Нимейер оскар биография: Биография Оскара Нимейера — РИА Новости, 06.12.2012

Содержание

Биография Оскара Нимейера — РИА Новости, 06.12.2012

С 1935 года работал в мастерской Лусиу Косты – выдающегося бразильского архитектора и градостроителя.

В 1936 году Оскар Нимейер вошел в состав группы бразильских архитекторов, работавших вместе с французским архитектором Ле Корбюзье (1887-1965) над проектом здания Министерства образования и здравоохранения в Рио-де-Жанейро. В 1939 году Нимейер стал полноправным руководителем проекта. Эта работа стала определяющей для молодого архитектора.

Построенное начинающим архитектором здание привлекло всеобщее внимание не только как общественное сооружение, созданное с применением новейших архитектурных средств, но и как первый пример использования сплошного солнцемодулирующего экрана на одном из фасадов.

В этом же году Нимейером был построен Бразильский павильон на Всемирной выставке в Нью-Йорке.

В 1940-е годы в своем проекте спортивно развлекательного комплекса в Пампулье Нимейер поразил мировое архитектурное сообщество, отказавшись от господствовавшего в то время формально рационалистического направления модернизма и обратившись к архитектуре, полной фантазии и неожиданных решений.

В 1950 году он разработал комплекс Ibirapeura в Сан-Паулу.

В 1955-1956 годы архитектор разработал проект Музея современного искусства для столицы Венесуэлы Каракаса, а для проходившей в 1957 году в Берлине Международной строительной выставки построил постоянный жилой блок.

В 1957 году Нимейер был назначен главным архитектором Бразилиа – новой столицы Бразилии. Ее генеральный план был выполнен Нимейером совместно с урбанистом Лусиу Коста. Нимейер проектировал все крупные общественные здания, включая президентский дворец (Дворец Рассвета), министерство иностранных дел (Дворец Арок), здания Конгресса, Верховного Суда и кафедральный собор.

В 1965 — 1966 годах Нимейер занимался проектированием здания штаб квартиры Французской коммунистической партии в Париже, главного офисного здания Renault и обширного жилого комплекса в городе Грасс близ Ниццы. В 1972 году создал здание Культурного центра Гавра.

В 1969–1977 годах в Алжире принимал участие в создании министерства иностранных дел страны, а также университет в Константине.

В 1974 году Оскар Нимейер выступил в роли главного консультанта при сооружении здания штаб квартиры ООН в Нью-Йорке.

В последние годы жизни архитектор продолжал активно работать в своей студии на набережной Копакабана в Рио-де-Жанейро. Одной из его последних работ стал проект реконструкции «Самбадрома» в центре Рио. Проспект с трибунами, где во время Карнавала проходят соревнования школ самбы, был построен в 1984 году, но только к 2012 году он был приведен в соответствие с оригинальным проектом Нимейера.

6 декабря 2012 года выдающийся бразильский архитектор Оскар Нимейер скончался в больнице Рио-де-Жанейро, где он в течение месяца проходил лечение. Он не дожил всего 10 дней до своего 105-го дня рождения.

Единственная дочь Нимейера, Анна Мария Нимейер, скончалась в июне 2012 года в возрасте 82 лет.

Оскар Нимейер являлся ярким представителем модернизма в архитектуре. В формальном отношении он адаптировал основы «интернационального стиля» к экзотической и исконно барочной реальности тропиков, разработав ряд решений, основанных, главным образом, на широком использовании криволинейных форм.

В 1970 году Оскару Нимейеру была вручена Золотая медаль Американского института архитекторов, в 1988 году — престижный аналог Нобелевской премии в области архитектуры — Притцкеровская премия.

В канун столетнего юбилея Указом президента России Владимира Путина от 25 октября 2007 года за большой вклад в развитие российско бразильских отношений Оскар Нимейер был награжден орденом Дружбы.

Президент Франции в честь столетнего юбилея наградил архитектора званием командора Почетного Легиона.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

краткая биография, работы. Музей и культурный центр Оскара Нимейера

Оскар Нимейер родился в Рио-де-Жанейро 15 декабря 1907 г. Это событие произошло на улице, которая была названа спустя некоторое время именем его деда Рибейру ди Алмейды. Этот человек был министром бразильского Федерального верховного суда.

Юность архитектора

Как вспоминал Оскар, в юности он вел богемную жизнь. Будущий архитектор Оскар Нимейер женился, едва окончив школу. Сначала он работал в типографии, а затем, в 1930 году, начал обучение в Национальной школе изящных искусств, находившейся в Рио-де-Жанейро. Оскар выбрал для себя архитектурный факультет. Через 4 года Нимейер завершил обучение. Он отправился работать в проектную мастерскую Лусио Косты, бывшего своего преподавателя. Лусио является основоположником бразильской архитектуры в стиле модерн.

Сотрудничество с Шарлем де Корбюзье

Сначала Оскар работал бесплатно. В мастерской он познакомился с одним человеком, который сильно повлиял на его творчество. Речь идет о Шарле ле Корбюзье, французском архитекторе. Он был консультантом для молодых мастеров, работавших над проектом здания министерства здравоохранения и просвещения в Рио-де-Жанейро. Этот человек сразу отметил талант Оскара. Он поручил ему руководство проектом.

Нимейер, благодаря этой работе, получил славу зодчего, не боящегося экспериментов. Ему удалось виртуозно сочетать весьма неожиданные формы и линии с функциональным назначением деталей и материалом, из которых они изготовлены. Впоследствии эти черты станут фирменным знаком творений Нимейера, которые проявятся практически в каждом из 600 проектов, выполненных им в разных странах.

Павильон Бразилии и комплекс Пампулья

Имя зодчего в 1939 году стало известно уже за пределами страны. Нимейер, совместно с Лусио Костой, спроектировал павильон Бразилии, представленный в Нью-Йорке на Всемирной выставке. В начале 1940 годов архитектор получил новый крупный заказ. Жуселин Кубичек, впоследствии ставший президентом страны, а в то время бывший префектом крупного города Белу-Оризонти (Бразилия), поручил ему возвести комплекс сооружений на берегу оз. Пампулья. Здесь должен был быть яхт-клуб и теннисный клуб, церковь, зал танцев, музей. После завершения проекта Пампулья стала чуть ли не самой главной достопримечательностью страны. Ее сразу же стали называть бразильской архитектурной жемчужиной.

Проект комплекса зданий ООН

Оскар Нимейер стал настоящей знаменитостью. В 1947 году он был членом группы архитекторов, работавших над комплексом зданий ООН в Нью-Йорке. Нимейер был самым молодым среди них. Возглавлял группу американский архитектор Уоллес Гаррисон. Авторы стремились к тому, чтобы их работа имела символическое, философское значение. Нимейер разработал концепцию «Мастерской мира». Она понравилась коллегам, проект утвердили, однако по ряду причин осуществить его так и не удалось.

Дача Каноас

У зодчего-экспериментатора было множество идей. В частности, на весь мир прославилось еще одно его необычное творение – дача Каноас. Он построил ее в пригороде Рио-де-Жанейро в 1953 году. Сегодня этот пригород является престижным районом Сан-Конраду. Как утверждают специалисты, использованные при возведении этой дачи решения до сих пор остаются свежими, хотя прошло уже более 50 лет. Дом буквально встроен в окружающую его среду. Взять, к примеру, огромный валун, который при строительстве был оставлен там, где он пролежал, возможно, тысячелетия. Архитектор решил воздвигнуть стену дома прямо над ним. В итоге получилось, что часть огромного камня находится вне дома, а другая часть – внутри. Это придает строгому интерьеру здания фантастическую оригинальность.

Однако эта работа была лишь увертюрой к делу жизни великого зодчего, которым стал город Бразилиа, новая столица государства.

Проектирование бразильской столицы

Еще в 19 веке появилась идея перенести бразильскую столицу, которой являлся в то время Рио-де-Жанейро. Тогда эту идею аргументировали тем, что Рио, расположенный на берегу Атлантики, в случае нападения подвергается большему риску, чем город, находящийся в глубине страны. Тем не менее считается, что главная причина переноса бразильской столицы – необходимость развивать центр страны, малонаселенный в то время.

В 1957 году эту ответственную и почетную задачу Жуселин Кубичек, теперь уже президент Бразилии, поручил решить Оскару Нимейеру и Лусио Косте. Последнему принадлежит общий план застройки города, а Оскару – проекты основной массы жилых комплексов и зданий. Как утверждают специалисты, работа этих архитекторов стала самым известным градостроительным экспериментом того времени. Практически на пустом месте через 3 года вырос город, который сразу стал одним из самых впечатляющих населенных пунктов планеты. До сих пор не появилось равных ему на земле. Дата официального открытия – 21 апреля 1960 г.

Основные здания бразильской столицы

Сначала город был рассчитан на проживание в нем 800 тыс. жителей, однако сейчас их насчитывается более 2,1 млн. Как говорят бразильцы, их столица по своей форме напоминает самолет. Если подняться на телевизионную башню, расположенную в центре города, вы увидите «летящий лайнер», который состоит из невиданных прежде улиц, площадей, парков и зданий. В центре – треугольная площадь Трех властей. По углам ее находятся 3 здания: Дворец президента, Верховный суд и Национальный конгресс. Это «кабина самолета». «Крылья» его – жилые кварталы, которые так и называются – «южное» и «северное» крыло. Оставшаяся часть столицы также имеет четкое разграничение на сектора – бизнес-сектор, гостиничный, посольский, зоны развлечений.

Ошеломляет буквально каждое здание, которое спроектировал Оскар Нимейер. Достопримечательности эти поражают нас неожиданными формами, дерзкими линиями, непривычными контурами. К примеру, у подножия башен-близнецов Национального конгресса, каждая из которых имеет 28 этажей, раскинулась обширная платформа. На ней расположены 2 громадные чаши – корпусы палаты представителей и сената (на фото выше). Первая из этих чаш перевернута и являет собой широкий купол, а вторая расширяется к небу.

Национальный театр, выполненный в виде пирамиды, также поражает нас своей оригинальностью. Основная часть этого здания расположена под землей. Примечателен и кафедральный собор со своим громадным стеклянным конусом. Это здание (на фото нижее) опоясывают белые колонны, заточенные, словно карандаши. Они упираются в землю, затем, повторив форму церкви, стрелами своими уходят в небо.

Здание кафедрального собора больше похоже на корабль инопланетян, приземлившийся ненароком, нежели на храм в традиционном его понимании. А неподалеку от него расположено еще одно чудо архитектуры – здание Дворца Итамарати, который в народе называют Дворцом арок. Оно принадлежит Министерству иностранных дел. Это здание также обрамлено колоннами, которые формируют галерею с высокими бетонными арками и широкими проемами. Весьма неожиданной деталью для такого серьезного учреждения является большой пруд, который окружает Дворец Итамарати со всех сторон. В нем весело резвятся рыбешки.

Мы описали лишь основные здания, которые создал в бразильской столице Оскар Нимейер. Проекты его разнообразны и многочисленны. В совокупности контраст пирамид и куполов, округлые чаши и стреловидные колонны, парки и площади, строгие геометрические формы, логика и простор в планировке улиц придает городу выразительность и яркость. Тем неожиданнее выглядит место работы бразильского президента – дворец «Планалту» (на фото ниже).

Его автором также является Оскар Нимейер. Архитектура этого здания весьма примечательна. Эта небольшая постройка в четыре этажа совсем не похожа на дворец. Только караул указывает на то, что именно здесь принимаются политические решения, которые влияют на судьбу самого крупного государства Латинской Америки.

Множество государственных зданий спроектировал Нимейер Оскар. Правительство, к примеру, получило свой Дворец в 1960 году. Однако, несмотря на столь высокие заслуги перед государством, архитектору все-таки пришлось покинуть родную страну. Расскажем о том, как это произошло.

Жизнь Нимейера в эмиграции

В 1945 году Оскар вступил в Коммунистическую партию Бразилии и остался верен ее идеалам до самой своей смерти. Архитектор проектировал новые города, однако страдал от того, что не может ликвидировать лачуги и трущобы. Своих убеждений Нимейер не скрывал никогда. Из-за них он не смог остаться в Бразилии после того, как в 1960 годах состоялся военный переворот. Оскару пришлось эмигрировать в Европу. Он осел в Париже. Этот вынужденный отъезд архитектор называл «самовольной высылкой». Нимейер затем путешествовал по свету, посетил в числе прочих стран и Советский Союз, где нашел множество почитателей и единомышленников. Он стал борцом за социальный прогресс и мир на земле. За это он был удостоен награды «За укрепление мира между народами» (Международная Ленинская премия).

Как и раньше, архитектор усердно работал. Кажется, что география его творчества поистине безгранична: Италия, Германия, Франция, Ливан, Конго, Гана, США, Алжир и множество других государств. Наиболее известными его проектами этого периода были ЦК Французской компартии, расположенный в Париже, а также «Мондадори» в Милане.

Возвращение в Бразилию, мемориал Ж. Кубичека

Только в начале 1980 годов Оскар Нимейер возвратился в Бразилию. Он сразу же принялся осуществлять свою мечту – проект мемориала, посвященного памяти «отца» бразильской столицы Жуселина Кубичека. Мемориал, очертания которого напоминают нам серп и молот, окружен зеленью. Он расположен неподалеку от телебашни. Это одна из основных достопримечательностей бразильской столицы.

Последние годы жизни, смерть архитектора

В последние годы жизни Оскар Нимейер работал в своей студии, находящейся в Рио-де-Жанейро, на набережной Копакабана. К числу его последних работ относится реконструкция «Самбадрома». Еще в 1984 году был построен этот проспект с трибунами. Во время карнавала здесь устраиваются соревнования школ самбы. Только к 2012 г. этот проспект был приведен в соответствии с проектом Нимейера.

Выдающийся бразильский архитектор Оскар Нимейер скончался 6 декабря 2012 г. в больнице города Рио-де-Жанейро, где он проходил лечение в течение месяца. Оскар не дожил до 105-го дня рождения всего 10 дней. Его единственная дочь, Анна Мария Нимейер, умерла в возрасте 82 лет в июне 2012 г.

Этот объект находится в испанском Авилесе и представляет собой гигантский музейно-выставочный комплекс. В концертных и экспозиционных залах центра проводятся различные культурные мероприятия – выставки фотографов и художников, танцевальные представления и театральные постановки, концерты и кинопоказы, обучающие лекции и семинары.

Этот объект интересен и с точки зрения архитектуры. Он похож, скорее, на детскую площадку, чем на музейный комплекс. Центр состоит из пяти зданий, каждое из которых отличается ярким цветом фасадов и причудливостью форм. Культурный центр, расположенный в Авилесе, — это единственная цветная постройка в творчестве Оскара Нимейера. Это решение было выбрано не случайно – постройка должна была стать своего рода средством от депрессии для населения небольшого промышленного городка. Долгое время к Авилесу относились как к «гадкому утенку» севера Испании. Он обычно ассоциировался у жителей страны с дымящими трубами расположенных здесь сталелитейных заводов. Вместе с этим выставочным комплексом Оскар подарил городу новую жизнь. Строительные работы были начаты в 2008 году, а завершены в 2011. Пять частей центра — это киноцентр, смотровая башня, аудиториум и центральная площадь.

Музей Оскара Нимейера

Куритиба (Бразилия) — это город, который известен не только как самый молодой город в Бразилии. Именно здесь расположен знаменитый музей Нимейера. Он посвящен современной архитектуре, изобразительному искусству, дизайну и видеоарту. Строительство здания было завершено в 2002 году. Сначала этот объект назывался «Новым музеем», однако получил имя Оскара Нимейера уже в 2003 г.

Это здание называют также «Всевидящим глазом» или «Музеем глаза» из-за своей оригинальной конструкции. По форме она напоминает огромный глаз, висящий в воздухе. Сегодня настоящей эмблемой Куритибы является Музей современного искусства. Оскар Нимейер начал работать над проектом еще в 1967 году. Тогда он построил бетонное здание в стиле модернизм для одного высшего учебного заведения. Позже, в 2001 г., он вернулся к этому проекту и преобразил его. Так появилась огромная пристройка из стальной сетки, белого бетона и зеркального стекла, известная как Музей Оскара Нимейера. «Глаз» находится на постаменте, в центре искусственного водоема.

Свое имя прочно вписал в историю архитектуры выдающийся зодчий Оскар Нимейер. Его работы известны на весь мир. Они не перестают удивлять и восхищать наших современников.

Биография бразильского архитектора Оскара Нимейера — Справочная информация

5 декабря 2012 года скончался старейший архитектор планеты — бразилец Оскар Нимейер.

Оскар Нимейер Соарис Филью родился 15 декабря в 1907 году в Рио-де-Жанейро в семье предпринимателя. Окончил Национальную школу изящных искусств, с 1932 по 1935 год работал в мастерской Лусиу Косты, одного из создателей национальной школы современной архитектуры. В 1936 году начал проектировать строительные объекты самостоятельно, стал новатором в разработке эстетичных, выразительных и богатых формами железобетонных конструкций. В 1937-1943 гг. был одним из авторов проекта здания Министерства просвещения и здравоохранения в Рио-де-Жанейро, в 1947-1953 гг. руководил строительством поселка Сан-Жозе-дус-Кампус / штат Сан-Паулу, Бразилия/.

Самое известное его творение — г. Бразилиа, выросший в саванне на берегу искусственного водохранилища за три года / 1957-1960/. Этот город, признанный одним из самых удачно спланированных в мире, 21 апреля 1960 года был провозглашен новой столицей страны, в 1987 году был внесен в Список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

Нимейер много работал за рубежом: проектировал в Нью- Йорке комплекс зданий ООН, в Париже — помещение для ЦК Французской коммунистической партии /ФКП/, в Алжире — университет г. Константина, в Англии — здания новых факультетов Оксфордского университета, в пригороде Парижа Сен-Дени — здание редакции газеты ФКП «Юманите», в венесуэльской столице Каракас — Музей современного искусства.

Последнее время, несмотря на почтенный возраст, Нимейер продолжал активную творческую деятельность. В 2003 году по его проекту в бразильской столице началось возведение Культурного центра Республики. Одна из последних работ мэтра — здание Культурного центра в испанском г. Авилес. Наследие Нимейера — более 400 зданий в 18 странах.

Нимейер очень любил жизнь во всех ее проявлениях. Его первый брак с Аннитой Бальдо продлился 76 лет /умерла в 2004 г./. В 2006 году он женился во второй раз на Вере Лючии Кабрейре, которая в течение многих лет являлась его секретарем.

Среди многочисленных наград мастера — Международная ленинская премия «За укрепление мира между народами» /1963 г./,почетный знак «За вклад в дело дружбы с Россией» /2006 г. /, премия имени Притцкера /1988; архитектурный «эквивалент» Нобелевской премии/.

На протяжении всей жизни Оскар Нимейер придерживался коммунистических убеждений, выступал за социальную справедливость, утверждая, что «мир может быть более разумным и сбалансированным».

15 декабря В 1907 году родился Оскар НИМЕЙЕР /полное имя – Оскар Рибейру ди Алмейда ди Нимейер Суари…

15 декабря
В 1907 году родился Оскар НИМЕЙЕР /полное имя – Оскар Рибейру ди Алмейда ди Нимейер Суарис Филью/ (в Рио-де-Жанейро), виднейший латиноамериканский архитектор XX века, один из основателей современной школы бразильской архитектуры, пионер и экспериментатор в области железобетонной архитектуры.
Его творения отличает пластичность, выразительность и теплота. Он одним из первых увидел и реализовал художественные возможности монолитного железобетона. Несмотря на остроту и необычность, проекты Нимейера всегда детально разработаны, функционально и конструктивно обоснованы, зачастую сообщая функции неожиданное, но весьма рациональное воплощение.

Нимейер постоянно стремится к обогащению архитектурной формы – к пластике и контрастным сопоставлениям объёмов, к динамичности членений, к разработке фактуры поверхностей, к введению цвета, а также к включению в архитектурную композицию произведений смежных искусств.
Почётный член АХ СССР (1983 год) и зарубежный почётный член Российской академии художеств. Член Президиума Всемирного Совета Мира, лауреат Международной Ленинской премии «3а укрепление мира между народами» (1963).
* * * * *
Выходец из обеспеченной семьи португальско-немецкого происхождения, Оскар учился в привилегированном колледже, где впервые проявил интерес к архитектуре. С 1932 года работал под руководством Лусио Косты и Карлоса Леао, а через 2 года окончил Национальную архитектурную школу в Рио-де-Жанейро. Первой осуществлённой постройкой Нимейера стали детские ясли в Рио-де-Жанейро.
На Всемирной выставке 1939 года в Нью-Йорке совместной работой Косты и Нимейера стал выстроенный павильон Бразилии.
Период 1940-х годов – время нарастающей творческой активности Нимейера. По его проектам построены гостиница в Ору-Прету, отель и церковь св. Франциска Ассизского в Пампулье и др.
В 1947 году он принимал участие в проектировании здания штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке.
По генеральному плану Лусио Косты с 1957 года Нимейер осуществляет застройку будущей новой столицы – Бразилиа, которая начала строиться по инициативе Жуселину Кубичека, ставшего в 1956 году президентом Бразилии.
По проектам Нимейера в городе построены Президентский дворец «Алворада» (1958), «Палас-отель» (1958), Дворец правительства «Планальто» (1960), кафедральный собор (1960-1970), театр (1962), гостиница «Насионал» (1962), дворец Правосудия (1970) и др.
Во времена военной диктатуры Нимейер жил в эмиграции во Франции (1964-1985), посещая Бразилию лишь с короткими визитами; при этом строительство общественных зданий Бразилиа продолжается по его проектам.
В этот период он проектирует и строит ряд общественных зданий в Гане, Ливане, Франции, Италии, Алжире.
В 1996 году, в возрасте 89 лет, Нимейер построил Музей современного искусства в Нитерое. В 2000-е годы по его проектам построены Музей Оскара Нимейера в Куритибе (2002), аудитория «Ибирапуэра» в Сан-Пауло (2002, по проекту 1951 года), Национальный музей и Национальная библиотека в Бразилиа (2006; по проектам 1958 года), культурный центр «Оскар Нимейер» в Гоянии (2006), здание «Кабо-Бранко» в Жуан-Песоа (2008).
В 2011 году в испанском городе Авилес открылся Культурный центр Оскара Нимейера, названный в честь автора проекта.
В канун 100-летнего юбилея архитектора Владимир Путин подписал указ о награждении Оскара Нимейера орденом Дружбы «за большой вклад в развитие российско-бразильских отношений».
Скончался Оскар Нимейер 5 декабря 2012 года в Рио-де-Жанейро, не дожив всего лишь 10 дней до своего 105-летнего юбилея.
Все события или #Ваш_День_Рождения_15_декабря #Н__

15 декабря также родились

Осцар Ниемеыер — Oscar Niemeyer (Архитектор) — возраст, день рождения, биография, факты, семья, собственный капитал, рост и многое другое

Оскар Рибейро де Алмейда Нимейер Соарес Филью, известный как Оскар Нимейер, — бразильский архитектор, считающийся одной из ключевых фигур в развитии современной архитектуры. Нимейер известен прежде всего проектированием гражданских зданий для Бразилиа, города, который планировалось стать столицей Бразилии в 1960 году, а также своим сотрудничеством с другими архитекторами в штаб-квартире Союза. страна в Нью-Йорке. Его открытие эстетических свойств железобетона имело огромное влияние в конце 20-го и начале 21-го веков. Оба приветствовали и критиковали за то, что он «скульпторы памятников». Нимейер был провозглашен последователями как великий художник и один из величайших архитекторов своего поколения. «Он сказал, что его архитектура находилась под сильным влиянием Ле Корбюзье, но в интервью это гарантировало что это «не помешало [его] архитектуре пойти в другом направлении».

Born Oscar Ribeiro de Almeida Niemeyer Soares Filho, December 15, 1907, Rio de Janeiro, Brazil
Died December 5, 2012, Rio de Janeiro, Brazil
Nationality Brazil
Alma mater Escola Nacional de Belas Artes (1934), Federal University of Rio de Janeiro
Occupation Architect
Spouse(s) Annita Baldo (m. 1928 d.2004), Vera Lucia Cabreira (m.2006)

Пионер современной архитектуры, известный проектированием гражданских зданий для запланированного города Бразилиа, столицы Бразилии с 1960 года. Он также предложил варианты использования железобетона, которые повлияли на архитектуру конца 20-го и начала 21-го веков.

Он окончил Национальную школу изящных искусств в Рио-де-Жанейро в 1934 году. Он получил известность благодаря проектированию Национального конгресса Бразилии, собора Бразилиа, культурного комплекса Республики, дворца Альворада, дворца Планалту и Верховный федеральный суд.

Он участвовал в проектировании штаб-квартиры Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке.

Он женился на Аните Бальдо в 1928 году и имел одного ребенка, Анну Марию, в 1930 году. Он был дедушкой пяти лет, прадедом 13 лет и прапрадедом семи лет. Он женился во второй раз незадолго до своего 99-летия на своей секретарше Вере Люсии Кабрейре.

На него сильно повлиял архитектор Ле Цорбусиер [Architect].

Иностранные члены Российской Академии Художеств. Бразильские архитекторы ХХ века. Архитектор международного стиля. Командор Ордена принца Генриха. Старобразильский. Бразильский социологи. — лауреаты Ордена искусств и литературы Испании. Марксисты в Бразилии. Коммунистическая Бразилия. Бразильские атеисты. Победитель архитектурной премии Притцкера. Бразильские архитекторы. Кавалер. Национального ордена Святого Григория Великого Кресты ордена Святого Иакова Меча. Лауреаты Ленинской премии мира ТМ_М ТТ Архитектор церкви. 21st Century Architects. Получатель Praemium Imperiale. Получатель Австрийской награды за науку и искусство. Получатель Королевской золотой медали. Современные архитекторы. Получатель Ордена Дружбы Литературы. Командор ордена искусств

Последняя информация о Осцар Ниемеыер обновлена 17 Февраль, 2022.

Биография: Оскар Нимейра

Нимейер окончил Национальную школу изящных искусств в 1934 году. Первые самостоятельные проекты он выполнил в 1936 году. Проект особняка Э. Шавиера воспроизводит известные образцы Ле Корбюзье, и только раскрытость объема, пальмы и кактусы на эскизе говорят о внимании к местным природно-климатическим условиям.

В 1938 году в проекте миниатюрной дачи для известного поэта Освалду ди Андради Нимейер сомкнул в покрытии пологий свод и наклонную крышу, создав необычный запоминающийся силуэт, а служебные помещения предложил затенить традиционной деревянной решеткой из набитых под углом реек. Входную лоджию должно было украшать живописное панно.

Первой осуществленной постройкой Нимейера стали детские ясли в Рио-де-Жанейро (1937). Композиция окруженного зеленью здания построена на сопоставлении двух объемов вытянутого двухэтажного с садом на плоской крыше и поднятого на столбах кубического четырехэтажного.

Во второй половине 1930-х годов «началась», по выражению Нимейера, бразильская национальная школа современной архитектуры. Ее первым, ярким, монументальным и своеобразным произведением стало здание министерства просвещения и здравоохранения в Рио-де-Жанейро. Нимейер не без труда добился, чтобы его включили в состав коллектива проектировщиков, который возглавил Л. Коста, но там творческие и организаторские способности молодого архитектора раскрылись очень быстро.

В июле–августе 1936 года проект консультировал специально приглашенный Ле Корбюзье. В 1939 году, после ухода Коста, разработку проекта возглавил Нимейер.

В сооружении, законченном в 1943 году, были воплощены идеи и композиционные принципы Ле Корбюзье, но одновременно – региональные и национальные особенности бразильской архитектуры. Свободная планировка обеспечила сквозное проветривание помещений, подъем высотного объема на столбы – плавность перехода от внутреннего пространства к наружному через затененную лоджию первого этажа.

Черты свежести, свободы, живописности еще ярче, пожалуй, проявились в павильоне Бразилии на Всемирной выставке 1939 года в Нью-Йорке – в соответствии с экспозиционным назначением сооружения. В конкурсе на проект павильона победил Коста, но, увидев в конкурсном проекте Нимейера интересные замыслы, Коста пригласил его совместно работать над проектом. В образе павильона удачно сочетаются представительность и затейливость.

Начало 1940-х годов – время нарастающей творческой активности Нимейера. Растет его известность, расширяется размах выполняемых им проектных работ.

Архитектура и общество. Оскар Нимейер. 1975 | Библиотека: книги по архитектуре и строительству

Оскар Нимейер и его архитектурная теория [В.Л. Хайт]

Чего не хватает нашей архитектуре
Архитектура и современность
Рождается истинная архитектура
Заметки о бразильской архитектуре
Актуальные проблемы бразильской архитектуры
Проект Музея современного искусства в Каракасе
Музей современного искусства в Каракасе
Часовня Роншан Ле Корбюзье и ее место в архитектуре
Проект города Марина
Размышления о бразильской архитектуре
О первых проектах для Бразилиа и задачах его проектирования
Об итогах конкурса на проект генерального плана Бразилиа
Резиденция президента в Бразилиа
Дворец Национального Конгресса в Бразилиа. Дворец Плоскогорья и дворец Верховного суда. Собор в Бразилиа
Театр в Бразилиа
Стадион в Бразилиа
Свидетельство
Современный город
Градостроительное единство
Воображение в архитектуре
Мой опыт в Бразилиа
Форма и функция в архитектуре
Фонд Жетулиу Варгаса
Жуакин Кардозу
Яхт-клуб в Пампульи
Жилые дома заводского изготовления в Бразилиа
Главная площадь университета в Бразилиа
Институт естественных наук
Теологический факультет
Противоречие в архитектуре
Ле Корбюзье
Синтез искусств в современной архитектуре
Выступление при получении Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами»
Эволюция или революция?
Здание ЦК Французской коммунистической партии в Париже
Почти воспоминания: путешествия — время энтузиазма и взрыва (1961—1966)
Бразилиа, 10 лет
Бразилиа, 70
Архитектура, искусство, общество
Музыкальный центр в Рио-де-Жанейро
Города будущего
Принципы проектирования

Примечания
Работы Оскара Нимейера
Основная литература об О. Нимейере

Оскар Нимейер и его архитектурная теория

«В наших дерзаниях есть смелость, необходимая народу, культура которого только начинает формироваться», — писал Оскар Нимейер.

Понимание общественного предназначения искусства и своего личного творческого долга свойственно прогрессивным деятелям современного искусства Бразилии, крупнейшей страны Латинской Америки. Жоржи Амаду заявляет: «Миссия писателя и художника — служить народу, быть его голосом, оружием его борьбы. Служить народу — значит служить правде; стать на сторону будущего против прошлого, угнетенных против угнетателей; независимости и свободы против эксплуатации и тирании; против общества, которое агонизирует и умирает, разлагаясь, — ради общества, которое рождается из надежды и борьбы».

Такое отношение к профессиональной деятельности характерно для передовых творцов искусства всей Латинской Америки, «Пылающего континента», где развитие экономики сопровождается бурными народными освободительными движениями против иноземных угнетателей и местных эксплуататорских классов, а в ряде стран и глубокими революционными преобразованиями социально-экономической структуры.

Аналогичные мысли пронизывают манифесты великих мексиканских художников-монументалистов, высказывания литераторов Перу, Гватемалы, Венесуэлы, Колумбии, Уругвая, Аргентины. После фашистского путча в Чили трагически замолчал набатный колокол Пабло Неруды. Вдохновляют работников культуры на континенте призывы и дела поэтов, художников, архитекторов революционной Кубы — «первой свободной территории Америки».

В авангарде бразильского художественного движения идут архитекторы, создатели произведений, наиболее массовых по назначению и по возможности восприятия. Передовые бразильские архитекторы, среди которых выдающееся место принадлежит О. Нимейеру,— это патриоты и гуманисты, люди, которые видят социальные корни и понимают задачи архитектуры, а также проблемы, стоящие перед их страной и народом, и они непосредственно участвуют в народной борьбе.

Роль творческой личности особенно велика в развивающейся стране, где даже единичный вклад, тем более получивший признание мирового общественного мнения, воспитывает и изменяет национальный эстетический вкус и сам стереотип восприятия, создает новый эталон для сравнения, становится национальной гордостью и своеобразным оружием в освободительной борьбе. Все это как раз и относится к творчеству Оскара Нимейера.

* * *

Оскар Нимейер Суарис Фильу родился 15 декабря 1907 года в старинной, известной в Бразилии семье. Он учился в закрытой привилегированной школе. В 1934 году окончил Национальную школу изящных искусств. Еще студентом Нимейер в 1932 году поступил на работу в мастерскую зачинателя новой архитектуры Бразилии Лусиу Коста. Здесь будущий мастер и получил подлинно высшее профессиональное образование, изучая вместе с другими будущими создателями новой бразильской архитектуры работы Гропиуса, Мис ван дер Роэ и главным образом Ле Корбюзье, книги которого они считали «Библией архитектуры».

В 1936 году Нимейер вошел в группу архитекторов, начавших под руководством Коста проектировать здание Министерства просвещения и здравоохранения в Рио-де-Жанейро, и ему удалось несколько недель проработать под руководством консультировавшего проект Ле Корбюзье.

В 15-этажном здании Министерства просвещения и здравоохранения с монолитным железобетонным каркасом, свободной планировкой этажей, навесными стеклянными стенами продольных фасадов и глухими торцами достаточно полно воплотились принципы Лe Корбюзье, но в нем проявились и новые, самобытные черты бразильской архитектурной школы. Главный фасад здания защищен от солнца громадной решеткой, в каждой поэтажной ячейке которой укреплены три горизонтальные планки, наклон которых регулируется изнутри в зависимости от положения солнца. Нижний ярус и технические помещения на крыше облицованы бело-голубыми керамическими плитками, из них же у главного входа набрано громадное декоративное панно. Стены некоторых помещений и бордюры клумб плавно изогнуты. Здание украшено произведениями скульптуры и живописи. У подножия и на плоских крышах основного здания и двухэтажной пристройки разбиты пышные сады с тропическими растениями. Это здание по праву считается одним из шедевров архитектуры XX века.

Талант, мастерство и организаторские способности Нимейера стремительно росли. Начинается его самостоятельная творческая деятельность. Вместе с Л. Коста он строит на Всемирной выставке 1939 года в Нью-Йорке изящный живописный павильон Бразилии, который принес ему широкую известность и заказы на проекты для строительства в США.

На рубеже 30—40-х годов складывается в основном как раз усилиями авторов здания Министерства бразильская национальная школа архитектуры, и возглавивший в 1939 году проектирование О. Нимейер становится ее признанным лидером, а затем и одним из ведущих архитекторов мира.

В 1942 году Нимейер приступил к строительству комплекса спортивных и увеселительных зданий в Пампульи, пригороде Белу — Оризонти, где в полной мере проявился его композиционный талант. Вокруг водохранилища построены казино, состоящее из двух контрастирующих объемов — остекленного прямоугольного и глухого овального, — яхт-клуб с двускатной крышей со стоком к середине, перекрытая коническими сводами церковь с колокольней в виде перевернутой пирамиды и на острове круглый ресторан с крышей, переходящей в длинный бетонный навес, изгибы которого повторяют береговую линию. Все эти постройки объединяет смелость и неожиданность сочетания форм, изящество, тонкое включение в природное окружение, подчеркнутая атектоничность некоторых конструктивных элементов, динамичная асимметрия, указывающая на вхождение всех сооружений в общую, хотя и разбросанную, композицию, игра умело использованного цвета и фактуры поверхностей различных материалов, широкое применение скульптуры и монументальной живописи.

Важнейшей находкой архитектора стало активное использование живописных, криволинейных, пожалуй, даже несколько прихотливых, а подчас напоминающих естественные, форм и очертаний, в то время еще практически неизвестных в современной архитектуре Европы и США, применение которых в значительной степени определило направление исканий бразильских архитекторов в последовавшее за завершением построек Пампульи десятилетие.

Оно было очень плодотворным и для самого Нимейера. Среди десятков его значительных работ этих лет проект здания редакции прогрессивной газеты «Трибуна популар»; S-образный в плане 30-этажный жилой дом в Сан-Паулу; комплекс международной выставки в честь 400-летия Сан-Паулу, в нем геометричные павильоны соединены навесом свободных очертаний, а входную площадь фланкируют контрастные объемы плоского купола музея искусств и треугольного в разрезе кинотеатра, поставленного на вершину тупого угла; поселок авиационно-технического учебного центра, образованный длинными параллельными рядами сблокированных одно- и двухэтажных домов с разнообразными по деталям наклонными фасадами. В 1953 году Нимейер построил для своей семьи небольшой дом в Каноа близ Рио-де-Жанейро с плоской крышей, очерченной энергичной кривой линией, где внутреннее пространство почти полностью объединено с наружным посредством стеклянных стен и оставленной на участке скалы, которая одним скатом опускается в небольшой бассейн на террасе, а другим, «пробив» стеклянную стену, входит в интерьер, образуя лестницу в нижний этаж.

Завершается этот период проектированием в 1955 году двух крупных зарубежных объектов: жилого дома для Международной выставки жилища 1957 года в Западном Берлине, в связи с разработкой которого Нимейер впервые едет в Европу, и Музея современного искусства в Каракасе в виде поставленной на вершину гигантской глухой пирамиды, раскрытой к небу и свету, где новые для Нимейера лаконизм и неожиданность «чистой» формы, парадоксальность замысла доведены почти до предела.

Эти тенденции получили развитие в сооружениях новой столицы Бразилии, строительство которой в пустыне стало важнейшим этапом в его деятельности и в развитии бразильской архитектуры.

О. Нимейер впоследствии писал, что с того момента, как он получил предложение возглавить проектирование новой столицы, он «жил только мыслями о Бразилиа». Нимейер, проявив чувство высокой ответственности, отклонил предложение самому создать генеральный план города и организовал открытый конкурс. В конкурсе, к радости Нимейера, победил его учитель и старый товарищ Лусиу Коста, предложивший оригинальный и рациональный проект, создавший предпосылки для ансамблевой застройки. Нимейер сразу приступил к разработке проектов всех правительственных и основных общественных зданий и жилых кварталов.

Строительство новой столицы было одним из проявлений движения за экономическую и политическую самостоятельность. И архитектурный образ Бразилиа, подымающий чувство национального достоинства, помог многим бразильцам поверить в свой народ и лучшее будущее страны и стал серьезным фактором, содействующим национально-освободительному движению. Вполне понятна гордость инициатора строительства, бывшего президента Бразилии Ж. Кубичека: «Мы проектировали и строили ее с помощью наших собственных талантов — Нимейера и Лусиу Коста, — и рабочие, которые воздвигали ее… были нашими собственными гражданами». Вот почему и сам Нимейер в своих выступлениях и воспоминаниях все снова и снова обращается к вопросу об этом уникальном градостроительном мероприятии. Весь монументальный образ столицы, названия ее самой и крупнейших зданий имеют символическое, призывное значение. Так, резиденция президента называется дворцом Рассвета, здание правительства — дворцом Плоскогорья (Бразильского, в глубине которого построена новая столица), здание Национальной металлургической компании — дворцом Развития и т. д. Просторные площади напоминают о бескрайних степях Бразилии, а высаженные на них пальмовые рощи — о ее тропических лесах. Площадь Трех Властей запроектирована треугольной; в композиции здания Национального конгресса выявлена его двухпалатная структура; музей решен как памятник строителям в форме громадной двойной балки, несимметрично, как бы временно уложенный на кубическое основание; напоминающие языки пламени пилоны собора устремлены, как надежды верующих, к небу.

Первым законченным зданием новой столицы стал дворец Рассвета. Остекленный прямоугольный параллелепипед, строгость которого оттеняется пластичностью небольшой раковинообразной часовни, окружен ритмичным рядом необычных беломраморных колонн причудливой стреловидной формы (один исследователь назвал их «лебедеподобными»), придающими дворцу ощущение необыкновенной легкости и изысканности. Парадно, с размахом и блеском решены официальные помещения дворца.

Стреловидные колонны несколько иных форм определяют образ симметрично расположенных на площади Трех Властей дворцов правительства и верховного суда. В середине площади воздвигнут необычный двойной обелиск-голубятня, установлена парная скульптурная группа воинов, построен музей.

Доминирует на площади отделяющий ее от просторной эспланады дворец Национального конгресса. На просторной крыше-террасе дворца поставлены остро контрастирующие объемы купола и гигантской «чаши», перекрывающие залы заседаний палат, а над этой мощной горизонтальной композицией возвышаются соединенные с террасой пандусом высотные сдвоенные корпуса секретариата конгресса. Композиция дворца поистине уникальна своим единством и контрастами сложности и ясности, асимметрии и равновесия, вертикалей и горизонталей, прямых и кривых линий, динамичности и спокойствия.

Столь же остро сопоставлены на другом конце эспланады театр в виде усеченной пирамиды и устремленный ввысь почти невесомый собор, которые отделены от здания конгресса параллельными суховатыми рядами подчеркнуто скромных одинаковых корпусов министерств. Белизна зданий выделяется на фоне красной почвы, зелени и голубого неба, по которому постоянно несутся облака.

С буйством пластики центральных ансамблей контрастирует строгость жилых кварталов, первые из которых также были запроектированы Нимейером. Они застроены практически одним типом жилых домов, поставленных параллельно сторонам квадрата. Застройка оживляется попарной блокировкой некоторых домов, пластичными общественными зданиями и посадками зелени. Для строительства в Бразилиа Нимейер и его помощники спроектировали оригинальные полносборные типовые жилые дома и общественные здания.

Строительство Бразилиа проходило в исключительно трудных условиях. Для Нимейера это был поистине творческий и человеческий подвиг, и плодом его жертв явилось счастье рождения необычной поэтической архитектуры. В мире не осталось, наверное, ни одного периодического издания, не откликнувшегося на появление этого «города архитектуры XXI века», не отметившего вклад творческого руководителя строительства.

Изменения внутриполитической обстановки в Бразилии сказались на строительстве новой столицы и на самом Нимейере. Выехавший по делам в марте 1964 года за границу большой патриот Бразилии оказался в длительном изгнании, а по возвращении в Рио-де-Жанейро его задержали и подвергли допросу.

Оскар Нимейер никогда не скрывал своих прогрессивных политических убеждений. В конце второй мировой войны он стал коммунистом, хотя сознавал, что реакционеры будут вредить ему за это и создавать препятствия в профессиональной деятельности.

В затянувшемся изгнании Нимейер проектировал крупные здания и комплексы для Ливана, Ганы, Франции, Португалии, Италии, Израиля, Алжира, а в 1966 году создал проект здания Центрального комитета Французской коммунистической партии. Новое здание ЦК ФКП с энергично изогнутым стеклянным фасадом и пластичным нижним этажом, в основном законченное в 1972 году, стало одной из достопримечательностей Парижа. В 70-е годы Нимейер проектирует еще несколько объектов по заказам прогрессивных организаций Франции.

В 1966—1972 годах Нимейер проектирует и строит целый ряд новых значительных зданий в Бразилиа. В их числе аэропорт с поднимающейся из кольцевого основания и поддерживающей овальный объем контрольно-диспетчерского пункта наклонной конической башней, форма которой напоминает газовую струю, выбрасываемую турбинами взлетающего в небо самолета; Министерство иностранных дел, окруженное изящной, современно интерпретированной аркадой, опоры которой вырастают из водоемов и цветников; здание верховного суда, одна из наружных стен которого превращена в гипертрофированные вертикальные жалюзи, оживленные различными поворотами и шириной составляющих их стенок. В начале 70-х годов он проектирует в Рио-де-Жанейро оригинальный музыкальный центр. Гуманизм архитектора и его вера в научно-технический и прежде всего в социальный прогресс выразились также в эскизах и описаниях городов будущего.

Шестидесятые годы в архитектуре Бразилии отмечены выдвижением новых творческих сил и появлением некоторых новых тенденций. В строительство внедряются индустриальные методы. Менее явными становятся региональные и национальные характеристики бразильской архитектуры. В то же время сближение далеких от подражания поисков бразильских архитекторов с исканиями мастеров архитектуры более развитых стран говорит и о полной зрелости архитектуры Бразилии. Как и в некоторых других странах, в Бразилии распространился «необрутализм» с характерными массивными скульптурными, иногда вычурными формами и необработанной фактурой поверхности железобетона.

Однако при этом своеобразно развиваются технические и художественные приемы, ранее разработанные мастерами архитектуры Бразилии, прежде всего Нимейером. Одним из первых «брутальных» сооружений в Бразилии был как раз его новый яхт-клуб в Пампульи (1961 г. ).

Личный вклад Нимейера в архитектуру Бразилии исключительно велик и многосторонен. Это и технические решения, всегда художественно осмысленные. Это и функционально-планировочные приемы, в том числе выделение лестниц и лифтов в отдельные башни, и криволинейные планы, дающие новые рациональные и выразительные пространственные решения. Это и крупные новаторские достижения в синтезе искусств с органическим включением в архитектурные композиции скульптур и живописи. Это также теоретические и публицистические выступления в защиту и развитие основополагающих принципов бразильской архитектуры. Это и ознакомление широкой общественности за рубежом с бразильской архитектурой. Это и практическое соединение гуманистической профессиональной деятельности с общественной деятельностью в защиту мира, за подлинную независимость Бразилии, за социальный и политический прогресс.

Но едва ли не основная его заслуга перед бразильской и мировой архитектурой — начавшийся еще с конца 30-х годов поиск существенно новой, свободной, предельно выразительной, эмоционально-насыщенной формы, создание необычных для современной архитектуры живописных, нередко криволинейных форм. Оскар Нимейер строит в разных странах, но обращается прежде всего к бразильцам, хочет быть понятым ими. Своими архитектурными и литературными произведениями он отстаивает право бразильской архитектуры на самобытность, видя ее источники в специфике как природы, климата, социально-экономической структуры страны, так и ее культурных традиций и национального психического склада. Поэтому он развивает близкую темпераментному бразильскому характеру динамичную архитектуру, насыщающую материальные формы и пространство движением и как бы оживляющую, одушевляющую их, в чем проявилась его натура настоящего «кариоки», коренного жителя Рио — города знаменитого карнавала, представителя эмоционального, шумного и динамичного народа.

Нимейер учитывает воображаемое присутствие посетителя будущего здания на всех этапах проектирования. Он заставляет взгляд зрителя обегать сооружение по заданной сложной траектории, обеспечивает смену впечатлений, что повышает эмоциональный настрой.

Пластичность сооружений Нимейера неотделима от проникновения в художественные возможности железобетона и реализации их. Он выявляет и использует не только (что стало модным во многих странах) фактуру монолитного бетона, но самое его свободно — перед затвердеванием — формуемую массу, позволяющую воплотить в архитектуре богатство форм, созданных воображением зодчего, подчас под влиянием линий природного происхождения. Его здания, как, например, дом в Каноа, нередко как бы сливаются с ландшафтом, а вернее, входят в ландшафт как органическое дополнение, в то же время контрастируя с ним, демонстрируя победу человеческого разума над силами природы. Некоторым формам Нимейер сознательно придает декоративный, оживляющий сухие геометрические объемы характер. Таковы, например, стреловидные колонны дворцов Бразилиа.

Видимо, именно в зримой человечности нимейеровской формы, как и в открытом выявлении в ней идеологического содержания, один реакционный бразильский генерал в проекте аэропорта для Бразилиа, по его словам, «почувствовал скрытые марксистско-ленинские концепции».

Соответственно такому пониманию формы Нимейер, используя новейшие технические приемы, не стремится композиционно выявить их и тем более ограничиться ими в создании архитектурного образа. Его сооружения — постоянное «преодоление» техники, вернее, привычных представлений о ней. Конструкции не бросаются в глаза, они лишь средство воплощения стремлений и замыслов архитектора.
Так в творчестве Нимейера воплотились, а в значительной мере его усилиями и сформировались наиболее важные черты современной архитектуры Бразилии, так, при столь отчетливом национальном своеобразии, она привлекла интерес и в других странах мира и стала неотъемлемой частью мирового зодчества и оказала заметное влияние на его развитие.

Оскар Нимейер работает быстро (он даже писал, что сжатые сроки часто обеспечивают сохранение свежести замысла), без видимого напряжения, но эта быстрота и артистичность только отражают необычайную талантливость и, главное, непрерывную и очень интенсивную работу мысли, бурлящую энергию, богатство композиционных идей, «заранее заготовленных» в глубинах памяти, постоянную заряженность новым, нацеленность на необычное, творческую смелость и уверенность. При всей неожиданности его произведений в них всегда глубоко проработаны функционально-планировочные и технические вопросы.

Творчество Нимейера отличается постоянной новизной, постоянным, пусть не всегда безошибочным, поиском средств выражения своих идей, недовольством собой и достигнутым, разнообразием в каждый данный момент, чем, при отсутствии каких-либо параллелей в конкретных композициях или приемах, оно несколько напоминает деятельность Пикассо.

Личность Нимейера соразмерна его творчеству. Небольшого роста, скромно одетый, немногословный, с высоким выразительным лбом, сжатыми губами и сосредоточенным взглядом, постоянно устремленным вдаль (может быть, к новым проектам, к лучшему будущему?). Его невозможно представить себе без работы, вне архитектуры, как, впрочем, и без спора, вне борьбы. Один из виднейших современных архитекторов мира, градостроитель, крупный организатор, теоретик зодчества, график, театральный художник, литератор, поэт, прогрессивный общественный деятель, призывающий:

Мой друг, когда душой ты честен,
К нему [бедняку] на помощь поспеши,
В его борьбе прими участье,
Забыв на время чертежи, —

(перевод А. Сиповича).

Таков Оскар Нимейер, национальный герой Бразилии, «честь и гордость всех деятелей культуры нашей родины» (Жоржи Амаду).

Деятельность выдающегося архитектора получила признание бразильского народа, людей доброй воли всего мира. В 1963 году ему была присуждена Международная Ленинская премия «За укрепление мира между народами».

* * *

В образе замечательного зодчего, в его произведениях, его мыслях как бы сплелись великие проблемы и коллизии современного искусства в целом: искусство и общество, искусство и время, искусство и личность, художник и революция, единство стиля и индивидуальность, свобода и необходимость, а также профессиональные вопросы, возможно представляющие их грани: место архитектуры в жизни общества, архитектура как искусство, архитектура и смежные искусства, функция, техника (конструкция) и форма.

К этим вопросам Нимейер постоянно обращается в своей работе в процессе решения сложных архитектурных задач, он возвращается к ним в своих выступлениях, поскольку они повседневно встают перед ним как реальные задачи, требующие осмысления для выработки наиболее совершенных проектных решений.

Архитектор неустанно борется, отстаивая, защищая и пропагандируя свои взгляды, свое отношение к архитектуре, борется не только своими проектами и постройками, но и словом, страстным и глубоким. Он систематически выступает в печати и перед аудиторией, либо поднимая общетеоретические вопросы, либо рассказывая о своих новых работах, освещая на их примере эти вопросы, а также процесс рождения архитектурно-художественного образа и поисков наиболее совершенного функционального и конструктивного решения.

При таком двуединстве творческой и мыслящей личности архитектурная практика Нимейера испытывает естественное воздействие формулируемых им теоретических взглядов, в то время как проецирование личного опыта архитектора оказывает на эти взгляды обратное влияние: публично высказываемые положения, с одной стороны, предопределяют конкретные проектные решения, а с другой — оправдывают и как бы обосновывают эти столь же логичные, но нередко родившиеся интуитивно, подчас вопреки ранее провозглашенным умозрительным принципам, решения. Соответственно некоторые высказывания Нимейера противоречат одно другому, что отражает творческое развитие архитектора.

В своих выступлениях, в том числе в приведенных в этой книге, Оскар Нимейер прежде всего — и неоднократно — рассматривает вопрос о связях архитектуры с теми социально-экономическими условиями, в которых она развивается.

Чуткий художник отмечает конфликт между производительными силами и производственными отношениями (по его словам, «техническими и социальными силами») в мире капитала, где он вынужден работать, и особенно остро воспринимает классовые противоречия, которые для архитектора выражаются прежде всего в недостатке жилья у тех, кто создает все богатство страны, чьими руками воздвигаются великолепные архитектурные ансамбли. Он с горечью пишет: «Фавеллы простираются сегодня через всю нашу страну с севера на юг». Поэтому Нимейер иногда даже разочаровывается в своей профессии. На выставке своих работ в Париже он заявил: «Представляя… более 100 проектов, я признаюсь, что не чувствую себя человеком, которому удалось достичь своей цели. Моя работа никогда не приносила пользы необеспеченным классам, миру бедных, которые составляют большую часть моих бразильских собратьев».

Нимейер болезненно воспринимает неизбежную в капиталистическом обществе зависимость архитектора от частных заказчиков, их требований нередко рекламных или конъюнктурных, что влияет на выбор средств создания архитектурного образа.

Хотя Нимейер признал в одном из выступлений, что проектирование особняков предоставляет большие возможности в поисках новых средств выразительности, он, не скрывая своих классовых симпатий и антипатий, призывает архитекторов работать над объектами, предназначенными для простых людей: «Буржуазное жилище никогда не будет характерным для нашей эпохи, как бы великолепно оно ни было. Современную архитектуру будут представлять крупные общественные здания: школы, больницы, театры, стадионы и клубы, многоквартирные жилые дома и т. д.».

Нимейер неоднократно подчеркивал, что конечную цель архитектурного и градостроительного проектирования составляет удовлетворение потребностей человека, что, по его мнению, может быть достигнуто только при коренной перестройке общества, без чего проекты превращаются в беспочвенную фантазию. К сожалению, такой фантазией, потребовавшей от архитектора и его коллег колоссальных усилий, но не принесшей им полного удовлетворения, стало строительство Бразилиа, который, как мечтали Нимейер и его товарищи, должен был стать «городом свободных и счастливых людей, освобожденных от социального и экономического неравенства», а стал, по его словам, «обычным капиталистическим городом со всеми его пороками и несправедливостями», не свободным даже от такой язвы, как трущобы, «Впрочем,—добавлял зодчий,— мы оптимисты и верим, что… наши иллюзии обязательно станут реальностью».

В итоге своей творческой практики и нелегких раздумий Нимейер приходит к выводу: «Архитектура может иметь общественный смысл только при социализме…» Он считает непременной обязанностью каждого, кого волнуют проблемы и будущее архитектуры, поддерживать прогрессивные общественные движения и заявляет: «Я обратился к жизни и занят социальными проблемами и антиимпериалистической борьбой, исходя из того, что жизнь важнее архитектуры».

Такое понимание социального предназначения архитектуры и перспектив ее развития в социалистическом обществе определили отношение Нимейера к советской архитектуре, для выполнения социальной роли и для прогресса которой созданы экономические и политические условия. «Советские архитекторы,— писал Нимейер,— в своей работе.., не встречают препятствий, которые встречаем мы. Именно этому гуманистическому и передовому примеру мы должны следовать».

От гуманизма замечательного архитектора неотделим его патриотизм, стремление служить народу даже в условиях капитализма, Свою работу, свои искания он рассматривает как проявление патриотического долга. В начале 40-х годов он первым из бразильских архитекторов выдвинул требование поисков нового, своего, бразильского пути, правда, с оговоркой об общей тенденции современной архитектуры к «универсализации», то есть стилистической близости ее в разных странах в связи с развитием технического и культурного обмена и распространением единых материалов и методов строительства.

В конце 50-х годов Оскар Нимейер заявил от имени передовых творцов архитектуры Бразилии: «Мы не хотим, чтобы она отклонялась от своего истинного пути в результате иностранного влияния, и стремимся, чтобы она отражала национальные черты нашего народа, особенности природы, экономики и социального уклада нашей страны». Такой призыв отвечал потребностям развития страны и интересам прогрессивного освободительного движения.

Следование традициям, подчеркивал Нимейер, отнюдь не должно быть архаизирующим ретроспективным воспроизведением отживших форм: «Мы стремимся сохранить прежние архитектурные традиции, но не копируя элементы старого архитектурного комплекса, а используя лишь общую идею применительно к новым техническим возможностям», которые обеспечивают и обновление композиционных средств.

Очень характерно отношение Нимейера к архитектурному наследию вообще, связанное с его оценкой места архитектуры в обществе и с особым вниманием к эстетической стороне архитектуры. Он заявляет, что шедевры архитектуры прошлого интересны тем, что они «выражают жизнь и дух своего времени», а сила эмоционального воздействия этих произведений гениальных художников определяется их «красотой, оригинальностью и гармонией пластического решения». Нимейер справедливо замечает, что «в сравнении с изяществом и красотой этих памятников для будущих эпох их функциональные и утилитарные цели отступают на второй план». Характерно также, что Нимейеру — создателю пластичной, живописной, праздничной архитектуры — ближе всего из европейских памятников зодчества оказались готический собор в Шартре, дворец дожей и площадь Святого Марка в Венеции и собор Василия Блаженного в Москве.

В сознательном стремлении к созданию современной культуры на местном фундаменте бразильские мастера обратились к первому (Бразилия до европейской колонизации не знала капитального зодчества) сложившемуся в Бразилии архитектурному стилю — бразильскому барокко XVIII—начала XIX века, в котором проявились некоторые складывавшиеся в то время черты национального характера и национальные эстетические вкусы и было достигнуто глубокое соответствие природно-климатическим условиям страны. Характерно, что барокко расцвело в Бразилии в эпоху и под влиянием борьбы за освобождение страны от колониального гнета Португалии. Как наиболее яркую и типичную композиционную «идею» бразильского барокко, которое отличалось обостренной пластичностью, Нимейер отмечал «свободное создание архитектурных форм, в общем характеризуемых криволинейными очертаниями».

Живописность и криволинейность стали наиболее характерными чертами и новой архитектуры Бразилии, но разработка и внедрение их, без сомнения, были (может быть, вопреки отдельным высказываниям Нимейера и его коллег) поиском, скорее, стихийным, навеянным народными эстетическими представлениями, и новаторским, а не сознательным возрождением барочной традиции. Сам Нимейер, подчеркивая относительную неизменность национальных вкусов, справедливо говорил в большей мере о близости современного бразильского архитектурного стиля к стилю колониального барокко, чем о подражании ему: «Крайняя податливость современных конструктивных приемов вместе с нашей инстинктивной любовью к изгибу — поистине родовое сходство с нашим барокко эпохи колониализма — поддерживают свободные формы нового и изумительного пластического языка».

Особое внимание Оскар Нимейер уделяет в своих раздумьях и выступлениях проблеме формы как гуманизирующего элемента архитектуры.

Ценность самой формы у Нимейера связана с понятием выразительности как одной из функций сооружения и с верой в содержательность архитектурного образа, в его способность, «создавая атмосферу вдохновения, мечты и поэзии», нести массам прогрессивные социальные идеи и показывать народу его возможности. Она определяется также представлением о технологической функции здания как подвижной, изменяемой во времени, а главное не требующей однозначного проектного (в том числе формального) решения. Напротив, свобода последующей внутренней распланировки крупного объема позволяет более полно удовлетворить чисто функциональные требования (как, при всей парадоксальности формы, в музее в Каракасе). Он провозгласил новое для современной архитектуры отношение к зданию в единстве и взаимодействии его функции, конструкции и формы, где форма не только производна и выявляет функцию в ее конструктивном воплощении, но дает функции и конструкции жизнь, оказывает на них влияние, в большой степени определяя их конкретное решение. Нимейер стремится вернуть художественному образу его доминирующее значение и заявляет: «По-нашему, архитектура должна быть функциональной, но прежде всего прекрасной и гармоничной».

Подчеркивая необходимость решения функциональных проблем на высоком техническом уровне, он отстаивает право архитектора искать для выражения идейного и функционально-конструктивного содержания совершенную художественную форму, предостерегая от попыток достичь простоты как таковой, игнорируя эстетические закономерности архитектуры.

В то же время он предостерегал против увлечения поисками новых форм ради них самих, что приводит к «гротескным и даже смешным» решениям, «вызванным употреблением несоответствующих форм, часто экстравагантных и ложных».

Оскар Нимейер страстно выступает в защиту свободы творчества архитектора.

Эту свободу он понимает многосторонне, диалектично, во взаимодействии с общественной необходимостью. Нимейер видит возможность ее достижения в преодолении препятствий, возникающих в процессе создания и осуществления проектов и построек, а также их последующего восприятия и оценки,— препятствий объективных, прежде всего определяемых социально-экономической структурой общества, в котором он работает, и субъективных, связанных с особенностями духовной культуры страны.

У лозунга свободы творчества, провозглашаемого Нимейером, есть два чрезвычайно важных аспекта. Первый — это стремление честного художника в условиях капиталистического строя оградить архитектурное творчество от произвола заказчиков, чтобы свободно нести народу гуманные идеи языком архитектуры. Сам Нимейер с горечью вспоминал о своих творческих неудачах, вызванных желанием «частных заказчиков… придать своим зданиям броскость, чтобы о них говорили зрители». Однако самокритичная острота высказываний художника не может заслонить того, что вопреки вкусам заказчика и требованиям рекламы он и его товарищи сумели в своих лучших произведениях выразить сущность народного исторического бытия и прогрессивные общественные идеи.

Свобода художника в капиталистической Бразилии, даже там, где она как будто достигнута, остается иллюзией или счастливым исключением. Реакция не раз прямо противодействовала осуществлению некоторых проектов Нимейера, а называя его дом в Каноа, «возможно, наиболее свободным произведением его таланта», один исследователь справедливо заметил, что он смог приобрести такой яркий образ, пожалуй, только потому, что построен для удовлетворения собственных нужд.

Другой аспект этого лозунга — желание освободить творчество от ограничений, как функционально-конструктивных и экономических (которые имеют меньшее значение для уникальных или репрезентативных объектов, преимущественно проектируемых Нимейером), так и от влияния формально-эстетических канонов прошлого и настоящего. К началу самостоятельного творчества Нимейера широкое признание получили принципы функционализма, жесткое следование которым связывало композиционные возможности. И Нимейер с горячностью выступил против функционализма, хотя и признавал его роль в развитии архитектуры мировой, и в частности бразильской. Он отмечал: «Машина для жилья» Ле Корбюзье обозначает период борьбы, перелома, когда необходимо было занять последовательную, твердую позицию по отношению к людям, которые еще не могли его понять. Теперь, когда эта стадия представляет собой нечто пройденное и забытое, архитектура вернулась к своему вечному и естественному состоянию — быть создателем жизни, красоты и эмоций».

Нимейер убежден, что «слепое подчинение принципам функционализма, пассивность» приводят архитекторов «к решениям трафаретным, а нередко и вульгарным», а сама эта архитектурная школа тяготеет «к формализму и однообразию, в результате чего здания теряют свою специфику, необходимую целенаправленность и задуманную выгоду», а различные типы «общественных зданий… начинают приобретать одинаковый вид».

Отвечая критикам, упрекавшим его за, как им казалось, произвольное обращение с конструктивными элементами, он писал: «Я стою за почти неограниченную свободу пластических форм, противопоставляя ее рабскому подчинению соображениям техники и функционализма, за свободу, которая в первую очередь будит воображение, позволяет создавать новые и прекрасные формы, способные удивлять и волновать своей оригинальностью и элементом творчества… Ясно, что эта свобода должна быть разумной». Иногда, видимо устав от постоянных упреков и непонимания, он излишне заостряет эту мысль до призыва к «полной свободе. .. саморазвивающегося искусства, свободного от всех запретов и предрассудков», что, без анализа его концепции в целом, может быть воспринято как призыв к субъективизму и произволу.

Нацеленность на новое и самобытное потребовала от Нимейера осмысления своего положения и отношения не только к обществу и его полномочным представителям при капитализме — частным заказчикам, но и к архитектурным направлениям и профессиональной критике, потребовала обоснования индивидуальной ценности и относительной независимости творческого работника: «Я не верю в архитектурные школы или, точнее, «стили» с их навязчивостью, повторяющие и опошляющие себя. Я верю только в талантливого художника, делающего то, что он считает наиболее правильным, скромного и сознающего изменчивость всего на свете, который тем самым сохраняет свою свободу и непосредственность».

Это требование творческой свободы, как показывает анализ конкретных произведений Оскара Нимейера, отнюдь не означает призыва к произволу в архитектуре. Напротив, сам Нимейер призывает серьезно относиться к любой архитектурной задаче, что, по его мнению, не сковывает ни внутреннего порыва, ни творческой силы.

Из высказываний Нимейера возникает образ современного прогрессивного деятеля культуры: «Сегодняшний художник не похож более на непонятого гения прошлого века; это нормальный человек, смотрящий прямо на жизнь и окружающих его людей, осознающий проблемы современного общества, от которых в прошлом художник полностью отстранялся. Его труд приобретает сейчас действительно общечеловеческую значимость. Он знает, что его искусство — только часть более великих дел, и это сознание, как это ни казалось бы странным, — источник его творческих устремлений».

***

Читатель, несомненно, заметит, что теоретические высказывания Нимейера иногда противоречивы. Часто это следствие естественного изменения взглядов в ходе творческого развития архитектора-мыслителя (о чем уже упоминалось), но иногда в них проявляется некая непоследовательность, недостаточная четкость (из-за чего возможны различные толкования) и даже, пожалуй, наивность.

Его гуманизм, как правило, классово определен, но кое-где выражен несколько общо, неконкретно. Так, в связи с научно-техническим прогрессом в XX веке он говорит о начале «эпохи большего взаимопонимания и солидарности», иногда поддержка некоторыми должностными лицами профессионально передовых предложений рассматривается им как проявление их «прогрессивности», хотя в других выступлениях он сам обоснованно указывает на усиливающуюся поляризацию классовых сил и возмущается попытками реакции остановить борьбу народов за социальный прогресс.

Местами (особенно говоря об «универсализации современного зодчества») Нимейер несколько преувеличивает роль и значение обновления техники в этом сложном, тесно связанном с развитием культуры и с политическими явлениями процессе. Напротив, отстаивая черты самобытности в архитектуре Бразилии, он едва ли не призывает сохранять отсталые, кустарные методы строительного производства, применение которых действительно часто способствует созданию уникальных пластичных архитектурных произведений. Понятная настойчивость и острота его выступлений в защиту «творческой свободы» архитектора подчас граничат с резко осуждаемым им самим индивидуализмом.

Не лишена противоречий и профессиональная творческая деятельность О. Нимейера. Основное внимание, уделяемое им, особенно в последние десятилетия, остроте и яркости общего пластического решения (а может быть, и излишняя перегруженность работой и вызванная ею торопливость) иногда приводят к недооценке значения разработки мелкой и тонкой детали, своего рода композиционных нюансов, к неточности масштабных характеристик, а подчас и к некоторой схематичности построения зданий, что уподобляет их неким преувеличенным макетам.

Однако не эти противоречивые ноты характеризуют теоретические воззрения Оскара Нимейера в целом, образующие в достаточной мере целостную и глубокую гуманистическую, социально и профессионально прогрессивную концепцию, способствующую развитию мирового зодчества.

***

Оскар Нимейер написал две книги архитектурно-мемуарного характера, предисловия к нескольким книгам, большое количество статей; опубликованы также изложения нескольких его устных выступлений и ответы на интервью. В предлагаемой книге приведена в представляющих наибольший интерес выдержках значительная часть перечисленных материалов. Не включены только опубликованные на русском языке книга «Мой опыт строительства в Бразилиа», большая статья «О бразильской архитектуре» для сборника «Бразилия. Экономика, политика, культура», предисловие к книге «Современная архитектура Бразилии» и несколько интервью, напечатанных в советских газетах. Цитаты из них использованы в этой статье. Все предлагаемые вниманию читателя материалы заново переведены или сверены с оригиналами.

В. Хайт

Биография: Оскар Нимейер | Притцкеровская премия в области архитектуры

Оскар Нимейер (1907–2012) родился в горном районе Рио-де-Жанейро, Бразилия, и учился там в Академии изящных искусств. Архитектура Нимейера, задуманная как лирическая скульптура, расширяет принципы и инновации Ле Корбюзье, чтобы стать своего рода скульптурой свободной формы.

В 1938-39 годах он спроектировал бразильский павильон для Всемирной выставки в Нью-Йорке в сотрудничестве с Лусио Костой. Его знаменитая карьера начала расцветать, когда он работал в Министерстве образования и здравоохранения (1945 г.) в Рио-де-Жанейро.Наставник Нимейера, Лусио Коста, архитектор, градостроитель и известный пионер современной архитектуры в Бразилии, возглавил группу молодых архитекторов, которые сотрудничали с Ле Корбюзье, чтобы спроектировать здание, которое стало достопримечательностью современной бразильской архитектуры. Именно во время работы над этим проектом Нимейер познакомился с мэром самого богатого штата Бразилии Жуселино Кубичеком, который впоследствии стал президентом Бразилии. В качестве президента он назначил Нимейера в 1956 году главным архитектором Бразилиа, новой столицы Бразилии, его проекты дополняли общие планы Лусио Косты.Проекты многих зданий в Бразилии отнимали у него много времени на протяжении многих лет.

«Как архитектор, — говорит он, — моей задачей в Бразилиа было найти конструктивное решение, которое характеризовало бы архитектуру города. что дворцы как бы едва касаются земли, и я отделил их от фасадов, создав пустое пространство, через которое, склонившись над рабочим столом, я мог видеть себя идущим, представляя себе их формы и различные результирующие точки представление они будут провоцировать.

На международном уровне он снова сотрудничал с Ле Корбюзье в разработке дизайна штаб-квартиры Организации Объединенных Наций (1947-53) в Нью-Йорке, внося значительный вклад в выбор места и окончательный дизайн зданий. Его собственная резиденция (1953 год) в Рио-де-Жанейро стала знаковой. В 1950-х годах он спроектировал Центр авиационных исследований недалеко от Сан-Паулу. В Европе он построил офисное здание для Renault и штаб-квартиры Коммунистической партии (1965 г.) как в Париже, культурный центр Гавра (1972 г.), так и в Италии, редакцию Mondadori (1968 г.) в Милане и офисное здание FATA. (1979) в Турине.В Алжире он спроектировал Зоологические сады, Университет Константина и Министерство иностранных дел.

Оскар Нимейер | Бразильский архитектор

Оскар Нимейер , полностью Оскар Нимейер Соарес Филью , (родился 15 декабря 1907, Рио-де-Жанейро, Бразилия — умер 5 декабря 2012, Рио-де-Жанейро), бразильский архитектор, один из первых представителей модерна архитектуры в Латинской Америке, особенно известный своей работой над Бразилиа, новой столицей Бразилии.

Нимейер изучал архитектуру в Национальной школе изящных искусств в Рио-де-Жанейро.Незадолго до окончания учебы в 1934 году он поступил в офис Лусио Коста, лидера модернистского движения в бразильской архитектуре. Он работал с Костой с 1937 по 1943 год над проектом здания Министерства образования и здравоохранения, которое многие считают первым шедевром современной архитектуры Бразилии. Дизайн показывает влияние французского архитектора швейцарского происхождения Ле Корбюзье, который был консультантом при строительстве. Нимейер также работал с Костой над планами бразильского павильона на Всемирной выставке в Нью-Йорке 1939–1940 годов.

Британская викторина

Художники, живописцы и архитекторы

Кто взял кисть, долото или кусок глины, чтобы создать самые известные в мире произведения искусства? Используйте свои знания об известных художниках, чтобы узнать.

Первым сольным проектом Нимейера был план комплекса в Пампулье, новом пригороде Белу-Оризонти, Бразилия.По заказу Жуселино Кубичека де Оливейры, тогдашнего мэра Белу-Оризонти, в 1941 году, проект включал церковь, казино, танцевальный зал, ресторан, яхт-клуб, гольф-клуб и резиденцию мэра на выходные, расположенные вокруг искусственного озера. Здания комплекса отличаются плавными формами. Один писатель описал фасад церкви как «траекторию прыгающего мяча». В 1947 году Нимейер представлял Бразилию при планировании зданий Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке.

Когда в 1956 году Кубичек был избран президентом Бразилии, он попросил Нимейера спроектировать новую столицу Бразилиа. Нимейер согласился спроектировать правительственные здания, но предложил провести национальный конкурс на генеральный план, конкурс, который впоследствии выиграл его наставник Лусио Коста. Нимейер работал главным архитектором NOVA-CAP, государственного управления по строительству в Бразилиа, с 1956 по 1961 год. Среди зданий Бразилиа, спроектированных Нимейером, — Президентский дворец, отель Brasília Palace, здание Министерства юстиции, президентская часовня и собор.В 1961 году Нимейер вернулся к частной практике и какое-то время жил в Париже и Израиле. В 1966 году он спроектировал городской район в Грассе, недалеко от Ниццы, Франция, и здание Французской коммунистической партии в Париже. С 1968 года читал лекции в Университете Рио-де-Жанейро.

Другие архитектурные проекты Нимейера включают здание Министерства обороны в Бразилиа в 1968 году и Университет Константина (ныне Университет Ментури) в Константине, Алжир, в 1969 году. В середине 1980-х годов он начал переосмысливать и обновлять некоторые из своих прежних проектов в Бразилиа.Он изменил форму наружных арок здания Министерства юстиции и заменил окна собора витражами. Он продолжал проектировать новые здания, в том числе Музей современного искусства в Нитерое, Бразилия, открытый в 1996 году. культурный центр в Авилесе, Испания, где в 1989 году он получил Премию принца Астурийского в области искусства. Здание было открыто в 2011 году.

Нимейер был лауреатом многих других международных наград, в том числе Ленинской премии мира в 1963 году, Притцкеровской премии в области архитектуры в 1988 году (совместно с Гордоном Буншафтом) и премии Praemium Imperiale Японской художественной ассоциации за архитектуру. в 2004 году. Фонд Оскара Нимейера, занимающийся сохранением и исследованиями архитектуры, был основан в 1988 году, а новая штаб-квартира, спроектированная Нимейером, открылась в Нитерое в 2010 году.

Оскар Нимейер Архитектор | Биография, Здания, Проекты и Факты

Бразильский архитектор Оскар Нимейер, ценитель свободных течений и изгибов, родился 15 декабря 1907 года.Нимейер принадлежал к богатой семье, и детская страсть к рисованию приблизила его к области архитектуры, и он поступил в Национальную школу изящных искусств, которую окончил в 1934 году.

Творения Нимейера повторяют скульптуры свободной формы. До 1941 года он сотрудничал с различными архитектурными бюро и, в конце концов, создал свою индивидуальную компанию, работая над серией зданий, известных как Архитектурный комплекс Пампулья в городе Белу-Оризонти. Отсюда определились существенные черты его дизайна, массивного бетона и страсти к изгибам.

Оскар Нимейер много внимания уделял улучшению архитектуры Бразилиа во время прохождения, если его практика такова, что мы видим, что большая часть его работы состоит из зданий, построенных на его родной земле. Он был больше сосредоточен на введении новых структурных аспектов, чтобы найти решения своих родных архитектурных проблем. В 1947–1953 годах он получил международное признание, работая в сотрудничестве с Ле Корбюзье над проектированием штаб-квартиры Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке. Этот успех принес Нимейеру назначение деканом Высшей школы дизайна Гарвардского университета, но он не получил эту должность после того, как ему отказали в гражданстве США по некоторым политическим причинам.Список некоторых его великих творений выглядит следующим образом:

  • Palacio do Planalto, официальное место работы президента Бразилии
  • Национальный конгресс Бразилии, Бразилиа
  • Собор Бразилиа
  • Национальная библиотека, Бразилиа
  • Здание Министерства обороны в Бразилиа
  • Университет Константина (ныне Университет Ментури) в Константине, Алжир
  • Музей современного искусства в Нитерой, Бразилия
  • Культурный центр Авилес, Испания

Нимейер работал профессором архитектуры в Университете Рио-де-Жанейро в 1968 году. Он получил множество наград, в том числе высшую награду в области архитектуры, Притцкеровскую премию в 1988 году. Нимейер частично ушел из практики в середине 1980-х годов в возрасте 103 лет, но он не переставал ежедневно посещать свой офис, чтобы заботиться о процесс проектирования и проекты в стадии разработки. Он всегда радушно встречал молодых архитекторов в дни выхода на пенсию и никогда не переставал работать за чертежной доской. На протяжении всей своей карьеры Нимейер пытался привить тонкость эстетики архитектурным формам и продолжал вносить свой вклад в область своей страсти, тонко манипулируя этими конфигурациями.

Оскар Нимейер умер 5 декабря 2012 года в Рио-де-Жанейро. На момент смерти ему было 104 года. Его похороны прошли в том же президентском дворце, который он спроектировал почти за пятьдесят лет до своей смерти в Бразилиа.

Здания Оскара Нимейера

Оскар Нимейер Биография – факты, детство, семейная жизнь, достижения

Карьера

В 1936 году Коста получил задание от тогдашнего министра образования Густаво Капанемы. От него требовалось спроектировать штаб-квартиру «Министерства образования и здравоохранения» в центре Рио. Нимейер был добавлен в команду в качестве ученика. Консультантом проекта был приглашен известный французский архитектор швейцарского происхождения Ле Корбюзье. Нимейер помогал ему как рисовальщик.

Позже Нимейер убедил Корбюзье внести изменения, более подходящие для бразильских условий. По его предложению к окнам против солнца были добавлены «лувры». В общественной зоне на первом этаже была установлена ​​традиционная португальская плитка «Азулежу» с абстрактными мотивами.Раньше зрительный зал проектировался как отдельное сооружение, но Нимейер разместил его под основным блоком, придав ему компактный вид. В 1939 году Коста сделал Нимейера главным архитектором проекта. Он был завершен в 1945 году и привлек внимание как символ бразильского модернизма. Небоскреб, построенный с использованием местных материалов и технологий, до сих пор известен как «Дворец Густаво Капанема». Справедливый. Дизайн принес ему похвалу. Мэр Нью-Йорка Ла Гуардиа вручил ему ключи от города Нью-Йорка, что считается большой честью.

Первой самостоятельной работой Нимейера был «Проект Пампулья» в 1940 году. Тогдашний мэр Белу-Оризонти (столица штата Минас-Жерайс) Жуселино Кубичек поручил Нимейеру разработать «Комплекс Пампулья» как новый пригород город. Он спроектировал различные здания, в том числе яхт-клуб, гольф-клуб, казино, ресторан, танцевальный зал и церковь, расположенные вокруг искусственного озера.Приют мэра на выходные также был построен у озера.

Характерные плавные формы и изогнутые линии Нимейера впервые проявились в этом проекте. «Церковь Сан-Франсиско-де-Ассис», входившая в состав комплекса, привлекла к себе максимальное внимание. Говорят, что его изогнутые линии «напоминают траекторию прыгающего мяча». На фасаде церкви были изображены «Азулежу» и фрески из плитки. Он стал первым памятником современной архитектуры в Бразилии. Однако его нетрадиционная форма также вызывала критику, особенно со стороны римско-католического духовенства, которое отказывалось освятить его до 1959 года. Архиепископ Антониу душ Сантуш Кабрал назвал его «бомбоубежищем дьявола, непригодным для религиозных целей».

Казино этого комплекса представляло собой эффектную конструкцию в форме раковины из бетона и стекла, которая сливалась с естественным фоном. Танцевальный зал имел струящийся навес с изящными очертаниями. В 1946 году азартные игры были запрещены в Бразилии. Таким образом, казино было превращено в художественный музей. По словам Нимейера, в этом проекте он впервые отказался от жесткости прямых линий и углов.Он всегда утверждал, что его не привлекали жесткие структуры, а вместо этого его привлекали «свободно текущие, чувственные изгибы», которые он находил «в горах моей страны, в извилистости ее рек, в волнах океана и на теле любимой женщины».

В 1943 году выставка «Brazil Builds» в «Музее современного искусства» (MoMA) в Нью-Йорке принесла ему признание международной публики. Ему предложили преподавать в «Йельском университете» в 1946 году и в «Гарвардской высшей школе дизайна» в 1953 году. Однако из-за своих левых политических взглядов он не смог получить визу.

В 1947 году Нимейер и Ле Корбюзье были включены в группу архитекторов, которым было поручено спроектировать комплекс «Организация Объединенных Наций» на Манхэттене. Комбинация их идей была утверждена в качестве окончательного варианта. В период с 1953 по 1966 год он работал над зданием Copan Apartment в Сан-Паулу, которое стало главной достопримечательностью города. В 1955 году он спроектировал МоМА в Каракасе.

Когда Кубичек стал президентом Бразилии в 1956 году, он поручил Нимейеру спроектировать столицу Бразилии Бразилиа в неосвоенной саванне в центральной части Бразилии.По предложению Нимейера был объявлен конкурс на генеральный план города, который выиграл его наставник, градостроитель Коста.

Продолжить чтение ниже

С 1956 по 1961 год Нимейер работал в Бразилиа главным архитектором NOVA-CAP, государственного строительного управления. Его примечательные проекты в новом городе включали «Собор», здание «Министерства юстиции», «Отель Бразилиа Палас», «Президентский дворец» и «Президентскую часовню». коронообразное сооружение круглого «собора», которое открывалось вверху, так что главная часовня была наполнена светом.Комплекс башен-близнецов секретариата с чашеобразными сооружениями для сената и «Палаты депутатов» создавал плавную гармонию. Жилые квартиры были построены на сваях, чтобы под ними росла зелень. Вскоре Нимейер стал руководителем «Архитектурного колледжа Университета Бразилиа». Проектирование Бразилиа стало для него определяющим моментом в карьере.

Нимейер также спроектировал несколько жилых домов, в том числе дом своего отца в Мендесе (1949 г.), дом Нето в Рио (1943–1949 гг.), Дом Густаво Капанемы (1947 г.), дом Миранды (1952 г.) и Каванела. дом (1954).

С раннего возраста Нимейер находился под влиянием коммунистических принципов. В 1940-х бразильское правительство освободило нескольких политических заключенных. Нимейер предоставил этим людям первый этаж своего офиса для использования в качестве штаб-квартиры «Коммунистической партии». Он был президентом «Бразильской коммунистической партии» (ПКБ) в 1992–1996 годах.

После переворота 1964 года в Бразилии установилась военная диктатура. Нимейера часто допрашивали о его связях с коммунистами.Его офис подвергся обыску и ограблению. Вскоре его рабочие задания также значительно сократились. Он получил комиссию за бизнес-центр в Майами, но ему отказали в визе из-за политической напряженности.

Вскоре Нимейер переехал в Европу. В 1980 году он спроектировал штаб-квартиру «Коммунистической партии» в Париже и создал впечатляющий дизайн «Дома культуры» в Гавре, Франция (1982). Он открыл офис в Париже, а также спроектировал его мебель, которую затем создала «Mobilier International».’

В начале 1980-х Нимейер вернулся в Бразилию и получил несколько новых заданий. Он создал «Музей современного искусства» (1996), сооружение в форме блюдца возле залива Гуанабара в Нитеро, недалеко от Рио. В 2002 году он создал «Музей Оскара Нимейера» в Куритибе, Парана, Бразилия. Он также создал «Пантеон» и «Мемориал Латинской Америки» (1987).

Нимейер получил бесчисленное количество наград и наград за свою долгую карьеру. Одними из наиболее заметных из них были «Ленинская премия мира» (1963 г.), «Притцкеровская премия в области архитектуры» (1988 г.), «Премия принца Астурийского в области искусств» (1989 г.) и «Praemium Imperiale» Японской художественной ассоциации. ‘ (2004).

Оскар Нимейер | Архитекторул

Изменить этоРио-де-Жанейро, Бразилия
1907 года рождения, Рио-де-Жанейро

1 из 13

«На мой взгляд, архитектура — это изобретение. И именно под этой призмой я делаю свои проекты, всегда ищу красивые, выразительные, разные и неожиданные решения. Архитектор такой же гражданин, как и любой другой, всегда готовый служить любой представленной ему программе, постоянно осознавать потребность общества в изменении, в построении справедливого и солидарного мира.

Оскар Рибейро де Алмейда Нимейер Соарес Филью (15 декабря 1907 г. — 5 декабря 2012 г.) — бразильский архитектор, считающийся одним из самых важных имен в международной современной архитектуре и первым, кто исследовал формальные возможности железобетона исключительно из-за его эстетическое воздействие. Он также был большим сторонником идей Ле Корбюзье об архитектуре как таковой.

Его здания часто характеризуются просторностью и открытостью, смешиванием объемов и пустого пространства для создания нетрадиционных узоров.

Молодость

Оскар Нимейер взял свою немецкую фамилию от немецкой бразильской бабушки с корнями в Ганновере, Германия. Он родился в городе Рио-де-Жанейро в 1907 году в районе Ларанхейрас, на улице, которая позже получит имя его деда. Свою юность он провел как типичный молодой кариока того времени: богемный и относительно безразличный к своему будущему.

Он начал работать в типографском доме своего отца и поступил в Школу изящных искусств (Бразилия), которую окончил в 1934 году по специальности инженер-архитектор.В то время у него были финансовые трудности, но он решил бесплатно работать в архитектурной студии Лусио Косты и Карлоса Леао. Он был недоволен архитектурой, которую видел на улицах, и считал, что сможет найти там карьеру.

В 1945 году он вступил в Коммунистическую партию Бразилии, а в 1992 году стал ее председателем. Нимейер был мальчиком во время русской революции 1917 года, а ко Второй мировой войне он стал молодым идеалистом. Во время военной диктатуры в Бразилии его офис подвергся обыску, и он был вынужден эмигрировать в Европу.Сообщается, что тогдашний министр воздухоплавания сказал, что «место для коммунистического архитектора — Москва». Он посетил СССР, встретился с различными социалистическими лидерами и стал личным другом некоторых из них. Фидель Кастро однажды сказал: «Нимейер и я — последние коммунисты на этой планете».

Первые работы

В 1936 году в возрасте 29 лет Лусио Коста был назначен министром образования Густаво Капанемой архитектором новой штаб-квартиры Министерства образования и здравоохранения в Рио-де-Жанейро.В 1939 году Нимейер возглавил группу архитекторов (Лусио Коста, Карлос Леао, Афонсо Эдуардо Рейди, Хорхе Морейра, Эрнани Васконселлос и Нимейер, а Ле Корбюзье выступил в качестве консультанта), ответственных за министерство, взявшее на себя задачу формирования «novo homem, Brasileiro e moderno» (новый человек, бразильский и современный).
По просьбе Нимейера штаб-квартира была переименована в Паласио Густаво Капанема в 1985 году. Это был первый в мире модернистский небоскреб, спонсируемый государством, и гораздо большего масштаба, чем все, что Ле Корбюзье построил до того времени.

Построенное в 1943 году, когда ему было 36 лет, здание, в котором размещался регулирующий орган и управляющий бразильской культурой и культурным наследием, развивало элементы того, что должно было стать признанным бразильским модернизмом. В нем использовались местные материалы и методы, такие как азулежу, связанные с португальской традицией; корбюзийский brises-soleil, революционизированный, сделанный регулируемым и связанным с мавританскими затеняющими устройствами колониальной архитектуры; смелые цвета; тропические сады Роберто Бурле Маркса; императорская пальма (Roystonea oleracea), известная как бразильский орден; дальнейшие намеки на иконы бразильского пейзажа; и специально заказанные работы бразильских художников.

В 1939 году, в возрасте 32 лет, Нимейер вместе с Лусио Костой спроектировал бразильский павильон на Всемирной выставке в Нью-Йорке (в сотрудничестве с Полом Лестером Винером). Впечатленный казненным павильоном, мэр Фиорелло Ла Гуардиа вручил Нимейеру ключи от города Нью-Йорка. Коста объяснил, что бразильский павильон принял язык «изящества и элегантности», легкости и пространственной текучести, открытого плана, изгибов и свободных стен, которые он назвал «ионическими», противопоставляя их современной строгой модернистской архитектуре, которую он назвал «дорической». ‘.К середине двадцатого века бразильский архитектурный модернизм был признан Рейнером Банхамом первым национальным стилем в современной архитектуре. Международные архитектурные периодические издания 1940-х и 1950-х годов посвятили сотни дифирамбических страниц «избранной земле самой оригинальной и самой смелой современной архитектуры», за которыми последовали монографии об отдельных архитекторах, таких как Нимейер и Аффонсо Эдуардо Рейди.

1940-е и 1950-е годы

В 1947 году, в возрасте 40 лет, его всемирное признание подтвердилось, когда Нимейер отправился в Соединенные Штаты, чтобы стать частью международной команды, работающей над дизайном штаб-квартиры Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке. «Схема 32» Нимейера была одобрена Советом по проектированию, но в конце концов он уступил давлению Ле Корбюзье, и вместе они представили проект 23/32 (разработанный с Бодянским и Вайсманном), в котором сочетались элементы схем Нимейера и Ле Корбюзье. но в первую очередь был основан на схеме Нимейера. Несмотря на настойчивые требования Ле Корбюзье продолжать участие, концептуальный проект штаб-квартиры Организации Объединенных Наций (схема 23/32), одобренный Советом, был реализован директором по планированию Уоллесом Харрисоном и Максом Абрамовицем, тогда еще партнерством.

В прошлом году Нимейер получил приглашение преподавать в Йельском университете; однако ему было отказано в визе. В 1950 году в США вышла первая книга о его творчестве Стамо Пападаки. В 1953 году в возрасте 46 лет Нимейер был выбран на должность декана Гарвардской высшей школы дизайна. Его членство в коммунистической партии означало, что ему во второй раз отказали во въезде в Соединенные Штаты.

Ссылка и проекты за границей

Левая позиция Нимейера (он был убежденным сталинистом) дорого обошлась ему во времена военной диктатуры. Его офис был разграблен, штаб-квартира журнала, который он координировал, была уничтожена, его проекты таинственным образом стали отклоняться, а клиенты исчезли. В 1965 году двести профессоров, в том числе Нимейер, потребовали увольнения из Университета Бразилиа в знак протеста против отношения правительства к университетам. В том же году он поехал во Францию ​​на выставку в Лувр.
В следующем году Нимейер переехал в Париж. Также в 1966 году, в возрасте 59 лет, он отправился в город Триполи, Ливан, чтобы спроектировать Международный постоянный выставочный центр.Несмотря на завершение строительства, начавшаяся гражданская война в Ливане не позволила ему полностью раскрыться.
Он открыл офис на Елисейских полях и имел клиентов в разных странах, особенно в Алжире, где он спроектировал Научно-технический университет в Хуари Бумедьене. В Париже он создал штаб-квартиру Коммунистической партии Франции на площади полковника Фабьена, а в Италии — издательскую компанию «Мондадори». В Фуншале на Мадейре Нимейер снял отель 19 века, чтобы построить казино. Еще одним выдающимся его проектом была Государственная мечеть Пенанга в Джорджтауне, столице штата Пенанг, Малайзия, в 1970-х годах.

Находясь в Париже, Нимейер начал проектировать мебель, которую производила Mobilier International. Он создал кресло и пуфик из гнутой стали и кожи в ограниченном количестве для частных клиентов. Позже, в 1978 году, этот стул и другие конструкции, включая шезлонг «Рио», были произведены в Бразилии японской компанией Tendo, затем Tendo Brasileira. Мягкие стулья и пуфики были сделаны из гнутого дерева и стояли в штаб-квартирах коммунистической партии по всему миру.Подобно его архитектуре, дизайн мебели Нимейера должен был отражать красоту Бразилии, с изгибами, имитирующими женские формы и холмы Рио-де-Жанейро.

Более поздние годы


Нимейер стал одним из старейших в мире практикующих архитекторов международного уровня, пережив своих современников-модернистов и скончавшись в возрасте 104 лет в 2012 году. город будет включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Комментарии

Оскар Нимейер Соарес Филью | Encyclopedia.com

Бразильский архитектор Оскар Нимейер Соареш Фильо (родился в 1907 г.) был ведущим представителем интернационального стиля в Латинской Америке. Его особенно отождествляют с общественными зданиями Бразилиа, новой столицы Бразилии.

Оскар Нимейер Соареш Фильо родился 15 декабря 1907 года в Рио-де-Жанейро в семье зажиточной семьи. Он учился в Национальной школе изящных искусств (1930-1934) и многие годы относился к своей работе больше как к спорту, чем к профессии.И его гениальность, и его столь порицаемая поспешность могут быть объяснены таким отношением, хотя после середины 1950-х он стал относиться к себе и своей работе более серьезно.

В 1936 году Нимейер начал работать с командой молодых бразильцев над проектом под руководством Ле Корбюзье, швейцарского архитектора, по проектированию здания для размещения Министерства образования (выполнялся в 1937-1942 гг. ). Они экспериментировали с несколькими смелыми идеями, возводя часть конструкции на столбах. которые охватывают садовую дорожку, покрывают ее декоративной плиткой и выходят на всю стену небоскреба с независимо перемещаемыми бетонными шторами или жалюзи ( brise-soleils ).У Ле Корбюзье Нимейер и его коллеги также научились гибкости железобетона, качеству, которое сделало достоинство бразильской экономики, не хватающей стали.

До того, как этот проект был завершен, Нимейер был назначен главным проектировщиком группы зданий в Пампулье, жилом пригороде недалеко от Белу-Оризонти. Он спроектировал казино, ресторан, яхт-клуб и, самое главное, церковь св. Франциска (казн. 1942-1943). Церковь представляет собой серию бетонных параболических кривых, а две стены являются продолжением крыши вниз.Он также спроектировал бразильский павильон на Всемирной выставке в Нью-Йорке в 1939 году и участвовал в планировании штаб-квартиры Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке, начиная с 1947 года. наиболее известен общественными зданиями в Бразилиа, которые он спроектировал после 1956 года. Там он нашел простор для проявления своего мощного воображения, острого чувства меры и пластической чувствительности. Palacio da Alvorada (официальная президентская резиденция) отличается простотой величия.Крошечные белые опоры предполагают, что здание слегка парит над отражающим прудом, от которого взгляд плавно скользит к восходящим изгибам, обрамляющим стеклянные стены главного фойе. Другими важными достижениями в Бразилиа являются комплекс Конгресса, Дворец Рассвета и похожий на цветок собор (до сих пор строятся в 1971 году), которые обнаруживают скульптурное качество, которое им может придать только железобетон. С другой стороны, его массивные многоквартирные дома однообразны и монолитны, к тому же плохо спроектированы как с инженерной, так и с социальной точек зрения.

Дополнительная литература

Две работы Стамо Пападаки описывают и оценивают работу бразильского архитектора: Оскар Нимейер: незавершенные работы (1956) и Оскар Нимейер (1960). □

Биография Оскара Нимейера (1907-2012)

Оскар Нимейер

Бразильский архитектор, родился в Рио-де-Жанейро 15 декабря 1907 года и умер в своем родном городе 5 декабря 2012 года. Считается высшим представителем современной архитектуры Бразилии.В 1934 году он закончил учебу в Escola Nacional de Belas Artes в Рио-де-Жанейро. Несколько лет спустя, в 1939 году, ему доверено руководство площадью группы архитекторов нового здания Министерства образования, занимающего площадь. позицию покинул Лусио Коста. Во время разработки этой работы Нимейер был впечатлен работами Ле Корбюзье и стал во многом перенимать его архитектурные предложения по реализации своего школьного питомника Ривер.

В 1939 году в сотрудничестве с Лусио Коста спроектировал флаг Бразилии на всемирной выставке в Нью-Йорке.Его более поздние работы, здания в Пампулье (церковь, казино, яхт-клуб) между 1942 и 1943 годами, банк Боавишта в Рио (1946 год), технический центр воздухоплавания в Сан-Хосе-дус-Кампус (1947 год, первая премия в конкурс) и, начиная с 1951 года, парк Ибирапуэра и жилой комплекс в Сан-Паулу, здания проектировались с избытком фантазии и рационалистическим упрощением. Принципы lecorbusieranos применялись с особой чувствительностью вместе с инновациями, предпринятыми сильной личностью Нимейера: мраморный экстерьер, перевернутая структура, «рационально» барокко и выпуклые и вогнутые кривые формы некоторых из их проектов. Большой контраст между архитектурным изображением их работ не позволяет обрамить вас определенной линией или стилем, чередуя изображение, которое касается обнаженного тела, как Банк Боавишта, или которое приобретает значение высоко декоративного и богато украшенного, как он представляет в своем собственном дома, в Гавеа (1953 г.). Истинной целью Нимейера был союз гармонии, изящества и изящества, конфигурация функциональной и пространственной архитектуры, построенная огромным пластическим и планировочным замыслом, с сильным тяготением к свободной кривой.Ваша безграничная фантазия была усилена сотрудничеством нескольких инженеров, В. Кардосо и Э. Баумгарта, в начале своей карьеры, при строительстве комплекса Пампулья. Муниципальный театр Белу-Оризонте (1943 г.), Молодежная академия катагуасов (1946 г.) и жилой дом Пейшото также относятся к этому периоду. Многочисленные нереализованные проекты жилья позволили Нимейеру открыть новые возможности контрастов между объемом, рельефом, поверхностью и их лучшей связью с ландшафтом.

В конце 1947 года он/она был назначен членом международной группы, ответственной за завершение строительства Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке, и стал, безусловно, автором окончательного проекта под сильным влиянием Ле Корбюзье.Использование железобетона также имело выдающееся значение при возведении некоторых сложных криволинейных поверхностей зданий: пристройки Театра при Министерстве культуры (1948 г.), памятника Руи Барбозе (1949 г.) или фабрики Дюшема (1950 г.), в сотрудничество с Элио Учоа. Сила прямой линии использовалась в клубе и школе Диамантина (1951 г.) и в здании Кубичека в Белу-Оризонти (1951 г.) в качестве акцента навеса крыши или в плитах различной формы, отправной точки для Группа зданий постоянной экспозиции парка Ибирапуэра (1951), в сотрудничестве с З.Лотуфо, Х. УчоаЭ. Книз де Мелло, Г. Эстеллита и К. Лемос. Вскоре после этого, с растущим мастерством пластических элементов, клиника Сул Америка (1953 г.), школа Белу-Оризонти (1954 г.), спроектированный Музей Каракаса (1954 г. ) в форме перевернутой пирамиды и строительство домов в районе Ганза в Берлине (1957).

Brasilia, спроектированный по общему уровню Лусио Косты, стал кульминацией его карьеры. Нимейер спроектировал все основные общественные здания с целью выразить символическое содержание каждого здания.Интерпретация воображения связана с функцией, с сдержанным формальным языком в сочетании с элементами осторожности, обладающими большой выразительной силой.

С 1962 года, совпавшего с социально-экономическим кризисом, замедляющим развитие Латинской Америки, началась его политическая ссылка во Франции, что привело к интернационализации его архитектурных работ. В Алжире он / она разработал Университет Константина (1968-1970), Министерство иностранных дел (1974) и план урбанизации и центра города Алжир.Франция получила большую международную архитектурную премию в 1965 году за «Архитектуру д’Ожурд» и была штаб-квартирой Комитета французской коммунистической партии в Париже (1971). В Италии находится офис издательства Mondadori в Милане (1975). В Израиле проекты по освоению пустыни Негев. А в Бразилии отель Nacional de Rio (1970 г.) в форме огромного цилиндра, кафедральный собор Бразилиа (1970 г.), Музыкальный центр Рио, Музей человека (1977 г.) и недавно появившийся Музей современного искусства в Рио (1996), вызвавший много споров.Несмотря на великое архитектурное производство Нимейера в его стране, его влияние на новые поколения архитекторов и их вклад в развитие современного движения, вашу линию следует считать концом, который бразильскому производству в целом весьма далек. В 2002 году завершились работы по расширению и реконструкции нового Музея Куритибы в штате Парана. Здание, один из величайших музеев мира, выросло из замка Каштелу-Бранко, работы, которую Нимейер спроектировал в 1967 году.

Его успешная карьера была отмечена премией принца Астурийского в 1989 году; Леон де Оро, 1996 г., Венецианская биеннале; и, прежде всего, Притцкеровская премия вместе с американцем Гордоном Буншафтом в 1988 году считается Нобелевской премией по архитектуре.

В марте 2006 года культурный проект, который, помимо высокой оценки принца Астурийского, стал художественным свидетельством бразильского архитектора, переданного городу Авилес. Пока это будет единственная работа на территории Испании.Крыша Центра устроена за счет применения новой технологии покрытия купола, площадь которого составляет не менее 4000 квадратных метров. Весной 2011 г. был открыт Нимейер, как его обычно называют в просторечии. Бразилии, расположенный на Эспланаде министерств в Бразилиа.А в апреле 2007 года он выступил в театре «Популярный Оскар Нимейер» в Нитерое, Рио-де-Жанейро.

В декабре 2007 года Нимейеру исполнилось 100 лет, до сих пор в активной деятельности. К столетию Владимир Путин наградил его медалью ордена Дружбы.

В 2008 году представил проект музыкального порта, который будет проходить в Росарио, в парке Уркиса.

В январе 2009 года компания Niemeyer представила свой новый проект «Площадь суверенитета», который будет проходить на Эспланаде министерств Базилия. В том же году завершилось строительство Аудитории Оскара Нимейера в Равелло в Италии.

Библиография

Доброжелательный, Л.: История современной архитектуры. Барселона: Густаво Гили, 1994.

BRU, e. и Матео, Дж. л.: современная европейская архитектура. Барселона: Густаво Гили, 1987.

Ботей, Хосеп Mª: Оскар Нимейер: работы и проекты. Барселона: Густаво Гили, 1996.

Чуэка Гоитиа, ф.: История западной архитектуры. Я видел 20 век, последние этапы и Испанию.Мадрид: Доссат, 1980.

Фрэмптон, к.: Историческая критика современной архитектуры. Барселона: Густаво Гилли, 1994

Тафури, М.: Современная архитектура. Мадрид, 1978 г.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.