Лучшие современные книги российских писателей в жанре фэнтези: Русское фэнтези — топ-100

Содержание

10 современных книг, которые наделали шума

Трудно поверить, что ещё 40 лет назад огромная часть русской литературы считалась подпольной и распространялась через самиздат. У многих читателей не было возможности познакомиться с актуальными произведениями того времени: романами Александра Солженицына, рассказами Сергея Довлатова, и стихами Иосифа Бродского.

Сегодняшним читателям повезло больше. В современной России много авторов со своим неповторимым почерком, и почти все их книги можно найти на полках книжных магазинов. Мы столкнулись с приятной проблемой: как успевать следить за тем, что происходит сейчас в отечественной литературе? Чтобы немного облегчить для вас эту задачу, мы подобрали десять книг писателей, которые прямо сейчас делают русскую литературу яркой и интересной.

«Искусство лёгких касаний», Виктор Пелевин

2019 год

Виктор Пелевин уже стал культовой, если не легендарной фигурой. Загадочный писатель не даёт интервью, не появляется на публике и не участвует в общественных дискуссиях. Люди выдвигают разные теории по поводу его личности, а некоторые даже сомневаются в его существовании. В чём сомнений не возникало никогда, так это в том, что книги Пелевина отличаются неповторимым чувством юмора, умелой игрой с аллюзиями на массовую культуру и различные философские течения, а ещё едким социальным и политическим подтекстом.

Искусство лёгких касаний

Пелевин В.

Сборник «Искусство лёгких касаний» включает в себя три повести, в которых можно встретить характерные для Пелевина изобретательные образы и типичных героев его книг. Здесь есть история про четверых друзей, отправившихся в горы Кавказа с таинственным и пугающим гидом, метафоричная повесть о событиях новейшей мировой истории и, наконец, своеобразное продолжение романа «Тайные виды на гору Фудзи».
Прелесть сборника в его разнообразии: каждый поклонник Пелевина найдёт в нём что-то для себя.

«Манарага», Владимир Сорокин

2017 год

Владимир Сорокин – одна из самых противоречивых фигур современной русской литературы. Он не раз подвергался критике и даже агрессии со стороны различных общественных организаций, но его значение для сегодняшней русской культуры признают почти все. На протяжении последних 40 лет Сорокин всё ещё гордо несёт знамя главного деконструктора различных языков: от повседневного советского до классического литературного.

Манарага

Сорокин В.

«Манарага» – это язвительная и хлёсткая сатира на общество потребления и размышление о том, что же произойдёт с литературой в будущем. Сорокин рисует для читателя яркую и пугающую картинку дистопичного мира, где книги служат лишь для одной цели – приготовления еды. Так знаменитый русский писатель пытается вычислить вектор, по которому движется наше общество, и понять, куда это движение нас приведёт.

«Наполеонов обоз. Книга 3. Ангельский рожок», Дина Рубина

2020 год

Ещё одна писательница «со стажем» в нашем списке – это Дина Рубина. Её литературная карьера длится уже сорок лет и принесла Рубиной несколько премий и тысячи преданных поклонников. Сила её прозы заключается в удивительной искренности каждого слова – качество, которое редко встречается в произведениях эпохи постмодернизма. В каком-то смысле Рубина стоит особняком: моднейшие литературные веяния писательнице неинтересны, она предпочитает рассказывать о вечном.

Наполеонов обоз.

Книга 3. Ангельский рожок

Рубина Д.

Поклонники писательницы ждали выхода книги с нетерпением и даже грустью: ведь в ней история Надежды и Аристарха подходит к завершению. Любовь, против которой любые обстоятельства бессильны, вновь сводит их вместе спустя 25 лет. Интрига вокруг наследства наполеоновского офицера закручивается всё стремительнее, и вместе с полюбившимися героями мы движемся к неминуемой развязке.

«Земля», Михаил Елизаров

2020 год

Михаил Елизаров – одна из самых харизматичных фигур в современной русской литературе. Напоминающий внешним видом какого-нибудь участника группы «Ария», Елизаров пишет прозу, в которой иногда трудно отделить иронию от серьёзного тона.. Писатель эффектно дебютировал сборником «Ногти», который заслужил положительные отзывы критиков. После этого он выпустил сначала скандальный роман «Pasternak» – в нём великий поэт предстал в образе ужасного демона, – а затем своё самое известное произведение «Библиотекарь». Елизаров, впрочем, не только литератор: он получил популярность и благодаря своим песням, напоминающим сочетание злой иронии Егора Летова и поэзии Александра Галича.

Земля

Елизаров М.

В романе «Земля» Елизаров рассказывает историю землекопа Владимира, занятого в похоронном бизнесе и работающего на бандитов. В этой завязке легко угадывается основная идея произведения: писатель размышляет о том, что понятие смерти значит для русской культуры. В качестве главного героя он изображает человека, который связан со смертью напрямую. Сюжет здесь не менее интересен: как и все его книги, роман «Земля» читается на одном дыхании.

«Финист – ясный сокол», Андрей Рубанов

2019 год

Андрей Рубанов ворвался в русскую литературу в 2005 году с одним из самых впечатляющих дебютов – романом «Сажайте, и вырастет». Он рассказывал историю предпринимателя из 90-х, который оказался в тюрьме. Это история самого Рубанова: в 1996 году он был осуждён за мошенничество, а спустя три года полностью оправдан. Впрочем, если бы его проза была интересна только как изложение яркого жизненного опыта, на этом писательская карьера Рубанова прекратилась бы. Как выяснилось, литературного таланта ему тоже не занимать: за 15 лет он выпустил 9 романов, каждый из которых привлекал к себе внимание критиков и читателей.

Финист — ясный сокол

Рубанов А.

Андрей Рубанов выбрал для своей книги сложный материал – русский фольклор. На основе известной всем сказки, напечатанной в сборнике Афанасьева, он создаёт блестящий роман с остроумной формой и сильным содержанием. Три истории, рассказанные тремя героями, сплетаются в цельный сюжет, оторваться от которого – задача не из лёгких. «Финист – ясный сокол» служит доказательством того, что настоящее русское фэнтези может составить конкуренцию Толкину и Мартину.

«Крепость», Пётр Алешковский

2015 год

Историк Пётр Алешковский начинал свою профессиональную деятельность вовсе не с литературы. Он закончил исторический факультет МГУ и долгое время занимался реставрацией памятников Русского Севера. Впрочем, в литературе Алешковский тоже не новичок. Он начал писать ещё в 1988 году, а через семь лет, с выходом романа «Арлекин, или Жизнеописание», к нему пришёл и первый успех.

На сегодняшний день произведение «Крепость» – его последняя книга.

Крепость

Алешковский П.

В 2016 году роман «Крепость» произвёл настоящий фурор, получив престижную премию «Русский Букер». Прежде всего, выбор жюри удивил всех тем, что книга Петра Алешковского не очень соответствует современной литературной моде. Она не отличается сложной формой, не пытается шокировать читателя, и каждое слово в ней звучит искренне. История стареющего археолога Ивана Мальцова – это история человека, поставившего дело, в которое он верит, выше всех материальных благ и даже собственной жизни. Мальцов пишет книгу о Чингисхане, пережидает зиму в деревне недалеко от любимого города Деревска и борется по мере сил с чиновниками, которые хотят снести местную крепость – древний памятник архитектуры. Пронзительный роман о человеке с железными принципами, преданном науке, поражает своей простотой и силой.
А финал не оставит равнодушным никого.

«Опосредованно», Алексей Сальников

2019 год

В 2018 году имя Алексея Сальникова узнали все, кто интересуется современной русской литературой. Его роман «Петровы в гриппе и вокруг него» получил премию «Национальный бестселлер» и принёс автору всероссийскую популярность. Критики отметили уникальный слог и композицию романа, в которую Сальников искусно вплёл мифологический подтекст. Теперь перед писателем стоит ещё более трудная задача: сохранить статус одного из самых необычных и громких голосов современной отечественной литературы.

Опосредованно

Сальников А.

Роман «Опосредованно» сразу сбивает читателя с ног шокирующей концепцией: в мире, который придумал Сальников, поэзия стала наркотиком. Она обретает нелегальный статус: её употребление и распространение караются законом, а сочинением стихотворений занимаются только последние маргиналы. Главная героиня Лена подсаживается на поэзию от скуки, и литературный наркотик, в конце концов, полностью завладевает её мыслями. Новая книга Сальникова подтверждает его статус одного из самых остроумных и нестандартных авторов современной России.

«Пищеблок», Алексей Иванов

2018 год

Алексей Иванов – один из самых популярных и востребованных русских писателей на сегодняшний день. Ему удаётся балансировать на тонкой грани между элитарной и массовой литературой: его книги одинаково интересно читаются на всех уровнях, от сюжетного до философского. За плечами у Иванова уже солидный багаж из 14 романов, нескольких повестей и документальных книг. Он поучаствовал в написании сценария к фильмам «Царь» и «Тобол», а ещё в соавторстве с Леонидом Парфёновым снял масштабное документальное кино о родном Урале.

Пищеблок

Иванов А.

Роман «Пищеблок» вновь демонстрирует нам умение Иванова заигрывать с разными жанрами и не терять при этом чувство меры. В этой книге писатель создаёт пионерский хоррор, действие которого происходит в олимпийское лето 1980 года. Иванов смешивает ингредиенты, которые, казалось бы, абсолютно не сочетаются: эстетику советского детства и историю про кровожадных вампиров. Тем не менее, результат порадует и фанатов писателя, и читателей, которые ждут от книги захватывающего сюжета.

«Посмотри на него», Анна Старобинец

2017 год

Анна Старобинец известна как талантливая журналистка и как выдающаяся писательница. Литературную популярность ей принесли романы в жанре фантастики и фэнтези. Получив славу «русского Кинга» и «русского Геймана», Старобинец даже не думает на этом останавливаться. Она продолжает ставить перед собой новые творческие задачи и пробовать себя в разных литературных жанрах. В этом, вероятно, и заключается секрет её успеха.

Посмотри на него

Старобинец А.

Книгу «Посмотри на него» нельзя в полной мере назвать романом – это автобиографичная история самой Анны Старобинец, которая столкнулась с самым большим материнским страхом. В этой книге она рассказывает, что ощущает женщина, когда узнаёт, что у ребёнка тяжёлая врождённая болезнь. Это откровенная и трогательная исповедь человека, которого не сломило горе. Старобинец не просто подаёт пример, как выдержать такое испытание, она дарит читателю кое-что более важное – чувство надежды.

«Не прощаюсь», Борис Акунин

2019 год

Борис Акунин – один из тех авторов, которые не нуждаются в представлении. Король отечественной жанровой литературы, Акунин уже застолбил себе место в истории как человек, воскресивший читательский интерес к историческому приключенческому роману. Цикл книг про Эраста Фандорина – блестящий образец умного детектива, в котором сюжетная интрига прекрасно сочетается с подробным историческим контекстом.

Не прощаюсь. Приключения Эраста Фандорина в ХХ веке. Часть вторая

Акунин Б.

Заключительный роман цикла о приключениях великого сыщика Эраста Фандорина рассказывает о том, как знаменитый детектив пытается освоиться в изменившемся мире. Очнувшись от трёхлетней комы, Эраст Петрович оказывается в 1918 году. У власти большевики, самому Фандорину уже 62 года, его боевые навыки потеряны вместе с фирменным заиканием. Но разве знаменитый сыщик привык пасовать перед лицом угрозы?

Лучшие книги современных писателей для подростков … и не только

Советуем почитать вам новые книги современных российских и зарубежных авторов:

Вознесенская Ю.Н. Путь Кассандры, или Приключения с макаронами : роман / Юлия Вознесенская. – М. : Дет. лит., 2004. – 74 с. : ил.

Знаменитый роман-антиутопия
описывает недалекое будущее, в котором все уцелевшие после экологической катастрофы жители Земли существуют в виртуальной реальности под управлением «мессии» — Антихриста.
В этом обезумевшем мире, забывшем о добре и истине, юная девушка Кассандра находит свой путь к Богу и свою настоящую любовь.

Прочитать об авторе книги

Глейцман М. Болтушка : [повесть] / Моррис Глейцман ; пер. с англ. М. Бородицкой. – 2-е изд. – М. : ОГИ, 2008. – 136 с.

Повесть затрагивает очень важную тему человеческого общения, понимания и уважения людей друг к другу.

 У  девочки Ровены — главной героини этой книги — особенное строение гортани, которое не позволяет ей говорить, но не мешает считать себя ужасной болтушкой! Ведь болтать без умолку можно и про себя…

Эта добрая и весёлая повесть современного писателя
из Австралии поможет вам лучше понять, увидеть и услышать тех, кто находится рядом.

Прочитать об авторе книги

Минаев Б. Детство Лёвы : повесть в рассказах / Борис Минаев. – М.: Заветная мечта, 2008. – 320 с.

«Детство Левы» – это рассказы,
порой смешные, порой грустные, образующие маленькую повесть.
Незамысловатые приключения ребенка в своей собственной квартире, во дворе, среди родных, друзей и знакомых, несущие черты и триллера, и комедии, и фарса…

Тайна детства, по мнению писателя, довольно проста: все, что было в детстве, прекрасно! И не случайно повесть «Детство Лёвы» издана в серии «Книги Заветной мечты»…

Прочитать об авторе книги


Мурашова Е. Гвардия тревоги
: [повесть] / Екатерина Мурашова. – М. : Самокат, 2008. – 368 с. : ил. – (Встречное движение).

Книга продолжает тему современной российской школы, начатую в известной повести «Класс коррекции».
Действие происходит в центре Санкт-Петербурга, в обычной школе, где в обычном (на первый взгляд) 8 «А» классе действует некая «закрытая система», команда благородных рыцарей-подростков со своим моральным кодексом…

Книга о дружбе и взаимовыручке, в лучших традиция А. Гайдара, но на современный лад.

А по словам автора, «…»Гвардия тревоги» вообще про любовь …».

Прочитать об авторе книги


Мурашова Е. Одно чудо на всю жизнь
: [повесть] / Екатерина Мурашова. — М. : Центр «Нарния», 2010. – 368 с. : ил. – (Мир для всех: Там, где мы живём).

Это новая книга Екатерины Мурашовой (вышла в 2010 году). Реалистичная повесть с элементами фантастики, вновь говорящая о подростках в современном мире.

Взрослые, потерявшие жизненные ориентиры и дети, оказавшиеся без поддержки взрослых, — это реальные люди в определённых обстоятельствах, и непростая тема для разговора. Но молчать об этом нельзя!

От чтения этих «неглянцевых» историй отступают равнодушие и цинизм, и проступает, как сказал бы Ёська, один из героев повести, “маленькая пушистая душа”. Каждый из нас в силах сделать этот мир немного добрее, важно только понять это…

Прочитать об авторе книги


Нёстлингер К. Само собой и вообще
: семейный роман, где есть, о чём поразмыслить и над чем посмеяться / пер. с нем. Веры Комаровой. – М. : Самокат, 2008. – 192 с. : ил. – (Лучшая новая книжка).

Это трагикомическое повествование
о разводе родителей, в котором принимают самое непосредственное участие трое их детей – 15-летняя Каролина, 13-летний Анатоль и 7-летний Беньямин. Само собой, ни Карли, ни Ани, ни тем более малышу Шустрику вовсе не хочется «разводиться» с папой! Только их никто не спросил об этом, а зря!

Кристине Нёстлингер, известнейшая австрийская писательница, позволила детям высказаться. И из истории развода получилась очень смешная и жизнерадостная книжка.


Патерсон К. Великолепная Гилли Хопкинс
/ Кэтрин Патерсон ; пер. с англ. Ф. Лурье. – 2-е изд. – М. : Центр Нарния, 2007. – 224 с. : ил. – (Тропа пилигрима).

Трудно поверить в любовь, если тебя никогда не любили, если твоя мать живет вдалеке от тебя, и ты переезжаешь из одной семьи в другую, но… считаешь себя не просто хорошей, а ослепительной, великолепной Галадриэль Хопкинс, «чудовищем Гилли», которую все боятся.

И вдруг появляется Дом. Настоящий, с матерью, младшим братом и дядей, где любят и всегда ждут, и готовы принять такой, какая ты есть: обманщица, драчунья и воровка. Повесть о трудной девочке, которая пытается обрести чувство дома, и поверить в себя «хорошую», достойную обычной родительской любви и заботы…


Пеннак Д. Глаз волка
: [повесть] / Даниэль Пеннак ; пер. с фр. Н. Шаховской. – М. : Самокат, 2001. – 96 с.: ил.

Приходя в зоопарк, мы редко задумываемся о том, что же чувствуют звери, утратившие свободу и привычную среду обитания. Попробуем взглянуть на мир и людей с той стороны заграждения? Книга известного французского писателя поможет нам в этом.

Одноглазый полярный волк заперт в клетке парижского зоопарка. Люди принесли ему столько зла, что он поклялся никогда больше не думать о них. Но мальчик по имени Африка, обладающий удивительным даром слушать и рассказывать истории, заставит волка взглянуть на мир другими глазами.


Семенова М. Валькирия
: роман, повести / Мария Семёнова ; ред. Н. Прийма ;
худож. С. Бордюг. — М. : Азбука, 2004. — 541 с. — (Заклятые миры).

Эта книга — для тех, кто интересуется историей и сохраняет в душе романтику. Один из лучших романов известной российской писательницы в жанре «славянского фэнтези».

Главная героиня книги — славянская девушка по имени Зима, покинувшая дом ради любви и воинской жизни, и получившая за отвагу прозвище Валькирия.

С юности ощущая себя непохожей на других женщин своего рода, Зима выбрала свой путь в жизни – стала воительницей, способной защитить не только себя, но и своего любимого, которого она наконец обрела…

Прочитать об авторе книги


Семенова М. Лебединая дорога
: исторический роман / Мария Семёнова ; ред. Н. Прийма; дизайн и оформ. А. Золотухина. — СПб. : Азбука-классика, 2004. — 512 с.

Викингам, чьи корабли идут по Лебединой дороге, нечего терять, их не пугают великие опасности и кровавые битвы, ибо павшие в сражениях воссядут в Вальгалле, чертоге бога Одина, а выжившие покроют себя славой.

Лебединая Дорога – так называли море викинги. В середине IX века, когда Норвегия объединялась в государство, многие жители северных земель вынужденно вступали на эту дорогу, переселяясь в другие края, в том числе и на Русь.

Об одном из таких путешествий, о встречах с разными племенами, о попытке начать новую жизнь среди славян – эта повесть, написанная с глубоким знанием и ощущением далёкой эпохи.

Прочитать об авторе книги


Семенова М. Там, где лес не растет
: фантастический роман / Мария Семёнова ; оформ. С. Шакина. — М. : Эксмо : Домино, 2007. — 480 с. — (Боевая магия).

Главный герой этого романа ни в чём не уступает знаменитому Волкодаву, а в чём-то и превосходит его. У Коренги есть одна отличительная особенность – он калека, не может ходить.

Чтобы избавить свой род от наложенного некогда векового проклятия, Коренга отправляется в путешествие на особой тележке, построенной его умельцем-отцом. В пути его сопровождает надёжный помощник и друг – огромный волкодав Торон.

Много приключений и испытаний довелось пережить им в пути. Чувство долга за судьбу своего рода, честь и отвага Коренги, беззаветная преданность Торона своему хозяину позволили им достичь поставленной цели.

Прочитать об авторе книги


Старк У. Пусть танцуют белые медведи
: [повесть ] / Ульф Старк ; пер. со швед. О. Мяэотс; ил. А. Вронской. — М. : Самокат, 2008. — 176 с. : ил. — (Лучшая новая
книжка).

Лассе, главный герой повести известного шведского писателя – классический трудный подросток.

Он плохо учится и неважно себя ведёт. Папа Лассе – мясник, он огромный и похож на белого медведя. Он всё больше молчит, играет на губной гармошке музыку Элвиса Пресли и очень любит маму Лассе.

А она, как оказалось, полюбила другого. И ушла жить в его большой и красивый дом, забрав с собой сына. Попав в семью отчима, Лассе кардинально меняется.

Но счастлив ли он? Побывав ухоженным и успешным отличником, Лассе возвращается к папе. Потому что хочет быть собой. А каким собой – ему ещё предстоит узнать, ведь он тоже – загадочный и молчаливый «белый медведь».

Прочитать об авторе книги


Старк У. Чудаки и зануды
: [повесть] / Ульф Старк ; пер. со швед. О. Мяэотс; ил. А. Вронской. — М. : Самокат, 2008. — 160 с. : ил. — (Лучшая новая книжка).

Героине повести, двенадцатилетней Симоне, очень непросто жить среди «чудаков и придурков, населивших её дом». К тому же в новой школе Симону принимают за мальчика, что тоже не радует…

Выжить в этой непростой ситуации девочке помогает её старый дед, основатель семейной династии чудаков…
Со временем Симона осознаёт правоту чудаков, ту внутреннюю свободу и гармонию, заставляющую их жить не так, как живут соседи… Ведь главное – никому не причинять зла, жить в мире со всеми.

Прочитать об авторе книги


Тор А. Остров в море
: [повесть] / Анника Тор. – М. : Самокат, 2006. – 288 с. : ил.

Эта повесть шведской писательницы о событиях времён Второй мировой войны одновременно ранит и лечит душу.

История девочки Штеффи из Австрии, которую приняла и спасла шведская семья, заставляет по-новому взглянуть на мир и людей, помогает о многом задуматься.

Как просто обидеть человека, если он «не такой, как все»! Как просто — сделать его немного счастливее…

А что выбираете вы?

У книги есть продолжение!!!

Современные российские произведения читать. Современная проза: лучшие книги в жанре

Современная проза — повествовательные произведения, действия которых происходят в современных реалиях. Это один из самых главных, древних и популярных жанров литературы, и не собирается отпускать эту позицию. Потому что читать современную прозу любят очень многие: эти книги как никакие другие близки к правде и жизни, они часто правдивы и искренни. Одни из таких произведений описываются по реальным событиям или просто основаны на них, другие написаны из головы автора, но что ясно совершенно точно — книги в этом жанре интересно читать, потому что они, словно фильтр реальности, преподносят нам самые интересные истории нашей жизни. Это всегда будет важно.

Особенности книг в жанре Современная проза
Можно долго говорить о том, насколько нам близки, правдивы и достоверны качественные книги в современной прозе. Но ведь особенность этого жанра в другом: он обширен и необъятен, позволяет вбирать в себя все лучшее из литературы реализма. Ведь под этими книгами может скрываться все, что угодно: философские истории, драматичные книги, любовные романы, боевики, интригующие детективы, юмористические романы с сатирой, молодежная проза и даже романтическая эротика.
Читая современную прозу, мы можем видеть наш современный мир через призму автора, который решил нам что-то рассказать. Причем эти сюжеты и истории служат для нас одновременно и уроком, и моралью. Но что действительно хорошо — современная проза пишется простым и понятным языком, поэтому, находясь в этом разделе, вы можете спокойно окунуться в любую книгу с головой. Эти произведения читаются легко и беззаботно, хотя и в них предостаточно пищи для ума — вам найдется, над чем подумать после прочтения, если, конечно, вы того пожелаете.

Почему Современную прозу лучше всего читать онлайн на Лит-Эре?
Лит-Эра предоставляет огромный выбор произведений в жанре современной прозы. Просто оставайтесь на нашем сайте и приступайте к чтению! Обратите внимание на второй, дополнительный жанр у каждой книги из раздела — так вы сможете лучше представить, в каком ключе пишется книга. Здесь сами писатели выкладывают интересные книги, и вы можете комментировать любую из них после прочтения, указывать автору на ошибки и неточности, а может быть, наоборот, вы захотите его похвалить или перекинуться комментариями с другими читателями? Все это возможно в полной мере именно здесь, на Лит-Эре. Хорошие книги от отечественных современных авторов — отличный повод провести свободное время с достойными книгами, о прочтении которых вы никогда не будете жалеть.

Проза в России всегда была актуальной. Сегодня также она не теряет своей популярности. Как правило, она освещает реальные проблемы современного общества, указывает на пороки и недостатки. Основными направлениями являются реализм и постмодернизм.

Современная проза рассчитана на широкий круг читателей. Авторы стараются писать простым понятным языком. Отличительная особенность сегодняшних книг – описание существующей действительности с иронией.

Выделить какую-либо одну лучшую книгу российской прозы невозможно. У каждого читателя свои вкусовые предпочтения. Но, исходя из количества положительных отзывов и рецензий, нам удалось определить несколько самых востребованных и известных произведений. Каждое несет глубокий смысл и свое представление об истине. Авторы данных книг популярны в современном русском литературном обществе. Их работы насчитывают максимальное количество тиражей.

ТОП – 10 лучших книг современной российской прозы

10 Москва-bad

Современный очерк о столичной жизни

Одним из лучших прозаиков современности является Алексей Шепелев. В 2013 году он удостоился премии «Нонконформизм», а в 2014 стал финалистом премии А. Белого. Пишет лаконично, без изяществ. Книга «Москва-bad»не похожа на другие работы автора. Она рассчитана на широкий круг читателей и представляет собой синтез нескольких жанров: очерка, репортажа, романа, — написанных с выразительной художественностью.

9 Маримба!

Книга о внутрисемейных отношениях

Книга представляет собой сборник маленьких рассказов о жизни московской семьи. Мать и дочь отлично ладят, искренне и тепло относятся друг к другу. Первая – коренная москвичка с дворянскими корнями и хорошим образованием, со знанием нескольких языков. Всю свою жизнь посветила воспитанию ребенка, но очень надеется, что когда-нибудь ее одиночество закончится.

Вторая – умница, красавица, отличница. Посещает музеи и театры, отлично танцует и в совершенстве владеет английским. На фоне линии внутрисемейных отношений появляются образы учителей и соседей. Не всегда приятные. Это отталкивает некоторых читателей, но, такова правда жизни. По мере взросления у дочери появляется первая любовь. Эти главы особенно отмечаются любителями прозы. Смысл книги о светской жизни московской семьи до боли знаком многим. Поэтому «Маримба!» не теряет популярности в наши дни.

8 Медовый рай

Глубокий психологический смысл

Еще одним представителем российской прозы является Валерий Бочков. В книге «Медовый рай» автор рассказывает о жизни восемнадцатилетней Софьи, которая по воле судьбы попадает в женскую исправительную колонию. Там девушка размышляет над жизнью, находит своих бесов и ангелов. От смерти ее отделяют всего 27 шагов (27 шагов до электрического стула).

На фоне несчастной судьбы автор довольно живо описывает окружающие пейзажи. События разворачиваются в пустыне, но, все равно, Бычков находит слова, чтобы рассказать о необычайно красивой природе. По сути, книга является детективным романом, превращающимся в конце в настоящий триллер. Он заставляет мыслить. В нем русская психология переплетается с голливудским кинематографом. Персонажи как живые, одни вызывают симпатию, другие отвращение. Но любой, кто взял в руки «Медовый рай», останется под невообразимым впечатлением.

7 Где нет зимы

Просто о сложном

Сабитова, одна из лучших российский писательниц, которая умеет грамотно сказать о трудных вещах. Ее рассказы всегда о трудностях жизни, о детях-сиротах, об их взрослении, о сложных взаимоотношениях в семье. В книге идеально соседствуют такие эмоции как горе и радость, сострадание и восхищение. Герои выглядят реалистично.

Дина сумела раскрыть трагизм сложившихся событий не только глазами главных действующих лиц, но и показала чувства со стороны. Добавив истории немного фантастики, она включила в повествование домового и куклу. Дети, Паша и Гуль вынуждены расти и взрослеть в детском доме. То, как они справляются с трудностями и своими переживаниями, не оставляет равнодушным ни одного читателя, не зависимо от возраста.

6 Письмовник

Невероятно простой и красивый слог

Знаменитый автор впервые показал российской литературе, что интеллектуальная проза доступна широкому кругу читателей в России. Каждое появление новой книги – это всегда событие. «Письмовник» восторженно встретили не только поклонники творчества Шишкина, но и критики. Они единодушно сошлись во мнении, что книга написана в великолепном стиле.

Эта история о двух влюбленных, которые пишут друг другу письма. Однако ни одному из писем не суждено быть прочитанным, так как герои находятся в разных временных отрезках. Кому – то сюжет может показаться странным. Это на первый взгляд. Прозаик поднимает довольно серьезные душевные вопросы. Он пишет настолько правильно и красиво, что хочется дочитать повесть до конца и вместе с персонажами прожить их нелегкую судьбу. Благодаря высокой востребованности и положительным отзывам, роман удостоился награды «Большая книга» и вошел в рейтинг лучших.

5 Дом, в котором…

Необыкновенный сюжет

Книга была издана не так давно, но уже успела поучаствовать в конкурсах и завоевать приз зрительских симпатий. На «Русской премии» в номинации «Крупная проза» она заняла первое место. Действие происходит в доме на окраине забытого города. Туда попадают дети с психическими расстройствами, дети — инвалиды, дети, потерявшие связь с внешним миром. Им здесь хорошо, так как никто не обращает внимание на их личностные расстройства.

Поразительный сюжет, который захватывает с первых строк. Немыслимые тайны и ключи к их разгадкам. Все это Мариам Петросян удалось рассказать с особой таинственностью. В наши дни книга стала особенно популярной. Она участвует во многих рейтингах и занимает лидирующие позиции.

4 И шарик вернется…

Лучшая книга о женской дружбе

Мало кто из современных прозаиков пишет о дружбе, особенно о женской. Мария Метлицкая – одна из немногих авторов, осветившая данную сторону жизни. Поэтому ее книгу «И шарик вернется…» считают одной из лучших. Это рассказ о женщинах, которые не смотря ни на что, пронесли свою дружбу через всю жизнь. Такие разные снаружи, но такие близкие изнутри.

Читатели особенно рекомендуют эту книгу подросткам. Возможно, кого-то она убережет от необдуманных поступков. Полезно прочитать ее и тем, кто столкнулся с большими проблемами в жизни. То есть, всем. Ее сюжет знаком каждой девушке или женщине. Здесь и разлуки, и предательство, и счастье, и рождение малышей, и потеря родных людей. Главная истина, которую автор хочет донести – за черной полосой всегда наступает белая. Вот, что она пишет в конце: «… и все получат свои порции счастья, удачи, радости и надежды».

3 Авиатор

Самая покупаемая книга

Евгений Водолазкин известен не только в современной России, но и за рубежом. После публикации, его книги сразу становятся хитами продаж. Появившись в 2016 году, «Авиатор» стал настолько популярен, что уже через несколько месяцев после выхода, он собрал толпу поклонников. Главный герой, очнувшись в больнице, с ужасом понимает, что ничего не помнит. В его голове остались лишь обрывки воспоминаний, которые он начинает записывать.

Авиатор – это не профессия, это образ человека, который смотрит на жизнь свысока, раздумывает над вечными вопросами, делает неожиданные выводы. О книге встречаются больше положительных отзывов. Одни в качестве достоинств отмечают неспешность повествования, другие – особо трепетное описание Петербурга, третьим знакомы мысли и чувства, затронутые автором. «Авиатор» хоть и написан в стиле исторической фантастики, но не имеет излишней фантазии. Наоборот, пронизан этическими дилеммами и глубочайшим внутренним миром.

2 Черновик

Лучший фантастический сюжет

Сергей Лукьяненко известен читателям как одаренный фантаст. Однако, на этот раз он показал себя совершенно с другой стороны и выступил в роли психолога. «Черновик» стал его визитной карточкой. Главный герой возвращается домой как ни в чем не бывало, но его никто не узнает: ни любимая девушка, ни собака, ни родители. Даже его привычное место занимает посторонний человек.

Кирилл в истерике, но в этот момент в его руки попадает письмо с указанием дальнейших действий. Он понимает, что находится между двумя жизнями. Однако одна не легче другой. Проблемы накапливаются как снежный ком, переплетая не просто жизненные циклы, а целые миры. Как разобраться в случившемся? Как распутать клубки вранья и пороков? Где правда, а где ложь? В этом и предстоит разобраться главному герою. Читатели рекомендуют «Черновик» всем, кто любит неординарные и увлекательные истории.

1 Дyxless. Повесть о ненастоящем человеке

Лучшая книга о пороках современного общества

Одна из лучших работ современной прозы – книга «Дyxless». Вышедшая недавно, она произвела настоящий фурор в русской литературе. Это повесть о пороках и изъянах нашего общества, в частности, молодежи. Поэтому она быстро обрела популярность и внимание со стороны читателей не зависимо от возраста. Сергей Минаев — первый из прозаиков, кто осветил проблему псевдокультуры, так называемого гламура, сложившегося после 2000-го года.

В книге описывается история успешного молодого человека, который не знает счета деньгам и прожигает жизнь «как может». Со временем, из-за отсутствия удовлетворения, интерес к красивой жизни начинает пропадать, и он задумывается над ее глубоким смыслом. Автор поднимает проблему места человека в обществе, его мироощущения. Роман настолько заинтересовал современных читателей, что в итоге было продано более 1000000 экземпляров.

Новая книга российского автора

16+ Новинка ноября 2018! Новая книга российского автора. Жанр: «Сентиментальная проза». Серия: «Капризы и странности судьбы». Изда.: «Эксмо». Кол. страниц: 324. ISBN: 978-5-04-097604-1. Создано: 06.11.2018

Это был лучший месяц в ее жизни. Но она понимала, что такой роман это есть выбор между несколькими ящиками носовых платков или в ожидании телефонного звонка, в течение которого придется сжать свою душу в кулак и попробовать спокойно жить, стараясь не тревожиться и не переживать. Алина этого не умела – и количество носовых платков резко сокращалось. Затем звонки от героя её романа прекратились. Страшного случиться с ним не могло ведь такое сразу становится известно прессе. Остается признать – ее действительно банально бросили. Следующие три дня Алина плакала как белуга – а затем села за свой компьютер и быстро написала самый лучший свой рассказ, благодаря которому она и стала знаменитой.

Рябиновый клин

18+ Сентябрь 2018! Автор: Дина Рубина. Книга 1.. Цикл в 3х частях: «Наполеонов обоз». Жанр: «Современная проза». ISBN: 978-5-04-098081-9. Изд-во: «Эксмо». Стр-ц: 318. Тираж: 14700 Создано: 21.09.2018

Книга «Рябиновый клин» — лучшее в современной прозе российских авторов осени 2018 года.

В 2018 году в свет выходит роман «Рябиновый клин», ставший первой книгой в трилогии Дины Рубиной «Наполеонов обоз». Красоты деревенской природы, искренняя любовь и предательство, судьбоносные жизненные перипетии и даже спрятанные драгоценности из мифического обоза императора Бонапарта – все это, и многое другое откроется перед читателями этого прозаичного произведения. Героям книги предстоит спустя двадцать пять лет после расставания вернуться к так и не угасшим любовным чувствам и начать борьбу за новое совместное будущее.

Список лучших книг российских авторов

Представлен список лучших книг российских авторов — новинок 2018 года.

Дама из сугроба

16+ Новинка июля 2018! Популярная новинка в современной отечественной прозе — хит 2018 года: «Дама из сугроба». Изд-во: «АСТ». Страниц: 324. ISBN: 978-5-17-107644-3. Переплет: Тв. Формат: 245×122 мм. Тираж: 24200 Создано: 08.08.2018

Главный герой книги – Тимур, мужчина сорока четырех лет, выходец из России, переехавший в США и открывший там своей небольшой и вполне успешный бизнес.
Ставшее традиционным празднование Рождества в Париже, оборачивается для мужчины множеством непредсказуемых событий, включая знакомство с московским студентом Алексеем, полет в Москву, встреча с отцом после восемнадцатилетнего отсутствия общения и многое другое.
Кардинально меняющие его будущее приключения, начавшиеся в парижском кафе, значительно запутывают его непростую жизнь, в то же время, позволяя, наконец, разобраться в своем внутреннем мире.

Текст

18+. Новинка июня 2017! Книга: «Текст». . Изд-во: «АСТ». Жанр: «Современная проза». ISBN 978-5-17-103521-1. Список: «Лучшие книги российских авторов». Формат: 71×91/16 Тираж: 45000 Стр.: 323

Аннотация: «Текст». Семь лет провел Илья на зоне – в душной и унылой хате, в чужом и неуютном городе. И вот, наконец, вернулся в ноябрьскую Москву, чтобы поскорее поехать домой, в Лобню. Знакомыми запахами и звуками встретила его Златоглавая. Но уже в метро, которое должно увезти парня в родное Подмосковье, он понял, что мир, вроде бы оставшийся прежним, очень изменился. Все сидят, утонув в своих телефонах, где кипит какая-то другая, более интересная и насыщенная жизнь. И вскоре Илья поймет, что телефон – это и есть мы. А потеряв его, ты потеряешь себя.

Шпионы тоже лохи

16+. Новинка ноября 2017! Жанр: « Современная проза». Изд.: «АСТ». ISBN: 978-5-17-100598-6. Страниц: 321. Формат: 209/123/28 мм. Создано: 25.11.2017

Представляем новую книгу Екатерины Вильмонт «Шпионы тоже лохи» из списка российских авторов «Лучшая книга ноября 2017 года в жанре современной прозы».

В 2017 году из-под пера Екатерины Вильмонт вышел новый роман «Шпионы тоже лохи». Главные его герои Михаил Бобров и Марта, знакомые по сюжету книги «Вафли по-шпионски», вновь оказываются в центре детективной истории, которая начинается с неожиданного предложения о сотрудничестве с крупным издателем Костенко. Бывшему шпиону и безрассудно влюбленному Боброву предстоит пройти серьезную проверку, которую ему устроят неизвестные недоброжелатели.

По ту сторону вдохновения.

16+ Новинка 2017! Книга Юрия Полякова : «По ту сторону вдохновения». Издательство «АСТ». Серия: «Любовь в эпоху перемен». ISBN 978-5-17-102842-8. Жанр: «Современная проза». Стр.: 481. Создано: 30.04.2017

Автобиографический сборник «По ту сторону вдохновения» приоткроет завесу тайны над тем, как создаются лучшие книги российских авторов. Практически все вошедшие в книгу эссе посвящены истории и судьбе сочинений Юрия Полякова – от дебюта «Сто дней до приказа» и вышедшего в разгар перестройки «Апофегея» до романа «Козленок в молоке» и дилогии «Гипсовый трубач». Рассказывает автор и о нереализованных замыслах, которые не воплотились в жизнь по самым разным причинам.

Фиалки на десерт.

В конце марта увидит свет очередной роман российского автора Марии Метлицкой: «Фиалки на десерт». Одна из главных литературных новинок марта вышла в популярной серии «За чужими окнами».

16+. «Фиалки на десерт». . Издательство: «Эксмо» — 2017 г. Серия: «За чужими окнами. Современная проза». Страниц 355. ISBN 1-978-5-699-95568-8. Тв-переплёт. Создано 20.03.2017

Главная героиня новой книги Марии Метлицкой «Фиалки на десерт» – Татьяна Евгеньевна, или просто Таня. Ведь глядя на эту хрупкую и миниатюрную женщину не поверишь, что у нее есть уже совсем взрослый ребенок – сын Митя. И скоро он навсегда уедет в Париж вместе со своей невестой-француженкой – высокомерной, невыразительной и невоспитанной особой по имени Женевьев.
Матери не нравится возлюбленная сына, но по-настоящему ее страшит лишь перспектива одиночества. Найдет ли Таня силы жить дальше и принять выбор Мити. Сможет ли понять, что ее жертвенная материнская любовь не была напрасной?

Как бы ни ругали критике во всём мире современную литературу, она продолжает успешно существовать и радовать читателей. Сейчас данный вид искусства развивается очень динамично, сосуществуют и взаимодействуют различные стили, жанры, направления. В этом сумасшедшем разнообразии каждый может отыскать себе что-нибудь по вкусу.

Современное состояние литературы

Несмотря на огромное жанровое разнообразие, одним из популярнейших направлений в мировой литературе является реализм . Для реалистических произведений характерны глубокий психологизм персонажей и пристальное внимание к общественной жизни. В таких книгах содержание, внутренне наполнение доминирует над художественной формой.

Кроме реализма, с его духовными исканиями и открытиями, ещё одним влиятельным течением является постмодернизм , философские основы которого были сформулированы ещё в 80 годах ХХ века такими видными литературными деятелями, как Милорад Павич, Умберто Эко, Милан Кундера, Патрик Зюскинд и другими.

Постмодернистская концепция предусматривает восприятия мира как некоего хаоса . Это связано с глобальными изменениями на нашей планете: растерянность людей перед масштабными военными, техногенными и природными катастрофами. Современный человек постоянно боится конца света, но, при этом видит, что общество интенсивно развивается в плане науки и технологий.

Для постмодернистской литературы характерны такие черты, как неоднозначность, неопределённость, отсутствие каких бы то ни было рамок, фрагментарность, потеря своего «Я». Авторы отказываются от так называемых вечных ценностей.

Кроме вышеуказанных существует и ряд других относительно новых и модных литературных направлений: концептуализм, киберпанк, магический реализм , Ещё интенсивно развиваются книжные сериалы, графические новеллы (они же комиксы), электронные эпистолярные романы.

Не теряет популярности и автобиографические книги. Но они, как правило, создаются не собственно персонами, о которых идёт речь, а наёмными техническими писателями. Это тесно связана с другой тенденцией — появляется всё большее количество анонимных текстов, которые переполняют интернет.

Лучшие книги современной прозы

Нынешние писатели весьма плодовиты, да и количество их выходит за все разумные рамки. Но в этом безбрежном океане литературы есть некие ориентиры, маяки — действительно стоящие талантливые произведения:

  • Донна Тартт ;
  • Пола Хокинс ;
  • Дэйв Эггерс ;
  • Януш Вишневский ;
  • Уильям Голдинг ;
  • Бернард Вербер и другие.

Фредерик Бегбедер

В этой книге, как и в других известных произведениях Бегбедера, главным героем выступает Марк Марронье. Он считает, что всё в этой жизни происходит в соответствии с законами природы . Один из законов Марк сформировал таким образом: «Любовь живёт три года».

И казалось бы, подтверждение этому он нашёл, разводясь со своей женой. Но разрыв был связан с новой влюблённостью Марка. Он полностью поглощён страстью, но с опаской ожидает приближение самим же им придуманного срока.

Карлос Руис Сафон

Это книга-загадка, книга-лабиринт, полная секретов . Она хранит три тайны. Первая — тайна главного героя, журналист по имени Давид, который скрывается от закона. Вторая — тайна города возможностей Барселоны. А третья — тайна книги, у которой есть начало, но не может быть конца.

Если вы следите за всем последними тенденциями в мире литературы, то вам просто необходимо посетить наш сайт. У нас можно читать онлайн лучшие произведения современной прозы.

Книжная клиника: какие современные русские романы самые лучшие? | Книги

В: Я собираюсь поехать в Россию на чемпионат мира. Оставив классику в стороне, какие современные русские романы считаются лучшими?
Шон Голдинг, 27 лет, консультант по маркетингу, Лондон

A: Фиби Таплин , журналист и автор четырех сезонных путеводителей по Москве, где она жила пять лет
Русская фантастика исследует национальное и экзистенциальное вопросы с тех пор, как Николай Гоголь задавал в «Мертвых душах », куда направляется «крылатая тройка» его страны. В России до сих пор выходят интересные, сложные постмодернистские романы, продолжающие эту традицию: вот некоторые из них (относительно) читаемые и доступные на английском языке. « Лживый год » Андрея Геласимова — это мрачная пронзительная комедия, действие которой происходит в Москве 1990-х годов. В ней, как и в «» Чехова «Вишневый сад », исследуется нравственная неразбериха в постоянно меняющемся мире. Толстовский роман Людмилы Улицкой «. Большая зеленая палатка » рассказывает об иудаизме, феминизме и семье через жизнь трех позднесоветских школьных подруг.Она рассказывает о пьяной подростковой вечеринке или допросе в КГБ с вниманием к комическим деталям и чутьем к зловещей интонации.

В своем литературном бестселлере Лавр , духовной одиссее о жизни монаха 15-го века, Евгений Водолазкин предполагает, что любовь существует вне линейного времени. Нечто подобное делает Михаил Шишкин в своем эпистолярном шедевре «Свет и тьма », действие которого происходит одновременно в разных концах ХХ века. Шишкин получил все три главные литературные премии в России, но отказался быть частью российской делегации на книжной выставке США 2012 года, заявив, что не хочет представлять «страну, где власть захвачена коррумпированным преступным режимом».

Русские авторы часто обращаются к прошлому или воображают будущее, чтобы бросить взгляд на неподатливое настоящее. Литературовед Ольга Славникова обыгрывает идеи цикличности национальной судьбы в своем жанровом фэнтези 2017 . Те же темы не дают покоя ироническому « Живых Душ » Дмитрия Быкова; Герои Быкова, журналиста, поэта-сатирика и критика режима, странствуют по России в поисках любви, свободы, безопасности или смысла. Также опираются на российские научно-фантастические традиции, большинство из которых явно антиутопические, такие авторы, как противоречивый Владимир Сорокин.Для краткости, пророческой басни почитайте его жестокую сатиру День опричника , где царские чекисты наслаждаются оргией мирской бойни и коррупции. Удачной поездки.

Вопросы для Книжной Клиники задавайте ниже или по электронной почте [email protected]

Русская Фэнтези + Рекомендации – Liliana N Bookish Blog

Привет! Добро пожаловать в очередной мой разглагольствовающий пост в сегменте [Do The Talk].

Сегодняшняя тема — ТАДААМ! –  Русское фэнтези и все, что связано с этим жанром.В конце этого поста будут перечислены наиболее известные авторы фэнтези, и, если у них есть книги, уже переведенные на английский язык, я также предоставлю соответствующие ссылки для вашей информации.

Итак, вперед!


Во-первых, никого не должно удивлять, что фэнтези как жанр никогда не ограничивался только американо-британскими авторами: в каждой отдельно взятой стране есть по крайней мере один писатель, который дает нетерпеливому читателю то или иное волшебство. Так уж получилось, что американо-британская фантастика в жанре фэнтези получила гораздо большее общественное признание, чем любая другая. Тем не менее, книг, достойных внимания буквально всех, безусловно, намного больше, но сделать их действительно заметными – это наша, книжных блоггеров, обязанность. Без даже минимальной рекламы ничто не станет вирусным, как бы вы этого ни хотели.

Русское фэнтези относительно популярно, но очень мало произведений, выпущенных на других языках, кроме русского. Что касается статистики продаж, в России фэнтези в целом остается в тройке самых продаваемых жанров, наряду с детективами и любовными романами, причем русское фэнтези, вероятно (не точно), занимает до 30% от общего объема продаж фэнтези-книг.Что, я должен сказать, не , а плохо. В обычном русском книжном магазине можно найти множество поджанров фэнтези, но наиболее распространенным из них будет городское фэнтези, вероятно, из-за того, что это самый простой из поджанров.

Русское городское фэнтези имеет три наиболее часто используемых настройки фона:

1) Тип настроек Гарри Поттера , когда есть общий город/страна/локация, где среди обычных людей живут маги/ведьмы/волшебники/другие сверхъестественные существа. Концепция может быть разной, но суть примерно одна и та же. Именно такой набор имеет большинство известных произведений русского фэнтези.

2) Волшебные академии сеттинг , я использую этот термин для описания всего русского фэнтези, где действие происходит в волшебных школах/академиях, и не распространяется на локацию дальше прилегающего леса. Этот набор очень популярен среди молодых независимых авторов, и обычно они не получают широкого признания из-за огромного количества книг в похожем стиле.Даже я обычно избегаю этих книг, потому что у них есть один большой недостаток, о котором я расскажу чуть позже.

3)  Настройки антиутопии , обычно смешанные с самими элементами поджанра антиутопии. Действие происходит в далеком будущем, реально существующее место резко меняется из-за глобальных катастрофических рисков и может содержать все, что только может представить ваше воображение.

Я также должен отметить недавнюю тенденцию в русском городском фэнтези под названием Случайное путешествие , сюжетный прием, используемый, когда главный герой или группа главных героев случайно оказываются в другом месте, в основном в декорациях магических академий. Эти книги обычно классифицируются как комическое фэнтези, так как в них есть похожие сюжеты типичного неудачника, получающего шанс на самореализацию, обычно сопровождаемые элементами Мэри-Сью (если вы не знаете, что это такое, вот статья для чтения) .

Как я упоминал ранее, я склонен избегать фэнтезийных книг, действие которых происходит в магических академиях/школах, из-за одного большого недостатка, который я с трудом принимаю, когда ищу магию. Это массивные любовные линии главных героев. Это как если бы писатель хотел сентиментальный роман, но понял, что он не будет продаваться с сеттингом реального мира, поэтому ему / ей лучше использовать магию в качестве фона для этого романа, происходящего между персонажами.Книги такого рода в основном пишут женщины, и я не могу винить их за писательское желание, но я нахожу использование магии в качестве предлога для продажи их книг очень тревожным, и они никогда не отдают должное всему жанру фэнтези! Разве вы не можете просто сделать свою домашнюю работу по созданию более правдоподобного сюжета и использовать другие приемы для развития отношений между вашими персонажами?

Магический реализм  в последнее время получает все большее распространение в русской фантастике, потому что всегда найдется читатель, который не любит все типичное фэнтези и будет искать в обычном что-то особенное. И, как вы знаете, магический реализм написать непросто, так же, как сложно построить целый мир высокого фэнтези. Есть риск переборщить с добавлением элементов, что получится обычная фантазия. Лично мне магический реализм нравится гораздо больше любых других видов фэнтези, потому что мне нравятся мелкие детали, обычно незаметные для окружающих.

Теперь, когда я более чем достаточно разглагольствовал по теме этого поста, давайте перейдем к некоторым именам и произведениям, представляющим поджанр русского фэнтези.Должен сразу предупредить, что лично я мало знаком с русскими авторами, кроме парочки, и у меня есть на то причины. Тем не менее, я постараюсь перечислить вам лучших писателей, чтобы ни один российский книжный блогер или читатель не убил меня за то, что я ввел вас в заблуждение

Михаил Булгаков

Поджанр: Магический реализм
Где: Мастер и Маргарита

Михаил Булгаков не был тем, кто начал русское фэнтези, но он, несомненно, один из тех, чьи значительные произведения стоит прочесть. Его Мастер и Маргарита всегда числятся среди книг, которые вы должны прочитать перед смертью.

Найдите
Мастер и Маргарита на Goodreads

Сергей Лукьяненко

Поджанр: Городское фэнтези
Где: Смотреть сериал

Сергей Лукьяненко считается самым продаваемым русским писателем-фантастом, с огромным успехом серии Watch , две из которых ( Night Watch и Day Watch ) были превращены в главные кинофильмы, которые собрали в общей сложности 73 миллиона долларов в прокате! Эти книги полностью захватывают, и вся вселенная Watch уже расширена работами других авторов, которые являются поклонниками этой серии!

Найдите серию
Watch ( Night Watch, Day Watch, Twilight Watch, The Last Watch, The New Watch, The Sixth Watch и другие книги вселенной Watch) на Goodreads

Макс Фрей

Поджанр: Случайное путешествие, Магический реализм
Где: Хроники Эха, Лабиринты Эха, Сны Эха, серия «Сказки Старого Вильнюса» и др.

Макс Фрай — это псевдоним Светланы Мартынчик и Игоря Степина, но в последнее время все книги пишет именно Светлана. Многие любители фэнтези любят Макса Фрея за его чувство юмора и тот тонкий магический реализм, который Светлане удается передать в своих книгах. Кроме того, Макс Фрай — главный герой вселенной Эхо, но Светлана использует это устройство не для того, чтобы писать о себе или что-то еще, а скорее для того, чтобы погрузиться в мир Эхо и записать все, что она видит, своим воображением.Лично мой самый любимый русский автор фэнтези, и я никогда не перестану говорить о том, какие волшебные ее книги.

К сожалению, на английском языке можно найти только две книги.

Найдите  Незнакомец и  Беды незнакомца  на Goodreads

Ник Перумов

Поджанр: Высокое фэнтези
Где: The Consistent сериал

Ник Перумов начал свою писательскую карьеру с книг, действие которых происходит в Средиземье Дж. Р. Р. Толкина, а после этого придумал вселенную The Consistent.На его работы сильно повлияла скандинавская мифология (это сомнительный пиар недавней книги Нила Геймана, хахаха). К сожалению, переводов на английский язык нет, хотя сейчас Ник проживает в Штатах.

Дмитрий Емец

Поджанр: Дети и Ю. Фэнтези
Где: Таня Гроттер сериал, Мефодий Буслаев сериал

Несмотря на то, что его резко критиковали за плагиат из серии о Гарри Поттере в его серии о Тане Гроттер, Дмитрий все же добился коммерческого успеха за короткий промежуток времени; а после выпуска первых трех книг серии, которые были заявлены как пародия на Гарри Поттера, писатель сменил направление и придумал новые сюжеты для своих персонажей.

Ни одна книга официально не переведена на английский язык, однако некоторые переводы, сделанные самим Дмитрием, вы можете прочитать в его блоге.

Алексей Пехов

Поджанр: Высокое фэнтези, Городское фэнтези
Где: Хроники Сиалы, Преследователи ветра

Алексей Пехов — еще один любимый русский писатель-фантаст, обладатель множества наград и книг, переведенных на многие языки, включая английский. Алексей также является сценаристом некоторых видеоигр, таких как King’s Bounty: The Legend, и Heroes of Might and Magic V .Пехов часто пишет вместе со своей супругой Еленой Бычковой и Натальей Турчаниновой.

Найти
Chronicles of Siala, и Chasers of the Wind на Goodreads

Вера Камша

Поджанр: Высокое фэнтези
Где: серия Gleams of Aeterna

Вера — одна из немногих писательниц-фантастов, работающих в жанрах высокого фэнтези и имеющих коммерческий успех. Ее серия Gleams of Aeterna создана под сильным влиянием как Джорджа Р.Серия Песнь Льда и Пламени Р. Мартина и произведения Александра Дюма.

К сожалению, ее книги еще не переведены на английский язык.

Вот оно! Что вы думаете об этом посте. Было интересно? Вы обнаружили, что ваша бесконечная стопка TBR пополняется новыми книгами? Любые другие темы о русских книгах, которые вам интересны? Дайте мне знать здесь, в комментариях!

Спасибо за внимание, ребята! Увидимся в следующий раз!

Обязательно найдите меня в Instagram, Twitter, Facebook и Goodreads.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Десять русских романов, которые нужно прочитать, чтобы стать лучше | Эндрю Д. Кауфман, доктор философии.

(Источник фото: Unsplash.com)

Пока президент Трамп и Владимир Пут общаются на фоне политических беспорядков дома, серьезных обвинений во вмешательстве России в выборы 2016 года и общего чувства социального неблагополучия в обеих странах, как американцы, так и россияне много думать о этих днях.

Обеим нациям следовало бы преодолеть свои идеологические разногласия и последовать примеру поколений читателей, которые в смутные времена обращались к шедеврам русской литературы за утешением, пониманием и вдохновением.На самом деле, учитывая нынешнее состояние мира, всем нам было бы полезно последовать этому примеру.

Все нижеприведенные десять художественных произведений являются признанной классикой русской литературы. За исключением, возможно, « Похороны » Улицкой, вышедшей совсем недавно, все эти книги выдержали испытание временем. Общим для них также являются великолепные истории, художественное мастерство и оригинальность, а также способность вовлекать читателей в глубокие, личные размышления о самых важных вопросах жизни.Эти книги заставят вас думать, чувствовать и расти как человек.

«Сначала прочитайте лучшие книги, — однажды предупредил Генри Дэвид Торо, — иначе у вас может не быть возможности прочитать их вообще».

Итак, вот они, некоторые из лучших русских книг, которые я советую вам прочитать в первую очередь:

Евгений Онегин (1833) Александра Пушкина
В этом менее известном шедевре русской фантастики Александр Пушкин сочетает в себе захватывающая история любви, энциклопедия русской жизни начала XIX века и одна из самых остроумных социальных сатир, когда-либо написанных.И делает он это исключительно в стихах!

Одновременно игривый и серьезный, ироничный и страстный, этот роман в стихах является отправной точкой для большинства курсов изучения современной русской литературы в колледжах, потому что в нем Пушкин создает шаблон почти для всех тем, типов персонажей и литературных приемов. на которые будут опираться будущие русские писатели. Не случайно Пушкина часто называют отцом современной русской литературы, а « Евгений Онегин » считается самым представительным его произведением.

Герой нашего времени (1840) Михаила Лермонтова
Часто упоминается как «первый психологический роман России», дело, которое очаровывало и тревожило читателей более полутора веков.

Роман состоит из пяти взаимосвязанных историй, раскрывающих сложную душу Печорина с разных точек зрения. В результате получился незабываемый портрет первого антигероя русской литературы, оставляющего на своем пути следы разрушения, хотя он очаровывает и очаровывает как персонажей, так и читателей.

Отцы и дети (1862) Ивана Тургенева
В этом глубоко прочувствованном и поэтическом романе тонко запечатлены социальные и семейные конфликты, возникшие в начале 1860-х годов, времени великих социальных потрясений в России. Книга вызвала бурю журналистов благодаря яркому изображению Базарова, страстного и страстного молодого нигилиста, который сегодня так же узнаваем, как и во времена Тургенева.

Война и мир (1869) Льва Толстого
Часто провозглашаемый критиками величайшим романом из когда-либо написанных, этот эпический рассказ прослеживает судьбы пяти аристократических семей, переживших войны России с Наполеоном в начале XIX века. . «Война и мир» — это много вещей: история любви, семейная сага и военный роман, но по своей сути это книга о людях, пытающихся найти свою опору в разрушенном мире, и о людях, пытающихся создать осмысленный мир. жизнь для себя в стране, раздираемой войной, социальными переменами и духовным беспорядком.

Толстовский эпос одновременно и актуальный нравственный компас, и торжество глубокой радости жизни — это еще и русская классика нашего времени.

Братья Карамазовы (1880) Федора Достоевского
В этой эмоционально и философски насыщенной истории об отцеубийстве и семейном соперничестве Достоевский так глубоко, как любой русский писатель, исследует темы веры, зла и смысла. В романе описываются разные мировоззрения трех братьев Карамазовых — монаха Алеши, чувственного Дмитрия и интеллигента Ивана, — а также их развратного отца, таинственное убийство которого и его расследование становятся средоточием захватывающей, заключительной трети романа. Роман.

Доктор Живаго. Голос среди суматохи русской революции.Шедевр вызывающей воспоминания прозы, столь же прекрасной, как и изображенная на ней русская сельская местность, «Доктор Живаго » отправляет читателей в путешествие любви, боли и искупления через одни из самых суровых лет 20-го века.

И Тихий Дон (1959) Михаила Шолохова от начала Первой мировой войны до кровопролитной гражданской войны, последовавшей за русской революцией 1917 года.

Русская история начала 20-го века оживает в хорошо проработанных и симпатичных персонажах Шолохова, которым приходится бороться не только с осажденным обществом, но и со злополучными романами, семейными распрями и тайным прошлым, которое до сих пор не дает покоя настоящему.

Жизнь и судьба (1960) Василия Гроссмана. Осада Сталинграда во время Второй мировой войны, с личными историями персонажей из всех слоев общества, чья жизнь насильственно вырвана с корнем силами войны, террора и советского тоталитаризма.

Один день из жизни Ивана Денисовича (1962) Александра Солженицына
Этот короткий, душераздирающий, но странно обнадеживающий шедевр рассказывает историю одного дня из жизни обычного узника советского трудового лагеря, в Советском Союзе были десятки миллионов.

Основанная на личном опыте Солженицына в качестве одного из заключенных, эта книга аутентична, насыщена подробностями и лишена сентиментальности, что усиливает ее мощное эмоциональное воздействие.

Похороны (2002) Людмилы Улицкой
Этот англоязычный дебют одного из самых значительных современных российских писателей описывает причудливые и трогательные взаимодействия между колоритными русскими эмигрантами, живущими в Нью-Йорке, которые присутствуют на смертном одре. Алика, неудавшегося, но всеми любимого художника.

Одновременно причудливый и резкий, Похороны исследует два самых больших «проклятых вопроса» русской литературы — Как жить? Как умереть? — как они разыгрываются в крошечной душной квартире на Манхэттене в начале 90-х.

Вы уже читали что-либо из этого, и если нет, что бы вы хотели добавить к в свой список ? Я с нетерпением жду ваших мыслей ниже.

Свяжитесь с доктором Кауфманом на Amazon, Twitter, Facebook, Google+, LinkedIn и YouTube и подпишитесь на его информационный бюллетень здесь. Шанс: толстовская мудрость для смутных времен

Новости научной фантастики и фэнтези в России

Читатели Русские исследования в области литературы , возможно, уже знают, что Россия имеет одну из великих мировых традиций в жанре научной фантастики.1 Они также могут знать, что слово фантастика может относиться как к научной фантастике, «научной фантастике», так и к другим жанрам фэнтези, хотя собственно фэнтези в советский период не допускалось и сегодня обычно описывается русифицированной формой англ. , фентези . Многие читатели спекулятивной фантастики являются поклонниками обоих жанров, и фантастика продолжает оставаться важной частью литературной системы Российской Федерации.

В этом выпуске восемь статей о фантастике — некоторые из них представляют собой содержательные исследования, другие — более краткие обзоры или концептуальные статьи.Статья Сергея Шикарева «Высокие волны, тихие заводи» знакомит с рядом новых авторов-фантастов, во многом из «Цветной волны» новых писателей, впервые появившихся в 2000-х и 2010-х годах. Шикарев отмечает как важность антологий в начале нового движения, так и центральную роль литературы, а также политического подтекста в написании. Это роднит их в принципе с такими высококонцептуальными авторами советского времени, как братья Стругацкие. Шикарёв отмечает несколько важных журналов, публикующих фантастику и критику её.Жанр сегодня в России раздроблен во многом из-за огромного количества изданий — он сообщает, что в 2014 году таких книг было издано около 700. «Цветная волна» — последнее движение в жанре, получившее широкое признание.

В «По обе стороны вымысла» Екатерина Иванова прослеживает карьеру Марины и Сергея Дьяченко, популярных и успешных с момента их дебюта в 1994 году. Их творчество зародилось в фэнтези и до сих пор сохраняет типичные черты этого жанра. С каждым новым романом корректировки клише становятся все более интегрированными и менее тревожными для читателей, а их истории могут поднимать глубокие моральные и экзистенциальные вопросы.Здесь также большое влияние оказывают Стругацкие, а сохраняющаяся популярность Дьяченко предполагает, что читатели могут искать важнейший «витамин» даже в популярной литературе.

Дарья Зарубина «Две метели, или Авторы фантастической фантастики пишут для юношества» посвящена двум произведениям, которые могут понравиться и взрослому читателю: « Московские метели » Дмитрия Казакова и « Молли из Северного Йорка» Ника Перумова. (Молли из Норд-Иорка). Для Зарубиной первое обещает более легкий доступ для младших читателей, в то время как фантазия Перумова в стиле стимпанк, возможно, должна быть представлена ​​более знающим родителем, поскольку родитель и ребенок читают вместе.

Вторая статья Екатерины Ивановой в этом номере «Мракобесы в Вавилоне» содержит обзор и обсуждение исторического фэнтези Елены Хаецкой 1994 года « Мракобес, » и научно-фантастического романа Ольги Чигиринской 2006 года « Сердце меча ». Хотя советский запрет на рассуждения о религии (иногда тщательно обходимый авторами-фантастами) остался в прошлом, предубеждение интеллигенции о том, что было бы «нехудожественно» слишком открыто писать о религии, особенно в позитивном ключе, все еще ограничивает возможности.Иванова видит, что Чигиринская намекает на Шекспира, Платона и Толкина, а также на «Звездных войн» и аниме, и она особенно ценит глубокие разговоры в книге; хотя персонажи так же поразительно хороши, как и персонажи соцреализма, грехи Вавилона (в котором отсутствует религия) вызывают такой скрежещущий ужас, что даже взрослый читатель может отреагировать с отвращением. Действие романа Хаецкой происходит в Германии шестнадцатого века во время инквизиции — никогда не лучший момент христианства — хотя герой Иероним способен противостоять злу, несмотря на шокирующие и неожиданные сцены. Иванова заключает, что, хотя грубость обоих произведений может поставить под угрозу их намерения для многих читателей, известный язык фантастики теперь доступен авторам, желающим обратиться к «Большим вопросам».

Мария Галина, частый комментатор научной фантастики и фэнтези, утверждает в своей книге «В конце было слово: спекулятивная фантастика как стилистический эксперимент», что жанровая фантастика, даже такой коммерческий материал, как фантастика, может быть более экспериментальной, чем другие жанры. письма. Тиражи фантастики теперь меньше, ближе к тиражам интеллектуальной фантастики.Как и критики-формалисты, она находит работы, которые выходят за рамки, чтобы изменить мейнстрим: одним из примеров является роман Романа Жарковского 2005 года, I, Бродяга: Времена смерти , первоначально отмеченный в рецензиях за его новаторское и требовательное обращение с языком. Галина сравнивает архаичный и неторопливый стиль романа Елены Хаецкой 2010 года « Падение Софии, » с романом Владимира Сорокина « «Метель » 2010 года (переведенный на английский в 2015 году Джейми Гэмбреллом). Галина отмечает повесть Татьяны Толстой 2000 г. « Кысь » (переведенную в 2007 г. также Гамбреллом как « The Slynx »), видя аналогичное утверждение о бессилии языка и культуры улучшить человека в романе Владимира Данихнова « Девочка и мервцы» 2010 г. (Девушка и мертвецы).

В статье Василия Владимирского «Спекулятивная фантастика в России и алхимия обновления» рассматриваются пути омоложения жанровой литературы, в частности, научной фантастики. Данные премии РосКон показывают, что только в 2015 году авторами, пишущими на русском языке, было издано более шестисот новых книг научной фантастики, не считая переводов, переизданий и периодических изданий. Ясно, что в бизнесе есть прибыль, но произведениям «ручной работы» трудно конкурировать с шаблонной научной фантастикой (НФ).Успех монотонных клише уменьшает выбросы, которые, по аналогии с эволюционной биологией, могли бы помочь жанру адаптироваться к изменениям с течением времени. Владимирский перечисляет несколько этапов англо-американской научной фантастики, называя (только) людей, написавших формообразующие произведения, и сравнивает их с российской «четвертой волной», писавшей в основном для ящика стола. Изложив историю научной фантастики в позднесоветские и ранние постсоветские годы, Владимирский приходит к выводу, что нынешний российский литературный рынок дает повод для пессимизма: фандом научной фантастики уменьшился, жанр не выработал традиции противостояния рынку и инертные черты массовой культуры.

Дмитрий Занерв открывает свою статью «Легко быть интеллигентом» историей жизни, литературных влияний и творчества Аркадия и Бориса Стругацких, выдающихся советских и российских авторов научной фантастики. Ни один западный писатель-фантаст не пользовался их моральным авторитетом у читателей. Поклонникам творчества Бориса Стругацких понравятся частые цитаты из автобиографических произведений братьев. Занерв подробно обсуждает великие произведения ( Трудно быть богом , Улитка на склоне и Пикник на обочине ), но считает более поздние работы относительными неудачами.Он винит в этом построение Стругацкими «любительской философии человеческой природы»; они оставались советскими авторами, ограниченными советскими вопросами. Когда стал доступен более широкий выбор научной фантастики, стало ясно, что по сравнению с Рэем Брэдбери они не великие писатели и что по сравнению со Станиславом Лемом они не являются хорошими философами. Занерв заключает, что Стругацких и сегодня так много читают, потому что они были лучшими диагностами советского состояния, и потому что еще не появилось никого, кто мог бы с ними сравниться.

В заключительной статье этого номера «Лед и пламень Дмитрия Володихина: сборники проектов в современной российской спекулятивной фантастике» рассказывается о недавнем упадке жанра и утрате им авторитета в России. Он обсуждает две недавние коллекции: одна из них — « Русская Арктика 2050 » (Русская Арктика 2050) Сергея Чекмаева, созданная двумя известными авторами: Вадимом Пановым и Олегом Дивовым. Другой — « Бомбы и бумеранги » Вячеслава Вакулина и Людмилы Деминой, сборник историй в стиле стимпанк, в которых технологии противопоставляются магии.Здесь Володихин находит лучшие произведения менее известных авторов; он хвалит Александра и Людмилу Белаш, Карину Шаинян и Юлию Остапенко. По словам Володихина, обе антологии достойны приобретения, хотя обе неровные.

Что читать сейчас: современная русскоязычная литература Ольги Зильбербург

КОГДА МЫ ГОВОРИМ «русская литература», мы думаем о классике, но современная русскоязычная литература столь же ярка, как и географически и политически разнообразна.Только в пределах Российской Федерации сосуществуют около 180 этнических групп, говорящих более чем на ста языках. В Дагестане, например, республике, немного меньшей по размерам, чем Коста-Рика, говорят на тринадцати официальных и шести неофициальных языках. Многие из этих языков, в том числе аварский, лакский и чеченский, имеют давние литературные традиции, но из-за политики, унаследованной от Советского Союза, русский язык остается лингва-франка. В прошлом году несколько примечательных переводов перенесли на английский язык русскоязычную литературу из регионов или о регионах, далеких от политического центра страны.

 

Алиса Ганиева

Жених и невеста

Пер. Кэрол Аполлонио

Глубокий пергамент

« Жених и невеста » Алисы Ганиевой в содержательном переводе Кэрол Аполлонио — это третья книга автора и вторая книга, доступная на английском языке (см. WLT , ноябрь 2017 г., стр. 68). Написанный с разных точек зрения женщины и мужчины, он рассказывает историю двух молодых людей, которые возвращаются домой в Дагестан из Москвы, чтобы удовлетворить настойчивое требование своих семей пожениться.Оба вынуждены уравновешивать свое уважение к традициям своим космополитическим пониманием любви и романтики, но, как бы они ни старались, их отдельные истории являются просто кормом для дисфункционального общественного порядка, построенного на системной коррупции и терроре.

 

Леонид Юзефович

Всадники песков

Пер. Мариан Шварц

Архипелаг

Леонид Юзефович вырос в Перми, недалеко от Уральских гор, и в молодости служил в армии на Дальнем Востоке России, за Байкалом. Песчаные всадники , вторая из двух кратких новелл, собранных в одноименном томе, дошла до нас из этого края. Бурятия когда-то была частью Монгольской империи, и в разразившейся после революции 1917 года гражданской войне один белый офицер мечтал воссоединить регион под своим флагом. Обрамленная структура повествования захватывает и пронизывает наслоениями истории. На английский язык Мариан Шварц мастерски переводит различные ритмы повествования каждого рассказчика.

 

Акрам Айлисли

Прощай, Айлис: нетрадиционный роман в трех произведениях

Пер. Кэтрин Э. Янг

Пресса академических исследований

Публикация повести азербайджанского писателя Акрама Айлисли « Каменные сны » в российском литературном журнале в 2013 году привела к действиям против него в его стране, включая лишение его общественных почестей и сожжение книг. Спасибо переводчику Кэтрин Э.Янга эта работа была опубликована на английском языке в томе Farewell, Aylis . В этой повести герой, наделенный сильным авторским голосом, выражает сожаление и ужас по поводу погромов армян, совершенных его соотечественниками. Помимо политического пафоса, « Каменные сны», и две другие новеллы, собранные в этом замечательном сборнике, предлагают читателю, интересующемуся советской и постсоветской культурой, огромные подарки. В запутанно переплетенных историях рассказчик показывает нам, как современное государство оскверняет традиционную культуру.

 

Гузель Яхина

Зулейха

Пер. Лиза С. Хейден

Единый мир

Мне было особенно приятно приветствовать недавнюю публикацию дебютного романа Гузель Яхиной « Зулейха » в переводе Лизы Хейден. Роман начинается с того, что его главная героиня, молодая замужняя татарка, врывается в собственный дом в поисках угощения, и когда ее почти поймают, сцена набирает обороты настолько динамично, что читатель начинает перелистывать страницы быстрее, чем он может просмотреть. слова.Это Советский Союз 1930-х годов, и хотя большие дуги жизни персонажей — от различных форм смерти до сибирской ссылки — принимают знакомые формы, они рассказаны голосом и с точки зрения, которые кажутся восхитительно неожиданными.

Центр Борхеса — Борхес, писатель на грани

Беатрис Сарло


Борхес: писатель край

 

ГЛАВА 4

Тропы фантастической литературы

Фантастические произведения Борхеса считаются одними из его основные претензии на литературную славу.Фактически с девятнадцатого шестидесятых годов, его рассказы были прочитаны как окончательная мизансцена многих проблем, которые интересуют литературоведов. критика. И фантастические рассказы, и фантастические очерки (этим я означают такие тексты, как «Воображаемый язык Джона Уилкинса». или «Экспертиза произведений Герберта Куэйна») сделка как минимум с тремя наборами вопросов, которые одновременно эстетико-философские: источники литературного материала; в стратегии, с помощью которых сюжет и формальные процедуры создают воображаемый мир или спор; отношения между языком и представительство.В некотором смысле Борхес предвосхитил многие темы, которые поглощают современную литературную теорию: референциальное иллюзия, интертекстуальное производство и двусмысленная природа имея в виду.

Фантастические рассказы Борхеса можно прочитать с разные теоретические позиции. Некоторые из них имеют свое происхождение в или руководствуются мнениями Борхеса об искусстве и ремесле вымысел. Другие, которые не противоречат этим показаниям, но на в то же время не ставьте их в центр интерпретации, постарайтесь понимать смыслы его фантастических произведений с точки зрения то, что в самом общем виде мы могли бы назвать современной историей. Этот будет моей задачей в следующих трех главах.

Борхес построил свою поэтическую поэзию на двойной основе. С одной стороны, необходимо разработать идеальные сюжеты, которые он восхищался такими писателями, как Киплинг и Стивенсон, которые служили модели эстетической дисциплины, которая избегала хаотичности и неорганизованная природа реальности, имитируемая реалистическими литература.С другой стороны, есть свобода, которая фантастична литература пользуется в отношении натуралистического изображения, реалистическая поэтика и психологическое правдоподобие.

Борхес всегда предпочитал рассказ роману, поскольку жанр, потому что, по его мнению, ненужные детали всегда тяготят вниз по сюжету современного романа, который неизбежно преследует призрак репрезентации и референциальности.Роман, Борхес мысль, не может освободиться от следов, пусть даже самых незначительных, реальность. Требуемая по правилам жанра длина является одной из причины его слабости; продолжительность романа, если сравнивать к рассказу, предлагает формальное ограничение его совершенства. Так, Борхес часто выступал против реализма и референциального правдоподобие и часто выражал свое раздражение русским литературы или французского реализма и натурализма.Он написал, что русский В романах представлены персонажи, которые всегда настаивают на противоречивом и часто нелепое поведение, такое как самоубийство, потому что они чувствовать себя счастливым или убить кого-то из любви. Вот персонажи основаны на сложной психологии, которую может понять любой читатель. легко обнаружить у Достоевского (и в одном из борхесовских аргентинских современники: Роберто Арльт). Романы, утверждал Борхес, сосредоточены на персонажи вместо сюжета и, таким образом, имели тенденцию к беспорядочному презентация действий, которые ценили психологическое понимание в за счет формального совершенства.На тему Улисс , пробным камнем современной художественной литературы и водоразделом для молодых писателей тридцатых годов, Борхес заявлял, что ценит Джойса великолепный écriture но что он не был в состоянии следовать за ним от начала до конца. Он всегда читал его частями, но никогда не читал до конца. полностью. Заявление не следует принимать за чистую монету, но это следует рассматривать как эстетическую позицию по отношению к Улиссу , и вообще в отношении модерна и авангарда литература. Мы должны добавить, однако, что перевод Борхеса последние страницы монолога Молли Блум, без сомнения, лучший перевод Джойса на испанский язык.

Борхес с детства любил приключенческие истории (Стивенсон, в этом отношении, имя, которое всегда приходит к нему губы вместе с Arabian Nights ), чье удовольствие доставляет хорошо сделанный сюжет без свободных нитей и мало ссылок на глубокие психологические мотивы и импульсы.Кроме того, приключенческие романы не сталкиваться с проблемой «длины», которая для Борхеса всегда приводила к слабый сюжет, потому что они, как правило, организованы в эпизоды которые начинаются и заканчиваются в пределах одной главы. Борхеса последовательное восхищение Стивенсоном и Киплингом можно понять с этой точки зрения, но не только с этой точки зрения. В его предисловие к доктора Броуди Report , книга, опубликованная в 1970 году, когда Борхес достиг вершине своей славы и всеобщего признания, он до сих пор настаивает на это восхищение и заявляет, что он был вдохновлен Киплинга форма:

«Последние рассказы Киплинга были не менее мучительны и лабиринтом, чем рассказы Кафки или Генри Джеймса, которые они несомненно превосходит; но в 1885 году в Лахоре молодой Киплинг началась серия коротких рассказов, написанных прямым манере, которую ему предстояло собрать в 1890 г.Несколько из них […] лаконичные шедевры. Мне пришло в голову, что то, что было задуманный и осуществленный гениальным молодым человеком мог скромно быть предпринятым человеком на грани старости, который знает свое ремесло. Из этой идеи вышел настоящий том, который Предоставляю судить читателю». [1]

Хорошо построенный сюжет – нравственный императив в чувство, что она не обещает больше, чем литература должна (по крайней мере) предложить своему читателю: удовольствие от совершенства с мало помех от живого мира.В фантастической литературе Борхес может наметить совершенный порядок исключительно силой нарративная и, по крайней мере внешне, независимая от социальной реальность: фантастика предлагает гипотетические миры, основанные на силы воображения, не стесненные ограничениями, налагаемыми репрезентативная эстетика. Фантастика зависит от режима исключительно на внутренней необходимости текста. Хотя это может быть утверждал, что реалистическая литература также представляет гипотетические миры которые отличаются от фантастических только вероятностью их гипотез, Борхес всегда любил возражать против реалистичное представление, как будто на карту поставлено не просто литературная традиция или различие между жанрами дискурса, но скорее мораль самой литературы.

Эти мнения Борхеса хорошо известны, и он повторял их снова и снова, начиная с первых эссе, которые он опубликовано в литературном журнале Sur и еженедельный журнал Эл Хогар в 1930-х годах. Борхес поддерживает независимость художественной литературы от моральных и эстетических аргументов. А идеальный сюжет, избегание ненужных деталей, которые влекут за собой беспорядок и наложить нежелательные локальные черты на рассказ (хотя Борхес добавляет много ответвлений и отклонений к своему вымыслы) и эстетическая стилизация голосов текста — это правила, которым должен следовать писатель, не только достижения эстетических качеств, но и быть верным своему долгу, именно в уважении средств, с помощью которых он производство литературы.

Но мы могли видеть эти принципы не только согласно собственному представлению Борхеса о них с точки зрения его умений поэтика, но и как аристократическая реакция на беспорядочное мир, который казался на грани иррациональности в девятнадцатом тридцатые годы. Защита Борхесом рационалистической фантастической литературы (например, его защита рационалистического детектива, модель которого Честертон) — это творческий ответ на иррациональность, в которую Западная цивилизация, казалось, пала: иррациональность фашизм, коммунизм и массовая демократия, которые вызывают отвращение у Борхеса как почти как авторитаризм.Хотя сам Борхес не согласился бы с такой интерпретацией его фантастического творчества, это тем не менее его можно понять как очень косвенное, закодированное, и аллегорический ответ на иррационализм (философский момент точку зрения, которую сам Борхес никогда не поддерживал) и до состояния современной культуры, которую Борхес в эссе о Валери описывается следующим образом:

«Предлагать мужчинам ясность в непритязательно-романтическом эпохи, в тоскливую эпоху нацизма и диалектического материализм, авгуров фрейдизма и торговцев сюрреализмом , такова благородная миссия, которую Валери выполнил (и продолжает выполнять) выполнить)». [2]

Здесь Борхес определяет задачу, которую он поставил себя, в мире, который он считает ненормальным и неорганичным. Порядок его фантазии не имеет ничего общего с сюрреалистическим воображение, дадаистский отказ от эстетической иерархии или Экспрессионистское использование раздражительности и фрагментарного искажения.На напротив, он предлагает миры кошмарные, но одержимо полным и организованным в тревожной регулярности.

Его вымыслы также можно было прочитать как ответ (нет как бы он ни старался сохранить литературу как пространство, свободное от прямое политическое мнение) к процессам, происходящим не только в Европе, где подъем фашизма и укрепление коммунистический режим в Советском Союзе беспокоил либеральных интеллектуалов, но и массовой демократии в Аргентине. Не то в 30-х массовая демократия как раз процветала там после военного переворота в начале 30-х годов и Радикальной партии, представлявшей середину классы и фракции народных слоев были запрещены. Но что могло бы волновать Борхеса и его друзей из интеллектуальной элиты была массификация культуры и общества в такой стране, как Аргентина, которая быстро пошла по пути экономического и социальной модернизации и стал свидетелем процесса роста городов. что за двадцать лет Буэнос-Айрес почти полностью изменился, превращая его в современный город, как на Западе.

Ответ Борхеса можно рассматривать как навязывание принцип порядка в мире, где иммиграция, многоязычие, новый порядок, построенный радикальной партией, которая управляла с 1916 по 1930 годы социальные волнения, последовавшие за кризисом 1929 вместе, казалось, означало конец criollo гегемония над культурой и обществом. Одним словом, страна и город, где жил Борхес в 30-х и 40-х годах резко отличался от того, что было в его детстве. В лицо этих изменений он предложил литературное изобретение прошлого, в его первые три сборника стихов и литературное переложение реальность, которая могла бы стать невыносимой (какой она действительно стала для Борхес, по крайней мере, несколько лет спустя при перонистском режиме из с 1945 по 1955 год).Это историческое прочтение произведений Борхеса еще не пробовали. Однако такое прочтение может пролить новый пролить свет на роль самого Борхеса как интеллектуала, а не только как писатель. Мы вернемся к этому моменту позже.

Но есть и другие способы прочесть фантастический роман Борхеса. литературы, которые кажутся неизбежными. Философские чтения здесь принимают почетное место. [3] Многие его рассказы можно рассматривать как вымысел. которые спекулируют философскими идеями так же, как и другие фантастические произведения развивают научные или психологические идеи. В В этом смысле рассказы Борхеса представляют собой повествовательную мизансцену вопрос, который не ставится открыто, но который представлен в фантастика, через развитие сюжета.Это не значит что каждая история предлагает решение проблемы, по крайней мере, не что обычно или философски считается ответом или решение. Далеко не так: рассказы Борхеса не предлагают философская трактовка идеи, а то, что может быть называется философским повествовательная ситуация .

Борхес создал литературу, в которой нет идей. обсуждаются через персонажей или представляются читателю как дополнение, которое он должен учитывать в то же время, когда он наслаждается развитие повествовательного сюжета.Наоборот, идеи материал, из которого построен сюжет, и они формируют его изнутри. Можно сказать, что идеи не только необходимые для развития сюжета (как они есть, для пример у таких разных писателей, как Толстой или Джойс), но это они представлены как сам сюжет. Фантастика основана на рассмотрение интеллектуальной возможности, представленной как нарративная гипотеза.Но Борхес не ограничивает власть философская нарративная ситуация к его рассказам. Многие из его эссе также представляют идею (или две противоречивые идеи) через стратегия, которая всегда играет с границей между фактами и вымысел, посредством ложных атрибуций, перемещений, открытых и скрытые цитаты, пародия, гиперболическое развитие философское предложение, смесь изобретения и знания и ложная эрудиция.

«Аналитический язык Джона Уилкинса» известное короткое художественное эссе, в котором Борхес представляет классификацию языков, которую он приписывает китайскому Энциклопедия:

«Животных можно классифицировать как: принадлежат Императору; б. мумифицированный; в. обученный; д.маленькие поросята; е. русалки; ф. поразительнй; грамм. бродячие собаки; час в комплекте в этой классификации ; я. который трясется как дурак; Дж. бесчисленное множество; к. нарисовано очень тонкой кистью из верблюжьей шерсти; л. так далее.; м. которые только что разбили горшок; н. что, если смотреть с расстоянии, похожи на мух». [4]

Эта странная, сверхъестественная последовательность (к которой Фуко посвятил великолепный комментарий во введении к Порядок вещей ) сочетает в себе, точно так же, как вымышленный фантастический сюжет, разнородные элементы, не соответствующие правилам и порядок того, что считается реальностью или реальностью известного языки. Это гетероклитическое утверждение о порядке, который не на самом деле порядок согласно обычным интеллектуальным критериям есть прекрасный пример того, что я назвал философской ситуацией, а не классическое изложение проблемы или попытка решения эта проблема.

На самом деле это презентация , через очень борхесовское вымышленное устройство ложной атрибуции к неизвестной или маловероятной книге, о невозможности предложить языковую форму к тому, что мы называем реальностью.Нет языковых зеркал реальности, хотя было предпринято много попыток объяснить, почему Использование языка основывается на его способности переводить в слова расположение объектов в пространстве и времени, которое само по себе далеки от самой природы дискурса, потому что порядок реальность и порядок дискурса подчиняются разным логикам. В своей гиперболической формой фальшивая китайская энциклопедия имитирует другие более рациональные усилия, которые философы и лингвисты предприняли, чтобы изучить механизм, с помощью которого мы постигаем реальность и способы, которыми мы разделяем эмпирический континуум времени и пространство.Все эти режимы, говорит Борхес под прикрытием энциклопедии, являются условностями, потому что «не существует классификация Вселенной, которая не является противоречивой и гипотетический. Причина очень проста: мы не знаем, что такое Вселенная». [5]

Чтобы показать это в текстовой форме, он выбирает представить наиболее разнородную классификацию, не учитывающую логический принцип исключения и включения, отсутствие логического образования групп, видов и жанров и, прежде всего, включает сам Питт в классификации. Эту текстовую форму я назвал философская ситуация.

То же самое можно сказать и о том, что Борхес называет Алефом: точка, включающая в себя все времена и все пространства Вселенная, абстрактная и в то же время конкретная сфера, где они содержатся. Его нельзя понять через «нормальный» восприятия, потому что оно заключает в себе бесконечность, но вместо этого оно может быть написано.Алеф предлагает философскую дилемму: если содержит все и каждое мгновение, то оно должно содержать собой, но если оно содержит себя, то опять же оно должно содержать другой Алеф, который содержит два предыдущих и так далее, чтобы бесконечность. Борхес пишет: «Я видел Алеф со всех сторон. и угол, и в Алефе я увидел землю, и в земле Алеф, а в Алефе — земля». [6]

За несколько лет до написания «Алеф», в 1939, Борхес заявил:

«Своей первой мыслью я обязан старой жестяной коробке из-под печенья. проблемы бесконечности.С одной стороны этого ненормального объекта была представлена ​​японская сцена; детей не помню или воины, которые были на ней изображены, но я точно помню, что в одном углу этого изображения снова появилась та же жестяная коробка из-под печенья. с той же сценой на боку, а на ней снова та же сцена и так далее (по крайней мере потенциально) бесконечно». [7]

Это одна из любимых визуальных аранжировок Борхеса. изображений: структура en abîme , являющийся в то же время нарративной структурой, троп и пространственная модель.Структура en abîme — еще один выдающийся пример того, что у меня есть. называется философской нарративной ситуацией: она представляет собой философский вопрос (о бесконечности или бесконечном периодическом повторения) с точки зрения визуального представления или с точки зрения узор для участков. Это приводит к тому, что Биой Касарес, со ссылкой к «Tlön, Uqbar, Orbis Tertius», описывает как метафизическая фантастика.Структура en abîme также затрагивает тему западной классической музыки. философия, принцип тождества, и это беспокоит нас в некотором роде чего не делает ни один другой концептуальный паттерн, потому что он утверждает, что степень превосходства образов по отношению к реальности:

«Изобретения философии не менее фантастические, чем произведения искусства: Джозайя Ройс, в первом томе его работы Мир и Индивид (1899) сформулировал следующее: «Давайте представьте себе, что часть земли Англии была выровнена отлично и что на нем картограф прослеживает карту Англия.Работа идеальна; нет подробностей о почве Англия, как бы ни была мелка, которая не зарегистрирована на карта; все имеет там свое соответствие. Эта карта в таком случай, должен содержать карту карты, которая должна содержать карта карты карты и так до бесконечности». Почему это беспокоить нас, чтобы карта была включена в карту и тысяча и одна ночь в книге тысяч и Одна ночь ? Почему нас смущает, что Дон Кихот считыватель Quixote а Гамлет зритель Гамлет ? Кажется, я нашел причину: эти инверсии предполагают, что могут ли персонажи художественного произведения быть читателями или зрителей, мы, его читатели или зрители, можем быть фикции».[8]

Структура en abîme , с помощью барочной организации пространства, устанавливает порядок, который сам по себе является визуальным парадоксом; Это заставляет нас воображать пространственную бесконечность в не бесконечном пространстве. По принципу бесконечного включения модифицирует нашу вера в истинность наших восприятий и создает напряжение между тем, что может быть понято логически, и тем, что может быть конкретно или материально или чувственно воспринимается.Он исправляет то, что Борхес описывал бы как несовершенную природу воспринимаемого мира через органы чувств человека. Как хорошо нарисованный лабиринт, он бесконечен и, как лабиринт, противостоит порядку мира, который невозможно различить, концептуальный порядок тропа которое исправляет несовершенные представления, которыми обладает «реалистическое» мышление. воспитывал. Понятие бесконечной цикличности присутствует в лабиринтах, а также в зеркалах и в снах, включающих другие сны или мечтатель.Эти взаимозависимые структуры, не имеют решения, как логические дилеммы не имеют ответа, оказывают критический эффект (методологический) на метафизическую измерение. Таким образом, мечтатель в «Круглых руинах» раненный в своем бытии цикличностью снов, которые в структуре en abîme включают друг друга. Так в китайской сказке которую много раз цитировал Борхес: «Чжуан-цзы видел во сне, что он бабочка, и он не знал, когда проснулся, был ли он человеком, который мечтал быть бабочкой или бабочкой, которая была теперь мечтаю стать мужчиной».[9]

Мы уже упоминали, что Борхес поддерживает совершенство сюжета как одно из главных правил короткометражного вымысел. Пример этого он находит в творчестве Кафки. совершенство, в своей простоте и в кошмарном накоплении незначительных и неопределенных деталей и повторений.В эссе написанный в конце тридцатых годов, Борхес анализирует романы Кафки. Он утверждает, что Суд и Замок подчиняются те же логические механизмы, что и парадоксы Зенона, особенно парадокс Ахиллеса и черепахи, который Борхес любил и много раз цитировал:

«Ахиллес бегает в десять раз быстрее черепахи и дает животному преимущество в десять метров.Ахиллес бежит эти десять метров, черепаховый; Ахиллес пробегает этот метр, черепаха бежит на дециметр; Ахиллес бежит на дециметр, черепаха бежит на сантиметр; Ахиллес пробегает сантиметр, черепаха, миллиметр; Быстроногий Ахиллес, миллиметр, черепаха, десятая доля миллиметра и так до бесконечности, чтобы черепаха никогда не была настигнута». [10]

В романах Кафки парадокс поставлен с точки зрения невозможность добраться до замка или приобрести некоторые Знания, которые жизненно важны для главных героев. Независимо от того, что герои романа пытаются достичь, всегда будет еще одно препятствие, которое нужно преодолеть. Кафка организует вымышленные события в последовательности, которую можно делить бесконечно, и поэтому пространственно и во времени бесконечно.

На самом деле Борхес восхищается парадоксами не за их несоответствие в отношении к опыту, но их иронический демонстрация силы и ограниченности логики.Парадоксы делают не справляться с несоответствиями или противоречиями, а, скорее, благодаря безупречной формальной последовательности они показывают, насколько ограничены ум — это когда он пытается постигнуть природу реальности, на одном стороны, и организовать идеальный образец, который мог бы предположительно соответствуют этой реальности на другом. Парадоксы обладают достоинством показать пределы, против которых литература (или философия) построены.

Парадокс затрагивает принцип тождества и даже более радикально, логическая структура наших рассуждений, демонстрируя свои возможности (ибо все может быть логически демонстрировалось) и его странная смесь силы и слабости в лицо реальности (потому что то, что демонстрируется, идет вразрез с представления, основанные на здравом смысле). На самом деле, парадокс критикует Здравый смысл и эмпиризм.Вопрос, которого, пожалуй, не может быть ответил, заключается в том, поддерживает ли парадокс силу логики против силу здравого смысла или, наоборот, выявляет пустой характер наших рассуждений, указывая в то же время на неизбежная вера в то, что реальность нельзя постичь ни через предписания, ни через формальную структуру логики. я думаю что оба эти ответа присутствуют одновременно в борхесовском философские истории, сила которых заключается в том, как он двигается между двумя различными требованиями великолепие логического построения и отчаяние, вызванное формальным совершенством, которое, по определению не может перевести неизвестную структуру реального Мир.

Парадоксы предлагают отличный материал для строительства фантастики. Борхес использует этот логический троп наряду с другими, которые помогают ему продемонстрировать бесконечные возможности различные логические и формальные комбинации, не претендующие на предлагают миметическую связь с реальностью.Наоборот, формальные и логические тропы не зависят от порядка реальности, который не может быть схвачен сам по себе, а только предполагается и в мысль. Несколько раз Борхес цитировал испанский мыслитель тринадцатого века Раймундо Луллио, который изобрел мыслящую машину (не машину, которая могла думать, но машина, которую можно использовать для мышления).Борхес утверждает:

«Она [машина] не работает, но это, на мой ум, это второстепенное дело. И машины, пытающиеся производят непрерывное движение, планы которого добавляют загадочности страницы самых экспансивных энциклопедий; метафизический или богословские теории тоже не работают (….), но их известная и знаменитая бесполезность не уменьшает их интерес».[11]

Однако у машины Луллио для Борхеса есть то, что может можно назвать эстетической продуктивностью. И здесь мы должны помнить что Борхес, как и мудрецы в Тлёне, [12] оценивает метафизические системы с точки зрения их формальная последовательность и интеллектуальная красота. машина Луллио символически является своего рода оксюмороном или противоречием, потому что был задуман, чтобы выработать решение любой проблемы через методическое применение случайности. Таким образом, концепция машина сама по себе является оксюмороном, так как противоречит идее «машина» (которая противостоит случайным результатам) и идея последовательных этапов решения проблемы (хотя Сегодня наука признает более сильное влияние случая на логика исследования).

Машина состоит из трех вращающихся и концентрических диски с пятнадцатью или двадцатью делениями на каждом.Подразделения могут быть выгравированы символами, словами, цифрами или цветами. Разрешите нам представьте, говорит Борхес, что мы хотим знать истинный цвет тигры. Мы приступаем к назначению каждому символу или числу на каждом диске цвет, а затем поверните диски, чтобы получить расположение, данное случайно (или, если хотите, судьбой). То знаки на одном диске будут соответствовать знакам на других, установив своего рода произвольный синтаксис, где мы должны быть в состоянии расшифровать, что истинный цвет тигров, скажем, голубой, желтый и золотой, или желто-синий и золотисто-желтый или голубоватый золото и др. Эта крайняя двусмысленность является еще одним достоинством машина, добродетель, которую можно было бы умножить, если бы было больше двух машины были объединены и пущены в работу вместе. Борхес заключает что долгое время многие считали, что если терпеливо манипулировать, диски могли бы дать все ответы на каждый проблема и «верное откровение тайной природы Мир». [13]

Что восхищает Борхеса, так это оксюморонная природа Изобретение Луллиона, о котором я уже говорил.Он также очарован гиперболической комбинацией случайных ответов, которые в своем разрозненном союзе отражают хаотичную природу реальность, которую можно переупорядочить только по форме, без тщетного надеюсь, что этот порядок сможет представить или воспроизвести настоящий. Случайные отклики, которые мы можем получить при работе машина, немотивированная и созданная случайно, в то же время время формально точное. Машина точная, хотя ее точность не имеет ничего общего с научным методом или с здравый смысл и опыт. Работает по правилам, неизвестной человеку, судьбы, и ее результаты следует читать без нарушение правил, принятых до того, как диски были установлены в движения (например, не меняя общепринятого смысла буквы или символы, нарисованные на делениях диска).

Возможно, вдохновлен Маутнером, одним из философов он часто цитирует в тридцатых годах Борхесовское описание Луллио машина вспоминает определение словаря рифм, данное Маутнером: машина для мышления, где рифмы одного слова ведут к другому слова, которые соединяются в гипотетическом стихотворении только фонетическая необходимость и семантическая случайность, случайность, принадлежащая порядок, который требуется по форме.И такой необходимый шанс есть, во всяком случае, оксюморон.

Этот тип машин производит формальную пролиферацию которые нужно уважать и чьи правила (как управлять машина и прочитать его результаты) должны быть соблюдены. Перед лицом то, что кажется хаотичной реальностью, литература должна работать с той же точности и строгости, как машина Луллио: «Каждый эпизод, Борхес написал, что в хорошо написанном рассказе есть скрытый смысл. проекция», так как каждое движение диска изменяет элементы, присутствующие в трех других дисках, и эта модификация никогда не следует упускать из виду.Как бы странно ни рассказывали события в истории они должны появиться как если бы порядков были возможны в сфере текста.

В замечательной притче «Ад, I,32», Борхес писал:

«Годы спустя Данте умирал в Равенне, как неоправданный и такой же одинокий, как и любой другой человек. Во сне Бог объявил ему тайную цель его жизни и работы; Данте в изумлении, узнал, наконец, кто и что он такое, и благословил горечь его жизни. Предание повествует, что, проснувшись, он чувствовал, что получил и потерял бесконечное, что-то он не сможет прийти в себя или даже мельком увидеть, потому что машины мира слишком сложны для простоты мужчины».[14]

Тропы разума, логическое воображение, риторические фигуры, указывающие на неизбежное противоречие между мыслью или дискурсом и реальностью, таковы были способы которые фантастические выдумки Борхеса поставили перед его отчаянием озарения Данте. Но в то же время они являются инструментами разум, которые противостоят иррациональности, которую можно было бы почувствовать не только в текстах философов, но и в ткани современного сама жизнь.

Примечания

[1] . Дж. Л. Борхес, Доктор Отчет Броди , Лондон, 1976, стр. 11.

[2] «Валэри как Символ», в Лабиринтах , Лондон, 1970, с.233.

[3] . отличное исследование философских источников Борхеса можно найти в: Jaime Rest, El laberinto del universo , Буэнос-Айрес, 1976 г.; по темам Фантастическая литература Борхеса, см. основополагающую книгу Аны. Мария Барренечеа, Ла expresión de la unrealidad en la obra de Borges , Буэнос Айрес 1984.

[4] . «Аналитический язык Джона Уилкинса»

[5] .’Эль идиома аналитический центр Джона Уилкинса, Отрас inquisiciones , в Obras completas , Буэнос-Айрес, 1974, с.708.

[6] . «Алеф», Хорхе Луис Борхес, г. Алеф и другие истории 1933-1969 , Пикадор, Лондон 193, стр.21.

[7] . «Cuando la ficción vive de la ficción», в Textos осторожность; Ensayos y reseñas en ‘El Hogar’ 1936-1939 , Барселона 1986, с.325.

[8] . «Частичный Магия в «Дон Кихот », Лабиринты , стр.230-1.

[9] . Дж. Л. Борхес и Адольфо Биой Касарес, Куэнтос Breves y Extraordinarios , Буэнос-Айрес, с.27.

[10] .»Аватары Черепаха», Лабиринты , стр. 237.

[11] . Хорхе Луиза Борхе, «La maquina de pensar de Раймундо Лулио», в Textos каутивос ; Ensayos y reseñas en ‘El Hogar’ 1936-1939 , Барселона, 1986, с.177.

[12] . Для чтения «Тлен, Укбар, Орбис Тертиус» см. следующую главу.

[13] . «La máquina de pensar de Raimundo Lulio», в Textos осторожность; Ensayos y reseñas en ‘El Hogar’ 1936-1939 , Барселона 1986, с.177.

[14] . Лабиринты , п. 273.


Ранее опубликовано как: Беатрис Сарло. Борхес, писатель на грани. Лондон: оборотная сторона, 1993.



© Borges Studies Online 22/07/01


Как цитировать эту главу:

Беатрис Сарло. Борхес, писатель на краю . Ч. 4. Borges Studies Online . Онлайн. Дж. Центр исследований и документации Л. Борхеса. Интернет: (http://www.borges.pitt.edu/bsol/bsi4.php)

Сергей Лукьяненко | Читать Россия

Год рождения: 1968

Quick Study: Сергей Лукьяненко — один из самых продаваемых, любимых и почитаемых писателей-фантастов в России.

Дело Лукьяненко:  Сергей Лукьяненко, психиатр по образованию, получил множество премий за свои научно-фантастические и фэнтезийные романы, многие из которых также стали бестселлерами. Экранизация имела бешеный успех: экранизация « Дневной дозор », второй части сексталогии Лукьяненко « Дозор », побила рекорды российского проката. Лукьяненко впервые был опубликован как писатель-фантаст в конце 1980-х годов, а в 1998 году он совершил прорыв, выпустив свою первую книгу « Дозор », « Ночной Дозор », роман о городском фэнтези. Лукьяненко в 1999 году стал самым молодым лауреатом премии «Аэлита» за вклад в развитие жанра фэнтези. Некоторые из его книг были адаптированы для настольных и компьютерных игр.

Псссст………: Лукьяненко изначально пошел в медицину, потому что он из семьи врачей; его жена психолог. Известно, что он держит домашних мышей и имеет коллекцию из сотен мышей, сделанных из различных материалов, от хрусталя до шоколада.

Лукьяненко Места проживания: Родился в Каратау, Казахстан, живет и работает в Москве.

Слово о Лукьяненко: Анатолий Гусев писал в Книжном обозрении , что Лукьяненко Последний дозор — приличное городское фэнтези с сюжетом детективного романа: «Конечно, это не та книга, которая изменит вашу жизнь— если тебе больше пятнадцати — но чтение очень легкое и веселое».

Лукьяненко о Лукьяненко: На сайте Лукьяненко написано, что он определяет свой жанр как остросюжетное фэнтези или фэнтези о путешествии. Лукьяненко также признает свое раннее подражание стилям Владислава Крапивина и Роберта Хайнлайна.

О чтении и письме: Лукьяненко сказал в интервью журналу Фома , что многие читатели, кажется, хотят жить в мире, напоминающем фантастические романы, и хотели бы, среди прочего, увидеть «танцующих эльфов и хоббитов». носить где-то кольцо». Но Лукьяненко говорит, что художественный текст не должен так полно отождествляться с реальностью и проецироваться на нее, добавляя: «Сказку надо читать как сказку.Когда в январе 2012 года в онлайн-чате его спросили, планирует ли он распространить свое письмо на Twitter, Лукьяненко ответил, что нет, это не его формат. (И добавил улыбающийся смайлик.)

Лукьяненко Рекомендует: Братья Стругацкие. Отвечая на вопрос газеты «Известия » о любимых детских книгах, Лукьяненко упомянул, что ему нравятся произведения Астрид Линдгрен, братьев Гримм и Ганса Христиана Андерсона, а также « Незнайка » Николая Носова и « Ферма желтого дятла» ​​Монтейру Лобато .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.