Нусинова елена: Елена Нусинова — Forbes: «Сейчас говорить о журналистике почти невыносимо»

Содержание

Елена Нусинова — Forbes: «Сейчас говорить о журналистике почти невыносимо»

Елена Нусинова ( фото с личной страницы Facebook )

Для спецпроекта «Незапрещенная профессия» мы поговорили с российскими женщинами-медиаменеджерами, занимающими или занимавшими влиятельные посты в последние десятилетия. В новом выпуске Елена Нусинова, которая уже 20 лет руководит «Коммерсантъ Weekend» (в 2000–2018 годах была главным редактором журнала, сейчас занимает позицию шеф-редактора, ранее — ответственный секретарь издательского дома «Коммерсантъ» с момента его основания, главный редактор журнала «Citizen K»), рассказывает о гендерном балансе в российской журналистике, об этическом переломе нашего времени и токсичных руководителях.

О профессии

Я не журналист — я редактор. Я никогда не была журналистом и никогда себя им не считала. Как правило, это люди разной породы. Журналист — это человек, которому ужасно важно узнать. Узнать, выяснить, разобраться, понять, почему все так, а не иначе, сложить картинку, написать. Во мне этой страсти никогда не было. 

Редактора интересует только текст, который будет опубликован: поворот темы, композиция, законченность, объективность — и субъективность тоже. Ну и слова, которыми все написано. Есть пишущие редакторы, я не такой.

Реклама на Forbes

Я один раз уже была свидетелем того, как исчезла советская власть, и надеюсь дождаться этого опять

О журналистике

Сейчас как раз такой момент, когда говорить о журналистике почти невыносимо. Я не участвовала во флэшмобе #запрет на профессию, потому что не чувствовала себя вправе — наше издание не новостное, не расследовательское и пока ни под какие санкции не попало. Но когда рядом на коллег ставят клейма, оставаться неклеймленным  очень стыдно.

Что касается журналистики, остающейся в легальном поле, то с ней все очень печально. Журналист не может полноценно работать в ситуации, когда о чем-то писать нельзя, — у него в крови падает та самая журналистская «разузнавательная» составляющая. Он тогда и о том, что можно, пишет хуже, так это устроено. А когда даже экономический аналитик, арт-обозреватель, музыкальный критик вынуждены оглядываться, чтобы не сказать лишнего, текст портится.

Это не значит, что не осталось прекрасных авторов или текстов. Это значит, что их во много раз меньше, чем могло бы быть.

Конечно же, все это не навсегда и когда-то изменится. Я один раз уже была свидетелем того, как исчезла советская власть, и надеюсь дождаться этого опять.

То, что на топ-должностях в западных СМИ женщины оказались только сейчас, а в русских — 30 лет назад, никак не свидетельствует о природном русском стремлении к diversity

О газете «Коммерсантъ»  

Ну что, «Коммерсантъ». «Коммерсантъ»  был первой постсоветской газетой, первой русской газетой, которая захотела быть похожей на настоящие, то есть разом преодолеть почти столетнюю дистанцию в развитии журналистики. Конечно, это получалось сначала очень неуклюже, но к какому-то моменту «Ъ» добился очень многого.  

Сейчас, когда многие из разработанных им же стандартов, неисполнимы, ему трудно живется. Я не работаю на газете с 2012 года, но работала слишком долго, чтобы не понимать, что там происходит. Главное тут вот в чем (я уже это говорила когда-то): ежедневная газета не может быть лучше жизни. Журнал так-сяк, а газета — нет. Но мне очевидно, что в «Коммерсанте» по-прежнему есть потенциал, чтобы быть настоящей газетой. И когда-то он ею опять станет.

О гендерном балансе

Никакого баланса по-прежнему нет. Женщине надо работать заметно лучше мужчины и быть более яркой и одновременно более договороспособной личностью, чтобы занять то же место, что мужчина. То, что на топ-должностях в западных СМИ женщины оказались только сейчас, а в русских — 30 лет назад, никак не свидетельствует о природном русском стремлении к  diversity.

Просто в начале 1990-х у нас все внезапно поменялось — и почти все места оказались вакантны. На них пришли и мужчины и женщины, тогда было не до «стеклянного потолка». Многие, независимо от пола, оказались вовсе не пригодны и быстро отвалились, среди оставшихся случилось относительно много женщин. Но это вышло стихийно.

А вот то, что происходит сейчас в традиционных западных СМИ, это именно результат попыток достичь гендерного баланса. Пока не очень убедительный.

О мужском и женском стиле руководства

Я не понимаю, когда говорят «мужской характер» или «женский характер».  Не то чтобы я не видела разницы между мужчиной и женщиной. В жизни и хозяйстве это просто разные видовые особи. Я до сих поражаюсь гетеросексуальности — и своей, и вообще как явлению: мне кажется, что это противоестественно. Но когда нормальный, умный, порядочный человек служит службу, он способен свести свои женские/мужские особенности к минимуму. А токсичным может быть начальник любого пола, между женской и мужской токсичностью пусть враги мои выбирают. Бывала ли токсичной я? Наверняка. Было ли мое главное редакторство токсичным в целом? По-моему, нет, но не мне об этом судить.  

Вообще неправильно спрашивать о новой этике людей, которые лечили зубы без заморозки

О новой этике  

Этический перелом, который сейчас происходит, — неотвратимый и бесконечно важный процесс. Это огромная штука, сопоставимая с распадом СССР, и она не может не быть травматичной. Как и при любой социальной революции, тут не может обойтись без несправедливости, грязи, глупости, неточности, без жертв и тяжелых последствий. Это переходный период, он будет продолжаться долго, но в конце концов мы справимся. Люди вообще, как правило, справляются. 

Нет, я не сталкивалась с сексизмом. Но мне не нравится, как это звучит: я будто говорю, что для этого надо просто правильно себя поставить. На самом деле просто это мое везение и больше ничего.

Вообще неправильно спрашивать о новой этике людей, которые лечили зубы без заморозки. Неважно, за новую этику они или против, у них все равно другой болевой порог. Они непригодны для этих разговоров. И я тоже.

Об иерархии

Уже почти два года я не главный редактор журнала «Коммерсантъ Weekend». Я попросила занять эту должность мою заместительницу Таню Шишкову, потому что в какой-то момент стало ясно, что она будет делать это лучше меня. Она согласилась, прекрасно работает, а я ужасно этому рада. Вообще нет в карьере лучше момента, чем когда твой подчиненный становится твоим начальником, со мной такое случалось несколько раз. Вот тут ты понимаешь, что все было хорошо и правильно.

Нусинова: такую газету никто здесь не пробовал делать

С 1990 года — сотрудник ИД «Коммерсантъ». В 1994-1997 годах — выпускающий редактор субботнего номера «Коммерсантъ-Daily». В 1995-1997 годах — выпускающий редактор еженедельника «Коммерсантъ-Власть». В 1997-2010 годах — ответственный секретарь ИД «Коммерсантъ». Главный редактор нескольких изданий ИД «Коммерсантъ»: с 2000 года — журнала «Weekend», в 2001-2010 годах — приложения «Стиль», в 2006-2012 годах — приложения «Каталог», в 2010-1012 годах — журнала Citizen K.

— Вы один из старейших сотрудников «Коммерсанта». Как вы попали в «Коммерсант»?

— Я попала в «Коммерсант», когда он был информационным кооперативом «Факт» и производил разнообразные телетайпные бюллетени — такой был прогрессивный способ распространения информации. В моих бюллетенях были обзоры прессы. А «Коммерсант» начался примерно через полгода, сначала был еженедельным.

Деловая газета «Коммерсантъ». Справка >>

За эти двадцать с лишним лет я была составителем полосы иностранной прессы, начальником отдела рерайта, выпускающим субботнего номера газеты Daily, выпускающим журнала «Коммерсантъ» (впоследствии «Власть»), ответственным секретарем ИД, главным редактором журналов «Стиль», «Каталог», Weekend, Citizen K. Многое из этого одновременно.

— Что за люди работали в «Коммерсанте» на рубеже 1990-х?

— Там было совсем немного профессиональных журналистов, больше экономистов, экономическое предполагалось как доминантное. Почти все они тогда были очень молодые, а те, кого они привели с собой и кого потом набрали для ежедневной газеты, еще моложе. Журналистов, уже сделавших себе имя, не было — [Владимир] Яковлев не просто боялся воспроизведения советской журналистской манеры письма, он обязательно хотел добиться новой, другой.

— В каждом разговоре про «Коммерсант» обязательно всплывает «тот-самый-новый-язык» — было ли это самым важным тогда, или это позднейшая мифология?

— Прежний газетный язык был ни на что не годен. Сейчас довольно трудно себе представить, на каком одновременно и пустом, и загаженном месте все происходило. Советская журналистика (за исключением нескольких всем известных имен), несмотря на распространенные сейчас ностальгические настроения, все-таки была страшная мерзость. Самые отвратительные сегодняшние ее вольные и подневольные воспроизводители все еще очень далеки от оригинала. «Московские новости», конечно, были не советскими, а антисоветскими, но этот язык тоже стремительно устаревал: советская власть кончилась, и тогда казалось, что навсегда.

Способа внеиделогически, безоценочно, не проклиная и не прославляя, сказать что-то в газете о политике, экономике, обществе просто не было.  Его искали — неумело, неуклюже, но вполне сознательно. И до большой степени нашли.

— В фильме Леонида Парфенова к 20-летию «Коммерсанта» вы сказали, что все ориентировались на The New York Times, но никто ее в глаза не видел — это было преувеличением, или не совсем?

— Я не совсем так сказала. Некоторые видели в глаза, иные даже читали, но никто не пробовал читать изо дня в день, а значит, представления о том, что такое настоящая ежедневная газета, хоть New York Times, хоть любая другая, ни у кого не было.

— И никто никогда не ездил смотреть, как там все устроено?

— Куда-то Яковлев, кажется, ездил. Но даже если он сумел понять, «как все это устроено», буквально перенести тамошний опыт на здешнюю почву было невозможно: разрыв был слишком велик, непреодолим. Не только в технологиях и квалификации журналистов — читатели были совершенно иными, им нужна была не калька западной газеты, а ее русская версия. Поэтому неважно, насколько расплывчато Яковлеву виделась New York Times — воспроизвести ему предстояло не ее, а именно представление о ней. То есть сделать газету, которая соотносилась бы с происходящим в России примерно так же, как «Нью-Йорк Таймс» соотносилась с происходящим в Америке.

Делатели и создатели: Леонид Злотин о нулевом номере «Коммерсанта» >>

То, что в мировой журналистике составляет понятие «информационный стандарт», по-русски впервые возникло как «коммерсантовский стандарт». До мирового ему было далеко, но пропорции совпадали. После того, как этот стандарт научились примерно соблюдать в «Ъ», он зажил собственной, отдельной от «Ъ» жизнью: сначала распространился на остальные СМИ, потом стал общим и безусловным, был властным и победительным, потом под давлением обстоятельств стал ломаться, теряться, путаться, сейчас на него жалко смотреть.

— Если большая часть «Коммерсанта»  состояла не из журналистов — на что была похожа редакционная жизнь, редколлегии?

— Мне не с чем сравнивать — я никогда не была в другой газете. Но я  думаю, что всю систему редколлегий те, кто раньше работали журналистами, отчасти воспроизвели. Но не слишком многое — технология с самого начала была другой, «Ъ» был первым изданием, которое целиком делалось на компьютерах. Ни рукописей, ни гранок, ничего исконно газетного не было, это многое определило в образе жизни.

— Но вы как-то представляли, насколько жизнь в «Коммерсанте» отличалась от жизни других журналистов? В смысле, например, материальном? Тогда ходили слухи о баснословных зарплатах.

— Зарплаты были большие по тем временам, но не абсолютно, а относительно — вокруг же все бедствовали. А на коммерсантовскую можно было именно что безбедно прожить.  Зато в других редакциях был рабочий день. Они сдавались в шесть, самые прогрессивные — в восемь.  Чтобы любой текст с сегодняшним информационным поводом сегодня же обязательно и сдать, потому что завтра не возьмут, скажут, протух, — такого нигде не водилось. Переписывать заметку по шесть раз, тоже нигде больше не было принято тогда.

— А эти правила, по которым заметка переписывалась шесть раз, — они были понятны? Что и кто делал шесть раз с одной заметкой?

— Переписывать было не правилом, а распространенной практикой. Основное коммерсантовское правило композиции известно в формулировке [Андрея] Васильева: у заметки должны быть начало, середина и конец. Его и некоторые опытные авторы исполняют с известным затруднением, а «Ъ» вначале на 90 процентов состоял из очень начинающих, им это прямо-таки вовсе не давалось. И в «Ъ» было много непривычных тогда формальных требований к тексту, связанных с упомянутым уже информационным стандартом. Так что переписка не казалась авторам блажью начальства (как, говорят, казалась потом сотрудникам «Сноба»), они переписывали по замечаниям к тексту, вполне конкретным. Но в газете это продолжалось недолго — одни авторы научились, другие отвалились.

Максим Ковальский о том, как переписывал текст про алмазы России 36 часов >>

— Вы занимались рерайтом с самого начала? Откуда возникла идея разделить сбор фактуры и написание текста? И кто входил в первую группу рерайта?

— Это была яковлевская идея, ему кто-то рассказал, что так делают в иностранных газетах: мальчиков попроще посылают все разузнать, они сбегают, поглядят, потом возвращаются и рассказывают мальчикам поумнее, а те уж все расписывают. Но воплотить эту удивительную идею ему так никогда и не удалось. Сбор фактуры и написание текста не делились ни за что. Отдел рерайта появился с началом ежедневной газеты. В нем были [Максим] Ковальский, [Кирилл] Харатьян, [Петр] Холобаев, [Алексей] Каменский, еще очень многие, человек двадцать. Но это просто название такое волнующее, рерайт, а так — редактура. Мы не имели тогда никакого отношения к содержанию, только к форме. Новый язык, новые требования к тексту — все это было увлекательной редакторской задачей.

— У вас были какие-то конкуренты или хотя бы ориентиры в российских изданиях?

— Коротко говоря, нет. Тогда нет.

— Про «Коммерсант» всегда ходило какое-то невероятное количество легенд — ну, например, что была буддистская молельная будка какая-то, которую Яковлев построил, и ее разобрали после его ухода, но она где-то по-прежнему хранится,  и пока она есть, есть и «Ъ». Или что строят гигантский бассейн прямо посреди редакции. Что из этого было правдой?

— Спортзал был, занятия восточными единоборствами были, были тренажеры, молельни не было, бассейна тоже.

И Яковлев, насколько я понимаю, не был чистым буддистом. Любая законченная форма ему претила.

Как устроен город читать онлайн Григорий Ревзин

Григорий Ревзин

Как устроен город. 36 эссе по философии урбанистики

От автора

В 2017 году директор института «Стрелка» Варвара Мельникова предложила мне написать серию очерков о современном городе для непрофессиональных медиа. Чтобы включить урбанистику в число предметов, относящихся к сфере general interest — как политика, деньги или погода. В ответ я предложил серию очерков о городе вообще. К моей большой радости, она, поколебавшись, согласилась. Я искренне благодарю ее как за инициативу, так и за толерантное принятие того обстоятельства, что наше слово всегда отзывается не так, как мы предугадывали.

Елена Нусинова, главный редактор журнала Weekend и главный редактор почти всех моих текстов на протяжении последних 20 лет, счастливо для меня согласилась публиковать эти очерки в журнале.

Андрей Курилкин, главный редактор издательства Strelka Press, увидев первый очерк, сказал: «Отлично, а потом, когда вы закончите, я соберу очерки и издам книжку». Эта счастливая перспектива в принципе маячила передо мной, пока я публиковал свои эссе, но отдаленно и необязательно. Мне была предоставлена полная свобода в выборе и тем, и последовательности очерков. Каждый, кто когда-либо попадал в такую ситуацию, поймет мою благодарность за атмосферу свободного комфорта, в которой я пребывал целый год.

За нее я и расплатился по итогам работы. В один прекрасный день Елена Нусинова позвала меня к себе, предъявила мои опусы, собранные вместе, и сказала примерно следующее. Вот ваши очерки. Для журнала каждый из них был неплох, я их редактировала и печатала. Но вместе это не книжка. Вернее, это очень плохая книжка. Много повторов, нет структуры, читатель не понимает, куда вы его ведете и зачем. Можете отдать это Курилкину, но я бы не советовала вам так поступать. А ему это издавать.

Я хочу поблагодарить Елену Нусинову как за благожелательную мягкость, с которой она относилась к моим текстам, пока я их писал, так и за жесткость, неожиданно обозначенную в итоге. Сдерживая слезы, я забрал свои статьи, начал их перечитывать и с мазохистским удовольствием обнаружил, что она совершенно права. Ничего не получилось. После этого я переписал весь текст — примерно на три четверти, уже как книжку.

Я вновь передал текст Елене Нусиновой, которая на этот раз нашла его более приемлемым. Но хорошо узнав за 20 лет совместной работы мою способность запальчиво преувеличивать собственную эрудицию, безобразно путать имена, места, даты и авторство цитат, категорически посоветовала мне обратиться к научному редактору. Я ответил не без надменности, что уже попросил прочитать свой текст члена-корреспондента РАН, профессора Владимира Седова, и он уже прочел (пользуюсь случаем выразить ему благодарность за это) и даже исправил две ошибки. На что Елена Нусинова ответила, что он — ваш самый старый и верный друг, слишком хорошо к вам относится (пользуюсь случаем выразить ему благодарность и за это тоже) и это нас ни от чего не гарантирует.

Так в работе над этой книжкой появилась Мария Сарабьянова. Я глубоко восхищен серьезностью и ответственностью, с которыми она работала с моим текстом. Меня отчасти согревает то обстоятельство, что давным-давно аналогичную работу проделывал ее дед, Дмитрий Владимирович Сарабьянов, бывший научным руководителем моего диплома и диссертации. Невольно вспоминается античный миф о семье, которой богами помимо прочего было назначено ухаживать за рощей, вечно норовившей произвести бракованные плоды.

В исправленном виде текст, наконец, и был передан Андрею Курилкину, который отнесся к нему благосклонно, за что ему отдельная благодарность. Он, правда, выразил осторожное удивление противоречивостью текста. Получилась монография с жесткой структурой, будто учебник, но каждая ее часть — этакое импрессионистического свойства эссе с поэтическими цитатами.

Пытаясь разрешить это противоречие, я предложил Андрею сменить название книги «Как устроен город» на менее менеджерское — «Поэтика города». Ведь поэтика — это и есть описание того, как устроено произведение, а некоторый привкус поэтичности в названии позволил бы увести ожидания читателя от градостроительного manual’а. Но не прошло. Андрей нашел такое название устаревшим, отталкивающим молодежь, а кроме того, разрушающим все договоренности. Поскольку проект с самого начала — еще с идеи Варвары Мельниковой — назывался «Как устроен город» и в нем менялось многое, но не имя.

Ну что же, отмеченное Андреем противоречие действительно есть. Но прочитав множество текстов о том, как устроен или как должен быть устроен город, авторы которых, возможно бессознательно, вдохновлялись воинским уставом или уголовным уложением (и даже написав несколько таких же), я, пожалуй, результатом скорее удовлетворен. Если в гражданском кодексе сохраняются некоторые черты, роднящие его с чтением на weekend, то, возможно, это способно несколько подкупить читателя of general interest.

Вступление

Город и его смысл

Животные городов не строят, город — произведение человеческое. То есть он должен быть разумен. При этом он скорее таким не выглядит. Не только для обычного человека, натыкающегося на интриги улиц, но и, как мне кажется, для людей, занимающихся городами профессионально. В городе масса случайного, непредсказуемого, не имеющего разумных оснований. То есть город — это порождение разума, которое неразумно.

Таких вещей много. Человеческая история, политика, экономика в силу видимой абсурдности рождают бесконечные попытки их объяснить. Город тоже создает логики его объяснения.

Был такой американский урбанист Кевин Линч, любимый герой Вячеслава Глазычева, переводившего его книги. Одна из них, «Совершенная форма в градостроительстве», начинается с типологии городов: город как символ, город как механизм и город как органическая форма.

Город как символ — это город-круг, квадрат, звезда, парабола, прямая линия и т. д. Толкование таких символов — увлекательнейшее занятие, и история градостроительства от Вавилона до Версаля полна таких толкований. Круг может толковаться как солярный символ, женский символ, символ мировой гармонии и т.  д., и это важно, но важнее то, что толкование в принципе возможно. То есть что у города есть смысл, и этот смысл кем-то задан. Символ же не может возникнуть сам собой, кто-то должен был сказать, что это символ. Город как символ предполагает автора — им может быть или правитель, или архитектор, и у нас будет случай вернуться к сходству этих фигур.

Город как механизм — это девайс с примерно четырьмя функциями. Это жилье плюс средства поддержания и воспроизводства жителей плюс производство плюс управление. С точки зрения проблемы разумности городской материи это прекрасная логика — город оказывается глубоко рациональным. Логически это похоже на город как символ, потому что девайс тоже сам собой ниоткуда не возьмется. У него тоже есть автор, только он другой. Эта модель города возникает довольно поздно, это порождение индустриализации (впервые ее, насколько я понимаю, описал Тони Гарнье в книжке «Индустриальный город», изданной в 1917 году). Можно сказать, что на место автора-художника или мага, который соотносил город с законами мироздания путем символических действий, здесь становится более прогрессивный и практичный автор-инженер, который уже знает эти законы и в соответствии с ними строит город как завод по производству лучшей жизни. Впрочем, вскоре наступило время тоталитарных обществ, маги вернулись и опять начали строить символические города.

И символических, и функциональных городов существует довольно много (в особенности функциональных). Однако сказать, что проблема разумности города решается через обращение к символической или функциональной логике, не получается. Точнее, не вполне получается.

У «авторской» логики объяснения городов есть недостаток. Авторский замысел не столько объясняет город, сколько враждует с ним. Вернее сказать, город воюет с авторским замыслом, а автор более или менее безуспешно обороняется. Когда мы говорим о некоем замысле города — Риме Ромула или Петербурге Петра, Приене Гипподама или Зеленограде Игоря Покровского, — то этот замысел в реальности всегда, увы, оказывается искаженным, непонятым и утраченным. Когда же мы говорим о видимом, актуальном произведении архитектора или власти в городе — сталинской Москве, османовском Париже, Риме Сикста V, Москве Собянина, — то это результат насилия над существующим городом, его радикальная трансформация. Получается, что есть отдельно замысел, а отдельно город. В таком случае «город» — это какая-то неразумная, необъяснимая материя, с которой борется ее смысл. Это не смысл города, а попытка привнести смысл в город.

Но в случае с символами в силу их неясности и расплывчатости конфликт между городской материей и смыслом города не критичен. С функцией все хуже. Функциональная теория города делает его инструментом для изготовления чего-то. У инструментов, в отличие от произведений художников, есть одна особенность. Когда они устаревают, их выбрасывают. Можно, конечно, хранить лопату XVI века в музее этнографии или техники, но никому не придет в голову хранить все старые лопаты. Инструменты можно выбросить, но город выбросить трудно. И если приходится выбрасывать город, то возникает сомнение, что мы правильно вложили в него смысл.

«Наша аудитория умеет читать» Главный редактор «Citizen K» рассказала о своем журнале: Интернет и СМИ: Lenta.ru

Елена Нусинова возглавляет журнал «Citizen K» уже более двух лет: под ее началом «глянцевый» эксперимент «Коммерсанта» превратился в журнал, который ориентирован, в первую очередь, на текст и который благодаря этому стал одним из самых ярких изданий на российском медиарынке. «Лента.ру» расспросила Елену Нусинову, как у нее строятся отношения с авторами и что составляет для «Citizen K» повестку дня.

«Лента.ру»: Журнал «Citizen K» серьезно изменился за последние годы — раньше это был журнал «модных провокаций», который рассказывал, как «стать свободным, красивым и счастливым», а под вашим руководством он стал прежде всего интеллектуальным изданием. Как вообще вы видите главную идею журнала, почему и как она поменялась?

Елена Нусинова: Журнал изменился полтора года назад, когда стал ежемесячным. До этого издавалась русская версия французского «Citizen K», он ежеквартальный. Вместе с периодичностью естественным путем поменялись формат, макет и содержание. Издание оказалось гораздо более «коммерсантовским». Поскольку главная ценность, производимая ИД «Ъ», — это тексты, они и стали играть в этом новом ежемесячном журнале доминирующую роль. Никакой задачи сделать, как вы говорите, интеллектуальное издание не было и нет. Только журнал с хорошими текстами.

А как вы видите вашу аудиторию? Все-таки это довольно узконаправленный журнал, с текстами такого уровня, которые, может быть, не всех могут заинтересовать. Не боитесь ли вы, что он стал слишком элитарный, эстетский?

Я вижу нашу аудиторию очень много лет. Это постоянная аудитория нашей газеты, и, уверяю вас, эта аудитория умеет читать. Ежемесячное издание позволяет поговорить на те темы, которые не могут попасть в газету и еженедельники. И на том языке, который невозможен в газете и еженедельниках.
Вот что удивительно: никто меня спрашивает, как к переменам в журнале относится основатель французского «Citizen K» Каппоф (Kappauf). Так вот, ему все очень нравится.

Вы занимаетесь Citizen K и «Коммерсантъ Weekend» — понятно, что это разные издания, но все-таки у них очень схожий набор авторов, которые часто пишут на одни и те же темы. Не возникаете ли у вас порой ощущения некоторого смешения между двумя изданиями?

Обложка майского номера Citizen K

Lenta. ru

А еще эти авторы пишут для газеты и для других еженедельных журналов ИД. И темы у этих авторов одни и те же. Вот взять Таню Кузнецову: как стала писать про балет, так пишет и пишет, а про Бастрыкина или «Кинотавр» — ни слова. Смешения, однако, не происходит, потому что издания разные, с разными целями, характером, языком, набором тем. «Weekend» — журнал очень жесткого формата, он привязан к тому, что произойдет на следующей неделе. В ежемесячном журнале у тех же самых прекрасных авторов (впрочем, в «Citizen» постоянно публикуются и приглашенные авторы) появилась возможность написать и о том, что уже произошло, и просто о том, что сейчас оказалось важным и интересным, без жесткой привязки к информационному поводу.

А как вы определяете для себя эту повестку дня, в том числе и героя повестки дня — то есть героя обложки? Почему, например, Юрий Сапрыкин был, еще понятно, а почему вдруг Борис Куприянов?

Понятен Сапрыкин — и непонятен Куприянов? Не могу себе представить, как такое бывает. Но тогда я не стану говорить про Сапрыкина, раз про него понятно, скажу про Куприянова. Борис Куприянов — просветитель, автор и участник множества книжных проектов, честный последовательный и толерантный левый мыслитель, успешный книготорговец, очень красивый человек, наконец. Обложка с ним украсит любой журнал. И, конечно, было интересно узнать, каким он видит текущий момент, что сейчас думает.

В этом смысле интересен и важен каждый из наших героев, но еще важнее они все вместе. Их общность и разность. Григорий Ревзин, Юрий Сапрыкин, Нюта Федермессер, Борис Куприянов, Оля Алленова и все, кто еще будет на наших обложках. Их общая и разная повестка дня и должна представить этот год, каким он был, как мы в нем жили, о чем думали и разговаривали, чего добивались, чему противостояли.

Кто определяет темы для ваших авторов — они сами или редакция? Насколько ваши авторы свободны внутри журнала?

Разумеется, свободны. Это не те люди, за которых можно что-то решать. Другое дело, что журнальные темы — обычно продукт совместной авторско-редакционной деятельности. Но это у всех так.

«Citizen K» производит такое впечатление, будто от номера к номеру он очень сильно меняется внутри, например, меняется набор рубрик. Это для вас тоже обычная редакционная практика?

Меняются названия рубрик, а структура издания остается абсолютно неизменной и довольно жесткой. Каждая книжка журнала — это цельная история, и рубрики выступают в роли названий глав, что ли. Но открывающая номер рубрика постоянна, вы ее видите на обложке — «Повестка дня».

В последние месяцы в журнале стало очевидно больше политических тем. Сейчас все объясняют это тем, что меняется ситуация в стране, поэтому нужно об этом писать. А что это для вас — отражение духа времени или попытка изменить постоянную концепцию издания?

Да не политика это. Неинтересна сейчас политика, власть неинтересна. Интересна общественная жизнь.

Это все-таки общественно-политическая жизнь. Лагерь оппозиции, «ОВД-инфо»…

Обложка июньского номера Citizen K

Lenta. ru

Есть оппозиция власти и есть оппозиция реформе образования. Есть возмущение милицейскими пытками и разрушением исторических зданий. Есть протестное движение и есть резко возросшее внимание к положению детей с ограниченными возможностями. Образовались «ОВД-инфо» и сообщества волонтеров, помогающих больным, бездомным, наркоманам. Все это происходит одновременно. Общественной жизни стало больше во всех ее выражениях, не только в виде митинговой активности. Но я не пытаюсь сейчас декорировать наш интерес к протестному движению — он очень велик. Как и у всех наших читателей, даже тех, кто относится к митингам скептически.

Почему именно к вам вернулся в качестве автора Максим Ковальский?

Никуда он, к сожалению, не вернулся. Если человек был главным редактором, а потом подготовил материал, это не описывается словом «вернулся». Я попросила его, он по дружбе сделал, мы рады и благодарны. Скучаем мы по Ковальскому. Почему именно в «Citizen K»? А вы бы в какой предложили?

Хотя вы говорите, что «Citizen K» — просто журнал с хорошими текстами, он все-таки состоит из двух частей, которые кажутся оторванными друг друга. Одна текстовая, другая визуальная, более «глянцевая». Вы уверены, что аудитории, которой интересны ваши тексты, интересна и вот эта вторая часть — про туфли и браслеты? Кажется, что «Citizen K» — это все-таки о другом.

В журнале «Weekend» в рубрике «Афиша» публикуются статьи, как вы справедливо отметили, тех же авторов, а во второй части — да, юбки и браслеты, кольца и жакеты. И читатели — или по крайней мере, читательницы — очень этим порядком вещей довольны.

Мне вообще часто задают этот вопрос. И я честно не понимаю почему. Вот хорошие тексты, а вот красивые модные съемки — и что? Мы разговариваем на том же языке. Если это фотографический язык моды, ну что же с того. Да, это другая часть журнала. Да, кому-то из читающих первую часть журнала неинтересна вторая. Кому-то из смотрящих на вторую неинтересна первая. Но это нормально, совсем не все читатели читают журнал целиком, от начала до конца.

А эти съемки вы воспринимаете скорее как арт-проект или как рекламу вещей?

Это никакая не реклама никаких не вещей. И, конечно, не арт-проект. Это fashion-съемка. Такой же журналистский жанр, как статья, или колонка, или фотоистория. Просто он связан с модой.

Как вы думаете, повлияют ли на вашу работу и на журналы последние кадровые перестановки в «Коммерсанте» — уход Демьяна Кудрявцева и приход нового руководства, которое более ориентировано на коммерческий успех?

Уход Демьяна Кудрявцева — очень большая потеря для издательского дома, как и в свое время увольнение Максима Ковальского. Вообще у нас лишних не было. Все новые проекты ИД, в том числе и «Citizen K», были открыты Демьяном, он принимал в них постоянное участие.

На что ориентировано новое руководство нам пока неизвестно. На вчерашней встрече с коллективом новые руководители сказали, что высоко ценят все издания «Ъ», а главной ценностью ИД считают работающих в нем людей. Пока не будет сказано обратное, давайте поверим этому.

Первый номер „Ъ“. Как это было (фото)


Верстальщица из Москвы Галя, начальник отдела вёрстки Олег Бирченко, руководитель группы выпускающих редакторов Антон Петров.


Ваш покорный слуга проверяет, всё ли верно сверстала верстальщица Настя. Да, всё верно.


Рерайтеры Дмитрий Москалёв и Дина Злотник.


Ответственный секретарь Дарья Смолянинова, верстальщик Андрей, ответственный секретарь из Москвы Елена Нусинова, ваш покорный слуга.


Заместитель главного редактора, руководитель блока деловой информации Игорь Тросников, Настя, выпускающий редактор Дмитрий Шепель, Андрей.


Выпускающий редактор из Москвы Пётр Холобаев по прозвищу Монстр Заголовков, главный редактор Андрей Васильев по прозвищу Вася, журналист Маша Цуканова.


Елена Нусинова.


Съёмочная группа компании BBC снимает Андрея Васильева и генерального директора издательского дома «КоммерсантЪ Украина» Казбека Бектурсунова.


Андрей Васильев даёт интервью съёмочной группе компании BBC.


Казбек Бектурсунов.


Казбек Бектурсунов.


Один из пробных номеров газеты.


Заместитель главного редактора Андрей Гоголев.


Заведующий отделом политики Александр Виноградов.


Специальный корреспондент Мустафа Найем.


Верстальщик Александр, заместитель руководителя блока деловой информации Елизавета Голикова.


Галя, Андрей, верстальщик Тимофей.


Отпечатанную полосу рассматривают Елена Нусинова и Пётр Холобаев, а Дарья Смолянинова смотрит в сторону.


На работу Насти смотрят Игорь Тросников, Андрей, Андрей Гоголев, Елена Нусинова и Андрей Васильев.


Галя, Елена Нусинова и Пётр Холобаев рассматривают свёрстанную полосу.


Галя, заведущий отделом «Общество» из Москвы Илья Нагибин, Андрей Васильев, кусок Елены Нусиновой и Пётр Холобаев рассматривают свёрстанную полосу.


Андрей Васильев выступает с речью в кабаке, куда все поехали отмечать сдачу первого номера.


Казбек Бектурсунов.


Игорь Тросников и Андрей Гоголев.


Андрей Васильев.


Андрей Васильев с первым номером газеты «КоммерсантЪ».

Мастерская Кадров

 

опыт — 5/7


прямая речь

Дизайн-макет «Ситизена», когда журнал из ежеквартального стал ежемесячным (то есть практически тогда же, когда русскую версию СК стала выпускать редакция Weekend) сделал Дима Барбанель. Это было во многих отношениях выдающееся произведение, только нам не годилось. Журнала, который бы соответствовал этому макету, мы делать не умели, но именно тогда Дима принял главное дизайнерское решение, которое всех спасло, — поставил арт-директором Ждана.

Ждан оказался в очень драматичной ситуации: он, с одной стороны, не просто ценил Барбанеля, а прямо боготворил его, а с другой, видел, что макет не работает. И он прямо на ходу, спокойно и бестрепетно, за несколько номеров все поменял. Он не то чтобы пошел у нас на поводу — наоборот, он придумал свою историю, которую тянул и развивал дальше, просто эта история позволяла нам быть самими собой. Ждан был бесконечно терпелив и внимателен к пожеланиям редакции, но абсолютно тверд и несгибаем, когда редакция хотела фигни. По правде говоря, мы в «Ъ» избалованы дизайнерами, но о работе со Жданом всегда вспоминаем как о счастье.

«Ситизен» прожил недолго, его закрыли как раз, когда он стал таким, каким должен был быть. Четыре года прошло, но до сих пор, если кто-нибудь скажет «Ждан», мы все начинаем улыбаться.


прямая речь

Работал в студии Лебедева, журнале «Эрмитаж», «Мастерской», в настоящее время работает в компании «Яндекс»

Лена — это лучший главный редактор для меня, совершенно точно. Чтобы много не писать, давайте два самых важных качества. Первое — ее мера ответственности за тональность разговора с публикой и за свою команду. Второе — смелость. Дала возможность пробовать, проверять и реализовывать дикие и странные штуки, искать свой почерк.


НОВОГОДНИЙ СПИСОК №1\1 (2015-2016) : aprilwitch — LiveJournal

Дорогие друзья, и снова здравствуйте!

Старожилам рунета объяснять не нужно, мы десять лет совместно бьемся об новогодние списки, а вновь присоединившимся рассказываю:

СКОРО НОВЫЙ ГОД!
И детям фонда «Галчонок» дед мороз обещал принести подарки.
Хоть мы и верим в деда мороза свято, но точно знаем, что все лучшее в этом мире происходит только благодаря неравнодушным людям.

Так что, если угодно, это обращение к коллективному деду морозу и снегурочкам.
Хотите создать себе новогоднее настроение?
Нет ничего проще!

ИНСТРУКЦИЯ ПО ДЕДОМОРОЗЕНИЮ И СНЕГУРКОВАЛЯНИЮ:
Выбираете ребенка из списка, руководствуясь одному вам известному принципу.
оставляете КОММЕНТАРИЙ к этому посту
с  1) номером списка (список номер 1), 2) номером ребенка в списке, 3) вашим имейлом

и тогда напротив номера ребенка появится ваш ник или ваши имя и фамилия.
Это значит, что ребенок закреплен «за вами».

После чего на ваше мыло придет адрес ребенка, по которому из интернет магазина (ИЛИ ПО ПОЧТЕ) ребенку доставят подарок от деда мороза.

В фонд подарки привозить бессмысленно, это полностью парализует нашу работу.
После того как подарок отправлен, обязательно отпишитесь нам, а мы в свою очередь потом пришлем вам фотографию довольного оподареного галчонка.

Фонд «Галчонок» помогает детям с органическими поражениями центральной нервной системы. Это одна из самых  незащищенных групп детей.
Прочесть подробнее про наш фонд можно тут

Если вы хотите помочь фонду другим способом, то вам сюда

Один из наиболее простых способов помощи нашему фонду — послать смс на короткий номер 3443 со словами «Галчонок 100» или «Galchonok 100»

Задавайте вопросы в комментариях к посту, тогда мы сможем всем ответить и никого не пропустить!
И, конечно, помогите нам репостами от чистого сердца, если это не противоречит вашим принципам.

Ваша Оля Журавская
(учредитель фонда «Галчонок»)

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ СПИСКА ЗАКРЫТА! УРА!

ЧАСТЬ ВТОРАЯ ПО ССЫЛКЕ тут http://aprilwitch.livejournal.com/624086.html

1. Акопов Глеб, 4 года, Волгоград — Лего серии Дупло с крупными деталями и что-нибудь сладкое   ta_jumelle

2. Алжуев Муслим, 12 лет и Алжуев Ахмед, 8 лет, Грозный — мальчики очень хотят один на двоих планшет beatgene

3. Андреев Ярослав , 4 года, Медынь (Калужская область) — Музыкальный интерактивный барабан http://booksmoscow.ru/goods/musicbox onze

4. Атаев Никита, 4 года, Лосино-Петровский (Московская область) — Робот, рассказывающий сказки http://www.smartaids.ru/sighting_loss/96/3583/ Julia Olshvang фб

5. Ахмедова Анна, 7 лет, Пушкино (Московская область) — мольберт-этюдник НАСТОЛЬНЫЙ PINAX TE-01B малый http://www.peredvizhnik.ru/catalog/Molbertyi_i_etyudniki/Etyudniki/etyudnik_nastol_y_malyiy_1_2kg_holst_30sm_34h36h5_28_sm_buk_te_01b/ Ekaterina V. Pugacheva фб

6. Багин Лев, 15 лет, Москва — Елка новогодняя http://www.elkasite.ru/show_good.php?idtov=73128 appo

7. Барышникова Арина, 5 лет, Казань — интерактивная собачка Иди за мной (учит ползать) http://bit.ly/1HdZg3h Николай Салтыков фб

8. Беданин Никита, 9 лет, Набережные Челны — вокальный беспроводной радио-микрофон (Никита любит петь)

9. Беликов Юрий , 4 года , Реутов — Самосвал р/у Balbi http://www.detmir.ru/product/index/id/590061/ Ирина Егорова фб

10. Белякова Мария, 8 лет, Казань — красивое платье для Маши 152 см (день рождения в январе) Кузнецова Катя фб

11. Бойко Максим, 9 лет, Магнитогорск — Кот Том http://www.eldorado.ru/cat/detail/71126899/?category=170176478 или машина http://www.eldorado.ru/cat/detail/71101373/?category=23214088 Aleksandra Khlebnikova фб

12. Бондаренко Александр, 9 лет, Воронеж — кинетический песок (большой объем, Швеция) http://bit.ly/1X2Q20F Елена Нусинова фб

13. Воронкова Анна, 5 лет, Москва — Набор мелков для рисования в ванной http://www.eldorado.ru/cat/detail/71104876/ и магнитная доска http://www.techport.ru/katalog/products/igrushki/molberty-i-doski-dlja-risovanija/smoby-magnitnaja-doska-s-naborom Maria Bernard фб

14. Гайнутдинова Гузель, 5 лет, Казань — Тюбинг с камерой Ника http://www.detmir.ru/product/index/id/567501/ Elvira Kolesnichenko фб

15. Галеев Камаль, 5 лет, Самара — Мяч гимнастический 100 см в диаметре (нужен именно такой диаметр) http://www.atlant-sport.ru/fitboli/product-5350.html Вишнякова Елена

16. Гатауллина Гульназ, 5 лет, Казань — Кинетический песок kineticsand (Швеция) http://kineticsand.ru/product/set-new-optima-5 Marina Murakaeva

17. Габидуллина Саида, 4 года, Казань  — Лего Замок Золушки http://www.korablik.ru/product/25389 Brunya Prekrasnaya fb

18. Гибадуллина Хания, 8 лет, Казань — Хания мечтает о Ферби. Но подойдет и детеныш Ферблинг http://begemot-shop. ru/grp_400126364/sgrp_400126423/igrushka_a6100_interaktivnaya_furby_furblings_hasbro_rozovyy_v_gorokh_ferbling_/ Julia Brovkina fb

19. Гилязетдинова Ралина, 6 лет, Казань — надувные сани «Ватрушка»   Elena Korovina фб

20. Глазков Ярослав, 6 лет , Саратов — Набор «Megaformers» http://magformers.ru/shop/m132/ Елена Нусинова фб

21. Грицев Вячеслав, 10 лет, Омск — спортивный костюм для Славика (рост 134 см, 10 лет) или толстовка с капюшоном Anastasia Kuznetsova

22. Двоешкин Владислав, 11 лет, Поселок Рощино (Челябинская область) — Лего дупло на выбор: https://www.wildberries.ru/catalog/1647709/detail.aspx piccoloshi

https://www.wildberries.ru/catalog/1647807/detail.aspx

https://www.wildberries.ru/catalog/1647708/detail.aspx

23. Дубиева Вика, 10 лет, Москва — Елка на НГ (больше 2 м) http://www.mll.ru/catalog/yolki_1_8_2_8_metrov/1228.html Anastasia Kuznetsova

24. Думбравэ Валерия, 7 лет, поселок Некрасовский (Московская область) — Кукла Карапуз http://zaika-moya. ru/store/36690/38976/54795/?pos=10144137 Nadezhda Naumova фб

25. Жулдыбина Анастасия, 17 лет , Новокузнецк — Набор для творчества: Бижутерия SENTOSPHERE https://www.wildberries.ru/catalog/2131231/detail.aspx или «Весенние цветы» серия «Салон Парфюм» https://www.wildberries.ru/catalog/2216126/detail.aspx Ольга Ло (ФБ)

26. Журавлёва Дарья, 6 лет, Владимир — Цветомузыкальная установка http://usb-tronic.ru/sfera/cvetomuzykalnaya-ustanovka.html Olga Minailova фб

27. Зарипова Камилла, 7 лет, Село Ютаза (Республика Татарстан) — Интерактивная игрушка http://child-in-time.ru/product_by_id/39035260?utm_source=compare_price&utm_medium=cpc&utm_campaign=compare_price Elvira Kolesnichenko фб

28. Зиганшин Амир, 7 лет, Казань — санки ватрушка кататься с горок   Надежда Тихомирова

29. Зинченко Александр, 11 лет, Красный Сулин (Ростовская область) — Летающий миньон http://aika-tv.ru/index.php?route=product/product&path=65&product_id=884&utm_source=blizkoru_id13242404 ta_jumelle

30. Иванов Дмитрий, 13 лет, Щелково (Московская область) — вертолет радиоуправляемый http://rc-star.ru/products/v319-mini-helicopter-with-water-gun/ appo

31. Касимов Эмиль, 14 лет, Саратов — Машина из спецтехники на радиоуправлении, например http://deti-toys.ru/radioupravlyaemye-mashiny/radioupravlyaemyy-gruzovik-fura-s-pricepom-qy0202b-dlina-49-sm.html [email protected]

32. Картопольцев Константин, 6 лет, Томск — Машинки-трансформеры, Полицейская http://www.detmir.ru/product/index/id/596711/ и пожарная http://www.detmir.ru/product/index/id/596701/ Людмила Беширова фб

33. Катунин Кирилл, 6 лет, Деревня Кудрово (Ленинградская область) — Железная дорога http://www.kids-price.ru/joy_toy_21_element_svet_8450018.html Лариса Савицкая фб

34. Клибус Мария, 10 лет, Москва — Морской конек с аквариумом http://www.ozon.ru/context/detail/id/34783256/ Marina Demidova

35. Клименко Глеб, 2 года , Железногорск — Развивающий столик http://vinipuhovo. ru/product/aktivnyj-centr-stol-/ casual_glance

36. Кожевников Кирилл, 14 лет, Саратов — Машина на радиоуправлении, например http://www.detmir.ru/product/index/id/1430391/ casual_glance

37. Колодин Захар, 3 года, Гусь Хрустальный — Каталка-ходунки Черепашка http://legonew.ru/shop/UID_3292.html casual_glance

38. Кононовы Валерия и Виктория, 8 лет, Ейск (Краснодарский край) — Ходячий котенок http://kead.ru/geroi-i-serii/furreal-friends-furial-frends/181046 и развивающий куб http://www.detmir.ru/product/index/id/126004/ casual_glance

39. Кормилицын Дмитрий, 7 лет, Кашира (Московская область) — Игровой набор с машинками http://www.korablik.ru/product/56887 casual_glance

40. Костылева Вероника, 7 лет, Ростов-на-Дону — Карточный компьютер http://bagtoy.ru/catalog/meshok_igrushek/vtech_kartochnyy_komp_yuter_vinni_ casual_glance

Украина, Политическая и Личная

Женщина, которую я хорошо знаю много лет, родилась за границей, наполовину украинка, наполовину русская. Мы часто завтракаем вместе, почти каждое утро, и регулярно обсуждаем общественные дела. Российское вторжение в Украину глубоко взволновало нас обоих, чего, я полагаю, и следовало ожидать, поскольку мы женаты, а в жилах наших детей течет и украинская, и русская кровь. Для нас это не просто далекий геополитический кризис.Это тоже семейное дело.

Было проведено много анализов ситуации, в которых исследуются важные исторические факторы, которые привели к настоящему моменту. Мы предоставим вам некоторые отчеты о них в ближайшие дни и недели. Но люди часто преувеличивают в наши дни большие безличные социальные факторы, как будто личности не имеют большого значения. Наше семейное прошлое заставило меня снова задуматься о более личных, более человеческих элементах, которые часто упускаются из виду, но все же очень важны. Совершил ли бы это злодеяние какой-либо другой российский лидер, кроме Владимира Владимировича Путина?

Наша семья уже давно хорошо понимает как исторические реалии, так и человеческий фактор, часто упускаемый из поля зрения. Вероника воспитывалась преимущественно на украинском языке, но как профессиональный иконописец имеет широкие связи среди иконописцев, богословов и художников во многих странах, в том числе и в России. Выдающийся русский иконописец только что разослал это заявление, подписанное сотнями культурных и политических деятелей России (см. список в конце этой колонки):

Война России против Украины — ПОЗОР.

      Это НАШ позор, но, к сожалению, ответственность за него придется нести и нашим детям, поколениям совсем юных и еще не родившихся россиян.Мы не хотим, чтобы наши дети жили в стране-агрессоре и стыдились того, что их армия нападает на соседнее независимое государство. Мы призываем всех граждан России сказать НЕТ этой войне.

      Мы не считаем, что независимая Украина представляет угрозу для России или любого другого государства. Мы не верим заявлениям Владимира Путина о том, что украинский народ находится под властью «нацистов» и его нужно «освобождать». Мы требуем прекращения этой войны!

Радоваться подобным заявлениям самих россиян – не пустое выпадение желаемого за действительное.Нашим СМИ приходится гораздо шире сообщать об относительно крупных антивоенных демонстрациях (учитывая риски) в Москве и Санкт-Петербурге, не говоря уже о Лондоне, Берлине, Варшаве и т. д. По достоверным источникам, почти две трети россиян считаю неправильным вторгаться в Украину.

Мы также должны радоваться героическому сопротивлению и неожиданным успехам украинских вооруженных сил и гражданских бойцов, а также поразительной грации под давлением и лидерству (которого явно не хватает западным лидерам) президента Украины Владимира Зеленского.Как это часто бывает, злые люди недооценили скрытые достоинства людей, которые правы, каковыми, безусловно, являются украинцы.

Тарас Тимош, один из деканов и профессор факультета философии и теологии Украинского католического университета во Львове, размещает видеорепортажи о конфликте. Вы можете посмотреть один из них, нажав здесь. (Если вы отметите «Подробнее» под видео, там есть информация об отправке финансовой помощи надежной украинской организации по оказанию помощи.) Он старается предоставлять ежедневные обновления как можно более тщательной и достоверной информации, какую только может найти среди тумана войны. Если вас волнует, что поставлено на карту в этом конфликте, вы должны следовать за ним.

*

Профессор Тимос писал о российских солдатах, которые были шокированы тем, что украинский народ не принимает их с распростертыми объятиями как освободителей. Путинская пропаганда заставила их поверить, что это произойдет; некоторые отказываются от борьбы, фактически сдаются, встревоженные. Этот шок может помочь объяснить, почему было так много потерь среди русских и так мало успехов в захвате основных населенных пунктов.

И все это заставляет задуматься о том, что происходит на самом деле. И что мы должны иметь в виду, поскольку события продолжают разворачиваться. Наш конфликт не с русским народом. Во многом это касается лично Владимира Путина и банды силовиков — таких же бывших офицеров КГБ, как и он сам, — которые не смогли противостоять ему, когда он решился на эту чудовищную агрессию.

Государственные российские СМИ, конечно же, продвигают линию Путина о том, что он защищает российскую родину от украинской «агрессии».Как мы слишком хорошо знаем из наблюдений за западными СМИ, массовое повторение даже очевидных нелепостей начинает влиять даже на скептически настроенных людей, которые прекрасно осведомлены о лжи своего правительства.

украинца достаточно религиозны: на западе католики, на востоке православные. Между двумя церквями часто возникали трения, но теперь они объединились в сопротивлении. Часть Украинской православной церкви стала автокефальной с 2019 года, когда Вселенский Константинопольский патриарх разрешил ей стать независимой от Московского патриархата — последнего, сотрудничавшего с путинским режимом, как ранее с Советами.

Путин построил Главный собор для Вооруженных сил России, который открылся всего два года назад и — несмотря на политику — является одним из самых потрясающих современных храмов в мире. Это памятник огромным жертвам, которые российские войска принесли, чтобы победить такие режимы, как гитлеровский. Но, к сожалению, теперь он также испорчен связью с фигурой, которую история посчитает военным преступником.

Дело движется быстро, и пока это пишется в воскресенье вечером, Путин перевел свои ядерные силы на «особый режим боевого дежурства».Запад и большая часть остального мира ввели карательные экономические санкции в отношении крупных секторов российской экономики, ЕС запретил российским самолетам летать в своем небе, а Турция закрыла Босфор для своих кораблей. В то же время украинцы и россияне начали встречаться у границы с Беларусью. Трудно сказать, как обстоят дела, когда большинство из нас проснется утром в понедельник.

А вот украинский богослов Тарас Тимош из Украинского католического университета предлагает хорошие рекомендации. Он отмечает, что, хотя украинцы знают, что им нужно делать для защиты своей нации, как христиане они также должны любить своих врагов. И народ теперь молится псалмами, с углубленным пониманием смысла тех мольб к Всевышнему о защите от несправедливых захватчиков.

Пусть эти молитвы принесут плоды.

 

*Изображение: Святой Иосафат (1580-1623), покровитель Украины работы неизвестного художника, 19 век [Замок Збараж, Тернопольская область, Украина]

Подписанты:

Дмитрий Быков, писатель
Дмитрий Муратов, лауреат Нобелевской премии
Андрей Волна — врач
Михаил Зыгарь, писатель
Евгений Ройзман — политик
Леонид Парфенов, журналист
Борис Вишневский — политик
Ирина Прохорова, издатель
Лев Шлосберг — политик политик
Юрий Дудь – журналист
Александр Гельман – драматург
Лия Ахеджакова – актриса
Олег Басилашвили – актер
Мария Левина – журналист
Оксимирон – певица
Юлия Ауг – актриса
Владимир Сорокин, писатель
Андрей Зубов – писатель историк
Максим Галкин – художник
Ольга Романова – правозащитник
Андрей Лошак – журналист
Борис Акунин, писатель
Тофик Шахвердиев – режиссер
Оксана Мысина – актриса
Валерий Меладзе – певец
Константин фон Эггерт – журналист
Марина Литвинович – политик
Иван Вырыпаев, драматург
Нина Попова актриса
Юлия Галя мина – политик
Чулпан Хаматова, актриса, народная артистка России
Игорь Черневич – актер
Владимир Мирзоев, режиссер
Дмитрий Глуховский, писатель
Антон Долин – кинокритик
Зоя Светова – правозащитник
Сергей Лазарев – певец
Андрей Плахов – кинокритик
Илья Хржановский, режиссер
Кирилл Рогов – экономист
Тихон Дзядко – журналист
Валерия Стенкина – оперная певица
Миша Нодельман – скрипач
Иван Дорн – певец
Михаил Трепашкин – юрист
Михаил Бирюков – юрист
Андрей Хржановский, режиссер, народный артист России
Станислав Кучер — журналист
Мария Эйсмонт — генеральный прокурор
Илья Яшин — политик
Виталий Манский — режиссер
Юрий Пивоваров — историк, академик РАН
Олег Лекманов — литературовед
Борис Бим-Бад – педагог, академик РАО
Геннадий Гудков – политик
В ладислав Иноземцев — экономист
Андрей Смирнов — директор
Михаил Соколов — журналист, историк
Моргенштерн — певец
Герман Гальдецкий — правозащитник
Евгений Чичваркин — бизнесмен
Дмитрий Гудков — политик
Сергей Гурьев — экономист, главный экономист Европейского банка реконструкции и развития
Ларри Гримм — блогер
Андрей Илларионов — экономист, советник Путина в 2000-х.
Жанна Немцова – журналист
ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ, друзья!
Тарханова Марина пенсионерка
Осипова Ольга пенсионерка
Берч Андрей
Поддерегин Андрей
Лылова Марина
Монгайт Таня – Тарханова
Бурьян Татьяна пенсионерка Максакова, врач
Алла Фролова, правозащитник
Елена Лукьянова, адвокат
Сергей Тимофеев, журналист
Вячеслав Шмыров, режиссер, продюсер
Светлана Бахмина, юрист
Владимир Корниенко просто хороший человек
Елена Загревская Телепродюсер
Марианна Рычкова пенсионерка
Ольга Жердева, домохозяйка
Руслан Лошаков, философ
Ирина Жовтун, пенсионерка
Алла Шейнина учитель
Анна Лубочнова, экономист
Татьяна Рудина, актриса
Борис Голант, предприниматель
Ольга Заславская, учитель
Инна Гроссман9059 Врач , преподаватель
Александра Коробейникова, научный сотрудник, сейчас пенсионер
Тенгиз Григолия, пенсионер военный
Любовь Владимирова, финансист.
Ирина Хмелевская, научный сотрудник
Марина Горчева, пенсионерка
Тамара Леонтьева, пенсионерка
Галина Куклинова, мама, бабушка, жена
Татьяна Горина, врач
Наталья Оленина, пенсионерка
Хава Хазбиева, режиссер-документалист
Неля Преснова, педагог Холштейн
Эмилия , экономист, педагог
Михайлова Светлана.
Елена Меттус, воспитатель.
Галина Мельникова, пенсионерка
Геннадий Цыпин, музыкант.
Широкова Анна, юрист
Алексеева Любовь, предприниматель
Потапова Елена, временная
Петанова Эмилия, педагог
Бутомо Наталья, менеджер
Чернавин Максим, юрист.
Сергей Бояркин, предприниматель
Мария Коровина, химик
Петр Сапожников, журналист
Иван Овинцев, врач
Наталья Бубнова, ведущий научный сотрудник
Мария и Михаил Федотовы
Стронг Сергей Анатольевич, юрист, г. Белгород.
Наталья Яковлева
Юрий Никитин, предприниматель
Юлия Масленникова, врач
Любовь Каракоз, библиотекарь
Игорь Семенников, пенсионерка
Наталья Маслова, известный ученый
Любовь Борусяк, социолог
Ольга Крокинская, социолог
Андрей Не , пенсионер
Кузник Игорь
Логинова Надежда пенсионерка
Истомина Елена, художник
Истомин Анатолий, художник
Кичигина Татьяна, юрист
Гуречич Александр, пенсионерка
Гончарова Вера, юрист
Пренова Юлия, юрист
Седых Алексей, предприниматель 9005 учитель
Женя на горошине. Юрист.
Фарбер Илья
Зонов Василий, электрик
Двинская Анна, продюсер
Немировская Лена, воспитатель
Лерман Лев, инженер-электрик
Дмитриева Лариса, актриса
Сенокосов Юрий, воспитатель
Ярков Павел, пенсионерка
Елагина Елена. Юрист.
Наталья, преподаватель
Елизавета Погосян, юрист
Александр Микоян, пенсионерка
Сергей Лихватских, фотограф
Ксения Гуськова, педагог
Вера Васильева, юрист
Михаил Линн, архитектор
Ксения Федотова, юрист
Анастасия Яланская, журналист 900 , врач
Николай Сутармин — художник
Елена Осина — ИП
Алексей Богословский, педагог
Вера Прокоскина
Александр Кабацкий, предприниматель
Григорий Яновский, IT-специалист
Елена Байкина, педагог
Татьяна Адамович, пенсионерка
Борис Коган, пенсионер
Павел Базанов, врач
Анна Ловкина, юрист
Мария Моисеева, юрист
Ибрагим Могушков, строитель
Ольга Коган, учитель
Татьяна Рыжкова, рабочий
Елена Ушакова, пенсионерка
Елена Сунюкова, библиотекарь
Юрий Нестеренко, программист Агу, пенсионерка
Вера Прокошкина
Наталья Самсонова, филолог
Немцева Екатерина
Спивак Моника, историк литературы
Котюжанская Татьяна, экономист, г. Астрахань
Ванеева Анна, человек
Черепанов Андрей, экономист, историк
Авраменко Дмитрий, строитель, поэт
Губкина Людмила, временно безработная
Васильев Игорь, пенсионер
Васильев Игорь, пенсионер
пенсионерка
Надежда Терещенко, Россия
Павел Алешин, поэт, художник
Андрей Климов, математик программист
Михаил Игнатьев.Гражданин.
Андрей Рушайло-Арно, фотограф
Ирина Арутюнова-Кирш, педагог
Нина Перезлегина, издатель
Надежда Радченко, пенсионерка
Шаповал Инна юрист
Арман Галоян, юрист, художник
Андрей Поляков, пенсионер
Ольга Чапаева кассир
Ольга Назина, пенсионерка женщина
Екатерина Шелест, Биоинформатика
Михаил Рощин. Пенсионерка
Рита Спивак, филолог
Станислав Ивашковский, профессор университета
Виктор Дроздов, юрист
Тамара Юрищева преподаватель
Калмакова Марина.Пенсионер
Александр Почукаев актер
Ирина Дмитриева
Сергей Медведев, активист
Екатерина Курбангалеева, политолог
Ольга Бычкова, пенсионерка
Юлия Ласковец, юрист
Виктор Кармацкий. Музыкант
Горнов Сергей, пенсионер
Кокорева Александра, педагог
Липцер Елена, юрист
Седых Алексей, предприниматель
Киллиан Марина, журналист
Кравцова Ольга, психолог
Лубочнова Анна, экономист
Кравцова Любовь, пенсионерка
Наталья, педагог 9005 , эксперт «Голоса»
Гриднев Алексей, свободный человек
Касьянова Екатерина, инженер отдела контроля качества
Ланге Марина, генеральный прокурор
Хомберг Евгений
Марголис Екатерина, художник
Коннова Марина
Догилева Татьяна, народная артистка России
Цвей Ирина, журналист
Ставицкая Анна, юрист
Павлова Лариса, специалист по ОТ
Синельникова Ольга, судебно-медицинский эксперт
Вяткина Татьяна, пенсионерка
Варшавер Ольга, переводчик
Немоляева Анастасия-актриса
Костоломова Наталья пенсионерка
Полугодовалый Роман Ирина 9059 пенсионер Ильичева, редактор
Наталья Троянцева, поэт, публицист
Татьяна Ди Джоя, педагог .
Гасанова Эльвира
Джукуров Руслан
Кряжкова Ольга, юрист.
Валерий Заворотный, писатель
Елизавета Сапончик, ученый
Ирина Алебастова, юрист
Светлана Сорокина, журналист, педагог
Марат Гельман, галерист, иностранный агент
Елена Мясникова, филолог, журналист
Елена Коренева, актриса
Ирина Куманина, юрист
Юлия Масленникова, врач
Мария Орлова, журналист
Сергей Заир-Бек, педагог, эксперт
Сергей Терехин — общественный деятель.
Зименкова Ольга, адвокат
Кондаков Михаил, адвокат
Острахович Лена, безработная
Ермолаева Надежда, адвокат
Линчевская Юлия, адвокат
Науменко Юлия, преподаватель Архитектор
Ксения Гуськова, учитель
Ирина Шопен
Леонид Мойзес, религиовед.
Боев Алексей, журналист
Зверева Валерия, геолог
Цивина Дарья, журналист
Барихновская Елена, юрист
Нусинова Наталья, кинорежиссер
Устинова Екатерина, предприниматель
Воскобитова Мария, юрист
Вечтомова Ирина, менеджер
Фильченко Галина Полугодовая
пенсионерка
Анна Кравцова, юрист.
Александр Кынев, политолог
Ирина Еронова, дизайнер, г. Уфа
Александр Стрыгин
Людмила Кабанова, мама и бабушка
Татьяна Аникина, журналист
Юрий Федоров, журналист
Константин Ривкин, адвокат
Сергей Купрейченко, юрист
Елена Клименко Анна Вержбицкая

Лана Светена
Татьяна Савицкая, пенсионерка
Ольга Соколовская, переводчик
Елена Аносова, предприниматель
Александр Сорин, фотограф, куратор
Мария Сорина, художник
Дина Годер, театральный и анимационный критик
Марина Корнакова, театровед, директор театрального фестиваля для детей «Арлекин»
Дарья Юдина, сотрудник благотворительного фонда
Ольга Шаламова, иконописец
Филипп Давыдов, иконописец

 

© 2022 Католическая штучка .Все права защищены. Для получения прав на перепечатку пишите по адресу: [email protected] Католическая штучка — форум для умных католических комментариев. Мнения, высказанные авторами, являются исключительно их собственными.

Antiquarische und gebrauchte Bcher kaufen und verkaufen, Hrbcher, CD, Filme und Spiele

Liebe in Zeiten des Hasses — Chronik eines Gefühls 1929-1939

Lesen Sie bitte dieses Buch, es ist hinreiend.Ich habe so viel Neues erfahren, ber die Liebe, die Kunst und das Grauen. Фердинанд фон Ширах
In einem virtuosen Epochengemlde erweckt Florian Illies die dreiiger Jahre, dieses Jahrzehnt berstender politischer und kultureller Spannungen, zum Leben.
Als Jean-Paul Sartre mit Simone de Beauvoir im Kranzler-Eck in Berlin Ksekuchen isst, Henry Miller und…

NATRIUM CHLORID — Der neunte Fall für Carl Mørck, Sonderd…

An ihrem 60.Geburtstag begeht eine Frau Selbstmord. Ihr Tod fhrt zur Wiederaufnahme eines ungeklrten Falls aus dem Jahr 1988, der Marcus Jacobsen mit seinem besten Ermittler Carl Mrck zusammengefhrt hat. Карл, Асад, Роуз и Гордон были nicht, dass der Fall das Sonderdezernat Q an die Grenzen Bringt: Seit drei Jahrzehnten fall Menschen einem gerissenen Killer zum Opfer, der ttet,…

Ungleiche Brüder — Russen und Ukrainer vom Mittelalter bi…

Russen und Ukrainer bezeichnen sich seit Jahrhunderten als Brudervlker, wobei sich die Russen in der Rolle des groen Bruders sehen.Dieses Buch erzhlt die Geschichte dieser ungleichen Brder als Wechselspiel von Verflechtungen und Entflechtungen. Nicht zuletzt trgt es zum Verstndnis des aktuellen russisch-ukrainischen Konflikts bei.
Die russische Annexion der Krim und die darauf folgende Besetzung der Industrieregion im Sdosten der…

Soul Master — Wie du deine Seelenkräfte entfesselst und d…

Stell dir vor, du kannst nicht scheitern und das Universum untersttzt dich zu 100 Prozent bei deiner Mission.Du lebst im Einklang mit deiner schpferischen Seele und auf einmal gehen alle kosmischen Krfte mit dir in Resonanz. Wie fhlt sich das an?
Максим Манкевич, спикер и эксперт Erfolgswissen, шляпа bereits Tausende von Menschen inspiriert und auf dem Weg zu…

Das Maß ist voll — In Krisenzeiten hilft keine Volksverdu…

Maskendeals mit Millionenprovision. Eine Lockdown-Politik, die Hundertausende Mittelstndler in die Existenznot zwingt.Alte Menschen, die von Kirche und Gesellschaft beim Sterben allein gelassen werden. Und eine Sprachpolizei, шляпа Jedes Augenma verloren. Nicht erst seit Corona wird deutlich: Die Eliten in Deutschland haben den Draht zu den Brgern verloren und betreiben eine schamlose Klientelpolitik. In alt bewhrter Manier legt Peter…

19 | июнь | 2015

ГАОО, Ф. 39, оп.5, д.118, л. 323—344. 27 октября 10 Хешван

1775 Breox Khuna Inskovich 20
1776 BUBIS GERSH PEISAKHOVICH 46
1539 пустой эфир Nusinova 52
1777 Borshchik Shoel Solomonovich 21
1778 Balanovski Ful IkHelevich 46 Colonist
1779 Brandzul Yankel Kelmanovich 54
1770 Att Berko Shmulevich 4 убил 22 октября
1538 Angelovich Khana Faiveleva 27 убит 22 октября
тысяча семьсот семьдесят-одна ATLAS Шмуль Срулевич 19
+1772 Айзенман Шмуль Шахновича 20
+1773 APTEIKAR Иос-Шмуль Ioel-Гершов 30
1774 ARONIKH GDAL Ioina Лейбович 39
1780 БЕЛИК Motel Моисеевич 18
1781 Белявский Хаим Benyaminovich 18
1 782 Бердичевский Urtsya Meilakhov 65 Kruty
1783 Balik Leize-Leib Elya-Geirov 19 IARTORI
1784 Birman Mordko-Abam Moishe-Ioselev Berdichev
1540 Bogomolnaya Perla 16
1785 Bronshtein ABA Pinkhas-Kivov 54
1786 Breitman Yakov 24
1787 Borshch Zalman Aronov 19 Colonist
1788 БЕРМАН Хаскель Берков 35
1789 БОРЩ Нухил Аронов 23 колонист
179 0 BOSAKOV Бер Дувидов 9 сына фермер колонист
тысяча семьсот девяносто-одиных BERSHADSKI Burekh Шулимы 70
тысячу семьсот девяносто-дв BROMEKER Исаак Лейбы 22
1793 BAIBILENKO дозаправку Afanov 19
тысячи семьсот девяносто четыре Боган Срули Мошки 35
1795 VORONOVITSKI Itsek Ioilovich 57
1796 Vinograd Meer Лейба Yudkovich 42
1797 VARYYAT? MOISHE 45
1798 Vaidaber Leib Avrum-inskovich 21
1799 Володарский Янкель Лейбов 65
1800 VBERMAN ITSEK Шлемов 25
1801 Virnik Gersh Haimov 58
1802 GERSH HAIMOV 58
1802 51 903 VULFSON IOSIF EVELICH 51
1804 VYSOSKI Лев Викторович 26 Учитель
1541 Vainberg Liba не записал в список мертвых
1542 варшавская rivka avrumova 40
1805 avrumova khaim khaikel avrum-zusev 35
1806 avrum zusev 35
1806 avrum avrum moishev 58
1807 Vainshtein Shmul Leibov 45
1808 Vaksman Mordko Niselev 55
1809 Varshavski Shulim-Leizer Nusinov 40
1810 Vaisberg Simkha Gershkov 28
1811 Vaitsman Naum 13
1543 Vaingurt Елена Исааковна 2 ½
1812 г. Вецмана Яков Абрамов 20
1813 Grinberg Favil Nakhmanov 22
1814 Gonikberg Ioizen Shmul-Aronovich 64
1815 Goikhan Shlema Gershov 45
1816 Gelman Shaya Шлемова 25
1817 ГОЛЬДШТЕЙН Идель-Лейб Шая-Лейзеров 18
1818 ГРОЙСМАН Самуил Шимонов 22
1819 GEFEN Леви-Ицхок Михелев 68
1820 Гуральник Nisen Mordkov 18
1821 Гринберг Zaivel Симонов 56 фермером колонистом
1822 GERSHGORN Шмуль Froimov 54
1823 GURFAIN Исаак Сергеев 48
1824 GELBAKH Отправитель-Itsek Leizerov 21
1 825 Gitin Гирш Липманов 20
1 544 Гринберг Sosya Ароновна Colonist
1826 GABER Moishe Elev 32
1827 Gilman Elya 25
1828 Гуральник Ios Шмулев 18
1829 Гринберг Яков Фишелев 58
1830 GALBERSHTADT Shoel Аронов 21
тысяча восемьсот тридцать одна GOLDSHPINER Янкель Давыдов 17
тысячу восемьсот тридцать-две GOFENGENDLER Gersh Bentsionov 18
1833 Голяк Luzer Duvidovich 36
тысяча восемьсот тридцать четыре GELLER Mordko Ekhielevich 27
+1835 Goliński Вольфа Мошкович 46
+1836 Gofman Дэвид Осинов 56
1837 GELLER Дэвид Беркович 25
1838 Groisman Бенцион Моисеев 35
1839 Гольденберг Мотель Гершкович 23
1840 ДАВИДОВИЧ Лейб Матусов 40
1841 ДОРИН Берл Motev 31
1842 DYKHOVYCHNI Хаим Лейб-Ицков 47
1843 ДАВИДОВИЧ Мишель Лейбов 22 9 0059 1844 DAICH Дувид 35 Dubensk
1845 Дашев Velivel 42 Брацлав
1846 ZATULOVSKI Шмуль Zakharev 32
1847 ZATULSKI Пинхус 22
тысячу восемьсот сорок-восемь Зельцер Iser Faivelev 11½
+1545 Зельцер Reiza Янкель-Вольфовна 30
1849 Иофин Мойше Vulfov 72
1546 Иофин Лея Moisheva 23
1850 IONKIS Герш Gdalev 59
+1851 KOTLYARSKI Кушель Аронович 71
1852 KNAFEL Мойша Geinakhovich 44
1853 КОМАРОВ Боруха Абрамов 27
1854 KRIMNUZ Иоса Гершкович 19
1855 Каплун Аврума Usherov 48
+1856 Кругляк Ших Ицки 48
1857 KALANSKI Эля Мошки 21
1858 КАПЛАН Герш Гершов 32
1859 Kreimerman Abram-Leib Gershkov 38
1860 Kofman Шмил Янкелев 58
1547 Kolditskaya Sura Leibov 18
1861 Koval Avrum Elya-Volfov 33
1862 Kaplan Ber Rakhmil-Leibov 20
1548 Kloper Perlya Davidova 37
1549 Kaplan Khaya 60
1863 КАПЛАН Хаим Шлема
1864 КАПЛАН Иос Янкелев 17
1865 КОМЕЛЬФЕЛЬД Дувид Шаевич 29 9005 9 1866 Kuperberg Vigdor Moishe-Khaimov 60
1867 KOzodoi Shulim Beinishev 21
1868 Komarov avrum 56
1869 Komarov avrum-Shilman Mikhel Leibov 21
1870 Kofman Khaim Ioinovich 21
1871 Krichevski Gersh Khaikelev 19
1872 Livshits Shmul aronov 42
1873 Leifer Герш Itsek-Лейбов 22
1874 LANDA Itsek Iosiov 30 Ковель
+1875 Лазебник Лейзеръ-Zaivel Gershunov 55
1550 LOSVA Khana Gershova 62 Богуслав
1876 Ляшкевич Itsek-Мойше Дувидов 20
тысяча восемьсот семьдесят семь Левитин Мойше 26
1878 LEIBZON Ikhiel 24
тысяча восемьсот семьдесят девять Левенштам Александр Евсеевич 21 студент
1880 Lipski Shmul Moishev 20
1881 лев Лейб Цалелев 20
1882 Leshchinski Isaak abramov 33
1883 Lebedinski Mordko Berkov 21
1884 Lyubochinski Avrum Shlemov 20
1885 Levit Berko Manykovich 39
1886 Menyuk Berko Shmul-Nisonov 36
1887 Mokher Isaak Аронов 25
1888 МАНЬКОВСКИЙ Мойше Иделев 19
1551 МОШКОВИЧ Сура Меерова 65
1889 МОГИЛЕВСКИЙ Нус EN YUUDKOV 36
1890 Mekler Tsadik-Volf Izrail Mokslov 20
1891 Masyukov Abram Isaaakovich 36 Частный заповедник Soldier
1552 MATHUL Brana Leib-Berkova 9
1892 Мужчины Alter-Bention Leibovich 28
1893 Makogon Shmul Mordkov 55
1553 Milman Mintsya 40
1894 Монастырский Нойх Фройлов 22
1895 Mandel Leib Yankelev 21
1896 Marenovski David Moiseev 25
1897 Mordykhovich Yankel Yuda-Inskhokov 46
1898 Milman Aron-usher 46
1899 Mllinaris Iosif-Hhaim Arevich 32
1900 NUGER BENTION KHAIM VOLFOV 20
1901 г. Несуховицкий Мойше Иосифов 28
1902 Немировский Янкель Moishev 15
+1560 Корсунская Sluva Duvidovna, около 35, жена Корсунская Лейба
1903 Нижник Вольфа-Аврум Яковлев 19
1904 GALBURT Довид Лейб Абрамов 21
1905 ШВАРЦМАН Vigdor Абрамович 65
1906 ШВАРЦМАН Ицко Вольфа Вигдоров 23
1907 ПАРЧИК Абрам 41
1908 ХАЛФЕН Хуна Иосифова 33
1909 АВАРБА Мендал Аронов 28
1910 ЭСТЕРКИНД К Hatskel Yuda-Berkov 26
1911 Drobinski Mendel Abramov 42
1912 Mikhman Khaim Ikeliovich 53
1913 Aziya Meer Ioinovich 59
1914 Губис РУВИН Мордко Аврумович 18
1915 Gelman Efoim-Menash Zusev 2 года 5 месяцев
1916 г. Luzer 35
1934 г. Нижник Янкель Гершунов 53
1940 OKONIK Герш Leizerov 44
1941 OKONIK Михель Leizerov 55
1942 Ortenberg Арон Шахнович 40
1943 Офман Пейсах Герш-Meilakhov 28
1944 POLISHKES Берка Gershunovich 28
1561 Пустильник Gitelya Mordkovna 72
1945 Прилуцкий Нахман Абрамович 65
1946 ПОЛЯКОВ Лазар Лейбов 18
1947 Поляк Мойше Иосифов 27
1948 Пустыльника Герш Мошков
1562 Перельман Люба 27
1949 POLSHITSKI Герш Михелев 19
1950 Прилуцкий Берко Zusevich 18
1951 Прилуцкий Zus Берковича 52
1952 ПАСТЕРНАКА Rziel Срул Moishev 23
1953 Пасеков Борис около 8
1954 РЕЙНИШ Хайкель Мордкович 58
1955 РАЙХЕР Менаке Аврумов 20
1973 SI Ма (Пина) Овши Эсель Инков 36
1974 Спиваков Арон-Моише Хаим-Михелев 23
1975 Skopis Gersh Mikhelev 18
1976 Тартаковский Янкель Шаевич 17
1977 Topman IOS Shaevich 20
1978 Trintenfish Gersh Shaevich 47 Обычный пехотный полк
1979 Tovbis Duvid Leibov 52
1980 Teplitski Inskhok Leizer IkHelev
1981 Fabrikant Avrum Gershkov 20
1982 Fabrikant Avrum Tankhimov 35
1566 Feld Sura Gershkovna 70
1567 Fainshtein Basya 28
1983 Fieer Leib Abramovich
1983 Fligel Haskel Gershkov 18
1985 г. Фифер Абрам-Лазарь Лейбов 22
1986 Fudelman Leib 33 Reserve Peavantry
1987 Khalfin Gershon Берель Мордков 21
1988 Khait Shmul Mordkovich 40
1989 Khmelnitski Gersh Yankel Berkovich 44
1990 Kharlas Gershon Aizikov 15
1991 Hersonski Sheer Motev 32
1992 Khaskelevich Itsek Duvidov 41
1993 цап Янкель Гершович 28
1994 ЦИНОЙРИН Яков Аркадьевич 19
1995 ЦИРКИН Янкель Нис ONOV 19
1996 ЦИМЕЛЬЗОН ШимШон Юкелев 80
1997 Циони Якель Дувидов 19
1998 CHAPLIK SHLEMA 20
1999 Чернявский rafail Abramovich 16
2000 Shitsnovski Morko Fishelev 24 Shiinder’s Son
2001 Sheindels Morko Iosifov 50
2002 Shuster Itsek Berkovich 50
2003 Shmalts Fishel Ruvinov 15
2004 Sheiman Isaak Aronov 24
2005 Shvartsburd Leize Moshkov 48
2006 Whutbeak (закрыть) Faivel Moshkov 48
1568 Sheindlis Khaya 50
2017 Shtrom Fridil Shaya Leibov 21
2008 Shapiro Izrail Berkovich 22 сын торговца
2009 Shvidler IOS Mordkovich 18
2010 Shoikhet Yankel Duuvidovich 42
2011 Sher Aba-Borukh IDE-Luzerov 27
2012 Shukhman Egoshiya
2013 Shaltunski Abram-Vulf Haim-Borukhov 20
2014 Shteker Haim-Gersh Menakhem-Manusov 31
2015 Shnaider (Shtilman) Цалель Мойи Лейбов 55
2016 ШМОИШ Мойше-Мендель Цудиков 53
1569 ШВЕЦ Фрадя Перл Дувид-Гдалев 36
2017 ШПРУНГ Мордко Бер khovich 14
2018 Гельман Isruel Zusev 5
1570 Гельман Fradya Meerova 38
2019 ELTMAN Иос Пинхасовым 20
2020 Янко Moidel Израилевич 31
1571 Янкелевич Khana 27
2021 Яновского Nukhim Мойша Беркович 33
2022 Зильберштейн Шмуль Лейба Ицки 72
2023 ZAMB Срул Мойша Гершов 51
2024 PODELSKI Аврум Арон Моисеев 33
+2025 ZABOKRITSKI Шлёма 42
2026 OKSENGENDLER Осип
2 027 Žaks Идель Лейбов 21
1572 ШОР Злата Benyaminovna 43
2 028 DISPECHIN Шимон 24
2029 KESEL
2030 АТТ около 4
2031 ZHURAVITSKI Кива Моисеев 18
2032 КЛУР Исаак Хаймов 38
2033 РАБИНОВИЧ Соломон около 30
2034 ЖУРАВИЦКИЙ Кива Моисеев 18
1573 ЕНМИН Хая Мойшева 68 (воспаление)
1574 РОМЕРШТЕЙН Голда Шмулевна 47 (рак)

Размещено в архивах, список жертв погрома |

Биография дробыша Виктора Яковлевича.

Виктор Дробыш

В Санкт-Петербурге родился известный композитор Виктор Дробыш. В какой-то момент его жизни мать решила переехать в Соединенные Штаты. Она заполнила лотерею грин-карт для всех членов семьи. Однако отец категорически отказался покидать Россию. Как ни странно, именно ему улыбнулась удача. Но мужчина был непреклонен – получив разрешение на проживание за границей, он демонстративно отказался от идеи переезда.

«Ломается и говорит: «Фу, мне твоя Америка», — вспоминал Виктор Яковлевич слова отца.

Впоследствии мать Дробыша все-таки нашла способ переехать. Сейчас она живет в Чикаго. Ради того, чтобы увидеть сына, она прервала отпуск в Майами и прилетела в Москву к Андрею Малахову, в студию программы «Привет, Андрей» на телеканале «Россия 1».

Знаменитый композитор рад, что родители дали ему хорошее воспитание. По его воспоминаниям, отец был очень строгим. Сам Виктор Яковлевич другого мнения — он балует своих младших детей, Лилию и Даниила.

Уже 10 лет композитор живет со своей второй женой Татьяной. Он не устает постоянно признаваться ей в любви. Несмотря на идиллию, супруги придерживаются разных взглядов на воспитание наследников — мама старается держать их в строгости, а папа позволяет гораздо больше.

Семилетняя Лилия ходит на уроки балета, а также учится играть на фортепиано. Однако занятия музыкой не приносят девушке радости. В программе показали видео, где дочь Дробыша плачет во время урока.Виктор Яковлевич признался, что не заставляет дочь учиться. По его мнению, дети должны сами решать, что им нравится, а что нет. Однако мать настаивает на том, чтобы наследники имели представление о сфере деятельности отца.

«Я считаю, что детей надо баловать, тогда из них вырастут настоящие разбойники. Правда, у Татьяны другое мнение на этот счет. Дети загружены по максимуму — балет, школа, Даня играет в теннис, сердце Данкино принадлежит рыбалке», — рассказал Виктор Яковлевич.

Юниор дети Виктора Дробыша заставили его вспомнить молодость и почувствовать себя молодым отцом, при этом он разменял свои сороковые. Их родила композитору его вторая жена Татьяна. Они поженились в 2008 году и к этому времени уже были опытными родителями. Дети Виктора от первого брака с Еленой Стуф – сыновья Валерий и Иван уже взрослые – им двадцать восемь и шестнадцать лет соответственно. Старший сын Виктора тоже пишет музыку и сотрудничает с отцом, хотя основная его работа связана с налоговыми органами.У жены Дробыша Татьяны также есть сын от предыдущего брака с бизнесменом Алексеем Нусиновым Антон.

На фото — Дробыш с первой женой и старшими сыновьями

В 2010 году у Татьяны и Виктора Дробышей родилась дочь Лидия, а в 2011 году — сын Даниил. Такое количество детей Виктора Дробыша позволяет ему по праву называться многодетным отцом. С особым трепетом композитор относится к своим младшим детям, особенно к дочери, которую называет самым дорогим подарком.И Лида, и Даниил внешне являются абсолютной копией отца, и это хорошо видно на фотографиях, размещенных Татьяной в социальной сети.

На фото — дети Виктора Дробыша

Супруги, в отличие от многих других родителей, не стремятся нагружать свое чадо по максимуму, так как считают, что у малышей должно быть детство. Все, чему их учат, они стараются сделать забавным — понемногу начинают учить играть в теннис, кататься на коньках, рисовать, танцевать и петь.

Виктор говорит, что у них большая и дружная семья — старшие дети Виктора Дробыша и Татьяна частые гости в их доме, они вместе отдыхают, а иногда вместе с Валерием пишут музыку. Его второй сын от первого брака, Иван, заканчивает школу и полон решимости заняться музыкальной карьерой. Сейчас он играет на барабанах. Но Дробыш не собирается давить на него, считая, что каждый должен сам выбирать свое будущее.

Обычно известно не столько о авторе песни, сколько о человеке, который ее исполняет на сцене.Однако Виктор Дробыш является исключением из этого правила. Жизнь известного продюсера всегда на виду. Журналы обсуждают перипетии его личной жизни, а поклонники по всей России с нетерпением ждут его новых хитов. Его жизнь и творчество – прекрасный пример беззаветного служения искусству. Именно поэтому так интересно об этом говорить.

Детство и юность Виктора Дробыша

Виктор Дробыш родился в обычной ленинградской семье. Его мать была врачом, а отец работал токарем.Они не были бедными, но и больших финансов у них тоже не было. Поэтому, когда маленький Витя впервые признался родителям, что хочет заниматься музыкой, отцу пришлось отказаться от заветной мечты купить машину, чтобы на сэкономленные деньги купить мальчику его первое пианино. Инструмент был достаточно хорош, а потому будущий музыкант с удовольствием проводил свои дни, перебирая белые и черные клавиши.

В возрасте одиннадцати лет Виктор поступил в музыкальную школу и стал заниматься у опытных педагогов.В отличие от других детей, он выбрал для себя подобный путь, а потому занятия музыкой всегда были для него в радость. После окончания музыкальной школы Виктор Дробыш поступает в Ленинградскую консерваторию. Римский-Корсаков. Именно в этот период началась его карьера профессионального музыканта.

Первые шаги Виктора Дробыша на сцене

Услышав музыку, молодой музыкант, известный гитарист Игорь Романов пригласил Дробыша выступить с группой «Земляне». Недолго думая, Виктор принял это предложение и начал гастролировать со знаменитой советской группой.Однако в этот период известная рок-группа уже была на грани распада, и сотрудничество музыканта с «землянами» оказалось недолгим.

После официального решения о распаде коллектива Виктор вместе со своим другом Игорем Романовым перешел в группу «Союз», с которой выступал четыре года, играя на клавишных. Следующим совместным проектом двух музыкантов стала группа «Санкт-Петербург», в которой Дробыш участвовал как автор песен.

Переезд в Европу и первая популярность

Несмотря на давнюю дружбу, вскоре пути Игоря Романова и Виктора Дробыша разошлись.Поняв, что на российской эстраде ему уже «тесно», композитор переехал в Германию, где успешно проработал несколько лет. В этот период Виктор в качестве продюсера работает с такими группами, как «Ангелы без», «Культурный бит». Популярность ему также приносит немецкоязычный проект «BG The Prince Of Rap», который долгое время занимает лидирующие позиции во всех европейских хит-парадах.

Пёс и В Дробыш

В конце девяностых, после нескольких лет работы в Германии, Дробыш переехал в Финляндию, где начал сотрудничать с местной группой Pets, чья композиция DaDiDam стала одним из главных хитов того времени и принесла композитор несколько значительных наград.Забегая немного вперед, отметим, что эта песня хорошо известна русскоязычным слушателям (через некоторое время она пополнит репертуар Кристины Орбакайте, получив название «Свет твоей любви»).

Параллельно с музыкальной карьерой, в начале 2000-х Дробыш работал на финско-российской радиостанции Sputnik, координируя деятельность различных отделов. Стоит отметить, что сегодня Виктор является еще и ее вице-президентом.

Возвращение Виктора Дробыша в Россию

В 2002 году Дробыш вернулся в Россию, где начал работать с несколькими известными музыкантами.Его песни пользуются большой популярностью, а такие композиции, как «Часы» (Валерия), «Любовь, которой больше нет», «Просто любить тебя» (оба — Кристина Орбакайте и Авраам Руссо) становятся настоящими хитами. Благодаря этим композициям Виктор Дробыш получает несколько российских музыкальных премий и становится лауреатом программ «Песня года» и «Золотой граммофон».

Звезда на «Звезде» с Александром Стриженовым — Виктор Дробыш

В 2004 году Виктор Яковлевич стал сопродюсером четвертого сезона проекта «Фабрика звезд».Результатом этого стало многолетнее сотрудничество композитора и певца Стаса Пьехи. В августе того же года «Продюсерский центр Виктора Дробыша» начинает продвигать других «фабрикантов». В последующие несколько лет композитор успешно сотрудничает со многими молодыми исполнителями. Результатом этого является госзаказ «За возрождение России в XXI веке».

В 2005 году Виктор Дробыш записал песню «Никто не обижал никого» вместе с белорусской певицей Натальей Подольской.Впоследствии эта песня победит в российском национальном отборе на Евровидение и будет представлять Российскую Федерацию на этом музыкальном конкурсе.

Спустя семь лет Виктор Яковлевич вновь станет автором песни, представляющей Россию на Евровидении. С командой «Бурановские бабушки» Дробыш займет второе место в соревнованиях.

В настоящее время Дробыш успешно сотрудничает со многими российскими и белорусскими исполнителями. Широко известны его композиции, написанные для Валерии, Стаса Пьехи, Дмитрия Колдуна, Натальи Подольской, группы «Челси» и многих других исполнителей.

В 2010 году Виктор Дробыш получил звание заслуженного артиста России.

Личная жизнь Виктора Дробыша

За свою жизнь Виктор Дробыш был дважды женат. Его первой женой была поэтесса Елена Стюф, которая долгое время сотрудничала с ним как автор текстов для новых композиций. От первого брака у Виктора Дробыша двое сыновей — Валерий (ныне успешный композитор) и Иван.


Несмотря на внешнюю идиллию, этот брак продлился недолго и вскоре распался.Летом 2008 года Виктор Дробыш женился во второй раз. Его новой женой стала бывшая модель Татьяна Нусинова. Вскоре родились двое детей – дочь Лидия (2010 г.р.) и сын Даниил (2011 г.р.). Помимо двоих малышей пара также воспитывает сына Татьяны Нусиновой от первого брака.

В настоящее время Виктор Дробыш счастливый отец и счастливый муж. Супружеская пара везде и всюду появляется вместе. В 2013 году композитор признался, что мечтает о еще одном ребенке.

Среди бесчисленного количества песен на российской эстраде есть те, которые хочется слушать и слушать. Они выделяются своим необычным расположением и потрясающими переливами. Творения Виктора Дробыша позволяют расслабиться и окунуться в мир романтики и любви.

Биография

Популярный композитор родился 27 июня 1966 года в небольшом городке Колпино Ленинградской области 27 июня 1966 года Папа работал на заводе, был отличным токарем, мама была врачом. Жили они скромно, но были обеспечены самым необходимым.Отец Вити долго копил деньги на машину, но просьба ребенка отдать его в музыкальную школу оказалась важнее. Глава семейства не раздумывая купил сыну пианино и правильно сделал. Со временем мальчик станет уникальным композитором, о котором узнает весь мир.

Все фотографии 10

Друзья продолжали гулять по улице, но невозможно было рвать Витя вдали от Trills на пианино. Виктор с головой окунулся в мир музыки, казалось, что ничего другого для него не существовало. Его привлекали звуки клавиш, переливы мелодий. Мальчик пошел в музыкальную школу в 11 лет, и его способности сразили опытных педагогов наповал.

Он отличался от других учеников, которых заставляли учиться. Сам подросток хотел быть музыкантом, и занятия были для него настоящим удовольствием. Никто не сомневался, что сразу после выпуска одаренный подросток продолжит развивать свои способности.Так и случилось. Виктор Дробыш после окончания музыкального училища стал студентом консерватории. НА. Римский-Корсаков.

Во время учебы в консерватории юноша уже начал писать собственную музыку. Его услышал один из участников легендарных «Землян» Игорь Романов и пригласил в группу. Молодой музыкант принял приглашение и начал гастролировать с коллегами по всему Союзу. Очень скоро рок-группа распалась, но подружившиеся Виктор и Игорь создали новый ансамбль «Союз».Сотрудничество продлилось четыре года. Потом друзья организовали группу «Санкт-Петербург», для которой Дробыш писал песни. Они сразу же стали хитами и зазвучали на всех радиостанциях и на телевидении.

Творчество Дробыш попросил места. Ему стало интересно проверить свои способности в европейском шоу-бизнесе. Композитор уезжает в Германию и успешно сотрудничает с известными коллективами. После творческого успеха и признания в Германии музыкант решает обосноваться в Финляндии.

Здесь он пишет композиции для группы Pets и хит «Да-ди-дам». Последнее творение становится самой популярной песней, принесшей композитору награды и премии. Если кто-то ее не помнит, то напомним, что из уст Орбакайте прозвучала русскоязычная версия «Света твоей любви». Параллельно Виктор работает на финско-российской радиостанции Sputnik, а через несколько лет становится ее вице-президентом.

Объездив весь мир, завоевав огромную популярность, композитор решает вернуться на родину и начинает сотрудничать с известными российскими певцами. Его песни стали исполнять Валерия, Авраам Руссо, Кристина Орбакайте. Творения ежегодно получают награды на лучших музыкальных площадках, в том числе «Золотой граммофон», «Песня года».

Новое реалити-шоу «Фабрика звезд» привлекло внимание композитора в 2004 году, и он стал продюсером проекта. Во время работы Виктор Яковлевич увлекся молодым талантливым певцом – Стасом Пьехой. Он продвигает молодой талант, а вместе с ним и других исполнителей.

Среди производителей, заинтересовавших Дробыша, была Наталья Подольская.Вместе с певицей они готовят к конкурсу «Евровидение» песню Nobody Hurt No One. юная звезда успешно прошла отборочный этап и отправилась покорять с песней публику всего мира. Возвращение к международному конкурсу произошло через семь лет, Дробыш напишет песню для «Бурановских бабушек», занявших 2-е место на «Евровидении».

Как композитор Виктор Дробыш работает со многими исполнителями, благодаря его песням певцы быстро приобретают невероятную популярность. Сейчас он продолжает работать с ведущими исполнителями, любимцами российской публики. Его песни радуют слух, вносят в жизнь легкость и поднимают настроение.

Личная жизнь

Популярный композитор Виктор Дробыш был дважды официально женат. Первой женой была известная в Петербурге поэтесса Елена Стюф. Их совместная жизнь тесно переплеталась с работой. В этом браке появилось двое сыновей – Иван и Валерий.

Но, к сожалению, союз был расторгнут и пара распалась.

Второй раз музыкант женился в 2008 году на модели Татьяне Нусиновой. Этот союз продолжается и по сей день, и пара не намерена радовать желтую прессу разводом и неурядицами.

У них все хорошо, они всегда вместе. Пара на всех праздниках, вечеринках, торжествах присутствует вместе, держась за руки. У них двое детей – девочка Лида и мальчик Даниил. Однажды у Дробыша спросили, о чем он мечтает? Ответ был прост, он мечтает о еще одном ребенке.

Виктор Дробыш — известный композитор и продюсер, Народный артист России. Виктор сотрудничал со многими российскими звездами, среди которых Александр Иванов, Стас Пьеха, Валерия, Григорий Лепс, Настасья Самбурская и многие другие.

Детство

Виктор Яковлевич Дробыш родился 27 июня 1966 года в городе Колино в обычной петербургской семье среднего достатка. Родители были из Белоруссии, отец, Яков Яковлевич, был профессиональным токарем, а мать, Надежда Николаевна, педиатром.

Тяга к музыке проснулась у Виктора еще в раннем возрасте. В пятилетнем возрасте мальчик сказал родителям, что хочет заниматься музыкой и научиться играть на фортепиано.
Вся семья Вити, кроме отца, была против такого решения — в то время пианино стоило так же дорого, как автомобиль, и родители не могли позволить себе такую ​​дорогую покупку. Однако отец мальчика решил взять кредит и купил сыну инструмент.

В 6 лет, параллельно с общеобразовательной школой, Витя пошел в музыкальную школу.В 11 лет мальчик начал активно выступать в Доме культуры.

После окончания общеобразовательной школы в 1981 году Виктор поступил в Ленинградскую консерваторию по классу фортепиано. Римский-Корсаков. С этого момента у Виктора начинается активное продвижение в музыкальной карьере.

Начало карьеры

Началом музыкальной карьеры Дробыша считается его участие в группе «Земляне». Игорь Романов, гитарист этой группы, однажды услышал, как юноша играет на фортепиано, и предложил взять на себя роль клавишника в его команде.

Виктор сразу согласился, и последовали дальнейшие гастроли популярной в то время группы по России. Но тогда «Земляне» уже были на грани распада, поэтому с группой музыкант проработал недолго.

После распада Землян Игорь Романов создал новую группу под названием «Союз», куда снова пригласил Дробыша. Там он четыре года играл на клавишных, успев дать концерт в ФРГ.

Далее Игорь и Виктор создали новую группу «Санкт-Петербург», где Виктор выступил не только как клавишник, но и как автор песен. В 1990 году Виктор присоединился к команде Lost and Found, которая вскоре была переименована в Pushking.

переезд

В 1996 году музыкантом заинтересовалась немецкая студия звукозаписи, и певец принял решение переехать в Германию. Там он работает с группами «Culture Beat» и «No Angels». Признание зарубежной публики Виктор получает благодаря продюсированию группы BG The Prince Of Rap, которая уже несколько лет находится на вершине многих европейских хит-парадов.

Затем Виктор переезжает в Германию, где активно сотрудничает с новоявленной командой Pets.Их композиция «DaDiDam» принесла композитору премию «Золотой диск Германии».

Виктор также работал на финско-российской радиостанции Sputnik, в которой по сей день является вице-президентом.

Возврат в Россию

В 2002 году Виктор принимает решение вернуться на родину, где начинает активное сотрудничество со звездами российской эстрады.

Песня «Вся моя любовь», исполненная на «World Music Awards» певицей Кристиной Орбакайте, принесла ей первый успех по возвращении в Россию.

Дальнейшее сотрудничество с Кристиной продолжилось, Дробыш пишет песни «Любовь, которой больше нет» и «Просто люблю тебя», которые Орбакайте исполнила с Авраамом Руссо. Композиция «Любовь, которой больше нет» принесла Виктору премии «Песня года» и «Золотой граммофон».

В следующем году композитор снова получает «Золотой граммофон», на этот раз за хит «Дозор», написанный для Валерии.
Также можно добавить песни «Я тебе не верю» Григория Лепса и Ирины Аллегровой, «Знаю», «Нежная, грешная» Авраама Руссо, «Любовь на бис» Александра Розенбаума, «Обожествленный душа» Ларисы Долиной, «Деревенская любовь», «Любимая моя», «Тело хочет любви» Валерии, «Одиночество», «Я и ты» Славы, «Если бы не ты» Стаса Михайлова, «Я все еще люблю» Тины Кароль и многих других.

В 2004 году Виктор стал сопродюсером «Фабрики звезд-4». Летом того же года знаменитость создает Продюсерский центр Виктора Дробыша. Проект начали продвигать бывшие участники «Фабрики», среди которых были Стас Пьеха, Наталья Подольская, группа «Тутси» и другие.

Вместе с Натальей Подольской Виктор записал песню «Nobody Hurt No One», которая принесла Наталье победу в национальном отборе на конкурс «Евровидение» в 2005 году.

Год спустя Виктор берется за производство шестого сезона «Фабрики звезд». В этом же году продюсер занимает должность генерального продюсера Национальной музыкальной корпорации. В 2010 году Дробыш получил звание заслуженного артиста РФ.

2012 год ознаменован сотрудничеством Виктора с Buranovsky Babushki. Он написал для коллектива композицию «Вечеринка для всех», которая принесла исполнителям второе место в конкурсе.

В том же году принял участие в первом сезоне «Битвы хоров», где был наставником команды из Новосибирска, которая попала в тройку финалистов.Виктор не стал подбирать участников, а взял готовый хор у певицы Лаймы Вайкуле, у которой из-за плотного гастрольного графика не было времени на ребят из Новосибирска.

В следующем сезоне Дробыш получил рок-хор из Санкт-Петербурга, который также вышел в финал шоу и занял второе место, уступив победу хору из Краснодара.

В 2015 году в Беларуси Виктор был награжден почетным орденом Франциска Скорины.

В данный момент Виктор продюсирует новую звезду Александру Иванову, более известную под псевдонимом ИВАН.Александр выступит на Евровидении 2017 от Беларуси.

Личная жизнь

За свою жизнь Виктор Дробыш дважды был женат.
Впервые композитор женился в 20 лет на поэтессе из Финляндии Елене Стуф. В 1987 году у молодых родился первенец, которого назвали Валерием. В 1999 году у Елены и Виктора родился второй сын, которого было решено назвать Иваном.

2002 год стал переломным для семьи. Дробышу предложили вернуться в Россию.Виктор принял предложение, но жена заявила, что не собирается переезжать.

Композитор вернулся на родину, а его жена и двое сыновей остались в Финляндии. Расстояние оказало негативное влияние на отношения супругов, и в 2004 году супруги подали на развод. У супругов до сих пор дружеские отношения, Виктор принимает активное участие в воспитании детей.

Осенью 2007 года через общих друзей продюсер познакомился со своей будущей избранницей Татьяной Нусиновой. Через пару недель после первой встречи композитор признался Татьяне в своих чувствах и предложил выйти за него замуж.Влюбленные узаконили свои отношения летом 2008 года.

Через два года на свет появилась общая дочь Лидия, Даниил родился в 2011 году. От бывшего мужа Нусиновой есть сын Антон, с которым Виктор в хороших отношениях.

Юг через советский восток: Нарушающий правила кинофестиваль Узбекистана

Фильм Кането Синдо «Куронеко» («Черная кошка») навсегда остался в памяти Эльпарида Ходжаева. Когда 22-летний Ходжаев посмотрел его в кинозале в Ташкенте почти ровно 50 лет назад, он был потрясен резкой смесью сексуального насилия, эротики и ужаса.

Японский фильм вообще был показан только потому, что он был в числе отборочных на первом Ташкентском фестивале африканского и азиатского кино, который состоялся в октябре 1968 года и собрал десятки кинематографистов почти из 50 стран Азии и Африки.

«Условия фестиваля не позволяли вырезать эротические сцены, поэтому их показывали как есть, вызывая изумление и болтовню у местной публики», — вспоминал Ходжаев в интервью Eurasianet.org.

Это настроение освобождения было и случайным, и преднамеренным. Если зрителям нравилось смотреть на экран ранее невообразимые зрелища, главная цель была строго политической — или, если быть точным, геополитической.

Узбекская ССР в 1960-е годы казалась естественным местом проведения культурного праздника, призванного продемонстрировать родство Советского Союза с народами, только что вышедшими из-под ига европейского имперского правления.

«В этих странах началось развитие национального кинематографа.А Узбекистан был витриной СССР для советского востока. Именно поэтому Москва решила собрать в Ташкенте выходцев из Азии и Африки», — говорит узбекский искусствовед Сабохат Хайтматова.

В 1976 году фестиваль, проводимый раз в два года, был расширен за счет участников из Латинской Америки, расширив свое культурное влияние на регион, где левая политика уже давно укоренилась. К моменту закрытия фестиваля в 1992 году было проведено 10 выпусков.

Главный фильм выпуска 1968 года был более традиционным, чем многие другие работы.«Всадники революции», поставленный Камилом Ярматовым, которому уже за шестьдесят, — это рассказ о революционном героизме и интригах в Средней Азии. Наиболее представленными странами на фестивале 1968 года, где было показано 78 фильмов, были Индия (13 фильмов) и Египет (9). 

Однако

Иностранные фильмы должны были пройти тщательный отбор с учетом политических, моральных и эстетических качеств.

Как объяснила Eurasianet.org Елена Разлогова, историк культуры из Университета Конкордия в Монреале, фильмы будут проверяться и выбираться представителями «Совэкспортфильма» — государственного агентства, ответственного за распространение советских фильмов по всему миру, — а также дипломатическим персоналом в соответствующих странах.

«Большинство написали отчет с описанием фильмов, которые они видели — большинство фильмов, которые они видели целиком. Это правда, что особенно во время первых нескольких фестивалей некоторые фильмы были допущены только из синопсисов, потому что было важнее привлечь к участию дополнительную страну, чем получить «политкорректный» фильм. Позже, в 1970-х годах, большинство фильмов перед отбором проверялись комиссией», — сказала Разлогова Eurasianet.org по электронной почте.

Искусствовед Хайтматова, которой на момент проведения первого фестиваля тоже было 22 года, устроилась работать в пресс-центр.Подготовка началась за полгода и велась командой из Госкино СССР, которая уже имела многолетний опыт организации мероприятия подобного масштаба в Москве.

«Для каждой страны будет составлен информационный бюллетень. В нем будут перечислены фильмы, имена режиссеров и имена главных действующих лиц. Мы также подготовили буклеты и информационные бюллетени для гостей фестиваля», — рассказала Хайтматова.

Одной из наиболее любопытных задач для организаторов было показать фильмы так, чтобы их могла понять местная аудитория. Некоторые фильмы шли с субтитрами, но это было исключением, а не нормой. Так получилось, что команда переводчиков-синхронистов сидела в кабинках со сценариями в руках и транслировала свой живой русский перевод в кинозал.

Похоже, переводчики воспользовались временной атмосферой вседозволенности.

Как написала Разлогова в подробной статье об истории синхронного перевода в Советском Союзе, ташкентский фестиваль отличался низким уровнем контроля КГБ и тем, что переводчики, зрители и иностранные гости могли свободно общаться.Разлогова основывала свой рассказ на опыте своего отца и тети, которые были переводчиками на фестивале 1968 года.

Во время этого первого выпуска иностранных гостей разместили в гостинице «Ташкент», одной из немногих, которым разрешено принимать иностранцев. В баре отеля спиртные напитки продавали за иностранную валюту – всегда был спрос, даже в те времена.

«Туда пускали только иностранных режиссеров, актеров и аккредитованных журналистов. В баре предлагались всевозможные коктейли, можно было потанцевать с актрисами, а если было совсем весело, можно было посмотреть живое стрип-шоу какой-нибудь пьяной кинозвезды», — сказал Ходжаев.

Действительно, привлекательность возможности подвергнуться какой-либо воспринимаемой непристойности является лейтмотивом воспоминаний о ташкентском фестивале. В случае, о котором рассказала переводчица Наталья Нусинова в интервью Разлоговой, когда в одной из сцен фильма полуобнаженная женщина выходила из бассейна, мужчина средних лет в зале вскочил и повернулся к своей спутнице, чтобы спросить: : «Ахмед, помнишь это?»

К 1974 году в Ташкенте была построена четырехзвездочная гостиница «Узбекистан», где могли разместиться все участники фестиваля.Опять же, в круглосуточном баре продавали виски, ром и другие спиртные напитки в обмен на иностранную валюту.

Международные делегации также регулярно отправлялись в экспедиции в такие места, как Самарканд, на инсценированные встречи со студентами и фабричными рабочими.

Наибольшее фестивальное воспоминание Хайтматовой относится к 1976 году, когда фестиваль посетили известный итальянский режиссер Микеланджело Антониони и Тонино Гуэрра — сценарист, работавший с Антониони, Андреем Тарковским, Федерико Феллини и другими легендарными режиссерами.

«Известный узбекский режиссер Али Хамраев пригласил двух знаменитых итальянцев в Ташкент, а затем сопровождал их в поездке в Самарканд», — сказала Хайтматова.

Десять лет спустя Хамраев переедет в Италию для работы над кинопроектом о Тамерлане, чей мавзолей в Самарканде узбекский режиссер показал Антониони и Гуэрре после долгих споров с непокорными чиновниками.

Далекие воспоминания о тех ташкентских фестивалях заставляют любителей кино в Узбекистане с тоской задуматься, увидит ли город когда-нибудь то же самое.

В 2012 году Гульнара Каримова, старшая дочь тогдашнего президента Ислама Каримова, попыталась возродить дух фестиваля с помощью более блестящего мероприятия, получившего название «Золотой леопард» — явная дань уважения фестивалям животной тематики в Берлине и Венеции. , где победители забирают домой Золотых медведей и Золотых львов соответственно. Чтобы придать вес первому изданию, Каримова переманила Морица де Хадельна, который в разное время председательствовал на кинофестивалях в Локарно, Берлине и Венеции, возглавить жюри.

Но это ежегодное мероприятие прекратило свое существование уже в 2014 году, когда у Каримовой возникли проблемы с властями из-за разгоревшегося коррупционного скандала.

Хайтматова, которая, как и многие ее ровесницы, благодаря Ташкентскому фестивалю стала ценителем кино на всю жизнь, мечтает о том, что может произойти что-то еще.

«Ташкенту нужен новый, современный формат международного кинофестиваля. Это было бы только бонусом для узбекского кино. Мы не можем быть изолированы от тенденций, происходящих в мировом кинематографе», — сказала она.

Спасти Олега Сенцова! – Ассоциация свободного слова

Украинский кинорежиссер Олег Сенцов, приговоренный к 20 годам колонии в России и признанный организацией «Мемориал» политзаключенным, проводит бессрочную голодовку с требованием освободить всех украинских политзаключенных в России. Люди, которые его знают, уверены, что он будет стоять до конца.

Требуем отправить Сенцова на родину Украину. Смерть Олега Сенцова стала бы позором для России и навсегда запятнала бы тех, кто мог бы его спасти, но не сделал этого.

Мы обращаемся к участникам Петербургского экономического форума с просьбой поддержать наше заявление.

К заявлению Ассоциации «Свободное слово» присоединились члены Санкт-Петербургского ПЕН-клуба и Российского Вольного Исторического Общества. Всего под заявлением поставили свои подписи более 130 деятелей искусства и науки, в том числе лауреат Нобелевской премии Светлана Алексиевич, журналисты Сергей Пархоменко и Зоя Светова, известные писатели Владимир Войнович, Людмила Улицкая, Виктор Шендерович и Александр Архангельский.

Члены Ассоциации «Свободное слово»:
Надежда Ажгихина, журналист
Николай Александров, литературовед
Светлана Алексиевич, писатель, лауреат Нобелевской премии
Александр Архангельский, писатель
Елена Баевская, переводчик
Леонид Бахнов, писатель
Ирина Балахонова, издатель
, писатель
Дмитрий Бавильский, писатель
Ирина Богатырева, писатель
Татьяна Бонч-Осмоловская, писатель
Алла Боссарт, писатель
Ольга Бухина, переводчик
Наталья Чепик, писатель, сценарист
Татьяна Чернышева, переводчик
Мариэтта Чудакова, писатель, литературный критик 9005 Наталья Демина, журналист
Виталий Диксон, писатель
Вероника Долина, поэт
Ольга Дробот, переводчик
Георгий Ефремов, поэт, переводчик
Евгений Ермолин, эссеист, историк культуры
Виктор Есипов, литературовед, поэт
Мария Фаликман, поэт, переводчик
Сергей Гандлевский, писатель
Алиса Ганиева, писатель
Александр Г Эльман, драматург
Кристина Горелик, журналист
Варвара Горностаева, издатель
Марк Гринберг, переводчик
Наталья Громова, писатель
Июль Гуголев, поэт
Игорь Иртенев, поэт
Наталья Иванова, писатель
Виктория Ивлева, журналист
Геннадий Калашников, Дмитрий Калашников, писатель Карельский, переводчик
Павел Катаев, писатель
Нина Катерли, писатель
Игорь Харичев, писатель
Геннадий Красухин, литературовед
Ирина Кравцова, редактор
Григорий Кружков, поэт, переводчик
Майя Кучерская, писатель
Сергей Кузнецов, писатель
Ирина Левин, библиист, эпиграфист
Мария Людковская, переводчик
Виктор Матизен, киновед
Наталья Мавлевич, переводчик
Владимир Мощенко, писатель
Павел Нерлер, литературовед
Антон Нечаев, писатель
Леонид Никитинский, журналист
Лев Оборин, поэт, журналист
Максим Осипов , писатель
Сергей Пархоменко, журналист
Григорий Петухов, поэт
Андрей Плахов, кинокритик
Николай Подосокорский, публицист
Алеша Прокопьев, поэт, переводчик
Ольга Романова, журналист
Мария Рыбакова, писатель
Вячеслав Середа, переводчик
Татьяна Щербина, писатель
Виктор Шендерович, писатель
Алла Шевелькина журналист
Алла Шевелькина, 9 журналист Борис Соколов, журналист
Наталья Соколовская, писатель
Владимир Сотников, писатель
Татьяна Сотникова (Анна Берсенева), писатель
Ирина Стаф, переводчик
Дмитрий Стахов, писатель
Любовь Сумм, переводчик
Зоя Светова, журналист
Людмила Улицкая, писатель
Ольга Варшавер, переводчик
Дмитрий Веденяпин, поэт, переводчик
Марина Вишневецкая, писатель
Алина Витухновская, писатель
Владимир Войнович, писатель
Сергей Яковлев, писатель

Члены Общества св. К заявлению присоединились:
Константин Азадовский, историк культуры
Анатолий Бергер, поэт, прозаик
Тамара Буковская, поэт
Андрей Чернов, поэт, переводчик
Елена Чижова, писатель, руководитель ПЕН-клуба Санкт-Петербург
Александр Долинин, литературовед
Валерий Дымшиц, доктор химических наук, переводчик, профессор Санкт-Петербургского государственного университета
Никита Елисеев, критик, ведущий библиограф Российской национальной библиотеки (Публичной библиотеки)
Александра Глебовская, переводчик
Любовь Гуревич, искусствовед, писатель
Александр Кобринский, доктор филологических наук, профессор
Николай Кононов, поэт, прозаик
Александр Лавров, академик Российской академии наук
Олег Лекманов, доктор филологических наук, профессор
Алла Михалевич, поэт, переводчик
Григорий Михнов-Вайтенко , правозащитник
Геннадий Николаев, прозаик
Давид Раскин, доктор исторических наук
Ана Толи Разумов, историк
Борис Рогинский, философ, писатель
Наталья Сивохина, поэт
Александр Скидан, поэт, критик, переводчик
Сергей Стратановский, писатель
Александр Тимофеев, кандидат филологических наук, историк литературы
Мариетта Турьян, доктор филологических наук
Илья Штемлер, прозаик
Валерий Шубинский, поэт, критик, историк литературы
Борис Вишневский, писатель, публицист, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга. Санкт-Петербург (ЯБЛОКО)
Татьяна Вольцкая, поэт, журналист
Михаил Яснов, поэт, переводчик
Алексей Захаренков, издатель
Сергей Завьялов, поэт

К заявлению присоединились члены Российского Вольного Исторического Общества:
Владислав Аксенов, старший научный сотрудник, Институт российской истории РАН
Ирина Аржанцева, ведущий научный сотрудник, Институт этнологии и антропологии РАН
Борис Долгин, Все -Российский гражданский форум, Экспертная группа «Европейский диалог»
Дмитрий Дубровский, кандидат исторических наук, доцент, Высшая школа экономики (Москва)
Алексей Гиппиус, член-корреспондент РАН, профессор НИУ ВШЭ
Анатолий Голубовский, кандидат искусствоведения
Алексей Гусев, доцент исторического факультета МГУ
Александр Кравецкий, ведущий научный сотрудник НИИ РАН
Павел Кудюкин, сопредседатель «Университетской солидарности» Профсоюз
Кукулин Илья, педагог
Курилла Иван, доктор исторических наук, Профессор Европейского университета
Михаил Липкин, преподаватель истории и обществознания Школы N1811 (Москва)
Вера Мильчина, историк литературы, переводчик, ведущий научный сотрудник Института высших гуманитарных наук
Михаил Минаков, доктор философских наук, руководитель Украинская исследовательская программа Института Кеннана
Молдаван Александр, академик РАН, директор Института русского языка имени Виноградова
Мосин Алексей, доктор исторических наук, профессор Уральского федерального университета
Немцев Михаил, кандидат философских наук
Дмитрий Панченко, доцент Высшей школы экономики СПб. Санкт-Петербург
Адриан Селин, доктор исторических наук, профессор Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге
Ирина Щербакова, руководитель образовательных программ Международного Мемориала
Никита Соколов, кандидат исторических наук, председатель Совета свободных исторических Общество
Андрей Суслов, доктор исторических наук, директор Центра гражданского просвещения и прав человека (Пермь)
Алексей Вигасин, доктор исторических наук, профессор Московского государственного университета
Евгений Волков, доктор исторических наук, профессор Южно-Уральский государственный университет
Сергей Зенкин, доктор исторических наук, профессор Института высших гуманитарных наук Российского государственного гуманитарного университета

К заявлению присоединились также представители общественности:
Борис Кац, музыковед, литературовед
Константин Лифшиц, музыкант
Анна Бочкова, поэт, переводчик, предприниматель
Евгений Сидоров, критик, литературовед, член Российского ПЕН-клуба
Олег Федоро, актер
Маишев Александр, редактор, журналист
Снеткова Ирина, врач
Шокарев Сергей, историк
Свиридова Александра, писатель
Арштейн Ремма Михайловна, пенсионерка, педагог
Прилежаев Дмитрий, пенсионер, кандидат физико-математических наук
Ванходло Арсений, инженер, пенсионер
Ирина Ковалева, редактор
Виктор Лунин, поэт, писатель, переводчик
Алексей Николаев, пенсионер
Екатерина Белавина, переводчик
Ольга Петерсон, переводчик
Юлия Саяпина, сотрудник благотворительной организации
Михаил Тамм, кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Московской государственного университета, доцент Высшей школы ЭЦ ономика
Гескина Мария, переводчик
Городецкий Олег, врач
Воронцова Наталья, журналист
Артеменко Галина, журналист
Котова Татьяна, психолог
Тумаркин Виктор, компьютерный технолог
Лебедев Сергей, писатель, журналист
Мирская Наталья, филолог 09059 Тополог
, филолог Евгений Алена Романова, художник
Николай Эппле, переводчик, журналист
Юлия Архангельская, филолог
Татьяна Долинина, педагог
Наталья Дзядко, правозащитник
Ольга Кольцова, переводчик
Виктория Федорина, журналист
Ирина Левонтина, лингвист
Инна Харитонова, редактор
Наталья Хасанова, сотрудник благотворительной организации
Овчинникова Майя, пенсионерка
Крученицкая Надежда, редактор
Орлов Александр, фотограф
Каменский Алексей, педагог
Шимко Ирина, спам-аналитик
Овчинникова Юлия, искусствовед
Полещук Юлия, переводчик
Хорошутина Ольга, биолог
алия Иозенас, врач
Юрий Вольнов, ИТ-консультант, муниципальный депутат
Татьяна Кондратьева, клинический психолог
Михаил Гантман, химик
Ирина Шанаурина, педагог
Светлана Панич, переводчик
Галина Елчевская, искусствовед
Елизавета Александрова-Зорина, писатель
Елена Зарина, писатель
, редактор
Екатерина Бойкова, аниматор
Наталья Рисс, режиссер и художник-аниматор
Елена Асмангулян, врач
Гора Марченко, актер
Максим Лялин, менеджер
Дмитрий Савосин, журналист, кинокритик, переводчик
Вера Смирнова, переводчик
Нина Хотинская, переводчик
Мария Майофис, историк культуры
Руслан Сухушин, фотокорреспондент
Наталья Нусинова, кинокритик, писатель
Сэм Клебанов, продюсер, кинопрокат, телеведущая
Нелли Муминова, журналист, документальный фильм
Александр Эгай, продюсер
Массимо Триа, кино критик
Мария Чупринская, продюсер, актриса Театра им. Театр «Док и Трансформер»
Влад Кеткович, продюсер, документальный фильм
Мария Филлимор-Слоним, журналист, продюсер
Татьяна Владимирова, актриса
Евгений Ланской, безработная
Юлия Смирнова, музыкант, педагог
Татьяна Марцинковская, психолог
Евгения Лозина, политолог, историк
Америк Екатерина, математик, доктор физико-математических наук
Баданова Ирина, переводчик
Бобрик Марина, кандидат филологических наук, доцент кафедры языкознания НИУ ВШЭ
Бонч-Осмоловская Елизавета, член-корреспондент РАН
Ирина Гордеева, кандидат исторических наук
Алексей Куприянов, кандидат биологических наук, доцент Высшей школы экономики (Санкт-Петербург).Санкт-Петербург)
Борис Никольский, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Школы актуальных гуманитарных исследований Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации
Лариса Мелихова, кандидат физико-математических наук
Жанна Резникова , доктор биологических наук, профессор
Андрей Ростовцев, физик, доктор физико-математических наук
Александр Шень, математик, кандидат физико-математических наук
Алексей Иванов, доктор геолого-минералогических наук, профессор Российской академии наук
Татьяна Камоза, преподаватель
Алексей Кондрашов, биолог, кандидат биологических наук, профессор Мичиганского университета (США), заведующий отделом Лаборатории эволюционной геномики МГУ
Борис Вайнштейн, журналист
Евгения Шерменева, театральный продюсер
Татьяна Р ябинина, переводчик
Виктор Платонов, художник
Михаил Баркан, режиссер, продюсер, член Союза кинематографистов «Киноюзуз»
Наталья Троянцева, поэт, публицист, искусствовед
Наталья Абрамсон, старший научный сотрудник Зоологического института РАН наук
Елена Березович, доктор филологических наук, член-корреспондент РАН
Анна Дыбо, доктор филологических наук, член-корреспондент РАН
Екатерина Елпатьевская, историк, маркетолог
Нана Гринштейн, сценарист, драматург
Андрей Гаврилов, журналист, переводчик
Хелайн Герритсен, директор Фестиваля восточноевропейского кино (Немецкий институт кино)
Сергей Лиозов, филолог
Никита Кузнецов, переводчик
Елена Виленская, общественный деятель
Марина Бувайло, врач, писатель
Вера Прококова , переводчик
Татьяна Гейн, больничный клоун
Ирина Дар Гольц, инженер
Николаева Юлия, лингвист
Трифонова Наталья, директор реабилитационного центра для детей с ограниченными возможностями
Кулланда Мария, историк
Штенгель Юрий, инженер
Гутовский Станислав, менеджер
Дельнова Мария, педагог
Бабаханова Елена, библиотекарь
Семенова Екатерина, ассистент профессор Института филологии и истории РГГУ
Сергей Леваев, художник, реставратор
Александр Алексеев, художник
Ольга Петрова, технолог-издатель
Катерина Зиневич, сценарист, писатель
Анна Гуллер, кандидат философских наук, научный сотрудник
Мария Эндель, редактор
Ирина Слуцкая, аудитор
Наталья Резницкая, филолог
Анастасия Грызунова, переводчик
Анна Чернецкая, продюсер конференции
Юлия Захарова, актриса, сценарист
Елена Леонова, археолог
Лариса Климова, филолог
Екатерина Жарова, 03 филолог 90

Антон Желнов и Юрий Сапрыкин — О Владимире Сорокине в жизни и на экране

Журналист Антон Желнов стал соавтором фильмов об Иосифе Бродском и Саше Соколове, а в 2018 году выпустил собственный фильм об Илье и Эмилии Кабаковых. Юрий Сапрыкин ведет «Полку» — сайт о главных русских книгах. Мы выяснили, почему решили изучить биографию и библиографию Владимира Сорокина, о чем можно и нельзя спрашивать писателя и как радикальный концептуалист стал всемирно известным писателем.

— Когда вы впервые прочитали Сорокина: что это был за текст, какое впечатление он произвел на вас и что вы думаете об авторе?

— Юрий Сапрыкин: Впервые Сорокина не прочитал, а услышал.Это было в 1986 или 1987 году. Мой отец слушал то, что тогда называлось «вражескими голосами». Я сидел в отцовской комнате на коротких волнах через глушилки пробивалось «Радио Свобода», а там, кажется, актер Юлиан Панич читал рассказы из сборника «Первый субботник» в литературной передаче. Мягко говоря, я — да и отец — не был готов к такому повороту событий: обычно читают Солженицына, Войновича, Аксенова, Довлатова, а тут такой навороченный, даже слишком тряпичный для «Свободы» текст взрывается кровью, колет и секс.Так я выслушал две-три истории — в том числе и про геологов. Это было ужасно дико и смешно: немного неловко, что все это происходило на глазах у родителей, но я был в полном восторге.

Шла перестройка, и неизвестный мне автор интегрировался в зарождавшееся направление андеграундного искусства. В большие СМИ попало не тогдашнее зарубежье, а что-то неофициальное, но уже известное и легко доступное медийным людям. На меня обрушилась лавина имен: от Юфита до Курёхина, от Пригова до Сергея Летова.Прошло время, прежде чем я понял, что Юфит отдельно, Курехин отдельно, Сорокин отдельно. Наверное, это было связано уже с его первым текстом, который я прочитал на бумаге, — «Очередь». Она была построена совсем по другому принципу, чем рассказы из «Субботы субботы», и стало ясно, что это невероятно интересный человек, умеющий делать то, чего в другой известной мне литературе даже не пытались делать.

Антон Желнов: Наверное, первое, что я прочитал, была даже не книга, а номер «Афиши», на обложке которого Сорокин держал в руках силиконовое сердце.

Юрий Сапрыкин: Я помню наизусть последнюю фразу из этой статьи: «Может быть, сейчас сердце Сорокина не бьется в чьей-то груди, а качается».

Антон Желнов: Для меня вход в Сорокина начался через СМИ. Помимо Афиши, он — вместе с дочерьми-двойняшками — появился на обложке журнала ОМ. Так я сначала прочитал о нем, и только потом о нем. Со мной это часто случается: чтобы прийти к тексту, мне нужно погрузиться в информационный контекст.Потом, когда я учился на третьем или четвертом курсе журналистики, была история с Большим театром. Позже — «За стеклом» и «Ралли». То есть для меня Сорокин был сразу федеральной звездой, которую обсуждают и вокруг которой происходят скандалы.

Юрий Сапрыкин: Человек из телевизора.

Антон Желнов: Да, да. Эмоционально меня больше всего завело «Сало», которое мне тогда казалось сложным: я не все понял, что хотел сказать автор, и даже советовался с друзьями-филологами, чтобы они помогли мне разобраться.Но самое сильное впечатление произвела «Метелица». Когда он вышел в 2010 году, я его не заметил, а когда заметил, офигел — и сразу все понял.

— Как возник ваш творческий дуэт: кто к кому пришел и с какой идеей?

— Юрий Сапрыкин: Ко мне пришел Антон, что очень любезно с его стороны: я уверен, что он бы сам это сделал, но хорошо, что так получилось. Я уже говорил на премьере в «Пионере», что для меня все фильмы Антона подходят друг к другу: это кино о классике России будущего.Если с Бродским момент канонизации для выхода фильма уже, в общем-то, более или менее случился, то Соколов, Кабаков и Сорокин — это люди, которые, вполне очевидно, через 10 лет будут во всех учебниках и школьных программах, но общество еще не осознало этого в полной мере. После «Кабаковых» мне было интересно, что Антон будет делать дальше. В жанре «Продолжи ряд» есть логические и математические задачи, и когда Антон назвал Сорокина, у меня было ощущение точного попадания: да, конечно, именно там он и должен быть.

Антон Желнов: Юра все правильно сказал. О Сорокине я думал еще до «Кабаковых»: впервые увидел его своими глазами в Тбилиси два года назад у наших общих друзей — актрисы Миранды Мирианашвили и бизнесмена Леонида Огарева. Мы летели туда на крестины, и там был Владимир Георгиевич. Тут я обалдел (на одной даче с Сорокиным!), подошел, взял эл. Прошло два года, случились Кабаковы, и я решил написать ему. Сорокин быстро согласился: фильм ему понравился, а это было ключом к принятию решения.Если бы не понравилось, послал бы: Владимир Георгиевич человек не очень церемонный и дипломатичный в этом отношении (и правильно). Потом я понял, что материал для меня слишком огромен: по словам того же Бродского, я защитил диплом, но никогда не был 40-градусным ученым. Имея в виду обложку Афиши, я позвонил Юре; мы встретились и договорились. Это был ноябрь 2018 года. Тогда я начал искать источники финансирования, но главное было сделано: мы получили согласие героя Юры и оператора Михаила Кричмана.

Антон Желнов

Антон Желнов © георгий кардава

— Развивая ответ Юрия: насколько бесспорным для вас был статус Сорокина, когда вы снимались? Вы работали, условно говоря, с безусловной, мраморной классикой — или с автором, место которого в русской культуре еще не определилось?

— Антон Желнов: С мрамором не работал: он активный автор, а пантеона пока нет. Сорокину 64, а это писатель в разработке, в отличие от того же Кабакова, который уже подводит итоги.Я не люблю это слово, но это правда: для меня и моего поколения Сорокин — очень значимая, важная, культовая фигура. Когда мы учились на факультете журналистики, его имя звучало и обсуждалось; эти обложки переходили из рук в руки. И Сорокин, конечно же, попал в самое сердце.

Юрий Сапрыкин: В сентябре прошлого года на фестивале Вазари в Нижнем Новгороде мы устроили дискуссию о судьбе классики и литературного канона: не о будущем Толстого и Достоевского, а о том, что будет с самим понятием « классика».Была редакция «Польки» и Линор Горалик, и на вопрос Кабакова «Кого возьмут в будущее?» мы все, не говоря ни слова, назвали Сорокиных. И я вспоминаю сейчас известную книгу Гарольда Блума о западном каноне, где он говорит, что великий писатель — это всегда человек, который одновременно продолжает канон и нарушает его; стоит на плечах своих предшественников и прыгает с них в какую-то совершенно неизвестную территорию. По этому критерию Сорокина (ну может Петрушевская) для меня самый очевидный кандидат в будущие классики.От этого веет какой-то космической безысходностью: ну какие же будущие — все уже свершилось. Просто надо не бояться об этом говорить, как не боятся это делать американцы, написав на обложке с Франзеном или на книге Тони Моррисон «Великий американский писатель».

— Антон только что сказал, что впервые увидел Сорокина два года назад. Юрий, вы несколько раз брали у него интервью. Как это произошло — лично, по почте или по скайпу?

— Юрий Сапрыкин: Мы познакомились до выхода «Теллурии» и как-то случайно пересеклись позже.Я был в Венеции на открытии его выставки и видел тот самый спектакль, где он был в шкуре и с топором. В то время мы были немного, но мы знали друг друга и, как мне казалось, относились друг к другу довольно дружелюбно — ну, я уж точно.

Антон Желнов: Кстати, участие Юрия было очень важно для Сорокина. Когда мы приехали с группой для знакомства (представиться, поговорить, оценить локацию), он сразу ее выделил. Сорокин слышал, кто такой Кричман, но лично они никогда не виделись.А Мише как-то предложили снять фильм «Матрешка» по сценарию Николая Шептулина, первого издателя Сорокина в России; как-то самому Владимиру Георгиевичу пришлось в этом поучаствовать.

Юрий Сапрыкин: Еще одному члену съемочной группы, Сорокину, дрон сразу очень понравился.

Антон Желнов: Он очень внимательно осматривал наше оборудование: спрашивал, что это за камеры, сколько стоит их аренда, какие объективы мы используем — он ужасно во все это вникал.Он даже несколько раз снимал нас на свой телефон.

Юрий Сапрыкин: В фильм это не попало: Сорокин рассказывал, как ездили на практику на нефтеперерабатывающие заводы в Баку, и он был очарован этой маленькой стимпанковой, советской, чудовищной, ржавой техникой. Вы могли видеть, как в его глазах пробуждается огонь, а память согревает душу. Сразу стало понятно, почему описания механизмов так часто встречаются в текстах Сорокина. Так что его отношения с техникой не ограничиваются «умницами» или современными гаджетами — это более старая и сложная эмоциональная связь.

— А какой у Сорокина телефон?

— Антон Желнов: У него есть смартфон, и он прокручивал передо мной ленту. Сорокин довольно активен в этом смысле: он может присылать фотки со своего телефона, и если я вижу «отправлено с айфона», то понимаю, что он сейчас за рулем.

— Но при этом его нет в соцсетях?

— Антон Желнов: Не в фейсбуке, а в мессенджерах.

— Как вы разделили материал и главного героя? Кто сидел перед Сорокиным во время съемок; условно говоря, кому он все это рассказывает?

— Антон Желнов и Юрий Сапрыкин (хором): За нас!

Антон Желнов: Мы с Юрой придумали сценарий разговора — и не только: я всегда нервно реагирую, когда фильм называют «интервью» — это не интервью.

Юрий Сапрыкин: Это «путешествие». У нас было две большие поездки, которые состояли из долгих разговоров и путешествий.

Антон Желнов: Мы обсуждали с Юрой и нашим режиссером Ильей Беловым, который тоже во многом определил эту концепцию путешествия, в котором нет времени и пространства, а есть лабиринт московских и берлинских улиц, куда направить героя. Мы говорили об этом с Сорокиным: нельзя что-то навязывать человеку, если он этого не хочет. В случае необходимости подключался Кричман, который говорил: «Владимир Георгиевич, мы должны пойти в парк, потому что там будет красиво.Коллективное мнение сработало, и он согласился.

Юрий Сапрыкин

Юрий Сапрыкин © георгий кардава

— Как снимаются уличные сцены — в городе и в лесу? Чем вы руководили и за чем шпионили?

— Юрий Сапрыкин: За Сорокиным побежала толпа с камерами и микрофонами. Со стороны это, наверное, выглядело комично, да и собаке, которой он улыбается в лесу, тоже было над чем посмеяться.

Антон Желнов: Кстати, тот эпизод с собакой, который отметила Ольга Федянина (Театральный критик.— Стиль РБК), Григорий Туманов (главный редактор самиздата «Батенка, да ты трансформер». — Стиль РБК), Елена Нусинова (главный редактор «КоммерсантЪ-Weekend». — «Стиль РБК») , — несчастный случай: Кричман подсмотрел. Были, конечно, и постановочные кадры: приехали в берлинский парк командой из девяти человек, подписали контракт с администрацией — все это стоило денег и производства. Но мы не просили Сорокину что-либо говорить на камеру. Обнять дерево и попросить силы для романа «Теллурия» — его идея.

Юрий Сапрыкин: Был чудесный момент в парке Берлина, когда мы встретились с Юлией Вронской (координатор международных проектов Музея-усадьбы Льва Толстого «Ясная Поляна» — «РБК Стиль»). Я знал, что она в городе, но понятия не имел, что мы наткнемся на нее там. Но девушка, перешедшая Сорокину дорогу, не она!

Антон Желнов: Мы тоже потерялись в Шарлоттенбурге. Это огромный парк, и у нас не было радиоприемников. Когда мы с Юрой и Сорокиным приехали на площадку, группа должна была выставляться.И мы ее потеряли.

Юрий Сапрыкин: Снег пойдет, перестанет. Выходит солнце, уходит.

Антон Желнов: А нам нужна снежная природа. Смотрю прогноз: через полчаса ожидается дождь. Сорокин стоит и не понимает, где что и что делать. Потом — с матерными словами, с нервами — группу нашли и сняли эпизод.

— А как распределились между собой остальные герои: кто достался Андрею Монастырскому и дочерям Сорокинским — а кто Борису Якеменко?

— Юрий Сапрыкин: Мы тоже все вместе побывали, но был сложный момент. Мы долго не понимали, нужны ли еще голоса. Но есть в картине сюжеты, для которых, как нам показалось, требуется второе мнение: если Монастырский очень часто упоминается в разговорах о концептуалистах, хорошо бы ему предоставить слово. А сам превратился в одного из центральных персонажей. Монастырский обладает совершенно животной органикой: попадая в кадр, он забирает все внимание. Из нашего посещения его квартиры можно было бы сделать отдельный фильм.

Антон Желнов: Он прекрасно объясняет самой широкой аудитории, чем важен Сорокин: сам писатель этого делать не будет.

Юрий Сапрыкин: Ну, а если говорить о «Идущих вместе», то без второй стороны не обошлось.

Антон Желнов: Люди, которые были в этом движении, предположили, что Борис Якеменко был мозгом той акции, и дали ему свой номер телефона — я благодарю их за помощь в создании этой части фильма.

Юрий Сапрыкин: Почему вы не благодарите их по имени?

Антон Желнов: Название не помню.

Юрий Сапрыкин: Кого — Кристину Потупчик не помните?

Антон Желнов: Ну, Кристина Потупчик, да. Мария Баронова, которая не была участницей «Идущих вместе», но объединила всех. Кстати, Потупчик был на премьере 3 сентября. Я позвонил Борису, и он, надо отдать ему должное, согласился. Надеюсь, мы честно донесли до зрителей то, что он хотел сказать.

Юрий Сапрыкин: Про Якеменко тоже есть классный момент — надеюсь, что никаких закулисных тайн я сейчас не выдам.В фильм вошло выступление Якеменко, отстаивающего свои тогдашние позиции. Мы его долго снимали и успели услышать Якеменко сегодняшнего дня. Мы ему говорим: «В каком-то смысле ты выиграл — посмотри, сколько акций было сделано по одной и той же модели. Сейчас против любых работ, «оскорбляющих чувства» — от «Тангейзера» до выставки Стерджеса, такие активисты, как вы, выходят и протестуют. Официальная культурная политика строится на тех же лекалях, которые вы отстаивали: патриотизм, память о войне, государственность. Мы сделали все, как вы хотели.Он отвечает: «Нет, мы к этому совсем не стремились. Спектакль по книге Мединского в Малом театре хуже, чем Сорокин в Большом. Это все какие-то специально нанятые мурзилки — не такие, как мы». Спрашиваем: «Сорокин плохой, вы его в школьную программу не пустили, а кто хороший?» Якеменко говорит: «Ольга Седакова». В этот момент понимаешь, что жизнь, во-первых, длинная, а во-вторых, очень трудная. Раз берешь в динамике, невозможно поместить в те двухмерные категории, в которых мы привыкли все это оценивать.

Фото: георгий кардава

© георгий кардава

— Еще хотел спросить про «показания»: зачем вы на них фильтры поставили — чтобы отделить монолог Сорокина от строк второстепенных персонажей?

— Антон Желнов: Верно. Мы хотели играть в этом стиле. Снимал это сам Белов — на Андроиде есть такая программа, которая состаривает видео под VHS 90-х. Мы думали, что это был хороший прием, и мы были правы. За несколько дней до премьеры мне позвонили юристы и спросили: «А этот архив, где у вас есть Вехаески, утвержден?» Я говорю: «Вы имеете в виду архив?» А они: «Ну, ты взял у кого-то, значит, тебе нужна бумажка. И тут я понял, что ход удался, так как даже наши юристы не поверили, что это современная стрельба.

— Название фильма является отсылкой к пьесе Сорокина «Достоевский-путешествие». Были ли у вас другие варианты и почему вы остановились на этом?

Юрий Сапрыкин: Было много разных вариантов, но ни один нам не подходил. Однажды на вечеринке в «Польке» мы уже напились и нас ужасно повеселил заголовок «Я отдам это Владимиру» — это, если помните, фраза, которую Медведев сказал Обаме.Потом, опомнившись, мы поняли, что эту цитату никто не рассматривал, и вообще непонятно, что я буду переводить, куда буду переводить.

Антон Желнов: Хотя элегантность этого тайтла мне все равно нравится! Были варианты «Чистый Сорокин», «Чистый Сорокин», «Вообще-то Сорокин». Месяц мы катали их как шарики, а потом родилась идея со словом «путешествие». Честно говоря, мы тогда еще не читали одноименной статьи Антона Долина в «Сессии».

Юрий Сапрыкин: Был еще трек группы 2H Company, который мы тоже потом вспомнили.

Антон Желнов: И как-то рифмовалось у нас и с пьесой, и с «Ленинским грибом» Курехинского.

— Какое самое удивительное открытие о Сорокине вы сделали во время съемок фильма?

— Юрий Сапрыкин: Для меня главное открытие было связано с детством: сложные отношения с родителями, драки и побои в школе — все эти тяжелые, травмирующие воспоминания.Раньше, когда Сорокин повторял в интервью, что литература для него была терапией, ты читал это так: вокруг нас страшная реальность, а тексты помогают снять стресс. Оказалось, что за этой фразой стоят биографические и почти фрейдистские смыслы, но мы, следуя набоковскому указанию, воздержимся от подобных домыслов. В общем, стало ясно, что «просто буквы на бумаге» вырастают не только из чистого понятия. И любовь к соцреализму — это не то, что ему внушали Булатов и Пригов: смотри, какие книги интересные, с ними надо работать.Нет, это весь литературный воздух, который был в его семье.

Антон Желнов: И главное мое открытие — это понимание того, что для нынешнего Сорокина нет, по сути, понятий и -измов, а есть четкое понимание сути вещей. Он показался мне в высоком смысле простым автором, не ищущим сложных слов. Очень человечно — несмотря на близость и холодный взгляд: ну это просто цвет глаз. Порядочный, пунктуальный, образцовый в смысле жизни и профессиональной стратегии — и совсем не позер.

Юрий Сапрыкин: Сорокин научился бороться со своей популярностью во время акции «Идущие вместе», когда ему позвонили незнакомые люди, сказали, что начали есть дерьмо, и пообещали поставить решетки на окна: «Ты же заказал». Это все о людях, которые помогали нам сейчас, но тогда занимались совсем другими вещами. Так что вполне понятно, что после этого довольно тяжелого опыта ему не хочется постоянно давать интервью.

Сорокин принадлежит к тому типу писателей, которые очень зависят от дисциплины, режима, правильного распределения сил, а не от хаотического вдохновения или водоворота страстей, в который надо окунуться.Писать для него — это работа: есть рабочее время, когда ничто не должно вас отвлекать. Здесь действительно нет позы или игры, а очень здоровое желание выстроить границы, в которых можно существовать как личность и как писатель.

Если продолжить об открытиях: Подозреваю, что это не какая-то литературная сенсация и до меня это заметили уже сто человек, но во время съемок я впервые понял, что Сорокин достаточно уникальный писатель, который сразу стал самим собой. Нет «раннего Сорокина» и его «проб пера».Это автор, который полностью преуспел с первых же своих текстов — если не считать стихов в студенческом тираже.

Фото: георгий кардава

© георгий кардава

— На какие темы отказывался говорить Сорокин? Куда он вас не пустил?

— Антон Желнов: Запрещенных тем не было. Ему было очень тяжело вспоминать детство. Единственное, что Сорокин не прокомментировал, так это историю своих ошибок. Когда он признался в Берлине, что сожалеет о некоторых своих поступках, мы не уточнили; когда его спросили в Москве, он отказался говорить об этом — вот о чем они сожалеют.Хотим ли мы, чтобы он сказал нам? да. Уважаем ли мы его право хранить все в тайне? да. Поэтому мы больше не поднимали этот вопрос.

— Посмотрев фильм, поклонники наверняка заметят: в фильме подробно обсуждаются «Норма», «День опричника» и «Вьюга» — но где же наш любимый сборник «Пир», «Тридцать Марининой любви» или «Ледяная Трилогия»? Как вы выбирали тексты, которые упоминаются в The Trip?

— Юрий Сапрыкин: Поговорили более-менее обо всем. Понятно, что «Норма» и «Опричник» обязательно должны быть главными шлягерами покойного Сорокина; остальное — как пойдет разговор. Надо отметить, что следы Ледяной трилогии в финале безусловно есть: не то чтобы мы просто решили поговорить о космосе — мы обсуждали лед и метафизику Сорокина в целом. А фрагмент про Свинью (настоящее имя Андрей Панов. Основатель и лидер панк-группы «Автоматические Удовлетворители» — «Стиль РБК») — это часть разговора о «Тридцатой любви Марины», где он фигурирует под именем Дерьмо.Даже Теллурия не попала бы в фильм, если бы не игра Богомолова; он как-то удачно оказался на руке.

— Был ли в фильме отражен роман «Роман», одно из самых известных произведений Сорокина?

— Антон Желнов: Все отразилось. Другое дело, что сценарий в кино — будь то документальное или художественное — многократно перерабатывается до, во время и после съемок. Так как мы снимали фильм, а не журналистское расследование, то старались подстроиться не столько под смыслы, сколько под ритм, темп, кадр. По этим причинам в окончательный вариант не вошло многое — например, разговор об Андрее Платонове. На самом деле нет того же Толстого: Сорокин говорил, что плакал, перечитывая финал своей «Метелицы», — как Толстой, рыдая над своими вещами.

Юрий Сапрыкин: Наверное, если бы мы делали чисто биографическое повествование — это уж совсем ЖЗЛ, — то нам пришлось бы последовательно проходить все книги. Но так как мы его сломали с самого начала (может даже не хватило и надо было покрепче), то это, в общем-то, снимает с нас некоторую ответственность.Однако есть вещи, о которых мне искренне жаль. Почти в каждой книге, начиная с «Голубого сала» Сорокина, в какой-то момент возникала история, эпизод из жизни, мощная картина; что нажал на курок — так и появился текст. В этом было что-то линчевское: он описывал незначительную бытовую сценку, и по ходу разговора понимаешь, что теперь она наделена для Сорокина каким-то сверхзначением.

Антон Желнов: Да, эти воспоминания — одна из самых сильных вещей. В Японии я увидел официанта на заднем дворе ресторана, который случайно рассыпал сухой лед и тот захрустел под ногами жаркой июльской ночью — и на следующий день он начал писать «Трилогию». Супер — а куда его вставлять? Может быть, мы недостаточно талантливы, чтобы собрать все вместе. Но мы понимали, что тогда мы сместим центр тяжести не туда, и будет совершенно непонятно, как с ним дальше работать.

— Сам Сорокин говорит, что занял вакансию писателя в кружке концептуалистов, который сплошь состоит из поэтов и художников.В какой мере, по вашим наблюдениям, сформировалась эта среда?

— Юрий Сапрыкин: Думаю, 100 процентов. В какой-то параллельной реальности я могу представить, что он обычный советский автор, пишущий в журнале «Юность» о проблемах молодежи. Концептуалисты дали ему дистанцию ​​от материала, который был тканью его жизни. Они помогли ему провести операцию по остранению, относиться ко всему этому как к очень искусственной, странной, выдуманной человеком конструкции. И текст, описывающий эту ткань повседневности, вдруг оказался не чем-то изначально данным и естественным, а чем-то, что можно расчленить, разобрать, перекомпоновать и использовать, как краски на холсте.

Антон Желнов: Недавно в Москве я встретился с художником Эриком Булатовым и спросил его, правда ли, что они познакомились с Владимиром Георгиевичем через общего стоматолога. Он подтвердил и рассказал интересную вещь, подтверждающую только что сказанное Юрой. Сорокин придумал, как перенести концептуальную картину со всеми ее контекстами с холста на бумагу. Поэтому он занимается каллиграфией; именно поэтому для него так важна графика текста — игра со шрифтами, страницы, где каждое слово начинается на «с», или заполнение бумаги на «ааа», как в конце пятой части «Норма» .Сорокин часто цитирует Набокова, мечтавшего превратить читателя в зрителя, и в целом его творчество является подтверждением этой мысли.

Фото: георгий кардава

© георгий кардава

— Получается, вы согласны с Монастырским, что проза Сорокина, картины и (расширим исходное высказывание) сценарии — это единое произведение искусства, просто разные жанры?

— Юрий Сапрыкин: Мне сложно ответить: я не читал сценариев Сорокина, но видел фильмы по ним; Я читал пьесы, но не видел спектаклей. Что же касается его театральных экспериментов, то для меня это тот же подход, реализованный на несколько меньшей площади и, возможно, в других исходных условиях. Можно сказать, что его пьесы связаны с его прозой, как один портрет Достоевского с другим.

Антон Желнов: Если следовать формуле, что так или иначе всю жизнь человек снимает один фильм, поет одну песню и пишет одну книгу, то да, Сорокин, конечно, такой разноплановый писатель. Не повторяется, но фундамент, заложенный Сорокиным, когда он начал общаться с концептуалистами, не исчезает уже 40 лет.У него сильное изобразительное воображение: мне кажется, он сначала все представляет в виде комикса, а уже потом придумывает какие-то конкретные персонажи и ситуации.

— Вы выделяете разных Сорокиных: советских и постсоветских, концептуалистов и сатириков? Как вы думаете, между ними есть конфликт?

— Юрий Сапрыкин: Я выделяю, но для меня они не конфликтуют. Я слышал от бывших концептуалистов тезис о том, что раньше Сорокин был действительно радикальным художником и автором, а теперь стал обычным писателем. Да и сам он в какой-то момент резко открестился от этого круга: достаточно вспомнить интервью Шептулина в 2007 году, в котором Сорокин говорит, что все это никогда не было искусством и оказалось несостоятельным. Сейчас он как-то смягчился.

Я вижу здесь переход из одного агрегатного состояния в другое. Сорокин достаточно последовательный писатель: нельзя сказать, что «Лед» или «День опричника» были разворотом над Атлантикой. Для меня это все одни и те же тексты одного автора. Наверное, если бы Ice был написан сразу после Первого субботника, это был бы явный слом, но ведь действительно есть эволюция, когда одно следует за другим и просто переходит на какие-то ступени или уходит, не теряя связи с предыдущим.сцена.

Антон Желнов: Мне тоже кажется, что конфликта нет. Тот же Антон Долин пишет, что Сорокин — единственный концептуалист, который, покончив с советским проектом, перешел на постсоветский. Он не возвращается к прошлому опыту, как Илья Кабаков, который так или иначе продолжает работать с советским и сегодня. Но потом Юра поправил меня, что в «Белом квадрате» (Сборник рассказов, издан в 2018 году. — «Стиль РБК») Сорокин не отказывается от уже накопленного материала и отработанных приемов.Но таким образом мы можем перейти к очень подробной литературной критике.

Юрий Сапрыкин: Я помню, как воспринимался «Лед» сразу после публикации, и во время съемок перечитывал тогдашние рецензии. Мне кажется, что в то время ощущение перелома возникло по каким-то внелитературным причинам: Сорокин сменил издательство, книга вышла запредельным массовым тиражом — «А, ну ясно, решил написать приключенческий роман на языке, понятном читателю»; в общем, он перешел в другой лагерь.Но глядя на это с пятнадцатилетней дистанции, становится ясно, что в «Айсе» довольно много этого концептуального остранения, и увлекательный эффект книги в том, что никогда не понимаешь, говорит ли сейчас писатель сердцем или это какая-то очень хитрая конструкция его. Позиция автора все время мерцает или дергается, как выразилась Латынина (Юлия Латынина, журналист, писатель. — Стиль РБК), как стрелка осциллографа.

— Почему Сорокина (маргинального автора, утверждавшего, что литература — это только буквы на бумаге) стали воспринимать как писателя-идеолога? Органична ли для него эта роль?

— Юрий Сапрыкин: Потому что он написал «День опричника».Как сказано в фильме, эта история была для него скорее литературным упражнением, попыткой домыслить до эстетически законченного состояния те течения и направления мысли, которые он уловил во время скандала с «Идущие вместе». Что было бы, если бы сбылась невысказанная мечта этих людей — в первую очередь, на уровне языка? В результате получается пародия на опрично-хохломский государев-деревенский язык. Но так как это еще удачно легло на объективно происходящие в России перемены, то общество тут же обнаружило, что есть явный кандидат на вакантное место писателя-пророка — и решило поставить на него Сорокина и без конца спрашивать, что будет на Родину и к нам… На эту роль он явно не подписывался.

Антон Желнов: Сорокин мне не кажется пророком. Просто, как всякий великий автор, он угадал, прочувствовал, озвучил время и нас в нем, показал художественную правду, и реальность стала под нее подстраиваться. Но не Сорокин придумал опричнину: в конце концов, история написана на седьмом году правления Владимира Путина, когда все было ясно — он просто зафиксировал уже наметившиеся тенденции.

— Какая ваша любимая книга Сорокина?

— Антон Желнов: Как я уже сказал, «Вьюга».

Юрий Сапрыкин: У меня есть «Сердца четырех» — это тоже очень сильное впечатление из моей юности, которое тогда сложно было прервать. Вьюга вообще супер. Я очень люблю Лед.

Антон Желнов: У меня тоже есть «Первый субботник» и вообще его короткие штучки. Например, в сборнике «Моноклон» есть удивительная история «Кухня»: никакой жестокости и трэша — почти прустовское описание кухни с чайным грибом и знакомым набором еды в холодильнике, узнаваемые запахи и воспоминания о том, что они все вернуть.Недавно я перечитал книгу и удивился, какая это нежная штука: в какой-то момент я стал ценить в Сорокине именно нежность.

Фото: георгий кардава

© георгий кардава

— Насколько глобальна Сорокина? Его книги переводятся на другие языки, рецензии публикуются в крупнейших западных СМИ, но тот ли это писатель, которого здесь знают, любят и боятся?

— Юрий Сапрыкин: Наверное, не совсем то. Но, думаю, в «Метелице» он подошел к статусу, понятному и без перевода, потому что эта история больше всего играет с концептом русскости, как это зафиксировано в известных на весь мир текстах.Это упражнение на материале, который существует в глобальном контексте. Понятно, что, наверное, в «Дне опричника» нас забавляет многое из того, что на Западе кажется чистой фантастикой, а здесь мы понимаем, откуда что. Это относится и к концептуалистскому периоду. Я бы сказал, что минус «Метелица» и «Лед» для Запада это абсолютно абсурдный писатель, но для России он тоже в каком-то смысле реалист.

Антон Желнов: Я думаю, он глобальный как фигура. Грубо говоря, если вы хотите написать эссе о современном русском писателе для The New York Times, они, скорее всего, возьмут текст о Сорокине. Он создал миф о себе как о наследнике классики: своей жизнью, характером, фигурой Сорокин соответствует западному представлению о том, как должен выглядеть и вести себя русский писатель. Я не знаю, играет ли он в эту игру или он родился таким, но он действительно, даже чисто физиономически, продолжает эту традицию. Ты встречаешься с ним взглядом и вздрагиваешь: теперь они не такие.

— С годами он стал очень похож на Тургенева: такой же статный мужчина с седыми волосами и странными манерами.

— Юрий Сапрыкин: Да, тут еще можно вспомнить привитый с детства интерес к охоте: дед Сорокина был лесником, а отец запечатлен на фотографии с ружьем. После показа наш хороший друг Шура Тимофеевский (Александр Тимофеевский, критик, эссеист. — «Стиль РБК») сказал, что один из самых главных сюжетов фильма — это то, как человек, всю жизнь боровшийся и разрушавший все русские литературные штампы, вдруг начинает примерять на себя эти почти китчевые роли: писатель задумчиво гуляет по лесу, писатель с собакой, писатель с трубкой, писатель у камина думает о будущем России.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.