вы нашли кого-то уравновесить характер Ленни?

Паоло Соррентино : Во время редактирования Молодой Папа , это был момент в Европе, когда во Франции произошло много террористических атак. У меня возникла идея использовать кому Ленни, чтобы он был человеком, который мог бы быть святым, парнем, который может проснуться без разумного медицинского объяснения.Это могло быть чем-то, что, на мой взгляд, могло создать опасность католического фундаментализма против исламского фундаментализма, который в тот момент был очень силен и присутствовал в нашей жизни. Конечно, чтобы папа впал в кому, у церкви по ряду политических причин должен быть новый папа. Вот где мы пришли к идее двух пап.

Джуд, каково было снова сыграть Ленни? В первом сезоне есть целая нить, когда Ленни отказывается признать, что творит чудеса.На этот раз персонаж по сути воскресает из мертвых.

Джуд Лоу : Я всегда держался за конфликт в голове и сердце Ленни о себе как о святом или как о ком-то, обладающем способностями за пределами этого царства. Мне нравится его человеческий подход ко всем этим необычным фактам, которые ему сообщают после пробуждения. Ему говорят, что это чудо, и он говорит: «Нет, я только что проснулся». Иногда то, что произошло, необъяснимо, и в его прозаичности есть что-то чудесное, что одновременно приводит в ярость и, возможно, не является всей правдой.Но вы должны смотреть на это как на реальное. Что до него, то он заснул, проснулся, и все.

Когда ему удобно, он разыгрывает чудо-карту, но я думаю, что он слишком взволнован, чтобы считать себя святым. Если бы вы брали у него интервью, я думаю, он бы сказал: «Если я святой, почему я не знаю, где мои мать и отец? Если я святой, почему Бог не разговаривает со мной? Дайте мне веские доказательства ". Но тогда ясно, что он может кое-что сделать.

Джуд Лоу в роли Ленни Белардо.Фото: HBO

Джон, каково было войти во второй сезон шоу с таким устоявшимся, своеобразным тоном и персонажами?

Джон Малкович : Мне очень понравился первый сезон, поэтому я был очень счастлив оказаться среди этих людей. Из-за того, как закончился первый сезон, Церковь должна продолжаться, и я являюсь частью этого продолжения Церкви. Но мне очень нравятся все эти персонажи, поэтому я был счастлив это сделать.

Первый сезон по большей части вращается вокруг природы папства и Ленни делает все, что он хочет.Но Джон Браннокс совсем другой человек, чем Ленни. Как вы подошли к игре этого персонажа?

Малкович : [ вздыхает, ] Это действительно лучший вопрос для Паоло.

Соррентино : Для меня было важно, что персонажем был усталый человек, человек, которому нечего требовать от жизни. Как будто он все видел и все ему скучно. Кроме, может быть, папства.

На мой взгляд, персонаж Иоанна интересен тем, что он не хочет быть папой.Его настоящая цель - исчезнуть, а не быть папой. Персонаж Джуда не хотел появляться, но очень хотел быть папой. Для католиков быть папой - все равно что быть вторым человеком после Бога. Это слишком большой вес. Так что, в конце концов, может быть, оба папы предпочтут оказаться в другом месте.

Как вы подошли к игре с таким авторитетом? Даже если вы политический лидер, у людей часто есть способы избавиться от вас, но если вы папа, вы папа.

Малкович : С точки зрения католической веры, вы представитель Бога на Земле, а не воплощение. Я не уверен, что власть папы столь обширна или что его полномочия столь обширны, как можно было бы подумать. Есть целый аппарат государства Ватикан, который тянет людей в разные стороны. Я думаю, что очень сложно представить себе власть, но очень легко представить ответственность. И этот огромный, массивный мир ожиданий, проекций, фантазий и желаний.

