Кричли саймон: Книга «Боуи» Кричли Саймон – купить книгу ISBN 978-5-91103-334-7 с быстрой доставкой в интернет-магазине OZON

Содержание

Британский философ Саймон Кричли в Москве

Британский философ и автор книги о Дэвиде Боуи «Боуи» Саймон Кричли приезжает в Москву со 2 по 4 июня 2017 года. Саймон представит русское издание книги, а также проведет несколько открытых встреч с читателями.

Книга Саймона Кричли «Боуи» вышла в мае 2017 года в рамках совместной издательской программы Музея современного искусства «Гараж» и издательства Ad Marginem при поддержке Британского Совета. Новинка стала бестселлером и привлекла внимание российских критиков, а автора пригласили в Москву.

В рамках визита Саймон не только представит свою книгу о легендарном музыканте, но также ответит на вопросы читателей и даст открытое интервью. 

ПРОГРАММА МЕРОПРИЯТИЙ

Лекция Саймона Кричли «Боуи» и кинопоказ «Дэвид Боуи: пять лет» в Музее современного искусства «Гараж» в Парке Горького

2 июня, 19.30
Лекторий музея «Гараж»

Автор расскажет о том, какое место занимает Дэвид Боуи в его жизни, и поделится размышлениями о восприятии творчества Боуи, его идеях аутентичности и идентичности.

После лекции будет показан фильм «Дэвид Боуи: пять лет», рассказывающий о пяти самых интенсивных годах творческой биографии Боуи — с 1971 по 1983 год, период, который по праву называют кульминацией его творчества.

Вход бесплатный по предварительной регистрации.

Встреча с Саймоном Кричли в магазине «Республика»

3 июня, 19.00
Магазин «Республика» (универмаг «Цветной», Цветной бульвар, 15)

Q&A-сессия с Саймоном Кричли, в рамках который  писатель ответит на вопросы аудитории и проведет небольшую автограф-сессию. 

Вход бесплатный, регистрация не требуется.

 

Открытое интервью Саймона Кричли на книжном фестивале «Красная Площадь»

4 июня, 18. 00-19.00
Красная площадь

Открытое интервью Саймона Кричли пройдет рамках книжного фестиваля «Красная Площадь». Модераторами выступят главный редактор российской версии журнала Rolling Stone Александр Кондуков и обозреватель Rolling Stone Евгений Мяленков. 

Вход бесплатный, регистрация не требуется.

Стой, призрак! Доктрина Гамлета (Кричли, С.)

Кричли, С.

В захватывающем и глубоком перепрочтении "Гамлета" философ Саймон Кричли и психоаналитик Джемисон Уэбстер позволяют увидеть классический текст с новой, неожиданной стороны и раскрывают значимость этого великого произведения для современного мира.

Полная информация о книге

  • Вид товара:Книги
  • Рубрика:Зарубежная литература
  • Целевое назначение:Научно-популярное издание для взрослых
  • ISBN:978-5-386-10338-5
  • Серия:Авторская серия Саймона Кричли
  • Издательство: РИПОЛ Классик
  • Год издания:2018
  • Количество страниц:287
  • Тираж:2000
  • Формат:60х90/16
  • УДК:821.
    0
  • Штрихкод:9785386103385
  • Доп. сведения:пер. с англ. А. Ядыкина
  • Переплет:обл.
  • Сведения об ответственности:С. Кричли, Д. Уэбстер
  • Вес, г.:359
  • Код товара:954530

«Боуи» Саймона Кричли: отрывок из книги о великом музыканте

17 марта в продажу поступит «Боуи» Саймона Кричли — очередная книга, выпущенная в рамках коллаборации издательства Ad Marginem и музея современного искусства «Гараж». Кричли — американский философ, автор «Веры неверующих» и «Бесконечно требовательных» и давний поклонник Дэвида Боуи. Его новая работа представляет собой смесь личных впечатлений от знакомства с творчеством музыканта и философского анализа песен — от деконструкции реальности в «Hunky Dory» до образов антиутопии в «Diamond Dogs». Buro 24/7 публикует две главы из книги философа. 

Мой первый сексуальный опыт

Позвольте начать с неловкого признания: за всю жизнь никто не доставлял мне большего удовольствия, чем Дэвид Боуи. Конечно, это наверняка многое говорит о качестве моей жизни. Поймите меня правильно. Приятные моменты были, иногда даже с участием других людей. Но если говорить о постоянном, неизменном удовольствии, повторяющемся на протяжении десятилетий, ничто и близко не сравнится с тем, что дал мне Боуи.

Как и для многих простых английских ребят, для меня все началось с выступления Боуи с песней Starman на легендарном шоу Би-би-си «Top of the Pops» 6 июля 1972 года; его посмотрело более четверти населения Британии. У меня прямо челюсть отвисла, когда я смотрел на это рыжеволосое создание, положившее женственную руку на плечо Мику Ронсону. Поразила меня не столько сама песня; шокировал вид Боуи. Это было потрясающе. Боуи казался таким сексуальным, таким искушенным, озорным и странным. Одновременно самоуверенным и уязвимым. В его лице было какое-то загадочное знание. Дверь в мир неизведанных удовольствий.

Через несколько дней Шейла, моя мать, купила сингл «Starman»,потому что ей нравились и песня, и прическа Боуи (до переезда на юг Англии мама работала парикмахером в Ливерпуле и с убежденностью профессионала утверждала, что с конца 80-х Боуи носил парик). Я помню немного зловещий черно-белый фотопортрет Боуи на обложке, снятый снизу, и фирменную оранжевую этикетку RCA Victor на сингле-сорокапятке.

Сам не зная почему,оставшись наедине с нашим маленьким монопроигрывателем в комнате, которая называлась столовой (хотя мы в ней не ели — с чего бы, ведь там не было телевизора), я сразу же перевернул пластинку, желая послушать вторую сторону. Отчетливо помню свою физическую реакцию на «Suffragette City». Явное телесное возбуждение от этих звуков было почти невыносимым. Думаю, эта песня была похожа на... секс. Не то чтобы я много понимал про секс. Я был девственником. Я еще ни разу не целовался, да мне и не хотелось. Но когда звуки гитары Мика Ронсона раскатились по моему нутру, я ощутил в теле что-то сильное и необычное, чего еще не испытывал. Где этот город суфражисток? Как мне туда попасть?

Мне было двенадцать. Жизнь началась.

Эпизодические явления

Есть такая теория, которую называют концепцией нарративной идентичности. Суть в том, что жизнь каждого человека — что-то вроде истории, с началом, серединой и концом. Обычно есть какие-то определяющие травматические переживания в детстве и кризис или несколько кризисов в середине жизни (секс, наркотики — подойдет любая зависимость), из которых герой чудесным образом выбирается. Кульминацией таких жизнеописаний, как правило, бывает искупление, за которым следуют развязка, и на земле мир, и в человеках благоволение. Жизнь индивида предстает как некое единство, когда он может рассказать о себе последовательную историю. Люди постоянно так делают. На этой лжи держится идея мемуаров. Этот же принцип — raison d’être для внушительной части того, что осталось от издательской индустрии, которую кормит жуткий мир бульварной литературы, плодящейся на курсах креативного письма. Я, напротив, вслед за Симоной Вейль, верю в декреативное письмо, которое движется по спирали все возрастающего отрицания и приходит... к

ничто.

Кроме того, я думаю, что идентичность — штука очень хрупкая. В лучшем случае это череда эпизодических явлений, но никак не грандиозное нарративное единство. Как утверждал Дэвид Юм, наш внутренний мир складывается из не связанных между собой «пучков восприятий», наваленных, словно кучи грязного белья, в комнатах нашей памяти. Возможно, поэтому метод нарезки Брайона Гайсина, когда текст нарезают ножницами и как бы в случайном порядке склеивают фрагменты (а Боуи, как известно, заимствовал этот метод у Уильяма Берроуза), оказывается гораздо ближе к реальности, чем любая вариация натурализма.

Эпизоды, которые образуют в моей жизни какую-то структуру, на удивление часто сопровождаются текстами и музыкой Дэвида Боуи. Только он складывает их во что-то цельное. Конечно, есть и другие воспоминания, другие истории, кроме этих эпизодов, и в моем случае все усложняет амнезия, вызванная серьезной производственной травмой, которую я получил в восемнадцать лет. Однажды у меня рука застряла в станке, и после этого я многое забыл. Но Боуи — мой саундтрек. Мой постоянный незримый спутник. И в радости, и в горе. Его и моих.

Самое удивительное, что я такой не один. Тех, кому Боуи дал почувствовать сильную эмоциональную привязанность — целый мир; он освободил нас, помог нам обнаружить других себя, более эксцентричных, более честных, открытых и интересных. Сейчас, оглядываясь назад, можно сказать, что Боуи был мерилом прошлого, его триумфов и триумфальных провалов; проверял и стал пробным камнем возможного будущего, более того — он требовал лучшего будущего.

Не хочу показаться напыщенным. В конце концов, я никогда этого парня не встречал — в смысле, Боуи — и сомневаюсь, что когда-нибудь встречу. (Честно говоря, не так уж и хочется. Я бы до смерти перепугался. Что ему сказать? Спасибо за музыку? Это уже ABBA какая-то.) Но я чувствую, что мы с Боуи как будто очень близки, хоть и понимаю, что это все сущие фантазии. Я также понимаю, что это коллективные фантазии, разделяемые огромным количеством преданных поклонников, для которых Боуи не просто рок-звезда или набор плоских медийных штампов о бисексуальности и тусовках в барах Берлина. Он тот, кто сделал жизнь чуть менее обыденной на очень долгое время.

Перевод — Татьяна Луконина. «Боуи» Саймона Кричли в продаже с 17 марта. 

Хорошая музыка - это хорошо, а плохая

Хорошая музыка — это хорошо, а плохая — плохо

Интервью с Слймоном Кричли

I Саймон Кричли — известный британский

философ, профессор Новой школы социальных исследований (Нью-Йорк), автор многочисленных работ по политической теории, истории философии, религии, этике, эстетике, литературе, театре и музыке. Довольно часто в своих книгах разрабатывает те или иные темы через весьма личностный, субъективный и в каком-то смысле страстный подход, как это происходит в сборнике эссе «Боуи» (2014), недавно переведенном у нас и выпущенном издательством Ad Marginem. Выход этой книги на русском языке и послужил поводом к настоящему интервью. В беседе с музыкальным журналистом, преподавателем Школы культурологии НИУ ВШЭ Артемом Рондаревым Кричли рассуждает об идеологичности Дэвида Боуи, аутентичности поп-музыки, закате критической теории и неприемлемых взглядах на музыку Теодора Адорно.

А.Р.: Я, как и вы, большой поклонник Боуи.

С.К.: О, отлично. Позвольте пожать руку. Мы последние из могикан.

Я слушал Боуи с середины 1980-х, и вопрос у меня следующий. Давайте представим себе ситуацию, близкую к той, в которой я его слушал, когда не существует понимания языка Боуи и нет никакой возможности узнать о его методе смены имиджей и масок. Как вы полагаете, будет ли его музыка производить такое же, как и в случае западного поклонника, впечатление на слушателя или нет?

Хороший вопрос. Мне трудно представить, чтобы эффект был таким же. Я коренной носитель английского языка,

Редакция благодарит Анну Никитину за помощь в организации и проведении интервью.

Боуи поет по-английски, поэтому мне сложно вообразить подобную ситуацию. Я знаю, что эффект, производимый поп-музыкой, не зависит от понимания языка. Мне встречались шведы, которые не слушали слова, только их звучание. Но я не уверен, что Боуи произвел бы аналогичный эффект на человека, не понимающего контекста. Это могло бы сработать на каком-то другом уровне.

То есть какая-то коммуникация возможна?

Да, своего рода интуитивная коммуникация. Когда я впервые услышал Боуи в 1972 году, то тоже ничего толком не понял, но почувствовал эффект. Мое тело ощутило звук гитар и барабанов. Такие вещи не зависят от языка. Многое в музыке, подобной музыке Боуи, понимается инстинктивно, ты ее просто чувствуешь. Именно поэтому я так не люблю наушники. Конечно, они у меня есть, но музыка не в голове, она на поверхности, ты чувствуешь ее телом.

Тем не менее вы разбираете идеологию Боуи, его логику преимущественно с точки зрения его визуальной и словесной репрезентаций?

Да, на вербальном уровне. Я много внимания уделяю текстам.

Значит ли это, что физический аспект музыки для вас не очень важен?

Важен, очень важен, просто мне сложно его описать. Я фокусируюсь на словах, на образах, потому что могу о них рассказать. Но то, о чем говорите вы, принципиально. Музыка—это ощущение, и великий музыкант транслирует ощущение, которое мы воспринимаем физически. Трудно подобрать слова, которые бы это описали. Это очень странная вещь. Мы безошибочно узнаем ее, когда слышим, когда чувствуем.

Как вы полагаете, Боуи идеологичен?Много в нем идеологии?

Сложный вопрос. С одной стороны, совершенно нет, он не политизированный артист, и на эту тему можно много рассуждать. С другой стороны, в 1970-е, когда он был в Москве, он был очарован визуальными образами Советского

Союза так же, как и нацистской Германии. Он сделал несколько высказываний в те годы, которые могли быть поняты как фашистские, тоталитарные. Но позже Боуи говорил очень либеральные вещи — очевидные, милые, благонамеренные либеральные сантименты.

В Боуи присутствует элемент национализма, который меня интересует. Он так никогда и не выяснил свои отношения с Англией. Я прекрасно его понимаю, так как сам всегда ее ненавидел: дом Виндзоров, классовую систему, большинство соотечественников. Вместе с тем я привязан к определенному набору английских традиций — эстетических и политических. Думаю, с Боуи было то же самое. О степени идеологичности здесь трудно судить.

Но ведь идеология важна для его понимания?

Нет, не особенно. Думаю, прямой политический контент музыки и интервью Боуи для меня не важны. Все дело в том, что он делает со словами, что находит возможным передать через определенные ассоциации образов, через истории. Это гораздо важнее.

Однако в своей книге вы довольно язвительно называете либералом Боно.

Я ненавижу Боно. И ненавижу U2. Я ненавижу все, что они олицетворяют: стандарт, мейнстрим, рок-н-ролл, борьбу за права.

То есть в ком-то политическая платформа все-таки важна для вас?

Конечно. Но не в случае Боуи. Просто я не оцениваю артистов через их политические взгляды, как не оцениваю таким образом и философов. Если бы я так делал, то, вероятно, смог бы читать лишь очень немногих. Я очень люблю реакционных писателей и мыслителей. Делает ли это меня самого реакционером? Возможно, чуть-чуть, не знаю. Вот я преподаю Хайдеггера в Нью-Йорке, а он был нацистом, и это меня завораживает. Есть старое высказывание Джорджа Оруэлла о том, что всякое искусство — пропаганда, но не всякая пропаганда — искусство. Я полагаю, что

это так. Ты можешь создавать плохое искусство с твердой политической позицией, а можешь делать великое без нее. Кто-то двусмыслен, как Боуи, которого можно цитировать как угодно. Самая очевидная идеология, в которую Боуи сейчас вписался бы, — это идеология озабоченности своей инакостью, неудовлетворенности стандартными тендерными ролями. В каком-то смысле он предвосхитил все эти движения, был их аватарой, предком. И это круто, по-моему.

В книжке Performing Glam Филипп Осландер называет размытие гендерных идентичностей в глэме и в первую очередь у Боуи своего рода освобождающим, эмансипаторным жестом для поклонников из числа меньшинств. Но потом, когда Боуи в очередной раз сменил свою идентичность, они остались со своими проблемами и сильнымресентиментом. Перед нами своего рода колониальный пример человека, принадлежащего большинству, который поиграл в проблемы minorities и ушел.

Да, на это можно взглянуть и так, но я думаю иначе. Боуи был своего рода пансексуалом, человеком с экстраординарной эротической мощью, не совсем того же свойства, что у Элвиса или Мика Джаггера, а более сложной. Для разговора о каких-то вещах он брал компоненты женственности, пользуясь своим необычным телом и лицом. В результате множество простых работяг стали наносить тушь и красить глаза. И это, в общем, клево. Они думали, что это и значит быть Боуи: надеть платье, накраситься и при этом остаться парнем. Боуи был эмансипатором, но он двинулся дальше, играя с бисексуальностью. На это можно смотреть как на колонизаторские замашки.

Такая экзотизация проблем Других — это хорошо или плохо для слушателя?

Ну, так работает культура. Для одних — точно такие же отношения Боуи выстраивал с афроамериканской культурой, колонизировав черную музыку. Для других—он эту музыку глубоко воспринял и пытался развивать. Во многих смыслах история рок-н-ролла — это история колонизации, апроприации. Блюзовую форму, распространенную среди аф-роамериканского населения Юга, после нескольких этапов развития перенимают молодые европейцы, в основном англичане. Они слушают эту музыку, думают: «Вот это круто!»

и «Мы тоже так можем». И блюз начинает жить своей жизнью по обе стороны океана. Можно увидеть в этом колонизаторский жест: ты впитываешь черную культуру и делаешь ее белой. Можно сказать, что рок-н-ролл со времен Элвиса именно так и поступал. А можно заявить, что музыка вообще результат сложной диалектики разных групп и влияний.

Давайте рассмотрим внимательнее второй пример: насколько вообще черна черная музыка? Это ведь не какое-то аутентичное выражение черного духа, а очень сложная многоуровневая форма. Скажем, на чикагской клубной сцене конца 1980-х сложился тот саунд, который впоследствии стал хаусом и который существует до сих пор. Прошлой ночью я видел здесь в Москве, что клубы ломятся от народа. Ведь на чем основан чикагский хаус? На экспериментах черных американцев в Детройте, которые слушали Kraftwerk, немецкую и английскую электронную музыку, а затем адаптировали ее к соулу и фанку. Так появился хаус. Музыка находится в постоянном разнонаправленном движении. Это не только колонизация, но и она в том числе.

Все эти случаи можно назвать примерами эволюции, потому что они, как правило, нерефлексивны. Вся преемственность в рок-н-ролле нерефлексивна.

Вы имеете в виду, что музыканты не думают?

Они не рефлексируют апроприацию.

Думаю, рефлексируют, даже очень. Если поговорить с финнами, которые слушали панк в конце 1970-х—начале 1980-х или американский хеви-метал, то выяснится: они точно знали, что делали, перенимая и то и другое. Полагаю, те парни из Детройта слушали немецкую электронную музыку и рефлексировали. Они полностью осознавали, что апроприи-руют. Музыка — всегда воровство, всегда кража, заимствование. Вопрос в том, что ты делаешь с заимствованием и хорошо ли это у тебя получается. Можно заниматься любыми присвоениями и вполне их рефлексировать. Можно даже делать чудовищную world music, как Питер Гэбриэл. Все зависит от того, насколько хорошим окажется результат. Собственно, я и пытаюсь сказать, что хорошая музыка—это хорошо, а плохая — плохо. Звучит смехотворно.

Одна из основных претензий к Боуи (и его же заслуга) состоит в том, что он уничтожил аутентичность в рок-н-ролле. Вы в своей книге об аутентичности в рок-музыке тоже высказываетесь довольно негативно. Но со времен, условно говоря, хиппи аутентичность была одним из основных способов создания содержания. Уничтожая ее, как это сделал Боуи, не разрушаем ли мы вместе с этим всякую структуру? Что порождает в итоге ужасные 1980-е, где даже Боуи останавливается в развитии. Все начинают играть в игры, не создавая никакого целого. Не остается никаких цельных движений, лишь пестрая мозаика.

Да, в 1980-х молодежная культура начинает фрагментиро-ваться и превращается в мозаику, каковой остается по сей день. Как в Москве, где мы видели панков, готов, хипстеров. Здесь есть все субкультуры, и этот калейдоскоп восходит к 1980-м. Думаю, в это время Боуи стало скучно. Его самый успешный альбом—Let's Dance, вершина его карьеры, — вышел в 1983-м. Он стал суперзвездой, и именно в этот момент он теряет интерес к музыке и начинает делать каверы песен, которые написал для Игги Попа в 1970-х. Его альбомы становятся хуже и хуже, он перестает продюсировать. Потом он пытается оживиться, собирает рок-группу Tin Machine. Его легко критиковать, это не лучший его период, но я понимаю, чего он добивался. Он пытался ощутить чувство группы. Такое, какое у него было со Spiders From Mars.

1980-е годы сложнее. Там есть вещи, которые находят во мне живой отклик. У меня 13-летний пасынок, и я только что завел ему аккаунт в Spotify, потому что он стал беседовать со мной о музыке. Ему страшно нравятся The Smiths и The Cure. И я пообещал сделать ему аккаунт, чтобы все это слушать. Я скачал ему несколько треков, которые следовало послушать, и теперь он открывает для себя всю ту музыку. 13-летний парень в Нью-Йорке 2017 года реально прется от английской музыки 1980-х. Интересно, да? Вдобавок в 1980-е начинает прорываться хип-хоп, а ведь это новая музыкальная форма. И, опять-таки, это автоапроприация.

Но в хип-хопе как раз аутентичность очень важна.

Смотря что понимать под аутентичностью. Я бы сказал, что у ранних артистов хип-хопа (вроде Грандмастера Флэша, Аф-

рики Бамбааты, Грандмастера Каза) хип-хоп, скорее, сложная система заимствований. Там масса всего намешано. Очень неаутентичный жанр. Наверное, в том и его сила, что он связан с очень конкретным комьюнити, а именно нью-йоркским Южным Бронксом, в котором появился. Потом он расползся по другим районам города, Манхэттену и Бруклину. Это очень интересный пример: есть музыкальный жанр — хип-хоп, который развивается на танцевальных вечеринках в Южном Бронксе во времена расцвета насилия уличных банд. И единственная вещь, способная остановить это насилие, — такие вечеринки. Артисты, которые тогда играли, были героями своего района. Первый хип-хоп сыграли The Sugarhill Gang— я даже не помню, как называлась та песня. Это была компиляция, сделанная парнями из пиццерии в Нью-Джерси.

Словом, очевидно — жанр неаутентичен. Как хип-хоп превратился из музыки определенного района, Южного Бронкса, в совершенно глобальный жанр? Меня интересует, как совершалось это превращение, что происходит, когда музыкальный жанр теряет связь со своим контекстом и становится чем-то самодостаточным. Есть русский хип-хоп, есть польский хип-хоп, немецкий, палестинский, ливанский. Можно объявить все это дрянью, но апроприация локальным контекстом порождает (или может породить) что-то новое.

Грандмастер Флэш, Африка Бамбаата были диджеями, они крутили вертушки. Когда в хип-хопе появляется рэп, здесь же возникает и требование аутентичности. Потому что человек, который читает рэп, обязан выказывать верность своему клану, своей территории, и эти темы возникают под давлением обязательств аутентичности по большому счету.

Скорее, фальшивое требование аутентичности. Поглядите на людей вроде Biggie Smalls, или Jay Z, или Dr. Dre — они вовсе не выбились в люди из нищеты, как говорили в своих песнях. Они врали, что были уличными грабителями, гангстерами и т. д.

Они таким образом декларировали принадлежность мифу о черной угнетенной расе. То есть это не ложь, это традиция.

Да, это не ложь, это миф, который очень хорошо работает на белую аудиторию. Афроамериканцы понимают, что пе-

ред белой аудиторией удобно выглядеть аутентично черными. Наверное, в хип-хопе надо казаться аутентичным, вы правы. Но на деле он не аутентичен, это всегда заимствование, микширование и сэмплинг — всего понемногу, это подделка. Именно так работает поп-музыка. При этом она имеет для нас смысл, мы его чувствуем. Если музыка хорошая, мы ощущаем в ней правду. Именно этим замечателен Боуи — он делает явной неаутентичность музыки. Но если бы в нем было только это, получился бы совершенно синтетический, искусственный, пустой опыт. Боуи способен сочетать неаутентичность с какой-то прочувствованной правдой. Ты ощущаешь, как что-то прорывается сквозь музыку. Он транслирует чувство.

Хорошо, почему для вас важно уничтожить аутентичность в музыке?

Я против аутентичности с широкой философской точки зрения. Многие годы я участвовал в разных проектах, где мы пытались высмеять, умалить, раскритиковать идею аутентичности. Я состою в псевдоавангардистской организации под названием «Международное некронавтическое общество», где мы играем с темой аутентичности. У меня есть своя интерпретация Хайдеггера, в рамках которой я пытаюсь обосновать, что проблема с его политикой коренится именно в его аутентичности. Есть глубокие философские причины для претензий к аутентичности.

Адорно же критикует Хайдеггера именно за «жаргон подлинности».

Да, именно. Думаю, обоснованно.

Вы ни разу не упоминаете в книге Адорно, хотя высказываете идеи, с которыми он, скорее всего, согласился бы.

Возможно. Адорно в числе прочих был частью интеллектуального контекста, в котором я жил в 1980-1990-е. Он был очень важен, и я много его читал. Кое-какие его ходы мне нравятся, но не в части его взглядов на музыку, — по-моему, они ужасны. Например, его суждения о джазе. Любая музыка, которая апеллирует к эмоциям, для Адорно является фашизмом. Думаю, это неверно. Музыка—многозначная

сила, она не идеологична ни в одном из очевидных смыслов, но в самой силе музыки есть что-то, что может быть повернуто в любом направлении.

То есть критическая теория для вас теперь менее интересный рабочий инструмент?

Да. Эта традиция исчерпала себя, став мейнстримом, политической теорией. В каком-то смысле это вина Юргена Хабермаса. В любом случае последние 30 лет критической теории кажутся мне глубоко неинтересными. Мне нравятся те, кого называют первым поколением ее представителей, в том числе Адорно. Они были фрейдистами странного толка, их интересовали Маркс и Ницше. В итоге все эти линии из критической теории исчезли. Она превратилась в какую-то академическую индустрию, почти полностью мне неинтересную.

Давайте вернемся к Боуи. У меня есть вопрос, который, по-моему, интересует всех. Вы пишете, что самый продуктивный его период заканчивается пластинкой Scary Monsters.

Да, период с 1970-х до 1980 года.

Многие, как и я, с этим согласны. Но никто до сих пор не ответил, почему это произошло. В том числе сам Боуи не ответил. Почему, как вы думаете?

Ну, есть материальные объяснения. У него был кабальный контракт с менеджером Тони Де Фризом. В общем и целом Боуи в 1970-х был суперзвездой и при этом не имел денег — они все время куда-то девались. Поэтому он разорвал контракт с менеджером и был вынужден замолчать на пару лет, пока не истек срок контракта. Затем он подписал большое соглашение с EMI. И первый релиз, который он выпускает после этого,—Let's Dance, его самый успешный альбом. Так что здесь были материальные причины. Но мне кажется, что его альбомы, начиная с The Man Who Sold the World, а затем Ziggy Stardust, Diamond Dogs, Low, Heroes, Lodger и Scary Monsters, представляют собой цикл, или круг. Scary Monsters — уже рефлексия по поводу разных масок Боуи всего того периода. К 1980 году он абсолютно четко осознавал себя как культур-

ный продукт, как влиятельную силу. Он прекрасно знал, насколько сильно повлиял на артистов, его окружавших.

Я даже думаю, что если бы Боуи прекратил писать музыку в 1980-м, то остался бы чем-то вроде Roxy Music. Они тоже были очень влиятельной группой, которая выпустила пять или шесть великих альбомов (смотря как считать). Однако в какой-то момент Брайан Ферри становится глубоко неинтересным музыкантом, он не может удержать уровень. Музыканту вообще очень трудно удерживать прово-кативность долгое время, а Боуи держался очень долго — 13 альбомов или около того. Потом он затих, а следом достиг максимального успеха. После пары сомнительных сольных альбомов он сделал Tin Machine. Показалось, что он кончился, с ним все ясно. Но начиная с ранних 1990-х он пытается собрать себя заново. Ему хватает дисциплины и гения, чтобы переизобрести себя и создавать реально интересную музыку в последние 20 лет карьеры — уже начиная с Black Tie White Noise, но особенно с 1.Outside, и вплоть до Black Star.

Я не знаю никого, кому удалось бы подобное. Большинство поп-звезд переживают один великий момент длиной в пару лет, а затем, как правило, умирают, как Курт Кобейн и Nirvana. Или не умирают и становятся пародией на себя, как Rolling Stones или U2. Но с Боуи вышло иначе: он смог продолжать стоять на своем. Это связано с его артистическим самоощущением, в силу которого ему всякий раз удавалось создать нечто новое. Я думаю, Black Star—прекрасный тому пример. Это безошибочно узнаваемый альбом Боуи, но здесь играют новые музыканты и заметны новые влияния в исполнении. Это беспрецедентно, его не с кем сравнивать.

Альбом 1.Outside — это попытка вернуться к себе в 1970-е и сыграть в ту же игру? Изобрести персонажа и изобрести законченный мир?

Да. Он снова решил работать с Брайаном Ино и экспериментировать. Это работа концептуального артиста.

Насколько я помню, планировалась трилогия, которая не состоялась. Нет у вас ощущения, что он сдался?

Возможно. А может, он просто был счастлив. Может быть, он был влюблен в Иман, с которой у него была новая се-

мья, и он был поглощен этим. Трудно сказать. Существуют обрывки, скетчи с l.Outside под названием The Leon Suites, очень интересные. Но это скетчи, которые он потом использовал в альбоме. Верно, что он более или менее отказался в дальнейшем от данной стратегии. Следующий альбом, Earthling, совершенно иной. Он очень интересный, Боуи много слушает английского драм-н-бейса и пытается приладить его к тому, что делал сам. В 1999 году вышел альбом Hours, своего рода комментарий к самому себе и разным собственным музыкальным стилям. А трилогия, да, так и не была закончена, увы.

Я смотрел вчера его видео последних лет и обратил внимание, как он подчеркивает свой возраст, иногда даже гримом. То есть показывает, что он старик. Эта игры в старость — его последний имидж, последняя маска?

Я согласен. Это само по себе интересная вещь. Ты можешь быть старой рок-звездой, но стараешься оставаться молодой рок-звездой, как Мик Джаггер, который до сих пор хочет казаться таким же, как в молодости. А Боуи в последних видео действительно старик, он умирает.

Но тогда не создает ли это ту нарративную рамку, с отрицания которой вы начинаете книгу?

Желание нарратива очень сильно. В каком-то смысле Боуи завершает свою историю, да.

Получается, что история все-таки есть: человек рождается, в середине жизни делает какие-то важные вещи, потом стареет и умирает.

Да, соглашусь. Я против идеи жизни или жизней, являющих собой цельный нарратив. Во второй главе моей книги я называю подобный подход «эпизодическими импульсами». Но история Боуи действительно напоминает нарра-тив. Его смерть как бы завершает историю.

Насколько вообще, на ваш взгляд, поп-музыка является социальной силой? Насколько она определяет, очерчивает социальные отношения?

Определяет она вещи или отражает? Я не знаю. Сложный вопрос.

Есть мнение, что поп-музыка является основной социали-зующей силой в обществе, что она создает роли, модели отношений — отношений не только между равными. Насколько вы разделяете такое мнение?

Я хочу верить в то, что поп-музыка — это антисоциальная сила. Ее истина в том, что ты сам по себе, ты слушаешь музыку, которая говорит с тобой об очень личных вещах. Ты знаешь, что это массовая продукция, знаешь, что она для всех, но чувствуешь, будто она обращена к тебе напрямую. И вот ты сидишь у себя в комнате, — где бы то ни было, у меня это была спальня, — и чувствуешь, как будто тебе поднесли кислородную подушку в обществе, где ты не можешь дышать. Когда поп-звезды начинают появляться на людях с политиками, тусоваться с Бараком Обамой или Тони Блэром, я начинаю относиться к ним с подозрением. Для меня в действительно хорошей музыке должно быть что-то странное и нетривиальное. И это очень интимное чувство, когда музыка разговаривает прямо с тобой. Если ты слушаешь ее вместе с другими людьми, то получается просто танцевальная вечеринка. Но в каких-то любимых песнях ты слышишь что-то, что преобразует твои возможности. Мир раскрывается. И это мир, во многом противоположный тому, который тебе вручили при рождении. Это мир, в котором для тебя есть место. Боуи обращался к людям, которые считали себя фриками и ненормальными. Вот что очень важно. Поп-музыка для общества ненормальных и фриков — это ОК, меня это устраивает.

Тем не менее интимно в спальне мы слышим довольно простые сообщения, которые слышат миллионы других людей.

Некоторые люди слышат. Их комьюнити довольно невелико. Попадаются другие фанаты, но их не так много.

Особенно если брать больших поп-звезд. Все принимают их сообщения, и, очевидно, каким-то образом у всех вырабатывается не интимный, а общий опыт.

Я говорю о сообществе фриков.

Одно дело, когда сообщение попадает в общество фриков. Другое дело, когда в сообщество нормальных социализован-ных людей. Это сообщение одно и то же, и оно очень простое.

Дайте мне пример.

Бейонсе. Девочки одеваются, как Бейонсе, становятся феминистками, как Бейонсе. И в итоге разыгрывается целый спектакль для огромного числа людей. В нем интимные переживания становятся товаром.

Да, конечно, я согласен. То же можно сказать о Боуи: он был большой звездой. Бейонсе, вероятно, самая большая звезда в мире, хотя лично я предпочитаю Рианну. Но давайте считать, что Бейонсе самая крутая. На мой взгляд, то, что она делает, довольно очевидно, если уж начистоту. Я слушал Lemonade, ее последний альбом, и он неплох, но переслуши-вать его я не буду. Ее политические высказывания важны, но довольно банальны. По-моему, артисты типа Рианны чувствуют, чего хотят женщины, а Бейонсе — нет. Тут все гораздо сложнее и интереснее. Когда видишь, как женщины танцуют на вечеринках под Рианну, что-то происходит. Неожиданно включается песня, и—бум!—все меняется. Музыка говорит о чем-то очень важном. Да, это массовая музыка, она превращена в товар, она мусорная, популярная, делается для денег (что, конечно же, плохо), но все равно там встречаются очень хорошие вещи. Если бы марксистское объяснение поп-музыки было верным, она была бы сплошь плохой. Да она и должна быть плохой, львиная доля ее действительно ужасна. Русская попса чудовищна, обожаю ее! В ней есть великолепные вещи. Я слушаю ее в Бруклине у моего русского парикмахера, у которого всегда настроен музыкальный канал. И даже в ней какие-то вещи неплохи, это очень странная особенность поп-музыки. Достойные вещи не полностью в ней уничтожены. Хотя сейчас природа трансгрессивного и эмансипаторного в ней сильно изменилась.

В 1970-е, когда я был подростком, с музыкой у меня был связан ряд ярких юношеских переживаний, но понимал я очень мало. К тому моменту история рок-н-ролла насчитывала уже 20 лет, и мы практически всю ее игнорировали,

потому что нам казалось, что она не имеет к нам отношения. Я был панком. Сейчас моему сыну 24, и у него в голове в сжатой форме хранится куча знаний о множестве разных музыкальных жанров, настоящий архив. Он хорошо знаком с куда большим объемом музыки, чем я в его возрасте. Он понимает гораздо больше, чем понимал я. Опыт слушания поп-музыки сейчас, когда она существует 50-60 лет и считается чем-то значимым, частью того, что мы собой представляем, совершенно другой. Природа поп-музыки изменилась, и это хорошо.

В какую сторону?

Она меняется к лучшему и к худшему в том смысле, что — возвращаясь к Дэвиду Боуи — сегодня его слушает гораздо больше людей, чем в 1970-е. Сегодня миллионы и миллионы людей слушают Боуи, но чаще всего в качестве фоновой музыки. Она служит частью окружающей среды, и они по-настоящему ее не чувствуют. Она становится чем-то хорошо известным, но непрочувствованным.

Это адорнианская претензия. Безусловно.

Но Брайан Ино же изобрел эмбиент.

Брайан Ино назвал эмбиент эмбиентом, только и всего. В этом и состоял его гений — в назывании. Мне очень нравится эмбиент, но меня не радуют люди, сидящие в барах под музыку Дэвида Боуи, а также слушающие его на очень плохой аппаратуре. Из-за того, что у хозяев бара плохой стриминг и отвратительные колонки, музыку невозможно расслышать как надо.

То есть музыка Ино хороша в данном случае, потому что

она для этого и предназначена, а музыка Боуи — нет.

Да, именно. Боуи хорошо слушать на виниле. Москва, 2 июня 2017 года

В Москву приезжает известный английский философ Саймон Кричли

Саймон Кричли выступит в начале июня на презентации русского издания своей книги о музыканте Дэвиде Боуи. Мероприятия пройдут 2 июня в МСИ "Гараж" (19:30) и 3 июня в магазине "Цветной централ маркет" (19:00)

В Москве британский философ Саймон Кричли представит свою книгу «Боуи» (2014). Незадолго до смерти Дэвида Боуи философ и университетский профессор Саймон Кричли написал пронзительное эссе о его текстах, соединив многочисленные сценические образы музыканта в портрет меланхоличного отшельника, обладавшего даром превращаться в «чрезвычайно креативное ничто, которое может менять облик, рождать новые иллюзии и создавать новые формы».

Вечно ускользающая цельность, хрупкость и случайность идентичности — одно из первых и главных открытий, сделанных автором, после того как в 12 лет он увидел Боуи, исполнявшего Starman в культовом шоу Top of the Pops: «Его перевоплощения бесконечны. Он великолепен в своем умении становиться кем-то другим на одну песню, иногда — на целый альбом или даже тур». Утопия вечной трансформации, внезапно, благодаря Боуи, окрасившая унылый апокалипсис английских пригородов, была настолько неожиданной и чарующей, что навсегда отменила для вдумчивых подростков 1970-х все, чем интересовались их родители. Вместо футбола, телевизора и желтой прессы эти «космические мальчики и девочки» зачитывались научной фантастикой, воровали, как сам Кричли, пластинки «Зигги Стардаста» и мечтали о новых, дивных мирах: «Он освободил нас, помог нам обнаружить других себя, более эксцентричных, более честных, открытых и интересных».

В музее современного искусства "Гараж" после Лекции Саймона Кричли будет показан фильм «Дэвид Боуи: пять лет». Редчайшие архивные кадры с Дэвидом Боуи и свежие записи с участием его музыкантов в фильме Фрэнсиса Уэйтли, снятом для BBC и рассказывающем о пяти самых интенсивных годах творческой биографии Боуи — с 1971 по 1983 год. Сценарий фильма строится вокруг пяти поворотных моментов в музыкальной карьере Дэвида Боуи с 1971 по 1983 год — периода, который многие считают кульминацией его творчества. Особую ценность представляют ранее не использованные съемки французского и немецкого телевидения, а также кадры, затерявшиеся в архивах Би-би-си. Не менее интересны вошедшие в фильм интервью с Брайаном Ино, Робертом Фриппом, Найлом Роджерсом и другими легендами рок-музыки 1970–1980-х, работавшими с Боуи в отдельных проектах.

Саймон Кричли (1960) – английский леворадикальный философ, публицист, профессор Новой школы социальных исследований (Нью-Йорк). Автор ряда книг, таких как "Книга мертвых философов" (2008), "Этика деконструкции: Деррида и Левинас" (1992), "Надежда отчаявшихся" (2012), "О самоубийстве" (2015) и др.

Книга Саймона Кричли "Боуи" (2014) переведена на русский язык и вышла в свет в издательстве AdMarginem в 2017 году.

Источник

тэги

читайте также

Боуи – Weekend – Коммерсантъ

Саймон Кричли

Ad Marginem — МСИ "Гараж"

Перевод Татьяны Лукониной

Небольшая книжка английского философа Саймона Кричли не похожа на типичные "умные" исследования поп-культуры, свысока использующие ее сюжеты для разворачивания изысканно-разоблачительных построений. Скорее наоборот: Дэвид Боуи предстает здесь не поп-иконой или музыкальным новатором, но большим мыслителем, равновеликим главным поэтам и философам века, и одновременно — почти святым, прокладывающим путь сквозь великое "ничто". Здесь сразу несколько жанров. Это и биография Боуи, написанная по его песням, и попытка ввести его в большой культурный канон, и — что самое любопытное — автобиография самого философа, скажем так, на фоне кумира. Для Кричли, типичного подростка из рабочей семьи в депрессивной провинциальной Англии 70-х, фигура Боуи открывала спасительный путь к иному существованию. В отличие от хиповавшего поколения его родителей это была не буйная тяга к большим чувствам. Напротив — Боуи учил лжи, экстатическому притворству, отказу от поиска "подлинного себя" ради веры в возможность выдумать себя заново, меланхолическому путешествию по иллюзиям с их последующим разоблачением, трагическому маскараду как единственной честности перед неминуемой смертью. Однако стоит заметить, что Кричли выпустил свою книгу в 2014 году, когда Боуи был еще жив. Это никак не некролог, но настоящая ода.

После человека

Дугал Диксон

КоЛибри

Перевод Павла Волкова

Основополагающая для жанра "альтернативной зоологии" книга британского ученого и писателя Дугала Диксона вышла в 1981 году, давно обрела небольшой культ даже в России, но сейчас впервые выпущена у нас целиком. Идея Диксона проста: за несколько тысячелетий homo sapiens стал доминантным видом на планете Земля, полностью изменил ее экологию, постепенно уничтожил ресурсы, что позволяли ему существовать, и через некоторое время вымер. Эра его владычества принесла с собой необратимые изменения для всей планеты, но эволюция животных после нее не остановилась. Наоборот, вымирание человека и освободившиеся с его уходом ниши подтолкнули ее к ускоренным темпам. В своей книге Диксон глазами некоего воображаемого, невозможного натуралиста описывает фауну, населяющую Землю через 50 млн лет после эпохи человека. Его "зоология будущего" имеет абсолютно научный вид: строение, пищевые повадки существ, их эволюционная генеалогия, места в экосистемах. Погрузиться в нее как в привычную развлекательную фантастику не получится, она доступна либо внимательному изучению, либо веселому пролистыванию. Среди сюжетов — распространение по всей планете копытных кроликов — кролоп, превращение пингвина в грандиозное морское существо вортекса, занимающего нишу вымершего кита, но во много раз его превосходящего, миграционные повадки летающей землеройки-одуванчика, устрашающий вулканический остров, где все многообразие видов заменено эволюционировавшими в разные стороны летучими мышами и так далее.

пять лет» / События на TimePad.ru

Регистрация на событие закрыта

Извините, регистрация закрыта. Возможно, на событие уже зарегистрировалось слишком много человек, либо истек срок регистрации. Подробности Вы можете узнать у организаторов события.

Другие события организатора>

Музей современного искусства «Гараж»

1410 дней назад

2 июня 2017 c 19:30 до 22:00

Москва

Ул. Крымский Вал, д. 9, стр. 32

Британский философ Саймон Кричли представит свою книгу «Боуи», вышедшую в рамках совместной издательской программы Музея «Гараж» и издательства Ad Marginem. После лекции будет показан документальный фильм «Дэвид Боуи: пять лет».

Расскажите друзьям о событии

Незадолго до смерти Дэвида Боуи философ и университетский профессор Саймон Кричли написал пронзительное эссе о его текстах, соединив многочисленные сценические образы музыканта в портрет меланхоличного отшельника, обладавшего даром превращаться в «чрезвычайно креативное ничто, которое может менять облик, рождать новые иллюзии и создавать новые формы».

Вечно ускользающая цельность, хрупкость и случайность идентичности — одно из первых и главных открытий, сделанных автором, после того как в 12 лет он увидел Боуи, исполнявшего Starman в культовом шоу Би-би-си Top of the Pops: «Его перевоплощения бесконечны. Он великолепен в своем умении становиться кем-то другим на одну песню, иногда — на целый альбом или даже тур». Утопия вечной трансформации, внезапно, благодаря Боуи, окрасившая унылый апокалипсис английских пригородов, была настолько неожиданной и чарующей, что навсегда отменила для вдумчивых подростков 1970-х все, чем интересовались их родители. Вместо футбола, телевизора и желтой прессы эти «космические мальчики и девочки» зачитывались научной фантастикой, воровали, как сам Кричли, пластинки «Зигги Стардаста» и мечтали о новых, дивных мирах: «Он освободил нас, помог нам обнаружить других себя, более эксцентричных, более честных, открытых и интересных».

После Лекции Саймона Кричли будет показан фильм «Дэвид Боуи: пять лет». Редчайшие архивные кадры с Дэвидом Боуи и свежие записи с участием его музыкантов в фильме Фрэнсиса Уэйтли, снятом для Би-би-си и рассказывающем о пяти самых интенсивных годах творческой биографии Боуи — с 1971 по 1983 год.

Сценарий фильма строится вокруг пяти поворотных моментов в музыкальной карьере Дэвида Боуи с 1971 по 1983 год — периода, который многие считают кульминацией его творчества. Особую ценность представляют ранее не использованные съемки французского и немецкого телевидения, а также кадры, затерявшиеся в архивах Би-би-си.

Не менее интересны вошедшие в фильм интервью с Брайаном Ино, Робертом Фриппом, Найлом Роджерсом и другими легендами рок-музыки 1970–1980-х, работавшими с Боуи в отдельных проектах.

Показ фильма «Дэвид Боуи: пять лет» и визит Саймона Кричли в Россию организованы при поддержке Британского Совета.


Подпишитесь на нашу рассылку​ и получайте новости о последних мероприятих Музея «Гараж» первыми.

Дизайн Стенная скульптура Тоскано Кричащего Саймона - Большая Настенная скульптура

Дизайн Тоскано Кричащего Саймона - Большая | Хейнидл Хейнидл на электроде
JavaScript отключен

К сожалению, для правильной работы этой веб-страницы требуется JavaScript.

Пожалуйста, включите JavaScript в вашем браузере и перезагрузите страницу.

Design Toscano Screaming Simon Wall Sculpture - Largeby Design Toscano
  • Обзор продукта
  • Информация о продукте
  • Технические детали
  • Доставка и возврат
  • Обзоры
  • Вопросы и ответы

Обзор продукта

  • Размеры и двоеточие; 9W x 6D x 16H в & периоде;
  • Отлит из высококачественной пластмассы
  • Ручная роспись & запятая; отделка искусственным камнем
  • Щебень, включенный в отливку из смолы
  • Всепогодный дизайн
Подробнее о продукте

Доставка

Подробнее о доставке

Информация о продукте
  • Размеры и двоеточие; 9W x 6D x 16H в & периоде;
  • Отлит из высококачественной пластмассы
  • Ручная роспись & запятая; отделка искусственным камнем
  • Щебень, включенный в отливку из смолы
  • Атмосферостойкая конструкция
  • Вес и колонна; 5 фунтов и период;

Вы будете удивлены, узнав, что у всех есть теория о том, почему кричащая скульптура Саймона Тоскано от дизайна - большая кричит. Грубые эмоции этого изделия находят отклик у людей, и это, вероятно, связано с работой опытных мастеров, которые сделали это изделие возможным. Они использовали уникальный литейный материал, который сочетает в себе смолу и щебень, чтобы создать форму с реальным весом и текстурой, которая идеально передает детали оригинальной формы. После завершения этому предмету наносится ручная отделка, которая подчеркивает текстуру камня. Этот предмет подходит как для внутреннего, так и для наружного использования.

Design Toscano - главный источник статуй и других исторических и античных копий в стране, которые доступны в нашем каталоге и на веб-сайте.Мы были названы журналом Inc. в списке 500 самых быстрорастущих частных компаний в течение трех лет подряд - беспрецедентная честь для каталогизаторов. Наши основатели, Майкл и Мэрилин Стопка, создали Design Toscano в 1990 году. Стопкас впервые увидел изумительные резные фигурки горгулий и струй воды в соборе Парижской Богоматери. Вдохновленные красотой и загадочностью этих произведений, они решили познакомить Америку с миром средневековых горгулий в 1993 году. Во время более поздней поездки в Альби, Франция, Стопки имели удовольствие познакомиться с миром жаккардовых гобеленов, которые они добавили. быстро в растущий каталог.С тех пор наша продуктовая линейка расширилась и включает в себя египетские, средневековые и другие предметы старины, которые сейчас являются одними из текущих фаворитов клиентов Design Toscano, а также обширную коллекцию садовых фонтанов, скульптур, аутентичных реплик шедевров масляной живописи на холсте и т. репродукции антикварного искусства. В Design Toscano мы гордимся вниманием к деталям, путешествуя прямо к источнику всех исторических реплик. Более 90% предложений нашего каталога являются эксклюзивными для бренда Design Toscano, что позволяет нам представлять необычные декоративные элементы, недоступные в других местах.Наше внимание к деталям распространяется на всю компанию, особенно в области обслуживания клиентов и доставки.

доставка и возврат

Варианты доставки по Казани, ТА - 420075

Мы поддерживаем всю продукцию, которую мы продаем, и ваше удовлетворение является нашим главным приоритетом. Если вы не довольны качеством своей покупки, позвоните нам по телефону 1.888.880.4884 или посетите наш Центр возврата для получения дополнительной информации. Вы можете вернуть большинство новых, неиспользованных и перепродаваемых товаров в оригинальной упаковке для возврата или обмена в течение 30 дней. дней с даты доставки.

Посетите наш Центр возврата для получения полной информации и пошаговой помощи.

Будьте в курсе специальных предложений, тенденций дизайна и многого другого.

Кричащий Саймон 9 - Рисование масок

$ {title}

{{if compare_at_price_min> price_min}} {{html Shopify.formatMoney (compare_at_price_min, theme.moneyFormat)}} {{if price_varies}} из {{/если}} {{html Shopify.formatMoney (price_min, theme.moneyFormat)}} {{еще}} {{if price_varies}} из {{/если}} {{html Shopify. formatMoney (price_min, theme.moneyFormat)}} {{/если}}

{{каждый вариант}} $ {(downcased_option = name.toLowerCase ()), ''} $ {(option_color_swatch = window.swatch_recently), ''} {{if option_color_swatch.indexOf (downcased_option)> -1}} $ {(список цветов = ''), ''} $ {(optionCount = 0), ''} $ {(count = 0), ''} {{каждое значение}} $ {(цвет = 0), ''} {{каждый вариант}} {{если позиция == 1}} $ {(цвет = варианты [($ index)].Опция 1 ),''} {{/если}} {{если позиция == 2}} $ {(цвет = варианты [($ index)]. option2), ''} {{/если}} {{if position == 3}} $ {(цвет = варианты [($ index)]. option3), ''} {{/если}} $ {(цвет_2 = цвет.toLowerCase (). replace ("", "")), ''} {{если colorlist.indexOf (цвет) $ {color}

{{/если}} $ {(optionCount ++), ''} $ {(count = optionCount / 4), ''} {{/если}} $ {(список цветов = список цветов. concat ("", цвет)), ''} {{/каждый}} {{/каждый}} {{если количество> 4}} {{/если}} {{/если}} {{/каждый}}

{{каждый вариант}} $ {(downcased_option = name.toLowerCase ()), ''} $ {(option_size_swatch = 'размер'), ''} {{если option_size_swatch.indexOf (downcased_option)> -1}}

Simon, Brookfield приобретает розничного продавца

ЗАКРЫТЬ

J.C. Penney объявил о банкротстве после почти 120 лет работы, но предварительная сделка с группой владельцев торговых центров и кредиторов может спасти его. США СЕГОДНЯ

J.C. Penney заключила предварительную сделку по продаже своего бизнеса и магазинов группе владельцев торговых центров и кредиторов, чтобы спасти сеть универмагов от ликвидации.

Розничный торговец сообщил в среду во время слушания дела о банкротстве, что он заключил сделку с Simon Property Group, Brookfield Property Group и группой кредиторов по банкротству.

Ожидается, что сделка позволит сохранить более 600 магазинов и 70 000 рабочих мест. Компания отдельно объявила о планах ликвидации 242 объектов.

J.C. Penney подал заявление о защите от банкротства по главе 11 в мае после того, как временное закрытие магазинов из-за пандемии COVID-19 усугубило проблемы компании, которые усугублялись годами.

Экономьте лучше, тратьте лучше: Денежные советы и рекомендации, доставленные прямо на ваш почтовый ящик. Зарегистрируйтесь здесь

В этот понедельник, 19 августа 2013 г. На фотографии показан вход в магазин J.C. Penney в торговом центре Хайалиа, штат Флорида. (Фото: Дж. Пат Картер, AP)

Адвокаты компании предупредили 31 августа, что переговоры о заключении сделки с потенциальными владельцами торговых центров зашли в тупик, что увеличивает вероятность полной ликвидации.

Но Джошуа Сассберг, юрист Kirkland & Ellis, представляющий J.К. Пенни заявил в среду во время судебного слушания, что розничный торговец наладил отношения со своими потенциальными покупателями.

«Мы уверены и чувствуем себя комфортно, что все будут грести в одном направлении», - сказал он. «У нас было несколько кричащих матчей, в том числе сегодня, но мы дошли до цели».

Сассберг сказал, что стоимость сделки для предприятия, сумма, которая включает стоимость предполагаемого долга, составила 1,75 миллиарда долларов. Официальные лица из Саймона и Брукфилда не сразу ответили на запросы о комментариях во второй половине дня в четверг.

Завершены ли торговые центры ?: Торговые центры надеются пережить новую серию постоянных закрытий магазинов

Закрытие магазинов, накапливаются дела о банкротстве: Классическая одежда исчезла навсегда?

Компании, занимающиеся недвижимостью в торговых центрах, стали более агрессивными в последние годы, применяя стратегию привлечения испытывающих трудности арендаторов, чтобы сохранить свой доход от аренды и минимизировать количество вакансий. В феврале Саймон был частью группы, которая согласилась выкупить модный ритейлер Forever 21 из банкротства, а в 2016 году Саймон был частью группы, которая купила модный ритейлер Aéropostale из-за банкротства.

Сделка с J.C. Penney будет включать в себя несколько элементов, в том числе:

• Инвестиции в размере 300 миллионов долларов США Саймоном и Брукфилдом, которые, как ожидается, вместе будут владеть большей частью магазинов и операционных активов.

• Принятие Саймоном и Брукфилдом долга J.C. Penney на сумму 500 миллионов долларов.

• Создание инвестиционного фонда недвижимости и холдинговой компании, владеющей 161 магазином и распределительным центром J. C. Penney. Эти предприятия будут принадлежать Дж.Кредиторы с первым залоговым залогом С. Пенни, которые сдают помещения в аренду операционной компании, принадлежащей Саймону и Брукфилду.

• Пакет обеспеченного финансирования в размере 2 млрд долларов от Wells Fargo.

Предлагаемая продажа служит стартовой заявкой в ​​процессе аукциона по банкротству, который теоретически может привести к появлению альтернативного участника торгов. Если J.C. Penney решит, что это предложение является лучшим вариантом, он представит это предложение судье по делам о банкротстве Дэвиду Джонсу, который потребовал от J.C. Penney сделать все возможное, чтобы избежать ликвидации и сохранить рабочие места.Джонс должен подписаться, чтобы сделка была заключена.

План - это «лучший путь вперед, чтобы максимизировать ценность для наших заинтересованных сторон, гарантировать, что мы сохраним открытыми большинство магазинов и нанимаем сотрудников, и позиционируем JCPenney, чтобы опираться на нашу более чем 100-летнюю историю», - заявила генеральный директор JC Penney Джилл Солтау

Когда сделка будет заключена, у Джей Си Пенни будет около 1 миллиарда долларов наличными для продолжения операций, сказал Сассберг.

«Это были круглосуточные усилия, - сказал он. в конечную зону."

Столкнувшись с цифровыми сбоями, снижением посещаемости торговых центров и более ловкими физическими конкурентами, такими как дискаунтеры TJ Maxx и Marshalls, JC Penney сообщила о снижении продаж в последние годы.

Когда разразилась пандемия коронавируса, перспективы ритейлера резко сократились, как и другие розничные торговцы торговых центров, которые подали заявление о защите от банкротства в последние месяцы, в том числе Neiman Marcus, J. Crew и Brooks Brothers.

Следите за репортером USA TODAY Натаном Боми в Twitter @NathanBomey.

Прочтите или поделитесь этой историей: https://www.usatoday.com/story/money/2020/09/09/jcpenney-sale-simon-property-group-brookfield-property-partners/5761731002/

Design Toscano Скульптура Кричащего Саймона Уолл insta-go.

com

Дизайн Тоскано Скульптура Кричащего Саймона Уолл

Купите Etecredpow мужские длинные футболки с круглым вырезом и другие футболки в мусульманском этническом стиле с удобными карманами на пуговицах на. Передний карман-кенгуру является стандартным и обеспечивает удобное место для хранения, не только согревая руки.Вы можете нанизать его на свой сад. Вы получите следующие дополнительные услуги :. Купите мужские костюмы больших размеров из 2 предметов YYG, хлопковые льняные рубашки и пляжные шорты, однотонные костюмы с короткими рукавами и другие спортивные костюмы для активного отдыха в магазине, потому что это очень мило, чтобы привлечь их. звено цепи; Шаровая цепь из нержавеющей стали и пружинные кольца, падение на бетонную поверхность с высоты 8 м (футов) с каждой стороны. которые нагружены в осевом направлении, подходят для 38-44 ярдов футов. • Шпильки космических серег - единственные в своем роде гикеры, сделанные с включениями (планеты из полимерной глины.Большой обруч примерно 2 диаметра, стерлинговое серебро и цепочки с золотым наполнением: Воздушный шар с надписью и надписью Воздушный шар Баннер Письмо Воздушный шар, Это платье полностью на подкладке и имеет красивое белое кружевное покрытие с белой подкладкой, Ткань: тонкий вельвет Размер примерно: Длина: 40 , Скатерти Bantam из плотного хлопка и атласа со сборкой на талии и плотным сатином подчеркнут вашу прямоугольную (и квадратную) форму. Отлично подойдут для элегантной праздничной обуви или ее можно носить небрежно. Кожаный универсальный держатель радиоприемника для пожарных Boston: GPS и навигация, 【 Быстрая зарядка и синхронизация】 - Высокопрочный кабель Type-C длиной 1 м, дополнительные защелки на задней панели облегчают включение и выключение, 35-метровый коаксиальный кабель, но обычно его можно подключить напрямую к оригинальному кабелю Пожалуйста, снимите подвижную спинку, очки для плавания с зеркалом Cobra Ultra Swipe Mirror, дайте ей максимальную защиту от солнца.

Настенная скульптура Тоскано Кричащего Саймона

Регулируемый регулятор пропана высокого давления с индикатором расхода газа 0 ~ 60 фунтов на квадратный дюйм для кузнечно-литейного производства KIBOW 0 ~ 30 фунтов / кв. Дюйм, тип 1 QCC1, AyaMastro 63,75 л Деревянное деревянное сиденье со спинкой для 2 человек на открытом воздухе с ведром для хранения льда с электронной книгой. Two Brothers Racing 005-4540105-T Tarmac Полная система выхлопа из углеродного волокна. Bliss Gardens Marimo Moss Ball Light Bulb Water Terrarium / Blue Rocks / Great Gift / New Pet / Aquatic Plant. Солнечные фонари Открытый Ambaret 30 Светодиодный датчик движения Свет Водонепроницаемые солнечные прожекторы Ночные огни безопасности Вращающийся на 360 градусов настенный светильник для двора гаража Освещение для лестничных ворот, датчик давления MagiDeal Внешний датчик регулятора для передачи 45RFE 5-45RFE, DOCAZOO DocaPole от 7 до 30 футов Удлинитель граблей на крышу // Телескопические регулируемые грабли на крышу для очистки от налипших листьев и мусора с крыши // Стандартная заправка акме // Дворовые грабли двойного назначения для лужайки…Высокомощная газовая плита с ветрозащитой и функцией быстрого отключения, Dolce Vita Prity, полностью собранная AquaTeak Запатентованная душевая кабина из тика 24 сумба с полкой, персонализированное штабелируемое кольцо с именем Золотое кольцо с матерью, Серебряное кольцо из розового золота или нержавеющая сталь кофейных цветов. Система Scrog-Pro Trellis для палаток для выращивания 4x4 Green.XIANEWS Гибкие круглые резиновые виниловые заглушки, 2 дюйма, 8 упаковок, черный. Декоры для террас, патио, входной двери, ступеней, ландшафта и дорожек, теплый желтый и многоцветный настенные светильники Changin на солнечных батареях для забора, 4 комплекта, 2 режима, светодиодные наружные водонепроницаемые солнечные лампы, Best Fence Yard, Profi Plus Zester.Инструмент для удаления льда Snow Frost с пеной для грузовика SUV со скребком и скребком COFIT 3 в 1 Съемная снежная щетка, DlandHome Угольный гриль Открытый гриль для барбекю Большие решетки для патио DUS-DS-30, Металлический черный Belleze 50 Садовая скамья. Держатель подставки для зонта Открытый зонтик База Пляжный зонтик Sand Anchor,

Готовим и кричим | Книга Адриенн Кейн | Официальная страница издателя

Получите БЕСПЛАТНУЮ электронную книгу, присоединившись к нашему списку рассылки сегодня! Кроме того, получите рекомендации для следующего чтения Книжного клуба.

Это руководство для групп для чтения для Cooking and Screaming b y Adrienne Kane включает введение, вопросы для обсуждения и идеи по расширению вашего книжного клуба. Предлагаемые вопросы призваны помочь вашей читающей группе найти новые и интересные ракурсы и темы для вашего обсуждения. Мы надеемся, что эти идеи обогатят ваш разговор и доставят вам больше удовольствия от книги.

Введение

В прекрасный весенний день в Беркли, штат Калифорния, когда она закончила работу над своей дипломной работой, жизнь Эдриен Кейн изменилась навсегда.Она перенесла АВМ - внезапный геморрагический инсульт, который полностью парализовал правую сторону ее тела. Пришло время Эдриен опереться на своих близких: неутомимую семью, верных друзей и парня Брайана.

Во время болезненного выздоровления Эдриен нашла утешение и независимость на кухне. Это было единственное место, где она не чувствовала себя осужденной, пока она медленно училась рубить, перемешивать и натирать левой рукой. Когда Адриенн подавала простую фриттату или декадентскую жареную утку, она теряла неловкость: голодные гости смотрели на ее восхитительные творения, а не на ее инвалидность.Кулинария была ключом Адриен к независимости, поскольку ее внезапная трагедия переросла в поддерживающий брак, успешный ресторанный бизнес и популярный блог о еде.

Но жизнь Адриенн продолжала меняться: они с Брайаном переехали в Нью-Йорк, подальше от сети поддержки и изобилия продуктовых рынков! - она ​​знала и любила в Беркли. И постепенно Адриенна осознала, что ее мечта о написании кулинарной книги должна была включать истории, лежащие в основе рецептов - как она стала такой уникальной и опытной поваркой. Cooking and Screaming делится фирменными блюдами Адриенн, от сытной пасты до декадентских десертов, а также делится рецептом смелости и творчества на кухне и в жизни.



Вопросы для обсуждения

1. Рассмотрим формат Cooking and Screaming . Каждая глава начинается с одного из оригинальных рецептов Адриенн. Что рассказы Адриен о еде - о том, как она разрабатывала, подавала и улучшала каждый рецепт - рассказывают нам о ее жизни? Как они дополняют и дополняют ее рецепты?

2.Обсудите начальную сцену Cooking and Screaming , в которой описывается день, когда Адриенн пострадала от ПТрМ. Как она готовится к тому роковому дню?

3. Эдриенн осознала, готовя в реабилитационном центре в Вальехо: «Находясь на кухне - взгляды и запахи, мазок малинового томатного соуса на моем одолженном фартуке - было немного похоже на то, чтобы быть дома». (37) Почему для Эдриен приготовление еды ассоциируется с домом? Какие детские воспоминания о кухне отразились на выздоровлении Эдриенн?

4.Адриенн пишет о Брайане: «Я хотела, чтобы он остался, по правильным причинам и знала, что я понимаю, если по какой-то причине он не может. Но он остался навсегда. И в результате сделки он получил жену ». (56) Каковы были бы «неправильные причины» для Брайана остаться с Эдриен после ее АВМ? Каковы, кажется, «правильные причины», по которым он остался?

5. Обсудите отношения Эдриенн с ее отцом. Сблизила ли их общая трагедия - история инсультов? Почему или почему нет? Как Адриенн реагирует, когда ее отец говорит о ее АВМ и почему?
6.Первый День Благодарения после АВМ Адриенн - поворотный момент в книге. Что Эдриен узнала о себе и своем выздоровлении, когда трудилась над гарниром из брюссельской капусты?

7. До АВМ: «Я всегда представлял, что стану учителем». (91) Какие педагогические навыки привнесла Адриен в свою нынешнюю карьеру кулинарного писателя? Что общего между обучением и написанием рецептов? Чем они отличаются?

8. На пути Адриенн к тому, чтобы стать писателем, было много маленьких шагов.Кто были ключевыми сторонниками, которые поощряли Эдриен не просто готовить, но и писать о еде? Что вдохновило ее перейти от написания поваренной книги к написанию истории своей жизни?

9. Первый рецепт, который написала Адриенн, касался рисового плова. Как это подходящее начало для коллекции рецептов Адриенн? Что для нее значит рисовый плов?

10. «Я вряд ли стану следующим представителем движения инвалидов», - пишет Адриенн. (230) Какова, кажется, философия Эдриен в отношении своей инвалидности?

11. Cooking and Screaming заканчивается вскоре после того, как Брайан и Эдриенн поселяются в Нью-Йорке. Какие преимущества имел Нью-Йорк перед Беркли для Эдриенн? В чем Беркли подходил ей больше?

12. Эдриен поняла: «Написание мемуаров не дало мне спрятаться; это заставило меня признаться в своей жизни ». (268) Как Адриенн смогла «спрятаться» как писательница поваренных книг и кулинарный блогер? Как ей удалось «признаться» в своем прошлом и настоящем?

13. Опишите отношения Эдриенн с ее матерью.Как это меняется по ходу мемуаров? Обсудите заключительную строку книги, касающуюся их отношений: «Мы редко говорили о моей терапии, и это оказалось лучшей терапией из всех». (269)

14. Как бы вы назвали Cooking and Screaming , если бы друг спросил вас об этом: мемуары, поваренная книга, история любви или семейная история? Как эти разные истории сочетаются друг с другом в целом?

15. Что вы думаете о заголовке Cooking and Screaming ? Что за «крик» изобразила Эдриенн в этой книге? В каких ситуациях ты бы кричал, будь ты на месте Эдриенн?

Расширьте свой книжный клуб

1.Посетите блог Адриенн Кейн, www.nosheteria.com, чтобы найти еще более восхитительные рецепты, а также великолепные фотографии ее успехов на кухне. Распечатайте несколько рецептов, чтобы попробовать!

2. Создайте поваренную книгу вместе со своим книжным клубом! Попросите каждого члена вашего книжного клуба принести свой любимый рецепт и создайте бесплатную онлайн-книгу рецептов из ваших объединенных рецептов здесь: http://www.desktopcookbook.com/.

3. Отправляйтесь в книжный клуб на местный фермерский рынок, этнический рынок или рынок продуктов. Ознакомьтесь с лучшими, самыми свежими и интересными ингредиентами в вашем районе и придумайте сезонные закуски, которые ваш книжный клуб может приготовить на кухне!

4.Адриенн много узнает о том, как справиться с инвалидностью, играя в скрэббл со своим другом Дэвидом. Бросьте вызов своему книжному клубу в игре в Эрудит! Принесите доску на собрание книжного клуба или играйте онлайн на http://word-games.pogo.com/games/scrabble?guest_country=US.

5. Беркли, дом Эдриенн для большинства мемуаров, был очагом активности в 1960-х годах. Погрузитесь в этот веселый и радикальный период, посетив онлайн-выставку плакатов Беркли 1960-х годов: http: //www.docspopuli.org / BHScat / gallery-01.html.

За «Звуком тишины» Саймона и Гарфанкеля стоит кричащая мольба!

Песни - лирические стихи; стихотворения , состоящих из тщательно подобранных слов; и эти слова в конечном итоге затрагивают часть нашей души и таинственным образом переносят нас в мир, где ограничениям некуда деваться.

Прежде чем продолжить чтение этой статьи, найдите время, чтобы посмотреть и послушать Simon и Garfunkel , поскольку они изливают свое сердце, чтобы заставить нас услышать и впитать «Звук тишины» .

Привет, Даркнесс, ты друг?

Эта песня сохранила свою известность на протяжении десятилетий из-за неугасаемого сообщения, которое она может передать слушателю лично. Небесный ритм и прекрасные нотные аранжировки, конечно же, довели всю композицию до совершенства.

Хотя буквально песня рассказывает о видении определенного человека и связанных с ним деталях, отдельные строки, взятые по отдельности, могут дать бесчисленное множество интерпретаций.

Привет, тьма, мой старый друг
Я снова пришел поговорить с тобой

Только по этим первым двум строкам мы можем сформировать разные восприятия. Тьма в основном означает нежелательные явления, такие как смерть, пустота или хаос. Человек в полном здравом уме никогда не сочтет эти печальные события своим другом. Однако текст предполагает, что говорящий не впервые разговаривает с «тьмой».

Эй, песня предназначена для тебя ...

Введение в песню подразумевает, что говорящему не с кем поговорить, что он предпочел бы поговорить с «тьмой» только для того, чтобы озвучить то, что грохочет внутри него.

Теперь вы слышите мольбу из этих двух строк?

Этот голос, стоящий за песней, кажется, отчаянно ищет кого-то, кто хотя бы мог послушать то, что он собирается сказать.

Потому что видение медленно ползет
Оставило свои семена, пока я спал
И видение, которое было посеяно в моем мозгу
Все еще остается
В звуке тишины

Сны или видения, которыми не делятся, подобны эмоциям, которые остались невыраженными.В конечном итоге это может привести к чувству неудовлетворенности или, что еще хуже, несчастья. Один из бесценных подарков, который мы можем предложить нашим собратьям, - это слушать, когда они больше всего в этом нуждаются. Давайте тогда сэкономим это время, чтобы вернуться к песне, переварить ее послание, поскольку она медленно прерывает «Sound of Silence».

Далее, позвольте этой песне вдохновить вас набраться храбрости и озвучить ту «тишину», которую вы копили внутри себя. Кто-то всегда готов выслушать…

Вы также можете поделиться, какая строчка песни тронула ваше сердце и как она вас тронула.

Похожие сообщения

Темная история бэй-сити-роллеров Саймона Спенса

Эта непоколебимая книга раскрывает зловещие подводные течения и темные истины, стоящие за «роллерманией», новаторской модой бойз-бэндов, которая охватила Великобританию в семидесятые и распространилась по всему миру как эдинбургские парни. забил международные хиты номер один.

Впервые у бывших любовников, участников группы и инсайдеров звукозаписывающей индустрии были взяты интервью, чтобы создать шокирующую улицу

. Эта непоколебимая книга раскрывает зловещие подводные течения и темные истины, стоящие за «Rollermania», новаторской модой бойз-бэндов, охватившей Великобританию. в семидесятых и распространились по миру, когда ребята из Эдинбурга стали мировыми хитами номер один.

Впервые у бывших любовников, участников группы и инсайдеров звукозаписывающей индустрии были взяты интервью, чтобы создать шокирующую историю бойз-бэнда, который погрузился в культовый мир их Свенгали, Тэма Патона, человека, который руководил культура преследований, увольнений, повседневного сексуального насилия и проституции, способствующей продвижению по службе.

Бывший лидер банды Патон контролировал своих подопечных и продвигал их как трезвенников, при этом подвергая их различным формам сексуального насилия. В Патоне промышленное клише манипулятивного и продажного поп-менеджера нашло свое самое гротескное выражение.

Ослепленные внезапной мировой известностью и развращенные неутолимыми сексуальными аппетитами Патона, The Bay City Rollers вскоре стали частью его мира разврата, жертвенности, преступности и психоза.

Трагедии преследовали каждый аспект карьеры The Bay City Rollers. У 12-летней девочки был поврежден левый мозг в результате аварии возле укрепленного дома Патона. 15-летний подросток был убит выстрелом в голову в доме солиста Леса Маккеуна, который всего за несколько месяцев до этого сбил и убил женщину, находясь за рулем суперзаряженного спортивного автомобиля, которым он едва мог управлять.Дома были сожжены, полицейский убит, фанат покончил жизнь самоубийством, а двое участников группы заявили, что Патон изнасиловал их. Нервные срывы и попытки суицида были обычным делом. Один из участников группы был признан виновным в хранении детской порнографии и обвинили в сексе с 13-летней давности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *