Культурная жизнь восточки: Discussions | ИрГТУ — Восточка

Содержание

Discussions | ИрГТУ — Восточка

 

VK

Sign in

Sign up

20 topics

Дипломные по юриспруденции напрямую от автора!

6 posts

Ruslan Kurashevich replied 13 Feb 2020 Как найти автора, который напишет диплом по праву?

5 posts

Ruslan Kurashevich replied 13 Feb 2020 Английский и другие иностранные языки. Помощь студентам

2 posts

Ruslan Kurashevich replied 13 Feb 2020 Как заказать дипломную без посредников?

6 posts

DELETED replied 23 Aug 2019 Авторские дипломные по юриспруденции на заказ.

5 posts

Roman Malikov replied 1 Nov 2017 Есть кто-нибудь с группы ЮРбз-12?

1 post

A. Likhopavlov posted 15 Jan 2014 Кто что думает про Восточку!!

77 posts

Alexey Petrovich replied 20 Feb 2013 Кто что слушает?!:)

46 posts

Egor Shorin replied 16 Oct 2012 Подсветка кровати своими руками!

1 post

Mikhail Volopasov posted 28 Oct 2011 Новинки в области свето-тюнинга и декор. освещения

1 post

Vasily Loktionov posted 9 Oct 2011 Все для декоративного освещения и автотюнинга

1 post

Andrey Lyubitelanime posted 19 Aug 2011 Требуются!

1 post

Gulnara Shorina posted 6 Dec 2010 Требуется менеджеры по рекламе (студент) в типографию

1 post

DELETED posted 3 Nov 2010 Веселая реклама…

90 posts

DELETED replied 16 Oct 2010 Абитура-2010

14 posts

Marina Vdovina replied 15 Aug 2010 Культурная жизнь Восточки

29 posts

Elena Asalkhanova replied 25 Feb 2010 Внешний вид

77 posts

DELETED replied 14 Jan 2010 кривова ушла !! ((

37 posts

Tatyana Shevchenko replied 13 Nov 2009 как молоды мы были

2 posts

DELETED replied 3 Nov 2009 Студентам: переводы, контрольные по английскому языку.

1 post

DELETED posted 30 Oct 2009 123

Человеческая речь впервые могла появиться в Прибайкалье — Судьба человека — Труд7

В его рассказах всегда два Иркутска: современный и прежний, из памяти: с дореволюционными названиями улиц, уютными деревянными двориками, как на картине Поленова. Хотя на самом деле миров Геннадия Бутакова гораздо больше. Потому что, увлекшись сорок лет назад топонимикой, он привык вскрывать пласты исторической действительности, препарировать их как под микроскопом и делать порой неожиданные выводы. Сегодня наш разговор – о любимом городе, историю которого почетный гражданин Иркутска Геннадий Бутаков продолжает тщательно исследовать.

— Геннадий Михайлович, у Вас иркутские корни?

 

— Конечно. Моя мама, Людмила Васильевна, родилась в Иркутске на улице Мыльниковской (нынче это улица Чкалова). Она была из рода мещан Дудниковых, поставщиков леса. Ее отца, бухгалтера губернского суда, после революции выселили из квартиры на Большой (Карла Маркса) в деревянный домишко рядом со зданием иняза. На глазах маленькой мамы рухнул взорванный Казанский собор - жили-то рядышком!

Сам я родился в Тырети, но бабушка Мария Даниловна часто возила меня в Иркутск, где мы посещали памятные для нашей семьи места. Например, водила она меня на могилы моих дядей, своих сыновей, на Иерусалимском кладбище. Их плиты были рядом с захоронением Загоскина, с которым они были в каком-то дальнем родстве.

Михаил Андреевич Бутаков женился на моей матери в 1945-м после освобождения из Озерлага. Мне было три года. Тайну моего усыновления я узнал случайно в 8 лет, но своим отцом всегда считал только его. Бутаковы - старинный сибирский казачий род. В 17 веке беломестные казаки Бутаковы ставили Яндинский острог на Ангаре. Деревня Бутакова была на Илиме.

Наша семья много кочевала по Сибири, пока вновь не вернулась в Иркутск. После Тырети был Братск, Жигалово, Якутск, Качуг, Тайтурка. Кочевали в поисках лучшей жизни, работы. Послевоенные годы были тяжелые, голодные. Мы, дети, ели все подряд, знали все съедобные растения: «калачики» мальвы, шарики клевера, луковицы саранок. Помню как мать пекла «дранки» — лепешки из толченной мерзлой картошки, собранной весной на колхозном поле. Необычайной вкусноты. На всю жизнь запомнил историю, когда в Якутске у меня маленького в магазине свистнули деньги на хлеб. Я реву. Продавщица меня пожалела. Пошарила в мешке и якобы «нашла» пятерку. Но у меня были другие купюры, я все понял и заревел еще пуще. Булку хлеба она мне все-таки положила. Никогда не забуду.

 

— В Иркутск вы вернулись после школы?

 

— Да, приехал поступать в политехнический институт на геолога, было время так называемой хрущевской оттепели, великих строек и открытий. Время романтиков. И журналистика тех лет, в отличие от сегодняшней, информационной, отличалась романтизмом. Не зря из газетчиков моего поколения вышло столько поэтов, писателей, драматургов. Самым уважаемым жанром был очерк. Ведь кто такой журналист? Человек раз и навсегда удивившийся.

Экзамены в политехнический сдал, меня приняли. Думаю, из меня получился бы геолог, но на пути встала высшая математика.

И на вторую сессию я не пошел.

В 1961 году в госуниверситете появилась новая специальность — журналистика. Туда и ринулся — решил, это мое. На экзаменах получил две «пятерки» и две «четверки». Но предпочтение тогда отдали «стажникам», а мне предложили пока поучиться на филологическом. Кстати, сейчас я жалею, что впоследствии, перейдя на журналистику, бросил филологию. Возможно в лингвистике, языкознании я добился бы большего.

 

— Во времена студенчества вы успели обзавестись полноценной семьей: жена Катерина родила вам троих сыновей…

 

— Да, помню, как-то остановил меня на лестнице университета Леонид Леонтьевич Ермолинский и дружески посоветовал: «Я думаю, Гена, двоих сыновей вам пока хватит». Не хватило. Третьего Катерина родила в день защиты дипломной работы. На дочку Василину решились гораздо позже, когда я работал в «Восточке». Жили мы семьей в деревянном домике на улице Сарайной (нынче Александра Невского).

Он Кате достался в «наследство» от деда, иркутского извозчика. Жили, воду носили, картошку в подполье засыпали, на зиму солили 20-ведровую бочку капусты. На всех друзей-студентов хватало. Кстати, сейчас мы рядом с теми местами живем. Как будто в конце жизни возвращаемся на круги своя.

 

— А когда получили первую благоустроенную квартиру?

 

— Когда старшему сыну было уже 16 лет, дочке пять исполнилось. Работал я тогда в секторе печати обкома партии. Признаюсь честно, пошел туда ради жилья. Но основная моя творческая жизнь прошла в «Восточке», начинал с сельхозотдела.

 

— Вы были самым «долгим» главредом «Восточно-Сибирской правды» — почти 20 лет!

— И за эти годы накопилось много такого, что хочется забыть, но есть и что вспомнить. Неуютная должность — редактор, особенно при партийном «прижиме». Как между молотом и наковальней. Выговоров всегда будет больше, чем наград. Хотя и ордена перепадали.

 

— Печатная пресса сегодня теряет былую популярность. А ведь были времена, когда у «Восточно-Сибирской правды» тиражи больше 200 тысяч были.

 

— Думаю, это была заслуга времени. Когда газету выписывали в каждой семьей, ее внимательно читали, ей верили. Тогда, действительно, тираж «Восточки» перевалил за 200 тысяч, «Молодежка» достигала 150 тысяч. У людей тогда была тяга к свободе и демократии. Это было время надежды, которое ушло.

 

— Если вспомнить ваш уходящий Иркутск, какие картинки всплывают в памяти?

 

— Я помню Иркутск с пятидесятых годов, с докрупнопанельных домов. Море деревянных домишек, среди которых одинокие кирпичные строения с архитектурными «излишествами». Мы с Катериной часто устраивали воскресные походы с сыновьями-школьниками по историческому городу. Не только по Ленина и Карла Маркса, но и по боковым улочкам, переулкам. Брали фотоаппараты и фиксировали уходящую натуру. Находили старые вывески «Сарайная», «Русиновская», названия дореволюционных страховых обществ. Чего мне особенно жаль в Иркутске своей молодости? Исчезнувших уютных деревянных двориков, как на картине Поленова. Их массово снесли во времена Салацкого. Жаль прежнюю Ангару — до строительства плотины. На Ушаковке было хорошо, она была поглубже, а вода чище. Любили мы отдыхать на острове Любви, где Иркут впадает в Ангару, там были отличные песчаные пляжи. В молодости, знаете, (смеется) и вода была мокрее. А мы могли себе позволить в дождь босиком по Карла Маркса прогуляться.

 

— Есть несколько мнений о дате возникновения Иркутска…

 

— Я соглашусь с мнением иркутского губернского архитектора Антона Ивановича Лосева, который писал, что Иркутск основали гораздо раньше 1661 года. Он основывает свое мнение на тех документах, которые сгорели во времена большого пожара. Он их видел собственными глазами. По его предположению, первое поселение по Иркуту появилось еще в 1620 году. И я ему доверяю. Нужно помнить о том, что промышленники, торговцы всегда появлялись раньше государственных покорителей Сибири.

 

— Вы писали, что считаете Прибайкалье одним из центров происхождения человечества на планете…

 

— Некоторые учёные предполагают, что человечество несколько кругов сделало по земному шару, прежде чем закрепиться на сегодняшней территории. А Саяно-Алтайское нагорье и Прибайкалье, то есть территория Байкальской рифтовой зоны,  мне кажется, представляет собой такой же плавильный котёл языков и народов, как африканская зона. Считаю, что природное радиационное излучение на Байкале способствовало развитию речи у человечества. Возможно, речь впервые появилась именно в Прибайкалье. Этакая культурная мутация. Несколько лет я пишу книгу топонимов Иркутской области. Собрал огромную картотеку географических названий, сибирских фамилий. Часть работ опубликована в журнале «Земля иркутская». Когда труд завершу, пока не скажу. Когда начинаешь погружаться в суть проблемы — все глубже и глубже — потом так тяжело выныривать.

 

— Как вы считаете, почему Иркутск из столицы Восточной Сибири превратился в небольшой провинциальный город?

 

— Думаю, что в свое время нам не хватило смелости руководителей, которые были заняты собственным партийным ростом, а не развитием города. В свое время нам, а не Новосибирску, предлагали строить у себя Академгородок. Кроме нерешительности, мешает нам внутренняя иркутская гордыня. Но если ее отринуть, еще силен культурный гумусовый слой, который позволит Иркутску вырваться из оков его держащих и занять достойное место среди российских городов. Вспомнить времена, когда наш город был центром всей зауральской земли, сибирским Петербургом. 

 

ЦИТАТЫ:

 

сейчас я жалею, что бросил филологию. Возможно в лингвистике, языкознании я добился бы большего

 

Я соглашусь с мнением иркутского губернского архитектора Антона Ивановича Лосева, который писал, что Иркутск основали гораздо раньше 1661 года.

 

Биографическая справка

Геннадий Михайлович Бутаков.

 

Родился 31 мая 1942 года в селе Вторая Тыреть Заларинского района.

В 1968 году окончил Иркутский государственный университет по специальности «журналистика».

Работал в районных и областных СМИ. С 1981 по 1986 год - заместитель главного редактора «Восточно-Сибирской правды», с 1986 по 2004 год — главный редактор.

С 1986 по 1992 год — депутат Иркутского областного Совета депутатов трудящихся, Иркутского областного Совета народных депутатов.

В 1987 году был удостоен ордена Трудового Красного Знамени.

В 2002 году стал почётным гражданином Иркутска.

Лауреат премии «Интеллигент провинции».

Выпуск №120. Челябинская область

https://www.znak.com/2017-01-20/vypusk_120_chelyabinskaya_oblast

2017.01.20

Журналисты Znak.com продолжают общаться с источниками, внимательно следить за событиями и рассказывать своим читателям самое важное, что может объяснить происходящее в элитах Челябинской области. В этом выпуске: Дубровский предпочел промолчать про смог; Редин усиливает влияние; Мануйлов пошел на сделку со следствием; в Челябинске все больше обманутых дольщиков; в Копейске не могут найти своего кандидата; от Обертаса ждут жестких кадровых решений; в региональных СМИ – несколько неприятных ситуаций и многое другое.  

Наиль Фаттахов

Дубровский молчит про смог 

Уставшие дышать выбросами промышленных предприятий челябинцы на этой неделе ожидали хоть какой-то реакции на происходящее со стороны губернатора Челябинской области Бориса Дубровского, однако её так и не последовало. В соцсетях и кулуарах гадают: то ли глава региона, который последние дни проводит в основном в разъездах по территориям, попросту не унюхал вредных примесей в воздухе Челябинска, то ли не осознал масштабов бедствия. Понятно, что для Дубровского, который всю свою жизнь работал на металлургических предприятиях, смог, вероятно, является чем-то обыденным и повседневным. Но всё-таки в Челябинске это сегодня тема номер один, и жители хотели бы знать, что об этом думает первое лицо. Тем более что экологическая тема Дубровскому, судя по официальным публикациям, не совсем чужда. Так, в конце прошлого года он выступил с обширным (пусть не очень конкретным и понятным) докладом на экологическую тему на заседании Госсовета с участием президента России Владимира Путина. Суть его речи сводилась к тому, что в крупных городах, как Челябинск, нужно ввести квоты на загрязнение атмосферного воздуха. 

Почти все время, что в Челябинске стоял смог, губернатор провел в разъездахпресс-служба губернатора Челябинской области

Не хотелось бы думать, что сказанное останется лишь на видеозаписи, разлетевшейся по интернету, однако пока поведение главы региона не даёт поводов рассчитывать на иной исход, констатируют в кулуарах. 

Редин наращивает влияние 

Представители политических кругов заметили в последние месяцы усиление влияния первого вице-губернатора Челябинской области Евгения Редина на главу региона Бориса Дубровского. На сегодняшний день Редин чуть ли не единственный чиновник (за исключением мэра Челябинска Евгения Тефтелева, но он муниципальный служащий), кто может зайти к губернатору и открыто высказать соображения по тому или иному вопросу. Другим членам областной команды получить «доступ к телу» намного сложнее. Борис Дубровский, как говорят, прислушивается к своему первому заму. Однако это объясняется не столько компетентностью и осведомлённостью Евгения Редина, сколько тем, что у губернатора не осталось «своих» в окружении. При этом первый вице-губернатор активно проводит встречи с разными людьми. К нему на приём выстраиваются очереди из бизнесменов, общественников и прочих деятелей, чтобы донести проблемы. Редин всех выслушивает, обещает разобраться, принимает документы. Но в большинстве случаев кардинальных изменений после этого не происходит. Так что, судя по всему, в скором времени очереди станут меньше, поскольку люди поймут, что подобные встречи неперспективны.

К Евгению Редину идут все — от зоозащитников до предпринимателейНаиль Фаттахов

Мануйлова делают козлом отпущения

Бывший председатель комитета по управлению имуществом и земельным отношениям Челябинска, экс-гендиректор ООО «Гринфлайт» Сергей Мануйлов, по сообщениям наших источников, опасается за своё будущее. И причин для этого у него достаточно. По нашей информации, Мануйлов после того, как на него возбудили уголовное дело о превышении полномочий, заключил сделку со следствием. Суть её не совсем понятна, но экс-чиновник пообещал сотрудничать. Однако никаких поблажек и послаблений в этой связи от органов следствия Сергей Мануйлов не увидел. В отпуск за границу его, вопреки обещаниям, так и не отпустили. И теперь он жалеет, что пошёл на эту сделку, согласившись признать вину. Рассказывают, что у следователей изначально был план привлечь к уголовной ответственности и основателя компании «Гринфлайт», застройщика Дмитрия Карабинцева. Многие считают его инициатором заключения невыгодных для «Гринфлайта» сделок. Именно поэтому, по версии наших источников, Карабинцев хотел выкупить у собственников долю в компании и инвестировать средства в достройку домов (чего ему не дали сделать в прошлом году). Но, если это правда, то оформлены все сделки так, что к Дмитрию Карабинцеву не подкопаться. Тем не менее с него планируют взять подписку о невыезде. «Судя по всему, козлом отпущения в этой истории быть Мануйлову, – рассуждают наши собеседники. – Теперь, чтобы собрать на него дополнительной фактуры, всем свидетелям по делу говорят, что он якобы дал на них показания».  

Облизбирком переформатируют?

Рассказывают, что новый руководитель избирательной комиссии Челябинской области Сергей Обертас планирует в ближайшее время серьёзно переформатировать аппарат возглавляемой им структуры. Формально – чтобы усилить ведомство, по сути же – чтобы избежать утечек информации в Центризбирком РФ, где за происходящим на Южном Урале внимательно следят. Официально, правда, эта информация пока не нашла подтверждения. Сами сотрудники аппарата утверждают, что слухи о сокращениях ходили ещё до того, как был сформирован новый состав комиссии и избран её председатель. Теперь же всё происходит в рабочем порядке – новое руководство ведёт себя доброжелательно, ни о каких увольнениях не сообщает. Поэтому работники аппарата предпочитают не верить подобным вбросам. Рассуждают они так: если цель главы ведомства избежать конфликтных ситуаций в связи с утечкой информации в ЦИК, то кадровые перестановки, тем более проведённые втихую, могут вылиться в серьёзный скандал. А это меньше всего нужно Сергею Обертасу в нынешних условиях. К тому же у ведомства Эллы Памфиловой в любом случае останется в избиркоме Южного Урала надёжный источник – Александр Лебедев, который попал в комиссию по рекомендации ЦИК и пользуется доверием в Москве.  

Есть опасения, что Сергей Обертас поставит в аппарат своих людейНаиль Фаттахов

Копейские бунтари не могут найти своего кандидата 

Потенциальные кандидаты в главы Копейска, с которыми вели переговоры местные депутаты и их окружение, по информации наших источников, отказались от перспективы бороться за высокий пост. Кого-то остановила грозная личность возможного соперника – бывшего заместителя прокурора региона Владимира Можина. Другие не захотели конфронтации с губернатором Борисом Дубровским и его командой. Поэтому на этой неделе в резиденцию главы региона никаких предложений из Копейска подано не было, вопреки ожиданиям. Однако видеть в кресле мэра варяга местные элиты и депутаты не хотят. Сегодня народные избранники, по нашим данным, уже готовы поддержать и. о. главы города Владимира Бисерова, которому на прошлых выборах предпочли Валерия Устинова. Правда, остаётся ещё один вариант – оппозиционер Николай Сединкин, возглавляющий ЗАО «УК “Горводоканал”», которого не пугает противостояние с кем бы то ни было. Но личность Сединкина в резиденции главы региона демонизируют, и пока никому из переговорщиков не удалось переубедить Бориса Дубровского и его окружение.

Исторический центр Челябинска развивать некому 

На следующей неделе в столице Южного Урала планируют подвести итоги объявленного мэрией всероссийского конкурса на лучшую архитектурно-градостроительную концепцию развития исторического центра. Правда, в самой администрации, по рассказам наших источников, ждут этого события без особого трепета. Дело в том, что, как и в случае с международным конкурсом Archchel-2020, нет никакой уверенности в том, что проекты-победители будут воплощены в жизнь. Да, у города после подведения итогов появится видение, в какую сторону стоит развиваться. Но когда и за чей счёт всё это будет реализовано – большой вопрос. На данный момент инвесторов нет. Многие чиновники в этой связи пытаются избежать участия в данном мероприятии, дабы не отвечать на вопросы «Когда?» и «Кто будет строить?»

Вице-губернатор Руслан Гаттаров уже провел один конкурс — Archchel-2020. Но кому-то нужны эти проекты?Наиль Фаттахов

Количество обманутых дольщиков растет 

Число обманутых дольщиков в Челябинской области увеличивается чуть ли каждую неделю. Так, не успели региональные чиновники пожаловаться на то, что таблица с проблемными застройщиками уже стала их настольной книгой (всего в списке у минстроя шесть компаний, в том числе челябинские «УСК», «Гринфлайт», «Речелстрой» и еще три фирмы из Миасса), как в СМИ с жалобами обратились дольщики других недостроев. Стало известно, например, что сроки сдачи домов отложили в ЖК «Яркая жизнь» (ООО «Майлстоун Девелопмент») и ЖК «Оникс» (ООО «Строительные технологии города»). Дома обещали сдать еще осенью, но сдачу перенесли сначала на зиму, а теперь и на лето 2017 года. Терпение дольщиков – уже на исходе, но, как выясняется, власти даже не знают о новых проблемных объектах. «По-прежнему нет комплексного подхода к решению данных проблем. О каких крупных инвестиционных проектах в регионе можно говорить, если у губернатора под носом как грибы после дождя появляются новые долгострои», констатируют в кулуарах. 

Свидетеля по делам Цыбко и Сандакова поймали на новой лжи

Выступавшую 18 января свидетелем обвинения по делу экс-вице-губернатора Николая Сандакова секретаря Озерского местного отделения партии «Единая Россия» Валентину Сылько уличили в недостоверных показаниях. Валентина Михайловна в суде утверждала, что в мае 2011 года экс-сити-менеджера Озерска Евгения Тарасова впервые представили местной элите Николай Сандаков и тогда еще действующий сенатор Константин Цыбко, причем дело было на банкете, посвященном дню рождения самого Цыбко. «Банкет имел место на следующий день после моего дня рождения, – подтвердил Константин Цыбко в беседе с корреспондентом Znak.com. – Но, во-первых, он был посвящен совсем другому событию (сейчас уже точно не помню какому), а во-вторых, я там присутствовал буквально три минуты – зашел, сказал какой-то тост и сразу же уехал». Добавим, эти слова Цыбко подтверждаются поднятыми операми УФСБ данными биллинга его мобильного телефона: в тот день Константин Цыбко пересек границу КПП ЗАТО Озерск, а спустя 20 минут – снова выехал за пределы города. При этом, по словам экс-сенатора, ему еще и пришлось возвращаться в ресторан за забытым мобильником.

Валентина Сылько запуталась в показанияхНаиль Фаттахов

В театре драмы – неожиданное назначение 

Культурная общественность Южного Урала на этой неделе обсуждает внезапное появление на посту заместителя руководителя челябинского театра драмы Аллы Точилкиной. На работу женщина, по информации наших собеседников, вышла после новогодних праздников. Алла Точилкина прославилась в прошлом году, когда, работая директором молодёжного театра (бывший ТЮЗ), умудрилась настроить против себя весь коллектив. Сотрудники учреждения тогда написали в СМИ открытое письмо, в котором перечислили недочёты в работе Точилкиной и её команды: непродуманная репертуарная политика, пренебрежение мнением коллектива, отсутствие репетиционной базы. В результате в июне прошлого года региональный минкульт досрочно расторг с ней трудовой контракт. До этого Точилкина руководила камерным театром, где труппа также жаловалась на неё губернатору. После увольнения из молодёжного театра Аллу Точилкину назначили заместителем директора областного центра народного творчества, где она также пришлась не ко двору. Тем не менее она снова нашла приличную работу. Секрета непотопляемости Аллы Точилкиной пока никому раскрыть не удалось.

Учредители «Восточки» поступили некрасиво

Новость о смене руководства на телеканале «Восточный экспресс», учредителем которого является министерство имущества Челябинской области, оставила неприятный осадок. Необходимость назначения нового директора объяснялась тем, что нынешний – Ольга Емельянова – уходит в декрет. На деле оказалось, что женщине предложили стать заместителем руководителя канала и уже с этой должности отправиться в законный отпуск. Почему человеку, к которому не было претензий у учредителей, не дали пару месяцев или даже недель доработать, неясно. Не понимают телевизионщики и логику выбора нового директора – телеведущего Павла Михайлова. На «Восточном экспрессе» он вёл развлекательные передачи, типа «Охоты» или «Битвы толстяков», информационщиком не был. А значит, усилить информационную составляющую он не сможет. Вряд ли с его приходом будет достигнут какой-то экономический эффект, поскольку он всё же человек творческий, а не коммерсант. Единственное объяснение, которое находят наши эксперты, – начало слияния «Восточки» и ОТВ (ещё один правительственный канал, работающий на всю область, на нём в последнее время трудился Михайлов), о котором говорят уже несколько лет. Правда, гендиректор ОТВ Светлана Яремчук эти догадки пока опровергает.

Бизнесмены заинтересовались бургерами

Говорят, что известный в челябинских сегментах соцсетей предприниматель Кирилл Кожевников, занимающийся изготовлением и продажей бургеров в своем маленьком фуд-траке в центре Челябинска, с недавних пор не может отбиться от покупателей. Рассказывают, что в последние недели выручка скромной «закусочной на колесах» выросла в разы, а очередь перед окошком выдачи порой затягивается на полчаса. Это, в свою очередь, привлекло внимание сразу нескольких крупных бизнесменов, которые, лично распробовав чудо-бургеры, якобы готовы вложиться в расширение бизнеса. Впрочем, говорят, пока что господин Кожевников занят не этим, а подбором ингредиентов для новой, улучшенной версии котлет.  

У потенциальных инвесторов появился интерес к фургону Кирилла КожевниковаНаиль Фаттахов

Оппозиционеры ищут журналистов

Оппозиционный активист Евгений Кротенко активно ищет журналистов на свой небольшой медиаресурс, который он запустил пару месяцев назад. Рассказывают, что предложения о работе получили сразу несколько человек, при этом упор был сделан на молодых корреспондентов. Якобы Кротенко обещал при этом весьма высокую зарплату и блестящие перспективы. Однако уверенность в голосе у оппозиционера пропадала, как только кандидаты начинали задавать вопрос про происхождение денег, гарантии их выплат, а также про то, в чьих интересах будет работать интернет-издание. Говорить о сотрудничестве с опытными «акулами пера» и вовсе бесполезно — те сразу же «пробивают» реальную картину и, даже не очень жалуя нынешнего губернатора, не горят желанием воевать против него непонятно за кого и без материальных гарантий.

Редактор «Карабашского рабочего» «распилила» Путина

В редакции газеты «Карабашский рабочий» – скандал. Главред издания Наталья Зарифова, в октябре сменившая Ирину Шабалину, допустила выход январского номера с разорванным пополам изображением президента России Владимира Путина: снимок при верстке был размещен ровно посередине разворота, так что в печати ухо и затылок президента оказались на одной полосе, а лицо – на другой. Прокол главного редактора вызвал в Карабаше тем более бурную реакцию среди сторонников и противников партии «Единая Россия», что ее предшественница Ирина Шабалина была в сентябре 2016 года уволена из муниципального издания за политическую неблагонадежность: в ходе предвыборной кампании в Госдуму она давала место на страницах газеты кандидату от ЛДПР. Зарифова считается протеже главы города Олега Буданова, так что общественность с удовольствием поставила мэру на вид «кощунство» над президентом. Забавно, но сами Буданов и Зарифова на посыпавшуюся в их адрес критику никак не отреагировали, более того, выступая на страницах газеты, Буданов прямым текстом заявил, что издание «стало заметно лучше». Между тем челябинские специалисты по верстке разворот с «разорванным» Путиным уже называют «примером того, как нельзя верстать» и добавляют, что президент тут совсем ни при чем.

Тот самый выпуск газеты

В Златоусте меняют секретаря ТИКа 

В территориальной избирательной комиссии Златоуста в ближайшее время могут сменить секретаря Наталью Саманову. По информации наших источников, некоторым чиновникам не по душе, что это кресло занимает представитель «Справедливой России». Поэтому сейчас продумывается схема её замены на кого-нибудь от партии власти. Правда, попытки предпринимаются не слишком активные. В пресс-службе регионального отделения СР утверждают, что на саму Наталью Саманову пока никто не выходит с предложением отказаться от кресла. «Она хорошо работает, отзывы о ней только положительные, – сообщила пресс-секретарь «эсеров» Ангелина Попцова. – Хотя не удивлюсь, если что-то затевается. Против представителей оппозиционных партий часто плетутся интриги. Если Наталья Саманова обратится в партию за помощью, конечно, поддержим её».  

Уфалей ждёт помощи губернатора 

Настоящий шок на жителей Верхнего Уфалея произвела информация о том, что ведущее предприятие городского округа – «Уфалейникель» – может как минимум приостановить свою деятельность на срок до трёх месяцев до года или вовсе быть закрыто. Население и местные деловые круги просто пока не знают, как реагировать на это. По предварительным оценкам, в самом худшем варианте на рынке труда окажется около двух тысяч человек, безработица может вырасти при этом до 20% от трудоспособного населения. Рабочих мест в самом городе нет вообще. Ещё одним последствием наверняка станет волна банкротств и сокращений в местном частном бизнесе, прежде всего в сфере торговли и услуг. Главный вопрос для наблюдателей сегодня: как мэрия намерена проводить президентские выборы и добиться одновременно высокой явки и приемлемого результата с учётом неизбежного серьёзного экономического и социального кризиса? При этом все вовлечённые в ситуацию в самом моногороде стороны сейчас с надеждой смотрят исключительно на правительство и главу региона Бориса Дубровского. Своего плана действий у них просто нет. 

Дубровский объезжает территории, но доберется ли он до проблемного Уфалея?пресс-служба губернатора Челябинской области

Тем временем в самом Уфалее появление информации о серьёзном кризисе на «Уфалейникеле» связывают с самим руководством предприятия и его владельцами. Сегодня у компании две потенциально смертельные проблемы: высокий уровень кредиторской задолженности и проблемы с сырьём из-за отсутствия разрешительной документации на разработку Серовского месторождения никелевой руды. «Организуя утечки о ситуации на комбинате, его руководство хочет повлиять на власти Свердловской и Челябинской областей, пытается проводить переговоры с позиции силы. Однако насколько эффективна подобная тактика – неизвестно. Серовское месторождение никелевых руд находится на территории Свердловской области, а ведущее в том числе по численности работающего персонала предприятие – наоборот, в Верхнем Уфалее (Челябинская область). Непонятно, каким образом давление на южноуральские власти поможет управляющей компании решить проблемы с общественностью и властями Серова, выступающими против разработки новой площадки по добыче руды», – считает один из местных промышленников.

Георгий Гаврилов. Альманах Крохобора, или Достоверная повесть о том, как я читал роман Виталия Диксона «Августейший сезон, или Книга российских календ» Иркутск, 2011. EBook 2015

%PDF-1.6 % 1 0 obj > endobj 742 0 obj >stream 2015-08-07T17:22:49Microsoft® Office Word 20072015-08-09T14:48:21+02:002015-08-09T14:48:21+02:00Microsoft® Office Word 2007application/pdf

  • Георгий Гаврилов. Альманах Крохобора, или Достоверная повесть о том, как я читал роман Виталия Диксона «Августейший сезон, или Книга российских календ» Иркутск, 2011. EBook 2015
  • http://imwerden.de
  • uuid:3a0ccce8-fc64-4cec-a5b3-c2c80af39016uuid:e5352e8d-0db9-4af1-b838-cf3d333f6455 endstream endobj 743 0 obj > endobj 2 0 obj > endobj 749 0 obj > endobj 750 0 obj > endobj 751 0 obj > endobj 52 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 54 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 56 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 58 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 60 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 62 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 64 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 66 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 68 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 70 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 72 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 74 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 76 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 78 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 80 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 82 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 84 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 86 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 88 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 90 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 92 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 96 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 100 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 102 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 104 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 106 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 108 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 124 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 126 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 128 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 130 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 132 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 134 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 136 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 138 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 140 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 142 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 145 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 148 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 151 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 154 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 157 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 160 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 163 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 166 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 169 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 172 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 175 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 178 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 181 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 184 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 187 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 190 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 193 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 196 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 199 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 202 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 204 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 206 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 208 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 210 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 212 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 214 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 216 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 218 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 220 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 222 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 224 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 226 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 228 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 230 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 232 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 234 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 236 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 238 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 240 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 242 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 244 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 246 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 248 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 250 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 252 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 254 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 256 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 258 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 260 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 262 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 264 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 266 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 268 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 270 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 272 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 274 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 276 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 278 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 280 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 282 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 284 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 286 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 288 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 290 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 292 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 294 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 296 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 298 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 300 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 302 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 304 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 306 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 308 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 310 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 312 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 314 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 316 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 318 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 320 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 322 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 324 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 326 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 328 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 330 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 334 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 336 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 338 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 340 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 342 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 344 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 346 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 348 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 350 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 352 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 354 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 356 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 358 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 360 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 362 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 364 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 366 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 368 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 370 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 372 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 374 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 376 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 378 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 380 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 382 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 384 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 386 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 388 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 390 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 392 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 394 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 396 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 398 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 400 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 402 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 404 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 406 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 408 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 410 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 412 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 414 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 416 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 418 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 420 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 423 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 425 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 427 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 429 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 431 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 433 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 435 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 438 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 440 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 442 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 444 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 446 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 448 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 450 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 452 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 454 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 456 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 458 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 460 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 462 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 464 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 466 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 468 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 470 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 472 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 474 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 476 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 478 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 480 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 482 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 484 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 486 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 488 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 491 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]/XObject>>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 494 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 496 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 498 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 500 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 502 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 504 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 506 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 508 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 510 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 512 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 514 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 516 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 518 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 520 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 522 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 524 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 526 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 528 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 530 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 532 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 534 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 536 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 538 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 540 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 542 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 544 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 546 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 548 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 550 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 552 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 554 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 556 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 558 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 560 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 562 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 564 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 566 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 568 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 570 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 572 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 574 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 576 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 578 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 580 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 582 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 584 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 586 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 588 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 590 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 592 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 594 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 596 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 598 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 600 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 602 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 604 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 606 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 608 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 610 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 612 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 614 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 616 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 618 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 620 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 622 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 624 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 626 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 628 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 630 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 632 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 634 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 636 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 638 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 640 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 642 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 644 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 646 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 648 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 650 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 652 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 654 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 656 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 658 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 660 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 662 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 664 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 666 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 668 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 670 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 672 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 674 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 676 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 678 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 680 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 682 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 684 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 686 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 688 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 690 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 692 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 694 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 696 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 698 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 700 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 702 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 704 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 706 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595. 5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 708 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 710 0 obj >/MediaBox[0 0 326 595.5]/Parent 751 0 R/Resources>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/Tabs/S/Type/Page>> endobj 753 0 obj >>>/Type/Page>> endobj 754 0 obj >stream q 680.3999939 0 0 595.1999969 0 0 cm /Im0 Do Q endstream endobj 755 0 obj >stream

    #Томпонский_Улус Instagram posts — Gramhir.com

    Мой Родной Поселок.Говорят,каждый кулик хвалит свое болото,имея ввиду,что какова бы ни был глухая и захудалая деревушка,для любого человека его родной поселок,родина,является самым любимым местом на Земле,т.к.с ним связаны самые первые осознанные воспоминания. ..Любовь и воспитание родителей,детский сад и первый класс,в наши годы:первая пионерская линейка,дружина,костер,звон трубы и барабанов,игра»Зарница»,урок НВП(начальная военная подготовка)и т.д.А для любого представителя народа Саха,это первая охота и первая добытая им дичь.У меня,первая дичь был именно кулик,добытый из отцовской двухстволки 16 калибра,в местности «Таннары»,думаю,мы ружье»одолжили»без спросу.У меня отец был человек старой закалки,настоящий коммунист,не знающий пощады ни к себе,ни к нам.Помню,каждую осень,я возвращался к школьной парте из сенокоса только к концу августа,без грамма жира,черный от загара,с мозолями,которыми,еле мог в первые дни держать ручку.Отец,никогда меня специально не обучал,не обьяснял,думаю,показывал чисто на своем примере.Но сильно запомнилось одно:это было на острове «Атырдьах»,была осень,сенокос,и мы увидели 4 кряквы,которые сели неподалеку,и отец дал мне ружье,и я пополз,сделал выстрел дуплетом,но одна сделала осечку,остался только один.Подобрал крякву,и пришел к отцу,он спросил,почему я сделал только один выстрел,я ответил,что одна дала осечку. Тогда отец спросил меня,что я сделал с патроном,а я показал ему патронташ,где он был помещен.Тогда он спросил,а вдруг останется только этот патрон,и что я сделаю если встречу медведя на своем пути.Тогда я без колебания ответил,что помещу патрон в ствол и попробую попасть в глаз.Тогда он спросил,что я сделаю,если бы не было патрона,тогда я сказал,что попробую уступить дорогу и если надо взобраться на дерево.И тогда он сказал,чтоб я выбросил этот патрон,т.к.патрон может быть дефектным,и быть может там нет даже взрывающ.капсулы,я согласился и выбросил патрон,тогда он добавил:»так же поступай с людьми,которые подведут тебя в малом».Потом много раз вспоминал эти его слова,про патрон,про медведя,и впоследствии эти слова,помогли мне выжить не раз,особенно в лихие 90-е.Я всегда без сожаления и колебания,поступал так,как сказал Отец!

    Сезон чтения | Новости Иркутска

    Автор: Екатерина БАЛАГУРОВА, Алёна МАХНЁВА

    Литературный лекторий, «свободный микрофон», дружеские посиделки с чтением вслух – этой осенью и зимой у ценителей художественного слова в Иркутске есть масса возможностей разделить удовольствие от любимых текстов с единомышленниками. Что где и почему читают горожане, выяснял «Конкурент».

        Книги объединяют людей разных поколений, достатка и социального положения Автор фото: Мария Ковальская
  • Книги объединяют людей разных поколений, достатка и социального положения Автор фото: Мария Ковальская 550568550552
  • Главный принцип лектория: говорить о том, о чём хочется говорить Автор фото: Мария Гордина 550569550552
  • Совместное чтение становится модным трендом в Иркутске Автор фото: Александр Бондарев 550567550552
  • галерея в отдельном окне

    По признанию 37% россиян, они вообще не читают книг и не слушают аудиокниг, подсчитали социологи фонда «Общественное мнение». С другой стороны, четверть взрослых россиян (24%) прочитали или прослушали в течение года больше пяти книг.  

    ФОМ не приводит отдельных данных по Иркутску, похоже, жители столицы Приангарья любят чтение несколько больше, чем «средний россиянин». Иркутяне читают дома, в библиотеках, кофейнях, наедине с любимым автором, в кругу друзей или просто в компании таких же увлечённых независимо от их пола, возраста или социального статуса. 

    В пользу этого предположения говорит хотя бы обилие «около­книжных» мероприятий в городском меню культурных событий. 

    Неформальная культурная среда

      № 2 из 3 Совместное чтение становится модным трендом в Иркутске Автор фото: Александр Бондарев

    В феврале для неравнодушных к чтению горожан начнёт работу дис­куссионный клуб «Культурная среда» на факультете филологии и журналистики Иркутского государственного университета. Встречи будут проходить каждую вторую и четвёртую среду в 18.30 в здании вуза на улице Чкалова, 2. Создание клуба приурочено к Году литературы и вызвано «насущной необходимостью вернуть русской литературе роль органа самосознания человека и общества», говорится в сообщении на сайте факультета. Организаторы ставят перед собой амбициозные задачи: «Вывести литературу из резервации, создать площадку для интеллектуального общения, обеспечить диалог разных ментальностей, ценностных установок и опыта». Темы первых трёх встреч уже выбраны: «Вечно неразрешимые проблемы российской истории», «Современный герой – человек убегающий?» и «Кто сейчас «главный» русский писатель?». Университет обещает свободную дискуссию и приглашает присоединиться к ней всех желающих. 

    Между тем с апреля прошлого года, опять же для всех желающих, раз в две недели проходят неформальные филологические лекции в библиотеке имени Молчанова-Сибирского. 

    Идея создания такого «кружка единомышленников» пришла филологам Александру Бондареву, Марии Сидельниковой и Марии Гординой. «Мы давно хотели воплотить эту нашу мечту в жизнь. Что называется, накипело. И вот в один весенний день мы просто встретились на улице, сели на лавочку и начали думать над тем, что нужно для реализации нашего общего желания, – рассказывает Мария Сидельникова, преподаватель кафедры русской и зарубежной литературы ИГУ. – Хотелось сделать такое мероприятие, в ходе которого люди будут говорить о том, о чём им хочется говорить. Каждую лекцию мы стараемся продумать так, чтобы было интересно и нам и слушателям». 

    Сейчас на необычные «пары», не похожие на строгие университетские занятия, регулярно приходит около тридцати человек. Вместо парт – уютные кресла-мешки, вместо оценок – улыбки и хорошее настроение. В качестве домашнего задания – просьбы к лекторам и пожелания тем для слушания. В аудитории можно встретить кого угодно – от школьников до пенсионеров. «Я хожу на лекторий с самого его открытия, – рассказывает студентка 4 курса педагогического института ИГУ Ирина Семёнова. – Это очень интересно. Можно не только узнать новое, но и изменить свой взгляд на уже известные ранее вещи. Есть возможность согласиться с позицией лектора о той или иной проблеме или, наоборот, противостоять ей. Такое времяпрепровождение гораздо приятнее и полезнее, чем хождение по праздным вечерам».  

    В 2015 году «Неформальный лекторий» обещает своим слушателям неожиданные ракурсы литературных исследований, скайп-лекции со столичными учёными, лекцию о связях литературы и мультипликации, совместный проект с иркутским киноклубом, литературный квест в четырёх сказочных башнях «Молчановки». 

    Помимо трёх организаторов, о литературе здесь можно услышать и от приглашённых лекторов. «Все они наши друзья, – продолжает Мария Сидельникова. – Мы вообще работаем только с теми, кто согласен выделить своё время, чтобы подготовиться к лекции и прийти прочесть. Нам самим это в радость, иначе бы никто и делать этого не стал».  

    Первый и успешный год своей работы «Неформальный лекторий» завершил чтением гоголевской «Ночи перед Рождеством». Ближайшая встреча лектория запланирована на 29 января. 

    Вслух и про себя

      № 3 из 3 Главный принцип лектория: говорить о том, о чём хочется говорить Автор фото: Мария Гордина

    Восемь из каждых десяти россиян рассказали, что им читали книжки в детстве, как правило, мамы или бабушки, сообщает ФОМ. Самыми любимыми у взрослых россиян в детстве были, как они говорят, русские народные сказки, произведения Пушкина, Чуковского и Шарля Перро. Треть участников опроса сохранили свои детские книжки и читают их детям, но чаще книги покупают в магазине. Самое популярное детское чтение – русские народные сказки и стихи. Как показывает практика, взрослые тоже не прочь слегка вернуться в детство и послушать, как им читают.  

    В Иркутске это можно сделать не только в библиотеке, но и в кофейне. За окном вечерняя зимняя тьма, но здесь тепло и уютно, шуршит страницам и перешучивается с публикой чтец за микрофоном. Кажется, что время немного замедляется, а может, и даже поворачивает вспять – из века социальных сетей и суеты во времена литературных салонов. «Почти все родители когда-нибудь читали детям, – говорит организатор таких литературных собраний Александр Верхозин. – А я, кроме того, что сам люблю читать, с удовольствием читал и ребёнку, а потом подумал, что, наверное, не только детям это интересно. Хорошо было бы прийти куда-нибудь, где тебе просто будут читать. Где каждый человек может принести свою любимую книжку и поделиться ею с людьми. Оставалось только найти, где это было бы уместно». Когда место нашлось, любители чтения вслух собирались каждое воскресенье. Уже успели почитать Шергина, Довлатова, Коваля, Зиедониса, Туве Янссон и Льюиса Кэрролла. Желающих и почитать, и послушать оказалось немало: уже в ноябре был расписан весь декабрь, появилось несколько идей на январь. Но пока «Вслух» и Верхозин ищут новое место для встреч. На вопрос, зачем ему всё это нужно (посиделки совершенно бесплатны), он отвечает просто: «Мне хочется такие вещи организовывать». 

    Обмениваться книгами и мыслями о них можно, конечно, не только в офлайне. «Идея создать в «Фейс­буке» такую группу возникла в разговоре с одним очень умным и тонкочувствующим человеком,   рассказывает создатель иркутского сообщества любителей чтения «Книжники» Алексей Петров (он же директор Института законодательства правовой информации им. М.М. Сперанского). – Другим мотивом стало то неимоверное количество интересных книг, которые можно найти в Интернете в электронном виде – я уже несколько лет собираю электронную библиотеку, она систематизирована и постоянно пополняется. Одному всё, конечно, не прочесть, а среди моих друзей в «Фейс­буке» (да и вне его, конечно) есть множество людей, знающих толк в чтении и понимающих его ценность». Группа потихоньку растёт, сейчас в ней 244 участника. 

    Социальные сети создали возможность мгновенно делиться мыслями, переживаниями, идеями с неограниченным кругом людей. Это просто бесценно для тех, у кого эти мысли и идеи есть, уверен Алексей Петров. Хороший пример тому – один из самых популярных в Рунете книжных блогов «Букенариум» Ирины Распопиной, автора еженедельных книжных обзоров «Восточки». 

    Трудно сказать однозначно, возвращается ли мода на чтение в Иркутске (если она куда-нибудь уходила), однако в книжных магазинах по-прежнему есть покупатели, книжные полки становятся популярным элементом интерьеров ресторанов и кафе. В целом более или менее регулярно, то есть не реже раза в месяц, читают книги 55% опрошенных ФОМом россиян. Чтение книг занимает четвёртое место в ряду любимых занятий – после просмотра телевизора, общения с друзьями, а также сада и огорода. Причём чем большими ресурсами (материальными, культурными и другими) человек обладает, тем выше шансы, что он с удовольствием и много читает. Социологи не исключают, что имеет место и обратная зависимость: книги помогают человеку открыть для себя новые жизненные горизонты и возможности.

    Данный материал опубликован на сайте BezFormata 11 января 2019 года,
    ниже указана дата, когда материал был опубликован на сайте первоисточника!

    Культура и идентичность: Восток и Запад

    Культурные психологи Хейзел Роуз Маркус и Алана Коннер изучали различные способы бытия, или то, что они называют независимыми и взаимозависимыми самостями. Маркус и Коннер изучили ряд сред, от участия в классе до способов воспитания детей, между учениками из восточной и западной культур. Несмотря на то, что в этих регионах и культурах существуют важные различия и явные различия, Маркус и Коннер поделились некоторыми общими наблюдениями:

    Для многих выходцев из Восточной Азии и их детей, выросших на Западе, умение слушать, следовать «правильному» пути, приспосабливаться и сохранять спокойствие не является странным поведением в классе; это путь к тому, чтобы стать хорошим человеком — хорошим взаимозависимым «я» в восточном стиле.Но для их западных одноклассников и учителей говорить открыто, выбирать свой собственный путь, выделяться и волноваться — это тоже способы быть хорошим человеком, но в данном случае хорошим независимым «я», в западном стиле. . . .

    Независимые европейско-американские родители и учителя говорят, что ученик должен сначала выбрать то, чем он хочет заниматься, а затем делать это по-своему. На Западе выбор, пожалуй, самый важный акт, потому что он позволяет людям осознать все пять граней независимости. Выбор позволяет людям выражать свою индивидуальность и уникальные предпочтения, влиять на свое окружение, проявлять свою свободную волю и отстаивать свое равенство.

    Но у взаимозависимых родителей другой план: я показываю своему ребенку, что нужно делать, а затем помогаю ей d o делать это правильно способ . На Востоке следование правильному пути является центральным действием, потому что оно позволяет людям осознать все пять аспектов взаимозависимости: отношения с другими, обнаружение своего сходства, приспособление себя к ожиданиям и окружающей среде, укоренение себя в сетях и традициях и понимание своих место в большом мире. 1

    Портрет автора Гиш Джен, чья книга «Тигровое письмо: искусство, культура и взаимозависимая личность» исследует восточные и западные различия в самоповествовании. Чтобы услышать больше размышлений от Гиш Джен, нажмите на ее портрет и прослушайте интервью, проведенное издательством Гарвардского университета.

     

    Автор Гиш Джен чувствует напряжение между культурами очень лично. в интервью, проведенном для издательства Гарвардского университета, Джен размышляет о своем индивидуалистическом или независимом «я», которое доминирует на Западе, особенно в Америке, и о своем коллективистском, или взаимозависимом, «я», которое доминирует на востоке, включая Китай.Джен впервые пришла к пониманию этого континуума в себе после прочтения автобиографии своего отца:

    .

    Я не был нарративным аборигеном. У нас в семье этого не было. Меня не спрашивали, чего ты хочешь, как будто то, что я хотел, было очень важным или что мне нравилось. Меня не поощряли думать о себе как об уникальной личности, чья уникальность действительно очень важна. Наоборот. И поэтому только когда я начал читать, я понял, что на Западе…. . это была основополагающая идея. Что все началось с ваших детских фотографий. У меня нет ни одной фотографии себя через минуту после того, как я родился. На самом деле, у меня очень мало фотографий самого себя и мало историй обо мне в детстве. Когда я начал интересоваться всем этим вопросом о различиях в повествовании, которые связаны с различием себя и различием в восприятии, я начал работать над автобиографией моего отца, которую он написал, когда ему было 85 лет.

    Когда я впервые взглянул на него, он не имел для меня никакого смысла.Это была вещь, которая должна была стать автобиографией о его взрослении в Китае, и тем не менее он сам не появлялся до страницы 8. Эта автобиография не начиналась со слов «Я родился в таком-то году». Нет нет нет. Это началось задолго до этого, за тысячи лет до этого и прошло через поколения. К тому времени, когда мой отец доходит до своего рождения, он упоминает свой день рождения в скобках в связи с другим событием. Я помню, как читал это и думал: «Как интересно.Я мог одновременно видеть, что это было «странно» с точки зрения западного повествования, и в то же время, конечно, было в этом что-то невероятно знакомое мне. Я понял это. Я понял это принижение себя. Одно я знал левой рукой, другое — правой. 2

    В своей книге « Тигровое письмо: искусство, культура и взаимозависимое Я» Джен еще больше расширяет различия между независимым и взаимозависимым «я»:

    [Т] «независимое», индивидуалистическое «я» подчеркивает уникальность, определяет себя через врожденные атрибуты, такие как свои черты, способности, ценности и предпочтения, и склонно видеть вещи изолированно.Второе — «взаимозависимое», коллективистское «я» — подчеркивает общность, определяет себя через свое место, роли, привязанности и обязанности и склонно рассматривать вещи в контексте. Естественно, что между этими двумя очень разными самоинтерпретациями [самоопределениями] лежит континуум, вдоль которого находится большинство людей и по которому они могут двигаться также в течение мгновения. Культура — это не судьба; он предлагает только шаблоны, которые люди могут, наконец, принять, отвергнуть или изменить и использовать. 3

    Культурная и социальная жизнь современной Азии

    Семья, обычаи и общественная жизнь

    У Китая, Индии и Японии есть одна общая черта: несмотря на то, что структура семьи значительно изменилась из-за индустриализации и влияния Запада, сама семья по-прежнему ценится. сильно в обществе.У членов семьи часто разные роли, и каждый человек находится под сильным влиянием семьи, в которой он/она родился.

    Патриархат и брак

    Хотя большинство азиатских обществ были патриархальными на протяжении всей истории, интересным исключением является Япония. Археологические данные показывают, что женщины были военачальниками, а также религиозными лидерами в четвертом веке, а позже Японией на протяжении многих столетий правили женщины-императрицы, и по сути это был матриархат.Однако после начала эры Мэйдзи , которая была 44-летним периодом в истории Японии с 1868 по 1912 год, Япония стала патриархатом. По иронии судьбы, это произошло в основном из-за западного влияния.

    Браки по расчету были обычным явлением в Китае, Индии и Японии на протяжении всей их истории, но ситуация меняется. В древнем Китае, как и в Индии, и даже в последние годы браки по договоренности и детские браки были обычным явлением. Они случаются и сегодня, но когда Китай начал сталкиваться с проблемой стремительного роста населения, были приняты законы, препятствующие вступлению в брак в молодом возрасте.В наши дни азиатские пары гораздо чаще женятся по любви, чем по семейному договору. Например, в Японии сообщалось, что более 70 процентов браков основаны на любви, а не на старой системе Omiai или браке по расчету.

    Расширенная семья

    Семьи в Китае, Индии и Японии были и остаются расширенными . Это означает, что несколько поколений могут жить вместе и есть уважение к старшим. Те члены, которые находятся в расцвете сил или в среднем возрасте, кормят как старших, так и детей.С началом индустриализации структура расширенной семьи все еще существует, но она изменилась. Поставщики были вынуждены переехать в города, чтобы найти работу, поскольку промышленность захватила землю, и в результате семьи разошлись. Многие женщины работают вне дома, но по-прежнему занимают центральное место в качестве хранительниц домашнего очага.

    Религия

    Во всех странах Азии смешано старое и новое.

    Вера при коммунизме

    Ситуация с религией в Китае несколько уникальна из-за того, что Китай является коммунистической страной.Государство официально признает пять религий: буддизм, христианство в форме католицизма и протестантизма, даосизм и ислам. Однако только потому, что государство признает религии, не означает, что граждане могут свободно исповедовать их, и наряду с этими верованиями исповедуются более старые и традиционные китайские религии. Есть много вариаций на тему буддизма и даосизма, которые включают поклонение предкам и другим божествам.

    Кастовая система

    В Индии и Японии древние религии существуют наряду с более современными версиями верований. Иерархия социальных классов в Индии связана с индуизмом, который является основной религией Индии. Эта кастовая система является мерой духовной чистоты человека и связана с идеей кармы , или пожинанием в текущей жизни того, что вы посеяли в предыдущей. Традиционные танцы, музыка и искусство также связаны с кастами: высшие формы индуизма и высшие и средние касты принадлежат к Великой Традиции , а низшие формы индуизма и низшие касты принадлежат к Малой Традиции .Около восьмидесяти процентов индусов в Индии придерживаются Малой Традиции.

    »Путь»

    Основными религиями Японии являются буддизм и синтоизм, хотя многие японцы исповедуют и то, и другое. Ни одна из этих «религий» не является в действительности религиями в том смысле, что они монотеистичны или основаны на жестком наборе верований. Наоборот, это философия жизни или образ жизни и бытия. В синтоизме концепция ками определяет «истинный путь», в то время как в буддизме дхарма является универсальной истиной или «путем».

    Искусство

    Страны Китая, Индии и Японии настолько древние по сравнению с США и многими европейскими странами, что их музыка и искусство восходят к тысячелетней давности. Хотя многие из этих азиатских искусств сохранились в своей первоначальной форме, в этих странах также проявились западные влияния.

    Старая и новая китайская музыка

    Когда вы думаете о китайской музыке, на ум может прийти образ китайских оперных певцов с большими гонгами и странными лютнями.Однако вместо этого вы можете увидеть китайскую хэви-металлическую рок-группу, такую ​​​​как Tang Dynasty, с их молниеносным гитаристом и длинными волосами участников группы, развевающимися на ветру. Изданный Rock Records Company of Taiwan, группа выпустила свой первый альбом в 1990-х годах.

    Драма и театр

    Драматические и театральные постановки всегда были и остаются популярными как в Китае, так и в Японии. По-прежнему можно пойти в театр, чтобы увидеть японские Кабуки танцевально-драматические представления, а также китайскую оперу и кукловодов. Многие из этих исполнений передаются из поколения в поколение только в устной традиции и нигде не зафиксированы на бумаге.

    Резюме урока

    Термин «Азия» относится к 48 различным странам, разделенным на пять основных регионов. Этот урок был посвящен наиболее влиятельным в глобальном масштабе из этих стран, а именно Китаю, Индии и Японии.

    В этих странах семья является самой важной социальной единицей и была патриархальной на протяжении большей части истории, за исключением Японии.Япония была матриархатом до эпохи Мэйдзи , с 1868 по 1912 год. По оценкам, в Японии около 70 процентов браков основаны на любви, а не на браке по расчету. Расширенная семья , в которой вместе живут несколько поколений, по-прежнему важна, но ее структура изменилась в связи с индустриализацией.

    Китай является коммунистической страной, и государство признает пять религий, но не позволяет гражданам свободно исповедовать их.В Индии индуизм является основой кастовой системы , которая основана на концепции кармы , или пожинания того, что человек посеял в предыдущей жизни. Великая Традиция и Малая Традиция делят высшие и низшие касты и различные формы индуизма на группы, которые включают традиционные танцы, музыку и искусство.

    В Японии синтоизм и буддизм являются двумя основными религиями. Обе эти веры носят философский характер, направляя последователей к определенному образу жизни.В синтоизме слово ками означает «истинный путь», тогда как в буддизме дхарма означает «путь».

    Как и все остальное в азиатских странах, в музыке и искусстве старое сочетается с новым. Путешествуя по Азии, посетитель может увидеть японских исполнителей Кабуки и китайскую оперу, а также хэви-металлические рок-группы, такие как династия Тан.

    Как Восток и Запад мыслят совершенно по-разному

    Могут ли эти различия привести к более коллективистскому или индивидуалистическому мышлению? Работая с учеными в Китае, Тальхельм протестировал более 1000 студентов в различных регионах выращивания риса и пшеницы, используя такие меры, как триадный тест целостного мышления. Они также попросили людей нарисовать диаграмму, демонстрирующую их отношения со своими друзьями и коллегами: люди в индивидуалистических обществах склонны изображать себя больше, чем их друзья, тогда как коллективисты склонны делать всех одинакового размера. «Американцы склонны рисовать себя очень большими, — говорит Тальхельм.

    Конечно же, люди в регионах, выращивающих пшеницу, как правило, набирали более высокие баллы по показателям индивидуализма, в то время как люди в регионах, выращивающих рис, проявляли более коллективистское и целостное мышление.Это было верно даже на границах между различными регионами. «Вот люди из близлежащих округов, но кто-то выращивает рис, кто-то выращивает пшеницу — и мы все же обнаружили культурные различия».

    С тех пор он проверил свою гипотезу в Индии, которая также показывает четкое разделение регионов выращивания пшеницы и риса с аналогичными результатами. Конечно, почти все опрошенные им люди не занимаются сельским хозяйством напрямую, но исторические традиции их регионов все же формируют их мышление. «В культуре есть некоторая инерция.

    Когнитивный калейдоскоп

    Важно подчеркнуть, что это всего лишь общие тенденции для огромного числа людей; внутри каждой изучаемой популяции будет свой спектр. «Идея о том, что это черное и белое — с антропологической точки зрения, не работает», — говорит Делвар Хуссейн, антрополог из Эдинбургского университета, который работал с Месуди над исследованием лондонской британско-бангладешской общины. Как отмечает Хуссейн, существует множество исторических связей между странами Востока и Запада, которые означают, что некоторые люди придерживаются обоих способов мышления, и такие факторы, как возраст и класс, также будут иметь значение.

    Прошло уже семь лет с тех пор, как Хенрих опубликовал свою статью с изложением «странного» предубеждения, и реакция была положительной. Ему особенно приятно, что такие исследователи, как Тальхельм, начинают создавать большие проекты, чтобы попытаться понять калейдоскоп различных способов мышления. «Вам нужна теория, объясняющая, почему разные группы населения имеют разную психологию».

    Но, несмотря на благие намерения, дальнейшее продвижение было медленным. Благодаря времени и деньгам, которые требуются для исследования умов по всему миру, большинство исследований по-прежнему изучают странных участников за счет большего разнообразия.«Мы согласны с болезнью. Вопрос в том, каким должно быть решение».

    Дэвид Робсон, автор статей для BBC Future. Его номер @d_a_robson в Твиттере .

    Присоединяйтесь к 800 000 000+ будущих поклонников, поимствуя нам на Facebook , или следуйте за нами на Twitter , Google+ , LinkedIn и Instagram .

    Если вам понравилась эта история,  подпишитесь на еженедельную рассылку BBC.com публикует информационный бюллетень под названием «Если вы прочитаете только 6 вещей на этой неделе». Подборка историй из BBC Future, Earth, Culture, Capital, Travel и Autos, доставляемая на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

    Азиатские культуры – обзор

    6.2 Культурные эффекты

    Хотя формальное образование, по-видимому, препятствует тематическому мышлению (раздел 6.1), эта взаимосвязь может варьироваться в зависимости от культуры. Западные культуры подчеркивают таксономию, обращая внимание на объекты и атрибуты, тогда как восточноазиатские культуры подчеркивают темы, обращая внимание на отношения и контексты (Nisbett, 2003).В качестве иллюстрации Масуда и Нисбетт (Masuda and Nisbett, 2001) предложили японским и американским участникам просмотреть виньетки смоделированной сцены в аквариуме. После этого участники вспоминали то, что видели, а также проверялась их опознавательная память. Японские участники чаще, чем американские участники, вспоминали инертные объекты (например, растения) и фоновые элементы аквариума, тогда как американские участники чаще вспоминали большие движущиеся объекты (например, рыбу). Японские участники с меньшей вероятностью узнавали ранее увиденную рыбу, если она была представлена ​​на новом фоне, тогда как американских участников это изменение контекста не затронуло.Таким образом, японские участники больше внимания уделяли контексту, а американские — отдельным объектам. Таким образом, в то время как формальное образование, по-видимому, подавляет тематическое мышление в некоторых культурах (раздел 6.1), преобладание тематического мышления среди образованных японских студентов показывает, что тематическое мышление скорее опосредовано культурой, чем образованием как таковым. Действительно, похоже, что тематическое мышление более распространено среди хорошо образованных китайцев и японцев, чем среди хорошо образованных европейцев и американцев.Например, Ji, Zhang и Nisbett (2004) обнаружили, что американцы европейского происхождения склонны группировать триады объектов, используя таксономические отношения, в то время как китайцы предпочитают тематическую категоризацию (см. также Chiu, 1972).

    Некоторые исследования предполагают, что эти различия возникают в результате ранней социализации (Bornstein, Azuma, Tamis-LeMonda, & Ogino, 1990; Fernald & Morikawa, 1993). Американские родители подчеркивают атрибуты объекта, тогда как восточные родители делают акцент на отношениях. В кросс-культурном исследовании языка, ориентированного на младенцев, Фернальд и Морикава (1993) наблюдали различия в том, как японские и американские матери говорят со своими детьми об объекте игры (например,г., игрушечная собака). Американские матери использовали больше ярлыков-существительных (ориентированных на объекты), в то время как японские матери использовали больше звукоподражательных ярлыков и социальных рутин (ориентированных на отношения). Так, американская мать могла бы описать игрушечную собаку словами: «Смотри! У него четыре ноги и хвост», тогда как японская мать могла бы идентифицировать собаку с «Смотрите! Гав-гав. Привет пока.»

    Следует отметить, что культурные различия в тематическом мышлении еще недостаточно изучены. В трех разных задачах Саальбах и Имаи (2007) обнаружили противоречивые культурные эффекты.В задаче на сопоставление они обнаружили, что китайские и немецкие участники не различались в своих предпочтениях в отношении тематических и таксономических вариантов. В задаче оценки сходства обе группы оценили таксономические пары (полотенце и носовой платок) как более похожие, чем тематические пары (полотенце и душ), но величина этой разницы была больше для участников из Германии, чем для участников из Китая, что предполагает большую дифференциацию таксономических пар. и тематические отношения у немцев, чем у китайцев.Однако в индукционной задаче (например, какова вероятность того, что полотенце и носовой платок несут одни и те же бактерии?) немецкие участники полагали, что таксономические и тематические пары с одинаковой вероятностью могут нести одни и те же бактерии, тогда как китайские участники пришли к выводу, что таксономические пары более вероятны. вероятно, поделиться бактериями. Таким образом, задача категоризации показала эквивалентные предпочтения для тематической группировки, задача сходства показала большую дифференциацию среди немецких участников, а задача индукции показала большую дифференциацию среди китайских участников. Таким образом, тематическое мышление может варьироваться в зависимости от культуры, но и тематические, и таксономические отношения очевидны в разных культурах.

    Интересно, что язык также опосредует тематическое мышление в данной культуре. Цзи и его коллеги (2004) сравнили группы китайских учащихся, которые познакомились с английским языком в самом начале школьного обучения (например, из Гонконга и Сингапура), с теми, кто познакомился с английским языком в средней школе или позже (например, из Китай и Тайвань). Независимо от того, когда они выучили английский язык, китайские студенты чаще, чем американские, делили предметы по тематическим категориям.Однако, в зависимости от возраста, в котором китайские студенты овладели английским языком, на их категоризацию влиял язык, на котором они тестировались. В частности, китайские школьники, овладевшие английским языком в раннем возрасте, с одинаковой вероятностью группировали объекты по тематическим направлениям при тестировании на китайском и английском языках. Однако китайские студенты, которые выучили английский язык в более позднем возрасте, с большей вероятностью группировались таксономически при тестировании на английском, чем на китайском языке. Эти результаты свидетельствуют о том, что культура и язык оказывают уникальное и независимое влияние на тематическую категоризацию.

    Таким образом, все согласны с тем, что индивидуальные и культурные различия в тематическом мышлении отражают тонкие предубеждения в склонности людей к таксономическим или тематическим отношениям, а не большие различия в концептуальных знаниях (Lin & Murphy, 2001; Simmons & Estes, 2008; Smiley & Браун, 1979). Однако эти индивидуальные и культурные различия отражают нечто большее, чем мимолетное предпочтение. Тенденция использовать тематические отношения в сходстве и категоризации связана с устойчивыми явлениями, такими как NFC (Simmons & Estes, 2008) и культурными нормами (Chiu, 1972; Ji et al., 2004), и его предсказывают изучение языка (Dunham & Dunham, 1995; Ji et al. , 2004) и формальное образование (Luria, 1976; Overcast et al., 1975; Sharp et al., 1979).

    Культурная жизнь Джеймса Бонда

    «In der Gesamtschau sind es vor allem zwei Aspekte, die die hohe Qualität des Bandes ausmachen: Erstens ist die insgesamt sehr gute Abstimmung und Editierung der Beiträge durch einen Herausgeber zu erwähnen, der einen, der einen und Filmischen Aspekte des Themas ist.Zweitens besticht im Gesamteindruck die ausnahmslos sehr hohe wissenschaftliche Qualität der Einzelstudien.

    » Культурная жизнь Джеймса Бонда Уникальный набор точек зрения должен служить источником вдохновения для ученых в этой области, одновременно предлагая будущим исследователям ряд альтернативных точек зрения, с которых можно интерпретировать Бонда.»
    — Джеймс Шелтон, Международный журнал исследований Джеймса Бонда , том 4, выпуск 1, весна 2021 г.

    «В этом новом сборнике собраны высококачественные, хорошо проработанные и убедительно написанные главы, а также множество свежих подходов и новых идей от целого ряда ученых, работающих в смежных областях. […] Приятно оформленная и критически проницательная, книга предлагает некоторые захватывающие новые перспективы, которые расширяют стипендию Бонда. У каждого «бондолога» должна быть копия».
    — Ллевелла Чепмен, Журнал британского кино и телевидения , том 18, выпуск 2, апрель 2021 г.

    «Одним из постоянных достижений, которые мы обязаны «новым исследованиям Бонда», является представление о том, что Джеймс Бонд является гораздо более мобильным означающим, чем предполагали предыдущие поколения критиков. Культурная жизнь Джеймса Бонда вносит неоценимый вклад в это расширение. вид на 007.Помещая фильмы в ряд новых контекстов, эта подборка эссе раскрывает ранее игнорируемые и даже неожиданные связи между Бондом и такими явлениями, как кастинг и перформанс чернокожих, постфеминизм, модернизм, транснациональная география и культура вкуса, а также развитие кино, телевидения, видеоигры и музыкальная индустрия по всему миру. Эта книга не просто напоминает нам о важности Бонда. Это напоминает нам, что стипендия Бонда имеет значение», — Колин Бернетт, Вашингтонский университет в Сент-Луисе.Луи, автор книги Изобретение Роберта Брессона: Автор и его рынок (2017)

    «Эта книга объединяет в высшей степени талантливую группу ученых, чтобы допросить 007 новыми и инновационными способами. Результатом является свежий и своевременный пересмотр сложных отношений феномена Джеймса Бонда с популярной культурой, глобальными СМИ и транснациональной геополитикой. Культурная жизнь Джеймса Бонда обязательна к прочтению как ученым, так и фанатам агента 007». — Кристоф Линднер, Университетский колледж Лондона, редактор журнала Феномен Джеймса Бонда: критический читатель (2009)

    Культурная социология в Восточной Азии: три направления в Гонконге, Тайване и Корее

  • Аббас, А.1997. Гонконг: культура и политика исчезновения . Миннеаполис: Университет Миннесоты Press.

    Google ученый

  • Александр, Дж. К., изд. 1988. Дюркгеймовская социология: культурология . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Александр, Дж. К. 2006. Гражданская сфера . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Книга Google ученый

  • Александр, Дж. К. 2012. Травма: социальная теория . Кембридж, Массачусетс: Polity Press.

    Google ученый

  • Александр, Дж. К. 2018. Социализация социальных проблем: церковная педофилия, взлом телефонов и финансовый кризис. American Sociological Review 83 (6): 1049–1078.

    Артикул Google ученый

  • Александр, Дж.К. и П. Смит. 2001. Сильная программа по культурсоциологии. В Справочник по социологической теории , изд. Дж. Тернер, 135–150. Нью-Йорк: Клувер.

    Google ученый

  • Александр, Дж. К., Д. Палмер, С. Парк и А. Ку, ред. 2019. Гражданская сфера Восточной Азии . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Чан, К. 2012a. Маркетинговая смерть: культура и формирование рынка страхования жизни в Китае . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Чан, К. 2012b. Культура, государство и разновидности капитализма: сравнительное исследование рынков страхования жизни в Гонконге и Тайване. Британский журнал социологии. 63 (1): 97–122.

    Артикул Google ученый

  • Чан, К.2013. Идеология в условиях кризиса: коллективные действия и дискурсы китайского движения фалуньгун. Социальная психология Ежеквартально 76 (1): 1–24.

    Артикул Google ученый

  • Чан, С. и З. Яо. 2018. Рынок недоверия: к культурной социологии неофициальных обменов между пациентами и врачами в Китае. Теория и общество 47 (6): 737–772.

    Артикул Google ученый

  • Чан, К.2009а. Создание рынка при наличии культурного сопротивления: случай страхования жизни в Китае. Теория и общество 38 (3): 271–305.

    Артикул Google ученый

  • Чан, К. 2009b. Активизация содержания социальной включенности: этнография сделок по страхованию жизни в Китае. Американский журнал социологии 115 (3): 712–754.

    Артикул Google ученый

  • Чеонг, С.Б. 2007. Культурная грамматика корейцев . Сеул: Saeng-gag-ui Namu.

    Google ученый

  • Чой, Дж. 2004. Интерпретация дюркгеймовского Элементарные формы религиозной жизни из теории дискурса: за пределами нео-дюркгеймовской культурной социологии. Корейский журнал социологии 38 (2): 1–31.

    Google ученый

  • Чой, Дж. 2005.Почему социальная теория должна совершить культурный поворот? Социальная теория 27: 9–58.

    Google ученый

  • Чой, Дж. 2006. Постмодернистская и культурная социология. Корейский журнал культурсоциологии 1: 199–250.

    Google ученый

  • Чой, Дж. 2007a. Дюркгеймовская культурсоциология: сильная программа и ее применение. Корейский журнал культурсоциологии 2: 165–234.

    Артикул Google ученый

  • Чой, Дж. 2007b. Дюркемовская культурсоциология: теория и метод . Сеул: Ихакса.

    Google ученый

  • Чой, Дж. 2009. Культурный поворот в социологии: классическая социология, преобразованная из науки в эстетику . Сеул: Салим.

    Google ученый

  • Чой, Дж.2011. 2008 Акция «Свечи» как социальный спектакль. Acta Koreana 42: 227–270.

    Google ученый

  • Чой, Дж. 2016a. Использование мультикультурализма: культурно-социологическая перспектива . Сеул: Ханкук Мунхваса.

    Google ученый

  • Чой, Дж. 2016b. Социология Japnom : Nakkomsu- bikini event как социальный спектакль. Социальная теория 47: 99–155.

    Google ученый

  • Чой, Дж. 2017a. «Как это нация?»: президентский скандал в Южной Корее и гражданская сфера. Корейский журнал культурсоциологии 23: 101–151.

    Артикул Google ученый

  • Чой, Дж. 2017b. Социология Бокагванг : нарративный анализ рассказов студентов местного университета. Корейский журнал социологии 51 (1): 243–293.

    Артикул Google ученый

  • Чой, Дж. 2018. Повторение снов и рассказов: повествовательный анализ историй рабочих-мигрантов и граждан страны. Общество и теория 32: 219–271.

    Артикул Google ученый

  • Чой, Дж. 2019. Президентский скандал в Южной Корее и гражданский ремонт.В Гражданская сфера Восточной Азии , изд. Дж. К. Александр, Д. Палмер, С. Парк и А. Ку, 18–37. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Глава Google ученый

  • Чой, Дж. и Ю. Ли. 2015. Жасмин Ли и социальный перформанс: мелодрама как жанр социальной интеграции. Корейский журнал культурсоциологии 18: 433–491.

    Артикул Google ученый

  • Англия, Дж.1989. Промышленные отношения и право в Гонконге . Гонконг: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Англия, Дж. и Дж. Реар. 1975. китайских рабочих под британским правлением . Гонконг: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Гуссарт В. и Д. Палмер. 2011. Религиозный вопрос в современном Китае . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Книга Google ученый

  • Гриндстафф Л., М. Ло и Дж. Р. Холл, ред. 2010. Справочник по культурсоциологии , 1-е изд. Нью-Йорк: Рутледж.

    Google ученый

  • Гриндстафф Л., М. Ло и Дж. Р. Холл, ред. 2019. Справочник Routledge по культурсоциологии , 2-е изд. Нью-Йорк: Рутледж.

    Google ученый

  • Сяу, А.2000. Современный тайваньский культурный национализм . Лондон: Рутледж.

    Google ученый

  • Сяу, А. 2008. Huigui xianshi: Taiwan yijiuqiling de zhanhou shidai yu wenhua zhengzhi bianqian (Возвращение к реальности: послевоенное поколение и культурно-политические изменения в 1970-е годы) . Тайбэй: Институт социологии, Academia Sinica.

    Google ученый

  • Чон, Т.2018. 87 режимных и идеологически-ценностных изменений в гражданском обществе: революция при свечах и перспективы смены социального режима. Экономика и общество 117: 18–61.

    Артикул Google ученый

  • Ким, К. 1979. Социология развития . Сеул: Издательство Moonji.

    Google ученый

  • Ку, А. 1998. Пограничная политика в публичной сфере — открытость, секретность и утечка. Социологическая теория 16 (2): 172–192.

    Артикул Google ученый

  • Ку, А. 1999. Рассказы, политика и общественная сфера — Борьба за политическую реформу в последние переходные годы в Гонконге (1992–94) . Олдершот: Ашгейт.

    Google ученый

  • Ку, А. 2000. Пересмотр понятия «общественность» в теории Хабермаса — к теории политики общественного доверия. Социологическая теория 18 (2): 216–240.

    Артикул Google ученый

  • Ку, А. 2001а. «Общественность» против государства — трещины в повествовании и кризис доверия в постколониальном Гонконге. Теория, культура и общество 18 (1): 121–144.

    Артикул Google ученый

  • Ку А. 2001б. Гегемонистское строительство, переговоры и перемещение — борьба за право проживания в Гонконге. Международный журнал культурологических исследований 4 (3): 259–278.

    Артикул Google ученый

  • Ку А. 2002а. Постколониальные культурные тенденции в Гонконге — представляя местное, национальное и глобальное. Кризис года и преобразования в Гонконге Китая, изд. М.К. Чан и А. Со, 343–362. Нью-Йорк: Издательство Гонконгского университета.

    Google ученый

  • Ку, А.2002б. Помимо парадоксальной концепции «гражданского общества без гражданства». Международная социология 17 (4), 551–570. (Также переведено и опубликовано в русскоязычном ежемесячнике «Социологические исследования», «Социологические исследования», декабрь 2003 г.).

  • Ку А. 2004а. Иммиграционная политика, дискурсы и политика местной принадлежности в Гонконге (1950–80). Современный Китай 30 (3): 326–360.

    Артикул Google ученый

  • Ку, А.2004б. Переговоры о пространстве гражданской автономии в Гонконге — власть, дискурсы и драматургические представления. The China Quarterly 179: 647–664.

    Артикул Google ученый

  • Ку, А. 2007. Государственная власть, политический театр и переосмысление продемократического движения в Гонконге — Марш первого июля 2003 г. В Власть и перформанс в Азии и Африке , изд. Дж. К. Штраус и Д. К. О’Брайен, 195–214.Лондон: IB Tauris.

    Google ученый

  • Ку, А. 2009. Двойной импульс гражданского общества — мобилизация, представления и оспаривания марша первого июля 2003 года. Мин Синг, 38–57. Лондон: Рутледж Керзон.

    Google ученый

  • Ку, А. 2010. Создание наследия в Гонконге: тематическое исследование комплекса Центрального полицейского участка. The China Quarterly 202: 381–399.

    Артикул Google ученый

  • Ку, А. 2012. Переделка мест и формирование оппозиционного дискурса — борьба за пирс Star Ferry и Королевский пирс в Гонконге. Окружающая среда и планирование D: Космос и общество 30: 5–22.

    Артикул Google ученый

  • Ку, А. 2018. Идентичность как политика — борьба с местным, национальным и глобальным.В справочнике Routledge современного Гонконга , изд. Т. Луи, В.К. Чиу и Р. Йеп, 451–461. Лондон: Рутледж.

    Глава Google ученый

  • Ку, А. 2019. В поисках новой политической субъектности в Гонконге: движение зонтиков как уличный театр смены поколений. Китайский журнал 82: 111–132.

    Артикул Google ученый

  • Ку, А.и Х. Ван. 2004. Создание и разрушение гражданской солидарности — сравнение реакции гражданского общества на преодоление трудностей в Гонконге и Тайване. Азиатская перспектива 28 (1): 121–147.

    Google ученый

  • Лан, П. 2019. Carework: культурные рамки и глобальные схемы. В справочнике Routledge по культурсоциологии , 2-е изд., изд. Л. Гриндстафф, М. Ло и Дж. Р. Холл, 417–425. Нью-Йорк: Рутледж.

    Google ученый

  • Лау, С.K. 1982. Society and politics in Hong Kong . Hong Kong: The Chinese University Press.

    Google Scholar 

  • Lau, S.K., and H.C. Kuan. 1988. The ethos of the Hong Kong Chinese . Hong Kong: The Chinese University Press.

    Google Scholar 

  • Law, W.S., ed. 1997. Shui de chengshi? Zhanhou xianggang de gongmin wenhua he zhengzhi lunshu shu .(Чей город? Гражданская культура и политический дискурс в послевоенном Гонконге). (Чей город? Гражданская культура и политический дискурс в послевоенном Гонконге) . Гонконг: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Ли, Х. 2017. Примирение и доминирование культурных кодов: случаи разногласий по поводу кредитной информации в корейском гражданском обществе. Корейский журнал социологии 51 (3): 71–115.

    Артикул Google ученый

  • Ли, Х.2017. Гражданский ремонт и пограничное напряжение между гражданской сферой и экономической сферой: дело о кредитной амнистии и нарушении кредитной информации. Корейский журнал культурсоциологии 23: 47–100.

    Артикул Google ученый

  • Lee, H. 2018. Конфликт по поводу принципов справедливости и его изменение: акцент на разногласиях по поводу повышения минимальной заработной платы. Корейский журнал культурсоциологии 26 (2): 7–60.

    Артикул Google ученый

  • Ли, Х. 2018. Противоречие между культурными кодами в гражданском обществе Южной Кореи: случай электронного национального удостоверения личности. Культурсоциология 12 (1): 96–115.

    Артикул Google ученый

  • Ли, Х. 2019. Граничное напряжение и реконструкция: кредитно-информационные кризисы и гражданская сфера в Корее.В Гражданская сфера Восточной Азии , изд. Дж. К. Александр, Д. Палмер, С. Парк и А. Ку, 60–83. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Глава Google ученый

  • Лии, Д., изд. 2004. Gonggong lingyu zai taiwan: Kunjing yu qiji (Общественная сфера Тайваня: трудности и возможности) . Новый Тайбэй: Издательство Лауреата.

    Google ученый

  • Лин, К.2019. Развитие коммуникативных институтов в местных сообществах: практика совместного бюджетирования на Тайване. В Гражданская сфера Восточной Азии , изд. Дж. К. Александр, Д. Палмер, С. Парк и А. Ку, 234–255. Нью-Йорк: Кембриджский университет.

    Глава Google ученый

  • Ло М.М. 2002. Врачи в пределах границ: профессия, этническая принадлежность, современность в колониальном Тайване . Беркли: Калифорнийский университет Press.

    Google ученый

  • Ло М.М. 2020. Между случаями из Восточной Азии и концепциями западного происхождения. Section Culture: Информационный бюллетень ASA Culture Section 32 (1): 6–8.

    Google ученый

  • Ло, М.М. и Ю. Фан. 2010. Гибридные культурные коды в незападном гражданском обществе: образы женщин на Тайване и в Гонконге. Социологическая теория 28 (2): 167–192.

    Артикул Google ученый

  • Ло, М.М. и Ю. Фан. 2019. Высветлить темную сторону «Связывания социального капитала»? Переговоры о противоречивых взглядах на реконструкцию после Моракот на Тайване. Теория и общество 49: 23–48.

    Артикул Google ученый

  • Ло, М.М. и Х. Се. 2020. «Обобществление» неподготовленности к пандемии: уроки реакции Тайваня на COVID. Американский журнал культурсоциологии 8 (3): 384–404.

    Артикул Google ученый

  • Митчел, Р.Э. 1969. Семейная жизнь в городском Гонконге . Гонконг: Проект исследования городской семейной жизни.

    Google ученый

  • Нг, Ч. Х. и Ч. В. Чунг. 2002. yedu xianggang puji wenhua (Чтение популярной культуры Гонконга) .Гонконг: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Палмер Д.А. 2007. Лихорадка цигун: тело, наука и утопия в Китае . Нью-Йорк: Издательство Колумбийского университета.

    Google ученый

  • Палмер Д. А. 2019. Три моральных кодекса и микрогражданские сферы в Китае. В Гражданская сфера Восточной Азии , изд. Дж. К. Александр, Д. Палмер, С. Парк и А.Ку, 126–147. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Глава Google ученый

  • Палмер Д.А. 2019. «Космология, гендер, структура и ритм: Марсель Гране и китайская религия в истории социальной теории. Обзор религии и китайского общества 6 (2019): 160–187.

    Артикул Google ученый

  • Палмер Д.А., Г. Шайв и П. Викери, ред.2010. Китайская религиозная жизнь . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Палмер Д.А. и Дж. Александр. 2019. Гражданская сфера в культурно-политических трансформациях современной Восточной Азии. В Гражданская сфера Восточной Азии , изд. Дж. К. Александр, Д. Палмер, С. Парк и А. Ку, 1–17. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Парк, Дж.H. 2004. Культурные коды повседневной жизни в современном корейском обществе . Сеул: Ханул.

    Google ученый

  • Парк, С. 1998. Культура, ритуалы и политические изменения: переход к демократии в Южной Корее. Корейский журнал социологии 32 (1): 29–61.

    Google ученый

  • Park, S. 1998. Дюркгеймовская культурная социология: особое внимание уделяется системе классификации и ритуалу. Корейский журнал социологии 32 (4): 905–932.

    Google ученый

  • Парк, С. 2007. Ритуальное и социальное движение: представление, коллективное возбуждение и солидарность в июньских восстаниях. Корейский журнал социологии 41 (1): 26–56.

    Google ученый

  • Park, S. 2008. Культурная социология Джеффри Александра. Корейский журнал культурсоциологии 4: 73–113.

    Артикул Google ученый

  • Парк, С. 2019. Системный кризис и гражданская сфера. В Гражданская сфера Восточной Азии , изд. Дж. К. Александр, Д. Палмер, С. Парк и А. Ку, 38–59. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Глава Google ученый

  • Парк С. и С. Ким. 2017. Нарративные репрезентации демократических движений 5·18 и их ограничения культурной травмы: в центре внимания фильмы 5·18. Корейский журнал культурсоциологии 25: 117–160.

    Артикул Google ученый

  • Парк, Ю.С. 1978. Структура и теория современного общества . Сеул: Ильджиса.

    Google ученый

  • Ван, Х. 2000. Переосмысление глобального и национального: размышления о национальном воображении на Тайване. Теория, культура и общество 17: 93–117.

    Артикул Google ученый

  • Ван, Х. 2004. Национальная культура и ее недовольство: политика наследия и языка на Тайване, 1949–2003 гг. Сравнительные исследования в обществе и истории 46 (4): 768–815.

    Артикул Google ученый

  • Ван, Х. 2009. Как тайваньцы шанхайцы? Позиции: Критика культур Восточной Азии 17 (2): 321–346.

    Article  Google Scholar 

  • Wang, H. 2010. Cong zhanzhenglun dao xinlishijiaokeshu: Shilun riben dangdai minzuzhuyi de yuanhen xintai ji qi zhidu chengyin (From on war to the new history textbook: Resentiment and its institutional constitutions in contemporary Japanese nationalism). Taiwanese Sociology 19: 147–202.

    Google Scholar 

  • Wang, H. 2014а. Lijie dangdai zhongguo minzuzhuyi: Zhidu, qinggan jiegou yu renshi kuangjia (Понимание современного китайского национализма: институты, структуры чувств и когнитивные рамки). Маршрутизатор : Журнал культурологических исследований 19: 189–250.

    Google ученый

  • Ван, Х. 2014b. Сравнение сострадания: изучение структур чувств в Восточной Азии. В Сравнение Тайваня , изд.P. Liao and S. Shih, 59–79. New York: Routledge.

    Google Scholar 

  • Wang, H. 2014c. Dongya de zhanzheng zhi kuang yu guozu wenti: Dui riben, zhongguo, taiwan de kaocha (Frames of war and the national question in East Asia: the cases of Japan, China and Taiwan). In Zhanzheng yu shehui: Lilun, li shi, zhuti jingyan (War and society: Theory, history and subjective experience) , ed. H.Ван, 157–225. Тайбэй: Linking Publishing.

    Google ученый

  • Ван, Х. 2019. Примирение через транснациональную гражданскую сферу? В г. Гражданская сфера в Восточной Азии, изд. Джеффри Александр, Дэвид Палмер, Сунвунг Пак и Агнес Ку, 256–277. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

  • Ван, Х. и К. Чжан. 2018. «RIP, 426: Jiexi «dalu diqu lütai xueweisheng» de guozu jingyan » (RIP, 426: Анализ «национального опыта» студентов из материкового Китая на Тайване). Журнал философских исследований по связям с общественностью 65: 1–88.

    Google ученый

  • Ван, Х.С. 2016. Автобиография как социальные перформансы: акцент на идентичности бизнесменов и борьбе за признание в автобиографии Чунг Джу Юнга. Корейский журнал социологии 50 (5): 41–78.

    Артикул Google ученый

  • Вайс, Р. 2019. Между духом и буквой: дюркгеймовская теория в культурсоциологии Джеффри Александра. Социология и антропология 9:1.

    Google ученый

  • Вэнь, К., изд. 1977. Xiandaihua yu jiazhi bianqian (Модернизация и изменение ценности).  Тайбэй: Ассоциация мысли и слова.

    Google ученый

  • Вонг, T.W.P. 1992. Личный опыт и социальная идеология: тематизация и теоретизирование в исследованиях социальных показателей.В Показатели социального развития: Гонконг , изд. С. Лау, М. Ли, П. Ван и С. Вонг, 205–238. Гонконг: Институт азиатско-тихоокеанских исследований Китайского университета Гонконга.

    Google ученый

  • Вонг, Т.В.П. и Т. Луи. 1993. Мораль, класс и гонконгский образ жизни. Иногда Номер бумаги. 30. Гонконг: Гонконгский институт азиатско-тихоокеанских исследований Китайского университета Гонконга.

  • Ян, К.и К. Вен, ред. 1982. Shehui ji xingwei kexue yanjiu de zhongguohua (китайизация исследований в области социальных и поведенческих наук) . Тайбэй: Институт этнологии, Academia Sinica.

    Google ученый

  • Yeh, C. 1984. Shehui, wenhua he zhishifenzi (Общество, культура и интеллектуалы) . Тайбэй: Тонда.

    Google ученый

  • Что такое хорошая жизнь? Культурные различия в роли положительного и отрицательного аффекта в субъективном благополучии

    J Pers.Авторская рукопись; Доступен в PMC 2010 августа 1.

    Опубликовано в окончательной редактированной форме AS:

    PMCID: PMC2771445

    NIHMSID: Nihms150781

    Derrick Wirtz

    1 East Carolina Университет

    Chi-Yue Chiu

    2 Университет Иллинойса на Urbana-Champaign

    Ed Diener

    2

    2 University of Illinois на Urbana-Champaign

    Shigehiro Oishi

    3 Университет Университета

    1 East Carolina Университет

    2 Университет Иллинойса в Урбана-Шампейн

    3 Университет Вирджинии

    Корреспонденцию по поводу этой статьи следует направлять Деррику Вирцу, факультет психологии, Университет Восточной Каролины, Гринвилл, Северная Каролина 27858-4353. [email protected]Окончательная версия этой статьи, отредактированная издателем, доступна по адресу J Pers См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

    Abstract

    Выходцы из Восточной Азии и американцы азиатского происхождения сообщают о более низком уровне субъективного благополучия, чем европейцы и американцы европейского происхождения. Три исследования подтвердили гипотезу о том, что такие различия могут быть связаны с психологическим значением, которое восточная и западная культуры придают положительному и отрицательному аффекту. Исследование 1 продемонстрировало, что желание повторить недавний отпуск было в значительной степени предсказано воспоминанием положительного аффекта, но не воспоминанием отрицательного аффекта, для американцев европейского происхождения, тогда как американцы азиатского происхождения рассматривали как положительный, так и отрицательный аффект.Исследование 2 воспроизвело этот эффект при оценке удовлетворенности личной дружбой. Исследование 3 связало изменения в удовлетворенности жизнью американцев европейского происхождения с повседневными положительными событиями, вызванными их собственным (по сравнению с другими), а изменения в удовлетворенности жизнью японцев — с повседневными негативными событиями, вызванными другими (по сравнению с собой). Положительный аффект оказывается особенно значимым для американцев европейского происхождения, а негативный — для американцев азиатского происхождения и японцев, когда они оценивают удовлетворительный отдых, дружбу или жизнь.

    Являются ли выходцы из Восточной Азии и американцы азиатского происхождения менее счастливыми в среднем, чем европейцы и американцы европейского происхождения? Кросс-культурные исследования субъективного благополучия постоянно показывают, что люди, разделяющие восточное культурное наследие, сообщают о менее частых и интенсивных положительных эмоциях и более низком уровне удовлетворенности жизнью, чем те, кто разделяет западное культурное наследие (Diener, Diener & Diener, 1995; Kitayama). , Markus, & Kurokawa, 2000; Oishi, Diener, Lucas, & Suh, 1999; Schkade & Kahneman, 1998; Veenhoven, 2006).На основе этого исследования можно сделать вывод, что жители Востока (включая американцев китайского, японского и корейского происхождения) действительно менее счастливы, чем жители Запада.

    Тем не менее, если межкультурные различия в субъективном благополучии можно объяснить простым объяснением того, что жители Востока просто менее счастливы, чем жители Запада, можно было бы ожидать, что они будут различаться как в глобальных опросах, так и в их аффективных реакциях на события в время их возникновения (онлайн). В частности, онлайн-реакция жителей Запада на повседневный опыт должна быть более позитивной или менее негативной, чем реакция жителей Востока.Однако доказательства этого ожидания неоднозначны.

    С одной стороны, некоторые исследования показали, что американцы азиатского происхождения сообщали и демонстрировали менее интенсивные положительные эмоции (Mesquita & Karasawa, 2002; Tsai, Chentsova-Dutton, Freire-Bebeau, & Przymus, 2002; Tsai, Levenson, & McCoy, 2006) или более интенсивные негативные эмоции (Tsai et al. , 2006), чем у американцев европейского происхождения. С другой стороны, Oishi (2002) обнаружил, что американцы азиатского происхождения на самом деле не испытывают на 90 003 положительных эмоций на 90 004 меньше, чем американцы европейского происхождения, а, скорее, на 90 003 вспоминают, что испытывают на 90 004 меньше положительных эмоций, чем американцы европейского происхождения.В этом исследовании европейские и азиатские американцы оценивали свой повседневный опыт (например, «Насколько хорошим или плохим был сегодняшний день?») каждый день в течение недели и, вопреки ожиданию, что американцы азиатского происхождения будут сообщать о меньшем количестве положительных повседневных переживаний или что европейцы Американцы сообщали о большем положительном ежедневном опыте — не было обнаружено различий между средними оценками американцев азиатского и европейского происхождения. Но когда этих же участников попросили в конце недели оценить прошедшие семь дней в целом (т.g., «Насколько хорошей или плохой была неделя?»), американцы европейского происхождения сообщили, что их неделя прошла лучше, чем американцы азиатского происхождения. Кроме того, американцы европейского происхождения оценили неделю в глобальном масштабе выше, чем в среднем в своих ежедневных отчетах, в то время как американцы азиатского происхождения этого не сделали. Аналогичные результаты были получены, когда участники оценили свой онлайн-опыт нескольких положительных эмоций, также в течение 1 недели. Хотя доля времени, которое американцы европейского происхождения и американцы азиатского происхождения проводили в хорошем настроении в течение недели, не отличалась, американцы европейского происхождения ретроспективно оценили, что они провели больше времени в хорошем настроении, чем американцы азиатского происхождения.Взятые вместе, эти смешанные результаты ставят под сомнение возможность того, что кросс-культурные различия в благополучии отражают противоречивые гедонистические переживания, потому что это объяснение предсказывает устойчивые различия в онлайн-переживании аффекта.

    Что такое хорошая жизнь?

    В этой статье мы стремимся объяснить различия между Востоком и Западом в субъективном благополучии в свете восточного и западного подходов к конструированию значений эмоциональных событий и того, как взвешиваются положительные и отрицательные эмоции при принятии решения о том, что составляет хорошую жизнь (см. Виртц и Чиу, 2008).Есть некоторые свидетельства того, что жители Востока и Запада могут использовать разные культурные теории для построения и реконструкции своего жизненного опыта. Например, в западных культурах особое внимание уделяется самосовершенствованию: способность добиваться успеха и праздновать его — главный источник самооценки жителей Запада. И наоборот, восточные культуры делают акцент на приспособлении и выполнении обязательств: способность критически осмысливать свои прошлые неудачи и учиться на них, а также сводить к минимуму будущие неудачи является определяющей характеристикой хорошо приспособленного жителя Востока (Heine, Lehman, Markus, & Kitayama, 1999; Хайне и др., 2001). Ли, Аакер и Гарднер (2000) предположили, что независимая самоинтерпретация жителей Запада приводит к акценту на «позитивных чертах личности и потенциальных выигрышах в ситуациях», тогда как взаимозависимая интерпретация самих себя жителей Востока приводит к сосредоточению внимания на «потенциально негативных». аспекты себя и ситуаций в попытке избежать будущих социальных неудач» (стр. 1123). В серии исследований Heine et al. (2001) обнаружили, что европейские канадцы и японцы по-разному реагировали, когда их усилия по академической задаче встречались либо с успехом, либо с неудачей.Когда канадцам давали легкое задание, с которым они справились хорошо, они, как правило, упорно выполняли следующее аналогичное задание дольше, чем когда им давали сложное задание, с которым они справились плохо. Среди японцев тенденция изменилась, так что они сохранялись дольше после неудачи, чем после успеха. Ойши и Динер (2003) сообщили об аналогичных результатах как в академической, так и в развлекательной задаче.

    Расходящиеся культурные теории, описанные выше, могут также влиять на то, как жители Запада и Востока оценивают положительный и отрицательный жизненный опыт и строят свою самооценку на основе этих событий (Kim, Peng, & Chiu, 2008).В серии исследований Китаяма, Маркус, Мацумото и Норасаккункит (1997) японцы, живущие в Японии или в Соединенных Штатах, вместе с американцами оценивали сделанные в Японии (т. е. написанные японцами) и сделанные в США (т. е. написанные американцами) события успеха и неудачи по их значимости для самооценки. Японцы обнаружили, что события неудач более важны для самооценки, чем события успеха, а американцы продемонстрировали обратное ранжирование. Японцы считали, что неудачи снижают их самооценку в большей степени, чем успехи повышают самооценку, а американцы думали наоборот.

    Восточные и западные культуры также значительно различаются по степени, в которой положительный или отрицательный аффект считается (не)желательным или (не)уместным. Например, люди из восточных стран (Корея, Китай) считают чувство и выражение положительного аффекта менее желательными, чем люди из западных стран, таких как Соединенные Штаты (Diener, Suh, Smith, & Shao, 1995). Точно так же Эйд и Динер (2001) обнаружили, что западные страны (США и Австралия) были относительно однородны в своих нормах положительного аффекта по сравнению с восточными странами (Китай и Тайвань).То есть внутрикультурная изменчивость среди жителей Запада была незначительна в их отношении к положительному аффекту как желательному и уместному, а среди жителей Востока — большая вариабельность. Как следствие, люди, живущие в западных странах, могут испытывать сильное давление, чтобы соответствовать этим стандартам положительного аффекта, поскольку «отклонения от этой нормы счастья могут иметь сильное влияние, а несчастье может рассматриваться как неудача. Ожидается, что менее счастливые люди исправят свое несчастье с помощью, например, психотерапии» (с.880). Таким образом, жители Запада могут быть более мотивированы вспоминать положительный аффект, чем отрицательный, и наоборот для жителей Востока. В модели, согласующейся с этой гипотезой, Oishi (2002) продемонстрировал, что лучшим предиктором того, как американцы европейского происхождения вспоминают прошедшую неделю, является лучших дня недели. Для американцев азиатского происхождения это был худший день недели.

    Наконец, культура может формировать то, как люди переживают и вспоминают аффект, непосредственно через общепринятые нормы, но также косвенно через роль аффекта в имплицитных теориях и предписываемое культурой использование аффекта в суждениях. Например, исследования имплицитных теорий «хорошей жизни» показывают, что счастье является важным компонентом таких теорий среди жителей Запада (King & Napa, 1998). Если жители Запада склонны воспринимать счастливую жизнь как желанную и нравственную жизнь, они могут быть более заинтересованы в том, чтобы позже вспомнить свой собственный опыт счастья.

    Обзор настоящего исследования

    В настоящем исследовании мы выдвигаем гипотезу о том, что расходящиеся культурные конструкции позитивных и негативных событий и аффектов жителей Востока и Запада влияют не только на реконструкцию таких событий и связанных с ними аффектов, но и на то, как реконструируются воспоминания входят в суждения об удовлетворении и выбор будущих действий.В трех исследованиях сравниваются опыт и воспоминания о положительном и отрицательном влиянии людей с западным культурным наследием (американцы европейского происхождения) и восточным культурным наследием (американцы азиатского происхождения, японцы).

    В исследовании 1 изучается, в какой степени «хороший» отпуск (т. е. отпуск, который стоит повторить) зависит от переживания положительного аффекта — или от отсутствия отрицательного аффекта — и влияет ли культура на то, как аффект взвешивается при принятии такого решения. . Мы прогнозируем, что наличие позитивного аффекта будет более важным, чем отсутствие негативного аффекта, при прогнозировании желания жителей Запада повторить отпуск.Ожидается, что жители Востока, напротив, будут уделять больше внимания, чем жители Запада, отсутствию вспоминаемых негативных эмоций при принятии решения о том, насколько они хотели бы повторить отпуск. Кроме того, в Исследовании 1 делается попытка воспроизвести вывод о том, что американцы европейского происхождения склонны вспоминать положительные эмоции (см. Oishi, 2002), а также впервые изучить, можно ли выявить аналогичный паттерн для восточных воспоминаний о негативных эмоциях. оказывать воздействие.

    Исследование 2 предлагает дополнительное кросс-культурное исследование того, как положительное и отрицательное влияние взвешивается в другом типе суждения: удовлетворенности участников личной дружбой. Используя экспериментальный дизайн, мы попросили участников вспомнить позитивное или негативное событие из дружбы и описать детали этого события. Затем вспоминаемые положительные и отрицательные эмоции сравниваются в рамках каждого события как предикторы того, насколько участники удовлетворены дружбой в целом.

    В исследовании 3 сравнивались различные значения, которые жители Востока и Запада приписывают позитивным и негативным событиям, а также то, как эти значения влияют на изменения их удовлетворенности жизнью.В исследовании 3 участникам предлагалось записывать ежедневные положительные и отрицательные события сразу после того, как они произошли, и определять причину каждого события, о котором они писали, — было ли это событие связано с собой или с другими? Если жители Востока склонны брать на себя ответственность за аффективно негативные события в повседневной жизни (в соответствии с идеалом самосовершенствования), тогда как жители Запада склонны брать на себя ответственность за позитивные события (в соответствии с целью повышения самооценки) и, более того, что специфические для культуры значения, приписываемые положительным и отрицательным событиям, связаны с изменениями в удовлетворенности жизнью, гипотеза о том, что культура смягчает связь между атрибуциями положительных и отрицательных событий и удовлетворенностью жизнью, будет подтверждена. Кроме того, эти результаты могут дать представление об особенностях их окружения, которым уделяют внимание жители Востока и Запада, и предоставить дополнительные доказательства полезности изучения эмоциональных переживаний с культурной точки зрения.

    ИССЛЕДОВАНИЕ 1: ЧТО СОСТАВЛЯЕТ ХОРОШИЙ ОТПУСК?

    Хороший отпуск наполнен положительными моментами, лишен отрицательными моментами или и тем, и другим? В исследовании 1 анализируется степень, в которой воспоминание положительного аффекта (PA) и негативного аффекта (NA) указывает на то, что опыт отпуска стоит повторить (т.е., какие прошлые аффективные переживания хотелось бы воспроизвести в будущем отпуске). Ожидалось, что европейско-американские участники будут рассматривать «хороший отпуск» почти так же, как они рассматривали «хорошую жизнь» — в зависимости от количества испытанного положительного аффекта (King & Napa, 1998). Поэтому было предсказано, что желание американцев европейского происхождения отправиться в подобный отпуск будет лучше всего предсказано их воспоминаниями о положительном аффекте. Ожидалось, что участники из числа американцев азиатского происхождения расценивают «хороший отпуск» как отпуск, вызывающий положительные эмоции — в конце концов, цель большинства отпусков, вероятно, состоит в том, чтобы хорошо провести время.Однако ожидалось, что американцы азиатского происхождения также будут обращать внимание на негативные аспекты своего отпуска, придавая значение этим аспектам при оценке степени, в которой они хотели бы провести аналогичный отпуск в будущем. Другими словами, было предсказано, что предполагаемое желание американцев азиатского происхождения провести подобный отпуск будет зависеть не только от наличия положительного аффекта, но и от отсутствия отрицательного аффекта.

    Чтобы проверить эти гипотезы и определить, проявляют ли американцы европейского происхождения предвзятость при воспоминании о положительных эмоциях (а американцы азиатского происхождения — предвзятость при воспоминании об отрицательных эмоциях), сравнили онлайн-опыт и воспоминания американцев европейского и азиатского происхождения, проводивших весенние каникулы. 1 Во время отпуска участники оценивали интенсивность, с которой они испытывали серию как положительных, так и отрицательных эмоций, используя метод выборки опыта, записывая свое влияние на персональные помощники данных (КПК) через случайные промежутки времени. По окончании отпуска участники вспоминали интенсивность, с которой они испытывали каждую эмоцию во время отпуска, а также оценивали свое желание совершить подобное путешествие в будущем.

    Метод

    Участники были набраны из листовок, расклеенных в кампусе Университета Иллинойса в Урбана-Шампейн, и получили за участие 25 долларов.Волонтеры ответили на несколько контрольных вопросов. Участники не допускались к участию в исследовании, если они участвовали в аналогичном (т. е. выборочном) исследовании в прошлом, не планировали покидать университетский городок как минимум на 4 дня или просто собирались домой на перерыв. Приемлемые участники предоставили информацию о своей этнической принадлежности, поле и возрасте. В этом исследовании приняли участие 46 участников, но 5 участников были исключены из-за неполных данных или неисправности КПК.

    Во время весенних каникул участники несли КПК, запрограммированные на случайную подачу сигналов семь раз в день.Каждый раз, когда КПК подсказывал им, участники указывали, насколько интенсивно они испытывали пять положительных (приятных, общительных, спокойных, счастливых, радостных) и пять отрицательных (неприятных, раздраженных, виноватых, грустных, тревожных) эмоций в момент перед тем, как слышал характерную страницу КПК по шкале от 0 ( вовсе не ) до 6 ( максимальная интенсивность ; см. Diener & Emmons, 1985). Через четыре недели после того, как участники вернулись из отпуска, их попросили вспомнить, насколько интенсивно они на самом деле испытывали каждую положительную и отрицательную эмоцию во время отпуска.Наконец, примерно через 5 недель после окончания отпуска и через 1 неделю после того, как были сделаны ретроспективные отчеты, участников спросили: «Вы бы взяли этот же отпуск еще раз (при условии, что вы не только что были там, но знаете, что вы сейчас делаете? знать)?» Ответы были даны по шкале от 1 ( определенно нет ) до 4 ( нейтрально ) до 7 ( определенно да ).

    Поскольку проверяемая гипотеза была сосредоточена на различиях между самоидентифицирующими себя американцами азиатского происхождения ( n = 22, 9 женщин, средний возраст = 21 год.09 лет, SD = 1,03) и идентифицирующие себя европейские американцы ( n = 16, 11 женщин, средний возраст = 20,56 года, SD = 2,35), 2 участника латиноамериканского происхождения и 1 участник, не сообщивший о своей этнической принадлежности также были исключены. Таким образом, общая выборка составила 38 участников (18 мужчин, 20 женщин).

    Результаты и обсуждение

    Пять положительных (приятные, общительные, спокойные, счастливые, радостные) и пять отрицательных (неприятные, раздраженные, виноватые, грустные, тревожные) эмоции усреднялись для создания индексов онлайн-ЛП (α = .87), онлайн NA (α = 0,90), вспомнил PA (α = 0,80) и вспомнил NA (α = 0,78). Средние значения и стандартные отклонения этих переменных представлены в . Учитывая умеренную корреляцию между припоминаемыми PA и припоминаемыми NA в обеих выборках ( r = –0,44 для американцев европейского происхождения и –0,45 для американцев азиатского происхождения; см. & Emmons, 1985, чтобы узнать больше о независимости Пенсильвании и Северной Америки).

    Таблица 1

    означает и стандартные отклонения для онлайн и вспомогали PA и NA (исследование 1)

    Европейские американцы весь образец

    Среднее SD Среднее SD Среднее SD
    онлайн PA 3. 63 0,83 3,85 0,66 3,72 0,76
    Вспомнил PA 4,22 0,75 4,91 0,71 4,51 0,80
    В целом PA 3.92 0. 66 4.38 0.63 4.12 0.68 0.6124 0.90 0.57 0.57 0.85 0.66 0,88 0,60
    Сослалась Н.А. 1,93 0,74 1,31 0,81 1,67 0,82
    В целом NA 1,42 0,58 1,08 0. 69 1.28 0,64

    Таблица 2

    Корреляции между PA, NA и желанием взять аналогичный отпуск в будущем для европейских американцев и азиатских американцев

    -.32
    отзыв Желание повторить поездку
    Американцы европейского происхождения
     Отзыв PA −.44 . 55 *
    Вспомнил NA
    американцев азиатского
    Вспомнил PA -.45 * 0,52 *
    Na -.57 ** -. 57 **
    Прогнозирование желания повторить поездку от положительного и негативного аффекта

    , вызывает положительное влияние или отсутствие вспомогательного отрицательного влияния (или оба) характеризуют отпуск, который хотелось бы повторить? Мы предсказали, что разные значения, которые жители Востока и Запада придают положительному и отрицательному влиянию в рамках события, приводят к тому, что при оценке повторяемости опыта отпуска на положительном и отрицательном влиянии делаются разные акценты.В той степени, в которой желание провести аналогичный отпуск лучше предсказывает PA, чем NA для американцев европейского происхождения, или если NA лучше предсказывает это желание для американцев азиатского происхождения, чем для американцев европейского происхождения, эта гипотеза будет подтверждена.

    Во-первых, мы исследовали влияние вспоминания ФА на желание участников повторить отпуск. Мы регрессировали желание повторить поездку по воспоминаемым ПА (среднее значение), этнической принадлежности (фиктивное кодирование) и их взаимодействию. Мы также включили пол участника в регрессию в качестве контрольной переменной.Результаты показали, что женщины ( M = 6,25, SD = 1,07) имели большее желание повторить поездку, чем мужчины ( M = 5,39, SD = 1,50), t (33) = 4,57, р < 0,05. Кроме того, участники, которые вспомнили более позитивный аффект, показали более сильное желание повторить поездку, B для воспоминаний PA = 1,12, t (33) = 3,55, p = 0,001. Взаимодействие Этническая принадлежность × Вспомнил PA не было значительным, B = -0.46, t (33) = -0,99, нс, что указывает на то, что вспомненный ПА был связан с желанием повторить поездку в одинаковой степени для американцев азиатского и европейского происхождения.

    Затем мы провели аналогичный анализ, используя вспоминаемую участниками NA. Мы регрессировали желание повторить поездку на вспоминаемую NA (среднее значение), этническую принадлежность (фиктивное кодирование) и их взаимодействие. Опять же, мы включили пол участника в регрессию в качестве контрольной переменной. Результаты показали, что участники, которые вспоминали более негативные эмоции, были менее склонны повторять поездку, B для вспоминаемых NA = -1.39, t (33) = -4,53, p < 0,001. Эта связь была сильнее среди американцев азиатского происхождения, чем среди американцев европейского происхождения, как показала значимая Национальная принадлежность × Вспоминается NA, B = 1,09, t (33) = 2,44, p < 0,05. показывает корреляцию между воспоминанием PA, воспоминанием NA и желанием повторить поездку. В соответствии с нашим прогнозом, для американцев европейского происхождения вспоминание PA и желание взять такой же отпуск были значимо связаны ( r = .55, p < 0,05), но вспоминать NA и желания повторить поездку не было ( r = −0,32, н.с.). Для американцев азиатского происхождения наилучшим предиктором желания отправиться в подобный отпуск была припоминаемая NA ( r = −0,57, p < 0,01), хотя вспоминаемая PA ( r = 0,52, p < 0,05) также было значимо связано с желанием поехать снова. показывает, что это открытие не связано с большей вариабельностью PA среди американцев европейского происхождения или большей изменчивостью NA среди американцев азиатского происхождения.Действительно, дисперсии PA и NA между двумя выборками достоверно не отличались: F = 0,37 для PA и F = 0,04 для NA.

    Наконец, для каждой этнической группы мы регрессировали желание повторить поездку при воспоминании PA и при воспроизведении NA одновременно. Для американцев европейского происхождения только припоминание PA было незначительно связано с желанием повторить поездку, B для припоминания PA = 0,58, t (13) = 2,00, p = 0,07; B для отозванных NA = −0.09, t (13) = -0,36, н.с. Для американцев азиатского происхождения только вспомненная NA имела значительную инкрементальную прогностическую связь, B для вспомненной PA = 0,42, t (19) = 1,03, нс; B для отозванных NA = -1,18, t (19) = -2,84, p < 0,01. Таким образом, по сравнению с американцами европейского происхождения, американцы азиатского происхождения придавали большее значение негативному аффекту при оценке желания провести аналогичный отпуск.

    Онлайн против вспоминаемого аффекта

    Мы также проанализировали интенсивность онлайн и вспоминаемого аффекта, о котором сообщали участники.Мы предположили, что, хотя участники не будут различаться в своем ежеминутном гедонистическом опыте, различия проявятся, когда участники вспомнит свой прошлый аффект (см. Oishi, 2002). В частности, мы предположили, что американцы европейского происхождения будут демонстрировать предвзятость в отношении интенсивности вспоминаемых положительных аффектов, тогда как американцы азиатского происхождения будут демонстрировать предвзятость в отношении интенсивности вспоминаемых негативных аффектов.

    Дисперсионный анализ (ANOVA) с культурой (азиатско-американский, европейско-американский) и полом участника в качестве переменных между субъектами и временем измерения (онлайн, в памяти) и валентностью аффекта (положительный аффект, негативный аффект) в качестве внутрисубъектных переменных подтвердил предсказанный результат: трехстороннее взаимодействие между культурой, временем измерения и валентностью аффекта, F (1, 36) = 9.44, р < 0,01. 2 Чтобы понять природу этого взаимодействия, отдельные дисперсионные анализы Культура × Валентность влияния были выполнены на о-линии и отозваны меры воздействия. Для онлайн-измерения основной эффект валентности аффекта был значительным, F (1, 36) = 268,62, p < 0,001. Положительный онлайн-эффект ( M = 3,72) был намного более интенсивным, чем негативный онлайн-эффект ( M = 0,88), что указывает на то, что впечатления участников от отпуска были скорее положительными, чем отрицательными.В соответствии с предыдущими выводами ни основной эффект культуры, F (1, 36) = 0,34, ни взаимодействие, F (1, 36) = 0,60, не были значимыми ( p > 0,05). Таким образом, американцы азиатского и европейского происхождения не различались по своему мгновенному переживанию положительного и отрицательного аффекта.

    Для вспоминаемого аффекта значимое взаимодействие Культура × Аффект Валентность продемонстрировало гипотетический паттерн, F (1, 36) = 9,79, p = 0,003. Как видно, вспоминаемая PA у американцев европейского происхождения была значительно выше, чем вспоминаемая PA у американцев азиатского происхождения ( M = 4.91 против 4,22), 90 003 t 90 004 (36) = 2,89, 90 003 p 90 004 < 0,01, 90 003 d 90 004 = 0,94, а у американцев азиатского происхождения NA была значительно выше, чем NA у американцев европейского происхождения (90 003 M 90 004 = 1,93 против 1,31), t (36) = -2,43, p < 0,05, d = 0,80. Таким образом, американцы европейского происхождения проявляли склонность к воспоминанию положительного аффекта по сравнению с американцами азиатского происхождения, которые демонстрировали предвзятость к воспоминанию негативного аффекта по сравнению с американцами европейского происхождения.Кроме того, культурные различия были обнаружены в воспоминании, а не в онлайн-аффекте. 3

    Таким образом, исследование 1 демонстрирует два ключевых вывода. Во-первых, вес, придаваемый положительному и отрицательному эффекту воспоминаний при оценке желания провести аналогичный отпуск, различался в зависимости от культуры. Лучшим предиктором желания американцев европейского происхождения отправиться в аналогичный отпуск был положительный аффект воспоминаний, тогда как желание американцев азиатского происхождения повторить отпуск было связано как с негативным, так и с положительным аффектом воспоминаний.Особенно интересно, что даже в сфере отдыха, где приятное времяпрепровождение, вероятно, высоко ценится всеми участниками, последующее стремление американцев азиатского происхождения повторить опыт зависело не только от наличия положительных эмоций, но и от их отсутствия. негативных эмоций. Во-вторых, американцы европейского и азиатского происхождения не показали различий в своих онлайн-переживаниях положительных или отрицательных эмоций. Однако при воспоминании о своих аффектах две группы демонстрируют совершенно разные паттерны.Американцы европейского происхождения вспоминали более сильные положительные эмоции, чем американцы азиатского происхождения, а американцы азиатского происхождения вспоминали более сильные негативные эмоции, чем американцы европейского происхождения.

    ИССЛЕДОВАНИЕ 2: ЧТО ТАКОЕ ХОРОШАЯ ДРУЖБА?

    Исследование 1 обладало определенными методологическими преимуществами, такими как экологическая достоверность оценки аффекта в контексте реальной жизни, значимой для участников. Тем не менее, экологический подход исследования 1 утратил некоторую внутреннюю достоверность, которую мог предложить экспериментальный план.Кроме того, размер выборки был небольшим, а в случае весенних каникул преобладал опыт положительного аффекта, что делало неясным, будет ли повторяться картина результатов, если также учитывать негативные события. Например, интенсивность вспоминаемого отрицательного аффекта была очень низкой у американцев европейского происхождения ( M = 1,31). Возможно, что только тогда, когда общий уровень вспоминаемых негативных аффектов низок, европейцы склонны придавать больший вес позитивным аффектам в последующих суждениях.

    Исследование 2 более подробно рассмотрело роль PA и NA в суждениях жителей Востока и Запада о том, что представляет собой хорошая дружба, обращаясь к некоторым недостаткам первого исследования. Используя схему эксперимента, в которой участникам прямо давали указание вспомнить очень положительное или очень отрицательное событие, мы сделали интенсивность воспоминаний положительного и отрицательного аффекта более сопоставимой. Кроме того, исследование 2 стремилось воспроизвести результаты первого исследования в новой области (дружба) и немного отличающемся глобальном суждении от исследования 1 (удовлетворенность дружбой).После воспоминания положительного или отрицательного события, связанного с дружбой, участники оценивали, насколько сильно они испытывали различные эмоции во время события, а затем измеряли степень своего удовлетворения дружбой.

    План исследования 2, таким образом, дает четыре условия между субъектами, в которых участники вспоминают свои PA и NA: (1) американцы азиатского происхождения вспоминают положительное событие, (2) американцы азиатского происхождения вспоминают негативное событие, (3) американцы европейского происхождения вспоминают положительное событие и (4) американцы европейского происхождения, вспоминающие негативное событие.Ожидается, что участники, которые вспоминают положительные события, сообщат о более высоком удовлетворении своей дружбой, чем те, кто вспоминает негативные события. Основываясь на результатах исследования 1, мы также прогнозируем, что на оценку удовлетворенности дружбой американцев европейского происхождения в первую очередь повлияет положительный аффект, связанный с вспоминаемым событием, тогда как на оценку удовлетворенности дружбой американцев азиатского происхождения будет влиять положительный и отрицательный аффект, связанный с вспоминаемым событием. вспоминаемое событие.

    Метод

    Участники

    Восемьдесят девять студентов Университета штата Иллинойс получили кредит за свое участие.Поскольку анализ был сосредоточен на различиях между лицами европейского и восточноазиатского происхождения, все другие этнические группы ( n = 19) были исключены. Трое американских участников европейского происхождения (7%) не родились в Соединенных Штатах; данные от этих участников также были исключены. Осталось 67 участников, в том числе 39 самоидентифицированных американцев европейского происхождения (женщины = 18, мужчины = 21; средний возраст = 18,82 года, SD = 0,76) и 28 самоидентифицированных американцев восточноазиатского происхождения (женщины = 16, мужчины = 12; средний возраст = 20 лет.32 года, SD = 2,13). Двенадцать американских участников азиатского происхождения (43%) не родились в Соединенных Штатах и ​​сообщили, что провели в Соединенных Штатах в среднем от 12 до 14 лет; 10 участников из американцев азиатского происхождения (36%) назвали китайский своим родным языком, а 5 (18%) сообщили, что первыми говорят на корейском.

    Процедура и материалы

    Участникам было предложено написать о событии из личной дружбы. Валентность события манипулировалась между субъектами, так что участники писали либо об очень приятном, либо об очень неприятном событии в дружбе.Участников просили указать, когда произошло событие, и написать инициалы своего друга. После рассказа о событии и своей реакции на него участники ответили на расширенную версию теста Wirtz et al. (2003) контрольный список эмоций; вспоминали, сколько испытали 6 положительных эмоций (облегчение, общительность, радость, радость, спокойствие, приятное) и 12 отрицательных эмоций (беспокойство, разочарование, уныние, раздражение, раздражение, напряжение, грусть, уныние, тревога, вина, неприятность, взволнован), когда событие действительно произошло по шкале от 0 ( совсем не ) до 6 ( максимальная интенсивность ).

    Затем участники выполнили адаптацию шкалы удовлетворенности жизнью из пяти пунктов (Diener, Emmons, Larsen, & Griffin, 1985; см. также Pavot & Diener, 1993), модифицированную для оценки удовлетворенности участников дружбой, о которой они писали. . Шкала предлагала участникам указать свое согласие с такими утверждениями, как «Я доволен этой дружбой» по шкале от 1 ( категорически не согласен ) до 7 ( полностью согласен ).

    Результаты и обсуждение

    Оценки участников 6 положительных и 12 отрицательных эмоций были усреднены для создания единого индекса PA и NA для вспоминаемого события (вспоминается PA: α = .93, напомнил NA: α = 0,95). Затем была рассчитана удовлетворенность дружбой (SWF) путем усреднения ответов участников по шкале из пяти пунктов (α = 0,94).

    Проверка манипулирования

    Перед проверкой наших прогнозов мы провели анализ, чтобы показать, что припоминание положительного события вызывает больше воспоминаний ПД, чем НО, и относительно высокий уровень удовлетворения дружбой, в то время как припоминание негативного события вызывает больше воспоминаний НП, чем ПД и относительно низкий уровень удовлетворенности дружбой.Причем эти эффекты должны быть сопоставимы по величине в культурно-этнических группах.

    Как и ожидалось, манипуляция валентностью повлияла на вызванные участниками PA и NA в ожидаемом направлении (см. ). Культура (американцы азиатского и европейского происхождения) × Пол участника × Валентность события (положительное событие в сравнении с негативным событием) × Валентность влияния (PA vs. NA) Дисперсионный анализ выявил значимое взаимодействие Валентность влияния × Валентность события, F (1, 66) = 225,91, p < 0,001, η p 2 = .79. показывает, что когда участники вспоминали положительное событие, они сообщали о высоком уровне ПА ( М = 4,08, СО = 1,04) и низком уровне НА ( М = 0,55, СО = 0,74). , t (37) = 14,69, p < 0,001; при воспоминании о негативном событии сообщали о высоком уровне НА ( M = 3,05, SD = 1,22) и низком уровне PA ( M = 0,74, SD = 0,77), t (28) = 7,58, p < .001. Взаимодействия более высокого порядка не были значимыми, F s < 3,0, нс, что указывает на то, что манипуляция валентностью события оказала одинаковое влияние на вспоминаемый аффект для представителей обеих культурных групп. 4 Этот результат показал, что манипуляция валентностью события была способна выделить относительно высокую величину вызванной NA.

    Таблица 3

    Средства и стандартные отклонения для вспомогательного PA и NA во время положительных и отрицательных событий (исследование 2)

    6 + + + +
    европейских американцев целый образец

    Среднее SD Среднее SD Среднее SD
    положительное событие PA 4.46 0,94 3,81 1,04 4,08 1,04
    Отрицательное событие PA 0,88 0,85 0,64 0,73 0,74 0,77
    Общая РАа 2,92 2.01 2.42 1.83 1.63 1.91 1.91
    41267 0.46 0.94 0.61 0.61 0.72 0,55 0,74
    Отрицательный событие Н.А. 3,53 1,13 2,72 1,20 3,05 1,22
    В целом Н.А. с 1,78 1,80 1,53 1,42 1,63 1,58

    A Культура × Валентность события × Пол участника Анализ удовлетворенности дружбой показал, что манипуляция валентностью оказала значительное влияние на удовлетворенность дружбой, F 90, 90 19.04, p < 0,001, η p 2 = 0,24. Участники сообщили о более высоком SWF, когда они вспоминали положительное событие ( M = 6,00, SD = 1,05), чем когда они вспоминали негативное событие ( M = 4,31, SD = 1,87). Опять же, ни один из других эффектов в анализе не был значимым, F с < 2,50, нс. Короче говоря, манипуляция валентностью событий была эффективной в выявлении различных уровней припоминания PA, припоминания NA и удовлетворенности дружбой.Кроме того, эффекты манипуляции были сопоставимы в двух этнических группах.

    Прогнозирование удовлетворенности дружбой на основе положительного и отрицательного аффекта

    Является ли припоминание положительного аффекта или отсутствие припоминаемого негативного аффекта (или и то, и другое) признаком удовлетворительной дружбы? Мы предположили, что — в соответствии с исследованием 1 — ответ зависит от культурного наследия человека. Чтобы проверить, будут ли американцы европейского и азиатского происхождения придавать разный вес положительному и отрицательному аффекту при оценке удовлетворенности дружбой, линейная модель была адаптирована к удовлетворенности дружбой с учетом культуры, пола участника и валентности события в качестве межсубъектных факторов и PA (среднее значение). и NA (среднее центрированное) как непрерывные предикторы.

    В соответствии с прошлыми исследованиями имел место значительный основной эффект культуры, F (1, 54) = 13,37, p = 0,001, η p 2 = 0,20; Американцы европейского происхождения ( M = 5,35, SD = 1,75) сообщили о более высоком уровне удовлетворенности дружбой, чем американцы азиатского происхождения ( M = 5,16, SD = 1,60).

    В соответствии с результатами исследования 1 имел место значительный основной эффект ПА, F (1, 54) = 4.07, p < 0,05, η p 2 = 0,07. Участники, которые вспоминали о более позитивных эмоциях, сообщали о более высоком уровне удовлетворенности дружбой ( r = 0,51). Никакие взаимодействия более высокого порядка, связанные с вспоминанием ПА, не были значимыми, F s < 2,80, нс, что указывает на то, что обе этнические группы использовали положительный аффект воспоминаний при оценке удовлетворенности дружбой.

    Взаимодействие Культура × NA × Событие Валентность было значительным, F (1, 54) = 5.00, p < 0,05, η p 2 = 0,09. Чтобы понять это взаимодействие, для каждой этнической группы была адаптирована линейная модель удовлетворенности дружбой с использованием валентности события, NA, пола участника и валентности события × NA в качестве предикторов. Среди американцев европейского происхождения наблюдался значительный основной эффект валентности событий, F (1, 34) = 7,49, p = 0,01, η p 2 = 0,18. Эти участники сообщили о более высоком уровне удовлетворенности дружбой после воспоминания положительного события ( M = 6.31, SD = 0,68), чем отрицательное ( M = 4,11, SD = 1,95).

    Среди американцев азиатского происхождения единственным значительным эффектом в линейной модели было взаимодействие Валентность события × NA, F (1, 23) = 9,91, p < 0,01, η p 2 = 0,30 . При воспоминании о положительном событии интенсивность воспоминаний NA отрицательно ассоциировалась с удовлетворенностью дружбой ( r = -0,60, p = 0,01). Тем не менее, вспоминание NA не было значимо связано с удовлетворенностью дружбой, когда вспоминалось негативное событие ( r = .46, p < 0,10).

    Таким образом, обе этнические группы придавали значение ПА при вынесении суждения об удовлетворенности дружбой. Однако только американцы азиатского происхождения рассматривали NA в положительных событиях дружбы в своей оценке удовлетворенности дружбой. Эти результаты согласуются с результатами исследования 1 и распространяют модель на ситуации, когда интенсивность вспоминаемого аффекта манипулировалась экспериментально, тем самым уменьшая средние различия (которые в дальнейшем контролировались статистически) между американцами азиатского и европейского происхождения.Исследование 2 также распространило предыдущие результаты на преимущественно негативное событие. По сути, исследование 2 показало, что американцы европейского происхождения могут повысить свою удовлетворенность дружбой, сосредоточив внимание на хороших моментах прошлого события, связанного с дружбой, тогда как американцы азиатского происхождения могут снизить свое удовлетворение дружбой, сосредоточив внимание на плохих сторонах хорошего события. В настоящем исследовании, как и в предыдущих исследованиях, американцы европейского происхождения сообщили о более высоком уровне удовлетворенности, чем выходцы из Восточной Азии. Если воспоминание о каком-то положительном влиянии может повысить удовлетворенность американцев европейского происхождения, а воспоминание о каком-то отрицательном впечатлении — даже в положительном событии — может снизить удовлетворенность американцев азиатского происхождения, результаты настоящего исследования могут помочь объяснить, как возникают различия между Востоком и Западом в удовлетворенности жизнью.

    ИССЛЕДОВАНИЕ 3: ЧТО СОСТАВЛЯЕТ ХОРОШАЯ ЖИЗНЬ?

    Исследование 2 показало, что внимание к негативным аспектам межличностных отношений может снизить удовлетворенность дружбой жителей Востока, вероятно, потому, что негативный межличностный опыт воспринимается как показатель социального положения человека. Исследования, изучающие общую удовлетворенность жизнью, дали результаты, соответствующие этой идее. В отличие от жителей Запада, которые опираются на чувство собственного достоинства при оценке собственной удовлетворенности жизнью (Diener & Diener, 1995), жители Востока зависят не только от наличия чувства собственного достоинства для чувства удовлетворенности жизнью, но и от наличия гармония в межличностных отношениях (Кван, Бонд и Сингелис, 1997).Другими словами, чем лучше жители Запада относятся к себе, тем более они удовлетворены своей жизнью в целом; при прямом сравнении самооценка оказалась лучшим предиктором удовлетворенности жизнью, чем гармония отношений в Соединенных Штатах. Напротив, самооценка и гармония в отношениях одинаково хорошо предсказывали удовлетворенность жизнью в Гонконге.

    Исследование 3 направлено на то, чтобы расширить результаты наших первых двух исследований, изучив, будет ли переживание негативных событий, которые воспринимаются как вызванные другими людьми (в отличие от себя), также снижать удовлетворенность жизнью, особенно среди жителей Востока.Если жители Запада постоянно сосредотачиваются на положительном аффекте, испытываемом самим собой, и используют опыт этого аффекта для повышения самооценки — и, таким образом, в качестве основы для чувства удовлетворенности своей жизнью, — можно предположить, что жители Запада будут склонны уделять больше внимания: и отчет — положительные события, которые они вызывают сами. То есть прогнозируется, что жители Запада с большей вероятностью, чем жители Востока, будут сообщать о положительных событиях, приписываемых (или истолковываемых как приписываемые) самим себе. Таким образом, удовлетворенность жизнью жителей Запада может зависеть от того, как часто они переживают положительные события, связанные с собой.

    Напротив, в той мере, в какой жители Востока обычно сосредотачиваются на социальной гармонии, можно предсказать, что жители Востока будут склонны сообщать о положительных событиях в повседневной жизни, которые в большей степени приписываются другим, чем себе. Более того, в той мере, в какой жители Востока бдительно избегают негативных межличностных переживаний для достижения большей социальной гармонии и, таким образом, в качестве основы для чувства удовлетворенности (или неудовлетворенности) своей жизнью, их удовлетворенность жизнью будет зависеть от отсутствия негативных событий, воспринимаемых как неприятные. вызванные другими.

    В исследовании 3 использовался метод записи в зависимости от события (ECR). Подобно методу выборки опыта (см. Исследование 1), цель ECR состоит в том, чтобы измерить опыт, который разворачивается за пределами лаборатории, в реальном мире. Однако ECR опирается не на случайную выборку онлайн-эмоций, а вместо этого позволяет участникам записывать положительные и отрицательные ежедневные события по своему усмотрению. Участники этого исследования были проинструктированы записывать одно положительное и одно отрицательное событие ежедневно в течение 3 недель.После записи каждого события участники также записывали свою атрибуцию причины события. В начале и в конце 3-недельного периода записи участников просили оценить их текущую удовлетворенность жизнью. Наконец, одно дополнительное изменение дизайна по сравнению с исследованиями 1 и 2 заключается в том, что исследование 3 сравнивает европейско-американскую выборку с японской выборкой, которые не только разделяют восточное культурное наследие, но — в отличие от американцев азиатского происхождения — в настоящее время остаются погруженными в это наследие.

    Метод

    Участники

    В этом исследовании приняли участие 44 платных участника.В эту выборку вошли 23 американца европейского происхождения (мужчины = 12, женщины = 11) и 21 японец (мужчины = 4, женщины = 17) из Университета Ниппон в Японии.

    Процедура и материалы

    В исследовании использовалась процедура ECR, в которой участников просили записывать одно положительное и одно отрицательное событие в день сразу после того, как событие имело место, на портативном КПК. Участники также записали краткое описание события на КПК (например, «У меня случилась беда, когда я брился наголо» или «Сегодня я проходил мимо торговых автоматов, и из них выпал доллар, который кто-то оставил.Так как никого не было рядом, я взял доллар, думая, что мне немного повезло»). После записи каждого события участников спрашивали о причинах события. В частности, их спрашивали: «Как вы думаете, почему это событие произошло (из-за ВАС или из-за ДРУГИХ?)». 7 ( сильно другие ). Мы перевернули баллы по этому пункту, чтобы более высокие баллы указывали на большую склонность брать на себя личную ответственность за событие.Запись событий продолжалась в течение 3 недель. В два момента времени (до начала и после окончания исследования) участники заполняли шкалу удовлетворенности жизнью из пяти пунктов (Diener et al., 1985; см. также Pavot & Diener, 1993) как часть более крупного вопросника.

    Результаты и обсуждение

    Ответы по шкале удовлетворенности жизнью из пяти пунктов усреднялись во время 1 (α = 0,83) и во время 2 (α = 0,82). Атрибуции причин событий в ходе исследования усреднялись для создания составной меры атрибуции, если не указано иное.

    Культурные различия в атрибуции

    ANOVA был выполнен для меры атрибуции с валентностью события (положительное событие, отрицательное событие) в качестве внутрисубъектной переменной и культурой (европейский американец, японец) и полом участника в качестве межсубъектных переменных.

    Результаты иллюстрируют взаимодействие культуры и валентности события, F (1, 39) = 4,40, p < 0,05, η p 2 = 0,10. Как показано в , американцы европейского происхождения оценивали положительные события как в большей степени связанные с собой (по сравнению сдругие), чем японцы ( M = 4,46 против 3,32), t (41) = 4,96, p < 0,001, d = 1,34, хотя эти две группы не различались по своим атрибуциям отрицательных событий ( ​​ M = 4,09 против 3,77), t (41) = 1,00, нс Кроме того, японцы с большей вероятностью сообщали о положительных (по сравнению с отрицательными) событиях, приписываемых другим, t (19) = 2,53, p < 0,05, в то время как американцы европейского происхождения были так же склонны приписывать другим положительные и отрицательные событий, t (22) = 1.42, н.с. В целом, в соответствии с нашими прогнозами, американцы европейского происхождения (по сравнению с японцами) с большей вероятностью брали на себя ответственность за позитивные события. Напротив, японцы чаще приписывали другим положительные (а не отрицательные) события. 5 5

    Таблица 4

    Отзывы участников причина положительных и негативных событий, как связанные с вами или другим


    SD
    Европейские американцы целый образец

    SD Среднее SD SD Среднее SD
    31267 3.32 0,84 4,46 0,66 3,95 0,94
    Негативные события 3,77 1,16 4,09 0,94 3,93 1,04
    Общая 3.55 0.93 4.28 0.53 3.94 0.94 0.94 0.81
    Прогнозирование изменений в жизни Удовлетворение от атрибутов

    Для изучения того, как атрибуты о причинах повседневного положительного и отрицательного опыта влияют на удовлетворение жизни, среднее значение атрибуция других и себя была рассчитана отдельно для положительных и отрицательных событий с использованием данных за первые 4 дня исследования.Затем ту же процедуру повторяли для последних 4 дней исследования. Первые и последние 4 дня исследования были выбраны по следующей причине: люди участвовали в исследовании 3 в среднем 17,47 ( SD = 4,53) дней, что делает первые 4 дня примерно эквивалентными первой четверти исследования и последние 4 дня соответствуют последней четверти исследования. В качестве глобального суждения, основанного на памяти, мы выдвинули гипотезу о том, что удовлетворенность жизнью, скорее всего, будет зависеть от атрибуций с начала и до конца исследования из-за первенства ранних событий и давности более поздних событий (ср.Мердок, 1962).

    Когда атрибуция используется для прогнозирования удовлетворенности жизнью участников в конце исследования (с учетом их удовлетворенности жизнью в начале исследования), возникает интересная закономерность. Как показано в , изменение удовлетворенности жизнью у американцев европейского происхождения во время исследования было предсказано степенью, в которой они приписывали положительные события себе (по сравнению с другими), открытие, которое было важным для событий, происходящих в первые 4 дня исследования. учеба (частично р = .46, p = 0,05) и согласованные по направлению (но незначимые) для недавних событий, имевших место в течение последних 4 дней исследования (частично r = 0,36, p = 0,14). Когда мы объединили данные за первые 4 дня и последние 4 дня исследования, частичная корреляция между приписыванием положительных событий себе (по сравнению с другими) и удовлетворенностью жизнью во время 2 (с учетом удовлетворенности жизнью во время 1) составила . 42, р < 0,05. Другими словами, чем больше положительных событий, о которых сообщали американцы европейского происхождения, было связано с их «я» (по сравнению сдругие), тем больше их удовлетворенность увеличивалась от времени 1 ко времени 2. Напротив, как показано в , изменение удовлетворенности жизнью у американцев европейского происхождения не было связано с тем, как они интерпретировали причины негативных событий.

    Таблица 5

    Корреляции 5

    Соотношение между временем 2 Жизненные удовлетворенности (управление для времени 1 жизнь) и тенденция к самоуверенности

    41226
    первые 4 дня 4 дня Первые 4 дня Последние 4 дня
    Европейские американцы .46 * .36 -.01 -.02
    -.19 -.19 -.19 -.16 0 **

    Однако среди японцев тенденция приписывать недавние негативные события за последние 4 дня себе (по сравнению с другими) положительно коррелировала с удовлетворенностью жизнью во время 2 (с учетом удовлетворенности жизнью во время 1; частичное r = 0,60). , р < .01). Иными словами, недавние негативные события, которые, как они считали, были вызваны другими, со временем заставили японских участников чувствовать себя хуже в своей жизни. Этот вывод согласуется с представлением о том, что гармония в отношениях является важным предиктором удовлетворенности жизнью среди жителей Востока (Kwan et al., 1997), и с идеей о том, что японцам необходимо чувствовать уважение, чтобы чувствовать себя хорошо (Kitayama et al., 2000). У японцев, когда другие люди создают негативные события или ситуации, особенно межличностного характера, как следствие, удовлетворенность жизнью, вероятно, будет ниже.Наконец, точно так же, как причина негативных событий не была связана с изменением удовлетворенности жизнью у американцев европейского происхождения, причина позитивных событий не была связана с удовлетворенностью жизнью японских участников.

    Таким образом, исследование 3 показывает, что американцы европейского происхождения чаще приписывают себе хорошие вещи, которые с ними случаются, а японцы склонны приписывать причины хорошего опыта другим. Эти данные согласуются с идеей о том, что PA важна для американцев европейского происхождения: по мере того, как события разворачиваются в повседневной жизни, американцы европейского происхождения устанавливают связь между событиями, вызывающими PA, и собой.Действительно, корреляционные данные исследования 3 показывают, что чем больше они приписывали себе положительных событий, тем выше была удовлетворенность жизнью американцев европейского происхождения в конце исследования (с учетом их удовлетворенности жизнью в начале исследования). Японские участники, с другой стороны, на самом деле имели большую склонность описывать положительные (а не отрицательные) события как вызванные другими. Более того, чем больше японские участники приписывали негативные события другим, тем меньше они были удовлетворены своей жизнью в конце исследования (с учетом удовлетворенности жизнью в начале исследования). межличностные события по удовлетворенности жизнью в японской культуре.

    ОБЩЕЕ ОБСУЖДЕНИЕ

    Как мы создаем ощущение субъективного благополучия на основе нашего повседневного опыта? Ответ частично зависит от основанных на культуре традиций и практик знания, с которыми мы столкнулись. В настоящем исследовании выдвигается гипотеза о том, что восточная и западная культуры различаются широко распространенными нормами аффекта и имплицитными теориями о роли аффекта в суждениях. Строгие нормы и убеждения о том, что составляет хорошую жизнь на Западе, фокусируют внимание только на положительных аспектах аффективного опыта, и эта разница проявляется, когда жители Запада строят суждения на основе своих прошлых эмоций.Это контрастирует с восточными нормами, которые подчеркивают важность минимизации негативных эмоций как части культурного стремления к гармонии в социальных отношениях и совершенствованию роли. В результате жители Востока в большей степени, чем жители Запада, полагаются на отсутствие отрицательного аффекта при построении суждений на основе прошлых эмоций. Дело не в том, что жители Запада не чувствуют себя несчастными или игнорируют все негативные аспекты опыта, решая, продолжать дружбу или отправиться в определенный отпуск.И, если на то пошло, это не тот случай, когда жители Востока не чувствуют себя счастливыми или игнорируют положительные стороны опыта при вынесении суждений (например, предпочтения жителей Востока в отношении отпуска основывались как на наличии положительного аффекта, так и на отсутствии отрицательного аффекта). ). Скорее, просто этим частям аффективного опыта придается разное психологическое значение, и они наделяются большим весом в зависимости от культурного наследия человека.

    Настоящий набор исследований служит для более широкого освещения нескольких интересных явлений.Во-первых, они демонстрируют акцент на положительном аффекте при вынесении суждений в западных культурах. Среди американцев европейского происхождения в настоящем исследовании вспоминаемый положительный аффект (который был преувеличен по сравнению с реальным опытом) явно подчеркивался при обдумывании будущих действий (Исследование 1) и при суждении об удовлетворении (Исследование 2). При воспоминании о событии, связанном с дружбой, наличие воспоминаний о положительном аффекте в этом событии может повысить удовлетворенность участников дружбой в целом.Напротив, среди американцев азиатского происхождения отрицательный аффект имеет такой же или даже более высокий статус, чем положительный аффект. Интенсивность вспоминаемого отрицательного аффекта (который был преувеличен по сравнению с реальным опытом) была самым сильным предиктором потенциального будущего выбора (Исследование 1), а присутствие отрицательного аффекта в положительном событии могло снизить удовлетворенность участников дружбой (Исследование 2).

    Акцент на положительном аффекте на Западе и особая роль отрицательного аффекта на Востоке подкрепляют предыдущие исследования (напр.g., Eid & Diener, 2001), показывая, что нормы положительного аффекта более однородны на Западе, чем на Востоке. Эти результаты также подтверждают различия между Востоком и Западом в статусе положительных и отрицательных событий в отношении самооценки и субъективных суждений о благополучии. Исследование 3 показало, что американцы европейского происхождения приписывали себе (по сравнению с другими) положительные события больше, чем участники из Японии. Японцы приписывали себе (по сравнению с другими) негативные события больше, чем позитивные. Исследование 3 также показало, что участники атрибуций внесли прогнозируемые изменения в свою удовлетворенность жизнью (компонент субъективного благополучия) спустя несколько недель.Изменения в удовлетворенности жизнью жителей Запада прогнозировались по степени, в которой они рассматривали положительные события как вызванные собой, а изменения в удовлетворенности жизнью жителей Востока были предсказаны тем, как часто они сообщали о том, что пережили негативные события, связанные с другими. Эти данные отражают предыдущие исследования, в которых японцы обнаружили, что события, описывающие неудачи, более важны для самооценки, чем события, связанные с успехом, а американцы показали противоположную картину (Китайма и др., 1997). Японцы также думали, что неудачи снизят их самооценку больше, чем успехи повысят их самооценку, и снова американцы показали обратную картину.Аналогичным образом Oishi (2002) обнаружил, что удовлетворенность жителей Востока прошедшей неделей была предсказана по худшему дню недели, тогда как удовлетворенность жителей Запада была предсказана по лучшему дню недели.

    Одним из следствий этого результата является то, что жители Запада могут чувствовать себя счастливыми, думая о прошлых положительных событиях. Жители Запада также могут использовать наличие положительного аффекта в прошлых событиях, чтобы смягчить влияние негативного опыта на удовлетворенность жизнью. Жители Востока, напротив, могут руководствоваться наличием негативного аффекта в прошлых событиях, чтобы ослабить влияние положительного опыта на их удовлетворенность жизнью (Исследование 2).Короче говоря, жители Запада видят хорошие стороны прошлого опыта и преимущества удовлетворенности жизнью, в то время как жители Востока видят плохие аспекты хорошего опыта, и удовлетворенность жизнью страдает.

    Настоящее исследование также повторяет и расширяет ряд предыдущих эмпирических данных. Вывод Оиси (2002) о том, что американцы европейского происхождения вспоминают свой опыт как более позитивный, чем американцы азиатского происхождения, даже несмотря на то, что две культурные группы не различаются в ежедневных отчетах об опыте, был воспроизведен в исследовании 1.Американцы европейского и азиатского происхождения во время весенних каникул сообщали об одинаковом уровне положительного аффекта в Интернете, но после окончания поездки американцы европейского происхождения вспоминали о более высокой интенсивности положительного аффекта по сравнению с американцами азиатского происхождения. Таким образом, исследование 1 подтвердило, что ранее сообщавшиеся кросс-культурные различия в субъективном благополучии не связаны с расхождениями в реальных эмоциональных переживаниях или мгновенных эмоциональных реакциях на эти переживания.

    Выводы Oishi (2002) также были расширены двумя способами.Во-первых, в исследовании 1 изучались негативные аффекты в дополнение к позитивным аффектам, еще раз обнаружив, что не было различий в онлайн-опыте аффектов между европейскими и азиатскими американцами. Однако, когда их попросили вспомнить свой аффективный опыт, американцы азиатского происхождения вспомнили о большей интенсивности негативного аффекта, чем американцы европейского происхождения. Во-вторых, исследование 1 показало, что та же самая закономерность проявлялась при оценке интенсивности аффективной активности, а не аффективной частоты, как в предыдущем исследовании. Кроме того, настоящий набор исследований впервые установил, что жители Запада в большей степени полагаются на вспоминаемый положительный аффект, чем на отрицательный, при выборе будущих действий на основе прошлого опыта (Исследование 1) и при оценке своей удовлетворенности сферами жизни (Исследование 2). ).Жители Востока, напротив, полагаются как на вспоминаемый положительный, так и на отрицательный аффект, делая те же самые оценки.

    Исследование 3 воспроизвело межкультурные различия в атрибуциях причин положительных и отрицательных событий (например, Hamilton, Blumenfeld, Akoh, & Miura, 1990), обнаружив, что американцы европейского происхождения чаще приписывают себе положительные события, чем японцы. . Кроме того, исследование 3 показывает, что тенденция приписывать себе положительные события у жителей Запада и тенденция приписывать отрицательные события другим людям у японцев предсказывают изменения в удовлетворенности жизнью.

    Ограничения

    Хотя три настоящих исследования вместе дают убедительные доказательства того, что различия между Востоком и Западом в субъективном благополучии являются следствием различных психологических значений, придаваемых положительным и отрицательным аффектам в разных культурах, важно признать некоторые ограничения настоящего исследования. исследование. Во-первых, настоящее исследование не изолирует опосредующую переменную (переменные), ответственную за различный акцент на положительном и отрицательном аффекте. Например, настоящие данные не содержат прямых доказательств того, что участники придерживаются определенных неявных теорий (предположительно одной из основных причин наблюдаемых эффектов) о роли аффекта в различных типах суждений или что эти теории различаются в разных культурах.То есть участников не спрашивают в явном виде, считают ли они, что хороший отпуск — это счастливый отпуск, или дружба, приносящая удовлетворение, не вызывает особых негативных последствий. Тем не менее, предыдущие исследования (Oishi, 2002) показали, что в той мере, в какой жители Востока и Запада действительно различаются по весу, придаваемому положительному и отрицательному аффекту, они могут этого не осознавать. Текущее исследование предполагает, что, хотя можно сформулировать неявные теории, когда их спросят, их не нужно формулировать, чтобы управлять поведением.Скорее, роль различных типов аффекта в конкретных суждениях становится хронически доступной благодаря жизни в определенной культуре или ее значительному воздействию. В связи с этим будущие исследования могли бы выиграть от непосредственного измерения воздействия участников на восточные и западные культуры. Однако картина результатов в настоящих исследованиях согласуется в том, что американцы азиатского происхождения из исследований 1 и 2 и японцы, участвовавшие в исследовании 3, демонстрируют сходный акцент на вспоминаемом негативном опыте.

    Во-вторых, предположение, сделанное в настоящих исследованиях, заключается в том, что, поскольку жители Запада и Востока обычно используют положительные и отрицательные аффекты в разной степени в суждениях, они по-разному сосредотачиваются на этих типах аффектов при воспоминании опыта. Для проверки этого предположения необходимы дальнейшие исследования. Например, в будущих исследованиях можно манипулировать степенью, в которой люди верят в то, что положительный или отрицательный аффект имеет отношение к суждению, до того, как их попросят вспомнить аффект во время прошлого события.Текущие данные, однако, не согласуются с возможностью того, что различия в интенсивности вспоминаемого аффекта вызывают различия во взвешивании аффекта в суждениях. В исследовании 2 величина вспоминаемого аффекта экспериментально и статистически контролируется, но остается дифференциальный вес положительного и отрицательного аффекта.

    В исследовании 3 было обнаружено, что жители Запада склонны приписывать положительные события себе (по сравнению с другими) больше, чем жители Востока. Напротив, жители Востока приписывают негативные события себе (vs.другие) в большей степени, чем положительные события. Кроме того, степень, в которой положительные события приписываются самопрогнозированию, увеличивает удовлетворенность жизнью жителей Запада, а степень, в которой отрицательные события приписываются другим, предсказывают снижение удовлетворенности жизнью жителей Востока. Эта закономерность согласуется с ранее установленной связью между самооценкой и удовлетворенностью жизнью у жителей Запада и между гармонией отношений и удовлетворенностью жизнью у жителей Востока. Однако из исследования 3 неясно, были ли субъективные интерпретации участниками причин различных событий идентичными тому, что наблюдатель мог бы определить как объективные причины различных событий.Другими словами, невозможно сказать, предпочитали ли западные участники сообщать о положительных событиях, которые они действительно вызвали, или они просто истолковывали события неоднозначного происхождения как происходящие от них самих. Точно так же рейтинги жителей Востока могут отражать их попытки взять на себя ответственность за события, которые они на самом деле не вызывали. Более важным моментом является то, что в исследовании 3 отсутствует внутренняя валидность, необходимая для того, чтобы с уверенностью заключить, что события, о которых участники сообщали в течение 3-недельного периода, были ответственны за изменения в их удовлетворенности жизнью.Участники решали, какие ежедневные события записывать, и незаписанные события могли иметь более значительное влияние на их удовлетворенность жизнью. Корреляционные данные исследования 3 следует интерпретировать с учетом этого предостережения.

    Выводы

    Несмотря на эти недостатки, настоящее исследование делает несколько важных первых шагов в объяснении очень важного вопроса о достоверности глобальных, основанных на воспоминании измерений аффекта. Известно, что эти широко используемые меры могут быть искажены в течение некоторого времени.Настоящие результаты помогают продемонстрировать, что это искажение носит систематический и значимый характер, являясь результатом различных культурных целей и служит им. В попытке решить эти проблемы в воспоминании о положительных и отрицательных эмоциях, настоящие результаты также дают представление об одном компоненте субъективного благополучия: удовлетворенности жизнью и важными областями жизни. Жители Востока часто сообщают о более низком уровне удовлетворенности, чем жители Запада, и, поскольку присутствие негативного аффекта в событиях и переживаниях может снизить удовлетворенность жителей Востока с большей готовностью, чем жители Запада, это может частично объяснить такие различия.

    Благодарности

    Эта статья частично основана на диссертации первого автора, представленной в Иллинойском университете в Урбана-Шампейн. Мы хотели бы поблагодарить Ying-yi Hong, Justin Kruger и Larry Hubert за их отзывы о предыдущих черновиках этой статьи. Это исследование (Исследование 3) было частично поддержано грантом Национального института психического здоровья (R01-Mh26-849-01) Эду Динеру и Шигехиро Оиси.

    Сноски

    1 Данные, проанализированные в исследовании 1, ранее использовались в Wirtz, Kruger, Scollon, and Diener (2003).Однако все анализы, представленные здесь, являются новыми и не сообщались в этой статье.

    2 Поскольку ни один из эффектов, связанных с полом участников, не был значимым, F s < 1,27, нс, мы исключили эту переменную из представленных анализов. В дополнение к трехстороннему взаимодействию, имело место также значительное двустороннее взаимодействие между Культурой и Валентностью, F (1, 36) = 5,21, p < 0,05, что указывает на то, что американцы европейского происхождения сообщали о более интенсивной ФА ( М = 4.38, SD = 0,63), чем американцы азиатского происхождения ( M = 3,92, SD = 0,66), t (36) = 2,15, p < 0,05, d = . Американцы азиатского происхождения не сообщали о значительно более интенсивной NA ( M = 1,42, SD = 0,58), чем американцы европейского происхождения ( M = 1,08, SD = 0,69), t (36) = -1,62, p = 0,12, d = 0,53.

    3 Другие значимые эффекты в этом анализе включают основной эффект для валентности, так что участники сообщали о том, что испытывают PA более интенсивно, чем NA, F (1, 36) = 281.09, р < 0,001. Это неудивительно, ведь участники в это время были в отпуске. Был также основной эффект для времени измерения, указывающий на то, что участники вспоминали о более сильном аффекте, чем они сообщали в Интернете, F (1, 36) = 123,75, p < 0,001. Этот вывод согласуется с предыдущими исследованиями, показывающими радужных взглядов (Mitchell, Thompson, Peterson, & Cronk, 1997) или искажений воздействия (Wilson, Meyers, & Gilbert, 2003), в которых люди обычно склонны переоценивать аффективные последствия. прошлых событий.

    4 Также наблюдался значительный основной эффект валентности аффекта, F (1, 59) = 10,25, p < 0,01, η p 2 = 0,14, так что участники сообщили о более высокая интенсивность положительного ( M = 2,63, SD = 1,91), чем отрицательного аффекта ( M = 1,63, SD = 1,58), основной эффект культуры, F (1, 59) = 8,93 , p < 0,01, η p 2 = 0,13, так что американцы азиатского происхождения вспоминали о более высокой общей интенсивности аффекта ( M = 2.35, SD = 0,54), чем у американцев европейского происхождения ( M = 1,98, SD = 0,58), и главный эффект валентности событий, F (1, 59) = 8,67, p < . 01, так что участники вспоминали более сильный аффект, когда они вспоминали положительное ( M = 2,32, SD = 0,51), чем негативное событие ( M = 1,90, SD = 0,60).

    5 Другие значимые эффекты включали основной эффект культуры, F (1, 40) = 4.09, p = 0,05, η p 2 = 0,10, так что американцы европейского происхождения чаще приписывали события себе ( M = 4,28, SD = 0,53), чем японцы ( M = 3,55, SD = 0,93), и основной эффект пола участника, так что мужчины чаще, чем женщины, приписывают события себе ( M = 4,41, SD = 0,70; женщины: M = 3,67, SD = 0,76), F (1, 40) = 5.94, p < 0,05, η p 2 = 0,13.

    Ссылки

    • Динер Э., Динер М. Межкультурные корреляты удовлетворенности жизнью и самооценки. Журнал личности и социальной психологии. 1995; 68: 653–663. [PubMed] [Google Scholar]
    • Динер Э., Динер М., Динер С. Факторы, предсказывающие субъективное благополучие наций. Журнал личности и социальной психологии. 1995; 69: 851–864. [PubMed] [Google Scholar]
    • Diener E, Emmons RA.Независимость положительного и отрицательного аффекта. Журнал личности и социальной психологии. 1985; 47: 1105–1117. [PubMed] [Google Scholar]
    • Diener E, Emmons RA, Larsen RJ, Griffin S. Шкала удовлетворенности жизнью. Журнал оценки личности. 1985; 49: 71–75. [PubMed] [Google Scholar]
    • Diener E, Suh EM, Smith H, Shao L. Национальные различия в сообщениях о субъективном благополучии: почему они возникают? Исследование социальных показателей. 1995; 34:7–32. [Google Scholar]
    • Эйд М., Динер Э.Нормы переживания эмоций в разных культурах: межнациональные и внутринациональные различия. Журнал личности и социальной психологии. 2001; 81: 869–885. [PubMed] [Google Scholar]
    • Гамильтон В.Л., Блюменфельд П.С., Акох Х., Миура К. Кредит и вина среди американских и японских детей: нормативные, культурные и индивидуальные различия. Журнал личности и социальной психологии. 1990; 59: 442–451. [PubMed] [Google Scholar]
    • Heine SJ, Lehman DR, Markus HR, Kitayama S. Существует ли универсальная потребность в позитивном самоуважении? Психологический обзор.1999; 106: 766–794. [PubMed] [Google Scholar]
    • Heine SJ, Kitayama S, Lehman DR, Takata T, Ide E, Leung C, et al. Различные последствия успеха и неудачи в Японии и Северной Америке: исследование мотивации к самосовершенствованию и гибкости личности. Журнал личности и социальной психологии. 2001; 81: 599–615. [PubMed] [Google Scholar]
    • Kim Y-h, Peng S, Chiu C-y. Объяснение различий в самооценке между китайцами и североамериканцами: диалектическое «я» (против самосогласованности) или отсутствие позитивного самоуважения.Я и личность. 2008; 7: 113–128. [Google Scholar]
    • King LA, Napa CK. Что делает жизнь хорошей? Журнал личности и социальной психологии. 1998; 75: 156–165. [PubMed] [Google Scholar]
    • Китаема С., Маркус Х.Р., Курокава М. Культура, эмоции и благополучие: хорошие чувства в Японии и США. Познание и эмоции. 2000; 14:93–124. [Google Scholar]
    • Китаяма С., Маркус Х.Р., Мацумото Х., Норасаккункит В. Индивидуальные и коллективные процессы в построении себя: самосовершенствование в США и самокритика в Японии.Журнал личности и социальной психологии. 1997; 72: 1245–1267. [PubMed] [Google Scholar]
    • Kwan VSY, Bond MH, Singelis TM. Панкультурные объяснения удовлетворенности жизнью: добавление гармонии отношений к самооценке. Журнал личности и социальной психологии. 1997; 73: 1038–1051. [PubMed] [Google Scholar]
    • Lee AY, Aaker JL, Gardner WL. Удовольствия и боли различных самотолкований: роль взаимозависимости в регулирующем фокусе. Журнал личности и социальной психологии.2000; 78: 1122–1134. [PubMed] [Google Scholar]
    • Мескита Б., Карасава М. Различные эмоциональные жизни. Познание и эмоции. 2002; 16: 127–141. [Google Scholar]
    • Митчелл Т.Р., Томпсон Л., Петерсон Э., Кронк Р. Временные корректировки в оценке событий: «радужный взгляд. Журнал экспериментальной социальной психологии. 1997; 33: 421–448. [PubMed] [Google Scholar]
    • Мердок Б.Б. Эффект последовательного положения свободного припоминания. Журнал экспериментальной психологии. 1962; 64: 482–488. [Google Scholar]
    • Оиси С.Переживание и воспоминания о благополучии: кросс-культурный анализ. Бюллетень личности и социальной психологии. 2002; 28: 1398–1406. [Google Scholar]
    • Ойши С., Динер Э. Культура и благополучие: цикл действия, оценки и решения. Бюллетень личности и социальной психологии. 2003; 29: 939–949. [PubMed] [Google Scholar]
    • Oishi S, Diener EF, Lucas RE, Suh EM. Межкультурные различия в предикторах удовлетворенности жизнью: перспективы потребностей и ценностей. Бюллетень личности и социальной психологии.1999; 25: 980–990. [Google Scholar]
    • Павот В., Динер Э. Обзор шкалы удовлетворенности жизнью. Психологическая оценка. 1993; 5: 164–172. [Google Scholar]
    • Шкаде Д.А., Канеман Д. Делает ли жизнь людей счастливыми жизнь в Калифорнии? Фокусирующая иллюзия в суждениях об удовлетворенности жизнью. Психологическая наука. 1998; 9: 340–346. [Google Scholar]
    • Цай Дж.Л., Ченцова-Даттон Ю., Фрейре-Бебо Л., Прзимус Д.Э. Эмоциональное выражение и физиология у американцев европейского происхождения и американцев хмонгов.Эмоция. 2002; 2: 380–397. [PubMed] [Google Scholar]
    • Цай Дж. Л., Левенсон Р. В., Маккой К. Культурные и темпераментные различия в эмоциональной реакции. Эмоция. 2006; 6: 484–497. [PubMed] [Google Scholar]
    • Винховен Р. Университет Эразма, Роттердам; 2006. Всемирная база данных счастья, данные о распределении в странах. Получено с www.worlddatabaseofhappiness.eur.nl. [Google Scholar]
    • Wilson TD, Meyers J, Gilbert DT. — Насколько я был счастлив? Предвзятость ретроспективного воздействия.Социальное познание. 2003; 21: 421–446. [Google Scholar]
    • Wirtz D, Chiu CY. Взгляды на себя на Востоке и на Западе: В поисках тихого эго. В: Wayment H, Bauer J, редакторы. Преодоление личного интереса: психологические исследования тихого эго. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация; 2008.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.