Power, на мой взгляд, совсем другое дело. Но кого-то вроде моего персонажа я не думаю, что его интересует власть. Уобурнское аббатство [заменяющее дом семьи Бранноксов] было передано герцогу Бедфордскому при, я думаю, Генрихе VIII. Это очень старая, легендарная семья, которой принадлежали тысячи акров земли. Это дом для семьи Бранноксов. Так что ему вообще ничего не нужно было делать. Он не принимал участия в управлении имением. Он не из тех, кому нужна была такая работа, и, как говорит Паоло, тот, кто в значительной степени смирился с тем фактом, что ему больше нечего делать, что он действительно хотел.А потом внезапно его принимают на должность папы. Его отношения с властью будут примерно такими же, как у любого человека, которого поставят на эту должность.

Джон Малкович в роли Папы Иоанна Павла III, он же Джон Браннокс. Фото: HBO

Это сильно отличается от подхода Ленни к власти.

Закон : Я думаю, что это другое.Как я всегда видел это с Ленни, он все откладывал. Он был настолько потерян в своей собственной драме, что почти заморозил веру и вернулся к книге, чтобы выиграть время, чтобы понять, что, черт возьми, он собирается делать. Только в самом конце он осознал, что потребность власти в том, что нужно быть бескорыстным. Как только вы начинаете проецировать собственное эго через силу, у вас действительно большие проблемы. Хотя Ленни очень эгоистичен, я думаю, он был настолько потерян в своей собственной драме, что прятался от нее.Он просто пытался понять, что делать, прежде чем все поймут, что он делает. И ответ заключался в том, чтобы открыть его сердце.

Похоже, вы описываете Церковь как находящуюся в коме.

Закон : Ну это было, не так ли? Не забывайте те кадры пустых скамеек и церковных дверей, где нет верующих. Он отпугивал людей, потому что отвергал то, что считал их поверхностной католической верой. Думаю, он сказал: «Я не хочу выходцев, я хочу, чтобы ты был набожным .«Он сделал это, потому что это был вызов, но я думаю, что это пришло также из страха.

Как это изменилось с версией персонажа после комы?

Закон : Он уже прошел через процесс открытия своего сердца. Он не повторяет своих шагов, но он должен смотреть на веру под другим углом - без шляпы. У него больше нет короны. И, возможно, ему предстоит столкнуться с чем-то, от чего он убегал в первом сезоне.

Малкович : Чем занимается святой, кроме борьбы с Богом или судьбой против ограничений человеческого бытия?

Закон : Он почти как мост. Как перевод веры. Он не дает ответа или лекарства. Я думаю, важно также сказать, что редко приходится работать над чем-то, на что вам не нужно иметь окончательных ответов. Одна из причин, по которой мне так нравится работа Паоло, заключается в том, что она аморфна. На него может повлиять время, количество раз, когда вы его видели, или то, как вы себя чувствуете.Это поэтично. Мой естественный инстинкт - вы пытаетесь пригвоздить вещи. Вы постоянно пытаетесь сказать: «Вот это и вот это». И я помню, как очень рано Паоло сказал: «А, может, знаешь?»

Давай примем это. Не то чтобы вы их просили, но я не думаю, что мы сможем вам ответить. Прелесть этого в том, что он движется, и мнения персонажей меняются, и настроения меняются, и фигура движется. Вы же не всегда знаете, фантазия это или мечта, понимаете?

Малкович : Достаточное количество мистики, критически важное для Церкви.

Был ли это ваш опыт игры Браннокса, персонажа, который также плывет по течению в море веры?

Малкович : Я думаю, что вера Браннокса из-за его личной истории сильно пострадала. Он бы не хотел, чтобы это было, но я думаю, что оно сильно повреждено. Вот почему у вас католицизм. Для этого есть приложение. Это называется прощением.

Я думаю, он, вероятно, посчитал бы Ленни обладающим некоторыми качествами, которые могут поднять его до какого-то другого статуса - будь то святой, все из которых были людьми, или каким-то образом какое-то божество.Думаю, именно это сделало Ленни особенным персонажем. Браннокс - это другая порода кошек.

Паоло Соррентино на съемках сериала Новый Папа. Фото: HBO

Одна из вещей, которые мне нравятся в сериале, - это то, что у церкви очень сильная эстетика. Каково это было вступить в это, и было ли что-то особенно вам понравилось в атрибутах Церкви?

Малкович : Сочинения Паоло - это очень специфическая вещь, которая настраивает вас на мир.Но география съемок позволяет жить в этом мире. Рамки и движение или их отсутствие заставляют вас эмоционально понять этот мир. Костюмы - огромный фактор. [Дизайнеры костюмов] работают с людьми, которые делают их для Ватикана, так что вы получаете представление о символике, ритуале, силе, необходимости и страсти, с которой впитываются эти облачения и одежды. И через церковные ритуалы вы получаете всю тяжесть и ответственность за то, что это должно повлечь за собой.

Закон : Я добавлю к этому, что я был удивлен тем, насколько все это было знакомо: надевание костюмов, игра под невероятные декорации, выступления по сценарию. Пытаюсь понять сценарий, который у вас есть. Есть прямая связь. Театр родился из этого. Производительность родилась из этого.

В первом сезоне так много моментов, когда Ленни таким образом взаимодействует со своей персоной.

Закон : Совершенно верно. Он создает этот образ и играет с ним.

Новый Папа: мрачное фантастическое видение Ватикана

Нового Папы не следует путать с комедией о двух папах о Франциске и Бенедикте, которую Netflix выпустил перед Рождеством (и которая, по необъяснимым причинам, понравилась многим) . «Новый Папа» - это вторая серия шоу HBO, которое ранее носило название «Молодой Папа» и вернулось в Sky Atlantic в воскресенье.

Если вы немного сбиты с толку, позвольте мне объяснить. Фильм «Молодой Папа», снятый итальянским режиссером Паоло Соррентино, был выпущен в 2016 году.Джуд Лоу сыграл Ленни Белардо, первосвященника титула, ультраконсервативного американца, пришедшего из безвестности, чтобы заявить права на папство и встряхнуть Ватикан в роли Пия XIII.

Эта серия закончилась тем, что Пий впал в кому, потеряв сознание перед верующими на площади Святого Петра - и, когда начинается «Новый Папа», прогноз ухудшился как для него, так и для церкви. Проблемы есть повсюду: исламские террористы угрожают Риму, кризис насилия продолжается, и культ идолопоклонства возник вокруг пораженного Пия, который, кажется, находится в вегетативном состоянии после ряда неудачных попыток его вылечить.

Поскольку Папа не может руководить, государственный секретарь кардинал Анджело Войелло находится под давлением, пытаясь найти выход из кризиса. Как всегда, у него есть план: конклав и новый папа для восстановления порядка - и Войелло с оптимизмом выдвигает себя как человека, подходящего для этой работы.

Как ясно из основного описания сюжета, приведенного выше, это сериал о политике Ватикана, со всеми присущими ей позиционированием, позированием и предательством. Концовка первого эпизода поднимает ставки, предлагая то, что может быть просто хитом в стиле мафии.

Но из-за чувствительности Соррентино это намного более странно, чем прямолинейная драма. Его подход к кинопроизводству максималистичен. Он наполняет свои фильмы пульсирующими саундтреками и стилизованными декорациями, необычными персонажами и нелинейными повествованиями. Он не всегда понимает это правильно и часто расходится во мнениях, но когда ему это удается, это работает блестяще. Его самый любимый фильм «Великая красавица» визуально ослепляет и фрагментирован в повествовании, в то время как его революционный фильм «Последствия любви» является более сдержанным, оригинальным и навязчивым взглядом на гангстерский фильм.

Для меня «Молодой Папа» и то, что я видел в «Новом Папе» (первые два эпизода), содержат лучшее из этих двух фильмов. Мы получаем череду искусно скомпонованных, сильно кинематографичных изображений, которые обычно не видят по телевидению. Неоновый крест гудит и светится над кроватью Пия. Группа монахинь танцует перед алтарем под звуки техно-ритмов на заднем плане.

Сексуальное напряжение никогда не бывает далеко от поверхности, и существует множество провокационных моментов; а юмор (как мрачный, так и фарс) регулярно снижает напряжение.

После того, как он произнес свою большую речь перед верными кардиналами, птичий помет падает на нетронутую сутану Войелло. Позже мы встречаемся с его соперником за папство кардиналом Эрнандесом. Мужчины - двойники друг друга, в том числе в огромных очках, но без характерной родинки на щеке Войелло.

Для некоторых эта пьянящая смесь будет слишком большой, но для меня Соррентино почти сохраняет контроль, и то, что возникает, - это потустороннее, фантастическое и непочтительное видение Ватикана, которое также поддерживает глубоко серьезное исследование тяжелого положения, в котором находится Церковь и ее священники сталкиваются сегодня.

Как ясно из названия и предварительной рекламы, на этот раз в городе новый Папа - и человека, который будет понтификом, играет Джон Малкович. В первом эпизоде ​​его держат подальше от экрана, к концу которого становится ясно, что Войелло не достигнет своей амбиции стать папой.

Во втором эпизоде ​​Войелло и небольшая группа лоялистов направляются в Англию, чтобы встретиться с сэром Малковича Джоном Брэнноксом, английским кардиналом с подводкой для глаз, который известен своей любовью к кардиналу Ньюману, обращению англиканцев в католицизм и своей вере в умеренный подход. к вере.Он также склонен к приступам мрачной депрессии. Поскольку Пиуса преследовала его семейная история в предыдущей серии, похоже, что Браннокса будет преследовать его семейная история в этой.

Малкович явно прекрасно проводит время, облачаясь в элегантные костюмы и делая заявления с причудливым английским акцентом. Решите вы верить в этого довольно нелепого аристократа или нет, вероятно, это определит, решите ли вы придерживаться сериала на протяжении всех девяти эпизодов.Я с нетерпением жду прибытия Брэннокса в Рим и неизбежной встречи лицом к лицу с Пием, когда последний очнется от комы (HBO не заплатил Джуду Лоу только за то, чтобы он лежал в постели и появлялся в странном видении для вся серия, я уверен).

Наблюдение за Ло против Малковича должно быть хорошим развлечением, и можно надеяться, что Войелло не отступит ни на шаг. Его блестяще играет Сильвио Орландо: непостижимый, коварный и до странности милый. Он темное сердце этого эксцентричного сериала.

Уилл Гор, независимый журналист

Как «Молодой Папа» нас всех обманывает на канале HBO - The Hollywood Reporter

Вы знаете из первого кадра HBO Молодой Папа (когда ребенок ползет по грудам других младенцев, пока камера не наклоняется, чтобы увидеть звезду Джуда Лоу, одетого в его папское платье, выползающего из нижней части пирамиды младенцы), что все будет странно, что сценарист-режиссер Паоло Соррентино полностью контролирует свое видение и что это видение - то, что американская публика не видела слишком часто.

Но даже до этого, если вы вообще были в социальных сетях, вы, вероятно, знаете о The Young Pope из его различных мемов, некоторые из них творческие, но многие из них обыгрывают название и слово «молодой» в контекстуально неточный способ. Это шоу, о котором говорили и будут продолжать говорить по причинам, которые временно забавны, но не в состоянии понять суть того, чего хочет Соррентино. И, возможно, странная красота The Young Pope заключается в том, что это движущаяся цель.Ранние эпизоды представляют собой сочетание необычной странности и сухого юмора, но сериал начинает переходить в менее эксцентричный режим быстрее, чем можно было ожидать, и после пяти эпизодов (половина первого сезона) шоу становится на удивление серьезным размышлением. об одиночестве и вере.

Но сначала странный фактор в Молодой Папа .

Из того вступительного эпизода с младенцами нет никакого отступления от диковинного. Он простирается от начального сновидения Ло о лихорадке до сцены, где он приветствует восторженную толпу в Ватикане речью, отгоняющей дождь, создавая голубое и солнечное небо, а затем завершается самым прогрессивным заявлением Папы в истории (про секс, сторонников мастурбации, проповедников-геев, проповедников-монахинь, разносящих массы), в комплекте с обмороком, похожим на фарс, и, наконец, откровением, что этому американскому папе по имени Ленни Белардо нужно проснуться.И он это делает. Но то, что Соррентино ( The Great Beauty , Youth ) умело сделал с этой сценой, - это фальсификация публики. Эти преданные поклонники Поупа, услышав эту прогрессивную речь, больше ошеломлены, чем счастливы. Отдельные снимки показывают их неодобрение. Это заставляет телезрителей поверить в то, что взгляды нового Папы будут слишком юными, слишком американскими, слишком нетрадиционными.

Но затем, в череде забавных сцен, в которых используется магнетизм и телегеничность Ло, его способность говорить с американским акцентом и его талант изображать резкую прямоту влиятельных людей, мы обнаруживаем, что Ленни Белардо, который теперь будет названный Папой Пием XIII (это должно было быть намеком), на самом деле настолько же консервативен, насколько и они.Во время своего правления он стремится повернуть вспять все достижения Ватикана, которые можно было бы считать прогрессивными, и, пройдя мимо этого, искоренить гомосексуальных священников, предъявить глубоко ограничительные требования 1 миллиарду католиков по всему миру и в процессе Ватикан - еще более могущественный и зловещий игрок в мировых делах

Не то, чтобы Молодой Папа теряет свою странность в этом путешествии: есть повторяющееся появление кенгуру, отсылки к Cherry Coke Zero, множество других сцен из снов, много курения сигарет и блестящие комедийные выходки Сильвио Орландо, только один из многих В составе актеров итальянские и иностранные актеры, а также Дайан Китон в роли монахини.Но по мере того, как сериал становится менее агрессивным, зрителям остается задуматься над чем-то, что не является мемом, это не «Джуд Лоу в роли молодого папы из !» или ложная предпосылка (которую Соррентино легко отрицал, основываясь на том, когда он начал писать сериал), что шоу каким-то образом является политической сатирой на восхождение Дональда Трампа. Как только вы привыкнете к исключительно красивой кинематографии, великолепному использованию освещения и режиссерской расцветке, у вас останется драма, которая на наших глазах превратилась во что-то более существенное.

Я редко смотрел сериал - кроме, скажем, Твин Пикс - где я все время думаю: «Подожди, что?» так часто. И когда Молодой Папа находится на некотором расстоянии от последовательностей снов или кенгуру, это все еще бросает вызов вашему пониманию того, кем он хочет быть и что он пытается сделать.

Я аплодирую этому, и телевидение, даже в этот Платиновый век, может использовать больше этого. Что наиболее интригует, так это то, что какие бы побуждения у меня не возникали, чтобы судить о сериале на данный момент, факт остается фактом: мне предстоит переварить еще пять эпизодов, и Соррентино уже доказал, что он может в любой момент повернуться и углубиться в абсурд или драматическое, иногда одновременно.Я понятия не имею, оправдает ли «Молодой Папа» , когда первый сезон будет в книгах (второй еще не заказан, но его пишет Соррентино, и, безусловно, кажется вероятным), оправдает ли его амбиции. Но я полностью вовлечен в процесс достижения цели.

Я думаю, что отчасти особенность этого сериала связана с тем фактом, что он снят итальянским режиссером и выходит за рамки ритмов как американского телевидения, так и нашего двоюродного брата, британского телевидения. Если вы смотрели итальянский гангстерский сериал Gomorrah , вы получили представление о том, как по-другому делают темп за границей (то же самое для французского сериала The Last Panthers ), но хотя на них явно повлияло американское телевидение, Young Pope Похоже на своеобразный 10-часовой фильм провидца, который был разбит на эпизоды (которые не кажутся разрозненными, чтобы быть ясным).

Итак, мы получаем историю итальянского режиссера, который берет предпосылку - что, если в результате серии махинаций или, знаете ли, божественного вмешательства американский кардинал неожиданно стал папой, и никто не знал, как он управлять - и начинает играть с неизбежными предвзятыми реакциями на эту предпосылку. Я счастлив, что HBO участвует в этом международном совместном производстве и берет на себя риск другого рода для канала.

Соррентино в интервью The Hollywood Reporter назвал сериал «триллером души», и я гарантирую, что мемов на эту тему было не так уж и много.Он использовал это описание, отделяя свою серию от Карточный домик (что вообще никогда не казалось мне точным сравнением). И в том же интервью Соррентино сказал, пожалуй, самую поразительную вещь о том, что исследует его шоу - и это поразительно, потому что оно меньше, чем Cherry Coke Zero, связано со всеми мемами и шутками, сделанными до того, как большинство его увидело или даже дало ему шанс. : «В конечном итоге он говорит о том тревожном шуме одиночества, одиночества, который находится внутри всех нас и который никогда не уравновешивается.Это не одиночество человека, которому не с кем поговорить вечером, а более глубокое, более глубокое состояние и чувство беспокойства, [которое] в конечном итоге вы один. Вот почему те, кто знает об этом одиночестве, задают себе вопрос о Боге ».

Да, вопрос Бога. Не совсем так: «Речь идет о папе - а он молод!»

То, что мы могли бы получить в The Young Pope , - это приманка, к которой создатель не имеет никакого отношения, но социальные сети - похитили ее до того, как она даже вышла в эфир - сделали.К третьему эпизоду, а тем более к четвертому и пятому, шоу очень много о вере, Боге, одиночестве, духовности и вере - последние две идеи сильно отличаются от первых двух. Может случиться так, что сериал, над которым многие люди хотят пошутить (и тот, который сам любит быть забавным и странным, но не обязательно манерным или чрезмерно сатирическим), очень умно рассказывает о гораздо более серьезных проблемах, чем кто-либо ожидал.

Эл. Почта: [email protected]

Твиттер: @BastardMachine

Вы можете быть «молодым папой», но вы не Фрэнсис

Например, в пятой серии, Mr.Ло восклицает: «Я молодой папа - я не считаю, что консенсус». Он действительно должен. Фрэнсис использовал свою огромную популярность как оружие для своей программы реформ, а его критики в церкви мало видят в доброжелательном дедушке Друпи Дога, которого так воспринимает большая часть католического мира. Реальные критики настоящего папы шепчут, что его понтификат может быть жестким и неумолимым. Они указывают на то, как он утвердил свою власть в прошлом месяце, приказав выследить масонов у почти тысячелетних мальтийских рыцарей, а затем наказал за явное неповиновение великого магистра ордена, уволив его, лидера суверенного государства. .

И хотя молодой Пий XIII может зарычать: «Все, что от меня скрыто, рано или поздно откроется», Папа Франциск уже «знает все», по словам преподобного Антонио Спадаро, священника-иезуита, близкого к папе. Когда я спросил отца Спадаро в этом месяце в Риме, знал ли Франциск о каких-либо заговорах и заговорах против него, он ответил: «Если вопрос:« Знает ли Папа о том, что происходит? », Ответ -« да »».

Персонал - это политика Курии

Шоу точно определяет Конгрегацию епископов как ключевое поле битвы за ее решающую роль в вербовке и формировании будущих прелатов церкви.Молодой Папа хочет отсеять всех гомосексуалистов; Вместо этого Фрэнсис удалил консерваторов и собрал прихожан с пасторами по своему образу, включая недавно вступившего в должность чикагского кардинала Блаза Купича, имя которого лучше любого на HBO, включая «Игру престолов». Я встретился с кардиналом Купичем в ноябре, вскоре после того, как его официально повысили до кардинала.

В гостиной с видом на Ватикан новый кардинал пошутил, что, рос в семье из девяти человек, он привык отдавать меня, и что его новый красный наряд был похож на «первый раз, когда у меня есть своя собственная. одежда.«А если серьезно, - продолжил он, - вам приходится иметь дело с реальностью, когда у вас большая семья, поэтому я смотрю на то, где находятся люди».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *