Нанопор в косметологии: НОВИНКА 2020! Микронидлинг NANOPORE MINI PLUS от SesDerma

Содержание

Косметологические услуги | Beauty studio ALLURE в Ростове-на-Дону

Это уникальный нанокомплекс, содержащий высокую концентрацию веществ идеальной очистки. Содержит 7 трансдермальных пептидов, 17 аминокислот, 12 растительный экстракт. Формула разрабатывалась и совершенствовалась более 7 лет.

Благодаря низкомолекулярному составу и размеру частиц, всего лишь 4 нм он легко проникает в глубокие слои кожи без каких-либо инъекций и повреждений кожи. При помощи воздушной кисти NanoAsia AirBrush вы можете легко нанести препарат на кожу под воздействием сильной струи воздуха. Нанесение препарата таким образом можно назвать самым безболезненным в мире. Вы можете работать с любыми зонами требующими восстановления.

Действие сыворотки Nanoasia

Уменьшение морщин:

Напрямую воздействует на стволовые клетки кожи и нервы мускул, что и дает мощный подтягивающий эффект увядшей коже.

Отбеливание:

Отбеливает, снижает образование пигментации и хромогенеза. Убирает веснушки, возрастные пятна, заживляет ожоги и ранки.

Уплотнение:

Вызывает пролиферацию фибробластов и кератиноцитов.Уплотняет кожу благодаря стимуляции синтеза коллагена, который активирует клетки кожи. Активированные клетки придают коже свежий и сияющий вид.

Улучшение структуры:

Активизирует рост клеток, которые улучшают и восстанавливают поврежденную и воспаленную поверхность кожи. Эффективно в борьбе с акне и аллергическим дерматитом.

Увлажнение:

Увлажняет и восстанавливает поврежденную внешними факторами или ультрафиолетовыми лучами кожу. Ремоделирует контуры лица, проявляет и поднимает скулы. Сужает сосуды, регулирует выработку меланина.

До и после применения препарата

Состав сыворотки Nanoasia

Полипептиды сои – смесь пептидов и аминокислот. Дают увлажнение, эластичность, упругость, улучшают тургор.

Аргирелин – обеспечивает миорелаксацию мышц лица. Замедляет проводимость нервного импульса, мягко расслабляя мышцу.

Избавляет от мимических морщин около рта, во внешних уголках глаз, на лбу. Разглаживает даже глубокие морщины. Результат сравним с инъекциями ботулотоксина. Абсолютно не токсичен. Благодаря высокой концентрации, эффект наступает через 2 минуты после процедуры.

Пальмитоил пентапептид 4 – сигнальная молекула, выработка коллагена, эластина, фибронектина, гликозоминогликанов. Коммерческое название – матриксил. Разглаживает дермальные морщины. улучшает внешний вид кожи.

Пальмитоил тетрапептид 7 – противоспалительный эффект. Усиливает иммунитет кожи, увлажняет кожу, повышает упругость. Укрепляет капилляры, убирает отеки и темные круги под глазами, усиливает выработку коллагена и эластина, спобствует уменьшению следов от акне.

Пальмитоил трипептид 1 – усиливает выработку коллагена и эластина, восстанавливает соединительную ткань, а также укрепляет сосуды, увлажняет кожу.

Трипептид 1 меди – ускоряет регенерацию в коже. Полезен после лазерных процедур, химических пилингов. Реструктурирование ткани, выработка коллагена, повышение упругости кожи. Улучшает выработку кожного матрикса. Блокирует действие токсинов в коже. Ускоряет заживление любых ран и ожогов. Предотвращает старение стволовых клеток кожи. Повышает жизнестойкость стволовой клетки. Нейтрализует действие радиации. Дипептид Диацетат – антивозрастное действие, борется с мимическими морщинами, повышает упругость кожи.

Трансдермальные аминокислоты: лизин, глицин, серин, тирозин, аргинин, гисцидин, цистеин, аспарагиновая кислота, лейцин, аланин, фенилаламин, треонин, пролин, валин, изолейцин, метионин, глютаминовая кислота. Необходимы при формировании белков, регенерации кожи, уменьшении пигментации.

Экстракты растений:

лакрица, цимицифуга, горец многоцветковый, масло семян кунжута, дудник гигантский, шелковица, пион, софора, шлемник байкальский, босвеллия. Аденозин, гидрогенизированный лецитин.

Гриб санхван и Пория кокосовидная – мощный иммунномодулятор, подавляет рост онкологических клеток.

Niine Nahakliinik » Услуги косметолога

Услуги косметолога, выбираемые по эстетическим соображениям или в качестве дополнительного лечения кожных болезней, включают в себя очищающий и увлажняющий уход за кожей, химический пилинг лица (с фотоомоложением или без него) и процедуры микронидлинга (микроигольчатой терапии):

  • Увлажняющий и питающий уход за кожей Sesderma основывается на совместном действии витаминов и антиоксидантов. Процедура подходит для всех типов кожи и даже для чувствительной кожи. Идеальный уход для освежения кожи перед каким-либо важным событием или при смене времен года.
  • Очищающий уход Sesderma для молодых подходит, прежде всего, в качестве легкого дополнения к лечению акне (препаратами местного действия или таблетками) и повышения его эффективности без химического пилинга кожи. Уход состоит в механическом очищении кожи и применении препаратов антисептического и успокаивающего действия.
  • Уход с ретинолом Sesderma. Ретинол, или витамин А, регулирует ороговение кожи и уменьшает ее сухость. Уход с ретинолом особенно подходит для интенсивного увлажнения и выравнивания кожи; рекомендуется также для подготовки кожи к последующим химическим пилингам.
  • Антивозрастной уход Sesderma Ferulac Peels Booster System. Процедура заключается в химическом пилинге с применением феруловой кислоты. Феруловая кислота – это антиоксидант сильного действия, укрепляющий и подтягивающий кожу, уменьшающий морщины и ослабляющий пигментные пятна.
  • Уход против гиперпигментации Sesderma Melaspeel R + SPA lightening. Комбинированное средство для химического пилинга, содержащее различные органические кислоты и ретинол, эффективно выравнивает цвет кожи лица. Уход уменьшает существующие пигментные пятна и предотвращает появление новых.
  • Уход Sesderma Azelac System Peel для жирной кожи с загрязнениями. Очищающий кожу и регулирующий салоотделение химический пилинг на основе азелаиновой кислоты, который ослабляет воспаление и покраснение кожи, уменьшает образование комедонов и симптомы акне. Уход подходит также для ослабления симптомов розацеа и уменьшения себорейного воспаления кожи.
  • Интенсивный комбинированный уход Sesderma для подготовленной кожи.
    Комбинированный интенсивный химический пилинг при помощи различных органических кислот, ретиноидов и дополнительных добавок. Уход значительно уменьшает признаки старения и омолаживает кожу, подтягивая, разглаживая и выравнивая ее. Интенсивный химический пилинг может вызывать шелушение кожи, поэтому всегда необходим специальный предпроцедурный и последующий уход за кожей!
  • Уход Mediderma Nanopore Microneedling (микроигольчатая терапия). Аппарат Mediderma Nanopore Microneedling представляет собой электрический прибор последнего поколения, обеспечивающий безопасность и безболезненность процедуры M Процедура состоит из мягкого химического пилинга, микроигольчатой терапии и мезотерапии с факторами роста с применением серумов. Мягкий химический пилинг подготавливает кожу к процедуре. В ходе микроигольчатой терапии в поверхностном слое кожи тонкими иглами делают микроканалы, что активизирует синтез коллагена и эластина кожи, в результате чего улучшаются тонус и эластичность кожи. Серумы, содержащие натуральные факторы роста, поддерживают процессы обновления кожи. Процедуру Microneedling применяют также для лечения шрамов.
  • Уход Mediderma Nanopore Microneedling с гиалуроновой кислотой. Уход Mediderma Nanopore Microneedling с гиалуроновой кислотой состоит из мягкого химического пилинга и микроигольчатой терапии с гиалуроновой кислотой (вещество, обычно используемое для заполняющих инъекций). Мягкий химический пилинг подготавливает кожу к процедуре. В ходе микроигольчатой терапии в поверхностном слое кожи тонкими иглами делают микроканалы, что активизирует синтез коллагена и эластина кожи и одновременно содействует переносу гиалуроновой кислоты в выбранный участок кожи. В результате процедуры значительно улучшается тонус кожи и выравниваются структура и цвет лица.

Информация для химический пилинг

Химический пилинг заключается в удалении с кожи слоя отмерших клеток, который обусловливает сухость и неравномерность поверхности кожи. Благодаря этому стимулируются нижние слои кожи и синтез коллагена, от которого зависит эластичность кожи. Ассортимент методов и продуктов, применяемых для химического пилинга кожи, позволяет найти индивидуальное наиболее подходищее решение, принимая в учет конкретную кожную проблему, возрастные изменения кожи и индивидуальную чувствительность кожи, чтобы обеспечить эффективность процедуры при отсутствии излишней травматичности. В зависимости от задачи и свойств кожи, а также, принимая во внимание уровень предварительной ухоженности, возможен выбор между более мягким и более интенсивным методами. Поэтому химический пилинг рекомендуется как для легкого освежения и омоложения кожи, так и для более основательного воздействия. В некоторых случаях методы ухода за лицом имеют цель оказать противовоспалительное действие, уменьшить покраснение кожных покровов и снизить выделение кожного сала.

Химический пилинг является эффективным средством для достижения следующих результатов:

  • улучшение эластичности и упругости стареющей кожи;
  • устранение шрамов, разглаживание морщинных борозд и сужение слишком широких кожных пор;
  • увлажнение сухой и шелушащейся кожи;
  • отбеливание пигментных пятен, придание лицу ровного цвета;
  • выведение акне или очищение и балансирование жирной кожи.

Если Вам никогда ранее не делали химический пилинг, то необходима предварительная консультация, в ходе которой проводится анализ кожи, выясняется общее состояние Вашего здоровья, составляется оптимальный план ухода за кожей и определяется необходимость и длительность подготовительного периода. Химический пилинг, в зависимости от интенсивности процедуры, рекомендуется проводить курсом по 4–6 процедур с интервалом 7–14 дней.

Подготовка кожи перед химическим пилингом: Интенсивной процедуре должна предшествовать, как минимум, 2-недельная предварительная подготовка кожи посредством нанесения кремов, содержащих кислоты или ретинол. В части выбора подходящих продуктов Вас проконсультирует косметолог, выполняющий процедуру.

Восстановление кожи после химического пилинга: На следующий день после процедуры может возникнуть отечность и покраснение; еще на следующий день – сухость и шелушение кожи (шелушение может продолжаться 3–4 дня). Поэтому важно эффективно увлажнять кожу и успокаивать ее специальным средством для ухода. В части выбора подходящих продуктов Вас проконсультирует косметолог, выполняющий процедуру.

В течение приблизительно 5 дней после процедуры противопоказаны посещение бани и плавательного бассейна, интенсивные физические упражнения (во избежание потения и возникновения пузырей), депиляция и прочие интенсивные косметические процедуры, применение активных косметических средств и механическое удаление отшелушивающихся частиц. Посещения солярия и принятия солнечных ванн следует избегать в течение 2-х недель.

Процедуры выполняет косметолог Кюлли Кроони.

Интервью тренера бренда Sesderma Ивана Толпыгина

1) Иван, расскажите нам, за что Вы полюбили бренд Сесдерма и считаете его эталоном пилинговых систем и терапевтического лечения.

Вот уже 9 лет я преподаю космецевтику и методику работы с химическими пилингами Sesderma. Прежде чем попасть в компанию, которая занималась продвижением этого бренда на рынке, мне приснился сон, как я читаю эти лекции, просвещаю косметологов на тему инноваций в области косметический химии и эстетической дерматологии. По прошествии этих лет я могу с гордостью сказать, что тот сон был вещим. Сама судьба связала меня с этим направдением.

Бренд Sesderma существует в России вот уже более 15 лет, он по праву может называться лидером в своем сегменте, так как постоянно вводит инновации и является законодателем мод в формулах косметических составов и хемэксфолиации кожи. Примеров много. Sesderma первой в мире начала использовать липосомальную технологию в химических пилингах, вывела на рынок феруловый химический пилинг и открыла эру всесезонных безопасных профилактических химических пилингов. Sesderma- эксперт в создании различных форм и модификаций безопасных ретиноидов– для меня это самый важный показатель. И конечно же, Sesderma- это инновационная компания в отношении передовых аппаратных технологий; доктором Габриэлем Серрано, создателем и президентом концерна Sesderma, активно популяризируется новая методика сверхскоростного микронидлинга Nanopore. В 2018 году косметологов России ждут новые уникальные препараты и технологии от компании Sesderma.
Ну и наконец, есть еще один, но, пожалуй, для меня самый важный аспект. Доктор Serrano- великолепный врач дерматолог, продолжает принимать пациентов в своей клинике в городе Валенсия. Поэтому он как никто другой осознает все потребности пациентов с кожными заболеваниями и посетителей врачей эстетического направления. Читая составы препаратов Sesderma я понимаю, что их создал дерматолог.

2)Иван, вы являетесь 8 лет тренером этого бренда, расскажите пожалуйста, какие пилинги наиболее любимые косметологами в Росссии и почему?

Прежде всего я хотел бы отметить, что семья химических пилингов Sesderma является сегодня самой разнообразной и масштабной на рынке в мире. В портфолио Sesderma находится более 45 наименований пилингов, что при современных представлениях о процедуре пилинга дает возможность проведения около 300 вариантов протоколов. Это великолепное многообразие позволяет проводить индивидуальные регламенты, которые подошли бы для каждого пациента, учитывая, казалось бы, самые незначительные нюансы. В руках у косметологов есть удивительный инструмент, благодаря которому он может выполнять великолепные произведения, и каждый косметолог здесь является уникальным композитором.
В России косметологи традиционно уважают миндальную кислоту, ведь она считается всесезонной, подходит для пациентов с чувствительной кожей и может быть включена в комплексные программы омоложения, профилактики, лечения акне и улучшения текстуры кожи. Но только Sesderma дает возможность применения химического пилинга вместе со специальными порошковыми добавками для узконаправленных регламентов. Очень популярным препаратом является система Ferulac на основе феруловой кислоты и флоретина. Это многокомпонентный липосомированный химический пилинг, который относится к ревитализирующим инновационным процедурам. Наша система Ferulac– это химический пилинг который не ощущается пациентом вообще, что переворачивает представления о процедуре химического пилинга. Ее можно комбинировать с инъекционными манипуляциями в одной процедуре, что ускорит реабилитацию после травматичной процедуры.
В России, так же как и во всем мире, препарат Retises CT и его новая липосомированная модификация 3-Retises CT является самой продаваемой позицией вот уже много лет подряд. Это связано с великолепной переносимостью и накопительной эффективностью ретинолового пилинга. Наш пилинг редко, а при соответствующей подготовке вообще никогда не дает ретиноидного дерматита, что по современным данным является предопределяющим в достижении великолепного эффекта от такой процедуры.
Не могу не отметить все более нарастающий интерес к уникальному на Российском рынке ретиноловому пилингу на основе ретинальдегида. Пилинг ses-retinal- лучший препарат для коррекции различных степеней тяжести акне и самый быстродействующий косметологический ретиноид. Таких пилингов нет ни у одного другого бренда в России.

3) Иван, вы врач -дерматолог и ведете прием пациентов, с различными кожными заболеваниями, как вы считаете из опыта, с какой проблемой на 100% справляюся пилинги и домашний уход и какие комбинации вы рекомендуете.

В Sesderma существуют отдельные регламенты для лечения акне, розацеа, ксероза, различных пигментных нарушений, алопеции, послеоперационных рубцов и постакне. По каждой из перечисленных мной нозологий можно прочесть отдельную лекцию, объясняя механизмы сочетания отдельных препаратов. Каждый наш обучающий семинар, тренинг или лекция- это научно обоснованные и, часто, запатентованные технологии. Более того, существует целый ряд обучающих вебинаров для освоения методик Sesderma. Любой заинтерсованный в развитии специалист может абсолютно бесплатно получить доступ к этим вебинарам и освоить отдельные направления.

4) Иван, вы можете выделить 5 основных фишек бренда Сесдерма и рассказать о них подробнее?

По поводу фишек Sesderma можно прочесть отдельный пятичасовой семинар. Первое и главное- это уникальная липосомальная технология. Наши липосомы участвуют в различных клинических исследованиях доказывая свои великолепные проводниковые свойства.
Не могу не отметить и липосомальную технологию в отношении химических пилингов. В распоряжении косметолога есть щадящие варианты пилингов, которые не требуют реабилитации, великолепно справляются с поставленными задачами и могут применяться круглый год.
В составе любого препарата Sesderma можно найти от 3 до 7 антиирритантов, которые делают наши домашние линии доступными для пациентов с кожными заболеваниями, а липосомирование отдельных ингредиентов позволяет значительно уменьшить или полностью исключить присутствие отдушки.
Еще одной уникальной чертой препаратов Sesderma является добавление факторов роста растительного происхождения. Эта технология реализуется за счет возможности трансляции аминокислотных последовательностей, характерных для цитокинов и факторов роста человека на ДНК табачного растения через грибковый носитель. В результате технологи получают копии человеческих факторов роста растительного происхождения. Удивительно, но это и есть косметическое средство XXI века, ведь липосомированный фактор роста показывает удивительную эффективность и безопасность. Пройдет еще несколько лет, прежде чем в других косметических брендах появятся такие препараты.

5) Иван, скажите, как часто бывают на пилинги осложнения, и по Вашему мнению в чем основная причина?

Главная причина осложнений в химических пилингах – это отсутствие предпилинговой подготовки. Этому уделяется огромное внимание на современном этапе развития представлений о пилинге. Я много общаюсь с коллегами, и часто ко мне обращаются в связи с осложнениями на химический пилинг. Все эти случаи возникали у пациентов, которые были не адекватно подготовлены к процедуре, или же вовсе не проводили предпилинговую подготовку. Научные исследования однозначно подтверждают: без подготовки кожи пилинг будет менее эффективным и менее контролируемым, что, как правило, чревато осложнениями. Участок кожи, на который наносились предпилинговые препараты за 14 дней до процедуры продемонстрирует быстрый, контролируемый, равноморный, и невысокий в себестоимости химичекий пилинг. Более того, этот участок кожи очень быстро реабилитируется, что значительно повышает популярность пилинга среди наших пациентов.


6) Как Вы думаете, правильная предпилинговая подготовка и правильная реабилитация -это залог успеха в достижении 100% результатов?

Сегодня процедура химического пилинга универсальна и с легкостью дополнит регламент аппаратного или инъекционного сеанса в косметологическом кабинете. В частности, я могу сочетать мезотерапию с химическим пилингом в одной процедуре. В этом случае кислота может выступать как энхансер- проводник для анестезирующего крема перед инъекцией, или же завершать процедуру для ускорения реабилитации в постинъекционный период. Сейчас я активно внедряю применение кислот и микронидлинга в одной процедуре в свою практику и понимаю, что в скором времени именно так и будут проводиться пилинги. Они станут частью сеанса, затрагивая одну из самых загадочных и важный частей кожи- эпидермис.

7) С какимы косметическими процедурами Вы любите сочетать пилинги, для чего и какой эффект видите от этого? Любимый сочетанный протокол?!

В процессе работы у каждого косметолога, в том числе и у меня, формируется личный опыт применения методик и косметических средств. Будучи большим скептиком я постоянно ищу подтверждение современным веяниям и трендам в косметологии, и прежде всего это научные издания, в основном зарубежные. Обычное увлажняющее средство, коими являются большинство, в том числе и на профессиональном рынке, несет в себе очень важную функцию, ввести активное вещество в кожу. Многие косметические препараты действительно не содержат в своем составе активных веществ, или же содержат не доступные для кожи косметические формы, или включают в себя раздражающие и аллергизирующие ингредиенты. Отсутствие глубокого понимания составов, так как мы не косметические химики, и приводит к ощущению, что препараты похожи, в связи с чем отсутствует некая система назначения.

8) Иван, в бренде Сесдерма более 700 позиций домашнего ухода, для любой патологии и косметическогого ухода в любов возрасте. Сесдерма делает ставку на комплексный уход, пилинги и домашнее назначение. Когда доктора-косметологи Вам говорят, что не назначают домашний уход и не видят от этого результат, что Вы можете об этом сказать? Почему доктор Серано, создатель бренда Сесдерма видит в этом необходимость, а наши косметологи нет?
Каковы Ваши доводы?

Базовый уход за кожей является обязательным условием, он всегда сопровождает любую косметологическую манипуляцию. Если пациент получает у нас дорогостоящие инъекции, а дома продолжает применять, например, очищающие средства с щелочным рН, или крем с эфирным маслом розмарина, или с ментолом, эффект от таких инъекций может полностью отсутствовать. Более того, не все специалисты знают, что эффективность одного и того же косметического средства может различаться. Для того, чтобы уравнять шансы наших пациентов, необходимо рекомендовать в уход препараты на основе фруктовых кислот. Исследований на эту тему масса, и они однозначно указывают на усиление эффекта косметического ухода при добавлении средств с кислым рН. Таких примеров очень много, а это значит, что до назначения любой косметологической манипуляции необходимо тщательно продумать стратегию ухода пациентом за кожей в домашних условиях.

#обучениеsesderma Instagram posts — Gramhir.com

🗣ПРО АМПУЛЫ🧪 HYDRADERM TRX ПОСТУПАЕТ МНОГО ВОПРОСОВ🤷‍♀🤷‍♀🤷‍♀❓ ⠀ 🤓ОТВЕЧАЮ ПОДРОБНО ЗДЕСЬ, так как на обучении (вот как сегодня в салоне @Naturel_studio на Комсомольской) времени на подробности не хватает🙃🤓 ⠀ Итак: АМПУЛЫ SESDERMA HIDRADERM TRX для ДОМАШНЕГО УХОДА ⠀ 📍5 ШТУК ПО 2 мл в упаковке ⠀ 📍ЭТО ЧИСТЫЕ АКТИВЫ БЕЗ КОНСЕРВАНТОВ И БАЛЛАСТНЫХ ВЕЩЕСТВ, поэтому запаяны в стеклянные ампулы. После вскрытия ампулы использовать за 24 часа, далее активность препарата падает. ⠀ 📍АМПУЛЫ — ЭТО БЫСТРЫЙ ЭФФЕКТ УЛУЧШЕНИЯ СОСТОЯНИЯ КОЖИ. Для борьбы с ДЕГИДРАТАЦИЕЙ, ПРИЗНАКАМИ УСТАЛОСТИ, СТРЕССА, ДЛЯ ВЫРАВНИВАНИЯ ТОНА КОЖИ. ⠀ ❓ЧТО ТАКОЕ HIDRADERM TRX ✅ Это ГЛУБОКОЕ УВЛАЖНЕНИЕ С ДЕПИГМЕНТИРУЮЩИМ ЭФФЕКТОМ ⠀ ✅ГИАЛУРОНОВАЯ К-ТА, ТРАНЕКСАМОВАЯ К-ТА, БУТИЛРЕЗОРЦИНОЛ, КУРКУМИН, НИАЦИНАМИД, ВИТАМИН С. Всё активы в наносомах РАЗМЕРА 50—150 НМ обесречивают ТРАНСДЕРМАЛЬНОЕ ПРОНИКНОВЕНИЕ. ⠀ 🧬🔬БЛАГОДАРЯ НАНОТЕХНОЛОГИИ, ДЕЙСТВУЮТ НЕПОСРЕДСТВЕННО НА КЛЕТКУ, ОТВЕТСТВЕННУЮ ЗА ПИГМЕНТАЦИЮ — МЕЛАНОЦИТ, А ТАКЖЕ ОБЕСРЕЧИВАЮТ НЕОБХОДИМОЕ УВЛАЖНЕНИЕ. ⠀ ❗️ КОМУ И КОГДА НАЗНАЧАЕМ ⠀ ➖ПОСЛЕ любых агрессивных профессиональных процедур во избежание ПОСТ ТРАВМАТИЧЕСКОЙ ГИПЕРПИГМЕНТАЦИИ разово после процедуры и как средство домашнего ухода курсом. ⠀ ➖ПАЦИЕНТАМ С НЕРАВНОМЕРНЫМ ТОНОМ КОЖИ/ СО СКЛОННОСТЬЮ К ГИПЕРПИГМЕНТАЦИИ ⠀ ➖ ОСВЕЖАЮЩИЙ ОМОЛАЖИВАЮЩИЙ КУРСОВОЙ УХОД ЛЕТОМ ⠀ ➖С СОБОЙ В ОТПУСК, НА ДАЧУ, В КОМАНДИРОВКУ (УДОБНАЯ УПАКОВКА, SOS — ЭФФЕКТ) ⠀ ➖КУРС ПОСЛЕ ОТПУСКА ⠀ ✍ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ О ПИГМЕНТАЦИИ: ⠀ В 25 ЛЕТ 20% ЖЕНЩИН ОБЕСПОКОЕНЫ🤯 ПОЯВЛЕНИЕМ ПИГМЕНТНЫХ ПЯТЕН💩 ⠀ В 40 ЛЕТ — КАЖДАЯ ТРЕТЬЯ ЖЕНЩИНА ИМЕЕТ ПИГМ ПЯТНА 💩 ⠀ ПОСЛЕ 50 ЛЕТ 90% СТРАДАЮТ ОТ ПИГМЕНТАЦИИ. ⠀ 🏖🤓МОЙ ЛИЧНЫЙ РЕЦЕПТ ВО ВРЕМЯ ОТДЫХА НА МОРЕ: УТРОМ 1/2 АМПУЛЫ +AZELAC RU LUMINOUS ФЛЮИД SPF5O. ВЕЧЕРОМ 1/2 АМПУЛЫ + НОЧНАЯ УВЛАЖНЯЮЩАЯ МАСКА SLEEPING MASK. Не смывать!!! СПАСИБО ВСЕМ, КТО БЫЛ СЕГОДНЯ НА ОБУЧЕНИИ🤓 ⠀ С УВАЖЕНИЕМ, СВЕТЛАНА МИХАЙЛОВНА ВЕРЕШШ ❤️❤️❤️

ОСОБЕННОСТИ МОРФОГЕНЕЗА И КЛИНИКО-МОРФОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ БУЛЛЕЗНЫХ ДЕРМАТОЗОВ С УЧЕТОМ УЛЬТРАСТРУКТУРНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ ЭПИДЕРМИСА И КОЛЛАГЕН-ПРОТЕОГЛИКАНОВОГО КОМПЛЕКСА ДЕРМЫ 14.01.10 — кожные и венерические болезни 14.03.02 — патологическая анатомия Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук Новосибирск

Авторефераты по всем темам  >>  Авторефераты по медицине  

На правах рукописи

КАРАЧЕВА ЮЛИЯ ВИКТОРОВНА

ОСОБЕННОСТИ МОРФОГЕНЕЗА И КЛИНИКО-МОРФОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ БУЛЛЕЗНЫХ ДЕРМАТОЗОВ С УЧЕТОМ УЛЬТРАСТРУКТУРНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ ЭПИДЕРМИСА И КОЛЛАГЕН-ПРОТЕОГЛИКАНОВОГО

КОМПЛЕКСА ДЕРМЫ

14. 01.10 — кожные и венерические болезни

14.03.02 — патологическая анатомия

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Новосибирск — 2012

Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации

Научные консультанты:                                доктор медицинских наук, профессор

                                                                               Новиков Александр Иванович

                                                                               доктор медицинских наук

                                                                               Гайдаш Александр Александрович

Официальные оппоненты:                        доктор медицинских наук, профессор        

                                                                               Зуев Андрей Викторович

                                                                               доктор медицинских наук, профессор        

                                                                               Надеев Александр Петрович

                                                                               доктор медицинских наук, профессор

                                                                               Кохан Муза Михайловна

Ведущая организация: Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Иркутский государственный медицинский университет Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации

Защита диссертации состоится л_____________2012 г. в ____ часов на заседании диссертационного совета ДМ208.062.06 при Новосибирском государственном медицинском университете (630091, г. Новосибирск, Красный проспект, 52; тел.: (383) 229-10-83)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Новосибирского государственного медицинского университета (630091, г. Новосибирск, Красный проспект, 52)

Автореферат разослан л_____________2012г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор медицинских наук, профессор                                        Т.аБ.аРешетникова

Общая характеристика работы

Актуальность проблемы. В группу буллезных дерматозов относят акантолитическую и неакантолитическую пузырчатку, герпетиформный дерматоз Дюринга и врожденный буллезный эпидермолиз [Лыкова C. Г., 1996; Stranley J. R. et al., 1999, 2001; Robinson N. D. et al., 1999].

Акантолитическая пузырчатка (АП) — аутоиммунное заболевание, характерным признаком которого являются пузыри, формирующиеся в эпидермисе и слизистых оболочках [Robinson N. D. et al., 1999; Lucas S., 1997]. Основным механизмом формирования пузырей является акантолиз. Установлена роль специфических аутоантител, связывающих десмоглеины — структурные белки десмосом, что приводит к разрушению межклеточных связей, высвобождению кератиноцитов, формированию пузырей в эпидермисе [Amagai M., 1992-2002; Udey M. C., 1999]. Некоторые авторы утверждают, что в патогенезе акантолиза ведущее значение имеет анойкис — разновидность апоптоза, вызванного нарушением клеточной адгезии, где основная роль принадлежит взаимодействию Fas/Fas лигандов [Gniadecki K. et al., 1998; WangаX. et al., 2004; Puviani M. et al., 2003; Matz H., Ruocco E., 2005]. Согласно другим данным, кератиноциты входят в апоптоз и эволюционируют до его терминальной стадии на фоне сохранившихся межклеточных контактов [Hashimoto K., Lever W. F., 1970].

Основное внимание исследователи при изучении ультраструктуры пузырчатки уделяли описанию вне- и внутриклеточных феноменов: лизис десмосом и тонофибрилл, расширение межклеточных пространств, заполнение детритом щелевых дефектов, деформация ядра [Лыкова С. Г.,1996; De Dobbeleer G., 1982; Lever W. F., 1997; Lucas S., 1997]. При этом сведений об изучении клеток Лангерганса при буллезных дерматозах недостаточно, а имеющиеся — противоречивы [Торсуев Н. А., 1979; Nestor M. S., 1987]. Вместе с тем в последние годы большое внимание уделяется роли дендритических клеток, в частности клеток Лангерганса в происходящих иммунных процессах в коже [Тухватуллина З. Г., 1995.; Макаренкова В. П., 2002; Пащенков М. В., 2002]. Работ по изучению ультраструктуры клеток Лангерганса при акантолитической пузырчатке и других буллезных дерматозах в изученной литературе не найдено.

Остаются слабо изученными вопросы перераспределения тканевой жидкости в коже при буллезных дерматозах, не изучены ультраструктурные изменения межклеточного матрикса дермы.

Герпетиформный дерматоз относится в группу аутоиммунных буллезных дерматозов, при которых находят антитела в базальной мембране. Вместе с тем, точных данных, полученных методами молекулярной диагностики, к каким белкам базальной мембраны вырабатываются иммуноглобулины, в отличие от пузырчатки, четко не установлено.

Роль КЛ в морфогенезе ГДД не ясна, есть отдельные упоминания о том, что при ГДД количество КЛ резко снижено и они большей частью разрушены [Connor B. L., 1972]. Не изученными остаются и другие вопросы морфогенеза акантолитической пузырчатки и герпетиформного дерматоза Дюринга, в частности ультраструктурные механизмы формирования пузыря, изменение системы коллаген-протеогликаны, механизмы секвестрации тканевой жидкости в данной системе. До сих пор не ясны механизмы функционирования наноструктур межуточного вещества дермы при буллезных дерматозах. Исследование межклеточного вещества дермы и структуры комплекса коллаген-протеогликаны стали возможны после внедрения атомно-силовой микроскопии, так как данный метод не требует фиксации препаратов и иcследование можно проводить с нативной кожей.

Актуальной проблемой является разработка методов прогнозирования течения пузырчатки, данной теме посвящены единичные работы [МатушевскаяаЕ. В., 1996; Cheng S. W. et al., 2002]

Изложенное выше легло в основу настоящей работы, определив ее цель и задачи.

Цель исследования. Установить роль клеток Лангерганса и системы коллаген-протеогликанового комплекса кожи в морфогенезе акантолитической пузырчатки и герпетиформного дерматоза Дюринга, исследовать возможности контактной биомикроскопии и прижизненной микрофлюориметрии кожи как методов диагностики и прогнозирования течения дерматоза.

Задачи исследования:

  1. Исследовать структуру и клинические формы буллезных дерматозов, зарегистрированных в г. Красноярске за 20 лет (1988-2008агг.).

2.        Изучить морфологию клеток Лангерганса в здоровой коже и их роль в морфогенезе акантолитической пузырчатки по данным иммуногистохимических методов и трансмиссионной электронной микроскопии.

3.        Описать структуру системы коллагенЦпротеогликаны дермы в здоровой коже и ее изменения по данным атомно-силовой микроскопии и ИК спектроскопии при акантолитической пузырчатке.

4.        Установить ультраструктурные изменения кератиноцитов и их значение в морфогенезе герпетиформного дерматоза Дюринга по данным иммуногистохимических методов и трансмиссионной электронной микроскопии.

5.        Исследовать состояние системы коллаген-протеогликаны кожи по данным спектроскопии при герпетиформном дерматозе Дюринга.

6.        Оценить возможности контактной биомикроскопии при дифференциальной диагностике буллезных поражений кожи и прижизненной микрофлюориметрии кожи (ПМФ) в качестве метода прогнозирования течения акантолитической пузырчатки.

Научная новизна. Впервые установлены специфические особенности изменений системы коллаген-протеогликаны при акантолитической пузырчатке и герпетиформном дерматозе Дюринга, что дало возможность разработать гипотезу механизма секвестрации тканевой жидкости коллагеновыми волокнами при данной патологии.

Впервые методом атомно-силовой микроскопии изучена наноструктура межклеточного вещества дермы при акантолитической пузырчатке и герпетиформном дерматозе Дюринга и впервые описаны специфически для данных дерматозов ультраструктурные изменения дермы (изменение величины и числа нанопор, формирование наноканалов, агломерации частиц, полимеризации межклеточного матрикса).

Выявленные ультраструктурные изменения клеток Лангерганса при акантолитической пузырчатке, локализация этих морфологических изменений в очагах акантолиза позволили впервые связать активность клеток Лангерганса с процессами акантолиза и анойкиса. Изучение метода контактной биомикроскопии впервые показало диагностические возможности его при буллезных дерматозах. Впервые установлено прогностическое значение собственной флюоресценции кожи и ее динамики при выборе терапии и прогнозирование течения пузырчатки.

Практическая значимость работы. Разработан комплекс дифференциально-диагностических критериев при буллезных дерматозах, включающий ультраструктурные изменения клеток Лангерганса и особенностей изменения коллаген-протеогликанового комплекса дермы, характерных для акантолитической пузырчатки и герпетиформного дерматоза Дюринга.

Получен патент на изобретение Способ дифференциальной диагностики буллезных дерматозов (№ 2408279, зарегистрирован 10 января 2011 г). Применение контактной биомикроскопии в диагностике буллезных дерматозов сокращает сроки морфологической диагностики на 10-14 дней (эти сроки необходимы для гистопатологического исследования биоптатов). Применение прижизненной микрофлюориметрии кожи при акантолитической пузырчатке способствует прогностической оценке и выбору рациональной терапии.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. При акантолитической пузырчатке выявлено резкое увеличение количества клеток Лангерганса в эпидермисе. Локализация их в очагах акантолиза, признаки активации (удвоение ядер, увеличение числа гранул Бирбека), множественные контакты дендритических отростков с кератиноцитами, акантолитическими клетками, моноцитами свидетельствуют об их активном участии при формировании акантолиза.
  2. При акантолитической пузырчатке в дерме при атомно-силовой микроскопии отмечены гипергидратация межуточного вещества, с формированием крупнодисперстных молекулярных комплексов, структурирование в виде слоистости и формирования наноканалов с одновременным увеличением числа нанопор. Гипергидратация межуточного вещества происходит в результате секвестрации (сброса) воды коллагеновыми волокнами в дерму, в результате снижения их гидрофильности.
  3. При герпетиформном дерматозе Дюринга в повреждении кератиноцитов и механизме образования пузырей ведущее значение имеет гидропическая дистрофия с исходом в колликвационный некроз кератиноцитов.
  4. У больных герпетиформным дерматозом Дюринга выявлено первичное уплотнение (лполимеризация) матрикса межуточного вещества, сокращение количества нанопор, секвестрация воды с коллагеновых волокон в дерму. Учитывая выраженные изменения базальной мембраны (расслоение и сквозные дефекты в блестящей и плотной пластинах), изменения межлеточного матрикса дермы можно рассматривать как филогенетически ранний механизм защитной функции кожи.
  5. Прижизненная контактная биомикроскопия в сочетании с прижизненной микрофлюориметрией кожи позволяют по результатам регистрации первичной и вторичной флюоресценции кожи определить глубину формирования пузыря (эпидермальный, субэпидермальный). Нарастание желто-зеленого спектра флюоресценции (мах 530 нм) свидетельствует о выраженных репаративных процессах в области эрозий. Сдвиг максимума свечения в синюю часть спектра отражает отсутствие восстановительных процессов в коже при проводимой терапии.

Апробация работы. Основные положения диссертации доложены на 4-м Российско-Японском международном симпозиуме (Иркутск, 1996), на15-й, 19-й и 21-й научно-практических конференциях Актуальные вопросы дерматовенерологии (Красноярск, 2005, 2009, 2010), на Втором Всероссийском конгрессе дерматовенерологов (Санкт-Петербург, 2007).

Внедрение результатов работы. Результаты диссертационной работы внедрены в диагностический процесс поликлинического и стационарного отделений Красноярского краевого кожно-венерологического диспансера №а1,

в учебный процесс кафедры дерматовенерологии с курсом косметологии и ПО Красноярского государственного медицинского университета им. проф. В.аФ.аВойно-Ясенецкого и кафедры дерматовенерологии и косметологии Омской государственной медицинской академии.

Публикации. По материалам диссертации опубликована 21 печатная работа, в том числе 14 статей — в рецензируемых научных журналах, рекомендуемых для публикаций основных результатов исследований, и получен 1 патент на изобретение. Напечатаны 2 монографии (в соавторстве).

Структура и объем диссертации. Работа изложена на 234 страницах машинописного текста и содержит 89 рисунков, 13 таблиц. Диссертация состоит из введения, 4 глав описаний материалов, методов и полученных результатов исследования, заключения, выводов, практических рекомендаций и списка использованной литературы, включающего 244 источника (90аотечественных и 154 зарубежных авторов).

Материалы и методы исследования

Исследование одобрено локальным этическим комитетом Красноярского краевого кожно-венерологического диспансера №а1а(протокол №а2 от 30.11.2009аг). Для анализа клинической картины, течения и динамики заболеваемости изучены архивные материалы Красноярского краевого кожно-венерологического диспансера № 1 за 1988аЦа2008аг.г., представленные 212аисториями болезни. При этом у 112 больных была диагностирована пузырчатка (у 78 — вульгарная пузырчатка, у 16 — себорейная пузырчатка, у 8 — герпетиформная, у 6 — паранеопластическая, у 2 больных — вегетирующая пузырчатка, у 2 — IgA-зависимая пузырчатка). Кроме этого проанализированы 70 историй болезни больных герпетиформным дерматозом Дюринга.

Под собственным наблюдением находились 114 больных буллезными дерматозами, из них 71 больной акантолитической пузырчаткой и 43 больных герпетиформным дерматозом Дюринга. Возраст обследованных колебался от 26 до 76 лет, средний возраст 51,1аа7,1 лет, при этом количество женщин было — 70 (61,4а%), мужчин — 44а(38,6а%). Количество городских и сельских жителей было почти равным: 61а(53,5а%) и 53 (46,5а%) соответственно.

Все наблюдавшиеся больные подвергались общеклиническому обследованию, а также специальным методам исследования: проводилась цитологическая диагностика, гистопатологическое исследование биоптатов, их иммуногистохимическое исследование, контактная биомикроскопия и прижизненная микрофлюориметрия кожи, трансмиссионная электронная микроскопия кожи, атомно-силовая микроскопия биоптатов, а также ИК-спектроскопия кожи (табл. 1). Контрольную группу составили 35 человек. При этом у 15 человек (7 мужчин и 8 женщин) получали биоптаты при косметических оперативных вмешательствах в ООО Институт косметологии.

Средний возраст лиц контрольной группы составил 48,4аа6,7 лет. Биоптаты контрольной группы исследовались с помощью иммуногистохимических методов, атомно-силовой микроскопии и ИК-спектроскопии (табл.а1).

У 20 здоровых лиц (8 мужчин и 12 женщин, средний возраст 39,4аа7,6 лет) исследовалась люминесценция поверхности кожи методом прижизненной микрофлюориметрии (табл. 1). Данная контрольная группа была представлена лицами, проходившими медицинский осмотр в Красноярском краевом кожно-венерологическом диспансере №а1. При осмотре кожных покровов и слизистых больных с АП и ГДД выявляли наличие пузырей или других морфологических элементов. При обнаружении пузырей отмечали их количество, величину, форму, цвет содержимого, толщину покрышки, фон, на котором располагались пузыри, склонность пузырей к слиянию или группировке, наличие симптома Никольского. Специальные методы исследования, которым подвергались больные буллезными дерматозами, представлены в таблице 1.

Таблица 1

Методы исследования больных буллезными дерматозами

Клинические форма

Всего обследо-

ванных

Цитологическая диагностика

Гистопатоло-гическое исследование биоптата

Иммуно-гистохимическое исследование биоптата

Контактная биомикроско

пия и ПМК кожи

Трансмиссионная

электронная микроскопия

Атомно-силовая микроскопия

ИК-спектроскопия

Вульгарная

пузырчатка

46

46

42

26

34

24

19

19

Себорейная

пузырчатка

9

9

9

6

6

3

3

3

Герпетиформная пузырчатка

8

8

6

4

4

3

3

3

Паранеопластическая пузырчатка

6

6

6

4

Ц

Ц

Ц

Ц

IgA-зависимая

2

2

2

Ц

Ц

Ц

Ц

Ц

Герпетиформный дерматоз Дюринга

43

43

39

29

39

19

18

16

Контрольная

группа

35

Ц

15

15

20

15

15

15

Итого

149

114

119

84

103

64

58

56

2. Методы гистопатологического исследования биоптатов. Биопсию кожи производили циркулярным ножом, для фиксации биоптатов применяли 10а% нейтральный формалин. Парафиновые срезы кожи окрашивались гематоксилином Эрлиха не менее 30 мин с докраской эозином. Препараты просматривались на микроскопе, LOMO NTT195 (обьективы 10, 20, 40, окуляры 7х) с использованием телевизионной установки.

3. Методы иммуногистохимических исследований биоптатов кожи. Иммуногистохимические исследования выполняли на парафиновых срезах с применением стрептавидин-биотинового метода (лDAKO, Дания, LSAB2 Systems, HRP). В качестве первичных антител использовали мышиные моноклональные антитела CD1 + (лDAKO, Дания). Биотинилированные антитела второго слоя и стрептавидин, меченный пероксидазой, входили в систему визуализации LSAB2 Systems, HRP (лDAKO, Дания).

Для дифференциальной диагностики пузырных дерматозов применялся прямой метод иммунофлюоресценции. Использовались иммуноглобулины диагностические флюоресцирующие против IgG, IgA, IgM человека сухие (НПО МЕДБИОСПЕКТР).

4. Метод трансмиссионной электронной микроскопии кожи при буллезных дерматозах. Биоптаты брали с диагностической целью из области пузырей, а также с участков кожи без видимых высыпаний. Образцы для электронной микроскопии погружали в 1,5а% раствор глутаральдегида, охлажденный до 4аС, приготовленный на PBS, и фиксировали в 1а% осмиевой кислоте. После обезвоживания в этаноле заливали в аралдит в смеси с эпоном. Срезы толщиной до 50 нм делали на ультратоме LKB-50, контрастировали уранилацетатом и докрашивали углекислым свинцом. Препараты просматривали на микроскопе JEM-100S.

5. Метод атомно-силовой микроскопии межклеточного вещества дермы. Электронно-микроскопические исследования поверхности тканевых структур кожи выполнены методом сканирующей зондовой электронной микроскопии. Диаметр пучка — 10 нм, ускоряющее напряжение — 15 кВ. Образцы кожи не подвергали какой-либо фиксации с целью сохранения нативной структуры. Саодного образца регистрировали по 25-30 сканов из различных участков кожи с поверхности кератиноцитов области дна пузырей и в интактных областях эпидермиса, а также с поверхности коллагеновых волокон и межуточного вещества дермы. Исследования проводились на атомно-силовом микроскопе Solver Bio NT-MDT. В атомно-силовой микроскопии микрорельеф поверхности исследовался с помощью подвижного зонда, представляющего собой кремниевую пластинку размерами 3×1.5×0.3 мм с острой иглой, оканчивающейся одним или кластером из нескольких атомов и расположенной на торце балки (кантилевер). При подводе кантилевера к образцу на расстояние в несколько ангстрем на острие иглы действуют упругие силы отталкивания, а на больших — силы притяжения, что дало возможность фиксировать адгезионные силы на коллагеновых волокнах и аморфном веществе кожи. Радиусы закругления острия наиболее разработанных кантилеверов близки к длине волны рентгеновского рассеяния (1,5 нм) и колеблются в пределах от 1адо 50 нм.

6. Метод исследования коллаген-протеогликанового комплекса кожи с помощью ИК-спектроскопии. ИК-спектры поглощения кожи регистрировали на Фурье-спектрометре фирмы BRUKER IFS-125M. Широкий диапазон работы спектрометра позволял регистрировать целиком полосы воды в области 2000-9000 см-1 и, следовательно, корректно определить базовую линию, что особенно важно при проведении данных исследований. Спектральное разрешение прибора составляло 1-10 см-1. Измерения спектров поглощения воды в образцах кожи были проведены при использовании динамической методики выделения и поглощения воды из вакуумированных образцов кожи. Для этого была изготовлена вакуумная кювета, в которую помещался образец. Поглощение воды в образце характеризуются коэффициентом поглощения Кв, в отличие от коэффициента поглощения сухого образца Ко. Поэтому общее поглощение образца представляет собой сумму поглощения сухого образца и воды Kа=аКоа+аКв.

7. Метод контактной биомикроскопии и микрофлюориметрии кожи. Для дерматологических исследований использовали комплекс готовых блоков: ОИ-I8, ОИ-30, ФМН-IIА, с объективами ЛК 10х0,40, ЛК 60х1,15. Монтирование указанных блоков на штатив позволяло обследовать любой участок кожи больного с увеличением от 50х до 600х.

При проведении контактной биомикроскопии кожи применяли микроскоп ЛЮМАМ И-3, который имеет в комплексе контактные объективы ЛК 10х0,40, ЛК 25х0,75, Ж 43х1,0, ЛК 60х1,15.

Для проведения прижизненной микрофлюориметрии кожи (ПМК) использовали микроскоп ЛЮМАМ И-3 с микрофлюориметром ФМЭЛ-1А и насадкой ОЛК-2, контактный микроскоп на основе блоков ОИ-30, ОЙ-18,  ОИ-21 с насадкой ФМЭЛ-1А.

8. Метод статистической обработки материала. Статистическую обработку данных проводили с использованием программных пакетов «STATGRAFICS» и «RHYTHMSTAT», в которых были реализованы параметрические методы Фишера-Стьюдента и непараметрическая статистика Вилькоксона-Манна-Уитни.

Сравнение неравновеликих выборок (при n > 5) производилось с иснпользованием специальной формулы расчета Т-критерия Стьюдента для этой цели, а уровень степени свободы для определения достоверности различий рассчитывался по формуле: к = N1 + N2 — 2 [Лакин Г. Ф., 1980]. Сравнения с исходной выполнялись на уровнях: р < 0,05, р < 0,01, р < 0,001.

результаты Исследования и их обсуждение

Клиническая характеристика больных буллезными дерматозами. Клинический анализ 212 больных с различными формами буллезных дерматозов за 20летний период (1988-2008гг. ) выявил 112 (52,8 %) больных акантолитической пузырчаткой, 70 (33,0 %) больных герпетиформным дерматозом Дюринга, 14 (6,6 %) больных врожденным буллезным эпидермолизом. Другие дерматозы регистрировались реже: буллезный пемфигоид Левера — 7 (3,4 %), доброкачественная семейная пузырчатка Гужеро-Хейли-Хейли — 4 (1,9 %), акантолитический дерматоз Гровера — 3а(1,4а%), приобретенный буллезный эпидермолиз — 2 (0,9 %). Эта группа больных составила 7,6а% всех зарегистрированных за 20 лет буллезных дерматозов (табл.а2).

Таблица 2

Больные пузырными дерматозами зарегистрированные на территории Красноярского края с 1988 по 2008 гг.

Клинические формы

пузырных дерматозов

Количество больных

Удельный вес

%

Пол

Возраст

Всего

Край

Город

Мужчины

Женщины

До 20

21 — 30

31аЦа40

41аЦа50

51аЦа60

61аЦа70

70

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

Вульгарная пузырчатка

78

38

40

36,8

22

56

Ц

2

6

16

28

22

4

Себорейная пузырчатка

16

10

6

7,5

6

10

Ц

2

6

4

4

Ц

Вегетирующая пузырчатка

2

2

Ц

0,9

2

Ц

Ц

Ц

Ц

2

Ц

Ц

Ц

Герпетиформная пузырчатка

8

4

4

3,8

2

6

Ц

Ц

Ц

4

4

Ц

Ц

Паранеопластичес-кая пузырчатка

6

Ц

6

2,9

1

5

Ц

Ц

Ц

Ц

Ц

Ц

6

IgA зависимая пузырчатка

2

Ц

2

0,9

2

Ц

Ц

2

Ц

Ц

Ц

Ц

Ц

Акантолитический дерматоз Гровера

3

1

2

1,4

1

2

1

1

1

Ц

Ц

Ц

Доброкачественная пузырчатка Гужеро-Хейли — Хейли

4

2

2

1,9

Ц

4

Ц

Ц

2

2

Ц

Ц

Ц

Буллезный пемфигоид Левера

7

4

3

3,4

4

3

Ц

Ц

Ц

2

2

3

Ц

Герпетиформный дерматоз Дюринга

70

24

46

33,0

24

46

2

4

6

10

26

16

6

Продолжение таблицы 2

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

Врожденный буллезный эпидермолиз (простая форма)

10

6

4

4,7

4

6

10

Ц

Ц

Ц

Ц

Ц

Ц

Герпетиформный простой буллезный эпидермолиз Доулинга — Меара

2

2

Ц

0,9

Ц

2

2

Ц

Ц

Ц

Ц

Ц

Ц

Врожденный буллезный эпидермолиз Криста — Сименса

2

Ц

2

0,9

2

Ц

2

Ц

Ц

Ц

Ц

Ц

Ц

Приобретенный буллезный эпидермолиз

2

2

Ц

0,9

2

Ц

Ц

Ц

2

Ц

Ц

Ц

Ц

Итого

212

95

117

100

72

14,0

16

9

10

43

64

45

16

Под собственным наблюдением за период 1998-2008агг. находилось 114абольных буллезными дерматозами, из них больных акантолитической пузырчаткой было 71 (62,3 %), герпетиформным дерматозом Дюринга — 43а(37,7 %). В последние годы некоторые авторы описывают новые формы акантолитической пузырчатки (герпетиформную, паранеопластическую, IgA — зависимую).

Среди 71 больного акантолитической пузырчаткой были зарегистрированы следующие клинические формы — вульгарная у 46 (40,4 %) больных, себорейная — у 9 (7,9 %), герпетиформная — у 8 (7,0 %), паранеопластическая — уа6 (5,3 %), IgA-зависимая — у 2 (1,7 %).

В соответствии с клиническими формами больные распределялись следующим образом (табл.а3).

Таблица 3

Распределение обследованных больных буллезными дерматозами по полу и возрасту

Клиническая форма

Всего больных

Удельный вес (%)

Пол

Возраст (лет)

Мужчины

Женщины

21аЦа30

31аЦа40

41аЦа50

51аЦа60

61аЦа70

а70

Вульгарная

46

40,4

14

32

2

9

6

12

12

5

Себорейная

9

7,9

3

6

Ц

1

3

2

3

Ц

Герпетиформная

8

7,0

4

4

Ц

2

2

4

Ц

Ц

Паранеопластичес-кая

6

5,3

2

4

Ц

Ц

Ц

2

2

2

IgAЦзависимая

2

1,7

1

1

Ц

Ц

1

1

Ц

Ц

Герпетиформный дерматоз Дюринга

43

37,7

20

23

5

9

12

9

4

4

Итого

114

100,0

44

70

7

21

24

30

21

11

Количество больных, наблюдавшихся в начальной стадии и стадии генерализации, — 58 из 71 больного (81,6 %). Таким образом, больные акантолитической пузырчаткой составили 63,3 %, больных герпетиформным дерматозом Дюринга было 37,7 % всех буллезных дерматозов, зарегистрированных за последние 10алет (1998-2008агг.). Возраст обследованных больных буллезными дерматозами колебался от 26 до 76 лет. Более половины больных были в возрасте 31 — 60 лет (74,6 %) (табл.3).

У больных герпетиформной пузырчаткой выявлены более редкие поражения слизистой рта, герпетиформность высыпаний на коже, появление их на эритематозном фоне, зуд кожи.

При паранеопластической пузырчатке дебютные пузырные высыпания появлялись на коже головы, лица, слизистой рта, при этом во рту возникли упорные эрозивно-язвенные высыпания, аналогичные локализовались в пищеводе, в назо-фарингеальной и аногенитальной областях. При IgA-зависимой пузырчатке кроме типичных буллезных элементов встречались поверхностные пустулы, часто кольцевидно расположенные.

При герпетиформном дерматозе Дюринга у 9 (20,9 %) из 43 больных были выявлены злокачественные новообразования, у них отмечалось тяжелое течение кожного процесса, торпидность к проводимой терапии, отсутствие ремиссий. У больных ГДД старше 50 лет выявлена тенденция к мономорфизму высыпаний на коже.

Результаты гистопатологического и иммунолюминесцентного методов исследования биоптатов кожи при акантолитической пузырчатке и герпетиформном дерматозе Дюринга. При гистопатологическом исследовании биопатов кожи при акантолитической пузырчатке выявились внутриэпидермальные пузыри, акантолиз, при ГДД — субэпидермальные пузыри, эозинофильная инфильтрация сосочкового слоя дермы. Эозинофильный спонгиоз шиповатого слоя эпидермиса отмечен при герпетиформной пузырчатке, при этом у обследованных 8 больных выявилось формирование интраэпидермальных пузырей с очагами акантолиза. У 6абольных паранеопластической пузырчаткой имелись некробиоз и вакуолизация кератиноцитов в базальном и шиповидном слоях и  одновременно очаги акантолиза в шиповидном слое.

Среди обследованных больных применение иммунолюминесцентного метода позволило по наличию межклеточных депозитов IgG дифференцировать акантолитическую пузырчатку, т. ак. при герпетиформном дерматозе Дюринга были видны отложения IgА или в виде линейных депозитов в области базальной мембраны, или в виде гранул в сосочковом слое дермы. Применение данного метода позволило выявить 2 случая IgА-зависимой пузырчатки, при которой отмечались унилокулярные пустулы в эпидермисе, содержащие нейтрофилы и эозинофилы, при этом в дерме обнаруживалась периваскулярная лимфоцитарная инфильтрация, а в верхних слоях эпидермиса — депозиты IgА.

Иммуногистохимическое исследование клеток Лангерганса в коже больных акантолитической пузырчаткой. Иммуногистохимическое исследование клеток Лангерганса при акантолитической пузырчатке выявило увеличение числа СД1а+ положительных клеток в эпидермисе с 2,1а%аа0,8 % (контрольная группа) до 7,9а%аа0,8 %. При этом КЛ имели тенденцию к миграции (локализация возле базальной мембраны), отмечались СД1а+ положительные клетки и в дерме больных АП. У больных АП в эпидермисе число Срр3+ положительных клеток было увеличено с 3,4а%аа1,7а% (контрольная группа) до 11,2а%аа2,1а%. При этом отмечалась четкая зависимость: увеличение числа СД1а+ положительных клеток и Срр3+ положительных клеток в очагах акантолиза.

Результаты исследования кожи больных акантолитической пузырчаткой методом электронной трансмиссионной микроскопии. Как свидетельствуют электронно-микроскопические исследования, изменения в коже при акантолитической пузырчатке (АП) складывались из следующих главных компонентов: отек и расширение межклеточных пространств, лизис тонофиламентов и десмосом, регрессия эухроматина и фибриллярной трансформации ядрышек кератиноцитов. Разрушения контактов между эпидермоцитами имело очаговый характер. Относительный объем подобных очагов колебался в пределах 10а%аа4,6 % от объема эпидермиса. Но их топография и морфологические особенности в значительной мере определялись формой и стадией клинической манифестации пузырчатки. Так у впервые заболевших очаги акантолиза располагались преимущественно в надбазальных участках, где формировался характерный феномен разведения шестерен [Braun-Falko O. , Wolf H. H., 1975]. На контрлатеральной стороне кератиноциты сохраняли межклеточные контакты, но существенно изменялись их морфометрические параметры. Прежде всего, снижался показатель относительного объема анатомически сохранившихся тонофиламентов, который не превышает 40,2а%а6,4а%. Одновременно, до 540анмаа32анм уменьшается среднее расстояние между кератиноцитами. Указанные изменения морфометрических показателей свидетельствовали об ослаблении аппарата тонофиламентов.

Клетки Лангерганса в коже контрольной группы имели эксцентрично расположенное лапчатое ядро с множественными глубокими инвагинатами и хорошо диспергированным эухроматином, в цитоплазме 1-2 лизосомы, содержащие электронплотное вещество, от крупного тела отходили широкие и довольно длинные отростки. Специфической структурной особенностью клеток Лангерганса является присутствие гранул Бирбека и характерных маргинальных цитоплазматических выростов. В норме гранулы Бирбека представлены преимущественно так называемыми барабанными палочками и единичными теннисными ракетками. Барабанные палочки представляли собой вытянутые структуры размером от 25 до 50 нм с аксиально расположенной тубулой, от которой частоколом отходили поперечно расположенные стерженьки. Окончания палочек слегка расширены. Количество этих структур колебалось в пределах 2-3 на одну клетку в стандартизированном ультратонком срезе толщиной 65аЦа70 нм. При акантолитической пузырчатке количество гранул увеличивалось до 5аЦа7,  они приобретали чаще вид теннисных ракеток, и пропорциональная численность которых доминировала над другими формами. В норме размеры ракеток не превышали 75 нм, и они располагаются преимущественно одиночно в периферических участках цитоплазмы. При акантолитической пузырчатке ракетки подвергались выраженной гипертрофии, достигая в своих размерах 150аЦа200 нм.

При акантолитической пузырчатке клетки Ларгерганса составили 7,9а%аа0,8а% от общего числа кератиноцитов (в коже здоровых людей — 2,5а%аа0,7а%, (р < 0,05). При трансмиссионной электронной микроскопии кожи при АП дендрические клетки пребывали в состоянии повышенной функциональной активности. Морфологически это проявлялось, прежде всего, гиперплазией отростков, что чаще наблюдалось в местах начального акантолиза. Здесь на фоне сохранившихся структур аппарата межклеточных контактов располагались ветвящиеся цитоплазматические выросты дендроцитов. Электронно-микроскопически они представлены фрагментами цитоплазмы, практически лишенных органелл. Тонкая структура гиалоплазмы в этих отростках идентична таковой в цитоплазме клеток Лангерганса. Межщелевые цитоплазматические выросты не вступали в плотные контакты с кератиноцитами, а как бы свободно залегали между тонофибриллами в межклеточном пространстве. Проникновение цитоплазматических отростков в межклеточные щели сопровождались формированием очагов акантолиза. Многие кератиноциты были окружены подобным тандемом, состоящим из цитоплазматических выростов дендритных клеток (рис.а1.аА). Клетки Лангерганса контактировали не только с кератиноцитами, но и моноцитами (рис.а1. Б). В клетках Лангерганса отмечались признаки активации — удвоение ядер (рис. а1.аВ), выраженная гиперплазия или удвоение гранул Бирбека (рис.а1.аГ и Д). Гранулы располагались не только в ядросодержащих участках цитоплазмы, но и в их многочисленных выростах (рис.а1.аГ). При этом клетки Лангерганса залегали как бы в собственном интерстициальном ложе, в пределах которого цитоплазматические выросты формировали простые, слегка интердигитирующие контакты с кератиноцитами.

       А Б

       В Г

       Д  Е

Примечания. А. Непосредственный контакт КЛ с базальным кератиноцитом. Ув.х 21000; Б. Взаимодействие КЛ с моноцитом. Ув. х 28000;

       В. Двуядерная КЛ. Ув. х 18000;

       Г.аГипертрофия гранул Бирбека в (лтеннисные ракетки) отростке КЛ. Ув. х 20000;

       Д. Гипертрофия гранул Бирбека в КЛ, феномен удвоения гранул Бирбека. Ув. х 25000;

       Е. акантолитическая клетка. Ув. х 5600

Рис.1. Трансмиссионная электронная микроскопия кожи при акантолитической пузырчатке

При ультраструктурном исследовании кожи больных АП постоянно наблюдали акантолитические клетки в различных стадиях их формирования. На некоторых из этих этапов (дезинтеграция десмосом) наблюдали характерные для апоптоза изменения (рис.а1.аЕ). Вместе с тем в акантолитических клетках, полностью потерявших связь с окружающими клетками, не наблюдали апоптотических изменений, хотя в очагах акантолиза при АП наблюдалось увеличение Срр3+ клеток.

Результаты изучения коллаген-протеогликанового комплекса кожи больных акантолитической пузырчаткой методом атомно-силовой микроскопии и ИК-спектроскопии. В коже контрольной группы хорошо визуализировались при атомно-силовой микроскопии неизмененные коллагеновые волокна с четко просматриваемой Д-периодичностью. Размер периодов колебался в пределах 65-64 нм. Аморфное вещество дермы было гомогенным, нанопоры определялись в виде трубчатых дефектов матрикса, их величина варьировала от 25 до 100,150 нм, у них отсутствовала вязкая стенка, а диаметр составил 168,8 нм 10,9 нм. При акантолитической пузырчатке в дерме выявлена структурная организация межуточного вещества — оно не было однородным, в нем определялись нанопоры, наноканалы и агломераты (рис. а2).

Рис. 2. Атомно-силовая микроскопия кожи при АП.

Хорошо структурированные стенки наноканалов в слое протеогликанов.

Размер скана 1500 нм

При этом количество нанопор межуточного вещества на 10амкм2  составило 64,3аа8,0 (в контрольной группе — 23,0аа3,0, р < 0,05) (табл.а4). При акантолитической пузырчатке в межуточном веществе были выявлены наноканалы, отличающиеся от нанопор наличием вязкой степени, не рассекаемой кантелеверем (рис.а3). Диаметр нанопор при акантолитической пузырчатке составил 168,8амкмаа10,9амкм.

Рис. 3. Атомно-силовая микроскопия кожи при АП.

Плотные не рассекаемые кантилевером стенки наноканала в слое протеогликанов. Размер скана 1500 нм

В межуточном веществе в припузырной области у больных акантолитической пузырчаткой были отмечены агломераты, размером 34,2анмаа4,8анм, число их составило 5,5аа1,2 на 10амкм2 (табл.а4).

Таблица 4

Изменение коллаген-протеогликанового комплекса по данным атомно-силовой микроскопии

Структурные образования

Показатели атомно-силовой микроскопии

Здоровые лица

(n = 15)

Акантолитическая пузырчатка

(n = 25)

Герпетиформный дерматит Дюринга (n = 16)

Межуточное вещество

Адгезионные силы в наноньютонах

15,3 2,3

46,8 4,8*

2,5 0,5*

Агломераты, количество на 10 мкм2

Ц

5,5 1,2

10,5 2,6*

Агломераты, размеры в нм

Ц

34,2 4,8

41,5 3,7

Коллагеновые волокна наноньютон

Адгезионные силы на поверхности в наноньютонах

26,3 1,2

5,6 1,8*

5,9 1,9*

Нанопоры

Число на 10 мкм2

23,0 3,0

64,3 8,0*

11,7 2,7*

Диаметр в нм

175,2 10,3

166,4 1,8

164,8 12,7

Наноканалы

Число на 10 мкм2

Ц

7,4 3,2

Ц

Диаметр в нм

Ц

168,8 10,9

Ц

Примечание. * р < 0,05

Исследование адгезионных сил, проводимое методом атомно-силовой микроскопии, показало резкое снижение показателей их на коллагеновых волокнах дермы (5,6анНаа1,8 нН (наноньютонов), в контрольной группе — 26,3анНаа1,2анН).

Адгезионные силы аморфного вещества при акантолитической пузырчатке были резко увеличены (46,8анНаа4,8анН, в контрольной группе — 25,3анНаа2,3анН, ра<а0,05). При атомно-силовой микроскопии выявлена деструкция коллагеновых волокон в виде дезинтиграции их доменов.

Таким образом, при акантолитической пузырчатке отмечались гипергидратация межклеточного вещества дермы, появление в нем агломератов, увеличение количества нанопор и появление наноканалов. Кроме этого, выявлено снижение адгезионных сил на коллагеновых волокнах и их увеличение в аморфном веществе дермы (табл.а4).

Данные ИК-спектроскопии образцов кожи при акантолитической пузырчатке в воздушной кювете показали, что гипердратация межклеточного вещества дермы обусловлена секвестром (сбросом) воды с коллагеновых волокон за счет снижения их гидрофильности и закрытием нанопор на волокнах.

Результаты исследования иммуногистохимических и ультраструктурных изменений кожи при герпетиформном дерматозе Дюринга. При ГДД количество клеток, имеющих фенотипы СД 1а+ положительных клеток не превышало 0,8 % 0,3 %, интенсивность экспрессии Ki67 кератиноцитами в зоне акантоза была выраженной, активность каспаз вблизи и за пределами пузыря была слабо выраженной.

При трансмиссионной электронной микроскопии биоптатов кожи при ГДД в кератиноцитах, при сохранности тонофиламентов, выявлены признаки вакуольной (гидропической) дистрофии с исходом в колликвационный некроз (рис. 4).

Рис. 4. Трансмиссионная электронная микроскопия кожи при герпетиформном дерматозе Дюринга. Вакуольная (гидропическая) дистрофия с исходом в колликвационный некроз. Ув.7.000

Эти изменения развивались на фоне изменений в структурной организации ядерного аппарата кератиноцитов.

На преимущественно некротическую деструкцию кератиноцитов при ГДД косвенно указывает и низкая активность каспазы в эпидермоцитах, расположенных в непосредственной близости от пузыря и на участках эпидермиса далеко за пределами пузырных высыпаний. Пролиферативная активность кератиноцитов оставались достаточно высокой — клетки интенсивно экспрессировали Ki67 и формировали морфологически четко оформленные эпидермальные диффероны. По данным электронно-микроскопического исследования, основные изменения в базальной мембране проявлялись в виде очаговых расслоений, неравномерной концентрации полудесмосом и отложений депозитов. В мембранном матриксе имелись дефекты, представленные простыми, как правило, сквозными отверстиями диаметром до 300 нм и заполненные полиморфным детритом, включая миелиноподобные слоистые частицы. Характерен отек в подмембраной зоне, сопровождающийся разрушением фиксирующих коллагеновых нитей, приходящихся на якорные волокна. В ранних стадиях формирования пузырей изменения более выражены в базальном слое, в более старых — в патологический процесс вовлекались и lamina lucida, а позже — и lamina densa базальной мембраны. Процесс этот явно протекает синхронно с развитием клеточной инфильтрации подбазальных отделов сосочков кожи.

Состояние системы коллаген-протеогликаны в коже больных герпетиформным дерматозом Дюринга. По данным атомно-силовой микроскопии кожи, для ГДД наиболее характерным являлось разрушение коллагеновых фибрилл, прежде всего в области формирования пузыря (рис. 5). При этом в межуточном веществе дермы накапливался детрит, морфологически образованный довольно мелкими частицами, размерами в пределах от 25 до 50анм.

Более крупные частицы и их агрегаты накапливались ближе ко дну пузыря (рис.6), на отдаленных от пузырей участках коллагеновые волокна не были изменены.

Рис.5. Атомно-силовая микроскопия кожи при герпетиформном дерматозе Дюринга. Демонстрируются дефекты коллагеновых фибрилл в виде очагов гомогенизации структур D-периодичности (указаны стрелками).

Размер сканов 1а000 нм

В целом межуточное вещество дермы в области пузырей при ГДД можно характеризовать как зону грубодисперсного озоления.

Рис.6. Атомно-силовая микроскопия кожи при герпетиформном дерматозе Дюринга. Агломераты в межуточном веществе. Размер сканов 1а000 нм

Агломераты имели размер 41,5 нм 3,7 нм, их число составило 10,5аа2,6 на 10 мкм2 (табл. 4). Результаты локальной адгезиометрии свидетельствовали о том, что межуточное вещество в области пузырей являлось достаточно вязкой средой и характеризовалось гипергидратацией. Показатель составил 2,5 0,5, в контрольной группе — 15,3 2,3 (р < 0,05). За пределами пузырей в коллагеновых волокнах сохраняется характерная Д-периодичность. Однако сами фибриллы истончались. Показатель адгезионных сил на коллагеновых волокнах был значительно ниже, чем в коже здоровых субъектов. Падение значения показателя адгезионных сил коллагеновых волокон за пределами пузыря (5,9анНаа1,9анН, контрольная группа — 26,3анНа1,2анН) свидетельствовало об их дегидратации, уменьшении смачиваемости и снижении способности коллагеновых белков к удержанию воды (снижение гидрофильности). Принципиально дифференциально-морфологическим критерием при ГДД является снижение пористости межуточного вещества (число нанопор составило 11,7аа2,7 на 10 мкм2, в контрольной группе Ц23,0аа3,0, ра<а0,05), в котором структурированных каналов не было найдено. Тем не менее, инстерстиций дермы находился в состоянии резко выраженного отека. По данным локальной адгезиометрии, в структурах коллаген-протеогликанового комплекса за пределами пузыря регистрировалось снижение показателей адгезионных сил до 2аЦа5 нН, что свидетельствовало об уплотнении (полимеризации) межуточного вещества дермы.

При ГДД выявлено снижение адгезионных сил на поверхности коллагеновых волокон до 5,9 нН 1,9 нН (здоровая кожа 26,3 нН а1,2 нН, ра<а0,05) (табл.а4). Адгезионные силы аморфного вещества в дерме при ГДД были снижены до 2,5 нН 0,5 нН, в нем визуализировались агломераты, их количество составило 10,2аа2,6 на 10мкм2. Наноканалов при ГДД не наблюдалось, но количество нанопор было снижено до 11,7аа2,7 (в здоровой коже — 23,0аа3,0, ра<а0,05).

Таким образом, изменение матрикса межклеточного вещества при ГДД можно характеризовать повышением вязкости (полимеризацией). Это подтверждается данными ИК-спектроскопии кожи при ГДД, свидетельствующей о закрытии нанопор и снижение гидрофильности коллагеновых волокон дермы.

Контактная биомикроскопия (КБК) и прижизненная микрофлюориметрия кожи (ПМК) при диагностике буллезных дерматозов. При КБК неизмененной кожи были видны отдельные роговые чешуйки, свечение которых гомогенно, ядра не определялись. Аналогичная картина отмечалась при КБК поверхности (покрышки) пузыря. При КБК на месте вскрывшихся буллезных элементов микроскопическая картина зависела от глубины их расположения и характера дна эрозии. При субкорнеальных пузырях дно было представлено клетками зернистого слоя или верхними слоями шиповидного слоя. Клетки были крупные, горизонтально ориентированные, с ядрами разной величины, конфигурации и интенсивности свечения.

При этом в клетках зернистого слоя цитоплазма имела желтоватое свечение, а ядра имели признаки лизиса (деформация, фрагментация).

Когда дно эрозии было представлено нижними слоями шиповидного или клетками базального слоя, в клетках отмечались крупные ядра с интенсивным зеленым свечением, клетки носили признаки дезинтеграции. Акантолитические клетки имели крупное ядро и интенсивно светящуюся красную цитоплазму. При прикасании фронтальной линзы объектива дна эрозии отмечалась дезинтеграция клеток эпидермиса, и пласты его с акантолитическими клетками свободно плавали в тканевой жидкости. При использовании контактного объектива х60 с водной иммерсией можно было на дне эрозии дифференцировать клетки инфильтрата.

При разрушении базальной мембраны (субэпидермальное расположение пузыря) дно его было представлено сосочковым слоем дермы, где определялся клеточной инфильтрат, контурировали нефлюоресцирующие темные сосочковые капилляры.

При дебютном проявлении вульгарной пузырчатки интенсивность первичной флюоресценции эпидермиса в режиме НАД⋅Н составила 4,82аа0,08, показатель свечения в режиме ФП⋅О составил 1,02аа0,04. При этом, показатель Е (ФП⋅О/НАД⋅Н) составил 0,24аа0,06.

Изменение показателя Е, определяющего отношение интенсивности свечения окисленных форм флавопротеидов (ФП⋅О) к интенсивности свечения восстановленных форм НАД⋅Н, может служить показателем прогноза течения пузырчатки. Нарастание желто-зеленого спектра флюоресценции эрозий (, maxim. 530 нм) свидетельствует о выраженных репаративных процессах в эпидермисе. Сдвиг максимума свечения в синюю часть спектра отражал отсутствие восстановительных процессов в коже.

Изучение дерматоскопического изображения в дополнении к макропатологическому протоколу и гистологической картине облегчает и повышает точность патоморфологического диагноза.

Итак, проведенные научные исследования позволили установить особенности морфогенеза при АП и ГДД, выявить роль КЛ в активации акантолиза, описать изменения коллаген-протеогликанового комплекса при буллезных дерматозах, предложить метод прогнозирования течения акантолитической пузырчатки на основании динамики первичной флюоресценции кожи.

Выводы

1.        Среди больных буллезными дерматозами, зарегистрированными в Красноярском крае за период 1988аЦа2008агг., основную группу составили больные акантолитической пузырчаткой (52,8а%), реже диагностировались герпетиформный дерматоз Дюринга (33,0а%), врожденный буллезный эпидермолиз (5,7а%). Больные пемфигоидом Левера, доброкачественной пузырчаткой Гужеро-Хейли-Хейли, болезнь Гровера составили 6,6а%.

В последнее десятилетие (1998аЦа2008гг.) среди больных акантолитической пузырчаткой диагностировались такие клинические формы, как герпетиформная, паранеопластическая и IgA-зависимая, составившие 22,5а%.

2.        В коже больных акантолитической пузырчаткой в локусах выраженного акантолиза и формирования микропузырей выявлено увеличение числа клеток Лангерганса, имеющих морфологические признаки активации (удвоение ядер, увеличение числа гранул Бирбека, их гиперплазия и удвоение). Клетки Лангерганса имели многочисленные контакты дендритических отростков с кератиноцитами и базальной мембраной. Одновременно в этих же локусах отмечались кератиноциты в состояние апоптоза (анойкис), что подтверждалось увеличением в эпидермисе количества Срр3+ положительных клеток.

3.        В начальной стадии акантолитической пузырчатки система коллаген-протеогликаны характеризовалась гипергидратацией, формированием крупнодисперсных агрегатов вокруг коллагеновых волокон, образованием наноканалов в межклеточном матриксе, с одновременным увеличением числа нанопор. При формировании пузыря отмечалось уменьшение адгезионных сил на коллагеновых волокнах, снижение их гидрофильности, секвестрация воды и миграция ее в эпидермис.

4.        При герпетиформном дерматозе Дюринга в повреждении кератиноцитов и, соответственно, в механизмах формирования пузырей ведущее значение имеет гидропическая дистрофия с исходом в колликвационный некроз, при слабой экспрессии каспаз и достаточно высокой пролиферативной активности кератиноцитов. Число клеток Лангерганса не было достоверно изменено, но большинство клеток находились в состоянии дистрофии.

5.        В коже больных герпетиформным дерматозом Дюринга межклеточный матрикс дермы характеризуется появлением крупных дисперсных агломератов и уплотнением (полимеризацией), которые обусловлены резким снижением адгезионных свойств аморфного вещества. При этом количество нанопор в межклеточном матриксе дермы было резко снижено. Гидрофильность коллагеновых волокон была уменьшена, и причиной появления свободной воды в локусах формирования пузырей была секвестрация ее коллагеновыми волокнами.

6.        Выявленные в коже больных буллезными дерматозами ультраструктурные изменения: феномены активации клеток Лангерганса, гидропической дистрофии кератиноцитов, структуризации межклеточного матрикса (нанопоры, наноканалы), формирования агломератов и полимеризации — можно расценивать как ультраструктурные дифференциально-диагностические критерии при данной группе дерматозов.

7.        Контактная биомикроскопия и прижизненная микрофлюриметрия кожи по характеру оптической картины, а также по интенсивности первичной и вторичной флюоресценции позволяют определить характер и уровень формирования пузыря (субкорнеальный, интраэпидермальный, субэпидермальный). Изменения показателя Е, определяющего отношение интенсивности свечения окисленных форм флавопротеидов (ФП) к интенсивности свечения восстановленных форм НАД, может служить показателем прогноза течения пузырчатки.

Практические рекомендации

1.        При диагностике буллезных дерматозов целесообразно проводить контактную биомикроскопию (КБК) и прижизненную микрофлюориметрию кожи (ПМК) для установления характера пузырных элементов (нитраэпидермальный, субэпидермальный), для выявления акантолитических клеток и эозинофилов. Эти морфологические признаки являются важными дифференциально-диагностическими критериями при буллезных дерматозах. Они позволяют уточнить диагноз буллезного дерматоза до получения результатов гистопатологического исследования биоптата, что важно при тяжелом течении дерматоза.

2.        Применение цифровых технологий позволяет проводить цифровую видеодерматоскопию. Данный метод фиксирует морфологическую картину изменений в коже, позволяет наблюдать динамику ее изменений в процессе лечения, в неясных диагностических случаях консультировать видеоизображение с другими специалистами.

3.        Изменение показателя Е, определяющего отношение интенсивности свечения окисленных форм флавопротеидов (ФПО) и интенсивности свечения восстановленной формы никотинамидаденилдинуклеотида (НАД⋅Н), определяет прогноз течения пузырчатки. Нарастание желто-зеленого спектра флюоресценции дна эрозий ( maxim 530анм) свидетельствует о хорошей репарации в эпидермисе. Сдвиг максимума свечения в синюю часть спектра отражает отсутствие восстановительных процессов в коже.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Карачева Ю. В, Гайдаш А. А., Прохоренков В. И., Синица Л. Н., Белый В. И., Бабенко О. А., Чигодайкин Г. П., Ившина М. Л. Буллезные дерматозы (вопросы клинико-морфологической диагностики по данным электронной и атомно-силовой микроскопии)а:анаучная монография // Красноярска: ООО ИП — «КАСС», 2008. 188 с., авторааЦа2,9 п.л.
  2. Прохоренков В. И., Мисенко Д. Н, Карачева Ю. В., Кунгуров С. В., Максименко В. Г., Калиниченко О.аЮ., Побилат А.аЕ., Ившина М.аЛ. Контактная биомикроскопия кожи : научная монография // Красноярск : ОООаИД КЛАСС, 2011. 151 с., авторааЦа2,4 п.л.
  3. Прохоренков В. И., Мисенко Д. Н., Пономарев А. А., Селиванов С. В., Карачева Ю. В. Телевизионная люминесцентная биомикроскопия и микрофлюориметрия кожи: диагностические возможности и перспективы // Вестник дерматологии и венерологии. 1998. №а8. С. 4-8, авторааЦа0,13 п.л.
  4. Карачева Ю. В., Прохоренков В. И., Бекетов А. М. О герпетиформной пузырчатке // Вестник дерматологии и венерологии. 2004. №а4. С. 38-39, авторааЦа0,08 п.л.
  5. Прохоренков В. И., Карачева Ю. В., Левкович А. О., Кунгуров С. В., Максименко В. Г., Тепляков Е. Ю., Гринева О. В. Методы прижизненной микроскопии кожи (ПМК): диагностические возможности и перспективы // Сибирское медицинское обозрение. 2004. № 2-3. С. 29-35, авторааЦа0,13 п.л.
  6. Карачева Ю. В., Прохоренков В. И., Гайдаш А. А., Гузей Т. Н., Чигодайкин Г. П., Ившина М. В. Буллезные поражения кожи: проблемы нозологии и дифференциальной диагностики // Сибирское медицинское обозрение. 2007. № 3. С. 10-14, авторааЦа0, 10 п.л.
  7. Прохоренков В. И., Новиков А. И., Карачева Ю. В., Гайдаш А. А., Чигодайкин Г. П., Гринева О. В. Возможности контактной биомикроскопии при дифференциальной диагностике буллезных поражений кожи // Российский журнал кожных и венерических болезней. 2008. №4. С. 32-34, авторааЦа0,06ап.л.
  8. Карачева Ю. В., Прохоренков В. И., Гайдаш А. А., Чигодайкин Г. П., Бабенко О. А. Роль клеток Лангерганса в морфогенезе пузырчатки // Вестник дерматологии и венерологии. 2008. №4. С. 4-8, авторааЦа0,13 п.л.
  9. Карачева Ю. В., Прохоренков В. И., Ившина М. В., Чигодайкин Г. П. Случай везикуло-буллезной формы дискератоза Дарье // Клиническая. дерматология и венерология. 2008. №1. С. 13-15, авторааЦа0,09 п.л.
  10. Гайдаш А. А., Карачева Ю. В., Прохоренков В. И., Новиков А. И., Синица Л. Н., Семенова О.И., Щеглов Д. В., Белый В. И., Новиков Д. А., Чигодайкин Г. П., Денисов А. В., Бабенко О. А., Безвинный М. Ю. Коллаген-протеогликановый комплекс кожи при акантолитической пузырчатке по данным атомно-силовой микроскопии и ИК-спектроскопии // Вестник дерматологии и венерологии. 2009. № 2. С. 4-12, авторааЦа0,09 п.л.
  11. Карачева Ю. В., Гайдаш А. А., Новиков А. И., Прохоренков В. И., Чигодайкин Г. П. Ультраструктурные и иммуногистохимические изменения кожи у больных герпетиформным дерматитом Дюринга // Российский журнал кожных и венерических болезней. 2009. №3. С. 62-66, авторааЦа0,13 п.л.
  12. Гайдаш А. А., Прохоренков В. И., Новиков А. И., Синица Л. Н., БелыйаВ. И., Карачева Ю. В., Рябова Н. П., Новиков В. А., Бабенко О. А., Чигодайкин Г. П. Межуточное вещество кожи при герпетиформном дерматите Дюринга по данным зондовой микроскопии и колебательной спектроскопии // Российский журнал кожных и венерических болезней. 2010. № 1. С. 37-42, авторааЦа0,08ап.л.
  13. Карачева Ю. В., Прохоренков В. И., Гайдаш А. А., Новиков А. И., Бабенко О. А., Чигодайкин Г.аП. Ультраструктурные изменения кожи при буллезных дерматозах (Сообщение I) // Сибирское медицинское обозрение. 2010. №а2. С. 40-45, авторааЦа0,13ап.л.
  14. Карачева Ю. В., Прохоренков В. И., Гайдаш А. А., Новиков А. И., Бабенко О. А., Чигодайкин Г. П. Структурные изменения кожи при буллезных дерматозах (Сообщение II) // Сибирское медицинское обозрение. 2010. №а3. С.а32-37, авторааЦа0,13ап.л.
  15. Прохоренков В.аИ., Карачева Ю. аВ., Гузей Т. Н. Существует ли болезнь Гровера? // Клиническая. дерматология и венерология. 2011. №а3.аС.а78-81, авторааЦа0,17ап.л.
  16. Гайдаш А. А., Чигодайкин Г. П., Прохоренков В. И., Карачева Ю.аВ., Николаев В. Г., Сиднева Л. В., Бабенко О. Н. Структура межуточного матрикса кожи различных соматотипов человека по данным атомно-силовой микроскопии // Сибирский медицинский журнал. 2011. №а5. С. 34-38, авторааЦ0,09ап.л.
  17. Малышев А. С., Прохоренков В. И., Рукша Т. Г., Карачева Ю. В. Методы прижизненной микроскопии кожи // Сибирский журнал дерматологии и венерологии. 2009. №10а(I). С. 19-24, авторааЦа0,20 п.л.
  18. Гайдаш А. А., Карачева Ю. В., Прохоренков В. И., Новиков А. И., Синица Л. Н., Белый В. И., Рябова Н. П., Новиков В. А., Бабенко О. А., Чигодайкин Г. П. Структурные изменения в дерме при герпетиформном дерматите Дюринга по данным сканирующей зондовой микроскопии и колебательной спектроскопии // Сибирский журнал дерматологии и венерологии. 2009. № 10а(II). С. 23-27, авторааЦа0,06 п.л.
  19. Prokhorenkov V. I., Karachova J. V., Ponomarev A. A., Grineva O. V. The use of television Luminescent biomicrоscopy (BM) and microfluorimetry in diagnostics of dermatoses // The 4th Russia-Japan International Medical Symposium.-Irkutsk, 1996. P.а233, авторааЦа0,03ап.л.
  20. Карачева Ю. В, Прохоренков В. И., Гайдаш А. А., Чигодайкин Г. П. Роль клеток Лангерганса в морфогенезе пузырчатки // II Всероссийский конгресс : тезисы. Санкт-Петербург, 2007. С. 60-61, авторааЦа0,06 п.л.
  21. Прохоренков В. И., Карачева Ю. В., Бекетов А. М. К вопросу о герпетиформной пузырчатке // Актуальные вопросы дерматовенерологииа: тезисы научно-практической конференции. Красноярск, 2005. С.а34-37, авторааЦ0,13ап.л.
  22. Прохоренков В. И., Карачева Ю. В., Левкович А. О., МаксименкоаВ.аГ Диагностические возможности контактной биомикроскопии // Актуальные вопросы дерматовенерологииа: тезисы научно-практической конференции. Красноярск, 2005. С. 113-120, авторааЦа0,25 п.л.

23.        Пат. 2а408а279 С1 Российская Федерация. Способ дифференциальной диагностики буллезных дерматозов / Карачева Ю.аВ., Ившина М.аЛ., Прохоренков В.аИ., МалышеваА.аС., Побилат А.аЕ.; Красноярский государственный медицинский университет им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого. №а2408279; заявл. 02.07.2009; опубл. 10.01.2011. Бюл. № 1. 2 с., авторааЦа0,05ап.л.

Список используемых сокращений

АП         — истинная акантолитическая пузырчатка

ГДД         — герпетиформный дерматоз Дюринга

КБК         — контактная биомикроскопия кожи

НАД⋅Н         — никотинамидаденилдинуклеотид восстановленный

ПМК         — прижизненная микрофлюориметрия кожи

ФП⋅О         — флавопротеин окисленный

ЦИК         — циркулирующие иммунные комплексы

Dsg         — десмоглеины

Ig         — иммуноглобулин

КЛ         — клетки Лангерганса

Авторефераты по всем темам  >>  Авторефераты по медицине Ролик с нанопорами

.

| Download Scientific Diagram

Хорошо известно, что повышенный окислительный стресс, вызванный ультрафиолетовым излучением В (УФ-В), вызывает меланогенез и активирует металлопротеиназы (ММП), которые разрушают волокна коллагена и эластина, что приводит к снижению эластичности кожи. Различные антиоксидантные агенты, такие как витамин С и ниацинамид, были оценены для использования в качестве средств для лечения фотостарения или пигментации кожи. В этом исследовании мы оценили способность жидкой формулы для местного применения полидезоксирибонуклеотида (PDRN), витамина С и ниацинамида (PVN), доставляемой с помощью системы микроигольчатой ​​терапии (MTS), ослаблять фотостарение и пигментацию за счет увеличения ядерного фактора, эритроидного 2-подобного 2. (NRF2)/гемоксигеназа-1 (HO-1) и снижение экспрессии MMP в модели животных, облученных УФ-В.Эффекты PVN сравнивали с эффектами отдельных соединений PDRN и гидрохинона (HQ). Экспрессия NRF2/HO-1 значительно увеличивалась в ответ на HQ, PDRN и PVN в коже животных, облученных УФ-В. Активность никотинамидадениндинуклеотидфосфатгидрооксидазы снижалась в ответ на HQ, PDRN и PVN, а активность супероксиддисмутазы повышалась. Экспрессия опухолевого белка р53 и фактора транскрипции, ассоциированного с микрофтальмом, и активность тирозиназы снижались в ответ на HQ, PDRN и PVN, и это снижение сопровождалось снижением содержания меланина в коже.Экспрессия энхансера ядерного фактора каппа-легкой цепи активированных В-клеток и ММР2/3/9 снижалась в ответ на HQ, PDRN и PVN в коже, облученной УФ-В. Однако экспрессия α1-цепи коллагена I типа и количество коллагеновых волокон, которые оценивали с помощью окрашивания трихромом по Массону, увеличивались в ответ на HQ, PDRN и PVN. Содержание эластиновых волокон, фибриллина 1/2 и фибулина 5 увеличивалось в ответ на ГХ, PDRN и PVN. В заключение, PVN, доставляемый через MTS, приводил к снижению меланогенеза и разрушению коллагеновых и эластиновых волокон MMP, и, таким образом, PVN уменьшал пигментацию кожи и повышал эластичность кожи.

Microneedling Nanopore в Колумбии

  • особенный Специальности ДиабетологЭстетическая медицинаАллергологАльтернативная медицинаСкорая помощьАндрологАнестезиолог АудиологБариатрический хирургБиологБанк кровиХирург молочной железы и мягких тканейКардиологСердечно-сосудистый хирургПодологМиропрактикКлиникаКлиническая лабораторияСтоматологическая лаборатория Стоматологическая radiologyDentistDermatologistDiagnostic aidsDoctorDrugstoreEndocrinologistEndoscopic surgeryEPSFertility centerFoundationGastroenterologistGastrointestinal surgeonGeneticistGeriatricianGynecologistHead и шеи surgeonHealth managementHealth SpaHematologistHepatologistHospitalImmunologistInfectious DiseaseInternistLaparoscopyMastologistMaxillofacial surgeonMedical centersMedical supplyNephrologistNeurologistNeurophysiologistNeurosurgeonNuclear medicineNurseNutriologistNutritionistOccupational healthOccupational medicineOccupational therapyOncologistOphthalmologistOpticsOptometristOrgan transplantOrthopedistOtorhinolaryngologistPathologistPediatric surgeonPediatricianPharmaceutical laboratoriesPhysiatristPhysiotherapistPlastic surgeonProctologistPsychiatristPsychologistPublic healthPulmonologistRadiation therapistRadiologistRehabilitation centerRheumatologistSexologistSexual medicineSpeech язык pathologistSpine surgeonSports MedicineSurgeonSurgical oncologistTeleradiologyThor хирург-токсикологТрансплантация и медицина волосУрологВакцинацияСосудистый хирургВенеролог

  • сегурос СтрахованиеAllianzAXA ColpatriaColmédicaColsanitasCoomeva PrepagadaLibertyMapfreMediSanitasMedplusMetLifePan American LifePóliza de SuraSeguros Bolivar

  • Сьюдад CitiesApartadóArmeniaBarrancabermejaBarranquillaBelloBogotáBucaramangaBuenaventuraBugaCaliCartagenaCartagoCaucasiaChíaChocóCiénegaCotaCúcutaDosquebradasDuitamaEnvigadoFacatativáFlorenciaFloridablancaFusagasugáGirardotGirónIbaguéIpialesItaguiJamundiLoricaMaganguéMaicaoMalamboManizalesMedellínMonteríaNeivaOcañaPalmiraPereiraPiedecuestaPitalitoPopayánQuibdóRiohachaRionegroSan AndresSanta MartaSaravenaSincelejoSoachaSogamosoSoledadTuluáTunjaTurboUribiaValleduparVillavicencioYopalZipaquiraRequired

  • Поиск
  • Найдите специалистов в области здравоохранения в Колумбия, которые предлагают Microneedling Nanopore. Нажмите на каждый профиль, чтобы узнать обо всех предлагаемых услугах, включая Microneedling Nanopore.

    Микронидлинг Nanopore в Колумбии

    • Лили Паола Бельмонте

      Обновлено
      07.01.2022

      Дерматолог Барранкилья

      Эстетическая медицина Барранкилья
      (дерматолог, косметология, косметическая хирургия)

      Кра 44 Нет.84 — 178
      Барранкилья, Колумбия

      Посмотреть телефоны

      220 000 долларов США плата за обслуживаниеПОСМОТРЕТЬ ПРОФИЛЬ 220 000 долларов США плата за обслуживание

      Консультация дерматолога, Клиническая дерматология, Гиалуроновая кислота, Ботулинический токсин, Лечение алопеции, Акне

    • Родриго Хосе Велес Бустильо

      Обновлено
      16. 12.2021

      Дерматолог Картахена

      Санаторий Картахена
      Эстетическая медицина Картахена
      (дерматолог, санаторно-курортное лечение, косметология, косметическая хирургия)

      Кра 2 Нет.8 — 146, Конс. 304
      Centro Comercial Bocagrande
      Картахена, Колумбия

      Посмотреть телефоны

      $190 000 плата за обслуживаниеПРОСМОТР ПРОФИЛЯ $190 000 плата за обслуживаниеVirtual Guidance

      Консультация дерматолога, Консультация детского дерматолога, Клиническая и эстетическая дерматология, Лазерная эпиляция

    • Лус Эррера

      Обновлено
      24.09.2021

      Дерматолог Барранкилья

      Эстетическая медицина Барранкилья
      (дерматолог, косметическая хирургия)

      Калле 86 Нет. 49C — 64
      Барранкилья, Колумбия

      Посмотреть телефоны

      250 000 долларов США плата за обслуживаниеПОСМОТРЕТЬ ПРОФИЛЬ 250 000 долларов США плата за обслуживание

      Консультация дерматолога, Клиническая дерматология, Хирургическая дерматология, Эстетическая дерматология, Лазерная дерматология

    • Дженнифер Фореро

      Обновлено
      14.01.2022

      Дерматолог Богота

      (дерматолог, косметология)

      Кра.9 № 116 — 20, конс. 807
      Edificio Asociación Médica de los Andes
      Богота, Колумбия

      Посмотреть телефоны

      180 000 долларов США плата за обслуживаниеПРОСМОТР ПРОФИЛЯ 180 000 долларов США плата за обслуживаниеВиртуальное руководство

      Клиническая дерматология, Эстетическая дерматология, Детская дерматология, Гиалуроновая кислота, Ботулинический токсин, Облысение

    • Патрисия Вианья Гонсалес

      Обновлено
      06. 07.2021

      Дерматолог Барранкилья

      (дерматолог, косметология)

      Кра 49С Нет.79 – 225
      Хабиб Дрогериас
      Барранкилья, Колумбия

      Посмотреть телефоны

      160 000 долларов США плата за обслуживаниеПРОСМОТР ПРОФИЛЯ 160 000 долларов США плата за обслуживаниеВиртуальное руководство

      Прижигание, биопсия, дерматологическая хирургия, микродермабразия, консультация дерматолога

    • Карина Осорио


      Санаторий Картахена

      Эстетическая медицина Картахена
      (санаторий, косметическая хирургия)

      Кра 6та А №3 -17, Минусы. 903
      Edificio Jasban
      Картахена, Колумбия

      Просмотр телефонов и принятых страховок

    • Изабель К.

      Дневной спа
      Оздоровительный спа-центр Картахена

      (Санаторий)

      Авенида Сан-Мартин № 4 — 66, местный 7
      Эдиф.Карибский центр
      Картахена, Колумбия

      Просмотр телефонов и принятых страховок

    Спонсоры

    Булев биотехнологический

    Многие специалисты по геномике, особенно в США, до сих пор не знакомы с секвенсором MinION от Oxford Nanopore. Мне посчастливилось присоединиться к их программе раннего доступа в прошлом году. так что я использую его некоторое время.В то время я становился все более и более взволнованным его потенциалом. На самом деле, я думаю, что это самое захватывающее событие в области геномики за долгое время. Я попытаюсь объяснить, почему.

    Миньон против Иллюмины

    MinION — крошечный секвенсор, который имеет ряд серьезных преимуществ по сравнению с Секвенсоры Illumina:

    • очень портативный (см. фото!) и не требует специального оборудования для запуска
    • прост в использовании: 10-минутная подготовка всего за пару шагов пипетирования
    • сам секвенатор практически бесплатен, его стоимость составляет 500-900 долларов США за проточную кювету (которую можно использовать повторно несколько раз).
    • считывания очень длинные, примерно такие же длинные, как входная ДНК (100 КБ — обычное дело)
    • это секвенатор одной молекулы, так что вы можете обнаружить вариацию каждой молекулы, в том числе базовые модификации (это все же низкая точность)
    • он может считывать РНК напрямую, предоставляя вам полноразмерные расшифровки
    • время обработки очень быстро: вы можете генерировать от десятков до сотен мегабаз данных за день
    • Анализ данных
    • проще, чем для секвенаторов с коротким считыванием, поскольку выравнивание и сборка проще.Вам может даже не понадобиться какое-либо выравнивание, если вы секвенируете плазмиду или вставку.
    • данные поступают за чтение, а не за базу: так что за один час у вас могут быть тысячи длинных чтений (в отличие от Illumina, где у вас были бы миллионы частичных чтений, каждое из которых содержит всего несколько оснований)
    • видеть, как чтение появляется в режиме реального времени, потрясающе, и вы можете буквально вытащить USB-разъем, когда у вас достаточно данных

    Есть еще два больших минуса:

    • его точность как минимум на порядок хуже, чем у Illumina (~90% против >99%)
    • его базовая стоимость как минимум на порядок выше, чем у Illumina HiSeq ($0. 5/Mbase по сравнению с <$0,02/Mbase) и в 2-10 раз дороже, чем MiSeq. Конечно, эти цифры приблизительны и постоянно меняются. Например, для HiSeq или MiSeq потребуется контракт на обслуживание, стоимость которого может составлять 20 тысяч долларов в год. стоимость тиража Illumina сильно зависит от объема.

    Нечасто обсуждается частота ошибок секвенсоров с коротким считыванием. На базовом уровне они чрезвычайно точны, но неверно определенные структурные варианты также являются ошибками. В геноме человека ошибочно названная инверсия 3Mb сама по себе может считаться нулевой.1% ошибок. и у людей существует множество структурных вариантов. В отличие от неправильных базовых вызовов, часто невозможно решить эту проблему с большей глубиной чтения.

    Несмотря на эти преимущества, многие ученые по-прежнему скептически относятся к MinION. Вероятно, здесь происходит две вещи: (a) Оксфорд постоянно давал завышенные обещания с момента объявления в 2012 году; (b) MinION стал действительно конкурентоспособным только в последние несколько месяцев, так что есть отставание.

    Что изменилось?

    Около полугода назад можно было рассчитывать получить около 500 Мб ДНК из проточной кюветы, с чтением каждой поры со скоростью 70 оснований в секунду и точностью 70-80% (по крайней мере, в наших руках новичка).

    Ранее в этом году компания Oxford внесла два важных изменения, которые улучшили производительность: они обновили свою пору с неопределенной поры («R7», который был замешан в патентном споре с Illumina) к поре E. coli («R9»), который имеет лучшую пропускную способность и лучшую точность, чем R7. В то же время они обновили свой базовый алгоритм вызова до основанного на глубоком обучении. метод, повышающий точность.

    Они все еще постепенно улучшают R9 и уже используют версию R9.4. На момент написания эта версия в настоящее время находится только в руках внутреннего круга нанопорати, но, к счастью, все они есть в Твиттере, так что мы можем получить довольно хорошее представление о том, насколько хорошо это работает. Люди сообщают об отличных результатах с пробегами более 5 Гб на новой скорости R9 240 баз/сек. (скоро это должно быть 500 оснований в секунду, по-видимому, без потери точности). Точность также повысилась: считывание 1D, возможно, даже превышает 90% в опытных руках.

    Итак, по сравнению с тем, что было шесть месяцев назад, вы, вероятно, получаете в 5-10 раз больше данных с вдвое меньше ошибок.

    Хорошо, что я могу сделать с одной из этих штуковин?

    Статистика определенно захватывающая, но я не думаю, что они действительно понимают, почему я считаю MinION таким интересным. У MinION есть несколько ключевых областей, где он может нанести некоторый урон: и другие области, где это открывает новые возможности.

    секвенирование микробных геномов

    de novo

    Это очень выполнимо. Я бы не сказал, что это просто, но длинные чтения сводят на нет многие вычислительные проблемы. сборки de novo : поиск перекрывающихся 10 000 меров — это совсем другая задача, чем поиск перекрывающихся 100 меров.

    обнаружение инфекционного агента

    После того, как вы подготовили ДНК, что занимает от 10 минут (с «быстрым» набором) до двух часов, фактический процесс обнаружения патогена может занять менее десяти минут. На практике я не думаю, что кто-то так быстро переходит от анализа крови к диагнозу, но потенциал есть.

    Есть даже софт (Mykrobe), который выявляет гены лекарственной устойчивости у бактерий и рекомендует соответствующие антибиотики. Когда это делается дешево и регулярно, это должно сильно помочь с лекарственной устойчивостью и чрезмерным назначением антибиотиков.

    Поскольку данные поступают по одному чтению за раз, как только вы получите одно чтение от инфекционного агента, вы закончите.

    прямое секвенирование РНК

    Если вы хотите прочитать полные стенограммы, а также увидеть базовые модификации, тогда MinION — единственный известный мне вариант. Эта возможность является новой, и обнаружение базовой модификации не является точным, но есть еще много интересных исследований, чтобы сделать с этим.

    штрих-код

    Для секвенирования часто требуется штриховое кодирование, которое добавляет дополнительные шаги до и после секвенирования. Но, если ваши чтения достаточно длинные, вам может не понадобиться штрих-код. Например, вы можете одновременно секвенировать 96 плазмид — просто выбросьте их. любые чтения, которые не являются полной длиной плазмиды.

    другие долго читаемые проблемы

    Есть несколько классических проблем с длительным чтением, таких как секвенирование HLA, секвенирование VDJ и обнаружение структурных вариантов (особенно для рака). Тем не менее, это достаточно хорошие приложения для MinION. Секвенирование VDJ, вероятно, требует большей точности, а обнаружение структурных вариантов может потребовать большей пропускной способности.(10X + Illumina лучше всего подходит для чего-то подобного)

    Миньоны в поле

    Оксфорд прилагает усилия, чтобы устранить «холодовую цепь» для MinION. Сама проточная ячейка, по-видимому, уже хорошо сохраняется при температурах, значительно превышающих температуру охлаждения. и они утверждают, что могут лиофилизировать другие реагенты. Даже до того, как это произойдет, имея в основном только кулер, ноутбук и способ извлечения ДНК, врачи, экологи и другие ученые могут выйти в поле и проводить секвенирование где угодно.

    Ранее в этом году в рамках проекта Zibra ученые из Великобритании и Бразилии проехали на фургоне через Бразилию, отбор проб и секвенирование вируса Зика на этом пути.

    Биологические лаборатории и биотехнологии

    Преимущество MinION для биологических лабораторий, не занимающихся геномикой, на самом деле широко не обсуждается, но я думаю, что это один из самых важных.

    По сути, если вы хотите секвенировать несколько мегабаз и у вас есть MinION и проточная ячейка, вы можете иметь данные в ваших руках сегодня.Когда вы закончите, вы можете убрать проточную кювету и использовать ее завтра. В зависимости от ваших потребностей, вы можете получить от 4 до 10 использований проточной кюветы. это означает, что каждый запуск стоит 150-300 долларов, включая подготовку образцов.

    Напротив, если вы хотите получить некоторые данные от MiSeq, вы, вероятно, подписываетесь на гигабазу последовательностей. Это излишество для большинства лабораторий, и это также создает много гигабайт необработанных данных для управления. .. Если вам нужны чтения разумной длины (2x150bp), то секвенирование займет не менее 24 часов.Если вам посчастливилось иметь базовую лабораторию в вашем институте, это поможет, но, возможно, вам все равно придется ждать своей очереди.

    Если вы не работаете в университете — возможно, вы работаете в небольшой биотехнологической компании — тогда альтернативой является покупка MiSeq (или MiniSeq) за 50-150 тысяч долларов плюс контракт на обслуживание, или отправить ваши образцы CRO для секвенирования. CRO будет иметь время обработки не менее недели, и это после того, как вы объяснили им, что вам нужно, и договорились об условиях.

    Трудно представить одноразовый запуск MiSeq менее чем за неделю, так что возможность просто сделать это самостоятельно — это огромное увеличение эффективности.

    Если вы секвенируете тысячу чего угодно, то Illumina намного дешевле, но мне интересно, скольким биологическим лабораториям время от времени требуется секвенирование в мегабазном масштабе, но не делайте этого из-за нынешних входных барьеров, включая вычислительную нагрузку на выравнивание и сборку коротких чтений. Бывают случаи, когда я бы не стал заморачиваться с получить что-то секвенированное, за исключением того, что мы могли бы просто сделать это сами с помощью MinION.

    Геномика для всех

    Я думаю, что самое интересное, что здесь происходит, это просто секвенирование и геномики из лаборатории в реальный мир.Правда, это требует некоторых усовершенствований и изобретений от Оксфорда, например, более легкая подготовка ДНК, так что здесь есть оговорки, но ничего сверхъестественного.

    Оксфордский сайт metrichor также разъясняет некоторые варианты использования. Я просто приведу несколько разрозненных примеров того, что нужно упорядочить, некоторые более реалистичны, чем другие, но я думаю, что каждый правдоподобно представляет что-то новое, имеющее реальную экономическую ценность:

    • больничные поверхности и сотрудники для выявления MRSA
    • еда на фабриках (обнаружение E.coli и т.д.)
    • окружающая среда в аэропортах, на рабочих местах и ​​т. д. на грипп (грипп дорого стоит!)
    • на месте преступления (что тоже немаловажно, поскольку современные методы криминалистического анализа ДНК ужасны)
    • дома, чтобы узнать простуда или грипп, та же простуда или новая, и даже выяснить где вы подцепили вирус
    • воздух для обнаружения плесени в зданиях
    • микробиомов сельскохозяйственных животных для мониторинга здоровья кишечника и улучшения роста
    • на метановых фермах, винных ферментерах, пивных ферментерах, для мониторинга и управления процессом
    • различные виды лабораторий на бактериальное загрязнение
    • городская канализация для наблюдения за питанием и здоровьем горожан
    • в образовательных целях и на соревнованиях типа iGEM
    • рыбы и других пищевых продуктов для обнаружения неправильной маркировки (на удивление большая проблема)
    • животных в дикой природе в целях сохранения
    • ваш собственный микробиом для контроля за здоровьем вашего кишечника
    • почва, растения, помет, насекомые на фермах для мониторинга вредителей и т. д.
    • у стоматолога для выявления бактерий, вызывающих кариес
    • у дерматолога (косметолога?) для выявления и лечения бактерий, вызывающих акне

    Эти приложения (приложения?) потенциально могут быть запущены кем угодно. Вставьте немного ДНК, подождите немного, обработка происходит в облаке, и ответ появляется на вашем телефоне в течение нескольких минут до нескольких часов. Вам не нужно ничего знать о генетике или молекулярной биологии, вы просто увидите сообщение, в котором говорится: «Обнаружена кишечная палочка» в еде или «ДНК нового носорога обнаружена» в помете.

    Уже есть тизер с Оксфордом Что в моем приложении Pot. Он определяет, какие микробы находятся в образце, и рисует для вас красивую кладограмму.

    Чтобы реализовать этот потенциал, секвенсор по-прежнему должен быть дешевле, но нижняя граница этого кажется хорошей, поскольку количество вовлеченных молекул действительно крошечное. (Это еще одно преимущество одномолекулярных секвенаторов. )

    Наконец, возвращаясь немного к сегодняшней реальности, Оксфорду нужно будет реализовать свои планы, чтобы сделать секвенирование проще и дешевле. (реагентная лиофилизация, Zumbador, SmidgION, Voltrax, ПЛИС и др.— посмотрите последнее техническое обновление Оксфорда, чтобы узнать больше об этом), но я думаю, что MinION станет очень популярным в ближайшие несколько лет.


    Нанопоровое секвенирование обеспечивает быстрое и надежное представление микробных профилей в отделениях интенсивной терапии

    Abstract

    Быстрая и точная идентификация патогенов является важной задачей в медицинских учреждениях. Платформы для секвенирования второго поколения, такие как Illumina, значительно расширили возможности обнаружения различных организмов в больничных образцах, а устройства для секвенирования третьего поколения, такие как minION от Oxford Nanopore, недавно стали идеальными платформами для к их способности долгого чтения и высокой портативности.Несмотря на большой потенциал, протоколы и конвейеры анализа для секвенирования нанопор все еще проходят тщательную проверку. В этой работе мы оцениваем способность секвенирования нанопор предоставлять надежные профили сообщества на основе секвенирования 16S рРНК по сравнению с традиционными платформами Illumina с использованием образцов, собранных в отделениях интенсивной терапии больницы в Бразилии. Хотя наши результаты показывают, что более низкая пропускная способность может быть недостатком метода в более сложных образцах, мы показываем, что использование одноразовых проточных ячеек Flongle в циклах секвенирования нанопор может предоставить полезную информацию о составе сообщества в медицинских учреждениях.

    Ключевые слова: нанопоровое секвенирование, секвенирование illumina, 16S рРНК, мониторинг окружающей среды, отделения интенсивной терапии, инфекции, связанные с оказанием медицинской помощи основные проблемы общественного здравоохранения, с которыми сталкиваются во всем мире. Инфекции, связанные с оказанием медицинской помощи (ИСМП), являются одной из ведущих причин заболеваемости и смертности пациентов и часто связаны с длительными госпитализациями, что ложится бременем на системы здравоохранения (1, 2). Кроме того, было показано, что микроорганизмы, связанные с ИСМП, сохраняются в окружающей среде и тесно связаны с устойчивостью к противомикробным препаратам (УПП), что создает трудности в лечении и способствует появлению новых патогенов с множественной лекарственной устойчивостью в медицинских учреждениях (2).

    Технологии массивного параллельного секвенирования являются важными инструментами для помощи в мониторинге среды здравоохранения (3). В то время как традиционные методы обнаружения патогенов обычно включают трудоемкое культивирование и биохимические анализы, молекулярная характеристика организмов с использованием специфических биомаркеров, таких как ген 16S рРНК, обходит эти этапы, позволяя идентифицировать плохо представленные или даже некультивируемые патогены с гораздо более высокой скоростью (3). , 4).

    MinION (Oxford Nanopore Technologies — ONT) — одна из последних доступных серий высокопроизводительных секвенаторов третьего поколения. Это устройство, управляемое нанопорами, было представлено на рынке в середине 2010-х годов и быстро завоевало популярность в качестве инструмента для клинического и экологического мониторинга и (мета)геномного профилирования благодаря своей способности генерировать чрезвычайно длинные считывания, оставаясь при этом очень портативным и относительно дешевым. чем большинство стандартных технологий секвенирования (5, 6). По данным Oxford Nanopore, в настоящее время коммерциализированные стартовые пакеты обеспечивают производительность в диапазоне 40 гигабаз при начальной стоимости в тысячу долларов.

    Длинные чтения имеют особое значение для профилирования микробного сообщества, учитывая, что ген 16S рРНК не может быть полностью секвенирован с помощью традиционных платформ второго поколения, а выбор вариабельной области (областей) для амплификации напрямую влияет на то, какие роды могут быть обнаружены с помощью этих платформ. машины (7). Кроме того, часто требующие много времени этапы подготовки библиотеки и более длительные циклы секвенирования сдерживают широкое внедрение устройств второго поколения для рутинных применений в медицинских учреждениях, где важны быстрые результаты (8).

    Несмотря на популярность, протоколы секвенирования нанопор и конвейеры анализа все еще проходят проверку сообществом в целом, и многие исследовательские группы тщательно оценивают их эффективность по сравнению с традиционными (обычно Illumina) платформами (9–12). В настоящем исследовании мы изучили, как секвенирование длительного считывания на основе нанопор сравнивается с секвенированием Illumina для изучения сложных микробных сообществ с поверхностей в больницах. Чтобы определить возможности и ограничения секвенирования нанопор, мы повторно секвенировали набор образцов, собранных в ходе предыдущего исследования, в котором использовалась система Illumina MiSeq для изучения микробного разнообразия в отделениях интенсивной терапии в бразильской больнице (13).Несмотря на разницу в подходах, результаты, полученные в этом исследовании, сопоставимы с выводами, изложенными в оригинальной публикации, и подтверждают те же выводы. Таким образом, секвенирование нанопор может быть реализовано в качестве быстрой и точной методики отслеживания распространения вредных микробных видов в медицинских учреждениях.

    Материалы и методы

    Получение образцов

    Образцы, использованные в этом исследовании, были собраны сотрудником больницы в городе Рибейран-Прету в штате Сан-Паулу (Бразилия) в 2018 году. Процедуры, используемые для получения образцов, полностью описаны в предыдущей публикации нашей группы (13). Короче говоря, выбранные поверхности в отделениях интенсивной терапии (ОИТ) и отделениях интенсивной терапии новорожденных (ОИТН) были тщательно засеяны стерильными тампонами, предварительно смоченными стерильной средой Эмиса, в течение 2 минут, после чего тампоны были помещены в стерильные 15 мл конические центрифужные пробирки, содержащие дополнительно 1 мл стерильной среды Amies и хранили в холодильнике до проведения экстракции ДНК. Метагеномную ДНК экстрагировали с помощью набора для выделения ДНК MoBio Powersoil, а образцы хранили в морозильной камере при температуре -80°C до дальнейшей обработки (13).

    Подготовка библиотеки

    В настоящем исследовании ~5 нг ДНК, выделенной из этих образцов, использовали в качестве матрицы для штрих-кодирования ПЦР с использованием праймеров, входящих в набор для секвенирования ONT SQK-16S024. ПЦР-амплификации проводили с полимеразой Phusion (NewEngland Biolabs) по стандартному протоколу реакции, включая использование 3% ДМСО. После начальной стадии денатурации при 98°С в течение 2 мин 30 дюймов реакционные циклы в программе ПЦР были установлены следующим образом: денатурация при 98°С в течение 15 дюймов, отжиг при 52°С в течение 15 дюймов, удлинение при 72°С в течение 01’30”, с конечной стадией удлинения 72°C в течение 5′ после 35-го цикла.

    Успех амплификации 16S оценивали в 0,8% агарозных гелях, окрашенных SYBR-Safe TM (Thermo Fisher Scientific). Во избежание потери материала мы не проводили стадию очистки перед объединением ампликонов. Вместо этого образцы, которые показали четко определенные полосы длиной ≈1500 п.н., смешивали в пропорциональных объемах, начиная с 5 мкл для самых сильных полос. Затем пулы очищали с помощью гранул AMPure XP (Beckman Coulter) и ресуспендировали в 10 мМ Tris-HCl, pH 8.0 с 50 мМ NaCl в соответствии с рекомендациями ONT. Nanodrop TM One (Thermo Fisher Scientific) использовали для оценки концентрации очищенных пулов. При необходимости концентрации доводили до 10–20 нг/мкл. Наконец, 5 мкл каждого пула смешивали с 0,5 мкл адаптера Rapid (RAP) набора для секвенирования SQK-16S024 и инкубировали в течение 5 мин при комнатной температуре.

    Подготовка библиотеки, а также этапы заливки и загрузки проточных ячеек Flongle затем выполнялись в соответствии с инструкциями, описанными в протоколе производителя (версия: 16S_9086_v1_revI_14Aug2019).Сеансы секвенирования длились до 24 часов и проводились в модели MinION Mk1B (ONT).

    Обработка данных длительного считывания

    Файлы FASTQ были сгенерированы и демультиплексированы одновременно с секвенированием с помощью Guppy basecaller (версия 4.0.9) в настройках быстрого базового вызова. После завершения прогонов из пройденных операций чтения были удалены последовательности штрих-кодов с помощью утилиты командной строки guppy_barcoder (ONT). NanoFilt (версия 2.7.1) (14) использовался для фильтрации прочтений на основе качества (QScore > 10) и размера (1350–1650 п.17) (15). Вывод выравнивания был проанализирован в R (версия 4. 0.5) с пакетом pafr (версия 0.0.2) (16). Для дальнейшего анализа рассматривались только уникальные выравнивания с перекрытием >1000 п.н.

    Сравнительный анализ данных

    В нашей предыдущей работе область V4 гена 16S рРНК была амплифицирована из образцов метагеномной ДНК и секвенирована в циклах Illumina MiSeq 2 × 300 п.н. QIIME версии 1.9.1 использовали для определения операционных таксономических единиц (OTU) после секвенирования (13). Данные из предыдущей публикации были извлечены и использованы для сравнения с результатами, полученными с помощью нанопор.Для всех статистических анализов учитывались только образцы, секвенированные обоими методами, а в наборе данных нанопор бактериальные таксоны, относящиеся менее чем к пяти прочтениям в каждом образце, не учитывались при анализе.

    Анализы богатства, разнообразия и несходства проводились в R (версия 4.1.0) с использованием методов, реализованных в пакете Vegan (версия 2.5.7) (17). Короче говоря, кривые разрежения для каждого образца с секвенированием нанопор были получены с использованием функции 90 256 Rarecurve() 90 257 , альфа-разнообразие для обоих наборов данных было рассчитано с помощью функции 90 256 Разнообразие() 90 257 с использованием метода Шеннона, а матрицы расстояний использовались для иерархической кластеризации. были получены с помощью функции vegdist() с использованием метода Брея-Кертиса.Кластеризация выполнялась с помощью функции hclust() с использованием алгоритма Уорда. Были построены танглограммы и рассчитана кофенетическая корреляция между дендрограммами с помощью функции corr.dendlist() из пакета dendextend (версия 1.15.1) (18). Были применены тесты пермутационного многомерного дисперсионного анализа (PERMANOVA) с использованием функции adonis2() от Vegan, чтобы оценить, различался ли состав микробиома в разных больницах и условиях очистки с использованием обоих методов секвенирования.Определение микробных биомаркеров в отделениях интенсивной терапии проводили с помощью инструмента командной строки LEfSe версии 1.0 (19).

    Результаты

    Секвенирование нанопор с помощью Flongle может нарисовать достоверную картину состава сообщества (N)ОРИТ, несмотря на его ограниченную пропускную способность

    В предыдущей работе нашей группы образцы с неодушевленных поверхностей (N)ОРИТ больницы в Бразилии были собраны и секвенированы с использованием платформы Illumina (MiSeq) после амплификации области V4 ≈300 п. н. гена 16S рибосомной РНК (13).В настоящем исследовании образцы из этой оригинальной работы были повторно секвенированы с использованием minION, платформы на основе нанопор, которая позволяет проводить полноразмерное секвенирование гена 16S (дополнительная фигура 1).

    Всего мы ресеквенировали 31 из 43 образцов, собранных в предыдущей работе. Восемнадцать повторно секвенированных образцов были собраны в отделении интенсивной терапии (до или после очистки), а 13 образцов были взяты в отделении интенсивной терапии новорожденных. Прогоны секвенирования minION генерировали 503 Мбит/с и 542 Мбит/с в переданных считываниях, при этом общее количество переданных чтений колебалось от 1611 (образец ИВЛ-ICUaA) до 34 083 чтений (образец Pump-ICUa), в среднем 14 296 чтений по нашим образцам (дополнительная таблица). 1).Для сравнения, в нашей предыдущей работе платформа Illumina MiSeq генерировала 4,94 Гбит/с, при этом среднее количество прочтений на выборку составило 34 621.

    В дополнение к этому, наш строгий конвейер обработки привел к массовому удалению данных. В среднем 80% прочтений не соответствовали нашим критериям: (i) иметь QScore > 10 (т. е. 90% точности базового вызова) и (ii) иметь размер от 1650 п.н., но не менее 1350 п.н. Помимо наибольшего количества необработанных считываний, образец Pump-ICUa также имел наибольшую потерю (92.5%) чтений после обработки.

    Как прямое следствие различий в пропускной способности между секвенирующими платформами, оценки разнообразия в образцах в наборе данных Illumina обычно выше, чем у нанопор (дополнительный рисунок 2). Тем не менее, иерархическая группировка образцов показывает высокий уровень согласия на уровне рода между двумя подходами с индексами корреляции от 60,3 до 95,6% в разных подмножествах наших образцов (дополнительная фигура 3).Более того, кривые разрежения показывают, что подавляющее большинство образцов секвенированных с нанопорами имели количество отсчетов, которое намного превышало требование для насыщения даже после обработки (дополнительная фигура 4). Эти результаты, по-видимому, указывают на то, что даже при более низкой пропускной способности секвенирование нанопор с проточными ячейками Flongle смогло предоставить удовлетворительные объемы данных и потенциально может поддержать последующий анализ сообщества.

    Оба подхода к секвенированию выявили недостатки протоколов очистки, применяемых для дезинфекции поверхностей отделений интенсивной терапии.Фактически, анализ состава сообщества показал не только то, что наиболее многочисленные роды, представленные в образцах, собранных до очистки, также составляли большую часть микробиоты после проведенных санитарных процедур, но и заметное увеличение относительной численности некоторых видов. родов на поверхностях после очистки (13).

    Эти выводы также можно сделать при оценке нашего набора данных секвенирования нанопор. Для сравнения относительной численности до и после очистки были оценены десять образцов ОИТ, которые предоставили информацию пяти различным местам в обоих условиях.Несмотря на различия в производительности и чувствительности между двумя подходами, существует большое сходство между наиболее многочисленными родами бактерий, обнаруженными в образцах как с помощью Illumina, так и с помощью секвенирования с нанопорами, как показано на рис. к методу секвенирования (PERMANOVA псевдо F-соотношение = 1,52, p -значение > 0,1). На пяти участках Bacillus был преобладающим родом до очистки (в среднем 52% относительной численности, оцененной с помощью Nanopore, и 34.9% с Illumina), за которыми следуют такие роды, как Staphylococcus (11% с Nanopore по сравнению с 10,6% с Illumina), Stenotrophomonas (4,36% с Nanopore по сравнению с 5,6% с Illumina), Pseudomonas (6,8% с Nanopore). по сравнению с 7% с Illumina), Pseudoxanthomonas (4,75% с Nanopore по сравнению с 5,49% с Illumina) и Castellaniella (8,1% с Nanopore по сравнению с 4,35% с Illumina). Из-за высокого сходства между последовательностями 16S рРНК Escherichia и Shigella базы данных таксономии могут сообщать об их относительной распространенности как объединенный «род» Escherichia/Shigella (20), но наш подход прямого выравнивания фактически сообщает каждый род независимо от того, как прочитанное было сопоставлено с базой данных, даже если их последовательности могут быть слишком похожими для точного распознавания только на основе 16S (21). Перед очисткой анализ данных нанопор показывает, что Shigella присутствовала в относительной численности 5,70%, а Escherichia составляла 5,65%. В наборе данных Illumina Escherichia/Shigella были обнаружены на уровне 6,12% в значениях относительной численности.

    Сравнение влияния процедур очистки на микробные профили отделений интенсивной терапии в соответствии с секвенированием Illumina и Nanopore. (A) Гистограммы с накоплением, изображающие основные роды, обнаруженные в образцах ОИТ, собранных до и после одновременной очистки с использованием обоих подходов.Роды с относительной численностью менее 2,5% были сгруппированы под меткой «Другие». (B) Точечные диаграммы, показывающие относительную численность определенных организмов, связанных с ИСМП, в различных образцах (представленных на графиках разной формой) до (голубой) или после (красный) очистки, обнаруженной обоими методами секвенирования. На панелях показано количество образцов, в которых был обнаружен каждый из родов ( n ).

    Принимая во внимание 2,5% относительной численности в качестве порога для определения наиболее распространенных родов в образцах, роды Klebsiella, Schlegelella и Niabella не были обнаружены в наборе данных Illumina, в то время как Enterobacter, Proprionibacterium, Acinetobacter, Corynebacterium , и Caldimonas отсутствовали в наборе данных Nanopore.

    После очистки Bacillus оставался преобладающим родом в образцах (60% с Nanopore против 46,30% с Illumina), за ним следовали Stenotrophomonas (8,41% с Nanopore по сравнению с 10,8% с Illumina), Staphylococcus ( 7,7% с Nanopore по сравнению с 4,6% с Illumina), Pseudomonas (2,8% с Nanopore по сравнению с 2,94% с Illumina) и Pseudoxanthomonas (3% с Nanopore по сравнению с 4,4% с Illumina). Более того, в дополнение к трем родам, упомянутым выше, Castellaniella, Cetobacterium и Enterobacter не были обнаружены Illumina после очистки, тогда как Methylobacterium, Acinetobacter и Corynebacterium отсутствовали в наборе данных нанопор. После очистки относительная численность Escherichia/Shigella в наборе данных Illumina снизилась, достигнув 3,48%. Однако для родов Escherichia и Shigella было сообщено об обратном при анализе с использованием нанопорового подхода с относительным содержанием соответственно 11,9 и 10,5% в образцах, в которых они присутствовали. Тем не менее, многофакторный дисперсионный анализ показывает, что состав сообщества существенно не изменился в отношении любого метода секвенирования (PERMANOVA псевдо F-ratio = 1.39, p — значение > 0,1).

    Несмотря на это общее соответствие между двумя наборами данных, мы отмечаем, что распространенность ключевых родов, связанных с внутрибольничными инфекциями, в разных отделениях интенсивной терапии до и после очистки сильно различается в зависимости от выбранного метода. Как показано , хотя ясно, что секвенирование Illumina позволило обнаружить большинство исследованных родов во всех пяти местах, даже при более низкой относительной численности, наблюдается заметное отсутствие Klebsiella , обнаруженное только при относительной численности ≈10 −10 в нескольких образцах. Следует отметить, что Klebsiella pneumoniae был наиболее многочисленным видом (23,2%) из 108 бактериальных штаммов, распределенных по 12 родам, которые были обнаружены стандартными методами культивирования и системой идентификации Vitek 2 в биологических образцах госпитализированных пациентов в тот же период времени нашей выборки (дополнительная таблица 2). С другой стороны, с Nanopore мы обнаружили все роды в меньшем количестве мест, особенно Enterobacter , но смогли идентифицировать Klebsiella как до, так и после очистки.

    Таблица 1

    Выявление клинических патогенов с помощью Illumina и Nanopore на уровне рода и вида.

    Назначение уровня рода Иллюмина Нанопор Назначение уровня вида Иллюмина Нанопор Изоляты
    Ацинетобактер 39. 8% 81,6% А. Бауманий 1,73% 1,85%
    Энтеробактер 12,2% 3,05% Е. asburiae Н.Д. Е. cloacae Н.Д. 0,93%
    Эшерихия 6. 20% 11,9% Кишечная палочка 1,87% 16,67%
    Клебсиелла 0,00872% 27,2% К. окситока 2,50% 1,85%
    К. пневмонии 26,3% 21,30%
    Псевдомонада 11.9% 14,4% P. aeruginosa Н.Д. 8,33%
    Стафилококк 15,5% 21,6% S. aureus Н.Д. С. ушная 7,08% 0,93%
    С.голова 7,71% 1,85%
    С. эпидермальный 11,95% 12,04%
    S. haemolyticus 8,03% 1,85%
    С. гоминис 9.59% 2,78%
    С. Варнери Н.Д. 2,78%

    В целом оценки присутствия патогенов в различных образцах, полученные с помощью нанопор, были более консервативными, чем оценки, предоставленные Illumina. Однако оба подхода намекают на недостаточную эффективность методов одновременной уборки, используемых персоналом больницы. Наши результаты подтверждают, что эти методы кажутся недостаточными для достаточного удаления нескольких родов, связанных с ИСМП, с неодушевленных поверхностей и могут в конечном итоге служить потенциальными путями перекрестного заражения патогенами в больницах.

    Таксономические биомаркеры для конкретных мест, обнаруженные с помощью платформ Illumina и Nanopore, позволяют осуществлять пространственный мониторинг микробиоты в отделениях интенсивной терапии

    Состав микробиоты в разных отделениях больницы в нашем предыдущем исследовании может объяснить распространенность некоторых внутрибольничных заболеваний в этих местах (13).

    В соответствии с результатами, представленными в предыдущем разделе, не было выявлено существенной разницы в отношении наиболее распространенных родов в образцах отделений интенсивной терапии интенсивной терапии при сравнении используемых методов секвенирования (PERMANOVA псевдо F-ratio = 1. 97, p — значение > 0,05). При пороговом уровне относительной численности 2,5% было обнаружено 32 рода с помощью Illumina и 28 с помощью Nanopore. Общие роды включают общие родственные HAI организмы, такие как Serratia, Bacillus, Delftia, Haemophilus, Stenotrophomonas, Acinetobacter, Streptococcus и Staphylococcus . Роды, как Aliterella, Pseudopropionibacterium, Alloiococcus, Klebsiella, Kingella, Cylindrospermum, Массилие, Enterococcus и Aggregatibacter были исключительно для набора данных нанопор, тогда как Propionibacterium, Marinomonas, Clostridium_sensu_stricto, Tepidimonas, Lysobacter и Lactobacillus присутствовали только в наборе данных Illumina.

    Тем не менее, мы обнаружили, что различия в относительной численности между Illumina и Nanopore более выражены в образцах из отделений интенсивной терапии, чем в образцах из отделений интенсивной терапии. Как видно из рисунка, основные роды в отделении интенсивной терапии интенсивной терапии включают Bacillus (в среднем 40,5% относительной численности, оцененной с Nanopore и 28,8% с Illumina), Capnocytophaga (14,6% с Nanopore и 22,8% с Illumina), Delftia . (18,58% с Nanopore и 7,49% с Illumina), Neisseria (14.3 % Nanopore и 12,5 % с Illumina), Stenotrophomonas (12,3 % с Nanopore и 9,29 % с Illumina), Haemophilus (13,4 % с Nanopore и 7,6 % с Illumina), Staphylococcus (7,96 % с Nanopore 6,4% с Illumina) и Pseudomonas (6,12% с Nanopore и 5,07% с Illumina). В одном образце Serratia был обнаружен при относительной численности 46% в наборе данных Nanopore, тогда как в наборе данных Illumina он появился при 9,50%.

    Отделения интенсивной терапии новорожденных Микробиологические профили, полученные с помощью Illumina и секвенирования нанопор. (A) Гистограммы с накоплением, изображающие основные роды, обнаруженные в образцах отделений интенсивной терапии интенсивной терапии с использованием обеих методологий. Роды с относительной численностью менее 2,5% были сгруппированы под меткой «Другие». (B) Специфические для отделения таксономические биомаркеры для (N)ICU, обнаруженные с помощью линейного дискриминантного анализа размера эффекта (LEfSe). Статистическая значимость была определена как p < 0,05.

    Как в нашей предыдущей работе, так и в настоящем исследовании было показано, что отделения интенсивной терапии интенсивной терапии более разнообразны, чем отделения интенсивной терапии (дополнительный рисунок 2) (13).При отсечке 2,5% в среднем 26% родов, присутствующих в образцах отделений интенсивной терапии интенсивной терапии, секвенированных с помощью Illumina, попали под метку «Другие», что подчеркивает преобладание в этих образцах родов с низкой численностью. С другой стороны, в наборе данных Nanopore малочисленные роды в образцах составляли в среднем только 10% от общего разнообразия, что приводило к возможной переоценке наиболее распространенных родов.

    Чтобы оценить, влияют ли эти различия на определение таксономических биомаркеров в образцах, мы использовали алгоритм обнаружения многомерных биомаркеров, который может связывать роды, конкретно связанные с разными районами (19).показывает, какие роды были связаны с отделениями (N) ICU с использованием обоих наборов данных секвенирования. Как и ожидалось, нанопоровое секвенирование выявило меньше родов, специфичных для сайта, по сравнению с Illumina, однако все роды, связанные с ОРИТН с более высокими показателями LDA (кроме Propionibacterium ), были в равной степени обнаружены в обоих наборах данных, в то время как таксономические биомаркеры ОРИТ показали большую изменчивость. . В целом, эти результаты подтверждают, что способность Nanopore обнаруживать менее распространенные роды могла быть подорвана более низкой пропускной способностью проточных ячеек Flongle.

    Полноразмерное секвенирование 16S рРНК дает представление о составе микробных сообществ ОИТ на уровне видов

    Одним из больших преимуществ получения прочтений, охватывающих всю длину гена 16S рРНК, является то, что таксономическое отнесение может быть выполнено путем прямого картирования читает запрос в справочную базу данных 16S, что в конечном итоге может связать каждое чтение с конкретным видом бактерий (22).

    Хотя методам нанопорового секвенирования все еще может не хватать точности для обеспечения точного соответствия на уровне видов между секвенированными считываниями и организмами (9), подробный анализ видов, отнесенных к нашим считываниям с нанопорами, может выявить характерные черты микробных сообществ и дать ключ к пониманию того, как Организмы, связанные с HAI, могут обойти процедуры очистки и основные перемещения перекрестного загрязнения между больничными помещениями. показать виды, которые чаще всего назначаются каждому образцу, и провести сравнение между группами, обнаруженными в нашем анализе, и изолятами, полученными от госпитализированных пациентов, что позволяет нам лучше оценить некоторые сильные стороны и ограничения метода. Таксономическое распределение на уровне видов показывает, что как в изолятах, так и в окружающей среде K. pneumoniae является более распространенным видом Klebsiella , за которым следует K. oxytoca в гораздо меньшей пропорции. Более того, Staphylococcus epidermidis занимает видное место среди стафилококков как на поверхностях отделений интенсивной терапии, так и в клинических изолятах, а несколько Staphylococcus spp.обнаруженные у госпитализированных пациентов, были выявлены в нашем анализе. Тем не менее, в нашей классификации Nanopore на уровне видов наблюдается примечательное отсутствие клинически значимых групп, таких как S. aureus, P. aeruginosa и оба представителя Enterobacter . Учитывая, что они были обнаружены на уровне рода, остается неясным, были ли эти специфические таксоны не обнаружены в окружающей среде или просто были неправильно классифицированы.

    Таксономическое отнесение образцов (N)ICU на уровне вида. (A, B) изображают основные виды, назначенные считываниям, сгенерированным нанопорами, для образцов интенсивной терапии и отделения интенсивной терапии соответственно. Виды с относительной численностью ниже 2% для образцов ОИТ или 2,5% для образцов ОИТН были сгруппированы в метку «Другие».

    Обсуждение

    Нанопоровое секвенирование может радикально изменить ландшафт омических наук, и исследователи все еще знакомятся со всей широтой возможностей, которые оно предлагает. По мере роста сообщества стандартизация и валидация протоколов мокрых лабораторий и вычислительных конвейеров становятся обязательными, и, хотя усилия в этом направлении делают большие успехи, еще есть много возможностей для улучшения (6, 23).

    Наши результаты показывают, что пропускная способность при секвенировании нанопор была ограничена по сравнению с объемом данных, ранее сгенерированных Illumina. Это наблюдение может быть связано с использованием проточных ячеек Flonge в наших циклах секвенирования. Представленные на рынке в 2019 году в качестве более дешевой альтернативы стандартной обычной проточной кювете minION для небольших экспериментов по секвенированию, одноразовые проточные кюветы Flonge имеют до 126 нанопор, доступных для секвенирования вместо стандартных 2048, присутствующих в обычной проточной кювете, и обеспечивают теоретический выход до 2.8 Гб, по заявлению производителя. На практике, однако, в двух прогонах, которые включали эту работу, было 83 и 60 пор, доступных для секвенирования в начале экспериментов, соответственно, и мы достигли только около 0,5 Гбит секвенированного материала за прогон. Тем не менее, поскольку Oxford Nanopore продолжает совершенствовать химические процессы для секвенирования и конструкции проточных ячеек, вполне возможно, что некоторые из этих проблем с производительностью могут быть решены в ближайшем будущем, и в реальных условиях могут быть получены лучшие результаты.

    Смещения амплификации — еще одна частая проблема при подготовке библиотек для массовых экспериментов по параллельному секвенированию, независимо от используемой платформы секвенирования (24). В этом исследовании мы смогли амплифицировать только 31 из 42 выбранных образцов, используя коммерческий набор праймеров Oxford Nanopore и стандартный протокол ПЦР, получая разные степени успеха для каждого образца. Хотя следует отметить, что концентрации и качество наших метагеномных матриц были неравномерными, и что амплификация, вероятно, могла бы быть достигнута, если бы условия реакции были точно настроены для каждого образца (что в конечном счете нецелесообразно в условиях реальной жизни), эти противоречивые результаты препятствовали нашей способности правильно очищать и количественно определять ампликоны, и мы считаем, что это наиболее вероятная причина наблюдаемого несоответствия в количестве прочтений, полученных в некоторых образцах.

    Литература показывает, что использование коммерческих праймеров для штрих-кодирования Oxford Nanopore также потенциально влияет на способность обнаруживать определенные таксоны бактерий в сложных образцах. Сообщалось, что Corynebacterium, Pseudomonas и Bifidobacterium относятся к числу пораженных родов (9, 10, 25). В наших экспериментах, хотя мы смогли обнаружить Pseudomonas в относительной численности, сравнимой с ранее наблюдаемой в экспериментах Illumina, Corynebacterium действительно были сильно недопредставлены.Более того, мы не смогли обнаружить Proprionibacterium в нашем наборе данных Nanopore, несмотря на то, что секвенирование Illumina определило его как биомаркер отделения интенсивной терапии интенсивной терапии. Было доказано, что такие подходы, как разработка пользовательских праймеров, позволяют обойти ограничения амплификации и обеспечить более точные профили сообщества с помощью усилий по секвенированию нанопор (25). Более того, необходимо также учитывать, что различия в базах данных, используемых для таксономической классификации, также могут служить источником изменчивости при проведении сравнений, подобных тем, которые были проведены в этом исследовании (20, 26).

    Помимо проблем с амплификации, еще одним поразительным результатом, который мы наблюдали, было небольшое количество пригодных для использования операций чтения после этапов обработки. Литература предполагает, что это не редкость в исследованиях секвенирования нанопор. Относительно высокая частота ошибок современных алгоритмов базового вызова является известным ограничением метода, и исследователям часто приходится определять произвольные пороги качества, чтобы сбалансировать надежность информации с потерей данных. Кроме того, пороговые значения диапазона размеров, выбранные для фильтрации прочтений, безусловно, влияют на количество прочтений, извлеченных в данном эксперименте.Таким образом, в большинстве отчетов об анализе микробного сообщества с использованием 16S, как мы обнаружили, применялись различные пороговые значения Q Score (обычно Q Score > 7) и переменные пороговые значения (например, 1300–1 950 п.н., <1 700 п.н., 1 400–1 700 п.н. ) (9, 10, 25, 27).

    Несмотря на разнообразие вариантов дизайна эксперимента, существует общее мнение, что секвенирование с помощью нанопор достаточно надежно, чтобы предоставить достоверную информацию о составе сообщества, по крайней мере, на уровне рода. Наши результаты подтверждают этот вывод.Несмотря на то, что различия в пропускной способности привели к разным оценкам разнообразия между наборами данных Nanopore и Illumina, основные роды, обнаруженные в выборках, были, за несколькими отмеченными исключениями, одинаковыми для обоих подходов, и относительная численность была в основном сопоставимой. Например, сообщается, что род Acinetobacter присутствует в образце (аппарат ИВЛ в отделении интенсивной терапии после очистки) с ошеломляющей относительной численностью 81,6%. Хотя это также была выборка, в которой этот род был обнаружен с самой высокой относительной численностью с Illumina (39.8%), такое завышенное значение может быть связано с тем, что Ventilator-ICUaA был одним из образцов с наименьшим количеством прочтений после обработки и сообщил только о шести различных родах после таксономического распределения. В этом случае, несмотря на то, что извлеченная информация одинакова (то есть Acinetobacter зарегистрированы в максимальной относительной численности в этом конкретном образце как с Illumina, так и с nanopore), глубина секвенирования могла сыграть роль, исказив наблюдаемые результаты. и методы нормализации, которые лучше обрабатывают разреженные данные такого рода, могут помочь смягчить некоторые из этих аберраций (28).

    Помимо оценки нанопор по сравнению с Illumina, наш анализ также выявил возможные недостатки самой предыдущей работы Illumina по секвенированию. Помимо замечательного наблюдения, что заметное обнаружение Klebsiella было возможно только с помощью нанопорового секвенирования, даже несмотря на то, что в то время этот род был признан важным патогеном в больнице, отсутствие Methylobacterium , известного лабораторного загрязнителя ( 29, 30) в нашем наборе данных по нанопорам предполагает, что высокая численность этого рода, о которой ранее сообщалось в мониторе образцов-ICUB, была вызвана загрязнением во время обработки образцов.

    Несмотря на многообещающие результаты, профилирование микроорганизмов на уровне видов на основе 16S с использованием нанопор остается довольно спорной темой. Текущие показатели ошибок, о которых сообщается для алгоритмов базового вызова с длительным чтением, обычно выше, чем различия между близкородственными видами, что делает нецелесообразным присвоение видового уровня из-за возможности ложных срабатываний (9, 10). Используя фиктивное сообщество, Винанд и его сотрудники сообщили, что, хотя классификация нанопор на уровне рода очень точна, использование абсолютного числа прочтений в качестве «связи» между организмами одного и того же рода не будет отражать реальный состав сообщества. для всех присутствующих видов (9).Другие работы более склонны к таксономическому отнесению на уровне видов с использованием нанопор, утверждая, что низкая дискриминация близкородственных видов (например, представителей родов Bacillus и Escherichia ) является ограничением использования 16S в качестве биомаркера сама по себе, и можно было бы преодолеть, если бы вместо этого использовались более сложные последовательности, такие как большая область оперона rrn (16S рРНК-ITS-23S рРНК) (22, 25).

    В ходе расследования мы обнаружили, что таксономическое отнесение на уровне видов к нашим считываниям нанопор действительно привело к разделению категоризации между различными видами в пределах представленных родов. Например, риды, принадлежащие к роду Bacillus , в большинстве образцов были отнесены к Bacillus azotoformans, Bacillus hisahii и Bacillus thermoamylovorans . Без какой-либо дополнительной информации было бы невозможно определить, какие из этих видов действительно присутствовали в окружающей среде и их фактическую относительную численность. Тем не менее, мы считаем, что некоторые результаты, хотя и неубедительные, могут направить дальнейшие исследования. Например, наше внимание привлекло то, что наиболее распространенными 90 256 видами Escherichia 90 257 в образцах ОИТ были 90 256 видов E.fergusonii . Фактически, во многих образцах обнаружена единственная Escherichia . Несмотря на то, что он все еще считается новым патогеном, в недавней публикации сообщалось о присутствии продуцирующего β-лактамазы расширенного спектра действия E. fergusonii на птицефабриках в штате Сан-Паулу (31), что подчеркивает важность мониторинга этого микроорганизма в здравоохранении. объектов нашего региона. В образцах из отделений интенсивной терапии знание того, что Haemophilus parainfluenzae является единственным представителем своего рода в таких образцах, как вентиляторы, может быть важным ключом для поддержки точной диагностики Haemophilus spp.нозокомиальные инфекции, поскольку традиционные фенотипические анализы могут привести к ошибочным результатам (32).

    Кроме того, известно, что такие среды, как отделения интенсивной терапии интенсивной терапии, содержат несколько родственных видов одновременно, и поиск способов точного обнаружения различных родственных бактерий на уровне видов или даже штаммов важен для эффективного наблюдения и диагностики в медицинских учреждениях (33, 34). Фактически, как видно из дополнительной таблицы 2, многие тонкости в отношении распространенности конкретных патогенов, обнаруженных в клинических изолятах, о которых у нас была информация, были бы потеряны при классификации на уровне рода.Однако отсутствие ключевых таксонов в нашем наборе данных по нанопорам вызывает вопросы о том, были ли они не обнаружены в окружающей среде или неправильно назначены. В связи с этим недавно разработанные инструменты, такие как basecaller Bonito, обещают устранить некоторые из основных ограничений нанопор и могут превратить высокоточное секвенирование с длительным чтением в реальность в ближайшие годы (35).

    В заключение хотелось бы отметить, что нам очень приятно, что небольшой команды и нескольких дней работы на стенде хватило для проверки результатов, ранее полученных гораздо большей группой наших коллег, и все это без обременительной отправки образцов. туда и обратно в специальные учреждения.По мере того, как методы со временем совершенствуются, секвенирование с помощью нанопор, безусловно, может дать медицинским учреждениям возможность быстро и надежно отслеживать экологические угрозы на ежедневной основе, совершив революцию в здравоохранении, каким мы его знаем сегодня.

    Доктор Ашима Гоэль — Дерматохирургия и косметология в Чандигархе, Пенджаб

    Клинический профиль и классификация 75 случаев сосудистых невусов Презентация доклада на 29-й Национальной конференции IADVL, проходившей с 1 по 4 февраля 2001 г. в Агре

    3 Презентации документов на 30-й Национальной конференции IADVL и CME, проходивших с 24 по 27 января 2002 г. в Кочине, Керала

    Важность мазка Папаниколау в клинике Std — Презентация исследовательской работы в Dr.В . Сессия с докладами о вручении премии памяти Говинды Наира на 26-й Национальной конференции IASSTD и СПИДу, проходившей с 18 по 20 октября 2002 г. в AIIMS, Нью-Дели,

    .

    Выиграл 2-е место в ДЕРМАТОЛОГИЧЕСКОЙ ВИКТОРИНЕ; 1-я премия за ЛУЧШИЙ ВОПРОС В ПАНЕЛЬНОЙ ДИСКУССИИ о ВИЧ на 28-й региональной конференции CUM CME IADVL, состоявшейся 26 и 27 октября 2002 г. в Институте медицинских наук и исследований имени Шри Гуру Рам Даса, Амритсар.

    2 Презентации документов на 5-й Национальной конференции ACSI, проходившей раз в два года в PGIMER, ЧАНДИГАРХ, 22–24 ноября 2002 г.

    Новый протокол отбеливания и шлифовки меланодермии, поствоспалительной гиперпигментации и рубцов, а также доброкачественных пигментных поражений с помощью местного геля адапалена 0,1 % — ДОКЛАД НА ПРЕМИИ

    Сравнительное исследование комбинированной вакцины Mw и МДТ по сравнению с монотерапией МДТ у пациентов с MB – клиническое, бактериологическое и гистопатологическое исследование Презентация доклада и 4 плаката:

    Презентация доклада на 2-м заседании ASPCR, проходившем в Сингапуре с 6 по 8 июля 2007 г.

    Выиграл много призов в DERMAQUIZ на различных конференциях во время аспирантуры.

    «Сравнительное исследование эффективности ацикловира и фамцикловира при лечении рецидивирующего генитального герпеса». Презентация статьи в докторе В. Премия памяти Говинды Наира на 27-й Национальной конференции IASSTD и СПИДу, проходившей в Вадодаре с 7 по 9 ноября 2003 г.

    Постерная презентация «Метотрексат в низких дозах при амилоидозе приобретенного кожного лишая – клинический случай» на IX Международном конгрессе дерматологов, проходившем в Пекине 19-22 мая 2004 г.

    Выиграл второй приз за бумажную презентацию «Перенос аутологичных меланоцитов при витилиго губ» на конференции по дерматохирургии «Skin Edge 2004» в PUNE с 26 по 28 ноября 2004 г.

    Постерная презентация на ежегодном собрании AAD, которое состоится в НОВОМ ОРЛЕАНЕ, ЛУЗИАНА, с 18 по 22 февраля 2005 г.

    Постерная презентация на WCD, проходившем в Аргентине с 29 сентября по 5 октября 2007 г.

    Постерная презентация на X Международном конгрессе дерматологов, состоявшемся в Праге, Чешская Республика, 20-24 мая 2009 г.

    Сравнительная эффективность и безопасность внутриочаговых инъекций 5-ФУ в сочетании с низкими дозами внутриочаговых кортикостероидов по сравнению с внутриочаговыми инъекциями 5-ФУ в сочетании с низкими дозами внутриочаговых кортикостероидов и местного 0,1% раствора тамоксифена при лечении келоидных рубцов и гипертрофических рубцов. — НА СЕССИИ «ЖЕМЧУГ И ДРАГОЦЕННОСТИ» .

    Hot

    Введение в эстетику и косметологии и косметологии

    царство эстетики

    Анатомия головы и шеи

    Основы для кожи

    Процесс старения кожи

    Процесс старения кожи

    Chemical Peels

    Microdermabration

    Warts и удаление моль

    Гидрафакальные материалы

    насыщенные тромбоцитарные плазмы (PRP для лица и волос)

    Dermapen и dermaroller

    мезотерапия — Mesogun

    Nanopore Meso Therapy

    MicroNeedling радиочастота (MNRF)

    Липолитические инъекции (двойной подбородок)

    DermaPlaning

    3 BOTOX

    Botulinum Toxin

    Омолаживание в верхней части

    Rowrow Row Row

    Dooping Eyelid Correct

    Mesobotox

    Nasal Oyvenation

    Нижняя часть лица

    Gummy Smile

    Гипергидроз

    Dropy SM ILE

    Наполнители

    Концепции подтяжки лица

    Храм / лбу Омоложение

    Разрыва омоложение

    Щека / подбородок Увеличение

    Jawline Contureing

    Profillo Омоложение кожи

    Наполнители для декольте

    неировня.

    NASOFOBIAL Складки / коррекция морщин

    Наполнители губ

    9014

    Введение / Типы Theards

    PDO Theards

    PLLA Theards

    Двойные винтовые Theards

    COG Theards

    Силуэт Theards

    не хирургический FaceLift

    Контур лица с использованием Theards

    Cat Eye / Fox Eye / Brow Antevenation

    под глаз Омоложение

    Омоложение челюстей

    Омоложение шеи

    Nasal — RhinoPlasty с использованием Theards

    Semi Perma составляют

    Пигментация губ / корейский BB Glow

    MicrodermaBrasion

    мезотерапия

    Dermoroller / Dermapen

    Hydrafacial

    PhotoFacial

    MicroNEDLEDLINGRADIOFREUCTION (MNRF)

    микропигментация для бровей

    (OMBRE / порошок / комбинация)

    Lasers

    Rf Lasers

    удаление волос лазеры

    удаление татуировки лазеры

    Углеродные лазеры

    Гиперпигментирование

    Acne, бородавка

    Rejupenation

    Радиочастота -ultrasound

    Расширенная панфакальная канюля Техника и лечь на лице

    Введение / Типы Theards

    PDO Theards

    PLLA Theards

    Double Hind Theards

    COG Theards

    Silhouette Theeards

    Неистрергический Faceleft

    Eards

    Cat Eye / Fox Eye / Brow Privert

    под глаз Омоложение

    Омоложение челюстей

    Омоложение шеи

    Nasal — RhinoPlasty с использованием Theards

    0 Самаведа Уход за кожей Hallandale

    Лицензированный Эстетик 22-летний опыт работы вместе с некоторыми из лучших дерматологов Флориды, такими как Dr. Барри Резник, доктор Минарс и доктор Сиральдо, а также работают в одном из лучших спа-центров США, например, в Kiehl’s New York.

         Фрэнсис , бывшая топ-модель из Нью-Йорка, лицо многих обложек и международных брендов, а также модель с подиумов по всему миру и одна из пяти лучших латиноамериканских топ-моделей, обладает более чем 25-летним опытом работы в сфере красоты. в один из лучших оздоровительных центров Om’Echaye в Халландейл-Бич.

         Подходу Frances Organic доверяют такие личности, как: Крисси Тейген, Крис Сальгардо (генеральный директор Kiehls), Андрейна Эспино (венесуэльская телеактриса), Невин Лоусон (Детройт Лайонс), Марко Музыка (музыкант), Арлиса Аревало (телеведущая),

         Ее аккредитация включает:

    • Micro Needling Nano-pore Technology (Dr.Серрано)

    • Прохладные скульптурные процедуры (доктор Соттайл)

    • Сертифицированный специалист штата Нью-Йорк по лазерной косметике (Dermalogica Institute NY)

    • Голливудский институт косметологии (Флорида)

    • Сертификат Hydra-facial (Нью-Йоркский учебный центр Hydra-facial Kiehl’s)

    • Мурад Лечение акне (МУРАД)

    • Семинар Skin Medica

    • Конгресс эстетики Майами

    • Конгресс-семинары Excel Laboratories

           А теперь мы присоединились к передовой  дерматологии и косметической хирургии

    Замечательное лекарство.

    Замечательный уход.

    Основанная доктором Мэттом Л. Ливиттом в 1989 году, передовая дерматологическая и косметическая хирургия выросла до более чем 140 отделений в США

    Мы лечим пациентов всех возрастов от распространенных и сложных заболеваний кожи, волос и ногтей, предлагаем передовые методы лечения рака кожи и используем одни из самых востребованных методов лечения для уменьшения воздействия возраста и окружающей среды. От минимизации или удаления шрамов и родимых пятен до восстановления истонченных волос — мы хотим, чтобы вы хорошо выглядели и чувствовали себя хорошо из-за того, как вы выглядите.

    Косметические процедуры включают нейромодуляторы, такие как BOTOX® и Dysport®, дермальные наполнители, такие как Juvéderm® и Restylane®, химические пилинги, дермабразию, медицинские процедуры для лица, лазерные и энергетические процедуры, включая удаление волос и шлифовку кожи, и даже перманентный макияж. Многие процедуры можно проводить как на теле, так и на лице.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.