Музей ахматовой в москве: Музей Анны Ахматовой в Фонтанном Доме

Содержание

В Москве открывается Дом Анны Ахматовой

В Москве открывается Московский дом Ахматовой — мемориальное пространство поэта в «Доме антикварной книги в Никитском». «Газета.Ru» вспомнила, какие места в Москве связаны с именем Ахматовой, и поговорила с писателем, протоиерем Михаилом Ардовым о том, почему не удалось организовать музей в легендарной квартире на Ордынке.

Анна Ахматова считала себя бездомной — «беспастушной», по ее собственным словам. Однако в Москве для поэта всегда были открыты двери квартиры на Большой Ордынке, 17: там ее «приемная семья» — писатель Виктор Ардов и его жена Нина Ольшевская — выделили поэтессе маленькую комнату.

Михаил Ардов — их сын. В доме на Ордынке он прожил почти тридцать лет, и поток известных литераторов, музыкантов, актеров, навещавших дом его родителей, — часть его детства.

»…начиная с пятидесятого года Анна Андреевна жила у нас на Ордынке едва ли не больше, нежели в Ленинграде. Сначала тянулось следствие по делу сына Льва Гумилева, он сидел в Лефортовской тюрьме. А затем этого требовала и работа — Ахматовой давали стихотворные переводы именно в московских издательствах», — вспоминает Михаил Ардов в своей книге «Легендарная Ордынка».

«Легендарной Ордынкой» называла дом его родителей сама Ахматова.

В маленькой комнате, отведенной ей в доме Ардовых, Анна Ахматова останавливалась с 1938 по 1966 год. Здесь она работала и принимала своих гостей — Надежду Мандельштам, Бориса Пастернака, Эмму Герштейн, Николая Харджиева, Лидию Чуковскую, Александра Солженицына и других, многие из которых были ей не друзьями, а паломниками, спешившими познакомиться со своим кумиром.

«Анна Андреевна за завтраком сообщала нам: «Сегодня — большая Ахматовка». Это означало, что у нее будет много гостей», — говорится в книге Ардова о жизни рядом с поэтом.

Михаил Ардов и актер Алексей Баталов — сын Нины Ольшевской от первого брака — выросли на глазах у Ахматовой и много лет боролись за возможность превратить их семейную квартиру в мемориальный музей. Но пока это невозможно, и наиболее ценные предметы быта Ахматовой переехали из квартиры на Ордынке в Никитский переулок. Михаил Ардов рассказал «Газете.Ru», чего поклонникам поэта ждать от нового музея.

— Что будет представлять собой Московский дом Ахматовой?

— Мы передали в музей часть мебели с Ордынки, большую часть нашей семейной библиотеки, пишущую машинку, за которой мой отец работал и перепечатывал стихи Ахматовой. Кроме того, стол, за которым Анна Андреевна делала переводы и писала стихи. За этим же столом учил уроки Алексей Владимирович Баталов, когда был маленьким.

close

100%

Михаил Ардов

Валерий Левитин/РИА «Новости»

— При этом аукционный дом «В Никитском» — не музей. Сможет ли он полноценно отвечать музейным задачам?

— Это будет не столько открытый музей, сколько нечто вроде. Помещение в «Доме книги в Никитском» оказалось подходящим, чтобы создать в нем полноценную имитацию нашей квартиры на Ордынке. Кроме того, в той квартире тесновато: в ней не соберешь больше каких-нибудь 20 человек. А теперь мы смогли получить более просторное помещение для Дома Ахматовой, более подходящие для музея залы.

Там мы будем устраивать литературные мероприятия: например, 5 марта проведем встречу в честь годовщины смерти Анны Андреевны.

— Почему все-таки нельзя организовать музей в доме на Ордынке?

— Баталов и я писали письма на эту тему Юрию Лужкову, а потом и Сергею Собянину. И мы ни разу не получили на них ответа. Помимо этого, квартира на Ордынке была наследством моего младшего покойного брата, а теперь стала наследством и его дочерей. Таким образом, часть квартиры утрачена для нас.

— Можете ли вы рассказать историю тех экспонатов, что будут в мемориальном доме?

— Все эти экспонаты обладают историей: вот стоит стол, за которым Ахматова годами завтракала, обедала и ужинала, принимала своих друзей. За этим столом Борис Пастернак на моей памяти читал свой перевод «Фауста» еще в 40-х годах, а немного позже — начало романа «Доктор Живаго». За этим столом сидели Шостакович, Раневская, Бродский, Русланова, Утесов и еще много знаменитых людей. Кроме того, есть столик из маленькой комнаты, который был свидетелем еще большего числа событий — например, знакомства Анны Ахматовой и Марины Цветаевой. Эти вещи видели интересных людей, в их присутствии велись интересные беседы.

В центре Москвы в квартире, где жила Анна Ахматова, создадут ее музей — Москва

МОСКВА, 11 мая. /Корр.ИТАР-ТАСС Нино Иосебадзе/. В московском доме, где жила Анна Ахматова, будет организован музей поэтессы.

Как сообщили в префектуре Центрального административного округа столицы, такое решение было принято на заседании рабочей группы комплекса социальной инфраструктуры округа.

«Музей «Московский дом Анны Ахматовой» будет создан на Большой Ордынке, дом 17, кв. 13″, — уточнили в префектуре, напомнив, что именно в этом доме великая русская поэтесса, признанная классиком отечественной поэзии еще в 20-х годах прошлого века и известная своей трагической судьбой, жила в 1930-1960 годы.

В этой квартире бывали выдающиеся деятели отечественной культуры и искусства ХХ века: Дмитрий Шостакович, Михаил Зощенко, Лидия Русланова, Аркадий Райкин, Фаина Раневская и многие другие, в помещениях будущего музея проходили литературные чтения и встречи. Единственная встреча Анны Ахматовой и Марины Цветаевой произошла в этой квартире в 1941 году.

Сейчас во дворе дома по улице Большая Ордынка, где в семействе Ардовых чаще всего останавливалась Ахматова, приезжая в Москву, расположен памятник поэтессе, выполненный по рисунку Модильяни. На этом же доме — мемориальная доска. Единственный музей Ахматовой есть в Санкт-Петербурге.

Идею создания музея в четырехкомнатной московской квартире, принадлежавшей писателю Виктору Ардову, предложили его брат протоиерей Михаил Ардов и народный артист СССР Алексей Баталов.

Инициаторы готовы безвозмездно передать для экспозиции исторические экспонаты, библиотеку, личный архив и фотоархив с неизвестными изображениями Ахматовой.

«Для реализации инициативы по созданию музея как государственного учреждения Баталов и Ардов согласились включить экспонаты в состав Музейного фонда Российской Федерации»,- отметили в префектуре, добавив, что окружные власти «учитывая мемориальную ценность и сохранность исторического интерьера квартиры», поддерживают идею организации музея. Единственное условие – теперь столичному департаменту жилищной политики и жилищного фонда нужно перевести помещение квартиры общей площадью 74,8 кв. м в нежилой фонд, оформить право собственности города и передать уже нежилое помещение в оперативное управление объединения «Музеи Москвы». Кроме того, в помещение, расположенное на втором этаже, должен быть оборудован отдельный вход.

Т | Литературно-мемориальный музей Анны Ахматовой в Фонтанном Доме


Экспозиция музея посвящена жизни и творчеству знаменитой поэтессы и расположена в квартире. Именно Фонтанный Дом стал местом жизни Ахматовой на протяжении трех десятилетий, с 1927 по 1952 годы.

Литературно-мемориальный музей Анны Ахматовой в Фонтанном Доме открыт в 1989 г. к столетию со дня рождения поэта в южном садовом флигеле Шереметевского дворца (Фонтанного Дома), принадлежавшего старинной семье графов Шереметевых, и был первым музеем, посвященным тем представителям ахматовского поколения, которые пытались сохранить свой мир, свою личность в условиях тоталитарного государства.

Шереметевский дворец, Фонтанка, 34 — не единственный петербургский адрес Анны Ахматовой. Но именно здесь она прожила большую часть своей жизни, и под многими ее стихотворениями обозначено точное место их написания — Фонтанный Дом.

С историей дворца связаны многие страницы истории русской культуры. В конце ХVIII века здесь был прославленный домашний крепостной театр, на сцене которого выступала Параша Жемчугова. Несколькими десятилетиями позже именно здесь, в мастерской художника Ореста Кипренского А.

С. Пушкин позировал для своего ставшего знаменитым портрета. В 70-е годы ХIХ века в Фонтанном Доме, где был собран огромный семейный архив, под эгидой графа С. Д. Шереметева развернулась деятельность нескольких исторических обществ, в том числе Общества любителей древней письменности, Русского генеалогического общества и т.п.

Общим пространством, соединявшим дворец и флигель в саду, был парадный двор со стороны Фонтанки, украшенный аркой с изображением герба Шереметевых с их девизом «Бог хранит все» — «Deus conservat omnia». Не случайно Анна Ахматова выбрала этот девиз эпиграфом к своей «Поэме без героя»: он очень точно выражал ее отношение к памяти о прошлом, к исторической памяти поэта.

Музей, расположенный в квартире третьего этажа садового флигеля (здесь жил Николай Николаевич Пунин, известный историк искусств, муж Ахматовой), рассказывает о ее литературной судьбе — от первого сборника «Вечер» 1912 года — через написанные, сожженные и сохраненные только в ее памяти стихи «Реквиема», до работы над «Поэмой без героя», вобравшей 25 лет жизни, с 1940-го до середины 1960-х годов.

В экспозиции находятся портреты Ахматовой работы О.Л.Делла-Вос-Кардовской, З.Серебряковой, К.Петрова-Водкина (эскиз), Н.Тырсы, А.Тышлера, ее подлинные вещи (том числе гребень, подаренный Н.С.Гумилевым, веер, привезенный Н.Пуниным из Японии, флаконы венецианского стекла), книги с автографами, рукописи.

Вместе с тем музей дает представление о жизни целого поколения — поэтов, художников, людей эпохи серебряного века, жизнь которых пришлась на годы сталинских репрессий.

Новое экспозиционное решение 2003 года делит музейное пространство на две части: мемориальную, возвращающую квартире Пуниных-Ахматовой облик 1920-х — 1940-х годов, и литературно-историческую, подчиненную иной экспозиционной логике — «Я помню все в одно и то же время…» (Ахматова). 

ФОТО


  • Музей Ахматовой отменил лекции ученой, которую в комитете по культуре Петербурга назвали «врагом России»

    Музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме после звонка из комитета по культуре Петербурга отменил лекции доктора культурологических наук Елены Волковой, в ведомстве ученую назвали «врагом России». Об этом Волкова рассказала «Север. Реалии».

    Волкова должна была прочитать в музее три лекции: «Золотой петушок и Серебряный голубь: сюжет о птице в руках Анны Ахматовой, Александра Пушкина и Андрея Белого», «Спят речи все, со всею правдой в них: Иосиф Бродский и Джон Донн» и «Акционизм и религия: язык, вызов, суд». Она успела выступить с первой лекцией, а оставшиеся две были запланированы на 23 и 26 сентября.

    В третьей лекции культуролог проводит параллели между фреской Микеланджело «Страшный суд» в Сикстинской капелле, «Святой Девой Марией» Криса О’Фили и панк-молебном Pussy Riot. Также она рассуждает о конфликте между современным искусством и религией, пишет «Сибирь. Реалии». Волкова уже читала эту лекцию в Фонтанном доме в июне, однако руководство музея предложило повторить встречу и записать выступления для «Радио Фонтанный дом».

    В день, когда было назначено второе выступление, директриса музея Анна Соколова сказала Волковой, что комитет по культуре потребовал от них отменить все лекции. Чиновники назвали ученую «врагом России».

    «Прихожу в кабинет директора, а мне говорят — у нас очень плохие новости, звонили из комитета по культуре и сказали, чтобы мы сняли ваши лекции, потому что вы — враг России, делаете какие-то антироссийские заявления, но какие — не сказали», — вспоминает Волкова.

    Соколова подтвердила изданию, что ее попросили отменить лекции Волковой.

    «Нас не интересовали политические взгляды Елены Волковой, я о них узнала только после рекомендации в категоричной форме не предоставлять площадку государственного музея экс-профессору МГУ. Мне сказали, что она выступает против России, против политики действующей власти».

    Культуролог связала такое решение со своей правозащитной деятельностью и позицией по крымскому вопросу, так после присоединения полуострова к России она ездила во Львов, читала там лекции и «публично осуждала российскую агрессию». Еще одной причиной, по мнению Волковой, могла стать ее книга «Глыба Глеба» о Глебе Якунине, в которой есть информация о сотрудничестве священников с КГБ.

    В 2013 году Волкову и историка Ирину Карацубу задержали после того, как они в балаклавах возложили цветы на солею храма Христа Спасителя в годовщину панк-молебна Pussy Riot. За год до этого ученая выступала экспертом во время суда над участницами группы.

    «Мы обе православные, нам хотелось помолиться и положить цветы в память об акции девочек. Мы попытались это сделать, успели только перебросить цветы через алтарную преграду. Надели балаклавы, и сразу подбежали охранники. Мы испугались, они очень грубо сорвали с нас балаклавы», — рассказывала Волкова.

    Музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме: фото, что интересного

    В Фонтанном Доме, который до революции назывался дворцом Шереметевых, находится литературно-мемориальный музей одной из лучших поэтесс мира – Анны Андреевны Ахматовой.

    Над входом во дворец нанесена надпись на латинском языке: Deus conservat omnia. В переводе этот девиз бояр Шереметевых означает: «Бог хранит всё». Кажется, что к Фонтанному Дому это выражение применимо как к никакому другому строению Петербурга: здесь сохранена и память о первых владельцах здания, и о жителях коммуналки, образованной во дворце после революции. Одной из жительниц этой коммунальной квартиры и была Анна Ахматова. Именно здесь она написала знаменитую «Поэму без героя», сделав девиз Шереметевых эпиграфом к ней.

    Музей был открыт в Фонтанном Доме в 1989 году: в СССР тогда широко отмечали памятную дату – 100 лет со дня рождения А. Ахматовой. Изначально учреждение являлось филиалом Музея Достоевского, но затем оно стало отдельным культурным объектом.

    В Фонтанный Дом А. Ахматова с мужем Н. Пуниным и его детьми въехала в 1920-ом году. Семье была выделена квартира во флигеле. Во времена ВОВ поэтесса была вынуждена эвакуироваться в Ташкент. В квартире на набережной Фонтанки Анна Андреевна прожила около 30 лет, в начале 50-х ее семья перебралась в Москву.

    В 2003-ем году экспозиция Музея Ахматовой была значительно улучшена. Историки расширили тематические коллекции, затронув больше тем, связанных с жизнью и творчеством поэтессы. Посетители могут познакомиться с бытом семьи Ахматовой, с ее литературной и человеческой судьбой.

    Центральный зал музея – круглая комната, в которой находится библиотека поэтессы, огромное количество фотоснимков, оригиналы рукописей, книги поэтов Серебряного века с автографами, черновики, коллекция личных вещей поэтессы. Все эти предметы, соединяясь воедино, создают особый литературно-исторический мир, позволяющий лучше понять Ахматову. Перед глазами туристов проносится вся жизнь великой поэтессы, города, которые неразрывно связаны с ее именем: Одесса, Павловск, Петербург. И, конечно, город, которого нет на карте, но который навеки остался в творчестве Ахматовой – Ленинград.

    В мемориальной части Музея Ахматовой у посетителей появляется уникальная возможность окунуться в атмосферу петербургской коммунальной квартиры 30-х годов. Стены этого жилья видели многое: сюда приходили поэты, артисты, художники и даже те, кого здесь совсем не ждали – чекисты. В прихожей неуютно, прохладно, в кухне – стены без обоев, нехитрая посуда, самовар, утюг, который работал на древесных углях. В углу – маленький иконостас.

    Квартира в Фонтанном Доме была выделена Н. Пунину – известному ученому, занимавшемуся изучением византийского искусства и русской иконописи. Именно Пунин являлся инициатором создания в Русском музее зала старинных икон. Муж помог Ахматовой, воспитанной на дворянской культуре, понять новую, большевистскую Россию. К сожалению, в 1938 году Ахматова лишилась своего помощника и защитника – Н. Пунин был арестован. Он умер в Абезьском лагере в Коми в 1953 году.

    Ахматова съехала из Фонтанного Дома в 1952 году. Со смертью Сталина закончилось ее забвение. Вся Россия признала Анну Андреевну своей главной поэтессой. Умерла Ахматова в 1966 году в Москве.

    Как добраться:

    [yandexMap name=»Музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме» description=»Санкт-Петербург, Литейный проспект, 53″]Санкт-Петербург, Литейный проспект, 53[/yandexMap]

    Музей «Музей Анны Ахматовой в Фонтанном Доме» в Санкт-Петербурге |

    Музей Анны Ахматовой в Фонтанном Доме создан в 1989 году к столетию со дня рождения поэта. Тогда это был единственный музей в городе, который рассказывал о советском периоде русской истории, когда представители интеллигенции – поэты, художники, люди эпохи Серебряного века, жизнь которых пришлась именно на годы репрессий в социалистическом Ленинграде – должны были сохранить свой мир, свою личность в условиях тоталитарного государства.

    Решение о создании музея было принято в середине 1988 года. Материалы, документы, фотографии Ахматовой начали собирать сразу же после решения об открытии музея. Нужно было определить круг друзей и современников в Ленинграде и в Москве. Некоторые имена были известны: в самиздате ходил сборник воспоминаний об Ахматовой. По цепочке стали находиться имена и адреса тех, кто готов был общаться с создателями нового музея, передать музею хранившиеся у них реликвии. Поражало то, что никакая государственная власть, предавшая анафеме имя Ахматовой, никакие ждановские постановления были не в силах заставить людей отречься от уважительного отношения к ее памяти: из ящиков письменных столов или с антресолей доставали книги, фотографии, рукописи, подлинные вещи, которые бережно сохранялись в семьях.

    Музей Анны Ахматовой в Фонтанном Доме – это не только память о ее жизни в этих стенах, но и память о том большом круге людей, которые вопреки государственному давлению сохранили ахматовские материалы. В сознании многих открытие Музея Анны Ахматовой встало в один ряд с идеями перестройки, падением Берлинской стены в том же 1989 году и возникновением новых контактов России с Западной Европой.

    В 2003 году Музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме разделил экспозицию на мемориальную часть, вернувшую квартире Пуниных-Ахматовой архитектурный облик 1920-1940-х годов XX века, и литературную, разместившуюся по соседству с пространством квартиры. Литературная экспозиция подчинена особой логике – sub specie aeternitis (под углом зрения вечности), или согласно поэтической формуле Ахматовой: «Я помню все в одно и то же время…».

    Музей постоянно развивается, в 2014 году литературная экспозиция была существенно реорганизована с помощью новейших мультимедийных технологий.

    Опубликована первая встреча программы «Разговор в 6000 километров»

    Посмотреть презентацию можно здесь.

    «Разговор в 6000 километров» – серии перекрестных дружеских онлайн-встреч музейщиков Дальнего Востока и Петербурга. Светлана Прасолова и Елена Джумук из Музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме рассказывают о том, какие ранее зарекомендовавшие себя форматы работы с детьми и подростками нашли свое применение и развитие при переходе в онлайн. И какими способами они стараются сейчас сохранить личное присутствие посетителей всех возрастов в музейной жизни.

    «Во время самоизоляции мы все поняли, как для нас важен музей и его дружеская атмосфера. Конечно, мы обрели навыки онлайн общения. И узнали о своих коллегах и о себе самих очень интересные подробности. Сейчас все сотрудники объединены в ежедневной беседе «Музейная антикарантинная» в Whatsapp для поддержки общего рабочего настроения. При этом рабочие активности сотрудников обращены также онлайн к аудитории посетителей и подписчиков, направлены на реализацию старых и новых проектов, которые ведутся на различных ресурсах и с особым графиком.

    Рассказ о таких музейных проектах в онлайн-режиме, как «Музей открывает фонды», «Открытый микрофон», «ИЗОлента», «Коллекция Фонтанного Дома», «Мастерская медленного чтения», мастер-классы по чтению для младших школьников, акция «Памяти друга», а также онлайн-экскурсии и интервью с сотрудниками. А мы рассказываем, как идет работа над выставочными проектами».

    Спикеры о своём музее

    Музей Анны Ахматовой в Фонтанном Доме отметил в прошлом году 30 лет своего бытия и 130 лет Ахматовой, которая полжизни провела «под знаменитой кровлей Фонтанного Дворца». Музей Ахматовой известен в городе как культурный центр, где проходят выставки, литературные и музыкальные вечера, мастер-классы, спектакли проекта «Музей+Театр», акции памяти и open-air события в саду. Активное участие музей принимает в конкурсах и фестивалях, например, в фестивале «Детские дни в Петербурге» и в «Ночи музеев». Является инициатором конкурса исследовательских проектов учащихся «Музей открывает фонды» и фестивалей «Brodsky. DRIVE» и «А-КИНО». В 2019-м юбилейном году музей посетили 81 тысяча человек из разных городов и стран.

    Мы стараемся быть открытыми для людей разных поколений, вести с ними диалог. Мемориальная квартира Анны Ахматовой, её поэзия и судьба – это центр, «зерно», которое «прорастает» в современной жизни проектами, фестивалями, диспутами и притягивает к себе интересных, необычных людей – и сотрудников, и волонтеров, и посетителей. Как сказал Иосиф Бродский об Ахматовой: она «одним только тоном голоса… превращала вас в хомо сапиенс».

    Светлана Прасолова — заведующая научно-просветительским отделом, организатор экскурсионных и интерактивных программ, координатор работы с волонтерами музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме, со-куратор выставок для подростков из цикла «В предлагаемых обстоятельствах» и ежегодной акции памяти «Блокадный квартал». Ведет социальные проекты в рамках программы «Доступная среда» для посетителей с ОВЗ. Спикер клуба «Музейное посольство» в 2019.

    Елена Джумук – хранитель выставочных залов (с 2020), ранее – методист научно-просветительского отдела музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме. Организатор проекта «Читаем стихи и прозу», ведущий Открытых микрофонов и интерактивных программ, со-куратор выставок для подростков из цикла «В предлагаемых обстоятельствах», член жюри конкурса «Музей открывает фонды». Победитель конкурса «Музейного посольства» на участие в конференции «Меня забыли спросить» (организаторы – «Политех» и «Стрелка», Москва, 2019), спикер клуба «МП» в 2019.

    Программа «Разговор в 6000 километров» объединяет на месяц две программы горизонтального профессионального общения: «ZooMuseum» и «Музейное посольство».

    В фокусе бесед – размышления о работе музеев с детской, подростковой и семейной аудиторией. Пары спикеров из музеев Петербурга, Хабаровска, Владивостока представляют в диалоге свои музеи и проекты, и подробно, не скрывая ни сложностей, ни достижений, делятся своим опытом и отвечают на вопросы аудитории.

    ОРГАНИЗАТОРЫ

    ZooMuseum – новый онлайн-проект, возникший во время недавнего карантина по инициативе Музея истории Дальнего Востока имени В. К. Арсеньева. Это платформа для объединения сотрудников дальневосточных музеев и знакомства с опытом коллег из других российских городов, а также для формирования нового профессионального сообщества, готового быстро реагировать на меняющиеся внешние условия.

    Центр социальных инноваций в сфере культуры «Музейный опыт» создан в конце 2018 года НП «Центр развития музейного дела» и командой фестиваля «Детские дни в Петербурге» в рамках программы «Эффективная филантропия» Благотворительного фонда Владимира Потанина. «Музейный опыт» является постоянно действующей площадкой горизонтального взаимодействия в профессиональном сообществе с целью апробации новых моделей партнерства музеев в образовательной и социокультурной деятельности.

    Музей Анны Ахматовой в Санкт-Петербурге

    Анна Ахматова известна в Петербурге не только как одна из величайших поэтесс XX века, но и как крупнейший летописец страданий и лишений, пережитых городом во время сталинского террора и Второй мировой войны. Поэтому ее бывшая квартира в части Шереметевского дворца на набережной Фонтанки пользуется особым почетом, в ней находится один из самых эмоциональных музеев Петербурга.Петербург.

    Один из старейших дворцов Санкт-Петербурга, эта дворянская резиденция (прозванная Фонтанным домом) была построена в 1750 году на земле, подаренной Петром I фельдмаршалу графу Борису Шереметеву в 1712 году. До Октябрьской революции она был домом для пяти поколений потомков графа. Второй муж Ахматовой, поэт и востоковед Владимир Шилейко, воспитывал детей последнего графа, а после того, как семья бежала, она два года жила с ним в его квартире в северном крыле дворца.Квартиру в южном флигеле, где сейчас находится музей, отдали ее третьему мужу, искусствоведу Николаю Пунину, и Ахматова жила там до самой смерти в 1966 году.

    Помимо артефактов поэтессы и оригинальной мебели, в экспозицию музея входят тематические инсталляции, прослеживающие жизнь Ахматовой, с фотографиями, произведениями искусства, скульптурой и подлинными рукописями. Отдельные разделы музея посвящены сыну Ахматовой, скандальному историку Льву Гумильеву и Иосифу Бродскому.Последний подружился с Ахматовой в ее более позднем возрасте и считается ее литературным наследником. Здесь он увековечен творческой реконструкцией своего кабинета в Саут-Хэдли, штат Массачусетс, с видеозаписями интервью с поэтом. В музее также есть два выставочных зала для временных художественных выставок (обычно современных местных художников), которые часто выходят в сад здания.

    Расположение: 53, Liteiny Prospekt
    Metro: / Достоевская или Маяковская
    Телефон: +7 (812) 579-7239
    Открыть: вторник, Четверг, пятница, суббота, воскресенье с 10:30 до 18:30.Последний вход в 17:30. Среда, с 13:00 до 21:00. Последний вход в 20:00.
    Выходные: Понедельник
    Сайт: http://akhmatova.spb.ru
    Вход: 9001,0 руб. Аудиогид (на русском, английском, французском, немецком, итальянском и финском языках): 100,00 руб.
    Фото и видео: Фото: Бесплатно. Видео: 500,00 руб.
    Информация о доступности: Лифт есть.Пожалуйста, позвоните заранее, так как может потребоваться помощь персонала.

    ОТЕЛИ: Выбор редакции

    КВАРТИРЫ и ОБЩЕЖИТИЯ: Выбор редакции

    РЕСТОРАНЫ: Выбор редакции

    «Полторы комнаты» Иосифа Бродского теперь музей

    После долгих лет работы музей Иосифа Бродского наконец-то открылся в квартире, которую он делил с родителями на Литейном проспекте в Санкт-Петербурге.Санкт-Петербург, через 25 лет после его смерти в возрасте 56 лет.

    Музей разделен на современный отдел в бывшей квартире, примыкавшей к той, где жил Бродский, и «полторы комнаты» — так Бродский описал пространство, которое делил с родителями. Бродский жил в коммуналке № 28 в бывшем доме Мурузи (построен в 1870-х годах) с 1955 по 1972 год, когда он эмигрировал в США

    В настоящее время почти нет предметов, когда-то принадлежавших Бродскому или его семье, кроме автопортрета, который Бродский прислал другу из периода ссылки на север.Однако вдова Бродского Мария Соццани пожертвовала большую часть интерьера одного из его американских офисов, который в настоящее время выставлен в соседнем Музее Анны Ахматовой. Музей надеется со временем показать выставку в одном из залов нового музея.

    Бродский на балконе квартиры, 1963 год, фото отца Александра Бродского. Предоставлено Музеем Анны Ахматовой в Фонтанном доме.

    Стены в бывшей полуторакомнатной Бродских, полностью переделанные последующими жильцами, содраны до рейки и штукатурки.Есть фотографии интерьеров, какими они были, когда семья жила здесь, сделанные друзьями Бродского после его эмиграции и выставленные на подоконнике, и проекция его письменного стола с его фотографиями Анны Ахматовой и У. Х. стоять в немного укромном месте в его комнате. За одним окном балкон, где отец Бродского фотографировал его.

    Разобрана и другая большая комната в коммуналке с эркером, в которой семья не жила; он пуст, если не считать раковины, рояля и современного, скорее импрессионистского бюста поэта.В будущем здесь может быть представлена ​​часть выставки Ахматовой. Из его окна открывается вид на Спасо-Преображенский собор, ставший фоном для некоторых фотопортретов Бродского. В другом зале современной части музея экспонируются несколько предметов, найденных во время ремонта, трогательных своей повседневностью: несколько спичечных коробков, фантики от конфет и коробка крема для обуви. В этой комнате есть короткая проекция Бродского, читающего отрывок из своего эссе, с кладбищем Сан-Микеле, где он был похоронен, позади него.

    Комната, где жили родители Бродского. Анна Маленкова

    В узком помещении, где со временем разместится исследовательский архив, теперь хранятся первые русские издания произведений Бродского, изданные в США, и другие книги, связанные с поэтом. В современном разделе музея также есть воссозданная гостиная 1960-х годов с библиотекой книг, написанных коллегами Бродского того времени, а также книг, отражающих его интересы.Поблизости отведено большое пространство для лекций и семинаров. В настоящее время вы можете сделать паузу, чтобы посмотреть фильм «Часть речи» (2020), снятый с близкими друзьями Бродского, такими как Анатолий Найман, Яков Гордин, Евгений Рейн и другими, читающими его стихи.

    Бывшая соседка семьи Нина Васильевна жива и живет по соседству (главным препятствием для музея было ее нежелание продавать комнаты и съезжать). Она не участвует в музейной деятельности, хотя знала Бродского еще подростком и является последним звеном в ушедшей эпохе.Из уважения к ней экскурсии по музею ограничены, чтобы не мешать ей — что-то вроде коммуналки для посетителей.

    Снимок 1960-х годов. Анна Маленкова

    Музей только начинается; есть планы лекций и других мероприятий, и прилагаются усилия, чтобы найти и приобрести больше предметов для коллекции. Но сейчас, казалось бы, цель музея не столько информировать, сколько объединять людей в своеобразном ритуале памяти лауреата Нобелевской премии.Перефразируя название книги другой русской поэтессы Марии Степановой в переводе британского поэта Саши Дагдейла, люди приходят «в память о его памяти», внося в пустые места свои воспоминания и воспоминания о поэте.

    Подробнее о музее Иосифа Бродского и о покупке билетов смотрите на сайте. Музей предлагает экскурсии с гидом и без гида на русском языке; билеты нужно покупать заранее.

    Дом Анны Ахматовой, Москва | Культура России в достопримечательностях

    Здание на Большой Ордынке, 17, в самом сердце Замоскворечья Москвы, широко известно как Дом Ахматовой, потому что великая поэтесса Анна Ахматова жила здесь подолгу, когда совершала поездки в Москву из своего дома. в Ленинграде между 1938 и 1966 годами.Небольшая, но сделанная со вкусом скульптура, увековечивающая связь Ахматовой с этим зданием, является цитатой из известного рисунка Ахматовой великого художника Амадео Модильяни. По некоторым данным, этот дом имел такое же значение в творческой биографии Ахматовой, как и знаменитый Дом на Фонтанке в Ленинграде, где она написала многие из своих важнейших произведений. Настоящая московская квартира, в которой она жила, принадлежала Виктору Ардову, очень успешному писателю-юмористу, и его жене Нине Ольшанской, актрисе, которая была одной из ближайших подруг Ахматовой.Ольшанская была актрисой МХТ, а затем Театра Советской Армии. Именно в доме Ардовых-Ольшанских Ахматова впервые встретилась лицом к лицу с другой великой советско-российской поэтессой своего времени Мариной Цветаевой. Это произошло 7-8 июня 1941 года, всего за две недели до вторжения Германии в Советский Союз и за два с половиной месяца до самоубийства Цветаевой.

    Дом Ардовых-Ольшанских не был общим домом хотя бы потому, что здесь провел свои юные годы и маленький сын Ольшанской Алеша.Этот Алеша, в комнате которого Ахматава останавливалась в гостях, вырос в одного из величайших и самых любимых из всех советских киноактеров — Алексея Баталова. Но кроме того, этот гостеприимный дом на протяжении десятилетий был местом встречи большей части советской интеллигенции. Неполный список других известных гостей, которые заходили в гости, включал Осипа Мандельштама, Михаила Булгакова, Иосифа Бродского, Михаила Зощенко, Бориса Пастернака, великую актрису Фаину Раневскую, Александра Солженицына, поэта Арсения Тарковского (отца великого советского кинорежиссера Андрей Тарковский), Дмитрий Шостакович, Корней Чуковский и другие.Не плохая компания. Но одну встречу, которая произошла здесь, нужно считать самой удивительной из всех. Это случилось в мае 1956 года, когда к Ардовым случайно заехал сын Ахматовой Лев Гумилев, известный литературовед и сын великого поэта Николая Гумилева. Это был не обычный визит. Гумилева только что освободили после 14 лет лагерей, и он понятия не имел, что его мать в этот момент находится в Москве, у Ардовых. Он как раз проездом возвращался в Ленинград и случайно застал там свою мать.

    Нравится:

    Нравится Загрузка. ..

    Родственные

    Литературно-мемориальный музей Анны Ахматовой — Санкт-Петербург

     

    Санкт-Петербург город музеев, по мнению местных жителей и горожан, является одной из главных целей тура Россия из-за большого количества достопримечательностей Санкт-Петербурга. Внутри Санкт-Петербурга достаточно достопримечательностей.Санкт-Петербург и его пригороды, чтобы некоторые туристы только посетили Санкт-Петербург во время своего путешествия в Россию. Хотя наличие такого количества достопримечательностей в одном городе в большинстве случаев весьма полезно, у вас может не хватить времени, чтобы посетить их все во время вашей поездки в Россию . Это основная причина, по которой большинство туристов доверяют туроператорам по России организацию своей поездки, но вы также можете узнать о достопримечательностях Санкт-Петербурга до того, как начнете свое путешествие, чтобы выбрать места, которые вы хотите посетить в своем туре в Россию. .

    Мы в Star Travel Company подумали об этом и решили предоставить всю необходимую информацию, которая может вам понадобиться в вашем путешествии в Россию через наш блог. В нашем блоге вы можете прочитать практически обо всем, что связано с Россией, например, о лучших местах, где можно поесть Русская кухня ; лучшие торговые центры России; лучший способ провести время в Санкт-Петербурге; представляем лучшие места, которые вы можете посетить в своем путешествии по России, в том числе лучших достопримечательностей России в Санкт-Петербурге.Петербург.

    В экскурсию по Санкт-Петербургу не включено множество небольших достопримечательностей и музеев из-за большого количества крупных достопримечательностей в городе, таких как Государственный музей театра и музыки и все его филиалы, но есть много туристы, которые хотели бы ознакомиться с историей русского искусства и литературы во время своего путешествия по России. Одним из значительных литературных музеев Санкт-Петербурга является Литературно-мемориальный музей Анны Ахматовой, который сначала входил в состав Мемориального музея Достоевского, а в настоящее время является отдельным музеем в составе Шереметевского дворца .

     

    Анна Андреевна Горенко — одна из величайших советских русских поэтесс ХХ века, писавшая под псевдонимом Анна Ахматова. Ей восхищаются как одной из первых рассказчиц о страданиях и горестях, пережитых городом во время Великой чистки и Второй мировой войны. Она родилась в 1889 году в Одессе и была одной из художниц, решивших не эмигрировать в советское время, потому что хотела близко почувствовать боль и страдания людей; ее голос по местному радио блокадного Ленинграда, когда она читала свои стихи, был одним из немногих вещей, которые давали людям надежду.Хотя ее работа подверглась жесткой цензуре со стороны сталинских чиновников, одним из величайших ее произведений является «Реквием», в котором она выражает свои чувства и реальность по поводу сталинского террора. Она умерла в 1966 году в возрасте 76 лет в Москве.

     

    Ахматова жила в Шереметевском дворце, который она упоминает в своих произведениях как Фонтанный дом, с 1918 по 1952 год; сначала она жила в северном саду еще с 1918 по 1920 год, но затем перебралась в южный флигель и жила там до 1952 года.Шереметевский дворец занимал дворянский род Шереметевых на протяжении пяти поколений, а второй муж Ахматовой был учителем детей семьи до того, как они бежали из страны на пороге Октябрьской революции; она прожила с ним два года в его квартире в северном саду, затем переехала в южный флигель со своим третьим мужем, искусствоведом Николаем Пуниным, где сейчас находится Мемориальный музей Анны Ахматовой. Хотя сейчас в Шереметевском дворце находится Музей музыки под руководством Государственного музея театрального и музыкального искусства, южное крыло отведено поэтессе и ее соратникам.

     

    Мемориальный музей Анны Ахматовой разделен на три основных раздела; первая — о жизни и творчестве поэтессы, восхваляющих ее произведения во время сталинских репрессий и Второй мировой войны; вторая часть посвящена ее сыну Льву Гумильеву, одному из самых противоречивых историков России и его трудам; третья часть посвящена Иосифу Бродскому, которого считают наследником творчества Ахматовой.

     

    В музее представлена ​​оригинальная мебель ее дома, фотографии, скульптуры, произведения искусства, рукописи и другие вещи, связанные с поэтессой. Поскольку она была широко известна тем, что изображала жизнь людей в блокадном Ленинграде и во время сталинского террора, посетители считают ее музей эмоционально трогательным. Вдова Иосифа Бродского также передала в дар мемориальному музею много вещей, принадлежавших ее мужу, в том числе открытки, библиотеку, произведения искусства и мебель из его дома в Массачусетсе.Литературно-мемориальный музей Анны Ахматовой действовал в составе Литературно-мемориального музея Достоевского , но через некоторое время стал самостоятельным музеем.

     

    Мы в компании Star Travel предлагаем нашим туристам, которые хотят познакомиться с русской литературой во время своего путешествия по России, записать это название музея в свой список посещений во время своего путешествия по России. Мы также рекомендуем посетить Литературно-мемориальный музей Достоевского, а также Мемориальную квартиру Александра Пушкина , которые расположены в Санкт-Петербурге.Санкт-Петербург, и его можно посетить во время тура в Санкт-Петербург .

    Как мы уже говорили ранее, если вы хотите узнать больше о самых привлекательных местах России, включая Топ-5 музеев Санкт-Петербурга и Топ-8 мест, которые вы должны посетить в Санкт-Петербурге , вы всегда можете посетить наш блог. в компании Star Travel.

    Музей Серебряного века в Москве. Музей «Анна Ахматова. Серебряный век» в Санкт-Петербурге

    Музей Серебряного века – обязательный пункт в программе каждого туриста, решившего посетить Москву или Санкт-Петербург.Петербург. Ведь музеи, посвященные этому периоду расцвета русской культуры, есть в каждой из двух столиц. Однако они уникальны и не похожи друг на друга.

    Достопримечательности Москвы

    Давно уже стоит признать, что приезжающий в Москву турист не должен ограничиваться посещением только Красной площади, ГУМа и Воробьевых гор. В столице есть масса других мест, которые просто необходимо посетить любому человеку, хоть немного интересующемуся литературой и искусством.Музей Серебряного века – один из них.

    Он появился недавно. Впервые он открыл свои двери для посетителей осенью 1999 года. Домом экспонатов стало жилище одного из представителей русской поэтической школы того времени — Валерия Брюсова. В этом доме он жил с 1910 по 1924 год, до самой смерти.

    Брюсов был известен не только как поэт и автор знаменитого одностишия о «бледных ногах», но и как глубокий исследователь Александра Сергеевича Пушкина.Поэтому символично, что первой выставкой, на которую пригласил посетителей Музей Серебряного века в Москве, стала «Пушкин и русская литература Серебряного века».

    До этого периода дом находился в аварийном состоянии, отремонтировали его только накануне 1999 года, к 200-летию со дня рождения Пушкина. Над созданием полноценной выставки работали более 10 лет, некоторые экспонаты были получены только из частных коллекций. Но с его открытием стало возможным в полной мере оценить влияние «солнца русской поэзии» на виднейших представителей Серебряного века.Вы можете увидеть эту выставку сегодня, если посетите музей Серебряного века (проспект Мира, 30) в Москве.

    Как туда добраться?

    Добраться до музея проще всего на метро. Вы добираетесь до кольцевой линии и выходите на станции «Проспект Мира». Это недалеко от самого центра столицы. Выходя из подземного перехода улицу переходить не нужно, идите по четной стороне проспекта в сторону Садового кольца. Примерно в двух минутах ходьбы и находится музей Серебряного века — Мира, 30.

    График работы музея очень удобный. Выходной день всего один в неделю, традиционно это понедельник. Важно попасть на санитарный день – он проводится в последний день каждого месяца.

    Во вторник, среду, субботу и воскресенье музей открывает свои двери в 11 утра. Экспозицию можно посмотреть до 18 часов. По четвергам и пятницам музей работает как бы во вторую смену — с 14 до 21 часа. Также стоит помнить, что во все дни кассы закрываются за полчаса до окончания работы заведения.

    Особенности экспонирования

    Дом, в котором находится Музей Серебряного века, перестроен из деревянного особняка в 1910 году. Сделал его купец Баев, торговавший обувью. Архитектором проекта выступил известный тогда столичный мастер Чагин.

    В том же 1910 году поэт Валерий Брюсов снял квартиру на первом этаже. Самому поэту здание никогда не принадлежало, но в народе за ним шло прозвище «Дом Брюсова».

    Экспонаты музея частично перемещены из фондов Музея Маяковского.Тщательно обставленный кабинет Брюсова. В нем много личных вещей, принадлежащих поэту. Например, дубовый стол, картины, мебельный гарнитур.

    Экскурсии по музеям

    Если вы решили сходить в музей Серебряного века (проспект Мира), обязательно сходите на обзорную экскурсию. На нем вы сможете подробно изучить всю русскую культуру с конца 19 века до начала 20 века. Наиболее подробно представлена ​​биография владельца этого особняка Валерия Брюсова. Экскурсии рассчитаны на разные возрастные группы и будут интересны как школьникам, так и их родителям.

    На обзорной экскурсии вы сможете ознакомиться с личным кабинетом Брюсова, а на втором этаже увидите уникальную экспозицию. Это единственное в России собрание произведений, посвященное всем стилям, направлениям и течениям русской литературы Серебряного века.

    Лекции и тематические проекты

    А пока для особо увлеченных есть специальные тематические экскурсии и лекции.Например, «Тайны дома Брюсовых». На нем вы сможете исследовать различные тайны этого здания. Узнайте историю этой улицы и окрестных домов, о стиле «северный модерн», в котором построен особняк.

    Отдельная выставка «Дом Брюсова, его хозяев и гостей» рассказывает не только о поэте, проживавшем здесь с 1910 года до самой смерти, но и о его друзьях и соратниках, чаще бывавших у него. Это Маяковский, Ходасевич, Иванов, Белый и Блок.

    На экскурсии «Салоны и кружки Серебряного века» посетителям рассказывают о том, как развивалась литература в России на рубеже XIX-XX веков. Где, у кого и как часто собирались вместе начинающие и опытные писатели, как они общались и развлекались, как развивалось их творчество, представление о поэзии и мире.

    Для особо любознательных посетителей музея подготовлены интерактивные занятия. Одним из самых популярных, которые может предложить Музей Серебряного века, являются обложки книг и журналов Серебряного века.

    Это интерактив для школьников, где дети могут узнать о книгах и журналах, в которых печатались поэты, какая бумага была в то время, какие персонажи использовали представители различных течений и течений в литературе того времени.

    Также есть интерактивные занятия, посвященные художникам и поэтам Серебряного века. Школьники также могут прочитать подробные наглядные лекции о русском символизме, творчестве и судьбе Осипа Мандельштама, Анны Ахматовой и таких направлений, как акмеизм, Александр Блок и Иван Бунин.

    Серебряный век в городе на Неве

    Еще одно заведение, которое обязательно нужно посетить всем любителям отечественных поэтов того времени, находится в Санкт-Петербурге. Это музей Ахматовой «Серебряный век».

    Основан в 1987 году. Долгое время оставался единственным музеем, в котором можно было подробно узнать о величайших поэтах начала ХХ века – Анне Ахматовой и семье Гумилевых.

    В хронологическом порядке здесь расположено 9 экспозиционных залов – от юности Ахматовой в Царском Селе, после периода, проведенного в «Бродячей собаке», до ее основных произведений «Реквием» и «Поэма без героя».Экспозицию завершает комната памяти поэта.

    Где найти музей?

    Чтобы добраться до Музея Серебряного века в Санкт-Петербурге, лучше всего воспользоваться метро. Вам нужно доехать до станции «Автово». Музей находится по адресу ул. Автовская, 14.

    .

    Музей работает только в выходные — в воскресенье. Открывается ежедневно в 10 утра. С понедельника по четверг он открыт до 18:00, в пятницу до 17:00 и в субботу до 16:30. Кассы закрываются за час до окончания работы.

    Стоимость билета очень символична. Вход для взрослых посетителей будет стоить 70 рублей, школьникам, студентам и пенсионерам придется заплатить 40 рублей. Экскурсионное обслуживание оплачивается отдельно. В среднем это будет стоить 120 рублей с человека.

    Музейные фонды

    Музей может похвастаться богатым фондом. Здесь представлены картины, рисунки, прикладное искусство того периода. Богатая видеотека и фонотека с изображениями и записанными голосами символов эпохи. Отдельный раздел «Нумизматика» познакомит вас с коллекциями монет, отражающими историю, культуру и социальные веяния того времени.

    В музее имеется фонд научной поддержки, редкие книги, фотографии и документы Ахматовой и Гумилева, а также газеты и журналы, в которых они опубликовали свои первые произведения.

    Среди уникальных и подлинных экспонатов музея – портрет Анны Андреевны Ахматовой работы Давыдова, непревзойденная работа фарфористки Славиной «Портрет Ахматовой на фарфоровой тарелке», а также живопись и графика других авторов.

    Туры

    Сотрудники музея могут предложить посетителям разнообразные экскурсии.Обязательно посетите обзорную встречу. Отдельно можно узнать о большом количестве домов и квартир, в которых приходилось жить Ахматовой, поэтому тур так иронично называют «бедуинским бытом».

    Представлен подробный рассказ о семье Гумилевых, с которой Ахматова связала свою судьбу. Специальная экскурсия посвящена поэме «Реквием», а также его ближайшим друзьям — Цветаевой, Пастернаку и Мандельштаму.

    Создание музея

    Отдельно стоит рассказать историю, благодаря которой появился музей.Анна Ахматова, Серебряный век — предмет особой любви главного создателя экспозиций, заведующей учреждением Валентины Андреевны Биличенко. Именно благодаря ей в России появился первый музей, посвященный Ахматовой.

    Сначала это был народный музей при литобъединении «Пушкиниана», затем он стал муниципальным учреждением культуры. В 2001 году музей получил статус государственного учреждения и с этого времени находится по нынешнему адресу.

    Уникальные экспонаты

    Среди уникальных экспонатов, которыми может похвастаться Музей Анны Ахматовой, – часы, о которых слышали поэты в самом начале ХХ века, редкая мебель того периода, уникальный рояль.

    Экскурсии и лекции, которые проводят сотрудники музея, настолько интересны и необычны, что многие посетители называют его Храмом Искусства и Культуры.

    Именно в этом музее впервые в России рассказали об «Анне всея Руси», развернули подробные экспозиции, посвященные Мандельштаму, Пастернаку, Цветаевой, Николаю и Льву Гумилевым. Большое внимание уделяется ближайшему окружению Анны Андреевны Ахматовой.

    Среди подлинных уникальных экспонатов редкие книги, собранные основателем музея Валентиной Биличенко, а также картины и рисунки.Есть и личные вещи поэтов.

    Большое внимание музей уделяет культурно-просветительской функции. Помимо экскурсий и лекций проводятся литературно-музыкальные вечера и творческие встречи с современными поэтами. Стало традицией ежегодно проводить в музее научно-практическую конференцию, посвященную судьбам поэтов Серебряного века.

    Глеб Богомолов — Биография.

    БОГОМОЛОВ ГЛЕБ родился в 1933 году в Ленинграде.

    Активный участник движения советских неофициальных художников.

    Участник выставки нонконформистов

    в Ленинграде (1974).

    Участник более 250 выставок с 1977 года.

    Лауреат Царскосельской премии (1997).

    Член Союза художников России.

    Член Академии современного искусства, Санкт-Петербург.

    Живет и работает в Санкт-Петербурге.

    Работает в Галерее Аллы Булянской с 1996 года.

    Коллекции в том числе:

    Государственный Русский музей. Санкт-Петербург, Россия.

    Государственная Третьяковская галерея.Москва, Россия.

    Санкт-Петербургский исторический музей. Санкт-Петербург, Россия.

    Музей Анны Ахматовой «Фонтанный дом». Санкт-Петербург, Россия.

    Музей современного искусства. Москва, Россия.

    Дальневосточный художественный музей. Хабаровск, Россия.

    Петрозаводский художественный музей. Россия.

    Владивостокский художественный музей.Россия.

    Сосновоборский художественный музей. Россия.

    Севастопольский художественный музей. Украина.

    Нарвский художественный музей. Эстония.

    Художественный музей Циммерли. Нью-Джерси, США.

    Музей советского неофициального искусства. Нью-Йорк, США.

    Национальный музей современного искусства. Сеул, Южная Корея.

    Коллекция «Галерея Аллы Булянской».Москва, Россия.

    Собрание Дягилевского центра. Санкт-Петербург, Россия.

    Собрание Александра Глесера. Москва, Россия.

    Коллекция Грим Дэнеси. Осло, Норвегия.

    Генри Наннен Кунстхалле. Эмден, Германия.

    Коллекция Говарда Сирака. Колумбус, Огайо, США.

    Коллекция Пендорфа.Гамбург, Германия.

    Коллекция Дойче Банка. Германия.

    Анна Ахматова | Фонд поэзии

    Анна Ахматова считается одним из величайших поэтов России. Помимо стихов, она писала прозу, в том числе мемуары, автобиографические произведения и литературные исследования о русских писателях, таких как Александр Сергеевич Пушкин. Она также переводила итальянскую, французскую, армянскую и корейскую поэзию.На своем веку Ахматова пережила и дореволюционную, и советскую Россию, но ее стихи расширили и сохранили классическую русскую культуру в периоды авангардного радикализма и формального экспериментирования, а также в удушающих идеологических ограничениях социалистического реализма. Ахматова разделила судьбу многих ее блестящих современников, в том числе Осипа Эмильевича Мандельштама, Бориса Леонидовича Пастернака, Марины Ивановны Цветаевой. Хотя она прожила долгую жизнь, она была непропорционально омрачена бедственными моментами.Исайя Берлин, посетивший Ахматову в ее ленинградской квартире в ноябре 1945 года, когда она служила в России первым секретарем британского посольства, по словам Дьёрдя Далоса, метко назвал ее «королевой трагедии». Оценка Берлина отозвалась эхом в поколениях читателей, которые понимают Ахматову — ее личность, поэзию и, что более туманно, ее поэтический образ — как иконическое воплощение благородной красоты и катастрофического затруднительного положения.

    Родилась Анна Андреевна Горенко 11 июня 1889 года в Большом Фонтане у Черного моря, третья из шести детей в знатной семье.Ее мать, Инна Эразмовна Стогова, принадлежала к могущественному клану помещиков, а отец, Андрей Антонович Горенко, получил свой титул от собственного отца, созданного потомственным дворянином для службы в царском флоте. Горенко вырос в Царском Селе (буквально Царское село), ​​гламурном пригороде Санкт-Петербурга, месте роскошной царской летней резиденции и роскошных особняков, принадлежавших русским аристократам. Именно в Царском Селе в 1903 году она познакомилась со своим будущим мужем, поэтом Николаем Степановичем Гумилевым, когда покупала рождественские подарки в большом универмаге Гостиного двора.Эта первая встреча произвела на Гумилева гораздо более сильное впечатление, чем на Горенко, и он настойчиво ухаживал за ней долгие годы. В Царском Селе Горенко посещала женскую Мариинскую гимназию, но закончила последний год обучения в Фундуклеевской гимназии в Киеве, которую окончила в мае 1907 года; она с матерью переехала в Киев после развода Инны Еразмовны с Андреем Антоновичем. В 1907 году Горенко поступила на юридический факультет Киевского женского училища, но вскоре отказалась от юридических занятий в пользу литературных занятий.

    Горенко начал писать стихи еще подростком. Хотя поначалу Гумилев ей не нравился, у них сложились совместные отношения вокруг поэзии. Он редактировал ее первое опубликованное стихотворение, появившееся в 1907 году во втором номере Sirius , журнала, основанного Гумилевым в Париже. Стихотворение «На руке его много блестящих колец» (1990 г.) она подписала своим настоящим именем Анна Горенко. Однако в конце концов она взяла себе псевдоним Ахматова.Псевдоним произошел от семейного предания о том, что одним из ее предков по материнской линии был хан Ахмат, последний татарский вождь, принимавший дань от русских правителей. Согласно семейной мифологии, Ахмат, убитый в своей палатке в 1481 году, принадлежал к царской родословной Чингисхана.

    В ноябре 1909 г. Гумилев посетил Ахматову в Киеве, и, неоднократно отвергая его ухаживания, она, наконец, согласилась выйти за него замуж. Венчание состоялось в Киеве в церкви Никольской Слободки 25 апреля 1910 года.Медовый месяц пара провела в Париже, где Ахматова познакомилась с Амедео Модильяни, в то время неизвестным итальянским художником. Встреча была, пожалуй, одним из самых необыкновенных событий юности Ахматовой. Модильяни писал ей письма всю зиму, и они снова встретились, когда она вернулась в Париж в 1911 году. Тогда Ахматова пробыла в Париже несколько недель, сняв квартиру возле церкви св. Пэрис со своей загадочной спутницей.Адресат стихотворения «Мне с тобою пьяным весело» (опубликовано в «Вечер », 1912; перевод «Когда пьян, так весело», 1990) идентифицирован как Модильяни. В лирике осенний цвет вязов — намеренная смена времен года со стороны поэтессы, уехавшей из Парижа задолго до конца лета: «Когда ты пьян, так весело — / Твои рассказы не делают смысл. / Ранняя осень натянулась / Вязы с желтыми флажками». Модильяни сделал 16 рисунков Ахматовой в обнаженном виде, один из которых остался с ней до самой смерти; он всегда висел над ее диваном, в какой бы комнате она ни занимала свою часто неустроенную жизнь.

    Примерно в это же время Гумилев стал лидером эклектичной и разрозненной литературной группы, получившей амбициозное название «акмеизм» (от греческого акме, — вершина, время расцвета). Акмеизм возник в оппозиции к предшествующей литературной школе, символизму, который был в упадке после того, как почти два десятилетия доминировал на русской литературной сцене. Отличительными чертами символизма были использование метафорического языка, вера в божественное вдохновение и акцент на мистицизме и религиозной философии.Символисты преклонялись перед музыкой как перед самым духовным видом искусства и стремились передать через поэзию «музыку божественных сфер», что было общепринятым символистским выражением. Напротив, Гумилев и его товарищи-акмеисты обратились к зримому миру во всей его торжествующей материальности. Они сосредоточились на изображении человеческих эмоций и эстетических объектов; заменил поэта-пророка поэтом-ремесленником; и продвигал пластические модели для поэзии за счет музыки. В октябре 1911 года Гумилев вместе с другим акмеистом, Сергеем Митрофановичем Городецким, организовал литературную мастерскую, известную как «Цех поэтов», или Цех поэтов, на которой за чтением новых стихов следовала общая критическая дискуссия. Ядро новой группы составили шесть поэтов: кроме Гумилева, Городецкого и Ахматовой, которая была активным членом гильдии и выполняла функции секретаря на ее собраниях, в нее входили также Мандельштам, Владимир Иванович Нарбут и Михаил Александрович Зенкевич. Акмеистическую программу в то или иное время разделяли еще несколько десятков поэтов; наиболее активными были Георгий Владимирович Иванов, Михаил Леонидович Лозинский, Елизавета Юрьевна Кузьмина-Караваева, Василий Алексеевич Комаровский.

    Первоначально Гумилев был против того, чтобы Ахматова занималась литературной карьерой, но в конце концов поддержал ее стихи, которые, как он обнаружил, соответствовали некоторым эстетическим принципам акмеизма.В феврале и марте 1911 года несколько стихотворений Ахматовой появились в журналах Всеобщий журнал ( Universal Journal ) , Gaudeamus и Apollon. Когда она выпустила свой первый сборник Вечер (1912; перевод Вечер , 1990), сразу же последовала слава. « Вечер » включает интроспективную лирику, очерченную темами любви и личной судьбы женщины как в счастливых, так и, чаще всего, в несчастливых романтических отношениях.Стиль Ахматовой лаконичен; вместо того, чтобы прибегать к пространному изложению чувств, она дает психологически конкретные детали, изображающие внутреннюю драму. В «Песне последних встреч» (1990 г.) достаточно неловкого жеста, чтобы передать боль разлуки: «Тогда беспомощно похолодела грудь моя, / Но легки были шаги мои. / Я натянул перчатку на левую руку / На правую». Точно так же абстрактные понятия раскрываются через знакомые конкретные предметы или существа.Например, в «Любови» (в переводе «Любовь», 1990 г.) змея и белый голубь обозначают любовь: «Теперь, как змейка, клубком свернулась, / Сердце завораживает, / Потом днями будет ворковать, как голубь / На маленьком белом подоконнике».

    У читателей возник соблазн поискать в этих стихах автобиографический подтекст. По сути, Ахматова преобразовывала личный опыт в своем творчестве через ряд масок и мистификаций. В стихотворении о Гумилеве «На любви…» (опубликовано в «Вечер»; в переводе «Он любил…» 1990 г.) она, например, изображает из себя обычную домохозяйку, вселенная которой ограничена домом и детьми.Героиня оплакивает желание мужа оставить простые радости домашнего очага в далекие, экзотические страны:

    Он любит три вещи на свете:
    За вечерней пенье, белых павлинов
    Я стертые карты Америки.
    Не люблю, когда плачут дети,
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    . . . А я была его женой.


    (Он любил в жизни три вещи:
    Вечерняя песня, белые павлины
    И старые карты Америки.
    Он ненавидел, когда дети плакали,
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    . . . А я была его женой.)

    У Ахматовой и Гумилева не было обычного брака. Большую часть времени они жили отдельно; Одной из самых сильных страстей Гумилева были путешествия, он участвовал во многих экспедициях в Африку. К тому же отношение Ахматовой к мужу не было основано на страстной любви, и за время их недолгого брака у нее было несколько романов (они развелись в 1918 году). Когда было написано «На любви…», она еще не родила ребенка. Ее единственный сын, Лев Николаевич Гумилев, родился 18 сентября 1912 года. Ахматова доверила новорожденного сына на попечение свекрови Анны Ивановны Гумилевой, проживавшей в г. Бежецке, и поэт вернулся к ней. богемной жизни в Петербурге.

    Вторая книга Ахматовой, Четки ( Четки , 1914), была, безусловно, ее самой популярной. К тому времени, когда том был опубликован, она стала любимицей Санкт-Петербурга.петербургский литературный бомонд и славилась своей поразительной красотой и харизматичной личностью. В эти предвоенные годы, с 1911 по 1915 год, эпицентром петербургской богемы было кабаре «Бродячая собака», располагавшееся в заброшенном подвале винной лавки в особняке Дашкова на одной из центральных площадей. города. Художественная элита обычно собиралась в прокуренном кабаре, чтобы насладиться музыкой, чтением стихов или случайным импровизированным выступлением звезды балета.Стены подвала расписаны ярким узором из цветов и птиц театральным художником Сергеем Юрьевичем Судейкиным. Ахматова часто читала свои стихи в «Бродячей собаке», накинув на плечи свою фирменную шаль.

    Мандельштам увековечил выступление Ахматовой в кабаре в небольшом стихотворении «Ахматова» (1914). В стихотворении шаль Ахматовой сковывает ее движения и превращает в вневременную и трагическую женскую фигуру. Мандельштам довольно долго преследовал Ахматову, хотя и безуспешно; однако она была более склонна вести с ним диалог в стихах, и в конце концов они стали проводить вместе меньше времени.

    «Бродячая собака» была местом, где начинались любовные интриги, где посетители были опьянены искусством и красотой. Там Ахматова впервые встретила нескольких любовников, в том числе человека, который стал ее вторым мужем, Владимира Казимировича Шилейко, еще одного поборника ее поэзии. У нее также был роман с композитором Артуром Сергеевичем Лурье (Лурье), по-видимому, сюжетом ее стихотворения «Все мои бражники здесь, блудницы» (от четки; в переводе «Мы все здесь гуляки и распутницы, 1990), который впервые появился в Аполлоне в 1913 году: «Ты куришь черную трубку, / Клубок дыма имеет забавную форму. / Я надела свою узкую юбку / Чтобы казаться еще стройнее». В этом стихотворении, точно передающем атмосферу кабаре, также подчеркнуты мотивы греха и вины, которые в итоге требуют покаяния. Две темы, грех и покаяние, повторяются в ранних стихах Ахматовой. Страстная, земная любовь и религиозное благочестие сформировали оксюморонный характер ее творчества, побудив критика Бориса Михайловича Эйхенбаума, автора книги «Анна Ахматова: Опыт анализа » («Анна Ахматова: попытка анализа», 1923), назвать ее «половиной». монахиня, полушлюха.Позже слова Эйхенбаума дали повод коммунистическим партийным чиновникам, отвечающим за искусство, запретить поэзию Ахматовой; они критиковали его как аморальный и идеологически вредный.

    В Chetki героиня часто молится или взывает к Богу в поисках защиты от навязчивого образа ее возлюбленного, который отверг ее. Такой женский образ появляется, например, в «Я научилась просто, мудро жить» (в переводе «Я научилась жить просто, разумно», 1990 г. ), впервые опубликованной в № «Русская мысль » в 1913 г.: «Я научился жить просто, мудро, / Смотреть на небо и молиться Богу… / И если бы ты постучал в мою дверь, / Мне кажется, я бы даже не услышал.О том же говорит героиня в «Будешь жить, не знай лиха» (в переводе «Жить без бед», 1990):

    Будешь жить, незнайка лиха,
    Править и судить,
    Со своей подругой тихой
    Сыновей растить.
    . . . . . . . . . . . .
    Я для нас, склоненных долу,
    Альтари гориат,
    Наши к Божьему престолу
    Голоса летиат.

     

    (Жить будешь без бед,
    Вы будете управлять, вы будете судить.
    С вашим тихим партнером
    Вы воспитаете своих сыновей.
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    А для нас, спускающихся в долину,
    Алтари горят,
    И наши голоса парят
    К самому Божьему престолу.)

    Она снова находит самый экономичный способ нарисовать свой эмоциональный пейзаж. Простота ее лексики дополняется интонацией бытовой речи, передаваемой через частые паузы, обозначаемые тире, например, как в «Проводила друга до передней». 1990), появившееся первоначально в ее четвертом томе стихов, Подорожник ( Подорожник , 1921): «Выброс! выдуманное слово—/ Я действительно нота или цветок?» Поэзия Ахматовой также известна своим образцом многоточия, еще одним примером перерыва или паузы в речи, примером которого является «Я не люблю твою прошу» (в переводе «Я не прошу твоей любви», 1990 г.), написанная в 1914 г. и впервые опубликовано в журнале Звезда ( Звезда ) в 1946 г.: «Любви твоей я не прошу —/ Она теперь в надежном месте…» Смысл безответной любви в лирике Ахматовой двоякий, ибо говорящий попеременно страдает и заставляет страдать других.Но падая ли жертвой равнодушия возлюбленного или становясь причиной чужого несчастья, персона передает видение мира, который регулярно осаждается ужасными событиями — идеал счастья остается недостижимым.

    С началом Первой мировой войны началась новая эпоха в истории России. Многие восприняли 1913 год как последнее мирное время — конец изощренного, легкомысленного периода. Художники больше не могли позволить себе игнорировать быстро наступавшую жестокую новую реальность.Для богемной элиты Петербурга одним из первых проявлений новых порядков стало закрытие кабаре «Бродячая собака», не отвечавшего цензурным нормам военного времени. Менялся и поэтический голос Ахматовой; все чаще и чаще она отказывалась от частных жалоб на гражданские или пророческие темы. В стихотворении «Молитва» (в переводе «Молитва», 1990) из сборника Война в русской поэзии ( Война в русской поэзии , 1915) лирическая героиня умоляет Бога восстановить мир в ее стране: « Об этом я молюсь на твоей литургии / После стольких мучительных дней, / Чтоб туча над омраченной Россией / Стала облаком славных лучей.

    Третий сборник Ахматовой, Белая стая ( Белая стая , 1917), включает в себя не только любовную лирику, но и множество стихов сильного патриотического настроения. Застенчивая в своей новой гражданской роли, она объявляет в стихотворении, написанном в день, когда Германия объявила войну России, что она должна очистить свою память от любовных приключений, которые она описывала, чтобы записать грядущие ужасные события. В «Памяти 19 июля 1914 года» (в переводе «Памяти 19 июля 1914 года» 1990 года), впервые опубликованной в газете Во имя свободы ( Во имя свободы ) 25 мая 1917 года, Ахматова предполагает что память личная должна отныне уступить место памяти исторической: «Как ненужный отныне груз, / Из памяти моей исчезли тени страстей и песен.В стихотворении, адресованном ее возлюбленному Борису Васильевичу Анрепу, «Нет, царевич, иа не та» (в переводе «Нет, царевич, я не тот», 1990 г.), вышедшем первоначально в Северные записки ( Северные записки , 1915), она регистрирует свой переход от влюбленной женщины к пророчице: «И уста мои не целуй больше / Целуй — пророчествуют». Родившаяся в канун дня святого Иоанна, особого дня в славянском народном календаре, когда считалось, что ведьмы и демоны свободно бродят, Ахматова считала себя ясновидящей.Многие из ее современников признавали ее дар пророчества, и она иногда называла себя Кассандрой в своих стихах.

    Независимо от того, предвидела ли «прорицательница» Ахматова беды, ожидавшие ее в советском государстве, она никогда не считала эмиграцию жизнеспособным вариантом — даже после революции 1917 года, когда так много ее близких друзей уезжали и увещевали ее следовать за ней. Большую часть революционных лет она провела в Петрограде (бывшем Санкт-Петербурге) и пережила крайние лишения.В тяжелые годы Гражданской войны в России (1918-1920) она проживала в Шереметевском дворце, также известном как Фонтанный дом, одном из самых изящных дворцов в городе, который был «национализирован» правительством. большевистское правительство; большевики регулярно переоборудовали заброшенные особняки русских дворян, чтобы предоставить жилые помещения видным ученым, художникам и чиновникам, которые считались полезными для вновь созданного государства рабочих и крестьян. Ахматова смогла жить в Шереметевском дворце после того, как в 1918 году вышла замуж за Шилейко — поэта, близкого к гильдии акмеистов, блестящего ассирийца, профессора Археологического института.За неоценимый вклад в науку Шилейко выделили комнаты в Шереметевском дворце, где он и Ахматова жили с 1918 по 1920 год.

    Дворец построен в XVIII веке для одного из богатейших аристократов и меценатов России графа Петра Борисовича Шереметьева. Для Ахматовой этот дворец ассоциировался с дореволюционной культурой; она прекрасно знала, что здесь общались многие поэты XIX века, в том числе Александр Сергеевич Пушкин и Петр Андреевич Вяземский.

    В течение нескольких лет после революции большевистское правительство было занято войной на несколько фронтов и мало вмешивалось в художественную жизнь. Этот короткий период, казалось бы, абсолютной творческой свободы породил русский авангард. По городу проводилось множество литературных мастер-классов, и Ахматова была частой участницей поэтических чтений. Большинство ее стихов того времени собраны в двух книгах: Подорожник и Anno Domini MCMXXI (1922).Среди ее самых ярких тем этого периода — эмиграция друзей и ее личная решимость остаться в своей стране и разделить ее судьбу. В стихотворении «Ты — отступник: за остров зеленый» (от Подорожник; в переводе «Ты отступник: за зеленый остров», 1990), впервые опубликованном в Воля народа ( Народная воля ) на 13 апреля 1918 года, например, она упрекает своего возлюбленного Анрепа в том, что он бросил Россию ради «зеленого острова» Англии. Вспоминая Россию, она создает стилизованный, сказочный образ мирной страны сосновых лесов, озер и икон — образ, навеки искалеченный разрушительной войной и революцией: «Ты отступник: за зеленый остров / Ты предал, предал родную землю, / Наши песни и наши иконы / И сосну над тихим озером.Предательство Анрепом России сливается с давней ахматовской темой личного забвения, когда в последней строфе она обыгрывает значение своего имени Анна, которое коннотирует благодать: «Да не страшны ни битвы, ни море / Лишившаяся благодати. ”

    Твердая позиция Ахматовой против эмиграции коренилась в ее глубоком убеждении, что поэт может поддерживать свое искусство только в родной стране. Прежде всего определяя свою идентичность как поэта, она считала русскую речь своей единственной настоящей «родиной» и решила жить там, где на ней говорят.Позже советские литературоведы, стремясь переделать творчество Ахматовой в приемлемом русле соцреализма, привнесли в интерпретацию ее стихов об эмиграции чрезмерный, грубый патриотизм. Например, стихотворение «Когда в тоске самоубийства», 1990 г., опубликованное в № «Воля народа» № 12 апреля 1918 г. вступительные строки, в которых Ахматова выражает свое понимание жестокости и утраты традиционных ценностей, господствовавших в России во время революционных потрясений; этот период был «Когда столица у Невы, / Забыв свое величие, / Как пьяная проститутка, / Не знала, кто ее следующий возьмет.Библейский источник был предложен Романом Давидовичем Тименчиком для ее сравнения между российской имперской столицей и пьяной проституткой. Пророк Исайя изображает евреев «грешным народом», их страну «пустыней», а их столицу Иерусалим «блудницей»: «Как верный город сделался блудницей! он был полон осуждения; праведность поселилась в нем; а теперь убийцы» (Исаия 1:21). Кроме того, Ахматова сообщает о «голосе», который звал ее «утешительно», предлагая эмиграцию как способ убежать от живого ада российской действительности.Но ее героиня отвергает новое имя и личность, которыми соблазнил ее «голос»: «Но спокойно и равнодушно, / Я руками уши закрыла, / Чтоб дух мой скорбный / Не запятнался бы теми позорными словами. ». Вместо того, чтобы запятнать свою совесть, она полна решимости сохранить пятна крови на своих руках как знак общей судьбы и своей личной ответственности, чтобы сохранить память о тех драматических днях.

    В «Петрограде, 1919» (перевод, 1990), из Anno Domini MCMXXI Ахматова повторяет свой нелегкий личный выбор отказаться от свободы ради права остаться в любимом городе:

    Никто нам не хотел помочь
    За то, что мои остались дома,
    За то, что, город своей любви,
    А не крыловоду,
    Мои сохранили для себя
    Его дворцы, огонь и воду.

    (Никто не хочет нам помогать
    Потому что мы остались дома,
    Потому что, любя наш город
    И не крылатая свобода,
    Мы сохранили для себя
    Его дворцы, его огонь и вода.

    В «Нестемия, кто бросил землю» (в переводе «Я не с теми, кто покинул свою землю», 1990 г.), стихотворении, написанном в 1922 г. и опубликованном в г. Anno Domini. Стихотворения. Книга третья ( Anno Domini. Стихи. Книга третья , 1923), дополненное издание Anno Domini MCMXXI , она противопоставляет себя тем, кто покинул Россию, но сожалеет о своей печальной доле пришельцев в чужой стране: « Я не с теми, кто покинул землю свою / На терзания врага… / Но мне изгнанье навеки жалко.Из-за года написания поэмы «враг» здесь не Германия — война закончилась в 1918 году — а большевики.

    Ахматова и Шилейко вскоре после свадьбы стали несчастливы, но время от времени прожили вместе еще несколько лет. Когда в 1924 году ему выделили две комнаты в Мраморном дворце, она переехала к нему и жила там до 1926 года. Этот дворец на набережной Невы, в непосредственной близости от Зимнего дворца, первоначально был построен для графа Григория Орлова, фаворитом Екатерины Великой, а затем перешел в руки великих князей.Но, несмотря на «царское» жилье, еды, спичек и почти всех других товаров не хватало. И Ахматова, и ее муж были заядлыми курильщиками; каждый день она начинала с того, что выбегала из своей неотапливаемой дворцовой комнаты на улицу просить у прохожего огня.

    В 1920-е годы более эпические темы Ахматовой отражали непосредственную действительность с точки зрения человека, ничего не выигравшего от революции. Она оплакивала культуру прошлого, уход друзей и личную потерю любви и счастья — все это противоречило оптимистичной большевистской идеологии.Критики стали называть Ахматову «пережитком прошлого» и «анахронизмом». Ее критиковали по эстетическим соображениям коллеги-поэты, которые воспользовались радикальными социальными изменениями, экспериментируя с новыми стилями и предметами; они отвергли более традиционный подход Ахматовой. В конце концов, когда железная хватка государства ужесточилась, Ахматову объявили идеологическим противником и «внутренней эмигранткой». Наконец, в 1925 г. все ее публикации были официально запрещены. Следующую после Anno Domini книгу Ахматовой под названием Из шести книг ( Из шести книг ) государство разрешило издать только в 1940 году.

    15 лет запрета книг Ахматовой были, пожалуй, самым тяжелым периодом в ее жизни. Если не считать недолгой работы библиотекарем в Агрономическом институте в начале 1920-х годов, она никогда не зарабатывала на жизнь ничем, кроме как писателем. Поскольку все литературное производство в Советском Союзе теперь регулировалось и финансировалось государством, она была отрезана от своего самого непосредственного источника дохода. Однако, несмотря на фактическое исчезновение ее имени из советских публикаций, Ахматова оставалась чрезвычайно популярной как поэт, а ее притягательная личность продолжала привлекать новых друзей и поклонников.Помощь, которую она получила от своего «окружения», вероятно, позволила ей пережить невзгоды этих лет. Время от времени, благодаря самоотверженным усилиям ее многочисленных друзей, ей заказывали стихи. Помимо перевода стихов, она также занималась литературоведением. Ее очерки о Пушкине и его творчестве были посмертно собраны в О Пушкине ( О Пушкине , 1977).

    В 1926 году Ахматова и Шилейко развелись, и она навсегда переехала к Николаю Николаевичу Пунину и его большой семье, которые жили в том же Шереметевском дворце на реке Фонтанке, где она жила несколькими годами ранее. Как Гумилев и Шилейко, первые два мужа Ахматовой, Пунин был поэтом; его стихи были опубликованы в акмеистическом журнале Аполлон. Он впервые встретился с Ахматовой в 1914 году и стал частым гостем в доме, который она тогда делила с Гумилевым. До революции Пунин занимался византийским искусством и участвовал в создании Отдела иконописи в Русском музее. После 1917 года он стал поборником авангардного искусства. Большевистское правительство оценило его усилия по продвижению новой, революционной культуры, и он был назначен комиссаром Народного комиссариата просвещения (Народного комиссариата просвещения или Министерства просвещения), также известного как Наркомпрос.Большую часть своей карьеры Пунин был связан с Русским музеем, Академией художеств и Ленинградским государственным университетом, где заработал репутацию талантливого и интересного лектора. К 1922 году ему, как крупному искусствоведу, разрешили жить на квартире во флигеле Шереметевского дворца. Примерно к этому же году относится роман Ахматовой с Пуниным, и в течение следующих нескольких лет она часто подолгу жила в его кабинете. Хотя дворец был ее резиденцией на то короткое время, что она была с Шилейко, он стал ее постоянным домом после того, как она снова переехала туда, чтобы быть с Пуниным.Неизбежно, это послужило декорацией для многих ее работ.

    Пунин, которого Ахматова считала своим третьим мужем, в полной мере воспользовался относительно просторной квартирой и заселил ее своими сменяющими друг друга женами и их семьями. Обустройство Фонтанного дома было типичным для советского образа жизни, который страдал от нехватки пространства и уединения. В течение многих лет Ахматова делила свою квартиру с первой женой, дочерью и внучкой Пунина; после разлуки с Пуниным в конце 1930-х годов она жила затем с его следующей женой.Несмотря на шум и общую неловкость обстановки, Ахматова, казалось, не возражала против коммуналки и сумела сохранить свой царственный облик даже в тесной, неухоженной и плохо обставленной комнате. Лидия Корнеевна Чуковская, автор и близкая знакомая Ахматовой, которая вела дневники их встреч, уловила противоречие между достойным жителем и убогой обстановкой. В Записки об Анне Ахматовой ( Записки об Анне Ахматовой , 1976; переводится как Журналы Ахматовой , 1994) в записи от 19 августа 1940 года Чуковская описывает, как Ахматова сидела «прямо и величественно в одном углу оборванный диван, выглядящий очень красиво.

    За долгий период вынужденного молчания Ахматова не написала много оригинальных стихов, но то немногое, что она сочинила — тайно, под постоянной угрозой обыска и ареста, — является памятником жертвам Иосифа Сталина. В период с 1935 по 1940 год она написала большое повествовательное стихотворение Реквием (1963; переведено как Реквием в Избранные стихи [1976]), опубликованное впервые в России в годы перестройки в журнале Октябрь (октябрь) 1989 года.Это было прошептано строчка за строчкой ее ближайшим друзьям, которые быстро запомнили услышанное. Затем Ахматова сжигала в пепельнице клочки бумаги, на которых она написала « Реквием». Если бы эта поэма была обнаружена тайной полицией, она могла бы спровоцировать новую волну арестов за подрывную деятельность.

    Как сообщает Ахматова в коротком прозаическом предисловии к произведению, Реквием был задуман, когда она стояла в очереди перед центральной тюрьмой в Ленинграде, известной в народе как Кресты, ожидая известий о судьбе сына.Талантливый историк, Лев большую часть времени с 1935 по 1956 год провел в исправительно-трудовых лагерях — его единственное преступление заключалось в том, что он был сыном «контрреволюционера» Гумилева. Прежде чем его в конечном итоге отправили в лагеря, Лев сначала содержался в Крестах вместе с сотнями других жертв режима. Эпоха чисток охарактеризована в Реквием как время, когда, «как бесполезный придаток, Ленинград/ Качался из своих тюрем». Ахматова посвятила стихотворение памяти всех, кто разделил ее судьбу, кто видел, как близких утаскивали среди ночи на пытки и репрессии: плакальщица…»

    Без единого или последовательного размера, разбитый на строфы разной длины и рифмовки, Реквием выражает распад себя и мира. Смешивая различные жанры и стили, Ахматова создает поразительную мозаику из народно-песенных элементов, народных траурных обрядов, евангелий, одической традиции, лирической поэзии. Она возрождает эпическую условность заклинаний, обычно адресованных музе или божеству, вызывая вместо этого Смерть — в других местах называемую «блаженной». Смерть — единственное спасение от ужаса жизни: «Ты все равно придешь — так почему бы не сейчас? / Жду тебя — больше не могу. / Я погасил свет и открыл дверь / Для тебя, такой простой и чудесной.

    В эпилоге, визуализируя памятник, который может быть поставлен ей в будущем, Ахматова вызывает тему, восходящую к оде Горация «Exegi Monumentum aere perennius» («Я воздвиг памятник прочнее бронзы», 23 г. до н. э.). Эта тема оказалась неизменно популярной в европейской литературе на протяжении последних двух тысячелетий, и пушкинский «Я памятник себе воздвиг нерукотворный» (1836 г.) стал ее самой известной адаптацией в русском стихе.Гораций и его последователи использовали образ памятника как аллегорию своего поэтического наследия; они считали, что стихи обеспечивают посмертную славу лучше, чем любая осязаемая статуя. Ахматова же говорит буквально о бронзовом памятнике самой себе, который надо поставить перед тюремными воротами:

    А если когда-нибудь в этой стране
    Воздвигнуть задумают памятник мне,

    Согласие на это даю торжество,
    Но только с условием — не ставить его

    Около моря, где я родилась;
    Последняя с морем разорвана связь.

    Ни в царском саду у заветного пня,
    Где десять безутешная ищет меня,

    А здесь, где стояла я триста часов
    И где для меня не открыли засов.


    (И если когда-нибудь в этой стране
    Мне решили поставить памятник,

    Я согласен на эту честь
    При этих условиях — что стоит

    Ни у моря, где я родился:
    Моя последняя связь с морем разорвана,

    Ни в царском саду у заветного пня,
    Где ищет меня безутешная тень,

    Но здесь, где я простоял триста часов,
    И где никогда не отпирали мне двери.)

    Ахматова находит другую, гораздо более личную метафору значимости своего поэтического наследия: ее стихотворение становится «словесной мантией», накинутой на людей, которых она желает увековечить. Она пишет: «Хотелось бы назвать всех по именам, / Но список изъят и нигде не найден. / Я соткал им широкий плащ / Из их скудных, подслушанных слов». Изображение мантии напоминает защитный покров, который, согласно раннехристианскому преданию, Богородица накрыла прихожанами в византийском храме, событие, ежегодно отмечаемое праздником в православном календаре.Ахматова, хорошо разбирающаяся в христианских верованиях, переосмысливает эту легенду, чтобы отразить ее собственную роль искупительницы своего народа; она плетет мантию, которая защитит память о жертвах и тем самым обеспечит историческую преемственность. Таким образом, Реквием является свидетельством катарсической функции искусства, которая сохраняет голос поэта даже перед лицом невыразимого.

    В более поздний период творчества Ахматовой, возможно, отражая ее поиски самоопределения, тема поэта становится все более доминирующей в ее стихах.Она всегда верила в «святое ремесло» поэта; она писала в «Нашем святом ремесле» («Наше святое ремесло», 1944; впервые напечатано в Знамя , 1945): «Наше святое ремесло / Тысячу лет существовало… / С ним даже мир без света был бы ярок». Она также верила в общий поэтический жребий. В коротком довоенном цикле под названием «Тростник» (в переводе Рид , 1990 г.) и впервые опубликованном как «Ива» (Верба) в сборнике 1940 г. Из шести книг Ахматова обращается ко многим поэтам, живым и умершим, в попытка сосредоточиться на архетипических особенностях их судеб.Жизнь поэта, как становится ясно из этого цикла, определяется изгнанием, понимаемым как буквально, так и экзистенциально. Данте Алигьери является для Ахматовой прототипом поэта-изгнанника, тоскующего по родине: «Но босой, во власянице, / С зажженной свечой не ходил / Через свою Флоренцию — любимую, / Вероломную, подлую, желанную… («Данте», 1936). Среди ссыльных русских поэтов, которых упоминает Ахматова, есть Пушкин; Михаил Юрьевич Лермонтов, посланный царем на далекий Кавказ; и ее друг и современник Мандельштам, который по приказу Сталина был заключен в провинциальный город Воронеж.Она даже включает себя в этот собирательный образ ссыльного поэта, только изгнание у нее не из места, а из времени. Пребывая во мраке советской жизни, Ахматова тосковала по прекрасному и радостному прошлому своей юности. В лирике «Тот город, мнои любимый с детства» (в переводе «Город, любимый мною с детства», 1990), написанной в 1929 году и изданной в Из шести книг , она изображает себя иностранкой в ​​родном городе. , Царское Село, место, которое сейчас до неузнаваемости:

    Тот город, многие любимые с детства,
    В его декабрьской тишине
    Моим промотанным наследием
    Сегодня показала мне.
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    № с любовью иностранки,
    Пленной каждой новизной,
    Глядела я, как мчатся санки,
    Я слушала язык родной.

     

    (Город, любимый мною с детства,
    Мне показалось сегодня
    В своей декабрьской тишине
    Как и мое растраченное наследство.
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    Но с чужим любопытством,
    В плену каждой новинки,
    Я смотрел, как скользили сани,
    И слушал родной язык. )

    В основе всех этих размышлений о поэтической судьбе лежит фундаментальная проблема взаимоотношений поэта и государства. Ахматова предполагает, что, хотя поэт находится во власти диктатора и уязвим для преследований, запугиваний и смерти, его искусство в конечном итоге преодолевает все притеснения и передает правду. С этой точки зрения название «Тростник» символично для слова поэта, которое никогда нельзя замолчать. Образ тростника берет свое начало в восточной сказке о девушке, убитой братьями и сестрами на берегу моря.Согласно легенде, вскоре из лужи ее пролитой крови вырос тростник, и когда позже пастух перерезал тростник в трубку, инструмент пропел историю об убийстве несчастной девушки и предательстве ее братьев и сестер.

    В 1940 году Ахматова написала большое стихотворение «Путем всей земли» (опубликовано в Бег времени [ Бег времени ], 1965; переведено как «Путь всей земли», 1990), в котором она размышляет о смерти и оплакивает неминуемую гибель Европы в горниле войны. Ее память переносит ее на рубеж веков и ведет через места самых важных военных столкновений, включая англо-бурскую войну, уничтожение русского флота в Цусиме и Первую мировую войну, которые предвещали катастрофу для Европы. В эту жуткую панораму прошлого вплетены личные воспоминания о Санкт-Петербурге и Крыму. Несмотря на насущный апокалиптический настрой стихотворения, героиня спокойно созерцает свою приближающуюся смерть, конец, обещающий облегчение и возвращение в «отчий сад»: «И место свое займу спокойно / В легких санях… / В моем последнем жилище / Положи меня на покой.Здесь Ахматова перефразирует слова средневекового русского князя Владимира Всеволодовича Мономаха, фигурирующие в его «Поучении» (Наставление, около 1120 г.), которые он говорил, обращаясь к своим детям, с смертного одра (представленного в виде «сани», употребленного у древних славян для перевозки трупов для погребения). В «Путем всей земли» Ахматова берет на себя аналогичную роль и говорит как мудрый, опытный учитель, наставляющий своих соотечественников.

    Первые месяцы Великой Отечественной войны Ахматова провела в Ленинграде.По мере ужесточения немецкой блокады вокруг города многие писатели, музыканты и представители интеллигенции обратились к своим землякам в серии специальных радиопередач, организованных литературоведом Георгием Пантелеймоновичем Макагоненко. Участвуя в этих передачах, Ахматова вновь стала символом своего страдающего города и источником вдохновения для его жителей. В конце сентября 1941 г. уехала из Ленинграда; вместе со многими другими писателями она была эвакуирована в Среднюю Азию. Но даже из Ташкента, где она жила до мая 1944 года, ее слова доходили до людей.Ее поэтический голос, ставший в предвоенные годы более эпическим и философским, приобрел в стихах военного времени отчетливую гражданскую интонацию. Самым известным из этих стихотворений, впервые опубликованным 8 марта 1942 года в газете Правда ( Правда ) и опубликованным позднее в Бег времени , является «Мужество» (в переводе «Мужество», 1990), в котором поэтесса призывает своих соотечественников прежде всего беречь русский язык: «И мы сохраним тебя, русское слово, / Могучее русское слово! / Внукам нашим мы тебя передадим / Свободным и чистым и спасенным из плена / Навеки!» Здесь, как и во время революции, патриотизм Ахматовой является синонимом ее стремления служить хранительницей вымирающей культуры.

    В Ташкенте Ахматова часто декламировала стихи на литературных сборах, в госпиталях, в Военной академии имени Фрунзе. После выздоровления от тяжелого случая сыпного тифа в 1942 году она начала писать свою отрывочную автобиографию. Очарованная узбекской обстановкой, она посвятила своему «азиатскому дому» несколько коротких поэтических циклов, в том числе «Луна в зените: Ташкент 1942-1944» (в переводе «Луна в зените», 1990), изданная в виде книги в году. Начни время . Особое отношение Ахматовой к Ташкенту стимулировалось ее верой в собственное азиатское происхождение, как она пишет в цикле «Луна в зените»: «Я не была здесь семьсот лет, / Но ничего не изменилось….

    Ахматова вернулась в Ленинград поздней весной 1944 года, полная новых надежд и светлых ожиданий. За год до этого, в связи с временным ослаблением государственного контроля над искусством во время войны, вышло ее « Избранное »; его издание было осуществлено при некотором содействии известного и влиятельного писателя Алексея Николаевича Толстого. Более того, она собиралась выйти замуж за видного врача и профессора медицины Владимира Георгиевича Гаршина, с которым познакомилась еще до войны.Они регулярно переписывались во время пребывания Ахматовой в Средней Азии, и Гаршин в одном из своих писем сделал предложение руки и сердца. Однако после ее приезда в Ленинград он разорвал помолвку, что она приписала его наследственному психическому заболеванию — он был родственником эмоционально неуравновешенного русского писателя XIX века Всеволода Михайловича Гаршина, который покончил с собой, бросившись вниз. лестница. Тем не менее, есть данные, свидетельствующие о том, что настоящей причиной стал роман Гаршина с другой женщиной.Ахматова неохотно вернулась жить в Шереметевский дворец. Ее сын Лев, освобожденный из лагерей в конце войны и отправленный на фронт для участия в штурме Берлина, был восстановлен в Ленинградском государственном университете и допущен к научной работе. К 1946 году Ахматова готовила еще одну книгу стихов.

    Как только ее жизнь, казалось, начала улучшаться, она стала жертвой очередной яростной атаки со стороны правительства. Вероятнее всего, его спровоцировали два визита Исайи Берлина, который только из-за своего поста в британском посольстве, естественно, подозревался советскими чиновниками в шпионаже.Осенью 1945 года через общего знакомого Берлин устроил два частных визита к Ахматовой и снова увидел ее в январе 1946 года. Ахматова всегда дорожила воспоминаниями о своих ночных беседах с Берлином, сам по себе блестящим ученым. Вдохновленная их встречами, она сочинила любовный цикл «Чинкве» (впервые опубликован в журнале Ленинград в 1946 г.; перевод 1990 г.), вошедший в «Беги времени»; , в частности, он гласит: «Звуки замирают в эфире, / И мрак настигает сумерки./ В мире, ставшем навеки немым, / Есть только два голоса: твой и мой».

    Она заплатила высокую цену за эти моменты счастья и свободы. В постановлении Коммунистической партии от 14 августа 1946 года два журнала, Звезда и Ленинград , были выделены и подвергнуты критике за публикацию произведений Ахматовой и писателя Михаила Михайловича Зощенко, признанных недостойными и декадентскими. В осуждающей речи секретарь партии назвал стихи Ахматовой пессимистическими и укорененными в буржуазной культуре; ее называли «монахиней» и «шлюхой», критики-коммунисты заимствовали термины из монографии Эйхенбаума 1923 года.Ахматова испытала драматические последствия. Ее исключили из Союза советских писателей; потеря этого членства означала серьезные трудности, поскольку в то время запасы продовольствия были скудными, и только члены Союза имели право на продовольственные карточки. Почти все экземпляры ее недавно изданных книг были уничтожены, а дальнейшая публикация оригинальных стихов запрещена. Самое важное, что Лев, только что защитивший диссертацию, был повторно арестован в 1949 году.

    Положение казалось настолько безвыходным, что друзья посоветовали Ахматовой купить помилование сына, скомпрометировав ее дар поэзии.В сталинской России от всех художников ожидалось, что они будут защищать коммунистическое дело, и для многих время от времени применение своих талантов в этих целях было единственным путем к выживанию. Вынужденная пожертвовать своей литературной репутацией, Ахматова написала дюжину патриотических стихов на предписанные советские темы; она восхваляла Сталина, прославляла Родину, писала о «счастливой» жизни в Советском Союзе и разоблачала «ложь» о ней, распространявшуюся на Западе. Вышедший в журнале Огонек ( Пламя ) в 1949-1950 годах цикл «Слава миру» (Во славу мира) был отчаянной попыткой спасти Льва.Такое восхваление палача его жертвой, одетой, однако, в утонченном классическом метре Ахматовой, не убедило даже самого Сталина. Ей не удавалось сделать так, чтобы ее пропагандистские стихи звучали достаточно искренне, и поэтому они оставались напрасной жертвой — еще одним свидетельством художественного гнета при советской власти.

    Наиболее значительной творческой работой Ахматовой в ее поздний период и, пожалуй, ее шедевром стала « Поэма без героя » (в переводе « Поэма без героя », 1973 г.), начатая в 1940 г. опубликовано в «Бег времени » в 1965 году. Это стихотворение-повествование — самое сложное у Ахматовой. Это резкие сдвиги во времени, разрозненные образы, связанные только косвенными культурными и личными аллюзиями, полуцитаты, внутренняя речь, эллиптические пассажи, различные размеры и строфы. Темы этого стихотворения (длинного повествовательного стихотворения) можно сузить до трех: память как нравственный акт; ритуал искупления; и погребальный плач. Обращаясь к прошлому в Poema bez geroia , Ахматова обращается к 1913 году, до того, как «настоящий — не календарный — ХХ век» был открыт его первой глобальной катастрофой, Первой мировой войной.Это время ее юности было отмечено элегантным, беззаботным декадансом; эстетические и чувственные удовольствия; и отсутствие заботы о человеческих страданиях или ценности человеческой жизни. Тени прошлого предстают перед поэтессой, когда она сидит в своем освещенном свечами доме накануне 1940 года. Ее знакомые, уже все мертвые, прибывают в образе различных персонажей комедии дель арте и вовлекают поэта в «адскую арлекинаду».

    Маски гостей ассоциируются с несколькими выдающимися деятелями искусства модернистского периода.Ахматова использует Poema bez geroia отчасти для того, чтобы выразить свое отношение к некоторым из этих людей; например, поэта-гомосексуалиста Михаила Алексеевича Кузьмина, критиковавшего ее стихи в 1920-е годы, она превращает в сатану и архигрешника своего поколения. Среди этой сюрреалистичной и праздничной толпы появляются и ее бывшие друзья и любовники. Как единственная оставшаяся в живых из этого богемного поколения («Только как это случилось / Что я один из всех жив до сих пор?»), она чувствует себя обязанной искупить коллективные грехи своих друзей — акт искупления будет обеспечить лучшее будущее для своей страны.Одним из лейтмотивов этого произведения является прямая связь между прошлым, настоящим и будущим: «Как в прошлом зреет будущее, / Так в будущем гниет прошлое…» За сценами 1913 года следуют отрывки из «Части «Третья: Эпилог» (Часть третья: Эпилог), описывающих нынешний ужас войны и лагерей, возмездие за греховное прошлое:

    А за проволокой колючей,
    В самом сердце тайги дремучей—
    Я не знаю, который год—
    Ставший горстью лагерной пыли,
    Ставший сказкой из страшной были,
    Мой двойник на допрос идет.

    (И из-за колючей проволоки,
    В самом сердце тайги —
    Я не знаю, какой год —
    Став кучей «лагерной пыли»,
    Став страшной сказкой,
    Мой двойник идет на допрос.)

    Ахматова находит коллективную вину в малом, частном событии: бессмысленном самоубийстве молодого поэта и солдата Всеволода Гаврииловича Князева, покончившего с собой из безответной любви к Ольге Афанасьевне Глебовой-Судейкиной, прекрасной актрисе и друг; Ольга становится дублером самого поэта.Хотя самоубийство Князева является центральным событием поэмы , он не является истинным героем, так как его смерть приходит не на поле боя, а в минуту душевной слабости. Другие тени прошлого, как Князев, не могут быть квалифицированы как герои, и поэма остается без таковой. Ученые сходятся во мнении, что единственным настоящим героем произведения является само Время. По сути, Poema bez geroia напоминает мозаику, изображающую художественную и причудливую юность Ахматовой в 1910-е годы в Санкт-Петербурге. Петербург.

    Идентифицируя себя со своим поколением, Ахматова в то же время выступает как хор древних трагедий («И роль рокового хора / Согласна взять на себя»), функция которого — обрамлять события, которые она рассказывает, с комментарием, обожанием. , осуждение и плач. Кроме того, негативная эстетика играет важную роль в Poema bez geroia. Они выражаются, в частности, не только в отсутствии конкретного героя, но и в многоточиях, которые Ахматова вставляет, чтобы обозначить темы, которые не могли обсуждаться открыто из-за цензуры.Другим фокусом стихотворения являются несобытия, такие как пропущенная встреча с гостем, который должен зайти к автору: «Он придет ко мне в Фонтанный дворец / Пить новогоднего вина / И он опоздает на этот туманная ночь». Отсутствующий персонаж, о котором поэт говорит далее как о «госте из будущего», не может присоединиться к теням друзей Ахматовой, потому что он еще жив. Этот таинственный гость идентифицирован как Берлин, чей визит к Ахматовой в 1945 году повлек за собой столь драматические последствия для ее сына и для нее самой (отсюда строчка: «Смерть он несет»). В 1956 году, когда Берлин был в краткосрочной командировке в России, Ахматова отказалась его принять, предположительно из страха за Льва, только что вышедшего из тюрьмы. С Берлином она разговаривала только по телефону, и эта «невстреча» впоследствии фигурировала в Poema bez geroia в виде туманных аллюзий. Цикл Ахматовой «Шиповник цветов» (опубликован в «Бег времени»; в переводе «Шиповник в цвету», 1990), посвященный встречам с Берлином в 1945-1946 гг. героия.

    Наконец, как и подобает современной повествовательной поэме, самое сложное произведение Ахматовой включает в себя метапоэтическое содержание. В «Часть вторая: Интермеццо. Решка» (Часть вторая: Интермеццо. Хвост) Поэмы без героии рассказчик спорит со своим редактором, который жалуется на слишком неясное произведение, а затем прямо обращается к поэме как к персонажу и собеседнику. Ахматова знала, что Poema bez geroia будет считаться эзотерической по форме и содержанию, но намеренно отказывалась давать какие-либо разъяснения. Во время интервью с Берлином в Оксфорде в 1965 году на вопрос, планирует ли она аннотировать произведение, Ахматова ответила, что оно будет похоронено вместе с ней и ее веком, что оно написано не для вечности или потомков, а для тех, кто еще помнит мир, который она описала в нем. В самом тексте она признает, что ее стиль — «секретное письмо, криптограмма, / Запрещенный метод», и признается в использовании «невидимых чернил» и «зеркального письма». « Поэма без героя » свидетельствует о сложности позднего стиха Ахматовой и остается одним из самых увлекательных произведений русской литературы ХХ века.

    В 1952 году Ахматова и Пунины с большим неудовольствием выселились из Фонтанного дома, который полностью отошел Арктическому институту, и поселились в другой части города. Несмотря на ухудшение здоровья, последнее десятилетие жизни Ахматовой было достаточно спокойным, отражая политическую «оттепель», наступившую после смерти Сталина в 1953 году. Лев был освобожден из тюрьмы в 1956 году, а несколько томов ее стихов, хотя и подвергшихся цензуре, были опубликованы в конец 1950-х и 1960-е годы. В этот период также вышел ее самый важный сборник стихов. Вышедший в 1965 году « Бег времени » собрал стихи Ахматовой с 1909 года и включил в себя несколько ранее изданных книг, а также неизданную «Седьмую книгу». К этому времени ей было далеко за 70, и ей разрешили совершить две поездки за границу: в 1964 году она поехала в Италию, чтобы получить международную премию Этны Таормины в области поэзии, а в 1965 году она поехала в Англию, где ей была присуждена степень почетного доктора Оксфорда. Университет.Во время второй поездки она ненадолго остановилась в Париже, чтобы навестить своих старых друзей, покинувших Россию после революции.

    Анна Андреевна Ахматова скончалась 5 марта 1966 года в Домодедово (Подмосковье), где лечилась от сердечного приступа. После официальной панихиды в столице ее тело было доставлено в Ленинград для богослужения в Никольском соборе. Похоронена в Комарово, расположенном в пригороде Ленинграда и наиболее известном как место отдыха; в 1960-е жила в Комарово на небольшой даче, предоставленной Литературным фондом.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.